Book: Политический процесс над Юргеном Графом



Политический процесс над Юргеном Графом

Окружной суд города Баден в Северной Швейцарии приговорил 21 июля 1998 г. Графа, ведущего ревизиониста холокоста, к 15 месяцам тюремного заключения за написание нескольких работ об обращении с евреями в Европе в годы второй мировой войны, а Фёрстера - к 12 месяцам тюрьмы за издание нескольких якобы антиеврейских книг, в том числе двух книг Графа. Кроме того, каждый из них оштрафован на 8000 швейцарских франков (5500 долларов США). Суд обязал также этих двух швейцарских граждан вернуть свыше 55000 франков (около 38000 долларов), полученных от продажи книг. Из них Фёрстер должен вернуть 45000 франков, Граф 10000.

Граф должен также уплатить 1000 франков одному профессору теологии из Базеля в качестве компенсации за посылку ему по почте экземпляра одной из книг Графа с якобы оскорбительной надписью. Суд приказал также конфисковать и уничтожить книги и брошюры согласно длинному списку. В результате этого приговора Граф в начале августа лишился места учителя частной школы.

Поскольку подана апелляция, Граф и Фёрстер пока на свободе. Вряд ли апелляционный суд будет рассматривать дело до января 1999 г. и даже если он утвердит приговор, дело еще пойдет в Верховный суд Швейцарии.

Дело Графа-Фёрстера было возбуждено на основе нового швейцарского "антирасистского закона", который вступил в силу с 1 января 1995 года. Во время судебного заседания 16 июля Граф убедительно защищал свои скептические взгляды на историю холокоста. На высоте были и оба адвоката. Баденский суд счел, что Граф нарушил закон как автор 4 книг: "Холокост на испытательном стенде", "Обман холокоста", "Освенцим: признания и свидетельства о холокосте", "Причина смерти - исследования современной истории", а также брошюры "Красная книга о гибели швейцарской свободы".

Кроме того, Графа признали виновным в том, что он послал по почте компьютерные дискеты с рядом своих "расистских" текстов Ахмеду Рами в Стокгольм и Эрнсту Цюнделю в Канаду, которые потом ввели их в Интернет.

Фёрстера признали виновным в публикации якобы антиеврейских книг Графа и еще двух авторов.

Поясняя суровый приговор суда, его председательница Андреа Штаубли отметила "преступную энергию" обвиняемых и сказала, что отсутствие у них признаков раскаяния побудило суд вынести приговор без отсрочки исполнения. Судьи, три женщины и двое мужчин, вынесли приговор единогласно.

Судья Андреа Штаубли отвергла аргументы обвиняемых о научном характере "преступных" книг; она назвала эти книги циничными и бесчеловечными. Суд отверг также аргумент, что Графа нельзя судить по крайней мере за одну из книг, написанную до 1 января 1995 г. до того, как закон вступил в силу.

Когда суд начал работу в 8 часов утра 16 июля, все 60 мест в зале были уже заняты многими сторонниками Графа и Фёрстера. Кое-кто приехал из франкоязычной Западной Швейцарии, кое-кто даже из-за рубежа.

Назначенный судом защитник Графа д-р Урс Освальд призвал суд не рассматривать дело, потому что закон, по которому судят обвиняемых, нарушает Европейскую конвенцию о правах человека. Он подчеркнул, что даже защитники в этом случае рискуют оказаться под судом, если попытаются доказать суду, что взгляды их клиентов основаны на фактах. Как и ожидалось, суд отклонил демарш Освальда.

Освальд затем попросил суд заслушать двух свидетелей защиты: известного французского ученого-ревизиониста д-ра Робера Фориссона и австрийского инженера Вольфганга Фрёлиха. Первого суд отверг (может быть, потому что судьи и прокурор его знали), но согласился заслушать Фрёлиха (может быть, потому что они его не знали). 

СВИДЕТЕЛЬСТВО ИНЖЕНЕРА ФРЁЛИХА

В своем вступительном слове В. Фрёлих заявил, что является экспертом в области технологии применения газов и занимался уничтожением с помощью газа болезнетворных микробов. Судья Штаубли предупредила Фрёлиха, что лжесвидетельство карается тюремным заключением. Потом она спросила инженера, как он считает, имеют ли книги Графа научный характер. Фрёлих ответил, что не может судить об их научности как исторических работ, поскольку он не историк, но что касается технических аспектов предполагаемого массового уничтожения людей, высказывание Графа абсолютно правильно. В этот момент общественный обвинитель Ауфденблаттен попросил напомнить Фрёлиху об ответственности за лжесвидетельство. Затем состоялся такой диалог:

Ауфденблаттен: Как Вы считаете, возможно ли технически массовое уничтожение людей газом Циклон-Б?

Фрёлих: Нет.

Ауфденблатген: Почему?

Фрёлих: Пестицид Циклон-Б это синильная кислота, заключенная в носитель в форме гранул. Она высвобождается при контакте с воздухом. Ее температура испарения 25,7 ºС. Чем выше температура, тем быстрее испарение. Камеры для уничтожения насекомых, где Циклон-Б использовался в нацистских лагерях, нагревались до 30 градусов и выше, так что синильная кислота должна была быстро высвобождаться из гранул. Однако в полуподвальных моргах крематориев Освенцима-Биркенау, где, по показаниям свидетелей, имели место массовые убийства газом Циклон-Б, температура была гораздо ниже. Даже если предположить, что помещение нагревалось от тел узников, температура не могла быть выше 15 градусов даже летом. Следовательно, для испарения синильной кислоты требовалось несколько часов.

По показаниям свидетелей жертвы умирали очень быстро то ли "мгновенно", то ли через 15 минут. Чтобы убить узников газовой камеры за такое короткое время, требовалось огромное количество Циклона - 40-50 кг на каждую партию. Это делало в принципе невозможной любую работу в газовой камере. Члены зондер-команды, которые, по показаниям свидетелей, очищали газовые камеры от трупов, попадали бы в обморок, как только вошли в газовую камеру, даже в противогазах. Большие количества синильной кислоты устремились бы а атмосферу и отравили весь лагерь.

Заявление Фрёлиха, сопровождавшееся аплодисментами многих присутствовавших, совпадает с мнением других специалистов, таких как американский эксперт по газовым камерам Фред Лейхтер, австрийский инженер Вальтер Люфтль, американский химик Уильям Линдсей, немецкий химик Гермар Рудольф и немецкий инженер Вольфганг Шустер.

ЗАПУГИВАНИЕ

Сразу же после заявления Фрёлиха обвинитель Ауфденблаттен сказал: "Я прошу суд предъявить Вам обвинение в расовой дискриминации на основе статьи 261 (антирасистского закона) или я сделаю это сам".

В этот момент защитник Фёрстера Юрг Штеренбергер встал и заявил суду, что в виду такого нетерпимого запугивания свидетеля он отказывается от участия в деле, и покинул зал вместе с адвокатом Графа. Потом они вернулись и выразили свое возмущение поведением обвинителя, однако сообщили, что продолжают выполнять обязанности защитников.

Угрожая судебным преследованием свидетелю, обвинитель не только проявил неуважение к истине и справедливости, но и сам совершил поступок, достойный кары, пытаясь запугать свидетеля...

ПОКАЗАНИЯ ГРАФА

...Граф был энергичен, четко и без раскаяния защищал свои взгляды Его показания заняли более двух часов хотя судья Штаубли не раз просила Графа говорить короче она позволила ему изложить свои взгляды...

На вопрос судьи Штаубли, был ли на самом деле холокост или нет, Граф ответил: Это зависит от определения. Если под холокостом Вы имеете в виду жестокое преследование евреев, массовые депортации в лагеря и смерть многих евреев от болезней, истощения и голода, то это исторический факт. Но греческое слово "холокост" означает "всесожжение" или "огненную жертву" и используется историками-ортодоксами для обозначения массового убийства газом и сожжения евреев в "лагерях уничтожения. Это миф".

Штаубли: Считаете ли Вы себя ревизионистом? Что означает этот термин?

Граф: Да, считаю. Этот термин применяется к историкам, которые подвергают критическому изучению официальную историю. Ревизионизм холокоста включает в себя три главных пункта: 1) существование плана физического уничтожения евреев; 2) существование лагерей смерти и газовых камер и 3) цифра 5-6 млн. еврейских жертв. Мы не можем знать точное число жертв, так как нет соответствующей документации. Лично я считаю, их число около 1 миллиона.

Штаубли: Вы историк по образованию?

Граф: Нет. Но обратите внимание на тот факт, что два самых известных ортодоксальных автора книг о холокосте, евреи Джеральд Рейтлингер и Рауль Хильберг, тоже не историки. Первый из них специалист по истории искусства, второй - юрист. Француз Жан-Клод Прессак, которого СМИ прославляют как разоблачителя ревизионистов, фармацевт. Если им можно выражать свои взгляды на холокост, то и я, будучи филологом, тоже имею такое право.

Штаубли: Какими мотивами Вы руководствовались при написании Ваших книг?

Граф: Моим главным мотивом была не защита немецкого народа, хотя я люблю немцев. Мой главный мотив - любовь к истине. Я не выношу лжи...

Штаубли: Считаете ли Вы Ваши книги научными?

Граф: Я бы разделил их на три категории. "Освенцим: признания и свидетельства о холокосте" и книга о Майданеке, написанная мною вместе с Маттоньо, которая скоро выйдет, это научные книги. "Обман холокоста" и "Холокост на испытательном стенде" я бы назвал научно-популярными книгами. В них я говорю не о своих открытиях, а об открытиях ревизионистов вообще. Наконец, "Причина смерти - исследования современной истории" это просто роман.

Штаубли: Что побудило Вас написать книгу об Освенциме?

Граф: Нет ни солидных доказательств, ни документов о массовом убийстве газом в Освенциме, только показания свидетелей. Я собрал их и проанализировал.

Штаубли: Вы считаете, что показания свидетелей не заслуживают доверия?

Граф: Да... Эти показания противоречат друг другу по всем основным пунктам. А когда они совпадают, они описывают невозможные вещи, что лишает их достоверности. Например, многие свидетели говорят, что три трупа сжигали в одной печи за 15 минут. На самом деле в одной печи сжигали один труп за час...

Штаубли: Во введении к книге об Освенциме Вы пишете, что нет документальных доказательств истребления евреев в лагерях. Вы не изменили своего мнения?

Граф: Конечно. Французский историк антиревизионист Жак Байнак написал в швейцарской газете "Нуво Котидьен" от 3 сентября 1996 г., что отсутствие доказательств делает невозможным доказательство существования газовых камер. В 1995 г. Маттоньо и я провели два месяца в двух московских архивах, где мы внимательно просмотрели 88000 страниц документов из Освенцима и тысячи страниц документов из других лагерей. Ни один документ не доказывает убийство газом хотя бы одного еврея. Нас это не удивило, потому что если бы такие документы были, коммунисты торжественно предъявили бы их миру еще в 1945 году. Но эти документы исчезли на 46 лет и стали доступными для исследователей лишь с 1991 года. Почему? Германские документы ясно показывают цели политики националиалистов в отношении евреев. Они хотели выселить евреев из Европы, а во время войны эксплуатировать их труд.

Штаубли: Что значат Ваши слова: "После войны евреи были все еще там" в книге "Обман холокоста"?

Граф: Я считаю, что большинство евреев в зоне, находившейся под контролем Германии, осталось в живых. Рольф Блох, президент Фонда холокоста, заявил 4 февраля 1998 г., что еще живы более миллиона людей, переживших холокост. Любой статистик может рассчитать, что весной 1945 года таких людей было более 3 млн. Уолтер Саннинг показал в своей книге "Исчезновение восточноевропейского еврейства" (1983 г.), основанной исключительно на еврейских источниках, что в зоне под контролем Германии жили 4 млн. евреев. Из них, как мы показали, 3 млн. выжили. Откуда же могла взяться цифра 6 млн. жертв?

Штаубли: Вы не думаете, что евреи чувствуют себя оскорбленными Вашими книгами?

Граф: Да, и многие неевреи тоже. Промывание мозгов было настолько интенсивным, что тот, кто внезапно сталкивается с истиной, теряет душевное равновесие.

Штаубли: Вас не беспокоит, что евреи чувствуют себя оскорбленными вашими книгами?

Граф: Эдгар Бронфман недавно сказал, что Швейцария похожа на человека, который увидел, что у него горят ноги, и лишь потом понял, почему. Швейцарцы тоже могут почувствовать себя оскорбленными такими словами. Почему принимаются во внимание только чувства евреев, а чувства неевреев - никогда?

Штаубли: Антирасистский закон был утвержден на демократическом референдуме. Вы уважаете это решение?

Граф: Тогда народу внушили, что этот закон служит для защиты иностранцев от расистского насилия. В действительности он предназначен исключительно для защиты евреев от любой критики. Это доказано в книге "Прощание с правовым государством", для которой я написал два небольших очерка. Ни один швейцарский гражданин не был осужден за критику негров, арабов или турок. Судят только тех, кто критиковал евреев...

 ...Граф: Главной причиной очень высокой смертности в Освенциме был тиф, который разносили вши. Летом 1942 г. эта болезнь унесла за один день жизни 403 человек. Документы показывают, что немцы требовали увеличить поставки газа Циклон-Б для борьбы со вшами... Кстати, во время войны Циклон-Б поставлялся также в Швейцарию, Норвегию и Финляндию. Значит ли это, что евреев убивали газом и в этих странах?

Штаубли: В "Красной книге" Вы пишите, что холокост стал религией для евреев. Прокомментируйте это заявление.

Граф: Есть данные, что сегодня каждый третий еврей больше не верит в Бога, но все они верят в газовые камеры. Вера в холокост это клей, который сегодня удерживает евреев вместе.

Штаубли: Почему в той же книге говорится, что мы движемся в сторону полицейского государства?

Граф: Если бы мы уже были полицейским государством, я был бы уже в тюрьме или мертв и не мог бы свободно говорить сегодня. Мы все еще можем протестовать. Но если ситуация будет развиваться так, как сейчас, то через пять лет мы уже не будем иметь такой возможности.

Граф назвал суд над ним и Ферстером "классическим политическим процессом". Обвиняемых судят не за их действия, а за мнения. Подавление инакомыслящих с помощью уголовного кодекса - типичная черта диктатуры.



РЕЧЬ ОБВИНИТЕЛЯ

Ауфденблаттен даже не пытался установить связь между инкриминируемыми отрывками из книг и текстом антирасистского закона. Вместо этого он произносил эмоциональные фразы вроде "псевдонаучность", "антисемитское подстрекательство" и "расистская пропаганда". С точки зрения обвинителя, Граф опасен, потому что очень умен: он не ищет истину, а сознательно искажает ее. Его писания возбуждают антисемитизм и ксенофобию...

ВЫСТУПЛЕНИЕ АДВОКАТА ФЁРСТЕРА

Юрг Штеренбергер указал на особые трудности защиты, связанные с тем, что простое обсуждение показаний обвиняемых и свидетелей защиты влечет за собой риск нарушения швейцарских законов.

Суд не компетентен судить о том, что происходило 50 лет назад. Антирасистский закон нарушает основные конституционные права, такие как свобода выражения собственного мнения, свобода научных исследований и свобода прессы. Кроме того, этот закон нечетко сформулирован, порождает сомнения, а сомнения должны рассматриваться в пользу обвиняемых...

В антирасистском законе особо упомянуто "отрицание" геноцида. Однако тот, кто "отрицает" геноцид, исходя из искренних убеждений, даже если эти убеждения субъективны, не может быть за это наказан...

...Антиревизионистский историк Жан-Клод Прессак в немецком издании его книги "Крематории Освенцима" (1994 г.) оценил общее число евреев, погибших в Освенциме, в рамках от 630000 до 710000...

В связи с кампанией, развернутой еврейскими организациями против Швейцарии и швейцарских банков, важно установить, что швейцарские власти знали и чего не знали во время второй мировой войны о судьбе евреев в странах, находившихся под контролем Германии.

В этой связи адвокат упомянул об инспекционной поездке в концлагерь в Освенциме Росселя и других делегатов Международного комитета Красного Креста 29 сентября 1944 г. В отчете об этом визите говорилось, что делегаты не нашли подтверждений слухов об умерщвлении людей газом.

Штеренбергер подчеркнул, что Граф нигде не исказил цитаты из показаний свидетелей. Кроме того, в октябре 1994 г. Фёрстер специально послал в канцелярию Федерального прокурора экземпляр изданной книги. Там, по крайней мере первоначально, не рассматривали эту книгу как нарушающую закон...

Адвокат отметил, что СМИ признали его подзащитного виновным еще до суда. Фёрстер в войну 6 месяцев был рядовым вермахта на фронте, а швейцарская пресса возвела его в ранг офицера СС и стала клеймить как "нациста"...

ВЫСТУПЛЕНИЕ АДВОКАТА ГРАФА

Адвокат д-р Освальд говорил более часа. Он разбил аргументы обвинителя.

Книги Графа, написанные до вступления в силу антирасистского закона 1 января 1995 г. сказал он, вообще не должны быть предметом рассмотрения. Книга об Освенциме, например, была написана в мае и издана в августе 1994 года...

Сам Граф не занимался продажей своей книги. То, что он не запретил ее продажу после 1 января 1995 г., не аргумент. Даже тот факт, что две ранние книги Графа продолжали продаваться после вступления в силу антирасистского закона, не повод для преследования, так как закон предусматривает кару за "публичное" распространение. Граф не рекламировал свои книги, не посылал их в библиотеки, а посылал лишь по специальным заказам. Можно ли в данном случае говорить о "публике"? По закону, узкий круг друзей "публикой" не считается...

Да, Граф посылал дискеты со своими ревизионистскими текстами Ахмеду Рами в Стокгольм и Эрнсту Цюнделю в Канаду, а те ввели эти тексты в Интернет. Но это тоже не преступление, так как дело происходило не в Швейцарии, а в Канаде, США, Швеции, где нет антиревизионистских законов. Поскольку любой текст из Интернета можно вызвать в любой стране, то, согласно взглядам обвинителя, каждый такой текст должен соответствовать законам каждой страны мира...

Граф не стремился унизить евреев, он искал истину. Обвинитель утверждает противоположное, но бездоказательно...

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ГРАФА

На последнее слово Графу было предоставлено 10 минут. Он поблагодарил судью Штаубли за ее манеру вести процесс, за то, что ему позволили беспрепятственно говорить и защищать свои тезисы...

"Этим утром опытный инженер, специалист по строительству газовых камер для уничтожения микробов, выступал в качестве свидетеля защиты... Обвинитель спросил его, были ли возможны массовые убийства людей газом Циклон-Б в газовых камерах, как описывают свидетели, и если нет, то почему. Опираясь на глубокие технические знания, В. Фрёлих ответил "нет" и обосновал свой ответ.

А как отреагировал на это обвинитель? Он стал угрожать свидетелю судебным преследованием. Это чистейший сталинизм!

Разрешите мне сказать несколько слов о себе... Я сознательно променял надежное хорошо оплачиваемое место школьного учителя на неизвестное будущее. Я предвидел, что дело дойдет до суда, но думал, что случится гораздо раньше. Обвинитель читает в моих мыслях, утверждает, будто искал не правду, а ложь. Но кто будет рисковать своей карьерой ради очевидной лжи?

Мы, ревизионисты, стремимся как можно ближе подойти к исторической истине. Мы рады, когда нам указывают на наши ошибки. Ошибки есть и в моих книгах. Но знаете, кто привлек к ним мое внимание? Другие ревизионисты. А с другой стороны мы видим только оскорбления, угрозы и судебные преследования.

Эта полная беспомощность перед лицом ревизионистских аргументов ярко проявилась в тезисах обвинителя. Ни одного аргумента, одни фразы, вроде "псевдонаучность", "антисемитизм", "расистское подстрекательство" и т. д. Лидер еврейской общины Зиги Фейгель его люди хотят, чтобы меня и Фёрстера судили и чтобы запретили мои книги. Я не хочy, чтобы Фейгеля бросили в тюрьму, если он когда-нибудь напишет книгу, я не буду требовать ее запретить. Я приглашаю г-на Фейгеля или любого другого представителя официальной школы холокоста на открытую дискуссию по этому вопросу по видео или телевидению. Никакой полемики, будем говорить о фактах. Двумя главными темами этой дискуссии будет вопросы о существовании газовых камер и о числе еврейских жертв нацизма.

Вспомним, что ни одного гражданина Швейцарии давно уже не сажали в тюрьму за ненасильственное выражение своего мнения. Последний такой случай был в начале прошлого века. Хотим ли мы на заре XXI века нарушить эту традицию? И если вы все же хотите посадить одного из нас, то сажайте меня, а не г-на Фёрстера, который смертельно болен.

Вы не опозорите меня тюремным заключением. Вы опозорите нашу страну, Швейцарию, где теперь нет свободы слова, где меньшинство, составляющее 0,6% населения, диктует, что читать, писать, говорить и думать.

Я хочу процитировать моего друга из Западной Швейцарии, Гастона-Армана Амодрюза, против которого в Лозанне готовится такой же процесс, как против нас здесь. В №371 своего "Куррье дю Континан" Амодрюз пишет: "Как и в старые времена, попытка навязать догму силой - признак слабости. Защитники официальной версии о холокосте могут выигрывать суды благодаря законам, которые душат свободу слова. Но они проиграют последний процесс перед судом грядущих поколений".

СМЕЛЫЙ И ТАЛАНТЛИВЫЙ УЧЕНЫЙ

Юрген Граф сказал, что он не удивлен суровым приговором суда. Он предсказывал, что его и Фёрстера признают виновными и приговорят.

Как один из самых известных во всем мире ревизионистов, Граф уже давно подвергался атакам еврейских организаций как "отрицатель холокоста". В марте 1993 г. после выхода его книги "Холокост на испытательном стенде" объемом 112 страниц он был сразу же уволен с должности преподавателя латыни и французского языка в средней школе.

Граф (р. 1951 г.) - серьезный ученый, знающий несколько языков, включая русский, современный греческий, китайский и скандинавские языки. Он живет недалеко от Базеля.

Его книга "Холокост на испытательном стенде переведена на французский, испанский, голландский, болгарский, итальянский и арабский языки. В декабре 1994 г. французское издание этой книги было запрещено во Франции по приказу МВД. Дополненный вариант этой работы опубликован в России тиражом 200.000 экз. под на званием «Миф о холокосте».

Благодаря сети Интернет работы Графа стали доступными миллионам людей во всем мире.

Граф сотрудничает с другими ревизионистами, такими как Робер Фориссон и Карле Маттоньо. Граф и Маттоньо четыре раза ездили вместе в Россию, страны Восточной Европы и Нидерланды, они детально изучили документы, хранящиеся в московских архивах.

Граф выступал на 12-й конференции Института пересмотра истории в Южной Калифорнии в сентябре 1994 г. Он член редакционного совета нашего журнала.

УРОКИ

Один журналист, который внимательно следил за процессом Графа-Фёрстер и знаком с ситуацией на Ближнем Востоке высказал мнение, что швейцарский суд похож на израильские военные трибуналы, судившие палестинцев. Приговор, вынесенный Графу и Фёрстеру, - позор для страны, где традиционно уважали свободу. Комментируя строгость приговора, один американский писатель саркастически заметил "Хорошо, что в Швейцарии есть свобода слова. Представьте себе, каков был бы приговор, если бы ее не было". В США ни одна влиятельная газета, ни один журнал не сказали ни слова критики по поводу приговора Графу и Фёрстеру, как и во множестве других случаев преследований ревизионистов в Западной Европе. Может быть, за этим молчанием кроется замешательство, вызванное явной несправедливостью этого покушения на свободу слова и научных исследований, а может просто опасаются еврейского негодования.

В комментарии по делу Графа - Фёрстера, выражающем "официальное" мнение швейцарских властей, газета "Тагес-Анцайгер" от 22 июля предупредила, что обвиняемые не так безвредны как кажется. Пытаясь оправдать приговор, эта газета, имеющая большой тираж, внушает своим читателям:

"Отрицатели холокоста своими отвратительными теориями оскорбляют человеческое достоинство евреев, память жертв и их историю... Их цель - возбудить ненависть против евреев, а их скрытый мотив - обелить национал-социалистов и сделать их опасную идеологию снова приемлемой".

Можно с полным правом видоизменить эту формулировку следующим образом: "Еврейско-сионистские апологеты своими отвратительными теориями оскорбляют человеческое достоинство неевреев, особенно палестинцев и немцев, память жертв Израиля и их историю... Их цель - вызвать высокомерное презрение к неевреям, а их скрытый мотив - обелить сионистов и сделать их опасную идеологию приемлемой".

Реальность такова, что в современном западном обществе интересы евреев ставятся выше интересов любых других групп. Так уж исторически сложилось, что евреи, требовавшие для себя не только равноправия, но и всяческих привилегий, в конце - концов их заполучили. Этот особый, высший статус евреев подтвержден антирасистским законом в Швейцарии, аналогичными законами в других европейских странах и "особыми отношениями" США с Израилем.

Судебные преследования "отрицателей холокоста", а также еврейская кампания нажима и шантажа с целью выбивания денег из Швейцарии и других стран, куда они якобы были переведены во время второй мировой войны, показывают, сколь огромны власть и влияние евреев.

Дело Графа - Фёрстера и судебные преследования "отрицателей холокоста" в Западной Европе вообще указывают на важную, квази-религиозную роль, которую история холокоста играет в современном западном обществе. В соответствии с этим "кощунство против холокоста" карается как самое серьезное из "идейных преступлений".

Однако возмущение и протест против этой явной несправедливости растут. Поэтому неудивительно, что уважаемый швейцарский еженедельник "Вельтвохе" от 23 июля выражает обеспокоенность по поводу того, что дело Графа-Фёрстера и им подобные только еще больше возбуждают антиеврейские чувства. Якобы антиеврейские пассажи из книг Графа, отмечает этот еженедельник, "безобидны по сравнению с тем, что говорят сегодня в Швейцарии не только в барах и кафе, но и в театральных фойе".


"Джорнал оф хисторикл ревью" (США), июль-август 1998 г.


Swiss Court Punishes Two Revisionists

The Journal of Historical Review Volume 17 number 4 (July/August 1998)

P.O. Box 2739 , Newport Beach, CA 92659, USA.



(С сокращениями).

Подготовил А. М. ИВАНОВ.






home | my bookshelf | | Политический процесс над Юргеном Графом |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу