Book: На Луне ничего не случается



Роберт Хайнлайн

На Луне ничего не случается

– Мне еще не приходилось встречать ребят с Земли, которые не были бы нахалами.

Мистер Эндрюс хмуро посмотрел на начальника Патруля.

– Это ребячество, Сэм. И не оправдывайтесь. Я надеялся, что отряд готов к вылазке. Вместо этого увидел, что вы и ваш новенький собираетесь подраться. А ведь оба удостоены звания «Разведчик-Орел». В чем дело?

Сэм нехотя достал газетную вырезку.

– Полагаю, в этом.

Вырезка была из «Колорадо Скаутинг Ньюс»:


«Отряд-48. Денвер – МЕСТНЫЙ РАЗВЕДЧИК ЖАЖДЕТ НЕБЕСНОЙ СЛАВЫ. Брюс Холлифилд, «Разведчик-Орел», перебирается со своей семьей на станцию Южный Полюс, Венера. Те, кто знают Брюса – и даже те, кто не знают, – ожидают, что за короткое время он добьется звания Орла (Венера). Брюс проведет в Луна-Сити три недели в ожидании транспорта Луна-Венера. В последнее время Брюс усиленно готовился к лунной разведке и уже прошел подготовку для работы в космическом скафандре в барокамере космопорта Пайк-Пик. Брюс признал, что надеется пройти испытания и получить звание Орла (Луна) за время пребывания на Луне.

Если он этого добьется – а мы готовы поставить на Брюса! – то станет первым трижды Орлом в истории.

Давай, Брюс! Денвер тобой гордится. Покажи этим лунным разведчикам, что такое настоящая разведка.


Мистер Эндрюс оторвал взгляд от заметки.

– Откуда она взялась?

– Кто-то прислал ее Пиви.

– Что дальше?

– Ну, мы все прочли ее, а когда Брюс прибыл, ребята стали над ним смеяться, и он обиделся.

– Почему вы не остановили ребят?

– Я сам в этом участвовал.

– Сэм, эта заметка не глупее тех, что печатают в нашем листке. Брюс ее не сам писал, и вам не следовало отравлять ему жизнь. Пришлите его ко мне. А пока сделайте перекличку.

– Слушаюсь, сэр. Мистер Эндрюс…

– Что такое?

– А каково ваше мнение? Сможет этот парень получить звание Лунного Орла через три недели?

– Нет – и я сказал ему об этом. Но он рвется использовать свой шанс. Между прочим – вы его инструктор.

– Я? – Сэм был потрясен.

– Вы. Это ваш шанс все исправить. Понимаете меня?

Сэм сглотнул.

– Полагаю, да.

– Пришлите ко мне Холлифилда.

Парень с Земли стоял в одиночестве у доски объявлений и делал вид, что изучает ее. Сэм тронул его за рукав.

– Вас требует шкипер.

Брюс быстро повернулся и ушел. Сэм пожал плечами.

– Ракетный Патруль – становись! – крикнул он.

– Лунный Патруль – становись! – подхватил Спили Оуэнс.

Когда перекличка закончилась, из офиса вышел мистер Эндрюс; следом за ним шагал Брюс, Земной разведчик выглядел сильно обескураженным.

– Мистер Эндрюс сказал, что я поступаю в ваше распоряжение.

– Так точно.

Сэм и Брюс настороженно посмотрели друг на друга. Наконец Сэм сказал:

– Слушай, Брюс, давай считать, что ничего не было.

– Согласен.

– Отлично. Пошли.

По знаку, поданному Разведмастером, Сэм скомандовал:

– По двое! За мной!

Разведчики отряда номер один, толкаясь, вышли за дверь, взобрались на самодвижущуюся дорожку, пересекающую весь город, и отправились к Восточному шлюзу.

Чабби Шнейдер, квартирмейстер отряда, с двумя помощниками уже ждал их около стеллажа со скафандрами. Тут же громоздилось походное снаряжение упаковки с пищей, канистры с водой, огромные баллоны с воздухом, мотки проволоки, большой стальной цилиндр – короче, все, что может понадобиться на безвоздушной поверхности Луны.

Сэм представил Брюса квартирмейстеру.

– Надо его экипировать, Чабби.

– Этот новый скафандр, думаю, ему подойдет.

Сэм достал скафандр и развернул его. Серебристо-белый костюм из стекловолокна с алюминиевым покрытием снизу доверху застегивался на молнию. Выглядел он весьма впечатляюще. На воротнике Брюс заметил ярлык: «ПРЕДОСТАВЛЕНО КЛУБОМ „КИВАНИС“ ИЗ ЛУНА-СИТИ».

Шлем походил на пластиковую чашу, покрытую алюминием. Прорезь для глаз была прозрачной, но сильно затемненной. Чабби подал Брюсу вязаный комбинезон. Потом вдвоем с Сэмом они запихнули Брюса в скафандр, и Чабби застегнул на нем пояс с инструментами.

Обе кромки пояса кренились к скафандру с помощью молнии; для верхней кромки было предусмотрено несколько рядов зубчиков – таким образом получалась складка. Пояс на Брюсе застегнули так, чтобы складка была максимальной.

– Ну, как? – спросил Сэм.

– Воротник сильно давит на плечи.

– Когда увеличится давление, это пройдет. Если мы ослабим воротник, твоя голова может выскочил из шлема как пробка.

Сэм пристегнул Брюсу заплечный контейнер с воздухом, водой, радиостанцией и прочим снаряжением.

– Проверь давление, Чабби.

– Сначала оденемся.

Пока Сэм и Чабби надевали скафандры, Брюс нашел впускной и выпускной воздушные клапаны, клапан сброса давления на воротнике, а рядом с ним патрубок шланга для воды. Он сделал глоток и проверил свой пояс.

Тем временем Сэм и Брюс надели шлемы. Сэм включил радиостанцию Брюса, прикрепил ему к уху датчик давления кислорода в крови и застегнул шлем.

– Стой, сейчас подадим давление, – сказал Сэм. Его слова эхом отдавались внутри шлема. Чабби подсоединил шланг от измерительного устройства в стене к впускному воздушному Клапану на скафандре Брюса.

Брюс почувствовал, как воротник скафандра поднимается. Воздух внутри стал спертым, шлем запотел. Когда давление достигло тридцати фунтов, Чабби выключил подачу воздуха и стал следить за прибором. К ним подошел мистер Эндрюс в огромном шлеме с шестифутовым контейнером за плечами.

– Давление стабильно, – отрапортовал Чабби. Сэм подключил баллон с воздухом на скафандре Брюса.

– Открой впуск и надави подбородком на клапан, иначе задохнешься, проинструктировал он.

Брюс выполнил приказание. Шлем наполнился свежим воздухом. Сэм отрегулировал клапаны на скафандре Брюса.

– Следи за стрелкой – сказал он, указывая на датчик давления кислорода в крови на поясе у Брюса. – Стрелка должна стоять на белом поле.

– Я знаю.

– А я повторено. Если стрелка заскочит на красное, будешь разговаривать со святым Петром.

– Какой груз вы ему даете? – спросил Разведмастер.

– Только для устойчивости, – ответил Сэм. – Фунтов триста.

Брюс прикинул: при силе тяжести в одну шестую от земной это означало пятьдесят фунтов, включая его самого, контейнер и скафандр.

– Я понесу полный груз, – запротестовал он.

– Мы сами решим, что для вас лучше, – возразил Разведмастер. Поторопитесь, отряд уже готов. – И он вышел.

Сэм выключил рацию и коснулся шлемом шлема Брюса.

– Не бери в голову, – сказал он. – Перед вылазкой старик всегда нервничает.

На Брюса быстро нацепили груз: запасные баллоны с воздухом и водой, коробку с продовольствием, короткие широкие лыжи и лыжные палки, полевое оборудование, аптечку неотложной помощи, старательский молоток, два верхолазных троса, сумку с крюками и кольцами, фонарь, нож. Остальные лунные разведчики тоже увешались грузом. Сэм скомандовал: «Пошли!».

Мистер Эндрюс передал оператору шлюза список членов отряда и первым вошел внутрь; за ним последовали разведчики. Из шлюза стали выкачивать воздух – Брюс почувствовал, как раздувается его скафандр. Вспыхнул зеленый огонек; мистер Эндрюс открыл наружную дверь – и Брюс увидел безвоздушную лунную равнину.

Равнина, сверкавшая под ярким солнцем, ослепила его. Далекие остроконечные горы казались нарисованными. Чтобы дать отдых глазам, Брюс посмотрел на небо.

И у него закружилась голова. Небо, усыпанное сверкающими как алмазы звездами, было чернее самой черноты. Никогда прежде ему не доводилось видеть таких ярких звезд: здесь их свет не рассеивался в атмосфере.

– По маршруту – марш! – прозвучал в шлеме голос Разведмастера. Быстрым шагом. Джек Уиллс, вы проводник.

От группы отделился человек и гигантскими плавными прыжками устремился вперед, одолевая зараз футов пятнадцать.

Ярдов через сто он остановился; отряд вытянулся за ним в колонну на пятьдесят ярдов. Проводник махнул рукой, и отряд двинулся в путь.

К Сэму с Брюсом подошли мистер Эндрюс и какой-то разведчик.

– Спиди будет помогать вам, – сказал мистер Эндрюс Сэму, – пока Брюс не научится ходить. Поторапливайте его. Путь предстоит неблизкий.

– Поторопим, – ответил Сэм.

– Даже если придется его нести, – добавил Спили. Разведмастер длинными прыжками пустился догонять отряд. Брюс хотел последовать за ним. Казалось, что это легко – будто летишь. Он не хотел, чтобы его несли. Но Сэм ухватил его за левый ремень на скафандре, а Спиди за правый.

– Смотри, как надо, – сказал Сэм. – Встань и попробуй оттолкнуться ногами, как мы.

Брюс самоуверенно попробовал. Ему казалось, что за три дня, проведенные в Луна-Сити, он приобрел необходимые навыки. И учиться ходить, как ребенок – просто смешно.

Ничего тут сложного нет – он легок, как птичка! Правда, идти шагом оказалось трудно, хотелось плыть. Спускаясь, он почувствовал, что двигается быстрее. Внезапно земля ушла из-под ног. И он вытянул вперед руки…

Он висел на поясе вниз головой и слышал смех своих наставников.

– Что произошло? – спросил Брюс, когда они перевернули его.

– Становись на землю.

– Я знаю, отчего это, – добавил Спиди. – Я был на Земле. Здесь масса и твой вес не соответствуют друг другу, а твои мускулы к этому не привыкли. Ты сейчас весишь столько, сколько ребенок на Земле, а инерция у тебя, как у толстяка.

Брюс попытался опять. Несколько остановок и переворотов показали ему, что имел в виду Спиди. Его груз был легче пуха, но, если при поворотах не наклоняться в сторону, этот груз опрокинет его даже при ходьбе. Он и опрокидывал Брюса несколько раз, пока тот не приобрел некоторого навыка. Наконец Сэм спросил:

– Как по-твоему, теперь ты сможешь бежать?

– Думаю, да.

– О’кей. Но запомни: когда тебе понадобится повернуть, сначала притормози, иначе полетишь кувырком. Спиди, пошли.

Брюс старался все делать, как они. Длинные, скользящие прыжки, похожие на полет. Это и был полет. Вверх! .. Скользишь… Касаешься земли ногами и опять вверх. Это было занятнее, чем катание на коньках или на лыжах.

– Эй! – охладил его пыл Спиди. – Не забывай выставлять ноги вперед.

Когда они догнали отряд, мистер Эндрюс отдал приказ двигаться короткими прыжками.

Далекие горы становились все ближе: Брюсу казалось, что он летает всю жизнь.

– Сэм, как по-твоему, – спросил он – теперь я могу передвигаться самостоятельно?

– Может был… Через пару миль попробуем.

– Ага. – Брюс почувствовал себя настоящим лунным жителем.

Спустя некоторое время чей-то голос произнес: «Шагом! « Отряд перешел на шаг. Проводник залез на небольшой холмик и поднял вверх лыжи. Отряд остановился, и все начали пристегивать лыжи. Впереди лежала широкая долина, покрытая каким-то мягким веществом, похожим на порошок.

Брюс повернулся к Сэму и впервые посмотрел назад, на запад.

– Грандиозно! – выдохнул он.

Над далекой крышей Луна-Сити висела Земля в половинной фазе. Круглая, чуть зеленоватая, немного больше полной Луны, но несравненно прекраснее ее, с зелеными лесами, коричневыми пустынями и ослепительно белыми облаками.

Сэм лишь мельком взглянул на нее.

– Пятнадцать часов.

Брюс тоже попытался определить время, но не сумел, потому что линия рассвета пролегала большей частью через океан. Он сказал об этом Сэму.

– Видишь светлое пятно на темной стороне? Это Гонолулу. Вот оттуда и считай.

Пристегивая лыжи, Брюс размышлял над этим объяснением, затем выпрямился и ловко повернулся кругом, даже не споткнувшись.

– Хм, ты умеешь кататься на лыжах? – удивился Сэм.

– И даже имею значок.

– Здесь все по-другому. Просто волоки ноги и старайся не упасть.

Брюс решил любой ценой удержаться на ногах. Он зачерпнул гореть мягкого вещества и пропустил его сквозь пальцы. Оно было легким и походило на хлопья. Интересно, почему оно не слеживается?

Мистер Эндрюс послал Спиди прокладывать лыжню, а Сэм и Брюс присоединились к колонне. Удержаться на ногах оказалось сложно. Рыхлая почва разлеталась направо и налево и при слабой гравитации так медленно оседала, что казалась плывущей в воздухе – когда лыжная палка протыкала такое облако, в нем появлялось абсолютно круглое отверстие.

Колонна резко повернула влево, после чего вновь пошла прежним курсом. Справа осталась круглая впадина диаметром ярдов пятьдесят; Брюс не разглядел в ней дна. Он остановился было, чтобы задать вопрос Сэму, но голос Разведмастера поторопил его:

– Брюс! Не задерживаться!

Так они шли долго, пока, наконец, не раздался голос Спиди:

– Твердая почва!

Колонна вскоре подтянулась, и люди остановились, чтобы снять лыжи. Брюс выключил рацию и прикоснулся шлемом к шлему Сэма.

– Что это было, там, где шкипер на меня прикрикнул?

– А, это. Утренняя глория. Они очень опасны.

– Утренняя глория?

– Нечто вроде сливного отверстия в раковине. Если ступишь на склон, то уже никогда не выберешься. Почва уходит из-под ног, и ты скатываешься на самое дно. Там и остаешься – пока не кончится воздух. Так погибли многие. Они выходили утром в одиночку и, вероятно, должны были вернуться до темноты.

– Откуда же известно, что с ними случилось, если они выходили в одиночку?

– Представь себе: к яме ведут следы – а следов, ведущих назад, нет.

– О! – Брюс почувствовал себя глупцом. Отряд запрыгал дальше. Горы все приближались, постепенно вырастая на фоне неба. Мистер Эндрюс приказал остановиться.

– Привал, – сказал он. – Сэм, установите укрытие к западу от тех скал. Брюс, наблюдайте, что делает Сэм.

Укрытие представляло собой герметичную палатку, которая натягивалась на раму из толстой витой проволоки и состояла из секций. Огромный контейнер за плечами Разведмастера оказался надувной оболочкой.

Каркас укрытия поставили на закрепленную по углам горизонтальную раму, на которую было натянуто асбестовое покрытие. Затем установили куполообразную крышу и стенки. Сэм проверил прочность соединений и приказал развернуть оболочку. К раме прикрепили воздушный шлюз – стальной цилиндр, – а к нему при помощи уплотнительных прокладок – надувную оболочку. Одновременно двое разведчиков устанавливали солнечный экран.

Пятеро разведчиков заползли внутрь и встали, подняв руки повыше. Остальные затащили снаряжение, кроме лыж и палок. Последним забрался мистер Эндрюс и закрыл шлюз. Металлический каркас прервал радиосвязь; Сэм подключил свой шлем к телефонному разъему на шлюзе.

– Проверка, – сказал он.

Через рацию Сэма Брюс расслышал ответ:

– Готовы к заполнению.

– О’кей.

Оболочка вздулась и заполнила каркас.

– Брюс, входи, – сказал Сэм. – Осталось только отрегулировать экран.

– Я лучше посмотрю.

– О’кей.

Экраном служили легкие жалюзи, установленные поверх укрытия. Сэм приоткрыл их наполовину.

– Внутри холодно, – пояснил он, – потому что оболочка быстро наполнилась воздухом. Но нагревается он быстро. – По сигналу изнутри Сэм чуть прикрыл жалюзи. – Брюс, залезай внутрь. Может пройти полчаса, пока температура стабилизируется.

– Пожалуй, – ответил Брюс, – у меня немного кружится голова.

Сэм внимательно посмотрел на него.

– И жарко?

– Да.

– Ты слишком долго пробыл на солнце неподвижно. И воздух в скафандре не циркулировал. Вот. – Сэм открыл воздушный клапан Брюса пошире. – Заходи.

Брюс с готовностью подчинился. Когда он задом вполз в укрытие и выпрямился, двое парней подхватили его. Они закрыли клапаны, отстегнули шлем и стянули с него скафандр, который, пропутешествовав по рукам, водворился на стеллаже. Брюс огляделся.

Вдоль всего укрытия, от шлюза до перегородки санузла в дальнем конце, шли лампы дневного света. Около перегородки были сложены скафандры и шлемы. Разведчики расположились по обе стороны длинного помещения. Около воздушного кондиционера рядом с входом стоял часовой, к его уху был прикреплен датчик давления кислорода в крови. Рядом с ним мистер Эндрюс сообщал Сэму по телефону об изменениях температуры. Посередине Чабби разворачивал свой продовольственный склад. Он махнул рукой.

– Эй. Брюс! Садись, будем есть. Двое разведчиков освободили место для Брюса, он сел. Один из них спросил:

– Ты был в Йеле? – Брюс ответил, что не был. – Я туда собираюсь, сообщил ему разведчик, – у меня там брат.

Брюс почувствовал себя как дома.

Когда воспел Сэм, у Чабби уже все было готово: дымящаяся ароматная тушенка, будочки и персиковое мороженое. Брюс решил, что разведчики живут неплохо. После ужина сигнальщик достал губную гармошку и заиграл. Брюс откинулся назад, ощущая приятную дремоту.

– Холлифилд! – Брюс очнулся. – Давайте посмотрим, как вы оказываете первую помощь.

В течение получаса Брюс демонстрировал свое умение накладывать воздушные жгуты и аварийные заплаты на скафандр, делать искусственное дыхание человеку в скафандре, оказывать помощь при солнечном ударе, кислородном голодании, и переломах.



– Это вы умеете, – заключил Раэведмастер. – А что делать, если у человека разбился шлем? Брюс растерялся было, но быстро нашелся:

– Похоронить.

– Правильно, – согласился Разведмастер – поэтому будьте осторожны. Ладно, ребята, а теперь – шесть часов сна. Сэм, установите дежурство.

Сэм; назначил шестерых, в том числе себя.

– А разве я не должен дежурить? – спросил Брюс.

– Нет, – вмешался мистер Эндрюс. – И себя тоже исключите, Сэм. Завтра вы с Брюсом предпримете вылазку. Вам необходимо поспать.

– О’кей, шкипер, – ответил Сэм и добавил, обращаясь к Брюсу: – Здесь нет ничего сложного. Вот, смотри.

Дежурный должен был наблюдать за несколькими приборами, но главное, как и в скафандре, – контроль за давлением кислорода в крови. Спертый воздух проходил через резервуар с окисью кальция, которая связывала углекислый газ, а сама превращалась в карбонат кальция. Далее очищенный воздух проходил через гидроокись натрия, и из него удалялась влага.

– Дежурный, должен следить, чтобы воздух в помещении постоянно очищался, – продолжал Сэм. – Если что-нибудь испортится, он разбудит нас, и мы заберемся в скафандры.

Мистер Эндрюс погнал их спать. Брюс дождался своей очереди в уборную и нашел место, чтобы лечь. «День угас… Солнце зашло…» – заиграла гармошка.

Было странно слышать эту песню, когда Солнце светило над самой головой. Конечно же, нельзя было ждать захода Солнца целую неделю. Странная жизнь в этих колониях… Спать ложатся рано вечером, встают в час ночи. Надо бы порасспросить обо всем Сэма. Вообще-то он ничего – только строит из себя всезнайку. Непривычно спать на голом полу – не то чтобы это было очень неудобно при малой тяжести… Брюс еще размышлял об этом, когда его оглушили звуки побудки, сыгранной на гармошке.

На завтрак была подана яичница, приготовленная в сложных условиях. И меньше чем через час отряд снялся и двинулся а путь, к базовому лагерю.

Путь их пролегал через перевалы, между кратерами. Они прошли тридцать миль, и Брюс уже проголодался, когда проводник подал сигнал: «Шагом!». Отряд приближался к воздушному шлюзу в скале.

Базовый лагерь был не таким удобным, как Луна-Сити. Просто ряд герметичных пещер в скале. Каждый отряд имел здесь свое помещение, отдельное и хорошо оборудованное. Воздух в базовом лагере, как и в Луна-Сити, обновлялся при помощи гидропонного сада. Кроме того, лагерь был оснащен солнечной энергетической установкой; аккумуляторы снабжали его энергией во время длинных холодных лунных ночей.

Брюс проглотил завтрак моментально: ему не терпелось поскорее пуститься с Сэмом в путь. Они экипировались как и раньше, только теперь вместо запасов еды взяли с собой дополнительные баллоны с воздухом и водой. К воротнику скафандра Брюса с помощью пружинной застежки Сэм прикрепил неприкосновенный запас.

У шлюза их остановил Разведмастер:

– Куда собрались, Сэм?

– На юго-восток. Я буду оставлять по пути метки.

– Хм… Тяжелый маршрут. Ладно, назад вернетесь к полуночи. И держитесь подальше от пещер.

– Есть, сэр.

Выйдя из шлюза, Сэм с облегчением вздохнул.

– Уф! Я опасался, что он запретит нам забираться в горы.

– А мы заберемся?

– Конечно. Ведь ты умеешь?

– У меня значок по альпинизму.

– В любом случае, самое сложное буду делать я. Пошли.

Сэм направился в сторону выжженной солнцем равнины. Они двигались со скоростью восемь миль в час, которая вскоре увеличилась до двенадцати. Брюс шел за ним мерным шагом и наслаждался.

– Ты это здорово придумал, Сэм.

– Глупости. Если бы я здесь не побывал, то постарался бы прикрыть этот гимнастический зал.

– И все-таки мне нужна эта вылазка, чтобы получить значок овладевшего лунными навыками.

Сделав несколько длинных прыжков, Сэм спросил:

– Послушай, Брюс, ты на самом деле надеешься получить звание Лунного Орла?

– А почему бы и нет? Я уже получил все дополнительные значки. Остались только четыре обязательных, но они совершенно разные: разбивка лагеря, лунные навыки, проводка и разведка. Я готовился как проклятый и теперь надеюсь набраться опыта.

– Я не сомневаюсь, что ты готовился. Но в квалификационной комиссии сидят настоящие зубры. Тебе надо стать истинным лунным аборигеном, чтобы пройти эту комиссию.

– Значит, они не пропустят разведчика с Земли?

– Можно сказать и так. Все остальные значки только дополнение к основному: лунные навыки. Экзаменаторы – старые аборигены. Тебе не отвертеться книжными ответами, они узнают, сколько ты здесь пробыл, и наверняка посчитают, что твоих знаний недостаточно.

– Но это же нечестно! Сэм фыркнул:

– Лунные навыки – не игрушка, а весьма реальная штука. «Вы остались в живых?» Если допустишь ошибку, ты погиб – и они тебя похоронят.

Брюс не нашелся, что ответить.

Вскоре они подошли к подножию горы. Сэм остановился и вызвал базовый лагерь.

– Парсонс и Холлифилд, отряд номер один, возьмите пеленг.

База ответила быстро:

– Один-один-восемь. Какой у вас знак?

– Пирамида и записка.

– Сигнал принят.

Сэм сложил из камней пирамидку, вырвал из блокнота листок бумаги, написал на нем дату, время и имена и положил его сверху.

– Теперь полезем вверх.

Им предстояло подняться вверх по руслу, по которому никогда не текла вода. Сэм несколько раз дернул за веревку и только после этого разрешил Брюсу лезть следом. Время от времени он делал молотком зарубки на камнях. Наконец они уперлись в скалу высотой футов пятьсот, первые сто из которых уходили вверх вертикально и были абсолютно отвесными. Брюс выпучил глаза.

– И мы полезем туда?

– Конечно. Смотри на дядюшку Сэмюэля.

Вертикальная стена заканчивалась небольшим выступом. Связав два троса, Сэм принялся бросать их вверх, стараясь зацепить выступ. Дважды он промахивался, и трос падал вниз. Наконец трос перекинулся через выступ.

Вбив в каменную стену крюк поближе к краю скалы, Сэм надел на него кольцо и прикрепил трос. Чтобы проверить прочность крепления, он велел Брюсу подергать за свободный конец троса. После чего начал восхождение.

Первые тридцать футов он прошел быстро, цепляясь за трос ногами, затем вбил еще один крюк и прицепил к нему трос безопасности. Эту операцию Сэм проделывал еще дважды. Наконец достиг выступа и крикнул: «Отцепляй!».

Брюс отцепил трос, и тот взмыл вверх. Через некоторое время Сэм крикнул: «Зацепляй!». Брюс ответил: «Проверка!» – и безуспешно попытался оторвать спущенный Сэмом трос.

– Забирайся, – приказал Сэм.

– Забираюсь, – ответил Брюс.

Сила тяжести в одну шестую земной – рай для альпинистов, подумал он. По пути он задержался только, чтобы отцепить трос.

Оставшийся путь Брюс хотел пройти первым, но Сэм не позволил. Очень скоро Брюс порадовался этому: он обнаружил, что лунный альпинизм имеет три отличия от земного. Первое – малая сила тяжести – было преимуществом, не два других усложняли дело. Удерживать равновесие, будучи облаченным в скафандр, оказалось трудно, а взбираться на скалу, отталкиваясь плечами и коленками, – неудобно, к тому же существовала опасность порвать скафандр.

Наконец они выбрались на ровную площадку, окруженную остроконечными вершинами, ярко сверкающими на фоне черного неба.

– Куда теперь? – спросил Брюс.

Сэм посмотрел на звезды и показал на юго-восток.

– Фотокарты показывают, что там открытое пространство.

– Идет.

Они потащились шагом, поскольку поверхность оказалась слишком неровной, чтобы передвигаться прыжками. Идти пришлось довольно долго, наконец они выбрались на возвышенное место, откуда можно было видеть Землю.

– Который час? – спросил Брюс.

– Почти семнадцать, – ответил Сэм, поглядев вверх.

– Мы должны вернуться к полуночи.

– Вообще-то, – ответил Сэм, – сначала я надеюсь выбраться на открытое пространство.

– Мы заблудились?

– Конечно, нет! Я же отмечал дорогу. Но здесь я никогда не бывал. Думаю, здесь прежде не бывал никто.

– Давай пройдем еще с полчаса, потом повернем назад.

– Годится.

Через полчаса Сэм решил, что пора возвращаться.

– Давай залезем еще вон на ту возвышенность, – попросил Брюс.

– О’кей.

Сэм забрался на вершину первым.

– Эй, Брюс, у нас получилось! Брюс поднялся к нему.

– Господи!

В двух тысячах футов под ними лежала мертвая лунная равнина. Со всех сторон, кроме южной, ее окаймляли горы. В. пяти милях виднелись два небольших кратера в виде восьмерки.

– Я знаю, где мы, – объявил Сэм. – Эта пара видна на фотографиях. Давай спустимся, пройдем на юг еще миль двадцать, сделаем круг и вернемся на базу. Проверь, как у тебя с воздухом.

В баллоне Брюса давление было достаточным, а вот у Сэма оно оказалось низким: он больше работал. Путешественники поменяли оба баллона и приготовились к спуску. Сэм забил крюк, прицепил к нему кольцо, прикрепил трос к своему поясу и, пропустил его сквозь кольцо. Конец троса он пропустил у себя между ног, обвязал его. вокруг бедра, и. поперек груди, . перекинул через плечо и взял в руку. Таким образом, у него получилось как бы сиденье. Сэм начал спускаться, понемногу стравливая трос.

Вскоре он добрался до выступа внизу.

– Готово! – крикнул он и освободил трос. Брюс сделал, себе такое же сиденье и вскоре присоединился к Сэму. Склон стал более пологим, и Сэм послал вперед Брюса, а сам страховал его наверху. Они спустились на следующий уступ. Брюс огляделся.

– Здесь мы застрянем.

– Может быть.

Сэм связал вместе все четыре троса и спустил их вниз. На камни у подножия горы упали всего футов десять троса.

– Спуститься-то мы спустимся, – сказал Брюс. – А вот тросы придется оставить здесь. Сэм нахмурился:

– Они из стекловолокна, да и стоят дорого: их привозят с Земли.

– Значит, остаться придется нам.

Сэм внимательно осмотрел скалу и вбил в нее крюк.

– Первым пойдешь ты, а когда спустишься до половины; вбей две крюка и к одному привяжи трос. Тогда я смогу его перехватить.

– Я против, – запротестовал Брюс.

– Если мы потеряем тросы, – убеждал его Сэм, – нас за это не похвалят. Пошел.

– Все-таки мне это не нравится.

– Кто здесь главный?

Брюс пожал плечами и, ухватившись за трос, стал спускаться. Вскоре Сэм остановил его:

– Середина. Свей мне гнездышко. Справа Брюс увидел только гладкую каменную стену. С другой стороны он нашел трещину.

– Здесь есть трещина, – сообщил он Сэму, – но только одна. Нельзя вбивать два крюка в одну трещину.

– Вбей их подальше друг от друга, – приказал Сэм. – Скала крепкая.

Брюс нехотя подчинился. Крюки вошли легко, но Брюс с большей радостью ощутил бы сопротивление камня, что означало бы прочное сцепление крюка со скалой. Он привязал трос.

– Спускай!

Через пару минут Брюс уже стоял внизу и отстегивал трос.

– Готово? – Он поспешил по каменным обломкам к краю скалы. – Сэм, крикнул он, – это пылевая равнина.

Брюс прошел вдоль скалы около пятидесяти ярдов, остановился и надел лыжи. Выбравшись на равнину, он остановился и посмотрел наверх.

Сэм уже добрался до крюков и вытянул трос. Он пропустил трос сквозь кольцо второго крюка, уселся в своем веревочном сиденьи и несколько раз перекинул трос от одного крюка к другому, сделав своеобразный якорь. Потом начал спускаться. Одолев половину из оставшихся двухсот футов, Сэм остановился.

– Что случилось? – спросил Брюс.

– Карабин зацепился за кольцо и не проходит, – ответил Сэм. – Сейчас я его освобожу.

Он поднялся на фут и резко отпустил трос. К удивлению Брюса, Сэм повис, накренившись вместе с сиденьем под немыслимым углом. Брюс понял: крюк не выдержал.

Пролетев примерно четыре фута, Сэм остановился: трос, зацепленный за второй крюк, задержал падение. Сэм раздвинул ноги пошире, чтобы восстановить равновесие. Тут Брюс заметил, что прямо на голову Сэма падает камень. Он закричал.

Сэм посмотрел вверх и резко оттолкнулся от скалы – камень пролетел мимо. Брюс не понял, ударил он Сэма или нет. Сэм восстановил равновесие и вдруг снова сильно накренился вместе с сиденьем – второй крюк не выдержал тоже.

Брюс наблюдал, как Сэм медленно-медленно наклоняется и начинает падать. Казалось, он падал целую вечность.

А потом он упал.

Брюс запутался в лыжах, и ему пришлось долге возиться с ними. Он заставил себя собраться и осторожно двинулся к месту происшествия.

Отчаянный толчок спас Сэма, не дав его шлему разбиться о скалу. Сэм лежал среди каменных обломков и не пошевелился, когда Брюс дотронулся до него. Лыжи мешали Брюсу, и он с трудом вытащил Сэма из-под обломков. Глаза его были закрыты, но скафандр держал давление.

– Сэм! – крикнул Брюс. – Ты меня слышишь?

Стрелка, показывающая уровень кислорода в крови, находилась в красной области. Брюс приоткрыл клапан пошире, но стрелка не сдвинулась с места. Брюс хотел перевернуть Сэма лицом вниз, но тогда он не смог бы удержать в шлеме голову Сэма и видеть показания прибора. И Брюс решил делать искусственное дыхание в этом положении. Он сбросил лыжи и пояс.

Ему мешало давление в скафандре, кроме того, он не мог нащупать ребра Сэма. Он стал просто давить Сэму на грудь – раз-два, раз-два.

Стрелка качнулась и медленно двинулась к белой зоне. Когда она переползла на белое, Брюс перевел дух. Стрелка осталась на белом. Сэм пошевелил губами, но ничего не было слышно. Брюс коснулся его шлема своим.

– Сэм, ты как?

Но услышал только:

– Берегись! Камень!

Брюс задумался. Что же теперь делать? До тех пор, пока Сэм не окажется в герметичном помещении, сделать ничего нельзя. И Брюс решил звать на помощь – быстро!

Послать дымовой сигнал? Выстрелить три раза из пушки? Брюс, ты же на Луне. И ему захотелось, чтобы вдруг откуда-нибудь появились спасатели на лунной тележке.

Можно еще попробовать радио. Надежды мало, но все же… Он снова взглянул на стрелку, потом взобрался на камень, выдвинул антенну и стал звать:

– На помощь! На помощь! Слышит меня кто-нибудь?

Заметив, что Сэм пошевелился, Брюс поспешил к нему. Сэм сидел и ощупывал левое колено. Их шлемы соприкоснулись.

– Сэм, с тобой все в порядке?

– А? У меня что-то с ногой.

– Сломана?

– Откуда мне знать? Включи свою рацию.

– Она включена. Это твоя сломалась.

– Да? Как это произошло?

– Когда ты упал.

– Упал?

Брюс ткнул пальцем вверх.

– Не помнишь?

Сэм воззрился на скалу.

– Не знаю. Но болит очень сильно. Где остальные?

– Мы одни, Сэм, – медленно произнес Брюс. – Вспомни.

Сэм нахмурился:

– Догадываюсь. Брюс, надо выбираться отсюда. Помоги мне надеть лыжи.

– Ты думаешь, с таким коленом ты сможешь двигаться?.

– Должен.

Брюс поставил Сэма на ноги и привязал лыжу к больной ноге, пока он балансировал на другой. Попытавшись встать на больную ногу, Сэм потерял сознание от боли.

Брюс прибавил ему кислорода, и стрелка вернулась в прежнее положение на белом. Брюс снял лыжу, выпрямил ноги Сэма и стал ждать. Вскоре Сэм открыл глаза. Брюс коснулся его шлема.

– Сэм, ты понимаешь меня?

– Да, конечно.

– Ты не можешь стоять на йогах. Я понесу тебя.

– Нет.

– Что значит нет?

– Лучше сделай сани. – И Сэм снова закрыл глаза. Брюс положил рядышком обе лыжи Сэма. К каждой были прикреплены по два стальных стержня; Брюс понял, для чего они. Надо пропустить стержни сквозь четыре кольца, по два на каждой лыже, и убрать крепления – получатся узкие сани.

Брюс снял с Сэма ранец, укрепил ему спереди баллоны и велел держать их.

– Я буду тебя тащить.. Потихоньку.

Скафандр свисал с санок, но с этим ничего нельзя было поделать. Брюс приладил к стержням трос и привязал ранец Сэма.

После этого он пропустил сквозь кольца на лыжах кусок троса таким образом, чтобы получилась петля, а свободный конец троса привязал к своей руке.

– Если тебе что-нибудь понадобится, – сказал он Сэму, – дерни за веревку.

– О’кей.

– Ну, пошли!

Брюс надел лыжи, просунул голову в петлю, как в хомут, взял лыжные палки и двинулся на юг вдоль обрыва.

Это занятие успокоило его! он понимал, что ему предстоит пройти много миль. Земля скрывалась за скалой, а по Солнцу время определить не удалось. Вокруг не было ничего, только чернота, звезды, ослепительное Солнце, выжженная пустыня под ногами да уходящая в небо скала – ничего, только молчание и необходимость добраться до базы.

Что-то дернуло его за руку. Сначала он испугался, но, сообразив, в чем-дело, направился к саням.

– В чем дело Сэм?

– Я больше не могу. Слишком жарко. – Его побледневшее лицо было покрыто капельками пота.

Брюс дал ему глоток воздуха и задумался. У Сэма в ранце был солнечный тент – кусок ткани на складном каркасе. Через пятнадцать минут Брюс опять был готов двинуться в путь. Одна опора тента была привязана к ноге Сэма, а вторую Брюс согнул и засунул Сэму за плечи. Конструкция выглядела ненадежно, но держалась.

– Ну, ты как?

– Нормально. Слушай, Брюс, думаю, мое колено уже в порядке.

– Дай-ка я потрогаю.



Брюс ощупал колено сквозь скафандр: оно было вдвое толще здорового. Почувствовав, как Сэм вздрогнул, Брюс коснулся его шлема:

– Ты не можешь идти, – и вернулся к своей упряжке.

Спустя несколько часов Брюс наткнулся на следы. Они вели с северо-востока, поворачивали и шли вдоль гор.

– Сэм, как узнать, это старые следы или свежие?

– Никак. Старые следы выглядят точно так же, как и свежие.

– И идти по ним бессмысленно?

– Можно – если нам с ними по пути.

– Понял. – Брюс вновь впрягся в санки.

Каждые несколько минут Брюс с надеждой вызывал по радио базу и прислушивался. Появление следов воодушевило его, хоть и было ясно, что оно мало что значит. Следы стали отходить от горы, или, вернее, гора начала отворачивать от следов, образуя нечто похожее на бухточку. Однако Брюс выбрал более короткий путь, как и его предшественник.

Нужно было смотреть, куда идешь. Брюс знал, что нужно, но приходилось одновременно следить за приборами, тащить сани и не сбиваться со следа – и он потерял бдительность. Обернувшись, чтобы взглянуть на Сэма, он почувствовал, что лыжи выскальзывают из-под него.

Он машинально упал на колени и попытался удержаться с помощью лыж. Ему бы, наверное, это удалось, если бы не сани. Они налетели на него сзади, и люди, сани, лыжи – все покатилось вниз.

Брюс отчаянно пытался встать, но почва стала проваливаться под ним. Он успел увидеть, что угодил – среди бела дня! – в утреннюю глорию, этот лунный эквивалент зыбучих песков. Затем пыль сомкнулась над его шлемом.

Он почувствовал, что скользит, падает, опять скользит и мягко на что-то опускается.

Брюс попытался собраться. Одна часть его сознания была охвачена ужасом и отчаянием, оттого что он не смог спасти Сэма; вторая была обеспокоена необходимостью что-то предпринять. Он не покалечился и мог дышать. Брюс предполагал, что погребен в утренней глории, и догадывался, что от любого движения погрузится еще глубже.

Нужно было во что бы то ни стало найти Сэма. Расталкивая мягкие хлопья, Брюс пощупал шею. Сбруя от саней все еще была на нем. Он ухватился за нее обеими руками и потянул. Это малоприятное занятие было похоже на барахтанье в грязи. Наконец Брюсу удалось подтащить сани к себе – или себя к саням. Он нащупал шлем Сэма.

– Сэм, ты меня слышишь? И услышал глухой ответ:

– Да, Брюс.

– Ты в порядке?

– В порядке? Не будь дураком, Брюс. Мы в утренней глории.

– Знаю, Сэм. Я ужасно виноват.

– Ладно, не хнычь. Теперь уже поздно.

– Я не хотел…

– Прекрати! – В голосе Сэма слышались паника и злость. – Не в этом дело. Мы пропали – разве ты не понимаешь?

– Нет! Сэм, я вытащу тебя отсюда, клянусь. Сэм ответил не сразу.

– Не обманывай себя, Брюс. Никому не удавалось выбраться из утренней глории.

– Не говори так. Мы еще не умерли.

– Пока нет, но умрем. Я пытаюсь привыкнуть к этой мысли. – Он помолчал. – Брюс, сделай одолжение, освободи меня от этих саней – я не хочу умереть привязанным.

– Сейчас.

В полной темноте, в перчатках, на ощупь, в чем-то мягком и сыпучем развязать веревки было почти невозможно. Брюс повернулся – и неожиданно заметил, что его левая рука не утопает в пыли. Он дернулся и ему удалось освободить шлем. Вокруг тьма кромешная. Брюс пощупал пояс, пытаясь отыскать фонарь.

При свете фонаря он увидел, что засыпан пылевой массой не весь; прямо над головой нависал каменный свод, ноги упирались во что-то твердое. Темнота поглотила луч фонаря.

Брюс заметил, что все еще держится за сани, и попробовал освободить Сэма. Когда это не удалось, он снова зарылся в пыль.

– Сэм! Мы в пещере! – Что?

– Держись! Сейчас я тебя вытащу.

Брюс осторожно попытался выбраться из пыли. Она не отпускала его лыжи мешали. Брюс отстегнул одну лыжу, вытащил ее, потом повторил манипуляции, повернулся и выкарабкался на каменный пол, таща за собой петлю от саней. После чего положил фонарь на пол и с силой потянул за трос. Сэм, сани и весь груз медленно выползли из пыли. Брюс коснулся шлема Сэма.

– Смотри! Мы куда-то попали. Сэм не ответил.

– Сэм, ты меня слышишь?

– Слышу. Спасибо, что вытащил меня. Теперь отвяжи.

– Посвети мне. – Брюс развязал трос. – Ну, вот. Теперь я осмотрюсь и попытаюсь найти выход.

– Почему ты решил, что здесь есть выход?

– А ты когда-нибудь видел пещеру без выхода?

– Он не нашел выхода, – медленно ответил Сэм.

– Он?

– Посмотри.

Сэм посветил фонарем за спиной Брюса. На полу лежал человек в скафандре устаревшего образца.

Брюс взял фонарь и осторожно приблизился к фигуре на полу. Человек был мертв: его скафандр стал мягким. Он лежал, окрестив на груди руки, будто прилег вздремнуть. Брюс заглянул ему в лицо: оно было темным и худым, кожа присохла к костям. Брюс отвел фонарь в сторону.

– Ему не повезло, – мрачно произнес он, вернувшись. – У него в сумке я нашел вот эти бумаги. Надо взять их с собой, чтобы дать знать родным.

– Ты неисправимый оптимист, Брюс. Ладно, давай. Сэм взял бумаги. Это были два письма, старинная плоская фотография девочки с собакой и кое-какие документы. Среди них были водительские права на имя Абнера Грина, выданные в Республике Массачусетс в июне 1995 года.

Брюс присвистнул:

– 1995! О, Господи!

– Я бы не рассчитывал найти его родных.

– Я нашел у него одну вещь, которой мы можем воспользоваться. Смотри.

Это был моток пеньковой веревки. Брюс продолжал:

– Я свяжу тросы между собой, один конец прикреплю к твоему поясу, а другой – к моему. Получится пятьсот или шестьсот футов. Если я тебе понадоблюсь, дерни за веревку.

– О’кей. Смотри под ноги.

– Я буду осторожен. Сам-то ты в порядке?

– Конечно. Он составит мне компанию.

– Ладно… Я пошел.

Все направления казались одинаковыми. Чтобы не ходить кругами, Брюс туго натянул трос. Вскоре луч фонаря уперся в стену. Тупик. Брюс пошел вдоль стены влево, ступая очень осторожно, поскольку пол был усеян обломками камней, и увидел какой-то проход. Проход вел наверх, но сужался. Через триста футов, судя по тросам, проход сузился настолько, что пришлось остановиться.

Брюс выключил фонарь и подождал, пока глаза привыкнут к темноте. Он ощутил странное чувство – панику. Брюс заставил себя не включать фонарь до тех пор, пока не убедится, что впереди нет просвета. Затем он вернулся в пещеру.

Еще одна череда камер вела вниз. Дойдя до черной бездонной дыры, Брюс повернул назад.

Детали менялись, но результат всякий раз был один и тот же: размотав трос до конца или упершись в очередное препятствие, он гасил фонарь и ждал в темноте – но не обнаружил ни одного просвета. Обследовав, по своим оценкам, дугу в сто восемьдесят градусов, Брюс вернулся к Сэму.

Сэм лежал на куче пыли. Брюс бросился к нему.

– Сэм, что с тобой?

– Все в порядке. Просто я переполз на перину: эта скала чертовски холодная. Что ты нашел?

– Пока ничего, – признался Брюс. Он присел на кучу пыли и наклонился к Сэму. – Я сейчас снова пойду.

– Как у тебя с воздухом? – спросил Сэм.

– Скоро придется вскрыть резервный баллон. А у тебя?

– Я прикрутил его до предела. Ты делаешь всю работу, и я экономлю воздух для тебя.

Брюс нахмурился. Он хотел запротестовать, но раздумал. Они должны были дойти до конца вместе, а он, вполне естественно, потреблял воздуха больше, чем Сэм.

Одно было ясно – время уходит.

– Слушай, Сэм. Этим пещерам и переходам конца нет. Я не успею их обследовать, даже если у меня будет весь воздух Луна-Сити.

– Этого я и боюсь.

– Но мы знаем, что выход прямо над нами.

– Вход, ты хочешь сказать.

– Я хочу сказать – выход. Смотри – эти утренние глории устроены как песочные часы: сверху широкий конус, а внизу куча пыли. Эта пыль просыпается сквозь отверстие в потолке, и куча растет, пока не закупорит отверстие.

– Ну и что?

– А то, что если мы отгребем пыль, то освободим отверстие.

– Пыль будет сыпаться бесконечно.

– Нет, не будет. В конце концов наступит момент, когда пыль вокруг отверстия ссыплется, а та, что подальше, останется на месте.

Сэм обдумал это сообщение.

– Может быть. Но когда ты попробуешь взобраться наверх, она осыплется под тобой. Брюс, в этом-то и весь ужас: в утренней глории не на что опереться.

– Черт! Если я не смогу взобраться на лыжах по склону и меня засыплет, у тебя останется мой запасной баллон.

Сэм хмыкнул.

– Не спеши. Я могу отдать его тебе. В любом случае, – добавил он, мне не выбраться.

– Как только я ступлю на край воронки, вытащу тебя, как пробку из бутылки, даже если тебя засыплет. Все, время уходит.

Пользуясь лыжами, как лопатой. Брюс начал раскидывать гигантскую кучу. Периодически на него сверху обрушивалась гора пыли, но Брюса это не смущало: он знал, что, прежде чем покажется отверстие, надо перелопатить многие кубические ярды пушистой массы.

Через некоторое время он помог Сэму перебраться на новую кучу, откуда тот светил Брюсу фонариком. Работа пошла быстрее. Брюс вспотел. Ему даже пришлось приоткрыть клапан воздушного баллона. Он попил воды и немного поел и снова взялся за работу.

Он уже видел отверстие в потолке. Огромная куча пыли обрушилась на него. Брюс посмотрел вверх и подошел к Сэму.

– Потуши фонарь.

Сомнений не было: сверху просачивался слабый свет. Брюс поймал себя на том, что толкает Сэма и орет как оглашенный. Он замолчал, потом сказал:

– Сэм, старина, я тебе никогда не говорил, из какого я патруля?

– Нет. А из какого?

– Из подземного. Смотри, как я копаю? – И он набросился на кучу.

Скоро в отверстие проник солнечный луч и слабо осветил пещеру. Брюс копал до тех пор, пока в отверстие не перестала сыпаться пыль. Тогда он решил, что пора.

Он сделал поводья от себя к Сэму на всю длину тросов, затем связал оставшиеся баллоны в одну связку, приладил пеньковую веревку к здоровой йоге Сэма, а другим концом веревки обвязал, связку баллонов: в первую очередь Брюс намеревался вытащить Сэма, а потом уже снаряжение. Наконец он надел лыжи и прикоснулся к шлему Сэма.

– Ну вот, приятель. Следи, чтобы трос не засыпало. Сэм схватил его за руку.

– Подожди.

– В чем дело?

– Брюс, я хочу сказать, что ты молоток, и если мы не выберемся…

– Ну, ладно, ладно. Мы выберемся. – Брюс полез вверх.

До отверстия он поднимался по конусу елочкой. Добравшись до отверстия, стал двигаться лесенкой, чтобы легче было пролезть в узкое отверстие и подняться по склону утренней глории. Поднимался он очень медленно, осторожно переставляя ноги и стараясь не оставаться на одном месте слишком долго. Наконец сначала голова, а затем и все его туловище оказались на поверхности. Теперь нужно было взобраться по склону глория.

Брюс неуверенно остановился. Край воронки был слишком отвесным, массы пыли вот-вот обрушатся. Брюс задержался лишь на мгновение и сразу же почувствовал, что его лыжи вязнут. Тогда он двинулся вбок, стараясь обойти нестабильную часть воронки.

Сгубил его провисший трос. Когда Брюс сделал шаг в сторону, трос зацепился за выступ на краю отверстия, дернулся и погрузился в мягкую массу склона. Брюс почувствовал, как его лыжи заскользили назад; он попытался двигаться быстрее, чтобы поскорее миновать падающую массу, но лыжи погрузились в пыль, он сделал неосторожное движение, упал, и пыль засыпала его.

Снова он очутился в мягкой пушистой темноте. Сначала он лежал тихо переживая свое поражение. Он не понимал, где верх, где виз и как отсюда выбраться. Потом попытался вылезти и почувствовал, что его тащат за пояс. Это Сэм пытался ему помочь.

Через несколько минут Брюс с помощью Сэма вновь оказался на полу пещеры. Единственный свет исходил от фонаря в руке Сэма; но этого оказалось достаточно, чтобы увидеть: новая тора пыли, закрывшая отверстие, была еще больше прежней.

Сэм показал наверх.

– Очень жаль, Брюс, – вот и все, что он сказал. Едва сдерживаясь, Брюс ответил:

– Как только отдышусь, начну сначала.

– А где твоя левая лыжа?

– Ох! Должно быть, свалилась. Найдется, когда я начну копать.

– Хм… А сколько у тебя осталось воздуха? Брюс посмотрел на свой пояс.

– Около трети баллона.

– А я уже дышу остатками. Мне нужно сменить баллон.

– Сейчас.

Брюс хотел подключить новый баллон, но Сэм остановил его.

– Возьми себе новый баллон, а мне отдай свой.

– Но…

– Никаких «но», – оборвал его Сэм.– Чтобы справиться с работой, тебе нужен полный баллон.

Брюс молча подчинился. Его голова была занята арифметикой. Ответ всегда был одним и тем же: он знал, что ему не хватит воздуха, чтобы повторить этот геркулесов труд и передвинуть такую тору пыли.

Теперь Брюс и сам начал верить, что им не выбраться отсюда. Это лишало его сил; ему захотелось лечь рядом с Абнером Грином и так же, как он, прекратить борьбу.

Но этого он не мог себе позволить: ради Сэма ему придется копать гору пыли до тех пор, пока он не упадет от нехватки воздуха. Он машинально взял уцелевшую лыжу и принялся за работу.

Сэм дернул за веревку. Брюс подошел к нему.

– Что с тобой, приятель? – спросил Сэм.

– Ничего. Почему ты спрашиваешь?

– Ты выбит из колеи.

– Я этого не говорил.

– Но ты так думаешь. Я же вижу. Теперь слушай! Ты убедил меня, что сможешь вытащить нас отсюда и – клянусь Господом! – ты это сделаешь. Ты достаточно нахален, чтобы стать первым, кому удастся одолеть утреннюю глорию, – и ты им станешь! Выше голову!

Брюс замялся.

– Слушай, Сэм, я не хотел говорить, но ты должен знать: нам не хватит воздуха, чтобы все это повторить.

– Я это понял, когда увидел, что пыль опять падает.

– Так ты знал? Теперь, если ты помнишь какие-нибудь молитвы, прочти их. Сэм дернул его за руку.

– Не время читать молитвы: пора заняться делом.

– О’кей. – Брюс начал вставать.

– Я не это имел в виду.

– А?

– Нет смысла копать снова. Один раз стоило попробовать; второй раз пустая трата кислорода.

– А что же делать?

– Ведь ты обошел не все выходы?

– Нет. – Брюс подумал. – Я попытаюсь еще, Сэм. Но чтобы обойти все выходы, у меня не хватит воздуха.

– Искать можно дольше, чем копать. Но искать надо не наугад, а в той стороне, где горы. В любом другом направлении будут только новые утренние глории. Нам нужно выбраться наружу в горох, подальше от этой пыли.

– Но… Сэм, где эти горы? Здесь, внизу, не отличишь запад от будущей недели.

– Там. – Сэм показал пальцем.

– Откуда ты знаешь?

– Ты показал мне. Когда ты прорвался наверх, я смог по углу луча определить, где находится Солнце.

– Но оно висит над головой.

– Висело, когда мы вышли. Теперь оно переместилось на пятнадцать-двадцать градусов западнее. Слушай, эти пещеры, вероятно, были большими пузырями, газовыми карманами. Поищи в том направлении и найдешь выход наверх, не засыпанный пылью.

– Найду, будь я проклят.

– Как далеко мы отошли от гор, когда провалились сюда?

– С полмили.

– Правильно. Тебе не удастся найти то, что нам нужно, если ты будешь привязан ко мне. Вот, возьми эту бумагу и оставляй метки по дороге, но побольше.

– Я готов.

– Молодец! Счастливо! Брюс встал.

Это было такое же унылое и утомительное занятие, как и прежде. Брюс обвязался тросом и отправился в путь, бросая на землю клочки бумаги и считая шаги. Порой ему чудилось, что он уже под горами, но каждый раз это оказывался тупик. Дважды он огибал кучи, которыми были обозначены другие глории. Всякий раз, возвращаясь, он подбирал свои метки, чтобы сэкономить бумагу и не сбиться впоследствии с пути. Один раз он увидел просвет, и сердце его часто забилось, но отверстие оказалось слишком маленьким даже для него, не говоря уже о Сэме.

Воздух кончался, но Брюс старался не думать об этом, только следил, чтобы стрелка оставалась на белом поле.

Один из проходов вел влево, потом вниз; Брюс уже начал подумывать, не повернуть ли назад, и остановился. Сначала глаза не различали ничего, затем ему показалось, что впереди замаячил свет. Обман зрения? Возможно. Он прошел еще сотню футов и пригляделся еще раз. Это был свет!

Через несколько минут он уже высунулся из отверстия и оглядел пылающую под солнцем равнину.

– Здорово! – приветствовал его Сэм. – Я уж подумал, что ты провалился в дыру.

– Почти. Сэм, я нашел!

– Я это знал. Пошли.

– Правильно. Только откопаю вторую лыжу.

– Нет.

– Почему?

– Взгляни на датчик. На лыжах мы никуда не дойдем.

– Да, ты прав.

Они бросили весь свой груз, кроме баллонов с воздухом. Там, где позволяла высота свода, они передвигались прыжками. В некоторых местах Брюс почти нес своего напарника. Иногда они ползли на четвереньках, и Сэму с его больной ногой приходилось нелегко.

Брюс выбрался наружу первым, предварительно обвязав Сэма тросом. Когда он его вытаскивал, Сэм ему почти не помогал. На поверхности Брюс поднял его и прислонил к скале.

– Эй, приятель! Мы выбрались!

Сэм не ответил.

Брюс вгляделся ему в лицо: оно было безжизненным, глаза закрыты. Прибор на поясе объяснил почему: стрелка находилась в красной области.

Впускной клапан Сэма был открыт до предела. Глубоко вдохнув, Брюс подсоединил свой баллон к скафандру Сэма. Он видел, как стрелка на приборе Сэма скакнула к белому, а его собственная стрелка уползла в красную область. Если не двигаться, то воздуха внутри скафандра хватит минуты на три-четыре.

Но Брюс двигался. Он подключил шланг от своего впускного клапана к единственному баллону, который теперь был соединен со скафандром Сэма, и открыл клапан. Стрелка его собственного индикатора остановилась. Теперь они с Сэмом были сиамскими близнецами, подсоединенными к одному-единственному, наполовину пустому баллону с таким жизненно необходимым воздухом. Брюс обхватил Сэма одной рукой, положил его голову себе на плечо, шлем к шлему, и отрегулировал клапаны, чтобы обе стрелки оставались на белом. Сэму он дал воздуха побольше и стал ждать. Скала под ними была в тени, хотя Солнце по-прежнему жгло равнину. Брюс огляделся, ища кого-нибудь или что-нибудь, потом вытянул свою антенну.

– На помощь! – позвал он. – Помогите! Мы заблудились!

Он слышал, как Сэм бормотал в свою мертвую рацию:

– На помощь! Мы заблудились!

Брюс покачивал бредившего Сэма на руках и повторял:

– На помощь! Возьмите наш пеленг! Через некоторое время он перенастроил клапаны и снова принялся повторять:

– На помощь! На помощь! Возьмите наш пеленг! Он уже не почувствовал, как чья-то рука тронула его за плечо. И даже когда его помещали в шлюз лунной тележки, он все еще продолжал бормотать; «На помощь! На помощь!»

Мистер Эндрюс навестил Брюса в лазарете базового лагеря.

– Как вы себя чувствуете, Брюс?

– Я в полном порядке и прошу, чтобы меня выписали.

– Вас не выписывают по моему указанию. Я хочу знать, где вы находитесь, – улыбнулся Разведмастер. Брюс покраснел.

– Как Сэм? – спросил он.

– С ним все обойдется. Только обморожение и колено: скоро он будет здоров.

– Я рад за него.

– Наш отряд уходит. Я перевожу вас в третий отряд, к мистеру Харкнессу. Сэм вернется с машиной снабжения.

– Я думаю, что смогу выступить с отрядом, сэр.

– Возможно, но мне бы хотелось, чтобы вы остались в третьем отряде. Вам нужно набраться полевого опыта.

– Сэр… – Брюс не знал, с чего начать. – Мистер Эндрюс…

– Да?

– Мне следовало бы вернуться. Я понял кое-что. Вы были правы. Человек не может стать старым лунным волком за три недели… Я понимаю, что был слишком самонадеян.

– Это все?

– Да, сэр.

– Хорошо, теперь послушайте меня. Я поговорил с Сэмом и с мистером Харкнессом. Мистер Харкнесс будет держать вас в ежовых рукавицах. Мы с Сэмом займемся вами, когда вы вернетесь. Через две недели, начиная с сегодняшнего понедельника, вы должны быть готовы предстать перед квалификационной комиссией. – И Разведмастер добавил: – Ну, как?

Брюс задохнулся, но быстро взял себя в руки.

– Есть, сэр!


home | my bookshelf | | На Луне ничего не случается |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 11
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу