Book: Кольцо нибелунгов



Вольфганг Хольбайн, Торстен Деви

«Кольцо нибелунгов»

1

ЗИГЛИНДА И КОНЕЦ ВОЙНЫ

Этой ночью легко было обмануться в собственных ощущениях. Зиглинде не пришлось сильно утруждаться. Она улеглась на меха, сложенные в дальнем углу, и закрыла глаза. Дорога, которая могла спасти ее от безумия и страха, вела в царство сна.

Мерцающий отблеск пылающих стрел, бивших о шатер, словно жаркий огонь, казался ей мягким светом костра. Сернистый запах горящей человеческой плоти превратился в запах жарившегося на углях вепря. Жалобные голоса воинов, умирающих на поле боя, звучали для Зиглинды как постанывания страстных любовников, а суета кричавших и бегавших вокруг шатра солдат воспринималась королевой как радостный народный праздник.

Зиглинда дышала медленно, делая глубокие вдохи. Сердце уже не выпрыгивало из груди. Судорожно сжатые руки разжались. Она ждала окончания этой войны, этой битвы, этой ужасной бойни. Теперь уже никто не думал ни о победе, ни о поражении. Дело было совсем в другом. Главное — спокойствие, которое нужно было восстановить. Всем нужно было спокойствие. Спокойствие и мир. Мир — для того чтобы обработать поля вокруг Ксантена. Мир — для того чтобы обеспечить кормом скот, ведь иначе он не переживет приближающуюся зиму. Мир — для того чтобы зачать детей, которым суждено родиться на свет следующим летом.

Чья-то рука грубо отдернула в сторону полог, закрывающий вход в шатер. Зиглинда невольно сжала рукоять кинжала, спрятанного под мехами. Если это враг, решивший утвердить свою победу, обесчестив королеву… что ж, он найдет здесь лишь мертвое тело.

В шатер вошел богатырь. Кольчуга из металлических пластин была перевязана кожаным ремнем, изорванная рубаха так пропиталась кровью и грязью, что казалось, будто этот человек минуту назад вышел из Утгарда,[1] царства зла.

— О мой король! — Зиглинда резко вскочила и бросилась в объятия супруга.

Зигмунд крепко прижал жену к себе, опустив голову на ее обнаженное плечо. Его косы растрепались, и Зиглинда, уткнувшись лицом в его волосы, почувствовала, что он дрожит. Король Ксантена пах потом, кровью и несчастьем поля битвы, на котором его войска сошлись с войсками Хъялмара.

Зиглинда услышала, как за ее спиной из руки Зигмунда что-то упало на землю, но не решилась высвободиться из его объятий. Они не произнесли больше ни единого слова.

Раздался треск: пальцы Зигмунда впились в ткань платья на спине королевы, и тонкая материя разорвалась. Это по-прежнему был сон. Ее сон, благодаря которому она пыталась изгнать реальность, просто закрыв глаза и сделав вид, будто того, что не должно было случиться, так и не случилось.

А Зигмунд хотел разделить с ней этот сон в последний раз.

Зиглинда по-прежнему сжимала в руке кинжал, и, когда Зигмунд разорвал ее платье, разрезала ремень, удерживающий остатки его доспехов. Кольчуга с грохотом упала на землю к их ногам. Под платьем на женщине ничего не было: когда Зиглинда, несмотря на его приказ, поспешила из замка на поле боя в этой простой одежде, она помнила о последнем долге, который могла бы отдать своему возлюбленному.

Он грубо и в то же время устало бросил ее на меха. Его благородное лицо, поросшее давно не чесанной бородой, искривилось от боли, когда он стянул с себя рубаху. Королева увидела его раны. Следы от мечей, стрел, ножей, укусов диких собак, которых привели с собой войска Хъялмара. Раны никто не обрабатывал, и некоторые из них уже загноились.

Королева хотела встать, помочь ему… Однако выражение, появившееся на его лице, заставило ее замереть. Вид обнаженного женского тела, мерцающего в тусклом свете, успокаивал его, дарил ему иллюзию мира. Ему нужна была помощь ее души, а не ее рук. Зигмунд смотрел на жену с такой же любовью, как и в тот день, когда он попросил ее руки. Тогда ей только-только исполнилось семнадцать. Он мог бы завоевать сердце любой принцессы в любом соседнем королевстве: Ксантен был сильной и гордой страной и в Ксантене был сильный и гордый король. Однако этот король выбрал ее — дочь простого графа.

Зиглинда думала, что он хочет воспользоваться ее юным телом, а потом, как только найдет для себя подходящую королеву, бросит ее. Однако, даже зная об этом, она не могла отказать ему. И все же ей посчастливилось увидеть неописуемое выражение невероятной чистой любви на его лице. В тот же день они обручились, и в ту же ночь она стала его женщиной.

Когда Зигмунд склонился над Зиглиндой, она попыталась провести рукой по мускулистой груди мужа. Ей было трудно, потому что она боялась коснуться его открытых ран.

Наконец ее пальцы нашли родинку в углублении между ключицей и левым плечом.

— Моя королева, — хрипло прошептал Зигмунд.

Он говорил не о ее титуле, не о ее положении. Все это не имело для него никакого значения. Главным тут было слово моя. Она была его королевой.

А затем она впустила его в свой сон.

Просто поразительно, насколько быстро их тела нашли друг друга, насколько по-прежнему слаженными были их движения, словно ее здоровое тело исцелило раны короля. Зиглинда впитывала не только его любовь, она избавляла его от боли, страха и отчаяния. Она никогда не знала тела другого мужчины, и ей этого никогда не хотелось. Зигмунд был ее королем, ее мужем, ее жизнью. Они занимались любовью с отчаянием двух людей, которым оставался только такой способ попрощаться, людей, чье время истекало.

Их время действительно истекло.

Зигмунд едва успел достичь пика наслаждения и его мышцы еще не успели расслабиться, когда у шатра послышались удары рукоятью меча о щит. Король Ксантена встал, двигаясь осторожно, чтобы случайно не сделать больно своей возлюбленной. Он поцеловал ее соски, как всегда делал после занятий любовью.

Зигмунд надел штаны и, слегка прихрамывая, вышел из палатки.

Это был Лоренс, его верный военачальник. Левую руку, чуть ниже локтевого сустава, ему отрубило вражеским топором, но это лишь ненадолго заставило его покинуть поле боя. Лоренс тоже знал, о чем сейчас идет речь. О Ксантене.

Воин не осмелился взглянуть на покрытое потом обнаженное тело королевы, белевшее в полутьме. Он с удивительным спокойствием смотрел своему королю прямо в глаза.

— Они идут.

Зигмунд знал, что это значит. Это был не простой набег датских войск, которые в продолжение многих месяцев нападали на Ксантен, пытаясь завоевать королевство. Речь шла о решающей битве. Наверняка войско Хъялмара получило подмогу, о которой говорили разведчики.

Зигмунд устало протер руками глаза и перевел взгляд за спину Лоренса.

Диск солнца медленно поднимался над холмами. Самого солнца еще не было видно, но его лучи уже освещали горизонт.

И горизонт ожил.

Казалось, в их сторону движется черная волна. Волна из тел — люди и кони, железо и кожа. Крики приближающегося войска накатывались на поле боя, словно прибой. Кивнув, Зигмунд глубоко вздохнул, наполняя легкие утренним воздухом. Зиглинда никогда не видела, как король и его воины готовятся к битве. Она рассматривала карты, но даже не пыталась научиться их читать. Все, что королева узнала об этой длившейся уже три года войне с Данией, она прочитала по отметинам на теле своего супруга и теперь понимала, что ничего хорошего не происходит.

Хъялмар тайно собрал огромное войско, взяв себе в союзники племена фризов и наемников из южных королевств. Ходили слухи, что он заключил договор с древними богами. Возможно, его поддерживали даже исландцы. Хакан из Изенштайна всегда отличался непредсказуемостью. Соседние королевства не вмешивались в их войну. Таков был древний закон. Чтобы встать на сторону победителя, нужно дождаться конца войны. Саксы, бургунды, франки — все они закрыли свои границы и прислали своих шпионов.

Взгляд Зиглинды остановился на предмете, выпавшем из руки Зигмунда.

Это был Нотунг. Меч богов. И он был сломан!

С самого начала династии, когда предки Зигмунда заложили первые камни, основав Ксантен, Нотунг был символом королевства. Легенда гласила, что этот меч спустился в столбе огня прямо из Асгарда[2] и, сопровождаемый громом Тора, ударился о землю. Он был слишком большим и неудобным для человека, поэтому десять лучших кузнецов перековывали его десять дней. Десять дней он тлел, сохраняя жар огненного столба. А затем его принесли в дар королю Рутгеру.

Меч богов — сильный, непобедимый, гибкий — стал символом Ксантена. Вот уже три поколения он украшал герб королевства вместе с орлом, который расправил гордые крылья над великолепным клинком меча.

А теперь грозное оружие было сломано. Под рукоятью, приспособленной для двух больших мужских ладоней, треснуло лезвие. Оружие утратило свое величие, став тусклым и тупым. Если Зиглинде нужен был еще какой-то знак, то это был именно он.

Зигмунд снова взглянул на супругу. Любовь, которая могла удержать его рядом с ней, спряталась глубоко внутри.

— Время пришло.

Зиглинда не кинулась к мужу, умоляя его остаться. Со слезами на глазах она протянула руку к платью, лежавшему на земле.

— Ты станешь ее мечом и щитом, — приказал Зигмунд своему лучшему воину.

В другой ситуации Лоренс запротестовал бы и настоял на том, что он должен отдать жизнь, воюя плечом к плечу со своим королем. Но он знал, что Зигмунд просит его о высочайшей услуге — сохранении королевского рода Ксантена.

— Мы скроемся в замке и разошлем гонцов с просьбой о пристанище во все соседние королевства, — пообещал храбрый воин.

Зигмунд покачал головой.

— Замок падет, как только мы проиграем, а из королей никто не решится на то, чтобы укрыть законную королеву Ксантена от воинов Хъялмара. Вам нужно бежать — бежать в неизвестность. Никто не должен узнать ваши истинные имена. Спрячьтесь у Регина, кузнеца моего отца. Он живет в верховьях реки, в пяти днях езды на лошади.

— Что же теперь будет? — спросила Зиглинда, которая встала, прикрывшись платьем.

Зигмунд посмотрел на нее в последний раз.

— Если я сумел одарить тебя тем, в чем нам так долго отказывали боги, Хъялмару придется дорого заплатить. Возьмите сломанный меч и храните его до великого дня отмщения. Для этого ты должна жить.

Не дожидаясь ответа, король отвернулся и направился к своему разбитому войску, чтобы повести его в заранее проигранный бой. Склонившись над павшим воином, он взял меч из его руки и пошел навстречу смерти.

— Я не хочу жить без тебя, мой король, — прошептала Зиглинда.

Она научилась владеть своими чувствами. Трон был ценнее любви, и трон требовал сейчас, чтобы она рассталась с Зигмундом. Она боролась с собой. И проиграла.

— Зигмунд! — закричала Зиглинда и бросилась к выходу вслед за мужем. На поле боя, в смерть. Куда угодно, только чтобы еще хоть пару секунд побыть рядом с ним.

Лоренс поймал женщину здоровой рукой и удержал ее в шатре. Вскоре она прекратила сопротивляться. Ее сердце было разбито. Ноги у нее подкосились, а рыдания перешли в плач.

Спустя немного времени Лоренс отпустил королеву и заглянул ей в глаза, которые от слез утратили свой блеск.

— Я сделаю все, чтобы выполнить приказ моего короля. Если ваше горе столь невыносимо, разрешите мне ударить вас, чтобы лишить сознания. Когда вы придете в себя, мы будем уже далеко отсюда.

Его предложение было странным, но Лоренсу, к сожалению, не пришло в голову ничего лучше. Он от всей души хотел помочь королеве, но понимал, что ему сейчас не найти слов, дабы облегчить ее страдания.

Зиглинда вытерла слезы тыльной стороной ладони.

— Мой король никогда не осмеливался поднять на меня руку, и я не дам тебе такого права.

Лоренс пожал плечами. В его груди билось сердце простого солдата, и он готов был сделать все, чтобы выполнить приказ своего господина. Он завернул сломанный меч в кусок кожи и перевязал его ремнем, лежавшим на земле, а затем снял свою кольчугу и плащ с гербом Ксантена. Наконец, Лоренс сменил свой богато украшенный меч на простой меч воина. Несмотря на увечья и раны, он действовал ловко и сосредоточенно.

— Моя королева, за шатром стоят лошади. Нам нужно скакать к реке, чтобы по берегу направиться на юг. Вы готовы?

— Зиглинда, — ровным голосом ответила королева, расправив плечи. — Я уже не королева. Называй меня Лина, как это делала моя няня.

Лоренс изумленно посмотрел на женщину. Он понимал, что сначала нужно привыкнуть к мысли о том, что ему придется обращаться к своей королеве как к равной. Помедлив, воин кивнул.

— Лина.

Крики с поля боя приближались, и воины Хъялмара вот-вот могли ворваться в лагерь. Лоренс разрезал мечом шатер и сказал, чтобы Зиглинда следовала за ним. Они нашли шесть лошадей с попонами и кожаными уздечками. Лоренс выбрал двух лошадей серо-коричневой, как разрыхленная земля, масти. Затем он подал Зиглинде правую руку, чтобы помочь ей забраться на спину лошади, но она покачала головой и сама вскочила в седло.

Им приходилось скакать очень быстро, чтобы датчане не заметили, что королева Ксантена сбежала. Направляясь к реке, они проехали еще несколько сотен шагов вдоль поля боя, а потом устремились прочь, на восток. Как только беглецы выехали из-за шатров, они погнали лошадей бешеным галопом. Королева видела, что никто из воинов Ксантена не пытался покинуть поле боя, не пожертвовав своей жизнью ради собственной страны.

В этот момент Зиглинда спросила себя: может, она тоже должна была умереть там, рядом с Зигмундом, выполняя свою клятву оставаться верной ему до смерти и после смерти? Нет! Ее смерть не имела бы никакого смысла. Она дала бы датским войскам лишь еще одну голову, которую насадили бы на копье. Королева Ксантена должна жить, пусть это будет жизнь ради мести.

Солнечный свет постепенно возвращал миру его краски. Зиглинда научилась ездить на лошади еще до того, как начала ходить. Несмотря на свою хрупкую фигуру, она управляла лошадью решительно и уверенно. Лоренсу тоже не мешала потеря руки. Правой рукой он вцепился в уздечку, а культей левой руки поддерживал равновесие.

Хотя Зиглинда пыталась вести себя хладнокровно, ей не удавалось сосредоточиться на предстоящей дороге. Все мысли королевы были только о Зигмунде. Она слышала, что некоторые женщины чувствуют укол в сердце, когда их супруг погибает в бою. Но это, по мнению Зиглинды, была пустая бабская болтовня, наивные речи придворных дам, которым вскружили головы любовные песни бардов.

Зиглинда знала, что Зигмунд уже мертв. Она не почувствовала этого скорбного мгновения, да и сама мысль о его гибели пришла к ней не в момент озарения. Она просто понимала, что остатки войска Ксантена безнадежно разбиты и что смерть короля для Хъялмара — это простейший выход из затянувшейся войны, наиболее удачный способ закончить вооруженное противостояние.

Порывистый ветер высушил слезы на щеках королевы. Она думала о том, чтобы призвать на помощь богов. Но где были боги последние месяцы? Похоже, Ксантен уже давно лишился их милости. Поражение не могло быть знаком справедливости Одина. Если боги знали об этой войне, но допустили ее, значит, они были подлыми и несправедливыми.

Может, Хэнна действительно права? Хэнна, одна из придворных дам Зиглинды, недавно была застигнута королевой за молитвой — перед крестом! Зиглинде, честно говоря, было все равно, каким богам молилась Хэнна, но в потоке слов, которыми та защищала свою новую веру, Зиглинда расслышала много удивительного.

Бог этих… христиан, так они себя называли, был всеблагим. И всепрощающим. Он не искал отмщения за пороки людей. Его милость была не произволом, а справедливостью. Его царство было царством мира, в котором мед и девы ждали не воинов, а справедливых.

Свист Лоренса отвлек Зиглинду от тягостных мыслей. Солдат кивком головы указал на юг. Они доехали до опушки леса, через который за полдня можно было добраться до Ксантена. Однако сейчас им придется покинуть изъезженные повозками дороги и двигаться к Рейну глухими тропами. Зиглинда была рада, что день уже начался. Сейчас они, по крайней мере, могли скакать достаточно быстро, в отличие от ночи, когда придется ехать с большой осторожностью.

Руки Зиглинды судорожно сжались на уздечке: она подумала о том, что жители замка, скорее всего, даже не узнают вовремя об исходе битвы и будут совершенно не готовы к тому, что воины Хъялмара прорвутся за городскую стену. Судя по рассказам с границы, войско Хъялмара не пощадит слуг короля. Таков был военный закон — убивай на своем пути каждого, чтобы боялись все. Ни у одного военачальника не хватало времени завоевать уважение побежденного народа. Ему нужно было править, держа народ в страхе, и делать это до тех пор, пока страх не утомит людей, а забота о полях и скоте станет для них более важной, чем забота о законной власти.

Сейчас лошади ехали уже довольно медленно, и Зиглинда могла поговорить с Лоренсом.

— Кто этот Регин, о котором говорил Зигмунд? — спросила она.



— Говорят, что он потомок одного из кузнецов, которые выковали Нотунг из дыхания Одина. Он долгое время делал оружие для отца Зигмунда, но когда Хендрик умер, Регин покинул Ксантен, и никто не знает, куда он направился.

Зиглинда немного пригнулась, уклоняясь от низко свисающих ветвей деревьев.

— И мы можем ему доверять?

Несмотря на опасность, подстерегавшую их в случае промедления, Лоренс остановил коня и посмотрел королеве прямо в глаза.

— С этого дня вы никому не должны доверять! Слышите? Ваша жизнь… осталась в прошлом. Вам придется выдумать красивую ложь и рассказывать ее как можно убедительнее. Любой благородный человек, который встретит вас, будет введен в искушение золотом, обещанным Хъялмаром за вашу голову. И у вас, кроме призыва быть благожелательным к вашей судьбе, нет ничего, что можно было бы противопоставить этим деньгам.

Зиглинда хотела было возразить, но Лоренс еще не закончил.

— Когда настанет день, — сурово продолжил воин, — и вы поймете, что можете жить без помощи Регина, вам придется той же ночью перерезать ему горло. Ценность жизни этого человека меньше опасности, которая будет таиться в его знании.

Не дожидаясь ее ответа, он развернул лошадь и поехал вперед.

Королева, которая уже не была королевой, последовала за ним. При этом она задумалась, а не знал ли слишком много сам Лоренс и не следовало ли убить и его тоже? Лоренс уже ответил для себя на этот вопрос.


В последние недели Рейн переполнился. Широкая река медленно несла свои воды на северо-запад, к морю. От мелких проток с застоявшейся водой исходил гнилостный запах, который, казалось, навис легкой дымкой над поверхностью реки.

В стране больше не было рек, которые бы имели такое большое значение, как Рейн, и столько бы сделали для укрепления королевства. Товары из Рима и Византии плыли по Рейну до самого моря, откуда на кораблях перевозились в северные земли. На его берегах разрослись пышные виноградники, и их забродившие плоды давали вино не хуже, чем у франков. Рейн служил королевству водным путем, который никто не мог преградить ни войной, ни интригами. Блокируя Рейн, любой король остановил бы приток крови в собственную страну, и именно поэтому между Ксантеном и Бургундией уже много поколений не было войны.

Рейн наполнял не только страну водой, но и долгие зимние вечера легендами. Этим историям не было числа, и многие из них Зиглинда слышала от матери. Ходили слухи о прекрасной девушке, сидевшей на скале рядом с изгибом реки. Красота этой девушки привела к смерти многих моряков. Говорили также о сокровищах, охраняемых русалками Рейна. Иногда торговцы, которым казалось, что они чувствуют присутствие рядом с ними нимф Рейна, бросали за борт приношения. Мальчишки из окрестных деревень, проявляя чудеса ловкости, вытаскивали эти приношения на поверхность, как только корабли скрывались из виду.

И конечно же, легенды о нибелунгах, которым принадлежали леса Одина севернее Вормса и западнее Майнца. Естественно, нельзя утверждать, что нибелунги действительно ими владели. Боги щедро одарили Зиглинду здравым рассудком, и она знала, что истории о нибелунгах, этих необыкновенных карликах из древних времен, были лишь жутковатыми сказками, сюжет которых звучал иначе с каждым новым рассказчиком.

Впрочем, в появлении этих легенд не было ничего удивительного. Леса Одина, густые и непроходимые, таили в себе опасность. Еще римляне много столетий назад, пытаясь завоевать германские племена и распространить свое влияние до самого побережья, предпочитали водный путь. В этих краях водилось много волков и рысей, и когда кто-то не возвращался из путешествия, о нем говорили, что он «остался в лесах Одина». Паутина мифов плелась многими поколениями, и люди боялись низкорослых лесных жителей, встреча с которыми предвещала несчастье.

Зиглинде нравился Рейн. Как только копыта лошади коснулись воды, женщина, несмотря на все горе и смерть, окружавшие ее в последние дни, ощутила в душе некие проблески спокойствия и надежды.

Рейн, могучий и полноводный, внушал мысль об устойчивости бытия. Ни война, ни смерть не могли заставить его изменить течение, и даже во времена грозных перемен он гордо нес свои воды.

Всадникам действительно удалось проскакать через лес к реке, оставшись незамеченными наемниками Хъялмара. Они дважды сделали привал, вслушиваясь в лесные звуки. До них доносились чьи-то голоса, неясный шум, но они так никого и не встретили. Теперь, добравшись до берега, они надеялись, что им удастся скрыться на юге и не оставить за собой следов.

Лоренс соскочил с лошади и, стоя по колено в воде, нагнулся и окунул голову в воду. Когда он выпрямился, капли, оставшиеся на волосах, засияли в солнечных лучах. Зиглинде это показалось не только освежением, но и крещением. Пристально посмотрев на Зиглинду, Лоренс сказал:

— Теперь война для нас закончена. Ни победы, ни славы…

— Да, закончена, — задумчиво произнесла королева.

Лоренс скептическим взглядом окинул склон у берега реки.

— Вы не хотите немного отдохнуть?

Женщина покачала головой.

— И пойти на риск, зная, что датчане могут нас поймать? Ну уж нет, лучше я буду скакать, пока мертвой не выпаду из седла.

Лоренс с искренним изумлением уставился на нее, а затем вскочил на лошадь.

— Вы — сильная королева. Должен признаться, когда Зигмунд вас выбрал, я думал…

— Ты думал то же, что и народ, — прервала его Зиглинда. — Как и все остальные, ты ошибался. Однако я еще раз должна напомнить тебе: сейчас я всего лишь сильная женщина. Сильная королева умерла сегодня на рассвете, возле своего мужа.

— Лина, — пробормотал Лоренс, с трудом выговаривая это имя. — Лина…

И они поскакали дальше. Под копытами лошадей вода разлеталась брызгами, щекоча ступни Зиглинды и одновременно охлаждая ее усталые ноги.


Регин всегда рано ложился спать. Когда темнело, в лесу Одина уже нечего было искать. Проведя в одиночестве долгие годы, он привык, что рядом с ним никого не было, — никого, с кем бы он мог поговорить перед сном.

Но сегодня вечером все было по-другому. Угли в кузнице успели истлеть, и Регин, поужинав, давно вымыл в ручье деревянную посуду.

Сейчас кузнец стоял на небольшой полянке, на которой много лет назад выкорчевал все деревья, освободив место для будущего дома и поселившись здесь. Вокруг была непроглядная тьма, сквозь кроны деревьев с трудом пробивался слабый свет луны, и даже звезды, казалось, светили не так ярко, как обычно. Регин слышал, что ночные звери вышли на охоту, но среди них не было никого, кто мог бы представлять для него опасность, да он их и не боялся. В сущности, он вообще никого и ничего не боялся. Он давно стал частью этого леса. А лес, в свою очередь, не захотел бы жить без Регина и его кузницы.

Регин принюхался. Затем прислушался.

Одолевавшее его беспокойство шло не снаружи, не от ощущения внешней опасности — оно исходило изнутри. Что-то в его душе вышло из равновесия. Казалось, что боги заново расставили фигуры в своей вечной игре, и все в мире переменилось. Регин сел на землю и прижал ладонь к почве, стараясь почувствовать эти нежданные перемены.

— Зигмунд, — прошептал он.

И земля ему ответила. Земля рассказала кузнецу о новых задачах, которые поставит перед ним жизнь.


Дни тянулись в подозрительном спокойствии, и требовались огромные усилия воли, чтобы соблюдать осторожность. Лоренс подумал, что гонцы Хъялмара, охотившиеся на королеву, успели сообщить об огромной награде за голову Зиглинды. Во всяком случае жители всех крупных городов уже наверняка знали о ее побеге. Верному воину приходилось надеяться только на то, что датский король был слишком занят укреплением своей хрупкой победы. Но Лоренс прекрасно понимал, что рано или поздно тот начнет искать их в окрестностях Ксантена.

Им пришлось нелегко. Зиглинда и Лоренс старались избегать широких дорог, городов и поселений. Такое продвижение замедляло их путь. Рейн, вдоль которого они ехали, казался Лоренсу скользкой змеей в руке охотника. Заметив корабль или суденышко, беглецы прятались, укрываясь в ветвях деревьев, и ждали. Вряд ли, конечно, их искали повсюду, но само воспоминание о странной паре в сознании любого человека, случайно увидевшего их, могло представлять опасность.

Лошади, крепкие, выносливые, держались хорошо. Учитывая неровное илистое дно из камня и гальки, животные двигались медленно, и поэтому им редко требовался отдых. Когда наступал вечер, Зиглинда и Лоренс привязывали лошадей так, чтобы их не было видно с реки, и искали место для ночлега. Лоренс добывал пищу; несмотря на свои увечья, он всегда очень быстро умудрялся поймать куропатку или кролика. Костер они разводили небольшой, чтобы не привлекать ненужного внимания. Едва успев доесть, Лоренс поспешно забрасывал пылающие угли землей.

Зиглинда изо всех сил старалась помогать Лоренсу в этом нелегком путешествии. Она собирала дрова для костра, подготавливала кол, на котором жарила добычу, и выравнивала землю для ночлега. Понимая, что воину неприятно смотреть, как его королева занимается физическим трудом, она старалась делать все это, когда Лоренс охотился. К чести Зиглинды, ей удавалось держать себя в руках.

Единственное, с чем она не могла смириться, так это решимость Лоренса ни на минуту не выпускать ее из поля зрения. Воин осознавал, конечно, что его телу тоже требуется отдых, однако не позволял себе снимать кожаные сапоги, постоянно держал под рукой меч и никогда не засыпал, не услышав спокойное дыхание Зиглинды.

На четвертый день путешествия Лоренс проснулся рано утром и обнаружил, что рядом никого нет. Схватившись за оружие, он вскочил. Собственно говоря, никакой причины беспокоиться у него не было: скорее всего, Зиглинда отошла на пару шагов, чтобы закопать кости зайца, которого они вчера зажарили и съели за ужином.

Он искал ее повсюду, пока не дошел до склона, спускавшегося к реке. В этом месте корни деревьев подмыло течением и некоторые из стволов повалились набок, так что теперь кроны нависли прямо над Рейном. Сквозь густую листву Лоренс разглядел фигуру Зиглинды. Спрятавшись в переплетении ветвей, она стояла в воде обнаженная и стирала свое платье.

Это было странное зрелище. До сего момента Лоренс и не думал о том, что рядом с ним женщина. Зиглинда была для него прежде всего королевой. Даже когда она лежала обнаженной в шатре короля, он не смотрел на нее, поскольку это не приличествовало его рангу.

Когда под его ногой хрустнула ветка, Зиглинда подняла голову. Она смотрела на него спокойно, без стыда и раздражения.

— Доброе утро.

В ответ Лоренс кивнул и повернулся к ней спиной. Нельзя сказать, что он вожделел Зиглинду. Но она была женщиной, причем голой. Стараясь отвлечься, он задумался о том, что нужно бы убрать следы их ночлега, но в этот момент она позвала его.

— Отдай мне свою одежду, я ее тоже постираю, — сказала Зиглинда.

— В этом нет необходимости, — выдавил Лоренс сквозь стиснутые зубы.

— Лоренс, — строго произнесла Зиглинда, — в этом есть необходимость. Если нас не выдадут наши кони, то нас выдаст наша вонь. Кроме того, когда мы доберемся до кузницы Регина, я не хочу, чтобы он убил меня своим молотом, словно старую ведьму!

Лоренс вздохнул. Ему было стыдно, что он упустил это из виду. Он знал, что Зиглинда права. Этой ночью запах, исходивший от его тела, не давал ему уснуть. К тому же все чесалось. Пот, кровь и грязь покрыли ткань темной коркой, которая немилосердно натирала ноги и раздражала кожу.

Лоренс спустился к берегу. Развязав ремешки своих кожаных сапог, он отложил их в сторону и погрузился в Рейн. Когда вода поднялась до бедер, он снял штаны и протянул их Зиглинде.

— Вам не следует этого делать, — не удержавшись, заметил он.

Не обращая внимания на его слова, Зиглинда расправила платье на свесившейся к воде ветке и принялась полоскать штаны Лоренса с такой силой, что вода забурлила.

— Теперь мне придется многим заниматься, — сказала она. — Заниматься тем, что я делала, когда была молодой. К счастью, я ничего не забыла. Возможно, это покажется тебе странным, Лоренс, но иногда королева завидует работе своих слуг.

Лоренс снял свою рубаху грубой вязки и намочил ее в воде.

— А воин завидует крестьянину, — пробормотал он.

Внезапно Зиглинда замерла и предостерегающе подняла руку. Лоренс тут же затаил дыхание. Королева услышала всплеск, удары весел о воду. Звуки доносились сверху по течению реки.

— Мы должны спрятаться? — шепотом спросила Зиглинда.

Сложно было сказать, насколько далеко находился корабль, ведь река постоянно изгибалась. Мрачно оглядевшись по сторонам, Лоренс покачал головой.

— Крона дерева скроет нас, но нам нужно как можно глубже погрузиться в воду.

Воин и королева присели на дно реки, устроившись на гладких округлых камнях, устилавших берега Рейна. Вода доходила им до подбородка, и в ее холоде явно чувствовалось предвестие зимы. Лоренс уже и не помнил, когда он в последний раз так купался. Он был воином и обычно обмывал свое тело в лохани, из которой пили воду лошади. Иногда он позволял девушке, ухаживающей за ним, облить себя водой из кувшина. И вот теперь он сидел здесь — обнаженный, рядом со своей госпожой — и надеялся, что его никто не увидит. Лоренс проклинал все на свете, жалея, что ему пришлось оставить поле боя. Во всяком случае на войне не приходится прятаться. И всегда знаешь своего противника.

Минуты тянулись невыносимо медленно. Наконец из-за поворота реки показалась голова волка, бестии с оскаленной пастью, черными глазами и серым телом. Зиглинда глубоко вдохнула и вдруг испуганно вздрогнула. Лоренс оглянулся, стараясь убедиться, что они хорошо спрятались.

Платье! Зиглинда повесила его на ветку, но, несмотря на серый цвет, его могли заметить среди листвы. Стараясь не шуметь, Лоренс медленно поднял правую руку и, вцепившись пальцами в мокрую ткань, рывком сдернул платье с ветки и потянул его под воду. За фигурой волка, скользившего мертвым взглядом по воде, выступил нос корабля. Это был исландский лангбот: маленькая осадка, но широкое основание для большой грузоподъемности, двенадцать гребцов с каждой стороны и повисшие на безветрии паруса. На мачте красовался знак королевства Изенштайн: волк, в спину которого вцепился ворон.

Зиглинда вопросительно посмотрела на Лоренса, но тот лишь молча покачал головой.

Он тоже не знал, что привело исландцев в столь далекие края. История этого народа была окутана легендами. Дикие соплеменники Хакана, жившие на далеком острове с неплодородной почвой, мало общались с племенами, осевшими севернее Альп и подвергшимися влиянию римской цивилизации. Об исландцах говорили, что они такие же варвары, как и гунны. Они не знали ни письменности, ни музыки, ни законов природы; единственное, что их интересовало, — это добыча.

Говорили также, что исландцы живут за счет грабежей северных земель, никогда не вступая в открытую войну. То, что сейчас видели Зиглинда и Лоренс, могло лишь подтвердить эти истории. Воины с хмурыми лицами, стоявшие у поручней, были высокими, а медвежьи шкуры, укрывавшие их тела, делали их плечи еще более широкими. В отличие от датчан они не украшали головы шлемами, их волосы были неаккуратно заплетены в косы.

На большинстве исландцев не было привычной для других северян одежды. Они были просто прикрыты полотнами кожи, закрепленными на их мускулистых телах ремнями. У некоторых на спине висели боевые топоры. Какой-то воин мочился в воду, пожирая при этом обуглившийся кусок мяса. Эти люди не производили впечатления отряда странствующих воинов. Они больше напоминали стаю крыс, несущих чуму и готовых заразить все, что повстречается на их пути.

За первым кораблем последовал другой, затем третий. По подсчетам Лоренса, их было человек сто. Возможно, исландцы, узнав о падении Ксантена, решили разведать, что здесь происходит. Вряд ли они занимались бы грабежами по дороге — падение Ксантена могло бы позволить этим дикарям дорваться до сокровищниц короля Зигмунда.

Лоренс был рад, что свои сапоги и меч спрятал на берегу. В то же время он чувствовал поднимавшуюся в нем ярость, оттого что не мог сейчас сжимать свое оружие в руке. С его стороны это было неосторожно и глупо. Он пообещал себе никогда больше не повторять такой досадной ошибки.

Полчаса Лоренс и Зиглинда сидели в воде, пока исландские корабли не скрылись из виду. Казалось, минуты тянулись бесконечно. Лоренс взглянул на женщину. Она дрожала от холода, губы у нее посинели.

— Вы должны выбраться из воды. Я разведу костер. Тогда мы сможем согреться и высушить одежду.

Зиглинда кивнула.


Пять дней езды, о которых говорил Зигмунд, превратились в неделю. Последний день Зиглинда и Лоренс скакали по тропам густого и темного леса Одина. Время от времени им приходилось вести лошадей под уздцы, чтобы пробраться сквозь густые заросли.



В лесу им казалось, что древние боги своими ладонями сдвинули величественные кроны деревьев, образовав плотный навес, не пропускавший солнечного света. Стволы деревьев переплелись друг с другом, земля была сухой и прохладной, а из-под земли торчали узловатые корни деревьев.

Лоренс и Зиглинда соскочили с лошадей, чтобы собрать дрова.

— Откуда ты знаешь, где живет Регин? — спросила Зиглинда.

— Король часто говорил об этом, когда рассказывал мне, как спрятать вас от Хъялмара, — ответил Лоренс, слегка замявшись.

Зиглинда была поражена до глубины души.

— Он что, все это планировал? Зигмунд знал заранее, что война с Хъялмаром проиграна?

Судя по угрюмому выражению лица, Лоренсу не хотелось говорить об этом.

— Королю не нужно было объяснять, что нас ожидает. Все военачальники знали, что эта война была проиграна до того, как началась.

— Но зачем же тогда проливать кровь? Почему Зигмунд не отдал Ксантен Хъялмару, не спас жизнь тысячам воинов? Женщины стали вдовами, а дети сиротами!

Она запнулась, но Лоренсу легко было понять ход ее мыслей.

— А мужчины превратились в калек… — продолжил он.

— Я не это имела в виду, — тихо сказала Зиглинда.

— Нет, вы именно это имели в виду, — буркнул Лоренс. — Но вы не поняли. Вы ничего не поняли. Каким королем был бы Зигмунд, если бы отдал свое королевство без борьбы такому чудовищу, как Хъялмар? Защищать Ксантен! Такова была его задача. И эта задача не становилась менее важной, даже если ее невозможно было выполнить. Что можно сказать о мужчине, который стремится лишь к победе? Он — трус! Король Зигмунд мог быть кем угодно, только не трусом! Сожалею ли я, что отдал свою руку в проигрышном сражении? Нет! Я сожалею о том, что отдал всего лишь одну руку!

Говоря эти слова, Лоренс все больше распалялся, но, поймав себя на том, что он кричит на свою королеву, внезапно замолчал.

Зиглинда не ответила. Политика, какой бы она ни казалась, всегда была уделом мужчин и неизбежно вела к войне. Историю писали от битвы к битве, а короткие времена перемирий отмечались хронистами двумя-тремя скупыми строками, не больше. Лоренс — воин, а значит, ожидать, что он когда-нибудь изменится, — глупая затея.

Солдат остановился.

— Туда. — Он указал на проблеск света в лесу.

Зиглинда прищурилась. Там действительно что-то было. Что-то, напоминавшее темный, с пологими склонами холм, прижимавшийся к краю леса. Было бы легко принять его за естественную возвышенность, если бы над ним не поднималась тонкая струйка дыма. Вероятно, это и была кузница Регина. Зиглинда решила не задумываться о бессмысленности существования кузницы в столь уединенном месте. Иногда ей казалось, что предназначение многих вещей специально скрыто кем-то от человека.

Когда они приблизились, очертания кузницы стали отчетливее. Полусфера, плавно переходившая в землю, была сделана из деревянных срубов. Срубы практически не выделялись, так как лес за многие годы — или десятилетия, Зиглинда не могла этого определить, — укрепил это сооружение, покрыв его толстым слоем мха и трав. Строение действительно напоминало холм, а вход в него — нору, похожую на черную пасть под зеленым хохолком.

Диаметр сооружения составлял шагов двадцать. Зиглинда заметила за этой постройкой еще один холм, поменьше, который, скорее всего, служил местом для сна. Хотя Зиглинде еще никогда не приходилось видеть таких построек, она сразу же поняла их преимущество: травы защищали дом от ветра и дождя, а зимой удерживали тепло внутри. Дом был незаметным и идеально подходил для человека, который не хотел, чтобы сюда забрел какой-нибудь случайный путник.

Королева услышала сильные, но достаточно приглушенные удары металла по металлу. Очевидно, стены обеспечивали еще и звукоизоляцию.

— Откуда мы вообще можем знать, что он нас примет? — спросила Зиглинда. — В конце концов, он уже не на службе у короля.

— Регин у короля не на службе, но он у него в долгу, — возразил Лоренс.

Он хотел проехать дальше, но удары в кузнице внезапно прекратились. Лоренс начал успокаивать себя тем, что Регин никак не мог слышать их тихий разговор, но в темном проеме, ведущем в хижину, появилась фигура кузнеца.

Зиглинда не знала, чего она ждала. Возможно, пожилого жилистого мужчину с сильными руками и загрубевшей кожей — ведь именно так выглядит кузнец, достигший старости. Но Регин нисколько не соответствовал привычному для всех образу. Он был маленького роста, с неестественно широкими плечами и мускулистыми руками, свисавшими вдоль туловища. Его руки были настолько длинными, что небольшой молот, который Регин сжимал в правой руке, волочился по земле. Курчавые черные волосы выбились из-под косынки, а синие глаза, оттененные черными бровями, ярко сверкали. На груди у него висел кожаный передник, а ноги были перевязаны кожаными ремешками, доходившими до края коротких штанов. На вид ему было лет тридцать, максимум сорок.

Но больше всего Зиглинду поразили руки Регина. Они были грязными, что никого, конечно, не удивляло, но даже на расстоянии двадцати шагов, разделявших их и Регина, она разглядела гладкие, не загрубевшие от тяжелой работы пальцы, которые могли бы принадлежать барду, но не кузнецу. Никаких шрамов, никаких мозолей, и даже ногти, казалось, были отполированы.

Не говоря ни слова, Регин продолжал спокойно стоять у входа в хижину, пока Зиглинда и Лоренс медленно приближались к нему. Кузнец узнал Лоренса и сразу понял, почему тот оказался здесь, тем более что лес уже рассказал ему и о войне, и о смерти Зигмунда. Он без труда догадался, кто приказал привезти сюда верную спутницу короля Ксантена. А поскольку причина визита была ясна, кузнецу не понадобилось выслушивать просьбу, выполнить которую он все равно был обязан.

Лоренс тоже понимал, что Регин узнал его и успел сделать необходимые выводы. Зиглинда засмущалась и глубоко вздохнула, словно собиралась прервать молчание. Лоренс взял королеву за руку и слегка сжал, чтобы удержать ее от этого.

Регин отпустил молот и стал на колени. Он склонил голову, коснувшись подбородком грязной груди.

— Моя жизнь — ваша жизнь, ваше величество, и я готов отдать ее за вас.

— Хотел бы я пообещать тебе, что до этого не дойдет, — сказал Лоренс. — Вставай.

Регин немного приподнял голову и посмотрел на Зиглинду. Она жестом разрешила ему встать, и Регин повиновался ей.

— Я больше уже не королева, — сказала Зиглинда. — Теперь мое имя Лина, и на то время, которое мне удастся предугадать, я стану твоей помощницей и буду делать все, что в моих силах. Если Ксантен не освободят, так будет продолжаться до конца моих дней.

Регину, похоже, намного легче было свыкнуться с этой мыслью, чем Лоренсу. Итак, Зиглинда уже не королева Ксантена.

— Ну хорошо, — сдержанно произнес хозяин лесной хижины. — Лина так Лина. — Внезапно он оглянулся и испуганно воскликнул: — Ой, моя работа! Минутку.

Кузнец поспешил в мастерскую, а Лоренс с Зиглиндой привязали лошадей к дереву и последовали за ним. В этом сферообразном помещении, не разделенном стенами, царила жара. Повсюду можно было увидеть приспособления и инструменты, которые нужны любому уважающему себя кузнецу: металлические щипцы, молоты, огромные меха, наковальня и множество ведер. В двух деревянных ящиках были сложены изделия, выкованные Регином.

Низкорослый кузнец снял щипцами раскаленное металлическое изделие с наковальни и поспешно опустил его в ведро. Послышалось шипение. Зиглинде стало любопытно. В то же время она была удивлена: эта мастерская совершенно не походила на придворные кузницы. Она была какой-то грубой, простой и неубранной, однако в ней чувствовалась атмосфера покоя и тепла, так что на душе сразу же становилось легче. Казалось, эта кузница — часть самого леса, природы.

— А что ты делаешь? — спросила она.

— Серп, — пробормотал Регин, вытирая остывший металл куском кожи. — Хорошие серпы всегда нужны.

Только сейчас Лоренс заметил, что в ящиках лежали одни инструменты. Там не было ничего из оружия.

— Ты что, больше не делаешь ни мечей, ни наконечников для стрел?

Регин взглянул на него с презрением.

— Война окончена. Разлагающиеся трупы, голод… этого сейчас у нас предостаточно. Да и оружия тоже. Цена на него падает, когда царит мир и… разруха.

Зачерпнув немного воды из ведра, Регин обмыл лицо, а потом вытерся грубой тряпкой. Когда кузнец частично смыл грязь и пот, стало очевидно, что он выглядит еще моложе, чем казалось вначале. Зиглинда поразилась, увидев, что у Регина на лице не росла борода и не было ни малейших признаков щетины.

— Мне говорили, что ты был кузнецом еще у Хендрика, отца Зигмунда.

Регин криво улыбнулся:

— Боги подарили мне долгую жизнь.

Было понятно, что он больше не хочет об этом говорить, и бывшая королева, которая явилась к нему в роли просительницы, перестала настаивать.


Зиглинда и Лоренс с аппетитом ели. Нельзя сказать, что у них было физическое ощущение голода, скорее они наслаждались возможностью вкусить настоящий обед с соусом и приправами после того, как им столько дней пришлось питаться одним полусырым мясом. Но лучше всего был хлеб. Зиглинда была глубоко убеждена, что еще никогда в жизни не ела такого изумительного хлеба.

Они сидели в маленькой пристройке, служившей одновременно спальней и кухней. Судя по всему, за последние годы кузнец тут неплохо устроился.

— А почему ты построил себе кузницу в лесной чаще? — поинтересовался Лоренс, отщипывая кусочки хлеба и макая их в темный соус.

— Мне нравится быть одному, — ответил Регин, коротко взглянув на Зиглинду, чтобы та поняла, на что он намекает. — А еще я никогда не работаю на заказ. Один раз в году я собираю все свои товары и продаю, поднимаясь вверх по реке. Прибыль у меня неплохая.

— Но королю Ксантена могла понадобиться твоя помощь! — прорычал Лоренс.

— Даже боги не сумели спасти Ксантен, — возразил Регин.

Это было оскорбление. Оскорбление, направленное против каждого солдата, служившего Зигмунду. Рука Лоренса судорожно сжала рукоять меча, и солдат вскочил, уронив на пол шлем.

— Да как ты смеешь насмехаться над нами?! — в ярости воскликнул он.

Регин, продолжая спокойно сидеть, сказал:

— Убери меч, а не то я убью тебя.

Он оставался совершенно невозмутимым, и даже Зиглинда не сомневалась в том, что Регин в состоянии защитить себя.

Она поняла, что Лоренс не может замять этот конфликт, не ударив в грязь лицом, и поэтому решила вмешаться:

— Пожалуйста, Лоренс, сядь. Даже если каждый из нас по-своему расценивает эту войну, она ведь все равно уже закончилась. Наш взор должен быть устремлен в будущее.

Лоренс сел и поднял кубок:

— За будущее! Пускай в Ксантене вновь развевается наше знамя, а дети играют черепом Хъялмара.

Регин тоже поднял свой кубок и чокнулся с солдатом. Кузнец не был злопамятен.


Регин и Лоренс устроились на ночь в кузнице, чтобы Зиглинда могла спать в пристройке. Сперва она не хотела об этом даже слышать, но мужчинам удалось настоять на своем.

— Завтра же, — сказал Регин, — я начну валить деревья, и до прихода зимы мы соорудим вам отдельное жилище. Где-то в сундуке у меня лежат ткани, и если вы умеете шить, то эта материя только и ждет, чтобы превратиться в новое платье.

Зиглинда с благодарностью кивнула, и мужчины вышли из пристройки. Раздевшись, она села на деревянный лежак, служивший Регину кроватью. В камине еще дымились угли, и Зиглинда укрылась лишь тонким льняным покрывалом. Она вспомнила о том, что говорил Лоренс. Несомненно, этот испытанный солдат отдал бы последнюю каплю крови за освобождение Ксантена от ига Хъялмара. Кроме того, было очевидно, что это освобождение не произойдет без новой войны. Войны, которую может объявить только тот, кто станет наследником трона Ксантена.

Зиглинда осторожно провела рукой по животу. Пройдет еще несколько недель, прежде чем она узнает, сумел ли Зигмунд сделать ей на прощание драгоценный дар. Все это время она будет мучиться мыслью о том, как скоро воплотится в реальность мечта Лоренса о будущем и станет ли это ее будущим. И будущим ее ребенка. К тому же Зиглинда не очень доверяла Регину. По ее мнению, он был странным человеком. За неказистой внешностью явно скрывался острый ум.

Женщина успокаивала себя тем, что у нее пока еще есть время. Пройдет девять месяцев, и она узнает, суждено ли ей родить принцессу, которой придется выйти замуж за принца и завоевать Ксантен с помощью войск свекра, или же ее ребенок станет воином, чье наследное право приведет к восстанию против Хъялмара. Зиглинде не хотелось этого, но таков был долг королевы. Ее ребенок будет наследником Ксантена.

Лоренс остался еще на три дня, помогая Регину валить деревья для нового дома. Затем он сообщил, что ему пора возвращаться в свою страну.

— Я должен посмотреть, что осталось от Ксантена и кого из наших заточили в тюрьму, — объяснил он, вскакивая на лошадь. — Сейчас врага не победить силой меча, но, возможно, его власть удастся ослабить изнутри.

Зиглинда протянула ему мешок с провизией и новую рубашку, которую она сшила для него.

— Да пребудут с тобой боги. С тобой и Ксантеном.

Лоренс благодарно кивнул. Он знал, что Зиглинда не попросит его возвращаться. Сейчас их пути расходились. В этот самый момент, в этот самый час. Верный солдат указал на части Нотунга, лежавшие у входа в кузницу.

— Закопайте меч у того бука, чтобы сохранить его, пока не найдется его законный хозяин, — напоследок попросил он. — До того времени я буду бороться за свободу Ксантена, проливая кровь и не щадя своей жизни.

Лоренс произнес это так, как будто полностью смирился со своей судьбой, как будто жизнь воина превратилась в ожидание смерти, которая могла избавить от позора, павшего на его голову из-за того, что он не сражался в этой войне до ее горького конца.

Регин протянул Лоренсу меч.

— Я еще раз его отполировал, — сказал кузнец. — Конечно, это не лучший меч в мире, но его будет вполне достаточно, чтобы отрезать уши любому нахалу, с которым ты столкнешься по дороге.

Лоренс еще раз кивнул.

— Береги ко… береги Лину как зеницу ока.

Это была не только просьба. Это было еще и предупреждение. Не дожидаясь ответа, он развернулся и пришпорил лошадь.

За кузницей, в стороне, противоположной той, откуда приехали Зиглинда и Лоренс, вилась узкая тропка. По словам Регина, вскоре она переходила в более широкую тропу, а затем и в проезжую дорогу. Этот путь должен был привести Лоренса к людям.

Они смотрели солдату вслед, пока он не скрылся в лесу.

— Я закопаю меч, — сказал Регин. — Если хочешь, можешь пока приготовить обед.

Зиглинду поразила легкость, с какой Регин перешел к фамильярному тону сразу же после отъезда Лоренса. Она кивнула.

— А потом я подмету твою кузницу. Там столько щепок, что любая искра может превратиться в пожар.

Рассмеявшись, Регин нагнулся за Нотунгом, завернутым в кусок кожи.

— Да, это ты хорошо придумала. Только не перетрудись. У тебя под сердцем не просто первый наследник Зигмунда. Это единственный наследник короля.

С этими словами он пошел к буку закапывать Нотунг.

2

ЗИГФРИД И ПРОКЛЯТИЕ КРОВИ

Ветви били Зигфрида по лицу, а когда он опускал ступни на лесной мох, почва дрожала под его ногами, как наковальня от ударов молота. Шипы срывали волосы с головы подростка, но он не обращал на это никакого внимания. Его кровь кипела, а в ушах отдавался бешеный стук сердца. Свет и тень слились в размытые линии, мелькавшие в ярко-голубых глазах Зигфрида, будто он нашел путь в Асгард.

Его мускулистая грудь поднималась и опускалась с каждым вдохом, и, перепрыгивая через поваленные на землю стволы деревьев, он широко раскидывал руки, словно молодой орел крылья. Зигфрид бегал быстрее всех, кого он знал, и все же у него появилось чувство, что ему не удалось достичь предела собственных сил.

Вепрь, обезумев, пытался убежать. Он петлял где-то в зарослях, стараясь спрятаться там, где охотник его не найдет. Но последний час зверя пробил в тот самый момент, когда Зигфрид увидел его на обратном пути из деревни.

Далеко впереди мальчик заметил толстый корень, торчавший из земли на уровне бедер. Вот подходящее место!

Зигфрид прибавил скорость и подбежал к вепрю настолько близко, что мог бы схватить его за хвост. Вепрь попробовал пролезть под корнем, а Зигфрид оттолкнулся от земли, прыгнул обеими ступнями на дерево, прогнувшееся под его весом, а потом выпрямил ноги и, словно выпущенная луком стрела, поднялся в воздух. Ему казалось, что он летит, и это чувство бесконечной свободы вызвало в нем огромную радость. Но вот его сильное тело ударилось о вепря, придавив животное к земле, и они по инерции покатились. Когда же они остановились, зверь попытался ударить Зигфрида клыками, чтобы высвободиться. Он бешено сучил ногами, которые легко могли бы раздробить человеческие кости.

Зигфрид радовался охоте. Победа над сильным зверем пьянила его, однако он не собирался чрезмерно мучить животное. Правой рукой подросток схватился за шею животного, а левой за вспененную морду. После этого Зигфрид резким движением сломал своей добыче шею. Ноги вепря еще несколько раз дернулись, и он замер.

Отдышавшись, Зигфрид встал, довольный собой и окружающим миром. Взвалив свою добычу на спину, он отправился домой. Идти было недалеко. Уже через полчаса он увидел округлый холм кузницы и две пристройки. Проходя мимо груды камней, находящейся всего в паре шагов от его жилища, Зигфрид, как всегда, замедлил шаг.

— Приветствую тебя, матушка.

Затем он пошел дальше. Это был жест уважения, но печали в голосе мальчика не было. А как же иначе? Зигфрид никогда не знал своей матери.

Регин прервал работу, услышав Зигфрида. Слух у кузнеца был отменный, и он без труда узнал тяжелый шаг своего воспитанника.

Зигфрид сбросил вепря с плеч прямо под ноги вышедшему из кузницы Регину.

— Что, опять вепрь? — проворчал Регин.

— Великолепное животное, — радостно улыбнувшись, ответил Зигфрид. — Было очень весело.

Регин сделал шаг навстречу Зигфриду, которого он воспитывал как собственного сына, и влепил ему пощечину. Не сильно, но достаточно, чтобы выразить свою ярость.

— Третий вепрь в этом месяце! А медведь?! А все эти лисы? Про зайцев я вообще молчу!

— Но я воин, а воин должен хорошо питаться! — настаивал на своей правоте Зигфрид.

Регин усмехнулся:

— Чтобы стать воином, нужно быть мужчиной. А тебе еще и четырнадцати нет. У нас запас еды на три ближайших зимы. Куда мне девать этого вепря? Придется тебе его зарыть, чтобы он не подманил хищников.

Зигфрид рассмеялся. Этот смех делал его неотразимым. Мальчик был сильным, красивым, смелым — и в то же время упрямым. Сила воина и воля короля давали ему мощь, которой он еще не умел пользоваться.

Регин вздохнул:

— Не забудь вымыться в ручье перед обедом.

Мальчик осмотрел себя. Он действительно был очень грязным — как, впрочем, и в любой другой день. Поэтому он всегда носил только короткие кожаные штаны и обувь. Регину не хотелось каждый день стирать рубашки неугомонного воспитанника.

Зигфрид кошачьей походкой пошел к ручью, в то время как Регин принялся за вепря. Зверь был достаточно тяжелым, и кузнец снова задумался о том, откуда у Зигфрида такая сила. Мальчик был не просто сыном своих родителей, это точно. Боги благословили его, одарив милостью, и, очевидно, возлагали на него большие надежды.

Регин зашел в пристройку и помешал в котле густой суп, который он варил уже несколько часов.


Вода в ручье, протекавшем через лес почти рядом с кузницей, доходила Зигфриду до щиколоток. Дно было неровным, ручей бурлил, словно захлебывался сам собой.

Зигфрид не стал утруждаться и мыть свое тело, начиная с рук. Он улегся в ручей прямо в одежде, повернувшись головой против течения, чтобы вода не затекала ему в ноздри. Тут было приятно и прохладно. Вода смывала с его тела пот и грязь. Зигфрид закрыл глаза, почесал родинку на груди у левого плеча и опустил ладони на гладкие камни под водой. Он радовался, что ему не нужно никуда торопиться. Диск солнца уже коснулся горизонта, но сегодня полнолуние, и он легко найдет дорогу домой. К тому же Регин все равно варил свой суп много часов, так что ему можно немного отдохнуть.

Вспоминая удачно прошедший день, Зигфрид незаметно для себя задремал.

Подросток не знал, долго ли он лежал в ручье. Его мысли витали где-то далеко-далеко. Он думал о воинах при дворе короля. В его воображении они скакали на лошадях и сражались на мечах. Он видел штандарты и стяги, трубы и скоморохов. Тут, в лесу, не было ничего особо интересного, а Регин не хотел рассказывать о своей придворной жизни. Одной из тех немногих историй, которые Зигфрид знал с самого детства, была история его матери Лины. Иногда он думал, что кузнец все время рассказывает об этой женщине, потому что ему самому хотелось удержать в памяти ее образ. Хотя Регин старался передать Зигфриду мельчайшие подробности его первой встречи с Линой, мальчик с трудом представлял эту женщину. У него не возникало ни малейшего чувства при слове «мама».

Лина была простой женщиной, и Регин описывал ее как «добрую душу, неброской красоты женщину». Родители выгнали ее из-за любовной истории, а Регин пожалел и взял к себе служанкой. Уже тогда она была беременна Зигфридом. Она умерла при его рождении и на смертном одре взяла с Регина клятву, что он воспитает ее сына и сделает его хорошим кузнецом. Она была обычной, ничем не примечательной женщиной. А Зигфрид, хотя и не испытывал к ней никаких чувств, все же уважал данную когда-то кузнецом клятву. Для него главным был Регин. Низкорослый мужчина, о котором в деревне говорили, что он не стареет, заменил ему и отца, и мать. Он обучил Зигфрида кузнечному ремеслу и охоте. Он любил его больше, чем крестьяне из соседней деревни любили своих кровных сыновей. Зигфрид был благодарен кузнецу и полон решимости доказать ему свою верность.

Но мальчик чувствовал в себе бурление крови, горячее и дикое. Иногда его ноги подергивались, словно у жеребенка, который собирается убежать.

Неожиданно что-то кольнуло его в грудь. Это было странно. И это не мог быть какой-то лесной зверь, потому что они старались держаться от Зигфрида подальше. А комары не вились над ручьем, предпочитая пить кровь оленей. Покалывание стало сильнее и болезненнее. Зигфрид открыл глаза.

Небо уже стало темно-серым, а густые кроны деревьев поглотили последние заблудившиеся лучики солнца, так что Зигфрид с трудом различил проступившие в сумерках очертания фигуры, которая склонилась над ним с копьем. Мысли в голове Зигфрида, только что такие спокойные и безмятежные, запрыгали в бешеной скачке. Мальчик пытался найти решение, которое смогло бы ему помочь.

Битва? Он не обладал опытом воина, а его противник стоял перед ним в полном боевом снаряжении. У Зигфрида не было оружия, зато богато украшенное копье, касавшееся его груди, явно было наилучшего качества. И наконец, мальчик лежал на спине, а значит, он в любом случае не успел бы встать на ноги, чтобы броситься на противника. Зигфрид старался не шевелиться и следил за своим дыханием, чтобы казалось, что его грудь не поднимается. Противник, который так подло на него напал, судя по одежде из грубой кожи и меха, был из северян. К тому же на кожаном шлеме, который Зигфрид сумел разглядеть в полутьме, не было знаков королевского двора. Мальчик лихорадочно думал о том, что же ему предпринять. Он осознавал, что исход этой странной встречи от него, к сожалению, не зависел. Воин, склонившийся над ним, убрал копье.

— Гляди-ка, он живой. Нельзя сказать, чтобы это было справедливо, с такой-то неосторожностью. — Голос, доносившийся из-под шлема, был полон презрения и насмешки.

— Это мой лес, — прошипел Зигфрид. — Никто здесь со мной не сравнится.

— Что ж, ему следовало бы обнести этот лес стеной, — продолжил чужой воин. — Что же это за мужчина, у которого нет противника и который не отправляется на его поиски?

Наконец незнакомец сделал шаг назад, так что Зигфрид мог теперь встать, избавившись от столь унизительного положения. И все же он остался лежать в воде, не зная, что собирается сделать противник. Подросток был немного удивлен — этот северянин оказался не таким высоким, как о них рассказывали. Он смотрел на мускулистые, но тонкие руки противника, а потом обратил внимание на его маленькие ноги, которые в меховых ботинках были не больше, чем ноги Зигфрида. Мальчик еще никогда не сталкивался с вооруженным противником и ничего не знал об обычаях воинов. Но он по-прежнему был жив, поэтому, учитывая легкость, с которой чужак мог убить его, это не стоило сбрасывать со счетов.

— Я Зигфрид, сын кузнеца Регина, — заявил мальчик, решив сказать полуправду. — Кто же нападает на невооруженного мужчину?

Воин сделал шаг ему навстречу.

— Меня зовут Брюн… Брюнгар. Если бы это было нападение, ручей бы уже окрасился твоей кровью и нес бы ее в Рейн. Но я ищу противника, а не жертву. Пускай он покажет мне свое искусство, а я научу его борьбе. — В голосе незнакомца снова зазвучали странные, слишком высокие нотки.

Зигфрид расправил плечи.

— Я — мужчина, и я — воин! Если бы мы были равны по оружию…

Брюнгар плюнул на землю.

— Ха! Он думает, мое оружие — это все, чем я его превосхожу?

Зигфрида раздражала странная манера незнакомца, который все время почему-то говорил о нем в третьем лице.

— Но это легко доказать, — насмешливо произнес мальчик.

Не задумываясь ни секунды, Брюнгар воткнул копье глубоко в землю.

— Ну что ж, нужно предоставить ему такую возможность. Сражайся!

На это Зигфрид как-то не рассчитывал. Большинство мальчишек в деревне избегали драк с ним, ведь он был сильнее всех. Несмотря на свой дикий характер, Зигфриду еще никогда не приходилось драться по-настоящему. Он неуверенно шагнул вперед. Брюнгар чуть отступил. Зигфрид продолжил наступление, но незнакомый воин старался держать дистанцию. Они сделали еще пару шагов, и Зигфрид начал терять терпение. Что же это за борьба?

— Ты что, хочешь сбежать? — спросил он. В его голосе одновременно звучали ирония и надежда.

— Он хотел этой битвы — пусть возьмет ее себе, — прорычал Брюнгар.

Зигфрид все понял и резко прыгнул вперед, так что его противник даже не успел закончить фразу. Мальчик вытянул обе руки, чтобы схватить этого странного человека, напавшего на него в лесу.

Брюнгар молниеносно отпрыгнул вправо, схватил Зигфрида за левое запястье и резко крутанул его. Мальчик еще никогда не чувствовал такой боли. Все переломы костей, с которыми ему приходилось сталкиваться в детстве, казались укусом комара по сравнению с этой болью. В его предплечье будто вонзился кинжал, достав до самой кости. Зигфрид закричал, и его тело, чтобы уменьшить боль, непроизвольно повторило движение противника. Мальчик повернулся и успел заметить, как Брюнгар взмахнул левой рукой, но не сумел уклониться. Вся сила, которую он попытался вложить в свою атаку, рассыпалась на мелкие осколки, когда Брюнгар ударил его в подбородок. Несмотря на подростковый возраст, тело Зигфрида было крепким, и, тем не менее, он перевернулся в воздухе и упал на землю.

Брюнгар при этом не выпустил запястье Зигфрида, и по громкому хрусту стало понятно, что он сломал ему руку. Лежа лицом на влажной земле, Зигфрид даже не вскрикнул. Наконец Брюнгар отпустил руку побежденного и перевернул его тело на спину. Зигфрид застонал.

— Я советую ему и дальше прятаться в лесу, — прошептал Брюнгар и склонился над ним. — Неосмотрительный воин и глупый мальчишка! Так можно быстро распрощаться с жизнью.

Зигфрид попытался что-то сказать, но лишь выплюнул комок земли.

Брюнгар наклонился немного ниже.

— Что я слышу… великий воин?

Только этого Зигфрид и ждал. Он нанес противнику удар здоровой рукой, крепко обхватил тело и руки Брюнгара и, притянув его к себе, изо всех сил ударил головой по его черепу. Брюнгар, сбитый с толку неожиданной атакой, беспомощно закачался и попытался достать рукой копье, торчавшее в земле.

Подтянув ноги, Зигфрид изо всех сил, которые у него остались, обхватил ими Брюнгара и сдавил ему бедра. В глазах у мальчика потемнело, а боль от бесполезной левой руки высасывала силу. Но все же он был полон решимости не отступать. Зигфрид скрестил ноги за спиной Брюнгара, чтобы усилить давление на живот противника.

Со стороны казалось, что их тела, прижатые друг к другу, готовы были слиться в единое целое. Брюнгар застонал от боли. Зигфрид почувствовал теплое дыхание противника на своем лице.

— В… этом лесу… мальчишка… не боится воина! — запинаясь, пробормотал Брюнгар и попытался ударить Зигфрида головой. Но в этот миг с него свалился кожаный шлем.

Вывалившиеся из-под шлема длинные черные волосы упали Зигфриду на лицо, и в этом не было ничего удивительного. Поражало другое — волосы мужчины не были грубыми и нечесаными. Наоборот, они казались гладкими и нежными.

На мгновение Зигфрид смежил веки, пытаясь унять боль в голове. Когда он открыл глаза, ему с трудом удалось сфокусировать взгляд на лице противника. Наконец глаза, нос, рот и черные волосы Брюнгара сложились в одну картинку. В одно лицо. Это не было лицо северного воина. Это даже не было лицо мужчины. Над ним склонилась девушка! Зигфрид вдруг подумал, что его околдовали, что у него помутился рассудок.

Брюнгар попытался вырваться из хватки Зигфрида, но правая рука сжимала его, словно железная, да и ноги не желали отпускать противника.

— Так ты… — простонал Зигфрид от боли.

Бледное лицо Брюнгара с темными бровями и угольно-черными глазами было так близко от него, что Зигфрид почти касался губами его губ.

— Брюнгильда, — прошипел воин, оказавшийся девушкой.

И тут она укусила его за щеку. Боль была настолько сильной, что Зигфрид отпустил ее, и Брюнгильде удалось высвободиться из его хватки. Все произошло слишком быстро, поэтому Зигфрид не успел среагировать. Она вцепилась левой рукой в левую руку Зигфрида и легко подняла ее, а правой еще раз сжала его переломанное запястье.

Зигфрид закричал во второй раз. Так громко он еще никогда в жизни не кричал. К своему стыду, мальчик почувствовал, что его ноги ослабли и он ничего не может с собой поделать. Брюнгильда резко вскочила. Через пару секунд девушка перевела дыхание и, протянув руку, взяла копье. Зигфриду показалось, что она собралась уходить.

Ворон что-то прокаркал с ветви, и Брюнгильда, наклонив голову, прислушалась. Потом она повернулась к Зигфриду и подала ему руку. — Ему нужно встать.

Зигфриду совершенно не хотелось, чтобы ему помогала девчонка, но сейчас у него не было выбора. В голове стучало, левым запястьем невозможно было пошевелить, и каждый мускул в теле горел, как от огня. Он даже подумал о том, что лучше уж остаться лежать на земле или попытаться снова перекатиться в ручей.

Когда он взялся за протянутую ему руку, Брюнгильда с поразительной легкостью поставила его на ноги. Зигфрид смотрел в глаза воительнице, которая одержала над ним полную победу. И вновь их лица оказались близко друг от друга, но на этот раз никто из них не хотел прерывать эту близость.

В Зигфриде разгорелось новое, еще не изведанное им чувство. Поражение унизило мальчика, но это незнакомое чувство было сильнее. Ему хотелось вдохнуть в себя запах Брюнгильды, но он боялся, что она заметит это и начнет смеяться над ним. Вместо этого Зигфрид неотрывно смотрел на нее.

Уже стемнело, но Брюнгильда, казалось, светилась в сиянии луны. Белая, как слоновая кость, кожа девушки напоминала о том, что на ее родине не так уж много солнечных дней. Тем отчетливее выделялись на белом фоне черные глаза и черные волосы. У нее были высокие скулы и слегка раскосые глаза. Глаза кошки. Это было гордое лицо, лицо представительницы благородного рода. И эта печать благородства подействовала на Зигфрида сильнее, чем красота, которая проходит с годами.

Брюнгильда тоже смотрела на взъерошенного подростка, которого только что поставила на место.

— Ну что, хватит с него? — тихо спросила она.

Когда девушка подняла руку, Зигфрид резко дернулся. Но она лишь отерла кровь с его щеки.

Издалека послышался звук горна, и впервые на лице Брюнгильды появилось выражение, напоминающее страх.

— Это мои люди. Я должна идти.

Она хотела убрать ладонь с лица Зигфрида, но он удержал ее здоровой рукой.

— Не уходи!

Взглянув на него, она улыбнулась.

— Короля Хакана нельзя заставлять ждать.

Ее ответ так изумил Зигфрида, что он даже отпустил ее руку.

— Король Хакан? Ты из Исландии?

Брюнгильда громко свистнула, и откуда-то из темноты выскочил черный конь. Юная воительница разбежалась и запрыгнула на него без помощи рук.

— Он хочет увидеть меня вновь?

Сердце Зигфрида билось так сильно, что он едва сумел выдавить ответ:

— Если на то будет воля богов.

— Ему скорее помешают не боги, а мой отец, — рассмеялась Брюнгильда. — Когда он станет в меньшей степени дураком и в большей степени мужчиной, пускай приезжает в Исландию. Я буду его ждать.

Она сжала бока коня пятками, и тот с места бросился в галоп. Ворон, верный спутник девушки, тоже слетел с дерева, чтобы сопровождать ее.

— Но как же я найду тебя? — крикнул Зигфрид ей вслед.

Брюнгильда уже скрылась в темноте, но он услышал ее голос:

— Каждый знает, где находится Исландия. А в Исландии каждый знает, кто такая Брюнгильда.

Наконец она исчезла в зарослях леса, а Зигфрид, оставшись в одиночестве, еще долго стоял на том же месте. В его мыслях царила сумятица, а тело теперь было грязнее, чем после охоты на вепря. Левая рука повисла, как плеть, и невыносимо болела. Зигфрид решил, что ему следует пойти к ручью и еще раз выкупаться.

Он попытался не обращать внимания на боль и не думать о Брюнгильде, но ему не удалось ни то, ни другое. Зигфрид не привык проигрывать, и уж тем более проигрывать девушке. Однако это обстоятельство его почему-то не смущало. Брюнгильда была совершенно не похожа на глупых куриц из деревни. Ее сила воспринималась им как вызов, а приглашение — как обещание.

Он постарается… Нет, он должен увидеть ее снова!


Хрустнула ветка, и в лунном свете Зигфрид заметил одинокую фигуру. Он догадывался, что это не Брюнгильда, и все же надеялся еще раз встретиться с ней.

Регин, очевидно, был поражен, увидев своего приемного сына, который пару часов назад уходил в лес исполненный сил, а теперь лежал у ручья совершенно вымотанный и израненный.

— О боги! Что с тобой произошло? — обеспокоенно спросил кузнец, присаживаясь на корточки рядом с Зигфридом и осторожно ощупывая его сломанное запястье.

Зигфрид скривился — как от боли, так и от стыда.

— Это был… Это были исландцы.

Впрочем, он говорил почти правду.

Регин оглянулся:

— Здесь, в лесу?

— Они пришли от Рейна, — объяснил подросток. — Может, они искали дичь для дороги домой.

Взяв Зигфрида за здоровую руку, кузнец помог ему подняться.

— Ты не умеешь лгать. Этот талант не был дан тебе при рождении, да и я не видел никакого смысла учить тебя этому.

Зигфрид направился в сторону хижины, опираясь на низкорослого кузнеца.

— Мне очень жаль. Но я… я…

— Пффф! — фыркнул Регин. — Прибереги дыхание для дороги домой. Если события последних нескольких часов должны принадлежать только тебе, то оставь их при себе.

Они шли, не говоря ни слова. Молчали они и за ужином — впервые.


— Поднимайте трап, — мрачно проворчал Хакан Изенштайнский. — Раз она не пришла вовремя, ей придется скакать за нами по берегу.

Эолинд с несчастным видом кивнул.

— Мой король, если с принцессой что-то случится, то для Исландии…

Король, обрюзгший и неопрятный, добродушно хлопнул своего советника по спине огромной лапищей.

— Ха! Она дочь Хакана, будущая королева Исландии! Боги на ее стороне, и горе тому, кто посмеет напасть на нее. Она переломает ему все кости! Голыми руками!

Эолинд всегда беспокоился, когда речь шла о Брюнгильде. Девчонка была дикой и непредсказуемой, и ее вспышек ярости боялись все в крепости Изенштайн. Хуже того, она вела себя как мальчик, причем очень невоспитанный мальчик.

Эолинд долгие годы пытался научить Брюнгильду, которая росла без матери, тонкостям придворного этикета — и это при дворе, где ничто не имело столь ничтожного значения, как тонкости светского обхождения. Хакан, унаследовавший трон по мужской линии в четвертом поколении, никогда не заботился о воспитании хороших манер у дочери. Но поскольку у него не было сына-наследника, Брюнгильде Исландской предстояло вступить в брак с королем с материка и объединить два королевства или же выйти замуж за дворянина, привести его ко двору и сделать новым королем. Поэтому Хакан признавал, что в любом случае ей потребуется умение быть хорошей женой.

На данный момент можно было с уверенностью сказать, что Брюнгильда притащит своего суженого в спальню силой, или же супругу принцессы придется принуждать ее к совместной жизни.

Эолинд кивнул двум воинам, и те принялись поднимать тяжелый деревянный трап, по которому исландцы сходили со своих кораблей на сушу. В это мгновение из леса вылетел ворон, освещенный лунным светом. Послышался боевой крик, который, казалось, донесся из глубин Утгарда. Хакан махнул рукой, и его люди снова опустили трап.

Словно демон, из леса выскочил черный конь с всадницей на спине. Девушка так низко пригнулась, что создавалось впечатление, будто она слилась с ним. Конь прыгнул с откоса на песок и, не замедляя хода, поскакал по трапу на палубу. Казалось, что животное не сможет остановиться и упадет с другой стороны корабля, но Брюнгильда резко натянула поводья, и конь стал как вкопанный. Не успел он опустить голову, как Брюнгильда уже спрыгнула на палубу.

— Что, хотели уплыть без меня, мой король? — насмешливо спросила она.

Хакан хрипло рассмеялся.

— И обречь эту бедную землю на верную смерть? У Исландии, быть может, и нет друзей, но и враги нам не нужны.

Эолинд знал, насколько правдивы эти слова. За диковатой внешностью Хакана скрывался острый политический ум, и королю всегда удавалось уберечь Исландию от континентальных войн. Когда пятнадцать лет назад посол Хъялмара уговаривал Хакана объединиться с ним в войне против Зигмунда, послу пришлось уехать несолоно хлебавши.

Исландия никогда не воспринималась всерьез, поскольку это островное королевство находилось вдали от торговых путей, а значит, и не стоило тратить силы на его завоевание. Но уж если Исландия вмешивалась в войны, не имевшие к ней никакого отношения, то ее воины сражались до последнего, пусть и не ради чести, но ради денег. Именно по этой причине Хакан всегда отказывался от постоянных военных союзов. В предпринятом им путешествии, целью которого было представление Брюнгильды ко всем королевским дворам на континенте, Хакан придерживался своей линии.

Брюнгильда привязала коня.

— Я хочу есть.

Хакан изумился тому, что дочь не стала вступать с ним в словесную перепалку, как она обычно делала.

— С тобой сегодня что-то случилось?

— Ничего, что может иметь какое-то значение до тех пор, пока ты жив, — таинственно сказала она и направилась к запасам еды.

Король, который терпеть не мог, когда к нему поворачивались спиной во время разговора, пнул дочь под зад.

— Брюнгильда! Я хочу услышать от тебя ответ, иначе всю обратную дорогу будешь налегать на весла! — Именно такое воспитание превратило Брюнгильду в хулиганку.

— Я кое с кем познакомилась, — объявила девушка с настораживающей небрежностью.

Взяв кусок копченого сала, она жадно вгрызлась в него зубами.

— С кем именно? — потребовал ответа Хакан.

— С будущим королем Исландии.


Это была двойная дуэль.

Зажав в левой руке клещи, а в правой молот, Зигфрид сражался с железом, которому он пытался придать форму, положив его на наковальню. Но еще отчаяннее он сражался со своей нетерпеливостью. Искусство кузнечного дела требовало от человека способности к тяжелому труду, физической силы и живучести, чтобы он мог противостоять огню и искрам. Всего этого у Зигфрида было в избытке. Более того, он наслаждался работой. Однако же профессия кузнеца, кроме всего этого, требовала точности, осторожности и умения угадать, когда металл становится идеальным по своим свойствам и любой следующий удар молота может свести все старания на нет. К сожалению, осторожности Зигфриду как раз и не хватало. Иногда ему казалось, что большую часть времени он проводит, переплавляя испорченные им изделия. И все же год от года он становился более опытным. Регин был хорошим учителем — строгим, но терпеливым. Он все чаще оставлял приемного сына в кузнице одного, потому что даже в сотне шагов от него мог определить по ударам молота, с каким успехом продвигалась работа.

Сегодня Регин гордился своим учеником. Зигфрид с удовольствием вытер лезвие остывшей косы кожаной тряпкой. Инструмент получился очень хороший, и он наверняка сослужит отличную службу крестьянину, который его купит. Регин стоял у входа в кузницу и любовался воспитанником, освещенным сиянием раскаленных углей. Юноша даже не надевал кожаный передник, и искры, летевшие во все стороны во время работы, впивались в его голую кожу, но он, казалось, не ощущал боли.

Зигфрид помахал косой налево-направо, словно мечом.

— Осторожно, — предупредил Регин. — Если ты сейчас ударишь лезвием обо что-то, то вся работа пойдет насмарку, ведь металл еще не полностью остыл.

Зигфрид просиял: эти слова кузнеца были для него лучшей похвалой.

— Начну делать еще одну!

Регин покачал головой:

— Сначала — ужин.

— Но я хочу учиться! — запротестовал Зигфрид.

Регин протянул ему влажную тряпку, чтобы юноша вытер пот со лба.

— Ты и так учишься изо дня в день, — сказал кузнец. — Однако нельзя ускорить процесс обучения, как нельзя заставить дерево расти быстрее, если все время его поливать, вместо того чтобы уповать на дождь.

Зигфрид вытер тряпкой лицо и спросил:

— А знаешь, что бы мне хотелось выковать?

Кузнец вздохнул:

— Ну конечно, знаю. А ты, Зигфрид, знаешь мой ответ.

— Но ведь это было бы для меня, а не для войны, — возразил юноша. — Я хочу научиться обращаться с оружием. А что, если сюда явятся солдаты? Мне же придется защищать нас!

— И правда, каждую ночь ворочаюсь, не могу заснуть — так переживаю, что какой-нибудь король захочет завоевать мою кузницу, набитую сокровищами, — проворчал Регин, дружелюбно похлопав Зигфрида по спине. — Надеюсь, до того как он это сделает, мы успеем поужинать.

Зигфрид неохотно отложил инструменты и забросал угли песком.

— Мне не нравится, когда ты надо мной смеешься. Мне ведь исполнилось семнадцать! Я уже мужчина!

Было очевидно, что Зигфрид мечтал о приключениях. Они были ему необходимы. Лес давным-давно стал слишком мал для его сильной и храброй натуры. Юноша напоминал медведя, закованного в цепи. Вкусная пища и забота Регина не могли помочь ему чувствовать себя счастливым. Зигфрид не получал того, что ему было нужно: приключений, подвигов, славы и чести. Кузнец надеялся, что сумеет подготовить мальчика к скромной жизни, как он обещал Лине, но это, судя по всему, было невозможно.

Они вошли в пристройку, и Зигфрид сел за стол. Регин налил ему два половника супа в деревянную миску, и юноша тут же набросился на еду.

— Однажды ты захлебнешься, если будешь есть так быстро, — улыбнулся кузнец, — и тогда не получится из тебя великого воина.

— Мета говорит, что меня взяли бы в любое войско соседних королевств, — пробормотал Зигфрид с набитым ртом.

— Мета? — Регин презрительно скривился. — Она потеряла на войне мужа и двух сыновей. Могла бы быть и поумнее.

Ему не нравилось, что Зигфрид встречался с женщиной, которую интересовало только его мужское достоинство. Впрочем, она не была исключением. Мужчины в деревне не любили Зигфрида, потому что не было ни одной женщины, которая не косилась бы на его роскошные бедра. Зигфриду легко было бы завоевать сердце любой девушки, но, к счастью, он еще не разбирался в правилах этой игры.

— А вот селяне говорят, что скоро саксы и датчане будут воевать, — продолжил мальчик.

Регина эта новость не обрадовала. Она означала новое беспокойство. Со времени падения Ксантена больших войн больше не было. Если Хъялмару удастся победить Саксонию, то его власти на севере будет уже нечего противопоставить. С другой стороны, если Талрих заставит Хъялмара пойти на унизительное мирное соглашение, то король Дании ослабеет как никогда.

У Регина не было желания думать о политике и войнах, а также о том, почему одно всегда следует из другого. Но он знал, что судьба Зигфрида тесно связана с судьбой Ксантена. Регин не собирался отправлять приемного сына на верную смерть, объявив его законным наследником Зигмунда. Он надеялся, что боги позволят мальчику жить в мире и спокойствии.

— Мы должны ковать оружие, — настаивал на своем Зигфрид. — Цены на него растут.

— Никакого оружия, — недовольно проворчал Регин. — Ты же знаешь, что я думаю по этому поводу.

Зигфрид вздохнул. Конечно, он это знал, ведь Регин не переставал повторять, что он против всякого оружия.

— Может, нам стоило бы тогда поехать ко двору Ксантена, — предложил Зигфрид. — Даже если мы не будем ковать оружие, латы и инструменты там все равно понадобятся. — Он положил себе добавки из котла.

Регин старался найти ответ, который не разочаровал бы упрямого воспитанника. Несостоявшиеся мечты и надежды были как вода, которая капает на камень и медленно его пробивает.

— Мы поедем ко двору, — помедлив, ответил кузнец.

Зигфрида так изумили его слова, что он выплюнул суп прямо в тарелку. Регин напомнил себе, что нужно бы подучить мальчика хорошим манерам.

— Правда? Мы поедем в Ксантен?


Зигфрид в своей жизни уже видел деревни и пару городов. На ярмарках он смотрел на скоморохов и посещал небольшие турниры. Но он еще никогда не был при дворе. Все, что он знал об этом, рассказали ему проезжие наемники.

Было еще кое-что. Ксантен находился в тех краях, через которые пролегал путь на север. А на севере была Исландия. Зигфрид никогда не рассказывал Регину о своей встрече с Брюнгильдой, но он постоянно думал о девушке, которая тогда победила его у ручья. Она оставила ему воспоминание о себе. Когда приближалась гроза, у Зигфрида начинало болеть левое запястье. Ему казалось символичным, что в ночи, во время дикого ненастья, он всегда вспоминал о юной воительнице.

Если они доберутся до Ксантена, то смогут побывать и в Исландии! Юноша думал о Брюнгильде уже три года, испытывая тайное страстное желание. Три долгих года. Иногда он чувствовал такое отчаяние, что не мог справиться с собой.

Регин задумчиво покачал головой.

— Мы поедем ко двору? Да. Мы поедем в Ксантен? Нет.

Зигфрид удивленно взглянул на него и спросил:

— Но если мы не поедем в Ксантен, то куда же тогда?

В течение нескольких дней Регин раздумывал над ответом на этот вопрос. Он понимал, что Зигфриду нужна была возможность испытать свою силу и удовлетворить юношеское любопытство. Однако при дворе в руках врага он быстро столкнется с неприятностями. Кузнец допускал, что Ксантен — это и в самом деле судьба Зигфрида, но давно для себя решил: богам придется приложить немало усилий, чтобы заставить его, Регина, отдать несмышленого мальчонку своре варваров.

— Мы поедем в Бургундию, — проворчал он, стараясь не смотреть на своего воспитанника.

На мгновение Зигфриду показалось, что вся жизненная сила вытекла из его молодого тела. Он побледнел и, осторожно поставив миску на стол, переспросил:

— В Бургундию?

— Не делай вид, что ты глухой! — гаркнул Регин.

— Но ты же сам говорил, что бургунды — глупые бабы, поклоняющиеся новым богам и висящие на крючке у Рима, — возразил Зигфрид.

Регин знал, что это правда. Гундомар Бургундский был королем-вассалом, которому корона принадлежала лишь по милости римского императора. При дворе Гундомара царили обычаи Рима. Все носили роскошные одежды, и мужчины, как и женщины, украшали себя золотом и драгоценностями. Там было принято добавлять в пищу изысканные восточные приправы, а дамы пользовались духами. Даже простолюдинам можно было учиться читать и писать. Но они учились не собственному языку — нет, они учили латынь. Однако больше всего Регин возмущался, узнав, что во всех тавернах от Рима до Дании болтали, будто Гундомар поклоняется богу христиан. Ходили слухи, что он даже разрешил построить в Вормсе церковь!

— Бургундия — это не двор для воина, — недовольно заявил Зигфрид.

Для него главным было то, что Бургундия находилась на юге, а это далеко от Брюнгильды.

— Значит, это место как раз для тебя, — ответил Регин, примирительно обнимая воспитанника за плечи. — Зигфрид, я знаю, как твое сердце жаждет приключений. Когда ты будешь готов, испытания сами тебя найдут.

Этот ответ не удовлетворил юношу, но он знал, что ему не следует спорить с Регином.

— О Бургундии рассказывают странные вещи, — продолжил Зигфрид.

Регин, готовый к очередной отговорке, сделал вид, что ему скучно.

— Что ж, наверное, и о нас рассказывают странные вещи, тебе не кажется?

Зигфрид отставил пустую миску.

— Нет, я не это имел в виду. Я слышал, что Бургундия закрыла границы и практически прекратила торговлю. Говорят, будто в лесах вокруг Вормса происходит что-то необычное.

Регин плюнул на землю.

— Вот что бывает, если связываешься с богом этих христиан!

Зигфрид перегнулся через стол, словно боялся, что их могут подслушивать.

— Бенно говорил, что солдаты рассказывали ему о чудовищах, осаждающих Вормс.

— Неужели ты в это веришь? — Регин резко вскинул голову: он надеялся, что воспитал Зигфрида более разумным мальчиком.

— Нет, конечно нет, — с подчеркнутой небрежностью произнес юноша. — Чудовищ ведь не бывает. — Однако ему удалось удержать себя в руках всего три секунды. — А с другой стороны, — продолжил Зигфрид после паузы, — может, какое-то чудовище и сбежало из Утгарда. Или много чудовищ. А если это испытание, ниспосланное Одином?

Регин понимал, что для Зигфрида важно не то, что какое-то чудовище сжирает прекрасных дев перед воротами Вормса. Главным для юноши была возможность, шанс наконец-то совершить подвиг. Кузнец решил не разочаровывать Зигфрида. Мечты о подвиге ускорят его путь в Бургундию быстрее, чем желание распродать выкованные товары.

— Ну что ж, если так, то тебе нечего жаловаться на нехватку приключений.

Зигфрид победоносно рассмеялся.

— Тогда мне потребуется меч!

— Я думаю, что придворный кузнец Бургундии с удовольствием поможет тебе, — ответил Регин.

На этом они закончили свой спор.


Изенштайн представлял собой крепость, которой не было равных в мире. Расположенный на южной стороне Исландии, во фьорде, он находился между каменистым берегом и кратером вулкана, который в ненастье был сокрыт серыми тучами. Бурное море не позволяло кораблю подойти слишком близко.

Предки Хакана выбили плато прямо в вулканической породе, из которой и состоял остров. Люди раздробили образовавшиеся камни и сделали из них внешние стены крепости. Из-за этих стен, черных, пористых и холодных, с зубцами, направленными вперед, создавалось впечатление, будто крепость готова наброситься на любого непрошеного гостя. Крепость была вулканом, а вулкан — крепостью. Здесь, наверху, в расщелинах между камнями, непрерывно дул пронизывающий ветер. Его завывающая музыка никогда не утихала, и все певцы, исполнявшие при дворе баллады, невольно подражали ей. В отличие от крепостей на материке, в Исландии не нужны были замковые рвы и подвесные мосты.

К воротам вела широкая извилистая тропа, высеченная в вулканической породе так, что получилось бесконечное количество ступеней. Для того чтобы открыть огромные ворота из бука, нужны были усилия шестерых мужчин.

Зима в Исландии продолжалась десять месяцев, и местные жители несли на себе отпечаток безбрежного холода и тьмы. Они были упрямы, молчаливы и обладали волей, которую ничто не могло сломить.

Брюнгильда стояла на выступе с правой стороны от крепостных ворот. Здесь дул ледяной ветер, в котором кружили снежинки. За последние три года дочь короля превратилась в красивую молодую женщину. Она пристально смотрела на узкий фьорд, выходивший к океану, словно надеялась заставить корабль, который так ждала, приплыть скорее. На ее лице не отражалось ни капли отчаяния, разрывающего ее сердце на части.

Дверь одной из башен, которая вела в жилые помещения, открылась, и на выступе появился Эолинд. Он закутался в меховую шубу, полностью скрывавшую его худощавое тело. Некоторое время он стоял рядом с Брюнгильдой и тоже смотрел на фьорд. Казалось, ему хотелось увидеть то, что видела там принцесса. Но он ничего не разглядел.

— Ну и как он? — наконец спросила Брюнгильда.

Ей было трудно перекрикивать ветер.

— Он воин, и он знает, что это его последняя битва, — ответил Эолинд. — Но он будет бороться до тех пор, пока сама смерть не примет его с должным почтением.

— Он — дурак! — с горечью воскликнула Брюнгильда. — Нет никакого позора в том, чтобы перейти в другую жизнь. Я прекрасно понимаю, как ему больно.

Хакан вот уже три месяца лежал при смерти. Придворные врачеватели с самого начала предвещали ему быструю смерть, но он противился ей, как упрямая лошадь.

— Он заботится о королевстве, — мягко возразил Эолинд.

Брюнгильда резко повернулась к советнику, который служил ее роду уже больше сорока лет.

— А королевство заботится о нем. Но Исландия не погибнет только из-за того, что ее король наконец-то встретит смерть. Неужели у моего отца так мало доверия ко мне, к моим способностям управлять страной?

Эолинд покачал головой.

— Вы будете великолепной королевой, и он это знает. Но если вы взойдете на трон Исландии, каждый король, который захочет жениться на вас, будет бросать на Исландию жадные взоры.

Брюнгильда знала, что ее советник говорит правду. Мечтая о сильном и волевом супруге, она понимала, что, если тот будет королем, Исландия перейдет в его владения.

— Я окажу честь трону Исландии, — проворчала она. — Но выйду замуж лишь за того, кто меня достоин.

Эолинд вздохнул.

— Именно этого я вам и желаю. И все же… скольким женихам вы откажете, прежде чем найдется тот, кто не примет поражения? Человек, который решит взять то, что ему не принадлежит?

Брюнгильда опустила сжатые кулаки на выступ.

— Мне придется сломить решительность и храбрость женихов, не задев их чести. Я дам им шанс, но победить недостойному не удастся. Их будут ждать… испытания.

И снова Эолинд вздрогнул, видя силу и решимость Брюнгильды, столь поразительную в ее возрасте.

3

БУРГУНДИЯ И МЕСТЬ БОГОВ

— Мы могли бы нанять лошадь в деревне, — проворчал Зигфрид, наверное, уже в сотый раз в течение этого путешествия.

Регин с беспечным видом шел рядом с повозкой, в которой были сложены инструменты и выкованные ими изделия, а его молодой помощник, словно бык, тащил эту повозку по грязной дороге.

— А зачем? — весело спросил кузнец. — Тогда бы мне пришлось заботиться еще об одном желудке, а твоя сила ничего не стоит.

Регин умолчал о том, что сила Зигфрида была поразительна и иногда ему приходится напрягаться, чтобы поспевать за повозкой. Каждый вечер он удивлялся, откуда у Зигфрида берутся силы, чтобы поужинать.

— Если бы у нас была лошадь, то мы оба могли бы ехать на повозке, — упрямо продолжал юноша.

Они ехали в Вормс уже больше двух недель. При этом они на пару дней остановились в Кобленце, так как на тамошнем рынке можно было продать кое-какие инструменты. В городе, обнесенном толстой стеной, было спокойно, а на постоялом дворе их ждала вкусная еда и мягкая кровать. Регину действительно удалось продать несколько кос, серпов, топоров и мотыг. При этом они выслушали много историй, о которых ранее упоминал Зигфрид.

Очевидно, в Вормсе действительно что-то было не так. Никто ничего точно не знал, но большинство из тех, кто туда ехал, не возвращались обратно, а те немногие, кому нужно было доехать всего лишь до Рейнталя, рассказывали об одной округе, которая пострадала от мести богов.

Зигфрид прислушивался к этой болтовне с восторгом, ведь она сулила честь и славу тому, кто живым пробьется в Вормс. Регин же особого внимания на эти разговоры не обращал.

В Майнце мрачные истории были еще более распространены и обросли ужасающими подробностями. Бывшие солдаты из войска короля тоскливо протягивали прохожим свои культи, а ведь у них когда-то были руки и ноги. Послы обещали немало денег за сопровождение до юга, однако желающих не находилось. Люди чувствовали себя в обнесенном высокими стенами городе увереннее, чем на дорогах страны.

Кузнец задумался. В конце концов, он выбрал Бургундию именно потому, что был уверен: там его воспитанник сможет жить спокойно. А теперь все оказалось наоборот. Если во всех этих историях была хоть капля правды, то семья короля Гундомара, несомненно, оскорбила древних богов и несла теперь за это суровое наказание. Конечно, не хотелось бы вмешиваться в битву новых и старых богов…

С другой стороны, Регин верил в Вотана и подчиненных ему богов, и с этой верой ему жилось неплохо. Может, боги просто хотели, чтобы Зигфрид посетил Бургундию в ее худшие времена. Кто знает? Уже два дня шел дождь; он моросил непрерывно, и вся их одежда уже давно насквозь промокла. Груженая тележка становилась все тяжелее по мере того, как дерево впитывало воду, а колеса застревали в грязи. Продвигаться вперед стало намного труднее.

— Нужно подыскать место, где мы могли бы подождать, пока прекратится этот дождь, — предложил Регин.

К его изумлению, Зигфрид с ним не согласился.

— В этой проклятой местности нет ни единого места, где рыбы не чувствовали бы себя лучше, чем люди, так зачем нам продлевать наше путешествие?

Кузнец кивнул, и они молча двинулись дальше: двое странного вида мужчин и повозка, едва заметная в сумерках ненастного дня. Чем больше они приближались к сердцу Бургундского королевства, тем реже им на тракте встречались путники. Сначала они перестали встречать охотников и крестьян, затем с дороги исчезли торговцы, а вскоре перестали попадаться на глаза даже странствующие наемники и миссионеры.

Через некоторое время Регин и Зигфрид поравнялись с повозкой, которая была больше и роскошнее, чем у них. Повозка лежала на боку, а правое колесо, словно зонт, закрывало ее. Левое колесо полностью погрузилось в мягкую землю. Владельца повозки нигде не было. Регин провел ладонью по разбухшему дереву.

— Дорогая повозка. По-моему, она с юга. Кто же бросает такую дорогую вещь на тракте?

Зигфрид опустил оглобли своей повозки и присоединился к Регину.

— По-моему, это несчастный случай. Но ось в порядке, и я не понимаю, почему повозку снова не поставили на колеса.

Юноша схватился за верхнее колесо и изо всех сил дернул его на себя, разбрасывая во все стороны землю. Ему удалось вытянуть левое колесо из грязи, и повозка стала в нормальное положение.

Регин оглянулся, всматриваясь в дождевую завесу.

— Тракт прямой и хорошо вымощен, — задумчиво произнес он. — Непонятно, как здесь мог произойти несчастный случай…

На лице Зигфрида тоже отразилось недоумение, но у него это чувство было смешано с любопытством.

— Ты думаешь, что на путешественников напали?

— Пошли дальше, — не ответив на вопрос юноши, сказал кузнец.

— Будь у меня меч, к нам бы и близко никто не подошел! — с решительностью, выдававшей молодой пыл, заявил Зигфрид.

— Ни один меч не справится со стрелой, вылетевшей из засады. А пять плохих воинов — смерть одного хорошего, — поучительным тоном сказал Регин. — Чистое сердце — плохой щит.

Вздохнув, Зигфрид взялся за оглобли.

— Иногда мне кажется, что ты только и знаешь, что сыпать поговорками.

Регин похлопал его по плечу.

— Знание — сила, а опыт — оружие, которым может сражаться старик, если его руки уже не могут держать меч.

Зигфрид задумался о том, что имел в виду Регин. Все время находясь рядом с кузнецом, он не замечал, чтобы тот старел. Иногда юноша задавался вопросом, не наступит ли тот день, когда он будет выглядеть старше своего наставника.

Наконец ливень немного утих, но дождь продолжал моросить. Тучи не разошлись, однако теперь стало немного светлее и видимость улучшилась.

Регин вскочил на повозку, чтобы посмотреть, что происходит вдоль тракта.

— Леса, поля… Вскоре мы подойдем к Рейну, а оттуда уже недалеко и до Вормса.

— Надо было плыть по реке, — проворчал Зигфрид. — Доплыли бы прямо до места.

Регин спрыгнул на землю.

— Вот глупости. У нас слишком тяжелая поклажа, чтобы тащить все это вверх по течению. К тому же река такая же взбудораженная, как и твои мысли. У нас ушло бы вдвое больше времени.

— Ты что, хочешь сказать, что мы уже сегодня придем в Вормс? — оживился Зигфрид.

Регин покачал головой.

— Если повезет, то завтра вечером будем у городских ворот, а сейчас нам лучше подыскать место для ночлега.

Никаких построек вокруг не было, поэтому путники решили, что нужно придумать что-то другое. В дороге они часто спали, накрывшись мехами, прямо на повозке. В этом было одно преимущество: ночью в их рубашки не могли заползти насекомые. Но так как снова мог пойти дождь, нужно было побеспокоиться о более надежном укрытии.

Зигфрид указал на заросли вдоль тракта:

— Вон там, кажется, ветви деревьев переплетаются. Если листва густая, мы сможем развести небольшой костер и разбить лагерь.

Регин еще раз огляделся по сторонам, но ничего лучшего ему в голову не пришло.

— Подтяни нашу повозку к дереву, чтобы она не приманивала всякий сброд.

Зигфрид кивнул. Странная находка у обочины сделала их обоих осторожнее.

В лесу они действительно сумели укрыться от дождя, а на мху и листве можно было хорошо выспаться. Регин вытащил из походного мешка полбуханки хлеба и разделил ее с Зигфридом. А чтобы утолить жажду, они просто вышли из леса и, открыв рот, подняли головы к небу.

Регин достал из-под пропитанных воском кожаных покрывал пару сухих рубашек, и они с Зигфридом переоделись, повесив мокрую одежду сушиться у костра.

— Ненавижу дождь, — проворчал Зигфрид, растирая ноги, чтобы согреться.

Регин покачал головой.

— Дождь — это не хорошо и не плохо, а ненавидеть его глупо. Если бы мы сейчас сидели в кузнице, ты был бы не прочь заснуть под шум дождя, который может убаюкать кого угодно.

— Да, именно там я бы сейчас хотел оказаться, — мечтательно произнес Зигфрид.

— Неужели тебя оставила страсть к приключениям? — рассмеялся кузнец. — Я думал, что этот огонь горит в тебе постоянно и ничто не может его погасить.

Зигфрид взял покрывало, закутался в него и, прислонившись к дереву, закрыл глаза. Юноша думал о Брюнгильде, богах и мече, с которым он отправится на великую битву.

Вскоре он уснул.


Брюнгильда подняла ногу, пытаясь нащупать ступней очередной выступ. Много часов назад первые снежинки, опустившиеся на ее одежду, растаяли, и вода просочилась к коже. Она не чувствовала пальцев ног, хотя ее ботинки были сшиты из нескольких слоев меха. Не спасала от пронизывающего ветра и меховая накидка с капюшоном — холод, казалось, пробирал до костей.

Ночное небо, усыпанное звездами, было ясным, а воздух — таким холодным и разреженным, что исландская принцесса чувствовала его колкость, несмотря на плотную тканевую повязку, которой она закрывала рот.

Брюнгильда не оглядывалась: она знала путь, по которому шла. Она не смотрела и вперед, поскольку то, что ожидало ее там, могло принести лишь отчаяние, а следовательно, провал. Путь к краю вулкана, возвышавшегося над крепостью Изенштайн, нельзя было преодолеть кратчайшим образом: подъем был слишком крутым и опасным. Вместо этого девушка продвигалась по спирали, медленно набирая высоту, и лишь по небольшим впадинам в вечной мерзлоте могла угадать, где ее предки проложили тропу в другую сторону королевства, — в те древние времена, когда, как утверждала легенда, вулкан еще действовал, а Исландия не была покрыта льдом.

Принцесса не могла сказать, сама ли она зажмурила глаза, чтобы защититься от холода, или же ее ресницы смерзлись так, что ей уже с трудом удавалось поднимать веки. Она почти не чувствовала своего тела, не ощущала боли и холода. Но она слишком часто охотилась зимой с отцом и знала, что, когда уходит боль, уходит и жизнь.

На мгновение девушка замерла, прижимаясь ко льду, и несколько раз напрягла все мышцы, пытаясь усилить кровообращение. Зубцы золотой короны, которую она сжимала в руке, впивались ей в ладонь сквозь перчатку — напоминание о том, что рука по-прежнему была частью ее тела и что у принцессы есть цель.

Прошло три дня с тех пор, как лодка с пылающим телом короля Хакана спустилась вниз по фьорду, чтобы умерший король нашел покой на дне моря, как это делали все его предки. В течение этих дней Брюнгильда должна была объявить себя наследницей престола и укрепить королевство. Но девушка не сделала этого. Она не могла управлять королевством одна, а мысль о том, что ей придется выйти замуж, была для нее невыносима.

Уже никто не помнил, откуда взялся этот закон, которому она сейчас следовала, рискуя собственной жизнью. Если были правы историки и скальды, то за последние десять поколений лишь два короля обратились к этому закону. В Исландии, в отличие от королевств на материке, королевская кровь рассматривалась не как право, но как долг. Восходя на трон, король отдавал собственную жизнь на благо народа. Брюнгильда должна была искупить вину за свою юность, и искупление требовало не принятия решения, а действия. Только положив корону на край кратера, она получала право отказаться от трона и покинуть Исландию.

Занемевшие ноги и изнывающее от боли тело умоляли ее оставить корону в снегу и вернуться обратно в замок. Пройдут годы, пока появится претендент на престол, который сумеет добраться до края вулкана и обнаружит, что корона лежит не на специально подготовленном алтаре у края кратера, а в другом месте.

Но Хакан, умирая, просил дочь исполнить долг так, как это делал он. Если Брюнгильда не хотела быть королевой Исландии, то ей надлежало оставить корону в предписанном месте для будущего короля. Таков был закон, и таков был ее долг. Если уж он сулил ей смерть, то смерти придется очень постараться, чтобы взять Брюнгильду силой.

Девушка взбиралась вверх по скале уже двенадцать часов — без пищи, без помощи и без надежды. Она упала в снег, но, несмотря на усталость, мгновенно вскочила на ноги. Брюнгильда знала, что даже несколько секунд на снегу могли привести к гибели, а она не хотела умирать. Она хотела сдаться. Но не умирать.

Принцесса стала взбираться дальше и наконец почувствовала, что слой снега под ее ногами стал тоньше. Она протерла руками лицо, обернутое тканью, и попыталась разлепить смерзшиеся ресницы. И действительно: перед ней, словно черная стена, высился край огромного кратера. Струйки дыма, поднимавшиеся от лавы, которая затаилась глубоко в земле, извивались на ветру, столь беспощадном здесь, в вышине.

До алтаря было всего несколько шагов, но Брюнгильде потребовались долгие минуты, чтобы их преодолеть. Если бы предки установили алтарь для короны на сотню шагов дальше, Брюнгильда, скорее всего, упала бы в кратер.

Выступ на черной скале из идеально вытесанного камня был виден даже в темноте. Принцесса должна была гордо подойти к нему и положить в самый центр алтаря корону.

Но Брюнгильда, медленно приближаясь к алтарю, все ниже склонялась к земле. Ее легким не хватало воздуха, перед глазами мерцали огни, которых она еще никогда не видела. Девушка закашлялась, заметив, как несколько капелек крови упали на вулканическую породу. Наконец ей удалось выпрямиться, но дрожащие руки не помогли удержать равновесие, и ноги снова заскользили по камню. Пальцы Брюнгильды с трудом нащупали трещины на алтаре. Ей, собственно, не нужно было рассматривать алтарь, она хотела лишь снять корону, а потом выжить, спускаясь вниз, в долину. А может, не так? Может, лучше улечься здесь, в вечной мерзлоте, и больше никогда не испытывать страха…

Вероятно, такова была воля богов, иначе как объяснить, почему луна этой ночью светила так ярко, что Брюнгильда смогла рассмотреть надпись на черном камне. Новолуние, облака, да что угодно могли помешать принцессе прочитать древние руны, высеченные в камне. Несмотря на боль, усталость и разочарование, исландская принцесса снова провела рукой по камню. Она склонила голову, чтобы лучше рассмотреть символы. Письмена были необычными и лишь отдаленно напоминали те, которые использовались ее современниками. Руны были проще, грубее.

Это был приказ: «Оглянись».

Брюнгильда на мгновение задумалась, что бы это значило. Оглянись? Прислонившись к камню, она обернулась, поддерживая себя руками, чтобы ослабевшие ноги не отказали. И вдруг она увидела Исландию. Возможно, впервые в жизни.

Отсюда она могла окинуть взором всю страну — черную вулканическую породу и заснеженные равнины, а на западе — мерцание огромных водопадов, несших свою воду в море. Она видела фьорды, в которых отражалось лунное сияние, и море, омывающее остров, словно золотая оправа, удерживающая драгоценный камень. Брюнгильда видела костры, зажженные народом в память о Хакане. Они будут гореть еще неделю.

Она устремила взор к самому горизонту. Для нее больше не было островов, не было королевств. Была только Исландия. На лице девушки, скованном холодом, не могли отразиться чувства, будоражившие ее душу. Она плакала, но по ее лицу не стекали слезы. В этот момент перед ней была не просто Исландия — теперь эта страна стала ее Исландией.

Брюнгильда стояла на самой высокой точке острова, и перед ее глазами простиралась земля, принадлежащая ей по праву. Земля, от которой она собиралась отказаться. До этого самого мгновения.

Ее усталость пропала, словно ее и не было. Брюнгильда выпрямилась, отбросила капюшон меховой накидки и надела на голову корону. Затем она подняла руки и закричала во все горло:

— ИСЛАНДИЯ!!!

Она была Брюнгильдой. Брюнгильдой, дочерью Хакана. Королевой Исландии.


Ночью дождь прекратился. Маленький костер погас, а на горизонте появились первые проблески — предвестники утренних сумерек, за которыми последуют первые лучи восходящего солнца. Но пока что было темно.

Этот звук, долгий, протяжный и глубокий, напоминал гром. Он доносился из леса и разбудил Зигфрида за мгновение до того, как Регин положил ему руку на плечо.

Юноша широко распахнул глаза и через пару секунд сориентировался, где он находится.

— Что это? — спросил он, уставившись на Регина.

Кузнец закрыл ему рот ладонью.

Звук повторился. На этот раз он напоминал лавину камней, катившихся в долину, и раздавался где-то вдалеке.

— Это гроза? — снова спросил Зигфрид, как только Регин убрал руку от его рта.

Кузнец встал.

— Я еще не слышал грозы, которая заявляла бы о себе с такой яростью в голосе.

Они пошли обратно к тракту. Повозка стояла нетронутой там, где ее вчера оставил Зигфрид. Дождя уже не было, но тракт все равно размыло, и ноги погрузились в грязь.

Регин посмотрел вперед, куда вел их путь. Мягкий ровный ландшафт сливался с серым небом, и трудно было что-либо разглядеть.

Неожиданно вспыхнул свет, а затем послышались раскаты, напоминающие гром.

— Да, это все-таки гроза, — неуверенно произнес Зигфрид. — Сначала молния, потом гром.

— Эта вспышка так же мало напоминает молнию, как и раскаты — гром, — сквозь зубы процедил Регин.

— Тогда что это?

Кузнец пошел обратно к месту их ночлега.

— Меня вполне устраивает, что это находится достаточно далеко, — сказал Регин и добавил: — А нам пора.

Они собрали вещи и вытащили повозку на тракт.

Идти этим ранним утром в Вормс без дождя было намного приятнее. К тому же дорога шла вниз с горы, что сильно облегчало задачу Зигфрида.

И все же им не хватало беззаботности, с которой они проделали весь свой долгий путь. Казалось, какая-то печаль окутала эту землю, словно туман, и ее не могли развеять даже утренние лучи солнца.

Неожиданно Регин насторожился.

— Слышишь?

Зигфрид прислушался. Кроме скрипа повозки, ничего не было слышно.

— Нет.

— И я нет.

Зигфриду показалось, что Регин шутит, но потом до него внезапно дошел смысл этих слов.

— Птицы не поют.

Регин кивнул.

— Птицы не поют, дичь не кричит, волки не воют.

Зигфрид наконец понял, что его беспокоила именно эта неестественная тишина. Он вырос в лесной кузнице, и звуки леса были такими привычными для него, что он обратил внимание на их отсутствие только тогда, когда их не стало.

Они снова увидели что-то у тракта. Это было тело мертвой лошади. Зигфрид остановил повозку, и мужчины осторожно приблизились к трупу. На лошади скакали, и во рту у нее висели обрывки поводьев. Седло было разорвано, и, судя по всему, лошадью уже полакомилась пара хищников. Из широкой раны торчали ребра, а в мертвых глазницах копошились белые жирные черви.

Сначала Зигфрид подумал, что это был черный конь, но потом заметил, что шерсть животного была покрыта золой. Он осторожно надавил на нее пальцем — кожа захрустела и показалось обугленное мясо.

— Он сгорел, — пробормотал юноша. — Как будто бедное животное бросили в костер.

Регину стало не по себе. Он все больше сомневался, было ли его решение отправиться в Бургундию правильным. Он ведь знал, что Ксантен — судьба Зигфрида. Зачем же тогда пытаться обмануть богов?

Кузнец вдруг заметил, что деревья стояли голые, без листвы, а их стволы были такими же черными, как и сожженная плоть несчастного коня. Он подошел поближе к лесу и провел пальцами по дереву, а потом взглянул на руку. Рука была покрыта пеплом.

— Деревья тоже сгорели! — крикнул он Зигфриду.

Парень вытер пальцы о траву.

— Но этого не может быть! Видно же, что лес здесь не горел!

Регин глубоко вдохнул. Кузнец принял решение, которое могло уберечь его от мести богов, если он ее накликал.

— Хочешь вернуться? — спросил он воспитанника.

Зигфрид изумленно взглянул на него. Сколько он себя помнил, это был первый случай, когда кузнец растерялся, не зная, что ему делать.

— Ты имеешь в виду в кузницу?

Регин вдруг почувствовал, как ему больно говорить об этом.

— Я имею в виду в Ксантен.

Зигфрид посмотрел на тракт, ведущий к Вормсу, потом оглянулся назад, в сторону Майнца, потом опять вперед. Он упер руки в бедра. В голове у него лихорадочно роились мысли, но они проносились так быстро, что только мешали ему принять решение.

Он хотел увидеть Брюнгильду, и в Ксантене это было легче сделать. К тому же у него был шанс научиться боевому искусству у легендарных воинов при дворе Ксантена. С другой стороны, Регин говорил, что до Вормса всего день пути. Значит, они шли зря?

И наконец, — Зигфрид отдавал себе в этом отчет — его влекла возможность приключений, о которых он всегда мечтал. Честно говоря, ему не хотелось ехать в Вормс, ведь там настоящему мужчине делать было нечего. Но, судя по всему, ситуация изменилась, и Зигфрид понимал, что упускать такой шанс нельзя.

Юноша медленно покачал головой.

— Я думаю, нам следует поехать в Вормс. В его стенах мы будем в безопасности. Если бургунды скупят наши изделия, то повозка станет намного легче. Да и к тому же нам потребуется свежий провиант, если мы поедем на север.

Регин был рад, что теперь ответственность за решение лежит не только на нем.

— Такова твоя воля? Ты хочешь, чтобы мы ехали в Вормс?

Зигфрид утвердительно кивнул.

— Такова моя воля.

— Тогда нам стоит поторопиться. Я не хочу провести еще одну ночь под открытым небом, не зная, что мы в безопасности.

Придя к согласию, они немного успокоились, подавив в себе неуверенность, вызванную этой странной дорогой, и медленно пошли дальше.

4

РЕГИН И ЗОВ СУДЬБЫ

Солнечный свет едва пробивался сквозь облака, нависшие над Бургундией, словно серое покрывало, и путникам с трудом удавалось определить, который был час. Чем ближе Зигфрид и Регин подходили к городу, тем чаще они сталкивались с тем, что ворожеи и жрецы истолковали бы как темное знамение. У тракта они заметили птиц с обожженными перьями, а также торчащий из земли меч, словно на этом месте была могила. Из леса выползали белые нити тумана, и в сплетении этих нитей путникам виделись чудища из Утгарда. Скелет какого-то человека, полностью освобожденный от плоти, застрял в кроне дерева, ухмыляясь и угрожая одновременно.

Когда они спускались в Рейнталь, лес поредел и за ним потянулись широкие луга и виноградники. На краю леса показались первые дома, что свидетельствовало о близости города. Но с домами тоже было не все в порядке. Двери многих из них были открыты, а домашний скарб валялся на земле, как будто хозяева в спешке покинули свои жилища. Обугленные крыши словно насмехались над дождливой погодой.

— Как ты думаешь, может, это гунны напали на Бургундию? — спросил Зигфрид, увидев следы разрушения.

Регин покачал головой.

— Мундцук уже давно послал свои войска на юг и запад. Я не думаю, что он посмел бы напасть на королевство, власть которого поддерживается в Риме.

Зигфрид был слишком любопытен, и эта тайна приводила его в бешенство.

— Но какое же королевство осмелится тогда напасть на Бургундию?

— Чужой король — это не единственная опасность, которая грозит стране, — мрачно произнес Регин.

Они перешли через холм, и им открылся великолепный вид на Вормс. Зигфрид и Регин остановились, осматривая долину.

Издалека город казался вполне благополучным, а мастерски спроектированная сеть улиц поражала воображение. Стена высотой в четыре человеческих роста окружала широкое море домов, в сердце которого возвышалась церковь, как будто собравшая вокруг себя городские постройки. Однако это впечатление было обманчивым: церковь возвели совсем недавно, и, по всей вероятности, пришлось снести много домов, чтобы освободить для нее место. Это было высокое здание с узким нефом и без особых украшений на гладких стенах. Зигфрид, впервые увидевший храм христианского бога, был глубоко поражен изящностью его форм. Дома горожан были простыми, и между многоэтажными каменными строениями до сих пор стояли вросшие в землю старые хижины.

Сам замок, находившийся на холме за городом, представлял собой потрясающее творение архитекторов и каменщиков. Очевидно, его строили медленно, с одной-единственной целью — для защиты от вражеских войск. Множество аркад и галерей имели бесчисленные ответвления, которые вели в разные места двора, а наличие балконов позволяло осматривать окрестности со всех сторон. Несмотря на то что замок занимал большую площадь, он казался легким, словно не хотел придавить зеленеющую у своих стен траву. Крепостные стены, увитые плющом, были сложены из светло-серого камня. За городом, на южной стороне, сверкали воды Рейна.

С вершины холма мужчинам открывался такой мирный вид, что они на время забыли о мрачных тайнах, с которыми им пришлось столкнуться в последние дни.

Зигфрид решительно схватился за оглобли повозки.

— Давай доберемся до города засветло, Регин. Я хочу успеть посмотреть как можно больше. Кроме того, я сильно проголодался.

Улыбнувшись, Регин пошел за своим воспитанником, который восторженно бежал к Вормсу. Но их радость по поводу приезда в Вормс после столь долгого путешествия очень быстро прошла. Уже первые хижины, расположенные перед городскими стенами, свидетельствовали об ужасном несчастье, постигшем бургундский двор. Те немногие горожане, которых повстречали путники, вели себя как-то странно: они делали все в невероятной спешке, испуганно опустив глаза к земле и время от времени украдкой бросая взгляд на небо, как будто ожидали молнии, готовой лишить их жизни.

Слева и справа от городских ворот стояли два солдата — с точки зрения Регина, этого было недостаточно, если учитывать странность происходящего. В руках солдаты держали копья, а на поясе у них висели мечи. На осунувшихся лицах читалось скорее недовольство, чем готовность проявить воинскую доблесть.

— Кто вы и что вам здесь нужно? — спросил один из стражников, выполняя свой долг.

— Мы — кузнецы с севера, — объяснил Регин. — Мы везем наши товары, чтобы продать их здесь, в резиденции славного короля Гундомара.

Такую отговорку всегда использовали те, кто зарабатывал на жизнь так, как Зигфрид и Регин. В словах старого кузнеца звучало дружелюбие, но это было лишь делом привычки.

Солдат взглянул на повозку, но даже не счел нужным заглянуть под вощеную кожу.

— Кузнецы сейчас очень нужны королю. Вам следовало сразу же идти ко двору. Кратчайший путь проходит через город.

Зигфрид и Регин незаметно переглянулись. Ввиду приглашения ко двору было бы глупо говорить сейчас, что они не куют оружие, поэтому путники кивнули и прошли в ворота.

В самом городе картина особо не изменилась. Люди занимались своими делами, но все равно то и дело опасливо посматривали на небо и разговаривали шепотом. Казалось, король провозгласил запрет на громкие звуки, которые могли вспугнуть птиц. Время от времени Зигфрид пытался заглянуть в глаза жителей, чтобы понять этот странный народ. Но как только он оборачивался, почувствовав на себе чей-то взгляд, человек тут же опускал голову.

— Это что, такой покой на ладони христианского бога? — тихо спросил Зигфрид, чтобы его услышал только Регин.

— Нет, — проворчал старый кузнец. — Этот город страдает от непонятной беды, какого-то тяжелого духа, который подавляет людей и пожирает их жизненную силу.

С близкого расстояния крепость с ее бастионами и зубцами выглядела намного массивнее и импозантнее, чем с холма. Было очевидно, что, несмотря на элегантность постройки, она обладала огромной военной мощью. Замок не был окружен рвом, но огромные двустворчатые ворота казались неприступными.

Они дошли до королевского двора минут за пятнадцать. У входа стояли два солдата.

— Кузнецы Регин и Зигфрид просят разрешения на вход в замок! — воскликнул Зигфрид, подойдя к воротам. — Мы пришли, чтобы предложить королю нашу помощь.

Солдаты, ничего не спросив и даже не осмотрев повозку, одновременно ударили копьями в деревянные ворота, и через мгновение те распахнулись.

Зигфрид впервые оказался в настоящем замке. Сердце юноши рвалось из груди: то, что он увидел, во много раз превосходило все его ожидания. Замковый двор был намного шире, чем можно было себе представить. Небольшие, поросшие травой участки служили солдатам местом для тренировок с мечом и щитом; в загородке бегали куры и свиньи, а в деревянных конюшнях стояли десятки лошадей. Под навесом сидел ремесленник, шивший кожаные изделия, а рядом с ним столяр вытесывал древко, которое могло служить для штандарта или копья.

Серые стены были украшены щитами и флагами. Куда-то торопливо шли придворные дамы, облаченные в яркие одежды. Двое мальчишек привязывали лошадей, с которых только что соскочили солдаты. У восточной крепостной стены Зигфрид увидел сокольничего, на вытянутой руке которого сидела роскошного вида птица. В углу пристроился бард с лирой и репетировал свою новую песню. Звуки его струн придавали всей этой сцене достаточно странный вид.

Это был новый, чужой мир, но и здесь чувствовалось, что над страной нависла какая-то тень. Звуки казались слишком приглушенными, намного тише, чем они должны были бы быть.

Зигфрид потянул повозку дальше, но деревянные колеса громко стучали по мощеной дороге. Люди, находившиеся вокруг, замерли на месте и испуганно посмотрели в его сторону. Регин жестом приказал парню остановить повозку.

Внимание большинства придворных снова переключилось на тренировку солдат, которые дрались деревянными мечами. Среди них особенно выделялся один мужчина. Вместо рубахи с гербом Бургундии на нем была белая безрукавка. Длинные каштановые волосы ниспадали на плечи, а темные глаза настороженно следили за противником. Он был очень высоким, а черты его лица выдавали королевскую кровь, несмотря на то что у него отсутствовали какие-либо знаки власти. На руках вспучивались мускулы, он перебрасывал оружие из левой руки в правую и боролся одновременно с тремя солдатами.

— Если верить историям, которые рассказывают в трактирах и тавернах, — пробормотал Регин, — то это кронпринц Гизельгер, старший сын короля.

Зигфрид кивнул, хотя он, собственно, не слушал наставника, так как был полностью поглощен зрелищем.

Тренировка казалась слишком легкой для кронпринца. Гизельгер отбивал атаки солдат изящными ловкими движениями. Он ввинчивался в ряды противников и появлялся у них за спиной прежде, чем те успевали среагировать. В какой-то момент его деревянный тренировочный меч коснулся спины и шеи двух солдат, которые, следуя правилам, замерли на месте. Затем Гизельгер выпустил оружие из рук и нанес резкий удар кулаком третьему солдату в висок, когда тот обернулся. Солдат потерял сознание, еще не успев упасть на землю.

Сын короля с удовлетворением вскинул руки вверх в знак победы, и двое побежденных солдат бросились к своему неподвижному товарищу, чтобы оттащить его в сторону. Несколько других воинов одобрительно захлопали в ладоши, а придворные дамы захихикали, прикрываясь руками и бросая на кронпринца страстные взгляды.

Гизельгер на мгновение сунул голову в ведро с водой, а затем провел рукой по волосам.

— Ну, кто следующий? — воскликнул он, не обращая внимания на почтительное молчание солдат.

Было очевидно, что никто из придворных не хотел, чтобы наследник трона в сотый раз бросил его на землю. Гизельгер недовольно оглянулся и увидел Зигфрида. Вероятно, все дело было в том, что Зигфрид смотрел на него с любопытством, а не с восхищением. А может, кронпринц просто обрадовался новому, незнакомому ему противнику. Как бы там ни было, Гизельгер показал рукой на молодого кузнеца.

— Эй, ты! Иди сюда!

Его голос прозвучал не просто требовательно — это был приказ. Наследника короля научили так говорить, ведь ему предстояло стать властителем страны. Зигфрид еще никогда не сражался на мечах, хотя мысль о возможности драться с оружием в руках будоражила его воображение. Однако в этот момент вмешался Регин.

— Господин, мы простые кузнецы с севера. Мой воспитанник хорош у наковальни, но не в битве.

Гизельгер ухмыльнулся и плюнул на землю.

— Он что, не мужик?

Зигфриду не хватало опыта, чтобы суметь не поддаться на провокацию, и он решительно направился к Гизельгеру. Регин хотел остановить его, но вдруг подумал, что было бы неразумно спорить с наследником трона, если уж они собирались остаться при дворе. К тому же молодые люди оба хотели этой битвы.

Гизельгер радостно улыбнулся, поднял деревянный меч и бросил его Зигфриду, который неумело повертел оружие в руке.

— Как же тебя зовут, кузнец? — спросил кронпринц, чей меч казался естественным продолжением руки.

— Зигфрид, — прозвучало в ответ.


Гернот, младший сын Гундомара, сидел на полу небольшого балкона, откуда хорошо просматривался весь двор, но при этом самого принца не было видно. В солнечные дни он часто приходил сюда и читал, радуясь тому, что его не беспокоили придворная суматоха и подтрунивание братьев. Однако на этой неделе все время шел дождь, и камни до сих пор были такими влажными, что Герноту пришлось взять меха и постелить их на пол.

Жизнь Гернота, третьего наследника бургундского короля, текла размеренно, а обязанностей у него почти не было. Впрочем, ему это нравилось. Сегодня юноша собирался полюбоваться полетом сокола. Когда-то он попросил у отца разрешения научиться искусству разведения соколов, однако Гундомар лишь рассмеялся, сказав мальчику, что сокол своими сильными когтями сломает его тонкую руку. Гернот воспринял шутку как унижение, чем она, собственно, и была, и с тех пор любовался благородными птицами лишь издалека.

Однако сейчас его внимание привлекло кое-что другое.

Во дворе замка появились новые люди. Не жители Вормса, которые снова пришли просить помощи в несчастье, нависшем над страной, а, судя по первому взгляду, кузнец и его подмастерье, тащивший через двор нагруженную повозку. Это была странноватая парочка: один из них — низкорослый и коренастый, с темными волосами и такими же темными глазами, а другой — высокий, стройный и сильный, со светлыми волосами и голубыми глазами. Возможно, это были мастер и его ученик, или же они работали в паре, но никак не могли быть отцом и сыном.

Гизельгер вызвал юношу, одетого в простую одежду, на битву. Гернот понимал, что его брат считал необходимым доказывать любому новичку свое превосходство. Очевидно, это будет короткая дуэль, если рассматривать шансы молодого кузнеца, который так неумело держал меч.

Дверь главного зала открылась, и во двор вышел король Гундомар, окруженный советниками и послами. Рядом с ним был Гунтер, который на ходу изучал пергамент с отчетами. И Хаген. Конечно же, Хаген.

Суматоха во дворе сразу же прекратилась, и все присутствующие застыли в почтительном поклоне перед королем. Склонили головы и Гизельгер с Зигфридом.

Из-за тяжелого положения, в котором сейчас находилась Бургундия, Гундомар мало времени уделял развлечениям и турнирам. И все же, увидев сильного юношу, стоявшего возле его сына с деревянным мечом в руках, король решил насладиться боем. Хаген что-то прошептал ему на ухо, но Гундомар лишь раздраженно отмахнулся от советника.

Гернот даже знать не хотел, о чем идет речь. Гизельгер был воином и будущим королем, Гунтер — стратегом и советником, а Кримгильде предстояло укрепить внешние связи королевства с помощью удачно заключенного брака. Лишь Гернот, единственный из четырех детей короля, не имел никаких особых задач при бургундском дворе, да и не хотел их иметь. Иногда ему казалось, будто все, что происходило при дворе, было рассчитано лишь на то, чтобы подтверждать предопределенные роли и обязанности. Гизельгер сейчас победит своего противника, возможно, унизит его, а отец на глазах у всех выразит свое одобрение старшему сыну, похлопав его по плечу.

Кронпринц, не тратя зря времени, напал на кузнеца, который назвался Зигфридом. Он три раза кольнул тело Зигфрида деревянным мечом, прежде чем тот вообще успел отреагировать на его атаку. Юноша отлетел назад, пораженный скоростью своего соперника. Гизельгер рассмеялся. Собравшись с духом, Зигфрид хотел напасть на кронпринца, но тот небрежным движением парировал его удар, и юный кузнец промахнулся.

Гернот хотел было позвать сестру, но решил, что, когда он вернется с Кримгильдой, смотреть уже будет не на что.

Зигфрид снова попытался напасть на противника, однако Гизельгер ловко уклонился от него и ударил кузнеца ногой в зад. Зигфрид упал. Весь двор взорвался от хохота, а Гундомар ухмыльнулся. Это был злорадный смех — но все же смех, который раздался здесь впервые за последние несколько месяцев. Однако старший кузнец и Зигфрид не смеялись.

Зигфрид вскочил, кипя от ярости, посмотрел на оружие в своей руке и отбросил меч в сторону.

— Ты так легко сдаешься? — услышал Гернот насмешливый голос брата. — Судя по всему, ты действительно лучше куешь мечи, чем управляешься с ними.

Да уж, великодушие не относилось к добродетелям старшего сына Гундомара Бургундского.

Словно дикий медведь, Зигфрид бросился на Гизельгера, сжав кулаки. Он обхватил тело кронпринца, прежде чем тот успел поднять свой меч. Они упали на землю, и Гизельгер, на которого навалился Зигфрид, начал задыхаться. Однако, будучи хорошо вышколенным воином, наследник короля быстро приспособился к новому положению. Сначала ему удалось высвободить ногу и сбросить с себя противника, а затем, когда молодой кузнец упал на живот, Гизельгер мгновенно воспользовался преимуществом. Вскочив, он уселся на Зигфрида и, придавив противника коленями, сжал его шею.

Небрежная игривость, с которой Гизельгер начинал этот бой, была позабыта. Сейчас в глазах кронпринца светилась только необузданная воля к победе, поскольку простая тренировка за несколько секунд превратилась в борьбу за статус вождя своих воинов.

Гернот с изумлением наблюдал за тем, как молодой кузнец, казалось, покорился судьбе, однако предчувствовал, что это еще не конец борьбы. И правда, уже в следующее мгновение Зигфрид резко дернулся и перевернулся, как кошка. Гизельгер отлетел в сторону, отпустив шею юноши. В какой-то момент их движения замедлились, и все присутствующие могли подробно рассмотреть противостояние молодого кузнеца и кронпринца. Гизельгер был еще в воздухе, когда Зигфрид перевернулся на спину, выставил два кулака и ударил ими кронпринцу в живот.

Гернот не верил в то, что кровное родство создавало неразрывную связь между людьми, но в это мгновение ему показалось, что он ощутил боль старшего брата. Краем глаза он заметил, как Хаген, положив руку на рукоять своего широкого меча, наклонился к королю и начал шептать ему на ухо. Гундомар прошипел что-то в ответ, очевидно запретив советнику вмешиваться в борьбу.

Спотыкаясь, Гизельгер попытался занять боевую стойку. Его стошнило, и в рвоте была видна кровь. Зигфрид тоже выглядел достаточно помятым, но его воля к победе оставалась неизменной. Обернувшись, он присел в пыли, и в этот миг его глаза поймали взгляд старшего кузнеца.

Гернот не знал, был ли он единственным, кто заметил знак, поданный Регином своему воспитаннику: сейчас борьбу следует прекратить.

Зигфрид посмотрел на короля и его свиту, а затем на Гизельгера. Все они хотели этой борьбы, хотели увидеть ее исход. Однако Зигфрид опустил руки и положил ладони на землю. По толпе пронесся недовольный гул, а Гизельгер, победно улыбнувшись, поднял кулак к небу. Слуга принес ему воды и тряпку, а Гундомар удовлетворенно кивнул сыну.

Регин помог Зигфриду подняться на ноги.

Гернот чуть не закричал от досады и переполнявших его чувств. Это было несправедливо! Зигфрид хорошо боролся, и у него было все, чтобы сразиться с Гизельгером на равных. Впервые за долгое время у Гизельгера появился достойный соперник.

Кроме того, Гернот понимал, что произошло на самом деле. Зигфрид отдал победу, чтобы наследник трона не ударил в грязь лицом. Может, кузнец и проиграл в этом поединке, но зато, несомненно, улучшил свое положение при дворе. Гернот поспешно вскочил на ноги. Нужно рассказать обо всем Кримгильде!

Юноша, в свои восемнадцать лет выглядевший очень хрупким и нежным, чуть не сбил с ног бледную худую девушку, стоявшую у входа на балкон. Ее гладкие черные волосы, прилегающие к узкому черепу, так блестели, что казались влажными.

— Эльза! — удивился Гернот. — Что ты… Ну, я имею в виду, что ты тут делаешь… Слушай, ты это видела?

Он не мог сказать, могла ли она видеть с этого места происходящий во дворе поединок. Но иначе с чего бы это ей здесь стоять?

Тихий, казавшийся слабым голос прозвучал немного сонно:

— Тут сыро. Вы можете заболеть.

Гернот привык, что Эльза никогда не давала ему прямых ответов.

— Нужно рассказать об этом сестре! — воскликнул юноша и побежал мимо Эльзы, нечаянно задев ее.

Почувствовав его прикосновение, девушка закрыла глаза и глубоко вдохнула. Когда Гернот скрылся из виду, она со скучающим видом выглянула во двор. Сражение? И это все, что могут представители сильного пола? Иногда мужчины казались ей более похожими на зверей, чем на людей. Слепых зверей.

— Я мог бы его побить, — мрачно произнес Зигфрид, чувствуя на себе руку Регина, который поддерживал его при ходьбе. — Я сильнее его.

— Ты мог бы его убить, — прошипел кузнец ему на ухо. — И тогда нас выгнали бы из Вормса. Я благодарю богов, что ты впервые в жизни прислушался к моему совету.

Несмотря на недовольство в голосе, Регин с любовью провел рукой по волосам воспитанника.

Гундомар подошел к ним в сопровождении своей свиты, в то время как Гизельгер остался на месте. Регин и Зигфрид поклонились, как того требовал этикет, отметив про себя, что многие из придворных смотрели на них недружелюбно. Большинство опытных воинов понимали, что Зигфрид на самом деле не проиграл этот поединок.

Гундомар был немного ниже своих сыновей, но испещренная шрамами кожа на его бугристых мышцах свидетельствовала о боевых победах. Как и его второй сын, Гунтер, Гундомар тщательно следил за своей бородой.

— Отличный результат! — провозгласил король. — Нет никакого позора в том, чтобы проиграть сыну Гундомара — лучшему воину Бургундии!

Некоторые, но далеко не все придворные, зааплодировали, соглашаясь с королем.

— Мы пришли сюда служить, — учтиво поклонившись, сказал Регин.

— И каково же ваше ремесло? — осведомился Гунтер.

У среднего сына короля было открытое и дружелюбное лицо. Он приветливо улыбнулся.

— Мы — кузнецы, — ответил Зигфрид. — Мы пришли сюда с нашими изделиями, чтобы помочь королевству.

— Как будто в Вормсе своих кузнецов нет, — проворчал Хаген.

Левый глаз Хагена был закрыт кожаной повязкой.

Гундомар поднял руку, заставив своего советника замолчать.

— Хорошие мастера всегда нужны, тем более в столь непростые времена. Да и место за трапезой вы себе заслужили.

Зигфриду не терпелось спросить, что означают эти смутные намеки, но он догадывался, что за столом у него будет больше возможностей все для себя выяснить.

Не говоря больше ни слова, Гундомар отвернулся и вместе со своей свитой пошел прочь. Гунтер немного задержался и, нахмурив лоб, посмотрел в небо, а потом перевел взгляд на Зигфрида с Регином.

— Вам покажут место, где вы сможете отдохнуть. Выкупайтесь и приходите в большой зал.

Он дважды хлопнул в ладоши, и тут начался ритуал, который кузнецы из леса Одина еще никогда не видели: лошадей поспешно отвели в конюшню, с балконов и окон сняли яркие флаги, завесив проемы плотной тканью и мехами, с флагштоков мгновенно исчезли знамена королевства, а придворные дамы заторопились в замок. Зигфрид и Регин уже обратили на это внимание в самом Вормсе. Казалось, люди пытались убрать все признаки жизни, чтобы двор казался пустынным.

После этого Гунтер повернулся и последовал за королем.


Кримгильда лежала на кровати в своей комнате в белом платье, выгодно подчеркивающем красоту ее обнаженных плеч. Светлые кудрявые волосы разметались на подушке. Она любовалась ласточками, танцевавшими на ветру за окном. Если бы скука была болью, то принцесса могла бы от нее умереть.

Бургундский двор всегда был пристанищем мужчин, в первую очередь воинов. Когда они говорили, то говорили громко. Когда они спорили, дело доходило до кровопролития. С тех пор как в королевстве появился Фафнир, ситуация только ухудшилась. Женщинам здесь радовались только в тех случаях, когда они подносили вино и пиво, в то время как великие стратеги искали пути выхода из кризиса.

Мечты Кримгильды найти себе мужа, который был бы образован и мыслил так же, как она, уже казались несбыточными. Гундомар настаивал на том, чтобы дочь выбрала себе жениха, чье золото и войско укрепили бы мощь Бургундии. Иногда Кримгильде хотелось родиться на свет с такой же любовью к жизни, как у Гизельгера. Двумя глазами он видел меньше, чем Хаген одним, но его это не беспокоило. Скорее наоборот. Молодой человек с простым умом воина, казалось, был предназначен для того, чтобы продолжить дело отца на троне.

Дверь в покои принцессы распахнулась, и внутрь ворвался Гернот. Он был единственным, кому разрешалось входить сюда без стука, потому что от него у Кримгильды не было секретов. Они были не просто братом и сестрой — они были друзьями. Союзниками.

— Ты бы это видела! — в восторге воскликнул Гернот, пытаясь отдышаться. — Гизельгер… Он… он…

— Что, опять всем показал, какой он у нас замечательный воин? — закончила за него Кримгильда.

Гернот покачал головой.

— Он проиграл… Ну, то есть он почти проиграл! А все наш новый кузнец Зигфрид. Ты бы видела, каков он!

Кримгильда села на кровати. Признаться, девушка заинтересовалась сообщением брата, но она даже виду не подала, потому что за долгие годы довела до совершенства умение изображать скуку и равнодушие.

— Да ты что! Наш петушок испугался за власть в своем курятнике? Гизельгер, наверное, вне себя от ярости.

Гернот ухмыльнулся:

— Да, вид у него был такой, как будто ему плюнули в кашу.

— Жаль, что я этого не видела, — пробормотала Кримгильда.

— Зигфрид сегодня вечером будет на трапезе, — продолжил Гернот. — Отец его пригласил.

Кримгильда встала и подошла к окну.

В предвечерних сумерках было видно, как двое новоприбывших стоят у ведра с водой и моются. Она сразу поняла, кого Гернот имел в виду. Мышцы Зигфрида влажно блестели, а широкая спина напрягалась, когда он смывал грязь с плеч. Он обрызгивал старшего кузнеца водой, и в его веселой игривости не было ничего от злобных воинов, заполонивших бургундский двор.

— Это он? — спросила она как можно равнодушнее.

Подойдя поближе, Гернот кивнул:

— Да, это он.

— Пожалуй, мне стоит с ним поговорить. Это еще больше разозлит Гизельгера, — улыбнулась Кримгильда.

Гернот изумленно посмотрел на сестру: она не так уж часто по доброй воле соглашалась разговаривать с мужчинами, с которыми у нее не было кровной связи.

— Мне кажется, отец может неправильно тебя понять, — осторожно заметил Гернот. — На многих молодых людей, сватавшихся к тебе, ты даже смотреть не захотела. А завтра в Бургундию должен приехать Этцель, сын Мундцука.

Застонав, Кримгильда вернулась к кровати.

— Гунн! Ну почему я должна выходить замуж за гунна? Этот народец не знает ни перин, ни каменных домов! Они ведь язычники, презирающие книги и музыку!

— Мундцук — владыка могущественного королевства на востоке, и защита на этом фронте имела бы большое значение в том случае, если Хъялмар решит расширить свое королевство за счет Бургундии, — неуверенно произнес Гернот.

Ему не хотелось, чтобы Кримгильда становилась невестой какого-то дикаря и уезжала из Вормса, и успокаивал себя мыслью, что при заключении брака королевских отпрысков любовь и личные симпатии значения не имели.

— Ты говоришь, как Гунтер, — заметила Кримгильда. — Главное — это политика, главное — это стратегия.

Гернот присел к сестре на кровать.

— Это не главное. Но подумай о Фафнире и Хъялмаре — королевству, оказавшемуся в беде, нужны союзники, а союзников легче убедить красивой принцессой, чем мечом. К тому же все знают, что красивее Кримгильды Бургундской никого нет.

Улыбнувшись, принцесса погладила его по лицу.

— Что бы я без тебя делала, Гернот? Ты единственный, кто не думает целый день только об огне и уничтожении.

Услышав похвалу любимой сестры, Гернот улыбнулся.

— А ты — единственная женщина при бургундском дворе, чей разум настолько же ясен, как и велико ее сердце.


Хаген обнаружил дочь все там же, на балконе. Сняв плащ, он накинул его на худые плечи девушки.

— Твоя смерть была бы совершенно бессмысленной, так что лучше поберечь себя, — заботливо произнес он.

Эльза даже не взглянула на него.

— И почему люди не понимают, кем ты хочешь для них быть, и видят только то, что соответствует их ожиданиям?

Хаген вздохнул. Эльза была странной, замкнутой девушкой. Он заменил ей мать, умершую при родах, и старался сделать все, что было в его силах и что позволяла ему должность советника короля. Давно, когда Эльза была маленькой, она перестала общаться с детьми других придворных и пошла своим путем. Иногда она уходила по вечерам и возвращалась только утром. Никто не знал, где она проводила большую часть времени. Часто она появлялась ниоткуда, как мрачное предзнаменование — нежданное и тихое.

Хаген из Тронье не был особо сентиментальным человеком. Жизнь сделала его жестокосердным, а война — расчетливым. Он знал, что Эльза имеет в виду, и не постеснялся говорить об этом.

— Гернот видит в тебе то, кем ты являешься, — сказал советник. — Ты — дочь Хагена. Это принесет тебе уважение. Но не жди любви, это было бы жестокой ошибкой.

Темные глаза Эльзы, огромные от природы, расширились и стали еще больше.

— Я… ты…

Хаген улыбнулся, глядя на дочь с отцовской заботой.

— Ты очень хорошо умеешь скрывать свои чувства, девочка. Но я, в свою очередь, очень хорошо умею разгадывать скрытые желания других.

Почувствовав себя пойманной на месте преступления, Эльза попыталась убежать, но отец удержал ее за руку.

— Эльза, послушай меня. В нас с тобой нет королевской крови. Никакие интриги не позволят тебе стать принцессой. Но то, чего нам не хватает от рождения, мы можем завоевать, манипулируя людьми исподтишка. — Он криво улыбнулся и добавил: — Вот почему наши сердца должны быть закрыты для чувств.

— И что же, я должна пожертвовать своим сердцем во имя политики, как это сделал ты?

Однако Хагена не так-то легко было сбить с толку.

— Ты не должна продавать свою любовь задешево, Эльза. Раз уж ты решила очаровать бургунда, то пускай это будет Гизельгер. Кронпринц, король, мужчина… Удачно разыграй свои карты, и он будет прислушиваться только к тебе. Ты научишься управлять им, как я управляю Гундомаром.

Эльза презрительно сплюнула на пол.

— Ты что, совсем слеп, отец? Гундомар больше прислушивается к Гунтеру, чем к тебе. А раз ты решил торговать телом дочери, чтобы склонить на свою сторону наследника трона, то каково же на самом деле твое влияние на короля?

Хаген отвесил ей пощечину — раньше он никогда не позволял себе поднимать на нее руку.

— Забудь о Герноте!

Вырвавшись, Эльза побежала по коридору.

— Нечего тут забывать!

Тяжело вздохнув, советник повернулся, а затем с силой ударил кулаком в черной перчатке по стене.


Трапеза при бургундском дворе не шла ни в какое сравнение с деревенскими праздниками, на которых приходилось бывать Зигфриду. Когда они с Регином вошли в большой зал, слуги уже раскладывали мясо жареных свиней и быков по тарелкам, отделяя его от костей. За столами сидели около сотни вассалов, советников и высокопоставленных воинов. Вино и пиво лились рекой. Напитки подавали придворные дамы, время от времени появляясь из тени с кубками и кувшинами в руках.

Высокие стены зала, освещенные факелами, были завешены коврами и великолепными гобеленами. У восточной стены стоял камин, наполнявший комнату приятным теплом. Сам король сидел в окружении сыновей и Хагена из Тронье на скромном троне, перед которым стоял еще один стол. Королевская семья возвышалась над остальными, находясь на небольшом подиуме. Праздник был относительно приличным: никто не ругался и еду еще не начали швырять на пол.

Увидев двух кузнецов, Гундомар жестом подозвал их и приказал им сесть за стол на подиуме. Двое подданных уступили гостям место, и перед новоприбывшими мгновенно поставили деревянные тарелки с жарким и хлебом, а возле тарелок появились наполненные вином кубки.

Зигфрид и Регин с аппетитом накинулись на угощение, ведь они уже давно не ели горячей пищи. Особенно усердно поглощал еду Зигфрид, словно старался сделать запас на день вперед.

Как только был утолен первый голод, король обратился к своим гостям:

— Говорят, вы с севера. Вы приплыли сюда по Рейну?

Регин покачал головой.

— Нет, мы шли из Майнца по тракту.

Мужчины за столом переглянулись — не настолько незаметно, как им хотелось бы, — но все же промолчали, поскольку слово взял король:

— И что же вам довелось пережить во время поездки?

Тревожные нотки в его голосе насторожили Регина, и он понял, что Гундомар спрашивает не о каких-то смешных происшествиях в пути.

— Ваше величество, мы с Зигфридом нечасто путешествуем, — откашлявшись, ответил кузнец. — Может, поэтому многое из того, что нам довелось увидеть, показалось нам необычным, хотя для местных жителей все это, вероятно, представляется совершенно нормальным.

— Можешь говорить открыто, кузнец Регин, — мягко вмешался Гунтер. — Нам всем известно, что в лесах вокруг Вормса творятся чудовищные вещи, и мы, признаться, рады, что вам удалось избежать печальной участи.

Зигфрид понял, что лучше уж рассказать обо всем, что так потрясло их по пути в Вормс.

— Мы видели на обочине тракта брошенную кем-то повозку, а еще обугленную лошадь. Лес был неестественно тихим, и из него доносился какой-то странный гром.

Король и его сыновья мрачно переглянулись. Атмосфера за столом стала напряженной.

— Мне докладывали, что он убил еще трех крестьян прямо в поле, — сдерживая ярость, прошипел Гизельгер. — Большой караван с товарами из Саксонии остановился недалеко от Рейнталя: люди были запуганы до смерти. Виноделы боятся выходить из домов на проповедь.

Обеспокоенно кивнув, Гунтер добавил:

— В наши порты почти не приплывают корабли с товарами. Поля не обрабатываются, и мы боимся потерять урожай этого года. Похоже, нашему королевству грозит голод.

Зигфрид и Регин поняли, что своим рассказом затронули именно ту тему, которая волновала их с тех пор, как они пересекли границу Бургундии. Выдержав паузу, заговорил Хаген. Голос советника звучал тихо и спокойно, но его, казалось, слышали все, кто находился в зале.

— Народ — это скот, который забудет о голоде, если на столе у него появится пища, о мой король. Вопрос в другом: как долго скот будет следовать за пастухом, который не может его защитить?

Гундомар в ярости ударил кубком по столу, расплескав вино.

— Довольно! Мы уже потеряли наших лучших воинов. Как только Этцель уедет, я сам поведу своих солдат в бой с этим чудовищем по имени Фафнир!

Со всех сторон послышались ликующие возгласы. Воины подняли свои кубки в знак восхищения смелостью короля.

Гизельгер резко вскочил.

— А я, отец, буду сражаться рядом с тобой! Кто сможет противостоять лучшим мечам королевского рода Бургундии?

Ликования, как и вина, стало еще больше.

Зигфрид наклонился к Гунтеру, сидевшему рядом с ним.

— Простите мое неведение, господин, — почтительно произнес он, — но кто этот Фафнир, от которого страдает вся страна?

Гунтер понизил голос, чтобы не злить отца.

— Мой добрый Зигфрид, вы крещены по христианскому обряду, во имя триединого Бога?

Молодой кузнец покачал головой.

— Регин… я… мы верим в богов Валгаллы[3] и в Одина, их повелителя.

Его ответ нисколько не удивил Гунтера.

— Тогда я объясню вам так: Фафнир — худшее из чудовищ, когда-либо выползавших из Утгарда. Это дракон, с которым побоялись бы сразиться даже боги. Змей, чей череп сумеет проломить лишь молот Тора! Его дыхание — огонь, а его когти — смерть!

Зигфрид повернулся к Регину. Щеки его раскраснелись.

— Ты слышал, Регин? Этой стране угрожает змей! Это огонь от его дыхания мы видели прошлой ночью! Это чудовище… спалило лес!

— Да, это дракон, — ворчливо подтвердил Регин. — Толщиной в ствол дуба и с чешуей, защищающей его от мечей и огня. Он живет в норе, а по ночам летает в небе.

— Вы что, видели Фафнира? — удивился Гунтер.

Регин пожал плечами:

— Нет, господин, но если послушать истории, которые рассказывают в тавернах по пути сюда, можно узнать много интересного.

Зигфрид был поражен. Он не сомневался, что по пути из леса Одина в Вормс им никто ничего не говорил о бургундском чудовище. Что мог знать Регин на самом деле? И о чем молчал наставник?

— Как давно этот дракон в вашем королевстве? — спросил Зигфрид у Гунтера, который показался ему открытым и доброжелательным.

— Уже больше года, — ответил принц. — Он появился из леса, расположенного на северо-западе от нас. Это чудовище летает над страной, уничтожает дома и людей, пожирает наш скот. Сколько солдат мы ни посылали в лес, никто из них не вернулся. Даже лошади и те погибли…

— Так чего ждать? — удивился Зигфрид. — Почему уже завтра не выступить против Фафнира с самыми отважными из воинов?

Гунтер с подчеркнутой наигранностью вздохнул.

— Обязанности придворной жизни весьма разнообразны, и сейчас у нас несколько другая, правда, более приятная проблема. Моя сестра Кримгильда выбирает себе подходящего мужа.

— Если я не ошибаюсь, многие короли на континенте еще не женаты, как, впрочем, и большинство кронпринцев, — подняв брови, сказал Регин. — Многие из них хотели бы заполучить такое сокровище, как принцесса Бургундская.

— Признаться, мы на это и рассчитывали, но на самом деле все складывается иначе, — ухмыльнулся Гунтер. — Ни один из ее женихов не продержался в крепости больше трех дней, отведенных на сватовство.

Зигфрид попытался представить себе, насколько же уродлива Кримгильда, если женихи так боятся ее.

— Не слушайте Гунтера, — вмешался молчавший до этого Гернот. — Наша Кримгильда просто очень требовательна.

— Настолько требовательна, что даже не удостоила многих претендентов аудиенции, — недовольно заметил Гунтер. — Наверняка в других королевствах уже ходят слухи о том, что мы — ха-ха! — выдумали нашу сестру! — Рассмеявшись, он чокнулся кубком с Зигфридом.

У Гернота явно улучшилось настроение.

— Что ж, Зигфрид может опровергнуть этот слух, когда вернется на родину.

Зигфрид не понял, о чем говорит Гернот, но тот незаметным жестом указал на галерею в другом конце зала, имеющую два выхода. Там, в тени сводов, стояла молодая особа. Это была Кримгильда. Когда Зигфрид увидел принцессу, у него закружилась голова от овладевших им чувств. Он словно заново родился. Весь мир открылся ему, как младенцу, впервые распахнувшему глаза. У него было такое ощущение, будто он только сейчас начал слышать, видеть, чувствовать. Мясо у него во рту сразу же стало вкуснее, свет факелов мягче, а ткань одежды нежнее. Ему казалось, что вокруг него меняется Вселенная, жизнь обретает новое направление, а в его судьбе появляется цель.

На таком расстоянии юноша с трудом мог рассмотреть Кримгильду, тем более что танцующие тени скрывали большую часть ее фигуры. Однако именно в этот момент Зигфрид понял свое предназначение, и этим предназначением была девушка по имени Кримгильда. Несмотря на полумрак, он все же увидел, как светло-голубые глаза принцессы расширились, когда она поняла, что он разглядывает ее. Чуть помедлив, девушка скрылась в одном из проходов в галерею.

Зигфриду было все равно. Он увидел ее, а она увидела его. Они узнали друг друга так, как узнают друг друга боги, когда встречаются. Впервые в жизни юноша почувствовал неотвратимость судьбы — такую успокаивающую и в то же время волнующую. Кримгильда… Она будет его женой, что бы ни случилось.

Но как это могло произойти? Как Зигфрид мог быть уверен в том, что она будет испытывать те же чувства, что и он сам?

Регин грубо толкнул воспитанника в бок.

— Эй, ты что, совсем разум потерял или от бургундского вина опьянел?

Взяв себя в руки, Зигфрид спокойно продолжил есть жаркое. Гунтер, заговорщически подмигнув Герноту, весело произнес:

— Наша сестра всегда производит сильное впечатление на мужчин. Будем надеяться, что Этцель сумеет оценить ее по достоинству и проявит больше терпения, чем все остальные женихи.

Гернот отхлебнул вина.

— Я уверен, что Кримгильда сумеет воспротивиться не только гунну, но и целой орде!


В подземных сводах замка Зигфриду и Регину отвели комнату, в которой обычно спали стражники. Простые деревянные лежанки, покрытые овечьими шкурами, казались им невероятно мягкими по сравнению с песчаным грунтом в лесу, на котором они провели две последние ночи.

Регин подошел к ведру с водой и затушил факел, с которым они шли, освещая себе дорогу. Затем он улегся и закрыл глаза. Зигфрид тоже лег и, положив руки за голову, уставился в потолок.

— Как хорошо, что мы приехали в Бургундию.

Не нужно было обладать способностями ясновидца, чтобы понять, что его воспитанник имеет в виду. Регин громко вздохнул.

— Зигфрид, ты не сумеешь ни победить дракона, ни жениться на Кримгильде. Для этого необходима королевская кровь, а у тебя ее нет. — Кузнец знал, что это неправда, но был уверен, что он должен лгать, чтобы спасти Зигфриду жизнь.

Юноша сел на лежанке и принялся нервно жестикулировать.

— Ты не понимаешь. Кримгильда, дракон… Мне все это кажется…

Позабыв о желанном сне, старый кузнец тоже сел.

— Знамением? Предназначением? Судьбой? — воскликнул он. — Зигфрид, ты ничего не понимаешь! Ты не понимаешь, во что хочешь играть, не понимаешь, с чем тебе придется иметь дело! — Помолчав, Регин продолжил: — Завтра же мы уедем отсюда. Домой, в Ксантен, куда-нибудь…

Зигфриду редко приходилось слышать такие нотки в голосе Регина. Они свидетельствовали о неприятии какой-либо другой точки зрения. Зигфрид молчал, но в его сердце уже поселилось упрямство. Приключения, слава и честь — все то, о чем он мечтал, — были здесь, в Бургундии. А еще — Кримгильда.

Зигфрид снова улегся. Мысль о прекрасной принцессе наполняла его покоем и радостью. Ее имя беззвучно слетело с его губ, и он уснул.


Кримгильда начинала нервничать, когда отец предупреждал ее о своем желании поговорить с ней «с глазу на глаз». Беседа «с глазу на глаз» всегда проходила в присутствии Хагена, его главного советника. А то, что они называли разговором, превращалось в судилище. И она всегда была виновата.

— Ты встретишься с Этцелем и поговоришь с ним! — возмущенно кричал король. — Мне все равно, понравится тебе или нет его нос или, скажем, манеры. Речь идет о Бургундии!

Кримгильда перевязала копну своих светлых волос кожаной ленточкой.

— Если тебе этого так хочется, я встречусь с Этцелем, но ты не можешь заставить меня выказывать ему знаки внимания.

Гундомар провел рукой по глазам.

— Кримгильда, ты можешь, конечно, на время отложить неизбежное, но тебе не удастся предотвратить то, что должно произойти. Ты знаешь законы Бургундии: твои братья смогут жениться только после того, как ты выйдешь замуж.

Кримгильда знала это, и ей было жаль. Если бы речь шла только о плохом настроении отца, она бы давала от ворот поворот каждому жениху, но таким образом ей пришлось бы обречь Гернота, Гизельгера и Гунтера на безбрачие. А жизнь без брака означала отсутствие наследника бургундского престола…

Король схватил дочь за плечи.

— Кримгильда, ты знаешь, что я не хочу заставлять свою дочь выходить замуж против ее воли. Но наступит время, когда ты лишишь меня такой возможности. Выбирай, пока у тебя есть выбор! — Повернувшись, король вышел.

Хаген остался в комнате. Он стоял, не сводя глаз с Кримгильды. Девушка хотела, чтобы он ушел, и не только отсюда, а вообще из Бургундии. Хаген казался ей проклятием, портившим жизнь всей стране.

— Что вы делаете в моих покоях? — возмущенно спросила она.

Хаген почтительно поклонился.

— У меня к вам предложение, принцесса. Я знаю, как вам не нравится мысль о скорейшем бракосочетании, хотя вы понимаете, насколько это важно для Бургундии. Но мы могли бы… найти компромисс.

Кримгильде стало интересно, какая низость скрывается за этими, казалось бы, безобидными словами.

— Слушаю вас.

Хаген подошел к принцессе поближе. Его темная фигура была похожа на ворона, предвестника несчастья.

— Кронпринц Саксонии находится в таком же положении, как и вы. Его отец настаивает на женитьбе, но Эдельрих пока сопротивляется. Ходят слухи, что его душа больше склонна к мужской красоте, чем к женской.

Конечно, Кримгильда сразу поняла, о чем говорит советник. Прищурившись, она спросила:

— И что?..

— Вы станете друг другу спасением, но не предназначением, — продолжил Хаген. — Вы выходите замуж за Эдельриха, производите на свет наследника, обустроив это так, как вам было бы удобнее, и после этого спите в разных комнатах, а может, и в разных частях замка, если пожелаете. Кого вы станете приводить на свое ложе, зависит только от вас, но наследие трона будет обеспечено, и в течение двух поколений будет царить мир.

Кримгильда с трудом сдерживала отвращение. То, что предлагал ей Хаген, было фарсом, игрой и к тому же грехом перед Господом.

— А мой отец знает об этой идее? — возмутилась она.

— Нет, — ничуть не смутившись, ответил Хаген. — Король знает, что существуют вещи, которые пойдут ему на пользу, но о которых ему лучше не знать. И моя задача — такие вещи определять. До этого момента вам везло, так как отец ставил свою любовь к дочери выше долга перед государством. Однако не стоит надеяться, что так будет всегда.

Презрение, которое Кримгильда испытывала к советнику короля, было написано у нее на лице.

— Как вы можете спокойно спать ночью, Хаген из Тронье?

Советник холодно улыбнулся.

— С мечом в руке и заботой о Бургундии в сердце. В отличие от вас, я не должен молиться перед слабым богом о прощении, пока горит моя свеча.

Хаген не перешел в новую веру, как большинство жителей замка. Его вера была верой в старых жестоких богов, верой в Асгард и Валгаллу. Кримгильда понимала, что мысль о мирном существовании в загробной жизни была для воина Хагена невыносимой, ведь он мог принять только борьбу на стороне Одина, а затем с радостью ждать валькирий, которые унесут его душу в царство мертвых.

Кримгильда подошла к окну.

— Я выслушала ваше предложение, Хаген. Как и ваши богохульные речи, — сохраняя присутствие духа, сказала принцесса. — Ради мира при дворе я не стану говорить об этом отцу. Но если вы еще когда-либо попытаетесь насмехаться надо мной или моей верой… ваше изгнание из Бургундии произойдет быстрее, чем мольба о прощении успеет слететь с ваших губ.

Хаген поклонился. Он сказал то, что следовало сказать. Конечно, советник предвидел, что Кримгильда возненавидит его, но для него было важно посеять эту мысль в ее душе.

— Я должен приготовиться к приезду Этцеля. Какой бы бог ни вершил судьбы, пускай он откроет ваше сердце навстречу подходящему мужчине.

С этими словами Хаген ушел.

Кримгильда выглянула в окно. Зигфрид с Регином стояли у тележки. Казалось, они ссорились. Хаген понятия не имел, что Бог уже открыл сердце Кримгильды — прошлой ночью.


— Но мы не можем просто так уехать! Бургундии нужна наша помощь! — уговаривал наставника Зигфрид.

Регин в ярости складывал вещи в тележку.

— Бургундии нужны воины и жених для принцессы. А ты на обе эти роли не подходишь!

Слова Регина оскорбили Зигфрида, хотя он и понимал, что это правда.

— Разве того, что Бургундии нужна наша помощь, недостаточно, чтобы мы остались?

Регин выпрямился и, расправив плечи, с угрожающим видом двинулся на Зигфрида. И хотя он был на голову ниже юноши, тот невольно вздрогнул. В этот момент во двор вышел Гунтер.

— Зигфрид! — шипел Регин. — Когда-то я пообещал твоей матери, что сумею защитить ее сына от всех опасностей, насколько это будет в моих силах. Но с тех самых пор основную опасность для тебя представляло одно-единственное живое существо. Ты сам! Как я могу уберечь тебя от твоей собственной глупости, твоего упрямства?!

Гунтер, наблюдавший за этой сценой, подошел поближе и положил руку на плечо Регина.

— Мой дорогой кузнец, — обратился он к нему. — Пусть я ненамного старше нашего белокурого упрямца, но позвольте все же дать вам совет. Зигфрид сперва должен стать воином, чтобы после битвы мирно отложить меч. Никакие слова не убедят его так, как вкус собственной крови во рту.

Регин почтительно склонил голову.

— Ваше высочество, я благодарю вас за прием при дворе и за мудрые слова, но…

— Позвольте же нам проявить наше мастерство кузнецов и поставить его на службу доброму делу. Мы можем выковать мечи и копья, которым не сумеет противостоять даже дракон! — решительно прибавил Зигфрид.

Так он уничтожил все планы Регина по поводу поспешного отъезда из Бургундии, поскольку теперь решение должен был принимать Гунтер, а они были не вправе противиться словам принца.

Гунтер почесал подбородок.

— Ну что ж, на самом деле у нас не хватает хороших придворных кузнецов — в мирное время мы могли пользоваться услугами ремесленников из Вормса, но они, честно говоря, делают не очень хорошее оружие. С вами мы могли бы быстро изготавливать необходимые инструменты…

Зигфрид в восторге протянул ему руку.

— Что ж, тогда решено! Давайте заключим договор!

Регин громко заскрипел зубами, но Зигфрид и Гунтер уже скрестили предплечья. Так они заключили договор о службе — и так родилась их дружба. Это было очевидно.

Принц довольно улыбнулся.

— Вреда вам от этого никакого не будет. Приумножать славу Бургундии — значит, приумножать вашу собственную славу, — сказал он и, кивнув Регину, оставил их.

Только сейчас Зигфрид понял, что он подставил своего наставника и унизил его.

— Регин, я…

— Ты только что показал, какой ты дурак и упрямец, в чем я тебя обвинял несколько минут назад, — прошипел кузнец. — Теперь беда Бургундии — и наша беда тоже.

Зигфрид удрученно вздохнул и опустил глаза.

— Я пойму тебя и не обижусь, если ты поедешь домой без меня.

Регин отпустил ему подзатыльник.

— Ты думаешь, я допущу, чтобы ты не исполнил свое обещание ковать лучшие мечи и копья? Да ни один дракон мира, будь то змей или женщина, не заставит меня этого сделать!

Зигфрид неуверенно улыбнулся.

— Так ты поможешь мне?

Регин сунул Зигфриду под нос указательный палец.

— На двух условиях.

Молодой кузнец нетерпеливо закивал.

— Да, да, да, я оставляю Кримгильду в покое, а дракона убьет король. Клянусь тебе богами. В том числе этим странным богом, которому молятся тут, в Бургундии.

Повернувшись, юноша снова принялся разгружать тележку.

— И пока наступит полнолуние, ты успеешь нарушить оба эти обещания, — пробормотал Регин себе под нос. Чтобы понять это, ему не требовалась мудрость богов: достаточно было видеть, какая страсть полыхала в глазах Зигфрида.

Послышались удары в ворота замка, и через некоторое время их открыли. Во двор вошла семья простолюдинов, должно быть крестьян. Грубая одежда, обветренные лица, мозолистые руки. Отец семейства нес что-то на руках, но Регин не смог разглядеть, что именно. Их было шестеро — муж с женой и четверо детей. Следом за ними бежала небольшая собачка. Пребывая в панике, они направились к входу в тронный зал, но стражники не пустили их внутрь. Послышался визг, и женщина с криком бросилась на каменные ступени.

Зигфрид еще никогда не видел такого выражения боли на лице, но, в отличие от солдат у ворот замка, стражники короля не пропустили посетителей и с угрожающим видом приподняли свои копья.

Наконец во двор вышел Гизельгер, раздраженный неожиданным беспокойством.

Зигфриду и Регину стало любопытно, что происходит, и они подошли поближе.

— Ребенок! — закричал крестьянин, по лицу которого текли слезы. — Это же ребенок, господин!

Гизельгер, который умел обращаться с мечом намного лучше, чем со словами, поднял руки и попытался заставить всех соблюдать спокойствие.

— Довольно! Что за театральное представление! Да я вас в тюрьму за это посажу! Что здесь вообще происходит?!

Мужчина положил у ног кронпринца что-то черное. Зигфрид вытянул шею, и ему тут же захотелось забыть о том, что он увидел. На самом деле в семье было не шесть человек. Крестьянин и его жена произвели на свет пятерых детей, и теперь один из них лежал на холодных камнях, обуглившийся, словно сожженное полено. Придворная дама, стоявшая неподалеку, упала в обморок, и один из стражей едва успел подхватить ее на руки. Даже Гизельгер, привыкший в битвах к жестокости, побледнел и прикрыл рот рукой, чтобы не вдыхать запах смерти.

Крестьянин обессиленно опустился на колени, удрученный постигшим его горем.

— Господин, ей было всего шесть! — дрожащим голосом воскликнул несчастный отец ребенка. — Она была хорошей девочкой и никогда не уходила далеко от дома. Фафнир напал на нее, как только солнце спряталось за горизонтом.

Гизельгер постепенно пришел в себя и, вспомнив о своих обязанностях кронпринца, успокаивающе произнес:

— Один ребенок из пяти — считай, что тебе повезло. Если бы не дракон, девочка могла бы умереть от болезни или несчастного случая!

Все замолчали. Семья, пришедшая ко двору со своим горем и надеждой, казалось, не способна была что-то возразить принцу. Дверь за спиной Гизельгера открылась, и во двор вышел сам Гундомар. Увидев труп ребенка, он помрачнел. Все присутствующие встали на колени, в том числе Зигфрид и Регин.

Король положил руку на плечо Гизельгеру, но смотрел при этом на крестьянина.

— Нам жаль твою дочь, добрый человек. Мы сделаем все возможное, чтобы прекратить эти несчастья. Сейчас, пока мы разговариваем здесь, мои военачальники разрабатывают план битвы, в которой дракон погибнет. А до того момента вам лучше остаться в Вормсе, чтобы обезопасить всех остальных членов вашей семьи. — Он жестом подозвал солдата. — Позаботься о том, чтобы этих людей разместили в городе, — приказал он. — А мертвого ребенка пусть похоронят в освященной земле.

Развернувшись, король снова скрылся в замке.

Гизельгер постоял еще минуту, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, а затем последовал за своим отцом. Семья крестьянина, немного успокоенная словами короля Гундомара, поплелась со двора вслед за солдатом.

— Мудрый король, — пробормотал Зигфрид. — Он заботится о своих подданных.

— Да уж, мудрый, — проворчал Регин. — Он знает, что не стоит позориться перед свидетелями. Хороший король проявляет жестокость только в том случае, когда его никто не видит.

— Ты что, хочешь сказать, что его нисколько не трогает горе этой семьи? — возмутился Зигфрид.

— А почему это должно его трогать? — Регин снова направился к повозке. — Вся страна дрожит от ужаса перед Фафниром, а королевская семья, находясь в замке, чувствует себя в безопасности и озабочена другим — подготовкой к свадьбе принцессы.

— Но Гунтер же сказал… — начал Зигфрид, идя вслед за Регином.

— …что они разберутся с Фафниром после того, как Кримгильда встретится с Этцелем, — закончил за него кузнец. — Благополучие двора для них важнее благополучия народа.

Такая мысль Зигфриду в голову не приходила.


Днем было не так опасно ездить по лесным тропам вокруг Вормса, потому что дракон Фафнир покидал свое укрытие только по ночам.

Мягкий свет полуденного солнца играл на зеленых листьях деревьев, десятки ручьев несли свои воды к Рейну, по пути образовывая небольшие запруды. Светлые полянки приглашали отдохнуть, а мох смягчал топот лошадей.

— Этот кузнец Регин считает, что Фафнир живет в норе, — сказал Гернот, взглянув на сестру. — Интересно, откуда ему это известно?

— Не знаю, — ответила Кримгильда, сидевшая на белом, как и ее платье, коне. — А что, это важно?

— Просто странно… — задумчиво произнес Гернот. — Зигфрид и Регин… они слишком разные. Таких людей нечасто встретишь… вместе.

Кримгильда изо всех сил старалась казаться безразличной.

— Что ж, скоро они уедут, поэтому и думать о кузнецах не стоит.

Гернот не удивился, что Кримгильда не осведомлена о решении короля. Сестра старалась не участвовать в придворной жизни и держалась подальше от всяческих сплетен.

— Не так уж и скоро. Гунтер пригласил их остаться при дворе кузнецами и обустроить здесь мастерскую.

Несмотря на то что принцесса держала себя в руках, конь почувствовал пожар, вспыхнувший в ее груди, и испуганно дернулся. Кримгильда натянула поводья.

— Зигфрид… Значит, Зигфрид и Регин остаются в Бургундии?

Гернот кивнул.

— Судя по всему, отец озабочен тем, чтобы накануне битвы с Фафниром обеспечить наше войско хорошим оружием.

— Что ж, вполне разумно, — пробормотала Кримгильда. — Правда, для меня это не имеет никакого значения… Все равно я и близко не подхожу к кузнице. — Ей было трудно скрывать свои истинные чувства, но брат, похоже, ничего не заметил.

— Да, мне тоже не нравится запах борьбы, пропитанной потом и кровью, — сказал Гернот. — Сейчас все только и говорят, что о чудовище, войне и смерти. Когда же снова настанут добрые времена в Бургундии? — Он повернулся к сестре: — А ты заметила, что отец даже по воскресеньям не разрешает звонить в церкви, чтобы не раздражать Фафнира?

Кримгильда с отсутствующим видом кивнула.

— К сожалению, мы стали слишком трусливыми, чтобы позволять себе радоваться по таким поводам, как рождение ребенка или свадьба.

— Да, это позор перед Господом. Однако мы ожидаем при дворе принца Этцеля, — напомнил ей брат. — Судя по всему, он может стать идеальным супругом для тебя и верным другом Бургундии.

Кримгильда застонала, оттого что ей напомнили о грубой реальности.

— Прошу тебя, Гернот, пообещай, что ты не начнешь пилить меня так, как это делает отец в течение последних двух лет.

Юноша весело рассмеялся.

— Я и не собирался. Что я, по-твоему, буду делать целыми днями в Бургундии, если ты уедешь ко двору своего мужа? Нет уж, как по мне, то лучше уж целый день прячься в своей комнате от всех женихов.

Принцесса улыбнулась.

— Но ты ведь тогда не получишь права пойти к алтарю, как не устает напоминать мне Хаген, эта змеюка подколодная.

Гернот отмахнулся.

— Тут мы с тобой похожи. Я, честно говоря, тоже не знаю, на ком жениться. Конечно, у нас при дворе есть много красавиц с широкими бедрами и розовыми щечками. Но что делать, если мне приходится затыкать уши воском, как только одна из этих глупых барышень открывает рот?

Лошадь Гернота внезапно встала на дыбы. Успокоив животное, Гернот испуганно оглянулся. В тени старого дуба стояла Эльза. На ней было простое темное платье, а в руке она держала узелок с грибами и травами. Казалось, девушка не могла пошевелиться, словно загнанное животное перед охотником.

— Ты давно уже нас подслушиваешь? — возмущенно спросила Кримгильда: она не доверяла этой особе, поскольку та была дочерью Хагена.

— Я не подслушивала, принцесса, — выдавила Эльза. — Я пришла сюда собирать дары леса. — В подтверждение она подняла узелок с грибами и травами.

— Тебе что, нужны магические настойки — такие, как делают люди твоего отца? — Голос принцессы прозвучал так резко, что Эльза невольно поежилась.

Было известно, что Хаген и другие язычники по-прежнему пытались остановить продвижение христианства с помощью древней магии.

Эльза упрямо покачала головой.

— Нет, это только для супа.

Она все время посматривала на Гернота, и тот наконец решил вмешаться.

— Ничего страшного, Эльза, — сказал принц. — Надеюсь, мы тебя не испугали?

Дочь Хагена покачала головой и, поклонившись, поспешно скрылась в лесу.

— Под широкими бедрами и розовыми щечками ты ведь не подразумевал ее? — не скрывая иронии, поинтересовалась Кримгильда.

Герноту это замечание смешным не показалось.

— Оставь ее в покое. Эльзе и так нелегко из-за ее происхождения, а душа у девушки хорошая. Похоже, ее постоянно что-то мучает, и иногда я спрашиваю себя, что же это такое.

— Да она ничем не отличается от своего отца, — с презрением произнесла Кримгильда.

Гернот развернул лошадь.

— Все, поехали назад, в замок.

Принцесса удивилась, что ее брат столь резко воспринял ее слова.

На обратном пути они не разговаривали. И Кримгильда, и Гернот погрузились в свои мысли, в которых их преследовали Зигфрид и Эльза.


Это была хорошая кузница. Маленькая, расположенная в каменном помещении в восточном углу двора, она была построена с умением и старанием благодаря руководству Гунтера. Зигфрид и Регин могли здесь успешно работать на благо короля.

Придворные очень быстро привыкли к новым кузнецам, а Регин и Зигфрид приспособились к яркой, но все же приглушенной из-за горя жизни в Бургундии. Ночи они проводили в комнате, которую им выделили в первый день. Пищи у них было достаточно.

Гундомар велел своим солдатам отдать оружие на проверку в кузницу, и, как и опасался Регин, мечи, кинжалы и копья оказались в довольно плачевном состоянии. Шлифовка была неровной, рукояти — тяжелыми, а лезвия — настолько толстыми, что складывалось впечатление, будто кузнецы из Вормса не хотели работать молотами.

Итак, Зигфрид и Регин начали с исправления оружия, стараясь облагородить его шлифовкой, а иногда и ковкой — в этом случае они заново переплавляли мечи, чтобы дать металлу новый шанс спасти жизнь своему хозяину.

Благодаря этой работе Зигфриду было легче постичь основы кузнечного искусства, которое Регин от него ранее утаивал. Как и раньше, юноша быстро учился, возможно, даже быстрее, поскольку работа наполняла его восторгом. Восхищение перед оружием заставляло его работать вдохновенно, а когда он отдыхал, Регин часто находил его неподалеку от площадки, где тренировались солдаты.

Гизельгер больше никогда не вызывал Зигфрида на бой, а Зигфрид после первой трапезы ни разу не встречал на своем пути Кримгильду. Нельзя сказать, что он не пытался этого сделать. По вечерам юноша часто старался быть поближе к трапезной, и уже не раз стража прогоняла его, когда он слишком долго стоял под балконом принцессы. Когда Кримгильда ехала кататься на лошади, ему удавалось бросить на принцессу лишь пару взглядов. Может, она его избегала? Если так, то девушка, скорее всего, чувствовала опасность для своего сердца. Другого объяснения быть не могло!

Из королевской семьи к Зигфриду иногда заходил Гунтер, расспрашивал его насчет работы и говорил с молодым кузнецом о вере и истории. У них сложились довольно дружеские отношения, но Регину это не нравилось. Решение остаться при дворе Бургундии принимал не он, и ему было нелегко жить с этой мыслью. Он помнил, что оставил Ксантен задолго до рождения Зигфрида, чтобы никогда больше не находиться на службе у короля и не принимать участия в войне и кровопролитиях.

Стоял спокойный вечер, когда трубы со сторожевой башни возвестили о приезде Этцеля. Нельзя сказать, что появление принца вызвало при дворе переполох. Все было приготовлено заранее: кладовые забиты едой, двор подметен, а тронный зал убран. В это тяжелое время Бургундия сделала все возможное, чтобы иметь приличный вид.

Зигфрид не услышал труб, так как в это время он сильными ударами правил двуручный меч, пытаясь придать ему хорошую балансировку, и только когда Регин положил ему руку на плечо, юноша остановился.

— Пойдем посмотрим. Думаю, приезд гуннов не хуже любого другого зрелища.

Кивнув, Зигфрид вытер тряпкой пот со лба.


Кримгильда не обратила внимания на звук труб, возвещавший приезд Этцеля. К окну она подошла, потому что ее привлекли последовавшие за этим крики, стук и удары: казалось, кто-то пытается перестроить весь город за четверть часа.

Если бы принцесса не знала, что происходит на самом деле, она подумала бы, что гунны готовятся к осаде Вормса. Из окна своей комнаты, расположенной в самой высокой башне замка, она хорошо видела внешнюю стену крепости. Перед воротами толпились дикие, облаченные в темные одежды гунны; они ставили шатры из шкур и грубой ткани, а на маленьких коренастых лошадях везли провиант и бурдюки с водой. Повсюду царил хаос, но скорость и точность, с которой шатры появлялись у стены, — словно грибы после дождя, — свидетельствовали об опыте и умении. Копошащиеся у городской стены люди чем-то напоминали Кримгильде пчел, которые собирались построить новый улей.

Не прошло и часа, как гунны разбили лагерь и развели первые костры, чтобы простые воины, которых не пригласили в замок, могли утолить голод после долгого путешествия с востока.

Вскоре после этого из главного шатра вышла группа из пяти мужчин, которые размеренным шагом направились к воротам замка. Краем глаза Кримгильда увидела Зигфрида, который вместе с Регином стоял неподалеку от кузницы.

Она тут же отошла от окна, чтобы ее не увидели. Девушка ругала себя за глупое смущение, охватывающее ее всякий раз, когда она смотрела на молодого кузнеца. Она не могла преодолеть свою слабость, хотя понимала, что это было упрямое чувство, которое мешало ей свободно мыслить и поступать так, как велит разум.

Между ее чувствами и рассудком шла жестокая война. Война была кровавой, и скорой победы какой-либо из сторон не предвиделось. Наоборот, принцесса подозревала, что обе стороны могли проиграть. Она не была юной девушкой, предающейся мечтам и восторгающейся историями о победоносных битвах. Кримгильда понимала потребности двора, своего отца и братьев. Она понимала, что выбор жениха откладывать нельзя и что ее избранник должен обладать властью и благородной кровью. Но она чувствовала разгоревшуюся в ней страсть. Страсть, которую принес Зигфрид. Она осознавала неотвратимость этой… любви?

Кримгильда еще никогда не испытывала ничего подобного, она боялась признаться себе в этом, но все же знала, что с ней происходит. Девушка вцепилась рукой в тяжелую занавесь, и ей показалось, что ее вот-вот стошнит.

В этот момент дверь в ее комнату открылась и вошел Гернот.

— Кримгильда, отец сейчас примет Этцеля. Ты не хочешь спуститься к ним?

Девушка глубоко вздохнула, заставив себя снова принять облик хладнокровной принцессы, и улыбнулась настолько непринужденно, насколько смогла.

— Позже. Я думаю, потребуется пара часов, прежде чем отец и его гость успеют обсудить, как можно устранить преграды для этого союза, чтобы оба королевства остались в выигрыше.

Гернот недоверчиво взглянул на нее.

— Но ты придешь?

Она обняла его за плечи.

— Обещаю.

Этцель был благородного происхождения. В нем текла особая кровь. Зигфрид видел это, когда группа гуннов вошла во двор замка. Принц гуннов был не очень высоким, скорее коренастым; его темный загар свидетельствовал о жизни на природе. Лицо молодого человека украшала густая борода, заплетенная под подбородком в косичку, которая заставляла его выглядеть старше своих двадцати лет. Слегка раскосые глаза смотрели внимательно, а взгляд казался слишком проницательным и умным для воина. Он шел легкой элегантной походкой, не размахивая руками. На нем был меховой жилет, а под ним — белая рубашка. На голове красовалась остроконечная кожаная шапка с меховой оторочкой, из-под которой выбивались черные волосы, тоже заплетенные в косы.

Несомненно, Этцель был великолепен. Великолепен как мужчина и как воин. Он явно выделялся на фоне своих грубоватых спутников.

Не удостоив придворных даже взглядом, гунны сразу направились в трапезную. Там их уже ждали Гизельгер и Гунтер, которые встретили гостя, слегка поклонившись. Тот факт, что они стояли на ступеньках всего лишь чуть-чуть выше его, свидетельствовал о жесте, выражающем почтение.

Этцель не стал кланяться, но все же кивнул, проявляя должное уважение. Принц заговорил, и по интонации его глубокого голоса было ясно, что он тщательно подбирает слова.

— Я, Этцель, сын Мундцука, говорю с Гунтером и Гизельгером, сыновьями Гундомара. Сейчас встречаются два королевства — не с поднятым щитом и обнаженным мечом, но в дружбе и надежде на долгосрочный союз.

Несмотря на то что Гунтер по статусу был ниже Гизельгера, слово взял именно он.

— Я, Гунтер Бургундский, не только сын Гундомара, но и брат Кримгильды, рад приветствовать тебя здесь как гостя и как друга. Выпей, отведай наше угощение, поговори с нами. Когда мы разойдемся, твой путь домой должен укрепить союз между нами.

Дверь в трапезную распахнулась, и гунны направились к королю, стоявшему перед своим троном и готовому поприветствовать гостя.

Перед тем как дверь закрыли, Зигфрид успел заметить, что из трапезной вынесли все столы. Придворные разошлись, вернувшись к своим обычным делам.

— Это человек королевской крови, сразу видно, — пробормотал Регин. — И гордый к тому же. Не стоит переходить такому дорогу.

Зигфрид искоса взглянул на наставника.

— Ты хочешь сказать, что Кримгильда примет его предложение, чтобы не нарушать мир?

Регин пожал плечами:

— Я только хочу сказать, что Этцель — это хороший выбор. А любое промедление со свадьбой не принесет Бургундии ничего хорошего.

— Но разве браки не обустраиваются по любви? — слабо запротестовал Зигфрид, хотя заранее знал ответ.

— Возможно, так оно и есть, — ухмыльнувшись, сказал Регин, — у крестьян и в песнях бардов. Но только не у господ. При королевских дворах, — продолжал объяснять Регин, — значение имеют лишь власть и слава, которые и позволяют вступить в такой брак.

Впервые Зигфрид задался вопросом, как бы ему заполучить власть и славу.


Задняя стена крепости была немного выше, чем все остальные, чтобы в случае нападения спереди отсюда тоже было хорошо видно поле боя. Словно зубы в пасти каменного великана, на внешней стене возвышались камни.

Гернот решил прогуляться здесь, раз уж при дворе не нашлось ни одного места, где ему сейчас были бы рады. Кримгильда готовилась к разговору с Этцелем. В трапезной третий принц был лишним, а если бы Гернот поехал через лагерь гуннов в лес, его могли бы неправильно понять, так что ему осталось либо отсиживаться в своей комнате, либо гулять по галереям замка.

Вскоре юноша увидел, что между двумя зубцами кто-то сидит, упершись ногами и спиной в камни, чтобы случайно не упасть с крепостной стены. Это была Эльза.

Внезапно Гернот поймал себя на мысли, что ему хочется уйти, прежде чем она успеет его заметить. Не то чтобы ему не хотелось с ней поговорить, просто она сбивала его с толку. Он удивился, увидев ее здесь, однако тут же вспомнил о том, что Эльза всегда появлялась там, где ее не ждали. Так что ему не стоило задаваться вопросом, почему эта хрупкая девушка сидит здесь, на продуваемой холодным ветром крепостной стене. Ничего странного в их встрече нет. Разве они должны видеться только внутри замка? Хотя… может, это свидетельствует о каких-то намерениях с ее стороны?..

Гернот остановился, когда вдруг понял, что такое действительно возможно. Эльза не могла его видеть, так как сидела к нему спиной, и из-за камня выглядывало лишь ее правое плечо и развевающиеся волосы. Ее белая ножка свешивалась вниз, закрытая до щиколотки тонкой черной юбкой.

Он знал Эльзу с самого детства, хотя они никогда не играли и не учились вместе. Между ними не было особо доверительных отношений, и Гернот задумался о том, доверяла ли Эльза вообще кому-нибудь. Уж точно не своему отцу. Раньше Герноту никогда не приходило в голову, что Эльза была очень одинока.

Вздохнув, принц громко откашлялся, чтобы не испугать девушку, а потом подошел к ней поближе.

— А ты не боишься, что из облаков спустится Фафнир и унесет твое нежное тело?

Эльза взглянула на него, удрученно кивнула и хотела было встать, чтобы поклониться, но Гернот, протестуя, жестом остановил ее.

— Нет повода для формальностей, которые я ненавижу не меньше тебя. Эльза, ты не против, если я посижу с тобой?

Она опустила глаза.

— Вы вольны в том, где вам находиться…

Гернот неуверенно улыбнулся.

— Но ведь я прошу тебя не о пригоршне камней. Мне просто хотелось составить тебе компанию.

На мгновение девушка зарделась, словно ее щеки раскрасили яркими румянами.

— Для меня это большая честь.

Гернот сел, прислонившись спиной к камню, в который упиралась нога Эльзы, и с нарочитым вниманием осмотрел горизонт.

— Ну что ж, дракона не видно.

Легким кивком головы Эльза показала на запад.

— Я видела его пламя ночью. Оно освещало лес вдали отсюда.

Только сейчас он заметил, что она держит в руке деревянную миску.

— Что, одно из тех мрачных зелий, которых так боится моя сестренка?

Эльза неуверенно покачала головой.

— Это суп… хотите попробовать?

Гернот отмахнулся.

— Скажи, а почему ты ешь тут, наверху? Как дочь королевского советника, ты имеешь собственную комнату. Да и придворные сочли бы за честь, если бы ты сидела за их столом.

Эльза оглянулась, и он проследил за ее взглядом.

— Мне нравится вид, который открывается отсюда, — негромко пояснила Эльза. — Сверху все люди кажутся фигурками, из которых складываются переменчивые картинки. Иногда… иногда я представляю себе, что могла бы влиять на них силой своей мысли, изменяя их положение в разные периоды жизни.

Гернот знал, что она имеет в виду. Лагерь гуннов, трапезная, солдаты, Вормс. Все это можно было увидеть одновременно, одним взглядом, увидеть целый мир так, как не видит его большинство людей.

— Мысль, достойная твоего отца, — беззлобно подколол ее Гернот.

Эльза посмотрела ему прямо в глаза — наверное, впервые в жизни.

— Я не такая, как мой отец.

Резкость ее ответа удивила Гернота, как удивила его и необъяснимая глубина темных глаз Эльзы. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя.

— Я вовсе не это имел в виду. Никто не считает…

— Кримгильда считает, — выпалила Эльза, перебивая принца.

Гернот попытался пресечь ссору в зародыше.

— Кримгильда тоже так не считает. Просто моя сестра… недолюбливает твоего отца. И кто знает, возможно, очень скоро она покинет этот замок.

— Да уж, надеюсь, — пробормотала Эльза.

— Почему ты так говоришь? — разочарованно спросил принц.

— Это необходимо для Бургундии, — поспешно произнесла Эльза, пытаясь оправдаться. — Я надеюсь, что она найдет себе подходящего супруга ради благополучия Бургундии.

Гернот метнул взгляд в сторону трапезной, где сейчас решалась судьба его сестры.

— Вы любите Кримгильду, — заметила Эльза.

— Она — единственная женщина в моей жизни, — кивнув, сказал Гернот.

Эльза понимала, что это заявление было сказано с невольной беспечностью, и все же ей было больно. Однако она уже давно научилась не показывать другим своих слез.

Гернот заметил, что Эльза загрустила, и попытался ее приободрить.

— Предложение насчет супа еще остается в силе? — улыбнувшись, спросил он.

В тот же миг девушка, казалось, забыла о печальных мыслях. Она осторожно протянула миску, чтобы Гернот взял ее, но не успела убрать руки, и их пальцы соприкоснулись.

— Если окажется, что это — магическое зелье, то мне придется остаток своей жизни выслушивать насмешки братьев насчет того, как легко тебе удалось обворожить меня, — пошутил юноша.

Эльза не ответила. Гернот попробовал суп. Вкус был очень приятным, легким, в нем ощущалось множество ароматных приправ.

— Очень вкусно, — искренне похвалил он. — И, судя по всему, без…

— …мяса, — закончила девушка его предложение. — Я не ем мяса. Никогда.

Гернот удовлетворенно кивнул. Только сейчас он заметил, что его рука на миске по-прежнему прикасается к пальцам Эльзы, и неспешно убрал ее.

— Ну что, я уже околдован? — спросил он.

Она выдержала его взгляд, хотя сердце выскакивало из груди, а в глазах рябило.

— Неужели вы чувствуете себя околдованным?

Внизу, во дворе, открылась дверь трапезной, и из нее вышли посланники гуннов. Воины с востока неторопливо направились к своим шатрам, разбитым за воротами замка.

Гернот вскочил.

— Кажется, переговоры закончились! Если отец договорился с Этцелем о том, чтобы объединить королевства, то теперь дело остается лишь за Кримгильдой.

Он помчался узнавать новости, а Эльза опять прислонилась к прохладному камню и закрыла глаза. Но уже через несколько шагов Гернот оглянулся:

— Спасибо за суп. Буду рад вскоре разделить с тобой еще один ужин.

У нее хватило сил на то, чтобы кивнуть.

— Я обязательно приготовлю его для вас.

Ей самой было непонятно, почему Герноту так легко удается разбивать ей сердце, а потом заставлять его петь.


Зигфрид стоял у наковальни в кузнице. Дверь открылась, и вошел Гунтер. Он положил кузнецу правую руку на плечо, а левой рукой протянул ему кинжал.

— Мой славный кузнец, ты не мог бы заострить для меня этот кинжал? — Принц произнес свою просьбу с едва заметной иронией.

Зигфрид отложил меч, над которым только что работал.

— Все для моего принца.

Взяв кинжал, он провел указательным пальцем по лезвию, которое действительно затупилось, и сел за точильный камень.

Гунтер прислонился спиной к несущей балке домика. Некоторое время он молча наблюдал за Зигфридом, а затем, улыбнувшись, сказал:

— Можешь спокойно спросить.

Зигфрид замер, уставившись на точильный камень.

— Разве это так очевидно?

Гунтер пожал плечами:

— Наверное, не каждому. Думаю, тебе повезло. Если бы мой отец знал, как обстоят дела, он выгнал бы тебя из замка.

— Ну хорошо. Как прошел разговор с Этцелем?

— Он — умный мужчина и когда-то, несомненно, станет мудрым королем, — принялся рассказывать Гунтер. — Несмотря на то что королевство гуннов уже сейчас огромно, Этцель все равно недоволен его границами. Он, разумеется, видит преимущества союза и уже предложил свою помощь в борьбе с Фафниром. Отказывать ему было бы глупо, и если меня спросят, то я посоветую Кримгильде заключить этот союз.

Зигфрид порывался что-то сказать, но запинался, пока наконец не выдавил:

— Просто… не знаю, как объяснить… Я готов вызвать на дуэль каждого из ее женихов! И я уверен, что, какими бы ни были условия поединка, мне удастся победить противника!

Гунтер вздохнул.

— Поверь, если бы я был королем, а в твоих жилах текла бы благородная кровь, я и не мечтал бы о другом женихе для моей сестры, кроме тебя, Зигфрид. Но все так, как оно есть, и ни одно испытание мира не заменит тебе права королевской крови.

Встав, кузнец протянул Гунтеру заточенный кинжал. Когда принц провел пальцем по лезвию, на металле осталась капелька крови.

— Твоя кровь такая же, как моя, — заявил Зигфрид.

— Лишь по цвету, — с сочувствием произнес Гунтер. — Сегодня вечером Кримгильда будет говорить с Этцелем. Наедине. Они разделят бокал вина и заглянут друг другу в души. Завтра утром моя сестра объявит, поедет ли она в Гран как королева.

— Благодарю вас за откровенность. — Голос Зигфрида звучал искренне.

— Позволь мне высказать одну просьбу. Мне бы хотелось, чтобы ты и Регин, независимо от решения моей сестры, остались при дворе. Мы с Гизельгером осмотрели вчера оружие. Ваше мастерство просто поразительно.

Молодой кузнец улыбнулся.

— Об этом вам просить не следует. Я буду служить вам столько, сколько вы пожелаете.

Гунтер, поигрывая кинжалом, провел им по балке кузницы.

— Ходят слухи, что тебе хотелось бы служить мне немного по-другому.

Зигфрид вскинул голову.

— В каком смысле?

Гунтер поднял кинжал, словно маленький меч, и сделал пару боевых движений.

— Говорят, что нашему кузнецу хочется драться на мечах!

— Мне Регин не позволил бы, — отмахнулся Зигфрид. — Все, что связано с войной, он считает отвратительным.

Гунтер снова посерьезнел.

— Как и любому мужчине. Однако не проходит ни одной человеческой жизни, чтобы не произошла какая-нибудь война. Дурак тот, кто не попытается пережить эту войну.

— На что вы намекаете?

Гунтер спрятал кинжал.

— Если мы убьем Фафнира и Бургундия уцелеет, то я буду давать тебе уроки фехтования. Конечно, у меня не такая техника, как у моего знаменитого братца, но с мечом я обращаться умею.

Зигфрид вскочил.

— Вы это сделаете?

Гунтер протянул ему руку.

— Слово чести.


Эолинд изо всех сил старался не показать своего недовольства. Не останавливаясь ни на секунду, он ходил по тронному залу Изенштайна и пытался уговорить молодую королеву.

— Принцесса… королева Брюнгильда, я весьма приветствую ваше решение выбрать себе супруга, но я все же надеялся, что вы будете меньше рассчитывать на благоволение богов и судьбы!

Брюнгильда откинулась на своем троне, подтянув левую ногу под себя так, что ее ступня упиралась в подлокотник. Черная накидка из медвежьего меха распахнулась, создавая впечатление, будто девушка сидит перед входом в пещеру. На ней были темные брюки и кожаная жилетка. Сильные руки блестели от жира, нанесенного на кожу для того, чтобы сухой воздух не вызывал раздражения. Брюнгильда рассмеялась.

— Эолинд, я верю в умение и силу кандидатов и не рассчитываю на волю богов.

— Но испытания? Битвы? Это неслыханно, и я боюсь, что многие принцы и короли воспримут такое требование как оскорбление.

— Что оскорбительного в том, что мою руку нужно завоевать? Эолинд, моему королевству не требуются ни земли, ни золото. И раз уж мне было отказано в любви, то я хочу иметь такого супруга, который не станет валяться у меня в ногах.

Эолинду было трудно спорить с Брюнгильдой. Она забралась на край вулкана несмышленой девочкой, а вернулась оттуда взрослой женщиной. Не было необходимости в коронации, чтобы понять, что в ворота крепости стучит королева.

— Но Исландия может остаться без союзников, — снова принялся за свое Эолинд. — Хуже того, едва ли какой-нибудь король с материка потерпит, если наследник его трона погибнет в борьбе за вашу руку. Это плохой способ найти себе супруга, но хороший повод развязать войну.

Брюнгильда встала. В ее глазах горело холодное пламя.

— Материк может доказать, достойны ли его сыновья руки исландской королевы.

— А вдруг ни один принц не выдержит испытаний? Неужели Исландия навсегда останется без наследника? Вы подумали о том, что после вашей смерти наверняка начнется кровавая бойня за трон?

— Будущее видится вам в уж очень темных тонах, — снисходительно заметила Брюнгильда.

— Я просто рассматриваю все возможности, — возразил Эолинд. — Вы — необычная королева. Вы — лучшая из ваших воинов. Я посоветовал бы вам выбрать себе слабого мужчину с большой властью, чтобы в браке самой всем заправлять.

Брюнгильда приобняла своего советника.

— Услышать такую низость от благородного Эолинда… Право же, я поражена, — улыбнулась она. — Скорее крепость Изенштайн превратится в прах, нежели я потерплю возле себя толстопузую лягушку с вялым подбородком. Кто хочет завоевать сердце Брюнгильды, тот должен доказать, что он лучший в сравнении со всеми другими мужчинами.

Эолинд вздохнул.

— А если такого мужчины не существует?

— Это уже не ваши заботы. Побеспокойтесь лучше о том, чтобы все узнали о моих требованиях.

— Хорошо, — вздохнув, сказал Эолинд. — Послы на двух кораблях отправятся на материк и разъедутся в разные стороны, чтобы сообщить об этой новости при дворах и в городах.

Не сказав больше ни слова, Брюнгильда отправилась в свою комнату. Она знала, что существует человек, который ее достоин. Пусть он и не король, но, несомненно, сумеет выдержать все испытания. Зигфрид приедет, чтобы взять то, что уже давно принадлежит ему.


Правила при дворе были очень строгими и не касались только членов королевской семьи. Кроме многих запретов и предусмотренных этикетом правил, в Бургундии существовало строгое соблюдение десяти заповедей, которые имели большое значение у христиан. Прелюбодеяние или даже простая кража яблока — для всего этого предписывались разнообразные наказания.

Зигфрид особо не вникал в эти тонкости — его боги были не столь мелочны. Он не очень-то задумывался над содержанием заповедей и, признаться, не знал их. Однако ему нравилось при дворе, и Гунтер, который, учитывая его статус, не мог стать ему другом, все же был союзником, а союзника не следовало разочаровывать.

Эти мысли мучили Зигфрида целый день, но в конце концов он связал канат и под покровом ночи добрался до окна в комнате Кримгильды. Он надеялся, что у стражников, которых может позвать Кримгильда, нет приказа убивать таких, как он, прямо на месте. Это было не очень сложно — над спальней Кримгильды располагалась галерея с широким балконом, оказавшимся идеальным местом для осуществления планов Зигфрида. Когда луна скрылась в тучах, а факелы, как обычно, были потушены на ночь, Зигфриду даже не пришлось особо прятаться.

Юноша осторожно перегнулся через балкон и принялся спускаться вниз по стене. В полной темноте земли не было видно, но Зигфрид понимал, что произойдет, если он упадет. От непривычных движений левое запястье у него заболело, и на мгновение он вспомнил Брюнгильду, подумав о том, как давно она перестала занимать его мысли. Он не ощущал никакой печали, скорее это казалось воспоминанием о блюде, которое очень любишь в детстве, но потом не ешь в течение многих лет.

Наконец стена закончилась, и Зигфрид коснулся пальцами ног тяжелой занавеси. Спустившись на три локтя вниз, он нащупал ступнями поручни. Затем молодой кузнец перегнулся через узкие перила и оказался совсем близко от комнаты Кримгильды. Он стал раздумывать над тем, что же ему делать дальше. Говорить с принцессой в возвышенном тоне, используя напыщенные слова? Объясниться с ней в надежде, что она его услышит? Бросить к ногам Кримгильды свой меч, которого у него не было? Позвать ее бежать с ним из Бургундии? И что он может предложить ей еще? Жизнь в лесной кузнице? Зигфрид тяжело вздохнул. Как она воспримет его появление? Слезами, криком или даже смехом? На мгновение он подумал о том, чтобы забраться обратно на балкон так, чтобы его никто не заметил. Да, наверное, это был самый разумный выход. Но с тех пор как он увидел Кримгильду в трапезной в самый первый вечер, он уже не мог рассуждать разумно. И все же…

Все сомнения Зигфрида исчезли, когда из занавеси высунулись две тонкие руки и резким движением втащили его в комнату. Зигфрид споткнулся о шкуру медведя, лежавшую на каменном полу, но инстинкт заставил его подняться. Он ничего не видел. В комнате не было даже свечи. Он чувствовал только свое дыхание. И запах. Он даже не успел понять, что же это за нежный запах витает в воздухе, как вдруг почувствовал две ладони, опустившиеся на его предплечья, и губы, приникшие к его губам.

Поцелуй.

Этот поцелуй длился вечность, а когда вечность завершилась, он, казалось, по-прежнему продолжался. Зигфрид целовал девушек в деревне, расположенной неподалеку от кузницы, и даже спал с некоторыми из них. Но этот поцелуй разжег в нем огонь богов. Он хотел обнять тонкую фигуру, прижать ее к себе, повалить девушку на подушки. Но когда он поднял руки, теплое тело отодвинулось от него, и он почувствовал холодное дуновение ветра.

— Ты получил награду за свое мужество, а теперь уходи, — это были первые слова принцессы Кримгильды, обращенные к кузнецу Зигфриду.

— Я… я… — начал заикаться Зигфрид, пытаясь объяснить безумные чувства, бушевавшие в нем. — Мне показалось, что ты избегаешь меня в последние недели.

— Так и есть, — послышался ответ.

— Но почему? Ты что, ничего не чувствуешь?

Он сделал шаг вперед, но девушка, окутанная темнотой, словно почувствовала биение его сердца и тоже сделала шаг назад.

Голос Кримгильды дрожал.

— Сильнее, чем ты думаешь, — сказала она. — И чем больше я этому сопротивляюсь, тем бессмысленнее становится борьба. Я страдаю, как умирающий от жажды человек, который стоит перед огромным морем. И если я выпью эту воду, то умру. Ты это хотел услышать?

— Это больше, чем мои надежды, и все же я пришел не поэтому. Крим…

— Я — это не она, — прошипел голос. — Я буду все отрицать. Принцесса завтра провозгласит о своей помолвке с Этцелем. А кузнеца забудет.

У Зигфрида было странное ощущение, ведь ему приходилось разговаривать с девушкой, имя которой он даже не имел права называть.

— Но если ты меня любишь…

— Я люблю Бургундию, — перебила его принцесса. — И эта любовь, в отличие от любви к тебе, имеет право предъявлять мне требования.

Оцепенение, вызванное поцелуем, наконец прошло, и Зигфрид почувствовал в себе болезненную пустоту.

— Что я могу сделать?

— Забудь меня.

— Для любви я был бы способен на все, но только не на это, — сказал он и в отчаянии сжал кулаки. — Забыв тебя, я не помогу своей любви.

— Но зато ты послужишь двору и всем людям, которые тебе дороги, — послышалось в ответ.

Зигфрид встал на колени, даже не зная, видит ли его Кримгильда в темноте комнаты.

— Для меня ничего не имеет значения, кроме твоей любви. Отошли меня прочь, и я уйду.

— Уходи.

— Ты меня не любишь?

На пару секунд в комнате повисла тишина.

— Скажи мне, что ты меня не любишь, и я уеду отсюда прежде, чем диск солнца появится из-за горизонта.

— Если бы я тебя не любила, неужели бы я так страдала?

Зигфрид в этот момент был готов задушить дракона Фафнира или сломать меч голыми руками, но вся его сила была бесполезной перед невозможностью их любви.

— Неужели нет никакого выхода? Ни единого шанса?

— Без войны или предательства? Без смерти или страданий? — В тихом голосе Кримгильды слышались рыдания. — Нет. Никогда.

— Я сделаю все что угодно, — объявил Зигфрид, нисколько не сомневаясь в своих словах.

— Но ничто не поможет до тех пор, пока ты не станешь сильным королем, которым тебя признало мое сердце.

Зигфрид поднялся с колен.

— Что ж, тогда я стану королем. — Для него это было настолько очевидным, как если бы ему поручили срубить дерево.

Кримгильда глубоко вздохнула и вытерла слезы со щек.

— Зигфрид, завтра утром мы вместе с отцом провозгласим о новом союзе между бургундами и гуннами.

— Когда я стану королем, — продолжил Зигфрид, — мне придется победить войска Этцеля и забрать тебя назад. — В его голосе не было даже малейшего намека на шутку. — Но будет проще, если ты подождешь меня.

Кримгильда, несмотря ни на что, надеялась, что Зигфрид осознает всю безнадежность их любви.

— Ты уже разбил мне сердце! — воскликнула девушка. — Так не разбивай же теперь мою жизнь из-за того, что, предназначенные друг другу судьбой, мы не знаем, как нам поступить, чтобы быть вместе.

Но Зигфрид уже принял решение, каким бы глупым оно ни казалось.

— Ты будешь ждать меня. А я стану королем.

Повернувшись, он отбросил занавесь и схватил канат, свисавший за окном.

Кримгильда даже словом не обмолвилась о том, что уже не может отказать Этцелю, что она успела поговорить с гуннским принцем и была с ним почтительна, что он был с ней любезен и дружелюбен. Она не сказала, что на карту была поставлена судьба Бургундии.

5

ЭТЦЕЛЬ И СЛОВО СЕРДЦА

Бургундия уже больше года страдала, находясь под игом дракона Фафнира. Зигфрид и Регин довольно быстро привыкли к тому, что в Вормсе слабо ощущалась радость жизни. Но этим утром все было намного хуже. Везде царило напряженное спокойствие, словно все ждали новостей от постели тяжело больного человека… или же новостей с поля боя.

Сообразно традиции Кримгильда должна была выйти к воротам замка и провозгласить свое решение. После вчерашних переговоров во всем Вормсе говорили, что она готова принять предложение Этцеля. Так возникла надежда решить проблемы королевства одним махом: укрепить военный потенциал страны, организовать решающую битву с Фафниром и начать поиск невест для трех принцев Бургундии. После двух лет упрямства принцесса наконец-то согласилась выбрать себе супруга.

Настроение у Зигфрида было отвратительное. Он стоял в кузнице и вяло жевал хлеб. Регин, закончивший шлифовать меч, повернулся к своему воспитаннику. Он был старым человеком, но прожитые годы, как и раньше, не отражались на его лице.

— Ты не хочешь выйти к воротам? Все уже собрались послушать, что скажет принцесса.

Зигфрид перестал жевать.

— Мне все равно, что она скажет. Пусть выходит замуж за кого хочет.

Регин удивленно приподнял бровь, но сдержался от едкого замечания.

— Как бы то ни было, — заметил он, — теперь за кровожадного дракона примутся по-настоящему. Я не верю, что Гундомар передаст свою дочь Этцелю под сенью крыльев Фафнира.

Послышался звук труб.

— Вот и сигнал, — сказал Регин. — Сейчас принцесса выйдет к своим подданным.

— Ты очень много знаешь о придворной жизни, — заметил Зигфрид, пытаясь сменить тему разговора.

— Годы в Ксантене. — Кузнец пожал плечами и принялся шлифовать другой меч.

Зигфрид выбросил остатки хлеба в окно, и к ним мгновенно подбежали куры, которые начали их клевать.

— Почему ты никогда не рассказывал мне, что заставило тебя уехать?

Регин вздохнул.

— Эта история не стоит твоего любопытства, Зигфрид. Когда-то мне показалось, что голос оружия стал слишком громким, а голос разума — слишком тихим. Ни одна война не завершалась миром, а становилась лишь подготовкой к следующей битве. Я не был создан для битв, и мне не доставляло никакого удовольствия наблюдать за ними.

Зигфриду еще не приходилось задумываться о том, что же такое война и за что нужно бороться.

— Как ты думаешь, я был создан для битвы?

Регин заново запустил шлифовальное колесо.

— Я надеялся, что это не так. Но здесь, в Бургундии… — Он запнулся, увидев в окно, как из дверей замка вышла Кримгильда. За ней шел король Гундомар, а за ним следовали ее братья: Гизельгер, Гунтер и Гернот. Несомненно, это был единственный случай, когда принцесса вела за собой всю семью.

Регин направился к двери, подумав, что если Зигфриду вся эта церемония не интересна, то он не собирается лишать себя удовольствия, и вышел во двор.

По обе стороны на пути к главным воротам выстроились придворные — они стояли на коленях, почтительно потупив взор. Кримгильда выглядела так, словно только что искупалась в солнечном свете. Ее белая кожа сияла, а светлые волосы могли бы вызвать зависть у самого солнца. Золотая диадема, с трудом сдерживающая буйство непослушных локонов, была единственным признаком ее принадлежности к королевской семье. Платье принцессы не отличалось сложным кроем, но его нежная ткань, казалось, обтекала ее фигуру, словно вода.

Кримгильда была девушкой поразительной красоты и обаяния, вынужден был признать Регин. И то, что Гундомар приглашал женихов к своему двору, а не возил дочь в соседние королевства, будто какой-нибудь продавец приправ, никто не осмелился бы назвать высокомерием.

Когда ворота замка распахнулись, стало видно, что за ними собралась огромная толпа, состоявшая из жителей Вормса и гуннов. Около тысячи мужчин и женщин опустились на колени при появлении принцессы. Кримгильда не прошла через ворота, а согласно традиции остановилась и стала ждать жениха, который приехал к ней свататься.

Из толпы вышел Этцель. Если Кримгильда сияла красотой и благородством, то он источал храбрость и жизненную энергию. Его глаза блестели, а поступь была уверенной и твердой. Ему уже объяснили, как в соответствии с обычаями Бургундии должно проходить сватовство, поэтому он остановился в двух шагах от принцессы. Сейчас только ему было позволено смотреть Кримгильде в глаза.

Регин остался в тени кузницы, чтобы ему, в отличие от остальных присутствующих, не пришлось опускать глаза. Он видел короля, его сыновей и принцессу. Бургунды и гунны благоговейно молчали, выражая свое почтение принцу и принцессе. Вероятно, это был редкий случай, когда столько людей собралось вместе, чтобы при этом не издать ни единого звука и сохранить торжество момента.

Наконец зазвучал твердый голос Кримгильды:

— Этцель, сын Мундцука! Вы приехали сюда, чтобы позвать меня замуж.

— Для моей страны и для моей жизни, — ответил принц гуннов.

— Бургундия — великолепная страна, и в ней живут гордые люди, — продолжила Кримгильда. — Разделить с вами бокал вина стало для меня честью, которая наполнит уважением и благодарностью души будущих поколений королевского двора Бургундии.

Регин нахмурился. Это звучало как-то подозрительно. Неуместно. Он видел, что король Гундомар нервно постукивал по земле носком правого ботинка, — это было единственное проявление нетерпения, которое он себе позволил. Наступила пауза: представители обеих сторон растерялись, не понимая, кто теперь должен говорить. Этцеля сбили с толку слова Кримгильды, а принцесса стояла молча.

Кто-то кашлянул. Это был Гунтер.

— Вчера вечером вы много говорили о моей чести, принц Этцель, — наконец продолжила Кримгильда. — Настолько много, что я задалась вопросом, не могу ли я во имя этой чести обратиться к вам с просьбой?

Этцель достал меч, и толпа шумно вздохнула. Но он лишь слегка коснулся мечом земли и, опустившись на колени, почтительно произнес:

— Всем известно, что гунны еще никогда не нарушали своего слова. Какова же ваша просьба?

В этот момент Кримгильда сделала то, о чем еще не писалось ни в одной хронике ни одного королевства: она тоже опустилась на колени, склонив голову. По толпе прокатилось потрясенное бормотание, которое становилось все громче, перекидываясь с задних рядов вперед.

— Если вам нужно мое сердце, если ваша супруга должна рожать вам детей из любви, а не из долга, то возьмите мое благословение и мои добрые пожелания вашему народу и возвращайтесь домой, в Гран. Вы это заслужили.

Войны велись и по более пустячным поводам. В одно мгновение заявление Кримгильды превратило дружественных гуннов в оскорбленных врагов. Внешне Этцель остался спокоен, но Регин заметил, как напряглись его мышцы.

— Вы отклоняете мое предложение?

Гундомар и его сыновья взглядами приказали стоявшим неподалеку солдатам подготовиться к поспешному отступлению в замок на случай, если гунны сейчас нападут.

— Ни в коем случае! — воскликнула Кримгильда, повысив голос. — Если таково будет ваше желание, я стану вашей женой. Хорошей женой и хорошей королевой. Я сделаю все, что в моих силах. Нет печали в том, чтобы жить с таким мужчиной, как Этцель. Большего я бы и не хотела иметь в своей жизни. Но неужели вы желаете для себя столь малого?

Этцель и Кримгильда смотрели друг другу в глаза, и Регин увидел поразительное понимание, возникшее между ними. Сначала ничего не происходило, словно само время затаило дыхание. Регину еще никогда не приходилось переживать момент, когда война и мир находились бы в таком хрупком равновесии.

Встав, Этцель вернул меч в ножны. В то же мгновение поднялись и его верные воины, но легким движением руки он заставил их снова опуститься на колени.

— Принцесса Кримгильда Бургундская — женщина, которой пожелает обладать любой мужчина. Однако лишь глупец захочет обладать тем, что никогда не сумеет получить. Пускай объявят, что принц Этцель по собственной воле отказался от руки принцессы Кримгильды.

У него даже хватило силы воли вежливо кивнуть Гундомару и его сыновьям. Затем Этцель развернулся и отправился к своему шатру.

Кримгильда подождала, пока он скроется из виду, а затем вытянула вперед левую руку. Гундомар подошел к дочери, помог ей встать и проводил ее через двор назад, в замок. Казалось, взгляд Кримгильды окаменел. Она не смотрела ни налево, ни направо.

Регин вернулся в кузницу, чтобы рассказать Зигфриду об этом чудовищном происшествии, но увидел, что его подопечный стоит, прислонившись к косяку двери.

И тут Регин увидел в выражении лица Зигфрида что-то новое, чужое. Триумф? Самодовольство? Он затруднялся сказать, однако этот блеск в глазах свидетельствовал о том, что отказ Кримгильды Этцелю не был решением проблемы — он был началом катастрофы.


Гундомар еще никогда не бил свою дочь, но как только за ними закрылась дверь и они оказались в тронном зале, он толкнул Кримгильду вперед и отпустил ей хлесткую пощечину.

Споткнувшись, девушка откинулась назад и, подняв руку, упала на лавку. Гернот поспешил к сестре, Гизельгер продолжал стоять рядом с отцом, а Гунтер отступил на три шага назад.

— Да что ты себе позволяешь?! — заорал Гундомар. Голос короля прозвучал так громко, что его, наверное, услышал даже дракон в лесу. — Как ты посмела?!

— Я позволяю, — выдохнула принцесса, — самой выбирать себе супруга, как этого требует обычай.

— И ты должна была выбрать Этцеля! — продолжал кричать Гундомар, в ярости переворачивая один из столов. — Ты должна была выбрать Этцеля!

— Разве я не предоставила выбор ему? — возразила Кримгильда. — Он мог бы взять меня в жены! Но этот гунн — настоящий мужчина, и он знает: нельзя брать то, что не хотят отдавать.

Из тени в задней части зала вышел советник Хаген. Казалось, дракон высосал из него всю радость жизни.

— Вы обошлись с воином, как с мальчишкой, принцесса, и теперь нам следует бояться, что он вернется и, как оскорбленный мужчина, отомстит за это.

Выхватив меч из ножен, Гундомар ударил им по несущей балке зала.

— Ты наплевала на беды королевства!

— Нам следует усилить патрули на границах, — предложил Гизельгер. — Мундцук уже через несколько дней может напасть на Бургундию: вряд ли он проявит такое же понимание, как и его сын.

— И чем, по-твоему, помогут нам эти патрули? — задумчиво произнес Гунтер. — О чем они доложат? О том, что нас разгромили? Мы сейчас как песчаный пляж перед наводнением. Вряд ли нам удастся противостоять гуннам, если учитывать, что наша страна уже долгое время страдает от нападений Фафнира. Боевой дух народа сломлен, да и воинов у нас мало.

По щеке Кримгильды скатилась одна-единственная слезинка: железная хватка, сжимавшая ее сердце последние часы, наконец-то разжалась.

— Отец, мне… мне очень жаль… это было не…

— Молчи! — Гундомар по-прежнему был вне себя от злости. — Убирайся вон! Иди в свою комнату! Не хочу видеть тебя до тех пор, пока мы не найдем способ исправить последствия того вреда, который ты нанесла Бургундии. А если нам это не удастся — что ж, будешь сидеть взаперти до конца своей жизни!

Кримгильда вскочила и побежала вверх по лестнице. Гернот хотел последовать за сестрой, но отец запретил ему это делать.

— А ты останешься здесь! — рявкнул Гундомар. — Я даже знать не хочу, какие глупости моя дочь совершила из-за твоей болтовни! Я не желаю видеть тебя вблизи ее комнаты!

Король имел право принять подобное решение, и Гернот нехотя подчинился. Взбешенный и оскорбленный, он покинул тронный зал через другой выход.

Гундомар подошел к трону и устало опустился на него.

— Что же делать? Что нам теперь делать?

Гизельгер, Гунтер и Хаген собрались вокруг короля и стали советоваться.

— Конечно, наше войско ослаблено, — сказал Гизельгер, — но мы могли бы действовать неожиданно. Никто не станет помогать Мундцуку. Битва была бы быстрой и кровавой, но победа осталась бы за нами.

— Это безумие! — возразил Гунтер. — Мы растратим последние военные силы, и Бургундия превратится в спелое яблоко, которое сможет сорвать любое королевство, имеющее хотя бы десяток старых воинов. Нам нужно объединить запуганный народ, вдохнуть в него веру. Именно это должно стать целью нашей политики!

Гундомар ненавидел, когда ему предлагали сделать выбор из нескольких возможностей. Ему нравился путь, уже предопределенный судьбой и не требующий принятия каких-либо решений.

— Как я должен вдохнуть мужество во всех этих зайцев и цыплят, собравшихся за нашими воротами? Я ведь не могу дать им смелость, словно золотую монету!

Хаген нагнулся к Гундомару и тихо произнес:

— Наш король — победитель дракона!

Сыновья Гундомара испуганно отшатнулись.

— Король должен сам убивать дракона? Это невозможно! — выдохнул Гунтер.

— Хаген, ты же знаешь, что все эти разговоры во время трапезы служат только тому, чтобы убедить придворных в нашем желании действовать, — согласился Гизельгер. Очевидно, он тоже не особо спешил идти бороться с драконом.

Хаген промолчал, ожидая, когда сказанное им подействует на короля. Пока он не видел причин спорить с принцами.

— Гундомар — победитель дракона, — тихо пробормотал король, как бы пробуя слова на вкус. — Так мы восстановили бы репутацию королевства, народ прославлял бы меня, а Мундцук не осмелился бы на нас напасть.

Гизельгер и Гунтер со всей молодой пылкостью принялись отговаривать отца от поспешных решений, а Хаген незаметно удалился, снова спрятавшись в тень. Его дело было сделано, а все остальное приложится.


Хотя Гернот считался самым слабым из всех сыновей короля, у него была голова на плечах и он умел ею пользоваться. Он не нуждался ни в сильном покровителе, ни в интригах, поскольку знал, что у Гундомара нет времени следить за ним. Как бы горько ни было осознавать это, но Гернот не сомневался в том, что он безразличен своему отцу и поэтому может делать все, что захочет. Вот почему в последние дни Гернот все время был с сестрой. Он старался незаметно проникнуть в комнату Кримгильды, утешал ее, держа за руку, и пытался укрепить в ней веру в правильность своего поступка.

Гунны исчезли так же быстро, как и появились. Они поспешно разобрали шатры и отправились через Вормс к Рейну. В их поведении не было ничего такого, что свидетельствовало бы об их намерении отомстить за свое унижение. Тем не менее принц был обеспокоен — Кримгильда, по его мнению, переживала скорее душевный надлом, чем облегчение. Она не жаловалась на то, что судьба, возможно, обрекла ее на одинокую жизнь, жизнь без супруга, но иногда взгляд девушки становился пустым, словно ее душа покидала тело, пытаясь найти успокоение в другом месте. В такие моменты Герноту казалось, что он не понимает сестру, и впервые в жизни у него появилось ощущение, что Кримгильда не полностью доверяет ему.

Погрузившись в безрадостные мысли, принц шел по галереям замка к сестре. Он надеялся наконец-то вызвать ее на откровенный разговор. Внезапно Гернот увидел подол черной юбки, скрывшийся за углом. Многие женщины низшего сословия носили при дворе темные платья, и все же он не сомневался, кто пытался убежать от него.

— Эльза?

Юноша ускорил шаг и, свернув за угол, разглядел стройный силуэт дочери Хагена, которая как раз добежала до каменных ступеней.

— Эльза! — громко позвал он, на этот раз увереннее.

Девушка замерла на месте, скорее испуганная, чем обрадованная.

— Принц Гернот…

Он все-таки догнал ее. Девушка не пыталась подняться по лестнице и поэтому казалась еще меньше, чем обычно. Сейчас она едва доставала ему до плеча.

Странно, но ему показалось, что именно Эльза переживала душевную боль, которую он ожидал увидеть в Кримгильде: ее стройное тело было совсем худым, почти прозрачная кожа — бледнее, чем обычно, а под глазами пролегли тени, свидетельствующие о проплаканных ночах.

— Я уже несколько дней тебя не видел, — сказал Гернот, стараясь не выказывать удивления по поводу ее жалкого вида.

— Единственное место, где вы могли бы меня увидеть, — это, несомненно, комната вашей сестры, — прошептала Эльза слабым голосом.

— Я нужен ей сейчас, — объяснил Гернот, неожиданно удивляясь, почему его слова звучат как попытка оправдаться.

— Ну… это естественно, — пробормотала девушка. — Вы всегда должны быть там, где нуждаются в вашей помощи.

— Мой отец вместе с Гизельгером и Гунтером собирается идти убивать дракона. Сейчас они разрабатывают план наступления, поэтому мне не хотелось бы им мешать.

Эльза отвернулась, очевидно не желая продолжать разговор. Гернот удержал девушку, взяв ее за руку. Ее запястье было не шире, чем рукоять его меча. Она взглянула на принца, словно в его прикосновении таилось какое-то обещание, и в этот момент Гернот совершенно забыл о том, что он собирался сказать. Все его мысли растворились, словно капля крови, упавшая в море.

— Я… я должен снова… идти… — пробормотал он.

— К ней, — с неожиданной ожесточенностью прошептала Эльза. — Потому что вы там нужны. — Она начала медленно удаляться от него.

— Эльза! — еще раз воскликнул принц, надеясь, что теперь он сумеет найти хоть какие-то слова.

Девушка снова остановилась.

— Да, мой принц?

Она часто называла его так, но сегодня эти слова воспринимались им как подарок.

— Я помню, что ты… обещала приготовить мне суп, — неуверенно произнес Гернот.

На тонких губах Эльзы появилась улыбка.

— С того самого дня, как вы попросили меня об этом, каждый вечер у меня на огне стоит горшок с супом для вас. И если бы вы только пожелали…

Эльза не договорила, боясь переступить границу, разделявшую их миры. Вместо этого она снова улыбнулась и быстро убежала. Ее шаги были совершенно бесшумными на каменном полу.

Она исчезла.

Гернот почувствовал с одной стороны облегчение, а с другой — изумление.

Мысль о том, что Эльза страдает по его вине, начала его мучить. Но почему?


— Тринадцать мечей на тринадцать человек! — в ярости кричал Регин. — И ни одним мечом больше! Слышишь?

Зигфрид в бешенстве ударил молотом по раскаленному мечу, который он прижимал щипцами к наковальне.

— Я… нужен королю!

Регин расхохотался.

— Именно ты? Зигфрид, он выбрал двенадцать человек, которые должны пойти с ним убивать Фафнира. Двое из них — его сыновья, а десятеро остальных — храбрые воины, показавшие себя во многих битвах. Король не стал тратить время на мысли о молодом кузнеце из леса Одина, который даже не знает, как пользоваться мечом!

От гнева, переполнявшего его, Зигфрид настолько сильно ударил по мечу, что тот разломался на две части.

— Разве я виноват, что ты не внял моим просьбам? — Глаза юноши сверкали, когда он смотрел на своего наставника.

Но Регин оставался неумолим.

— Я учу тебя тому, что нужно для твоей жизни, а не для твоей смерти! Ты же кузнец!

Зигфрид изо всех сил стал бить молотом по наковальне, так что после каждого его слова искры летели во все стороны:

— Я не кузнец! — Он задыхался, словно только что победил своего внутреннего демона. Он ожидал возражений, ярости, может, даже оплеухи от Регина, которому только что сказал, что все годы его воспитания и обучения были бессмысленными.

Но Регин стоял молча, будто пытался осознать все, что услышал от своего подопечного. Когда же он заговорил, в его голосе чувствовалось не только спокойствие, но и явное облегчение.

— Да, ты не кузнец, Зигфрид. Раз уж сегодня настал тот день, когда я должен прекратить обманывать тебя и себя, то пусть так и будет.

— Э-э-э… Что?.. — опешил Зигфрид, чувствуя, как его гнев улетучивается. — Ты… со мной согласен?

Регин кивнул.

— Когда я взял тебя на руки из рук твоей умирающей матери, было очевидно, что ею рожден не кузнец. Волк остается волком, даже если его воспитывают овцой. И наваждение спадает, как только волк начинает чуять кровь.

Сердце Зигфрида билось так сильно, что кровь бурлила в его венах, стучала в висках, а перед глазами все плыло.

— Но тогда… кто я?

Регин устало пожал плечами:

— Я надеялся найти ответ на этот вопрос прежде, чем ты поймешь, кем ты не являешься. Мне это не удалось. Теперь мы должны надеяться на время и богов.

— Регин… мне жаль, если я… — пробормотал Зигфрид. — Я хотел бы стать хорошим кузнецом, пусть лишь для того, чтобы твои труды не пропали зря.

Регин натянуто улыбнулся.

— Ты хороший кузнец, Зигфрид, и я, как учитель, горжусь тобой. Но судьбу не обманешь.

Со вновь обретенной легкостью Зигфрид взял сломанный меч, чтобы его переплавить.

— Тогда, пока боги не укажут мне путь, я буду ковать железо в твою честь. Мечи для короля!

Очевидно, он был рад, что ему удалось избежать ссоры с наставником.

— Тринадцать мечей для тринадцати воинов, — еще раз напомнил ему Регин. — И никакого меча для тебя!

Он вышел из кузницы, и улыбка на его лице погасла, словно свеча, которую вынесли из комнаты на ветер. Он стыдился того, что скрывает от Зигфрида правду, и знал, что путь в будущее становится все уже, а количество обходных путей все меньше. Вскоре понимание потребует решения, а решение — действия.

Горизонт омрачился…


Герольды короля тщательно готовили народ к предстоящему подвигу. Вот уже несколько дней за всеми столами Бургундии обсуждалась только одна тема — поход Гундомара против Фафнира. Король шел на дракона с двенадцатью воинами, как когда-то Иисус со своими двенадцатью апостолами. Уповая на помощь Господа, он надеялся победить кровожадного змея. За это молились как в церкви, так и при дворе.

Хотя количество жертв Фафнира за последние недели увеличилось настолько, что все поездки по стране прекратились, никто не сомневался, что король Гундомар и храбрый кронпринц Гизельгер выйдут из битвы победителями.

В тот славный день, когда дракону должен был наступить конец, впервые за многие месяцы горожане украсили свои дома яркими флагами, а солнце, будто предчувствуя долгожданную победу над чудовищем, светило по-особенному ярко. Трубачи с башен замка провозгласили о начале похода рыцарей на это святое дело.

Тринадцать воинов. Тринадцать лошадей. Тринадцать мечей. Облаченные с головы до ног в кожу и металлические пластины, которые должны были защищать от пламени дракона, воины привязали к левым рукам щиты с гербом династии так, чтобы не потерять их в битве.

Все приближенные короля собрались у ворот, чтобы проводить воинов. Пришли и те, кто не мог участвовать в битве по разным причинам. Среди них был советник Хаген, чей возраст не позволял драться с сильным противником. Был и младший принц Гернот, в услугах которого не нуждались и которому, собственно говоря, не хотелось никуда идти. Был здесь и Зигфрид, горячая кровь которого заставляла его броситься в погоню за лошадьми, и он едва сдерживал себя.

Настал момент, когда все замерли, ожидая услышать от короля мудрые слова. Гундомар, как ему посоветовал вчера Хаген, поднял руку, чтобы привлечь внимание соотечественников.

— Жители Бургундии, жители Вормса! Мне известно, как сильно вы страдали от чудовища, мучившего нашу страну. Я тоже страдал, зная о ваших мучениях. Но сегодня настал тот день, когда король ради вас пойдет на битву, чтобы освободить свой народ от ига кровожадного змея. Когда голова дракона станет трофеем, на Рейне воцарится мир!

Гизельгер вытащил свой меч и поднял его к небу.

— За Бургундию! За Гундомара!

Тщательно подобранные слова произвели ожидаемый эффект. Разразилось всеобщее ликование, и со сторожевой башни над замковыми воротами посыпался дождь из лепестков роз. Гундомар и его воины отправились в путь. По ту сторону ворот собрались сотни жителей Вормса, чтобы выразить королю свое доверие и пожелать ему победы. Раздался звон церковных колоколов — впервые за долгое время.

Вся эта процессия напоминала въезд Господа Иисуса в Иерусалим — именно так было задумано Хагеном. Советник прекрасно понимал, что победа над Фафниром — отнюдь не решенный вопрос. Они слишком мало знали о змее, его слабостях, его происхождении. Но народу нужна была уверенность в силе своего лидера. Раз уж не удалось устроить великолепную свадьбу принцессы, то теперь Гундомар должен был предоставить черни другое, столь же великолепное зрелище.

Эльза незаметно подошла к отцу и стала любоваться Гернотом, который со своей сестрой тоже вышел во двор.

— Ты завидуешь королю и его сыновьям, что они идут убивать дракона?

Учитывая, что вокруг собралось слишком много народу, Хаген не мог говорить с презрением, как бы ему этого ни хотелось.

— Дурак подставляет себя опасности — мудрый предотвращает ее.

Эльзу не удивило, что отец с насмешкой отзывается о королевской династии. Хаген из Тронье мечтал о власти и правлении с помощью меча и кнута. Прощение и сочувствие, предписываемые Священным Писанием, казались ему признаками слабости, достойными презрения. От желания развязать войну с датчанами или гуннами его удерживала только верность Бургундии, а не Гундомару.

— Может, мне следовало бы попытаться задержать отца? — спросила принцесса Кримгильда, обращаясь к младшему брату.

Гернот склонил голову, будто ему нужно было подумать, прежде чем дать ответ.

— А зачем? Он уверен, что именно ты виновата в том, что ему приходится выполнять опрометчиво данное слово.

— Разве только он? — с горечью произнесла Кримгильда. — Половина двора считает меня изменницей, интриги которой позорят семью, а легкомыслие несет не меньшую опасность, чем когти Фафнира.

Молодой принц ободряюще обнял сестру за плечи. При этом он взглянул на Эльзу, и ему захотелось с ней поговорить. Но она стояла возле Хагена, и Гернот решил, что позже, когда у него появится возможность, он непременно обменяется с девушкой парой слов.

Зигфрид и Регин стояли у входа в кузницу, где были выкованы все тринадцать мечей для битвы. Сначала Регин решил, что ночью обязательно нужно привязать своего воспитанника за ноги к кровати, чтобы тот не сбежал, горя желанием присоединиться к Гундомару. Однако затем кузнец заметил страсть, с которой Зигфрид смотрит на Кримгильду, и понял, что если и есть причина, из-за которой юноша мог пожертвовать своим сном, то она объяснялась зовом плоти, а не зовом крови.

Зигфрид чувствовал себя огнем, у которого никто не хотел греться и который бессмысленно пожирал самого себя. Он был убежден, что может хорошо послужить как Кримгильде, так и Гундомару, но они от него отвернулись. Принцесса не удостоила его ни единым взглядом после той ночи в ее спальне, а король посмеялся над ним, когда он попросил разрешения идти сражаться с Фафниром.

Зигфриду нужно было добиться уважения и высокого положения в обществе, но здесь, при дворе Бургундии, ему отказали даже в поисках ключей к собственному счастью.

6

ГУНДОМАР И ОГНЕННОЕ ДЫХАНИЕ

Прошло два дня и две ночи с тех пор, как Гундомар отправился убивать дракона. Радость по этому поводу быстро прошла. Тучи, словно прибой, метались над страной, удушая свет солнца днем и сияние луны ночью. Стражники на зубцах башни наблюдали за лесом, но никаких признаков, свидетельствующих о славной победе короля, не было. И в первую, и во вторую ночь после начала похода в облаках на северо-востоке появлялись сполохи, но это были не молнии, возвещавшие о надвигающейся грозе, а отблески огненного дыхания Фафнира.

Кримгильда и Гернот тоже все дни напролет проводили в башне, обратив свои взоры в сторону леса, где решалась судьба Бургундии. Брат и сестра стояли обнявшись и смотрели вдаль.

На закате каждого дня церковные колокола призывали горожан к молитве. Молились сейчас повсюду — и всем богам.

Зигфрид метался по кузнице, словно дикий пес, которого привязали к дереву цепью. Регин даже не пытался его успокаивать — он сам чувствовал, что в воздухе запахло несчастьем.

Когда на третий день сгустились сумерки, Гернот, уставший и разочарованный, спустился со сторожевой башни и отправился к покоям придворных. Ему хотелось поговорить с кем-нибудь, но так, чтобы при этом не пришлось обсуждать что-то важное. Кримгильда сейчас была занята своими собственными мыслями: уверенная в том, что именно она привела к происшедшему, девушка страдала от мучившего ее чувства вины, и Гернот не хотел надоедать ей своим обществом.

Принц думал, что Эльза пошутила, пообещав приготовить для него суп, и укорял себя за легкомыслие, с которым он отнесся к дочери советника. Вскоре он обнаружил девушку, бледную, с печальными глазами, в кухне для слуг возле небольшого котелка, от которого поднимался ароматный запах свежего супа.

Она стояла к нему спиной и нарезала грибы для бульона. Тот факт, что Эльза спокойно и тщательно выполняла скоропалительно данное обещание, впервые в жизни заставил Гернота почувствовать, что эта девушка для него не загадка. Он получил все ответы на вопросы, которые никогда не приходили ему в голову. Почему Эльза так стеснялась в его присутствии, хотя часто пыталась к нему подойти? Почему его слова оскорбляли ее, хотя ему казалось, что он отпустил безобидную шутку? Почему она не любит Кримгильду, словно та была ему не сестрой, а любовницей? Почему ее глаза всегда такие печальные, будто она видит не то, что есть, а то, чего не может быть?

— Эльза… — осторожно начал Гернот.

Она подняла голову, и на мгновение что-то вспыхнуло в ее взгляде, словно на глаза навернулись непрошеные слезы.

— Принц Гернот… — произнесла она, глубоко вздохнув.

Он неуверенно указал на котелок.

— Признаться, я не был уверен… Мне очень жаль, что ты каждый вечер готовила его для меня зря.

Она мягко улыбнулась.

— А мне не жаль, поскольку стражники всегда благодарны тому, кто принесет им теплую еду, тем более в полночь.

Он взял с полки деревянную миску и протянул ее Эльзе.

— Я тоже был бы благодарен.

На этот раз Эльза следила за тем, чтобы не коснуться пальцами его рук, как это произошло во время их встречи у зубцов башни. Тогда она, казалось, перешла невидимую границу, которую теперь старалась не нарушать.

— Я могла бы принести вам суп.

Кивнув, Гернот сел за стол, стоявший в кухне.

— Мне кажется, мы редко встречаемся, потому что ищем общества друг друга в разное время.

Он не думал, что, имея такую бледную кожу, можно покраснеть, но Эльза все же зарделась от смущения. Чувствуя жар у себя на лице, Гернот и без зеркала понял, что он тоже покраснел. Чтобы преодолеть охватившее его волнение, он указал ложкой на деревянную лавку и мягко произнес:

— Мне хотелось бы, чтобы ты посидела со мной. Когда мы договаривались насчет супа, разве ты не обещала разделить его со мной?

Некоторое время они ели молча, избегая смотреть друг на друга. Это было неуверенное молчание, в котором так и не произнесенное слово боролось за свое право выйти наружу, но снова и снова проигрывало.

— Что, до сих пор нет новостей? — наконец спросила Эльза.

Гернот покачал головой.

— Сейчас мы обсуждаем, стоит ли нам собрать поисковую группу, но Хаген считает, что это посеет сомнения в победе Гундомара.

Эльза опустила глаза.

— Слабость… это то, чего мой отец не понимает.

— Никто не любит признаваться в своих слабостях, — сказал Гернот. — Мне было легче самому отказаться от участия в охоте на дракона, чем получить отказ со стороны отца.

— Вы огорчены, что не пошли бороться с Фафниром? — удивилась Эльза.

— Нет, — ответил Гернот. — Мне не хочется проявлять свое мужество, защищая Бургундию с мечом в руках. И все-таки в тяжелые времена мне хотелось бы помочь отцу и братьям. А как же иначе?

— Вы там, где в вас нуждаются, — прошептала Эльза, с трудом сдерживаясь, чтобы не положить свою руку на пальцы Гернота.

Принц взглянул на девушку и почувствовал тепло, исходившее от нее. Он удивился, что до сегодняшнего дня не замечал, сколько в ней было любви и печального миролюбия. Принц явно чувствовал что-то, о чем нельзя было думать, хотел чего-то, чего нельзя было допустить.

Внезапно звуки трубы разорвали тишину, а вместе с тишиной и связь, установившуюся между Эльзой и Гернотом.

— Отец! — Гернот вскочил и так поспешно выбежал из кухни, что даже забыл позвать с собой Эльзу.

Девушка вылила остатки супа в котелок и накрыла его деревянной крышкой: еще один ужин для голодных солдат. После этого она пошла за Гернотом. Какими же будут новости этой ночи? Впрочем, Эльза понимала, что новости вряд ли будут хорошими.


Четверо мужчин, две лошади и ни одного меча.

Те, кому удалось вернуться в замок, едва ли выглядели лучше тех, кто остался в лесу. Сплошь обожженная кожа, страшные гноящиеся раны, покрытые пеплом. Одежда, сплавившаяся в огне с человеческой плотью. И люди — изнуренные, еле-еле волочащие ноги и безвольно опустившие руки. Взгляд воинов умолял о смерти из милосердия. У лошадей, по которым, казалось, прошлись огромным плугом, были разорваны бока.

Вернулись Гундомар, Гунтер и двое их верных вассалов. Они прошли на ощупь вдоль стены к воротам, и Гунтер надломленным голосом приказал привратникам не трубить в триумфальные фанфары по поводу возвращения короля.

Несмотря на поздний час, все придворные выбежали им навстречу, решив, что лучше уж увидеть ужасные последствия битвы с драконом, чем сидеть в неизвестности.

Вассалы опирались на лошадь, которая уже не могла нести всадников. Гунтер вел под уздцы вторую лошадь, с которой свисало безжизненное тело короля. Щит Гундомара был по-прежнему прикручен к его руке, но он был полностью обуглен, и при каждом шаге от него отламывались куски и с глухим стуком падали на землю.

Одна из штанин принца полностью пропиталась кровью. Левая половина лица была воспалена, словно кости пытались пробиться сквозь кожу. На левой руке на месте двух пальцев белела повязка, под которой скрывались окровавленные культи.

Мрачное, внушающее ужас возвращение. Мужчины превратились в калек, а их гордость — в прах. Сложно сказать, что еще удерживало на ногах эти жалкие остатки воинства. Учитывая их раны и потери, трудно было даже представить, как им удалось проделать обратный путь к замку.

Вассалы, державшиеся за поводья лошади, с благодарностью смотрели на сочувствующих им воинов, которые бережно взяли их под руки и повели залечивать раны. Бедное животное, не способное сделать больше и шагу, избавили от страданий у края стены.

Гунтер же, наоборот, не хотел останавливаться. Он провел лошадь прямо к входу в тронный зал. Никто не сказал принцу и слова, никто не решился протянуть ему руку.

Гернот, крепко сжимая в объятиях рыдающую Кримгильду, не мог справиться с охватившим его страхом. После этого чудовищного зрелища он не в силах был перейти к действиям.

Когда Гунтер приблизился к тронному залу, ему открыли дверь и он вошел, ведя за собой лошадь по ступеням лестницы. Как Гернот ни пытался усилием воли заставить себя не верить в происходящее, он все же понимал, что в этот горестный час ему надлежит выполнять свои обязанности. Обняв Кримгильду за плечи, он повел ее в тронный зал.

Хаген последним переступил порог зала и жестом приказал солдатам захлопнуть дверь, чтобы скрыть плачевное зрелище от глаз придворных.

Зигфрид и Регин, которые сидели перед кузницей, наслаждаясь вином и хлебом, в ужасе переглянулись.

— Как же такое могло произойти? — спросил Зигфрид. — Тринадцать мужчин, тринадцать мечей — против всего одного чудовища?

— Железо против магии, — проворчал Регин. — Король дорого заплатил за свое высокомерие.

— Я должен был тоже находиться там, — подавленно произнес Зигфрид. — Может, я…

— Может, тебя разорвали бы на части вместе с остальными девятью воинами, которые так и не вернулись обратно, — оборвал его наставник. — Не завидуй другим в их смерти.

— Что же случилось с Гизельгером? — спросил Зигфрид.

Регин сплюнул.

— Все, что с ними произошло, необязательно видеть, чтобы потом рассказать об этом. Я уверен, что кронпринц поскакал прямо на Фафнира, громко крича и подняв меч. Гордыня неизбежно приводит дурака к смерти. Вот увидишь, очень скоро барды начнут слагать песни о его геройстве.

— Сейчас мне даже кажется, что лучше бы мы поехали в Ксантен, — пробормотал Зигфрид.


В зале поспешили зажечь пару факелов, которые мгновенно наполнили помещение теплым светом. Хаген обеими руками отодвинул кубки и тарелки, которые остались на столе после ужина.

— Что произошло в лесу?

Гунтер снял отца с лошади и осторожно, стараясь не задеть раны, уложил его на стол.

— Мы никогда не будем говорить об этом, а ты никогда не будешь нас спрашивать.

Король был еще жив. Его душа цеплялась за тело, не желая покидать израненную плоть. Хотя его сердцу не хватало крови, которую оно могло бы перегонять по венам, а дыхание мешалось со слюной, король поднял правую руку, подзывая к себе самых близких людей. Хаген, Кримгильда и Гернот присоединились к Гунтеру, который стоял возле короля.

Гундомар с хрипом выдавил несколько слов:

— Мы… заглянули в глаза дьяволу. Пламя… адское пламя…

Гунтер оперся о край стола и положил свою ладонь на руку короля.

— Все в порядке, отец. Мы вернулись в Бургундию. Когда наступит день и твои раны обработают, молитва принесет тебе утешение.

Вместо ответа Гундомар повернул голову к Хагену.

— Ты будешь теперь… заботиться обо всем… — с трудом произнес он. — Ты станешь мечом и щитом Гунтера… короля Гунтера…

Хаген, который вел себя с присущей ему невозмутимостью, казалось, был не более встревоженным, чем обычно, но все же склонил голову.

— Клянусь жизнью.

Кримгильда бросилась к отцу, взяла его окровавленную руку и, рыдая, стала ее целовать. Голос Гундомара умолк, а улыбка, появившаяся на его губах при виде дочери, застыла, превратив лицо в маску смерти.

Оставшиеся трое детей короля Бургундии опустились на колени и стали молиться. А Хаген тихо повернулся и вытащил меч. Кто-то должен был позаботиться о смертельно раненой лошади.


Корабль саксов, построенный для плавания по рекам королевства, боролся с гигантскими волнами, которые бросали его вглубь, чтобы потом вытолкнуть наверх, к черному ночному небу. Дул попутный ветер, и паруса были готовы вот-вот порваться. Весла уже давно подняли на борт: вода сломала бы их, как тяжелый ботинок ветку.

Эдельрих, сын Талриха, кронпринц Саксонии, стоял на носу корабля, ухватившись тонкими руками за поручни. Дождь хлестал его по лицу; ветер, исходящий, вероятно, из Утгарда или из самого ада — в зависимости от того, какому богу поклонялись те, кто испытал на себе их неистовую силу, — срывал одежду. Эдельрих ненавидел море. Он ненавидел эту поездку. Он ненавидел каждую капельку, опускавшуюся на его волосы. Его не влекло в Исландию ни желание приключений, ни стремление сделать Брюнгильду своей королевой. Как только к ним прибыл гонец с исландского двора, его отец тут же снарядил быстрый корабль. Саксония и Дания уже давно находились в напряженных отношениях, стремясь завоевать друг друга. Талрих был не в состоянии противостоять вторжению войск из Дании и Ксантена, но союз Саксонии с Изенштайном мог бы обеспечить равновесие, которое поддержало бы мир. Саксония и Исландия против Дании и Ксантена — это звучало так заманчиво, что Талрих ради выгодного союза готов был пожертвовать своим упрямым сыном.

Нельзя сказать, что Эдельрих, наделенный острым умом и политической дальновидностью, не понимал стратегии отца. Несмотря на полное отсутствие интереса к женщинам, он был не против того, чтобы жениться ради короны, и надеялся, что впоследствии сумеет разобраться со всеми проблемами и мелкими неприятностями, вызванными таким решением.

Но Брюнгильда? Исландия? Эдельрих узнал об этом варварском народе и его холодном королевстве больше, чем ему хотелось бы. Там презирали музыку и литературу, а все, что создавали ремесленники, служило определенной цели, и при этом никто не заботился об украшении изделий. Пища была жирной, а земля — бедной. Конечно, красота Брюнгильды вызывала восторг, но это была грубая красота воина, женщины-воительницы, которая не думала ни о духах, ни об изяществе.

Предполагалось, что Эдельрих будет править Исландией вместе с Брюнгильдой до тех пор, пока его отец не оставит трон Саксонии. После смерти Талриха два королевства, скорее всего, объединятся, а Эдельрих вернется на родину, чтобы объявить Исландию провинцией.

Такая перспектива заставляла принца мечтать об убийстве своего отца уже в день свадьбы с Брюнгильдой. Смерть короля позволила бы Эдельриху не задерживаться в этой чудовищной северной стране, где лето длилось меньше, чем пиршество при дворе Саксонии.

На горизонте возникла огненная стена, широкая и яркая, которую было хорошо видно, несмотря на непрерывный дождь. Эдельрих повернулся к кормчему и, перекрикивая шторм, спросил:

— Откуда этот свет? Это Исландия или край земли? Я готов поверить и в то, и в другое!

— Должно быть, это Исландия! — прокричал в ответ человек за штурвалом. — Я еще никогда не видел такого пламени!

Эдельрих снова посмотрел вперед, наблюдая за тем, как из туманной ночи медленно возникают очертания горного королевства. Казалось, что из воды поднимается черный великан, замерзший и злой, и пытается согреться у костра. Это зрелище было в одинаковой степени поразительным и пугающим. Когда корабль приблизился к Исландии, шторм немного поутих, словно остров был защищен от плохой погоды волшебным обручем. Можно было даже различить, где пролегает граница между серым морем и мутным небом. И все же остров из вулканической породы по-прежнему производил впечатление угрожающей непоколебимости.

Эдельрих увидел, что устье фьорда, который вел к замку Изенштайн, закрыто огненной стеной, от которой поднималось яркое пламя. Казалось, что огонь зарождается в воде, а полыхающие языки пламени лижут небо. Корабль же напоминал щепку, которую океан нес в огонь. От горячего ветра саксы начали обливаться потом, а влага на их коже испарялась, оставляя после себя соляную корку. Двое воинов, веривших в бога христиан, в испуге перекрестились.

Но на принца Саксонии эта устрашающая картина не произвела особого впечатления. Истории о том, что исландцы заключили союз с древними богами и теперь используют магию и темные силы, рассказывали во всех тавернах на континенте. В определенной степени Эдельрих даже любовался великолепным зрелищем, которым королева Исландии пыталась отпугнуть всех своих женихов.

— Мы должны поворачивать обратно! — закричал кормчий и попытался крутануть штурвал.

— Если ты развернешь корабль, я отрублю тебе руку! — пригрозил ему Эдельрих.

Несмотря на свою образованность и презрение к варварству, принц Эдельрих был знаменит своим буйством и вспышками гнева, делавшими его непредсказуемым. Кормчий ни капли не сомневался в серьезности угрозы и вынужден был держать прежний курс.

— Это всего лишь иллюзия — игра света и красок, призванная обмануть наши глаза, — объяснил Эдельрих таким тоном, как будто пытался убедить самого себя. Принц сбросил накидку и, перегнувшись через поручни, опустил ее в воду. Когда ткань пропиталась водой, он накрыл ею голову и сказал: — Те, кто не нужен на палубе, могут спрятаться в трюме. С нашей скоростью мы очень быстро доберемся до замка Изенштайн и вскоре сойдем на берег.

Солдаты, в отличие от принца менее убежденные в безопасности огненной стены, поспешили укрыться под деревянным покрытием палубы. Воздух был таким горячим, что стало трудно дышать, хотя корабль еще не приблизился к огненной стене.

Эдельрих и мысли не допускал, что он мог ошибаться. Принц Саксонии чувствовал себя Одиссеем, которого боги послали на священное задание, и приготовился гордо выступить навстречу опасности. Ему было даже немного обидно, что Брюнгильда пыталась испугать его такими глупостями.


Королева Исландии стояла на стене крепости и с непроницаемым выражением на лице наблюдала за тем, как маленький кораблик двигался к полыхающей стене. Его очертания искажались в отблесках огня, словно руки богов изменяли форму судна каждую секунду.

— Вероятно, это лангобарды[4] — пробормотал Эолинд. — Или франки.

— Это саксы, — проворчала Брюнгильда. — Только Талрих мог так быстро отреагировать на новость наших гонцов. Его королевству требуется поддержка Исландии в войне против Хъялмара. Он уже дважды слезно просил моего отца заключить с ним союз. А теперь он хочет принудить нас к этому союзу, прислав своего сына.

Эолинд внимательно посмотрел на свою королеву.

— Вы можете снять действие заклинания и пропустить корабль во фьорд. Никто не поставит вам в укор, если вы позволите Эдельриху живым добраться до берега Исландии.

— Таковы правила, — напомнила ему Брюнгильда. — Гонцы изложили мои требования слово в слово всем королям. И каждый из женихов должен их уважать. Я не могу унизить гордость Эдельриха своим великодушием, которое сделает его моим врагом так же, как его смерть сделает моим врагом его отца. Судя по тому, что о нем говорят, Талрих едва ли схватится за меч, чтобы защитить честь сына, который настолько глуп, что плывет на верную гибель.

Из-за бушующего пламени трудно было определить, насколько далеко находится корабль Эдельриха от устья фьорда.

— Прежде чем вы выберете себе супруга, половина всех королевств возненавидит Исландию, — задумчиво произнес Эолинд. — Дипломатия обязана помогать политике в предупреждении войн, а не в их развязывании.

— Мой отец был невысокого мнения о дипломатии, — отрезала Брюнгильда.

Королевский советник покачал головой.

— Хакан был настроен на уход от дипломатических отношений, но никак на неуважительное поведение по отношению к ним. Король не искал друзей, но он был достаточно умен, чтобы не наживать себе врагов.

Судя по всему, Брюнгильде больше не хотелось говорить на эту тему. Она нагнулась вперед, чтобы лучше видеть корабль саксов.

— Мы поговорим об этом позже, Эолинд. Кажется, представление начинается.

Корабль Эдельриха как раз достиг внешнего края огненной стены, и его нос врезался в нее. В какой-то миг показалось, что корабль на полном ходу может войти во фьорд. Пламя набросилось на судно, но не смогло сожрать его сразу, так как дерево впитало в себя слишком много морской воды.

И тут запылали паруса. Они стали рваться на глазах, а ветер, подхватив пылающую ткань, разбросал ее по палубе. Гордый флаг Саксонии тоже вспыхнул, что было дурным предзнаменованием. Корабль мгновенно остановился, дрожа в огненных когтях пламени. Эолинду казалось, что даже в замке были слышны крики саксов, чьи тела сейчас пожирал огонь. У Брюнгильды мурашки побежали по коже. Зрелище, которое должно было доставить ей удовлетворение от своей жестокости, вызвало лишь печаль.

— Они могли бы прыгнуть в море, — с грустью произнесла Брюнгильда.

— Если бы они были рыбами, — подавленно пробормотал Эолинд. — Где бы они ни вынырнули из воды, их уже будет ждать огонь. Вы действительно хорошо продумали это испытание.

Он еще никогда не чувствовал себя таким далеким от своей королевы и боялся, что она сошла с ума.

Крики утихли — сожженные легкие не способны были издавать звуки. И тут вспыхнул сам корабль, причем не в одном месте, а полностью, целиком, как будто дерево только и ждало того, что огонь высушит его, подготовив к уничтожению. Увидев в огне бешеные движения двух солдат, Эолинд закрыл глаза. Медленно, почти осторожно, корабль вынырнул из огненной стены. Словно пылающий факел, он вошел во фьорд перед замком, и от него начали отваливаться обуглившиеся части. В горячем воздухе кружили хлопья золы. Корабль так и не доплыл до берега. Он распался на части и утонул, предоставив саксам могилу в океане.

Нельзя сказать, чтобы Брюнгильда была довольна, но она все же чувствовала некоторое облегчение.


Вот уже три недели, как бургунды закрыли границы и, сообразно своим традициям, поминали умершего короля. Гундомар был первым королем страны, чье тело отныне покоилось в крипте недавно возведенной церкви, в каменном саркофаге. Рядом с саркофагом построили усыпальницу для Гизельгера. Пусть его тело и не удалось спасти от когтей Фафнира, но все равно нужно было почтить память кронпринца и позволить его душе покоиться возле отца.

Королевство, которое уже много месяцев изнывало от ига дракона, теперь еще глубже погрузилось в апатию. Жизнь бургундов превратилась в ожидание смерти. Единственное, что теперь процветало в стране, — это чудовищные драки в тавернах, распаляемые слишком большим количеством выпитой медовухи и подкрепленные безумием.

Рассказывали о том, как дракон убил всю королевскую свиту одним ударом лапы, как Гизельгер погиб, грудью защищая отца, в то время как Гунтер трусливо спрятался за скалой, спасая собственную жизнь.

Зигфриду, который не мог оставаться равнодушным к тому, что произошло с королем и его воинами, все же удалось по крупицам собрать правду об этом походе, но еще больше его волновало другое. Все его мысли по-прежнему вращались вокруг Кримгильды. Ему было плохо, оттого что принцесса страдала, а он не мог ей помочь. Когда Кримгильда проходила через двор мимо кузницы, он часто пытался поймать ее взгляд, чтобы выразить свою поддержку. Но девушка ни разу даже не повернула голову в его сторону.

Так продолжалось до одного вечера, когда в кузницу пришел солдат. Зигфрид и Регин как раз чистили свои инструменты после окончания работы.

— Кузнец Зигфрид! Принцесса хочет с тобой поговорить. Через час она будет ждать тебя на балконе над ее покоями.

Вот и все. Эти несколько слов заставили сердце Зигфрида трепетать и наполнили его душу светом. На Регина же сообщение солдата возымело обратное действие: кузнец и принцесса… так не должно быть. Это неправильно.

Рассмеявшись, Зигфрид похлопал его по плечу.

— Да что ты такое говоришь! Все отлично! Только как мне выдержать этот час? Ведь я не могу побежать к ней прямо сейчас. Нет, я не вынесу этого!

Регин криво улыбнулся.

— Вероятно, она не зря предоставила тебе этот час. Кримгильда дает тебе возможность явиться к ней не таким грязным и потным.

Зигфрид осмотрел себя. И действительно, его старая рубашка, прожженная искрами, лоснилась от грязи, а руки были черными. Он сорвал рубашку со своего тела и намочил ее в ведре, а потом принялся мыться.

— Регин, что бы я делал без твоих советов?

— Все то же самое, — пробормотал старый кузнец.


Гунтер сидел на троне, хотя никогда к нему не стремился. Принц, которого смерть брата сделала кронпринцем, не хотел надевать корону короля.

Хаген ходил перед ним туда-сюда и описывал ситуацию в стране.

— Произошло именно то, чего мы пытались избежать, надеясь победить дракона, — говорил он. — Бургундия полностью ослаблена, и на нее могут напасть с любой стороны. Многие королевства забрали отсюда своих послов, и короли уже начали изучать карты, планируя военное вторжение.

Гунтер невольно поднял правую руку к левому плечу, на которое была наложена повязка. Бинты по-прежнему каждую ночь пропитывались кровью.

— А Фафнир?

Хаген презрительно пожал плечами:

— Довольный своим бесчинством, дракон отдыхает в лесу.

Гунтер потер ладонями щеки. Болезненные раны не давали ему спать, а совесть отнимала остатки покоя, который он утратил.

— Что же мне делать?

— Оглянитесь, и вы увидите: Бургундии необходим король. Если вы будете затягивать с коронацией, то королевство распадется.

В голосе Хагена чувствовалось раздражение — наверняка этот вопрос казался ему неуместным.

— Но вы же слышали, что говорят женщины, стирая белье, и мужчины, которые работают в мастерских? Возможно, народу нужен какой-то король, но не этот.

— Представляю, каким бы королевством была Бургундия, если бы вопрос о том, кому править, решал народ, — мрачно рассмеялся Хаген. — Ваша кровь дает вам право и налагает на вас ответственность.

— Мне нужно время, — неуверенно пробормотал наследник трона.

— То, что вы называете временем, за городскими воротами оценивают как медлительность! — в ярости воскликнул советник. — Я знаю, что именно Гизельгера с самого детства воспитывали нести ответственность за корону. Но это не умаляет вашего долга перед страной и народом.

Гунтер заглянул в почти пустой кубок, стоявший на подлокотнике трона. Со времени возвращения с битвы вино стало его лучшим лекарством: оно притупляло не только физические страдания, но и душевную боль. Он отбросил кубок в сторону, и тот упал на каменный пол.

— Я никогда не хотел быть королем.

— А я никогда не хотел потерять глаз в сражении, — прошипел Хаген, указывая на кожаную повязку, скрывавшую пустую глазницу на его лице. — Но иногда боги ставят нас перед задачами, которые мы должны выполнять. Я обещал вашему отцу помогать вам во всем. Помогать королю Гунтеру!

Его слова повисли в тишине пустого тронного зала. Угроза и обещание.

Гунтер выпрямился, расправив плечи, и провел рукой по волосам.

— Ты прав, Хаген. Время жалости к себе прошло. Отправь послов во все страны и начинай приготовления к празднеству. В следующее воскресенье у Бургундии будет новый король.

Хаген решительно кивнул и ударил себя кулаком в грудь.

— Так и будет! Ради Бургундии!

Ему стоило огромных усилий не выказать свое злорадное удовлетворение и не улыбнуться. Гунтер был не таким глупым крикуном, как Гизельгер, которым Хаген управлял, начав приобщать мальчика к делам королевства, когда тому едва исполнилось пятнадцать лет. Гунтер умел распознавать интриги и принимать решения по собственному усмотрению. Конечно же, таким человеком непросто манипулировать и намного сложнее контролировать его поступки и слова. Но важнейший шаг был сделан — Гунтер выразил готовность стать королем. К счастью, время бездействия закончилось. Бездействие было самым главным врагом Хагена; он сравнивал его со стоящей на месте лошадью, которая боится бежать в каком-либо направлении.


Зигфрид явно поторопился и слишком рано пришел на балкон. Но он уже не мог больше ждать. У него внутри все пылало, словно его кровь превратилась в раскаленное железо из кузницы. Он удивился, что девушка назначила ему свидание именно здесь, где их могли увидеть.

Кримгильда, как и полагается принцессе, пришла с опозданием. В знак траура по Гундомару она надела темно-синее платье и заплела волосы в косу. Гордая и даже надменная, она вышла на балкон, не выказывая ни спешки, ни стыдливости. Зигфрид хотел подойти поближе, прикоснуться к ней и уже сделал шаг навстречу, но Кримгильда подняла руку и приказала кузнецу остановиться.

— Я бы хотела, чтобы ты стоял в трех шагах от меня.

Зигфрид ничего не понял, но подчинился. У принцессы на сердце сейчас лежал тяжкий груз, поэтому кузнец решил подождать. Едва сдерживая себя, он наблюдал за Кримгильдой, тщательно подбиравшей слова.

— Ты молишься, Зигфрид?

Он покачал головой.

— Древним богам не нужны молитвы до тех пор, пока мы чествуем их своими делами.

— Я молилась, — прошептала Кримгильда. — В ту ночь, когда ты пришел в мою комнату. Я молила Бога подать мне знак, действительно ли Этцель тот мужчина, за которого мне нужно выйти замуж. Должна ли я выбрать любовь или долг? Я просила у Бога силы, чтобы сделать правильный выбор.

— Это и был правильный выбор, — уверенно произнес Зигфрид.

Кримгильда взглянула на него, и по ее щеке скатилась слезинка.

— Из-за того, что я отказала сыну Мундцука, моему отцу пришлось умереть от когтей Фафнира, как и моему брату! Страна по-прежнему страдает от злодеяний змея, а все наши соседи рассматривают Бургундию как легкую добычу. И ты считаешь, что я поступила правильно? Это было глупо, необдуманно и недостойно принцессы!

Зигфрид был поражен столь бурным проявлением чувств, поскольку ожидал совсем другого. Все клятвы и обещания, которые он приготовил, теперь казались пустыми и ненужными.

— Кримгильда, ты не можешь винить себя в происшедшем…

— Не сомневаюсь, Господь знает, что я не хочу этого замужества… Но я должна поступиться своими желаниями. Зигфрид, неужели ты не понимаешь? Так должно быть.

Ему было больно от ее слов.

— Неужели твоя любовь ко мне… прошла?

Девушка отвернулась от него и опустила ладони на поручни балкона.

— Зигфрид, моя любовь к тебе — единственное, что удерживает меня в этой жизни. Но в то же время она не может определять мою жизнь.

— Если не любовь определяет твою жизнь, — спросил Зигфрид, — то что же?

— Долг! — воскликнула принцесса в яростном отчаянии. — Как Гундомар и Гизельгер не хотели идти убивать дракона, как Гунтер не хочет садиться на трон, точно так же и я не хочу искать короля, брак с которым позволит мне восстановить Бургундию. И все же я это сделаю, потому что для меня долг важнее счастья!

Зигфрид, уязвленный словами Кримгильды, невольно выпрямился, хотя понимал, что движет принцессой.

— И ты позвала меня сюда, чтобы сказать мне об этом?

Она снова повернулась к нему.

— Нет. В ту легкомысленную ночь мы дали друг другу обещание. Хотя я и не произнесла тогда этих слов, но все же это было обещанием с моей стороны. Однако судьба, послав смерть и пламя, объявила нам, что мы не можем исполнить свою клятву. Освободи сердце от любви ко мне, и я попытаюсь сделать то же самое.

Зигфриду не пришлось задумываться и тщательно подбирать слова. Он опустился на колени.

— В ту легкомысленную ночь мы принесли клятву, это правда. И сегодня я готов повторить ее. Я всего лишь кузнец Зигфрид, который никогда не знал своих родителей и который не сумел добиться разрешения пойти убить Фафнира. У меня нет ничего, о чем бы я мог вспоминать с гордостью, и ничего, за что стоит бороться. Кроме сердца принцессы.

— Ты не можешь бороться за мое сердце! — закричала Кримгильда, и эти резкие слова прозвучали в ее устах как-то странно. — А теперь уходи!

— Но я…

— Уходи!

Впервые в присутствии принцессы Зигфрид позволил себе выплеснуть накопившуюся в нем ярость. Он вскочил на ноги и бросился бежать. Ему хотелось кричать, ломать деревья, вызвать на поединок самих богов!

Коридоры замка превратились в серые тени, а он все бежал и бежал. Время от времени юноша видел дрожащий свет факелов, которые горели в темноте, подобно чьим-то желтым глазам. Он перепрыгивал через три ступеньки, колотя кулаками по стенам, пытаясь убедиться в том, что происходящее — реальность. Скоро по его разбитым пальцам начала стекать кровь.

Выбежав во двор, юноша бросился к кузнице, ни разу не оглянувшись на балкон. Он не хотел сейчас видеть убитую горем Кримгильду, не желал прощать ей слова, которые ранили его душу.

Ему нужно было увидеть Регина. Ему нужен был человек, который поговорил бы с ним не о долге и уважении, а о простых вещах, составляющих жизнь любого человека. Впервые за много недель Зигфрид мечтал о том, чтобы вернуться в лес Одина.

Оказалось, что сегодня не только он пребывал в столь возбужденном состоянии. Еще издалека юноша услышал доносившуюся из кузницы ругань. Там скандалили двое мужчин, и Зигфрид сразу узнал голос Регина. Он мог бы сначала послушать, о чем идет речь, но это было не в его правилах. Кроме того, голос незнакомца становился все громче, все агрессивнее. Зигфрид боялся, как бы ссора не перешла в рукопашную, и решил помочь своему наставнику.

Он как раз открыл деревянную дверь, когда худой старик вцепился Регину правой рукой в ворот рубашки.

— Жизнь во лжи! И это ты называешь покоем?

Регин и сам был в ярости и поэтому не заметил появления Зигфрида. Своей сильной рукой он разжал пальцы противника.

— Да, я променял право его крови на его жизнь. Да, именно это я называю покоем. И этого хотела Лина!

В следующую секунду они увидели Зигфрида, который замер в проеме двери. Его лицо, освещенное пламенем, казалось растерянным. Он не бросился в драку, так как старый воин, потерявший в сражениях левую руку, едва ли мог быть достойным противником жилистому Регину.

— Простите, — пробормотал Зигфрид. — Я не хотел вам мешать. Но мне показалось, что Регин вот-вот схватится за оружие, и я подумал…

— Это он? — спросил покрытый шрамами незнакомец и прищурил глаза, осматривая Зигфрида с головы до ног.

— Зигфрид, это Лоренс, — пояснил Регин вместо ответа. — Он… он был другом твоей матери.

На это Зигфрид не рассчитывал, не мог рассчитывать. Он и не думал, что ему придется столкнуться с этим прямо сейчас, когда Кримгильда дала ему от ворот поворот. Он не знал, сколько уважения и радости он должен выказать Лоренсу, поэтому ограничился кивком.

— Друг моей матери… Что ж, это хорошая новость. Я очень мало знаю о ней. Долгими зимними вечерами Регин рассказывал мне о ее простой жизни.

Лоренс взглянул на Регина так, словно хотел задушить его.

— О ее простой жизни?

Регин казался удрученным, даже пристыженным. Зигфрид еще никогда не видел своего наставника таким неуверенным.

— Что-то не так?

— Ты сейчас же все расскажешь ему, — прорычал Лоренс. — Нужно открыть ему правду.

— Тебе легко говорить о правде, — с укоризной сказал Регин. — Твоя правда всегда была простой — правдой воина, который всю свою жизнь провел в поисках войны.

— Тогда я сделаю то, чего не сделал ты! — В голосе старого солдата слышалась неприкрытая угроза.

Регин повернулся к своему воспитаннику:

— Зигфрид, оставь нас на некоторое время наедине. Не буду скрывать, что наш разговор касается тебя, но все же прошу об этом одолжении.

Зигфрид, чуть помедлив, кивнул и вышел из кузницы. Регин подождал еще немного, пока не удостоверился, что парень не слышит их.

— Да как ты смеешь упрекать меня? — закричал он на Лоренса. — Мальчик прожил в моем доме восемнадцать мирных и спокойных лет! С твоей правдой он побежал бы с мечом на датчан еще до того, как у него начала расти щетина на лице!

— Наследному принцу Ксантена не к лицу трусливо отсиживаться в убежище! — возразил Лоренс. — Только познав собственное величие, он сумеет исполнить предназначенный судьбой долг и освободить свое королевство от датчан!

— Чего будут стоить твои разговоры, когда ты будешь горевать у трупа Зигфрида? — спросил Регин. — Ты уже потерял своего короля и свою королеву. Кто же на самом деле желает смерти Зигфрида — ты или Хъялмар?

Вместо ответа Лоренс сунул руку в походный мешок, лежавший рядом с ним на полу. Вытащив оттуда какой-то предмет, завернутый в грязную кожу, он бросил сверток к ногам Регина.

— По крайней мере, он был там, как мы и договаривались. Когда я нашел его, мне стало ясно, что ты решил лишить Зигфрида его наследства.

— И ты нашел нас даже здесь, в Бургундии? — насмешливо спросил Регин.

Лоренс покачал головой.

— Это было счастливое совпадение, меня направили сами боги. Бывшие военачальники Зигмунда послали меня в Вормс, чтобы просить Гундомара о помощи в борьбе против Хъялмара.

— Гундомар пал жертвой дракона, как и его сын Гизельгер, — сказал Регин.

Лоренс кивнул.

— Я об этом уже слышал. Что ж, тогда придется королю Гунтеру меня выслушать.

— Ты выбрал неудачное время, — предупредил Регин. — Гунтер еще не король и не чувствует настроения народа и своего войска. К тому же сейчас королевство больше всего беспокоит проблема, связанная с бесчинствами дракона. Его уничтожение для бургундов важнее любых политических союзов. Я бы посоветовал тебе попытаться заключить союз с Мундцуком.

Они оба, казалось, уже немного успокоились, и общее прошлое остудило их головы. Лоренс, тщательно подбирая слова, заявил:

— Я бы так и сделал, если бы нападение готовилось на королевство Мундцука.

Несмотря на ссору, у Регина не было причин сомневаться в искренности Лоренса.

— Хъялмар собирается напасть на Бургундию? Ты уверен?

— Уверен. Послы часто продают информацию за деньги.

Хъялмар знает, что Бургундия сейчас ослаблена и легко уязвима. Он надеется, что победа еще над одним королевством усмирит беспорядки внутри страны. Прошло уже почти двадцать лет после его победы над Ксантеном, но ему так и не удалось поставить королевство под свое знамя.

— Да, нидерландцы готовы склонить голову лишь перед одним из них, — сказал Регин с уважением к людям, которым он когда-то служил.

— Только перед одним из них, — подтвердил Лоренс, — и мы оба знаем, кто этот человек.

Регин понимал, что его ложь о происхождении Зигфрида была разоблачена, но решил стоять до конца.

— Юноша не готов, — продолжал настаивать на своем кузнец.

— Если он сын своего отца, то готов! — пылко возразил Лоренс. — Он просто должен это понять.


Зигфрид стоял на сторожевой башне замка и смотрел на лес, в котором жил Фафнир. Там было тихо и спокойно — наверное, чудовище отдыхало, довольное своими убийствами.

Молодой кузнец чувствовал в себе гнев и в то же время безграничное разочарование. Он потерял любовь Кримгильды и доверие Регина. К тому же рядом с ним происходили события, на которые он никак не мог повлиять. Простому крестьянину легче было распоряжаться своей судьбой, чем ему.

Он услышал шаги и в темноте ночи узнал коренастую фигуру Регина.

— Я так и думал, что найду тебя здесь.

— Почему? — недовольно спросил Зигфрид. — Это что, место для собак, которых выгнали из дому?

Не ответив на укор, Регин махнул в сторону леса.

— Отсюда открывается вид на приключения.

— Что ж, очень зря, ведь приключения меня не любят, — пробормотал Зигфрид.

Регин понурился, словно ожидал другого ответа, а затем протянул юноше испачканный сверток.

— Приключения — это твоя жизнь, Зигфрид. Может, Лоренс прав. Может, я действительно виноват в том, что скрывал от тебя твою жизнь.

Зигфрид взял тяжелый сверток и провел пальцами по жесткой шершавой коже.

— Что это?

Регин положил руку ему на плечо.

— Это решение, которое я до сегодняшнего дня принимал за тебя. Подумай как следует. Когда ты развернешь его, завтрашний день увидит уже другого Зигфрида.

При иных обстоятельствах Зигфрид со смехом отказался бы от такого предложения. Юноша любил жизнь, и даже если иногда ему было тоскливо, он все же понимал, насколько хорошо ему живется в отличие от многих людей. Однако сейчас он думал о Кримгильде, о драконе, о судьбе Бургундии и злился, что не мог найти ответы на мучившие его вопросы. Он взвесил тяжелый сверток в руке, словно собирался принять важное решение.

— А я смогу жить по-прежнему, отказавшись от этого?

Регину было приятно, что ему не нужно больше лгать.

— Нет. Если приезд Лоренса и доказал мне что-то, то только одно — тебя ожидает твоя судьба.

Зигфрид положил сверток между зубцами башни и потянул за ремни, которыми он был связан. Узел развязался, но старая задубевшая кожа сохранила свою форму, словно пыталась сберечь покоившуюся в ней тайну. Молодой кузнец обеими руками с хрустом разорвал сверток.

В свете луны он с трудом мог определить, что же это такое. Металл. Скорее всего, железо. Два куска. Хорошо выкованные и гладкие, как шелк.

Он изумленно взглянул на Регина, держа на ладони необычно теплый металл.

— Сломанный меч?

На лице старого кузнеца появилась вымученная улыбка.

— Если бы это был простой меч, у меня не возникло бы причин утаивать его от тебя. Но это не просто оружие. Это Нотунг. Твое наследство. Такого меча больше нет в мире. Это меч короля.

— А что мне с ним делать? Я-то тут при чем?

Регин обнял Зигфрида за плечи, как давно уже не поступал.

— Скоро поймешь.


Сначала Герноту показалось, что по мощеному двору галопом несется какая-то лошадь. Но звук был слишком размеренным, слишком сильным и слишком… громким? Понимая, что заснуть при таком шуме ему уже не удастся, он сел в кровати и изумленно прислушался. Это были удары молота, ритмичные и решительные. Металл по металлу.

Встав, Гернот подошел к окну. Несмотря на довольно внушительную толщину стен, этот звук, казавшийся сейчас еще громче, проникал в крепость, не давая никому спать. И тут принц увидел, что в маленькой кузнице горит свет. Который час? На дворе ночь? Или… уже утро? В любом случае разводить огонь в кузнице и что-то ковать было не ко времени.

Гернот замер в нерешительности. Он не знал, что ему делать. В других окнах тоже замелькали тени, и принц решил посмотреть, что же происходит в кузнице. Надев накидку, Гернот вышел из комнаты и чуть не столкнулся с испуганной Кримгильдой, бредущей по темному коридору.

— Слушай, ты можешь мне объяснить, что этот безумный кузнец делает?

Гернот пожал плечами:

— Судя по звуку, он кует. Вероятно, есть некоторые странные вещи, на которые он способен.

— Но сейчас Час Волка, и в замке никто, кроме стражи, не работает. И не должен работать!

— Особенно если учитывать, что через два дня пройдет коронация Гунтера. Народу не понравится, если придворные во время торжества будут сдерживать не свой восторг, а свою сонливость, — ухмыльнулся Гернот. — Пойду посмотрю.

— Ну хорошо, тогда я возвращаюсь в свою комнату. Закрою уши подушкой, — прошептала Кримгильда, продолжая вздрагивать при каждом ударе молота.

Сделав пару шагов, она остановилась.

— Гернот?..

Брат попытался разглядеть сестру в темноте коридора, но не смог различить даже ее силуэт.

— Да?

— Я была бы тебе очень благодарна, если бы ты потом зашел ко мне и рассказал, что происходит в кузнице.

Гернот кивнул. Интерес его сестры к молодому кузнецу не остался для него незамеченным, и если бы он не сомневался в ее сознательности, то мог бы подумать, что она отказала Этцелю именно по этой причине.

Когда принц вышел во двор, оказалось, что там уже собралось много слуг и солдат. Разбуженные среди ночи люди возмущенно перешептывались. Среди сонного бормотания то и дело слышались голоса, поносящие кузнеца. Окинув взглядом толпу, Гернот увидел и Регина, стоявшего в углу двора. На его лице отражалось скорее удивление, чем беспокойство. Значит, это Зигфрид бешено стучал молотом по наковальне!

До сих пор никто не решился зайти в кузницу, так что Гернот был первым, кто открыл в нее дверь. Звуки ударов металла по металлу казались здесь почти невыносимыми, а угли в горне полыхали таким жаром, будто там зажглось маленькое солнце.

В отблесках пламени Зигфрид казался демоном, который бросался с огненным бичом на беззащитные души. Он был раздет до пояса, и его тело покрылось потом и пеплом. Было видно, как напрягаются мышцы его рук, а в глазах отражаются странные синие искры, слетавшие с лезвия, которое лежало на наковальне. Металл, казалось, противостоял кузнецу, но Зигфрид сейчас не ковал железо — он пытался покорить его.

Создавалось впечатление, что юноша священнодействовал, и Герноту, честно говоря, не хотелось отвлекать его от работы.

— Зигфрид?..

Хотя принц стоял прямо за спиной кузнеца, ему пришлось повторить его имя еще несколько раз, прежде чем тот остановился. Запыхавшись, Зигфрид обернулся и сощурил глаза, чувствуя, как в них затекает пот. Искры попадали ему на кожу, но он не замечал этого.

— Принц Гернот? Что привело вас сюда?

Принц, не ожидавший от Зигфрида такого вопроса, опешил.

— Шум, Зигфрид. Шум и время, которое нельзя назвать ни слишком поздним, ни слишком ранним, потому что оно обычно предназначается лишь совам и другим ночным существам. Ты перебудил ползамка!

Зигфрид словно очнулся ото сна. Его мысли путались.

— Э-э-э…

Гернот мягко улыбнулся.

— Что бы ты ни ковал, тебе придется подождать с этим до завтра. Ты же знаешь, что мы готовимся к коронации моего брата.

Зигфрид решительно кивнул и отложил молот.

— Простите меня. Мне вскружила голову неожиданная новость.

— Что же это за новость? — поинтересовался Гернот, который был готов разделить радость кузнеца.

Вместо ответа Зигфрид завернул инструменты в кожу и переложил горящие угли в специальную емкость.

— Что ты надумал? — изумленно спросил Гернот.

Взяв инструменты, Зигфрид посмотрел принцу в глаза.

— Я пойду в лес, подальше отсюда, чтобы никому не мешать.

Ответ был настолько невероятным, что Гернот не сразу нашелся, что ему сказать. И только когда Зигфрид уже направился к двери, принц произнес:

— Ты хочешь пойти в лес? Ковать? Но ведь сейчас глубокая ночь! А что… если твоя работа разбудит дракона?

Молодой кузнец улыбнулся, сохраняя при этом почтительность.

— Мой принц, звуки этого молота заставят Фафнира спрятаться от страха в норе. И он, и я, мы оба знаем, что нам предстоит. — В этот момент Зигфрид решил довериться Герноту и спросил его: — Вы не могли бы кое-что передать вашей сестре?

Гернот сдержался, хотя с его языка уже готовы были слететь слова о том, что Кримгильда интересуется судьбой кузнеца не меньше, чем он интересуется судьбой девушки.

— Честно говоря, мне еще не приходилось бывать в роли гонца, но я постараюсь.

— Она говорила мне, что ей нужен герой и король, — решительно сказал Зигфрид. — Если будет угодно богам, то ей не придется долго ждать.


Регин без труда нашел своего воспитанника, хотя земля, словно одеялом, была укутана ранним туманом. Он шел на звук сквозь влажную завесу, похожую на светлый прозрачный океан.

В отличие от всех остальных жителей замка, Регин почти не удивился, услышав, как Зигфрид с усердием орудует молотом. Цепи, сковывавшие юношу, порвались, и судьба, которая так долго ждала своего героя, теперь нетерпеливо звала его по имени.

Регин обнаружил Зигфрида у небольшого ручья, где он пытался перековать меч своих предков. Это было великолепное зрелище: молодой сильный кузнец с молотом в руке в предутренних сумерках, сквозь которые пробивались первые лучи солнца. Зигфрид хорошо справлялся со своей работой. На лезвии Нотунга не было видно следов разлома, словно он всегда оставался целым.

— Нотунг нельзя ковать против его воли, — сказал Регин вместо приветствия. — Будь осторожен с ним, и когда он признает тебя господином, то прислушивайся к его голосу.

Зигфрид благодарно кивнул и продолжил бить по тому месту, где он соединил разлом. Кроме звуков удара металла по металлу, в воздухе слышался еще какой-то высокий звук, словно звенела струна музыкального инструмента.

— Следуй музыке, — приказал Регин.

Зигфрид еще раз ударил по тому же месту, прежде чем звук успел стихнуть. И еще раз. Он наносил удары молотом так размеренно, что необычная мелодия сохранялась. Регин с удовлетворением отметил, как хорошо его воспитанник обрабатывал Нотунг, постоянно поворачивая меч, чтобы выковать обе стороны одинаково.

Неожиданно Зигфрид остановился. Его молот упал на землю, и кузнец схватился за рукоять меча, пытаясь опустить его в ручей. Но лезвие вибрировало так сильно, что он вообще едва мог удерживать его. Внезапно лезвие стало мягким, гибким, и музыка рванулась вверх, достигнув высот, уже не воспринимаемых ухом человека.

Зигфрид сжал рукоять Нотунга обеими руками, как будто пытаясь подчинить себе меч. Мышцы на предплечьях кузнеца вздулись, и он изо всех сил старался устоять на ногах.

— Он борется со мной, Регин! Он борется!

В голосе Зигфрида не было страха, лишь изумление.

— Он ищет господина! — воскликнул Регин. — Покажи, кто его господин!

Зигфрид сжал зубы. Вибрации лезвия передавались на его руки, тело, череп. Перед глазами все плыло, в ушах стучало, виски пульсировали, а сердце выскакивало из груди.

— Я… — с трудом начал говорить он и осекся.

Нотунг швырял его из стороны в сторону, и Зигфрид чуть не упал, когда меч потащил его по кругу на лесной полянке. Кузнецу нужна была вся его сила, чтобы удержаться и не упасть на землю. Левой ногой он уперся в мягкий лесной грунт, а правую поставил на камень. Нотунг попытался вывихнуть ему руки, но Зигфрид успел среагировать, отпустив левую руку и повернувшись вправо.

— Я — Зигфрид! — закричал он. — Зигфрид из Ксантена!

Меч тянул его, выворачивал ему руки, бросал его в разные стороны.

— Следуй за ним! — громко советовал Регин. — Используй его энергию!

Теперь Зигфрид скакал на носках, так как Нотунг тянул его вверх, к небу. Внезапно меч дернулся вниз, и Зигфрид упал на колени.

Пот ручьем лил по его лицу, а тело свело судорогой. Он рычал, как дикий зверь. Меч нес его влево, к воде. Зигфрид сменил тактику и расслабил мышцы. Он быстро следовал за мечом, повторяя его движения и не борясь с ним. Без сопротивления хозяина сила Нотунга была бессмысленна, и когда он потерял размах, Зигфрид потянул его к себе. Но меч заупрямился, как необъезженная лошадь.

Зигфрид позволил энергии меча выходить наружу. Теперь Нотунг совершал мягкие рывки, и Зигфрид не удерживал его силу. Их борьба превратилась в танец, в игру, наполненную плавными, красивыми движениями. Силы хозяина и меча переливались друг в друга. Зигфрид внезапно развернулся, занес Нотунг над головой и, издав громкий крик, ударил мечом по камню, на котором он его ковал. Меч задрожал и в конце концов успокоился.

Совершенно обессиленный, Зигфрид упал перед камнем на колени, словно собирался молиться. Голос у него срывался:

— Ты… мой! Я… Зигфрид.

Регин, молча наблюдавший за происходящим, только сейчас понял весь ужас своего обмана. Все эти годы Зигфрид не был кузнецом. Он никогда им не был. В его груди билось сердце воина, а в жилах текла кровь короля. Для него не имело значения, с кем ему предстояло сразиться — с драконом, войском или даже богами. Он должен был встретить свою судьбу.

Уставший, но счастливый, Зигфрид взглянул на наставника.

— Он дикий… — улыбаясь, произнес юноша. — И он хочет бороться.

— Такая возможность еще представится, — пообещал Регин. — Нотунг не успокоится, пока его хозяин не победит или не утратит милость богов.

— Именно так произошло с моим отцом? — спросил Зигфрид.

Регин пожал плечами:

— Я не знаю. Боги капризны, и то, что сегодня им нравится, завтра может их обозлить. Цена за власть зависит как раз от этого произвола.


Было раннее утро. Гунтер с отвращением наблюдал за суетой, которую вызвало объявление о предстоящей коронации. При дворе украшали залы, повара целый день вносили на кухню мясо, птицу и овощи. Повсюду пахло свежим хлебом, испеченным к торжеству.

— Вам нужно проще относиться ко всем этим приготовлениям, — успокаивал его Хаген, как обычно стоявший возле трона. — Очень скоро вы станете королем Бургундии.

Гунтер, пребывая в плохом настроении, рассматривал карты.

— Но у меня сейчас нет никакого желания танцевать или что-либо праздновать.

— Чернь хочет напиться и подрыгать ногами, — возразил Хаген. — В наше время у простого народа не так уж много поводов для хорошего настроения.

Стражники у двери в тронный зал ударили копьями по дереву, чтобы возвестить о приходе посетителя.

В зал вошел старый человек, очевидно побывавший во многих битвах. Вместо левой руки у него была культя, но в его взоре читались гордость и непоколебимость.

— Это Лоренс, бывший военачальник Ксантена, — пробормотал Хаген. — Обращайтесь с ним с уважением, но поостерегитесь с заключением каких-либо союзов. Его статус может вызывать уважение, но месть Хъялмара не должна пасть на Бургундию.

Гунтер мрачно кивнул. Его послы уже сообщили об оживленности в датском войске. Хъялмар так и не смог полностью присоединить Ксантен к своему королевству, и непокорная провинция сумела накопить много сил для сопротивления. Однако без союза Бургундии с франками или гуннами об открытой конфронтации не могло быть и речи.

Помощи от Рима ждать не приходилось. Когда-то могущественное королевство установило правление в Бургундии, но власть оккупантов сильно ослабела. Не нужно было обладать ясновидением, чтобы предсказать отступление легионов Рима до самых Альп.

— Лоренс, — дружелюбно и вежливо сказал Гунтер, — я слышал, что вы были верным помощником Зигмунда. Мой отец часто рассказывал мне о храбрых поступках короля Ксантена.

Лоренс благодарно кивнул.

— Принц Гунтер, для меня большая честь прибыть к вашему двору. Ксантен стал причиной, вызвавшей мою поездку в прекрасный Рейнталь.

— Говорят, что повстанцы в Ксантене раздражают Хъялмара, словно муравьи, от которых он чешется до крови.

— Вы хорошо осведомлены, ваше высочество, — ответил Лоренс. — Нидерландцы противостоят бесчинству датчан, стараясь не потерять при этом собственную жизнь. Мы не посылаем этому подлецу Хъялмару ни наши урожаи, ни наши налоги. Но под игом оккупантов народ страдает вот уже двадцать лет. Слишком много крови впитала земля Ксантена. Слишком много детей умерли от голода. Раз уж Хъялмар не сумел поработить страну, он пытается уничтожить ее жителей.

— И что мы можем сделать? — Вопрос Гунтера был откровенным, поскольку он знал, что у Лоренса нет ответа.

Старый, израненный в боях воин явно опешил.

— Я приехал сюда не для того, чтобы просить помощи. Я знаю, что Бургундия переживает не лучшие времена. Цель моего приезда — предостеречь ваше королевство от ошибок, чтобы ее не постигла судьба Ксантена!

Гунтер и Хаген переглянулись.

— О чем ты говоришь? — воскликнул Хаген. — Конечно, бургунды и датчане не друзья, но Хъялмар не осмелится нарушить наши границы.

Лоренс опустился на колени, надеясь вызвать больше доверия таким выражением покорности.

— Хъялмар знает о бедах вашего королевства. Плохой урожай, слабое войско, новый король. К тому же Мундцук вряд ли придет вам на помощь.

— Я докажу Хъялмару, что он недооценивает обороноспособность Бургундии, — прорычал Гунтер. — Потери были бы огромны с обеих сторон. Вы уверены, что он готов зайти настолько далеко?

— Он будет готов, как только выяснится, кто живет у вас при дворе, — заявил Лоренс, и внезапно его голос, утратив нотки покорности, зазвучал уверенно и требовательно.


Зигфрид бросил на стражников гордый взгляд, остановился у ворот замка и попросил пустить его внутрь. Он снова завернул Нотунг в кусок кожи и держал меч под мышкой, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. Время для этого наступит чуть позже — когда кузнеца Зигфрида назовут героем.

Юноша надеялся, что, несмотря на подготовку к коронации, у Гунтера для него найдется минутка и он получит благословение будущего короля Бургундии. Регин посоветовал Зигфриду обсудить цену за победу над драконом прежде, чем он отправится убивать Фафнира. Старый кузнец предупредил, что Гунтер, ввиду опасности и неуверенности в силах молодого кузнеца, скорее всего, пообещает намного больше, чем это будет после славного возвращения Зигфрида, когда обещание станет долгом.

Зигфрид шел, обдумывая совет наставника, как вдруг двое стражников схватили его за руки, а еще двое направили копья прямо ему в сердце. Кузнец даже не успел пройти в ворота замка. Инструменты и Нотунг упали на землю. Их поднял Регин, на которого стражники не обратили внимания.

— Что такое?! — возмутился Зигфрид.

— Гунтер хочет поговорить с кузнецом! — рявкнул один из солдат.

— Этого же хочу и я! — запротестовал Зигфрид. — А раз мы едины в наших желаниях, то зачем это оружие?

Регин отошел в сторону, решив, что лучше уж подождать и выяснить, почему будущий король ведет себя подобным образом.

Зигфрида сопроводили в тронный зал. Мужчины и женщины двора украдкой смотрели, как молодого кузнеца вели к королю, словно какого-то вора. Юноше оставалось только надеяться, что Кримгильда не видела этого позора. Солдаты втолкнули его в зал, а сами, захлопнув дверь, остались стоять возле нее.

Когда глаза Зигфрида привыкли к полумраку зала, сквозь маленькие окна которого едва пробивался свет, он увидел Хагена и Гунтера. В глазах королевского советника светилась неприкрытая ненависть, в то время как человек, который завтра должен был стать королем, казался мрачным и разочарованным.

— Я надеялся, что ты не станешь вредить нам, зная о том горе, которое переживает сейчас Бургундия, — начал Гунтер. — Недопустимое поведение Кримгильды, жестокость Фафнира… а теперь еще ты пытаешься втянуть наше королевство в губительную войну…

Эти слова вонзились в душу Зигфрида, словно острие кинжала. Не чувствуя за собой никакой вины, он растерялся, не зная, что и сказать.

— Гунтер, да я бы никогда…

— Назови свое имя, слепец! — в ярости закричал советник короля, хватаясь дрожащей рукой за рукоять меча.

В голове Зигфрида мелькнула догадка.

— Мое имя такое же, как и раньше, — Зигфрид!

Гунтер чуть наклонился вперед и уточнил:

— Зигфрид, кузнец из леса Одина?

Зигфрид надеялся сообщить радостную новость в более подходящей обстановке, но понял, что лучше сделать это сейчас.

— Я — Зигфрид. Я вырос в лесной кузнице Одина, но в моих жилах течет кровь королей Ксантена! — В голосе юноши звучала такая твердость, как будто открывшаяся ему истина могла избавить его от всех обвинений.

Развернувшись, Хаген отошел на несколько шагов в глубину зала, чтобы скрыть исказившееся от ненависти лицо. Гунтер устало потер глаза.

— Значит, это правда, что ты — Зигфрид, сын Зигмунда и Зиглинды, законный наследник трона Ксантена?

— Я клянусь в этом как вашим богом, так и моими богами, — с достоинством ответил Зигфрид.

Хаген снова подошел к трону.

— Гунтер, давайте я убью этого кузнеца и отправлю его голову в корзине Хъялмару. Может, тогда он на нас не нападет.

Гунтер отмахнулся, хотя на его лице по-прежнему читалось беспокойство.

— Зигфрид, ты понимаешь, что из-за твоего присутствия при нашем дворе Бургундия, ослабленная и лишенная союзников, теперь стала желанной добычей для Хъялмара Датского? Ты должен осознавать это. Неужели ты не задумывался о создавшейся ситуации?

Зигфрид, который ни разу даже не вспомнил о других королевствах с тех пор, как Регин рассказал ему о его происхождении, поспешно опустился на колени, чтобы выразить свою покорность.

— Гунтер, я взываю к вашему сердцу. Поверьте моим словам! Я знаю о своем происхождении не больше двух дней. Когда я приехал в ваше королевство, я был кузнецом Зигфридом, и только.

— Даже если мы ему поверим, — шепнул Хаген принцу на ухо, — это ничего не изменит. Узнав, что мы выгнали его из королевства, Хъялмар все равно нам отомстит.

Гунтеру не нравилось, что у него были связаны руки.

— Мне кажется неправильным предавать смерти обладающего добрым сердцем кузнеца, чтобы успокоить кровавого тирана.

Зигфрид встал.

— А что, если я предложу вам сделку? Сделку, в результате которой вы только выиграете?

— Его карманы пусты, Гунтер, — прошипел Хаген, — а его слово ничего не стоит.

Гунтер бросил суровый взгляд на своего советника.

— Возможно, я еще не король, но все же хозяин своих мыслей. Пускай он говорит.

Зигфрид на шаг приблизился к трону.

— Бургундию ослабляет это чудовище Фафнир, которое убивает народ, начиная от крестьян и заканчивая солдатами. Я обещаю вам прекратить его злодеяния в качестве подарка к вашей коронации!

Хаген злобно рассмеялся, а Гунтера, очевидно, начали мучить воспоминания о собственной неудаче.

— Громкие слова для юноши, который признался мне, что не умеет владеть мечом. Почему ты думаешь, что победишь, если даже мой отец и брат не сумели этого сделать?

Зигфрид глубоко вздохнул.

— А вам не все равно? Если змей убьет меня, вы можете отправить Хъялмару мою голову в подарок, и он не станет нападать на Бургундию. Но если мне удастся победить, то это приумножит силу и славу вашего королевства, так что Хъялмар не решится затевать войну против вас.

Гунтер, не скрывая изумления, посмотрел на Хагена и сказал:

— Что ж, звучит неплохо.

— А мне кажется, что это попытка сбежать из замка прежде, чем я убью его своим мечом, — возразил Хаген, презрительно сплюнув на пол.

Зигфрид бросил на весы все, чем обладал.

— Мой наставник Регин останется при дворе, — напомнил им юноша. — И вы знаете, как я люблю его, знаете, что я не подвергну жизнь близкого мне человека опасности, легкомысленно бросив все и сбежав отсюда. Кроме того, я хочу, чтобы король выполнил мою просьбу, когда я освобожу страну от ига дракона!

Хаген хотел было возразить, но Гунтер приказал ему молчать.

— Если ты победишь Фафнира, то я выполню любое твое желание, насколько это будет в моей власти.

Зигфрид улыбнулся.

— Когда я вернусь с хорошими новостями, вы уже станете королем и будете обладать необходимой властью.

Гунтер принял решение.

— Твое поведение при дворе было безупречным, и я не могу ставить под сомнение мужество, которым ты обладаешь. Никто не может сказать, что Гунтер не умеет ценить хорошую службу.

Хагену с трудом удавалось скрывать свою ненависть.

— Если коронация закончится, — процедил он сквозь стиснутые зубы, — а ты не вернешься в замок, то смерть Регина станет лишь первой смертью, в которой ты будешь повинен.

Зигфрид с серьезным видом кивнул и поклонился.

— Я обещаю вам: мой наставник, зная, что я не разочарую ни его, ни вас, будет спокойно спать сегодня ночью. До этого момента лучше сохранить тайну моего происхождения.

Гунтер кивнул, а Зигфрид повернулся и быстро вышел из зала.

— Он искренен, и у него сердце воина, — пробормотал Гунтер после паузы. — Очень жаль, что мы уже сейчас должны готовить ему могилу.

— Боюсь, что беда не в том, какой он, — сказал Хаген. — Все дело в крови Зигфрида, которая, возможно, делает его если не врагом, то опасной личностью для нашего королевства.

— Однако его предложение достаточно выгодное, — возразил Гунтер.

Советник обиженно засопел.

— Это глупая идея, порожденная излишней самоуверенностью. Но если вдруг по какому-то капризу судьбы он победит Фафнира, тогда из наших шести ушей четыре уха должны притвориться глухими. Нам следует сделать вид, будто вы никогда не давали сегодняшнего обещания.

Гунтера поразило хладнокровие Хагена, готового нарушить данное слово.

— Хаген из Тронье, я не собираюсь лишать воина-победителя награды за его героизм. К тому же я очень хорошо знаю, что нужно Зигфриду. Когда я выполню его желание, у нас будет одной заботой меньше.

Хагена оскорбило, что его будущий король на этот раз оказался более дальновидным, чем он.

— Если это не голова Хъялмара…

— Да, ему нужна голова, — улыбнулся Гунтер и добавил: — И все, что к этой голове прилагается. Если я не ошибаюсь, Кримгильда противиться не станет.

Хаген опешил.

— Рука принцессы? Вы хоть понимаете, что не можете выполнить это желание?

Гунтер мягко улыбнулся.

— Но почему? Может, Зигфрид и не король Ксантена. Пока еще не король. Но когда он вернется ко двору победителем дракона, его королевской крови будет достаточно для бракосочетания.

Хаген явно упивался своей правотой.

— Его кровь не имеет при этом никакого значения. Таков закон Бургундии: король должен жениться раньше наследника трона. А так как Кримгильда на год старше Гернота, вы не можете пообещать ее Зигфриду, пока не женитесь сами.

Гунтер заметно побледнел. Он не знал об этом законе.

— Так что, я должен нарушить свое королевское слово?

— Ничего не поделаешь, — проворчал Хаген, — такова ирония ситуации: сейчас у вас еще есть возможность пообещать ему это, но она исчезнет, как только корона коснется вашей головы.


Сплетни при дворе распространялись так же быстро, как поглощалась вода в изнывающей от жажды стране. Болтали о том, как солдаты с пиками вели молодого кузнеца Зигфрида к будущему королю; как он, жив и невредим, вышел из тронного зала; как из кузницы раздавались яростные крики и неистовые ругательства, когда кузнец ссорился со своим наставником.

А вскоре поползли первые слухи о том, что Зигфрид собирается совершить какой-то геройский поступок, приурочив его к торжественной коронации Гунтера. Кто-то произнес имя Фафнира, и двор поделился на две части: на тех, кому был безразличен Зигфрид (они насмехались над его безумным намерением), и на тех, кто сочувствовал юноше и волновался за него.

Оставшиеся родственники Гунтера, Кримгильда и Гернот, явно относились к тем, кто полюбил Зигфрида с того дня, как они с Регином постучались в ворота замка. Принцесса с братом стояли подальше от окна, чтобы их не увидели придворные дамы, и наблюдали, как Зигфрид — не очень-то героически — покидает замок. Это зрелище никак нельзя было сравнить с великолепным выездом тринадцати рыцарей, которые совсем недавно собирались на сражение с Фафниром и потерпели чудовищную неудачу.

Зигфрид отправился пешком и взял с собой лишь походный мешок с едой и меч, который он тщательно завернул в кусок кожи. Даже из окна было видно, насколько оскорбленным чувствовал себя Зигфрид из-за насмешек, которые шептали ему вдогонку придворные дамы и солдаты. Он рассчитывал стать героем, но при этом оказался в одиночестве. Подойдя к воротам, юноша оглянулся и посмотрел на Регина, который стоял в дверном проеме охраняемой теперь кузницы. Затем его взгляд скользнул по высоким створкам дверей, ведущих в тронный зал, и наконец остановился на окне покоев принцессы. Там он тоже никого не увидел, поскольку не знал, что Кримгильда находится в комнате брата и наблюдает за ним оттуда.

— Он умрет, — сказала принцесса до странности ровным голосом. — И почему мужчины в Бургундии так стремятся найти свою смерть?

— Как самому главному трусу в семье, мне едва ли стоит рассуждать об этом, — пробормотал Гернот. — Но что касается Зигфрида, то причина тут очевидна.

Кримгильда с укоризной посмотрела на него, словно хотела упрекнуть за невысказанную мысль.

Гернот, пожав плечами, продолжил:

— Он делает это не за деньги и не ради высокого положения при дворе. Даже если Зигфрид победит дракона, он не станет богаче.

Принцесса изо всех сил старалась не разрыдаться, понимая, что, возможно, в последний раз видит мужчину, которого любит.

— Это глупо! Это недостойно любви! — воскликнула она. — И почему он считает, что должен ради любви размахивать мечом?

Гернот взглянул на нее немного рассерженно.

— Кримгильда, если ты любишь Зигфрида, то беги во двор и скажи ему об этом, ведь все, с чем он сталкивался в Бургундии, должно было убедить его в обратном.

Девушка посмотрела на закрывающиеся ворота замка, а потом повернулась к брату.

— Я бросилась бы ему в ноги, — сказала она, — если бы была уверена, что смогу остановить его и убедить не совершать эту глупость подобным образом. Но, к сожалению, все, что происходит сейчас, предопределено судьбой. Мы же с тобой должны делать то, что является нашим долгом и нашей радостью. Нам следует готовиться к коронации брата.

7

ФАФНИР И ГНЕВ БОГОВ

Да, не таких проводов из замка ожидал Зигфрид. Вместо ликования и уважения он столкнулся с насмешками и высокомерием.

Для юноши это было не очень важно, поскольку он знал, что все, кто видел в нем лишь глупого кузнеца, ошибаются. Зигфрид обладал не только Нотунгом — у него было еще и право крови. И если не он, сын короля, то кто же тогда убьет дракона? Зигфрида тревожило только одно — размолвка с Регином, не захотевшим его понять. Наставник пришел в ярость, узнав о затее своего подопечного. Он наговорил ему слов, которых Зигфрид никогда не слышал и решил, что они принадлежат какому-то иностранному языку.

Он шел неспешно, но уверенно. До леса, где жил Фафнир, нужно было идти несколько часов. Учитывая время, которое придется потратить на возвращение, ему следовало поторопиться, чтобы не опоздать к коронации короля.

Лес, окружавший Вормс, немного напоминал Зигфриду лес Одина, и от этого на сердце становилось легче. Идя по тропинке между деревьями, юноша вновь вдыхал запах смолы и цветов, прислушивался к пению птиц. Вне крепостных стен жизнь казалась проще, а всевозможные проблемы, которые необходимо было решать, виделись не такими сложными, как раньше.

Но в замке осталась Кримгильда.

Кримгильда… Зигфрид пытался не думать о ней, и поначалу ему это удавалось, поскольку мысли были обращены к Ксантену, который, как выяснилось, был его королевством. Признаться, эта новость казалась абсурдной — в конце концов, он не знал ни страны, ни ее жителей. Он понятия не имел ни о ее размерах, ни о ее природе, горах или равнинах, ни о богах, которым молились там люди. Все, что связывало законного короля с его королевством, можно было почерпнуть только из сплетен, услышанных в тавернах.

Зигфрид усилием воли заставил себя переключиться на другое. К сожалению, у него до сих пор не было плана сражения с Фафниром. Он надеялся лишь на свою волю и Нотунг. Нужно было обратиться за советом к Гунтеру, ведь будущий король Бургундии хотя бы видел чудовище. Но теперь было поздно просить его поделиться опытом.

Зигфрид перепрыгнул через маленький ручей, съел немного из провианта, который он взял с собой, и попытался представить Фафнира. Извергающая пламя пасть, каменная кожа и глаза, словно раскаленные угли. Такое описание было бы уместно в сказках, которыми няньки пугают детей, чтобы те не выходили из дому без спросу, однако гибель воинов свидетельствовала о том, что Фафнир не был простой легендой.

Внезапно Зигфрид почувствовал беспокойство. Может, он был ослеплен радостью и восторгом, узнав о своем происхождении? А может, это любовь к Кримгильде вела его на верную смерть?

Зигфрид сжимал Нотунг, подрагивающий в его руке. Сквозь кожу Зигфрид ощущал живое тепло меча, возбужденного ожиданием предстоящей битвы. Это придавало кузнецу уверенности. А такая уверенность становилась ему все нужнее по мере того, как он приближался к месту, где обитал Фафнир. Юноша вспомнил о путешествии в Вормс, которое воспринималось теперь как давняя история, хотя он приехал сюда всего несколько недель назад. Голоса птиц и зверей смолкли, и вскоре единственным звуком в лесу стал хруст веток под ногами. С приближением зимы листья с деревьев уже опали, но, несмотря на это, тонкие ветви пропускали очень мало солнечного света, и земля казалась пятнистой, грязной. На пути все чаще стали попадаться валуны, которые иногда были огромными, как бык. Случалось, что он с трудом обходил их, особенно когда они выстраивались в цепочку, словно нанизанные на леску жемчужины. Создавалось впечатление, будто сама природа старается помешать храбрецу подобраться к логову дракона.

Юноша заметил на земле, среди опавшей листвы, кинжал. Обернутая кожей рукоять уже начала покрываться мхом. В нескольких шагах впереди от него лежали щит и шлем какого-то солдата, очевидно отброшенные в сторону в страшной спешке. Зигфрид с легкостью определил, что они были выкованы не в Бургундии. Скорее всего, в этом месте римляне столкнулись с превосходящими их силами. Несмотря на полуденное время суток, на мертвых стволах деревьев висели клочья тумана, а от земли поднималась белесая дымка, танцевавшая вокруг сапог Зигфрида. Изменилось не только окружение — изменилось время года. Земля стала сухой и рыхлой, сожженный мох хрустел под ногами. От холода у Зигфрида по коже бегали мурашки. Если бы юноша не знал, как устроен мир, он мог бы поклясться, что пересек границу Утгарда.

Парализующая душу печаль, разлитая в мире, проникла и в сознание Зигфрида, подавляя волю и наполняя его душу страхом. Сам того не замечая, он ускорил шаг и стал чаще оглядываться.

— Зиии… фриии…

Лес начал что-то шептать, но этот звук не мог быть произнесен чьим-то ртом — так могли шептать ветки, гнущиеся на ветру, и хрустящие под ногами корни деревьев. Зигфрид старался не обращать внимания на эти хриплые завывающие звуки, отметая их как плод своего воображения.

— Зиии… фриии…

В какой-то момент он почувствовал, что его мышцы ослабли, ноги стали подгибаться. Только сейчас юноша заметил, что где-то по дороге потерял мешок с едой. Боги, словно пытаясь свести его с ума, превратили окружающий мир в мираж. Деревья склонялись к нему, протягивая свои ветви, и в этом виделась скорее угроза, чем забота. Его имя, которое раньше звучало тихим шелестом, теперь слышалось отчетливо, как барабанный бой в лесу.

— Зигфрид! Зигфрид! Зигфрид!

Он закрыл уши, но звуки проникали в его душу через глаза, рот, нос.

— Зигфрид! Зигфрид! Зигфрид!

Дрожа от нетерпения и страха, юноша развернул кусок кожи, правой рукой схватился за рукоять Нотунга, а левой поддерживал конец лезвия. Опустившись на землю, он поднял меч и почувствовал, как металл врезается в тело, а его собственная кровь капает на землю и поглощается ею.

— Зигфрид! Зигфрид! Зигфрид!

Голоса или, возможно, один голос, стали затихать, исчезать, растворяться в лесу, превращаясь в шум ветра и деревьев. Издав решительный крик, Зигфрид вскочил на ноги. Его разум прояснился, а сердце разогнало кровь по венам, возвратив мышцам прежнюю силу. Зигфрид взглянул на свою левую руку, с которой до сих пор стекала кровь. Он уже и не помнил, когда в последний раз видел собственную кровь. Нотунгом он отрезал часть кожи, в которую был завернут меч, перевязал рану так, чтобы рука сохраняла подвижность, и отправился дальше. Зигфрид размышлял о том, все ли воины, приходившие сюда убивать Фафнира, подвергались нападению этих таинственных сил. И откуда лес знал его имя?

Туман начал сгущаться, словно пытаясь скрыть ущерб, нанесенный местности: сожженные деревья, вздыбленная земля, иссушенные ручьи, покрытые золой обломки камней. Если Фафнир действительно извергал пламя, то это он уничтожил влагу, дающую жизнь лесу и его обитателям. Повсюду стоял запах гари и пепла, холодного дыма и смерти.

Путь Зигфрида шел в гору, и между камнями он то и дело видел округлые входы в норы: казалось, боги, играя, тыкали пальцами в скалистую породу. Юноша задумался о том, как же ему найти дракона, если тот спит. Времени было мало, и оставалось надеяться, что Фафниру не понравится, что кто-то вторгся в его владения.

Внезапно под ногами что-то захрустело, и молодой воин заметил, что наступил на чьи-то ребра с остатками гнили. Это зрелище почти не испугало его, ведь он уже насмотрелся на скелеты животных по дороге в Вормс. И все же у Зигфрида перехватило дыхание, когда сквозь туман он разглядел рыцаря, сидевшего на лошади. Казалось, тот заснул, прислонившись к огромному стволу с обугленной корой.

Зигфрид осторожно приблизился. Такое зрелище могло превратить язычника в христианина: бургундский воин в полном боевом облачении и с мечом в руке был сожжен в одно мгновение. Сухое обуглившееся мясо держалось на костях, и лишь зубы белели на его лице, напоминая страшную улыбку. Мгновенно сгорела и лошадь, не успев сбросить всадника из-за охватившей ее паники. Теперь Зигфрид понимал, что Фафнира найти будет нетрудно, ведь сожженные тела служили указателями на пути к смерти.

Зигфрид попытался определить, который час, но это оказалось невозможным. Туман полностью поглощал солнечный свет, и юноша не мог понять, где граница между небом и землей. Потеряв ощущение времени и пространства, Зигфрид осознал, что лес пытается поработить его. Он по-прежнему держал в руке Нотунг. Его мышцы были напряжены, а взгляд сосредоточен.

Внезапно из полумрака появилось огромное черное тело. Глядя на угрожающую фигуру невероятных размеров, Зигфрид старался не издавать лишних звуков и только слегка пригнулся, опустив левую ладонь на землю, чтобы почувствовать малейшее сотрясение почвы, которое свидетельствовало бы о том, что дракон проснулся.

Зигфрид затаил дыхание. Вот и вход в логово дракона.

Дракон был огромным, темным, но едва ли он был готов напасть на смельчака. Кузнец, в жилах которого текла королевская кровь, немного расслабился. Лес и туман смеялись над ним, глумились над его восприятием.

Зигфрид увидел у входа в логово кол высотой в человеческий рост, а на колу торчала чья-то голова. Глаза были распахнуты от ужаса, язык вывалился изо рта, волосы отстали от разлагающейся кожи.

Гизельгер.

Зигфрида вырвало. Но ему стало немного легче, когда он вспомнил о том, что в поединке чуть не победил наследника трона. Через пару секунд Зигфрид понял всю бессмысленность этого зрелища. Возможно, Фафнир и оторвал кронпринцу голову, но какой же дракон станет насаживать голову противника на кол, словно варвар в битве?

Внезапно Зигфрид почувствовал на своей спине теплое дыхание, как будто нежный ветерок погладил его. В воздухе послышался свист. Юноша резко повернулся, сжимая рукоять меча. Целый мир замер в ужасе, но Зигфрид видел сейчас лишь чешуйчатую кожу, огромные зубы и два крыла, подпиравших небесный свод. С серого раздвоенного языка срывалось гнилостное дыхание. Когти были выдвинуты вперед и угрожающе приближались к Зигфриду. От рычания дракона сотрясалась земля.

У Зигфрида даже не было времени, чтобы проклясть Регина за то, что тот не позволил ему учиться владеть оружием. Он не успел поднять меч, чтобы ударить чудовище, бросившееся на него с неба. Молодой человек, которому в это мгновение суждено было превратиться в воина, просто сел на корточки и откатился в сторону.

Фафнир, недовольный тем, что ему не удалось поймать добычу, в последний момент задрал голову, чтобы не удариться мордой о землю. Его когти вспороли землю, когда он замахал крыльями, опуская свое поразительно изящное тело. Кожистое крыло Фафнира на мгновение распростерлось над Зигфридом, как шатер, но дракон тут же сложил крылья на спине.

Зигфрид, опешивший от неожиданного нападения, осторожно поднялся на ноги и только тут осознал, каковы размеры его противника.

Да, дракон был огромен, но его нельзя было назвать массивным. Это чудовище, благодаря своей подвижной шее и раздвоенному хвосту, обладало своеобразной грацией. Когда Фафнир сжал челюсти, Зигфриду показалось, что он видит в черных глазах дракона зарождающееся пламя. К счастью, в этот момент Зигфрид боковым зрением заметил большой валун, за которым можно было спрятаться.

Дернувшись, Зигфрид прыгнул, скрываясь за камнем. Ему приходилось быть осторожным и все время следить за тем, чтобы самому не пораниться Нотунгом. Над его головой, ударяясь о лес и находя на своем пути лишь обугленные стволы деревьев, пронеслась струя пламени.

Камень приятно холодил спину Зигфрида, в то время как жаркое пламя опаляло его руки и лицо. Зигфрид принялся лихорадочно обдумывать свои шансы. Победить Фафнира за счет силы было невозможно, а огненное дыхание дракона делало любую открытую атаку немыслимой. Дракон был очень гибким, и поэтому все время прятаться за его спиной не удавалось.

Мысли Зигфрида были прерваны новой атакой. Из-за камня показалась огромная голова дракона — чудовищных размеров змея искала свою жертву. Молодой воин успел отскочить от очередной пламенной струи в заросли обугленного леса. Дыхание Фафнира со свистом разрезало туман.

Зигфрид знал, что от дракона ему не уйти. Следовало использовать преимущество своего небольшого, по сравнению со змеем, роста, и Зигфрид, понимая это, бросился в ту часть леса, которую еще можно было назвать лесом. Старые деревья с толстыми стволами, несмотря на сожженную кору, упрямо противились смерти. Зигфрид выискивал узкие тропки, небольшие промежутки в густом кустарнике. Он бежал без оглядки и надеялся, что змей со своим чешуйчатым телом не сумеет пробраться сквозь эти заросли.

Легкие Зигфрида были готовы разорваться, когда невдалеке послышалось рычание дракона. Юноша увидел огромный дуб, корни которого выдавались из земли, нависая над небольшой расщелиной. Он спрятался под корнями дуба, и теперь дракон вряд ли мог найти его. Конечно, Зигфрид понимал, что в этом месте Фафниру не удастся преследовать противника, но пламя дракона все равно его достанет.

Зигфрид слышал, как змей бесчинствует, бросаясь телом на старые деревья и вырывая их из земли. У юноши оставалось мало времени, чтобы продумать план битвы. Он тяжело дышал, а Нотунг в его руке казался необычно тихим. Рубашка порвалась, из неглубоких царапин текла кровь. Кожа на всем теле была красной от жары.

Теперь Зигфрид понимал, с какой легкостью дракон побеждал самых лучших солдат. Ни одна лошадь не могла сравниться с Фафниром в скорости и подвижности, а любые доспехи превращались в балласт, который лишь ускорял смерть.

Зигфрид даже мысли не допускал, что поединок будет проходить в одностороннем порядке, как это было до сих пор. Юноша осознавал: если ему нужен шанс против змея, то следует добиться этого шанса. Зигфрид вспомнил о том, что говорил Регин: драконы живут в норах. Итак, следовало исходить из того, что Фафнир, учитывая его размеры, мог спрятаться только в той норе, которую Зигфрид вначале принял за его логово.

Спят ли драконы? Хорошо ли они различают запахи? Зигфрида раздражала мысль о том, что у него так мало сведений об этих существах. Его уже успел удивить тот факт, что Фафнир извергает пламя не из глотки, а через ноздри, как лошадь выдыхает пар зимой. Но как бы там ни было, Зигфрид должен сам руководить ходом битвы, если он хочет победить.

Юноша выбрался из своего убежища, снял порванную рубашку, но не стал ее выбрасывать. Попытавшись сориентироваться, он наконец решил идти вправо, чтобы через холм подкрасться к логову дракона. У этого чудовища, рассуждал Зигфрид, должна быть какая-то слабость. Маловероятно, что боги создали существо, настолько же безупречное, как и они.

Прошло какое-то время, прежде чем юноша приблизился к тому месту, откуда ему пришлось бежать. Постоянно оглядываясь, он осторожно спустился к входу в логово. Фафнира не было видно. Учитывая его огромные размеры, он либо поднялся в воздух, либо… Словно в подтверждение своей мысли Зигфрид услышал рычание, доносившееся из норы, а холм под его ногами задрожал. Значит, он был прав: Фафнир жил внутри холма. К сожалению, камни с этой стороны холма оказались недостаточно большими, чтобы завалить вход в пещеру. Зигфрид опять увидел голову несчастного Гизельгера, который будто бы нес здесь свою вахту.

Внезапно к Зигфриду пришла одна идея. Двигаясь медленно, так что даже сухие листья у него под ногами не шуршали, он подобрался к пещере с правой стороны и заглянул внутрь. Но, как и прежде, Фафнира не было видно. Тогда Зигфрид очень осторожно снял с кола разлагающуюся голову наследника трона Бургундии и вновь поднялся к месту над входом в логово.

Зигфрида удивляло то, что Фафнир так быстро отказался от преследования. Он понимал, что преимущество было на стороне дракона, и тот, кто хотел его победить, должен был сам к нему прийти. Юноша старался не смотреть на то, что он делает. Взяв один из рукавов своей рубашки, Зигфрид затолкал его в рот разлагающейся головы так, что он вышел из разрезанного горла. Затем он завязал рукава на узел, и теперь голова свисала с длинной импровизированной веревки. Зрелище было чудовищным, но Зигфрид успокаивал себя тем, что потом сможет рассказать Гунтеру, как благодаря его брату он нашел способ победить дракона.

Нужно было раздразнить Фафнира. Зигфрид склонился над внешним краем входа в пещеру, стараясь не упасть на землю. Он опустил голову Гизельгера немного ниже и громко закричал:

— Воины Бургундии хотят сразиться с тобой, Фафнир! Выходи!

Дракон не заставил себя долго ждать. Весь холм содрогнулся, и от громкого рычания, усиленного эхом в норе, ветви деревьев затрепетали. Зигфрид чувствовал, как Фафнир продвигается к выходу, царапая когтями скальную породу и выискивая глазами противника. Зигфрид снова подтащил голову к себе, раскрутил ее и бросил перед норой. Череп Гизельгера покатился, мертвые глаза с застывшим в них ужасом смотрели в пещеру, а челюсти сжимали ткань рубашки. Зигфрид знал, что дракон вот-вот появится: Фафнир был настолько же раздражителен, как и быстр.

Изящная голова с короной из острых роговых наростов высунулась из норы, и дракон осмотрелся по сторонам. За головой последовали две сильные передние лапы со смертоносными когтями, потом широкие плечи с кожистыми крыльями. В этот момент, отдавшись своему мужеству, а не разуму, Зигфрид бросился с мечом прямо на голову дракона, зажав шею чудовища ногами. Он уселся на дракона, словно тот был лошадью, которую нужно было объездить.

Кожа и тело змея были холодными, чешуя — с гладкой поверхностью, но острой по краям. Никакой возможности удержаться не было, и Зигфриду приходилось полагаться только на силу своих ног. Фафнир почувствовал, что какой-то воин свалился ему на шею, и принялся трясти головой. Дракон рычал, как будто был разочарован таким обманом. Зигфрид же испытывал боль: чешуя дракона при каждом движении врезалась в ноги юноши наподобие маленьких ножей. Он кричал, но не отпускал Фафнира. Вместо этого молодой кузнец поднял Нотунг и ударил им по шее чудовища в самом тонком месте.

В разные стороны полетели искры, но лезвие отскочило от чешуи, не оставив даже царапины на теле дракона. Фафнир выгнул шею и сжал челюсти, чтобы опалить Зигфрида своим огненным дыханием и наконец сбросить его со спины. Воин бросился вперед, скользя по телу дракона, и Фафнир в него не попал. Зигфрид еще раз ударил мечом по шее змея — и опять безрезультатно. Фафнир, как собака, пытающаяся поймать собственный хвост, вертелся по кругу, чтобы освободиться от Зигфрида, который, наверное, представлялся ему клещом. Он расправил кожистые крылья и принялся лихорадочно бить ими по земле.

Зигфрид понимал, что ему нельзя позволять Фафниру подниматься в небо. Там чудовищу будет достаточно сбросить его вниз, чтобы убить. Отодвинувшись немного назад, Зигфрид левой рукой поднял меч и вонзил его в крыло дракона. Змей закричал, выгнулся и заскользил обратно к входу в нору. Зигфрид понимал, что собирается сделать Фафнир, — он хочет избавиться от него с помощью потолка норы. Находясь в прежнем положении, Зигфрид не мог нанести смертельное ранение дракону, и он решил сменить позицию. Он перекинул левую ногу через шею Фафнира, так что теперь упирался ступнями в плечевой сустав правого крыла, и, левой рукой держась за шею дракона, поднялся на ноги. Затем, неуверенно пошатываясь на ползущем чудовище, он согнул ноги и прыгнул вперед.

Больно ударившись о землю, Зигфрид почувствовал спиной твердый череп Гизельгера. Грязь попала в раны на его ногах, к тому же он вывихнул левую руку и теперь практически не мог ею действовать. Зигфрид лежал у норы, прямо перед Фафниром, и смотрел в глаза своей смерти. Он с трудом поднялся на ноги, сжимая, как ему казалось, теперь уже ненужный меч в правой руке.

В лесу снова стало тихо.

Если чудовище было способно мыслить, то, скорее всего, сейчас оно радовалось своему триумфу. Дракон замер, обнюхивая крошечного раненого воина. Он больше не торопился, как не торопится охотник, подходя к подстреленному лосю и зная, что тот никуда не убежит. Зигфрид тяжело дышал, не сводя глаз с Фафнира. На мгновение он даже подумал о том, чтобы отбросить Нотунг и бежать, спасая свою жизнь, хотя знал, что даже в лучшие времена его ноги не могли соперничать с адским пламенем противника.

Фафнир зарычал, и его гнилостное дыхание было настолько сильным, что Зигфрид чуть не упал. Это был победный крик, вынесение смертного приговора. Челюсти дракона стали медленно смыкаться, в то время как внутри его головы начало полыхать пламя. Поддавшись внезапному порыву и, несомненно, используя свой последний шанс, Зигфрид прыгнул вперед, прямо в пасть дракону. Быстрым ударом меча он разрезал с двух сторон рта кожу и мышцы, поддерживающие мощные челюсти. Зигфриду удалось полностью забраться в драконову пасть и, упираясь правым плечом в нёбо, ногами придавить его язык.

От боли и неожиданности Фафнир широко открыл рот, и молодой воин смог выпрямиться. Словно стоящая поперек горла кость, он не давал челюстям змея сомкнуться. Зигфрид видел и ощущал на себе прикосновение слюны, остатков гнилого мяса и обсиженных червями клыков. Сидя в глотке Фафнира, Зигфрид чувствовал, как бьется сердце дракона.

— Тебе ведь нужно закрыть рот, чтобы появилось пламя, верно? — воскликнул он.

Но истекающие кровью челюсти чудовища были сильными, намного сильнее, чем воин, пытавшийся с ними справиться. Зигфрид чувствовал, как дрожат и подгибаются его ноги, и понимал, что сможет продержаться всего несколько секунд, не больше.

— Хоть ты и сожрал воинов Бургундии, — хрипло воскликнул он, — тебе не переварить сына Ксантена!

Взяв Нотунг, Зигфрид тщательно закрепил рукоять у себя под ногами и направил острие вверх. Дождавшись момента, когда Фафнир прикроет пасть настолько, что острие меча коснется нёба, Зигфрид прекратил сопротивление и выпрыгнул из пасти дракона. Фафнир заметил, что его добыча пытается убежать, и сомкнул челюсти — то ли для того, чтобы раздробить тело Зигфрида, то ли пытаясь закончить эту битву очередной струей огня. Однако, как и задумывал Зигфрид, Нотунг сделал свое дело: меч вонзился в тело дракона.

Воин воспользовался моментом и не стал убегать от чудовища. Вместо этого он уперся ногами в нижнюю челюсть дракона и вцепился руками в его нежные ноздри. Если бы за поединком следил сторонний наблюдатель, он бы явно удивился этой картине: Зигфрид сидел на морде дракона, который не мог ни сомкнуть челюсти, ни исторгнуть из себя огонь. Воин при этом посмеивался над чудовищем, столько времени мучившим всю Бургундию.

— Ну что, Фафнир, это все, на что ты способен? — воскликнул он. — Тебе нужен только меч и кузнец, чтобы ты прекратил свое существование?

Змей пытался рычать, кусаться, плеваться огнем, но меч в его челюсти позволял ему лишь яростно мотать головой в безуспешных попытках сбросить с себя Зигфрида.

— Если бы я знал, что все будет настолько легко, я бы пришел сюда много недель назад и победил тебя! — кричал Зигфрид.

Он забыл о своих кровавых ранах, о боли в руках и ногах — его пьянила власть над Фафниром. Он посмотрел чудовищу прямо в глаза, в которых полыхало красное и черное пламя.

— Посмотри на меня! Я — Зигфрид, победитель дракона!

По телу чудовища прокатилась темная волна ярости, жажды уничтожения противника. Вытянув шею и вложив всю силу в это движение, змей ударился мордой о землю.

Это была попытка стряхнуть с себя Зигфрида — и ошибка, на которую так рассчитывал молодой воин. Когда нижняя челюсть Фафнира, словно тяжелый молот, ударилась о землю, Зигфрид изо всех сил вцепился в ноздри дракона. Челюсти Фафнира наконец сомкнулись, и лезвие Нотунга вышло у него между глаз, словно оно было частью тела дракона. Меч пронзил голову дракона изнутри от нёба до лба.

Зигфрид чувствовал приближение победы, но не стал слишком рано отступать от своего противника.

— Умри же!

Фафнир, несмотря на боль, казалось, не придавал ей должного значения. Змей снова поднял голову, чтобы сбросить с себя Зигфрида, и по дрожанию его челюсти воин понял, что дракон собирается исторгнуть пламя. На мгновение Зигфрид испугался, что ему придется умереть в огне, но из ноздрей вместо огня хлынула волна черной крови, похожей на теплый темный дождь.

Зигфрид рассмеялся от счастья. Он упивался смертью дракона, как сочной пищей. Предсмертные судороги, в которых змей по-прежнему пытался убить своего победителя, были для Зигфрида победной скачкой.

Наконец Фафнир распластался на земле и умер, не успев коснуться головой земли. Только сейчас Зигфрид почувствовал боль от полученных ран и, откинувшись на спину, заметил, что он весь в крови дракона. Он был опьянен первой победой, внезапно сделавшей его величайшим героем, превзошедшим всех воинов Бургундии. Юноше было трудно сосредоточиться и понять, что же делать дальше. Но данное им обещание вовремя прибыть ко двору заставило его подняться на ноги. Зигфрид подошел к поверженному Фафниру, уперся правой ногой в нижнюю челюсть и двумя руками раскрыл пасть чудовища. Ему вновь пришлось напрячь все мускулы, чтобы вытащить из глотки дракона свой драгоценный Нотунг.

Зигфрид с гордостью смотрел на меч, окропленный кровью непобедимого доселе врага. Меч для короля! В этом не было никаких сомнений. Только сейчас молодой воин заметил, что все его тело покрыто высохшей кровью Фафнира, которая вызывала сильный зуд. Волосы тоже взялись коркой и стали похожи на шлем. Каждый раз, когда Зигфрид моргал, он чувствовал тяжесть засохшей на ресницах крови. Но сейчас он даже не задумывался о том, каким образом кровь дракона могла повлиять на его раны. У юноши было одно желание — срочно выкупаться в первом же ручье, который встретится на его пути.

Делать ему тут было нечего, так что он развернулся и уже собрался идти в Вормс.

Однако Нотунг вдруг напрягся, повис в воздухе, а затем стал тащить его в другом направлении — не сильно, но настойчиво, будто хотел напомнить Зигфриду о чем-то забытом.

Зигфрид был настолько грязным и уставшим, что даже мысли не допускал о каких-либо новых подвигах. Что бы ни случилось в лесу, пусть оно подождет его. Зигфрид сделал три шага, но Нотунг упорно висел в воздухе, не двигаясь с места.

— Зиии… фриии…

Опять. Этот шепот из леса!

Зигфрид обернулся, пытаясь справиться с болью.

— Зиии… фриии…

— Кто зовет меня по имени? Покажись! — Юноша поднял меч, как будто пытаясь разогнать собравшихся противников. Но противников не было — значит, не могло быть и победы.

Все вокруг него поплыло, и Зигфриду пришлось опереться на Нотунг, чтобы не упасть на колени. День сменялся ночью до невозможности быстро, а стволы деревьев кружились в бешеном танце.

— Победа за Зииигфрииидом…

Шипящие голоса становились тем отчетливее, чем больше расплывалась реальность пространства и времени вокруг Зигфрида. Юноша догадывался, что ощущения обманывают его, что он просто невероятно устал.

— Возвращайся домой… Ты заслужил свою награду…

На эти слова отреагировал и Нотунг, но вместо того чтобы повести своего хозяина в надежное место, он потащил его к пещере.

— Я… хочу… — слабым голосом пробормотал воин, превратившийся в послушный мячик, которым перебрасывались волшебные силы, стоявшие за мечом и лесом и теперь вступившие в противоборство.

— Возвращайся домой… к Кримгильде…

У Зигфрида перед глазами возник образ принцессы, и он, поднатужившись, потянул меч за собой. Он выполнил свое обещание, а для всего остального еще найдется время в его жизни.

— Вот таак… прааавильно… иди… домой…

И тут в голове Зигфрида зародилась неожиданная мыслишка, заставившая его усомниться. Мыслишка постепенно переросла в мысль, которая своими уколами мучила его сознание. Мысль по-прежнему была крохотной, слишком слабой, чтобы победить искушение уйти из этого мрачного места. Но мысль не сдавалась, она превратилась в предчувствие, сомнение.

— Не огляяядывайся…

Зигфрид мучился от противоречивости нахлынувших на него чувств. Странное шипение, чужие голоса, доносившиеся из леса, хотели, чтобы он ушел. Нотунг же, его наследство и верный слуга, настаивал, чтобы он остался.

— Поторопииись…

Зигфрид вспомнил слова Регина: нужно идти за мечом, использовать его энергию. И он повернулся, следуя требованию Нотунга.

Каждый шаг по направлению к норе доставлял Зигфриду все большую боль. Его ноги, казалось, горели, легкие сжимала рука каких-то богов, а мерцание огней перед глазами напоминало кинжалы, вонзавшиеся ему в голову. Голоса теперь звучали еще неистовее, выражая свое недовольство.

— Вернииись… вернииись!

Казалось, Зигфриду приходится бороться с невидимой бурей, но сбитый с толку разум заставляет его плестись за мечом. Он раз за разом спотыкался и падал, но упрямо продолжал идти. Его целью была искушающая тьма логова Фафнира.

— Уходи как герой! Или умри как дурак!

— Так покажите ваши лица, ведь я их не вижу! — с трудом выдавил из себя Зигфрид. — Вы не можете испугать победителя дракона! Мой путь — это мое право!

Как только он вошел в логово дракона, в голове внезапно прояснилось и пространство вокруг вновь приобрело прежние формы. Голоса исчезли.

Зигфрид прислонился лбом к холодному влажному камню, пытаясь восстановить силы и привести в порядок мысли. Он сплюнул и увидел кровь. Ему было ясно, что Фафнир был чудовищем из волшебного мира, созданным темными силами, блуждавшими между мирами. Но лишь сейчас он начал осознавать опасность этих сил. Дракон был материален, он состоял из плоти и крови, и с этим чудовищем можно было помериться силами. А вот странные голоса, игравшие с его разумом, — это нечто другое, их нельзя разрубить мечом или ударить молотом. Зигфрид, конечно, пытался противостоять им, но победить их не мог.

Однако теперь они молчали.

Возможно, подумал Зигфрид, голосам мешали стены каменистого логова дракона. Он осторожно погрузился в темноту пещеры. Хотя Зигфрид за этот день успел повидать немало чудес, в логове его ждало еще больше удивительного. Там не было факелов, туда не проникали лучи солнца, но Зигфрид все же видел голые стены и даже драконью чешую, отпавшую во время боя. Чешуя была разбросана по земле, словно черные листья липы.

Это был не свет. Но и не тьма.

Юноша переложил меч из правой руки в левую и в этот момент вспомнил о том, что вывихнул эту руку, упав с Фафнира. Он ожидал, что не удержит Нотунг и выронит его на землю, но, к его изумлению, левая рука была не менее ловкой и сильной, чем правая.

Он выпрямился, напряг спину, проверил суставы. У него не было боли! Ни плечи, ни израненные ноги не болели!

Довольный этим подарком богов, Зигфрид пошел дальше. Широкий туннель вел вниз, вглубь холма, время от времени изгибаясь влево и вправо, так что трудно было определить его протяженность.

Наконец стало светлее, и яркий свет усилил волшебное мерцание этого чужого мира. Там что-то сияло, напоминая отблески костра в красном вине.

Проход закончился сводом, который был выше крепостных стен Вормса. Это помещение казалось настолько огромным, что Фафнир наверняка вытягивался здесь во всю длину, не касаясь гладких стен. Зигфрид даже не сомневался, что дракон, находясь в пещере, мог бы подняться в воздух и летать. Воин почтительно опустил Нотунг, и, когда кончик меча коснулся земли, звон эхом отразился от стен.

Однако больше всего Зигфрида поразил не сам свод. Его поразило золото.

Монеты и цепочки. Нешлифованные самородки и большие золотые мечи. Диадемы с драгоценными камнями, отполированные так, что в них можно было смотреться. Золотистые ткани, блюда и кубки. Все было в полнейшем беспорядке и валялось повсюду, образуя холмы и долины. В некоторых местах сокровища возвышались горами, достигавшими человеческого роста, но нигде не было видно и полоски чистой земли. Стены отражали блеск сокровищ, как золотая вода.

Под ногами Зигфрида что-то захрустело и зазвенело, когда он осторожно приблизился к сокровищам, лежавшим перед ним. Его взгляд испуганно метался, а руки не знали, что хватать первым.

И все же сейчас сердце Зигфрида заполонила не жадность, а понимание.

Он отправился в лес, мечтая доказать Кримгильде, что станет героем. Он победил дракона, чтобы его признали при бургундском дворе. Но с помощью одного лишь героизма нельзя разбогатеть, купить войско, отвоевать собственное королевство. Для этого нужно золото.

Юноша заметил, что прямо в центре зала был фонтан, тоже сделанный из золота. Круглый фонтан был Зигфриду по колено, и в нем соблазнительно поблескивала вода. В центре фонтана стоял каменный пьедестал, на котором лежали два предмета.

Зигфрид подошел поближе, стараясь не поскользнуться на золоте. Мысли лихорадочно метались в поисках ответа. Что это? Тайная сокровищница римлян, заложенная в те времена, когда им пришлось бежать, оставив всю добычу здесь? А может, это сокровища племен, которые населяли здешние леса до прихода римлян, и Фафнир был их стражем?

При виде всего этого великолепия Зигфрид вдруг осознал, какой он грязный. Юноша положил Нотунг на край фонтана и ступил в прохладную воду. Он почувствовал свежесть, на которую так надеялся, а вместе с ней — силу и радость жизни. Зигфрид яростно смывал с себя драконью кровь, а когда он осторожно провел руками по икрам, то обнаружил, что его кожа стала белой и безупречной: бесчисленные порезы от острой чешуи Фафнира зажили, не оставив ни шрамов, ни ран. Очевидно, кровь дракона обладала целительной силой. Зигфрид подумал о том, не следует ли ему наполнить золотые кубки животворной кровью, чтобы преподнести их Гунтеру в подарок, но отбросил эту мысль: с одной стороны, христиане плохо относились к древним магическим силам, с другой, будет достаточно сложно отнести кровь назад, в Бургундию. Зигфрид полностью смыл с себя драконью кровь и сбросил с левой лопатки прилипшую чешуйку. Вода в фонтане немного помутнела.

Выпрямившись, он взглянул на золотые предметы, лежавшие на пьедестале. Даже в окружении всего великолепия сокровищ они казались уникальными, изящными и внушающими благоговение.

На возвышении поблескивал золотой шлем. Он был так изумительно выкован, что его крестообразная верхушка казалась не толще листа бумаги. Благородный металл почти просвечивался, а по краям его украшали странные символы, нанесенные очень тонко. Филигранно выкованный шлем явно не предназначался для битв, но вызывал восторг и уважение.

Рядом с ним лежало кольцо. Лишенное всякой помпезности, оно было таким же изящным в своей простоте, как и шлем. Идеально отлитое украшение состояло из двух переплетающихся полосок, одна из которых была немного темнее. От него исходили такие переливы света, что казалось, будто оно двигалось в собственном блеске. Зигфрид почувствовал себя настолько же ослепленным, как и в тот момент, когда впервые увидел Кримгильду. Он протянул к предметам влажную руку.

— Нет… нет… нет!!!

Голоса внезапно вернулись, отчетливые и резкие. Они эхом отдавались от стен, заставляя золото дрожать, а воду в фонтане пениться.

— Не бери то, что не принадлежит тебе!

Зигфрид, погрузившийся в воду, на мгновение замер.

— Кто вы? Как вы смеете отказывать мне в том, что я добыл в честном бою?

— Ты добыл лишь голову дракона…

— И все, что я обнаружил в его владениях!

— Не бери то, что не принадлежит тебе!

Зигфрид чувствовал нарастающее раздражение, оттого что за ним кто-то наблюдает, в то время как он сам не мог увидеть своего противника. Он потянулся за Нотунгом, но понял, что это вряд ли поможет.

— Я — Зигфрид, — сказал он так, словно это все объясняло.

— …из Ксантена.

Очевидно, волшебные силы, действующие тут, читали его мысли или же обладали невероятной мудростью.

— Я заработал это золото, и оно поможет мне отвоевать мое королевство!

— Золото отберет то, что даст.

— И что это значит?

— Не бери то, что тебе не принадлежит!

Зигфрид догадывался, что бестелесные существа не хотели выдавать ему истинных причин своих настойчивых действий. Юноша в ярости схватил шлем и кольцо и вышел из фонтана.

— Он берет то, что ему не принадлежит!!!

Чтобы взять Нотунг, Зигфриду нужно было освободить руку, поэтому он решительно надел шлем на голову. На мгновение стало немного щекотно. Схватив меч, он поднял его вверх, но в тот же миг понял, что Нотунг словно бы повис на невидимых нитях! И все же Зигфрид продолжал ощущать пальцами мягкую кожу на рукояти меча.

Иллюзия? Попытка голосов запугать его? Он оглянулся, а затем, прищурив глаза, посмотрел на себя. Его тело превратилось в неясное мерцание, полупрозрачное стекло, воду без сосуда.

Он стал… невидимым?!

Юноша в испуге сжал рукоять меча, приготовившись к нападению, от которого следовало защищаться. Как туман на солнце, так и Нотунг неожиданно растворился в воздухе, но Зигфрид продолжал ощущать его вес в руке.

— Он использует то, что ему не принадлежит!

Голоса стали звучать резче и раздраженнее. Неужели он позарился на то, что ему действительно не может принадлежать? Зигфрид попытался вникнуть в смысл этих слов. Он ведь только надел шлем… Помедлив, молодой воин снял с головы золотой шлем, и в то же мгновение, словно вспышка огня, в золоте появилось отражение его тела.

Зигфрид взглянул на трофей, который держал в руке.

— Этот шлем может скрыть меня от взоров врагов! Да он дороже золота!

— Сокровище нибелунгов никому не приносит счастья.

— Нибелунгов? Это вы нибелунги? — громко воскликнул Зигфрид. — Тогда послушайте меня, нибелунги! Победитель дракона имеет право на награду, и я не хочу, чтобы меня называли вором. Я возьму то, что мне нужно, и верну сокровище, когда благодаря ему стану королем Ксантена. Даю вам слово!

— Не бери то, что тебе не принадлежит!

Зигфрид устал от этих пустых слов и надел кольцо на мизинец левой руки. В отличие от шлема, кольцо не оказало на Зигфрида никакого магического воздействия. Ни секунды не сомневаясь в том, что ему не стоит прислушиваться к словам нибелунгов, молодой воин гордо потряс кулаком.

— Мое кольцо — моя власть! — воскликнул он. — Пока я не стану королем Ксантена!

— Теперь его будет вести неутолимая жажда…

Но Зигфрид больше не стал слушать голоса, предвещавшие несчастье. Он отложил шлем и Нотунг в сторону и отправился искать подходящее дерево, чтобы смастерить повозку, на которой он смог бы отвезти сокровища в Вормс.

— То, что он берет, ему никогда не удастся вернуть… Не удастся вернуть…

8

ГУНТЕР И ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД БУРЕЙ

В Вормсе было устроено пышное торжество. Улицы были празднично украшены, а за богато накрытыми столами с едой и напитками сидели все, кто хотел отпраздновать коронацию Гунтера. Замок открыл свои закрома, вино лилось рекой, а хлеба, рыбы и мяса было вдосталь. Повсюду распевали песни, насвистывали и наигрывали старые мелодии. На улицах даже устроили танцы. Скоморохи и пожиратели огня развлекали своими представлениями горожан, а дети, затаив дыхание, слушали сказки и легенды.

Даже погода благоприятствовала празднику: теплые солнечные лучи освещали счастливые лица.

Когда большой колокол прозвонил трижды, все угомонились, чтобы отправиться в церковь, где священник должен был провести обряд помазания принца на царство.

Народ остался на улице, терпеливо ожидая своего властителя, в то время как в церкви началась коронация. Ни звуки трубы, ни громкие овации не должны были сопровождать торжественный процесс: Гунтер настоял на скромной церемонии, помня об отце и брате.

Зигфрид услышал звон колоколов, когда уже подошел к городской стене. Он с удовлетворением отметил, что успел в срок, отведенный ему Хагеном. После купания в золотом фонтане в логове дракона он снова измазался, поскольку провел ночь в лесу, а затем шел через лес. Тело Зигфрида было покрыто грязью, пеплом и потом, от нехватки сна за последние два дня его глаза покраснели, но сердце юноши пело, а душу переполняла гордость.

Улицы, по которым он тащил свой груз на скрепленных палках, были пустынны, так как весь народ собрался у церкви. Неподалеку от храма, где проходила коронация, толпились жители Вормса, которые надеялись хоть одним глазком посмотреть на только что коронованного короля страны, когда тот будет возвращаться в замок.

Грохот от тяжелой ноши, которую Зигфрид забросал землей, привлек внимание некоторых горожан. Повернув голову и проводив его удивленными взглядами, они дали ему пройти. Окруженный морем голосов, чем-то напоминавших голоса нибелунгов, Зигфрид радостно тащил свою ношу к парадному входу в церковь.

Он еще не достиг передних рядов, когда колокола зазвонили снова.

Теперь это был радостный звон: короля Гунтера короновали!

Дверь церкви медленно открылась, и Гунтер в изящной короне своей династии вышел к народу и остановился на ступенях. В толпе началось ликование; люди размахивали флагами и бросали на ветер цветочные лепестки, которые сразу же закружились в воздухе.

За Гунтером, взявшись за руки, шли Кримгильда и Гернот. Они были роскошно одеты, а их лица светились радостными улыбками. К счастью примешивалось и чувство облегчения, оттого что в это мрачное время нашелся повод для светлых мыслей.

Хаген ждал их возле церкви, которая не предназначалась для его богов. Он тоже был доволен, видя, как веселится толпа. Сейчас в городе не было недругов Гунтера, злословивших в его адрес в тавернах и у семейного очага. Конечно, для замка коронация обошлась в копеечку, но угощение было приготовлено великолепное, и благодаря сытому желудку сердца горожан переполняла радость.

Зигфрид замер, дожидаясь подходящего момента. Он собирался сделать лучший день своей жизни лучшим днем в истории Бургундии.

Гунтер поднял руку и потребовал тишины. Толпа постепенно успокоилась, и король обратился с первыми словами к народу.

— Мужчины и женщины Вормса! — начал он. — Я благодарю вас за то, что вы так искренне выражаете свою радость. В это тяжелое время я постараюсь быть хорошим королем.

Толпа разразилась бурной овацией в ответ на это заявление. Гунтер немного подождал, собираясь говорить дальше, но ему ничего не удалось сказать, так как его перебил знакомый голос, громкий и уверенный. Он звучал из уст грязного оборванца, притащившего с собой кучу земли на обугленных палках.

— Тяжелые времена? Я с этим не согласен!

Солдаты, воспринявшие подобное поведение как хамство, собрались арестовать нарушителя спокойствия, в то время как горожане принялись переговариваться, удивленно посматривая на Хагена, который резким движением руки заставил всех успокоиться.

Через мгновение Гунтер узнал кузнеца, который обычно выглядел намного опрятнее.

— Зигфрид!

Гернот почувствовал, как Кримгильда вцепилась в его руку, словно боялась упасть в обморок.

В воздухе повисла напряженная тишина, которую Зигфрид с удовольствием нарушил.

— О мой король, зачем говорить о тяжелых временах? Неужели вы не хотите править Бургундией во всем ее великолепии?

Ввиду всех забот и печалей, которые ожидали Гунтера, такой вопрос звучал провокационно, и откровенный ответ на него был невозможен.

— Зигфрид, я рад, что ты здоров, и с удовольствием послушаю твои истории при дворе, но…

Но Зигфрид и не думал о том, чтобы насладиться триумфом в обществе придворных. Сейчас, по его мнению, настал подходящий момент, не говоря уже о том, что и место было весьма подходящим, чтобы объявить радостную весть. Люди веселились от души, и сын короля Ксантена собирался еще больше распалить их веселье! Хаген кивнул, и солдаты стали медленно двигаться по направлению к Зигфриду, который не обращал на них никакого внимания. Он нагнулся и глубоко погрузил руки в землю, чтобы ухватиться за спрятанный там трофей.

Резким движением он вскинул руки вверх, земля посыпалась вниз, и все увидели искалеченную голову Фафнира.

Вряд ли реакция была бы сильнее, если бы дракон сам прилетел в город. Дети завизжали, женщины одна за другой упали в обморок, и даже самые сильные из мужчин испуганно отшатнулись. Те, кто симпатизировал христианской вере, перекрестились. Солдаты тоже замерли.

Зигфрид медленно развернулся, гордо демонстрируя голову дракона, а затем швырнул ее к ногам короля. Толпа, охваченная паникой, бросилась врассыпную. Кости и чешуя ударились о камни. Мертвая, холодная, беззащитная голова, чуть прокатившись, остановилась.

— Королевству Гунтера больше не нужно бояться огнедышащего Фафнира!

Некоторые из горожан начали выкрикивать имя сына короля, бывшего для них кузнецом. Все больше и больше голосов присоединялись к этому скандированию — страх быстро уступил место восторгу. Двое храбрых мужчин подхватили голову чудовища и понесли ее через толпу в знак спасения от смертоносного дракона.

Зигфрид взглянул на Кримгильду и увидел ее улыбку. Эта улыбка и была той наградой, на которую он рассчитывал. Но улыбку девушки заметили и Хаген с Гунтером.


Прием в замке был не менее восторженным, когда Зигфрид и члены королевской семьи собрались в тронном зале. По просьбе Зигфрида голову дракона снова положили на деревянный настил и три солдата притащили ее в зал.

В зале, где, собственно, и планировалось празднование коронации короля, молодой герой снова и снова рассказывал о чудесной победе над Фафниром. Ему было жаль, что Кримгильда не слышит этого, но ее присутствие было бы недостойно принцессы, ведь в порыве чувств мужчины частенько пользовались грубыми словами и жестами. Вскоре пиво и медовуха начали оказывать свое воздействие.

Единственным, чье холодное сердце не могло открыться всеобщей радости, был Хаген. Он видел восторг, с которым Зигфрида хлопали по плечам, и уважение, светившееся в глазах вассалов. Они, конечно, не забывали о своем короле, но слишком уж, как считал советник, восхищались героем, победившим Фафнира. Гунтер, казалось, был рад, что может назвать сына Зигмунда из Ксантена своим другом. На глазах у старого советника происходило смещение равновесия власти, создавались новые альянсы, возникали новые опасности в связи с ошибками, которые были допущены прежними поколениями.

Хаген решил пока не подавать виду, что он недоволен, и позволить событиям в замке развиваться своим чередом.

Ему нужен был тщательный план, чтобы не утратить своего влияния при дворе.

Хагену, конечно, следовало бы попрощаться со своим королем, но из-за всеобщего оживления никто ничего не заметил, и он медленно поднялся по деревянной лестнице наверх, собираясь отправиться в свои покои. Он очень удивился, увидев на ступенях дочь, которая с явной скукой наблюдала за происходящим.

— С каких это пор тебя привлекает запах жареной свинины и крепкой медовухи? — спросил он.

Хаген знал ответ на этот вопрос, но не собирался провоцировать Эльзу. Она была не менее упряма, чем ее рано умершая мать, и точно так же старалась избегать ссор, но при этом поступала по своему усмотрению. Это свойство Хаген презирал, и оно всегда омрачало сначала его любовь к жене, а затем и к дочери.

— Меня привлекает история кузнеца, который пошел убивать дракона и победил его, избавив народ от страданий, — пробормотала Эльза.

— Очевидно, этот дракон был слишком глуп, раз позволил убить себя неопытному кузнецу, — ворчливо заметил Хаген.

Эльза удивленно взглянула на него.

— Ты боишься Зигфрида и его влияния в Бургундии?

— Великий поступок еще не делает человека великим, и если я вижу опасность, это не означает, что я боюсь ее.

— Как простой кузнец может быть опасен тебе или королю? — спросила она.

Хаген присел рядом с дочерью, чтобы веселившаяся компания его не видела.

— Вчера он был кузнецом, а сегодня стал героем. Но, поскольку я собираюсь контролировать его поступки, мне нужно считаться с тем, что он может стать кем-то еще.

Эльза попыталась понять настроение отца, но тот хорошо умел скрывать свои чувства.


Празднество затянулось до утра, на улице уже начало светать. Гунтер и Зигфрид, охмелевшие, возбужденные вином, сидели друг против друга. Все остальные уже легли спать.

Король устало поднял свой кубок.

— Что ж, думаю, можно отказаться от обещанных мною уроков фехтования.

Зигфрид рассмеялся.

— Дуракам везет. Если бы рядом со мной находился такой воин, как вы, то победить Фафнира было бы намного легче.

Гунтер посерьезнел.

— Может, я и король, но не воин, и могилы моего отца и брата — лучшее тому подтверждение.

Зигфрид отправил в рот кусок холодного мяса.

— Регин сказал бы сейчас, что воин всегда несчастен, поскольку только войны наполняют его жизнь радостью. Поэтому радуйтесь, что ваше счастье состоит в покое.

— А твое счастье, мой дорогой Зигфрид? Я не могу позволить тебе работать кузнецом, а из комнаты в подвале тебе придется переехать в комнату с кроватью и слугами. Я настаиваю на этом: Бургундия чтит своих героев.

Зигфрид отмахнулся.

— Мне не нужны мягкие подушки и пустая праздность. Моя жажда крови утолена, но не жажда справедливости.

Гунтер догадывался, куда клонит Зигфрид, и, хотя король предпочел бы обсуждать это днем и на трезвую голову, он все же не видел причин затягивать с этим разговором.

— Что ж, говори, сын Ксантена. Будучи принцем, я дал тебе обещание. Теперь, став королем, я хочу выполнить его, насколько смогу. Так что давай, не молчи, ведь сегодня мои уши свободны от болтовни советников и просителей.

Зигфрид откинулся на стуле, положив ноги на край стола, и глубоко вздохнул, еще раз обдумывая просьбу. Его мысли были заняты этим все время, пока он тащил свою ношу в Вормс.

Гунтер и Хаген знали, что он наследник Ксантена. Едва ли они могли отказать в руке принцессы спасителю Бургундии. Но молодой воин мечтал о большем. Он хотел сдержать свое слово и посвататься к принцессе героем и королем, тем более что победа над Фафниром дала ему новые возможности.

Настало время объясниться.

— Я прожил жизнь кузнецом и простым человеком, — начал Зигфрид. — Но с тех пор как я узнал, что в моих жилах течет королевская кровь и я — наследный принц Ксантена, моя душа не может успокоиться.

— Я сделаю все, чтобы ты взошел на свой трон, — горячо заверил его Гунтер.

— Так давайте же выступим против Хъялмара! — воскликнул Зигфрид. — Победим его в битве и исполним предначертания судьбы!

Гунтер, сделавший в этот момент глоток красного вина, чуть не поперхнулся. Он взглянул на Зигфрида так, словно тот обезумел во время боя с драконом, и спросил:

— Бургундия должна напасть на Данию и Ксантен?

Зигфрид перегнулся через стол и сказал заговорщическим тоном:

— Ксантен вряд ли будет хранить верность человеку, захватившему престол. К тому же я не хочу кровопролитного сражения.

Гунтер внезапно протрезвел, лишившись приятного опьянения. Он рассердился, осознав, что советник Хаген был прав в своем предположении.

— Королевство, за благополучие которого я отвечаю, не может противостоять в битве ни датчанам, ни франкам. Кроме того, его могут завоевать гунны или саксы. Нам не хватает ни оружия, ни солдат.

Зигфрид взглянул на Гунтера так, словно тот болтал какую-то чушь. В глазах юноши горела жажда действий.

— Я не прошу о битве. Я прошу лишь о военном выступлении. А проблема с деньгами больше не должна заботить вас.

Гунтер грохнул кубком о стол.

— Хватит темнить, Зигфрид! Если ты просишь меня о чем-то, то говори об этом прямо, без намеков!

Поднявшись из-за стола, Зигфрид подошел к голове Фафнира, лежавшей возле входа, где ее оставили солдаты, и небрежно отбросил в сторону «подарок», который уже сыграл свою роль. Он стал частью прошлого, в отличие от кучи земли у входа в зал, от которой до сих пор поднималось зловоние, — в ней скрывалось будущее. Под нетерпеливым взором Гунтера Зигфрид втащил в центр зала сделанную им в лесу деревянную повозку.

— Я не хочу втягивать Бургундию в войну, которая заберет жизни многих, но я не могу просто прийти ко двору Хъялмара и потребовать назад свое королевство. За меня должна вступиться какая-то королевская династия. — Зигфрид просунул обе ладони под корявые палки и поднял повозку. — Если Бургундия мне поможет, ее войско получит золотые копья!

Он резко опрокинул повозку, сбросив землю на пол, и между темными комьями заблестело золото. Раздался звон металла, когда монеты и ювелирные изделия посыпались на пол. Зигфрид смог привезти на своей повозке не так много, но все же это было больше, чем стоил наем целого войска. Больше, чем многие королевства имели в своей казне на данный момент.

Гунтер встал и подошел поближе. Пытаясь взять себя в руки, король перекрестился.

— Откуда у тебя сокровища?

Зигфрид решил оставить подробности при себе, пока остальное золото находилось в логове дракона.

— Эти сокровища из древних времен. Я обнаружил их по пути совершенно случайно. Я не только победил дракона, я смогу компенсировать ущерб, нанесенный Фафниром жителям Бургундии. Станет ли народ, гордо подняв голову, рядом со мной, если его король прикажет ему это сделать?

Гунтер совершенно по-новому взглянул на своего друга.

— Под наши знамена станут наемники из всех королевств, и Хъялмару придется встретиться с наследником Ксантена на поле боя, где он увидит тысячи обнаженных мечей.

Они пожали друг другу руки, скрепив таким образом священный союз, словно клялись на крови.


Регин не пришел ни на коронацию, ни на трапезу. Будущее, которое он предвидел, не давало ему повода для веселья. Он по-прежнему проводил свои дни, шлифуя мечи и выпрямляя доспехи молотом. Конечно же, он слышал о возвращении Зигфрида, поскольку весь двор только об этом и говорил, жужжа, словно рой пчел, сбивчиво и непонятно. Он отдыхал на лежанке, когда его воспитанник вошел в отведенную им комнатку. В маленькое окно уже проникли первые лучи солнца, так что Регин даже мог различить черты лица своего приемного сына. Кузнец выпрямился, но не удостоил нового героя Бургундии особо теплой встречей.

— Ага, вернулся наконец, — только и сказал Регин.

Зигфрид, удивленный столь холодным приемом после целого дня всеобщего ликования и восхищения, устало опустился на свою лежанку.

— Я сумел это сделать, Регин. Дракон погиб от моего меча.

— Да, я слышал, — проворчал Регин. — И эта победа превратила тебя в другого человека, который требует власти и уважения. Требует свое королевство.

Зигфрид не был уверен, говорит ли он с наставником на одном и том же языке.

— Разве не ты всю мою жизнь скрывал от меня правду? Как ты можешь завидовать тому, что является моим правом?

Регин опустил ноги на пол и уставился на кончики своих пальцев, будто те знали ответы на вопросы.

— Завидовать? Зигфрид, ты воспринимаешь смерть Фафнира как триумф, а я думаю о гибели дракона как об искре, от которой разгорится пламя. Мне не нужно стоять под дверью и подслушивать, чтобы знать о предстоящей войне, на которую отправится войско Бургундии.

— Но ведь это во имя справедливости! — решительно воскликнул Зигфрид.

Регин печально покачал головой.

— Справедливости? Почему каждый позволяет себе скрывать свою жажду власти и богатства под маской справедливости? Ты был кузнецом, и неужели это менее справедливо и хуже для тебя, чем необходимость взвалить на себя обязанность восседать на троне Ксантена?

— Но мой народ… — запротестовал Зигфрид.

— …даже не знает, как тебя зовут, — грубо перебил его Регин. — Если народ захочет поднять восстание, он сделает это, и тогда уж Хъялмар заплатит за все его страдания собственной кровью. Королевству не нужен Зигфрид, это Зигфриду нужно королевство. И корона. И Кримгильда.

Слишком большое количество выпитого вина сделало язык Зигфрида вялым, и юноша не мог спорить с Регином.

— Меня ведет любовь, а не жажда власти.

Резким движением старый кузнец схватил воспитанника за левое запястье и поднял вверх его пальцы. Кости, неправильно сросшиеся после борьбы с Брюнгильдой, заболели, а кольцо блеснуло в лучах утреннего солнца.

— Золото нибелунгов может помочь тебе, но проклятие, лежащее на сокровищах, будет предопределять твои цели.

— Ты знаешь о нибелунгах? — опешил Зигфрид.

Регин отпустил его руку и, обессиленный, сел на лежанку.

— Я надеялся, что мне никогда больше не придется произносить это слово. То, что теперь проклятие нибелунгов вершит человеческую историю, не закончится добром.

Зигфрид удивленно взглянул на кольцо.

— А вдруг это моя судьба?

— Ты стал рабом. А лучший раб — это тот, который думает, что сам распоряжается своей судьбой, но при этом выполняет приказ господина.

Зигфрид рассерженно посмотрел на Регина и улегся, пытаясь заснуть. Кузнец ошибается, думал юноша, в этом нет никаких сомнений. Завтра же по приказу короля он переедет в новую комнату, где будет жить один, освободившись от опеки Регина. Юноша осторожно почесал рукой место на спине, все еще зудевшее после встречи с Фафниром. Взглянув на ногти, он увидел под ними запекшуюся кровь.

Наконец Зигфрид уснул. Ему снилась гроза и боги.


— Да я лучше покончу жизнь самоубийством, чем позволю ради меня посылать жителей Бургундии на войну! — вот уже в десятый раз крикнула Кримгильда.

Гунтер потер пульсирующие виски, с трудом пытаясь собраться с мыслями.

— Сестренка, милая, королевства уничтожались по меньшим поводам, чем завоевание сердца женщины. Я сам, конечно, против военных столкновений, но как бы то ни было, Зигфрид заслужил, чтобы мы его поддержали, оказав честь герою.

Но принцесса продолжала бегать перед троном и возмущаться.

— Ты хочешь нарушить мир, чтобы он стал королем и попросил моей руки? — вопрошала она. — Не бывать этому! Передай Зигфриду, что я готова выйти замуж за законного наследника трона Ксантена, но не за героя войны, который преподнесет мне гору трупов в качестве свадебного подарка.

Гунтер встал с трона.

— Зигфрид предлагает нам много золота, благодаря которому мы можем обеспечить благосостояние народа Бургундии, позаботившись не только о солдатах, но и о женщинах, детях, стариках и больных. Кроме того, требования принца Ксантена справедливы, и я не вижу ничего плохого в том, чтобы помочь ему осуществить намеченный им план.

Принцессе было не к лицу скандалить, к тому же это было не в ее стиле, так что она, обуреваемая яростью, просто выбежала из тронного зала, не сказав больше ни слова.

Хаген повернулся к королю.

— Я, конечно же, поддерживаю войну против Хъялмара хотя бы для того, чтобы предотвратить нападение на нашу страну, — начал советник. — Но мне кажется, что король Бургундии не должен ехать на поле боя, как какой-нибудь вассал. Могут возникнуть вопросы, кто же главный при дворе Бургундии.

Гунтер, у которого после вчерашней ночи сильно болела голова, поднял руку в знак протеста.

— Зигфрид убеждал меня в том, что до сражения дело не дойдет. А мой народ, который очень обязан Зигфриду, наверняка сможет лучше выразить свою любовь к нему, чем моя сестра.

Хаген, разочарованный тем, что пропустил вчерашний разговор Гунтера и Зигфрида, повысил голос:

— А если Хъялмар на поле боя отрубит вам голову, что тогда будут стоить все заверения Зигфрида?

— Благодаря золоту мы укрепим наше войско наемниками и сравняемся в силах с Данией, — прорычал Гунтер. — Бургундия слишком долго страдала от дракона и нехватки оружия. А теперь, когда мы наконец стали хозяевами собственной судьбы, пришло время искать новые альянсы, заключать союзы и, как прежде, демонстрировать свою силу и военную мощь.

Хаген подавил презрительную усмешку, думая о том, что король пытается прикрыть свое неумение руководить страной героическими поступками.

— Война с Хъялмаром неизбежна, — продолжил советник с присущей ему настойчивостью. — Но зачем же открыто показывать всему миру, что мы поддерживаем Зигфрида? Если он погибнет от меча Хъялмара, то в дальнейшем нам придется вести войну в память о нем или же праздновать победу с его именем на устах. Организуйте нападение на короля Дании сами. Проявите мужество и силу.

Гунтер задумчиво потер подбородок.

— Это, конечно, веский довод, — согласился он. — Вряд ли Зигфрид будет протестовать, пока мы будем его поддерживать.

На тонких губах Хагена заиграла улыбка.

— Мы выиграем в любом случае — и если Зигфрид, как друг Бургундии, взойдет на трон, и если мы сами завоюем Данию и Ксантен.

Это была хорошая идея.

— Что ж, решено, — сказал Гунтер, энергично кивнув. — В ближайшие недели у нас будет много дел. Войско должно стать сильным и хорошо вооруженным, а народу необходимо прочувствовать новое благосостояние страны, чтобы симпатии людей были на нашей стороне, как и их сердца.

— Раз уж вы заговорили о сердцах… — начал Хаген, и король заметил, что ему нелегко говорить на эту тему. — Если Хъялмар умрет, а Зигфрид выживет, то он попросит руки Кримгильды. Мне кажется, следует уже сейчас начать подготовку к этому, чтобы не сделать короля Ксантена нашим врагом прежде, чем он наденет корону своей страны на голову.

— И что ты предлагаешь?

— Мы должны разослать во все королевства гонцов и сообщить, что Гунтер Бургундский ищет себе королеву.

Почесав затылок, король кивнул.

— Так странно, что мы должны планировать любовь и войну одновременно. Что ж, будем надеяться, что одно другому не помешает.


Зигфрид с удовольствием осмотрел новую комнату, которую ему предоставил король Гунтер. Конечно, она была не такой большой, как покои королевской династии, но все же не шла ни в какое сравнение с подвальным помещением, где уже много недель он жил вместе с Регином. Когда Зигфрид бросил на кровать вещевой мешок со своим скудным скарбом, из него выпал шлем. Юноша долго смотрел на волшебный предмет, и тот, как показалось Зигфриду, искушал его вступить на путь трусости и коварства. Зигфрид молча отложил шлем в сторону.

Потом он осмотрел одежду, которую сшили специально для героя, поскольку ему уже не нужно было проводить свои дни за наковальней. Зигфрид облачился в брюки из мягкой кожи, надел длинную белую рубашку, подпоясав ее роскошным широким поясом, украшенным металлическими заклепками.

Подойдя к окну, Зигфрид залюбовался замком. Он воспринимал Бургундию как свой дом и редко вспоминал о маленькой кузнице в лесу, в которой вырос. Чем больше укреплялось его положение при дворе, тем более естественным ему это казалось. Его душа вновь обрела спокойную уверенность в том, что он обязательно получит все, что ему причитается.

Зигфрид наблюдал за подготовкой к военному походу. Гонцы въезжали и выезжали из замка, в конюшнях не успевали менять лошадей. Ремесленники из Вормса — портные и сапожники — сновали туда-сюда, принимая заказы на одежду и ботинки. В самом воздухе чувствовалось напряженное ожидание. Это было время, наполненное жаждой действий и перемен.

Мужчины и женщины двора бегали, словно муравьи, тащившие свою добычу. Их разговоры были короткими, резкими и касались только будущего похода.

Эльза стояла на крепостной стене, наблюдая за происходящим с отвращением и ужасом. Вскоре зазвенят мечи, раздастся стук копыт, а трубы будут играть марши. Война. Она ненавидела это слово, казавшееся ей холодным и шершавым. Оно царапало язык, и от него першило в горле.

Кто-то подошел к ней сзади и осторожно опустил подбородок на левое плечо девушки. Чужая ладонь нежно коснулась ее бедра. Она не решалась обернуться, но боковым зрением увидела Гернота, прижавшегося к ней щекой. Он тоже смотрел во двор.

— Тебя, вероятно, все это пугает, как и меня?

Девушка кивнула, пытаясь успокоить бешеное биение своего сердца.

— Я смотрю на их лица и вижу кровь, которая вскоре будет стекать в их мертвые глаза.

Он положил вторую руку на ее бедро и развернул девушку к себе.

— И у меня?

Эльза лихорадочно подыскивала слова, стараясь не смотреть в ясные глаза принца.

— Вы… вы собираетесь участвовать в военном походе против Дании?

Гернот кивнул.

— По закону в поход идут король и наследник трона. Кримгильда старше меня, но она женщина и не должна поднимать меч.

Дочь Хагена побледнела, ее нежное лицо осунулось, и Гернот осторожно подхватил ее под руку.

— Что с тобой?

Она покачала головой и оперлась правой рукой о стену.

— Вы… пойдете на войну?

Принц улыбнулся, пытаясь подбодрить ее.

— Брат обещает мне, что мы не станем обнажать оружие. И я надеюсь на это, ведь, скорее всего, если мне дадут меч, я сам же об него и поранюсь.

Эльза чувствовала себя глупо из-за того, что поддалась панике.

— Простите меня, мой принц. Мысли о войне пугают меня. От смущения она уставилась в пол, и Гернот осторожно взял ее за подбородок.

— Я могу надеяться, что твои заботы связаны со мной и что мое возвращение освободит тебя от них?

— Вы хотите моего благословения и молитв о счастливом возвращении? — спросила она. — Но разве Кримгильда не…

— Молитвы Кримгильды будут дарованы молодому кузнецу, который явно завладел ее сердцем, — прошептал Гернот.

— Я не молюсь, — призналась Эльза, и от этих слов ей самой стало больно. — Этого обещания я вам дать не могу.

Он глубоко вдохнул.

— Что ж, тогда, возможно… твои наилучшие пожелания? Она с надеждой посмотрела на него, чувствуя себя более уверенно.

— Я буду и дальше готовить для вас суп. Каждый вечер. До вашего возвращения. Если понадобится, до конца моей жизни.

Они обменялись взглядами, и это был, вероятно, самый знаменательный момент их встречи, свидетелями которого стали стены бургундского замка.


Лоренс был стар, но его кровь по-прежнему бешено кипела при виде подготовки к войне, охватившей всю Бургундию. Запах войны витал в воздухе — войны, которая началась почти двадцать лет назад и теперь должна была закончиться победой Ксантена. Правление Хъялмара воспринималось Лоренсом как преходящее неудобство, смутный день славной истории королевства на Нижнем Рейне. Лоренса не интересовали гунны и бургунды, саксы и франки. Они служили лишь средством, благодаря которому необходимо было посадить Зигфрида на трон.

Все и так тянулось слишком долго. Этот дурак Регин чуть было не лишил Зигфрида его наследного права, и только счастливое стечение обстоятельств привело к тому, что юноша с помощью Бургундии мог пойти войной на Хъялмара и отвоевать все, что ему принадлежит.

Лоренс с аппетитом откусил от сочного яблока, купленного на рынке в Вормсе, и, погрузившись в собственные мысли, обошел деревянные трапы, разложенные на берегу Рейна в ожидании кораблей, на которые должны были грузить товары. Через какое-то время он почувствовал под ногами песок и гравий, а потом траву. Когда голоса и звуки города стали тише, старый воин направился к оговоренному заранее месту встречи в лесу.

Регин сидел на стволе поваленного дерева.

— Надеюсь, ты недолго меня ждал.

Кузнец покачал головой.

— Долг не знает времени.

Лоренс даже не попытался понять смысл слов этого коренастого человечка.

— Ты должен радоваться. Если боги позволят, то Зигфрид скоро взойдет на трон своего отца и осуществится план, который мы придумали до его рождения.

Покачав головой, Регин встал и иронично улыбнулся.

— Ты никогда этого не понимал, не понимаешь и сейчас. Это был не наш план. Это был твой план. Возможно, это станет планом Зигмунда. Но поверь мне, ни Зиглинда, ни я никогда его не одобряли.

Лоренс почесал культю левой руки, и его лицо, покрытое шрамами, исказилось в презрительной гримасе.

— В таком случае вас можно считать предателями, — заявил старый воин. — Предателями Зигфрида и Ксантена. Если бы я воспитывал Зигфрида, то он сам зарубил бы вас мечом за эти слова.

Регин, сохраняя спокойствие, подошел поближе к Лоренсу.

— Если бы ты его воспитывал, он не дожил бы и до юных лет.

— Что ж, можешь утешать себя по вечерам, упиваясь своей ложью и тем, что твоя совесть позволяет тебе спокойно спать, — прорычал Лоренс. — Но король Зигмунд сам выбрал тебя для того, чтобы ты подготовил его сына к священному дню, когда кровь мести окропит клинок Нотунга. Что ты скажешь, когда увидишь триумф законного короля?

Регин пожал плечами:

— Я этого не увижу. Я не хотел видеть падения Ксантена, а теперь не хочу стать свидетелем падения Бургундии. Я не увижу этого. Как, впрочем, и ты, мой старый друг.

Лоренс не успел заметить ни узкого кинжала, ни быстрого движения, которым Регин воткнул ему этот кинжал меж ребер. Воин замер на мгновение, с удивлением и в то же время с неожиданным облегчением.

— Достойная смерть… воина, — произнес он, и из его рта вытекла струйка крови.

Регин положил ему руку на грудь.

— Ты не должен был говорить ни Зигфриду, ни Гунтеру, чья кровь течет в жилах мальчика. То, что близится, еще можно было предотвратить.

Он оттолкнул от себя мертвого Лоренса, выдернув кинжал из раны, и труп упал на землю. Место, выбранное Регином, было глухим, и кузнец рассчитывал, что здесь его никто не найдет. Он вытер клинок о траву.


Зигфрид пытался уснуть, но чем ближе был день похода, тем беспокойнее становилась его душа и тем больше дрожали от волнения руки. Он тайно проводил вечера в лесу, ударяя Нотунгом по стволам деревьев, иногда даже срубая их при этом. Его тело жадно вбирало в себя силу, и укротить эту силу было невозможно.

Он лежал одетым на кровати, снова и снова прокручивая в голове сцену своей встречи с Хъялмаром. Юноша представлял себе поединок, который вернет ему трон Ксантена. Его нетерпение было настолько огромным, что ему хотелось как можно быстрее бежать в Данию и вызвать короля на бой.

Подготовка к войне шла полным ходом. В Бургундию прибывали наемники, сотни наемников. Среди них были гунны, персы и когорты бывших римских легионов. Хорошо натренированные воины с радостью становились под герб Бургундии за предложенную им плату. Многие из них приезжали с оружием в руках и даже на собственных лошадях.

Дверь без стука открылась, и в комнату скользнула стройная фигура.

Это была Кримгильда. Принцесса не говорила с ним с тех пор, как он провозгласил о своем намерении выступить против Хъялмара, и даже не взглянула на него в течение всех этих дней. Холод, исходивший от нее, ранил его больше, чем дыхание дракона во время боя.

Зигфрид вскочил на ноги.

— Принцесса!

На девушке было простое белое платье без украшений, которые она днем вешала на шею и бедра. Распущенные волосы красиво обрамляли лицо.

— Надеюсь, я не помешала, — бросила она. В ее голосе не было и малейшего намека на сентиментальность.

— Нет, — ответил Зигфрид, — как вы могли мне помешать?

— Кажется, такова наша судьба, что мы всегда встречаемся тайно, — заметила принцесса.

— Возможно, и судьба, но я здесь ни при чем, — возразил Зигфрид. — Если бы вы только позволили мне, я стал бы на колени и принес бы вам клятву перед вашим богом или перед моими богами. Я готов принести любую клятву, какую вы только потребуете. Когда я вернусь как король, мне, надеюсь, удастся исполнить данное обещание.

Кримгильда взглянула на него почти с сочувствием, словно он был ребенком, взявшимся за невыполнимую задачу.

— Ты помнишь ту ночь, когда ты дал мне обещание?

Зигфрид кивнул:

— Наша встреча часто снится мне.

— Разве я просила тебя той ночью вести ради меня войны и завоевывать королевства?

На мгновение Зигфрид опешил:

— Но ты же сказала, что не будь я королем твоего сердца…

Она подняла руку, прерывая поток его слов.

— Мое сердце, Зигфрид, принадлежит тебе. Оно принадлежало тебе еще до того, как я тебя увидела. Я отказала Этцелю из-за тебя и молилась при каждом ударе колокола, когда ты отправился убивать Фафнира. Ты герой, ты принес Бургундии богатство и уважение, и мой брат с радостью выдаст меня замуж за тебя, даже если на голове у тебя не будет короны, а на груди герба. Разве этого недостаточно?

Ее слова эхом отдались в голове Зигфрида, и он попытался объединить их со своими чувствами. Его заветным желанием всегда было право обладать Кримгильдой. Однако же, несмотря на то что он теперь мог осуществить свою мечту, Зигфрид все равно чувствовал себя неудовлетворенным, жаждущим, стремящимся к чему-то еще.

Он три раза порывался ответить принцессе и объяснить ей… Что?.. Что он хочет вступить в войну с Хъялмаром?

Что он жаждет получить корону своей родины, которой он даже не знает? Что он хочет взять ее в жены как король Ксантена, а не как изгнанник?

Кримгильда завела правую руку за спину и развязала узел. Платье упало на пол. Она стояла перед ним обнаженная, и на ее великолепном теле плясали мягкие тени от горящего факела.

— Если ты этого хочешь, то возьми меня, — прошептала она. В голосе девушки не было ни особой радости, ни затаенного желания. — Только не воюй с Хъялмаром за право, которое и так уже давно принадлежит тебе.

Зигфрид, очарованный и потрясенный, протянул к ней руку. Он чувствовал, как силы — более могущественные, чем Нотунг, — толкали его вперед, требуя взять тело принцессы.

Однако в этот момент его взгляд скользнул по кольцу на его пальце. Переплетенные полоски золота, обжигая кожу, словно руководили его душой.

Зигфрид отдернул руку и опустил глаза.

— Оденьтесь, принцесса. Ваше тело слишком драгоценно, чтобы принимать его как подношение при заключении тайного договора.

Кримгильда не шелохнулась.

— Если такова цена, которую я должна заплатить, чтобы ты не допустил кровопролития и страданий моего брата и всех жителей нашего королевства, то мое тело готово к любому позору.

Зигфрид попытался заглянуть ей в глаза.

— Вы боитесь, что я приведу к погибели Бургундию и Гунтера ради кровавой мести и власти?

Кримгильда спокойно выдержала его взгляд, нисколько не стесняясь своей наготы.

— Разве не к этому ведет война?

— Если бы это была война, я бы первым упал на поле боя, чтобы защитить вашего брата собственным телом, — заявил Зигфрид. — Но этого не будет. Моя цель — победа без битвы.

— Я, конечно, не стратег, — сказала Кримгильда, — но там, где есть победитель, должен быть и проигравший.

Зигфрид сделал шаг вперед и подошел вплотную к принцессе, чувствуя нежный запах ветра и цветов. Он видел, что она дрожит, что гусиная кожа покрыла ее узкие плечи. Зигфрид нагнулся, скользнув взглядом по ее груди и плоскому животу. Нащупав платье, он медленно натянул его ей на плечи.

— Вам следует беречься от холода: вскоре этому телу предстоит рожать детей королю Ксантена.

Они стояли лицом к лицу, и он видел, что Кримгильда борется со слезами так же мужественно, как он боролся с драконом.

— Неужели я ничего не могу предложить, чтобы удержать тебя рядом с собой?

Он осторожно взял ее лицо в свои руки, словно брал воду из чистого ручья.

— В этом мире нет ничего, что могло бы увести меня от вас, пусть даже и в мыслях. Но что нужно сделать, то будет сделано. Только тогда в наших странах воцарятся покой и справедливость.

— Ты действительно в это веришь?

Он осторожно провел большими пальцами по ее щекам.

— Я не отпустил бы вас сегодня вечером, не будь я убежден в том, что очень скоро, став королем, отнесу вас на свое ложе. Если бы во мне была хоть капля сомнения, то я бы уже накрыл ваше тело своим и осыпал его ласками.

Они любили друг друга взглядом. Это были поцелуи без прикосновений, страсть без стона, пиршество без пищи.

Когда Кримгильда закрыла за собой дверь его комнаты, Зигфрид очнулся от горячечного сна. Дважды искали они друг друга во тьме ночи и дважды сумели устоять перед искушением в ожидании чего-то большего, истинного.

Могли ли после этого быть еще какие-то сомнения в том, что они предназначены друг для друга?


— Но ты не можешь просто так уйти! — воскликнул Зигфрид, глядя, как Регин собирает свой походный мешок, в который не могли поместиться даже его инструменты.

Старый кузнец грустно улыбнулся:

— Неужели великий воин попытается остановить меня силой?

Зигфрид метался по маленькой кузнице, в которой уже остыли угли.

— Да что ты такое говоришь? Ты и твое искусство нужны Бургундии! Ты нужен мне!

Регин покачал головой.

— Сейчас ты идешь по своему собственному пути. Я мог бы лишь помахать твоим флагом, когда ты вернешься с победой домой. Прости, но мне этого не хочется.

Зигфрид чувствовал неясный страх, странное смущение, словно отъезд Регина был плохим предзнаменованием.

— Мне бы очень хотелось, чтобы ты был рядом до тех пор, пока я не взойду на трон Ксантена.

Регин надел куртку и взял свой мешок.

— Война никогда не была мне по душе. Невозможно выковать меч с доброй целью, ибо предназначение любого оружия — кровь. Именно поэтому я когда-то ушел из Ксантена, поэтому ухожу и сейчас.

— Ты возвращаешься в лес Одина? — спросил Зигфрид. — Я смогу найти тебя, если мне потребуется твой совет?

Кузнец обнял своего воспитанника.

— Я никогда не возвращаюсь обратно. Мой путь ведет меня только вперед. А советы я готов давать лишь тем, кто хочет к ним прислушиваться.

Он направился к двери, и Зигфрид последовал за ним, как побитая собака.

— Я тебя разочаровал? Неужели в моей победе над Фафниром или в желании осуществить свое наследное право есть что-то плохое?

Но Регин больше не смотрел на юношу — его взор был устремлен в лес, темневший за крепостными стенами.

— Победа и желание, Зигфрид. Ты сам это сказал. И то, и другое неизбежно приводит к появлению проигравших и врагов. Из-за них возникает жажда смерти. Даже если в твоей жизни тебя это не коснется или же не коснется твоего сына, долг все равно придется платить.

Кузнец спокойно шел вперед, не обращая внимания на суету вокруг него.

Ярость и разочарование терзали мятущуюся душу Зигфрида. Расставание с наставником причиняло ему боль.

— И это все, что ты хочешь сказать? Неужели ты думаешь, что мне и моим делам будет сопутствовать несчастье?

— Нет, — ответил Регин, понизив голос. — Когда ты выйдешь к войскам Хъялмара, покажи датскому войску родинку на твоей груди, возле левого плеча. Эта родинка — отличительная черта династии королей Ксантена. Если ты сумеешь правильно подобрать слова, это наверняка тебе поможет.

За долгие годы Зигфрид научился уважать своего приемного отца и наставника и поэтому не стал требовать ответов на вопросы, которые Регин не хотел давать. Он еще долго стоял у городских ворот и даже не удивился, когда маленький человек с иссиня-черными волосами, в которых не было ни малейших признаков седины, свернул в лес, туда, где Зигфрид убил дракона.

Несмотря на дружеское отношение Гунтера, любовь Кримгильды и почитание бургундов, Зигфрид чувствовал себя одиноким. Когда его рука забралась под рубашку и пальцы коснулись родинки у левого плеча, он невольно вздрогнул.


Переход был недолгим, и Регин не успел съесть и половины всего провианта, когда деревья, выстроившиеся вдоль тропинки, стали казаться черными. Кузнец не обращал внимания на кости, разлагающиеся трупы и другие мрачные признаки минувших несчастий. Он мог бы найти это место с закрытыми глазами, повинуясь лишь зову души.

Вокруг то и дело звучали голоса и зажигались огоньки. Регин приветствовал их как старых друзей, пуская в свое сердце и сознание, словно они могли очистить его от грязи, которую не в силах была смыть вода.

— Рееегииин…

Лес дрожал в радостном возбуждении, и трепещущие листья деревьев плавно, будто в танце, опускались на землю. Где-то хрустнула ветка, а под землей, казалось, загорелся огонь.

— Кууузнееец… Рееегииин…

Регин отыскал вход в нору, у которого лежал разлагавшийся обезглавленный труп Фафнира.

Голоса стали громче, насыщеннее; теперь в их хоре можно было различить отдельные слова. К звукам ликования примешивалось чье-то недовольное шипение. Сквозь туман начали проступать фигуры и лица, а неясные тени, вылетевшие из-за камней, стали плутать между деревьями.

— Безрадостно… в мире людей…

Нисколько не смущаясь того, что происходило вокруг, Регин остановился, бросил мешок на землю и запрокинул голову. Он говорил, не издавая звуков и не шевеля губами.

— Рееегииин…

Тело Регина начало оплывать, кости размягчились, ногти, волосы и кожа захрустели, словно объятые пламенем. Одежда скользнула вниз с распадающейся плоти. Все то, что делало Регина человеком, упало на землю, которая жадно впитала подношение.

Лес принял обратно то, что когда-то его покинуло.

— Рееегииин…

Голос кузнеца присоединился к голосам остальных, голосам собратьев. Его сознание слилось с их мыслями и растворилось в деревьях, земле, камнях. В голосах слышалась радость и легкая насмешка.

— Людишки… тупой сброд… Им уготована смерть…

Регин был в единении со всеми, но его голос сохранял собственное звучание.

— Они учатся… медленно… истекая кровью…

Деревья встряхнулись, и дрожь прошла по земле.

— Они недостойны… они никогда не были достойны…

Регин уже почти забыл, что такое не просто чувствовать лес, а быть лесом. Он слишком долго прожил среди людей.

— Возможно, не были… Возможно, не достойны… Возможно, еще сумеют стать…

Нибелунги, бывшие лесом и ветром, единым и многим, истинным и ложным, расхохотались в один голос:

— Никогда…


Теперь наступило время послов и шпионов, разведчиков и наблюдателей. По их докладам определялась стратегия, вносились изменения в планы и велась подготовка к битве.

Конечно же, Хъялмар узнал о том, что Бургундия освободилась от ига смертоносного дракона, что благодаря сокровищам неизвестного происхождения ее королю удалось собрать большие военные силы. У происходящего могли быть разные причины. Возможно, Гунтер хотел наконец-то загнать римлян за Альпы и стать спасителем всех королевств. Возможно, он хотел вооружиться, если отец Этцеля решит отомстить за отказ со стороны Кримгильды. Хъялмар не знал этого наверняка, а Гунтер был мало заинтересован в том, чтобы предоставлять ему эти сведения. И все же Хъялмар был достаточно умен, чтобы поторопиться и собрать армию, объединив рассеянные по стране войска. Часть войска он отослал на границы своего огромного королевства в надежде защитить особо уязвимые места. Как бы то ни было, старый король хотел обеспечить безопасность своей родины, Дании.

Гунтер учитывал это, обсуждая с Хагеном и Зигфридом план наступления. Указав пальцем на карту, на которой были внесены последние поправки в связи с постоянно менявшимися границами королевства, он сказал:

— Хъялмар действительно собирает войска.

Хаген кивнул.

— Он знает, что его королевство легко защитить: море мешает нападению с запада, востока и севера. Если ему удастся укрепить южные границы хорошо вооруженными солдатами, Дания превратится в неприступную крепость.

— А готовый к восстанию Ксантен почти не обороняется, — пробормотал Зигфрид. — Как мы и предполагали.

— Нужно действовать быстро, — вставил Хаген. — Пока основные войска перемещаются, они могут держать связь только с помощью гонцов.

Гунтер указал на голубую линию, извивающуюся по направлению к северу.

— И все же не следует слишком спешить, — возразил король. — Если мы будем идти по этому берегу Рейна, то не нужно быть датским стратегом, чтобы понять наши планы. Но если мы пойдем по правому берегу Рейна, как будто хотим напасть на восточные королевства, Хъялмар будет сбит с толку. Осведомлены ли короли тех земель, по которым мы пройдем? Готовы ли они помогать нам?

Хаген кивнул и посмотрел на Зигфрида. На лице советника читалось сомнение.

— Вы уверены, что нужно искать битвы перед городской стеной Ксантена, где когда-то пало войско вашего отца?

— Я хотел бы битвы, если бы желал разделить его судьбу, — ответил Зигфрид. — На самом деле мне нужно, чтобы два войска сошлись лицом к лицу в этом легендарном месте. Тогда мы сможем избежать кровопролития, за исключением разве что головы Хъялмара, которую я не премину отрубить.

— Что ж, решено, — сказал Гунтер. — Рано утром, на рассвете, солдаты Бургундии в полном боевом снаряжении выступят в поход. — Он повернулся к Зигфриду: — Я надеюсь, что ты знаешь, какой опасности я подвергаю королевство, чтобы сдержать свое слово.

Улыбнувшись, Зигфрид положил руку ему на плечо.

— Мой король, когда наши лошади снова вернутся в конюшню, у Бургундии будет золото, слава и сильный друг, готовый всегда прийти ей на помощь.

Гунтер улыбнулся не менее дружелюбно, но менее убежденно.

— А затем наши королевства заключат долгосрочный союз, который, надеюсь, выдержит испытание временем.

Зигфрид демонстративно зевнул.

— Думаю, на сегодня моя голова уже достаточно забита планами предстоящей битвы. Какой пример я подам солдатам, если засну завтра на лошади?

Кивнув Гунтеру и Хагену, он вышел из тронного зала.

Дождавшись, пока за Зигфридом закроется дверь, Хаген повернулся к королю.

— Вы заметили, что он говорит о себе как о примере для солдат? — спросил советник. — Примере для солдат Бургундии, где король — вы?

Покачав головой, Гунтер сосредоточился на картах.

— Он имеет в виду совсем другое. Зигфрид — плохой дипломат.

— Плохие дипломаты редко становятся хорошими королями, — проворчал Хаген.

С уже нескрываемым раздражением Гунтер поднял голову и посмотрел в глаза советнику.

— Ну и что мне, по-твоему, делать, Хаген? Нарушить обещание?

Хаген, тщательно подбирая слова, ответил:

— Если произойдет то, о чем говорит Зигфрид, вскоре на севере будет править богатый и могущественный король, который собирается жениться на вашей сестре. А если вы не сможете отдать ему Кримгильду, вряд ли ваш отказ помешает Зигфриду забрать ее отсюда.

Гунтер нахмурился.

— Он так не поступит. Уважение и дружба для него не пустые слова.

— Не сомневаюсь, — согласился Хаген. — Но если Зигфрид, потерпев сердечную неудачу, все же станет нашим врагом, то разумно ли помогать ему взойти на трон в королевстве, которое, возможно, будет воевать с Бургундией? Мы могли бы отказать кузнецу и даже наследному принцу Зигфриду, но не сможем отказать королю Ксантена.

Гунтер сделал глоток красного вина и надолго задумался.

— Нужно положиться на волю Божью и надеяться, что этого не произойдет, — после паузы сказал он.

— Может, ваш бог и смотрит на это как-то по-своему, — пробормотал Хаген, — но мои боги щедро вознаграждают осторожность и предусмотрительность.

Гунтер устало отмахнулся.

— Сейчас поздно, я устал. Я дал королевское слово. А что будет дальше — посмотрим.

Поднявшись из-за стола, Гунтер отправился в свои покои, а Хаген еще долго стоял, склонившись над картой.

Конечно, преданность Гунтера была достойна похвалы, но нельзя, чтобы от этого зависело будущее Бургундии. Хаген понимал, что Гунтер не нарушит королевского слова, но при этом чувствовал себя свободным от всяческих обещаний, кроме своего долга перед страной.

Кто выживет при встрече перед городскими воротами Ксантена — Зигфрид или Хъялмар, — Хагену было все равно. Главное, чтобы победителя звали Гунтером.

А вот об этом он позаботится.

9

ХЪЯЛМАР И СЫН ДРАКОНА

Поход, предпринятый королем Бургундии, не был походом огня и меча, как это делали гунны, оставлявшие за собой пыль и пепел. Хотя под командованием Гунтера находилось многотысячное войско, состоявшее из воинов более чем десяти королевств, армия продвигалась по-христиански миролюбиво. Провиант был куплен на деньги Зигфрида, а все гонцы, отправленные в королевства, через территорию которых предстояло пройти войску, получили заверения, что никто на этих землях не собирается препятствовать королю Бургундии.

Несмотря на это, ни один из королей не решился сам выйти, чтобы поприветствовать Гунтера и его войско. Хаген посчитал это добрым знаком — никто не знал, что замышляет Гунтер, и никто не хотел встречаться с превосходящим силами войском.

Гернот скакал справа от Гунтера, а Хаген — слева; Зигфрид же держался чуть позади и ехал вместе с офицерами. Согласно плану, нужно было как можно дольше выдавать наследного принца Ксантена за простого героя Бургундии.

Хаген постоянно отъезжал в сторону, встречаясь на краю колонны с разведчиками и шпионами, которые сообщали ему о том, что происходит в Ксантене и Дании, а также о результатах поисков жены для Гунтера. Оба эти вопроса были чрезвычайно важны.

На десятый день похода Хаген подъехал к Гунтеру.

— Мой король, есть новости, — сообщил советник.

Гунтер, радуясь любому развлечению в столь долгой поездке, легкомысленно улыбнулся:

— Хорошие или плохие?

Хаген осмотрелся по сторонам, показывая, что не хочет сеять беспокойство. Гунтер понял его намек и направил лошадь немного в сторону, как будто собирался осмотреть фланги армии.

— Хорошие или плохие, зависит исключительно от вас, — начал Хаген. — Во-первых, Хъялмар, судя по всему, подозревает опасность. Мои разведчики доложили, что все те немногочисленные отряды, которые находятся в Ксантене, приведены в боевую готовность, а основные войска Дании двигаются к Нижнему Рейну.

— Что ж, тогда на ближайшей переправе мы перейдем через Рейн, — сказал Гунтер. — У нас больше нет причин скрывать наши намерения.

— Если мы пойдем на запад, то на юге усилия датчан будут потрачены впустую. Как и хотел Зигфрид, прямое столкновение произойдет непосредственно перед Ксантеном.

Король кивнул.

— Отдайте соответствующие распоряжения. Еще сегодняшним вечером я хочу оказаться на нашей стороне реки.

Хаген почтительно склонил голову.

— Но это еще не все. Один из наших послов повстречал гонца из Исландии, который рассказал ему о королеве Брюнгильде. Она ищет себе короля.

Гунтер изумленно взглянул на Хагена.

— Брюнгильда из Изенштайна, королева Исландии? — воскликнул он, вспомнив, как много лет назад Хаген представил ее при дворе. — Да она ведь дикарка. Совершенно без манер! Никакой женственности! За столом она подралась с Гернотом, а затем и с Гизельгером!!!

Старый советник в знак протеста поднял руку.

— Меня уверяют, что Брюнгильда — достойная обладательница своей короны. Сейчас ее воинственный характер прекрасно сочетается с женской красотой. Именно поэтому многие женихи решились на испытание.

— Что за испытание? — поинтересовался Гунтер.

Хаген пожал плечами:

— Говорят, что Брюнгильда хочет выйти замуж за мужчину, который победит ее в честном бою. Ходят слухи, будто она использует черную магию, но я уверен, что это бабские сплетни.

Гунтер рассмеялся:

— Ну и зачем мне нужны все эти неприятности? Мне кажется, лучше уж выбрать молодую принцессу, которая будет готова подарить мне свое сердце без драки.

Хаген немного помолчал, а потом продолжил:

— Независимо от того, кто одержит победу в Ксантене, союз с Исландией, скрепленный браком, гарантирует Бургундии мир. Будет просто замечательно, если Ксантен и Дания, расположенные на севере от Бургундии, станут ее сильными союзниками.

Король задумался. В словах Хагена был резон. Исландия могла победить любого противника, который нападет на Бургундию.

— Так что, мне отправить послов в замок Изенштайн, чтобы сообщить о вашей заинтересованности в данном вопросе? — уточнил Хаген.

Гунтер покачал головой.

— В ближайшие недели все еще будет слишком неопределенно. Возможно, судьба уготовила нам что-то другое. Кто знает, может, Зигфрид так увлечется укреплением своей власти в Ксантене, что забудет о моей сестре. А может, стрела какого-нибудь солдата оборвет мою жизнь. Наверное, не стоит сейчас ломать голову, думая о чем-то другом, кроме предстоящей битвы с Хъялмаром.

Хаген коснулся рукой закованной в доспехи груди.

— О мой король! Мое тело — ваш щит!

— Ваша готовность защищать своего короля, конечно, вселяет в меня спокойствие, однако в этом нет необходимости, — рассмеялся Гунтер, подняв левую руку со щитом, на котором сиял гордый герб Бургундии. — Я сумею постоять за себя!

Кивнув, советник короля поскакал вперед, чтобы отдать приказ о смене направления войска. Он не одобрял легкомыслие Гунтера и его нежелание подготовиться к возможным неприятностям.

Сам Хаген всегда рассчитывал на самое худшее.


Зигфриду было скучно. Офицеры, с которыми он ехал, болтали только о славных битвах, избегая всех остальных тем. С простыми солдатами говорить было невозможно, так как их преклонение перед героем, победившим Фафнира, не давало им развязать язык. Он даже стал подумывать о стычке с датчанами, чтобы хоть что-то начало происходить.

Зигфрид потянул своего коня за поводья и в этот момент увидел Гернота, двигавшегося в его сторону. Молодой принц, конечно, не был рожден героем, но Зигфриду нравился его острый ум и дружелюбие.

— Принц Гернот. Как дела?

Брат Гунтера слабо улыбнулся.

— Я не большой любитель верховой езды. Надеюсь, у меня на заду скоро появятся такие же мозоли, как и на ногах. Иначе это просто невыносимо.

Зигфрид рассмеялся:

— Вам надо есть побольше мяса, чтобы набрать вес. Всем нужно здоровое питание.

— Я стараюсь не есть мяса, — объяснил Гернот. — Дело в…

— …дочери Хагена, правильно? — Зигфрид широко улыбнулся. — Эта темноволосая девушка делает ваше сердце светлым.

Глаза Гернота распахнулись в изумлении.

— Откуда ты знаешь?

Зигфрид заговорщически подмигнул:

— Тому, кто любит сам, легче разглядеть искру любви в другом человеке. Во время трапез, проведенных при дворе, я заметил, что дочь Хагена не любит мяса. Как же ее зовут?

— Эльза, — подсказал Гернот. — Она самая чудесная…

— Пусть эти слова будут предназначены только для ее ушей, — отмахнулся Зигфрид. — А в моем сердце живет образ единственной на свете девушки.

— Что ж, ни для кого не секрет, в какую девушку влюблен наш героический кузнец, — парировал Гернот.

Зигфрид недоуменно уставился на него:

— А при дворе знают, как относится к этому принцесса?

На этот раз рассмеялся принц:

— Неужели я должен об этом говорить? В каждом цветке, в каждом лучике солнца — повсюду моя сестра видит лишь твое лицо, Зигфрид. Она умерла бы, чтобы жить с тобой, и жила бы, чтобы умереть с тобой.

Зигфриду было приятно это слышать.

— Но почему тогда Кримгильда отказывается понять мое желание вступить в борьбу за наследное право? Она ведь знает, что я хочу взойти на трон только ради нее!

Лицо Гернота сделалось серьезным.

— Женщины не видят смысла в войне. Признаться, когда на моих глазах гибнут люди и проливается кровь, у меня возникает такое же чувство. Кримгильда знает, что движет тобой, но живой кузнец был бы ей дороже, чем мертвый король.

Зигфрид кивнул:

— И все же я должен это сделать.

— Надеюсь только, что мечи останутся в ножнах, — сказал Гернот. — Из всех сыновей Гундомара я всегда был самым неловким. Если начнется бой, меч в моих неумелых руках наверняка поможет датчанам.

— Что ж, держитесь за мной, — посоветовал Зигфрид. — Я буду защищать возлюбленного Эльзы Тронье.

Гернот покраснел.

— Но мы не… Я имею в виду, мы еще не…

Зигфрид поспешно поклонился, насколько ему позволяло седло.

— Простите меня, ваше высочество. С моей стороны было неприлично высказываться подобным образом.

— Да ладно, — успокоил его Гернот. — Сейчас просто не время об этом говорить. Мне бы хотелось попросить тебя кое о чем. Тебе не следует заботиться обо мне на поле боя. И если ты падешь от удара меча, предназначавшегося мне, горе Кримгильды изменит мою судьбу.

— Как и горе Эльзы, если все выйдет наоборот, — сказал Зигфрид.

Гернот уже развернул лошадь, когда вдруг вспомнил, зачем он, собственно, подъехал к Зигфриду.

— Да, Зигфрид! Ну как, ты ощущаешь что-нибудь?

Молодой воин оглянулся, глубоко вдохнул и внимательно прислушался.

— Нет. А что я должен ощущать?

Принц улыбнулся.

— Наши картографы сообщили, что около часа назад мы пересекли границу. Мы уже в королевстве Ксантен!

Зигфрид остановил лошадь и замер. Всадники скакали мимо него, а юноша, погрузившись в себя, на миг забыл обо всем на свете. Ксантен.

Теперь он это ощущал.


Кримгильда стояла на сторожевой башне, находившейся в той части крепостной стены, которая защищала замок с востока. Был ранний вечер, и край солнечного диска уже почти касался горизонта.

Конечно, она знала, что ей не удастся увидеть войско брата. Даже при самом ясном небе можно было разглядеть только границу Рейнталя. Кримгильда видела реку, широкие поля, леса, а за спиной — Вормс, город своего королевства. Одинокое, пустое королевство… По крайней мере, оно казалось ей таким сейчас, когда Гунтер уехал воевать с Хъялмаром. И Зигфрид.

Как только Кримгильда подумала о нем, она тут же почувствовала укол в груди. Сейчас ей хотелось побежать за городские ворота, догнать войско и уговорить Зигфрида не совершать эту глупость. Принцесса немного поплакала, потом помолилась и стала размышлять о том, смогут ли героизм и честь оправдать победу в глазах Бога.

За ее спиной раздался тихий голос, и Кримгильда вздрогнула.

— Принцесса?..

Это была Эльза, бледная худая дочь Хагена, от странного взгляда которой у многих при дворе по коже бегали мурашки. Кримгильда поймала себя на мысли, что сердится на девушку за то, что она отвлекла ее, хотя это место не было уединенным.

— Чего ты хочешь?

Эльза вздрогнула, словно от удара плетки. Чувствительность девушки, несомненно, была полной противоположностью жестокосердия ее отца.

— Ничего… я… я просто хотела немного посмотреть на восток.

Кримгильде с трудом удалось заставить себя говорить с Эльзой, проявляя должную учтивость.

— Да, сейчас все королевство смотрит на восток.

Эльза поставила деревянную миску на каменную стену, но не притронулась к горячему супу.

Некоторое время они стояли молча.

— Ты можешь спокойно есть в моем присутствии, — после паузы произнесла Кримгильда. Прежде всего ей хотелось доказать самой себе, что она нормально относится к дочери Хагена.

— Это не для меня, — пробормотала Эльза таким тоном, словно ее короткий ответ все объяснял.

Обе девушки устремили взор в сторону горизонта, продолжая молчать, как будто им нужна была тишина, чтобы их души могли взывать к любимым. Одна — с темными как вороново крыло волосами и другая — светлая, как голубка, они стояли, объединенные общей печалью.

— Таков обычай твоих богов — приносить в жертву еду, чтобы снискать благословение для своей семьи? — поинтересовалась Кримгильда.

Вера в Валгаллу и древних богов во главе с Одином была чужда принцессе, хотя еще во времена ее деда христиан в Рейнтале разрывали на куски и бросали в реку.

— Это не обычай, — ответила Эльза. — Это выполнение данного обещания, которое никак не связано с моим отцом. Я знаю, что вы ненавидите моего отца за его черную душу и, наверное, когда смотрите на меня, всегда вспоминаете советника короля.

Это была правда. Принцесса настолько ненавидела Хагена, что любой, кто был ему близок, вызывал у нее физическое отвращение. Казалось, что само прикосновение одноглазого старика оставляло несмываемые пятна или распространяло смертельную болезнь. А Эльза не просто была ему близка — она его кровь и плоть, плод брака, само представление о котором вызывало у Кримгильды тошноту.

Это прозвучало очень откровенно. Более откровенно, чем могла позволить себе дочь уважаемого советника, девушка, жившая при дворе. Сперва Кримгильда подумала, что ей нужно бы возмутиться и поставить Эльзу на место, но она не смогла этого сделать, поддавшись искренности ее слов.

— Ты говоришь о черной душе родного отца?

Эльза опустила глаза.

— Истина может приносить боль, но это лучше, чем постоянное разочарование, которое испытываешь, отказываясь от истины.

— Мудрые слова для девушки… — задумчиво произнесла Кримгильда. — Сколько тебе лет? Шестнадцать? Семнадцать?

В глазах Эльзы блеснул огонек.

— Достаточно лет для истины — и достаточно лет для любви! — с неожиданной твердостью в голосе заявила она.

Кримгильда не удержалась и рассмеялась. Это был ее первый смех после того, как войска Бургундии выступили против Хъялмара. Принцесса не заметила, как ее сердце смягчилось.

— Ты говоришь так, будто находишься в суде. Если ты ищешь кого-то, кто пытается отобрать у тебя право на любовь, то не следует говорить об этом с человеком, который сам влюблен.

Эльза явно опешила от такой перемены в настроении Кримгильды.

— Так, значит… Так, значит, вы не корите меня за мое глупое сердце?

Принцесса снова посмотрела на горизонт.

— Сердце может быть глупым, но главное, что оно упрямо и искренне. До тех пор пока солдат, которому принадлежит твое сердце, несет свой меч ради твоей любви…

Она замерла, заметив краем глаза, что Эльза пристыженно опустила ресницы.

Возможно, принцессу ослепила любовь к Зигфриду, и поэтому только сейчас она поняла смысл слов Эльзы. В ее голове пронеслись воспоминания о событиях последних недель: нежные взоры, слова, пропущенные обеды и влюбленные вздохи.

— Ты что, любишь… Гернота?

Слезы были таким же ясным ответом, как и торопливые шаги Эльзы, которая удалилась, закрыв руками лицо.

Впервые после выступления войска в поход Кримгильда подумала не о собственных заботах. Эта девушка любит ее брата? Удивление быстро перешло в изумление, оттого что Кримгильда не сразу осознала этот само собой разумеющийся факт. Разве Гернот и Эльза не предназначены друг для друга? У Гернота была такая же нежная душа, как у Эльзы, и он, как и дочь советника, страдал от самоуправства отца. Они оба были мечтательны и, очевидно, нашли друг в друге недостающую половинку. Так же, как принцесса полюбила человека ниже своего сословия, Эльза полюбила человека намного выше себя по статусу.

И этот суп… Кримгильда никогда не видела такого простого и в то же время чистого знака любви.

Девушка еще долго стояла на сторожевой башне, пока наконец земля и небо не слились в черное полотно, накрывшее Бургундию. Наступила ночь.

— Зигфрид, — прошептала принцесса.


С неизбежностью приливов и отливов, смены дня и ночи, лета и зимы повстречались войска Дании и Ксантена с одной стороны и войска Бургундии с другой. Количество воинов трудно было подсчитать. Войска остановились недалеко друг от друга и разбили шатры. Между ними пролегло большое поле, земля которого когда-то впитала кровь Зигмунда и его солдат, но с тех пор уже давно поросла зеленой травой.

В воздухе повисло ожидание, неуверенность в том, кто и когда начнет действовать первым. Причины для войны, собственно, не было, поэтому ни одна из сторон не хотела давать повода для ее начала. Послы пересекали поле, сновали туда-сюда, чтобы короли могли обменяться посланиями. Гунтер заверял Хъялмара, что не собирается нападать на Данию. Хъялмар спрашивал, почему для мирного путешествия понадобилось десять тысяч мечей, и получил ответ: десять тысяч мечей против десяти тысяч мечей.

Зигфрид заметно нервничал. Видя столько солдат, нанятых Гунтером по его просьбе, он чувствовал, что его судьба в руках богов. Все, что он раньше делал в своей жизни, ему приходилось делать самому. Теперь же он зависел от силы войска, и это казалось ему слабостью, трусостью. Юношу изматывали сомнения, голова раскалывалась от бесконечных размышлений. Происходившие сейчас события были вызваны его действиями, и ответственность за последствия лежит исключительно на нем. Он рискнул, предприняв мощное военное наступление ради цели, которая, возможно, была всего лишь иллюзией, его фантазией. А что, если Ксантен забыл и предал династию Зигмунда? Будет ли он, Зигфрид, лучше Хъялмара, если завоюет свое королевство? Ксантен давал ему наследное право, но что он мог дать Ксантену? Слова Регина до сих пор звучали в его ушах: он был королем, который не знал собственной страны, королем, для которого его народ был далеким и незнакомым.

Зигфрид долго бродил между шатрами и кострами, потом съел немного мяса и выпил медовухи, но не присоединился ни к одной группе. Он не искал собеседников. Наконец он удалился от света огней и отвязал стоявшую в темноте лошадь.

То, что собирался сделать Зигфрид, могло послужить поводом для войны, которой он пытался избежать. И все же он ощущал неодолимое желание, мучившее его с тех пор, как он вступил на землю Ксантена. Он поскакал на восток, сделав небольшой крюк на юг, чтобы не наткнуться на датские патрули. Доехав до края леса, который он до этого видел лишь на карте, Зигфрид спешился, привязал поводья к дереву и побежал.

На небе висела круглая луна. Зигфриду нравилось чувствовать свою силу, когда он бежал по лесу, который напоминал ему лес Одина. Он ловко перепрыгивал через корни и большие камни, равномерно вдыхая прохладный вечерний воздух. Время от времени он останавливался, положив руку на дерево и чувствуя ступнями поросшую мхом землю. Ощущение было приятным. Знакомым. Правильным.

Сквозь листву Зигфрид увидел слабый свет и устремился туда.

На юге, выйдя из зарослей, он увидел широкую равнину, в центре которой стоял замок Ксантена. Замок не был окружен городскими постройками и не производил впечатления архитектурного шедевра, как, например, замок в Вормсе. Родовое поместье королей Ксантена выглядело чужим и неприветливым, словно какая-то гигантская рука поставила огромную каменную глыбу на траву, чтобы люди потом прорубили в ней комнаты, коридоры, двери и окна. В лунном свете очертания замка казались равнодушными, холодными и злыми. Несколько домиков сгрудились вокруг замкового рва, от которого исходил солоноватый запах. Этот ров можно было преодолеть только по огромному подъемному мосту.

Зигфрид видел обломки камней, части замковых зубцов, упавшие вниз. Тут не было ни одного стражника, и слабые огни в окнах казались остатками усталой жизни. Даже при дневном свете это не могло быть более очевидным: Ксантен парализован. Замок погрузился в глубокий сон. Его оставили старые господа, а новые никогда им не интересовались.

Зигфрид упал на колени в траву. По его щекам текли слезы. Он чувствовал свое право крови.

Он был нужен Ксантену точно так же, как Ксантен был нужен ему.


— Не на рассвете, — решительно сказал Гунтер. — Даже если мы вызовем Хъялмара на поле боя, это все равно будет выглядеть нападением. В предрассветных сумерках действуют лишь воры и убийцы. Мы не станем опускаться до их уровня.

Хаген погладил себя по бороде и поправил кожаную повязку на пустой глазнице.

— Мы не воры и не убийцы. Но мы можем воспользоваться их услугами.

— В каком смысле? — спросил Гунтер, выглядевший необычно в отблесках факелов, наполнявших королевский шатер ярким светом.

— Если Хъялмар согласится на встречу, если Зигфрид его победит, если датское войско не станет обнажать мечи… Мой король, слово «если» встречается слишком часто. Пара наемных убийц в шатре Хъялмара быстро решит проблему с тем же результатом.

Гунтер возмущенно посмотрел на своего советника.

— Зигфрид должен попасть на трон благодаря подлому убийству?!

— Как и половина королей в наше время, — напомнил Хаген. — Это увеличит шансы на быстрое установление мира до тех пор, пока Зигфрид готов силой удерживать трон. Не следует забывать, что если однажды нам потребуется убрать его с трона, то для этого уже будет подготовлена хорошая почва.

Гунтер отпил вина прямо из кожаного бурдюка.

— Я даже слышать об этом не хочу. Я дал слово.

— Вы дали слово выступить против Хъялмара, — перебил его Хаген. — И вы его сдержали. Кто осудит вас, если вы доведете эту задачу до конца — ради Зигфрида?


— О, я слышу свое имя! — донеслось снаружи, и наследный принц Ксантена поспешно вошел в шатер. — Надеюсь, вы не говорили обо мне ничего плохого.

Гунтер метнул на Хагена суровый взгляд, завершая их спор на столь щекотливую тему.

— Конечно, друг мой. Мы думаем о том, как тебе помочь.

Молодой воин казался запыхавшимся.

— Хватит думать! Время действовать! Разрешите внести предложение: давайте немедленно пошлем гонца в лагерь датчан. В полдень Хъялмар должен выдвинуться вперед, как и мы.

Гунтер кивнул.

— Он не захочет войны, и мы сможем переговорить с глазу на глаз, как мужчины.

— Нет, никаких переговоров с глазу на глаз! — возразил Зигфрид. — Мы встретимся с Хъялмаром в присутствии воинов обеих армий! Воины и короли — лицом к лицу!

Король Бургундии осторожно освободился от цепкой хватки Зигфрида.

— Ты хочешь говорить с Хъялмаром перед войском, угрожая ему? Мне кажется, разумнее уколоть лошадь иглой и надеяться, что она будет стоять спокойно!

Но Зигфрид не дал сбить себя с толку.

— Необходимо, чтобы Хъялмар привел свои войска, ведь большинство из них — жители Ксантена!

Гунтер взглянул на Хагена, и тот нахмурился, всем своим видом показывая несогласие. Тем не менее король, слегка кивнув, сказал:

— Гонец выедет через час.


Солнце сослужило Зигфриду хорошую службу, разогнав ранний туман. По небу плыли серые облака, но дождя не предвиделось. Для того, что задумал Зигфрид, нужна была ясная погода, чтобы в задних рядах солдаты могли наблюдать за происходящим.

Одинокий голос трубы, согласно договоренности, провозгласил на каждой из сторон начало наступления. По две сотни всадников вели по две тысячи пехоты. Каждый из воинов нес щит и меч. Войско короля Гунтера заполонило огромную равнину: солдаты, представители разных народов, отличались чертами лица и оттенком кожи, но все они были облачены в цвета династии бургундских королей. Солдаты Хъялмара прибыли в таком же количестве. Вооруженные копьями, они не имели щитов от стрел, которые любили использовать гунны.

Два войска, соблюдая дисциплину, подошли друг к другу под предводительством своих королей и военачальников. Застывшие фланги, серьезные лица, холодное железо.

На расстоянии броска камня друг от друга войска остановились.

С каждой стороны выехало по три всадника. Гунтер, Хаген, Зигфрид. Хъялмар и двое его полководцев.

Датский король выглядел именно так, как о нем и говорили. Его морщинистая кожа была испещрена шрамами, а мышцы, несмотря на возраст, сохранили былую силу. Когда-то меч врага рассек Хъялмару левую щеку от уха до уголка рта, и красный шрам подергивался в такт биения его сердца. Густые седые волосы были взъерошены, а темные глаза колко смотрели из-под густых бровей. В его взгляде было равнодушие, но в то же время и жестокость. Он не горел яростью, не искал глаз других. Все его внимание было обращено на Гунтера.

Лошади остановились так близко друг от друга, что почти касались ноздрями.

Зигфрид взглянул на солдат, стоявших за спиной Хъялмара. Лишь на немногих из них была форма с датским гербом. Большинство воинов были одеты просто, а на некоторых щитах виднелись светлые пятна — там когда-то был герб династии королей Ксантена.

— Король Хъялмар, — уверенно произнес Гунтер. — Я — Гунтер Бургундский. Я приветствую тебя во имя христианского Бога.

Этикет требовал дружелюбного кивка и уважительного внимания к собеседнику.

Хъялмар сплюнул на землю.

Если бы Бургундия собиралась вступить в войну, уже этого было бы достаточно, чтобы обнажить мечи. Хаген так и сделал, но, заметив, что ни Гунтер, ни Зигфрид не последовали его примеру, советник взял себя в руки.

— Ты стоишь с чужими солдатами, купленными за чужое золото, на чужой земле, — хриплым голосом прорычал Хъялмар. — Твое дурацкое королевство, которым ты правишь по милости римлян, не стоит завоевания. Так что возвращайся домой, иначе я уничтожу тебя и твоих прихлебателей, как я уничтожаю любое чужое войско, попадающееся мне на глаза.

Хъялмар не хотел унизить Гунтера. Победив во многих сражениях и хорошо укрепив свое правление, он не собирался играть в глупые игры.

Глубоко вдохнув, Гунтер сдержался, чтобы не выказать своего возмущения.

— Готовы ли вы выслушать мои слова?

— У вас нет ничего, что было бы мне нужно, и поэтому я не вижу смысла слушать вас, — ответил Хъялмар, разворачивая коня. — Уходите — или умрите.

Гунтер покосился на Хагена, едва скрывая волнение.

— Мы пришли сюда, чтобы освободить Ксантен!

— Ха-ха-ха! — пролаял Хъялмар, поворачиваясь к своему войску и медленно вытаскивая меч из ножен. — Если вы, бургундские ублюдки, не хотите бежать с поля боя, как зайцы, то мы зададим вам жару!

Солдаты Ксантена и Дании ударили копьями и мечами по щитам, демонстрируя готовность к бою.

Хаген развернулся к бургундскому войску, но Гунтер удержал его:

— Еще рано.

Зигфрид взглянул на своего короля, кивнул, уперся руками в шею лошади и подтянул ноги. Уже через мгновение он стоял на спине лошади, так что его было видно в самых задних рядах войска.

— Не Хъялмар ли Датский прислал своих воинов, чтобы убить воинов Зигмунда? Кто убил законного короля Ксантена? — прокричал он в полный голос.

Легкое волнение прошло по войскам Хъялмара, словно людей охватила дрожь от неожиданного воспоминания. Датский король придержал лошадь и развернулся. Он увидел молодого белокурого воина, который бросал ему вызов, широко раскинув руки. Через пару секунд король опомнился.

— Убейте их всех! — приказал он.

Гунтер и Хаген испуганно переглянулись. План Зигфрида провалился. Это было началом войны. Король Бургундии достал свой меч, давая знак к нападению.

Но Зигфрид снова взял слово, перекрикивая гул войска:

— Кто из вас, покорившихся захватчику Хъялмару, служил когда-то законному королю Зигмунду? Кто из вас сыновья тех, кто служил Зигмунду верой и правдой?

На лицах воинов Ксантена было написано удивление, но почти двадцать лет оккупации сделали свое дело: мужчины шагнули вперед, обнажив оружие. Бургундское войско тоже пришло в движение.

Зигфрид понял, что его час пробил: пора объявить о своем законном праве. Он достал из ножен меч и поднял его к небу. Боги были на стороне молодого героя, и луч солнца, пробившись сквозь облака, осветил лезвие легендарного меча.

В следующее мгновение первые из солдат на стороне Хъялмара узнали Нотунг, а может, вспомнили об историях, услышанных ими когда-то в детстве. В воздухе зазвенело слово.

Нотунг… Нотунг… Нотунг… Меч короля…

Войска, только что решительно выступившие вперед, всколыхнулись, нарушив строй; щиты бились друг о друга, а шаги солдат замедлились. Хъялмар снова посмотрел на Зигфрида, только сейчас осознав то, что даже не приходило ему в голову.

— Этот молодой глупец, размахивающий поддельной железкой, обрек тебя, король Бургундский, на мучительную смерть, — яростно сверкая глазами, заявил он Гунтеру и поднял свой меч, вызывая его на бой.

Хаген пришпорил коня и поскакал вперед. Втиснувшись между Хъялмаром и Гунтером, советник метнул взгляд на Зигфрида. Тот, по-прежнему стоя на лошади, направил Нотунг на Хъялмара.

— У меня с тобой свои счеты, — заявил наследный принц Ксантена, — и они намного важнее, чем ты думаешь!

Хъялмар злобно посмотрел на свое войско, и опешившая толпа снова выстроилась, приготовившись к бою. Затем он повернулся к Зигфриду.

— Ты красивый мальчик, — не скрывая насмешки, произнес датский король. — Может, я позволю тебе выжить, немного преобразив твое тело, чтобы остаток своей жалкой жизни ты проклинал руку, выхватившую из ножен поддельный меч.

Зигфрид не ответил. Он схватился свободной рукой за ворот рубашки и с силой рванул его. Ткань разорвалась, и на левом плече стала видна гладкая мускулистая кожа, а на ней — необычной формы большая родинка.

Войска датчан замерли на месте, осознавая, что видят фамильный знак династии королей Ксантена. Хъялмар посмотрел на юношу, на сиявший на солнце Нотунг, на родинку и, медленно вложив меч в ножны, громко зааплодировал. Зигфрид услышал, как зашуршали его кожаные перчатки.

— Хорошо продуманная постановка, должен признать. Спускайся вниз, и тебе будет оказана честь умереть от меча короля.

Хъялмар оглянулся, резким движением давая знак своему войску остановиться, которое и так стояло на месте. Мысль о том, что солдаты за его спиной могли не подчиниться, даже не приходила ему в голову. Он снова метнул взгляд на Гунтера, и его голос зазвучал подобно камнепаду:

— За такие шуточки я переправлю твое тело в Бургундию по кусочкам, Гунтер.

Зигфрид пружинисто соскочил со спины лошади на землю и выпрямился на сильных ногах. Хъялмар снова вытащил меч из ножен и элегантным движением рубанул воздух. Меч танцевал в его руке — колющие, рубящие движения, парирование, уклонение… Хъялмар побывал в десятках битв, и как противника его нельзя было недооценивать.

Гунтер пожалел, что так и не обучил Зигфрида обращению с мечом. С другой стороны, чему он мог научить победителя Фафнира? Ответ на этот вопрос он получил уже через мгновение, когда Хъялмар, делая вид, что готовится к бою, начал приближаться к ничего не подозревающему Зигфриду. Взмахнув мечом, король датчан атаковал противника.

Зигфрид резко дернул Нотунг вверх, пытаясь парировать следующий удар, но лезвие меча Хъялмара мгновенно сменило направление. Зигфрид сумел отскочить, но Хъялмар продолжал наступать, набрасываясь на юношу и орудуя мечом, как копьем. Он жаждал быстрой, унизительно быстрой победы. При этом датчанин не выглядел рассерженным или потерявшим голову: его движения были выверенными, тщательно продуманными. Казалось, они соответствовали плану боя, которому Зигфриду нужно было подчиниться, если он хотел выжить.

Герой Бургундии попытался уклониться от удара быстрого клинка противника и решил сам атаковать, но ему это не удалось. Снова и снова юноше пришлось уклоняться, чтобы меч Хъялмара не проткнул его насквозь. Это даже нельзя было назвать битвой. Хъялмар гнал Зигфрида перед собой, словно бешеного пса. Его движения были быстрыми, уверенными и спокойными.

Зигфрид споткнулся о камень, лежавший в траве, и упал. Он успел поднять Нотунг, чтобы отбить удар Хъялмара, но король датчан отбросил волшебный меч династии Ксантена и приставил клинок к горлу Зигфрида. Он не промахнулся: выкованное лучшими кузнецами железо уперлось прямо в пульсирующую артерию молодого воина.

На поле, затаив дыхание, замерли два войска. Тот, кто видел происходящее, ожидал целого фонтана крови, свидетельствующего о победе Хъялмара. Однако меч датчанина неожиданно соскользнул с горла Зигфрида в траву, и его лезвие воткнулось в землю. Король, уже уверенный в победе, не был готов к такому повороту событий и замешкался. Зигфрид, воспользовавшись заминкой, оттолкнул от себя противника обеими ногами. Поспешно встав, юноша схватил правой рукой Нотунг, а левой прикоснулся к горлу, с изумлением ощупывая кожу в поисках раны, которой там не было.

Гунтер был рад видеть друга целым и невредимым, но он ни минуты не сомневался, что наследному принцу Ксантена не выстоять в бою против Хъялмара.

— Возможно, нам следовало бы задуматься о твоем предложении насчет кинжала исподтишка, — шепнул он Хагену.

— Ваше величество, в данный момент это было бы величайшей ошибкой, — возмутился Хаген. — Если Зигфрид умрет, наше огромное войско станет хорошим аргументом для Хъялмара, и он отпустит бургундов с миром. Но если мы вмешаемся, то война, которой так не хотел Зигфрид, станет неизбежной. Дождитесь исхода поединка, если хотите сдержать свое слово.

Гунтер с недовольным видом кивнул, а Хаген в очередной раз удивился, как же легко было манипулировать королем с помощью слов «честь» и «справедливость».

Зигфрид испачкался в земле, а его рубашка изорвалась настолько, что он сбросил ее с себя, сделав несколько резких движений. Юноша тяжело дышал, пытаясь понять, что же все-таки произошло.

Хъялмар, напротив, выглядел отдохнувшим, словно только что встал с постели. Его возраст — а он был вдвое старше Зигфрида — сделал его мышцы выносливее, но не слабее. Он улыбнулся — впервые за этот день.

— Надеюсь, что ты действительно сын Зигмунда. Такая легкая победа заставит твоих соплеменников служить мне с большей покорностью.

Зигфрид с криком бросился на ненавистного датчанина, который легко уклонился от его удара и нанес ответный удар, опустив меч на голую спину юноши. Герой Бургундии упал на живот, чувствуя, как земля забивается ему в уши, нос, рот и глаза. Зигфрид сплевывал песок, который хрустел на зубах, протирал от пыли глаза, чтобы лучше видеть, и никак не мог понять, почему он не чувствует… боли. Меч Хъялмара, описав дугу, снова опустился на его спину. Все понимали, что, даже если бы меч был деревянным, атака Хъялмара закончилась бы для противника переломом позвоночника. Солдаты, стоявшие неподалеку, увидели, что на коже Зигфрида нет даже царапины. Все зашептались, обмениваясь недоуменными взглядами. Двое воинов-христиан перекрестились, понимая, что видят либо демона, либо человека, снискавшего милость Господа.

Хъялмар изумленно посмотрел на свой меч, словно тот превратился в змею. Зигфрид, почувствовав растерянность противника, вскочил на ноги. Он должен был воспользоваться случаем и победить врага.

— Да как ты осмеливаешься даже думать о том, что можешь выиграть бой у сына Зигмунда, победителя Фафнира, обладателя Нотунга, обычным мечом? Боги выбрали этот день днем твоей смерти!

Хъялмар схватился за меч обеими руками, снова и снова опуская его на Зигфрида, будто пытался срубить огромный дуб. Наследный принц Ксантена чуть не упал от силы его ударов. Меч бил по рукам, бедрам, груди юноши, но не оставлял при этом даже царапины.

В голове Зигфрида мелькнула мысль, что следует сменить тактику. Он понятия не имел, почему его кожа стала такой же непробиваемой, как кожа дракона Фафнира, но это давало ему возможность не обращать внимания на удары противника. Взбешенный Хъялмар бил его, не замечая, что сам открывается для ответного удара.

Зигфрид поймал обеими руками клинок датчанина и сжал лезвие, даже не поранив пальцы. По глазам Хъялмара было видно, что в нем борются два чувства — ярость и паника. Там, где только что господствовала тактика боевого искусства, верх взяла чистая сила, сила ненависти и отчаяния. Зигфрид отдал должное датскому королю: тот, несмотря ни на что, не стал звать на помощь.

Хъялмар замахнулся, надеясь последним ударом отрубить Зигфриду голову и наконец завершить поединок. В тот момент, когда юноша в очередной раз уклонился от удара противника, тело Хъялмара по инерции потянулось вслед за мечом и Нотунг сам дернулся в руке Зигфрида, ударив короля между ребрами. Словно пытаясь пригвоздить его к дереву, лезвие вошло по самое основание, и, когда гарда меча коснулась рубашки датского короля, по его спине уже лилась кровь.

Хъялмар и Зигфрид стояли, глядя друг другу в глаза. Датчанин держался на ногах только благодаря мечу противника. Когда Хъялмар произнес свои последние слова, изо рта у него хлынула кровь:

— Ксантенский… ублюдок… Да будет смерть… твоим вечным спутником!

Зигфрид сбросил его с лезвия и сделал несколько глубоких вдохов, чтобы восстановить дыхание. Он вытер лицо, устало повернулся к своему войску и увидел Гунтера, Хагена и Гернота, которые смотрели на него с почтением и… ужасом. Они все видели этот бой, который не был боем. С таким же успехом Хъялмар мог бы попытаться разрубить камень. Зигфрид был… непобедимым? Первым в себя пришел Хаген.

— Он сын дракона, — шепнул советник, наклонившись к королю.

Зигфрид поднял руки, сжимая меч, и что есть мочи крикнул:

— Я — Зигфрид, сын Зигмунда и Зиглинды, короля и королевы Ксантена!

Все по-прежнему, опешив, молчали. Гунтер соскочил с лошади и, тоже подняв руки, нащупал ладонью кулак друга, сжимавший меч. Они вместе повернулись к войскам мертвого короля.

Король Бургундии провозгласил не результат боя, а его последствия:

— Зигфрид — король Ксантена и Дании. Зигфрид — ваш король!

И вот теперь началось ликование, которого так ждал Зигфрид.


Восторженные крики толпы быстро уступили место тысяче вопросов, от которых у Зигфрида снова начала раскалываться голова. До сих пор он думал только о том, как бы захватить трон Ксантена, расправившись с ненавистным Хъялмаром. Но теперь два королевства остались без короля, и от него ждали управления еще и Данией.

Зигфрид поспешно удалился в королевский шатер вместе с Гунтером, Хагеном и Гернотом, чтобы обсудить план дальнейших действий.

— Ксантену и Дании нужна сильная рука, — сказал Гунтер. — До сих пор Хъялмар сурово управлял этими народами, и отсутствие должного руководства может быстро привести к восстаниям, если не к гражданским войнам.

Зигфрид повернулся к Хагену:

— Ты говорил с датскими военачальниками. Как они настроены?

— Они считают себя свободными от любых обязательств, — проворчал старый советник. — Хъялмара не очень-то любили. Отрубите пару голов, бросьте несколько монет, и войско, как и казначейство, быстро перейдет на вашу сторону.

— Зигфрид, ты должен представиться при дворе Ксантена, — добавил Гернот. — Они долго ждали своего короля.

Зигфрид потер глаза.

— Именно этого мне бы и хотелось, но я не желаю подниматься на трон таким образом и не стану сам надевать на себя корону.

— Так возвращайся с нами в Бургундию, — предложил Гунтер. — Наш епископ коронует тебя в Вормском соборе и объявит королем Ксантена и Дании, а потом ты с большой помпой проедешься по своему королевству, захватив с собой оставшееся золото, которое поможет привести страну к расцвету.

— Но два королевства — и без короля? — возразил Гернот. — Не только саксы, но и гунны очень обрадуются, узнав, что трон пустует и его можно захватить.

Хаген отмахнулся.

— Наши лучшие военачальники и стратеги займутся повседневными заботами Ксантена и сообщат народу счастливую весть. В течение двух ближайших недель придворные будут готовиться к возвращению короля Зигфрида. До этого момента солдаты, которых нанял Хъялмар, немного проветрятся на границах. Наше войско сможет сопротивляться любому врагу достаточно долго, пусть даже и без короля.

Советник был рад, получив некоторое время для наблюдения за Зигфридом. После всего, что он увидел сегодня утром на поле, Хаген понимал, насколько важно теперь продумывать каждый свой шаг, прежде чем принять решение.

Никто из присутствующих так и не осмелился заговорить о волшебной неуязвимости Зигфрида. Он был богат. Он был героем. Он был королем. Стал ли он богом?

— Я вызову к себе военачальников и объясню им, как следует править от моего имени, — сказал новоиспеченный король. — В стране должны подуть новые ветры. А сейчас простите меня, ваше величество.

Гунтер кивнул, но, когда Зигфрид встал, чтобы выйти из шатра, он окликнул его.

— Тебе лучше называть меня Гунтером, — сказал король Бургундии. — Мы уже давно стали друзьями, а теперь мы равны и по статусу.

Оглянувшись, Зигфрид с благодарностью произнес:

— Гунтер.

Гернот тоже вышел из шатра. Хаген и король остались наедине, чтобы обсудить происшедшее.

Сев на стул, король нахмурился.

— Сегодня все прошло хорошо. По крайней мере, мне так кажется.

Хаген не решился возражать открыто.

— Мы достигли того, чего хотели достичь.

— Да, но каким образом? Ты видел это точно так же, как и я. Меч Хъялмара должен был разрубить его на кусочки!

Советник погладил свою бороду.

— Откуда вам знать, какой договор он заключил тогда в лесу под Вормсом. Нам следовало бы раньше задаться вопросом о том, как Зигфрид победил дракона. Мне кажется, что теперь не только боги благоволят новому королю Ксантена.

Гунтер потянулся за графином и налил красного вина в свой кубок.

— Меня, конечно, беспокоит его сила, но в то же время я рад, что Зигфрид на нашей стороне. Если он все-таки женится на Кримгильде, то между нашими королевствами будет заключен крепкий союз.

— А вдруг этот союз обернется западней? — вырвалось у Хагена.

— Что ты имеешь в виду? — Гунтер насторожился.

— Если Кримгильда станет супругой Зигфрида, а вы и Гернот умрете от меча или яда, не оставив детей, то у Ксантена и Дании появится наследное право на Бургундию, — объяснил Хаген. — Тут не потребуется даже военный поход, поскольку все будет законно.

Гунтер посмотрел на свой кубок. Пить ему тут же перехотелось.

— Ты намекаешь, что моя сестра готовит мое убийство?

Хаген поднял руки в знак протеста.

— Ни в коем случае! Предательство никогда не было в чести у бургундских королей. Но Зигфрид может все устроить тайно, а Кримгильда не станет мешать ему «спасать беззащитное Бургундское королевство».

— Но если я откажу ему в венчании с моей сестрой, неужели ты сомневаешься, что он не сможет забрать ее силой? — спросил Гунтер.

Хаген покачал головой.

— В этом у меня нет ни малейших сомнений. Мы пригрели гадюку у себя на груди, и теперь у нее выросли ядовитые зубы. Избавиться от такого чудовища намного опаснее, чем посадить его на цепь.

— И как нам это сделать?

— Время на нашей стороне. Зигфрид сможет жениться на Кримгильде только в том случае, если вы сами женитесь. После возвращения в Бургундию нам предстоит путешествие в Исландию. Вам полагается взять с собой вассала. Пригласите еще не коронованного друга в качестве оного. У Зигфрида не будет никаких причин отказывать вам в этой просьбе. А когда он увидит королеву Брюнгильду, которая станет вашей сильной союзницей на севере, его желание овладеть Бургундией значительно уменьшится.

— Зигфрид расстроится, узнав обо всех этих неприятностях, — пробормотал Гунтер.

Хаген улыбнулся.

— Придворные законы, старые традиции из древних времен. Вряд ли это можно поставить в вину королю Бургундии.

Гунтер отпил из своего кубка и потянулся.

— Что ж, решено. Отправь гонцов в Бургундию, чтобы нам приготовили достойную встречу и позаботились о снаряжении корабля для поездки в Исландию.

Хаген Тронье преданно кивнул, чувствуя, как его душу наполняют гордость и довольство собой. Гунтер стал беспокоиться по поводу Зигфрида, которого он только что назвал своим другом, понимая, что тот для него опасен. Придется приложить намного меньше усилий, чтобы сделать из опасного соперника непримиримого врага.

10

КРИМГИЛЬДА И ПОБЕДА ЛЮБВИ

Войско, победившее без боя, возвращалось в Бургундию. Дойдя до ворот Вормса, большинство воинов вышли из строя, сдали знаки отличия, свидетельствовавшие об их принадлежности к войску Бургундии, и отправились в свои королевства. Этот поход принес солдатам легкий заработок, и все остались довольны. Многие из них пообещали в любой момент снова встать на службу Бургундии, если страна окажется в опасности.

День возвращения стал для Гунтера важным событием — он наконец-то вышел из тени своего отца, заставив умолкнуть всех злопыхателей. Осыпаемый лепестками цветов, он гордо проехал во главе своего войска через Вормс. Теперь он чувствовал себя не только королем, но и удачливым военачальником. Все позабыли о его жалком возвращении в замок после страшного боя с драконом. Сегодня вовсю звонили колокола, гремели фанфары, а барды пели хвалебные песни в честь своего храброго короля. Солнце освещало радостные лица горожан, и никто не вспоминал недавнем горе.

Конечно же, все осознавали, что эта победа — в первую очередь победа Зигфрида. Но Зигфрид, хотя он и оставался героем Бургундии, был теперь королем собственной страны, и его уже воспринимали как представителя общины в Рейнтале. Но, несмотря на это, восторженные крики мужчин и восхищенные взгляды женщин были обращены и к нему. Он видел, как дети, размахивая деревянными мечами и разрисованными простынями, изображают его бой с Фафниром.

Во время торжественного шествия по городу Зигфрид нагнулся к Гунтеру и шепнул:

— Просто удивительно, как быстро распространилась весть о нашей победе.

Гунтер ухмыльнулся:

— Хорошие новости расходятся вмиг.

Когда показался замок, сердце Зигфрида забилось быстрее. Он думал о том, кто ждет… и кого? Конечно, теперь, когда он готовится стать коронованным властителем двух крупных государств, его наверняка сочтут подходящим кандидатом на руку принцессы. Но Зигфрид хорошо помнил последний разговор с Кримгильдой, который был достаточно неприятным. Несмотря на уверения Гернота в том, что ее сердце принадлежит Зигфриду, тот не исключал, что принцесса может отказать ему в браке точно так же, как и Этцелю.

Кроме того, Зигфрид страдал бессонницей, все время думая о том, почему меч Хъялмара не смог разрубить его кожу. Он много раз пытался порезать себе руку или ногу кинжалом, чтобы увидеть кровь, но у него ничего не выходило. Его кожа стала непробиваемой, как чешуя дракона. Чем больше Зигфрид размышлял об этом, тем больше верил в то, что его тело преобразилось благодаря крови дракона, в которой он омылся. Конечно, очень хорошо чувствовать себя неуязвимым, но такое вмешательство богов в его жизнь беспокоило Зигфрида. В последнее время слишком уж многое перестало от него зависеть.

С позволения Гунтера войско постепенно разошлось, смешавшись с мирным населением. Воины Бургундии обнимались со своими семьями, шли в таверны заказать хорошего вина или бежали к Рейну, чтобы избавиться от грязи после долгого перехода. В результате в ворота замка въехали только Гунтер, Гернот, Зигфрид, Хаген и несколько военачальников.

При дворе царило такое же ликование, как во всем Вормсе. Со сторожевых башен доносилось торжественное пение труб. На ветру реяли разноцветные ленточки, и все придворные собрались встречать героев. Среди них не было лишь Эльзы Тронье, что вызвало беспокойство не только у Хагена, но и у Гернота.

Кримгильда стояла на ступенях, ведущих в тронный зал. Золотая диадема удерживала ее светлые волосы, а платье сверкало, как густое красное вино. На бедрах у нее был пояс, богато украшенный драгоценностями. Хотя она и сохраняла приличествующую ее статусу невозмутимость, блеск глаз и дрожание рук выдавали любовь и радость, бушевавшие сейчас в ее душе. От переполнявших ее чувств щеки Кримгильды залились румянцем, а по коже бегали мурашки.

Гунтер первым спрыгнул с коня, и Кримгильда тепло обняла его.

— Брат мой! Ваше благополучное возвращение — лучшее доказательство того, как справедлив Бог, услышавший мои молитвы, в которых я просила защитить тебя!

Гунтер радостно взглянул на нее:

— Это правда. Рука Господня хранила нас на нашем пути. Не пролилось ни капли крови, кроме крови Хъялмара. Мы принесли Ксантену и Дании справедливость и нового короля!

Началось всеобщее ликование.

Гернот, который тем временем тоже спрыгнул с лошади, подошел к сестре и крепко обнял ее.

— Каждый шаг, удалявший меня от Бургундии, болью отдавался в моем сердце. Если ты так же скучала по мне, как я по тебе, то прости меня за причиненное мною горе.

Кримгильда с любовью посмотрела на младшего брата:

— Тоска по тебе заполонила не только мою душу. При этом дворе ради тебя бьется не только мое сердце.

Гернот на мгновение задумался, чтобы понять смысл ее слов. Осознав услышанное, он еще крепче обнял сестру.

Наконец с коня спрыгнул и Зигфрид. Кримгильда не могла поприветствовать его объятиями, как Гунтера и Гернота. Но принцесса надеялась, что ее избранник сумеет понять намек, который она позволила себе.

— Зигфрид, я рада видеть и вас. Сначала Фафнир, а теперь королевство Хъялмара. То, чего вы жаждете, само готово отдаться вам, — улыбаясь, произнесла Кримгильда.

— К счастью, битва всегда стоит награды, — сказал Зигфрид, почтительно поклонившись.

Все, кто наблюдал за ними, понимали, что от следующей награды Зигфрида отделяет всего один шаг.

— Говорят, кузнец вскоре станет истинным королем, — продолжила принцесса.

— Не бывает короля без королевы, — ответил Зигфрид.

Кримгильда улыбнулась, и ее улыбка была ответом на так и не прозвучавший вопрос.

Гунтер с Хагеном переглянулись. Зигфрид и Кримгильда, столь открыто проявляющие свою любовь, заставляли их спешить. О том, чтобы затягивать дело, не могло быть и речи.

Принцесса повернулась к придворным и дважды хлопнула в ладоши.

— Как велит древний обычай и как хотят того наши сердца, сегодня вечером при дворе будет праздник! Наши мужчины должны сами решать, когда отправляться в бой, но их возвращение домой мы будем праздновать все вместе!


Хаген ненавидел придворный этикет, но умело им пользовался. При этом ему казалось крайне неуместным, что его единственная дочь не выказала своего уважения королю. Отдохнув с дороги, Хаген, пока не начался праздник, стал искать Эльзу. Дочери не было ни в ее комнате, ни в кухне. Ее не было даже в библиотеке, где она часто любила сидеть, читая старинные свитки. Ни один из стражников не видел Эльзу, что, впрочем, было неудивительно — иногда казалось, что она умеет проходить сквозь стены.

Хаген был взбешен: несмотря на то что ему удавалось заставить любого короля плясать под его дудку, он так и не смог заставить покориться свою собственную кровь и плоть. Ему хотелось громко позвать ее по имени, но он остерегался услышать насмешки со стороны придворных.

Наконец он нашел Эльзу у одной из бойниц на сторожевой башне, выходившей на запад. Он чуть не пробежал мимо нее, настолько ее хрупкая фигура сливалась с вечерними сумерками.

— Король возвращается из славного похода, а дочь его советника даже не считает нужным выразить ему свое почтение? — прошипел Хаген.

Эльза даже не посмотрела на отца. Ее взгляд был устремлен в лес, который ночью напоминал темное море.

— А что, Гунтер жаловался?

Хаген наклонился к дочери, и его дыхание показалось ей ледяным.

— Никто не осудил бы меня, если бы я отправил тебя служанкой в Вормс или выдал бы замуж за мясника. Не следует быть столь надменной только из-за того, что ты пользуешься привилегиями жизни в замке и не должна работать. Ты обязана делать то, что требует от тебя этикет.

Дочь не ответила, и Хаген едва сдержался, чтобы не ударить ее. В последний момент он остановился, понимая, что ему все равно не удастся использовать ее в своих интригах. Чем меньше времени он тратил на нее, тем лучше. Взяв Эльзу за подбородок, Хаген повернул ее к себе, заставляя смотреть ему в глаза.

— Ты должна меня слушаться.

В его хриплом голосе звучало не только требование, но и угроза. Никто в Бургундии не сомневался, что Хаген Тронье не станет легкомысленно угрожать. Резко повернувшись, он пошел прочь. У Эльзы мелькнула мысль: может, ей прыгнуть со стены, и тогда ее страдания закончатся на камнях замка, ведь мертвые не знают своих отцов.

И тут она услышала тихий ласковый голос:

— А я уж думал, тебе придется говорить с ним весь вечер.

Девушка выпрыгнула из ниши в стене, словно обожглась о раскаленные камни.

— Гернот!

Молодой принц Бургундии, одетый в свежий льняной костюм и чисто вымытый, вышел из тени.

— Даже я, будучи братом короля, не стал бы с Хагеном…

Он не успел закончить свою мысль, потому что Эльза закрыла уста принца поцелуем и прижала его к себе, будто кто-то хотел забрать у нее возлюбленного. Гернот наслаждался нежностью, столь неожиданной для девушки с такой холодной, даже мрачной наружностью. Сейчас Эльза была нежной и сильной, светлой и страстной. Он обнял Эльзу обеими руками, стал гладить ладонями ее спину и шелковистые волосы.

Их поцелуй был не только проявлением страсти, он был освобождением от игры в прятки, от хитросплетения слов, подбираемых с одной-единственной целью — скрыть истину. То, о чем нельзя было говорить, выразилось в ее поступке.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем они наконец посмотрели друг другу в глаза.

— Когда ты не встретила меня во время нашего возвращения в замок, мое сердце чуть не разорвалось от боли, — шепнул Гернот.

Эльза улыбнулась. Ее глаза светились счастьем.

— Увидев вас, я могла бы упасть в обморок на глазах у всех придворных. Если бы во время вашего отъезда я знала, как буду скучать, то приковала бы себя к вам цепью. Каждый день мне казалось, что я умру от тоски.

Гернот нежно провел правой рукой по ее бровям, коснулся лба, носа, губ.

— Но я вернулся не для того, чтобы ты умерла.

Она поцеловала кончики его пальцев.

— Вы ведь знаете, что я принадлежу вам.

Принц смотрел в глаза девушки, словно пытался заглянуть ей в душу.

Внезапно сердце Эльзы замерло. Мысль о том, что ее положение при дворе позволяет ей быть всего лишь тайной любовницей, развеял счастье в одно мгновение.

— Я понимаю и готова покориться, — вздохнув, тихо произнесла Эльза. — Я буду счастлива тем, что вы захотите мне дать.

Гернот нахмурился:

— О чем ты говоришь?

— О королевской династии и о том, чего не должно быть, — прошептала Эльза. — Я не требую того, что мне не полагается. Пусть это будет лишь поцелуй украдкой, как этот, — мое счастье не могло бы быть больше. Я готова хранить нашу тайну от вашего брата, от отца, от всего двора.

Выражение недоумения на лице принца сменилось улыбкой.

— Так вот в чем дело! — воскликнул Гернот. — Ты решила, что я хочу использовать твою любовь точно так же, как пользуюсь услугами повара или охотника?

Эльза опустила руки и отстранилась от него.

— Но мой отец только что говорил об этикете и о моих обязанностях при дворе…

Гернот задумчиво посмотрел на девушку, подыскивая нужные слова. Затем он встал перед ней на колени и склонил голову.

— Эльза Тронье, я говорю о любви.


Бургундия была христианской страной, но гуляния и плотскую любовь тут почитали. Пусть божий день люди проводили в церкви, но во время праздника разрешалось все, на что были готовы пойти мужчина и женщина.

Музыканты играли, акробаты прыгали, пожиратели огня изрыгали пламя, как Фафнир, а слуги разносили тяжелые подносы с жирным мясом, расставляя их по столам. Солдаты танцевали с придворными дамами, а по углам, позволяя себе непристойности, прятались парочки, распаленные сладким вином и крепким пивом.

В Вормсе люди тоже веселились от души. Они танцевали вокруг костров, разожженных на перекрестках улиц, и со стен замка могло показаться, что в городе начался пожар.

В центре тронного зала, превратившегося в поле боя наслаждений, сидели Гунтер с Хагеном и шептались.

— Мы должны взять инициативу в свои руки прежде, чем это сделает Зигфрид, — тихо говорил Хаген, настаивая на своем. — Если вы дождетесь, пока он сам попросит руки принцессы, то ваш ответ обидит его. В нашем положении не следует огорчать короля Ксантена и Дании. Но если вы предложите ему Кримгильду в качестве подарка, то его благодарность станет ключом к нашему плану.

Гунтер опорожнил очередной кубок и отбросил его в сторону.

— Мне не нравится хитрить и обманывать человека, которого я с гордостью называю другом. Он ведь не зверь, которого нужно приручить.

Хаген приподнял брови.

— Но почему вы воспринимаете мои советы именно так? Единственное, к чему мы стремимся, — это добиться расположения Зигфрида. Ваша дружба только окрепнет, а не наоборот!

Король глубоко вздохнул, и когда Зигфрид, сидевший в паре шагов от него, поднял кубок, он воспользовался моментом и встал с трона. Хаген подал знак стражникам, и те начали бить копьями в гонг, чтобы привлечь всеобщее внимание. Охмелевшему от вина и веселья сообществу потребовалось некоторое время, чтобы переключить свое внимание на короля. Наконец все взоры обратились к Гунтеру; люди прекратили разговоры и отставили в сторону кубки с вином и пивные кружки.

Король Бургундии, немного пошатываясь от вина, удовлетворенно оглядел свой двор.

— Сегодня действительно большой праздник! — воскликнул он. — Мы собрались здесь, чтобы погулять в честь нашего героя!

Гунтер сделал паузу, дав мужчинам время накричаться и похлопать Зигфрида по плечу.

— Но достаточно ли праздника, который мы устроили в честь Зигфрида? — продолжил он. — Без него Бургундия была бы бедной, нам угрожал бы дракон, а Хъялмар жадно зарился бы на наши земли!

Придворное сообщество загудело в ответ, выражая свое согласие. Гунтер жестом подозвал Зигфрида к себе и приобнял его за плечи так, чтобы все это видели.

— Чем же мы можем отблагодарить будущего короля Ксантена, теперешнего друга Бургундии?

В воздухе повисла тишина. Зигфрид чувствовал себя неловко: что бы ни сказал сейчас Гунтер, намного легче было бы обсудить все это наедине.

Король удовлетворенно улыбнулся.

— Моя сестра, гордая принцесса Кримгильда — сердце Бургундии! Вот чего хочет Зигфрид! И зная, что она отвечает ему взаимностью, сегодня вечером и в этом кругу я объявляю, что принцесса Кримгильда должна принадлежать ему!

Поднялся жуткий гвалт. Все стали чокаться, обниматься и кричать здравицы Гунтеру и Зигфриду. Некоторые даже забрались на столы, выбрасывая кулаки к небу в знак дружбы двух королевств.

Зигфрид не знал, радоваться ему или сердиться при виде этого балагана. То, о чем он мечтал, только что преподнесли ему на блюдечке. И все же юноше хотелось, чтобы это произошло в присутствии Кримгильды. Он жаждал услышать «да» из ее уст. Он обнял Гунтера, но сам казался весьма озабоченным.

Король снова потребовал тишины и, взглянув на Хагена, открыл второй акт этого представления.

— Как того требуют законы Бургундии, у нас будет двойная свадьба. Когда епископ наложит на меня узы брака, Зигфрид женится на Кримгильде. В один день. В одной церкви. Перед одним богом!

К ликованию воинов примешались удивленные возгласы. К этому меньшинству присоединился и Зигфрид. Повернувшись к своему другу, он сказал:

— Вы не могли бы сделать мне большего подарка, чем этот, и я с радостью принимаю его. Если ваше решение не противоречит заветам Бога, то я согласен венчаться в церкви. Но кто же та невеста, с которой должен обвенчать вас епископ?

— Это королева, которую я хочу завоевать! — воскликнул Гунтер, скорее для придворных, чем для Зигфрида. — Она роскошна и красива, могущественна и сильна. Через два дня наши корабли будут готовы, и мы с тобой поплывем на север, чтобы завоевать ее.

Мысли в голове Зигфрида спутались. Его план забрать Кримгильду в Ксантен и жениться на ней там, чтобы поскорее заняться государственными делами, рухнул из-за странной прихоти Гунтера взять его с собой. Но Зигфрид не мог отказать королю в этой услуге после того, как тот пообещал ему собственную сестру.

Гунтер потряс Зигфрида за плечо, отвлекая его от мыслей.

— Так что, я могу рассчитывать на твою помощь? Некоронованный король кивнул и натянуто улыбнулся.

— Никто не заставит меня изменить вам, и мы вернемся в Бургундию с вашей невестой. Клянусь честью!

— Что ж, давайте провозгласим наше решение всему королевству! — заявил Гунтер и поднял кубок. — Король Бургундии едет в Исландию!

— В Исландию! — завопили пьяные бургунды.

Слово «Исландия» сразило Зигфрида, как мощный удар в челюсть лапой Фафнира. Воспоминания лихорадочно заметались в его голове. Образы, давно забытые, но до сих пор не утраченные. Ощущение прохладной воды на коже. Боль от переломанного запястья. Темные глаза и длинные черные волосы. Запах пота и страсти. Вожделение тела.

Он провел рукой по лбу, словно пытаясь отогнать эти образы. Кольцо на левой руке больно сдавило палец, отвлекая внимание от темных мыслей. Зигфрид попытался снять кольцо, но оно, казалось, вросло в кожу. Его затошнило, и он бросился вон из зала, чтобы найти место поспокойнее.

— За Исландию! — кричал Гунтер. — За Брюнгильду!

Зигфрид услышал это имя уже на выходе из зала. Кольцо на его пальце горело огнем, стараясь не допустить в его сознание ничего, кроме боли. Сколько девушек с таким именем может быть в Исландии? Десятки, сотни. В этом нет никаких сомнений. Нет причин верить в совпадение. А даже если и так? Не было же ничего! И что они могли наобещать друг другу, будучи еще детьми?

Хаген и Гунтер видели, как Зигфрид, пошатываясь, выходит из зала, и изумленно переглянулись. Они, конечно, знали, что вряд ли он придет в восторг от этой новости, но его поведение казалось несколько… странным.

Ночной воздух приятно холодил лицо, и Зигфрид быстро нашел ведро с водой, в которое он сначала опустил руку с кольцом, а потом и голову. Теперь украшение, казалось, сменило тактику. Боль уступила место соблазнительному теплу, которое словно вытекало из золота прямо в его кровь. Боль в голове, как и боль в сердце, вызванная упоминанием имени исландской королевы, прекратилась. Кольцо подарило Зигфриду покой, вернув к мыслям о Кримгильде. Только о Кримгильде.


Гунтер проснулся. Голова у него раскалывалась, а язык будто порос мхом. Глаза не хотели открываться, желудок яростно сопротивлялся попыткам Гунтера встать.

Застонав, король медленно сполз с кровати. Кубок с остатками красного вина лежал на полу, и забрызганный пол, казалось, был залит кровью. Повсюду валялась разбросанная одежда, в которой Гунтер был накануне. Потянувшись, король попробовал вспомнить, что было вчера, и, прихрамывая, подошел к окну, желая взглянуть на свое королевство.

Солнечные лучи, освещавшие Бургундию в день возвращения войска, уступили место темным тучам. Небо было готово пролиться дождем. Придворные слуги тащили остатки пиршества свиньям, а во дворе, прислонившись к стене, спали солдаты.

Гунтер подумал о вчерашнем празднестве, и, словно в наказание, острая боль пронзила его голову. Он потер виски, подавляя позывы к рвоте. То, что он сделал, было правильно. Правильно для него, для Зигфрида и для Кримгильды. Для обоих королевств. Он женится на Брюнгильде, двойная свадьба навсегда свяжет Бургундию и Ксантен, и тогда будет мир. Наконец-то будет мир.

И все же Гунтер чувствовал себя виноватым. Ощущение вины разъедало его изнутри. Отдал ли он руку своей сестры из дружеских побуждений и радости, а не из страха и холодного расчета? Может ли хороший поступок оказаться грязным, если мотивы для его совершения были нечистыми?

Взяв кувшин с водой, Гунтер вылил ее себе на голову. Боль, как и заботы, немного отступила. Наверное, глупо было даже думать о таком, ведь Бургундия стала богатой и свободной, а вскоре будет связана кровными узами с могущественным королевством. Страна переживала сейчас свои лучшие времена, самые лучшие с тех пор, как много лет назад сюда пришли римляне со своими короткими мечами и щитами, чтобы присоединить Бургундию к своей империи.

Гунтер посмотрелся в маленькое зеркало на стене и увидел свое лицо — влажное, бледное и щетинистое. Но это было лицо хорошего и справедливого короля, который по праву может жениться на королеве Исландии.

Он очень надеялся на то, что жуткие легенды, которые рассказывали о Брюнгильде, были неправдой.


Зигфрид проснулся, испытывая такие угрызения совести, с которыми утренние муки Гунтера даже сравнивать было нельзя. Ему предложили руку Кримгильды, а он согласился, даже не посмотрев ей в глаза! Конечно, его уважали при дворе, но сама ситуация казалась Зигфриду неправильной.

Он не хотел заполучить сердце принцессы в качестве награды, он мечтал, что она сама подарит ему свою любовь. Его даже не утешала мысль о том, что Кримгильда никогда не заставляла его сомневаться в искренности ее чувств к нему.

Он все время думал о том, как она его примет после всего, что произошло, и примет ли вообще. Зигфрид решил покончить со своими сомнениями и поскорее поговорить с Кримгильдой. Честно говоря, ему легче было выйти на медведя с голыми руками, но в то же время он хотел искренности в отношениях с будущей женой.

Зигфрид надеялся встретить Кримгильду в ее покоях, но, не успев выйти во двор, увидел ее стройную фигуру. Она с поразительной легкостью запрыгнула на коня, и конюх передал ей поводья второй лошади, стоявшей рядом. Посмотрев на Зигфрида, девушка медленно подъехала к нему и протянула ему эти поводья.

— Я слышала, что мы теперь обручены. Ну что, найдется у моего будущего супруга время проехаться со мной?

В ее голосе не было ни возмущения, ни радости — одна официальная любезность, а во взгляде — глубоко спрятанная тайна. Зигфрид, нахмурившись, посмотрел на небо, где уже сверкали молнии и гремел гром, но не решился отказать невесте.

— С радостью.

Не успел он вскочить на коня, как Кримгильда рванула с места в галоп, словно пыталась угнаться за ветром. Сразу за воротами замка она свернула на запад и поскакала к лесу. Земля летела из-под копыт ее коня, а ветки хлестали девушку по лицу. Зигфрид изо всех сил пытался угнаться за принцессой. Он не был таким хорошим наездником, как она, и изо всех сил натягивал поводья, чтобы уберечь лошадь от падения. Когда замок остался позади, первые холодные капли упали ему на лицо. Вдалеке раздались раскаты грома. Было бы разумнее переждать грозу, оставшись в замке, но он не собирался проигрывать Кримгильде после того, как победил Фафнира и Хъялмара.

На небе сверкали молнии, из мрачных, низко нависших туч хлынул ливень. Уже через несколько секунд Зигфрид промок до нитки, а земля, размытая дождевыми потоками, превратилась в грязь. Стоило ему открыть рот, чтобы позвать Кримгильду, как он захлебнулся водой. Принцессе, судя по всему, это не мешало, и она гнала своего коня все дальше и дальше в лес.

Ее конь перепрыгивал через преграды, встречавшиеся на пути, в то время как Зигфриду приходилось их огибать. Вскоре ее фигура превратилась в быстро удаляющуюся тень. Он потерял ее из виду, потом нашел и снова потерял. Оглядываясь по сторонам, Зигфрид в ярости остановился.

Его злило не само безрассудство происходящего — ему не нравилась игра, которую затеяла Кримгильда. Зигфрид не хотел заниматься такими глупостями, считая, что прежде всего им следует обсудить серьезные вопросы. Вопросы любви и замужества.

Он уже собирался развернуть коня, когда вновь увидел принцессу. Кримгильда привязала своего коня в паре шагов от тропинки и села на мягкий мох под огромным дубом, прислонившись спиной к стволу. Светлое платье прилипло к телу, а диадема на лбу удерживала влажные волнистые волосы. Молнии сверкали все чаще и чаще, освещая ее белую кожу.

Это зрелище трудно было воспеть в песнях, и Зигфрид разом утратил весь гнев, накопившийся во время бешеной скачки. Место под дубом казалось ему священным, поэтому он не решался ступить туда. Король-кузнец стоял под дождем, и вода ручейками стекала по его мускулистому телу. Некоторое время запыхавшаяся от быстрой езды Кримгильда просто смотрела на него. Гром и молнии придавали Зигфриду могущественный вид, словно он был воителем Бога, несущим кару Господню. Воителем, который был готов на все, но, тем не менее, не решался приблизиться к ней.

Девушка первая протянула ему руку и позвала:

— Иди ко мне.

Зигфрид сделал пару неуверенных шагов. Раздался треск, и соседнее дерево раскололось от удара молнии.

— Ты поедешь с Гунтером в Исландию, чтобы помочь ему завоевать королеву, — громко сказала она, перекрикивая шум грозы. — Ты снова оставишь меня, как и тогда, когда уезжал бороться с Фафниром и Хъялмаром.

Капли дождя стекали по ее лицу, словно слезы, но это были слезы без соли и печали.

Он опустился рядом с ней на колени.

— И каждый раз мое сердце разрывалось на части, — продолжала Кримгильда.

— Но Гунтер попросил меня…

Она прижала правую ладонь к его губам, отказываясь выслушивать объяснения.

— Я приехала сюда не для того, чтобы упрекать тебя, и не для того, чтобы отговаривать от выполнения обещания.

Он заметил, что ее левая рука ухватилась за его рубашку и начала медленно притягивать его к себе.

— Я лишь хотела узнать, уедешь ли ты от меня в третий раз, так и не сделав меня твоей королевой…

Наконец-то их поцелуй не был прощальным. Их губы разожгли огонь, который не мог затушить дождь. Пальцы Кримгильды впились в его руки, а он грубо дернул ремень ее платья. Она выгнулась ему навстречу. Стягивая влажную ткань с ее плеч, Зигфрид уже пил воду с ее шеи. Кримгильда вцепилась руками в его влажные волосы, пытаясь указать ему путь, который он сам нашел губами.

Голод, мучивший их столь долго, наконец-то был утолен. Сейчас не было времени для долгих игр страсти, которая и так уже стала невыносимой. Сняв одежду, Зигфрид бросил один-единственный взгляд на покрытое каплями дождя дрожащее тело своей возлюбленной. Кримгильду тоже обуяла страсть, и она, лишь на мгновение взглянув на мускулистое тело, склонившееся над ней, тут же притянула его к себе.

Зигфрид обхватил ее руками и резко поставил на ноги. Влажная грубая кора впивалась в нежную кожу на спине принцессы, словно зубы хищника. Девушка прислонилась к дереву, и теплое тело Зигфрида прижалось к ней. Она чувствовала его волю, его силу и его желание. Они оба хотели одного и того же.

Казалось, молнии пронзали теперь их тела, подгоняя и сжигая их. Крики Кримгильды заглушал гром, а дождь смывал кровь ее любви в лесную почву.

Вода и плоть — вот чем они стали. Уже приблизившись к цели, они отчаянно и жарко искали большего — большего в телах, большего в глазах. Пальцы ласкали нежнейшие места, а зубы кусали нежную кожу. И когда страстная борьба достигла пика при последнем раскате грома, они опустились на землю, и их соленые слезы смыло дождем.

Они лежали на мокрой земле, не обращая внимания на холод и сырость. Им было тепло от их любви и накала страсти, который еще не прошел. Кримгильда лежала на груди Зигфрида, склонив голову на его правое плечо и гладя кончиками пальцев сильное тело, словно пыталась отыскать еще не изведанные места.

— Что ж, теперь ты моя королева? — спросил Зигфрид через некоторое время, устремив свой взор в небо.

— Твоя королева, твоя жена, твоя рабыня, — прошептала принцесса. — С первого дня до последнего.

Он нежно поцеловал ее в лоб.

— С первого дня до последнего, где бы я ни был.

Кримгильда всхлипнула.

— Я надеялась, что исполнение моей мечты и наша любовь помогут мне отпустить тебя, но уже сейчас ощущаю боль даже при мысли об этом.

— Я чувствую то же самое, — признался Зигфрид.

Она горько улыбнулась.

— Непобедимый герой, которого не берут мечи, страдает от сердечной боли? Неужели такое может быть?

Он улыбнулся в ответ.

— Поранить нельзя лишь мое тело. Я обязан этим крови Фафнира.

Кримгильда с любопытством посмотрела на него.

— Значит, мой король непобедим, что бы ни случилось?

Зигфрид немного приподнялся и чуть повернулся, глядя на то место, где не успела зажить рана.

— Вот только здесь магия, кажется, не подействовала, потому что к телу прилипла чешуйка.

Кримгильда поцеловала это место, лаская языком кожу, а затем нежно укусила его, и на ее губах показалась кровь. Зигфрид, рассмеявшись, отстранил ее от себя.

— Если ты хочешь увидеть, как я истекаю кровью, то скажи мне неприветливое слово, и кровь хлынет из моей души.

Она ласково прижала его к земле.

— Я никогда не хочу ссориться с тобой. И больше никогда не хочу отпускать тебя.

— Я мог бы нарушить свое слово, если бы дал его не Гунтеру, а кому-то другому… Я готов пойти на все, лишь бы остаться с тобой, — сказал Зигфрид. — Но его счастье — это ключ к нашему счастью.

Кримгильда взглянула на него с любовью.

— Что ж, позаботься о том, чтобы мой брат женился на Брюнгильде. Ради нашей любви! Запри их вместе в спальне, если потребуется, и поскорее возвращайся обратно!

Зигфрид улыбнулся, но тут же нахмурился.

— Возможность принудить Брюнгильду к браку кажется мне крайне сомнительной. Она может сопротивляться Гунтеру похлеще, чем дракон.

— Ты говоришь так, будто знаком с ней. — В глазах Кримгильды вспыхнул огонь. Она была удивлена.

— Да нет, — ответил Зигфрид, стараясь не смотреть на Кримгильду, что выдавало его неуверенность. — По крайней мере, не… Нет, не в этой жизни.

Кримгильда приподнялась на локте и спросила, глядя Зигфриду в глаза:

— Ты что, ведешь двойную жизнь? И как это связано с Брюнгильдой из Изенштайна?

Чтобы скрыть смущение и глазами не выдать правды, Зигфрид сосредоточился на кольце, которое забыл снять во время любовных утех.

— Я не знаком… с королевой Брюнгильдой.

В его понимании это не было ни истиной, ни ложью.

Кримгильда, решив не омрачать день любви пустой ревностью, тоже перевела взгляд на кольцо.

— Какое красивое. Подарок старого кузнеца?

Зигфрид покачал головой.

— Регин не увлекался драгоценностями. Кольцо — это часть сокровищ, которые я унаследовал после смерти Фафнира. С тех пор я никак не найду покоя, кольцо словно подгоняет меня. Возможно, легенда о том, что золото нибелунгов проклято, на самом деле правдива.

Кримгильда рассмеялась.

— О проклятии нибелунгов рассказывают в тавернах и детских спальнях, запугивая малышей. Единственный грех, связанный с обладанием золота, — это богатство, так учит нас церковь. Человек может быть проклят только в том случае, если не захочет делиться этим богатством с другими.

— Тогда я спокоен, — сказал Зигфрид, пожав плечами. — Я охотно делюсь своими сокровищами и променял блеск богатства на твою любовь.

Глаза Кримгильды вспыхнули, как драгоценности в лучах солнца.

— Что ж, давай праздновать нашу любовь не только на словах, но и на деле.

Дрожь в голосе возлюбленной распалила страсть Зигфрида, и он снова притянул ее к себе.


Гернот радостно выглядывал из окна, любуясь солнечными лучами, пробившимися сквозь облака после грозы. Он давно уже не видел такой бури. Когда принц был маленьким, ненастье пугало его и он прятался, пока однажды Гундомар не вытащил младшего сына из-под какого-то стола. Что ж, время страха прошло, как и время печали. Он нашел любовь и узнал, что любовь искала его. У этой любви не могло быть легкого пути, но Гернот не отчаивался. Он любил Эльзу, и ни Гунтер, ни Хаген, ни статус, ни кровь не могли их разлучить.

Чья-то нежная рука постучала в его дверь, и принц с радостью бросился открывать. Но это оказалась не его возлюбленная, а любимая сестра.

— Гернот, мне нужно с тобой поговорить, — заговорщически шепнула Кримгильда, хотя каменные стены были достаточно толстыми.

Он заметил, как она раскраснелась и как блестели от счастья ее глаза.

— Да, я тоже хочу с тобой поговорить. Ты не поверишь, что со мной произошло!

Кримгильда потянула Гернота к кровати и уселась рядом с ним.

— Что ж, я горю желанием выслушать все в мельчайших подробностях, но сначала хочу попросить тебя поскорее принять решение, которое для меня очень важно.

Принц кивнул, разочарованный тем, что не может тут же рассказать о своей новости.

— Что случилось?

Кримгильда, вероятно запыхавшаяся от быстрой ходьбы, глубоко вдохнула.

— Зигфрид поедет с Гунтером в Исландию, — наконец произнесла она, — и ты должен помочь мне. Прошу тебя, Гернот, проследи за ним.

Как это часто бывало, сестра называла просьбой то, что на самом деле воспринималось им как долг, а не выражение свободной воли. Принц знал, что не может отказать ей, но все же решил попытаться.

— Я отдал бы за тебя свою жизнь, но здесь, при дворе…

— Нет ничего, что было бы важнее, чем счастье Гунтера, Зигфрида и обоих королевств, — взволнованно перебила его Кримгильда. — Король рассчитывает на помощь Зигфрида в сватовстве к королеве Брюнгильде, и все же мне кажется, что они как-то связаны, а мы об этом ничего не знаем.

Гернот нахмурился:

— Зигфрид и королева Исландии? Возможно ли это? Всего пару недель назад он был простым кузнецом.

Кримгильда взяла брата за руку.

— У меня нет ответа на этот вопрос, и именно поэтому я прошу тебя быть моими ушами и глазами в замке Изенштайн.

— То, что мне под силу сделать для счастья Бургундии, я выполню, — пообещал Гернот.

Принцесса бросилась ему на шею, громко чмокнула в щеку и встала.

— Вот уже в который раз я оказываюсь твоей должницей. Я передам Гунтеру, что ты поедешь с ним.

Она побежала к двери, но обернулась на пороге:

— А что ты хотел мне рассказать?

Гернот отмахнулся:

— Это может подождать до моего возвращения с холодного севера.

Кримгильда упорхнула, а душу Гернота заполонила грусть. Принц снова отметил про себя, что внимание Кримгильды было приковано исключительно к будущему королю Ксантена и Дании, а он, Гернот, к сожалению, был слишком слаб, чтобы решиться отказать сестре и объяснить, что его сердце и обещания принадлежат дочери Хагена.

Ему даже думать не хотелось о том, как воспримет Эльза сообщение об отъезде в Исландию. Не успел он признаться девушке в любви, как снова покидает ее. Слишком уж бурно развиваются события в последнее время. Иногда у Гернота возникало ощущение, что расцвет королевства не был заслугой героев, призванных служить своему отечеству. Он думал, что они пользуются чем-то еще, за что в конечном счете им придется платить.

Гернот вздохнул. Исландия. А ведь он так не любит холод.

11

БРЮНГИЛЬДА И ПРАВО ВЛАСТИ

Два корабля под бургундским флагом двигались вверх по Рейну по направлению к морю. На каждом было по десять гребцов и по десять солдат, а с ними — слуги и советники. Гунтер, Гернот, Зигфрид и Хаген находились на палубе первого корабля. Река спокойно несла свои воды, словно старалась услужить и благополучно переправить королей к месту назначения.

В то время как Гунтер и его советники были заняты обсуждением возможного заключения союза между Исландией и Бургундией, Гернот сидел на корме и печально смотрел на воду. Зигфрид, который чувствовал, что его сила сейчас не нужна, пристроился возле фигуры орла, украшавшей нос корабля. Его взгляд был устремлен вперед в поисках новых впечатлений. Беспокойство молодого воина было вызвано не только тоской по Кримгильде и полным бездействием, но и пониманием того, что река ведет его по обратному пути жизни: уже через неделю они проплыли мимо леса Одина, и Зигфрид уговорил Гунтера сделать привал в том месте, которое он так хорошо знал.

Он прогулялся по знакомым местам, вдыхая родные запахи, и в конце концов пришел к заброшенной кузнице. Где-то в глубине души у него затаилась надежда встретить здесь Регина, но старый мастер, судя по всему, действительно отправился в новую страну в поисках новой жизни, и Зигфрид был глубоко разочарован. Кузница была мертвой, покинутой, и жизнь теплилась здесь лишь в воспоминаниях. Немного подумав, Зигфрид достал Нотунг и разрушил не только кузницу, но и пристройку, так что от них остались одни руины. Помолившись в последний раз перед могилой матери, он побрел обратно к Рейну При этом Зигфрид специально выбрал не тот путь, который привел бы его к ручью, где он когда-то познакомился с девчонкой по имени Брюнгильда.

Чувствуя приятную усталость, Зигфрид подошел к берегу, где отдыхали бургунды. Несмотря на сладостную тяжесть в теле, у него было плохое настроение, и, следуя мрачной атмосфере вечера, он занял место рядом с принцем Гернотом, который, усевшись на траву, смотрел на спокойные воды Рейна.

— Мой принц, я нисколько не хочу вас упрекать, но не должен ли такой молодой человек, как вы, испытывать восторг, оттого что он может поехать с братом в чужую страну?

Гернот попытался рассмеяться, но сумел выдавить из себя лишь усмешку.

— Зигфрид, не каждый ищет приключений по ту сторону горизонта. Все, что мне нужно, осталось дома.

Зигфрид знал, о чем говорит молодой человек, да и Кримгильда успела рассказать ему о любовных отношениях Гернота и Эльзы.

— Благодаря разлуке ваши чувства лишь окрепнут, — мягко произнес Зигфрид. — И когда мы подъедем к Вормсу, вы ощутите, как вашу грудь распирает от нахлынувших чувств и она, кажется, готова вот-вот лопнуть. Поверьте, я знаю, что говорю.

— Неужели ты не скучаешь по моей сестре? — спросил Гернот.

Зигфрида этот вопрос поставил в тупик.

— Скучаю? Да у меня сердце разрывается каждую секунду, когда я вспоминаю о ней. И осознание того, что она чувствует то же самое, нисколько не облегчает мою муку, скорее наоборот. Но слишком многое зависит от успеха нашего путешествия, и я не мог отказать вашему брату в его желании.

Гернот умело бросил камень, и по воде разошлись круги.

— Когда я рассказал Эльзе, что мне нужно ехать в Исландию…

Поспешно оглянувшись, Зигфрид сжал руку принца и, убедившись, что никого нет, ослабил хватку и понизил голос:

— Я думаю, что сейчас не стоит произносить вслух имя вашей избранницы. После свадьбы, когда две королевские семьи объявят о своем намерении завести детей, к вашей любви будут относиться с большим уважением.

Гернот с благодарностью кивнул:

— Ты, конечно же, прав, и мне очень приятно знать, что кто-то на моей стороне.

Принц с грустью подумал о том, что он воспользовался доброжелательностью Зигфрида, чтобы повесить на него свои проблемы.

— Когда я сказал ей, что поеду с Гунтером в Исландию, — негромко продолжил он, — Эльза заперлась в комнате, и я двенадцать часов слушал, как она плачет.

Зигфрид положил руку Герноту на плечо.

— Учитывая, что Эльза — дочь такого человека, как Хаген, она, несомненно, привыкла к слезам. Но она простит тебя, как только ты въедешь в ворота замка.


Если лес Одина напомнил Зигфриду о его прошлом, то путешествие через Ксантен дало ему возможность заглянуть в будущее. Королевское посольство Бургундии решило не сообщать властям страны о проезде через ее территорию. Ксантен и Дания по-прежнему находились в смятении, которое без сильной руки короля легко могло перерасти в восстание и закончиться кровопролитием. Ксантенцам вряд ли понравилось бы смотреть на то, как Зигфрид, их будущий король, словно вассал другого короля, проезжает мимо своей страны.

Зигфрид и сам был поражен, насколько сильно он переживает тот факт, что ему удалось взглянуть на город и замок лишь издалека, а из своих подданных увидеть только крестьян, которые, отрываясь от работы на полях, махали путешественникам руками. У него даже не было времени подумать о королевстве, где ему предстояло править. Его душа, сердце и внимание — все это принадлежало Бургундии. Но сейчас, когда Ксантен, словно сонный рай, проплывал мимо, Зигфрид чувствовал его зов. Короля призывали к власти. Те два дня, которые они плыли по Рейну между границами его королевства, Зигфрид тосковал не меньше Гернота. Он постепенно начал понимать, что вместе с великолепной наградой за его героизм пришли беспокойство и ответственность. Одной только сильной руки было недостаточно. Ни один меч не мог прокормить народ и исцелить болезни. И лишь мысль о том, что Кримгильда была сведуща в этих делах благодаря своему воспитанию, придавала ему уверенности. Она будет хорошей королевой.


Все бургунды радовались, что их путешествие проходит столь мирно, а Гунтер и вовсе воспринимал это как добрый знак. Каждое утро он с Гернотом молился о защите кораблей, в то время как Хаген и Зигфрид, объединенные общей верой, обращались к милости своих богов.

Вскоре Ксантен остался позади, и, когда пресная вода Рейна смешалась с солеными водами Северного моря, путешественники подняли паруса и взяли курс на север, по направлению к Исландии. Еще в Вормсе дно кораблей оснастили тяжелым железом, чтобы они могли выдержать морской шторм. Если неподалеку от берега время от времени им встречались торговые суда других королевств, то уже через день весь мир, казалось, состоял из одной воды. Дважды они видели на горизонте острова, но Гунтер велел проплыть мимо.

Все это время бургунды питались вяленым мясом, фруктами и хлебом, пока оставшиеся продукты не испортились и их пришлось выбросить за борт. На корабле звучали старые песни, солдаты играли на счастье в кости и гадали на картах, каким будет путь. Казалось, судьба дает воинам время отдохнуть и приготовиться к приключениям, но в воздухе уже ощущалось напряжение.

Спокойному путешествию пришел конец, когда через неделю на горизонте появилась черная полоса. Это были облака, но они казались чудовищными, потому что от них исходила угроза, как от Фафнира. Облака спускались очень низко к воде, и Зигфриду казалось, что боги Валгаллы могут опустить в море ноги. Иногда между облаками появлялись просветы и оттуда били молнии. Неистовый ветер готов был бросить волны под нос корабля, хотя они были еще далеко оттуда.

— Шторм, — проворчал Хаген, с недовольством глядя на север своим единственным глазом.

Гунтер тоже был расстроен.

— Я еще такого не видел.

— Это магия древних богов, — сказал советник. — Как гласит легенда, они отступали все дальше и дальше на север, когда римляне принесли сюда христианство.

Король Бургундии с гордостью выпрямился.

— Возможно, это проделки дьявола, но древние боги тут ни при чем. Существует лишь один Бог, и нет богов, кроме него. Наши корабли смогут противостоять грозе?

Хаген кивнул:

— Мы закрепим весь груз, а сами привяжемся канатами к деревянным поручням. Паруса и весла следует убрать. Течение принесет нас прямо к Исландии. А что нас ждет там…

— Прошу, избавь меня от дальнейших историй о королеве, пожирающей своих женихов, — отмахнулся Гунтер. — Это лишь жалкие отговорки тех, кто не сумел добиться руки Брюнгильды.

Король старался говорить уверенно, четко отдавая приказы, но его сердце разрывалось от тревожных предчувствий. Ему не нравилось, что он вынужден просить руки королевы, которая поклоняется языческим богам. И хотя епископ Вормса убедил Гунтера, что свадьба станет и крещением, тот не мог успокоиться. Скрывая смятение, он думал о женщине, о которой при дворах континента говорили, что лишь бог сможет выстоять перед ее испытаниями.

Но что бы ни болтали о Брюнгильде, она была подходящей королевой и должна была взойти вместе с ним на трон Бургундии. Если она родит ему здоровых детей, то между северными землями и горами на юге могло возникнуть королевство, расцвет которого будет длиться много поколений. Королевство, которое сумеет пережить падение Рима и прогнать гуннов на восток.

Гунтер очень гордился тем, что при выборе невесты не полагался на такие глупости, как зов сердца, и думал лишь о политической выгоде.


Низкие тучи быстро и жадно поглотили корабли бургундов. В их чудовищной пасти деревянная обшивка готова была треснуть, а металл — расплавиться. Молнии били так часто, что весь мир превратился в бесконечные вспышки, а раскаты грома заставляли корабли танцевать на воде подобно тому, как листья кружатся на ветру. Еще час назад они гордо плыли с развевающимися флагами Бургундии, а теперь стали маленькими и жалкими. Корабли поднимало на вершины огромных волн, чтобы снова обрушить их вниз, в водные долины, казавшиеся каменными.

Большинство воинов сражались в трюме за свою жизнь и молились разнообразным богам о милости или, по крайней мере, о скорой смерти. Их тела были привязаны кожаными ремнями к скамьям гребцов. На палубе первого корабля оставались только Хаген и Зигфрид, привязанные к фигуре орла. Лица саднило от ударов соленой воды, раз за разом падавшей на них. Но они продолжали искать Исландию и надеялись найти хотя бы просвет на горизонте, обещавший выход из шторма. Они молчали, поскольку им нечего было сказать друг другу.

Так продолжалось пару часов: бешеная скачка вверх-вниз, сопровождавшаяся яростными порывами ветра. Казалось, сама природа пытается отомстить им за что-то. В тот момент, когда Зигфрид подумал, смогут ли их корабли выстоять в такой буре, за его спиной с чудовищным треском начала валиться мачта. Она разломилась на две части, словно тростинка, и упала, разбрасывая щепки. Мачта ударила по палубе, наматывая на себя тяжелые спущенные паруса. При этом она задела натянутый канат, с помощью которого был зафиксирован штурвал. Канат порвался, корабль мгновенно бросило в сторону, а штурвал начал бешено крутиться.

Существовало две вещи, благодаря которым корабль не мог потонуть — исправный штурвал и неповрежденный корпус. Первая нужна была для того, чтобы корабль принял нужное направление, а вторая — чтобы он держался на воде. И Зигфрид, и Хаген понимали это. Как только мачта коснулась палубы, старый советник вытащил кинжал и перерезал кожаные ремни, которыми был привязан к орлу.

— Нет! — заорал Зигфрид, пытаясь перекричать шторм, но Хаген уже бросился к неистово крутившемуся штурвалу.

Он полз, настойчиво пробиваясь к своей цели, но, чтобы схватиться за штурвал, ему нужно было перелезть через остатки парусов и мачты, что делало продвижение еще сложнее. Порывы ветра могли просто снести его с палубы. Зигфрид поспешно выхватил свой кинжал, чтобы тоже броситься навстречу опасности. Пригнувшись, он попытался пройти сквозь стену дождя и помочь Хагену, которому оставалось сделать всего пару шагов до штурвала. Железная воля придавала сил старым мышцам, и Хаген наконец выпрямился, чтобы схватить вращающийся штурвал.

Он не видел ни волны, ударившей в корабль, ни подброшенной силой удара мачты, которая летела прямо на него. У Зигфрида не было времени предупреждать старика или отталкивать его в сторону, и молодой воин смело принял удар на себя. Немного наклонив правое плечо и повернув голову влево, он подставил спину, чтобы мачта упала на него, как мешок с мукой, который нужно перенести.

В свете двойной молнии Хаген Тронье увидел, как Зигфрид принял на себя удар деревянной мачты, огромной, как ствол дерева, и понял, почему он это сделал. Тело мускулистого воина отбросило на пару шагов назад. Зигфрид взревел, как бык, но остался стоять на ногах. Его руки вцепились в мачту, будто он должен был охранять ее от грозы. Отколовшиеся от мачты куски дерева, острые, как кинжалы, ломались о его тело. Наконец Зигфрид подтащил мачту к поручням и вместе с парусом выбросил в море, жадно поглотившее приношение.

Запыхавшись, Зигфрид схватился за поручни и метнул взгляд на Хагена. Тот смотрел на него с невольным восхищением и ужасом.

Гунтер с двумя моряками вышел на палубу, напуганный шумом ломающегося дерева. Сражаясь с ветром и дождем, они тоже пробились к штурвалу и помогли Хагену. Вчетвером они удерживали штурвал, пока им не принесли новый канат.

Гунтер с благодарностью кивнул Зигфриду, и это не ускользнуло от внимания Хагена. Советник пошел обратно в трюм, чтобы не рисковать больше своими старческими костями. Он привязал себя рядом с остальными мужчинами, совершенно не радуясь спасению своей жизни. Его руки и ноги болели, а душа горела огнем.

Советник кое-что понял, наблюдая за поведением Зигфрида, и сделал вывод: какую бы хитрость он ни придумал, чтобы сделать Зигфрида другом Бургундии, сила принца Ксантена в любой момент могла превратить его в опасного врага. Хаген был уверен в том, что, пока Зигфрид жив, Бургундии не жить в мире.

Когда стало ясно, что корабль выдержал испытание, шторм внезапно утих. Тучи уже не пронзались молниями, а гром не гремел в холодной ночи. Дождь поутих, ветер не вздымал волны. Резко похолодало, и вместо дождя пошел град. Изо рта мужчин повалил пар, а влага, пропитавшая их одежду, быстро превратилась в лед.

Гунтер присоединился к другу, который в изнеможении сидел у поручней.

— Вряд ли можно сомневаться в моем чутье короля. Я не зря решил взять тебя с собой.

Зигфрид устало улыбнулся.

— Все ради Бургундии, — сказал он, имея в виду не столько государство, сколько Кримгильду.

— Будем надеяться, что исландская королева стоит всех этих усилий, — проворчал Гунтер. — Я готов бороться за ее руку, но пусть мне, по крайней мере, позволят выйти на поле боя.

Будущий король Ксантена положил руку ему на плечо.

— Если мне даже придется для этого тащить за собой корабль, я все равно отвезу вас в Исландию и обратно.

Оглянувшись, Гунтер нахмурился.

— Что случилось? — спросил Зигфрид.

Король сжал челюсти.

— Нашего второго корабля нет.


Протрубил рог, потом еще раз и еще. Звуки передавались по цепочке от сторожевого поста на берегу до замка Изенштайн. Услышав сигнал, Эолинд вздохнул.

Это был уже шестой корабль. Два корабля повернули обратно, когда женихи увидели огонь перед фьордом. Другой претендент решил развернуться, как только начал гореть мех его мантии. Три корабля сгорели в огне, и до сих пор прибой выносил обугленные куски древесины на берег. Огненная стена продолжала гореть день за днем, как символ желания Брюнгильды отдать Исландию лишь тому, кто был достоин ее.

На этот раз Эолинд вышел на стену замка до того, как туда явилась Брюнгильда.

— Вы знаете, кто это? — спросил он, стараясь, чтобы в его голосе не прозвучал упрек.

Брюнгильда, чьи острые глаза уже давно заметили корабль без мачты, попыталась изобразить равнодушие.

— Ни паруса, ни герба. Если подумать о том, скольких других кандидатов этот жених пропустил перед собой, он либо не очень старателен, либо не очень храбр. Наверное, это франки. В любом случае не гунны: те интересуются лишь той добычей, которую могут заполучить верхом на своих лошадях.

— Возможно, это один из тех, кто уверен в своей способности выстоять перед всеми испытаниями, — осторожно произнес Эолинд.

На мгновение Брюнгильда задумалась, и Эолинд заметил особый блеск в ее глазах, которого уже давно не видел. Он догадывался, что Брюнгильда что-то скрывает. Испытания были выбраны не случайно. Брюнгильда ждала чего-то. Или кого-то. И она была готова пожертвовать ради этого своим королевством.


— Мы могли бы повернуть на запад и поискать другой путь на остров, — предложил кормчий.

Хаген покачал головой, продолжая смотреть на огромную стену пламени, полыхавшую впереди.

— Послы высказались недвусмысленно: тот, кто хочет жениться на Брюнгильде, должен проплыть на своем корабле через фьорд к воротам Изенштайна.

— И как нам это сделать? — выдохнул Гунтер, снимая плащ. — Уже сейчас на этом огне можно поджариться, хотя мы еще достаточно далеко. Сперва дождь, затем снег, а теперь огонь. Все стихии против нас!

— Давайте наполним корабль водой, — предложил Гернот, — и погрузимся в нее.

— Сваримся, как в горшке на открытом огне, — возразил Зигфрид. — Медленная и мучительная смерть.

Он уставился на стену огня, преграждавшую путь в Исландию, и подумал о том, что все это очень похоже на Брюнгильду, с которой он познакомился много лет назад. После довольно продолжительной паузы Зигфрид ударил ладонью по фигуре орла, от которой уже поднимался пар, и воскликнул:

— Что ж, если она требует, чтобы мы прошли сквозь огонь, мы сделаем это! Но никто не ждет от нас, чтобы мы при этом поджарились. — Подойдя к проходу в трюм, он крикнул солдатам и морякам: — Эй, вы! Сорвите железо со дна и принесите его сюда!

Мужчины не поняли, какую цель преследует Зигфрид, но схватили инструменты и принялись за дело.

— И каким образом это поможет? — насмешливо спросил Хаген, в то время как Зигфрид уже принялся укладывать металл с правой стороны корабля.

— Дно корабля густо намазано смолой, чтобы удерживать дерево, верно? — сказал Зигфрид. — Плотники делают так, чтобы эта смола не горела, как в факелах.

Солдаты стащили почти все железо на правую сторону, и корабль начал крениться. Гунтер схватился за поручни, чтобы не упасть.

— Я тоже не понимаю твоего плана. Если ты не распределишь железо равномерно, корабль перевернется!

Лицо Гернота, наоборот, озарилось улыбкой.

— Как и задумывалось! — воскликнул принц. — Языки пламени коснутся лишь дна корабля, защищенного от огня, а мы будем сидеть внутри и сможем дышать, пока нас не вынесет на берег течением!

Гунтер изумленно взглянул на Зигфрида.

— Ты это задумал? Перевернуть корабль, после того как нам с таким трудом удалось выдержать шторм?

Его молодой друг улыбнулся.

— Королева может требовать, чтобы мы приплыли к ней через фьорд, но вряд ли она хотела бы, чтобы мы пошли на смерть.

— Я сомневаюсь, что Брюнгильда оценит нашу хитрость, — проворчал Хаген.

Король Бургундии завершил их спор:

— Если бы Брюнгильда хотела вступить в честное противоборство, она бы не использовала силу магии. Значит, и нам позволено пойти на любую хитрость.

— Что ж, тогда давайте встанем там, где лежит старое железо, чтобы корабль скорее перевернулся, — сказал Зигфрид. — Но сначала привяжем канат к поручням.

Он вместе с моряками укрепил канаты, и все переместились на правую сторону, которая почти сравнялась с водой.

Это было достаточно необычное зрелище. Корабль бургундов лежал на боку, словно судно вынесло во время кораблекрушения на берег моря. Команда изо всех сил тянула за канаты, чтобы корабль скорее перевернулся. Несмотря на вес людей и железа, судно упорно сопротивлялось.

— Тяните сильнее! — закричал Гунтер. — Как только мы перевернемся, сразу же перебирайтесь в трюм. Я не хочу больше терять никого из своих людей.

Прежде чем он успел договорить, корабль наконец сдался и со стоном перевернулся. Палуба опустилась, и бургунды поспешно нырнули под воду.


— Странно, — пробормотала Брюнгильда. — Вы когда-нибудь слышали о том, чтобы мужчины при виде опасности шли на верную смерть?

Она стояла на крепостной стене, завернувшись в черную меховую накидку, и без всякого сочувствия смотрела на море, словно злая богиня мести. Эолинд тоже был удивлен. Даже издалека было видно, что команда изо всех сил пытается перевернуть свой корабль.

— Что ж, по крайней мере, они поняли, что возвращение невозможно.

Некоторое время королева и ее советник молча наблюдали за тем, как перевернутый корабль вошел в огненную стену… и не загорелся! Языки пламени прикасались к судну, нагревали смолу, пока та не пошла пузырями, но не могли разрушить его. Через четверть часа корабль, словно черепаха, преодолел огненную стену, а затем приблизился к фьорду, ведущему ко двору Исландии.

Эолинд заметил, как Брюнгильда судорожно сжала руки. Очевидно, она не рассчитывала на то, что за таким безумным поведением чужестранцев скрыт определенный план. Он сомневался, была ли Брюнгильда вообще готова к тому, что кто-то сумеет пройти сквозь пламя.

— Мне кажется, к сегодняшнему вечеру следует готовить роскошный ужин.

Брюнгильда холодно посмотрела на корабль, приближающийся к берегу из черной вулканической породы.

— Мне нужно сорок солдат в полной боевой готовности. Я сама встречу чужестранцев.

Повернувшись, королева пошла прочь, и ее накидка, развевающаяся на ветру, стала похожа на крылья ворона, который полетел за ней.

— Я чувствую дно, — прокряхтел Гунтер в темноте перевернутого корабля, который уверенно привел бургундов в гавань.

— Нужно немного подтолкнуть корабль, чтобы вытащить его на берег, — посоветовал Зигфрид, тоже совершенно измотанный от перенапряжения.

Король Бургундии смущенно рассмеялся.

— Вскоре я уже не буду знать, как выразить тебе свою благодарность, мой дорогой друг. Ты богат, у тебя есть власть, а совсем недавно я пообещал тебе руку моей сестры.

— Сейчас, мне кажется, лучше подумать о предстоящих испытаниях, — ворчливо заметил Хаген.

Дернувшись, судно ударилось о берег, и команда, поднатужившись, стала толкать нос корабля, пока тот не опустился на землю.

— Я сейчас нырну, чтобы удостовериться в том, что со стороны исландцев нам ничего не угрожает, — заявил Зигфрид, и по легкому всплеску стало понятно, что он не стал дожидаться ответа.

Ледяная вода проникла сквозь одежду, но Зигфрид наслаждался прохладой. Огненная стена разогрела воздух внутри корабля, и дышать было очень трудно. Он почувствовал камни под ногами и, вынырнув, выпрямился и положил руку на Нотунг.

Эти меры предосторожности не были напрасными.

На берегу его уже поджидали около пятидесяти исландских солдат. Обнажив оружие, они мрачно смотрели на него.


Брюнгильда повнимательнее присмотрелась к кораблю, отметив его римский стиль, для которого были характерны широкое днище и небольшая грузоподъемность, рассчитанная на речные переходы. Когда она была девочкой, ей не раз доводилось видеть такие корабли у презренных бургундов. Она вспомнила о том, что у Гундомара было двое сыновей. Или трое? Ходили слухи, что король некоторое время назад умер.

— Обнажите мечи, — приказала она, и ее воины тотчас подчинились.

— Кем бы ни был гость, он здесь по вашему приглашению, — напомнил Эолинд. — Мне кажется не вполне уместным приветствовать его с обнаженными мечами.

Но Брюнгильду трудно было переубедить.

— Кем бы ни был гость, — мрачно заявила она, — он хитер и достаточно храбр. А умный враг, говаривал мой отец, опаснее глупого друга.

В этот момент из темной воды показалась чья-то фигура. Влажные волосы спадали на светлые глаза. Когда незнакомец выпрямился, стали видны широкие плечи и сильные руки. Брюнгильда сразу же узнала его, несмотря на все те годы, которые прошли со времени их первой встречи. Ее сердце замерло, а мир закружился в бешеной скачке.

Нельзя было сказать, что Зигфрид сильно изменился, но он возмужал и стал более мускулистым. Он превратился в настоящего мужчину. Перед ней стоял воин, который одним своим видом мог вызывать как страх, так и страсть.

Брюнгильда надеялась, что он придет. Молилась об этом. Верила в это. Но сейчас, когда он так внезапно появился, словно рожденный самим морем, она осознала всю невероятность происходящего.

— Зигфрид, — прошептала королева.

Он держал руку на своем мече и оглядывался, полный решимости защищаться, если вдруг обнаженные мечи действительно станут сигналом к битве. И тут он увидел ее в толпе воинов.

Королева Исландии сделала шаг вперед, едва сдерживаясь, чтобы не побежать к нему. Она готова была закричать от радости и броситься к Зигфриду прямо в воду. Тем не менее каждое движение Брюнгильды было выверенным — ее положение не позволяло выказывать восторг и нетерпение.

Зигфрид пристально смотрел на королеву. Конечно, он тоже узнал ее. В его взгляде не было удивления — в конце концов, он догадывался, в чье королевство едет. Однако Брюнгильда недоумевала, почему он смотрит на нее с таким спокойствием, вместо того чтобы бурно проявлять свои чувства.

Больше всех был поражен Эолинд, когда увидел, как его королева беспечно направилась к чужеземцу. Советник легким движением руки приказал солдатам спрятать оружие. Он не понимал, что происходит в данный момент, но никакой опасности этот одинокий воин явно не представлял. Зигфрид вышел из воды, и Брюнгильда медленно приблизилась к нему.

— Он меня узнал?

Зигфрид кивнул, все еще не зная, что ему думать об этой встрече. Подняв левую руку, он показал ей неправильно сросшееся запястье.

— Перед каждой грозой боги напоминают мне о мальчишке, который оказался девушкой.

Она рассмеялась.

— В замке Изенштайн он не найдет ни мальчишки, ни девушки. Он найдет королеву, которая так долго его ждала.

Зигфрид замялся, чувствуя, что радость в глазах королевы не сулит ему ничего хорошего. Ее взгляд искал нежности, быть может, даже предчувствия судьбы. Но Зигфрид не мог дать ей ни того, ни другого.

Из воды вышли и остальные — во главе с Гунтером, Хагеном и Гернотом. Поддерживая друг друга, вскоре появились солдаты и гребцы.

— Твои вассалы, твои друзья, твои спутники? — дружелюбно спросила Брюнгильда. — Они столь же желанные гости в стенах моего замка, как и ты.

Зигфрид посмотрел на Гунтера, который с самоуверенным видом остановился рядом с ним, а потом перевел взгляд на Брюнгильду. Зигфрид не знал, как ему вести себя, чтобы объяснить ошибку, но король взял инициативу в свои руки и опустился перед исландской королевой на колени.

— Королева Брюнгильда, я — Гунтер из Бургундии, законный король моей страны. Я приехал, чтобы завоевать ваши руку и сердце. Этой благородной цели я посвятил свой меч и свою жизнь.

Глаза Гунтера блестели не только от морской воды. Первый же взгляд, брошенный на королеву Исландии, заставил его сердце бешено биться, и если минуту назад Гунтер проклинал невыносимо долгое путешествие, то теперь, похоже, был готов ко всем испытаниям.

Кожа Брюнгильды всегда была бледной, но сейчас она побелела как мел. Девушка посмотрела на Зигфрида в надежде, что он прекратит эту жестокую шутку, а затем перевела взгляд на Гунтера, чья серьезность не допускала сомнений по поводу его намерений.

— Вы… вы Гунтер, а это ваш корабль? — запинаясь, спросила она до странности незнакомым голосом, что очень удивило Эолинда.

Король Бургундии кивнул.

— Паруса с гербом сорвало во время шторма, но это действительно так. Рядом со мной стоят принц Гернот, мой советник Хаген и мой добрый друг Зигфрид, таланту которого мы обязаны тем, что смогли пройти сквозь пламя.

Каждое слово било по Брюнгильде, словно плеть, и ей казалось, что боги жестоко смеются над ней. Она сама придумала эту огненную стену, зная, что такое препятствие сумеет преодолеть только Зигфрид. Но могла ли она допустить, что он отправится в это путешествие не ради себя самого?

— Так вы… вассал короля Бургундии? — хрипло прошептала она, обращаясь к Зигфриду.

Гунтер, пытаясь помочь другу, ответил за него:

— Зигфрид — законный наследник Ксантена, завоеватель Дании, победитель Фафнира и Хъялмара. А кроме того, он мой лучший друг, и вряд ли его можно назвать вассалом.

Зигфрид глубоко вздохнул и тоже опустился на колени.

— Королева, в этом путешествии мой меч служит Гунтеру. Я прошу вас о его благополучии.

В воздухе повисла тишина, и лишь усталые волны накатывались на берег да перевернутый корабль тихо шуршал, покачиваясь на гальке. Все вдруг почувствовали, что атмосфера стала напряженной; появилось неприятное ощущение, что здесь, у берегов Исландии, встретились актеры, чтобы сыграть комедию, но пьеса неожиданно оказалась трагедией.

Брюнгильда, которая давно научилась скрывать свои чувства, попыталась найти достойный ответ, но у нее ничего не получилось. В отчаянии взмахнув рукой, она побежала к замку.

Эолинд проводил королеву взглядом, а затем повернулся к гостям.

— Я прошу у короля прощения, — учтиво произнес советник. — Дело в том, что огненную стену еще никому не удавалось преодолеть, и ваш успех, хоть и радует нас, все же оказался неожиданностью. Я покажу вам ваши комнаты на ночь, если, конечно, вы согласны остаться. Королева приглашает вас на трапезу в вашу честь.

Гунтер встал, стараясь скрыть свое раздражение.

— Я ценю ваше гостеприимство.

Король Бургундии не хотел терять Брюнгильду из виду даже на мгновение. Она была красива. Разведчики Хагена не солгали. К тому же девушка обладала силой и особой гордостью, какой Гунтер еще никогда не видел. Ее высокомерие вряд ли удалось бы сломить лестью или пустой болтовней. Эту женщину, несомненно, нужно было завоевать, победить, словно вражеское войско. Он попытался представить себе, какой сладостной будет награда за победу.

Бургунды и исландцы вместе пошли к каменной лестнице, ведущей к входу в замок. Ветер играл на скалах фьорда, и в воздухе все время звучала его мелодия. Птицы, кружившие в небе, были такими же черными, как земля, замок и одежда солдат.

— Пусть они и не ценят искусство, — с уважением прошептал Гернот Зигфриду, — но хорошо умеют показать свою гордость и мощь.

Зигфрид кивнул. Эта страна была точно такой, как он ее себе представлял после встречи с Брюнгильдой, — дикой, напористой, страстной. Оставалось только узнать, сопутствовали ли гордости Исландии рассудительность и взвешенность.

Тем временем Гунтер обратился к Эолинду:

— Так что, я первый, кто ступил на исландскую землю, чтобы попросить руки королевы?

Старый советник кивнул:

— Да, это так.

— И какие же меня ожидают испытания? — осведомился король.

Эолинд шумно вздохнул, словно сама мысль об этом доставляла ему физическую боль.

— Вы вымокли до нитки и устали, король Гунтер. Когда вы насытитесь и согреетесь у огня, я отвечу на этот вопрос.

Они дошли до высеченных в камне широких ступеней и стали подниматься наверх.

— Простите, Эолинд, — продолжал настаивать Гунтер. — Но ведь я рискую жизнью в дальнейших испытаниях и поэтому хочу как можно раньше узнать правила игры.

Советник королевы снова вздохнул:

— Испытание только одно — вы должны победить в честном бою сильнейший меч Исландии.

Гунтер с уважением кивнул:

— Я с радостью сражусь с любым воином, которого королева пошлет на арену.

— Вы не будете сражаться на Поле Огня и Льда с воином. Вы будете сражаться с самой королевой. Если вы победите ее, то она поедет с вами в Бургундию. Но если вы проиграете, то ваш младший брат наденет корону вашей страны раньше, чем вам бы хотелось.


Слуга, принесший Зигфриду горячую, пахнущую серой воду, рассказал ему о множестве горячих источников, благодаря которым здесь не нужно греть воду на огне, чтобы выкупаться. После того как бургундский воин и будущий король Ксантена отогрелся в горячей воде, он надел кожаные штаны и рубашку, приготовленные для него слугой. Одежда, которую он взял с собой в путешествие, по-прежнему оставалась внутри корабля. Поверх рубашки Зигфрид накинул куртку, сшитую из меха какого-то неизвестного ему животного. Ботинки с опушкой из того же меха он завязал кожаными ремешками.

Зигфрид решил поговорить с Брюнгильдой. До битвы, а еще лучше — до ужина. Что бы ни случилось между ними, это не должно было помешать намерениям Гунтера. Он отправился бродить по лабиринту лестниц и коридоров, которые были уже и ниже, чем при дворе Бургундии, в поисках покоев королевы. Наконец он нашел эту комнату. Перед тяжелой дубовой дверью стояли двое стражников.

— Мне нужно к королеве, — сказал он.

— Никому нельзя входить в покои Брюнгильды, — сообщил один из солдат. — Даже ее собственным слугам.

— Разрешите вассалу Бургундии войти, — донесся из-за двери приглушенный голос.

Опешившие солдаты сделали шаг в сторону, и Зигфрид вошел в комнату, которая казалась скорее подвалом, хотя и была расположена настолько высоко над землей, что от разреженного воздуха было трудно дышать. Черные стены поддерживали немного выгнутый потолок, а в колоннах у полукруглых стен были ниши с маленькими факелами. Если в Бургундии стены всегда украшали богатыми коврами, то в Исландии повсюду царил голый камень.

Брюнгильда стояла в центре скудно обставленной комнаты, словно статуя в собственном храме. Она сняла накидку, и Зигфрид увидел, какое у нее сильное мускулистое тело, обтянутое темно-серым платьем. И все же ее женственность не вызывала никаких сомнений.

Он вежливо кивнул:

— Королева Брюнгильда.

Она взглянула на него с отчаянием и презрением в глазах.

— Я так долго его ждала, моего кузнеца Зигфрида, и вот он приезжает в мой замок в свите другого, который хочет на мне жениться.

Зигфрид выпрямился.

— Я сожалею об обстоятельствах нашей встречи, но это правда. Сейчас я помогаю Гунтеру, мечтающему видеть вас своей супругой.

Она подошла на пару шагов поближе, и Зигфрид снова ощутил ее опасную притягательность, благодаря которой он так увлекся ею, встретив тогда в лесу Одина. Он видел сильные мышцы под ее бледной кожей и колючие глаза, которые наверняка еще никогда не уступали ничьему взгляду.

— И чего же хочет кузнец из леса, который теперь стал королем?

Зигфрид задумался, подыскивая слова, которые не были бы ложью и в то же время не рассердили бы Брюнгильду. Она же подходила к нему все ближе и ближе, пока он снова не ощутил ее особый запах, запах теплой земли. Она стояла прямо перед ним, игнорируя предписанное этикетом расстояние. Ее губы были рядом с его губами. Она была выше Кримгильды, и ему не пришлось бы наклоняться, чтобы поцеловать ее.

— Я хочу мира между королевствами, — наконец выдавил Зигфрид. — Мира, ценой которого будет ваш союз с Гунтером.

Брюнгильда немного нагнулась, и борода Зигфрида коснулась ее щеки. Ее губы приблизились к его уху, но она тщательно следила за тем, чтобы не притронуться к нему.

— Он подчинил себя этой мысли, — прошептала она. — Но чего хочет его сердце? Чего желает он ночами, когда мечты освобождают его от придворных обязанностей?

Казалось, это было волшебство, которому Зигфрид не мог противостоять. Кольцо на руке трепетало, заставляя его поднять руки и обнять Брюнгильду. Им овладело страстное желание обладать королевой Исландии прежде, чем Гунтер сможет насладиться ее телом.

Нет! Он отступил на шаг, сумев подавить низменный инстинкт.

— Сожалею.

Брюнгильда, тоже стряхнув с себя наваждение, с разочарованием взглянула на него.

— Я думала, что мы предназначены друг другу судьбой.

Зигфрид провел рукой по глазам, словно просыпаясь от глубокого сна.

— Возможно, так и было. Все мои мысли были заняты только вами, и в моих мечтах всегда был ваш образ.

— А что же случилось потом?

Зигфриду хотелось облегчить свою душу, рассказав ей всю правду, но он боялся этого так же, как боялся дыхания дракона.

— А потом я стал человеком с определенными обязанностями, и судьба связала меня с Бургундией.

Брюнгильда подошла к окну, сдвинула в сторону тяжелый полог из меха и глубоко вдохнула холодный вечерний воздух.

— Зачем же он приехал сюда? Чтобы унизить меня?

— Нет! — воскликнул Зигфрид. — Если бы я знал, что королева Исландии — это на самом деле вы, я лучше отрубил бы себе ногу, чем поехал бы сюда с Гунтером. Но он мой друг и мой король, как же я мог не выполнить его просьбу?

Девушка промолчала, и он решительно шагнул ей навстречу.

— Брюнгильда, неужели вы и мысли не допускаете, что можете стать супругой Гунтера? Поверьте, он — хороший король и хороший человек. Он вас достоин, как и вы достойны его. От вашего брака зависит счастье целых поколений! Разве вам станет легче, если вы откажетесь выйти замуж за короля Бургундии и будете продолжать прятаться здесь?

Она по-прежнему стояла к нему спиной, и он не видел ее лица.

— Я не могу выйти за него замуж.

— Но почему? — в отчаянии спросил Зигфрид.

Брюнгильда повернулась к нему, и он увидел, что слезы уже успели замерзнуть на ее щеках.

— Я не могу выйти за него замуж, потому что люблю тебя!!! — закричала она.

Сила ее отчаяния обрушилась на него, словно удар, и он даже не бросился к ней, когда она, рыдая, упала на пол.

— Я люблю тебя, Зигфрид! Я пыталась освободиться от этого чувства, но всей моей силы не хватило на то, чтобы изгнать тебя из моего сердца.

Он опустился на колени, стараясь соблюдать дистанцию.

— Брюнгильда, если вы действительно чувствуете это, то я могу лишь просить вас принять то, чего уже не изменить.

Она даже не пыталась взять себя в руки. Боль всех этих лет, переполнявшая ее сердце, наконец-то перелилась через край.

— Не проси меня жить с Гунтером без любви и не умереть, когда я увижу тебя на свадебном торжестве.

— Когда мы увидимся, наша встреча будет проникнута уважением и дружбой. Я буду почитать ваше имя, пускай и не могу принять ваше сердце.

— И это все, что мне остается? Уважение и честь имени? — всхлипнула Брюнгильда.

Зигфрид вздохнул.

— Если бы нашелся другой выход, я сделал бы все, чтобы использовать его. Но речь идет не только о нас. Речь идет о Бургундии, Ксантене, Дании и, наконец, об Исландии. Что станет с королевствами, если их властители будут думать лишь о любовных утехах?

Брюнгильда обессиленно махнула рукой и хрипло прошептала:

— Исландия существовала сотни лет до меня и простоит еще долго после моей смерти. Но Гунтер получит тот шанс, о котором он просит. Завтра я сражусь с ним на Поле Огня и Льда.

Зигфрид кивнул.

— Я благодарю вас за это.

Она взглянула на него со слезами на глазах.

— Не благодари меня за это, ведь завтра твой друг и король умрет!


Гернот напрасно искал Зигфрида, будущего короля Ксантена. Теперь он тоже бродил по коридорам этого странного мрачного замка, который вряд ли был создан руками человека. Его жители казались животными, которые поселились в заброшенном доме, пока не вернулся его законный хозяин. Принц слышал много странных и страшных историй об Исландии и языческих ритуалах этих мест и уже был готов поверить в эти легенды, блуждая по холодным коридорам из черного камня. Принц поймал себя на мысли, что Эльзе было бы здесь очень уютно. Ее печаль нашла бы идеальный отклик в этих мрачных стенах.

Гернот как раз завернул за угол, когда ему навстречу из охраняемой комнаты пулей выскочил Зигфрид. Воин бросился бежать по коридору. Он явно был в отчаянии и ярости.

Принц поторопился вслед за ним. Ему потребовалось время, чтобы догнать его, и к тому моменту, когда они приблизились к воротам замка, Гернот понял, что ему пришлось пробежать два этажа и четыре лестничных пролета. Принц еще никогда не видел Зигфрида таким взбешенным.

— Что произошло? Что-то с Брюнгильдой? Она не хочет идти на поединок с Гунтером?

Зигфрид злобно рассмеялся, не замедляя шага.

— Не хочет идти на поединок? Да это было бы для нас идеальным вариантом! С возрастом человек становится мудрее. По крайней мере, Регин всегда так говорил. Но это не про женщин!

Они подошли к воротам, и солдаты поспешно выпустили их наружу. Только сейчас Зигфрид остановился и повернулся к Герноту. Ветер играл его волосами.

— Мой принц, мне нужно на корабль, чтобы забрать кое-что важное. Но я хочу сделать это один. Не сердитесь на меня, но я вынужден попросить вас вернуться к Гунтеру и составить ему компанию.

Не дожидаясь ответа, Зигфрид побежал вниз, перепрыгивая через ступени. Он быстро удалялся, и Гернот, уже начиная мерзнуть, решил вернуться в замок. Вспомнив свое обещание сестре, он погрузился в мысли. И что ему рассказать об этом Кримгильде? Перед тем как войти в отведенную ему комнату, Гернот скользнул взглядом по величественным черным стенам замка, который словно состоял из одной-единственной скалы. Наверху чернота замка сливалась с белизной снега, и принц подумал: почему все, что происходит в жизни, не делится на черное и белое?


На восходе солнца солдаты Брюнгильды постучали в дверь к бургундам, чтобы те начали собираться. Гунтер был рад, что вчера вечером практически не стал пить вина. Он был не так глуп, чтобы недооценивать Брюнгильду. Однако ее нежелание рассматривать его как достойного противника не давало ему покоя, и король всю ночь мучился бессонницей. Чистая холодная вода помогла ему избавиться от усталости.

Трапеза в их честь обернулась настоящим кошмаром. За столом не было произнесено и десяти слов, и лишь голод после долгого пути позволил бургундам впихнуть в себя мясо и хлеб. Казалось, королеве доставляет удовольствие то, что она не выказывает гостеприимства.

И еще эти взгляды. Гунтер заметил, что Зигфрид был в центре всеобщего внимания. Гернот не отрывал от него глаз, да и Хаген все время посматривал на молодого воина, явно что-то задумав. Но больше всего Гунтера ставили в тупик мрачные взгляды Брюнгильды. Иногда Гунтеру казалось, что он видит в них горе, иногда — ярость, а иногда — холодное презрение.

И все это из-за Зигфрида. Гунтер ни на мгновение не забывал о том, насколько он обязан этому молодому человеку, прибывшему к его двору простым кузнецом, и, к сожалению, не мог отогнать от себя эти мысли. Все, что случилось с ним и его страной, произошло «благодаря Зигфриду». Гунтеру не нравилось находиться в тени человека, лишенного всяческих недостатков. Неужели он и сам стал королем только «благодаря Зигфриду»? Считал ли так его народ? Гунтер все-таки заставил себя отбросить эти мрачные мысли, понимая, что, если он хочет победить Брюнгильду, ему следует сохранять чистый разум. Он не сомневался, что выиграет битву, но победа должна была стать достойной и пафосной. Победой настоящего короля.

Хаген, Гернот и Зигфрид ожидали Гунтера в большом зале. С ними был и советник Эолинд.

— А где Брюнгильда? — спросил король Бургундии и оглянулся.

Эолинд почтительно кивнул.

— Королева ждет вас на Поле Огня и Льда.

Слуги принесли тяжелые накидки, сшитые из нескольких слоев меха, и советник Брюнгильды набросил на себя одну из них.

— Вам следует потеплее одеться, это местечко не лучшее в Исландии.

Бургунды удивленно переглянулись. Какую же игру затеяла королева на этот раз? Гунтер заметил, что Зигфрид нес с собой обычный походный мешок.

Небольшая группа людей в окружении двадцати солдат вышла из замка и по заснеженной тропинке направилась на запад, вверх по скале. В отличие от ступеней, ведущих к входу в замок, этот грубо выбитый в скальной породе путь был настолько узок, что по нему не могли пройти даже двое. Дорога серпантином вилась в гору, и мужчины молча поднимались в течение двух часов. Бургунды вскоре начали задыхаться — их легким не хватало разреженного воздуха, к которому привыкли исландцы. Несмотря на теплую одежду, безжалостный холод уже начал сковывать руки и ноги.

Время от времени тропинка переходила в плато, покрытое камнями и редкими кустиками. Повсюду лежали огромные валуны, словно боги играли ими, а затем отбросили в сторону. Некоторые валуны были такими же широкими, как дома в Вормсе, другие — остроконечными, как сосны в лесу. Это был особый, незнакомый бургундам мир, в котором они впервые оказались.

Гунтер мерз даже в своей плотной накидке и не переставал удивляться, как этот народ мог решиться жить в таких чудовищных условиях. Легко, например, понять, почему люди решили поселиться в Рейнтале, но чтобы здесь?..

Под ногами заскрипел снег. Он лежал здесь так долго, что уже превратился в лед. Ветер выл все громче и громче, его вой превратился в злобное шипение, а резкие порывы заставляли людей жмуриться, прикрывать уши и носы. Откуда-то донесся громкий шум, и земля затряслась, как от топота великана.

Гунтер неуверенно сжал рукоять меча. Что здесь происходит? Почему битву не провели при дворе? В какие языческие игры играли эти исландцы? Что ж, если они надеются запугать его, то ошибаются.

Вдалеке показались мужчины, женщины и дети, закутанные в теплую одежду и меха. У них были темные лица с внимательными глазами и сильными челюстями. Люди все подходили и подходили, собираясь в назначенном месте, словно их тянула к цели невидимая нить.

— Кто эти люди? — осторожно спросил Гернот, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Это исландцы, — ответил Эолинд, удивленный его вопросом. — Неужели вы думали, что народ пропустит решающий бой своей королевы?

— Не похоже, чтобы народ очень радовался, — ворчливо заметил Хаген.

Когда Эолинд ответил, в его голосе прозвучало презрение, которое он испытывал к советнику Гунтера.

— Тут нечему радоваться, — сказал он. — Если ваш король победит, то Исландия потеряет свою королеву. Если он проиграет, то его наследник наверняка захочет отомстить.

Бургунды как по команде остановились. Произнесенные вскользь слова Эолинда заставили их задуматься.

— Мой наследник? — резко спросил Гунтер. — Если я проиграю, то Брюнгильда меня убьет?

Эолинд кивнул, словно это было само собой разумеющимся.

— Каждый кандидат обещает королеве свою жизнь, и она собирается проверить истинность этого обещания.

Зигфрид, Хаген, Гунтер и Гернот неуверенно переглянулись, пораженные немыслимым поворотом событий. Сомнения, которые Гунтер загнал вглубь своей души, сейчас явно читались на его лице.

— Нет ничего постыдного в том, чтобы вернуться назад, — напомнил им Эолинд. — Наши плотники починят ваш корабль за два дня. До этого момента вы можете оставаться нашими гостями.

Хаген гордо вскинул голову. Голос советника дрожал от переполнявшего его возмущения.

— Король Бургундии никогда не нарушит данного слова! — воскликнул старик. — Не забывайте, что вы имеете дело не с саксами и не с франками.

Зигфрид похлопал друга по плечу и заговорщически шепнул:

— Вы не проиграете, мой король. Вы уйдете с поля боя вместе с вашей невестой. — Это прозвучало как обещание, а не обычные слова ободрения.

Гунтер глубоко вдохнул разреженный воздух, и у него немного закружилась голова. И все же он посмотрел Эолинду прямо в глаза.

— Я приехал сюда с одной целью — сражаться за Брюнгильду, — заявил король. — А для этого мне придется сразиться с ней. Если моя смерть станет ценой поражения, то пусть так и будет.

Эолинд удовлетворенно кивнул. Они пошли дальше. До поля боя оставалось около ста шагов. За огромными валунами открывался вид на плато, своими очертаниями напоминавшее фундамент замка в Вормсе. На черной затвердевшей земле пестрели пятна грязного льда. Горячие источники выплевывали в воздух серу, наполняя его резким запахом. В трещинах устрашающе светилась лава. Словно молчаливые наблюдатели, поле окружали камни, а между ними толпились сотни исландцев. Но никто не ступал на поле, которое, казалось, было местом смерти и муки. Для такого места в каждом вероисповедании нашлось свое название.

— Поле Огня и Льда! — провозгласил Эолинд. — Арена, на которой уже сотни лет многими поколениями разрешаются споры, цена которых — кровь. Здесь все зависит не только от боевого мастерства и силы тела, но и от капризной воли богов.

Это было явно нечистое место, сразу же решили христиане из Бургундии. Оно источало запах смерти и разложения. Гунтер слышал об амфитеатрах, где римляне бросали своих пленников на съедение львам. Он чувствовал, что сейчас ему придется ступить на такую же арену, вот только роль льва была уготована не ему.

Лев уже ждал его. Вернее, львица.

Лишь сейчас бургунды увидели, что Брюнгильда уже ждет их. Она сидела в центре площадки, опустив голову и сложив руки на коленях. Перед ней на земле лежал меч. Мускулистое тело воительницы было натерто драгоценными маслами, защищавшими ее от холода и боли и придававшими коже нежный блеск. Меховые ботинки грели ноги, а кожаные штаны обтягивали крутые бедра. Жилет из переплетенных ремней подчеркивал высокую грудь, а голые руки были покрыты черными рунами. Длинные черные волосы она заплела в косу и прикрепила ее к жилету на плече.

Гунтер снял накидку и вышел на поле, расслабленно держа меч в правой руке, а щит — в левой. Поразительно, что при таком большом количестве людей вокруг царила тишина. Даже ветер, казалось, затаил дыхание.

Брюнгильда услышала шаги Гунтера и открыла глаза. Он кивнул ей, и она вскочила на ноги, легко и элегантно, словно холод ничуть не сковывал ее мышцы. Король Бургундии, смутившись, сказал:

— Королева, как вы и пожелали, я…

— Сражайся! — грубо перебила его Брюнгильда.

Ее собственный меч по-прежнему лежал на земле.

Гунтер был в десяти шагах от девушки. Земля дрожала, будто сама природа призывала их скрестить оружие. У левой руки Гунтера из земли ударил фонтан. Струя горячей, пахнущей серой воды вскинулась к небу и рассеялась туманом. Удар пришелся королю по щиту, подбросив его тело в воздух. Упав, король инстинктивно сжал меч. Брюнгильда решила воспользоваться неожиданным эффектом и, подбросив ногой меч, красивым движением поймала его в воздухе, а затем с криком бросилась на Гунтера, который едва успел восстановить равновесие. Король сумел только выставить перед собой щит и оттолкнуть ринувшуюся в атаку Брюнгильду. Кряхтя, он поднялся на ноги.

Хаген и Зигфрид хотели броситься Гунтеру на помощь, но Эолинд удержал их удивительно сильной рукой.

— Смерть ждет того, кто ступит на поле без разрешения королевы. Это битва Гунтера.

Брюнгильда выпрямилась, рисуя кончиком меча в воздухе какие-то символы. Лезвие покорялось ей, как раб, послушно и быстро. Гунтеру же оставалось сжать покрепче собственное оружие и приготовиться к следующей атаке. Он неловко попятился, и его левая нога пробила тонкую корку земли. Гунтер пошатнулся, чувствуя, что его ботинок погружается в жидкую горячую лаву.

— Огонь и лед, — в ужасе пробормотал Гернот, услышав, как его брат закричал от сильного ожога.

Брюнгильда медленно приближалась к Гунтеру, и Зигфрид видел, с каким проворством она огибает все опасные участки поля. Она была готова к бою и хорошо знала Поле Огня и Льда, знала все его ловушки. Для Гунтера же это место было еще одним противником, причем противником неравным.

Будущий король Ксантена уже достаточно насмотрелся на это представление и решил положить конец чудовищному испытанию, которое могло привести к гибели бургундского короля. Он начал медленно отступать назад, пока Хаген и Гернот не потеряли его из виду, а затем вышел за круг зрителей. Пробившись через толпу исландцев и отойдя подальше от поля боя, Зигфрид спрятался за валуном. Никем не замеченный, он вытащил заветный трофей, доставшийся ему после битвы с Фафниром. Использовать его в таких целях было, конечно, подло, и Гунтер наверняка не захотел бы этого. Но Зигфрид понимал, что другого способа спасти короля от смерти просто нет, и решительно надел золотой шлем на голову. В тот же миг он почувствовал, как его тело становится невидимым. Чтобы удостовериться в этом, Зигфрид поднял руки вверх и удовлетворенно вздохнул. Что ж, теперь он был готов.

Стараясь ни к кому не прикоснуться, герой Бургундии вернулся к Полю Огня и Льда. Прошло всего несколько минут, но положение Гунтера явно ухудшилось. В левом плече короля зияла рана, а из шрама, оставшегося после удара Фафнира, текла кровь. Щит был разрублен пополам, и кожаная обивка отставала от деревянного основания. На лезвии меча алела кровь, но это была собственная кровь Гунтера, стекавшая по его руке. Ноги короля промокли от горячей сернистой воды гейзеров, которые снова и снова отвлекали его от битвы. Гунтер устало кружил на месте, думая лишь о том, как бы выжить, а Брюнгильда ловко передвигалась между фонтанами и лужицами лавы, нанося все новые удары по противнику. Ее меч непрерывно искал тело Гунтера. Прядка волос выбилась у нее из косы и упрямо спадала ей на лицо. Смелой и ловкой воительнице не нужен был щит, поскольку она и не думала защищаться. Брюнгильда хотела одного — скорейшего исхода боя. И похоже, ее противник уже был к этому готов.

Зигфрид помчался через поле, предчувствуя скорую смерть друга. Он бросился между двумя воинами, и меч Брюнгильды неожиданно рубанул по твердому как камень воздуху, прежде чем она смогла убить Гунтера. Зигфрид быстро подскочил к королю и успел обхватить его рукой за шею. Только это ловкое движение удержало голову на теле Гунтера, когда на него вновь обрушился меч Брюнгильды. От мощного удара Гунтер все же упал на землю.

Брюнгильда отошла на пару шагов, чтобы показать, что не собирается убивать беззащитного человека. Зигфрид, оставшись незамеченным, нагнулся к королю и шепнул ему на ухо:

— Я обещал вам победу, мой король. Победа будет вашей, но вам придется за нее бороться. Не бойтесь, я буду вашим щитом.

Гунтер, уставший и измотанный битвой, затряс головой, решив, что теряет рассудок. Он оглянулся и увидел только Брюнгильду, которая молча ждала, когда он наконец встанет на ноги. Король неуклюже поднялся, опираясь на меч, и отбросил остатки щита. Королева не стала ждать нападения и прыгнула вперед с высоко поднятым мечом. С ее губ сорвался крик, который должен был возвестить о победе. У Гунтера не было сил даже уклониться, и Зигфрид отдернул его в сторону, чтобы зрители ничего не заподозрили. Брюнгильда по инерции последовала за мечом, и Зигфрид ударил ее правой ногой в грудь. Задохнувшись, она упала на колени, и ее невидимый противник мгновенно воспользовался преимуществом. Схватив опешившего Гунтера, он бросил его на Брюнгильду так, что это казалось дикой атакой. Они упали на землю. Брюнгильда легко бы высвободилась из-под Гунтера, но Зигфрид, сделав шаг вперед, вдавил ее руку с мечом в землю. Наконец-то пришедший в себя Гунтер прижал королеву Исландии к земле и приставил к ее горлу меч.

— Вы подчиняетесь? — хрипло прокричал Гунтер. С его губ капала кровь.

Брюнгильда поморщилась от боли, когда Зигфрид надавил сильнее.

— Вы подчиняетесь? — повторил свой вопрос король. — Вы подчиняетесь Гунтеру Бургундскому?

Это было и требованием, и отчаянной просьбой. У Зигфрида сердце обливалось кровью, когда он видел, как уже побежденный король угрожает гордой воительнице Брюнгильде. Но решение принимали древние боги, в которых верили в Исландии.

Фонтан горячей воды ударил из земли прямо под рукой королевы, сжимавшей меч. Сила стихии отбросила Зигфрида назад, а меч Брюнгильды подняла вверх, словно гейзер прославлял ее оружие. Затем он упал обратно на землю в нескольких шагах от королевы.

Горячая вода выплеснулась на противников, но они не шелохнулись.

Ни Эолинд, ни исландцы, ни Гернот с Хагеном — никто не ожидал такого исхода битвы. Сотни глаз с изумлением смотрели на фигуры в потоках воды, которые словно были высечены из камня. И лишь Хаген заметил, что капли упали и на чье-то третье тело. Оно казалось видением, призраком, который быстро скрылся с поля боя.

Гунтер, воспользовавшись милостью судьбы, снова обратился к поверженной воительнице:

— Я в последний раз требую ответить мне, подчиняетесь ли вы, Брюнгильда Исландская, Гунтеру Бургундскому или же хотите умереть, чтобы я присвоил себе вашу страну?

Во взгляде Брюнгильды читался ответ, который не могли произнести ее губы. Она была готова умереть, чтобы не выйти замуж за короля Бургундии. Но ее собственная клятва и законы Исландии не позволяли ей поддаться слабости.

— Я подчиняюсь, — глухо произнесла она.

Гунтер глубоко вздохнул, чувствуя кровь во рту, и устало откатился в сторону. Он выпустил меч из рук и схватился правой рукой за рану на левом плече.

Исландцы, ставшие свидетелями поражения своей королевы, молчали. Не было ни слов ликования, ни протеста. Что произошло, то произошло, и по исландским обычаям народ подчинился воле богов. Эолинд склонил голову, осмысливая происшедшее, а затем выпрямился и жестом позволил Хагену и Герноту выйти на поле. Принц первым подбежал к брату и обнял его, насколько это позволяли полученные в поединке раны.

— Это была великая битва! — восторженно воскликнул Гернот. — Еще тысячи лет об этом будут рассказывать вечерами у костров.

— Великая битва, — пробормотал и Хаген, стараясь не встречаться взглядом с королем.

Он внимательно осматривал землю, пытаясь найти доказательства и удостовериться, что чувства его не обманули. Но доказательств не было, кроме того что на земле остались отпечатки трех пар разных ботинок. Но это могли быть старые следы, а может, следы Гернота.

Эолинд помог королеве подняться. Брюнгильда, вся перепачканная грязью так же, как Гунтер был измазан кровью, имела, однако, не менее царственный вид, чем раньше. Она повернулась к королю Бургундии, который стоял, опираясь на Гернота, и твердым голосом произнесла:

— Вы, несомненно, победили в этой битве. Вы заслужили руку Брюнгильды. Заслужили Исландию.

Гунтер улыбнулся, но его лицо исказила гримаса боли.

— Если вы будете сражаться рядом со мной так же, как вы сражались против меня, никто не осмелится поднять меч против Бургундии.

В словах обоих властителей звучало взаимное уважение.

К ним подбежал Зигфрид, запыхавшийся и промокший.

— Вот уж и вправду, сегодня на поле сошлись равные противники!

— Ух, ну ты видел? — с восторгом спросил Гернот.

Зигфрид дружески похлопал его по плечу и сказал, глядя на Гунтера:

— Я видел каждый триумфальный удар короля и его великолепную победу.

Король Бургундии ответил на его взгляд и кивнул, благодаря друга за помощь. Но внутри Гунтера уже разгоралась ревность, ярость проигравшего, всепожирающее пламя зависти. Да, он заполучил руку Брюнгильды и мог присоединить Исландию к гордому Бургундскому королевству, но… благодаря Зигфриду. Только благодаря Зигфриду.

В это же время, лишившись своей силы, во фьорде упала огненная стена.


— Уезжая, мы сможем сжечь на прощание разбитый бургундский корабль, — решительно сказала Брюнгильда, склонившись над пергаментом, который лежал на столе. — Мы поедем в Вормс на трех исландских кораблях.

Гунтер, Хаген и Эолинд рассматривали карты, приготовленные к отъезду. Король настоял на том, чтобы как можно скорее вернуться на родину, которая теперь стала и родиной Брюнгильды. Ему было непривычно видеть на таких совещаниях женщину, к тому же женщину, с упорством настаивающую на своих решениях.

— Какое же это триумфальное возвращение, если наши люди вернутся по Рейну на исландских кораблях? — ворчал Хаген.

— Чудовищное состояние вашего корабля тоже не будет свидетельствовать о победе, — резко возразил Эолинд.

— Да будет так, — устало произнес Гунтер, до сих пор ощущая боль в теле после сражения с Брюнгильдой. — Я буду стоять на носу первого корабля, чтобы все видели, что это наша флотилия.

Пошатнувшись, он побледнел и оперся на стол.

— Вам нужно отдохнуть, — посоветовала ему Брюнгильда без тени сочувствия в голосе. — При подготовке к путешествию король не нужен.

Кивнув, Гунтер вышел из комнаты.

— Нужно было бы оставить короля здесь недели на две, пока его раны не затянутся настолько, чтобы он смог нормально перенести морское путешествие, — сказал Эолинд, когда Гунтер уже не мог слышать его.

— Государственные дела не могут ждать, — возразил ему Хаген. — Нам следует побыстрее заключить союз между Бургундией и Исландией с королевством Ксантена и Дании, а для этого необходимо присутствие короля.

— Исландия ни в коем случае не должна стать в этом помехой, — поспешно заверил его Эолинд. — Пока из Бургундии не приедет наместник, я буду управлять делами королевства так, как прикажет Гунтер.

Хаген кивнул.

— Как только отзвонят свадебные колокола и пары поженятся, остров будет принят в союз.

Брюнгильду покоробило от его слов. Они были произнесены вскользь, но при этом не теряли своего значения. В них как будто затаилась какая-то насмешка над ее незнанием, ироничный ответ на так и не заданный вопрос. Она прищурилась, стараясь удержаться от выяснения неожиданно открывшегося обстоятельства, но все-таки спросила:

— Вы говорите о парах, Хаген. Кто, кроме меня и Гунтера, собирается заключить брак в Вормсе?

Хаген подозревал, что Брюнгильда знала лишь о том, что потрудился сообщить ей Зигфрид. По мнению Хагена, Зигфрид струсил и не смог быть откровенен с королевой. Советник решил воспользоваться случаем, посеяв боль и ненависть между ними, а значит, между Зигфридом и Гунтером. Он посмотрел на Брюнгильду с хорошо сыгранным изумлением.

— Ну как же! Зигфрид женится на Кримгильде, любимой сестре Гунтера. Такова награда, которую Зигфрид получил за то, что сопровождал Гунтера в Исландию. Лишь из-за прекрасной Кримгильды король Ксантена до сих пор помогает Бургундии.

Брюнгильда уже знала, что Зигфрид предал ее любовь, и поэтому сейчас ей удалось сдержаться. Ее губы слегка задрожали, и каждая мышца в теле напряглась, но глаза остались сухими.

— Так, значит, Зигфрид станет шурином Гунтера, а его невеста моей золовкой?

Хаген кивнул.

— Благодаря этой двойной свадьбе будет заключен союз между королевствами, который, мы надеемся, продержится в течение многих поколений.

Эолинд достаточно хорошо знал Брюнгильду и почувствовал, что творится в ее душе. Он поспешил прервать разговор, громко обратившись к одноглазому советнику:

— Мой дорогой Хаген, давайте мы продолжим наше совещание завтра. Королева тоже должна набраться сил перед поездкой.

Бургундский советник почтительно склонил голову и вышел из зала.

Эолинд посмотрел на Брюнгильду, которая вцепилась пальцами в деревянную столешницу, не замечая, как ломаются ее ногти.

— Моя королева, что вас так удручает?

— Меня тошнит от одного запаха предательства, — прошептала Брюнгильда. — Но это уже не имеет значения.

12

ХАГЕН И РУКА СУДЬБЫ

Гернот был рад, что наконец-то может сойти на твердую землю. Корабли прибыли в Вормс.

Постоянная качка совершенно выбила его из колеи, и он страдал не только из-за плохого настроения, но и от ужасного самочувствия.

Конечно, все говорили только хорошее, и ни одного грубого слова не слетело с губ ни Брюнгильды, ни Зигфрида, ни Гунтера. Придворный этикет требовал скрывать истинные чувства, и если бы царившее во время поездки напряжение измерялось в хлебах, то этим хлебом можно было бы накормить целое королевство. Гернот замечал взгляды, которые он не мог истолковать, да и поведение его спутников не предвещало светлого будущего. При каждом привале Брюнгильда отправлялась на охоту, не разрешая ни Зигфриду, ни Гунтеру сопровождать ее. Когда девушка приносила добычу, было видно, насколько жестоко она расправлялась со своими жертвами, словно ее душа горела жаждой убийства.

Гунтер пользовался любой возможностью, чтобы как ни в чем не бывало поболтать с Зигфридом, однако между ними будто выросла стена — невидимая, но достаточно ощутимая.

Когда же Гернот хотел поговорить с другом или с братом, они оба старались поскорее от него избавиться. У принца возникло ощущение, будто Зигфрид и Гунтер стоят на скользкой земле, пытаясь удержать равновесие, но не могут при этом опереться друг на друга.

Сейчас Герноту нужны были нежные руки и милое лицо его Эльзы. Он быстро оторвался от толпы, которая шла по улицам ликующего Вормса, и, срезая дорогу, поспешил к замку. На молодого принца, который вряд ли как-то поспособствовал успеху поездки в Исландию, практически не обращали внимания.

Он надеялся, что уже у ворот замка сможет заключить свою возлюбленную в объятия, но его надежды не оправдались. Ее комната была пуста, как и кухня. На сторожевых башнях замка сегодня были только солдаты. Никто из стражников не видел Эльзу, что, в общем-то, не удивило его.

Разочарованный и обеспокоенный, Гернот сдался и решил передохнуть после длительного вояжа, чтобы позже спуститься на вечернюю праздничную трапезу. Его комната наверняка была приготовлена, и он, немного поспав, сможет все хорошенько обдумать. Закрыв дверь своей спальни, Гернот расстегнул куртку и уже собрался лечь, как вдруг обнаружил, что его постель занята.

На льняном покрывале лежала Эльза. Ее простое серое платье было расстегнуто, лицо расслаблено, а глаза закрыты. Она размеренно дышала, прижавшись щекой к его накидке.

Гернот медленно подошел к кровати. От легкого дыхания девушки ворсинки на меховой оторочке чуть заметно подрагивали. Во сне Эльза тихонько поскуливала. Гернот пожалел, что он не художник, иначе с удовольствием запечатлел бы в красках этот прекрасный образ. Жаль, что он не был и бардом, чтобы воспеть ее в песнях. Но вот если бы он был богом, то мир замер бы в этот день, дабы навеки сохранить чудесную картину.

Гернот осторожно сел рядом с Эльзой, не сводя глаз с ее лица. Оно казалось ему воплощением покоя и красоты, которого Гернот даже представить себе не мог. Все, чем была для него Эльза, настолько отличалось от придворных интриг и стремления к власти, что принц необычайно остро ощутил свою любовь к этой девушке. Она была его силой, его совестью и его жизнью. Сейчас он с болью вспоминал каждый час, который провел без нее, и запретил себе даже думать о том, чтобы покинуть ее снова.

Время утратило свое значение, минуты пролетали, и в какой-то момент его голова коснулась подушки, лицо оказалось рядом с лицом любимой и он взял ее за руку. Не просыпаясь, Эльза прильнула к нему, и они уснули, единые в своей любви.


Они все занимались и занимались любовью в покоях принцессы, пока Кримгильда в изнеможении и счастье уже не способна была найти счет их страсти.

— Так ты по мне скучал? — спросила она после того, как Зигфрид достиг очередного пика наслаждения.

Тяжело дыша, он по-мальчишески озорно улыбнулся.

— Я скучал еще больше и сейчас собираюсь наверстать каждую ночь без тебя.

Она обвила руками шею Зигфрида и поцеловала соленую капельку пота на его лбу.

— Мое тело жаждало тебя так же, как и моя душа, — с нежностью прошептала Кримгильда. — Мне казалось, что крик моего тела был слышен даже в Исландии.

Зигфрид откинулся на кровати, довольный и усталый.

— Исландия. Да уж, не лучшее место в этом мире, холодное и неприветливое.

— Как и королева этой страны, — улыбаясь, заметила Кримгильда.

В комнату ворвался ледяной ветер, словно сам разговор об Исландии вызвал духов этой страны. Зигфриду не хотелось рассказывать о своей ссоре с Брюнгильдой, и он с нарочитым спокойствием произнес:

— Она будет Гунтеру хорошей королевой и сильной спутницей жизни.

Кримгильда посмотрела на него с наигранным возмущением, и он поспешно добавил:

— Точно так же, как и ты будешь мне хорошей королевой и сильной спутницей жизни.

— Мужчинам этого двора повезло со своими женщинами, — рассмеялась принцесса, но тут же, посерьезнев, сказала: — И все же я рада, что мы после свадьбы уезжаем в Ксантен. С тех пор как Брюнгильда появилась в замке, мне здесь уже не так уютно, как раньше.

Зигфрид нахмурился.

— Она выказывает тебе неуважение? Она как-то не так с тобой обращается?

Кримгильда погладила его по щеке.

— Нет… Просто она… неприветливая и к тому же все время старается не находиться со мной в одном помещении.

— Дай ей время, — ответил Зигфрид. — Брюнгильда отказалась от своей родины и короны. Она научится любить тебя. Тебя невозможно не полюбить.

Они поцеловались, и из их поцелуя снова родилась страсть.


На карте Бургундии, нарисованной на выдубленной коже, в ярких красках был изображен Рейнталь. На карте были отмечены реки и леса, города и границы. Гунтер следил за пальцем Брюнгильды, скользившим по карте, и, как только он останавливался, король объяснял ей условный знак.

— Виноградники на юго-востоке. Там на лозах висят настолько сочные гроздья, что их хочется съесть, не дожидаясь, когда они превратятся в вино. Но тот, кто пробовал хотя бы каплю бургундского вина, сумеет оценить время, которое делает это вино столь великолепным.

Брюнгильда указала на темно-зеленое пятно, и Гунтер снова стал серьезным.

— Это лес нибелунгов. Вряд ли кто-то отважится туда отправиться даже после того, как Зигфрид убил Фафнира.

— Легенда о драконе дошла и до нас в Исландию, — пробормотала королева.

Гунтер взглянул на невесту, рассчитывая на уважение с ее стороны.

— Фафнир может быть чем угодно, только не легендой. Это чудовище убило моих отца и брата.

Она посмотрела ему в глаза.

— Если бы я знала, что Фафнир — это не просто бабские сказки, то пришла бы сюда сама, чтобы убить его. Череп дракона великолепно смотрелся бы в моем тронном зале.

Голос Брюнгильды звучал весело, но Гунтер почувствовал в ее словах оттенок презрения и решил поставить свою суженую на место.

— Вам не кажется, что коль я победил вас, а дракон победил меня, то вам вряд ли удалось бы одолеть Фафнира? — спросил король, усмехаясь.

Брюнгильда задумалась, подбирая слова.

— Да, очевидно, это так. И все же я не могу поверить, что дракон мог одержать верх надо мной. Возможно, не следует делать скоропалительных выводов о том, кто кого сильнее.

Гунтер отхлебнул вина.

— Что ж, тут рассуждать не о чем. Судьба дракона, как и ваша судьба, уже решена. Лес нибелунгов теперь безопасен, как и королевство.

Брюнгильда с уважением отнеслась к его намерению сменить тему.

— Я думаю, мне следует почаще ездить в этот лес, когда мы отпразднуем свадьбу. Нужно показать народу, что никакой опасности там больше нет.


— Давно мы не ездили кататься на лошадях, — сказала принцесса.

Она отпустила поводья, и ее лошадь спокойно пошла по лесу, в котором осень уже принялась раскрашивать листья в красный и желтый цвета.

Гернот, сидевший на белом коне, скакал рядом с сестрой.

— У нас просто не было такой возможности с тех пор, как ты обручилась с бывшим кузнецом, — заметил он. — Ходят слухи, что ты начала исполнять супружеские обязанности еще до свадьбы.

Кримгильда изумленно взглянула на него.

— Что за гнусные сплетни? — возмущенно воскликнула она. — Неужели я похожа на шлюху, которая готова продать себя за пару монет?

Принц равнодушно пожал плечами:

— Может, ты хочешь обвинить этих сплетников в клевете? В твоем ответе, признаться, я не услышал однозначного отрицания.

Кримгильда шутливо шлепнула брата по руке.

— Маленький принц слишком уж любопытен для человека, который сам влюблен.

Гернот покраснел, и она рассмеялась.

— Не смущайся. Сейчас мы должны поговорить о более важных вещах.

Принц замолчал, чувствуя, что момент доверительного разговора прошел. Теперь он уже выступал не в роли ее брата, а в роли шпиона.

— Исландия? — вздохнув, спросил Гернот.

— Исландия.

Они молча скакали по лесу. Кримгильда дала Герноту время собраться с мыслями. Наконец он заговорил, немного запинаясь.

— Брюнгильда… Я не думаю, что она… Если Зигфрид был с ней знаком…

— Ты выяснил, что они уже давно были друзьями?

Он покачал головой.

— Не друзьями. Их отношения были очень натянутыми, будто когда-то им пришлось пережить какое-то горе и теперь они скрывают это.

— Они настолько важны друг для друга? — прикусив губу, спросила Кримгильда.

Гернот пожал плечами:

— Раз уж на то пошло, то, скорее всего, общее прошлое их и разделяет. Они словно хищники, которые не могут делить одно логово.

Такой ответ должен был успокоить Кримгильду, однако принцесса, наоборот, разволновалась. Причина натянутости в отношениях между Зигфридом и Брюнгильдой, которую она и сама заметила, могла объясняться только очень сильными чувствами. Но Кримгильда не понимала, откуда взялись эти чувства и какого они были порядка.

С другой стороны, уже через несколько дней она со своим супругом поедет в Ксантен, и тогда им придется встречаться с Брюнгильдой лишь пару раз в году, и то по каким-нибудь формальным поводам. Мысль об этом навела Кримгильду на размышления о другой проблеме, которую стоило обсудить.

— Гернот, а каким будет твое будущее?

Услышав вопрос, он опешил, ведь в их династии младшему принцу не была предопределена никакая роль, да он этого и не хотел.

— Какое будущее?

Кримгильда перевела лошадь через чистый ручей, холодная вода которого напоминала о приближении зимы.

— Бургундия стала больше, чем во времена отца, да и Ксантеном с Данией не под силу править одному человеку. Если Гунтеру не хватит ума посадить тебя на трон Исландии, то мы с Зигфридом с радостью доверим тебе Данию.

Любовь к Эльзе сделала из Гернота мужчину в большей степени, чем он сам подозревал. Мальчишка, которым он был всего несколько месяцев назад, услышав такое предложение, просто развернулся бы и убежал. Сейчас же Гернот остановился и соскочил с лошади.

— Я не был рожден королем, — ответил он, — и не был воспитан королем.

Спешившись, Кримгильда привязала лошадь и улыбнулась. Брат и сестра уселись на поросший мхом камень.

— Ни того, ни другого не нужно, чтобы стать хорошим королем. Зигфрид был рожден, чтобы сидеть на троне и править, но вырос кузнецом. В Гунтере течет кровь династии королей Бургундии, но ему пришлось быть военачальником при Гизельгере. А теперь они оба надели короны огромных королевств.

Герноту всегда было легко жить сегодняшним днем, но после того, как он влюбился в Эльзу, ему приходилось все чаще задумываться об их будущем. Стать наместником короля в провинции было, конечно же, заманчивым предложением, но Гернот не мог на это пойти, ведь тогда его женитьба на любимой девушке стала бы невозможной. Кровь Тронье была не столь благородной, как кровь королей Бургундии.

— Я не знаю, могу ли я…

Кримгильда положила руку ему на плечо.

— Тебе необязательно отвечать здесь и сейчас. У тебя еще есть много дней и даже недель, чтобы принять решение.

Он усмехнулся:

— По крайней мере, одно я могу сказать тебе точно. Если мне придется выбирать, то я выберу Данию. Исландия для меня неподходящее место.

Кримгильда чмокнула его в щеку.

— Ах, мой дорогой Гернот, что бы я делала без твоего благородного сердца?


Для Бургундии это был удачный год, хотя он и начался с неудачной битвы с драконом и смерти короля. Вот уже в третий раз за несколько месяцев в Вормсе играла музыка, стояли накрытые столы, а улицы были празднично украшены. Двойная свадьба в церкви должна была превзойти все предыдущие праздники, в том числе празднество в честь победы над Фафниром и ликование после триумфального возвращения из похода против Хъялмара. Дети собрали осенние цветы и настолько густо засыпали ими церковь, что здание буквально купалось в цветах. Солнечные лучи, проникая сквозь разноцветные витражи, освещали неф церкви, окрашивая его в яркие тона. Свет и радость царили повсюду.

Сообразно традиции, будущие супруги направились к месту венчания пешком. Жених и невеста держались за руки, и обе пары шли рядом. Гунтер и Зигфрид надели рубашки с гербами своих династий, а на головы водрузили гордые короны. Из уважения к христианству ни у кого на поясе не было ни меча, ни кинжала. Несмотря на теплую погоду, на обоих женихах были роскошные меховые накидки.

Кримгильда облачилась в белое платье с длинным шлейфом и изящным поясом из переплетенных серебряных нитей. В ее волосах сверкала диадема. На Брюнгильде было очень узкое темно-синее, казавшееся почти черным платье, немного расклешенное от бедер, чтобы королева могла идти. Она отказалась от украшений, а волосы заплела точно так же, как в тот день, когда сражалась с Гунтером на Поле Огня и Льда.

Четыре гордых потомка королей шли впереди торжественной процессии по улицам Вормса, окруженные ликующими горожанами, которые не могли сдерживать свою радость. За ними следовали благороднейшие мужчины и женщины двора во главе с Гернотом, Хагеном, Эльзой и военачальниками. Воздух был настолько наполнен восторгом и любовью, что молодому принцу с трудом удавалось не смотреть на свою возлюбленную и не брать ее за руку. Они договорились признаться во всем Хагену, как только подвернется удачный случай. К тому же Зигфрид намекнул Герноту, что для этого нужно, чтобы венчание прошло как по маслу.

Группа свернула к небольшой площади перед церковью, которую со всех сторон охраняли солдаты. Когда пение труб возвестило о прибытии королей, раздался приветственный звон церковных колоколов.

Зигфрид почувствовал, что у принцессы дрожат руки.

— Ты боишься этого шага? Ты еще не готова стать моей женой? — тихо прошептал он.

— Нет, — улыбнулась в ответ Кримгильда. — Я немного волнуюсь от радостного ожидания.

Услышав слова сестры, Гунтер почувствовал то же самое и повернулся к Брюнгильде.

— А ты, любимая? Ты рада, что через несколько минут станешь королевой Бургундии? — спросил он.

Брюнгильда не смотрела на него. Ее взгляд был прикован к нефу церкви, словно это был крест, к которому сейчас ее начнут прибивать.

— Я бы отказалась быть королевой Исландии только ради того, чтобы стать королевой Бургундии. Позвольте мне проверить, правильно ли я поступила, променяв одно на другое.

Гунтер не ждал такого ответа, но он не уловил в словах Брюнгильды скрытой враждебности. Казалось, исландская королева начинает свыкаться с ситуацией.

Дверь церкви открылась. Прохладный ветерок подхватил лепестки цветов и закружил их над площадью. Настроение было настолько праздничным, насколько того требовал повод.

Эльза краем глаза заметила, что ее отец замедлил шаг и остановился перед ступенями, ведущими в церковь. Она обернулась, но Хаген быстрым жестом указал ей следовать дальше.

— Я займусь здесь приготовлениями к обратному пути.

Конечно же, Эльза знала, что он лжет. Несмотря на то что далеко не все бургунды склонялись к новому вероисповеданию, большинство из них достаточно спокойно относились к богу христиан и продолжали молиться древним богам, стараясь при этом не попадаться на глаза королю, чтобы не раздражать его. Хаген же был всегда чрезвычайно прямолинейным в своем отказе от христианства, хотя и старался не конфликтовать по этому поводу с Гунтером. Учение о всепрощении и покорности казалось ему слабым, отвратительным. Это было учение для трусов и слабаков. Отказавшись войти в церковь, он выразил сегодня свой протест христианству и даже не думал это скрывать.

На площадь упала тень, и только сейчас присутствующие заметили, что вокруг Вормса начали собираться тяжелые серые тучи.

Небо потемнело от низко нависших над землей туч задолго до того, как зазвонили колокола. Предательство и смерть, зависть и похоть, обман и интриги притягивали их, потому что они знали: человеческие пороки приведут к золоту. Это они, бестелесные духи природы, пришедшие из леса нибелунги, скользили меж деревьев и зарослей, витали над камнями и пригорками. Их шепот звучал в завывании ветра и журчащих ручьях, а руки переплетались в тени деревьев; они были многим и в то же время единым, они были народом и в то же время духом Альбериха, Регина и еще сотен и сотен душ, чьи имена никогда не произносили чьи-либо губы. Мрачные предвестники беды, нибелунги надвигались на город облаками.

Они остановились над холмами севернее Вормса и стали смотреть на город, на церковный купол, устремленный к небу.

— Глядиии…

Нибелунги хихикали, не видя радости в пышном праздновании свадьбы.

— Любовь расцветает на краже и предааательссстве…

Слово попытались взять отдельные частички подрагивающей пелены, окутавшей кусты и деревья:

— Сегодня в Бургундии нет ненависти…

Эта мысль об умиротворении тут же потонула в злобном шипении голосов:

— Ненависссть повсссюду… И черные сердца… Хаген… Брюнгильда… Нет прощения…

Они спорили там часа два, ожидая, когда церковные колокола возвестят о бракосочетании двух пар и коронации нового короля.

— Зииигфрииид… Перед сссвоим новым богом… с нашшшим золотом…

В отличие от человека, который не смог бы ничего разглядеть на таком расстоянии, нибелунги подмечали каждую мелочь. Когда короли со своими королевами вышли из церкви, нибелунги увидели не только их кожу и плоть, но и заглянули в сердца и души. От взглядов бестелесных призраков не укрылось ни истекающее кровью сердце Брюнгильды, ни честолюбивая радость Гунтера, которому казалось, что он наконец-то достиг своей цели.

В Бургундии началась гроза, короткая и яростная, с громом и молнией, словно старые боги протестовали против новых правил.

— Стооолько ссстран… стооолько состраданий… чем же всссе завершиться?

Увидев начало нового акта этой пьесы, нибелунги, шипя и подвывая, возвратились в свой лес.

— Крооовью… только крооовью…


Во время грозы Хаген не стал прятаться, не стал набрасывать на голову накидку. Капли дождя били его по лицу, в то время как жители Вормса бегали вокруг, словно муравьи. Хаген думал о том, была ли гроза знаком богов, которые отвернулись от Бургундии. С другой стороны, исходя из его опыта, боги очень редко вмешивались в дела людей и предпочитали наблюдать за тем, как человек сам распоряжается своей судьбой.

Именно это Хаген и собирался сделать.

Когда дождь прекратился, он заметил неясное движение на холмах к северу от Вормса. Ничего конкретного, просто мерцание в воздухе и теплые потоки, поднимавшиеся вверх от земли. Хаген знал, что это нибелунги. Он был одним из немногих людей в Бургундии, которые разбирались в темной магии и злых духах. Лишь поэтому он мог чувствовать присутствие призраков — их существование требовало веры. Появление лесных духов не предвещало ничего хорошего. Нибелунги любили наблюдать за страданиями людей, разжигать забытое чувство вины и радоваться падению королевств.

— Что ж, вы получите свою кровь, — хрипло прошептал Хаген. — Но чья это будет кровь, мы еще посмотрим.


Празднество шло полным ходом, когда Гунтер под ликующие возгласы мужчин объявил гостям, что собирается отправиться в свои покои с королевой Брюнгильдой. Хриплые здравицы сопровождались радостными криками гостей. Брюнгильда, в отличие от всех присутствующих, во время праздника выказывала лишь хорошее настроение, к которому ее обязывал этикет. Сверх того, что от нее требовалось, она не говорила, не ела и не пила. Гунтер же, чувствуя облегчение, оттого что шаг к мирному будущему уже сделан, хорошенько приложился к жаркому и вину.

Общая спальня королевской пары была великолепно украшена. Отблески многочисленных факелов плясали на шелковых покрывалах. На широкой кровати лежало столько вышитых подушек, что они, казалось, приглашали скорее к развлечениям, чем к отдыху. Пол был устлан коврами и мехами, а на небольшом столике стояла ваза с фруктами. В чашах была ароматизированная вода, а рядом лежали салфетки для освежения. В комнате царила чувственная и в то же время умиротворенная атмосфера, соответствующая единственной цели этой ночи.

Гунтер сбросил меховую накидку, затем снял рубашку. Весь вечер он жадно смотрел на жену, и вино только усилило его страсть. Отныне Брюнгильда была его королевой, и он хотел прочувствовать это сполна.

Властительница Исландии, ставшая теперь всего лишь супругой короля Бургундии, не очень-то радовалась предстоящей брачной ночи. Она стояла перед кроватью и задумчиво смотрела на подушки. Гунтер подошел к ней сзади и стал расстегивать пуговицы, удерживающие платье на спине. Это давалось ему не очень легко, так как от алкоголя перед глазами все плыло, а руки дрожали. Брюнгильда не шевелилась. Через несколько мгновений, которые тянулись бесконечно, она повернулась к мужу. В ее глазах затаилась легкая насмешка.

— Как же мой супруг собирается насладиться своим подарком, если даже не может его распаковать?

Гунтер толкнул Брюнгильду на кровать и опустился на нее сверху. Он придавил ее своим телом, дыша на нее едой, поглощенной за ужином.

— Я могу сорвать платье с твоего тела или разрезать его. Я могу заставить тебя ждать меня обнаженной, пока я не возжелаю твоего тела.

Разорвав платье, он жадно схватил ее за грудь. Брюнгильда перехватила его руку, чтобы направить грубые пальцы туда, где их ждал бы успех в разжигании страсти. Почувствовав слабое запястье, она неожиданно замерла и с любопытством вывернула его. Гунтер закричал, его страсть угасла, как факел под дождем. Король напряг мышцы, но королева без труда столкнула его тело на кровать. Гунтер вцепился другой рукой в ее плечо, однако Брюнгильда была намного сильнее короля. Она обхватила ногами бедра мужа и с силой сжала их.

Гунтер застонал, боль выбила хмель из его головы. Он принялся барахтаться, пытаясь вырваться из хватки собственной жены. Брюнгильда лежала на спине. Ее расслабленное лицо было спокойным, а король дергался, словно рыба, которую медведь только что выбросил из реки.

— Отпусти… меня… — прохрипел он, покраснев от ярости и напряжения.

— Что с тобой, мой король? — спросила молодая жена, не скрывая иронии. — Я что, не получу в постели того воина, который победил меня на поле боя?

У Гунтера рябило в глазах, он отчаянно сражался с тошнотой, поднимавшейся от желудка. Однако он понимал, что ему нечего противопоставить силе Брюнгильды. Конечно, можно было бы списать свою слабость на долгую дорогу и опьянение, но это ничего не меняло. Король не видел другой возможности высвободиться, кроме как дать ей пощечину.

Уже в следующее мгновение из левой ноздри Брюнгильды потекла тонкая струйка крови, очень яркая на фоне белой кожи. Королева на секунду замерла, а потом закричала, как валькирия, и стала бить Гунтера кулаком в лицо. Снова и снова. Удары так и сыпались на короля, но он не мог сопротивляться. Она удерживала его ногами, так что у него даже не было возможности откатиться в сторону, и он висел над ней, словно в цепях.

Наконец ярость Брюнгильды немного утихла, и она ногами столкнула с себя Гунтера, который почти потерял сознание. Когда он свалился с кровати, меха немного смягчили его падение.

Брюнгильда, все еще полностью одетая, выпрямилась в постели. Она медленно вытерла кровь с губы и процедила сквозь зубы:

— Никто из тех, кто когда-либо бил меня, не прожил настолько долго, чтобы успеть об этом рассказать. Считай, что твой статус и наш брак спасли тебе жизнь. Если ты хочешь обладать моим телом, используй свою силу, но не насилие. А до тех пор будешь спать в другой комнате.

Гунтер помотал головой, чтобы хоть немного прийти в себя. Он поднялся на ноги, осторожно ощупывая лицо, уже начавшее заплывать.

— Ты моя, Брюнгильда. Ты покорилась мне на Поле Огня и Льда!

Она засмеялась, и боль от ее смеха была сильнее, чем боль от всех его ран.

— Я покорилась воину и вышла замуж за короля. Но я не отдамся жалкому ничтожеству.

Она явно наслаждалась тем, что впервые за несколько недель снова держит власть в своих руках, пусть это и была власть над ее собственным телом.

Гунтер, прихрамывая, поковылял к двери. Он был рад, что не поставил там охранников. Видно, его судьба в том, чтобы становиться объектом для насмешек двора и народа.

Холодный вечерний ветерок, дувший в коридоре, остудил боль короля, но не его душу. И как Брюнгильда посмела это сделать? Они были женаты, она была его женой, и право этой ночи принадлежало ему. Брюнгильда отказала королю, унизила его, и он не собирался мириться с этим. И все же единственный шанс сломить сопротивление Брюнгильды состоял в том, чтобы снова обратиться к человеку, у которого он не хотел просить помощи, ибо запретил себе это делать.

После того, что произошло в Исландии, Гунтер никогда не говорил с Зигфридом о своем поединке с Брюнгильдой. Он подозревал, что молодой король Ксантена обладал магическими артефактами из сокровищ нибелунгов, но разговор об этом был бы унизителен для Гунтера, поскольку дал бы ему понять, что его судьбой, как и прежде, продолжает управлять бывший кузнец. Гунтер надеялся, что после свадьбы ему удастся избавиться от этой зависимости и от самого Зигфрида, но именно сейчас он понял, что напрасно этого ждал.

Король сумел, не обращая на себя внимания, проникнуть в покои своей сестры, где теперь жил Зигфрид. Стоя у двери, Гунтер слышал влюбленный смех, и ему стало больно, оттого что его брачная ночь оказалась совсем другой. Гунтер тихо постучался и, услышав звуки шагов, спрятался в тени, чтобы не показывать свое избитое в кровь лицо.

Зигфрид высунул голову в дверной проем. Он был радостным и раскрасневшимся.

— Гунтер, что привело вас сюда в эту праздничную ночь?

Король услышал еще чьи-то шаги и поспешно прошептал:

— Кримгильда не должна меня видеть.

Зигфрид не понял, что его друг имеет в виду, но жестом попросил жену оставаться в комнате, а сам вышел в коридор. На нем были короткие штаны, а на груди виднелись красные полосы от ноготков Кримгильды. Увидев следы побоев на лице короля, Зигфрид озабоченно нахмурился.

— Что произошло?

Гунтеру потребовалось некоторое время, чтобы взять себя в руки.

— Это Брюнгильда, она… она отказывается со мной лечь!

Зигфрид помрачнел еще больше.

— Возможно, ей нужно время. Она еще не привыкла к Бургундии.

Гунтер в ярости указал на свои кровоподтеки.

— Это что, по-твоему, похоже на действия напуганной женщины? Зигфрид, она насмехается надо мной. Ее нужно победить в спальне точно так же, как и на поле боя!

Только сейчас Зигфрид начал догадываться, чего требует от него друг, и решительно замотал головой.

— Как ты можешь просить меня о том, чтобы я помогал тебе в постели? Это было бы предательством по отношению к королеве Бургундии и к королеве Ксантена!

Гунтер схватил Зигфрида за плечи и в отчаянии стал трясти его.

— Но другого выхода нет! Я же не требую, чтобы ты исполнял за меня мой супружеский долг. Если я заставлю Брюнгильду покориться хотя бы раз, я смогу сломить ее волю и все пойдет так, как уготовано судьбой.

Закрыв глаза, Зигфрид вздохнул:

— Я не могу этого сделать, Гунтер, и не проси меня о том, что будет стоить моей души.

Глаза Гунтера потемнели, его голос охрип.

— Если Брюнгильда посмеется надо мной, то это будет стоить мира. Ты забыл, что наш план союза между королевствами зависит от счастья в обоих браках?

Борьба Зигфрида с самим собой была не менее тяжелой, чем когда-то борьба с Фафниром. Он машинально крутил на пальце кольцо, и оно дарило ему уверенность в себе, советовало помочь другу.

Кримгильда все-таки вышла в коридор и в ужасе коснулась кончиками пальцев воспаленного лица Гунтера.

— Братишка, что произошло? Кто это сделал с тобой?

Король недовольно мотнул головой, и Зигфрид ответил вместо него:

— Гунтер… подрался. Пьяные солдаты неудачно пошутили, и король хотел поставить их на место. К сожалению, из-за хмеля они забыли об уважении перед короной.

— Брюнгильда позаботится о тебе, — мягко произнесла Кримгильда. — Она поможет тебе, и боль пройдет.

Гунтер кивнул, явно чувствуя себя не в своей тарелке, и с мольбой в глазах посмотрел на Зигфрида.

— Да, конечно, — сказал тот, соглашаясь с женой. — Но сперва мне придется пойти с Гунтером и наказать этих нахалов.

— Ты ведь не собираешься оставить меня одну мерзнуть на простынях в нашу брачную ночь? — кокетливо подмигнув, спросила Кримгильда. В ее голосе таилось обещание сладких утех.

Зигфрид грустно улыбнулся.

— Я ненадолго. Я вернусь прежде, чем ты заснешь.

— Ну ладно. Эх вы, мужики, вам бы только подраться.

Кримгильда не сумела понять, чем же вызваны облегчение на лице Гунтера и ужас в глазах Зигфрида.


Брюнгильда никак не могла успокоиться. Ее душа воина была начеку. Королева прислушивалась к шагам в ночи, в каждом шорохе усматривая намерение напасть на нее. Она знала, что Гунтер не смирится с унижением. Но это был не ее выбор. Ей было бы легко покориться тому, кто победил ее на Поле Огня и Льда. Но король Бургундии лишь казался воином. Ни его душа, ни его сердце не были сильнее ее духа. Воля Гунтера была громогласной, но слабой.

Она потушила факелы и отбросила в сторону подушки, а затем попыталась влажной салфеткой стереть следы его дыхания со своей кожи, но ей это не удалось.

Когда Гунтер вошел в освещенную лунным сиянием комнату, Брюнгильда даже не поднялась с кровати.

— Ты явился, потому что позор тяготит твою душу, или тебе не терпится, чтобы я сделала это еще раз?

Гунтер подождал, пока дверь закрылась, а потом медленно подошел к постели и прорычал:

— Ты хочешь воина в спальне? Так пусть же наша любовь будет твоим поражением!

Брюнгильда попыталась его ударить, но он уклонился, схватил жену за запястье и, резко дернув ее руку вверх, прижал к подушке. Брюнгильда перекатилась на живот, но не успела поджать ноги, чтобы вскочить. В этот момент она почувствовала на себе тело короля, который прижал ее к кровати. Она попыталась ударить его левым локтем, но ее рука словно впечаталась в камень. Брюнгильда хотела повернуть голову, и снова какая-то сила вдавила ее в подушки, так что она едва могла дышать.

Гунтер приподнялся и грубо дернул за ремни, стягивающие платье. Болезненно впиваясь в тело девушки, они порвались не сразу.

— Гунтер, не надо… — прохрипела Брюнгильда. Его руки были повсюду; они задрали подол разорванного платья, сжали ее бедра, сдавили плечи, жадно впиваясь в каждый участок обнаженной плоти.

— Ты не хотела Гунтера, — рычал он, — что ж, получи своего короля!

Тело Брюнгильды напряглось, а мышцы стали твердыми, как дерево, но мощный удар по затылку лишил ее силы, с которой она сопротивлялась. Словно издалека, она услышала, как рвется ткань и падают на пол тяжелые кожаные штаны Гунтера. Грубая похоть переросла в грубое действие, и Гунтер взял свое право насилием.

Сердце и душа Брюнгильды были сломлены, но не ее воля. Воля королевы страдала от этих сильных рук, но она лишь отступила на время, поклявшись отомстить насильнику. Желание мести спряталось в ней так глубоко, что Гунтер даже не заметил его, когда грубо взял ее тело, словно замок, который нужно было штурмовать. Она не кричала, не умоляла о пощаде или, по крайней мере, об осторожности. Не было слез и плача, который должны были приглушить подушки. Жар и похоть грязного изнасилования длились недолго, и вскоре Брюнгильда почувствовала, как Гунтер, громко сопя, скатился с нее.

На кровати лежало два тела, но на подушки капал пот трех человек, а через несколько секунд дверь, словно от сквозняка, открылась и закрылась.


Кримгильда с нетерпением ждала короля, прикрыв свое совершенное тело тонкой простыней. Она надеялась, что стычка с парой нахалов утвердит Зигфрида в его мужественности, хотя, собственно, в этом не было никакой нужды. Когда бы Кримгильда ни вожделела Зигфрида, он дарил ей больше, чем она могла мечтать.

Один вид его сильного мускулистого тела, появившегося в полутьме комнаты, заставил ее задрожать и истекать не только потом. Но когда она увидела его лицо в слабом свете единственного факела, горячая страсть превратилась в холодный страх. Отбросив простыню, королева вскочила и поспешно подбежала к супругу.

Зигфрид дрожал. Он был бледен. Пот стекал по его вискам, словно он только что повалил дерево тупым топором. Казалось, он искал своими глазами ее глаза и в то же время старательно отводил взгляд.

Кримгильда обняла его, даря ощущение силы и уюта, и осторожно повела к кровати. Когда он упал на спину, она улеглась рядом с ним. Но стоило Кримгильде положить руку ему на грудь, как он тут же отодвинулся. Зигфрид застывшим взглядом уставился в потолок, будто увидел там какую-то картину, от которой никак не мог оторваться.

— Что с тобой? — мягко спросила Кримгильда. В ее голосе не было и следа упрека.

— Ложь — это чума. Она заразна и очень быстро распространяется, если ее не остановить. Она будет требовать все больших и больших жертв, — хрипло выдохнул Зигфрид, и впервые в жизни Кримгильда увидела, как он плачет. — Так учил меня Регин.

— О какой лжи ты говоришь? — волнуясь, поинтересовалась она.

Наконец Зигфрид повернулся к ней.

— С этой ложью я не хочу привести тебя и наш брак к краху. Я хочу говорить правду. Всегда.

Она губами сняла слезинку с его щеки.

— Говори, прошу тебя.

Он оперся на локоть, глядя во тьму комнаты.

— Гунтер… он на самом деле не победил Брюнгильду.

— Как? — с беспокойством в голосе спросила Кримгильда. — Гернот рассказал мне, что…

— Гернот может рассказать лишь то, что он сам видел и слышал, — перебил ее Зигфрид. — Но на Поле Огня и Льда был третий воин, который оставался невидимым. С помощью волшебного шлема нибелунгов я сделал так, чтобы поединок закончился в пользу Гунтера.

Подлость этого поступка Кримгильда могла оправдать лишь желанием Зигфрида жениться на ней. Именно это подвигло его на то, чтобы помочь Гунтеру. Ей трудно было смириться с этим, но любовь прощала и не такие поступки. Взяв влажное полотенце, Кримгильда вытерла им шею Зигфрида.

— Кто об этом знает?

Зигфрид печально взглянул на нее.

— Никто! Ни один человек. Я могу довериться только тебе, потому что не хочу строить нашу жизнь на лжи.

— А что произошло сегодня ночью?

Кримгильда подозревала, что чудовищное предательство по отношению к королеве Исландии — это лишь начало исповеди, которая должна была вывести зло на чистую воду.

Король Ксантена, терзавшийся от вины и отчаяния, сел, опустив голову в ладони.

— В постели Брюнгильда заметила, что Гунтер — вовсе не тот воин, который покорил ее на Поле Огня и Льда в Исландии.

Эта простая фраза заставила Кримгильду сделать вполне определенные выводы, и она побледнела от негодования.

— Так это Брюнгильда избила его в брачную ночь? — спросила она, чувствуя, как у нее участилось дыхание.

Зигфрид кивнул, мучаясь болью воспоминаний.

— Единственным выходом, который нашел Гунтер, было продолжение этого кошмарного розыгрыша.

В голове Кримгильды началась лихорадочная круговерть образов, перетекавших один в другой, танцевавших и искрившихся и в конце концов выстроившихся в ее сознании в той последовательности, в которой происходили последние события.

— Ты ведь не был в ее комнате, правда? — прошептала она внезапно осевшим, каким-то чужим голосом.

Когда Зигфрид, помедлив, кивнул головой, ей показалось, что ее разрезали мечом от горла до пупка.

— Скажи мне, что ты не был сегодня ночью в ее комнате! — с вызовом воскликнула Кримгильда.

Голос Зигфрида надломился:

— Ты хочешь услышать ложь и вызвать чуму, которая разрушит нашу жизнь?

Отвращение Кримгильды было слишком велико, чтобы она смогла найти в своем сердце хоть каплю понимания.

— Ты спал с Брюнгильдой?!

Зигфрид взглянул на нее красными от слез глазами.

— Нет! Никогда! Я держал ее, в то время как… Гунтер… Его соучастие в этом преступлении было не менее гнусным, чем поступок короля, и он замолчал, чувствуя отвращение к самому себе.

— Вон из моей комнаты, — сдавленно произнесла Кримгильда.

Ее муж и король понимал, почему она не желает видеть его рядом с собой, но в то же время ему так хотелось получить ее прощение…

— Любимая, но я думал, что это все… ради нас.

— Пошел вон, пока я не смогу свыкнуться с мыслью, что мой возлюбленный с моим собственным братом изнасиловали женщину в нашу брачную ночь. Если этот момент никогда не настанет, то тебе придется жить с этим.

— Что же мне делать?

В ее глазах не было даже намека на любовь.

— Иди спать со свиньями. Сегодня, мне кажется, ты больше похож на них, чем на человека.

Зигфрид уныло встал и поплелся к двери.

— Когда рассветет, — напоследок бросила Кримгильда, — начинай готовиться к отъезду в Ксантен. Я не останусь в этих стенах ни минутой дольше, чем будет продолжаться погрузка багажа.

Зигфрид ошибался. Сказанное отравляло воздух при дворе Бургундии точно так же, как и несказанное. Хотя свадьба должна была оставить после себя радостное ощущение, солнечные лучи казались тусклыми, а в замке царила подавленная тишина, пронизанная ненавистью.

— А ты уверен, что вы должны уезжать через пару дней? — спросил Гунтер, хотя заранее знал ответ Зигфрида.

Король Бургундии сидел на троне, нервно постукивая кончиками пальцев по подлокотнику.

Король Ксантена кивнул:

— Так хочет Кримгильда. К тому же ты сам говорил, что королевствам нужны короли. Пройдут многие годы, прежде чем заживут раны, нанесенные Ксантену и Дании Хъялмаром.

— Ты ведь не рассказал моей сестре о том, что произошло прошлой ночью, правда? — недоверчиво глядя на друга, спросил Гунтер.

Зигфрид покачал головой:

— Нет, но Кримгильда обладает таким умом, который я всегда мечтал видеть в своей жене. Твоя сестра не знает, что произошло, однако она понимает, что это было что-то ужасное.

— Ужасное? — прошептал король. — Что ужасного сделал супруг, который потребовал любви своей супруги в брачную ночь? Ужасно то, что мне пришлось брать силой принадлежащее мне по праву…

Зигфрид не ответил ему, понимая, что эти слова произнесены лишь для успокоения совести Гунтера. Король, несомненно, понимал, насколько чудовищным был его поступок, и его оскверненная душа корчилась в муках.

От каменного пола взлетело эхо шагов, и в комнату, гордо выпрямив спину, вошла королева Бургундии. Подойдя к Гунтеру, она села на трон по правую руку короля.

Он неуверенно кивнул и попытался заглянуть ей в глаза, но она смотрела в никуда. В пустоту.

— Моя королева?

Брюнгильда протянула ему документы.

— Хотя народ признает наше право на праздничный отдых, мне представляется необходимым уже сегодня приняться за разрешение повседневных проблем государства. Я осведомилась в канцелярии по поводу данных списков и позаимствовала там эти документы. Речь идет о территориальных спорах, устаревших законах и приеме на работу советников, необходимых для создания правительства Исландии и Бургундии.

Гунтер опешил от официальности тона Брюнгильды и ее настойчивого желания править страной, но в то же время почувствовал облегчение, потому что сейчас он должен был заняться вещами, в которых хорошо разбирался. Его не удивляло, что королева скрывает свои чувства, поскольку он понимал, что они были не из приятных. Гунтер верил, что со временем ярость Брюнгильды поутихнет, потеряв свою остроту, как меч, ржавеющий под дождем, и не собирался усложнять этот процесс выяснением отношений.

Королева, помедлив, взглянула на Зигфрида:

— Нас несколько огорчает то, что вы, по слухам, вскоре собираетесь уезжать. Зная мнение моего супруга, я хочу высказать вам свои искренние пожелания и пригласить вас для дальнейшего общения. Король и королева Ксантена и Дании — всегда желанные гости при нашем дворе.

Короткий кивок Гунтера сделал это предложение официальным, и Зигфрид, склонив голову, принял его.

— Наши королевства всегда будут связаны дружбой, и если того потребуют дела государства или какое-то торжество, ждите наших кораблей в вашей гавани. Мне даже не нужно спрашивать Кримгильду, ведь я знаю, что это предложение исходит и от нее тоже.

— Вам все же следовало бы спросить вашу жену, — заметила Брюнгильда. — Любая супруга предпочла бы, чтобы муж поинтересовался ее мнением, прежде чем принять какое-либо решение.

Она даже не взглянула на Гунтера, которому были адресованы эти слова, но Зигфрид понял их скрытый смысл и предпочел удалиться, дабы не вызывать своим присутствием дальнейших ссор.

— Пойду посмотрю, не нужна ли Кримгильде моя помощь в сборах, — сказал он и почтительно склонил голову.

Зигфрид вышел из тронного зала, но напряжение, витавшее в воздухе, не исчезло. Делая вид, что он читает документы, принесенные Брюнгильдой, Гунтер тихо пробормотал:

— Как я вижу, ты чувствуешь себя нормально.

Брюнгильда, углубившись в документы, ответила с подчеркнутым равнодушием:

— Ты победил меня, и, кроме воительницы Брюнгильды, тебе теперь принадлежит и женщина Брюнгильда. Я не буду ждать тебя в постели с радостью, но все же соглашусь с тобой спать.

Конечно, это не было идеальным выходом, но Гунтер почувствовал себя намного спокойнее.

— Послушай… — запинаясь, произнес он. — На самом деле я совсем не такой…

Она взглянула на него спокойно, почти дружелюбно.

— Я в этом уверена. Но если ты когда-нибудь еще раз попытаешься причинить мне вред, прольется кровь. Если я не смогу лишить жизни тебя, то умру сама.

После этого, не сказав больше ни слова, королева вернулась к своей работе.


— Такое ощущение, будто я не могу спокойно разговаривать в собственном замке! — выругался Гунтер, ударив кулаком по дереву с такой силой, что посыпалась кора.

Хаген, напротив, был спокоен. Его левая рука, как всегда, лежала на рукояти меча.

— И поэтому мы должны встречаться здесь как заговорщики? Неужели в своем доме король — нежеланный гость?

Они стояли на небольшом холме к северу от замка, привязав лошадей к веткам деревьев.

— Все дело в Зигфриде, только в Зигфриде, — прорычал Гунтер. — Эта языческая магия возвышает бывшего кузнеца над всеми, и одно-единственное слово из его уст может уничтожить меня в любой момент.

— Вы имеете в виду то, что его рука вела вас на Поле Огня и Льда? — спросил Хаген и, увидев изумленный взгляд Гунтера, добавил: — В мои обязанности входит забота о вашем благополучии…

— Для человека с одним глазом ты видишь больше, чем можно было бы ожидать, — с невольным уважением сказал Гунтер.

— Возможно, я просто внимательнее наблюдал за битвой, чем все остальные, — продолжил Хаген. — Неважно, что совершил Зигфрид. Победа в Исландии — это ваша победа, и слово Зигфрида не будет весить больше, чем слово короля Бургундии. Я в любой момент могу поклясться, что во время поединка не упускал короля Ксантена из поля зрения даже на минуту.

Гунтер положил руку ему на плечо.

— Мой добрый старый Хаген, твоя верность — это единственное, что не зависит ни от времени, ни от ситуации. Но если бы речь шла только о том дне в Исландии, моя забота была бы не столь велика. Я намного больше в долгу у Зигфрида.

— Расскажите мне, в чем дело, и мы вместе попытаемся отдать этот долг, — предложил Хаген. — Король Бургундии не должен ни от кого зависеть.

Гунтер бросил взгляд на свой замок, казавшийся таким мирным на расстоянии и обещавший беззаботную жизнь. У Гунтера не осталось другого выбора, кроме как довериться этому человеку, который был советником еще у его отца.

— Мне пришлось просить Зигфрида о помощи, чтобы обуздать собственную жену в брачную ночь.

Хаген обдумал поступок короля и его возможные последствия, а затем уточнил:

— А Брюнгильда знает о соучастии Зигфрида?

Гунтер покачал головой, радуясь, что на этот раз его никто не упрекает.

— Нет, она даже не догадывается об этом.

— Что ж, тогда вы в руках у Зигфрида. Стоит ему рассказать о случившемся Кримгильде или вашей супруге, и королевства падут. Будет уничтожено все, ради чего вы так храбро сражались и чему принесли столько жертв.

— Я сам этого не понимаю, — признался Гунтер. — Чем больше мы сближаемся с Зигфридом как друзья, чем чаще я принимаю его помощь, тем более опасным становится он не только для меня, но и для Бургундии.

— Все, как я вам говорил, — прошептал Хаген.

Гунтеру нечего было ему возразить.

— Да, именно так…

— А вы знаете, что Зигфрид уже начал грузить золото нибелунгов вместе с остальными вещами? — спросил старик, переводя разговор в другое русло.

— Что ж, это его собственность, — заметил Гунтер.

— Да, это его собственность, но не по праву, — возразил Хаген. — Ведь сокровище было взято с бургундской земли, а здесь каждый валун — собственность короля. Этим золотом вы могли бы помочь Бургундии избежать всех бед, которые ей угрожают, разве не так?

Король развел руками.

— Что же мне делать? Я ведь не могу отобрать у народного героя его награду за подвиг? Приставить меч к его непробиваемой груди и нарушить данное слово?

Хаген подошел к Гунтеру так близко, как никогда не подходил раньше, соблюдая правила этикета. Его тихий голос звучал настойчиво:

— Вы должны подумать о том, насколько лучше выглядело бы наше будущее, если бы в нем не было Зигфрида.

Гунтеру потребовалось время, чтобы понять услышанное. Осознав смысл слов Хагена, он побледнел.

— Ты говоришь о подлом убийстве моего лучшего друга, который спас нас всех от дракона, убийстве короля Ксантена?

Хаген старательно избегал называть вещи своими именами.

— Вы только подумайте, насколько более дружелюбно будут настроены по отношению к нам Ксантен и Дания, если Кримгильда станет вдовствующей королевой. Там, где Зигфрид сам принял бы решение, вашей сестре потребуется наш совет, чтобы нормально управлять государством. Ваше влияние было бы более значительным. Кроме того, бюджет государств стал бы общим. И к тому же никто не мог бы разболтать Брюнгильде о том, что произошло в брачную ночь. Связи между странами укрепились бы, и все стало бы на свои места.

Гунтер начал медленно пятиться, пока не натолкнулся спиной на дерево.

— Ты говоришь о подлом убийстве, Хаген! Убийстве человека, которому Бургундия столь многим обязана!

— Я говорю о человеке, который в любой момент може