Book: Всемирная история в 24 томах. Том 12. Начало колониальных империи



ВСЕМИРНАЯ

ИСТОРИЯ

В 24 ТОМАХ ТОМ 12

НАЧАЛО КОЛОНИАЛЬНЫХ ИМПЕРИИ

МИНСК

СОВРЕМЕННЫЙ

ЛИТЕРАТОР

УДК 940.2(03) ББК 63.3(0)51 В 84

Авторы:

А. Я. Бадак, И. Е. Войнич, Я. М. Волчек, О. А. Воротникова, А. Глобус, А. С. Кишкин, Е. Ф. Конев, П. В. Кочеткова,

В. Е. Кудряшов, Д. М. Нехай, А. А. Островцов,

Т. И. Ревяко, Г. И. Рябине, Я В. Трус, А. И. Трушко,

С. А. Харевский, М. Шайбак

Редакционная коллегия:

И. А. Алябьева, Т. Р. Джун. С. М. Зайцев, В. Я Цветков, Е. В. Шиш

Охраняется законом об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части, а также реализация тиража запрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

В 84 Всемирная история: В 24 т. Т. 12. Начало колониальных империй. — Мн.: Современ. литератор, 1999. - 592 с.

ISBN 985-456-280-8.

Двенадцатый том Всемирной истории посвящен периоду колониальной экспансии европейских стран от первых открытий до создания великих колониальных империй. УДК 940 2(03)

ББК 63.3(0)51

ISBN 985-456-280-8 (т. 12) ISBN 985-456-135-6

© Современный литератор, 1999

ГЛАВА 1

АМЕРИКА ДО НАЧАЛА ЕВРОПЕЙСКОЙ КОЛОНИЗАЦИИ


ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ ЗАСЕЛЕНИЕ АМЕРИКИ

Америка не входила в область прародины человека, а заселялась человеком современного вида. Уровень культуры древнейшего населения Америки соответствовал мезолитическим и позднепалеолитическим культурам Европы.

Геологически время переселения, человека-В Америку соответствует концу ледниковой эпохи, т. е. переселение произошло 20—30 тысяч лет тому назад. Путем, которым предки индейцев (включая и южноамериканских) проникли в Америку, была область Берингова моря, где имелась перемычка суши на месте Берингова пролива. В послеледниковую эпоху переселение могло продолжаться и морским путем. Переселившиеся отдельными группами племена охотников и рыболовов в поисках добычи передвигались с севера на юг вдоль тихоокеанского побережья. Наследственные свойства, изучаемые современной гене-икои, свидетельствуют о том, что предки всех амери-анскиХ индейцев происходят из одной сравнительно еоолыпой области Старого Света.

одавляющее большинство коренного населения

Америки антропологически находится в наиболее близком родстве с монголоидами. Признаки, общие для всех американских индейцев, свойственны также коренному населению Северной и Восточной Азии, входящему в многочисленную монголоидную расу. Сюда относятся прямые й жесткие волосы, слабый третичный волосяной покров, средние (по общечеловеческому масштабу) тона окраски кожи, большая или меньшая скуластость. Так как эти признаки функционально между собой не связаны, то одинаковый характер комбинации их у большинства расовых типов Северной и Восточной Азии, с одной стороны, и Америки, с другой, служит несомненным доказательством родства.

Сходство некоторых элементов культуры коренного населения Южной Америки с культурой народов Океании дало повод выдвинуть теорию о заселении всего американского материка из Океании. Несомненно, что связи Океании с Южной Америкой в древности имели место и играли известную роль в заселении этой части Америки. Однако некоторые сходные элементы культуры могли развиваться самостоятельно, не исключена и возможность более поздних заимствований.

Языки американских индейцев весьма многочисленны и разнообразны. Насчитывается около 10(1 языковых семей. Некоторые из них включают большое количество очень малосходных между собой языков. Нет ни одного признака, который объединял бы все американс&и£~языки. Все "это указывает на то, что заселение Америки происходило в эпоху, достаточно отдаленную, что дало возможность не только' для полного обособления американских языков от языков Старого Света, но и для формирования, резких отличий между языками, самой Америки.

Этнографические и лингвистические данные свидетельствуют о том, что передвижения древних индейских племен происходили на обширных пространствах, причем часто племена одних языковых семей оказывались расселенными между племенами других языковых семей. Основной причиной этих переселений была, очевидно, необходимость увеличения земельной площади при экстенсивном хозяйстве.

1. СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА


Человек пришел в Северную Америку из Азии в конце самого последнего оледенения. В те времена большая часть северной половины континента находилась под колоссальным покровом льда. Узкая полоска земли связывала между собой восточную оконечность Сибири и западную оконечность Аляски. По ней на американский континент пришли охотничьи племена каменного века. Возможно, они преследовали северных оленей или мамонтов, в течение долгого времени переходивших по этому же материковому мосту.

Население Северной Америки состояло из большого числа племен и народностей. Они делились на следующие группы: приморские охотники и рыболовы арктической зоны — эскимосы и алеуты; рыболовы и охотники северо-западного побережья; охотники северной полосы нынешней Канады; земледельцы восточной и юго-восточной части Северной Америки; племена прерий; племена Калифорнии; народы с развитым поливным земледелием юго-запада и юга Северной Америки.

ПЛЕМЕНА АРКТИЧЕСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ

Древнейшие следы человека на территории арктической Америки относятся к верхнему палеолиту или к мезолиту. Находки в районе города Фэрбенкса в Центральной Аляске датируются 15—20 тысячелетием до н. э. Древнейшая из обнаруженных в американской Арктике эскимосских культур — древнебе-рингоморская — датируется последними веками до н. э. В этой культуре исключительное значение имела охота на морских животных. Жилища древнеберинго-морцев, как правило, представляли собой прямоугольные полуземлянки с длинным и узким коридором. Собаководство отсутствовало. Очень своеобразен криволинейный орнамент, которым украшали гарпу-НЬ1> а также костяные изделия.

Морской зверобойный промысел давал эскимосам Все необходимое: мясо и жир служили пищей, шкура

/

шла на изготовление одежды, обуви, утвари, для оборудования и утепления полуподземного жилища, на изготовление каяков (лодок), упряжи, ремней для гарпунов. Из кишок шили непромокаемую одежду, ими затягивали оконные рамы. Из сухожилий делали нитки. Сало, морского зверя, сгорая в каменных лампах, давало свет и тепло. Кости кита использовались для сооружения остовов жилищ и крепления подземных ходов к ним. Не случайно в языке эскимосов понятия «жить» и «ловить в море зверя» совпадают.

Основным оружием эскимосов для морской охоты был гарпун с поворотным наконечником. Применялась копьеметалка. Морская и сухопутная охота, рыболовство и ловля птиц были занятиями мужчин. Женщины занимались собирательством, а также гребли на каяках при охоте на китов.

Большую часть пищи эскимосы ели в сыром виде, что предохраняло их от цинги. Наименование «эскимосы» происходит от индейского слова «эскиманть-ик», что означает «поедающие сырое мясо».

Основной социальной единицей являлось стойбище. Почти все его обитатели были связаны между собой родством или свойством. В целом эскимосское стойбище являлось соседской общиной, несущей в себе значительные родовые пережитки. У большинства эскимосов не было вождей, но всегда в стойбище один из старших, опытных охотников, особенно если он к тому же был шаманом, пользовался большим авторитетом. Его называли «знающий, думающий, советчик». Однако следовать его советам было не обязательно, и он не обладал властью заставить выполнить свои приказания.

Характерной формой эскимосского искусства является резьба по кости и рогу. Художественное творчество эскимосов находит также свое воплощение в орнаментации меховой одежды, в различных масках, изготовляемых для праздников, и узорах татуировки.

Религия эскимосов анимистическая, но включает также веру в безликую магическую силу, разлитую в природе. Сама по себе сила эта не добра и не зла, но очень опасна для людей, не умеющих с ней обращаться. Иногда она воплощается в образе мощного духа земли Пинга. Сила проявляет свое присутствие в явлениях природы и стихийных бедствиях. Кроме того, эскимосы верят в различных злых духов, которые вредят людям, насылая болезни и причиняя неудачи на охоте. Защитой от них служат разнообразные запреты, заклинания и амулеты. Большую роль в жизни эскимосов играли шаманы, которым < помогают духи». У эскимосов человек обычно становится шаманом по повелению духов, которые являлись своему избраннику во сне.

ИНДЕЙЦЫ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ

Типичными для этой группы были тлинкиты. Рыболовство было их главным занятием. Реки и фиорды побережья изобиловали различными породами рыбы. Главное значение имели лососи, составлявшие основу питания. В большом количестве запасали икру. Ее собирали на еловые ветки, прикрепляемые на дне у берегов рек перед метанием икры и сохраняли в сушеном виде. Для каждого вида рыбы или морских животных существовали особые гарпуны, дротики, копья, сети. Все орудия и оружие выделывали из камня, кости и раковин. Тлинкитам была известна холодная ковка самородной меди, но из нее изготовляли, главным образом, украшения — браслеты, кольца, ожерелья, серьги.

Несмотря на примитивность орудий, тлинкиты высоко развили свои ремесла. Особенного совершенства они достигли в технике обработки дерева. При помощи каменных топоров они срубали огромные кедры, из которых выдалбливали лодки, сооружали запруды. Бревна раскатывали на толстые доски, из которых строили стены и крыши домов. Все это достигалось при помощи примитивного инструмента, состоявшего из каменного молота, каменного тесла, долота с костяным лезвием, деревянных клиньев, простейшего сверла с костяным наконечником, точильного камня Из песчаника для окончательной отделки и куска кожи акулы для полировки. Большого мастерства достигли женщины в плетении. Из расщепленных продольно корней канадской сосны и из луба изготовлялись всевозможных форм и размеров корзины, сумки, тарелки, шляпы. Изделия изящно орнаментировались вплетением цветных стеблей, а некоторые раскрашивались.

У этого племени не было ни земледелия, ни животноводства. Единственным прирученным животным была собака, которая использовалась на охоте. Интересен способ, которым тлинкиты получали шерсть. Они загоняли в огороженные места диких овец и коз, стригли их и снова отпускали на свободу. Из шерсти ткали накидки. Позднее из шерстяной ткани стали изготовлять рубашки.

В основе общественной организации лежал родовой строй. Основной общественной единицей был род. Роды, называвшиеся по именам тотемных животных, объединялись во фратрии. Тлинкиты делились на две фратрии, носившие названия Ворона и Волка. Отдельные племена стояли на разных ступенях перехода от материнского рода к отцовскому. У тлинкитов при рождении ребенок получал имя материнского рода, но в отрочестве ему давалось второе имя — по отцовскому роду. При заключении брака жених отрабатывал у родителей невесты год или два, затем молодые уходили в род мужа. Существовала домашняя община (барабора), ведшая общее хозяйство.

Наличие рабства — характерная черта общественного строя этих племен. Рабы находились во владении всей родовой общины. Они выполняли домашние работы и участвовали в рыбной ловле.

У тлинкитов, как и у других индейцев северо-западного побережья, был развит обмен. Продавались не только изделия ремесла, но также кожи и съестные припасы. Торговали также и рабами. Это был еще натуральный обмен одних товаров на другие, однако он достиг такого развития, что уже появились товарные эквиваленты в виде рабов, мехов, раковин, шерстяной пряжи. При этом применялась определенная стандартная упаковка товаров.

В основе религии индейцев северо-западного побережья лежали тотемистические представления. Они верили, что водный, земной и небесный миры населены «людьми» в форме зверей, рыб, птиц. Каждый индейский род считал тот или иной вид животных или птиц своим тотемом.

Наряду с тотемизмом существовали верования в

ю

КОЛДОВСТВО и магию, в духов-помощников и в духов — покровителей различных ремесел. Широко распространено было также почитание солнца. Главными руководителями всех религиозных обрядов были вожди и шаманы. Погребальные обряды индейцев были связаны с представлениями о загробной жизни и о переселении душ в потомков. Покойников вначале сжигали, пепел и кости укладывали в ящйки-урны. Только позже появилась практика захоронения в землю.

ИНДЕЙЦЫ ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ

Племена восточной части Северной Америки — ирокезы, мускогские племена и другие — жили оседло, занимались мотыжным земледелием, охотой и собирательством. Основным источником существования ирокезов было примитивное огородничество, или палочно-мотыжное земледелие, которое представляет собой один из ранних этапов подсечно-огневого земледельческого хозяйства.

Главной сельскохозяйственной культурой был маис, почти неизменно сопровождавшийся посадкой бобов и тыквы. Кроме этих трех основных культур ирокезы сажали табак, подсолнечник, земляную грушу, возможно, горох и коноплю, арбузы и кабачки, но уже на отдельных небольших клочках земли. Маис был наиболее важной и любимой растительной пищей. Уже с давних времен ирокезы возделывали до 11 его разновидностей.

Главным орудием при возделывании почвы и посадке растений служила палка-копалка. Ею в земле Делали ямки, куда опускали семена. Имеются указания и на лопаты. Очень рано упоминается о мотыге, простейшим видом которой является коленчатый сук.

Урожай распределялся следующим образом: часть ег° откладывалась на общеплеменные нужды, часть засыпалась в родовые хранилища. Эти запасы использовались для устройства племенных и родовых празднеств и для обеспечения стариков и нуждающихся. Каждый дом также имел запас зерна, полученного как с общиннородового поля, так и со своего индивидуального участка.

Собирательство имело большое значение в питании ирокезов, внося разнообразие в их повседневную пищу. Употребляли в пищу свыше 20 видов лесных и болотных ягод как в свежем виде, так и заготовляя их на зиму разнообразными способами. Часто сушеные ягоды брали с собой во время зимней охоты.

Своеобразным видом собирательства, типичным для ряда лесных племен восточной части Северной Америки, был сбор кленового сока. Сок пили в свежем виде либо оставляли его бродить и пили перебродившим как опьяняющий напиток и, наконец, вываривали из него в глиняных горшках патоку и твердый сахар. На сезон добычи кленового сока и варки сахара ирокезы переселялись в леса, где устраивали временные становища.

Несмотря на большое развитие земледелия, охота имела немаловажное значение для получения мяса и шкур. Охотились на оленя, лося, бобра, выдру, куницу, лисицу, зайца. В пищу употреблялось мясо и других самых разнообразных животных, даже енота, дикобраза, белки, мускусной крысы. Мясо хищников избегали есть. Существовали охотничьи законы, предохранявшие дичьТд-Истребленйя. ТакТ например. Ha NlHcolSepeMeHHHx'caMOK налагалось табу. Главным охотничьим оружием ирокезов был лук. Широко были распространены всевозможные ловушки, силки и западни. Весенние и летние месяцы мужчины занимались рыбной ловлей.

Ирокезы жили в так называемых «длинных домах», где помещалась родовая группа, ведущая общее хозяйство и составлявшая основу хозяйственной и социальной организации племени. Длинный дом имел б—10 метров в ширину и до 8 метров в высоту. Длина дома зависела от числа очагов. Наибольшая известная длина жилища достигала 90 метров. Посередине дома шел проход около 2 метров шириной. В этом проходе прямо на земле на расстоянии около 6 метров один от другого располагались очаги. Над каждым из них в крыше оставлялось отверстие для выхода дыма. Каждая семья имела отдельное помещение длиной около 4 метров, открытое только к огню. Между двумя соседними помещениями оставлялось свободное пространство, служившее кладовой.

«Длинный дом» отражает характер наиболее мелкой общественной единицы ирокезов — овачиры. Ова-чира состояла из группы кровных родственников, потомков одной прародительницы. Это была матриархальнородовая община, в которой производство и потребление было коллективным.

Мужчина, вступавший-, в. брак, переходил жить в дом овачиры жены и участвовал в хозяйственных -работах этой общины. Он продолжал, в то же время сохранять принадлежность и к своей родовой общине, выполняя общественные, религиозные и другие обязанности со своими родичами. Дети принадлежали к овачире и роду матери. Счет родства и наследование имущества велись по женской линии. Муж не имел права ни на детей, ни на имущество.

Зся-власть внутри овачиры принадлежала женши-нам. Главная исполнительная власть находилась в руках цравитедьшщы. Замужние женщины, имевшие детей, собирались на свой совет и выбирали правительницу из числа пожилых, опытных женщин, обычно наиболее влиятельную. Полномочия, которыми располагала правительница, осуществлялись ею с согласия женщин-матерей, выбравших ее. Собрание женщин-матерей выбирало еще двух или четырех распорядительниц. Кроме правительницы, женщины-ма-тери выбирали военноха-Вйждя и -«старшину для мирного времени». Последнего европейские авторы называли сахемом. Правительницы, сахемы и военные вожди составляли совет племени.



Ирокезы верили в Оренда — особую силу, присущую всем явлениям и предметам, людям, животным. Они верили в бесчисленное количество зооморфных и антропоморфных духов. Первое место в пантеоне ирокезов занимали божества растительного царства, обожествленные силы природы и небесные светила. Они обращались к Земле, к Рекам, к Озерам, к Опасным скалам и верили, что у всех этих предметов есть Душа.

ЛЕСНЫЕ ОХОТНИЧЬИ ПЛЕМЕНА КАНАДЫ

Вся полоса канадской тайги от берегов Атлантического океана до Скалистых гор была заселена индейскими племенами отсталых кочевых охотников. Восточную половину этого огромного пространства заселяли алгонкинские племена, западную — атапаскские.

К алгонкинским племенам американского севера относятся племена: кри, монтанье, наскапи и другие. Наиболее многочисленным было племя кри, занимавшее огромное пространство от озер Мистассини и Ни-чикен на востоке до верховьев реки Саскачевана на западе, доходя до реки Черчилль на севере.

Охота на лося, карибу и медведя была главным занятием индейцев. Охотой добывалось все необходимое: мясо и жир составляли главную пищу индейцев, шкуры и кожи давали материал для жилищ, одежды и обуви. Кость, наряду с камнем и деревом,— материал для изготовления орудий труда. Рыболовство и сбор растительной пищи, главным образом ягод, дополняли основную мясную диету.

Основным оружием лесных племен были лук и стрелы, дубины, палицы, копья и ножи с каменными наконечниками. Лесные индейцы имели собак, которых впрягали в деревянные бесполозные сани — тобогган, на них перевозили кладь во время перекоче-вок. Летом пользовались челноками из бересты.

Индейцы лесов Севера жили и охотились группами. Охотничья родовая группа была трудовым коллективом, зимой сообща кочевавшим и охотившимся в пределах территорий, общей с другими такими же группами. Летом родовые группы объединялись в общем племенном стойбище. Добыча от охоты на мясных животных потреблялась коллективно. Возглавлял родовую группу наиболее опытный охотник, хорошо знакомый с местностью. С изменением состава группы и территории охоты менялся и глава.

К лету несколько охотничьих родовых групп съезжались в определенный торговый пост. Летний сезон совместной племенной охоты и рыболовства постепенно превращался в сезон торговли. Торговые посты первоначально открывались на местах прежних летних стойбищ. Здесь происходил обмен продуктами охоты, орудиями и оружием, устраивались празднества. Таким образом поддерживались межплеменные связи, развивалась меновая торговля.

У северо-восточных алгонкинов существовала своеобразная форма тотемизма. Здесь личные имена и названия родовых групп указывали на животных, составлявших основу их существования. Считалось, что индеец наиболее удачлив в охоте на животное, почитаемое в качестве тотема. Особым почетом пользовались кости и отходы убитого тотема. Мясо его поедалось, и тем самым, по представлениям индейцев устанавливалась связь, с тотемом. Практиковались магические приемы, призванные обеспечить успех в охоте. С этой же целью употреблялись специальные охотничьи амулеты.

ИНДЕЙЦЫ Ц1*ЕРИй)

В прериях жили многочисленные индейские племена. Наиболее типичными их представителями были ттакота. команчи, арапахи и чейены. Несмотря на принадлежность к разным языковым семьям, индейцев прерий объединяли общие черты хозяйственной деятельности и культуры. Общность исторических условий привела к тому, что у всех этих племен сложился единый хозяйственный уклад.

Основным источником существования индейцев прерий была охота на бизонов. Охота давала им пищу, одежду, обувь, матёриал~для постройки жилища и изготовления орудий. Охота была коллективной. Организация охоты поручалась специальным людям, называемым дакотами акацита. Индейцы прерий охотились пешими, с собаками, применяя лук и стрелы. Индивидуальная охота запрещалась. Если охотник уезжал охотиться в одиночку, то по возвращении его ожидало наказание.

Убитое животное принадлежало тому, чья стрела поразила его. Поэтому стрелы каждого охотника носили его метку. Кроме лука и стрел употребляли также короткие пшси. Наконечники стрел и копий изготовляли сначала из кости и камня. Но очень рано ни были заменены железными наконечниками, которыми индейцев снабжали мексиканцы с юго-запада американцы с востока. Охотник всегда имел при еое также каменную палицу и кремневый нож. Эти е орудия служили и боевым оружием индейца, но

в дополнение к ним воины имели еще щиты из кожи с шеи бизона.

Наиболее типичным и широко распространенным жилищем у индейцев прерий была коническая палатка из шкур бизонов, известная в литературе под дакотским названием «типи» (жилшце). Типи легко и быстро сооружалась и складывалась и была прекрасно приспособлена к кочевой жизни охотников. В лагере, представлявшем собой временное поселение, палатки расставлялись по кругу — так удобнее было отражать внезапные нападения врагов. В центре воздвигалась палатка племенного совета.

Индейцы прерий жили племенами, делившимися на роды. У части племен ко времени прихода европейцев существовала еще матриархальная организация. У некоторых уже совершился переход к отцовскому

г4>оду.

/ > Изобразительное искусство у равнинных индейцев / достигло большого совершенства. Оно развивалось по двумя линиям: вышивание по коже иглами дикобраза, позже — бисером и разрисовка кож. В их искусстве преобладал геометрический орнамент, каждая деталь которого имела определенное название I и значение. Символизм нашел яркое отражение в ис-t кусстве.

Время исчислял*^ дчмами Обычно говорили: •«Человеку столько-то зим». Каждый месяц начинался с новой луны. Месяцы обозначались по природным признакам, характерным для данного времени. Год делился на 10 месяцев: пять месяцев — зима, пять месяцев — лето. Равнинные индейцы регулярно вели счет годам. У некоторых племен существовали целые •«летописи», где каждый год отмечали рисунком, обозначавшим то или иное событие этого года. Рисунки наносились на бизонью шкуру.

В основе религиозных воззрений лежало представление о сверхъестественной силе, присутствующей в объектах природы. У отдельных племен эта сила обозначается по-разному: у дакота вакан-танка, у „ омаха — ваконда, у пауни — кавахару, у черноногих — натосива. У всех племен на первом месте стояли культ четырех стихий и культ животных. Культ солнца и культ бизона имели общеплеменное значение.

Калифорнийские индейцы выделялись особенностями своего хозяйства^ Основу их существования составляло собирательетео, дополнительными занятиями были рыболовство и охота на мелкую дичь. Они не занимались ни земледелием, ни скотоводством, им не знаком был оседлый образ жизни. Поэтому их обычно не только считают наиболее примитивными племенами Северной Америки, но и причисляют к первобытным народам мира.

Характерной особенностью этой группы была крайняя этническая и языковая дробность. Племена Калифорнии принадлежали к нескольким десяткам мелких языковых групп. Многие этнографы насчитывали здесь до 50 племен.

Как уже говорилось, основой существования калифорнийских индейцев был сбор семян диких растений, орехов, плодов и кореньев. Но их производственная деятельность не ограничивалась собирательством. Дары природы надо было обрабатывать, что требовало немалой изобретательности и специальных технических приемов.

Так желуди, занимавшие одно из главных мест в питаний' калифорнийцев, требуют тщательной обработки, ибо содержат большой процент ^нин^— вещества, которое свыше известного количества вредно ~человеку и к тому же придает пище горький вкус. ( Индейцы изобрели остроумный способ удаления это-■- го вещества: желуди сначала подсушивали и потом, вышелушив, толкли на каменных плитах, которые окружали прикрепленными смолой плетеными стенками. Полученную муку насыпали в выкопанные в песке мелкие ямы и поливали горячей водой, которая и удаляла из нее танин.

Охотились с луком и стрелами на оленей и мелкую дичь. Применялась охота загоном.

Калифорнийские индейцы не жили оседло. Они меняли местожительство несколько раз в год, передвигаясь по своей кормовой территории. Соответственно и жилища их были двоякого типа: летние жилища имели целью лишь защиту от лучей солнца или от Дождя и ветра. Они представляли собой либо навес, крытый листьями, ветвями или травой, либо кониче-

ский шалаш из жердей, покрытый корой, ветвями или соломой. Зимние жилища, более солидные по размерам, представляли собой врытые на 1 м в землю куполообразные землянки. В них помещались общины, состоявшие из нескольких супружеских пар с детьми.

Калифорнийцы плели из молодых древесных побегов или корней водонепроницаемые корзины, в которых варили мясо и рыбу: налитую в корзину воду доводили до кипения, погружая в нее раскаленные камни.

У калифорнийцев господствовал первобытнообщинный строй. Племена делились на экзогамные фратрии и роды. Родовая община как хозяйственный коллектив, владела общей охотничьей территорией и рыболовными угодьями. У калифорнийцев сохранялись значительные элементы материнского рода: ведущая роль женщины в производстве, материнский счет родства. В религии калифорнийцев главное место занимал шаманизм. Главным назначением шамана считалось лёчёние больных. Празднества и всевозможные церемонии устраивались в течение 6—7-месяцев в году — с октября по апрель — май. Празднества и увеселения объединяли племенные группы. Они сопровождались строго определенными, твердо установленными обрядами и церемониями, ношением специальной одежды и головных уборов, особых для каждого селения и каждого культа, самыми разнообразными плясками, песнями и музыкой.

ИНДЕЙЦЫ ЮГО-ЗАПАДА СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ

В северной части юго-западной области, на пустынном плато получила развитие культура анасази (от навахского слова — «древний народ»).

Расцвет культуры анасази приходится на 900— 1300 гг. н. э., когда строились скальные жилища и террасовые дома, в которых иногда помещалось целое селение. Дома эти получили впоследствии от испанцев название «пуэбло» (селение), перенесенное и на индейцев, живших в этих домах-селениях. В каждом из таких селений жило до 1000 человек.

Индейцы занимались земледелием, выращивали

КУКУРУЗУ» а также тыкву и бобы. Кукурузу измельча ли и растирали в муку на каменных зернотерках. Большое значение имела охота. Мясо лосей, бизонов, горных коз, оленей и кроликов шло в пищу. Шкуры, сухожилия, медвежий жир широко использовались в хозяйстве. Охотились при помощи лука и стрел.

Селения пуэбло представляли собой общины, каждая из которых имела свою территорию с орошаемыми землями и охотничьими угодьями. Обрабатываемая земля распределялась между родами. В XVI— XVII вв. преобладал материнский род. Во главе рода стояла «старейшая мать», которая наряду с военным вождем-мужчиной регулировала внутриродовые взаимоотношения. Домохозяйство велось кровнородственной группой, состоявшей из женщины — главы группы, ее холостых и вдовых братьев, ее дочерей, а также мужа этой женщины и мужей ее дочерей.

Индейцы юго-запада Северной Америки приручили собак и индеек. Иных домашних животных у них не было. Да и практическое значение этих было не очень велико. Стада индеек разводили лишь ради перьев, которые шли на украшения и для обрядовых целей.

Гончарные изделия пуэбло отличались изяществом формы и рисунка, разнообразием назначения: чаши, горшки, тарелки, украшенные снаружи или изнутри. Особенно хороши найденные в каньоне Чако плоскодонные горшки с узким горлышком и широкие в поясе, с разрисовкой черным по белому фону.

2. ЮЖНАЯ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ АМЕРИКА, МЕКСИКА


ОГНЕЗЕМЕЛЬЦЫ

На архипелаге Огненная Земля обитали несколько групп индейцев: селькнам (она), алакалуфы, ямана (яганы). Эти племена относились к числу самых отсталых племен мира.

Представители первой группы индейцев — селькнам — жили в северной и восточной части архипелага, занимались охотой на ламу-гуанако и собирательством плодов и кореньев диких растений. Их оружием'' были самые примитивные луки и стрелы. На западной части архипелага обитали алакалуфы, которые занимались рыбной ловлей и сбором моллюсков. Эти племена большую часть жизни проводили в поисках пищи. Передвигались на деревянных лодках вдоль берегов.

Племя амана жило собиранием моллюсков, рыбной ловлей, охотой на тюленей и других морских животных, а также птиц. В морском промысле орудием служил костяной гарпун с длинным ремнем. Кроме этого, употреблялись орудия из кости, камня и раковин. Основной общественной единицей ямана был род, называвшийся укур. Это слово обозначало и жилище, и обитавшую в нем общину сородичей. В отсутствие членов данной общины их хижина могла быть занята членами другой общины. Общины собирались вместе крайне редко, иногда в том случае, когда на берег выбрасывался морем мертвый кит. Обеспеченные пищей на долгое время, ямана устраивали празднества. В общине все находились в равном положении. Особое место занимали лишь знахари, которые излечивали от болезней, а. также им приписывали способность влиять на погоду.

ИНДЕЙЦЫ ПАМПЫ

Индейцы пампы (патагонцы) — племя пеших бродячих охотников. Охотились, в основном, на гуанако, которые были основным источником питания. Охотились индейцы пампы с бола — связка ремней с прикрепленными к ним тяжестями.

Основной общественной единицей была группа кровных родственников, которая объединяла по 30— 40 брачных пар с их потомством. Каждая община имела вождя, но власть его сводилась к праву давать распоряжения при переходах и на охоте. Вожди охотились вместе с другими ее членами, и охота носила коллективный характер.

Охотники пампы не вели оседлого образа жизни и постоянных селений у них не существовало. Жильем для всей общины служили палатки-навесы из 40— 50 шкур гуанако, которые сооружались на временных стойбищах. Кожа гуанако служила также материалом для изготовления одежды. Главной частью костюма был меховой плащ, который стягивался на талии поясом.

В основе религиозных воззрений лежали анимистические верования. Патагонцы населяли мир духами. Особенно развит был культ умерших родичей.

В южной части Чили жило племя арауканов. Они занимались земледелием и разводили лам, что вызывало необходимость вести оседлый образ жизни. У арауканов были развиты выделка тканей из шерсти ламы гуанако, гончарное дело и обработка серебра. Южные племена занимались также охотой и рыбной ловлей с помощью простейших приспособлений.

ИНДЕЙЦЫ ВОСТОЧНОЙ БРАЗИЛИИ

На территории Восточной и Южной Бразилии жили племена ботокудов, канелья, кайяко, шаравантов, каинганг и других, более мелких, которые относились к племенной группе же. Эти племена занимались охотой и собирательством, при этом совершая переходы от одного места к другому в поиске дичи и съедобных растений.

Главным орудием, с помощью которого они вели охоту, были луки и стрелы. Ими они охотились не только на мелких животных, но и на рыбу. Охотой занимались мужчины, а женщины — собирательством.

Жилищем ботокудов служили простейшие заслоны от ветра, крытые пальмовыми листьями. Заслоны сооружались для всего кочевья. Плетеные корзины употреблялись в качестве посуды.

Своеобразным украшением ботокудов являлись вставлявшиеся в прорезы губ маленькие деревянные Диски — «ботока» (португальское слово). Отсюда племя ботокудов и получило свое название.

У племен ботокудов существовал групповой брак, и связь между полами регулировалась законами экзогамии. Когда ботокудов открыли европейцы, у них существовал первобытнообщинный строй, поддерживаемый матриархатом. У ботокудов существовал материнский счет родства.

ИНДЕЙЦЫ ТРОПИЧЕСКИХ ЛЕСОВ БАССЕЙНА АМАЗОНКИ И ОРИНОКО '

Северо-восточная и центральная часть Южной Америки заселялась многочисленными племенами, принадлежавшими к разным языковым группам, главным образом к аравакам, тупи-гуарани и караибам.

Эти племена жили оседло и главным их занятием и источником существования было земледелие. Выращивали маниоку, маис, батат, бобы, табак, хлопчатник. Земледелие носило подсечный характер. Земля обрабатывалась орудиями, изготовленными главным образом из дерева. Однако имелись также шлифова-ные каменные топоры, которые являлись одним из главных предметов межплеменного обмена. Для изготовления орудий использовались также кость, раковины, скорлупа лесных плодов. Наконечники для стрел изготовлялись из зубов животных и заостренной кости, использовались также бамбук, камень и древесина. Стрелы оперялись. В охоте применялась также стрелометательная трубка, так называемый сарбакан.

Кроме земледелия и охоты на мелких животных, источником существования индейцев была и рыбная ловля, для чего сооружались лодки из древесной коры и долбленки-однодеревки. В рыбной ловле Использовались сети, сачки, верши и другие снасти. Рыбу били остогой, а также стреляли в нее из луков.



В основе общественной структуры лежала родовая община. Община вела общее домохозяйство и обычно занимала одно большое жилище, которое и являлось селением. Такое жилище представляло собой круглое или прямоугольное сооружение, крытое пальмовыми листьями или ветками. Стены были из столбов, переплетенных ветками. Их обкладывали циновками и обмазывали. Достигнув большого искусства в плетении, эти племена пользовались плетеной койкой — гамаком. Это изобретение под его индейским названием разошлось по всему миру. В жилище каждая семья имела свой очаг. У большинства племен преобладал материнский род, однако уже намечался переход к отцовскому роду. Каждое селение представляло собой самоуправляющуюся общину. Каждая община имела вождя-старейшину.

Племена тропических лесов занимались подсечно-огневым земледелием. При этом сначала готовились участки. Деревья подрубались у корней каменными топорами и, когда они высыхали, их валили, разводили костры. Зола, в свою очередь, служила хорошим удобрением. Время посадки определялось по положению звезд. После того, как участок был готов к посадке, за работу принимались женщины: они разрыхляли землю суковатыми палками или палками с насаженными на них костями мелких животных, раковинами.

Художественное творчество описываемых племен выражалось в плясках, исполнявшихся под звуки примитивных музыкальных инструментов — рога, свирели, а также в играх, в основе которых лежало подражание повадкам животных и птиц. Тела раскрашивались сложными узорами, для чего использовались соки некоторых растений. Изготовлялись специальные нарядные уборы из разноцветных перьев, зубов, орехов и семян.

Индейцам тропических лесов Южной Америки человечество обязано открытием лечебных свойств коры хинного дерева, и рвотного корня ипекакуаны.

ДРЕВНИЕ НАРОДЫ МЕКСИКИ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ АМЕРИКИ

Та часть Западного полушария, которая в настоящее время известна под названием Мексики и Центральной Америки, состоит из пояса суши длиной в 2500 миль и шириной от 1000 до 50 миль. Пояс этот соединяет два больших материка — Северную и Южную АмерикиГГлавную "часть его северной, более широкой половины, составляет плоскогорье, которое отлогими ступенями поднимается к югу и окаймляется двумя горными цепями. На склонах гор и на плоскогорье климат умеренный. На севере недостаточно воды, но далее к югу в летние месяцы наступает сезон дождей, и земля отличается плодородием. Климат в пределах этого района самый разнообразный, и там можно встретить все виды растений — от тропических банановых деревьев и пальм до сосен, которые покрывают верхние склоны гор. Значительная часть этой территории представляет собой тропические джунгли, покрытые болотами и лесами, где водятся ягуары и аллигаторы и встречаются макао и попугаи. Горы и недостаток судоходных рек затрудняют сообщение.

Данные археологии, находки каменных орудий и скелета ископаемого человека говорят о том, что на территории Мексики человек появился 15—20 тысяч лет назад. Народности страны, названные европейскими завоевателями индейцами, разделялись на большое число различных племен, говоривших на разных языках и независимых в политическом отношении друг от друга.

В долинах Новой Мексики, в бассейнах рек Соноры и Синалоа и у озер области Халиско жило несколько племен, которые перешли к земледелию и имели зачатки цивилизации. Но индейцы большинства племен кочевали в горах и пустынях внутренних областей, питались листьями кактусов или мясом диких зверей и спали в палатках из шкур. На юге же обитали племена, занимающиеся земледелием. Некоторые племена уже стояли на довольно высоком культурном уровне.

Общество было еще теократическим. Каждое племя имело своих отдельных богов. Общего культа не было. Личность не была освобождена от власти жрецов.

На востоке, вдоль берегов Мексиканского залива, жили тотонаки. Богатые рыбой озера Мичоакана принадлежали тарасканам. В горах Оахаки обитали родственные между собой племена мистеков и сапотеков. За Оахакой в областях Чиапас и Юкатан жило племя майя. Однако в XV в. все эти племенные группы в военном и культурном отношениях стояли ниже племени нахуа, которому принадлежала долина Ана-хуак и прилежащие к ней территории. А самым сильным из племен нахуа были ацтеки-, или мексиканцы, чей город Теночтитлан был построен на острове посреди озера, находившегося в центре долины.

Несмотря на языковые и политические различия, индейские народности Мексики имели одинаковое расовое происхождение и были сходны в физическом и интеллектуальном отношении. Они отличались коричневым цветом кожи, широкими скулами, прямыми черными волосами на голове и незначительным волосяным покровом тела.

Американские индейцы в большинстве принадлежат к монгольской ветви человеческого рода. В физическом и духовном отношении они напоминают обитателей Восточной Азии.

В течение 12—14 тысяч лет обитатели Америки оставались охотниками или собирателями плодов. Первый и решающий шаг по пути цивилизации — выращивание маиса — был сделан, вероятно, за 4 тысячи лет до нашей эры. Этой культуре предстояло сыграть для американцев такую же ведущую роль, как пшенице и ячменю для культур Восточного полушария. Выращивание злаков привело к регулированию имущественных прав на землю и воду, к наблюдению времен года и изобретению календаря, к религиозным обрядам, целью которых было увеличить' урожай, и к созданию касты жрецов и определенной формы правления.

Иногда группа родственных племен образовывала конфедерацию или объединялась под руководством династии мощных касиков (касик — кубинское слово, ввезенное в Мексику и применявшееся испанцами по отношению к мексиканским племенным вождям). Но подлинного политического единства между племенными группами не было.

По природе своей обитатели Мексики и Центральной Америки были мирным народом, но недостаток плодородных земель заставлял многие племена воевать друг с другом.

Археологический период так называемых Ранних культур (до III в. до н. э.) был временем неолита, периодом собирательства, охоты и рыболовства, господства первобытнообщинного строя. В период Средних культур (III в. до н. э.— IV в. н. э.) возникло земледелие. В этот период начинают проявляться различия в развитии племен и народов разных частей Мексики и Юкатана.

На юго-востоке центральноамериканского региона на территории площадью около 350 тыс. кв. км, включавшей мексиканские штаты Юкатан, Кампече, Табаско и восток Чьяпаса, Кинтана-Роо, Республику Гватемала, Белиз, запад Годураса 1500 лет назад, существовало множество городов-государств. Их жи-тели говорили практически на одном языке, поклоня--лись одним и тем же богам и достигли высочайшего уровня развития культуры. Специфические черты этих городов подчеркивали связывавшее их тесное родство. То был мир майя — самого выдающегося народа_планеты. Майя — единственный народ Амеои-кИ, оставивший памятники "письменности.

В южной части Юкатана и к северо-востоку от озера Петен-Ица в начале нашей эры начали образовываться первые города-государства. Самый древний из известных памятников — каменная стела в городе Вашактун датирован 328 г. н. э. Позднее возникли города Яшчилан, Паленке, Копан и Киригуа. Надписи здесь датированы V и началом VI века. Датированные надписи обрываются с конца IX века — именно тогда древнейшие города йайяНпрекратили свое существование, и дальнейшая история этого народа развивалась на севере ТОкатанаТ

Кажды)0:оррднгосударетво майя возглавлял ха-лач-виник, что означает «настоящий человек». Это был наследственный титул7 перёдававшийся от отца к старшему сыну. Кроме того, он именовался ахав — «господин, владыка». Халач-винику принадлежала самая высокая административная власть, сочетавшаяся с высшим жреческим саном. Верховные вожди, жрецы и советники (ах куч каб) образовывали нечто вроде государственного совета. Халач-виник назначал из числа своих кровных родственников — батабов вождей селений, которые находились по отношению к нему в зависимости. Основными функциями батабов было соблюдение порядка в подчиненных селениях, регулярная выплата податей. Они .могли быть чиновниками или главами кланов, наподобие кальпуллеков у ацтеков или курака у инков. Как и те, они являлись военачальниками. Но в случае войны право командования отдавалось након. Были и менее важные долж-

ности, среди них хольпоп — «глава циновки». Существовал и целый жреческий клир, однако самое распространенное название жреца было ах кин.

Ах кины хранили высокоразвитую науку майя — астрономические знания о движении звезд, Солнца,

Иероглифы майя.

Страница из Дрезденского кодекса, одной из трех сохранившихся рукописей майя.

Луны, Венеры и Марса. Они могли предсказать солнечные и лунные затмения. Поэтому власть жрецов над коллективншли верованиями считалась абсмш-ной и высщей,„оттесняя порою дайсе власть наследственной знати.

В основании социальной пирамиды располагались массы общинников. Жители селения майя составляли соседскую общину. Обычно ее членами были люди с разными родовыми именами. Земля принадлежала общине. Каждая семья получала участок очищенной от леса земли, через три года этот участок заменялся другим. Урожай каждая семья собирала и хранила отдельно. Она могла его и обменять. Пасеки и посадки многолетних растений оставались в постоянной собственности отдельных семей. Другие работы: охота, рыбная ловля, добыча соли — выполнялись сообща, но продукты делились.

Сельская община выполняла повинности по отно шению к знатным соплеменникам и жрецам. Именно общины создавали церемониальные центры, пирами'-, ды с храмами, астрономические обсерватории, дворцы, стадионы для игры в мяч, мощеные дороги и прочие сооружения; Они добывали огромные каменные глыбы для возведения тех памятников, которые дошли и до наших дней. Они были резчиками по дереву, скульпторами, носильщиками, выполнявшими функции не существовавших тогда еще вьючных животных. Кроме выполнения подобных работ, народ вы-

плачивал дань халач-винику, подносил подарки местным ахавам, жертвовал богам маис, фасоль, какао, табак, хлопок, ткани, домашнюю птицу, соль, сушеную рыбу, мед, воск, нефрит, кораллы и раковины.

У майя существовала еще одна социальная категория —' рабы— пентакооб. Рабом общинник мог стать в следующих случаях: родившись от раба, попав в плен на войне, оказавшись сиротой, оказавшись проданным на рынке. Часть рабов приносили в жертву богам. Существовало также и обращение в рабство преступников, а также долговое рабство единоплеменников. Должник оставался рабом до тех пор, пока его не выкупали сородичи.

Экономика общества основывалась на земледелии.

/Основным видом производства у майя было подсечно-

1 огневое земледелие: лес сначала вырубали каменными топорами, причем толстые деревья лишь подрубали или сдирали с них кольцеобразную кору, и деревья засыхали на корню. Затем засохший и поваленный лес выжигали до наступления периода дождей. Перед началом дождей поля засевали. Земля не обрабатывалась. Земледелец делал лишь острой палкой ямку и зарывал в ней зерна кукурузы и бобов. Посевы охранялись от птиц и зверей. Кукурузные початки наклоняли вниз, чтобы они высыхали на поле, после чего их собирали.

С каждым годом урожай все более сокращался, и на одном участке можно было сеять подряд не больше трех раз. Заброшенный участок зарастал, и через б—10 лет его вновь выжигали, готовя к посеву. Обилие свободной земли и высокая продуктивность кукурузы обеспечивали земледельцам значительный достаток при такой примитивной технике. Однако майя все же умели получать от земли наивысшую отдачу. Помогали в этом и террасы в горных районах, и каналы в долинах рек, увеличивавшие поливные площади. Длина одного из таких каналов, доводившая воды от реки Чампотон до Эцны, города на западе Юкатана, достигала 30 км.

Принято считать, что маис составлял 65 % питания индейцев майя. Его таКжевозделывали при помощи подсечно-огневой системы. Однако пищевой. рацион пополнялся фасолью, тыквой, юкой (съедобное корнеклубное растение из рода маниок), томатами, хика-мой, камоте, а на десерт — табаком и многочисленными фруктами. Вегетарианцами майя не были: они] потребляли индюшатину и мясо специально выращиваемых собачек. Им нравился пчелиный мед. Охота' также была источником мясных продуктов, которые при еде приправлялись перцем и солью. Перец выращивался в огородах, а соль добывалась на специальных соляных разработках. Майя были неплохими рыбаками. Они охотились также на птиц. Охота велась при помощи метательных трубок, стрелявших

В стране майя не было руд и не могла возникнуть металлургия. Из Мексики, Панамы, Колумбии и Перу ним доставлялись предметы искусства и украше-я Драгоценные камни, раковины и изделия из

металлов. Майя изготовляли на ткацком станке ткани из волокна хлопка или агавы. Для ритуальной игры изготовлялись мячи. Боевым оружием являлись лрсь тики с кремневыми наконечниками. Луки и стрелы майя заимствовали у мексиканцев. Из Мексики же они получали медные топорики.

Хотя ткани и сосуды изготовлялись в основном земледельцами, существовали уже специалисты-ре-месленники, в особенности ювелиры, резчики по камню, вышивальщики. Были и купцы, которые доставляли товары на дальние расстояния по воде и по суше при помощи носильщиков.

На территории нынешнего штата Табаско традиционно велась меновая торговля между более северными ацтеками и майя. Они обменивались солью, воском, медом, одеждой, хлопком, какао, украшениями из нефрита. В качестве «обменной монеты» выступали зерна какао и раковины.

Горбда-государства соединялись между собой грунтовыми дорогами, тропами, а иногда и мощеными шоссе — вроде того, что протянулось на ЮТ) км между Йашхуна (около Чичен-Ицы) и Коба на восточном побережье. Реки также служили путями сообщения.

р иаияте ХУХд. древние верования майя отступили на задний план. Жрецы уже создали сложную религиозную. систему "с космогоническими мифами, составили свой пантеон и установили пышный культ. Олицетворение Неба — бог Ицамна был поставлен во главе сонма небожителей вместе с богиней плодородия. Ицамна считался покровителем цивилизации майя. Ему приписывали изобретение письменности. Согласно учению жрецов майя, боги правили миром поочередно, сменяя друг друга у власти. Этот миф отражал реальный институт смены власти по родам.

Религиозные верования майя включали в себя примитивные образные представления о природе. Существовали культы простых божеств природы.

Обеспечивая дожди и плодородие, продолжали существовать чаки, в полях резвились хитрые и всегда доброжелательные к людям алуши. Иш Табай продолжала представать днем в виде лесных сейб — йашче, а ночью обращалась в прекрасную и роковую женщину — сигуанабану. До нас дошли имена нескольких крупных и менее значительных божеств пантеона майя: владыка небес Ицамна, бог дождя Чак, бог маиса Йум Кааш, бог смерти Ах Пуч, Полярная звезда — Шаман Эк, покровитель какао Эк Чуах и т. д. Возвышаясь над всеми, возглавлял пантеон Ху-наб Ку — верховный владыка, отец Ицамны. Если верить именному указателю к текстам книг чЧилам-Балам», только в прорицаниях фигурирует более сотни божественных средств.

Космогония представляла собой сложную систему, 15сновывающуюся на теории о трех сотворениях: Два из них оказались разрушенными потопами, тогда наступило третье, настоящее. В представлении майя Вселенная имела квадратную . форму — углы., ее поддерживали братья-бакабы. Вертикально она состояла из 13 небесных сфер, каждая из которых обладала собственным покровителем. Земля считалась нижней сферой. Внизу размещалось еще 9 плоскостей со своими покровителями. В самом низу находились владения Владыки мертвых — Минталь.

2 Зак. 1366

33

С VI или VII века майя установили гражданский год в 365 дней. Год майя состоял из 18 месяцев по —20 дней каждый. На языке майя периоды времени назывались: 20 дней — виналь, 18 виналей — тун. Тун равнялся 360 кинам (дням). Для выравнивания солнечного года добавлялись 5 дней, называвшихся май-еб, буквально «неблагоприятные». Считалось, что в эту пятидневку «умирает год» и потому в эти последние дни древние майя ничего не делали, чтобы не навлечь на себя беду. Майя умело совмещали два календаря: хааб — солнечный, состоявший из 365 дней, й цолкин — религиозный, из 260 дней.

Майя создали идеально разработанную систему счета, двадцатиричную. Как употребляемая нами десятеричная система, так и двадцатиричная майянская основываются на едином принципе, согласно которому знак сам по себе ничего не значит, но в сопровождении другой цифры становится основой для матема тического обращения, позволившего совершить все завоевания современных наук. Этот знак — ноль, чье сврйство увеличивать сочетающуюся с ним цифру в десятки рф по нашей сйстеме, и в Двадцать раз по системе майя посредством позиционного перемещения указанной цифры. В нашей десятеричной системе имеются девять цифр и ноль. Майянская- состоит лишь из двух: точки с чертой и ноля.

Иероглифическая письменность майя является не сомненным фактом. В письменности майя употребляются знаки трех родов: фонетические —алфавитные и слоговые, идеографические — обозначающие целые слова, и ключевые — поясняющие значение слов, но не читающиеся.

До настоящего времени сохранилось лишь 3 книги майя. Одна из них находится в Париже (размеры: м в длину, 23,5 см в высоту, ширина страницы — 12,5 см); другая — в Мадриде (длина ее — 6 м, величина страницы — 23 X 14,4 см) — всего таких сложенных в гармошку страниц 56 с 3200 знаками; третья— в Дрездене (длина — 3,56 м, размер страни-I цы — 20,-5 X 9 см). Все известные рукописи майя j изготовлены из бумаги, сделанной из луба фикуса. По [ консистенции этот материал занимает промежуточное ; положение между папирусом и бумагой. Кроме книг,

1 письменными памятниками? истории майя являются

писи, высеченные на каменных стенах, которые майя воздвигали каждые двадцать лет, а также на стенах дворцов и храмов.

Историю, майя главным образом сегодня узнают по сочинениям испанских хронистов XVI—XVII вв. Именно они и сообщают, что в V в. произошло «малое нашествие» на восточное побережье Юкатана. Сюда пришел «народ с востока». На рубеже V—VI вв. в центре северной части полуострова был основан город Чичен-Ица. В VII в. жители покинули этот город и переселились на юго-западную часть Юкатана. В середине X в. их новая родина подверглась нападению

выходцев из Мексики. После этого «люди ица», как их называет хроника, возвратились в Чичен-Ицу. Это Уже была смешанная майя-мексиканская группа, образовавшаяся в результате вторжения тольтеков — именно тех завоевателей, из-за которых они вынуждены были оставить свои земли. Чичен-Ица около двух-°т лет являлась крупнейшим культурным центром, Де были воздвигнуты величественные архитектурные

памятники.

го НеподалекУ от Чичен-Ицы в X в. возник другой Род-государство — Майяпан, не испытывавший льтекского влияния. Захвативший власть в Майяпа-

не Хунак Кеель в 1194 г. вторгся в Чичен-Ицу и захватил город. Люди ица собрались с силами и захватили Майяпан, где и обосновались, смешавшись со своими недавними противниками. Как сообщает хроника, «с тех пор их называют майя».

Позднее, в XV в., наступает период междоусобиц. Правители городов разных частей страны «делали друг другу пищу безвкусной». Так, Чель (один из правителей), заняв побережье, не хотел давать ни рыб, ни соли Кокому (династия правителей Майяпа-на), а Коком не разрешал доставлять к Челю дичь и фрукты.

После 1441 г. Майяпан был значительно ослаблен, а после эпидемии 1485 г. совсем опустел. Часть майя .обосновались в непроходимых лесах около озера Пе-тен-Ица и построили город Тах-Ица, который оставался недоступным испанцам до 1697 г. Весь остальной Юкатан был захвачен в 154Г::-1546 гг. европейскими завоевателями. ^

ТОЛЬТЕКИ ТЕОТИУАКАНА

Первым многочисленным народом в долине Мехико были тольтеки. Они, по-видимому, были авангардом науа, народа охотников и воинов, чья родина была на тихоокеанском побережье, за тысячи миль к северу, и которые некогда двинулись на юг в Мексику. Этот народ еще в V веке создал свою цивилизацию, прославившуюся монументальными архитектурными сооружениями. Тольтеки царство которых существовало до X века, принадлежали по языку к группе науа. Их главным городом был Теотиуакан в долине Мехико к северо-востоку от озера Тескоко. В IX или X веках Теотиуакан стал столицей объединения, которое занимало большую часть Южной Мексики.

Руины Теотиуакана занимают площадь в 5 км в длину и около 3 км в ширину. Этот древний город был полностью застроен величественными зданиями, по-видимому, дворцами и храмами, которые возводились из тесаных каменных плит, скрепленных цементом. Стены зданий покрывались штукатуркой. Вся

ппитория поселения была вымощена гипсовыми Тлитами. Храмы возвышаются на усеченных пирами-п х jaK называемая Пирамида солнца имеет в основании 210 м и поднимается на высоту 60 м. Эти пирамиды сооружались из необожженного кирпича.

Недалеко от Пирамиды солнца найдены здания с полом из пластин слюды и с хорошо сохранившимися фресками. На фресках наряду с изображениями на мифические темы и ритуальных сцен мы находим изображения играющих в мяч с палками в руках. Кроме фресок, храмы украшались скульптурами из тесаного и полированного порфира и нефрита. Они изображали символические зооморфные существа, например пернатого змея — символ бога мудрости. Древний Теотиуакан был культовым центром.

В нескольких километрах от Теотиуакана находятся остатки жилых поселений: одноэтажные дома из необожженного кирпича. Каждый такой дом состоит из 50—60 комнат, расположенных вокруг внутренних двориков и связанных между собой переходами. Очевидно это были жилища семейных общин.

Знать отличалась от рядовых членов общества. Об этом свидетельствуют различия в одежде и украшениях из золота и серебра, нефрита и порфира. Особенно привилегированным было положение жречества.

Тольтеки имели иероглифическую письменность. В росписи на вазах встречаются знаки этой письменности. Других памятников письменности не сохранилось. Календарь тольтеков был сходен с календарем майя.

^Велики были успехи тольтеков в сфере материальной культуры. Значительных масштабов достигло земледелие с использованием орошения. Выводились новые сорта культурных растений. На высокий уро-ень поднялись некоторые отрасли ремесла, в частно-ти ткачество. Тольтеки изготовляли из хлопкового локна тонкие ткани. Их сосуды отличались разно-ем**аЗИеМ Ф°РМ и художественной росписью. Оружи-ми Сл^Жили Деревянные копья и палицы с вкладыша-К к*3 °^сидиана- Из обсидиана вытачивались ножи, никя ^ тольтекского периода в Мексику стали про-3 ть из южных областей изделия из металла. баз РУПных селениях каждые 20 дней устраивались Рь*. где велась меновая торговля.

Предание перечисляет 9 царей тольтеков, правивших между V и X веками. В правление 9-го царя Топилцина в X в. вследствие внутригосударственных смут, иноземных вторжений и бедствий, вызванных голодом и чумой, царство распалось. Многие тольтеки переселились на юг — в Табаско и Гватемалу. Оставшиеся растворились среди пришельцев.

Наиболее характерной чертой тольтеков было их поклонение божеству, которое имело имя Кецалко-атл — пернатый змей. Кецалкоатл был богом воздуха и воды, в особенности ряби, вызываемой ветром на поверхности озера. Эта рябь символизировала одушевляющее и творческое начало природы. Кецалкоатл был также богом утренней звезды Венеры. Он олицетворялся фигурой змея, покрытого перьями птицы кецал, которая жила в горах Гватемалы. Жрецы Кецалкоатла были врагами человеческих жертвоприношений, проповедниками новых форм аскетизма и покровителями культуры. В честь этого бога в Тео-тиуакане был построен храм, украшенный фигурами пернатых змеев и обсидиановых бабочек. Внутри храмовой территории была площадка для обрядовой игры /глачтли. По позднейшим легендам у бога была белая кожа и длинная белая борода, и он прибыл в Мексику с востока по морю.

Предание связывает культ Кецалкоатла с падением могущества тольтеков. Поклонники его соперника, бога Тескатлипоки, который продолжал требовать человеческих жертв, восстали против гуманного культа Кецалкоатла. Народы, подвластные тольтекам, воспользовались случаем для восстановления своей независимости. Эпидемии и голод сильно сократили население. В какой-то период до XIII в. Теотиуакан был оставлен, и долина Анахуак стала добычей новых захватчиков, явившихся с северных гор. Это событие стало связываться со сказаниями о развращенных правителях, оскорблявших богов своей чувственностью и любовью к роскоши, а особенно с употреблением опьяняющего напитка пульке, который тольтеки научились делать из сока растения маги. Память о крушении тольтекской цивилизации сохранилась в легенде об уходе Кецалкоатла. Он вернулся на свою родину на востоке.

Время теотиуаканских тольтеков отмечается общ-ностыо культуры населения плато Анауак. Вместе с тем тольтеки были связаны с расположенными южнее их народами — сапотеками, майя и народами Южной Америки.

САПОТЕКИ

На территории, занимаемой ныне мексиканским штатом Оахака, неподалеку от Теуантепекского перешейка, отделяющего полуостров Юкатан от остальной Мексики, находился центр еще одной древнейшей цивилизации — сапотекской, ведущей свое начало примерно со II в. н. э. Археологический материал, относящийся к этому времени и обнаруженный в крупнейшем сапотекском поселении, именуемом Монте-Альбан, показывает, что последний являлся центром развитой культуры, испытывавщей, однако, значительное влияние двух соседних цивилизаций — тольтекской и майя. Вместе с тем у сапотеков имелось много оригинальных элементов культуры.

Блестящий семисотлетний период — с 100 по 800 год ознаменовался для сапотеков развитием охоты и рыбной ловли, появлением новых агрономических приемов, созданием террасного земледелия и оросительно-дренажной системы, что характерно и для доинкских культур Перу. Сапотеки совершенствовали силки, ловушки, сети, трубки, для стрельбы — сербатаны, рыболовные снасти и каноэ. Кроме того, У них уже появились медные топорики. Они стали изготовлять разнообразные предметы домашнего обихода^ корзины, циновки, украшения, одежду, бумагу, хозяйственную керамику, музыкальные инструменты. Появились мастера деревообрабоТчики, строители, скульпторы и другие специалисты.

Простой люд жил в плетеных лачугах, в то время ак церемониальные центры возвышались уже на Упенчатых платформах высоких пирамид. Такова пример постройка с изображениями «танцоров» в нте-Альбане. Воздвигались алтари, строились ста-ДвоНЬ1- внутренние дворики, площадки, каменные Зв и склепы, в которых хоронили представителей /

Система управления отличалась четкой организацией. Верховный правитель — гоккитао — сосредотачивал в своих руках политическую, судебную и военную власть. Выступить против его воли мог лишь верховный жрец — уихатоо. Провинциями управляли старосты общин — гокки. В обществе сапотеков были торговцы — бенисаниха, прорицатели — коланихе, охранники — шиага, младшие судьи — кишиага. Земли делились на общинные и наследственные. Верховный правитель распределял их среди знати и военачальников.

Теогония сапотеков была очень сложна. Сапотеки почитали верховное божество Кокишек. Однако не в меньшей степени они поклонялись солнцу, богам дождя, владыке молнии, богам пропитания и маиса, покровителям зачатия и родов, создания людей и животных, покровителям охоты и рыбной ловли, мертвых и загробной жизни, болезней и медицины, войны, изобилия и богатства, а также множеству других божеств.

Сапотеки также знали двадцатиричный счет. У них был ритуальный 260-дневный календарь и солнечный — 365-дневный. Их медицина связывала происхождение болезней с действием жары, сырости и холода. Для лечения использовались растения, животные и их отдельные органы, а также минералы, целебные свойства сапотеки изучили в совершенстве.

Сапотекская цивилизация и ее центр Монте-Альбан погибли в IX в. Причина гибели — нашествие с севера новых племен — миштеков.

ДРУГИЕ НАРОДЫ МЕКСИКИ

Влияние культуры теотиуаканских тольтеков распространилось и на другой крупный культовый центр, расположенный к юго-востоку от озера Тешкоко — Чолулу. Созданная здесь в древности группа храмов была впоследствии перестроена в одну грандиозную пирамиду-платформу с воздвигнутыми на ней алтарями. Чолульская пирамида находится на холме, облицованном каменными плитами. Это самое большое в древнем мире архитектурное сооружение. Покрытая росписью керамика Чолулы отличается богатством, разнообразием и тщательностью отделки.

В долину Мехико с упадком культуры тольтеков проникает влияние миштеков из области Пуэбла, расположенной к юго-востоку от озера Тешкоко. Поэтому период с начала XII в. носит название Миштека-

Пуэбла.

Территория миштеков не была политически единой, а представляла собой объединение самостоятельных государств — Ночистлан, Тилантонго, Тлашиал-ко, Тутутепек, Теосакуалко, Коштлауака и других, во главе которых стояли независимые правители.

Земледелие миштеков отличалось большим своеобразием. Их земли делились на церковные и общинные.

За миштеками в истории закрепилась репутация весьма воинственного народа. Эти черты особенно ярко проявились в 1200 г. и позже, во время ацтекских завоеваний. Но в конце концов и они стали платить дань могущественному правителю Анауака и регулярно поставлять узорные покрывала, ремни, юбки, женские блузы — уипили, круглые щиты, перьевые украшения, перья кецала, бирюзу, золотой песок, пчелиный мед, маис, перец, соль, хлопок и рабов.

Миштеки прославились своими достижениями в искусстве, особенно в живописи. Миштекская живописная школа была поистине уникальной. Свидетельством служат кодексы (рисованные книги), получившие названия Нутталь, Бодли, Селден, Виндобоненси и Коломбино. Первый из них, длиной 11 м, написан знаками на оленьей шкуре, сложенной 44 раза в виде гармошки. Это исторический документ, содержащий в себе сведения по генеалогии, истории, о военных действиях, орудиях труда, одежде и украшениях.

скульптуре успехи миштеков были не столь высо-ки известны лишь вырезанные из кости фигурки зверей и людей.

Одним из культурных центров был город Тешкоко а восточном берегу Мексиканских озер. Здесь находились архивы пиктографических рукописей, на осно-н*и которых, используя устные предания, мек-канский историк, ацтек по происхождению, Ишт-ильшочитль (1569—1649) написал историю древней

ксики. Он сообщает, что около 1300 г. на территории Тешкоко поселились два новых племени, пришедших из области миштеков. Они принесли с собой письменность, более развитое искусство ткачества и гончарства.

Согласно этой истории, правитель Тешкоко Кина-ци подчинил около 70 соседних племен, которые платили ему дань. Серьезным соперником Тешкоко был Кулуакан. В борьбе кулуаканцев против тешкокцев большую роль сыграло дружественное кулуаканцам племя теночков.

АЦТЕКИ

Племена науа, овладевшие Анауаком после падения тольтеков, были известны под именем чичиме-ков — слово первоначально означавшее «варвары». По преданиям у них было 7 племен, из которых одно двинулось на восток и осело в Тласкале, а остальные 6 поселились в долине у озер, грабя и порабощая прежних обитателей. Вскоре долина оказалась перенаселенной, и в течение нескольких столетий в Ана-уаке велись мелкие межплеменные войны. Первым установило свое верховенство над другими народностями долины племя аколуа, жившее в Тескоко. Вожди аколуа стали господами Анауака. Впоследствии с ростом могущества тепанекского города Адкапо-цалько, аколуа отошли на второй план. В начале XV в. Тескоко был вынужден платить дань тепане-кам, а его вождь был изгнан. Но тепанеки оказались такими тиранами, что другие племена науа объединились против них, и в 1431 г. Ацкапоцалько был разрушен. На месте города был устроен рынок рабов. Во время войны с тепанеками вождь аколуа Несауал-койотл был вынужден вступить в союз на равных условиях с другим племенем науа — племенем, которое стало сильнее аколуа. Это были ацтеки. Последние из семи племен, вступивших в Анауак, они долгое время бродили по юго-западной части долины, нанимаясь на службу к вождям различных племен. % Следуя указаниям жрецов своего племенного божества Уицилопочтли, которые повелели им селиться там, где они увидят орла, стоящего на кактусе и по-ясирающего змея, ацтеки осели и построили свой город Теночтитлан на двух небольших островках посреди озера Тескоко. Это произошло в 1325 г. В течение последующих ста лет ацтеки по-прежнему были отверженными, платили дань Тескоко. Войны между аколуа и тепонеками позволили им завоевать независимость. Три города — Тескоко, Теночтитлан и Таку-6а — образовали союз, в котором Теночтитлан вскоре

занял господствующее положение. Ацтеки установило Вскоре свое господство над другими народами а лины, а затем перешли через горы и стали совер-ск ТЬ захваты во всех направлениях. Ацтекские вой-с а покорили племена отоми и тотонаков, сражались арасканами и через страну сапотеков проникли

/

к югу до самого перешейка Теуантепек. Побежденные племена сохраняли своих вождей, хотя им часто приходилось держать у себя ацтекские гарнизоны и давать земли ацтекским вельможам. От покоренных /"племен ацтеки требовали, чтобы они поставляли людей для жертвоприношений и платили дань натурой.

ХОЗЯЙСТВО АЦТЕКОВ

Основной отраслью производства ацтеков было _ поливное земледелие. Они создали так называемые Г" плавучие сады — маленькие искусственные островки. Делали их следующим образом: на плетенку из водорослей, тростника и водяных лилий набрасывали слой ила, добытого со дна озера. На таком плоту сажали овощи и фрукты. Чтобы получать хороший урожай, каждый год нужно было накладывать новый слой ила. Плоты погружались все глубже и глубже и наконец оседали на дно, становясь обычными островками. Такие островки постепенно соединялись вместе. Кресть-Уще создавали все новые и новые плавучие островки, -этот процесс продолжался и в то время, когда пришли испанцы: Таким путем бесполезные заболоченные пространства превращались в огороды, пересекаемые каналами. Основным питанием служил маис, но кроме этого, сажали бобы, -адкв^1, помиДорыГ бататы, агаву, фиги, какао, табак, хлопок, а также кактусы. На кактусах разводили кошениль — насекомых, выделяющих пурпурную краску. Из сока агавы изго-, товляли род браги — пульке. Кроме пульке любимым напитком был шоколад, который варили с перцем (само слово «шоколад» ацтекского происхождения). "Волокно агавы шло на бечевки и канаты. Из него ткали и мешковину. Ацхщш получали каучук из Вера Крус и сок гваюлы с севера^Мексйки7~/

От народов Центральной Америки через ацтеков Европа получила культуры кукурузыдмаис), какао, томатов. От ацтеков Европа узналгуэ свойствах каучука. *

Ацтеки разводили индеек, гусей, уток. Единственным домашним животным была собака. Собачье мясо ' также шло в пищу.

Ацтеки не приручили ни одного вьючного животно-го и, самое удйвительное, не изобрели колеса и гончарного круга.

Орудия труда изготовлялись из дерева и камня. Лезвия и наконечники — из обсидиана. Употреблялись и кремневые ножи. Главным оружием были луки и стрелы, а также дротики с метательными дощечками.

Ацтеки не знали_жедеза~ Их металлургия находилась в зачаточном состоянии: ацтеки не открыли сплава бронзы. Медь, добывавшуюся в самородках, ковали не разогревая. Таким же способом — расплавления восковой формы — отливали золото. В искусстве отливки, ковки и чеканки золота ацтеки достигли большого мастерства.

Ацтеки были замечательными строителями, доЛ стигли высокого мастерства в скульптуре, приклад-' ном искусстве, ткачестве, изготовлении золотых украшений. Ткачество и вьппивка аптеков сшях_а ряду лучших достижений. Особенно прославилась ацтек-ская вышивка перьями. Большого мастерства достигло это племя в керамике со сложным геометрическим орнаментом, резьбе по камню и в мозаике из драгоценных камней: нефрита, бирюзы.

Любопытны представления ацтеков о ценности камней и металлов. Выше всего yjjgx ценилась яшма, затем шла медь, цотом серебро и, наконец, золото. Из меди ацтеки выковывали маленькие колокольчики, которые использовали в ^ачестве~дШ¥гТ Сёребро в Мексике встречалось гораздо меньше, чем золото, поэтому из него изготавливали только декоративные и ювелирные изделия.

У ацтеков была развита меновая торговля. Испанский солдат Берналь Диас дель Кастильо описал главный рынок в Теночтитлане: «Площадь и множество толпившихся на ней людей — одни покупали, Другие продавали. Только шум и гул голосов оттуда °ыл слышен на расстоянии более лиги (лига — расстояние, равное 5572 м)». Изумительное зрелище поражало организованностью, порядком, большими Размерами и изобилием людей.

Во всех направлениях везли и несли продукты, минералы, ткани. В городе насчитывалось множество Даний — храмов, школ, служебных построек. Стена,

длина которой достигала 500 м, окружала священный центр города. На огромной площади располагался самый грандиозный из многочисленных рынков древней Мексики — тиангис.

На краю рынка около ограды храмовой пирамиды располагались продавцы золотого песка, который хранился в стержнях гусиных перьев. Стержень определенной длины служил единицей обмена. Подобную роль играли также кусочки меди и олова.-Для мелких сделок употребляли бобы какао.

ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ АЦТЕКОВ

Общество ацтеков делилось на социальные группы. В городе существовали социальные кварталы ремесленников. Над всеми стоял тлакатекутли — «владыка всех людей». Он осуществлял верховную власть — военную,'политическую и реласитную. Его окружала свита государственных чиновников, военных вождей и жрецов. Все они принадлежали к аристократам — пилли («дети господ») и обладали определенными привилегиями, например освобождались от налогов.

Основную часть населения составляли земледельцы и ремесленники — масехуали, или свободные общинники. Ремесленники селились в специальных кварталах — ювелиров, составителей мозаик, камнерезов, мастеров по украшениям из перьев, строителей, гончаров и т. д.

Большую группу населения составляли рабы — тлатлакотин, подвергавшиеся принудительнойуТру-ду. Ими становились военнопленные и преступники, попавшие в рабство должники (до тех пор, пока не отработают долга), а также бедняки, продавшие себя или своих детей, и те, кто был изгнан из общин. Испанский солдат Диас сообщает, что невольничий ряд на главном рынке был не меньше лиссабонского рынка рабов. Рабы носили ошейники, прикрепленные к гибким жердям. Рабов использовали на строительстве больших сооружений, дворцов и храмов, а также в качестве ремесленников, носильщиков, прислуги, музыкантов.

На покоренных землях военачальники в качестве трофеев получали в свою собственность данников, положение которых напоминало положение крепостных крестьян — тламайти (буквально — «земельные руки»). „ . „

Ацтекская столица Теночтитлан делилась на 4 района (мейкаотль) со старейшинами во главе. Каждый из этих районов делился на 5 кварталов — каль-пулли. Кальпулли первоначально были патриархальными родами, а объединявшие их мейкаотли — фратриями. Существовала домашняя община — сенкалли, большая патриархальная семья в несколько поколений.

Земля, принадлежавшая целому племени, была разделена на участки, каждый из которых обрабатывала домашняя община. Кроме того, при каждом селении были земли, выделенные для содержания жрецов, военачальников и особые «военные земли», урожай с которых шел на снабжение воинов. Земля обрабатывалась совместно, но при вступлении в брак мужчина получал надел в личное пользования. Надеты, как и вся земля общины, были неотчуждаемы.

Необычайно интересным является законодатель-ство ацтеков. Так, например, пьянство считалось тяг-чайшим преступлением и каралось смертью. ^а~кра жу, а особенно дя кряжу ку^уручы г ппття, тоже грози ла смерть или же в некоторых случаях — пожизнен нал неволя. Смертью карали также чернокнижнике»', и прелюбодеев, а клеветникам отрезали губы и уши Но, наряду с этим, существовали и гуманные законы. Так, например, ребенок, родившийся от связи с во бодного гражданина~^ПР^ы5ёиг-^н5адся--свободны1»{ и должен был "быть взят на воспитание атом. Беглый Раб, которому удалось укрыться в королевском двор 4е, сразу же обретал свободу.

РЕЛИГИЯ АЦТЕКОВ И ИХ КУЛЬТУРА

Религия ацтеков являлась политеистической. Они еРИли, что божества повелевают сидями прирппы Действиями людей. Ьогов ацтеки изображали похо-ими на людей, но придавали им гротескные, чудо-/

вюцные черты, иногда даже звериные. В их пантеоне наряду с олицетворением сил природы (бог дождя, бог туч, богиня кукурузы, боги цветов), выступают и олицетворения общественных сил.

Уицилопочтли — почитался и как бог солнца, и как бог войны. Наиболее сложен образ Кецалкоат-ля — древнего божества тольтеков. Это образ бога-благодетеля, научившего людей земледелию и ремеслам. Согласно мифу, он удалился на восток, откуда должен вернуться.

В ритуал ацтеков входили человеческие жертвоприношения. Человеческие жертвы ацтеки приносили следующим образом. Четыре жреца, раскрашенные в черный цвет и одетые в черные одежды хватали юношу за руки и за ноги и бросали его на жертвенный камень. Пятый жрец, облаченный в пурпурные одеяния, острым кинжалом из обсидиана распарывал ему грудную клетку и рукой вырывал сердце, которое затем бросал к подножию статуи бога.

У ацтеков существовало ритуальное людоедство:

сердце поедали жрецы, а туловище, сброшенное со ступеней пирамиды, уносили домой члены аристократических родов и съедали его во время торжественных пиршеств.

Кроме 18 главных празднеств в году, нередко продолжавшихся по нескольку дней, едва ли не каждый день отмечался праздник какого-нибудь из богов. Самым любопытным был праздник в честь бога Тескат-липока. Уже за год до торжества выбирали жертву — юношу без физических недостатков. Избранник получал одежды, имя и все атрибуты бога. Люди поклонялись ему как богу на земле. На протяжении всего подготовительного периода избранник жил в роскоши, в последний месяц ему давали в жены четырех девушек. В день праздника его несли в паланкине к храму, где жрецы убивали его.

Богине плодородия приносили в жертву молодую девушку. Раскрашенная в красный и желтый цвета, что символизировало кукурузу, она должна была исполнять изящные ритуальные танцы, а потом гибла на жертвенном алтаре.

В религии ацтеков , существовал даже особый покровитель человеческих жертв — хипе. В его честь жрецы сдирали кожу с живых юношей, которую натягивали на себя и носили в течение 20 дней'. Король надевал кожу, срезанную со стоп и ладоней.

Религия ацтеков нё щадила детей. Во время засухи жрецы'убивали'мальчиков и девочек, чтобы бог дождя смилостивился. Как только появлялись первые ростки кукурузы, детям отрезали головы, а тела хранили в горных пещерах как реликвии. В период созре-' ] вания кукурузы жрецы покупали четырех детей в воз- I расте 5—6 лет и запирали в подвалах, обрекая на 1 голодную смерть.

Замечательным достижением ацтеков было и Дисьмо. Секрет чтениажихекскош письма был утерян Уже в XVII в. Археологи научились читатьддни только цифры. Письмо представляет собой смесь самых различных элементов. Некоторые знаки изображают предметы, т. е. являются картинными иероглифами. Другие — те, что обозначают воздух, воду, день, ночь, передаются с помощью символов (например вода — волнистая голубая линия). Отвлеченные понятия выражались идеографическими иероглифами.

Кроме того, существовали и фонетические знаки, свидетельствовавшие о том, что в письме ацтеков появилась сильная тенденция к развитию более высоких фонетических, форм.

Гордостью ацтексКой культуры является прикладное искусство. Плащи и щиты покрывались орнамен-^ том из тысяч многоцветных птичьих перьев. В искус-^ стве мозаики никто в мире не смог превзойти ацтеков^ Среди бесчисленных предметов, украшенных мозаикой из бирюзы, металлов, перламутра, драгоценных и полудрагоценных камней, особое внимание привлекает щит, который хранится в музее индейской культуры в Нью-Йорке. Этот щйт покрыт сложным картинным орнаментом, выложенным из 15 тысяч кусочков бирюзы.

Но больше всего славились ацтекские мастераО ювелиры. Они выковали, не разогревая металл, тысячи художественных предметов чрезвычайно сложной и изящной формы, а также украшали золотом и серебром каменные изваяния богов. Немецкий художник эпохи Возрождения Альбрехт Дюрер в 1520 г. осматривал первые дары, присланные Кортесом испанскому императору. Под впечатлением от увиденного он написал: «Никогда 6 жизни ничто так не порадовало моего сердца. Среди вещей я видел изумительные художественные ценности и восхищался прекрасным вкусом и изобретательностью людей из далеких стран».

Медициной занимались исключительно жр!ецы.’ В основе ее главным образом лежала магия. Но некоторые болезни лечили травами, массажами, компрессами и паровыми ваннами. Производились также некоторые хирургические операции — жрецы лечили переломы, делали кесарево сечение и трепанацию^ черепа.

Ацтеки пользовались двумя календарями. Первый — ритуальный--—находился на службе посвященных или жрецов и был записан в тоналаматль («книга судеб»). Другой основывался на годичном солнечном цикле. По нему справлялись праздники и церемонии.

Наиболее значительными произведениями архитектуры ацтеков, сохранившимися до наших дцей, являются ступенчатые пирамиды й украшенные ба

рельефами храмы. Скульптура и в особенности живопись ацтеков служат великолепным историческим памятником, так как они воспроизводят быт носителей ацтекской культуры.

ДРЕВНИЕ НАРОДЫ ОБЛАСТИ АНД

Древнейшие памятники народов области Анд датируются I тысячелетием до нашей эры. Побережье у подножия Анд было лишено влаги: здесь нет рек и почти не выпадает дождей. В связи с этим земледелие раньше всего возникло на горных склонах и на Перуанско-Боливийском плоскогорье, где земли орошались стекающими с гор во время таяния снегов потоками. Первобытные земледельцы культивировали картофель, который отсюда распространился на территории других индейских народов Центральной Америки. Область Анд — единственная в Америке, где развивалось животноводство. Были приручены лама и альпака, дающие шерсть, шкуры, мясо, жир. Молока жители Анд не употребляли.

На территории Центральных Анд раньше других, примерно во второй половине II тысячелетия до н. э. складывается цивилизация Чавин. История существования этой цивилизации охватывает огромный отрезок времени. Ее упадок начинается лишь в

IV в. до н. э. Влияние Чавина простирается на обширные территории северной и центральной части сьерры и косты. Центральный памятник Чавина, носящий название Чавин-де-Уантар, находится в перуанской провинции Уари.

Начиная с первых веков нашей эры возникают новые цивилизации: Паракас, Наска, Мочика, Тиауа-нако. Главные очаги цивилизации под названием Паракас располагались к югу от современной перуанской столицы. Хронологические рамки существования Паракаса пока не установлены. Одни исследователи определяют срок этой цивилизации в 600— '00 лет, другие его значительно увеличивают.

Первая половина первого тысячелетия нашей эры является периодом становления цивилизации Наска. '--охранив в преобразованном виде многое из паракас-ского наследия, Наска дала в то же время замечательные образцы оригинального проявления культуры — полихромную керамику, некоторые мотивы которой восходят к культуре Паракас.

Хронологически цивилизация Наска почти полностью совпадает по времени становления и упадка с самой северной перуанской цивилизацией — Мочи-ка, центром которой была долина Чикама.

Цивилизация Тиауанако распространялась на огромной территории в южной части бассейна озера Титикака и на полуострове Тарако. Следы этой культуры были обнаружены и в других местах. Датировка находок этой цивилизации определяется 2-й половиной I тысячелетия до н. э. Наиболее ярким памятником этой цивилизации является городище Тиауанако в Боливии, к югу от озера Титикака. Здесь находятся руины величественных сооружений, пирамид и храмов, а также гигантские каменные изваяния. Типичным явлением этой культуры стала керамика своеобразной формы и росписи.

Гибель Тиауанако завершила эпоху древнейших цивилизаций в Центральных Андах. Все цивилизации и культуры развивались здесь во взаимодействии друг с другом, что дает право говорить о древнейшей территории Центральных Анд как о единой культурно-исторической области.

ЧИБЧА, ИЛИ МУИСКА

На территории нынешней Колумбии в долине реки Богота известна группа племен языковой семьи чибча (самоназвание муиска). Они создали одну из развитых культур древней Америки.

Страна муиска была заселена в глубокой древности племенами аравакской языковой семьи. Племена проникли на территорию нынешней Колумбии из Центральной Америки через Панамский перешеек. Территория, заселенная племенами муиска, богата естественной влагой и отличается ровным, мягким климатом, что способствовало образованию здесь густозаселенных районов.

В Атласе Колумбии помещена карта страны чибча, составленная сотрудниками колумбийского института антропологии. На этой карте выделены княжества Тундама, Согамосо, Унса, Рамирки, Гуатавита, Бака-та и Убаке, а также 88 селений, облагавшихся данью в пользу правителей этих княжеств. Там также отмечены угольные шахты Гамесы и Топаги, соляные копи Сипакира, Немокон и Тауса, а также месторождения изумрудов, расположенные на территории племени. На карту нанесены также священные озера Гуатавита и Игуаке, водопад Текендама и обозначен путь, пройденный богом Бочики, который по преданию заложил основу цивилизации чибча.

Чибча_ уделяли большое внимание сельскому хозяйству. Земледелие составляло основу их экономической жизни, что определялось сравнительно немногочисленными видами продуктов питания, которые они получали от природы. Главной сельскохозяйственной культурой и основным компонентом пищевого рациона был маис. В языке муисков было 15 терминов для обозначения маиса.

Плугом му иски не пользовались, применяя для рыхления земли большую мотыгу и кирку. О разнообразии продуктов питания свидетельствует употребление ими сельдерея, картофеля, фасоли, бататов, помидоров, юки, меда, тыквы, гуайявы, ананасов, авокадо. Табак и кока применялись ими как тонизирующие средства. Листья коки служат и сейчас наркотиком для многих народов. Домашних животных, кроме собак, не было. Широко было развито рыболовство. Большое значение имела охота как единственный источник мясной пищи. Охота на крупную дичь (оленей, диких кабанов) составляла привилегию знати. Рядовые члены племени могли, с разрешения знатных лиц, охотиться только на кроликов и птицу. Они Употребляли в пищу также крыс и пресмыкающихся.

Цивилизация муисков была цивилизацией золота. И тем не менее золота в стране не было, т. е. не было Месторождений этого ценного металла. Муиски получали его благодаря торговле с другими племенами, Жившими к западу, обменивая его на соль из Сипаки-Ра и Немокона и на изумруды из Мусо и Сомондоко. Применялись многие способы обработки золота: массивная отливка, плющение, штамповка и накладка вистами. Техника обработки составляет крупный

вклад в самобытную металлургию народов Америки.

Орудия труда — топоры, ножи, жернова — выделывались из твердых пород камня. Оружием служили копья с наконечниками из обожженного дерева, деревянные палицы, пращи. Из металлов известно было лишь золото и его сплавы с медью и серебром.

Для выпаривания воды и получения соли, которая служила наиболее распространенным предметом обмена, а также для производства металлических украшений, было необходимо получать высокие температуры. Для этого чибча использовали каменной уголь. Они применяли технику прокладки наклонных шахт. Гончары чибча были прекрасными мастерами своего дела. В изготовленных ими глиняных амфорах под названием «мукуры» готовился напиток из перебродившего маиса — чича. Но керамика чибча носила и ритуальный характер: в сосудах из глины хранили семейные амулеты, тунхи и изумруды, а также небольшие глиняные фигурки.

Большим достижением культуры чибча было ткачество. Из хлопкового волокна пряли нити и ткали полотно, ровное и плотное. Полотно раскрашивали способом набойки. Одеждой муиска служили плащи — полотнища из этой ткани. Дома строили из дерева или камыша, обмазанного глиной.

В хозяйстве муиска большую роль играл обмен. Главными предметами обмена были изумруды, соль и полотно. Соль, изумруды и полотно чибча вывозили по реке Магдалене на большие базары, проводившиеся на берегу. Поддерживая торговые связи с другими племенами, чибча преодолевали большие расстояния и для этого прокладывали дороги через андские вершины. Постепенно возникали ярмарки, которые со временем становились традиционными. Купцы чибча не только занимались торговлей, но и несли другим племенам знания об обработке глины и хлопка, позволявшие их соседям производить керамические изделия и ткани.

Чибча-муиски — единственный народ древней Америки, у которого появились небольшие золотые диски, выполнявшие функции монет, денег. Однако речь в данном случае не идет о монетах в полном смысле слова — золотые кружки представляли собой украшение, т. е. были не формой всеобщего эквивалента, а конкретной формой товара, непосредственно обменивавшегося на другой товар. Единицей обмена служили также полотнища ткани.

Муиски жили патриархальными семьями. Брак совершался с выкупом за жену. Жена приходила в дом мужа. Была распространена полигамия. Рядовые члены племени имели по 2—3 жены, знатные — по б—8, правители — по нескольку десятков. С течением времени родовая община стала распадаться, и ее место начала занимать соседская община.

Наибольшей политической властью пользовались касики Бакаты (Боготы) и Унсы, в то время как Согамосо, где находился знаменитый храм солнца, был религиозным центром всей страны, а Гуатавита славился своими искусными ремесленниками. Наследование власти у чибча напоминало мексиканскую династическую систему, при которой должность верховного правителя переходила к племяннику касика. Однако отличие состояло в том, что у чибча преемником правителя был сын его сестры, а не брата, т. е. наследование передавалось не по мужской, а по женской линии.

Существовали следующие общественные группы: глашатаи — первые лица при дворе, усаке — знатные лица, геча — военные высшего ранга, охранявшие границы. Существовала еще группа так называемых «плативших подати», или «зависимых». «Платившие подать» вносили ее продуктами сельского хозяйства, а также ремесленными изделиями. В случае недоимки в доме недоимщика поселялся посланец правителя с медведем или пумой до тех пор, пока долг не погашался. Особую группу составляли ремесленники. Труд рабов не играл существенной роли в производстве.

Знать отличалась одеждой и украшениями. Раскрашенные мантии, ожерелья и диадемы имел право носить только правитель. Дворцы украшались резьбой и росписью. Знатных носили на носилках, выложенных золотыми пластинками. Пышно справлялось вступление в свои обязанности нового правителя. Правитель выходил к берегу священного озера Гуатавита. Жрецы обмазывали его тело смолой и обсыпали золотым песком. Выехав на плоту вместе со жрецами, °н бросал в озеро приношения и, обмывшись водой, возвращался. Эта церемония послужила основой для легенды об <эльдорадо» (эльдорадо — испанское -«золотой»).

РЕЛИГИЯ

У чибча было несколько космогонических преданий. В соответствии с одним из этих мифов все сущее берет начало от Чиминигауы. В другом говорится, что начало всему дали солнце и луна. Первые мужчины были сотворены из глины, а первые женщины — из травы. Третий миф ведет начало происхождения рода человеческого от Бачуе. Эта богиня поднялась из глубины вод озера Игуакуе с мальчиком трех лет на руках, который по достижении зрелого возраста стал ее мужем. От этого брака родилось множество детей, причем появлялись они сразу по четверо, а то и по шестеро. Когда эта супружеская пара, давшая начало роду чибча, состарилась, оба прародителя вернулись в те воды, из которых они вышли, и превратились в змей. Бачуе считалась также покровительницей урожаев.

Религия чибча носила дуалистический характер. Противоборствующими силами были Бочика и Чибча-Чум. Их соперничество нашло отражение в мифе о водопаде Текендама, в соответствии с которым Чиб-ча-Чум затопил боготинское плоскогорье, чтобы отомстить его жителям. Тогда они обратились с мольбой

о помощи к Бочике, а тот своим золотым жезлом пробил в горе расселину, и в нее стали низвергаться затопившие землю воды. Так возник знаменитый водопад Текендама. Потом Бочика обрек соперника на то, чтобы держать весь мир на своих плечах, и каждый раз, когда Чибча-Чум меняет положение тела, происходит землетрясение.

Чтобы умилостивить Солнце, гнева которого чибча страшились больше всего, они практиковали человеческие жертвоприношения. Жрецы брали для этого мальчиков из племени марбараче, которых называли •«моха». Они выступали как бы посредниками между божественным Солнцем и родом человеческим. Жертвоприношения происходили на вершине горы, на ее восточном склоне в час восхода солнца. Кровью принесенного в жертву орошали камни горы, а труп его оставляли для того, чтобы гневное светило могло утолить свою кровожадность.

Большое место занимал культ предков. Тела знатных мумифицировали и на них надевали золотые маски. Мумии верховных правителей, по верованиям, приносили счастье. Их выносили на поле битвы.

МУИСКА НАКАНУНЕ ИСПАНСКОГО ЗАВОЕВАНИЯ

Согласно сохранившимся преданиям, около 1470 г. Саганмачика, сипа (правитель) царства Баката с войском в 30 тыс. человек совершил поход на княжество Фусагасуга в долине реки Паско. Устрашенные фусагасугцы бежали, бросив оружие. Их правитель признал себя вассалом сипы.

Против Бакаты восстал правитель княжества Гуа-тавиты, и правителю Бакаты — Саганмачике — пришлось просить помощи у правителя царства Тунха — Мичуа. Оказав просимую помощь, Мичуа предложил правителю Бакаты явиться в Тунху и оправдаться в преступлениях, которые приписывал ему восставший князь Гуатавиты. Сипа ответил отказом, и Мичуа не посмел напасть на Бакату. Война Саганмачика с соседним племенем панче продолжалась 16 лет и после победы над этим племенем правитель Бакаты нападает на Мичуа. В кровопролитной битве, в которой с каждой стороны участвовало по 50 тысяч воинов, оба правителя погибли. Победа досталась бака-танцам.

После этой битвы сипой Бакаты стал Ненекене (буквально означает «кость ягуара»). Он также ведет борьбу с панче и подавляет восстание фусагасугцев. Немекене ввел свои гарнизоны в побежденные провинции и начал готовиться к расправе с правителем Тунхи. Собрав армию в 50—60 тысяч, он отправился в поход. В одной из битв Немекене был ранен, бака-танцы бежали. На пятый день после возвращения из похода, Немекене умер, оставив царство племяннику Тискесусе, который намеревался отомстить правителю Тунхи.

Таким образом, мелкие неустойчивые объединения муиска так и не сплотились в единое государство.

2 марта 1537 г. испанские воины ступили на равнину Боготы. Это ознаменовало собой конец истории народа чибча.

КЕЧУА И ДРУГИЕ НАРОДЫ ГОСУДАРСТВА ИНКОВ

История народов центральной области Анд имеет три основных периода. Первый период, примерно

I тыс. до н. э.— период первобытнообщинного строя. Второй период начался на грани I тысячелетия и продолжался до XV в. Третий период — период истории государства инков — начало XV в.— середина XVI в.

Каждому периоду присущи определенные черты. В первый период получили развитие керамика и строительная техника. Здесь же наблюдалось возведение больших зданий из тесаного камня, которые имели культовое назначение, а также служили жилищами племенных вождей. Для этого периода характерно также использование некоторых особенных моментов в обработке золота. Это свидетельствует об использовании труда рядовых соплеменников верхушкой племен, что в свою очередь означает разложение родовой общины.

Две группы племен получили наибольшее развитие во второй период. На севере в VIII — IX вв. распространяется культура мочика, носители которой принадлежали к самостоятельной языковой семье. Племена мочика использовали золото, серебро и свинец в самородном виде, но им уже были известны сплавы этих металлов. Эта культура оставила остатки каналов, которые тянутся на сотни километров, и оросительные канавы. Здания возводились из кирпича-сырца, дороги в селениях мостились. Керамика мочика изготовлялась без гончарного круга, который не был изобретен народами области Анд. Сосуды лепились в виде фигур людей, животных, плодов и даже целых сцен. Это своеобразная скульптура, знакомящая нас с жизнью и бытом ее создателей.

Самая значительная культура доинкского периода получила развитие в VIII — IX вв. и носит название стоянки, которая найдена в Боливии в нескольких киломеров от озера Титикака — тиауанако. Наземные строения этой стоянки расположены на площади около 1 кв. км. На этой территории расположен комплекс зданий, который называется Каласасайя. В этот комплекс входят Ворота Солнца — самый замечательный памятник цивилизаций древней Америки. Своеобразен вид этой арки, которая украшена барельефом с лицом, окруженном лучами. Это лицо, вероятно, является олицетворением солнца. Вероятнее всего, что Ворота Солнца входили в комплекс храма Солнца — божества, изображенного на барельефе.

Культура тиауанако начала развитие с VIII в. и продолжала его в течение четырех — пяти столетий в разных частях Перуано-Боливийской области. Классические памятники этой культуры находятся на родине народа аймара. В стоянках тиауанако, которые относятся примерно к X в., появляется бронза. Своеобразной орнаментацией украшались керамические изделия и ткачество. Параллельно на этой же территории расцветает культура племен мочика, которая позднее стала называться чиму.

Народы области Анд уже с X в. до н. э. знали поливное земледелие, приручали животных. В первой четверти XV в. возникает государство инков. Возникновение этого государства представляет собой результат вторжения в долину Куско высокоразвитых народов, покоривших местных обитателей долины.

На побережье области Анд, на плоскогорье обитало множество мелких племен, в первую очередь кечуа, аймара (колья), мочика и пукина. Племена аймара жили в бассейне озера Титикака, на плоскогорье. Племена кечуа обитали вокруг долины Куско. На севере, на побережье, жили племена мочика (или чиму). Расселение группы пукина до сих пор не установлено.

ОБРАЗОВАНИЕ ГОСУДАРСТВА ИНКОВ

Инки господствовали на территории, называемой нынеТТёру. в течение длительного времени. В период, когда территория империи достигла наибольших размеров, она включала в себя часть Южной Америки и простиралась почти на миллион квадратных километров. Помимо нынешнего Перу, в империю входили большая часть нынешних Колумбии и Эквадора, почти вся Боливия, северные районы республики Чили и северо-западная часть Аргентины.

/^Термин инки, а вернее инка, имеет разнообразные значения. Во-первых, это название всего господствующего слел в государстве Перу. Во-вторых, это титул '-правителя. В-третьих, название народа в целом. Первоначально наименование инка носило одно из племен, обитавших в долине Куско до образования государства. Многие факты говорят о том, что это племя принадлежало к языковой группе кечуа, т. к. инки периода расцвета государства говорили на этом языке. О близком родстве инков с племенами кечуа говорит то, что представители этих племен получили привилегированное положение по сравнению с другими племенами и назывались «инками по привилегии». «Инки по привилегии» не платили дани, и их не обращали в рабство.

Известны 12 правителей, стоявших во главе государства. Первой королевской четой, являвшейся в то же время братом и сестрой, были первый Инка, Манко Капак и жена его Мама Окльо. Исторические предания повествуют о войнах инка с соседними племенами. Первое десятилетие XIII в.— начало усиления племени инков и, возможно,— время образования союза племен во главе с инка. Достоверная история инков начинается с деятельности девятого правителя,— Пачакути (1438—1463). С этого времени начинается возвышение инков. Государство быстро крепнет. В последующие годы инки завоевывают и подчиняют племена всей области Анд от Южной Колумбии до Среднего Чили. Население государства составляет б млн. человек.

ХОЗЯЙСТВО инков

Инки достигли больших успехов во многих отраслях хозяйствЬвания и, прежде всего, в металлургии. Наибольшее практическое значение имела добыча меди и олова. Разрабатыбались серебряные месторождения. В языке кечуа имеется слово для наименования железа, но скорее всего, это не был сплав, а значение слову дало метеоритное железо или гематит. Свидетельств о добыче железа и плавки железной руды не имеется.

Из добытых металлов создавались орудия труда, а также украшения. Из бронзы отливались топоры,

серпы, ножи, ломы, наконечники для военных палиц и многие другие предметы, необходимые в хозяйстве. Украшения и культовые предметы изготовлялись из золота и серебра.

Высокое развитие получило ткачество. Индейцам Перу были уже известны ткацкие станки, причем это были станки трех видов. Т^отканнБге на них ткани индейцы иногда окрашивали-, используя для этой це-

ли семена дерева авокадо (синий цвет) или же различные мётаЛлшТв частности, медь и олово. Ткани, изго-товленйме„ вдалекие века цивилизации инков, сохранились и грготтня „и^хугличаоттгя богатством и тонкостью бтделки. Сырьем служили хлопок и шерсть. Изготовлялись также ворсистые ткани для одежды и ковры. Для Инки, а также членов королевского клана делали особые ткани — из цветных пти-дьшелевьев.

Значительное развитие в государстве инков получило земледелие, хотя местность, на которой расположились племена инков не особенно располагала к развитию сельского хозяйства. Это связано с тем, что по крутым склонам Анд в дождливый сезон стекают потоки воды, смывая почвенный слой, а в сухое время на них не остается влаги. В таких условиях инки должны были оросить землю, чтобы сохранить влагу на полях. Для этого создавались особые сооружения, которые регулярно обновлялись. Пв^дяфасхшдахались

ступенчатыми__зщьр&о&ыщ__нижний край которых

укреплялся каменной кладкой, задерживавшей почву. У края террасы устраивалась дамба, чтобы отводить воду от горных рек к полям. Каналы выкладывались каменными плитами. Государством выделялись специальные должностные лица, в обязанность кото рых входил надзор за исправностью сооружений.

На плодородной, вернее ставшей плодородной земле во всех областях империи выращивали самые различные растения, королевой среди которых была кукдауза, на языке кечуа — сара. Индейцам было известно до 20 различных сортов кукурузы. Судя по всему, кукуруза в древнем Перу была завезена из области Месоамерики. Ценнейшим даром перуанского земледелия является уроженец Анд картофель. Инкам было известно до 250jgro сортов. Он1Гвыращй-вали его самых^азличньтх гтпетов: лочти белый, желтый, розовый, коричневый и даже черный. Крестьяне выращивали также сладкий картофель ^.батт, Из бобовых выращивали прежде всего фасоль. Доколум бовым индейцам были известны и ананасы, какаовое Дерево, различные сорта тыкв, орехов, огурцы, арахис. Употребляли они 4 сорта пряностей, в том чис-Ле — красный перец. Особое место занимало разведете кустарника коки.

Сбор урожая картофеля.

Рисунок из хроники Пома де Айяла.

XVI в.

Главными орудиями труда в земледелии были заступ и мотыга. Земли обрабатывались вручную, тягловыми животными лшк^не пользовались.

Империя инков была страной, создавшей множество чудес. Одними из самых замечательных являются древнеперуанские «магистрали Солнца» — целая сесть шоссейных дорог. Самая длинная из дорог превышала 5 тыс. километров. Через всю страну проходили две главные дороги. Вдоль дорог были проведены каналы, на берегах которых росли плодовые деревья. Там, где дорога шла по песчаной пустыне, она была вымощена. Там, где дорога пересекалась с реками и ущельями — сооружались мосты. Мосты сооружались следующим образом: опорой для них служили каменные столбы, вокруг которых закреплялось пять толстых канатов, сплетенных из гибких ветвей или лиан; три нижних каната, которые образовывали сам мост, переплетались ветвями и выстилались деревянными перекладинами. Те канаты, которые служили перилами, переплетались с нижними и ограждали мост с боков. Эти подвесные мосты представляют собой одно из крупнейших достижений техники инков: '

Как известно, народы древней Америки.не изобрели колеса. Грузы. перевозились_№1оками._на-.ламах, а также для перевозки использовались паромы. Паромы представляли собой усовершенствованные плоты из балок или брусьев очень легкого дерева. Плоты шли на веслах и могли поднять до 50 человек и большой груз.

Большинство орудий производства, ткани, гончарные изделия изготовлялись в общине, но наблюдалось также отделение ремесла от земледелия и скотоводства. Инки выбирали лучших мастеров и переселяли их в Куско, где они жили в особом квартале и работали на верховного инку, получая от двора пропитание. Эти мастера, оторванные от общины, фактически оказывались порабощенными. Подобным образом отбирали девочек, которые должны были 4 года учиться прядению, ткачеству и другим рукоделиям. Труд мастеров и прядильщиц являлся зачаточной формой ремесла.

Золото не являлось средством платежа. У, инков Денег не было. Перуанские индейцы просто обменивали свои товары. Не существовало системы мёр, за исключением самой примитивной — горсти*. Имелись весы с коромыслом, к концам которого подвешивались мешочки с взвешиваемым грузом. Обмен и торговля были мало развиты. Внутри селений базаров не существовало. Обмен был случайным. После сбора Урожая в определенных местах встречались жители нагорья и прибрежных районов. С нагорья привозили

3 Зак. 1366 шерсть, мясо, меха, кожи, серебро, золото. С побережья везли зерно, овощи и плоды, хлопок. Роль всеобщего эквивалента играли соль, перец, - меха, шерсть, руда и металлические изделия.

65

ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ ИНКОВ

Племя инков состояло из 10 подразделений — ха-гун-айлью, которые в свою очередь делились каждый на 10 айлыо. Первоначально айлью являлось патриархальным родом, родовой общиной: имело свое Селение и владело прилегающими полями. Имена в родовой общине передавались по отцовской линии. Айлью были экзогамны. Внутри рода нельзя было вступать в брак. Члены ее верили, что находятся под защитой родовых святынь — уака. Айлью обозначались также как пачака, т. е. сотня. Хатун-айлью (большой род) представлял собой фратрию и отождествлялся с 1000. Айлью превращается в сельскую общину в государстве инков. Это отражается в рассмотрении норм землепользования.

Вся земля в государстве принадлежала вёрховно-му инке, но фактически она находилась в распоряже^ Пии айлью. Территория, принадлежавшая общинё, называлась марка; земля, принадлежавшая общине, называлась марка пача, т. е. земля общины.

Возделываемая земля (чакра) делилась на 3 части: -«земля Солнца» — жрецов, поля инки и поля общины. Каждая семья имела свою долю земли, хотя вся она обрабатывалась сообща всей деревней, и члены общины работали совместно под руководством старшин. Обработав один участок поля, переходили на поля инки, затем на поля жителей села й затем уже на поля, урожай с которых шел в общий фонд деревни. Каждая деревня имела земли, отдыхавшие под паром, а также «дикие земли» — пастбища. Полевые участки периодически переделялись между односельчанами. Полевой надел, носивший название тупу, да-, вался мужчине. На каждого ребенка мужского пола отец получал еще один тупу, на дочь — половину. Это было временное владение и подлежало переделу.

Кроме тупу на территории каждой общины были земли, которые назывались «огородом, собственной землей» (муйя). Этот участок состоял из двора, дома, амбара, сарая, огорода. Этот участок передавался в наследство от отца к сыну. С этих участков общинники могли получать излишки овощей или плодов. На них могли сушить мясо, прясть и ткать, изготовлять гончарные сосуды — все, что они имели как частную собственность.

В общинах, которые сложились у покоренных инками племен, также выделялась родовая знать — ку-рака. Представители курака обязаны были следить за работой общинников и контролировать уплату подати. Общинники покоренных племен обрабатывали земли инков. Кроме того, они обрабатывали участки курака. В хозяйстве курака наложницы пряли и ткали шерсть или хлопок. В общинном стаде курака имели до нескольких сот голов скота. Но все же курака находились в подчиненном положении, и над ними стояли инки как высшая каста.

Сами инки не работали. Они составляли военнослужилую знать, наделялись земельными участками и работниками из покоренных племен. Земли, получаемые от верховного инки, считались частной собственностью служилой знати. Знатных инков называли орехонами (от испанского слова «ореха» — ухо) за огромные золотые серьги, которые растягивали мочки ушей.

Жрецы занимали привилегированное положение в обществе^ Ъ пользу жрецов взималась часть урожая. Они не подчинялись местным правителям, а составляли обособленную корпорацию. Этими корпорациями управляло высшее жречество, находящееся в Куско.

У инков имелось некоторое количество работников янакунов,— которых испанские хронисты начали рыбами. Эта категория находилась в полной собственности инков и выполняла все черные работы. Дженне этих янакунов было наследственным.

ибщишщки выполняди-большую часть производи-льного труда. Но появление большой группы на-в ®Дственн° порабощенных работников свидетельст-

о том. что и Перу было раннерабовла-

значительных пережитков

т>ппЬЧеским с сохранением Доплеменного стооя.

Государство инков имело своеобразную структуру. Оно называлось Тауантинсуйу — «четыре соединенные вместе области». Каждой областью управлял губернатор, который, как правило, был прямым родственником правящего инки. Их называли «апо». Вместе с несколькими другими сановниками они составляли государственный совет страны, который мог высказывать инке свои предложения и идеи. В районах власть находилась в руках местных должностных лиц.

Во главе государства стоял правитель — «Сапа инка» — единолично правящий инка. Сапа инка командовал войском и возглавлял гражданское управление. Он же и высшие должностные лица наблюдали за наместниками. Для контроля над областями и районами существовала постоянная почтовая связь.^Сообшения першшвали^^ста'фртоиТоштми-бегунами. На дорогах, неподалеку друг от друга, были'расположены почтовые станции, где всегда дежурили- гонцы.

Йнкй”ввёлй~обязательный для всех язык — кечуа. Ими дробились племена и расселялись по частям в разные области. Эта политика проводилась для того, чтобы закрепить подчинение покоренных племен и предупредить недовольства и восстания. Были созданы законы, оберегавшие господство инков.

\

РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА ИНКОВ

В соответствии с религиозными воззрениями инков, Солнце занимало главенствующее положение среди богов и управляло всем неземным миром.

Официальной религиозной системой инков являлась «гелиоцентрическая» система. В ее основе находится подчинение~~Солнцу — Инти. Инти обычна из об ражали в виде золотого диска, от которого во все стороны отходили души-На самом же диске изображен лик мужчины. Диск делали из чистого золота — то есть мёта л л а> принадлежавшего Солнцу.

Супругой Инти и вместе с тем матерью инков — в соответствии с верованиями индейцев — была богиня Луны Килья.

Третьим «жителем небосвода», также почитаемым в империи инков, был бог Ильяпа—одновременно Гром и молния.

Храмы владели громадными богатствами, большим числом служителей и мастеров, архитекторов, ювелиров и скульпторов. Основное содержание культа инков состояло в жертвенном ритуале. Жертвопри-

ношения осуществлялись главным образом животными, и только в чрезвычайных случаях — людьми. Чрезвычайным случаем могли быть празднества в момент вступления на престол нового верховного инки, во время землетрясения, засухи, войны. В жертву приносили военнопленных или детей, которые были взяты в виде дани с покоренных племен.

Наряду с официальной религией поклонения Солнцу существовали и более древние религиозные воззрения. Их сущность сводилась к обожествлению не великих, могущественных богов, а священных мест и предметов, так называемых уак.

В религии инков большое место занимали тотемистические воззрения. Общины носили названия животных: Пумамарка (общины пумы), Кондормарка (община кондора), Уаманмарка (община ястреба) и т. д. Близко к тотемизму стояло поклонение растениям, в первую очередь картофеля, т. к. это растение имело первостепенную роль в жизни перуанцев. Сохранились изображения этого растения в скульптуре — сосуды в виде клубней. Существовал также культ сил природы. Особенно развит был культ матери-земли, называвшейся Пача-мама.

Большое значение имел культ предков. Предки почитались как духи-покровители и охранители земли данной общины и вообще местности. Существовал обычай мумифицирования умерших. Мумии в наряд-ных ■одёждах с украшениями и бытовой утварью сохранялись в гробницах. Особенного развития достиг культ мумий правителей. Им приписывалось сверхъестественное могущество. Мумии правителей брали в походы и выносили на поле битвы.

=я> Для измерения пространства у инков существовали меры, основанные на размерах частей человече-ского тела. Самой малой из этих мер считалась длина пальца, затем мера, равная расстоянию от отогнутого "большого до указательного. Для измерения земли чаще всего употреблялась мера в 162 см. Для счета употреблялась счетная доска, которая разделялась на полосы, отделения, в которых передвигались счетные : единицы, круглые камешки. Время измерялось сроком, необходимым для того, чтобы сварился картофель, что значит приблизительно один час. Время дня определялось по солнцу.

Инки имели представление о солнечном и о лунном годе. Для наблюдения за солнцем, а также для точного определения времени равноденствия и солнцестояния астрономы имлерии инков во многих местах Перу соорудили специальные «обсерватории». Наиболее крупный пункт наблюдения-^!" солнцем находился . в Куско. За положением солнца наблюдали со специально выстроенных четырех башен на востоке и на западе от Куско. Это было необходимо для определения сроков сельскохозяйственного цикла.

Астрономия являлась однйм йз двух важнейших научных Ефёдставлений в империй инков. Наука должна была служить интересам- государства. Деятельность ученых-астрономов, которые благодаря своим наблюдениям могли установить наиболее подходящие сроки начала или просто выполнения тех или иных сельскохозяйственных работ, приносила немалую пользу как государству, так и всем его гражданам.

Календарь инков был прежде всего ориентирован на солиле. Гад-снитал ся сост^'Ч"™ nrt де

лился на 12 30-дневных месяцев, после которых в календаре еще следовало пять (а в високосный год — шесть) заключительных дней, которые назывались «дни без работы».

Существовали школы для_мальяиков. Туда принимали мальчиков ия грелы знатных инков, а также знати покоренных племен.~Таким образом, задачей учебных учреждений-было подготовить очередное поколение элитны империи. В школе обучались в течение четтурех. лет. Каждый год давал определенные знания: в первый год изучали язык кечуа, во второй — религиозный комплекс и календарь, а третий-четвер-тый годы уходили на изучение так называемых кипу, знаков, служивших «узелковым пиг.ьмпм».

Кипу состояли из веревки, к которой под прямым Углом привязывались.рядами шнуры, свисавшие в ви-Дебахромы. Иногда таких шнуров насчитывалось до Ю0. На НИХ aapff^Hpa ттигь уэт^т на раЗНОМ расСТОЯНИИ-основной веревки. Форма узлов и их количество .обозначали числа. В основе этой записи находилась Десятеричная система инков. Положение узелка на «УРке соответствовало величине цифровых показа-лей. Это могли быть единица, десять, сотня, тысяча и Даже десять тысяч ."При этом простой узел обозначал цифру ч1». двойной — <2>, тройной — «3». Цвет шнуров обозначал определенные предметы-,- например картофель символизировался бурым цветом, серебро — белым, золото — желтым.

" Такая форма письма употреблялась главным образом для передачи сообщений о податях. Но иногда кипу употреблялась для фиксирования календарных и-исторических дат и фактов. Таким образом кипу были условной системой передачи сведений, но все же _это не было письменностью.

Вопрос о том, была ли у инков письменность, остается неразрешенным до последнего времени. Дело в том, что йнки не оставили письменных памятников, но все же на многих сосудах изображены бобы с особыми знаками. Некоторые ученые считают эти знаки идеограммами, т. е. знаки на бобах имеют символическое, условное значение.

Существует также мнение, что у инков письменность существовала в виде картинного письма, пиктографии, но, в связи с тем, что доски, на которых были нанесены эти знаки, были обрамлены в золотые рамы, разграбленные и разобранные европейцами, памятники письменности до наших дней не дошли.

Литературное творчество на языке кечуа было очень богатым. Однако, поскольку эти произведения не фиксировались на письме и сохранялись в памяти декламаторов, до нас дошли лишь отрывки, сохраненные для потомков первыми испанскими хронистами.

Из поэтического творчества инков сохранились в отрывках гимны (гимн Виракоче), мифические сказания, поэмы исторического содержания. Наиболее известна поэма «Ольянтай», в которой воспеваются подвиги вождя одного из племен, восставшего против верховного инки.

Одним из наиболее развитых направлений науки в империи инков была медицина. Состояние здоровья жителей не было частным делом граждан, наоборот, империя была заинтересована в том, чтобы жители страны как можно лучше служили государству.

Инки применяли некоторые научные приемы лечения болезней. Использовались многие лекарственные растения; известно было также и хирургическое вмешательство, такое, как, например, трепанация черепа.

Наряду с научными приемами широко распространена была практика магического знахарства.

КОНЕЦ ГОСУДАРСТВА ИНКОВ.

ПОРТУГАЛЬСКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ

Войска Писарро в 1532 г. захватили Куско. Погиб верховный инка Атахуальпа. Но государство инков не сразу прекратило свое существование. Жители древнего государства продолжали борьбу за свою независимость. В 1535 г. вспыхивает восстание. Оно было подавлено в 1537 г., но его участники продолжали борьбу за независимость еще более 35 лет. —--

Возглавил восстание против испанцев инкский принц Манко, который использовал хитроумные методы в борьбе с завоевателями. Он сначала перешел на сторону испанцев и приблизился к Писарро, но лишь с целью изучить противника. Начав собирать силы с конца 1535 г., Манко в апреле 1536 г. с большой армией подошел к Куско и осадил его. Он'заставил пленных испанцев служить ему в качестве оружейников, артиллеристов и пороховщиков. Были использованы испанское огнестрельное оружие и захваченные лошади. Сам Манко был одет и вооружен по-испански, ездил верхом и сражался испанским оружием. Повстанцы часто достигали больших успехов, сочетая приемы самобытного индейского военного дела с европейским. Но подкуп и предательство заставили Манко после 10 месяцев оеады Куско оставить этот город. Повстанцы продолжили борьбу в горном районе Вилькапампе, где они укрепились. После смерти Манко вождем повстанцев становится Тупак Амару.

^Сопротивление все возраставшим силам завоевателей оказалось тщетным, и повстанцы в конце концов оьихи разбиты. В память об этой последней войне против завоевателей титул инки и Имя Тупак Амару принимали в дальнейшем вожди индейцев как символ восстановления их независимого государства.

ГЛАВА 2

НАРОДЫ КОНТИНЕНТАЛЬНОЙ АФРИКИ


ИСТОЧНИКИ ИЗУЧЕНИЯ НАРОДОВ АФРИКИ

На географических картах Европы долгое время отмечались старинные, сохранившиеся еще из античной древности, несуществующие названия народов, как, например, гараманты, агасимбы и т. п., которых помещали в южной части Северо-Западной Африки и в Северной Сахаре. К югу от этих народов, по представлению европейских географов, обитали всякие чудовища: пёсьеглавцы, одноногие и одноглазые люди.'

Первые упоминания об Африке появляются в письменных источниках со 2-й половины П-го тысячелетия до нашей эры. Особенно ценные сведения сообщают египетские, а позднее греческие и римские надписи. Первые данные такого рода содержатся в победных реляциях египтян. Рамсес III украсил стены храма в Мединет-Абу рельефами и надписями о своих победах над врагами, среди которых преобладали народы и племена Ливии и Феццана.

В это время (около 1000 г. до н. э.), когда Нубия еще подчинялась власти египтян, в египетских источниках часто упоминается «страна Пунт» — страна зо-лога и благовоний. Где она находилась, до сих пор не установлено окончательно, известно лишь, что она включала области к юго-востоку от Нубии, простиравшиеся от Красного моря, и платила Египту дань золотом, слоновой костью и миррой. Известно также, что царица Хатшепсут (около 1501—1480 гг. до н. э.) посылала экспедиции в Пунт. Оттуда египетские корабли доходили до восточного побережья Африки.

Карта, составленная великим греческим географом Клавдием Птолемеем (умер в 168 г. н. э.), показывает, что более или менее были известны наряду со средиземноморским побережьем и долиной Нила восточный берег Африки до мыса Делгаду и западный — до Гвинейского залива. Однако и эти знания частично основывались на легендах.

Во второй половине I тысячелетия до н. э. западная часть побережья Северной Африки была усеяна поселениями, торговыми факториями финикийцев, центром которых был Карфаген. Их было сравнительно много до Могадора (Марокко), но дальше на юг располагались только периодически посещавшиеся торговые пункты и маленькие фактории, ведшие обменные операции с населением прибрежных районов. Геродот (484—425) и греческий географ Псевдо-Ски-лак, живший в IV в. до н. э.,-сообщают о так называемом немом или тихом торге (речь идет о такой форме торгового обмена, при котором его участники непосредственно не встречаются. Пришельцы оставляют свои товары в определенном традицией месте с тем, чтобы контрагенты могли положить рядом с этими товарами соответствующий по их мнению эквивалент в виде золотого песка. «Немой торг» отмечен не только в Африке, но и в ряде других районов земного Шара) с жителями северной части западноафриканского побережья.

Заслуживающие доверия источники, в том числе Страбон, сообщают, что в V в. до н. э. карфагенянин

1 аннон прошел через Геркулесовы Столпы (Гибралтарский пролив) и совершил плавание вдоль северной части Западной Африки. Путешествие привело его к побережью Камеруна. Упоминаемые огненные потоки и столбы огня, извергавшиеся неизвестным вулка-**> по-видимому, указывают на гору Камерун.

Во второй половине I тысячелетия до н. э. греческие моряки по опыту знали, что можно, выйдя из Красного моря, достигнуть северо-западного берега Индии. Они совершали плавания также вдоль восточноафриканского побережья и доходили до границ современного Мозамбика.

От этого времени дошла чрезвычайно интересная лоция, руководство для греческих мореплавателей,— «Перипл Эритрейского моря» анонимного автора. Скорее всего, он был составлен греком из Александрии, который сам плавал у южных берегов Восточной Африки. Он сообщает о торговых станциях, тянувшихся по восточноафриканскому побережью до поселения Рапта (между Дар-эс-Саламом и Тангой). Составитель « Перипла» описывает оживленные портовые города на побережье «Азании» — ныне здесь находятся Кения и Танзания — и сообщает кое-какие сведения об их жителях.

«Отцу истории», греческому историку Геродоту, совершившему в V в. до н. э. путешествие по странам Востока, мы обязаны интересной и достоверной информацией о населении некоторых районов Западной и Центральной Африки, находящихся в Сахаре и дальше к югу. Геродот описывает знаменитых гара-мантов Феццана и их переходы через Сахару, «эфио-пов-троглодитов» и насамонов Восточной Ливии. «Эфиопами» в то время называли людей негроидного типа с курчавыми волосами, живших не только в Восточной, но и в Западной Африке. Начиная с VI в. до н. э. их часто изображали на греческих вазах. По словам Геродота, область, простиравшаяся от египетского города Фив до Геркулесовых Столпов, уже тогда представляла безводную пустыню, где не было ни растительности, ни диких животных. Ко времени Геродота Сахара в основном уже приняла свой нынешний облик.

Во времена Римского господства в Северной Африке снова предпринимались экспедиции на юг. Плиний сообщает о военных походах в этом направлении. Римский проконсул Корнелий Бальб в 19 г. до н. э. дошел до Феццана, страны гарамантов, пересек Сахару и достиг Гао. У Плиния также встречается упоминание о пещерных жителях долины Нигера, «троглодитах», уже описанных Геродотом. В 70 г. н. э. путь гарамантов был снова пройден, на сей раз

Септимием Флакком, который, по словам некоторых авторов, достиг Бильмы. Птолемей сообщает, что в 86 г. н. э. Юлий Матерн по повелению императора Домициана пересек вместе с гарамантами пустыню и дошел до Агисимбы, области, «где собираются носороги». Агисимбу обычно отождествляли с оазисом Аир (республика Нигер).

В поисках истоков Нила, а главное, в погоне за золотом, снаряжались экспедиции и в Восточный Судан. По поьелению императора Нерона в 70 г. две центурии поднялись вверх по течению Нила, миновали государство Мероэ и достигли заболоченной местности на берегах Белого Нила и у Бахр-эль-Газаля с «огромным лабиринтом болот, покрытых трясиной, где не может пройти лодка» (Сенека, VI, 8). Так была достигнута граница древнейшей и древней Африки.

Некоторую помощь в деле восстановления истории народов Африки оказывают археологические и этнографические исследования. Для истории Судана большое значение имеют местные исторические хроники, написанные уроженцами Тимбукту и Масины на арабском языке, местные хроники на языках хауса, фуль и канури и «Описание Африки», составленное уроженцем Магриба Аль-Хасаном бен-Мохаммедом, известным под именем Льва Африканского. Для истории стран Хауса важны хроники отдельных городов. Среди них наибольшее значение имеет хроника города Кано, написанная на языках арабского и хауса. Важные сведения по истории народов восточного берега Африки содержат хроники арабских султанов, а среди'них — хроника города Кильва.

Историю стран Западного Судана — государств Гана, Сонгаи, а позднее Мали — можно восстановить на основании вышеупомянутых исторических хроник, а также местных исторических преданий. Для изучения нынешней Южной Нигерии, где в прошлом существовала весьма развитая культура йоруба, мы располагаем пока лишь местными преданиями.

Наиболее развитыми к этому времени были народы Судана, которые жили в бассейнах рек Сенегала и Нигера. Высокого уровня развития достигли также народы гвинейского побережья. Под воздействием культуры Египта долгое время жили народы Восточного Судана. Они занимали территорию среднего течения Нила, ниже слияния Белого и Голубого Нила. Здесь существовали христианские царства Нуба, Му-курра и Алоа еще задолго до появления арабов.

К югу от Судана обитали пигмейские племена, которые составляли аборигенное население Центральной Африки. Позднее пигмеи были оттеснены в районы тропических лесов Конго и Камеруна. Они занимались охотой и собирательством, знали в совершенстве повадки животных и употребляли на охоте всевозможные ловушки и капканы. Жили они небольшими группами кровных родственников. Жильем для них служили временные шалаши из веток, покрытых листьями. Основным оружием пигмеев были маленький лук и тонкие стрелы с оперением из листьев. Острый конец стрел обжигался на огне и намазывался ядом.

Из северных районов Камеруна или из Убанги продвинулась к югу одна из групп племен банту. Другая группа этого племени проникла с запада и постепенно заселила район тропического леса. Время этого переселения неизвестно. Этническое единство банту подтверждается близостью их языков. Продвигающиеся племена банту оттеснили встретившиеся им племена бушменов (самоназвание сан) , и готтентотов (самоназвание коикоин) — к югу в районы Южной и Юго-Западной Африки. Культура бушменов во многом сходна с культурой пигмеев. Они были также охотниками и собирателями. Изготовляли свои орудия из камня и дерева. Основным их оружием были луки и стрелы, однако отличие было в том, что стрелы были с костяными или каменными наконечниками. Бушмены не имели постоянных жилищ и пользовались временными шалашами или навесами.

По своему культурному развитию племена банту, заселившие южную половину Африки, стояли значительно выше, так как были давно знакомы с обра-

боткой железа и могли выплавлять его из руды. Восточные и западные банту были знакомы с земледелием. Ими были ввеДены в культуру некоторые виды африканского проса и масличной пальмы. Основными орудиями земледелия были мотыги и различной формы ножи. В Западной Африке господствующей формой общественных отношений был Материнский род. У восточных и юго-восточных банту был распространен отцовский род. '

В верховьях Нила сложилась своеобразная куль-тУра нилотов. О продолжительной изолированности этой группы населения Африки свидетельствует особый антропологический тип нилотов. Они жили родовым строем, занимались скотоводством и земледелй-eNl- Большое значение имело у них рыболовство.

- С народами западной группы банту во многом сходны народы побережья Верхней Гвинеи. Это ^ьясняется сходством географической среды. Одна-° народы йоруба и эдо по своему общественному

развитию достигли более высокого уровня. Археологические исследования в Нигерии (а именно эту территорию занимали названные племена) обнаружили в районе древних оловянных рудников в долине Нок терракотовые скульптуры прекрасной работы, датируемые I тысячелетием до н. э. Здесь также найдены бронзовые фигуры сидящего писца, страуса, головы и статуй царей. В Бенине обнаружены бронзовые рельефы, покрывавшие стены дворцов и изображения голов царей и цариц, сделанные из бронзы и ставившиеся на алтари.

К северу от народов, живших на побережье, обитали племена, которые в культурном отношении намного отставали от своих соседей. Они жили родовым строем и занимались примитивным земледелием. Говорили эти племена на языках атлантической группы и группы гур, которые также сходны с языками банту. К северу от них уже в середине I тысячелетия возникли государства Гана, Мали, Сонгай, Борну и другие.

ГОСУДАРСТВО ГАНА

Между верховьями рек Сенегала и Нигера находились страны, населенные народами, говорящими на языках группы манде, а именно: сонинке, малинке, бамбара и другие. В этой части Африки сложились государства Гана и Мали. Государство Гана под названием «Страна золота» с VIII века фигурирует в арабских источниках.

Завоевав страны Северной Африки, арабы через местных жителей, ведших торговлю с народами Юга, вскоре узнали, что там имеются сказочные страны, богдтые золотом. Внимание арабов привлекли сведения-о стране золота Ат-Тибр и о стране Гана. Сведения об этих странах у многих арабских географов имеют подчас фантастический характер. Так, например, Абу Бекр Ахмад аль-Хамадани рассказывает, что «в стране Гана золото растет, как морковь, и его собирают на восходе солнца». Аль-Харрани рассказывает, что Гана была самой большой из стран Судана и торговля в ней была очень развита. Жители Ганы по его словам имеют большие корабли, на которых плавают по реке. Почва этой страны содержит золото. Царь Ганы могуществен, имеет большую армию и управляет множеством царств, владыки которых подвластны ему.

Ибн Хаукал, совершивший путешествие по Западной Африке, заметил в 977 г., имея в виду запасы золота: «Гана же — богатейший из царей земли». (Здесь «Гана» — титул правителя. В данном случае мы встречаемся с довольно типичным для арабской географической литературы превращением титула

правителя в топоним). Нет сомнения, что в письменных свидетельствах современников, начиная с VIII в., упоминается именно Гана.

Возможно указание традиционной историографии на правление «белых властителей» (свидетельство су данской хроники «Тарих ас-Судан» о 790 г.) говорят

о влиянии ливийско- берберских племен и их аристократии в этом районе. Некоторые историки считают, что для дальнейшего развития решающее значение имели политические события III и IV веков в римской провинции Северной Африки, когда после поражения. крупных восстаний берберов многочисленные племена были вынуждены откатиться на юг.

Время образования государства Гана в точности неизвестно. В конце VIII в. власть-в стране перешла к правителям Сисе Тункара, династия которых прави ла страной в течение нескольких веков. Владения Ганы в то время достигали верховьев Нигера, Сенегала и доходили до Бауле. Таким образом во владениях царей Ганы находилась значительная часть Западного Судана, и в том числе районы, богатые, золотом. Подчинение таких огромных территорий носило подчас чисто номинальный характер, ибо выражалось только в нерегулярной выплате дани и в личных связях.

Долгое время невозможно бьшо установить, где находился торговый и административный центр древней Ганы. После неоднократно проводившихся раскопок столицу Ганы, о которой писали арабские путешественники, удалось локализовать в Мавритании, в 330 км к северу от современного Бамако на месте городища Кумби-Сале. На площади свыше 2,5 кв. км выявили остатки множества жилых домов, мечети и двух дворцов, что предполагает многочисленное население — очевидно, около 30 тысяч человек. Среди находок отсутствуют золотые и серебряные вещи, но большое число железных предметов — ножей, наконечников стрел, гвоздей, ножниц, а также сельскохозяйственных орудий — свидетельствует о высоком развитии сельской и городской культуры. Найденные в изобилии черепки керамических изделий, каменные осколки с остатками росписи, несомненно происходящие из Марокко и других областей Северной Африки, говорят о том, что Кумби-Сале был важным центром торговли.

Самое полное описание Ганы принадлежит перу арабского географа XI в. ал-Бакри. Он, скорее всего, никогда не был в Африке, но использовал надежные сообщения, доходившие до испано-мавританской Кордовы. Ал-Бакри описывает город с каменными домами, производящими внушительное впечатление. В одном его квартале с прекрасными садами и 12 мечетями жили мусульманские купцы, преимущественно арабы и ученые.

В каждой мечети был свой имам, свой муэдзин и чтец на жалованье. В городе жили законоведы и другие образованные люди. «А город царя расположен в 6 милях от этого; называется он ал-Габа. Между обоими городами — непрерывные жилые кварталы, постройки сделаны из камня и дерева акации. У царя есть дворец и купольная беседка, все это окружено стеноподобной оградой». Арабский автор -описывает далее роскошь царского двора, богатство правителя, его семьи и свиты, а также знати. Он отмечает, что наследование царской власти передавалось по женской линии, переходя от дяди к племяннику (сыну сестры).

В это время — в середине XI века — царская фамилия еще не приняла ислам, но царь брал себе переводчиков и многих других дворцовых чиновников из среды мусульман.

Ал-Бакри перечисляет главные доходы царя Ганы. Царь взимал дань с многочисленных племен, находившихся в отношениях неустойчивой вассальной зависимости. Кроме того, он получал золотой динар за ввоз одного ослиного вьюка и два динара — за выроз. За вьюк меди ему платили пять мискалей, за вьюк Другого товара — десять. Мискаль содержал около 3,125 грамма золота. «Все куски самородного золота, найденные в рудниках государства, принадлежат ца-рю. Он разрешает народу только промывку, золотого песка, иначе золото стало бы столь обильно, что почти не имело бы цены». Таможенные сборы, обусловленные монопольным положением в посреднической торговле, несомненно являлись важным источником богатства правящей династии. Кроме того, правители

* аны пытались установить контроль над месторождениями золота и присвоить себе его добычу.

Ал-Бакри сообщает, что «лучшее золото в стране — то, которое находится в городе Гайарава. Между этим городом и столицей царя 18 дней пути по стране, населенной племенами черных, с непрерывными селе-. ниями. Когда на любой из россыпей страны этого царя находят золотой самородок, царь его забирает. И, говорят, будто у царя есть самородок, подобный огромному камню».

Одной из главных функций этого древнего государства Западной Африки было обеспечение внутри-африканской торговли и транссахарских связей, особенно регулярного обмена золота и рабов на соль и изделия североафриканских ремесленников, строительство и поддержание в хорошем состоянии торговых путей и рынков, а также установление монопольного контроля над ними со стороны правящей аристократии. Сборы за счет торговой монополии составляли основу налогообложения в древней Гане. Внешняя торговля, сосредоточенная преимущественно в руках иноэтнических купцов (арабов, берберов и евреев), еще не оказывала влияние на экономическую и социальную обстановку внутри страны.

Вероятно, к началу XI в. относится проникновение ислама в Судан. Вместе с исламом в Судане распространилась письменность, возникли школы. Города средневекового Судана стали центрами культуры. В начале VIII в. был основан город Дженне, который в XIII в., наряду с Уалатой, становится одним из главных торговых центров Западного Судана, откуда шли золото и слоновая кость. Вплоть до открытия Америки Западный Судан остается главным поставщиком золота в страны Средиземноморья.

Начиная с IX в. Гана была вынуждена бороться с кочевавшими у ее северных границ берберскими племенами, в том числе лемтуна и санхаджа, которые контролировали залежи соли и старались прибрать к рукам транссахарский торговый путь Марокко — Аудагост — Гана.

Однако значительно более серьезную опасность представляло для Ганы движение за обновление ислама во главе с Алморавидами. Участвовавшая в нем военная знать родовой аристократии берберского племени геззула в 1-й половине XI в. под предводительством проповедника-реформатора Ибн Ясина из Кай-руана повела наступление на побережье Мавритании

и захватила большую часть Марокко, а затем и Испанию. После того, как к движению примкнула верхушка берберского племени лемтуна, реформаторы в 1054 г. овладели торговым центром Аудагост. Отсюда они при поддержке принявших ислам вассаллов и соседей Ганы, например, Текрура на реке Сенегал, двинулись на Гану.

Десять лет Гана сопротивлялась, но в 1076 г. Ал-моравиды взяли столицу, разграбили ее и предали огню. В правление Абу Бакра население было вынуждено платить дань Алморавидам, государство лишилось самых богатых провинций, и правители Ганы, исповедовавшие прежнюю анимистическую религию, приняли ислам, еще раньше распространившийся среди купцов й некоторой части знати.

Непосредственное господство Алморавидов продолжалось всего 11 лет. Вскоре Гана вновь приобрела независимость, но она так уже и не достигла прежнего блеска.

Завоевание государства Алморавидами усилило соперничество между различными племенами и династиями и их стремление к автономии. В результате многие провинции отделились. В начале XIII в. некогда независимое племя coco завоевало столицу Ганы. Многочисленные купцы, жившие в городе, покинули его и в 1224 г. обосновались на 150 км дальше к северу, в селении Уалата (Биру). В последующие годы Гану завоевал и сделал провинцией своей империи легендарный правитель Мали Сундьята.

ГОСУДАРСТВО МАЛИ (МЕЛЕ)

Традиция формирования ранних государств Западной Африки не угасла после упадка Ганы. Ее преемником стало Мали, которое наряду с более молодым Сонгай относится к числу самых значительных государств Западного Судана.

Их история известна намного лучше, чем история Ганы. О них наиболее важные и ценные сведения сообщают арабские историки, географы Северной Африки, купцы и путешественники из стран Магриба, Посещавшие эти районы. Особый интерес представляют сообщения, содержащиеся в трудах Ибн Баттуты и Льва Африканского. Ибн Баттута, родившийся в 1304 г. в Танжере в берберской семье, объездил весь мусульманский мир и даже восточные окраины Азии. В 1352—1354 гг., выехав из Феса, он посетил области, принадлежавшие государству Мали.

Ал-Хасан ибн Мухаммед ал-Ваззан аз-Зайяти ал-Фаси из Марокко, получивший при крещении имя Лев Африканский, в 1526 г., находясь на службе Ватикана, написал книгу «Об описании Африки и о примечательных вещах, какие там есть». В основе этого труда лежат богатые материалы, собранные географом в его путешествиях по Западному и Центральному Судану.

Кроме того, сохранились ценные исторические хроники также на арабском языке, составленные мусульманскими учеными Судана. Их было бы значительно больше, если бы не войны и другие катаклизмы. Многие исторические источники стали жертвами колониальных войн, происходивших много веков спустя.

Особенно большое значение имеют суданские хроники, происходящие из Томбуку, такие, как «Тарих ас-Судан», принадлежащая перу Абд ар-Рахмана ас-Сади (1655), и «Тарих ал-фатташ», начатая Махмудом Кати и его внуком, а затем доведенная неизвестным автором до 1660 года. Обе книги написаны на основе личных наблюдений и содержат подробные описания культурных достижений народов Судана.

Этническую основу государства Мали составляли мали, или малинке. Еще в XI в. между реками Нигер и Бакой существовало небольшое родоплеменное княжество Мали, временами подпадавшее под власть Ганы. Правившая им аристократия и купцы уже поклонялись Аллаху. Сильная военная знать Мали в непрестанных войнах с соседями закрепила этнические и политические основы своей власти, расширила свои владения и упрочила государственную организацию.

Важная роль в укреплении государства принадлежала легендарному основателю собственно государства Мали — Сундьяте (1230—1255), который в 1235 г. в битве при селении Крина к северу от современного города Куликоро разбил вождя coco и верховного правителя Ганы, разрушил его столицу Гану и воздвиг новую резиденцию дальше к югу, там, где ныне на реке Санкарани стоит деревня Ниани.

Сундьяту, подобно героям эпосов раннего средневековья, бесчисленные сказания, песни и легенды по сей день прославляют как могущественного воителя сверхъестественной силы и «отца мандинго». Он сумел объединить царства, превосходившие размерами древнюю Гану.

На западе граница его завоеваний проходила по нижнему течению Гамбии, на юге — по предгорьям Фута-Джаллона (Гвинея), на востоке земли Сундь-яты по Нигеру доходили до района города Дженне, а на севере простирались до Валаты (Мавритания), крупного перевалочного пункта караванной торговли в Западном Судане.

Важнее всего, что новое государство включало известные золотые россыпи «Вангара», а именно Га-лам и Бамбук в междуречье Фалиме и Сенегала, а также Буре, новый золотоносный район в самой глубине страны мандинго, где добыча золота быстро увеличивалась.

При Сундьяте улучшилась внутренняя организация государства, система налогов и поборов стала более совершенной. Хронисты сообщают, что по велению Сундьяты корчевали лес, расширяли посевы, вводили новые методы земледелия и неизвестные дотоле культуры, в частности, хлопчатник. Царь уделял большое внимание и ремеслам.

Его преемники, например Сакура (1285—1300), -бывший раб царского семейства, продолжали вести завоевательную политику. Сакуре удалось занять Масину и отбить у своего соперника, правителя Диа-ры, захваченный им было Текрур.

Однако наибольшую славу стяжал манса (царь) Канку Муса, правивший с 1307 по 1332 г. При нем государство Мали имело наибольшие размеры, чрезвычайно усилилось и достигло вершйны своего культурного развития. Мы знаем о’ мансе Мусе со слов современных ему арабских шЛателей XIV и XV веков, описывающих его пышное паломничество в Мекку к гробу пророка в 1324 г., которое произвело неизгладимое впечатление на весь тогдашний мусульманский мир.

Правителя, ехавшего верхом на коне, сопровождали огромная свита и множество рабов. Полтысячи рабов несли невиданное количество золотых слитков. Шествие Мусы через Каир, караваны верблюдов и вереницы рабов, расточительность царя и окружавшая его роскошь многие годы служили неистощимой темой разговоров. Манса Муса со свитой будто бы раздали в Каире столько золота, что его цена сильно упала и в течение многих лет впоследствии не возвращалась к прежнему уровню. Паломничество Мусы укрепило политические и торговые связи Мали с его восточными соседями вплоть до Египта, что естественно повлекло за собой усиленный приток мусульманских купцов и ученых в Западный Судан.

Позднее транссахарская торговля явно переместилась на восток и осуществлялась по срединной и восточной дорогам, ведшим в Триполитанию и Египет.

Мали поддерживало дружеские отношения с правителями Египта и Аравийского полуострова, а также с султаном Феса. Вести о богатстве и могуществе царей Мали достигли даже Европы. На портуланах — географических картах XIV в.— часто фигурируют владения «короля Мели». На карте Судана в каталанском атласе короля Франции Карла V изображена фигура царя, восседающего на троне. В одной руке он держит скипетр, в другой — слиток золота, который протягивает всаднику под покрывалом — туарегу. Сверху надпись: «Имя этого негритянского князя Муса Мали, правитель негров Гвинеи». До XVI в. государство Мали изображалось на многих европейских картах.

При мансе Мусе или даже еще при его предшественнике Мали обложило данью город Гао в излучине Нигера, местопребывание сонгайской аристократии. В конце XIV в. Муса II наконец присоединил давний предмет вожделений малийских правителей — медные копи Такедда в Аире, и государство Мали достигло своих наибольших размеров.

Особенно много интересных сведений сообщает Ибн Баттута, который в 1352—1353 гг. побывал в главных провинциях Мали и описал царившие в них порядок, безопасность, благосостояние и гостеприимство. При мансе Мусе города Гао, Тимбукту и Дженне стали не только центрами торговли и ремесел, но и средоточением мусульманской учености. Наезжавшие купцы жили в отдельных кварталах. Существовали и специальные кварталы ремесленников, что говорит о процветании ремесел. Аристократы строили для себя роскошные дворцы, появились новые красивые мечети. Большая мечеть в Гао и пышно украшенный дворец в Тимбукту считались творениями андалузского архитектора эс-Сахили, с которым манса Муса познакомился во время паломничества в Мекку. Оба здания могли быть возведены и позднее, в царствование одного из правителей Сонгай, но не вызывает сомнений, что при мансе Мусе, когда государство Мали достигло наибольшего расцвета, благодаря расширению торговых связей бурно развивались города, а следовательно и градостроительство.

При мансе МУсе наступил и новый период усиленной исламизации, сопряженной с укреплением высшей государственной власти и образованием важных центров культуры.

Несмотря на все это, государство Мали клонилось к упадку. Бесконечные династические распри ослабляли его. Участились набеги соседних племен. В 1433 г. туареги Сахары захватили даже такие крупные города, как Тимбукту, Араван и Уалату. В 1463 г. на восточные провинции государства напали сонгаи. С юга усилился натиск племен моей. Однако посетивший в начале XVI в. город Мали берберский путешественник Лев Африканский, говорит еще о процветании страны. В столице государства, по его словам, были в изобилии зерно и скот. В городе насчитывалось около 6 тысяч очагов. Очень развиты были ремесла, причем ткани из хлопка изготовлялись не только для потребностей населения, но и на вывоз в Дженне и в Тимбукту.

В начале XIV в. у Мали появился новый грозный противник — племена текрур. Они опустошили в 1530—1535 гг. всю страну южнее Сенегала. Положение в стране становилось все более тяжелым. С конца

XV в. Мали пришлось вести тяжелую борьбу с войсками сонгаев, захвативших провинцию Вагана. Одно время победа сонгайцев казалась близкой, но появившиеся в 1591 г. в Судане марокканские войска разгромили армию царей Сонгай. После этого весь Западный Судан был ввергнут в анархию. В 1630 г. племена фульбе и бамбара восстали и осадили Мали.

Последний из царей Мали — Маган оставил столицу. С этого времени всякие упоминания о Мали исчезают.

ГОСУДАРСТВО СОНГАИ

Третье из больших государств средневекового Судана — Сонгаи находилось восточнее первых двух. Родиной своей сонгаи считают страну Денди, северо-западнее впадения реки Гульбин-Ка в Нигер, несколько выше водопадов Буса. Первоначально сонгаи состояли из трех групп племен: рыболовов сорко, земледельцев габиби и охотников гоу. Позднее сорко двинулись вверх по долине реки Нигер и достигли Тимбукту и озера Дебо. Сонгаи составляли население среднего течения Нигера. Основным занятием их было рыболовство и разведение риса. Численность сон-гаев была невелика и они во многих областях своего государства составляли меньшинство среди других народов Западного Судана. Язык сонгаев резко отличается от языков других племен Западного Судана и стоит изолированно среди всех языков Африки. До сих пор не установлены его связи ни с одной из языковых групп.

Сохранившиеся в суданских хрониках предания

о древнейшем периоде истории Сонгаи фантастичны. Несомненно, однако, что предки сонгаев двинулись на запад вверх по течению Нигера и достигли Тимбукту. Предания сонгаев отражают их борьбу с хауса, берберами и манде. Уже в 890 г. встречаются упоминания о главном городе сонгаев — Гао. Более точные сведения об истории сонгаев начинаются с XIV в.

Трудно установить, когда именно началось образование первых форм государственной организации. При легендарном вожде по имени Фаран Бер, о котором по сей день повествуют многочисленные сказания, сонгаям покорилась вся долина Нигера до окрестностей Тимбукту.

Государство Сонгаи уже вполне сложилось в начале XV в. В период правления сонни (титул правителя) Али и аскии Мухаммеда I оно достигло наивысшего развития. Еще в XIV в. Сонгаи было вассалом Мали, но к концу этого столетия обрело независимость. Сонни Али по прозвищу Великий, правивший с 1464 по 1492 гг., в 1468 г. захватил Тимбукту и успешно отразил вторжения туарегов и моей.

Он завоевал и важный центр торговли Дженне, нанеся этим еще один сокрушительный удар государству Мали. В эти ходы происходила ожесточенная борьба за малийское наследство, и правителям Сон-гаи приходилось утверждать свою власть в непрерывных войнах. Сонни Али был очень одаренным полководцем. Умело использовав все внутренние ресурсы военных дружин сонгаев и крестьянских ополчений, он в конце концов создал могущественную империю, простиравшуюся на западе до Мопти и Валаты, а на востоке — до местностей, населенных хауса. При нем упорядочилось также внутреннее управление, усилилась централизация. С захватом Дженне правители Сонгай получили доступ к золотым россыпям Биту (Берег Слоновой Кости, Верхняя Вольта, современная Гана) и установил свой контроль над ними.

Одновременно с передвижением важнейших государственных центров с территории Ганы дальше на восток, в Сонгай, переместились и центры добычи золота, а также некоторые торговые пути. Помимо золотых приисков в Галаме и Бамбуке, разрабатывавшихся еще древней Ганой, и в Буре, на территории Мали, золото добывалось теперь на золотоносных участках в государстве Сонгай, на севере гвинейского побережья.

В Сонгай процесс внутренней консолидации государства происходил в основном при аскии Мухаммеде Type I, правившем с 1493 по 1528 гг. Он стремился создать хорошо действующее центральное управление. Выходец из племени сонинке, в течение многих лет бывший сановником и военачальником сонни Али, Мухаммед Type I положил начало новой мусульманской династии аскиев. В XVI в., когда она достигла наибольшего могущества, государство Сонгай продвинулось на западе до Сегу и важного оазиса и опорного пункта на границе с Сахарой — Аира, принадлежавшего прежде туарегам, а на северо-востоке — до западного предела Борну. С тех пор правители Сон-гаи владели богатыми соляными и медными разработками в Тегаззе и Тауденни. В этих отдаленных местностях стояли сонгаиские гарнизоны. Войска

Сонгаи неизменно отражали непрекращавшиеся набеги моей и почти без труда покорили города хауса Замфару, Кацину и Зарию, но Кано долго оказывал им сопротивление.

Военным успехам Сонгаи немало способствовало то обстоятельство, что аския Мухаммед I наборы контингента знати и вассалов, а также свободных крестьян в народное ополчение заменил постоянным войском из рабов и профессиональных солдат. По всей территории были разбросаны сильные гарнизоны, закладывались и возводились все новые пограничные укрепления. Войско выполняло и полицейские функции внутри страны.

Подобно некоторым правителям Мали, Мухаммед

I прославился пышными паломничествами в Мекку. Самое знаменитое его путешествие продолжалось с 1495 по 1497 г., и в нем участвовали полторы тысячи рабов — 500 конников и 1000 пеших. В пути Мухаммед I также истратил огромную сумму денег и задолжал египетским купцам 150 тысяч дукатов. Аббасид-ский халиф ал-Мутаваккил пожаловал ему титул Амир ал-Муслимин — «Государь верующих в странах Судана».

Великая заслуга аскии Мухаммеда I в том, что он всячески поощрял в своей империи культурное творчество. Он приглашал арабских врачей, ученых, архитекторов и благодаря им в городах развивалась культура. Он вернул из Валаты ученых, которых в свое время изгнал сонни Али. Исламские школы в Тимбукту и Дженне переживали новый расцвет. В высшем учебном заведении Санкоре в Тимбукту — его можно сравнить с университетом ал-Азхар в Каире — наряду с Кораном и другими теологическими дисциплинами изучали литературу, историю, географию, математику и астрономию (семь свободных искусств). В биографиях выдающихся ученых Тимбукту, написанных местным автором, ученым Ахмедом Баба, названо более 100 поэтов, законоведов, математиков, которые в XVI в. определяли духовный климат Тимбукту. При этом собственно западносуданская культура и здесь создавалась вокруг центров мусульманского образования. К этому периоду относятся многочисленные научные труды, исторические хроники и рукописи на различные темы.

Муххамед I, как и многие другие правители, всемерно поддерживал мусульманское духовенство и использовал ислам для укрепления государственности. Так, с 1502 г. при дворе аскии подвизался известный знаток всех тонкостей мусульманской религии ал-Магили из Тлемсена (Алжир), живший прежде в Кано, крупном хаусанском городе. Его перу принадлежит знаменитый трактат о 12 обязанностях правителя, в котором рассматриваются основные проблемы централизованного мусульманского государства.

Духовенство (имамы, алкали, модибо, маламы) — во многих районах его функции наследовались в пределах нескольких семей — в экономическом отношении, как правило, зависело от религиозных подношений и даров, ибо в Африке были неизвестны вакф (земельное пожалование в пользу религиозного или благотворительного учреждения) и передача по наследству права собственности на землю и другую недвижимость. Подобные институты сложились только в государстве Сонгай и некоторых городах-государствах хауса, где «альфа» (духовенство) играло важную роль в экономике и политике. Аския Мухаммед I одаривал главные мечети Тимбукту и Дженне землями, рабами и крупными денежными суммами, которые шли на уплату жалованья церковным служащим и обучение духовных лиц.

Административное управление осуществлялось по территориальному принципу. Аския Мухаммед I ввел регулярное налогообложение, прежде всего в своих коренных владениях. Государство Сонгаи состояло из четырех крупных провинций, подчиненных обычно власти родственников царя, и ряда более мелких княжеств и областей, плативших царю дань. Центральная власть прежде всего в интересах купцов ввела единую систему мер и весов, поощряла торговлю и ремесла предоставлением особых привилегий, внедряла новые сельскохозяйственные культуры и методы земледелия (ирригационные каналы на Нигере, переселение еврейских огородников из оазиса Туат, эксплуатация соляных залежей Тегаззы). Наряду с налогообложением свободного населения, входившего в деревенские общины, основой общественного строя был труд рабов, живших в специальных селениях на земт лях царской фамилии, чиновников, духовенства и придворных.

Рабы в Сонгаи играли большую роль в общественном производстве. По-видимому, основным источником поступления рабов были военные набеги. В хрониках неоднократно встречаются упоминания вроде следующего: «Аския сделал набег на жителей Уага-лу, убил их вождя, а детей побежденных, все их стада и их рабов захватил и увел в Гао».

Рабский труд применялся главным образом в земледелии. По словам одной хроники: «Под начальством некоторых надсмотрщиков находилось 100 рабов, обрабатывавших землю. Другие имели 60, 50, 40 и 20 рабов». Цари Сонгаи раздавали духовным лицам и своим приближенным земли вместе с рабами. Так, например, один из высших представителей мусульманского духовенства, некий Альфа Кати, обратился с просьбой о помощи, и царь «дал ему поместье Дьян-галья в области Юнфа с тринадцатью рабами, которые должны были работать на него, а также надсмотрщика и 40 мер зерна для посева». Другой приближенный получил три поместья по 200 рабов в каждом.

Дскии Сонгаи переселяли захваченных ими рабов с одного конца государства в другой, чтобы воспрепятствовать их побегу.

Рабы, посаженные на землю, должны были выплачивать ренту натурой, и положение их не отличалось от положения крепостных. Согласно обычаям, существовавшим в Судане, потомки рабов, хотя и продол жали считаться рабами, все же во втором, третьем и далее поколениях приобретали известные права. Эти рабы уже не могли быть проданы. За каждым сос ловием в Сонгаи определялось особое. юридическое место. Таким же сословием были и рабы, посаженные на землю. Их положение оформлялось особым образом. Издавались указы, запрещающие браки свободных с рабами. По одному из указов рабы объединялись в группы по 100 мужчин и женщин, каждой такой группе было отведено по 200 локтей земли, а собранный ими урожай поступал для содержания армии. Если продуктов оказывалось недостаточно, рабов наказывали.

Кроме занятия земледелием, посаженные на землю рабы должны были выполнять какой-либо определенный вид работы. Например, рабы джинджакета. т. е. косари, должны были заготовлять корм для лошадей. Другие поставляли сушеную рыбу. Третьи обязаны были предоставлять гребцов и лОдки для переправы. Четвертые были кузнецами, обязанными поставлять по 100 копий и по 100 стрел с каждой семьи ежегодно.

Несмотря на то, что сельское население составляло основную часть жителей страны, в Сонгаи были довольно крупные по тому времени города — Гао, Тимбукту, Дженне, Мали и другие. В городе Гао имелось 7626 домов, и общая численность населения составляла приблизительно 75 тысяч человек. Именно в городах и были сосредоточены ремесла, основным из которых было ткачество. В Тимбукту в домах, гДе работали портные, находилось от 50 до 100 учеников. Производство рассчитывалось на сбыт.

Постоянной потенциальной угрозой власти являлись дъогорани — крепостные, потомки бывших рабов, посаженных на землю. Восставшие дъогорани в октябре 1591 г. пытались овладеть Тимбукту. Эти восстания имели место в течение длительного времени, и упоминания о них встречаются вплоть до 1652 г.

В результате походов на запад владения аскиев достигли низовьев Синегала, и в состав государства была включена страна Текрур. На востоке их владения достигали стран Хауса. В 1512—1513 гг. почти все города Хауса — Зария (Зегзег), Кацина, Занфа-ра, Гобер и Кано — были взяты войсками аскии и обложены данью. В 1515 г. войска аскии достигли Аира и захватили Агадес. Однако все эти успехи были непродолжительны. В 1517 г. Канта, царь Кебби, в восточной части страны, восстал против аскии. Одновременно с ним восстали сыновья аскии — Муса, Дауд и Измаил. В результате междоусобной борьбы Мухаммед I был захвачен, ослеплен и сослан на один из островов на Нигере. Начался период междоусобных войн. Один за другим сыновья аскии захватывали трон, причем во всех этих распрях главную роль играло войско, которое фактически назначало царей.

Из этих войн государство Сонгай вышло очень ослабленным. Этому немало способствовало и то обстоятельство, что в конце XVI в. сонгаям угрожал султан Марокко Мулай Ахмед ал-Мансур. Марокканских султанов давно привлекала выгодная транссахарская торговля. Они мечтали наложить руку на месторождения золота в Судане. В 1584 г. марокканцам удалось захватить рудники Тегаззы, а летом 1591 г. армия под командованием паши Джудара достигла левого берега Нигера и захватила Тимбукту. Аския Исхак быстро мобилизовал 18 тысяч конников и 9700 пехотинцев, но они уступали по своей боевой мощи марокканцам, имевшим огнестрельное оружие. Города Тимбукту, Дженне и Гао пали и были разграблены..

Предпринимая захват Судана, марокканские султаны рассчитывали захватить в свои руки всю торговлю золотом. После захвата Сонгай султан Марокко получил 4,5 миллиона фунтов золота, которое он обратил на украшение своих дворцов и мечетей. Современники дали ему прозвание Аль-Мансур Аз-Захаби, т. е. Аль-Мансур Золотой.

Однако цели своей марокканские султаны не добились. Их войска оказались бессильны справиться с Сонгай. Убедившись в том, что в открытой битве марокканцы, имевшие огнестрельное оружие, одержали верх, сонгаиские военачальники стали производить внезапные нападения на марокканские лагеря, заманивая в засады, окружая и уничтожая отдельные отряды противника. Марокканцы оказались в трудном положении. Их попытки вступить в переговоры окончились неудачей. Оплата наемных войск поглощала все доходы марокканцев. Во время одной из стычек командующий марокканской армии был убит. Марокканские отряды удалились в города Тимбукту и Гао. С 1618 г. марокканский султан Мулай Зидан окончательно прекратил помощь находившимся в Су- _ дане марокканским войскам.

Пора могущества государства Сонгаи миновала безвозвратно. И без того непрочные связи многочисленных вассальных племен и государственных объединений с государством Сонгаи порвались окончательно. Народ бамбара в Сегу отделился и нападал на Дженне и Тимбукту. Участились набеги туарегов и некоторых кочевых племен фульби с севера. В 1680 г. столицу государства — Гао захватили туареги. К этому времени сказалось влияние европейских колониальных захватов, распространявшихся сначала только на побережье. Оно проявилось прежде всего в перемещении традиционных торговых путей, что положило конёц первому периоду расцвета африканских государственных образований в Судане.

ГОСУДАРСТВА МОСИ, ХАУСА И БОРНУ

Южнее Сонгаи жили моей — воинственный народ, отстоявший свою независимость и от царей Мали, и от Сонгаи. Уже в XI в. существовали по-видимому два небольших государства моей: Уагадугу и Ятенга. Государства эти могли гордиться сравнительно высоко организованной системой администрации, но во многих других областях общественной жизни они оставались на поздней стадии дифференцированного первобытнообщинного строя. Торговля не получила у них существенного развития и занимались ею купцы из сараколе и мандинго. Ислам не смог здесь потеснить родовые и племенные религии и культы правителей.

Ятенга играла большую роль в истории Судана.

Насеге, вождь племен моей Ятенга, в 1330 г. захватил Тимбукту. Около 1400 г. моей произвели набег на богатый город Дженне. В 1477 и 1480 гг. моей совершали набеги на страны Багана и Уалата- Чтобы воспрепятствовать набегам, аския Мухаммед I предпринял поход в страну моей — в Ятенга, а позднее против воинственных моей. Однако эти походы были неудачными. С XV в. имя народа моей становится известным в Европе. Цо причине неправильного отождествления Моей с именем Моисея европейские географы принимали это государство за христианское царство пресвитера Иоанна, которое по преданиям находилось где-то на востоке.

На северо-западе современной Нигерии и в значительной мере на территории республики Нигер начиная с X века развивались города-государства хауса. В некоторых местных хрониках, составленных иногда на арабском языке, но чаще на языке хауса, излагается история отдельных городов. Эти хроники упоминают о богатых городах Кано, Гобере, Кацине и других. Некоторые из этих городов, в частности Кано, по размерам своим не уступали Гао, столице государства Сонгай.

Согласно летописной традиции, сложившейся, по-видимому, в XVI в., в стране существовали «Семь Хауса», т. е. семь городов-государств — Гобер, Дау-ра, Бирам, Кацина, Зария, Кано и Рано. Два из них — Кацина и Даура — считались «царями рынка», т. е. вели торговлю. Кано и Рано считались «царями индиго», т. е. занимались изготовлением и окраской тканей на сбыт. Гобер считался «царем войск», т. е. защищал .всех остальных. Зария был «царем рабов» и снабжал все города Хауса рабами. Кроме того, существовало, очевидно, еще семь населенных родственными племенами и народами «незаконных» владений (Кебби, Замфара, Илорин, Нуле, Гвари и другие), где хауса находились в меньшинстве.

Обнесенные толстыми крепостными стенами, города с их пригородами представляли собой самостоятельные округа со своей администрацией и своим правителем. Глубокая экономическая и социальная дифференциация привела к выделению в них хорошо организованных государственных органов власти, наследственной знати и устойчивых династий. Об этом

свидетельствуют многочисленные городские хроники, в основном восстановленные лишь в XIX веке на основе устных преданий, рассказы Ибн Баттуты, относящиеся к середине XIV века, и Льва Африканского, жившего в XVI веке. Хроника Кано сообщает, что при правителе Нагуджа (1194—1247) уже взимались постоянные налоги. Они составляли !/в часть урожая, собиравшегося деревенскими общинами крестьян в подвластных Кано областях.

Описывая свое пребывание в некоторых государствах хауса, Лев Африканский сообщает в 1507 г. о ольшом количестве богатых купцов, ведших широкую караванную торговлю через Аир и медные копи Аакедды с Северной Африкой. Среди товаров выше

всего ценилась медь, из которой ремесленники делали предметы искусства и маски умерших, особенно на юге, в среднем течении Нигера, где жили нупе и йору-ба. Предметами вывоза из городов хауса служили в первую очередь изготовленные в местных ремесленных мастерских металлические и кожаные предметы и прекрасные хлопчатобумажные ткани цвета индиго. Они и по сей день составляют славу этих мест. В больших ткацких мастерских и красильнях, обнесенных стенами, трудились в основном рабы.

Ислам распространялся, по-видимому, медленно и только в XIV веке достиг заметных успехов. Царь Кано Румфа (1463—1493) сделал ислам государственной религией.

XVI век был важным этапом в истории государств хауса. В начале XVI в. Кано, Кацина, Зариа и Зам-фара были покорены аскией Мухаммедом I и стали данниками государства Сонгай. Кацина, а впоследствии и остальные хаусанские города вновь получили независимость в 1554 г. после победы при Карфате.

В XVII — XVIII вв. то одно, то другое государство хауса выдвигалось как узловой пункт караванной торговли, а следовательно, и как важный политический центр. После того, как из-за распада государства Сонгай изменились маршруты караванов в Центральном Судане, в наиболее выгодном положении оказалась Кацина, процветающий центр торговли и мусульманской науки, но и ей пришлось отстаивать свои позиции в ожесточенной борьбе с Кано за контроль над транссахарской торговлей. В XVIII в. выдвинулся и стал ведущей политической силой среди городов-государств хауса Гобир. Но единства между ними по-прежнему не было, и то и дело возникали конфликты.

Иной характер носила история страны Борну (Ка-нем-Борну). Государство Канем с центром и столицей в Нджими находилось к востоку и северо-востоку от озера Чад.

В первые столетия после воцарения правящая династия Сефува укрепила свое положение, проводя политику экспансии и централизации власти. Основой ее могущества был контроль над торговлей с другими государствами и над караванными путями, ведшими на север через Феццан (Ливия), а на восток через оазисы Дарфура к Нилу и далее до Сомали.

Извлекавшиеся прибыли давали царской фамилии и знати значительные экономические преимущества. Во второй половине XI в. правитель Канем Хуме (1085—1097) принял ислам и тем укрепил внутреннее устройство своего государства. Он призвал ко двору многих мусульманских ученых. Его сын Дунама (1097—1150) дважды предпринимал паломничество в Мекку. Во время третьего путешествия в священный город он погиб перед высадкой на Аравийский полуостров. Ему приписывают введение конного войска, состоявшего первоначально из арабских воинов, а впоследствии из рабов.

Наибольших размеров древнее государство Канем достигло при май (с XII в.— титул правителя) Дунама Диббалами, правившем с 1221 по 1259 г. Чтобы подчинить себе движение караванов по великому транссахарскому пути, соединявшему озеро Чад с Триполи, правитель Канем вел нескончаемые войны за расширение сферы своего влияния. Располагая конным войском в 30 тысяч человек, царь раздвинул границы своих владений на севере до Феццана, на юге — до современного Дикоа (область расселения сао), на востоке — до Вадаи, на западе — до границ государств хауса. В это время существовали оживленные экономические и политические связи с Северной Африкой и Египтом. В 1257 г. царь послал подарки правителю Туниса, в том числе жирафу,— «от царя Канем и господина Борну», Посольство из Канем произвело в Тунисе большое впечатление.

В начале XIII в. это государство приобрело необычайно большое значение. В уже упоминавшемся каталанском атласе на карте Судана, наряду с царем Меле или Мали, изображен только правитель Канем.

Во внутреннем социальном и политическом строе Канем много сходства с другими западносуданскими государствами. Правители главных провинций, часть которых передавала свой титул по наследству, на первых порах были в основном членами царской фамилии, т. е. царского рода. Трон передавался по Умсской линии, хотя еще были живучи пережитки атеринского права. Царский совет (ногена) имел У ШаК)Щее слово в вопросах законодательства и Равления. Рабский труд применялся в патриархальной форме — в домашнем хозяйстве, а также в специальных поселениях.

Уже при май Диббалами распри и сепаратизм аристократии, особенно же членов царского дома, подрывали внутреннее единство государства. Этому способствовали и восстания некоторых племен теда и була-ла. Именно булала вынудили правящую династию (в XIV в. один за другим были убиты четыре царя) покинуть в конце XIV в. собственно Канем, находящийся к северо-востоку от озера Чад и обосноваться к западу от озера, в Каго. Теперь центром государства стало Борну, населенное в основном канури. Булала правили Канемом до конца XV в. Только Идрису II (1504—1526) удалось вернуть Канем и вновь включить в свои владения столицу Нджими.

Но на этом, втором этапе возвышения государства Канем-Борну, резиденцией царей династии Сафува остался Борну. При Идрисе Алома (1571—1603) были восстановлены прежние границы государства, т. е. оно расширилось. Был покорен Аир. Во временную зависимость попал хаусанский город Кано. Войска Канема-Борну заняли оазис Кавар на пути к Фецца-ну, имевший немаловажное значение благодаря богатым залежам соли и соды.

Хроника и другие исторические источники изобилуют сообщениями о непрекращающихся восстаниях тубу и булала. Май Идрис и его преемники пытались подавить волнения, переселяя целые племена и принимая другие решительные меры.

В XVII в. царю Борну платило дань и Багирми, хотя в это же время Дарфур в правление мусульманской династии Кейта добился независимости. В последующие столетия государство Канем-Борну, как и многие его соседи, переживало упадок, отмеченный внутрифеодальными междоусобицами.

БЕНИН

Побережье Верхней Гвинеи, от Берега Слоновой Кости до устья Нигера населяли народы кру, эве, акан, йоруба, ибо, очень близкие друг к другу по языку и этническим особенностям.

Государство Бенин основал, очевидно, в середине

XII в. правитель Эвека, выходец из Ифе, религиозного центра йоруба. Территория Бенина соответствовала области расселения группы племен эдо, которых устные предания называют близкими родичами йоруба.

В более или менее самостоятельной роли Бенин выступает начиная с XII в., когда он выделился из союза городов-государств йоруба, но этому, несомненно, предшествовала борьба за власть между членами царских фамилий. Образование в Бенине государственных институтов повлекло за собой появление сложной системы титулов. В первой половине XIII в. Эведо ввел культ новых правителей, построил тюрьму, учредил много новых придворных должностей и упрочил свою власть по отношению к государственному совету. Его преемнику традиция приписывает строительство в XIII в. укрепленных стен вокруг Бенина и введение бронзового литья. Некоторые правители Бенина своими военными походами против соседних племен заслужили занесения в хроники. Так, к моменту появления на земле Бенина в конце XV в. первого португальского посла, оба (титул правителя) Озуола уже много лет воевал против эгба и заставил их платить дань. Над покоренными областями он ставил вождями и правителями своих сыновей.

Государственное устройство и все социально-экономические условия в Бенине свидетельствуют о наличии важных черт племенного строя. Это была, скорее, система управления свободными крестьянскими общинами в сельских местностях, сохранявшая почти без изменений многие элементы древней сельской организации (роль старост и совета старейшин, формы коллективного и индивидуального культа предков). Деревенская община как коллектив также осталась неприкосновенной. Каждый городской округ в союзе норуба имел своего отдельного вождя, т. е. правителя. Как и в случае с городами-государствами хауса, легенды устанавливают династическую связь между всеми государственными образованиями йоруба.

^ Начиная с XI в. Ойо (Старый Ойо, или Катунга,

* западу от Джеббы) считался политической столицей Резиденцией алафина, являвшегося общепризнан-Ь1М верховным правителем. Напротив, они из Ифе

выступал лишь как религиозный глава и хранитель священного меча. Он короновал алафина. Ислам только в XIX в. распространился в некоторых северных областях. До этого времени он не мог поколебать влияния древней традиционной религии йоруба — культа предков с поразительно богатым пантеоном. Правители, однако, были объектами истового религиозного поклонения. Города-государства йоруба очень часто враждовали между собой и подчиняли одно другому. Примером могут служить Эгба и Ифе.

Власть алафина или отдельных оба была ограничена. советом сановников. Эта служилая знать поддерживала тесный контакт с родовой аристократией через тайное религиозное общество. В то же время, правители Бенина и всех других государств йоруба жаловали своим приближенным, но без права передачи по наследству, титулы, привилегии и статьи дохода, пополняя таким образом правящую верхушку. Теоретически доступ к иерархической лестнице был открыт для всех и это надолго задержало образование широкого слоя наследственной знати. Доходы правящей верхушки состояли преимущественно из податей и трудовых повинностей свободных крестьян и таможенных сборов и налогов с внутренней и внешней торговли и ремесел.

В 1486 г. Аффонсу ’Авейру по приказу португальского короля предпринял торговую и исследовательскую экспедицию ко двору правителя Бенина — обы. Первые португальские путешественники описывали большие корабли, вмещавшие около 100 человек. Европейские купцы, которых манила торговля у побережий, с удивлением рассказывали о величине и красоте города, о богатстве его жителей, о впечатляющем придворном церемониале, о высоком развитии ремесел и искусства.

Анонимный автор 2-й половины XVI века, подписавшийся инициалами Д. Р., в своем «Описании королевства Бенин» дает представление об этом центре западноафриканской культуры: «Дома в этом городе стоят в большом порядке и построены один возле другого так же, как дома в Голландии. В домах, в которых живут важные люди, знать и другие, надо подниматься на две7три ступени. Они имеют спереди галерею, где можно укрыться в дождь. Каждое утро галерею подметают рабы».

Прославили Бенин на весь мир ценнейшие памятники искусства. Во дворце они в Ифе выявили большие коллекции и отдельные предметы из бронзы и латуни, а также прекрасные резные работы из слоновой кости. Стены дворца были украшены бронзовыми изображениями и рельефами знатных людей, военачальников, священнослужителей, богов и священных животных. Прекрасные бронзовые фигуры и головы членов царской фамилии, стилизованные изображения животных, в том числе змеи и петуха, выполненные из высококачественного литья, служили культовыми предметами и украшали так называемый алтарь предков во дворце правителя.

Придворное искусство синтезировалось в культе предков с творчеством деревенских мастеров, которые в сельских общинах объединялись в касты резчиков и литейщиков. Деревенские мастера работали чаще всего с деревом, глиной, терракотой т. е. с быстро разрушающимися материалами, тогда как при дворе по приказанию обы и его чиновников создавали изделия в основном из бронзы и слоновой кости. Высококвалифицированные придворные резчики и литейщики владели искусством особого литья методом потерянного воска и достигали в нем высокого мастерства. Бенин заимствовал технику бронзового литья у Ифе.

Необходимые для бронзового литья металлы, в том^числе медь, ввозили из очень отдаленных местностей, благо торговля с ними велась с глубокой древности. Добывали их, скорее всего, в копях Северной Африки, в Южной Сахаре и в Дарфуре. Выявленные к настоящему времени предметы искусства из Ифе и Бенина, особенно бронзовые по совершенству технического выполнения не только превосходят соответствующие произведения самого Судана, но и не уступают по тщательности художественной обработки и качеству литья произведениям мастеров европейского

Первые шаги к колониальному захвату Африки сделала Португалия, самая развитая морская держава XV века. Начало ее колониальной экспании в Африке обычно связывают с принцем Энрике, который вошел в историю под именем Генрих Мореплаватель. Уже В-Л415 г. португальские войска взяли штурмом Сеуту, напротив Гибралтара. Флот из 200 судов вышел из устья реки Тежу и высадил на территории Африки 45 тысяч человек. Португальцы оказались в стране, которая издавна вела торговлю с южными странами и получала оттуда золото, слоновую кость и рабов.

Многочисленные арабские и магрибские купцы регулярно посещали Судан, привозя оттуда редкие товары. От сеутских купцов, ведших широкую торговлю даже с Индией и долиной Нигера, Генрих Мореплаватель получил сведения о других крупных торговых городах по ту сторону великой пустыни. Открытие западноафриканского побережья усилило бы позиции Португалии в Северной Африке, где она постоянно соперничала с Испанией.

Редкие товары, главным образом золото, поступали в Европу, причем торговля давала купцам, занимающимся продажей этих товаров, громадные прибыли. Естественно, что захватив Сеуту, португальцы вознамерились взять в свои руки всю торговлю с. Суданом. Находившийся на португальской службе уроженец Чехии Валентин Фернандеш, хорошо знавший побережье Западной Африки от Сеуты до Сенегала, писал

0 причинах, побудивших Генриха Мореплавателя заняться поисками морского пути вдоль берегов Африки: «Инфант дон Энрико, сын короля дон Жуана

1 после завоевания Сеуты решил сразу же открыть этот берег, потому что он узнал, что мавры отправляются на поиски золота со стороны этой западной области Африки. Вот почему он многократно посылал людей, имевших большой опыт в этих делах».

Продвижение португальцев в Северной Африке очень быстро застопорилось, но они добились значительных успехов в Атлантике и на Гвинейском побережье. После нескольких неудачных попыток они захватили Азорские и Канарские острова, а с 1433 по

1460 г. по инициативе Генриха Мореплавателя исследовали все западноафриканское побережье и основали там опорные пункты для снабжения судов и их команд, а также торговые фактории.

На острове Арген, что к югу от Кап-Блана, португальцы построили свой первый форт. Отсюда они вели оживленную торговлю с мавританцами, а также с купцами, приехавшими из Западного Судана, обменивая ткани и металлические изделия на золото, меха, иногда и на рабов. В 1444—1447 гг. португальские суда достигли устья Сенегала. В сферу португальского влияния попали также низовья Гамбии, располо-

женный близ ее устья архипелаг Рио-Гранде и часть области Казаманс/ послужившей «началом» позднейшей Португальской Гвинеи.

Несомненно, золото было одной из наиболее важных причин, побуждавших португальцев энергично Действовать в Африке. Уже в 1441 г. в Португалию пришел из Африки первый караван судов с золотом а рабами. К этому времени слава о богатствах далекой Африки стала распространяться в Европе. С португальскими мореплавателями начали соперничать кастильцы. Тогда Португалия добилась от папы Николая V издания буллы от 8 января 1455 г., предоставлявшей Португалии все провинции, острова, гавани и т. д. от мыса Бохадор и Нан. Новый папа, Калликст III, 13 марта 1456 г. издал новую буллу, предоставившую все права на новые открытия в Африке ордену Иисуса, главой которого был Генрих Мореплаватель, что давало в руки португальцам могущественные средства борьбы против конкурентов. Так, например, один из капитанов, некий де Прад, задержанный португальскими кораблями в водах Африки с богатой добычей, был привезен в Португалию и сожжен как еретик, осмелившийся ослушаться папского эдикта.

Дальнейшим завоеваниям в Западной Африке, очевидно, помешала смерть Генриха Мореплавателя в 1460 г. и война за престолонаследие с кастильским королем. Лишь в 1479 г. после заключения мирного договора с Кастилией Португалия добилась монополии на «гвинейскую торговлю» к югу от Канарских островов. Теперь Испании оставалось искать пути в Индию только в западном направлении.

Португальские короли, не желая предпринимать дорогостоящей экспедиции в Африку, ввели практику сдачи на откуп прав на торговлю в Африке. В конце XV в. этими правами пользовалась богатая семья лиссабонских купцов Гомеш. Диего Гомеш, а позднее Фернандо Гомеш в течение нескольких десятилетий ' были неограниченными владыками'африканского побережья. Взамен они обязывались в течение пяти лет обследовать, кроме Гвинейского побережья, еще 100 миль приморской зоны Западной Африки. Так были открыты районы Гвинейского залива.

Король Жуан II (1481—1495), удовлетворяя все увеличивающиеся запросы португальской короны, купечества и части дворянства, поощрял продолжение колонизации Западной Африки и поисков легендарных залежей золота и морского пути в Индию. В 1482 г. он повелел построить крепость Сан-Жоржи-да-Мина (Эльмина в Гане), а впоследствии — еще несколько фортов на Золотом Береге.

Португальцы широко использовали опыт арабских мореплавателей Северной Африки, усовершенствовали карты и навигационные инструменты. Ознакомились они и с научными достижениями еврейских ученых и купцов острова Мальорки, хорошо знавших оазисы Сахары, через которые шла торговля золотом между Суданом и Европой.

Португальцы вывозили из Африки главным образом золото, перец и рабов. Золото вывозилось главным образом из Сао Иорге да Мина на Золотом Береге, который именно поэтому и получил от европейцев такое название. Устье Сенегала и Гамбии также считались богатым местом и отсюда вывозили большое количество золота. Перец вывозили из районов Сьер-ра-Леоне и Либерии. И поэтому на старинных картах этот берег назывался «Перечный берег». Этот перец по своему качеству намного уступал бенинскому и индийскому, и вскоре торговля им прекратилась. В 1484 г. португальцы проникли в государство Бенин и основали там, в устье Нигера, торговую факторию.

Особое значение в XVI — XVII вв. приобрела торговля рабами. Начался вывоз рабов сначала в Вест-Индию, затем в Южную Америку, потом во Флориду и Луизиану.

ГОСУДАРСТВО КОНГО

Историю государства Конго можно проследить начиная с XIV в., но особенно хорошо известен период после проникновения на его территорию португальцев, т. е. после XVI в. Это относится и к лежащим дальше на юго-восток царствам народов луба и лунда в верхнем течении Касаи.

Когда португальский мореплаватель Диего Као, первый европеец в этих места?:, в 1484 г. открыл устье Реки Конго, в этой стране уже давно существовало государство. Португальские корабли были встречены послами местного правителя, сообщившими о появлении кораблей в столицу государства Мбанна — Конго.

Во время второго плавания в 1485 г. три каравеллы Диего Као вошли по Конго в глубь страны. Немецкий астроном из Нюрнберга Мартин Бехайм сообщает в надписи на созданном им глобусе, что он Участвовал в этой экспедиции. Она же достигла и Тех приморских областей Анголы, которые впоследствии стали португальскими владениями: первое постоянное поселение было основано в Сан-Паулу-ди-Луанда только в 1576 г. Португальский король Жуан

II приказал своим мореплавателям устанавливать ^в ключевых пунктах африканского побережья каменные столбы с надписями. Надпись на колонне высотой 2,16 метра, воздвигнутой на мысе Агостиньо, гласит: «Года 6681-го от сотворения мира, года 1482-го от Рождества Господа нашего Иисуса Христа вельми благородный, вельми славный и могущественный государь Жуан II, король Португалии, повелел рыцарю своего дома Диего Као найти сию землю и установить сей столб».

Вскоре после второго путешествия Као португальцы посетили столицу. Диего Као удалось попасть ко дворцу маниконго (царю). Правитель восседал на богато украшенном троне из слоновой кости, его голову венчал головной убор, сплетенный из пальмовых листьев, через плечо висел отделанный серебром лошадиный хвост — символ царской власти, левую руку украшал браслет из слоновой кости. За первыми контактами последовали очень оживленные отношения в ближайшие несколько лет.

С 1489 г. происходил регулярный обмен посольствами между Португалией и двором маниконго. Король Португалии направлял в Конго не только миссионеров, но и ремесленников. В декабре 1490 г. из Лиссабона вышло несколько кораблей с плотниками, каменщиками и разным строительным оборудованием- Прибывшие строители превратили столицу Мбан-за (на севере современной Анголы) в город, состоявший из больших зданий. Были возведены церкви, и вслед за вождем приморской области Соньо маниконго и тысячи его подданных, совершив пышный ритуал, приняли католичество.

Вскоре состоялось торжественное крещение местного царя Нзинга Мбемба, принявшего имя Дон Альфонсо I. Быстрому принятию им христианства способствовало то обстоятельство, что в это время государство Конго подвергалось нападением племен мундек-вета, борьба с которыми велась в течение долгих лет. В этих условиях правители Конго охотно приняли предложение португальцев, так как крещение было одним из условий получения помощи.

При правителе Альфонсо I (1507—1543) миссионерам был открыт свободный доступ в столицу государства Конго, которая стала называться Сан-Сальвадор. Придворный этикет маниконго был перестроен по португальскому образцу. Управление государством реформировано по принципу португальских кодексов права. Место вождей и правителей заняли герцоги и маркизы, одевавшиеся по португальской моде. Благодаря этому мероприятию были не только учреждены новые служилые должности, но и укреплено внутреннее управление государством по территориальному принципу.

Сыновья конголезской знати обучались в Португалии. Сын Альфонсо I Энрике, долго живший в Португалии, был принят папой Римским и рукоположен в сан епископа Утики. В архивах Португалии хранятся относящиеся к этому периоду 22 письма Альфонса I королю Португалии Мануэлу, написанные различными секретарями на превосходном португальском языке. В них отразились мысли и действия правителя Конго, человека в известном смысле необычайно образованного для своего времени. Из писем видно, как он искал у европейских пришельцев помощи и поддержки в борьбе против сепаратизма отдельных княжеств, прежде всего своего южного соперника — Нголы из княжества Ндонго. Альфонсо I признавал военное и навигационное превосходство португальцев и пытался с помощью их огнестрельного оружия победить своих врагов.

Действительно, в начале XVI в. с помощью португальцев Альфонсо I победил многие племена, угрожавшие с нескольких сторон, в частности северные племена амбунду.

Около 1530 г. португальцы положили начало чрезвычайно выгодной работорговле, которую в XVII и XVIII вв. довели до апогея их могущественные соперники — голландцы, французы и англичане. Уже на первые свои суда, возвращавшиеся из Африки в Лиссабон, португальцы грузили рабов. Их перепродавали в другие европейские страны или же исполь-°вали для домашних услуг либо в качестве крестных на полевых работах, g Государство Конго и все побережье Анголы осо-енно привлекали работорговцев. На побережье и на дорогах, которые вели к государству Конго, были возведены окруженные толстыми стенами фактории, где торговые агенты «хранили» захваченных невольников до прибытия грузовых судов. В работорговлю были втянуты вассальные правители и племенная аристократия прибрежной полосы. Их превращало в послушные орудия работорговцев стремление любой ценой получить огнестрельное оружие и с его помощью добиться назависимости от центральной власти маниконго. Они сами доставляли чужеземным купцам своих соплеменников, являвшихся членами многочисленных деревенских общин и участвовали в их продаже.

Целые районы обезлюдели. Во многих местностях прекратилась традиционная африканская торговля. Социальные основы общества были подорваны. Децентрализация возрастала день ото дня. Государство Конго близилось к распаду. Поняв, что погубная политика работорговцев несет стране гибель, маниконго и часть аристократии попытались оказать ей сопротивление. В конце своего царствования король Альфонсо I запретил вывоз рабов, но ему не удалось воспрепятствовать ввозу в Конго европейских товаров и тем самым закрыть источник нелегальной работорговли. Он находился в плену иллюзий о равноправии с португальским королем, которому достаточно слово сказать, чтобы прекратить разбойничьи происки работорговцев.

В письме к Жуану III Альфонсо I жалуется на «чрезмерную свободу, которую предоставляют Ваши чиновники и агенты тем людям и купцам, которые получают разрешение являться в это королевство и здесь открывать торговлю товарами и многими вещами, которые нами запрещены. Мы не в состоянии измерить, сколь велик наносимый ими ущерб, ибо названные выше купцы каждый день захватывают наших подданных. Они берут их в плен, а затем продают. Испорченность и разнузданность купцов столь велики, что наша страна близка к тому, чтобы сильно обезлюдеть».

В заключение Альфонсо обратился к Жуану III с просьбой: «А потому мы просим Ваше Величество помочь нам в этих обстоятельствах и оказать нам поддержку тем, что Вы прикажете Вашим агентам не посылать сюда купцов и товары, ибо мы желаем, чтобы в этих королевствах (в Конго) ни работорговли, ни рынка рабов больше не было». «Королевский брат», разумеется, вовсе не был склонен выполнить эту просьбу.

Во второй половине XVI и начале XVII века участились набеги племень яга на восточные границы государства. В 1542 г. яга разрушили столицу Конго, но в 1546 г. их удалось изгнать. В 1565 г. в результате нового нападения племен яга король Конго потерпел поражение, но в 1574 г. он с помощью португальцев разбил захватчиков. С конца XVII в. имя яга исчезает.

Хотя государство Конго формально оставалось независимым, правящая династия и аристократия все больше запутывались в тенетах колониальной политики Португалии. Этому способствовала угроза военного нападения хорошо организованных племенных объединений с востока. На смену яга появляется новый враг с севера — цари Соньо. Так же, как и цари Конго, они старались получить помощь португальцев и в этих целях приняли христианство. В 1631 г. они захватили северные провинции Конго — Каконго и Нгойо. В 1636 и 1641 гг. они разбили войска царей Конго. Тогда царь Конго Антонио I, решив отказаться от помощи португальцев, издал в 1665 г. манифест об освобождении страны от португальцев, отказался от католичества и вновь обратился к религии предков.

Португальцы, опираясь на помощь местных князьков, боровшихся с царями Конго, собрали войско, состоявшее из 6 тысяч местных воинов и 400 португальцев, при которых было два орудия. 1 января 1666 г Антонио I потерпел поражение и был убит. Однако португальцам не удалось восстановить свою власть. Они вынуждены были покинуть страну.

В период расцвета Конго его границы доходили на востоке до реки Кванго, на юге до реки Кваза, на западе до океана, а на севере простирались севернее реки Конго. Вся эта территория была подвластна одному великому правителю — маниконго. Ко времени появления португальцев этот племенной союз, только вступавший в стадию государственности, занимал внушительную площадь и объединял ряд бунтуя-зычных племен. Согласно устной традиции, впервые преобладания над другими вождями добился в XIV в. вождь маленького племени Ньими-а-Лукени. Выдавая себя за высшего жреца и представителя круга предков на земле, он установил систему данничества и зависимости, которая обеспечивала привилегии ма-кинго и племенной аристократии народности баконго.

Государство было разделено на 6 провинций, которые в свою очередь делились на округа. Из сообщений, относящихся к более позднему периоду, следует, что в Конго совершался торжественный церемониал введения сановников и придворных во власть над провинциями и районами, с которых они взимали налоги. Права эти могли быть в любой момент отменены и вначале далеко не всегда передавались по наследству.

Все провинции были населены племенами баконго, родственными им басунди, майомбе и другими. Государственным языком был язык кишиконго. Основную часть населения составляли общинники. Знать носила название мфуму. Рабы составляли особую группу, это были главным образом военнопленные, но существовало и долговое рабство.

Основу экономики составляло земледелие. На долю женщин приходилась главная работа по возделыванию полей. Мужчины выполняли тяжелые работы по расчистке леею, полей и постройке хижин, а также специализировались на изготовлении циновок, сетей, корзин, на гончарстве и обработке железа. Кузнецы составляли особую группу. Они обрабатывали не только железо, но добывали и обрабатывали также золото и медь. На золотых и медных рудниках, находившихся в ведении царя, работали преимущественно рабы.

Был очень развит обмен. Существовали особые базарные дни, определенные единицы обмена, а именно: раковины каури и макута (ткань определенной длины), а также медные слитки особой фЬрмы, называемые ханда. В глубь страны шла соль, а вывозились слоновая кость, шкуры и плетеные изделия. С появлением европейцев главное значение приобрели рабы и слоновая кость.

В обязанности деревенских старост входило наблюдение за дорогами, по которым проходили караваны носильщиков. Они должны были строить хижины для путников, сооружать мосты из лиан и держать наготове лодки. Они также наблюдали за поступлением податей и обязаны были содержать царских послов.

Часть общинных земель выделялась старостам, и эти участки обрабатывались всеми общинниками. В общественном производстве рабы не играли особой роли. Они жили в семье хозяина, их называли мва-на — сыновьями и нередко женили на девушках из семьи хозяина. Однако за убийство раба наказания не полагалось.

ГОСУДАРСТВА АНГОЛА И МОНОМОТАПА

К югу от государства Конго в XVI в. существовало государство Ангола, которое одно время составляло часть южных провинций Конго. В 1565 г. после нашествия племен яга Ангола стала самостоятельным государством, но вскоре португальцы завоевали ее и объявили владением Португалии (1589).

На побережье Анголы купцов и агентов Португалии ожидали серебряные рудники и благоприятные условия для работорговли, а потребность в рабах с каждым годом возрастала. На побережье Анголы португальцы построили новые креностй и опорные пункты, например в 1576 г.— Сан-Паулу-ди-Луанда (Луанда), а в 1617- г.— Бенгелу, и отстояли их от посягательств голландцев. Эти береговые опорные пункты на территории Анголы начиная с XVII в. превратились в огромное хранилище рабов, откуда их переправляли в Бразилию. Первоначально районы побережья служили своего рода пожалованием португальским дворянам.

Пришельцы из Португалии непрестанно стремились использовать желание верховного вождя Ндонго избавиться от власти его северного соседа — государства Конго. Португальцы поддерживали в военных столкновениях то маниконго, то Нголу из Ндонго и ослабляли обоих. Они провозгласили свою власть над внутренними областями Анголы, но в то время это была лишь пустая формальность, ибо фактически они Прочно удерживали в своих руках только прибрежные Районы и изменить это положение не могли даже миссионеры, непрерывно наезжавшие ко двору правителя Ндонго. Точно так же португальцы были не в состоянии сломить сопротивление различных слоев населения Конго и Анголы. Африканцы нападали на иностранные фактории и миссионерские пункты, разрушали и сжигали их, перегораживали реки свайными сооружениями, чтобы не дать пройти купеческим судам.

В государстве Конго образовались центры сопротивления иностранным колонизатором. Такая борьба принймала различные формы: наряду с открытыми восстаниями, охватывавшими порой целые племена, и стихийными нападениями на опорные пункты работорговцев, освободительная борьба часто принимала религиозные формы и перерастала в протест против засилья иностранных миссий.

В конце XVI в. вспыхнуло восстание, которым руководил человек из знатного рода — Мбула Мата-ди. Оно было направлено против распространявшегося миссиями христианства и призывало возвратиться к традиционным религиозным верованиям.

В середине XVII в. под руководством энергичной правительницы по имени Анны Зинга-Мбанди-Нгела владычество португальцев было свергнуто. При ней же удалось нанести поражение племенам яга. В 1658

г. она расширила свои владения за счет южных районов Конго. Однако период расцвета этого государства был непродолжителен. Уже в 1671 г. португальцы вновь завладели Анголой.

К востоку от Анголы в долине реки Замбези находилось другое государство, известное по португальским источникам под названием Мономотапа. Сведения о богатстве его владык привлекали португальцев, которые пытались проникнуть в страну, но попытки их не увенчались успехом.

Многие португальские экспедиции в поисках залежей золота и руд во владениях легендарного правителя Мономотапы проникали в глубь страны. Явились португальцы и ко двору мвене мутапы. В 1552 г. миссионер Гонсалу да Силвейра попытался обратить его в христианство, но поплатился за это жизнью. Влияние португальцев на правителя возросло лишь после того, как они продвинулись по Замбези в глубь страны и воздвигли в Сене и Тете сильные военные и торговые опорные пункты. Это оказалось губительным для местной посреднической торговли.

Всего несколько дневных переходов отделяли Сену и Тете от столицы Мономотапы, которая в конце XV в. была перенесена дальше на север. Опасаясь, что португальцы могут окружить его владения и стремясь обезопасить себя от нападения с юга правившей в Зимбабве династии Чангамире, мвене мутапа за ничтожное вознаграждение предоставил свободный доступ в подвластные ему области португальским торговцам и эмиссарам. Но португальцев по-прежнему влекло в себе «африканское Эльдорадо» — золотые копи и железные рудники. В 1570 г. португальская экспедиция направилась из Сены на Замбези, к рудникам.

С начала XVII в. отношения между португальцами и государством Мономотапа обострялись. Гатси Русере (1596—1627), вынужденный все чаще прибегать к военной помощи португальцев в борьбе против враждебной династии Чангамире, в 1607-т. отдал поД власть португальцев все рудники, где добывались золото, медь и железная руда.

Зависимость правителя Мономотапы от португальцев возрастала. Мвене мутапа, воспользовавшись тем, что португальцы прекратили выплату какой бы то ни было компенсации, предпринял карательную экспедицию против колонистов. Однако сводная армия португальцев — к ней присоединились многие африканцы, недовольные мвене мутапой — разбила его войска. Правитель Мономотапы полностью лишился своей власти. Независимые вожди и провинции окончательно вышли из его подчинения. Государство распалось.

Центром португальских владений на восточном берегу Африки долгое время оставался Лоренцо-Маркес, основанный в 1545 г.

арабские султанаты восточного побережья

АФРИКИ

Наиболее крупным поселением на восточном берегу Африки был город Кильва Кисивани, т. е. «Кильва на острове». Здесь еще в конце X в. поселились выходцы из Шираза, прибывшие сюда с Али бен-Хаса-ном. В XII в. Кильва стала центром всех арабских поселений на восточном берегу Африки и султаны Кильвы владели Занзибаром, Мафией, Пембой, Момбасой, Аму и Пате. В 1500 и 1501 гг. португальцы Кабрал и Хуан де Нова высаживались в Кильве и вели переговоры с султаном. В 1502 г. во время своего второго путешествия Васко да Гама подчинил шейхов, правивших отдельными городами. Кильва стала столицей португальских владений и находилась в ведении вице-королей Индии. С 1505 г. столица была перенесена в Софалу.

Португальцам не сразу удалось подчинить все эти арабские поселения. Постоянные восстания отмечены на протяжении XVI — XVII вв. Весьма характерна история Юсуфа бен-Ахмеда, который, приняв крещение в Гоа, получил имя Иеронима и был назначен шейхом Момбасы. Войдя в доверие к португальцам, он в 1630 г. возглавил восстание. Захватил укрепленный монастырь и форт Жезу Момбасы и перебил португальцев.

Восстание 1631 года вошло в анналы истории Мо-басы. Подробное сообщение о нем оставил анонимный автор итальянской рукописи «Рассказ о восстании Иеронима Чингулия, короля Момбасы». Иероним в детстве воспитывался у священников и монахов Авгу-стинского ордена, и король Португалии поставил его над Момбасой.

Неизвестный автор так описывает события: «Во время визита к коменданту крепости король напал на него и завладел всеми ключами. После этогЪ свита короля сняла португальских часовых. Со стен крепости король подал сигнал к восстанию. Когда португальцы увидели, что лишились своего военного оплота — крепости, они с чадами и домочадцами, захватив все свои драгоценности, • продукты и оружие, бросились искать прибежища в августинском монастыре св. Антония».

Повстанцы арестовали всех португальцев, сожгли их дома и убили монахов-августинцев. Только тем, кто, подобно королю Момбасы, принял ислам, удалось сохранить жизнь и имущество. Обитель августинцев была подвергнута орудийному обстрелу и лишь немногим португальским священникам и купцам посчастливилось спастись на острове Пате, откуда они сообщили о случившемся вице-королю в Гоа.

Тот немедленно отправил карательную экспедицию — португальскую эскадру под командованием генерала де Мора. Она прибыла к Момбасе в янва-ре1632 г., но была встречена сильным артиллерийским огнем и не смогла высадить десант. Начинался период муссонов, путь в Индию был для португальцев закрыт, и они отступили к Занзибару. Три коробля остались в Пате, чтобы держать Момбасу под контролем. Когда год спустя португальские суда снова подошли к Момбасе, они обнаружили, что Форт Жезу, да и весь город полностью уничтожены. Правитель Момбасы с огромной дружиной, все население со своим имуществом отступили в глубь страны и увели туда артиллерию. Отсюда повелитель Момбасы до 1637 г. предпринимал набеги на португальцев. Помощь и поддержку он нашел на севере — у турок. В 1634 г. португальцы снова возвели дорогостоящие оборонительные сооружения. Фундамент новой португальской крепости закладывали колонисты Пате и Занзибара.

Несмотря на репрессии и разрушения, города восточноафриканского побережья в XVI—XVII вв. оставались центрами развития суахилийской культуры. С середины XVII в. они обратились к поискам нового военного союзника, который вскоре появился, но отнюдь не принес им долгожданной независимости. Это был имам Маската-Омана. С 1652 по 1698 г. имам Султан ибн Сайф покорил все города к северу от Мозамбика и поставил над ними своих наместников.

На восточном побережье Африки у португальцев появился новый соперник. С этого времени начинаются бесконечные войны, приведшие к изгнанию португальцев в первой трети XVIII века.

Берега Восточной Африки еще до появления португальцев неоднократно посещали наряду с арабами и персами индийские и китайские корабли. В китайских источниках уже в 1060 г. упоминается о городе Ma-Лин (нынешний Малинди) на восточном берегу Африки. В начале XIII в. упоминается Занаибар. Монеты Сунской династии были найдены в Занаибаре и Могадишо. В надписи, датированной 1431—1432 гг., упоминается о посещении китайскими кораблями в начале XV в. многих городов восточного берега Африки. В китайских источниках встречается также описание Могадишо, из которых мы узнает, что купцы этого города вели морскую торговлю с далекими странами.

ГЛАВА 3

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ


С

Торговые связи стран Средиземноморья, установившиеся еще со времен крестовых походов» приобрели к концу средневековья постоянный характер. Различные восточные товары: пряности (перец, корица, гвоздика, мускатные орехи и т. д.), сахар, ювелирные, парфюмерные товары, ткани и т. п.— все чаще входили в употребление высших и средних классов Западной Европы. Купечество южноитальянских, южнофранцузских и восточноиспанских (каталонских) городов сколачивало на торговле с Востоком крупнейшие состояния.

Индия, Китай, Япония считались странами, богатыми золотом и драгоценными камнями. Воображение европейских искателей наживы поражали рассказы путешественников о сказочных богатствах_зэтх Далеких стран; особенно популярными был^заяискн> венецианского купца Марко Поло, побывавшего в

XIII в. в Китае и во многих другтГстраНахТЗостока.

о своих записках Марко Поло сообщил такие фантастические сведения о неизвестной европейцам Японии «Золота, скажу вам, у них великое обилие; Чрезвычайно много его тут, и не вывозят его отсюда... Сказать по. правде, дворец здесь большой и крыт

чистым золотом, так же точно, как и у нас свинцом крыты дома и церкви... Еще скажу вам, что полы в покоях,— а их тут много,— покрыты также чистым золотом пальца в два в толщину; и все во дворце — и залы и окна — покрыто золотыми украшениями... Жемчуга тут обилие, он- розовый и очень красив, круглый, крупный...».

Но во второй половине XV в. средиземноморская торговля стала переживать ос.тоый кризис Рял ппи-% чин и раньшб"тормозил развитие. Обилие посредни-> ков — арабы, византийцы, итальянцы — чрезвыйно удорожало стоимость восточных товаров. Купцам западных и северо-западных европейских стран отдаленные восточные рынки были совершенно недоступ-ны. Завоевание турками Ближнего Востока оконча-) тельно ухудшило положение средиземноморской тор-х говли. Набеги турецких пиратов, всякого рода поборы ) с торговых судов, караванов и рынков делали торговлю с восточной частью Средиземного моря опасной, менее регулярной и менее выгодной.

Единственныйдутд Индию, остававщайся.еще не захвачещшм.хуркамвц-был^нутьчерез Египет и Крас-ноё'море. Но этох аут-былннвяжхгшго монополизирован арабами. Даже венецианцы могли проникать на Воеток лйшь только до Александрии, где их встречали с пряностями арабские купцы.

Мысль надхи довый- морисой-ауть-в-Индию^ в обход арабов и турецких владений начала все более занимать купцов и моряков различных стран Западной ЕвропыГ............‘

Европейцев в XV в. привлекали богатства не только Азии, но и Африки. В это время страны Южной Европы через Средиземное море вели торговлю со странами Северной Африки, главным образом с Египтом и с развитыми государствами Магриба: Марокко, Алжиром и Тунисом. Однако до конца XV в. большая часть африканского континента была неизвестна европейцам; не было прямых связей Европы с Западным Суданом, изолированным от стран Средиземноморья труднопроходимой пустыней Сахарой и неизвестной европейцам частью Атлантического океана.

В то же время города побережья Северной Африки торговали с племенами внутренних областей Судана и Тропической Африки, у которых выменивались слоновая кость и рабы. По караванным путям через Сахару золото, рабы и другие товары из Западного Судана и с гвинейского побережья доставлялись в города Магриба и попадали в руки европейцев, возбуждая у них стремление добраться морем до этих неведомых богатых областей Африки.

К поискам сказочной Индии побуждала европейцев и другая причина. Развивающееся торговое хозяйство в Европе требовало большего количества драгоценных металлов. Золото и серебро становилось все более необходимыми в хозяйственных целях для феодалов и растущей буржуазии Европы. Между тем добыча драгоценных металлов в Западной Европе прогрессировала слабо. Торговля с Востоком создавала добавочные затруднения с золотом и серебром.

В обмен на дорогие экзотические товары Востока Европа могла дать продукты сельского и лесного хозяйства, медь, олово, сукно и другие изделия, ценившиеся намного дешевле по сравнению с товарами Востока и поэтому не покрывавшие стоимости покупаемого на Востоке: Таким образом, европейцам приходись ежегодно доплачивать известные суммы драгоценными металлами, в результате чего вместо притока золота и серебра в Европу получался отлив их из Европы в восточные страны.

«Проблема золота», таким образом, превращалась в острую экономическую проблему, требовавшую также быстрейшего разрешения. Разыскивая новый морской путь в Индию, европейцы одновременно лихорадочно искали золота. Таким образом, в Западной Европе в XV в. возникла необходимость поисков новых морских путей из Европы в Африку, Индию и Восточную Азию.

Но далекие и опасные морские путешествия, предпринятые с КОЯЦа~ХУ~в. с целью открытия новых путей в Африку и на Восток й для завоевания новых стран, стали возможны потому, чта-к'зхому времени вследствие развития производительных сил были вве-

вания и военного дела. Прежде всего, были усовершенствованы суда, на которых теперь можно было плавать и в открытом океане. В этом отношении про- ' извели настоящую революцию в навигации норманны, которые еще в X в. ввели парусные суда с килем.

Такие суда постепенно получили распространение во всех странах и вытеснили многоярусные грубные гре--ческие и римские. '

/~ В течение XV в. португальцы создали новый быстроходный и легкий парусник, годный для дальних

I плаваний,— каравеллу, которая имела три мачты и была оснащена большим количеством прямых и ко-; сых парусов, благодаря чему она могла двигаться \и при неблагоприятном направлении ветра. Она име-йа очень вместительный трк>м, что позволяло совершать большие морские переходы.

Португальцы использовали все достижения современной науки для того, чтобы сделать путешествия , наиболее безопасными и плодотворными. Были улучшены ^фмпас и морские карты — партуланы; в Порту-~ галии была усовершенствована заимствованная у арабов астролябия — угломерный инструмент, при помощи которого вычислялись положения светил и широта; в конце XV в. были изданы таблицы движе-. ния планет, облегчавшие вычисление широты-в море.

1 Важное значение имело усовершенствование огне-^стрельного оружия.

В средние века греческий ученый Птолемей был высшим географическим авторитетом для подавляющего числа ученых. В его «Географии» отражены представления об едином мировом океане. Птолемей не знает и не хочет знать океана к северу и востоку от Азии, океана к югу от Эфиопии. На карте мира, по Птолемею (т. е. по реконструкциям, составленным в XV — XX вв.), Азия распространяется бесконечно далеко к северу и северо-востоку, а Африка — к югу; на крайнем юге юго-восточная Азия соединяется гипотетической сушей с восточной Африкой, и Индийский океа[н превращается в замкнутое со всех сторон гигантское озеро. Таким образом, попасть из Атлантического океана в Индийский и морским путем достигнуть берегов Восточной Азии якобы невозможно.

Такие воззрения авторитетного ученого являлись серьезным препятствием для организации морских путешествий.

Птолемей отвергал учение о движении Земли и считал, что Земля стоит неподвижно в центре вселенной.

По господствовавшим в средние века воззрениям,

заимствованным у античных авторов, Земля делилась на пять климатических поясов, причем считалось, что жизнь возможна только в двух умеренных поясах, у обоих полюсов находятся совершенно безжизненные области вечного холода, а у экватора — пояс страшной жары, ГПР кипит мпр^иггпряиуг -

й люди на них.__. S

Развитие культуры Возрождения в Европе, а также новейшие научные предположения создали атмосферу, в которой средневековые догмы стали все больше подвергаться сомнению. Еще в XIII в. Марко Поло и другие путешественники доказали, что в действительности восточный берег Азии не простирается бесконечно на восток, как думал Птолемей, а омывается морем. В Европе стали высказывать мысль о возможности достигнуть морским путем восточного побережья Азии, плывя из Европы на запад, через Атлантический океан. В 1410 г. французский епископ Пиер д’Альи написал книгу «Картина мира», в которой он приводил высказывания античных и средневековых ученых о шарообразности земли и утверждал, что расстояние от берегов Испании до Индии через океан невелико и может быть пройдено при попутном ветре в несколько дней.

В конце XV в. мысль о возможности западного пути в Индию особенно горячо пропагандировал флорентийский врач и космограф Паоло Тосканелли. Он изобразил на карте Атлантический океан, омывающий на востоке Европу, а на западе — Японию, Китай и Индию, и таким образом пытался показать, что западный путь из Европы на Восток — самый короткий. «Я знаю,— писал он,— что существование такого пути может быть доказано на том основании, что Земля — шар...».

Нюрнбергский купец и астроном Мартан Бегайм поднес в дар своему родному городу сделанный им первый глобус с характерной надписью: «Да будет ведомо, что на данной фигуре вымерен весь свет, дабы никто не сомневался, насколько мир прост, и что повсюду можно проехать на кораблях или пройти, как здесь изображено...».

В поисках пути в Индию оказались наиболее заинтересованными не итальянские купцы, которым средиземноморская торговля все-таки продолжала

давать большие прибыли ввиду их монопольного положения на Средиземном море, а купцы и связанные с ними феодалы других стран Западной Европы, лежащих в непосредственном соседстве с Атлантическим океаном. Этими странами были в первую очередь Португалия и Испания.

МОРЕПЛАВАНИЕ И МОРСКАЯ ГЕОГРАФИЯ У НАРОДОВ АЗИИ В СРЕДНИЕ ВЕКА

Народы Азии — индийцы, китайцы, малайцы и арабы — задолго до появления европейцев в Индийском океане открыли и освоили южноазиатский морской путь, связывавший между собой страны древнейшей культуры на Востоке, от Красного моря и Персидского залива до Южно-Китайского моря.

Арабы завоевали первенство в торговле и мореплавании во всем Красном море, Персидском заливе и зацадной части Индийского океана. Они взяли в свои руки Аден, остров Сокотра и несколько других городов на побережье Африки. Самым южным арабским пунктом в Африке стал Мозамбик.

Арабские купцы совершали плавание в Индию, на Цейлон, Яву и в Китай, являясь посредником в торговле Южной Азии с Европой. В этих странах они создавали свои торговые фактории. Таким образом арабы заняли ключевые позиции на великих торговых путях в восточной части Индийского океана и стали полными господами в его западной части. В середине VIII в. они открыли Коморские острова и прочно заняли их. Не позднее IX в. они открыли Мадагаскар и завязали торговые отношения с местным малайским населением.

Арабские средневековые суда строились из стволов кокосовой пальмы и сшивались крепкими веревками, а не сбивались, так как железо арабами не использовалось в судостроении. Легкие плоскодонные арабские суда поэтому не годились для дальних плаваний. В одной из гаваней арабские купцы перегружали свои товары на китайские джонки или на большие китайские купеческие корабли.

Расцветали города побережья Индии, через которые проходил поток товаров, перевозимых по морским путям Азии. Индийские моряки умело пользовались муссонами — сезонными ветрами в Южных морях. Китайскими, индийскими и малайскими купцами и моряками были проложены маршруты в восточной части Индийского океана, а также в Южно-Китайском и Яванском морях. Они установили между собой прочные торговые связи. Еще в начале V в. китайский паломник Фа Сянь совершил путешествие от бенгальского побережья до Шаньдуна, посетив по дороге Цейлон, Суматру и Яву. С того времени подобные путешествия совершались регулярно.

Китай, превратившийся в могучую морскую державу, держал первенство в морской торговле Юго-Восточной Азии. Некоторые портовые города Китая становятся центрами торговли мирового значения. К примеру, Кантон в начале XIV в., по словам одного европейского путешественника, был равен трем Вене-циям. Широко были известны и пользовались спросом шелка, фарфор, художественные изделия Китая. Китайцы ввозили в свою страну хлопчатобумажные ткани, пряности, стекло и другие товары.

Китайские суда строились более усовершенствованными и становились все мощнее и крупнее. Они имели несколько палуб, множество помещений для команды и купцов. На случай встречи с пиратами экипаж набирался до 1000 моряков и солдат. Китайские корабли были снабжены огнеметами, выбрасывающими горящую' нефть, уже тогда добывавшуюся в некоторых азиатских странах (например, на Суматре). Паруса делались из тростниковых циновок, закрепляемых на подвижных реях, что позволяло маневрировать.

От Ормузского пролива китайские суда шли вдоль северного берега Аравийского моря к Индии, а затем вдоль Малабарского берега к Цейлону. Оттуда они поворачивали на северо-восток и продвигались вдоль Коромандельского (восточного) берега полуострова Индостан.

Китайские моряки знали географическую карту еЩе до нашей эры. Свойства магнита китайцы изучили еще в древности, и с конца Х1в. на кораблях появляется компас — <югоуказывающая игла». Многовековая практика азиатских мореходов позволяла иметь представление о морских течениях, мелях и тайфунах в Южных морях. Обширная географическая литература содержала описания заморских стран с подробными сведениями о товарах, которые вывозил из них Китай.

В 1405 г. начались крупнейшие военно-морские экспедиции Китая в Индийский океан. В это время китайский флот в составе от 60 до 100 различных кораблей совершает 7 плаваний на запад, посещая Индокитай, Яву, Цейлон, Ормуз в Аравии и другие пункты, служившие торговыми партнерами Минской империи. В 1418 г. китайские корабли достигают побережья Африки. Возглавлял все эти экспедиции великий китайский мореплаватель Чжэн Хэ. Его экспедиции не только укрепили влияние Китая в Южной Азии, но и расширили географические познания китайцев. Участники экспедиций изучили, описали и картографировали посещенные ими земли и воды.

Города Явы и Суматры, а также Малакка являлись в XIV — XV вв. крупнейшими центрами торговли, мореплаваний и географической науки на Востоке. Карты, составленные малайцами, высоко ценились в портах Азии за точность и обстоятельность содержащейся в них информации.

Арабские города восточноафриканского побережья — Кильва, Момбаса, Малинди,- Софала и другие — вели оживленную торговлю со всеми странами Азии. Арабские моряки прекрасно знали морские пути от Стран Красного моря до Дальнего Востока. «Арабские лоцманы имеют компасы для'направления судов, инструкции для наблюдения и морские карты»,— писал Васко да Гама. Арабами так же была создана специальная литература по мореходству, которая включала описание маршрутов, лоции, морские справочники, которые обобщали важнейшие достижения в области судоходства и навигации за много веков.

Одним из великих арабских географов является Ибн-Баттута, родившийся в Танжере в начале XIV в. Он был так же и одним из величайших путешественников. Все путешествия его относятся к 1324— 1354 гг. Поражает размах его странствий: от северо-западного угла Африки он дошел до Египта, а затем вверх по течению Нила до его порогов. Морем достиг

Занзибара у восточного берега Африки и дошел до Килоа (у Мозамбикского пролива). Это был последний предел, до которого доходили арабские путешественники.

Ахмед ибн Маджид являлся одним из наиболее опытных и прославленных арабских лоцманов в западной части Индийского океана во второй половине

XV в. Крупнейшим из его сочинений по морскому делу была «Книга полезных данных об основах морской науки и ее правилах». Ибн Маджид особенно хорошо знал морские пути между Африкой и Мала-барским побережьем Индии.

ОТКРЫТИЕ МОРСКОГО ПУТИ ИЗ ЕВРОПЫ в ИНДИЮ И НА ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Странами, которые являлись наиболее заинтересованными в поисках торгового пути в Индию, были ' в первую очередь Португалия и Испания. J

С окончанием реконкисты большое количество мелкопоместных дворян — идальго — остались без дела, т. к. война была единственным их занятием. Идея разбогатеть в Африке или в восточных странах представлялась этим рыцарям, оставшимся без дела и без денег, особенно увлекательной. Те качества, которые выработались у них в ходе войны, а именно: любовь к приключениям, легкая военная добыча и , слава, оказались наиболее полезными именно в деле_| открытия и завоевания неизвестных стран и земель. Именно из этой среды небогатых дворян вышли море- ^ плаватели, завоеватели, колонистьГ. Богатые горожа-не Португалии и Испании ссужали деньги на морские экспедиции. Католическое, духовенсхвсх-освящало религиозным знамением завоевательные экспедиции, конкистадоров. Королевская власть Португалии и Испании была также заинтересована в открытии новых стран и торговых путей. В обладании колониями и важнейшими торговыми путями короли видели выход из денежных затруднений.

Торговля по Средиземному морю уже ранее была захвачена итальянскими городами-республиками, а торговля по Северному и Балтийскому морям — союзом немецких городов. Именно поэтому экспансия Португалии и Испании была возможна только в сто-рон^АыЗ^тичвскому океана.

<ФГТ415^ португальцы захватывают марокканский nopT^Geyt^T расположенный у самого выхода из Гибралтарского пролива в Средиземное море. Это является первым шагом завоевания в Африке и началом

КОЛОН^ЗаТОрСКОИ политики, .держздтл. В экспедиции

11рШЙШл участиедв^ португальский

прМгГТШрШГ^Щш^ в историю как

Генрих Мореплаватель. _После этого португальцы продвйг^^ западного побережья Аф

рики к Западному Судану. Они же стремятся проникнуть далее на юг от Сеуты. Сильные арабские государства в Северо-Западной Африке не позволяют португальцам осуществить экспансию на Восток, вдоль средиземноморского побережья Африки.

На юго-западном берегу Португалии в Сагрише у мыса Сан-Висенти были построены обсерватория и верфи для строительства кораблей, а также основана мореходная школа, где моряки проходили обучение морскому делу. Так как португальские моряки не умели пояьзсшазъся^мюрскими картами, а тем более составлять их, Генрих пригласил^в качестве учителя известного каталонского картографа Фереру. Там же разрабатывались планы новых экспедиций.и вычерчивались морские карты. Средства на подготовку путешествий принц Энрико черпал из доходов возглавляемого им ордена Иисуса, а также получал их путем организации ряда торговых компаний на паях у богатых дворян и купцов.

Однако с самого начала Генрих Мореплаватель столкнулся со многими трудностями. Прежде всего трудно было найхи смельчаков, которые рискнули бы отПрв^тьс^ в^шоре мрака», как тогда называли не-известную НвропёщаЖ южную часть Атлантического океана. ПоложеШ^^ того, как на

з5пЭде португальцы овладели Азорскими островами, а в 1434 г. Жил Эанниш обогнул мыс Бохадор, южнее которого жизнь считалась в средние века невозможной. После этого предпринимается ряд экспедиций в южную часть Атлантического океана.

В середине 40-х годов португальцы .обогнули Зеленый Мыс и достигли побережья между реками Сенега л и Гамбия. Путешественники проникают в глубь материка. В Западную Африку начали регулярно отправляться корабли португальцев для ловли невольников и приобретения золотого песка, слоновой кости и пряностей. В 60-х — 70-х годах португальские моряки достигают побережья Гвинейского залива и цёресекают экватор. Они вывозят большое количество золота, перца, слоновой кости, рабов, и на картах Африки появляются новые характерные названия: «Перечный берег», «Берег слоновой кости», «Невольничий берег», «Золотой берег». —

В начале 80-х годов Диего Као совершает путешествие на Золотой берег, проникает в устье Конго и ставит столб, который явился знаком присоединения земли к владениям короля Португалии.

Бартоломеу Диас в 1487 г. достигает мыса Доброй Надежды и выходит в Индийский океан. Однако он не ' достигает желанных берегов Индии из-за несогласия команды продолжить путешествие. Все же его путешествие явилось большим шагом к открытию мопско-го пути в Индию; Бартоломеу Диас утверждал, что от Южн5й'~Хфрики можно морем дойти до берегов Индии.

Португальский король посылает новую экспедицию во главе с Педро Ковельяно в 1487 г. на поиски кратчайшего пути в Индию через страны Северной Африки. В своем донесении королю путешественник сообщал, что португальские каравеллы, «которые ведут торговлю в Гвинее, плавая от одной страны к другой курсом на этот остров (Мадагаскар) и Софалу, могут легко пройти в эти восточные моря и подойти к Каликуту, ибо здесь всюду находится море».

• Васко да Гама (ему было тогда 28 лет) возглавил следующую экспедицию на поиски морского пути в Индию. Летом 1497-х. 4 корабля под его командовани-ем вышли из Лиссабона И, обогнув Африку, прошли вдоль ее восточного побережья до Малинди — богатого арабского города. Португальцы заключили союз с султаном этого городаТТШгОрый позволил им взять в качестве лоцмана знаменитого Ахмеда ибн Маджи-Да- Под его руководством'и быЛа" завершена экспедиция к берегам Индии. Корабли Васко да Гамы подо-~7ли к Каликуту 20 мая 1498 г. С разрешения местно-° правителя они приступили к скупке пряностей.

Однако арабские купцы увидевшие угрозу своей монополии, начали настраивать правителя и население против португальцев, которым пришлось спешно покинуть город и направиться обратно.

Португальские корабли с грузом пряностей вернулись в Лиссабон из Индии, что было торжественно отпраздновано. Морской путь в Индию был найден.

Открытие для европейцев морского пути в Индию было одним из самых замечательных событий в истории мировой торговли. С этого момента и до пропытия Суэцкого канала (1869) основная торговля Европы со странами, лежащими у Индийского океана, и с Кита-ем шла. не д^Шез' СггедиЗёмное море Га через Атланти-ческий^кеа^нь-мш>ш„мыса До5рой Надежды. ПоЬтуга-лия же, державшая в своих руках «ключ к восточному мореходству», <-.тяля"~ирличяйпт^й морской державой. Она начала контролировать всю морскую торговлю Ю^кной и "Восточной А.чии,

Португальцам пришлось вести борьбу с арабской торговлей и судоходством в Индийском океане. Португальские суда грабили и топили суда арабских купцов и, возвращаясь в Лиссабон, оставляли в индийских водах постоянную военную эскадру, чтобы не дать судам, курсировавшим между Египтом и Индией, нарушить устанавливавшуюся' монополию. Был установлен контроль над морскими путями, соединяющими Красное море и Южную Азию. На захваченных португальцами землях создавались крепости, обеспечивающие им монопольный контроль в Индийском океане. Захваченные земли и города становятся оплотом дальнейшей экспансии Португалии в Азию.

Португальцы овладевают главными торговыми портами Индии, Малакки. С взятием Малакки португальцы перерезали главный путь, связывающий страны Передней Азии с основным поставщиком пряностей — Молуккскими островами. Через несколько лет португальцы захватывают эти острова и завязывают морскую торговлю с Южным Китаем. Позднее они достигают берегов Японии и в 1542 г. основывают там первую европейскую факторию.

Португалия становится огромной колониальной империей. Ее владения простираются от Гибралтара до Малаккского пролива, ее влиянию подчиняются также крупные города Восточной Африки.

Таким образом был открыт важнейший в истории человечества морской путь, связавший Европу с Азией.

ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ И ИСПАНСКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ

До 1492 г. испанское дворянство еще было занято войной с «неверными» маврами. Завоевание Гранады положило конец этой почти беспрерывной войне в самой Испании, войне, которая стала ремеслом для тысяч мелкопоместных дворян. Теперь они были без дела и стали еще более опасными для католической монархии, чем в последние годы реконкисты, когда королям в союзе с испанскими городами пришлось вести упорную борьбу против разбойничьих дворянских шаек. Необходимо было найти выход для накопляющейся энергии испанского дворянства. Этим выходом, приемлемым для королей и для дворянства, была заокеанская экспедиция, проект которой уже много лет предлагал Колумб.

Таким образом, конец реконкисты совпадает с началом путешествий через Атлантический океан с целью открыть западный путь в Индию и Восточную Азию. Возглавил это путешествие Христофор Колумб. О его рождении и ранних годах жизни имеются очень скудные и противоречивые данные. Сам_Ко-лумб называл себя генуэзцем^-тем не менее в разное время более 20 городов претендовали на честь быть родиной путешественника.

Христофор Колумб уже давно вынашивал проект открытия кратчайшего пути из Европы ]&Азию через Атлантический океан. Он исходил из учбния о шаро-образности Земли, однако сильно преуменьшал протяженность западного пути в Азию. Он выставил_свой проект экспедиций, но «совет математиков» в Лиссабоне отверг его предложения как фантастические, р-олумб уехал в Испанию,.где проект открытия hobo-о. неизвестного португальцам пути в Азию заинтере-овал короля и королеву — Фердинанда и Изабеллу, с “ОД началом Колумба находилось три каравеллы, ам же он назначался «адмиралом и вице-королем ех земель, которые он откроет в этих морях-океанах», с правом удерживать в свою пользу десятую часть всех доходов от них.

Из. испанского порта Палоса 3 августа 1492 г. от правилась экс1Гез|идасКолумба и через 69 дней достигла Сан-Сальвадора — одного из островов Багамской группы, расположенного у побережья нового, неизвестного европейцам материка. Именно этот

Колумб привез в Испанию счастливую весть об открытых им на западе землях, которые он считал Индией или Китаем и Японией. Он привез немногс золота и несколько «краснокожих», которых с тоге времени стали называть индейцами. Он привез странные растения и перья диковинных птиц.

Чтобы сохранить за собой монополию открытия, генуэзец якобы на обратном пути вносил неверные данные в корабельный журнал. Ему приписывают такое признание: «Я постоянно с умыслом преувеличивал пройденный нами за день путь, чтобы ввести кормчих и матросов в заблуждение и сохранить за собой ключ к западному мореходству. И это удалось вполне „так что никто, кроме меня, не может отыскать обратный путь в Индию».

Всего Колумб совершил 4 экспедиции в Америку, во время которых он. Х1ткрь1л «-«€€-ледавал Кубу, Эспаньолу (Гаити), Ямайку и дшгшиосикжа Кариб-ского моря, восточное"побережье Центральной Америки и берег Венесуэлы в северной части Южной Америки.

ке становится пбсТоянная колония. „основанная на острове Эспаньола.

^ Колумб до конца своей жизни не_поняд,„ что открыл новый, невёд6мый“материк. Он уверял всех, что достиг берегов Юго-Востоншж-Даии. Он называл открытые им земли «Индиямщ?» а ихжителей — «индей-дщми». Даже во время своего последнего путешествия он сообщил в Испанию, что Куба — это Южный Китай, а побережье Центральной Америки — часть Малаккского полуострова.

В Португалии вызвало большую тревогу известие об открытии Колумба. Португальцы считали, что испанцы нарушили их право, подтвержденное папой римским, на прадавладеть всеми землями к югу и востоку от мыса Бохадор. Два «христианнейших» государя — кастильская—кор(Тлепа и португальский король — 6тстаивада_£в<ж-ирава на Индию: Кастилия опиралась на лраво-нервого открытия, Португалия — , на папские -решения. За разрешением этого спора / Испания обратилась к папе.

Папой тогда бьш Александр VI Ворджиа, им и был произведен в 1493 г. первый «раздел мира». Папа Римский благословил захват Испанией всех открытых дЛУмбом земель. Спор между Испанией и Португалок*1 РазРешился следующим образом: Испании пре-ми ТаВЛЯЛОСЬ пРаво владеть землями, расположенны-

к западу от линии, проходящей по Атлантическому еанУ в 1ро лигах (примерно 600 км) западнее остро-

bob Зеленого Мыса. Разграничительная линия между колониальными владениями обоих государств была установлена в 370 лигах западнее вышеуказанных островов, согласно договора, заключенного в городе Тордесильясе в 1494 г.

Однако открытия Колумба не принесли того баснословного богатства, на которое рассчитывала Испания. Колумба обвинили в обмане. Испанские короли лишили его права производить открытия в западном направлении и той доли доходов, получаемых с открытых им земель, которая была ему определена. Колумб лишился имущества, которое пошло на покрытие долгов его кредиторам. Всеми покинутый, он умер в 1506 г.

В 1495 г. королем и королевой был издан указ, разрешающий всем желающим из кастильских подданных переселяться в новые земли, если они будут вносить в королевскую казну две трети добытого золота; правительство же обязывалось только снабдить переселенцев съестными припасами на год. Тем же указом разрешалось любому предпринимателю снаряжать корабли для новых открытий на западе и для добычи золота.

В поисках золота и рабов другие испанцы продолжали совершать экспедиции к берегам Америки.

g 1499—1504 гг. итальянский ученый Америго Вес-пуччи принимал участие в исследовании берегов Нового Света (он первым так назвал открытый материк). Его именем и названа открытая Колумбом часть света. ---

В 1508 г. два испанских дворянина получили патенты на соединение колоний на американском материке. Так началась испанская колонизация Панамского перешейка. В 1513 г. Васко Нуньес Бальбоа пересек Панамский перешеек и вышел к берегам Тихого океана, который он назвал «Южным морем». Постепенно испанцы открывают Юкатан и Мексику. Были предприняты попытки найти проя«в, соединяю-щий Атлантиаеский океан & Тик-им^« завершить дело, начатое Колумбом — достигнуть, западоым~путем берегов Восточной Азии. В Европе некоторые географы были настолько увереЕш'1в*с5Ществовании этого пролива, что заргГнее наносили его на карты.

Фернандо Магеллан,' проживавший в Испании, предложил новый план экспедиции с целью поисков юго-западного прохода в Тихий океан и достижения Азии западным путем. В Мадриде заинтересовались^, проектом Магеллана. Членам «Совета по делам Индии» понравилось утверждение, что Молуккские острова должны принадлежать Испании и что кратчайший путь к ним проходит через юго-западный пролив в Южное море, которым владела Испания. По договору, заключенному Магелланом с испанским королем Карлом I, он получил 5 кораблей и необходимые средства. 20 сентября 1519 г. эти суда Магеллана вышли из Сан-Лукара.

Путешествие продолжалось.3.хода, в течение которого Магеллан нашел юго-западный пролив, названный позднее его именёмТ'Зтот пролив находился го-'/ Раздо южнее, чем указывалось на картах, которым верил Магеллан. Экспедиция, пройдя пролив, направилась к берегам Азии. «Южное море» Магеллан назвал Тихим океаном. Более трех месяцев плыла Флотилия по открытому океану и только весной а * г- достигла островов у восточного побережья вм®1’ позже названных Филиппинскими. Магеллан Уб ШоЛся в распрю .двух местных правителей и был ^„Ит 27 апреля в стычке с жителями одного из этих тРовов. Из всего экипажа экспедиции Магеллана,

насчитывавшей 265 человек, на родину вернулось только 18. Руководил оставшимся кораблем «Виктория» д’Элькано, под начальством которого и завершилось это длительное плавание.

Дело, начатое Колумбом, завершил Магеллан — он достиг западным путем азиатского материка и Молуккских островов, открыв новый морской путь из Европы в Азию. Это было первое в истории человечества кругосветное плавание, которое доказало, что Земля круглая.

,_1519 г. небольшой отряд испанцев отправился

с Кубы во внутренние области Мексики на завоевание

государства ацтеков под предводительством идальго Эрнандо Кортеса. В своих столкновениях с ацтеками испанцы, обладавшие огнестрельным оружием и лошадьми, ранее невиданными в Америке, получали подавляющий перевес сил. Вражда между ацтеками и покоренными ими племенами также мешала организовать отпор испанским завоевателям. Этим объясняются довольно легкие победы испанцев над американскими индейцами. Кортес повел свой отряд на столицу ацтеков Теночтитлан (современный Мехико) через область индейских племен, которые вели войну с ац-

Пленение вождя восстания инков Тупак Амару.

Рисунок из хроники Пома де Айяла.

XVI в.

теками. Испанцы были поражены богатством столи-Ць*- Вскоре им удалось захватить в плен верховного правителя ацтеков Монтесуму и от его имени начать оправлять страной. Индейские вожди должны были Ринести присягу верности испанскому королю и Уплачивать дань золотом.

«скоре после завоевания Мексики испанцы поко-

рили в Центральной Америке Гватемалу и Гондурас; в 1546 г.— Юкатан, населенный народом майя. Однако испанские завоевания в Северной Америке не распространились дальше Мексики, т. к. остальные области не были столь богаты серебром и золотом.

В 30-х годах испанец Франсиско Писарро предпринимает завоевание государства инков в Перу. С отрядом в 200 человек и с 50 лошадьми он вторгается в это государство, сумев использовать борьбу двух братьев-наследников за трон верховного правителя страны. От имени одного из них — Атахульпы, захваченного в плен, Франсиско Писарро начинает управлять страной. Он занял столицу государства и в 1532 г. становится полным властителем страны. Во время завоевания в Куско был разграблен Храм Солнца, а в его здании создан католический монастырь.

40-е годы также отмечены испанскими завоеваниями Южной Америки: испанцы завоевывают Чили, португальцы — Бразилию. Во второй половине XVI в. испанцы овладевают Аргентиной. История древних _ народов Америки была прервана завоеваниями европейцев.

ОТКРЫТИЯ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ И В АВСТРАЛИИ

Известие об удивительном путешествии Колумба, открывшего в 1492 г. Западную Индию, произвело очень сильное впечатление на купцов разных стран.

Нарушая договор о разделе сфер завоеваний между Португалией и Испанией, моряки и купцы других европейских стран начали предпринимать попытки проникновения в неисследованные части земного шара)

чЧЗристоль был тогда главным морским портом западной Англии и центром английского рыболовства в северной части Атлантического океана! Бристольские купцы решили послать английскую атлантическую экспедицию на дальний запад, к берегам Китая, и поставить во главе ее Джона Кабота — переселившегося в Англию итальянца. Вполне возможно, что инициативу в этом случае проявил сам Джон Кабот.

В начале 1496 г. испанский посол в Лондоне писал своим государям — Фердинанду и Изабелле: «Некто, как Колумб, предлагает английскому королю предприятие, подобное плаванию в Индию». В ответном письме испанские короли предлагали послу предупредить английского короля, что такое предприятие нарушает законные интересы Испании и Португалии. —^

Но английский католический король Генрих VII, как позднее французский король Франциск I, вовсе не хотел считаться с таким папским разделом мира, по которому все «языческие» земли могли открываться и закрываться только испанцами и португальцами^ Еще до получения протеста со стороны испанского посла английский король выдал патент на имя Джона Кабота и его трёх сыновей с разрешением «плавать к востоку, западу; и северу на пяти кораблях под английским'флагом и производить изыскания для открытия всяческгог языческих островов, земель, государств и областей во всех этих странах света». Король оговаривал для себя пятую часть дохода от°' экспедиции.

Осторожные бристольские купцы снарядили ТОЛЬ-'T] ко один небольшой корабль («Матвей») с экипажем^ в 18 человек. В мае 1497 г. Джон Кабот отплыл из Бристоля на запад. Он в 1497 г. достигает полуострова Лабрадор (Ньюфаундленд). В Англии решили, что он открыл «1Щ5СТво~Вели*евРв-~Хана», т. е. Китай.

В апреле следующего 1498 г. в Бристоле была организована вторая западная, морская.экспедиция, состоявшая из пяти или шести кораблей. Начальником ее снова был назначен Джон Кабот, но онуйер в пути, и плавание продолжал его сын Себастьян Кабот. Себастьян Кабот в 1498 г. достигает северо-восточного берега Северной Америки.

С течением времени английские и французские **°реплаватели исследуют восточную часть Северной

Америки. -------


Голландцы открывают Австралию, Впервые в Дор г .голландское судно во главе с Виллемом Янца ****** северного побережья Австралии. Голланд-етИи мореплаватель Тасман в 1642—1644 гг. соверша-толГ австралийским берегам два плавания, результа-стп КотоРых является доказательство того, что Ав-Ралия — это самостоятельный материк.

Англичане в 1552 г. организовывают экспедицию, предпринявшую попытку найти северо-восточный проход в Китай. Экспедицию из трех кораблей возглавил Уиллоуби. Корабли этой экспедиции в Баренцевом море были разделены бурей. Два из них были затерты лйдом, и весь экипаж их замерз, а третий прошел Белое море и достиг устья Северной Двины. Капитан этого корабля Ченслер побывал в Москве и был принят Иваном Грозным. В дальнейшем англичане пытались вновь найти северо-восточный^проход, однако их экспедиции не имели успеха.

На поиски северо-восточного прохода голландцы в конце XVI в. снаряжают три экспедиции, возглавляемые Виддемом Баренцем. Но и эти корабли не смогли пройти восточнее Новой Земли, на которой Баренц зазимовал во время своей последней экспедиции, т. к. его корабль был затерт льдами. Эта экспедиция имела место в 1596—1597 г.

РУССКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ XI — XVII ВЕКОВ

За исключением Финмарка, т. е. северной окраины Скандинавского полуострова и Мурманского берега Кольского полуострова, весь европейский и азиатский приполярный Север был открыт русскими. Русские были первыми европейцами, свободно плававшими по морям Ледовитого океана за сотни лет до того, как туда проникли англичане и голландцы.

Это были «безличные» отрытия: история не сохранила имен первых русских мореплавателей, посещавших приполярные области и острова северо-восточной Европы до XVI в. Но во второй половине XVI в., когда западноевропейские предприниматели организовали поиски «северо-восточного прохода», английские и голландские капитаны постоянно встречали у берегов «открытых» ими стран и островов русские суда, управлявшиеся очень опытными и искусными моряками.

XVI — XVII века — время, когда для России наметились два основных направления географических открытий: северо-восточнее (Сибирь и Дальний Вост0К) и юго-восточное (Средняя Азия, Монголия, Китай).

В это время русские совершают торгово-дипломатические поездки в страны Востока и обследуют кратчайшие сухопутные маршруты для сообщения с государствами Средней и Центральной Азии и с Китаем. Об этих странах сохранились посольские отчеты (статейные списки) русских послов И. Д. Хохлова (1620—

1622), Анисима Грибова (1641—1643 и 1646—1647) и других. В 1525 г. русский посол Дмитрий Герасимов сообщает, что из Европы в Китай можно проехать водным путем через северные моря. Главным образом, была высказана идея освоения северного пути из Европы в Азию.

Поиски северного морского пути на восток уже в середине XVI в. привели к установлению непосредственных морских связей между западной Европой и Россией.

Первое путешествие в Китай совершил русский казак Иван Петлин в 1618—1619 гг. Путешественник прошел в Китай через территорию Монголии и побывал в Пекине. Он был принят при дворе и получил грамоты, в которых правители Минской империи высказывали желание завязать торговые и дипломатические отношения с Россией. Эти грамоты были доставлены русскому царю, но не нашлось ни одного человека, кто бы мог их прочесть. Таким образом, установление тесных отношений с Китаем было отодвинуто на неопределенный срок.

Ермак Тимофеевич начал грандиозное дело присоединения Сибири к России в 1581 г. Его отряд состоял из 840 человек и был снаряжен на средства крупных землевладельцев и солепромышленников Строгано-ВЫх- Этот поход привел к падению Сибирского ханства и присоединению Западной Сибири к Русскому ГосУдарству.

позднее чем к концу XV в. русские промышлен-ники-поморы открыли в поисках пушнины остров аигач и через Югорский Шар, или Карские ворота ^Роникали в Карское море. Спускаясь вниз по реке

леной, поморы заходили в устья Оби или Таза. На низ°М берету Тазовской губы промышленники орга-5Кко>Вали несколько торговых факторий («остро-в*) и вели там меновую торговлю с местными

жителями — хантами (остяками) и ненцами, которых русские называли самоядью ( самоедами). Побережьем Тазовской губы и была Мангазея, о которой тогда мечтали все русские торговцы пушниной.

Русские полярные мореходы из европейской части страны задолго до XVI в. плавали к устью Енисея и в Обскую губу, продвигаясь вдоль побережья Ледовитого океана на небольших парусных судах. Они пользовались картами и компасом. В первые два десятилетия XVII в. уже существовало регулярное водное сообщение западно-сибирских городов с Мангазеей по Оби, Обской губе и Ледовитому океану. Такое же сообщение поддерживалось между Архангельском и Менгазеей. При этом был установлен факт, что Енисей впадает в то самое «Студеное море», по которому из западной Европы плавают к Архангельску. Это открытие принадлежит Кондратию Курочкину, который впервые обследовал фарватер нижнего Енисея вплоть до устья.

Предпринималось несколько экспедиций на восток и в тайгу и тундру Восточной Сибири. В этих экспедициях была открыта одна из крупнейших рек Азии — Лена. Среди северных экспедиций на Лену выделяется поход Пенды (1630). Пенда и его спутники совершили круговое путешествие из Туруханска по Нижней Тунгуске, Лене, центральным районам Якутии и в обратном направлении. Это путешествие составляло несколько тысяч километров по труднодоступной местности.

В 1633 г. из устья Лены вышли на восток отважные мореходы Иван Ребров и Илья Перфильев, которые дошли морем до реки Яны. Почти одновременно по материку в этом же направлении двигались отряды Постника Иванова и других, которые открыли упомянутые реки и суши.

В начале 40-х годов XVII в. отряд купца Стадухи-на, в котором находился Семен Дежнёв, спустившись на коче по Индигирке, достигает устья реки Колымы. Здесь закладывается нижнеколымское зимовье, из которого позже вышли в свое путешествие вокруг северо-восточной оконечности азиатского материка кочи Семена Дежнёва и Федота Алексеева (известного под фамилией Попов). Выдающимся событием этой эпохи явилось открытие в 1648 г. пролива между

Америкой и Азией, сделанное Дежнёвым и Поповым, доказавшее, что Америка отделена морем от Азии и является изолированным континентом.

Дежнёву и его спутникам принадлежит заслуга открытия островов Диомида, на которых жили эскимосы, и обследования бассейна реки Анадырь. Все эти открытия нашли отражение на географических картах России, на которых отмечался свободный морской проход от Колымы до Амура.

Походы русских отрядов В. Пояркова и Е. Хабарова на Амур доставили ряд ценных сведений об этой неизученной европейцами реке.

последствия ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ ДЛЯ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ

Географические открытия оказали огромное влияние на экономическую жизнь Европы. Были проложены важнейшие морские пути, связавшие материки между собой. Но вместе с тем географические открытия положили начало порабощению» истреблению ^ародов открытых стран. &/U '/>)

Колониальная система, возникшая в результате географических открытий, способствовала накоплению в руках европейцев больших денежных средств, необходимых для организации крупного производства, а также создавала рынок сбыта для его продукции, являясь, таким образом, одним из рычагов процесса так называемого первоначального накопления.

С установлением колониальной системы начал складываться мировой рынок.

Г) Произошло грандиозное перемещение торговых ^*утей и центров. Средиземное море7 ранее~игравшее главную роль в европейской торговле, после географических открытий в значительной степени потеряло свое значение. Главные торговые пути были перенесе-ны на Атлантический океан~и~€еверное (Немецкое) море. Место Италии, прежней наиболее развитой тор-1 говой страны в Европе, заняли другие страны — Пор- ' тУгалия, Нидерланды, Англия. Особенно большущ^ Р°ль в XVI в. стали играть Нидерланды. Город Ант-ВеРпен превратился в центр мировой торговли, сосредоточив, в частности, у себя почти всю торговлю пряностями.

Португальцы доставляли индийские пряности обычно только до Лиссабона. Далее отсюда грузы шли в Антверпен и уже оттуда распространялись по всей Европе. Антверпенская биржа совершала самые разнообразные сделки кредитного и оптово-торгового характера на весьма крупные суммы. До тысячи купеческих контор, существовавших в Антверпене, принадлежали купцам самых разных стран Европы, в частности и Азии, придавая антверпенскому рынку широкий международный характер.

Во второй половине XVI в., однако, и у Адхверле-на нашлйСБ-^вперники. Одним из них был город Амстердам в Северных Нидерландах (в Г олландЯйХ ~~~

Другим-еоперничавшим портом стал Лондон^ рас-цвет которого приходится главным образом ~уже на jtVII — XVIII вв.

'Г) Одним из крупных последствий географических ^открытий была так называемая «революция цен». ^-Приток золота и серебра в Европу главным образом из Америки (а отчасти и из Индии) в течение XVI в^был громадным. Количество серебра возросло в Европе за столетие в три раза с лишним (на 206 %), количество золота в два раза с лишним (117'%). Но дело было не только в увеличении на европейском рынке массы драгоценных металлов.

" В результате удешевления золотых и серебряных денег цены на товары соответственным образом возросли. Произошел «скачок» в ценах, вызвавший многочисленные жалобы современников на дороговизну жизни. Рост цен происходил неравномерно в разных странах Европы. Раньше всех и особенно сильно цены поднялись в Испании. В Испании уже к половине

XVI в. цены удвоились. К концу столетия они превышали в четыре-пять раз старые цены начала XVI в.

В других странах Европы — Англии, Франции, Нидерландах, Германии — цены поднимались медленнее и главным образом во второй половине XVIb. Все же в среднем цены конца XVI в. и начала XVII

в. в этих странах поднялись по сравнению с началом столетия в 2,5—3 раза.

Революция цен имела большие социальные последствия в Европе. В результате ее выиграли новые

торгово-промышленные классы, а также крупные землевладельцы и зажиточные крестьяне, связанные с рынком.

Рабочие, реальные заработки которых сильно упали, наоборот проиграли от революции цен. Значительно понизилась реальная сумма доходов землевладельцев, получавших от своих арендаторов или держа-телей-крестьян традиционные феодальные ренты в денежной форме.

В общем, революция цен явилась новым фактором первоначального накопления капитала. Она усилила экономическую мощь буржуазии и тех элементов иг, дворянства и крестьянства, которые в той или иной форме оказались связанными с новым способом производства. Она же еще более принизила и разорила малоимущих крестьян в деревне и плебейские элементы в городе, поставив их в большую зависимось от нарождавшегося капитала.

ГЛАВА 4

ГОСУДАРСТВО ВЕЛИКИХ моголов в индии


В XVI в. исторические судьбы Южной и Северной Индии складывались по-разному.

ЮЖНАЯ ИНДИЯ

В Южной Индии крупнейшим государством был Виджаянагар, во главе которого стояла династия Ту-лува. Она подчинила себе государство Хосайлов, государство Кадамбов из Банаваси, княжество Шамбу-вараев в Северном Тамилнаде, Мадурайский султанат и княжество Редди. Таким бразом, территория Виджаянагара к 70-м годам XIV в. охватывала практически весь юг Индии.

В XVI в. империя Виджаянагар достигла своего расцвета. Было упорядочено административное деление страны и фискальное дело, а также установлена новая более высокая оценка доходности земель, отдаваемых в пожалование. Наладив дружественные отношения с португальцами, Кришна Деварайя стал получать с их помощью коней из Персии и Аравии, в то время, как в Деканские султанаты португальские власти ограничивали их ввоз. Это способствовало военным победам кришны, поскольку конница была в то время основной боевой силой индийских армий.

Несмотря на наличие ряда вассальных княжеств, империя Виджаянагар была более централизованной, чем прежние государства Южной Индии. Хотя главой государства считался махараджа, вся полнота власти нередко концентрировалась, в руках его министра ма-хапрадханы.

При махарадже созывался широкий государственный совет, куда кроме придворных входили крупнейшие феодалы и представители купеческих общин. Наместники провинций подчинялись непосредственно махарадхане. Их сменяли обычно каждые 2—3 года, чтобы предотвратить сепаратисткие выступления. Они были обязаны собирать и отсылать в казну земельный йалог с государственных земель, дань с феодальных владельцев-амаранаяков и вассальских князей, им- предоставлялось также право собирать небольшую подать в свою пользу. Провинции делились на округа, возглавляемые правительственными чиновниками.

Государственные земли раздавались в условное военное пожалование амарам. От владельцев икта амаранаяки отличались тем, что сами устанавливали размер податей с крестьян и имели право отчуждать свою землю. Дань, которую амаранаяки платили в казну, не была связана с размером собираемых с крестьян податей. Она зависела от влияния того или иного феодала при дворе. Как правило амаранаяки отдавали в казну.около /з доходов с имения за вычетом установленных расходов на содержание воинского контингента. Участки амаранаяков переходили по наследству.

Крупными частными землевладельцами были храмы. Они обычно становились экономическими и культурными центрами обширной1мсруги. К храмам стекались паломники. Здесь возникали ярмарки. Вокруг храмов селились ремесленники и купцы, и сами храмы совершали торговые и ростовщические операции. Храмы платили дань вышестоящим феодалам и имели своих вассалов, обязанных защищать храм в слу-Чае нападения чужеземных войск или грабителей.

Значительная часть деревень находилась во владе-

нии брахманских сабх. Нередко это были очень мелкие владения: одна деревня могла принадлежать сотне брахманов. Однако это все же были коллективы брахманов-феодалов.

Крупные общины распались. Теперь община распоряжалась, как правило, только землями одной деревни. Пахотные земли были поделены, а необработанные находились в коллективном владении общины, и налог с них не собирался.

В середине XIV в. почти все платежи были переведены в денежную форму и платить их крестьянину стало труднее. Ряд общин вынужден был продавать часть деревенских земель или просто переселяться в новые места. Общинники стали терять свои права. Амаранаяки назначали старост и писцов. Реальное владельческое право общинника (каниятчи) все больг ше выражалось лишь в том, что он мог вернуть себе землю даже после длительного перерыва в пользовании ею. Значительная часть общинников стала превращаться в неравноправных арендаторов (пайякари), обрабатывавших землю из доли урожая. Пайякари нередко находились в неоплатном долгу у землевладельца и при отчуждении земли переходили как крепостные к новому владельцу.

Городские дела решались назначенными из центра наместниками вместо многокастовых собраний прежнего периода. Сбор портовых и рыночных пошлин они стали сдавать на откуп крупным землевладельцам и ростовщикам.

Столица государства Виджаянагара поражала путешественников своими размерами, огромными стенами и укреплениями, численностью населения, богатством городских рынков и кварталов ювелиров, районом увеселений. Однако крестьяне должны были платить 9/ю урожая амаранаякам, которые в свою очередь отдавали от ‘/з до 'Д своего дохода правителю. Часто голод охватывал целые провинции. В 1540

г. от голода вымерло около 2/з населения окрестностей столицы Виджаянагара.

Виджаянагар вел вооруженную борьбу с другими, более мелкими государствами в Декане — с Биджапу-ром, Ахмеднагаром, Видаром, Вераром и Голкондой, в которых правили мусульманские династии. В начале 40-х годов XVI в. начались споры за престолонаследие, во время которых боровшиеся между собой кланы призвали на помощь войска мусульманских правителей упомянутых государств.

Воспользовавшись ослаблением центральной власти Виджаянагара, вассальные правители стали стремиться к независимости. Усилившись экономически, они стремились отделиться от центральной власти и стать собственниками земель. Армия Виджаянагара не смогла противостоять объединенным войскам Вид-жапура, Ахмеднагара, Видара и Голконды. В битве при Таликоте (иначе Ракшас-Тагди) в 1565 г. армия Виджаянагара потерпела поражение. Столица была разрушена. Государство распалось. Многие бывшие вассалы империи стали независимыми: Мадура, Тан-джур, Джинджи, Икери (или Бендур). Появилось новое княжество — Майсур. Виджаянагар превратился в небольшое княжество с главным городом — крепостью Пенокондой.

ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ ОБЪЕДИНЕННОГО ГОСУДАРСТВА СЕВЕРНОЙ ИНДИИ

К началу XVI в. индийские земли, расположенные к северу от реки Нарбады и составлявшие Индостан, были раздроблены. Они состояли из многочисленных государств — Кашмир, Синд, Мультан, Гуджарат, Джаунпур, Мальва, Бенгалия, Бихар и другие. В первой четверти XVI в. распался Делийский султанат, который считался крупным государством Индостана.

Тяга к политическому объединению страны проявилась не только у крестьян и горожан, но и среди влиятельной прослойки крупных землевладельцев-му-сульман. Занимая господствующее положение в стране, ©ни опасались усиления власти индусов, оттесненных на второй план в результате тюркских, таджикских и афганских завоеваний. По мере распада Делийского султаната, феодалы-индусы вновь стали Усиливаться. В 1452 г. джаунпурский раджа осадил Дели, чем была вызвана война, длившаяся 26 лет. Туземные князья стали достаточно сильными и могли теперь бороться против мусульманского господства.

В связи с этим под властью Бабура объединяются мусульманские землевладельцы, чтббы оставить под своим влиянием завоеванные земли.

ОБРАЗОВАНИЕ МОГОЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ

Основателем этой новой державы в Северной Индии был тимурид (потомок Тимура, иначе Тамерлана) Захируддин Мухаммад Бабур (1525—1530), бывший правитель Ферганы, изгнанный из Средней Азии узбеками, пришедшими из Сибири. Бабуру оказал помощь и поддержку другой тимурид, его родственник правитель Герата. Бабур овладел Афганскими землями и укрепился в Кабуле, но считал, что, только завоевав Индию, он встанет во главе богатого и мощного государства.

В 1518 и 1524 г. Бабур совершил нападения на Пенджаб, а в декабре 1525 г. вторгся в Индию еще раз во главе сильного войска, состоящего из воинов, прибывших из Средней Азии, а также афганцев и хакха-ров. Используя перенятое у монголов искусство внезапной конной атаки и умение располагать войска за укрытием из связанных вместе повозок, Бабур на Панипатском поле в 1526 г. разбил наголову армию правителя Дели Ибрахим-шаха Лоди. Через год в битве при Сикри он победил раджпутов Раны Санги, опытного полководца, правителя Читора, стремившегося объединить под своей властью все раджпутские области. Эти две победы закрепили господство Бабура в. Северной Индии. В дальнейшем он овладел фактически всей долиной Ганга.

Часть афганских отрядов вернулась домой, нагруг женная добычей. Воинам, оставшимся в Индии, Бабур раздал земли в служебное пожалование, получившие позднее название джагир. Всеми хозяйственными делами*новых владельцев ведали управляющие — большей частью индусы, знавшие обычаи страны и размер податей, которые должны платить крестьяне.

Бабур правил Индией пять лет. Он был очень образованным, наблюдательным человеком, поэтом, тонко понимающим искусство. Оставшиеся после его смерти мемуары «Бабур-наме» написаны простым, доступным языком. В мемуарах Бабур изображает внешность, одежды, вкусы и привычки каждого персонажа и описывает страны, их климат, пейзаж, хозяйство, произведения искусства и ремесла. Индусов он рассматривал как «неверных», смотрел на них свысока, но не преследовал, если они не выступали против него.

Перед смертью Бабур разделил свои владения между сыновьями, оставив основную территорию в Индии старшему — Хумаюну, и приказав остальным, получившим Пенджаб, Кабул и Кандагар, ему подчиняться.

Хумаюн предпринял попытку расширить свои владения путем завоевания Гуджарата, части Раджпута-ны и Бихара. Ему не удалось закрепить первоначальный успех ввиду внутренних распрей. Его братья, стремясь отделиться от-него, попытались захватить Дели. Главным противником Хумаюна выступил глава афганских феодалов Бихара и Бенгалии Шер-хан Сур. В битве с ним Хумаюн был разбит и бежал в Синд. Там он женился на 14-летней дочери местного мусульманского начальника, и в 1542 г. у него родился сын Акбар. Вскоре Хумаюну пришлось бежать в Иран из-за постоянных преследований братьев. Оставленного при бегстве Акбара взял на воспитание брат Хумаюна Камран, правивший в Кабуле. !

С 1540 по 1545 г. в Дели правил Шер-хан, принявший титул Шер-шаха. Своей первоначальной задачей он считал обуздание феодалов, особенно афганцев Бихара и Бенгалии, на которых он опирался ранее при захвате власти. Стремясь раздвинуть границы своего государства, Шер-шах пытался подчинить себе раджпутские княжества, пробиваясь к торговым районам западного побережья Индии. Однако при осаде одной из раджпунских крепостей Каланджара он погиб в 1545 г. от рикошетом отскочившего ядра собственной пушки.

Среди афганских землевладельцев вновь разгорелась борьба за престол. После смерти правившего младшего сына Шер-шаха, туркмен Байрам-хан, наставник 13-летнего престолонаследника Акбара, поспешил возвести его на трон, оставшись при нем регентом.

Владения Моголов в это время не простирались дальше двуречья Ганга — Джамны. Основным противником Моголов был Хему, главнокомандующий армией одного из Суров. Несмотря на свое «низкое»' происхождение (из торговцев-индусов), Хему выдвинулся как талантливый полководец. Он овладел Дели

и провозгласил себя правителем под именем раджи Викрамадитья. В решающем сражении с Моголами на Панипатском поле в 1556 г. Хему удалось смять флаги более многочисленной армии Акбара, но случайной стрелой он был ранен в глаз и упал со слона. Не видя больше своего полководца, его воины разбежались, и Акбар выиграл битву. Тут же на поле боя он, наставляемый Байрам-ханом, стал раздавать своим военачальникам земельные пожалования и почетные титулы.

В течение почти полувекового правления Акбара (1556—1605) в Северной Индии укрепилась власть Моголов. Своей столицей Акбар сделал Агру на реке Джамне.

ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ

В Могольской империи существовали две формы государственной собственности на землю — халисэ и джагир.

Все завоеванные земли первоначально попадали в государственный фонд — халисэ (арабское — «чистая, свободная»). Налог с таких земель собирался специальными правительственными чиновниками и пересылался в финансовое ведомство. В дальнейшем эти земли составили только незначительную часть земельного фонда страны — не более 1,7 % всей обрабатываемой земли.

Джагир — условное пожалование. Получавший его обязывался содержать соответствующие величине джагира отряды войск, из которых и состоял основной костяк армии правителя. Земля, отданная в джагир, продолжала считаться государственной собственностью. Размер, способ и форма взимания поземельного налога определялась не самым джагир даром, а приписывались государством. Владения джа-гирдара обычно не передавались по наследству и после смерти владельца отходили в казну. У джа-гирдара могли отобрать одно владение и предоставить ему взамен другое, причем в другой части страны. При Акбаре для борьбы с сепаратизмом такие перемещения были довольно часты. Поэтому джагир-дар владел одной и той же землей в среднем не более 10 лет.

Вместе с тем джагирные владения отличались и некоторыми особенностями частной собственности, поскольку на государственную службу (т. е. на содержание отрядов) крупные джагирдары тратили только около 1 /з собираемого ими поземельного налога, а мелкие — меньше половины. К тому же еще при Акбаре покорившимся раджам часто жаловали в джагир их же прежние владения, и обычно такой джагир переходил по наследству. Распространился даже термин «наследственный джагир». Обычно джагир был владением крупным, охватывавшим иногда несколько десятков тысяч гектаров.

В 50-х — 60-х годах XVI в., когда Могольская империя охватывала еще сравнительно небольшую территорию, земель для раздачи в джагиры не хватало. Поэтому владения джагирдаров теперь имели значительно меньшие размеры и давали меньше доходов, чем было официально зафиксировано в пожаловании. Когда Акбар распространил свою власть на значительную часть Индии, увеличилось количество джагирдаров и размеры их владений.

В Могольской империи существовала также частная земельная собственность феодалов-заминда-ров. Заминдары (местные князья и преводители племен) были обязаны уплачивать центральной власти определенную ежегодную дань и по требованию государя выступать Ъ поход со своим ополчением. За-миндары могли передавать свои земли (заминдарст-ва) по наследству с согласия падишаха. Они сами устанавливали ренту-налог в пределах своего замин-дарства.

Заминдарства находились главным образом на окраинах или в труднодоступных для могольской конницы холмистых местах, в основном в Раджпутане, Ориссе, Бенгалии и Кабуле. Заминдары иногда вели собственное барское хозяйство и применяли в небольших размерах труд крестьян в виде барщины. Большинство заминдаров принадлежало к коренному населению Индии и исповедовало индуизм.

Суюргал в Могольской Индии, называвшийся также мульк (мильк), вакф или инам, был частной земельной собственностью. Суюргалы жаловались главным образом суфийским шейхам и мусульманским богословам, а в отдельных случаях и лицам недуховного звания. При Акбаре, в связи с его религиозной политикой, суюргалы стали давать и священнослужителям других вероисповеданий.

Суюргал обычно был небольшим владением, передававшимся по наследству, и на его владельца не возлагалось никаких обязанностей, кроме вознесения молитв за правителя. Суюргальные владения составляли лишь около 3 % по отношению к государственным землям.

Экономическая слабость мусульманских религиозных организаций определялась главным образом тем, что ислам исповедовало меньше 1 Д населения страны. Что же касается земель, ранее принадлежавших индусским храмам, то они были отняты у храмов еще при делийских султанах. Лишь во владениях заминдаров сохранялись более или менее крупные массивы индуисских храмовых земель.

Земледелие на значительной части территории Индии было тесно связано с орошением. Забота о поддержании системы ирригации являлась функцией государственной власти. Именно поэтому феодальные Раздоры, отвлекавшие внимание от этой задачи, наносили такой огромный вред экономике страны.

Население, вошедшее в состав Могольской империи, принадлежало к многочисленным племенам и народам, говорило на разных языках, находилось на разных уровнях общественного развития и было разделено кастовыми перегородками и религиозными воззрениями. Однако большинство жило в узком мирке сельской общины.

Крестьяне уплачивали ренту государству в виде налога с земли. Правительство было заинтересовано в бесперебойном поступлении этой ренты-налога. Но в хозяйственную деятельность крестьян ни государство, ни феодалы не вмешивались. Долей государства была объявлена !/з урожая. В основном такой налог воспринимался как «справедливый»,‘но порой крестьяне не могли его уплатить. Тогда налог собирали с помощью войск. В хрониках упоминается о селениях «непокорных разбойников», где крестьяне, укрывшись за стенами, защищались от акбаровских воинов. Однажды сам Акбар своим слоном сокрушил глиняную стену и вошел в деревню во главе карательных отрядов.

Обработка земли была государственной повинностью, и сборщику налогов предписывалось строго следить за тем, чтобы засевалась вся пригодная площадь. Для упорядочения сбора налога Акбар ввел в центре своего государства обмер всех пахотных земель, причем не веревкой, которую можно произвольно сжимать и растягивать, а бамбуковым шестом.

В подавляющем большинстве общин пахотные поля были поделены между общинниками, хотя кое-где еще и встречалась коллективная обработка полей. Выгоны и пустоши находились в коллективном владении и пользовании всей общины и не подлежали обложению налогом.

По способу раздела обрабатываемой земли существовали два главных типа общин. Первый способ — деление по едокам, по плугам и т. п. Это в основном характерно для северной части Индии и Бенгалии. Второй способ раздела земли — в зависимости от родовой близости общинника к реальному или воображаемому предку — основателю деревни. Это было широко распространено в Раджпутане и Гуджарате.

Бенгальский владетель.

Миниатюра Могольской школы.

XVII в.

Каждая доля должна была содержать равные части плохой и хорошей, орошаемой и неорошаемой, удобной и неудобной земли.

Среди общинников наблюдались деления по кастовым, религиозным и некоторым другим признакам, от которых зависели размеры их налоговых платежей.

Ремесленники обслуживали потребности крестьян, и община коллективно содержала 8—12 таких ремесленников. Крестьянин должен был обычно лишь приносить материал, но за выполненную для него работу расплачивалась община. Ремесленникам выделялась доля после жатвы или уборки урожая. Почетной счи-талась профессия кузнеца и некоторых других ремесленников. А такие ремесленники, как, например, кожевники, принадлежали к «неприкасаемым». Они вынуждены были селиться в особой части деревни, пользоваться водой из особых колодцев.

В общину входили также и бесправные, т. е. «пришлые». Им предоставляли для обработки самые неудобные земли, и они, помимо обычных налогов, должны были еще платить общине, ее должностным лицам, различные натуральные или денежные сборы и выполнять для них разные работы.

Все права и обязанности передавались по наследству от отца к сыновьям. Это строгое наследование функций обусловило малую изменчивость общины, которая крепко привязывала крестьян и сельских ремесленников к земле. Согласно этой традиции только в своей общине, там, где поколениями жили и работали его предки, крестьянин и ремесленник имели право на место в жизни. За пределами своей общины они становились бесправными, «пришлыми».

Староста и писец, с одной стороны, были представителями общины, а с другой — состояли на государственной службе. За сбор налогов при полной их уплате с деревни старосте полагался необлагаемый участок в размере 'До всех тягловых земель данной общины.

Тяжким бременем для крестьян оказался осуществлявшийся Акбаром в центральных областях государства перевод натурального налога в денежный. Индийский крестьянин для получения денег вынужден был теперь сам или при посредстве общинного старосты чаще обращаться к рынку для продажи своих продуктов, и попадал в зависимость от купца и ростовщика. Хотя Акбар и отменил многие мелкие налоги, но феодалы продолжали их взыскивать.

Кроме уплаты налога крестьянство вынуждено было еще временами работать бесплатно на государство, главным образом на строительстве крепостей и городов. Эта повинность называлась бегар. Особенно тяжелой она была, если неподалеку возводилось крепостное укрепление. Тогда Акбар приписывал к этому строительству все окрестные деревни.

ТОРГОВЛЯ И РОСТОВЩИЧЕСТВО

Завоевав Гуджарат и Бенгалию, Могольская империя получила выход к морю. Однако сразу же натолкнулась на противодействие португальцев. Их разрешение требовалось даже для проезда паломников морем в Мекку. Все попытки Моголов выбить португальцев из Диу и Дамана, укрепленных портов в Гуджарате, окончились неудачей. Моголам пришлось примириться и с существованием португальских портов в Бенгалии — Сангаона и Хугли. Самым крупным могольским портом был Сурат в Гуджарате, заменивший Камбей, вход в который закрывали португальские крепости, расположенные по обоим берегам Камбейского залива. Моголы владели несколькими торговыми кораблями, но своего флота у них не было.

Перевозить на далекие расстояния в трудных Условиях морской и караванной торговли имело смысл лишь портативные и дорогие товары. Такими товарами в индийском вывозе были пряности, ткани и индиго, а в импорте — главным образом предметы Роскоши. Индийские ткани ценились на всем Востоке и служили в районах Индийского океана и Южных морей как бы своего рода эквивалентом. За этими тканями и пряностями в Индию приезжали купцы из Других стран, доставляя иноземные товары прямо *к порогу» Индии. Обладая значительными денежны-Ми средствами, джагирдары порой сами участвовали в торговых операциях, вкладывая свои средства в Экспортную торговлю.

Внешняя торговля Индии была очень значительной. Из Индии шли морские пути в Китай, Малайю, Иран, Африку, Аравию и Европу. Караванные пути шли из Индии через Кабул в Иран и Среднюю Азию, а через Кашмир — в Китай.

Внутренняя торговля играла также большую роль. Из всех провинций Могольской империи, а особенно из Бенгалии, привозили в столицу государства Агру большое количество продовольствия для двора и армии правителей. Оживленные ярмарки часто устраивались также у индусских и мусульманских мест паломничества, где было большое скопление людей. Внутреннюю торговлю вели как отдельные крупные купцы, снаряжавшие речные суда и караваны, так и мелкие лотошники, ходившие из деревни в деревню.

Благодаря внутренней торговле расширялись экономические связи между отдельными районами, создавая экономическую базу для существования огромной империи, составленной из народностей, говорящих на разных языках, и разделенных кастовыми и религиозными перегородками.

В центре государства не было таких богатых купцов, как на побережье, однако здесь процветало ростовщичество. Ростовщики ссужали деньгами военачальников, придворных и крестьян, с которых в центре страны строже спрашивали денежный налог. В деревне при Акбаре ссужали деньги, взимая проценты из расчета 'До рупии в день (свыше 900 % годовых), что указывает на слабое развитие денежных отношений на селе.

Акбар принял некоторые меры для развития торговли: внутренние пошлины у застав и на речных переправах были снижены до 1,5 % и во всем обширном Могольском государстве были введены единые меры и денежные единицы.

ГОРОД И РЕМЕСЛО.

РАЗВИТИЕ ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Самыми многолюдными в Индии являлись города, которые представляли собой ставки правителей. Основным населением такого города-ставки были сб-служивающие лица: военные контингенты, свита, управители, слуги, ремесленники. Когда правитель уезжал в другое место, город сразу терял свое значение и приходил в упадок. Такую судьбу имел, например, город Фатхпур-Сикри.

Еще в 1569 г. Акбар отдал приказ построить новый город в Сикри, примерно в 20 км от Агры, где Бабур победил Рану Сангу. По приказу падишаха за несколько лет придворные выстроили себе на пустынном месте дворы-павильоны. Возник красивый город из красного песчаника, ставший столицей Акбара и названный Фатхпур-Сикри (Сикри — город победы). На месте кельи шейха Салима Чишти, предсказавшего Акбару рождение сына, было построено здание. Много позднее его сделали из белого мрамора, и оно стало прообразом последующих беломраморных дворцов и мавзолеев Моголов. Когда город разросся, оказалось, что в нем не хватает воды. Поэтому в 80-х годах двор Акбара покинул Фатхпур-Сикри, который и в настоящее время незаселен и является памятником архитектуры.

Город, который возникал в месте паломничества, обычно был тесно связан с торговлей и ремеслом. В таких городах процветало производство предметов культа, а также торговля предметами первой необходимости для большого количетсва паломников, стекавшихся туда в дни религиозных празднеств. Занимавшиеся нищенством члены духовных орденов (факиры и дервиши), торговцы и паломники наводняли улицы; Такого рода городом был Бенарес.

Портовые города населяли в основном купцы и моряки. Почти в каждом приморском городе процветала какая-нибудь специальная отрасль ремесла. Одним из знаменитых портов Могольской империи был, например, Сурат.

Некоторые города были центрами ремесленных производств. Так в Агре было много строительных Рабочих разных специальностей, в Гуджарате — ма-стеров-инкрустаторов, в Бенгалии — судостроителей. Кроме того, были распространены и другие занятия сРеДи населения: добывали железо и цветные метал-ЛЬ1> строительный камень, соль, селитру, делали бу-^агУ, ювелирные изделия, выжимали растительное а°ло, изготовляли снасти и т. п.

Лучшие изделия индийских ремесленников издавна ценились за искусство и тщательность отделки. Вместе с тем индийские мастера работали весьма медленно, т. к. орудия их ремесла были несложны и большей частью делались самими ремесленниками. Однако известно также, что для продажи изготовляли самую сложную часть ткацкого станка — бёрдо, через которое продевались нити основы.

Торгово-ремесленные центры возникали, как правило, вокруг жилища крупного землевладельца, светского или духовного и зависели от него. Поэтому ремесленные предместья и улицы города носили имя владельца, на которого работали ремесленники.

Ремесленники, объединенные в касты, зависели от властей, назначавших главу касты и маклера (дала-ла), который продавал ремесленные изделия на рынке. В касте не было деления на мастеров, подмастерьев и учеников. Не было приема в ученичество. Никто из посторонних не мог заниматься данным ремеслом. Способы и примитивные орудия труда были освящены вековыми традициями и не могли быть изменены.

Еще в большей зависимости находились ремесленники, работавшие в государственных мастерских, где изготовлялось снаряжение для армии, а также изделия для правителя, которые он мог раздавать своим приближенным.

Система авансов и скупки товаров являлась наиболее распространенной формой взаимоотношений ремесленника с купцом. Купцы заранее выдавали ремесленнику деньги на пропитание или на покупку сырья, а ремесленник был обязан отдать свой продукт именно этому купцу и за более низкую цену. На западном побережье Индии основные виды ремесла и тор-

говли были обложены налогом, сдававшимся на откуп, причем откупщик соответствующего налога имел также монопольное право на производство этого вида товара (например хлопчатобумажных тканей, бетеля, неочищенного риса, изделий из слоновой кости и т. д.). По-видимому, никто не мог продать данный вид товара, не получив письменного разрешения откупщика, которым являлся обычно богатый индийский купец или глава ремесленников данной производственной касты.

Экономические связи между разными районами Индии все более укреплялись. Об этом свидетельствуют массовые перевозки товаров по реке Ганг, которая являлась основной водной транспортной артерией. Вверх по реке из Бенгалии везли рис, пшеницу, сахар, хлопчатобумажные и шелковые ткани дорогих сортов, а также голубую краску индиго. В Бенгалию — вниз по реке — отправляли соль, добытую в Раджпутане, знаменитые кашмирские шали из тончайшей шерсти, лошадей, оружие, кольчуги и щиты, изготовленные искусными ремесленниками Лахора и Дели.

Гуджарат поддерживал экономические сношения с соседними областями Индии. Сюда привозились пшеница и рис из Махараштры, Мальвы и Раджпута-ны; вывозились в обмен ремесленные изделия. Гуджарат находился в исключительно выгодном положении на скрещении путей морской и сухопутной торговли.

Цля XVI в. характерен процесс образования местных областных рынков. Разрыв цен на пшеницу в разных областях Северной Индии был невелик, что свидетельствует о формировании общеиндийского рынка.

НАРОДНЫЕ ДВИЖЕНИЯ

В XVI в. известны три крупных народных движения: движения бхакти, махдистов и роушанитов. Все эти движения имели религиозную краску. Они длились ряд десятилетий, охватывая значительные слои населения и постепенно перерастая из проповеди сектантства в вооруженную борьбу с Могольским государством за идеалы «справедливости». Но все же эти движения были в значительной мере разнозненны-ми и локальными.

Сектантские вероучения, объединенные общим названием «бхакти» («преданность богу»), проповедовались в течение нескольких веков и получили значительное распространение. Все течение бхакти, независимо от различия между ними, провозглашали четыре основных принципа: религиозное объединение всех индийцев (т. е. индусов и мусульман), равенство их перед Богом, борьбу против кастового неравества и принцип личной, а не сословно-кастовой оценки человека, при которой праведный человек низшей касты мог быть признан лучше и выше неправедного брахмана (т. е. члена высшей касты).

Учением, относившимся к позднему бхакти, был сикхизм, основателем которого был гуру (руководитель) Нанак (1469—1539). При Акбаре сикхи были просто пенджабской сектой, торгово-ремесленной по своему составу. При четвертом гуру сикхов, Рамдасе (1574—1581) сикхи стали владеть землей около Амритсара, построили там храм и выкопали священный пруд. Рамдас через своих агентов регулярно собирал пожалования, а следующий гуру — Арджан (1581— 1606) превратил эти добровольные даяния в подомный налог, взимавшийся со всего населения, проживавшего на принадлежащей сикхам территории. Акбар благосклонно относился к сикхам и беседовал, согласно сикхским преданиям, с гуру Рамдасом.

В Раджпутане бхакт Даду(1544—1603) странствовал по княжествам и призывал к смирению, кротости и любви. Даду, по преданиям, тоже вызывали на беседу к Акбару. Однако Акбар, по-видимому, не знал о Тулси Дасе, чья огромная поэма «Рамаяна» (1575) стала известна всему населению, говорящему на хинди. Тулси Дас выступал против кастовых различий и угнетения, критиковал лживость окружающего его мира. По его мнению, выход из положения был лишь в мистическом единении с Богом в образе Рамы.

В начале XVI в. в центре Делийского султаната, в городе Биана началось движение махдистов. Мах-Дистское движение, к которому примкнул шейх Муба-Рак, и которое оказало влияние на идеи Абу-л-Фазла, Родилось среди мусульманских городских торгово-

ремесленных кругов. В XV в. в Гуджарате известный своей ученостью Мир Сайид Мухаммад (1443— 1505) объявил себя махди (т. е. мессией). Он призывал вернуться к демократическим принципам раннего ислама, к восстановлению имущественного равенства среди мусульман. В махдийской общине Гуджарата этот последний принцип строго соблюдался. Доходы каждого поступали в общий фонд и распределялись поровну. Свои надежды махдисты возлагали на воцарение справедливого правителя, который, следуя заветам раннего ислама, введет в жизнь принципы равенства в пределах мусульманской общины. Вооруженные махдисты ввели свои порядки в городе Биана и его округе, устраняя, по словам хрониста, беззаконие. Если можно, то уговорами, «а если им не подчинялись, то силой». Они имели общую кассу, куда сдавали '/ю всех своих доходов и распространяли свое учение, завербовав много сторонников, даже в Раджпутане.

Власти жестоко подавили движение махдистов, расправившись с руководителями: шейх Алаи был казнен, Абдулла Наязи был избит палками до смерти. Вспыхивавшие время от времени в Пенджабе и других районах местные локальные народные волнения зачастую проходили под флагом махдизма.

Весьма опасный для Могольской империи характер приняло выступление роушанитов, приверженцами которых был ряд афганских племен, в первую очередь юсуфзаи. Основателем движения роушанитов был Баязид Ансари (1524—1585). Он выступал как противник афганской знати и противник гнета Могольской империи. Укрепившись в Тереке, роуша-ниты завладели выгодной стратегической позицией и грозили еще более ослабить политическое подчинение Кабула падишаху Индостана и прервать караванные связи Индии со Средней Азией и Ираном. Акбар, а затем и его преемник Джахангир посылали крупные карательные экспедиции против роушанитов. Борьба шла с переменным успехом, но в конце концов Джахангиру удалось разгромить афганцев-роушанитов.

ОСНОВЫ ПОЛИТИКИ АКБАРА

Военной опорой Акбара были сравнительно немногочисленные отряды пришедших с Бабуром и Хумаю-ч°м завоевателей-мусульман, чуждых по религии и Языку основной массе индийского населения. Акбару Удалось тем не менее значительно расширить опору с®оей власти. Он привлек на свою сторону всех крупных землевладельцев Индии — как мусульман, так и индусов, а также торгово-ростовщические элементы из индусов, сикхов и джайнов. Могольская империя защищала интересы верхушки землевладельцев, обеспечивая их вооруженной силой для подавления крестьянских восстаний. На усмирение крестьянских волнений посылались не только карательные отряды, но и правительственные войска Моголов.

Об Акбаре было сказано, что он был «сильным и решительным завоевателем. Перед ним, как перед солнцем, бледнеет скромная звезда лорда Дальхузи». Акбар имел склонность к завоеваниям и рассматривается как правитель одной из самых крупных империй в истории. «Правитель,— говорил Акбар,— всегда должен стремиться к завоеванию, иначе его соседи поднимут против него оружие».

Возвращение утерянных могольских владений в Индостане было начато еще в период регентства Бай-рам-хана, когда один за другим были вновь завоеваны Гвалиор, Аджмир и Джаунпур. Это способствовало постепенной консолидации владений Акбара вокруг Дели и Агры.

В 1560—1561 гг. было завершено завоевание Мальвы. Адхам-хану с помощью Пир Мухаммеда Шива-ни удалось разгромить около Сарангпура Баз Бахадура, который принял титул султана. После отозвания Адхам-хана, эта не полностью завоеванная область была вверена Пир Мухаммеду.

В 1562 г. раджа Амбера (Джайпура) Бихари Мал сдался Акбару без боя. Ему было поручено командовать 5 тысячами воинов, а его сын Бхагван Дас и внук Ман Сингх были приняты в могольскую армию. Как Бхагван Дас, так и Ман Сингх играли ведущую роль в расширении и укреплении Могольской империи, а их тесная связь с правящей династией способствовала возвышению незаметного княжества Амбер, которое заняло теперь господствующее положение в Радж-путане.

Знаменита военная кампания Акбара — осада и захват Читора. Она началась в октябре 1567 г. и длилась 4 месяца. Акбар проявил большое терпение и искусство, руководя осадой Читора. Три приема были примерены во время этой осады — длинный и глубокий подкоп (сабат), передвижные щиты для прикрытия землекопов (тура), высокое сооружение, которое возвышалось над стенами (сиба).

Хотя Мевар так и не покорился Акбару, он все же был верховным властителем в Раджпутане, большинство вождей и правителей которого стали мансабдара-Ми (военачальниками) Могольской империи.

После падения Каланджара в 1569 г. Акбар полу-Ил возможность расширить империю не только на

восток, но и на запад. Он обратился к Гуджарату, которые его отец сначала завоевал, а затем потерял. Присоединение Гуджарата к империи в 1573 г. было окончательным. Гуджарат не только увеличил ресурсы империи, его завоевание обеспечило также свободный выход к морю и установлению связей с европейскими купцами.

Следующей победой Акбара было завоевание Бенгалии в 1574—1576 гг.

Кабулом правил брат Акбара Хаким. Он номинально зависел от верховного правителя Индостана, но в действительности был независим. Один из историков сообщает: «Акбар смотрел на своего брата как орел на комара». Акбар сам руководил походом на Кабул в 1581 г. Он вошел в этот город в августе 1581 г. При его приближении Хаким бежал в горы. Хакиму было позволено управлять Кабулом, но в 1585 г. он умер, и его владения были поглощены империей.

Кашмир был присоединен в 1686 г. , Синд — в 1590 или 1591 г., Белуджистан — в 1595 г. Упрочив свое положение на северо-западе, Акбар решил заняться завоеванием Декана.

Только юг полуострова, где правили султаны Ах меднагара, Биджапура, Бидара, Голконды и ряд мелких индусских князей остался за пределами Моголь-ского государства.

РЕФОРМЫ АКБАРА

После присоединения Гуджарата Акбар отказался на некоторое время от дальнейших крупных завоевательных походов и приступил к освоению уже покоренных территорий. Он провел ряд внутренних реформ, целью которых была централизация государственной власти, укрепление могущества империи и развитие торговли.

Акбар обладал талантом организатора и исключительной способностью входить во все обстоятельства дела. Встав во главе огромного государства, он решил, что настало время упорядочить всю систему управления. Центром всей структуры управления был правитель—монарх. В понимании Акбара монарх— это человек, которому не к лицу праздность. Он должен напряженно работать.

Акбар обычно проводил ежедневно три приема. Первый — открытый дворцовый прием. Второй — посвященный обсуждению текущих дел. На третьем — ночью или вечером — обсуждались религиозные дела и государственная политика. Все эти собрания играли важную роль в общем управлении страной. Один день отводился для судебного разбирательства. Монарху представлялись все важные дела, относящиеся к назначениям, доходам, джагирам, мансабам, государственным пожалованиям, платежным документам, прошениям князей, наместников и прошением част-них лиц, которые те представляли через сановников. Установленный распорядок дня соблюдался даже тогда, когда монарх был в походе.

Акбар имел четырех министров: дивана, ведавшего налогами и финансами; мир бахши — являвшегося главой военного ведомства; мир самана—главного чиновника, ведавшего мастерскими и складами; садр-ус-судура, являвшегося главой духовного и судебного управлений. Помимо этих министров большую роль в центральном управлении играли также два других чиновника. Они занимали должности даро-га-и-гусал-хана и ара-и-мукаррар. Первый из них был личным секретарем падишаха, второй просматривал его указы и представлял ему их вторично для одобрения. Среди других чиновников более низкого ранга следует упомянуть дарога-и-дакчоуки и мир-и-арз. Первый ведал разведывательным управлением, а второй — поступавшими прошениями.

Бюрократический аппарат был построен по военному образцу. Высшие чиновники были разделены на 33 ранга, начиная от «мансабдаров (военачальников) Десяти» и кончая «мансабдарами-десятитысячника-ми». Высшие ранги были закреплены за тремя сыновьями Акбара.

Акбар пытался ликвидировать систему джагиров, предполагая оплачивать своих военачальников деньгами, а сбор поземельного налога в казну поручить правительственным чиновникам при условии внесения ими крупного денежного залога. Однако здесь ^кбар натолкнулся на решительное сопротивление землевладельцев, которые не собирались поступаться своими землями и доходами. С другой стороны, новые откупщики из чиновников так начали грабить крестьян, что в короткое время довели многие округа до полного разорения. По истечении трех лет Акбару пришлось вернуться к системе джагиров.

ПОЗЕМЕЛЬНО-ПОДАТНАЯ РЕФОРМА

В первые годы правления Акбара был проведен ряд экспериментов в области налоговой системы. После налоговых реформ в 1582 г. в Могольской державе существовали три основные системы взимания налогов:

1) галлэбахш, или раздел урожая. По этой системе государство отбирало часть урожая каждой культуры. Эта система была распространена в Нижнем Синде, на части территории Кабула и в Кашмире;

2) забти, или система регулирования. Она была распространена от Мультана до Бихара и на значительной части Раджпутаны, Мальвы и . Гуджарата. Сущность этой системы заключалась в установлении фиксированных ставок денежных платежей с каждой единицы площади, засеянной той или иной культурой. Каждый год необходимо было измерять и регистрировать посевные площади. Исчисление размера налога производилось на основе таблицы налоговых ставок, называемой дастур, и данных о возделываемых культурах. Налогом облагалась только та земля, которая действительно обрабатывалась. Налог взимался с каждого крестьянского двора. При Акбаре налог соответствовал ‘/з урожая. Установление этого размера в каждый сезон было трудоемким и дорогостоящим делом, и часть этих издержек должен был нести крестьянин. Но преимущество этой системы заключалось в том, что не существовало передачи отдельным лицам права на сбор налога в свою пользу, раздачи сбора налога на откуп, а также установления налогообложения больших территорий на основании только предварительной оценки. В налоговой системе Акбара не могло быть и речи о ренте как сумме, уплачиваемой за одно лишь право владения землей. Налог собирался не со всего земельного владения, а только с обрабатываемой площади;

3) насак или оценка. Система насак не предполагала общей кадастрации земель и сбора сведений об урожае в каждом сельскохозяйственном году.

Акбар перевел в 1574—1575 гг. в центральной части страны натуральные подати в денежные, приняв за основу среднюю цену на земледельческие продукты в разных районах страны за 10 лет. Реформа эта была возможно только на основе роста товарно-денежных отношений.

Для получения денежных средств на уплату налога крестьянин должен был сразу по уборке урожая выставить свою продукцию на рынок, что вело к снижению цен. Наличие низких цен на продовольствие вынудило Акбара четыре раза — в 1585 г., в 1586 г., в 1588 г. и в 1590 г. снижать ставки земельных податей в среднем на 10—25 % как на казенных землях, так и на землях феодалов, т. к. крестьяне были не в состоянии выручить.за свои продукты сумму, достаточную для уплаты налога. Немаловажным следствием перевода поземельного налога в денежную форму стала необходимость для крестьян прибегать к помощи ростовщиков.

РЕЛИГИОЗНАЯ РЕФОРМА

В очень ранний период своего правления (1562— 1564) Акбар, действуя самостоятельно и с большой смелостью, провел ряд важных реформ. Эти реформы Дают нам ясно^ представление о политике, которую °н был намерен проводить в отношении индусов.

Он отменил налоги на индусских паломников, запретил обращение военнопленных в рабство и отменил джизию. Налоги с паломников достигали миллионов рупий, следовательно отмена этих налогов и джи-Зии была в финансовом отношении большой жертвой.

Принципом Акбара была веротерпимость (солх-и-кУл), но помимо религиозных соображений его отношение к индусам определялось здравым политическим инстинктом. Его индусские родственники со т°роны жен заняли очень высокое положение среди

могольской знати и к ним относились с почтением, как к родственникам правящей династии.

Поощрялось изучение индуизма, разрешалось свободно воздвигать индуисские храмы, проводить инду-исские религиозные празднества, и индуисское население не обременялось никакими особыми налогами, которые были бы знаком его приниженного положения в обществе. Таким образом, Акбару удалось обеспечить себе поддержку индусов и значительно усилить могольскую власть в Индии.

В то же время он «приложил огромные усилия для того, чтобы освободить индийский ислам от его арабских черт и приспособить его к нуждам Индии, подобно тому, как персы использовали шиизм для того, чтобы придать исламу свой национальный дух». При Акбаре началось великое религиозное и культурное движение для приспособления ислама к традициям Индии.

В Фатхпур-Сикри Акбар построил молитвенный дом (ибадат-ханэ), где избранные представители различных школ религиозной мысли — мусульмане, индусы, джайны, христиане — участвовали в религиозных диспутах. Эти диспуты, по-видимому, убедили Акбара в том, что «свет есть во всех формах поклонения Богу, и каждая форма в большей или меньшей мере имеет теневые стороны».

Решив бросить вызов чрезмерному влиянию улемов, Акбар в сентябре 1579 г. издал Указ о непогрешимости, который давал ему высшую власть при решении всех вопросов, касавшихся ислама. Когда Акбар издал этот Указ, им руководило желание ни с кем не делить преданности своих подданных-мусульман,. а не желание взять на себя духовное руководство. Он стремился создать новую религиозную организацию.

Акбар выработал свою собственную эклектическую религию, названную дин-и-илахи, и в 1582— 1605 гг. он являлся ее пророком. Эта религия была охарактеризована как монотеистический парсийский индуизм. Это был мусульманский орден суфиев, существовавший в рамках ислама, основывавшийся на индивидуальных убеждениях его приверженцев и открытый только для людей, достигших определенных ступеней духовного развития.

Территория Могольской империи после смерти Акбара, в царствование его сына Джахангира, а позднее внука Шах-Джахана, расширилась путем завоевания Декана. Но армия при этом становилась все менее гибкой, не совершенствовалась военная техника. Отдельные военачальники действовали по своему усмотрению, не считаясь с планами своего правителя. Сила армии значительно упала.

При Джахангире была введена система откупов земельного налога, что значительно усугубило положение крестьян. Подрыву сельского хозяйства способствовали также не прекращавшиеся военные действия в Декане. Эти войны истощали казну, что вело к еще большему усилению налогового гнета.

Джахангир, нуждаясь в средствах, стал требовать от джагирдаров, чтобы они часть доходов отдавали в казну, а в обеспечение взноса этих сумм от джагирдаров стали взимать при новых пожалованиях крупные денежные залоги. Таким образом сбор земельного налога стал фактически отдаваться на откуп, однако в отличие от времен Акбара в роли откупщиков стали выступать джагир дары. В связи с этим изменился и характер джагира.

Характер заминдарства также претерпел изменения. Поскольку многие заминдары поступали на службу к Моголам и в дополнение к своим заминдар-ствам получали джагиры, разница между заминдара-ми и джагир дарами стала стираться.

Крупные землевладельцы поднимали мятежи, ослаблявшие центральную власть. При восшествии на престол Джахангира произошло восстание под руководством его сына Хусру, подавленное Джахангиром с большой жестокостью. Более 8 лет продолжалось восстание Усман-хана в Бенгалии. В 1622 г. восстал Другой сын Джахангира, правивший впоследствии Могольской империей под именем Шах-Джахана. В 1626 г. полководец Махабат-хан захватил в плен самого государя, которому лишь с трудом удалось бежать.

В правление сына Джахангира Шах-Джахана Мо-г°льская империя достигла своего наибольшего территориального расширения. В 1633 г. он захватил

Ахмеднагар, в 1636 г.— Голконду и Биджапур. На части этих новых земель наряду с крупным землевладением мусульманских джагирдаров сохранялось землевладение мелких и средних феодалов-индусов. Моголы вынуждены были опираться на эту прослойку местных землевладельцев в недавно завоеванной и враждебной стране.

Стремясь покорить целиком Южную Индию, Шах Джахан всю свою жизнь продолжал вести войны в Декане. При этом армии Моголов становились все менее боеспособными, малоподвижными, т. к. джагирдары стремились и на войне окружать себя привычной роскошью и брали с собой в поход свиту, гаремы, слуг. В 1645 г. могольские войска захватили Балх и Ба-дахшан, но не смогли там удержаться и вскоре были вынуждены уйти. В 1638 г. могольским войскам удалось отвоевать у иранцев Кандагар, но в 1649 г. Иран снова овладел им.

Несмотря на внешние успехи, некоторые завоевания и расширение территории империи, в правление Шах-Джахана продолжался процесс внутреннего ослабления империи, который привел во 2-й половине

XVII в. к упадку Могольского государства.

В XVI в. в Могольскую империю проникают европейские торговые компании, которые прочно укрепля-

ются в Индии и начинают приобретать не только торговое, но и политическое влияние, положив тем самым начало ее колониальному завоеванию.

Русские купцы не могли попасть в Индию прямым морским путем. Им приходилось проезжать туда через много владений чужих, часто враждебных правителей. Торговлю с Россией вели главным образом Индийские купцы, основавшие торговое поселение в Астрахани в начале XVII в. Русское правительство всячески поддерживало эту торговлю, предоставив индийцам различные льготы. Два русских посольства в Могольскую империю в 1646 г. и в 1651 г. не были пропущены через Иран и потому не достигли места назначения. Однако, несмотря на неудачу в установлении прямых дипломатических сношений в 1-й половине XVII в., торговые связи между Россией и Индией были относительно широки.

КУЛЬТУРА

Для культуры Индии акбаровского времени характерно господство идей синтеза элементов двух основных культур — мусульманской и индусской. В поэзии звучат мотивы веротерпимости, уподобления своей возлюбленной индусскому богу, а себя — брахману, поэтическое воспевание всеобщей любви людей друг к другу. Некоторые поэты писали на мотивы, почерпнутые из индусского эпоса. Впоследствии эти тенденции начинают слабеть, и при Ауранг-зебе приходят в упадок не только изобразительное искусство и поэзия, но и летописание.

ЛИТЕРАТУРА

В период правления Акбара одним из наиболее способных авторов был Абу-л-Фазл, близкий друг Акбара. Его следует рассматривать как величайшего историка Индии, писавшего на языке фарси. Его знаменитыми трудами являются «Акбар-намэ» и «Аин-и-Акбари». Первая из этих работ, написанная во славу ее героя, излагает политическую и военную историю. Вторая — это описание административной системы Акбара и сборник статистических материалов.

Другими выдающимися историками «века Акбара» были Бадауни, автор «Мунтахаб-ут-таварих», и Ни-зам-уд-дин, автор «Табакат-и-Акбари». Бадауни был критиком, враждебно настроенным по отношению к Акбару. Работа Низам-уд-дина несколько поверхностна.

Из поэтов, писавших на. фарси, лучшим следует считать Файзи, брата Абу-л-Фазла. Он писал на мотивы из индусского эпоса. Широко известно в т'Ъ время было его произведение «Наль и Даман».

Хотя Акбар был неграмотным, он тем не менее был человеком весьма высокой культуры, проявлял большой интерес к переводам на фарси знаменитых санскритских произведений, таких как «Махабхарата», «Рамаяна», «Атхарваведа», покровительствовал также каллиграфам и музыкантам. Знаменитый музыкант Тансен выступал при его дворе. Абд-ур-Рахим, хан-ханан перевел на фарси «Мемуары» Бабура. Он также под псевдонимом Рахим писал на арабском, тюркском языках, санскрите и хинди.

Величайший из поэтов Тулси Дас (около 1532—

1623) творил в «век Акбара». Тулси Дас вел скромный образ жизни в Бенасере, и, хотя не был известен Акбару, в числе его поклонников были многие раджи. Он написал свыше 10 книг, из которых наиболее известна «Рамачаритаманаса». Это бессмертное произведение, написанное на восточном хинди, проникнуто симпатией к человеку и отличается знанием человеческой души, и поэтому оно завоевало любовь и восхищение как народных масс, так и людей образованных. Это не перевод «Рамаяны» Вальмики, это совершенно самостоятельное произведение. Тулси Дас был величайшим поэтом. Он был одарен поразительным по гибкости и глубине умом, тонким чувством гармонии и музыки слов. Поэзия Тулси Даса, несмотря на ее в основном религиозный характер, колоритна и красива, и подчас она даже становится чувственной, хотя поэт как бы извиняется за это.

Знаменитый бард, слепой поэт Сурдас из Агры украшал своим присутствием двор Акбара. Он писал на западном хинди, прославляя жизнь и дела Кришны в своем большом цикле песен «Сурасагара», который содержит до 60 тысяч строк.

Подъем индийской литературы, начавшийся при Акбаре, продолжался при Джахангире и Шах-Джаха-не.

Джахангир сам был талантливым писателем. Помимо того, что он написал свои знаменитые «Мемуары», он способствовал также завершению работ по составлению ценного словаря «Фарханг-и-Джаханги-Ри».

При Шах-Джахане индийская историческая литература на фарси была обогащена произведениями Абд-ул-Хамида Лахори, автора «Бадшах-намэ» и Ха-фи-хана, автора «Мунтахаб-ул-лубаб».

Бихарилал, поэт из Джайпура, писавший на хинди, автор «Сатсайи», или сборника семисот отдельных стихов. Его работа считается одним из наиболее изысканных произведений искусства, созданных на индийских языках.

Махараджа Джасвант Сингх, князь Марвара, также был поэтом, создавшим значительные произведения на хинди.

Дара продолжал философские традиции своего прадеда — мусульманского святого Миана Мир. Он составлял жизнеописания мусульманских святых, стремился объяснить сторонникам каждой веры высшие истины религии, которые исповедовали другие люди.

АРХИТЕКТУРА

При Акбаре активно велось строительство. Наиболее выдающимися памятниками его правления являются гробница Хумаюна в Дели, дворцы-крепости Агры и Лахора, а также здания в Фатхпур-Сикри.

Гробница Хумаюна в Дели построена по замыслу жены Хумаюна — Хаджи-бегум, которая была верной спутницей мужа в период его изгнания в Персию. Она внесла в архитектуру могольского периода элементы персидского зодчества. Она поместила здание в центре парка, что являлось нововведением.

Стены дворца-крепости Акбара в Агре поднимаются на 70 футов — это был первый пример архитектурного решения стен столь крупного масштаба в обработанном камне. Главный вход дворца-крепости — Делийские ворота — является лучшим образцом архитектуры ворот в Индии и производит наиболее сильное и глубокое впечатление. Фатхпур-Сикри, находящийся в 26 милях от Агры, со сказочной быстротой был превращен Акбаром из пустынной возвышенности в город с садами и изящными зданиями. Акбар жил в этом городе в 1569—1585 гг.

Даже памятники и другие произведения искусства времен Акбара свидетельствуют о его политике веротерпимости. Местным мастерам было позволено придать многим зданиям черты, характерные для джайн-ских и индуисских храмов. Это индуисское влияние особенно сказалось в архитектуре дворца Джодх Бай в Фатхпур-Сикри. Из архитектурных сооружений в Фатхпур-Сикри наибольшее впечатление производит Буланд-Дарваза — ворота, которые были сооружены в честь покорения Акбаром Гуджарата.

Архитектура зданий, воздвигнутых при Акбаре, оказала влияние на местную индийскую архитектуру. Могольская строгость, лежащая в основе и сочетающаяся с индусской декоративной пышностью,— вот стиль, образцами которого являются здания в Амбере и Джодхпуре.

Джахангир был любителем миниатюры, и его травление примечательно совершенством, которое было достигнуто в планировке знаменитых могольских садов с площадями-террасами, искусственными водоемами и множеством фонтанов. Он создал прелестный сад Шаламар-Баг в Кашмире.

Появление нового направления в могольской архитектуре можно проследить на примере гробницы Ити-мад-уд-доулы в Агре. Это направление было связано с утонченным феминизмом образованной супруги Джахангира. Помимо того, что гробница построена с большим эстетическим вкусом, это сооружение знаменует собой переход от более простых построек Акбара и Джахангира, материалом для которых служил песчаник, к сооружениям из белого мрамора.

При Шах-Джахане были построены сооружения, отличающиеся изяществом и стройностью. В Агре и Дели он построил дворцы — Диван-и-ам, Ди-ван-и-хас, Хас-Махал и другие — шедевры моголь-ского стиля в эпоху его наивысшего расцвета. Созданное при Шах-Джахане новое архитектурное сооружение в Дели — величественная резиденция падишаха— оправдывает его знаменитую фразу: «Если есть на земле рай, то — вот он, вот он». Мечеть Джа-ми в Дели он построил в величественном стиле, архитектура мечети в Агре «определенно обращена к интимным чувствам».

Самым чудесным цветком в букете могольского

искусства является Тадж-Махал — сочетание высшего искусства с прекрасным строительным мастерством. Шах-Джахан предполагал соорудить на противоположном берегу реки Джамны свою гробницу, воспроизводящую формы Тадж-Махала, но не из белого мрамора, а из черного. Здания собирались соединить мостом. Война за престол помешала осуществлению этих намерений.

ЖИВОПИСЬ

В живописи господствовал жанр миниатюры. Рад-жпутская миниатюра создавалась под влиянием стенных росписей Раджастхана, а также продолжала традиции джайнской миниатюры. При дворе возникла могольская миниатюра, продолжавшая традиции Персии, где зародился этот стиль живописи,, однако более реалистичная, чем иранская, и не такая манерная.

Наблюдается взаимовлияние раджпутской и могольской миниатюр. Могольская живопись была плоской, объемность выражалась штрихами, перспектива — тремя планами: нижним, средним и верхним. Фигуры среднего плана были больше, чем нижнего или верхнего. На здание художник смотрел как бы сверху. Однако в XVII в. в миниатюрную живопись стали порой проникать европейские сюжеты (например Мадонна с младенцем) и некоторые европейские приемы: так на некоторых фигурах выпуклости стали передавать светотенью.

Краски были естественные, главным образом минеральные и не выцвели до наших дней.

В Декане получила развитие миниатюра в основном того же стиля, что и в Агре. Но в отличие от могольской, она была слишком детализирована. В

XVIII в. прежние стили живописи пришли в упадок, но в мелких раджпутских княжествах развились новые школы живописи, получившие название «пахари» (горные). Художниками в могольской Индии являлись как выходцы из Герата и Персии, так и индусы.

Наиболее известным художником был перс Ходжа Абд-ус-Самад и индийские мастера Дасванатх и Ба-саван.

В эпоху средневековья происходили народные представления с танцами и музыкой, поставленные на сюжеты из индусской мифологии, главным образом связанные с вишнуизмом.

В Тамилнаде такие народные представления назывались теракутту, в Карнатике — якшагана, в Анд-хре — видхинатакам, в Индостане — рамлила. Часто в эти представления на темы эпоса были вкраплены фарсовые злободневные сценки, где высмеивались завоеватели-моголы, позднее — англичане и т. д. Порой такие представления шли и во дворцах правящей верхушки, но там народное искусство теряло свою непосредственность, приобретало черты манерности.

ГЛАВА 5

КИТАЙ XVI — XVII ВВ.


Китайская империя при династии Мин в XVI в. занимала территорию современных внутренних провинций Китая и часть Маньчжурии (нынешнего Дун-бэя — Северо-Востока). Вассалами Китая являлись Корея, Вьетнам и Тибет. Вся страна была разделена на 15 крупных административных единиц. Управлялись они чиновниками, назначавшимися центральной властью.

1. АГРАРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

АГРАРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В XVI — XVII ВВ.

ФОРМЫ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ

В общественном производстве при династии Мин главное место занимало сельское хозяйство. Политика освобождения крепостных крестьян, проводившаяся в начале правления Минской династии, и особое внимание, уделявшееся сельскохозяйственному производству, стимулировали рост производственной активности широких крестьянских масс.

Были значительно усовершенствованы орудия сельского хозяйства и агротехника. В сельском хозяйстве стали применять соху, различные бороны, сеялки, каменный каток и т. д. Весь производственный процесс — от распашки целины до сева и уборки урожая — производился орудиями, которые мало изменились и при династиях Мин и Цин. В правление династии Мин в сельском хозяйстве началось внедрение «глубокой вспашки и тщательной обработки» земли или, как говорили в то время, «пахали глубоко, боронили тщательно».

Улучшение агротехники способствовало тому, что с больших площадей стали собирать по два урожая — весной и осенью. Большое внимание уделялось накоплению удобрений, широко использовался перегной. Поговорка того времени гласит: «Беречь навоз — все равно, что купить еще одно поле».

Особого развития достигла ирригационная техни: ка. Благодаря увеличению распашки горных склонов было введено и широко применялось механическое орошение возвышенных мест при помощи водяных колес, труб, водочерпалок, журавлей, желобов на подставках, прокладки водопроводов из бамбуковых труб, устройства барьеров на склонах. Благодаря высокому развитию производительных сил в сельском хозяйстве намного возросла его продуктивность.

Дальнейший подъем сельского хозяйства создал благоприятные условия для развития ремесла и торговли, которые в результате развития товарно-денежных отношений проникают также и в деревню. Это способствовало расширению товарного производства продуктов земледелия.

Такое положение вещей побуждало чиновников и помещиков к усиленному захвату и поглощению земли, и это постепенно привело к высокой концентрации земельной собственности.

В это время наблюдается массовое обезземеливание крестьян и превращение их в арендаторов-издоль-Щиков. Специфической чертой этого периода является также широкое применение наемного труда на землях крупных землевладельцев.

Все земли в Минской империи делились на казенные (государственные) и «народные», или частные.

К казенным землям относились те, которые считались государственными в правление Сунов и монгольской династии или отчисленные из этого фонда, т. е. пожалованные, а затем возвращенные в казну, земли, конфискованные у противников новой власти или отобранные по приговору суда у отдельных лиц, а также луга, горы, леса.

Кроме того, казенными были земли монастырей, школ, кладбищ и усыпальниц знатных лиц, «должностные» земли, отдаваемые чиновникам на кормление, и наконец земли, переданные во владение княжеских домов и феодалов. Китайские помещики Юга, составившие опору Чжу Юань-чжана при его приходе к власти, сохранили свои земли в качестве частной собственности. В казну были конфискованы лишь частные владения приверженцев других вождей и тех, кто боролся против войск победителя. Однако и эта конфискация не предусматривала перемену собственников, а означала обложение их более тяжелыми податями. Следовательно, на Севере преобладали казенные земли, на Юге — частные.

Большинство казенных земель передавалось в вечное держание крестьян, обязанных обрабатывать поля, платить налоги государству и нести феодальные повинности. Императорский эдикт обязывал земледельцев выращивать тутовые деревья и сеять хлопок, который незадолго до того начали культивировать в Китае. Крестьяне, обрабатывавшие заброшенные или ранее затопленные поля на Великой равнине или поднимавшие целину на окраинах государства, получали некоторую помощь от казны, освобождались на специально установленные сроки от податей или получали другие льготы.

У границ государства и в центре страны создавались туньтянь — военные и гражданские поселения. В них земледельцы получали надел земли и могли брать взаймы у казны сельскохозяйственные орудия, семена, а иногда и рабочий скот, за это они отдавали часть урожая или служили в солдатах.

Все остальные земли считались «народными полями». По существу под последними понимались земли, находившиеся в частной собственности как у феодалов, так и у крестьян.

Формы крестьянской зависимости были различными. Крепостного права формально не существовало, крестьянин юридически был лично свободным, однако эта свобода фактически была ограниченной. Существование системы круговой поруки «десятидворок» во главе со старостой (десятским), сильно ограничивало личную свободу крестьян. «Десятидворка» включала одиннадцать дворов, один из которых был двором старосты (им всегда был зажиточный крестьянин). Обычные функции сельских организаций (учет населения и земли, надзор, круговая порука, обеспечение поступления налогов, поимка беглых) сохранялись за < десятидворкой ».

В еще большей зависимости находились издольщики, обрабатывавшие землю феодалов на условиях аренды. Фактически приближались к положению крепостных те непосредственные производители, земли которых были переданы в так называемое покровительство крупным феодалам.

Некоторые помещики стали применять в своем хозяйстве наемный труд. В составленном современниками Минской династии сборнике чСинши хэньянь» («Бессмертные речи для вразумления современника») содержатся рассказы, в которых нашел отражение факт применения труда сотен людей в деревне. Это уже не земельная рента, а выжимание прибавочной стоимости из труда сельскохозяйственных рабочих.

ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ

Крупнейшими землевладельцами в XVI — XVII вв. являлись императоры Минской династии. Принадлежавшие Минской династии государственные земли составляли '/7 всех частновладельческих земель Китая. Источниками расширения государственных земель во времена Минской династии были: государственные земли, унаследованные от Сунской и Юань-ской династий; земли богатеев и помещиков района озера Тайху, описанные и конфискованные, обширные залежные земли, появившиеся в результате междоусобных войн в конце правления Юаньской династии; целина; крестьянские поля, захваченные прямым или косвенным путем.

Минские императоры лично владели на правах частной собственности обширными поместьями, которые назывались дворцовыми (гучжуан) или императорскими (хуанчжуан) землями.

Еще в XVI в. были созданы первые в минский период императорские поместья, число которых в дальнейшем непрерывно росло. К началу XVI в. только в столичном округе (на территории современной провинции Хэбэй) находилось 36 поместий с общей площадью 37 тыс. цин. В течение XVI — XVII вв. продолжался рост императорского землевладения.

Все эти земельные площади образовались за счет прямого или косвенного захвата крестьянских наделов. Большие участки государственных земель Минский двор сдавал в аренду, главным образом в плодородных районах близ озера Тайху (Южный Китай). Но и подати здесь были самыми тяжелыми. Размер оброка номинально составлял около '/ю урожая.

К числу крупных землевладельцев относились представители различных групп знати. Пожалованные им земли считались наследственными.

Земельные владения титулованной знати были огромными, причем источником их роста являлись не только пожалования, но и прямые захваты пастбищ, заброшенных земель, пустошей, а также земель крестьян и мелких феодалов.

Значительную долю государственных земель в Минскую эпоху составляли также земли заслуженных сановников, императорской родни, в особенности великих князей. Поместья, подаренные минским императором Тайцзу великим князьям, измерялись тысячью цин каждое, земельные участки, пожалованные заслуженным сановникам и императорской родне, в большинстве случаев достигали 100 цин.

Чтобы расширить свои земельные владения, эта аристократия часто представляла крестьянские наделы как пустоши, а затем выпрашивала их у императора. Так, при императоре Сяньцзуне его родственник по женской линии Чжоу Юй выпросил более 600 цин земли в Уцяне и Уи (в совр. Хэбэе). При Сяоцзуне синский князь Ю Хан вымолил более 1300 цин земли.

Некоторые силой принуждали крестьян «дарить» им землю и даже открыто захватывали крестьянские поля. В царствование Сяоцзуна заслуженному сановнику Чжан Хао-цэню было пожаловано 400 цин земли

Портрет сановника.

Картина неизвестного мастера.

XVI в.

в нескольких уездах Сунина (в пров. Хэбэй). Чжан воспользовался случаем и забрал крестьянской земли вчетверо больше, чем ему было выделено.

Владения аристократии большей частью располагались в Северной Чжили, Хэнани, Шаньдуне, Хугуа-не (Хубэй и Хунань), в Шэньси, на самых плодородных землях этих провинций. По данным на период царствования Шицзуна, площадь таких земельных владений достигла 200 тыс. цин и составила около ‘/го всех пахотных земель страны (по земельному кадастру того времени).

Со второй половины правления Минской династии расширение земельных владений князей стало бичом для крестьянских хозяйств. Шицзун пожаловал в удел цзинскому князю Цзай Чуаню 40 тыс. цин земли в Хугуане и других местах. Шэньцзуан намеревался дать в дар князю Фу тоже 40 тыс. цин земли, но ввиду того, что в то время ни в одной из провинций не было такого большого плодородного и компактного массива частновладельческой земли, после ожесточенного спора с министрами он уменьшил площадь пожалования до 20 тыс. цин. Поскольку в одной провинции Хэнань не сумели изыскать столько земли, Шэньцзуан приказал возместить недостающие 4400 цин из земельных фондов Хугуана.

Земельные владения, полученные князьями Хуэй и Гуй в дар от Синцзуна, достигали 30 тыс. цин. В то время в Хугуане не было столько свободной земли, всего 6 тыс. цин. Что касается остальной части, то причитающиеся с не подати местные чиновники разложили поровну на крестьян: крупные области и уезды вносили подати со 150 цин, средние — со 100 цин, небольшие — с 50 цин в размере 3 лян б цянь (1 лян — 37,301 г.) серебра с каждого цина. Даже хугуанские крестьяне-собственники должны были выплачивать земельную ренту.

Особенно отличались в захвате земель могущественные евнухи — представители придворной бюрократии, которые пользовались большой властью при дворе. В начале XVI в. один из высокопоставленных евнухов Гу Да-юн захватил свыше 10 тыс. цин «народных полей».

Расширение земельных владений служилой знати происходило также путем присоединения земель тех лиц, которые искали у нее покровительства. Происходило это следующим образом.

Мелкие землевладельцы, стремясь избавиться от налогового обложения и произвола со стороны властей, переходили под покровительство могущественных феодалов, передавая им свои земли или .фиктивно записывая их на имя феодалов. Такой переход под «покровительство», соответствующий европейской коммендации, и в связи с этим присвоение крупными феодалами земли « покровительствуемых » имели место еще в XV в., но широкое распространение они получили в XVI в. Правящая династия пыталась вмешаться в этот процесс перехода под «покровительство», даже приостановить его, так как он приводил к сокращению налоговых поступлений (знать была освобождена от уплаты налогов).

Лица, переходившие под «покровительство», стали клеймиться как «предатели», «негодяи», против них издавались императорские указы. В период царствования Сяоцзуна (1488—1505) было решено отправлять на границу для несения военной службы, т. е. по существу ссылать тех, кто передал землю под «покровительство» князьям.

Все же эти меры не смогли остановить процесса передачи земель под «покровительство», так как значительная часть знати была заинтересована в сохранении института коммендации.

За службу в государственном аппарате чиновники, не имевшие титулов знатности, получали земли, которые составляли особую категорию землевладения. Эти земли носили название «должностных полей» и передавались во владение на срок службы. Когда же такой чиновник увольнялся или добровольно уходил со службы, его земля возвращалась в казну.

К этой же группе земель относились и так называемые «поля для поддержания бескорыстия пограничных чиновников». Эти земли передавались чиновникам отдельных областей в дополнение к месячному довольствию натурой. Предполагалось, что плохо оплачиваемые чиновники на далекой периферии не будут брать взяток, если получат дополнительные Доходы с земли. Отсюда и название этой категории земли.

Одной из форм государственного землевладения были поселения (туньтянь). Земли поселений составляли в первые годы Минской династии самый большой процент государственных земель и делились на Две категории — гражданские (миньтунь) и военные (цзюньтунь), причем главное место отводилось военным.

Военные поселения создавались еще в начале 70-х годов XIV в. в пограничных и внутренних районах (в провинциях Хэнань, Шаньдун, Шэньси, Шаньси и др.)- На каждого военнопоселенца давали 50 му земли. Власти давали поселенцам рабочий скот и сельскохозяйственный инвентарь. В пограничных районах военнопоселенцы 30 % времени уделяли военному обучению и 70 % — обработке земли, во внутренних — соответственно 20 % и 80 %.

В течение первых трех лет с поселенцев не взимался земельный налог. В дальнейшем те поселенцы, которые пользовались казенным скотом и семенами, выплачивали ренту-налог в размере 50 % урожая, а те, кто обходился своими орудиями производства и семенами, отдавали 30 % урожая.

Наибольшая площадь поселений при династии Мин превышала 890 тыс. цин, что превышало '/ю всех пахотных земель страны. Ежегодно поселения давали 4350 тыс. даней (1 дань — 59,6816 кг.) зерна, т. е. около '/7 всех доходов от поземельного налога.

После царствования Инцзуна значительная часть поселенческих земель была захвачена евнухами, чиновниками и офицерами, так что при Сяньцзуне доходы с них не достигали уже и '/ю прежней суммы.

ЧАСТНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ

Категория частных, или «народных», полей охватывала земли феодалов, мелких собственников, которые личным трудом обрабатывали поля. Все эти земли облагались государственным налогом, независимо от того, кому они принадлежали.

К категории феодалов, владеющих землей на правах частной собственности, принадлежала некоторая часть дворянства, богатые люди из числа купцов и лиц, занимавшихся различными промыслами, а также шэныпи — обладатели ученых степеней и прав на государственные посты; мелкие чиновники, сельские старосты и др. Многие из них обладали значительной земельной площадью. В конце XVI — начале XVII в.

в ряде провинций (Хэбэй, Шэньси, Хэнань, в бассейне реки Янцзы) были крупные феодалы,.имевшие в частной собственности десятки тысяч и даже свыше 100 тыс. му земли.

Концентрация земельных владений в руках этих феодалов была поразительной. К примеру, в уезде фынхуа (провинция Чжэцзян) семья феодала Дай Ао, сельского чиновника, владела значительной частью земли данного уезда. Общая сумма поземельного налога со всего уезда составляла 20 тыс. лян серебром, при этом наполовину она уплачивалась семьей Дай Ао.

Великий мыслитель конца Минской эпохи Гу Янь-у говорил, что в районе озера Тайху землевладельцы составляют всего лишь 10 %, а остальные 90 % — арендаторы, так как поля таких феодалов, как правило, обрабатывались арендаторами за установленную долю урожая. Часть земель, владельцы которых сами вели свое хозяйство, обрабатывалась наемными работниками.

КРЕСТЬЯНСКОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ И ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЕ

Крестьянское землепользование было мелким. Размеры крестьянских владений были неодинаковыми. Они зависели от численности населения и наличия свободной земельной площади в ягой или Яной местности. На севере, где было много заброшенной земли, крестьяне получали по 15 му пахотной и по

2 му огородной земли на человека. При эт<т в течение трех лет они освобождались от налога. В других частях страны максимальный размер крестьянского землевладения составлял 100 му. Эти зейли, так как и земли феодальных собственников, считались «народными», т. е. частными.

Немногочисленными были крестьяне, считавшиеся собственниками земли. В своем большинстве кресть-яне оставались безземельными или являлись держателями государственных земель и земель феодалов. ~Дин из китайских источников XVII в. отмечает, что бассейне озера Тайху лишь '/ю часть населения имела свою землю, а 9/ю обрабатывали чужие поля. Такая же картина наблюдалась и в других районах.

Еще одну группу крестьян составляли держатели государственной земли. По численности они превышали крестьян — мелких собственников и отличались от них тем, что находились в большей зависимости от феодального государственного аппарата.

Самую многочисленную группу крестьян составляли держатели или арендаторы частных земель, т. е. земель, находившихся в полной собственности феодалов.

В положении всех этих групп крестьянства происходили постоянные изменения: мелкие собственники превращались в держателей государственной земли или арендаторов частных, «народных», полей в связи с непрерывным поглощением крестьянских земель феодалами. С другой стороны, и арендаторы частных земель могли превратиться в держателей государственной земли в случае конфискации земель мелких феодалов государством или захвата феодальной знатью, чиновниками.

СЕЛЬСКАЯ ОБЩИНА. НАЛОГИ И ПОВИННОСТИ

Минское правительство всячески заботилось об организации налогового аппарата и всей учетной системы. Каждые 10 лет составлялись так называемые желтые списки (реестры), куда заносились податные Лица по профессиям и сословиям. При Чжу Юань-чжане было составлено два реестра: Желтый и Рыбье-чешуйчатый. Подобно «основе и утку» они должны были в перекрестном порядке учитывать землю, тяглых, их семьи и их обязанности перед государством.

Списки, составленные в четырех экземплярах, хранились в уездных управлениях и высших инстанциях, включая ведомство финансов. С помощью всестороннего учета крестьяне оказывались прикрепленными к земле и своему местожительству. Их опутывала сеть многочисленных повинностей, они находились в зависимости от государства или владельцев земли. Учет населения значительно облегчался благодаря существованию сельских общин и системе десятидво-рок — так называемой системе лицзя. Община выступала в качестве административной единицы и использовалась в фискальных целях. В сельской местности 100 дворов составляли деревню (сельскую общину), во главе которой стоял староста. Община делилась на 10 десятидворок, каждая из которых возглавлялась десятским. Такая система административного деления облегчала взимание налогов и податей и вместе с тем позволяла властям следить за благонадежностью населения.

При Шицзуне и Муцзуне в различных районах страны была осуществлена налоговая реформа, в соответствии с «Законом об унификации всех форм налогов и трудовой повинности» (итяобяньфа), которая с 1581 г. превратилась в установленную законом налоговую систему Минской эпохи. После введения итяобяньфа поземельный налог почти полностью взимался деньгами. В начале существования Минской династии различные трудовые повинности заменили подушным налогом (диншуй), который также собирали деньгами. Представители низшей администрации (например сборщики зерна, деревенские старосты, контролеры отправки зерна в столицу и др.) получили возможность откупаться от своих обязанностей уплатой подушного налога. В ряде районов Южного Китая подушный налог начал сливаться с поземельным.

На казенных землях рента и налог совпадали. Два раза в год крестьяне выплачивали налоги (ляншуй) натурой — рисом, просом, пшеницей и готовыми тканями. Налоги взимались летом и осенью. В конце

XV — начале XVI века в летний налог входило до 20 различных наименований продуктов земледелия и домашнего ремесла, а осенний налог насчитывал до 10 названий. Основным видом налогов было зерно. Налог-рента официально устанавливался в размере / ю урожая, но фактически взимался в значительно большем объеме. Крестьяне обязаны были сами доставлять зерно в казенные амбары, причем расходы

По доставке часто превышали сумму налога в 2—3 раза.

Кроме того, они отрабатывали на государственной барщине положенное число дней в году. На казенных Млях ставка государственного обложения была вы-016. чем на частных. Там налоги взимались с податных, кем бы они ни были,— богатые земледельцы, бедные крестьяне или пахари-воины. Владельцы земель и податные издольщики облагались меньшим налогом, вероятно, с учетом того, что крестьяне — держатели чужих участков — платили высокую ренту помещикам.

Признание обширных земельных пространств казенной собственностью — что, по мнению Чжу Юань-чжана, должно было улучшить положение крестьян — приводило к обратным результатам. Кроме того, для пополнения вечно пустовавшей казны, власти находили немало предлогов и повышали налоги. В этих целях легко мог быть использован учет. В официальной истории отмечалось, что в 20-х — 30-х годах

XV века «целина и пустоши больше не освобождались от обложения налогами навечно». А заболоченные низины и солончаки, с которых ранее вообще не взимали податей, все подверглись учету и были включены в установленную норму обложения. Поэтому сумма податей превысила прежнюю норму.

На казенные земли «созывались люди для распашки», а «подати взимали по примеру частновладельческих земель». Особенно тяжелыми были подати с казенных земель в районе озера Тайху. Население одной лишь области Сучжоу вносило ‘/ю общей суммы поземельного налога, собираемого со всей страны. Это в 8 раз превышало обычные ставки земельного налога. На многих казенных землях налог с каждого му достигал одного даня и больше, кроме того, крестьянин должен был сам доставить его в казенные амбары. Таким образом, добавив путевые и транспортные расходы, получим, что при уплате одного даня налога крестьянину нужно было часто затрачивать еще 2—3, а то и 4—5 даней. Это приводило к тому, что крестьяне продавали детей и жен, оставляли поля и разбегались. При императоре Инцзуне (1436—1449) в области Сунцзян площадь заброшенных земель превышала 4700 цин, при Сяоцзуне (1488—1505) население этой области сократилось приблизительно на 600 тыс. человек, т. е. почти в два раза по сравнению с началом правления Минской династии.

Арендная плата с частновладельческих земель в районе озера Тайху также составляла около одного даня, так что многие обнищавшие крестьяне «сегодня полностью расплачивались с податями, а завтра просили в долг». Были и такие, которые не могли внести даже подати.

Общая сумма поземельного налога со всего уезда фыхуа провинции Чжэцзян составляла 20 тыс. лян серебром. Половину этих денег присваивала лишь одна семья волостного чиновника Дай Ао. В Шэньси также имелись помещики, в собственности которых насчитывалось по нескольку десятков тысяч му nav хотной земли.

В XVI — XVII вв. существовала и отработанная рента. Она выражалась как в форме различного рода отработок на землях феодалов, так и главным образом в форме государственных повинностей, представлявших собою по существу государственную барщину. Эти повинности выполняли совершеннолетние мужского пола в возрасте от 16 до 60 лет. Феодалы различных групп, в том числе и крупные землевладельцы, даже не принадлежавшие к дворянскому сословию, и богатые горожане освобождались от повинностей. По закону, изданному еще основателем Минской империи Чжу Юань-чжаном, в 1368 г. в районах, находившихся недалеко от столицы — Нанкина, землевладельцы, имевшие 100 му земли, выделяли одного совершеннолетнего для выполнения повинностей в столице в течение 30 дней в году в свободное от сельскохозяйственных работ время.

Повинности выполнялись как в столице, так и по месту жительства. Существовали постоянные и временные или, как их называли, разные повинности. Самыми тяжелыми для крестьян повинностями являлись те, которые надолго отрывали от хозяйства рабочие руки — на строительстве городов, дворцов, каналов, плотин, по перевозке зерна в отдаленные пограничные районы, по обслуживанию почты и другие. От государственных повинностей можно было откупиться или нанять кого-нибудь вместо себя. Но это было Под силу только богатым людям.

Великие князья при постройке дворцов сгоняли на принудительные работы по нескольку сот тысяч, и да-по миллиону человек. На постройке дома Цзяо Фана «отбывало повинность население нескольких °бластейк

Крестьянам приходилось часто просить ссуды у ростовщиков, в качестве которых нередко выступали те же помещики. В Хэнани ростовщический процент превышал сумму займа в 3—5 раз, причем долг удерживали во время уборки зерновых и хлопка тут же, на месте, так что крестьянин «проработает усердно целый год, а по-прежнему испытывает холод и голод». Положение трудящихся становилось особенно тяжелым в периоды стихийных бедствий (наводнения, засухи, налеты саранчи), столь частых в Китае.

2. РЕМЕСЛА, МАНУФАКТУРА, ГОРОДА И ВНУТРЕННЯЯ ТОРГОВЛЯ

РАЗВИТИЕ РЕМЕСЛА

В XVI в. ремесленное производство в Китае достигло высокого уровня. К этому времени в ряде отраслей производства существовали крупные государственные мастерские, основанные главным образом на крепостном труде, и частные предприятия, где применялся труд наемных рабочих.

В Минской империи получили дальнейшее развитие такие отрасли производства, как выделка шелковых и хлопчатобумажных тканей, фарфоровое производство, судостроение, производство бумаги, плавка металла, горнодобывающая промышленность (добыча золота, серебра, меди, железной руды), добыча соли, стеклоделие. Стали использовать водную энергию для производства бумаги, приспособив для этой цели водяные рисорушки, которые были особенно распространены в провинции Фуцзян.

Центром шелкоткацкого производства в Минскую эпоху был Сучжоу. В сборнике коротких рассказов «Синши хэньянь» («Бессмертные речи для вразумления современников») есть рассказ под названием «Ши Юнь-цзэ встретил друга у ворот Танцюэ», в котором приводится описание процветающего городка Шэнц-зэчжэнь, области Сучжоу: «Городок населяет множество людей, основное занятие которых шелководство. Шум ткацких станков слышен всю ночь напролет. По обе стороны рынка тянутся более тысячи контор скупщиков. В мастерских дальних и близких деревень ткут шелк, который поступает на рынок Сучжоу. Множество торговцев-скушциков слетается сюда со всех сторон...».

Сунцзян был центром хлопчатобумажного производства. Производимое там белое полотно бяобу (вид ситца) славилось своим качеством и в конце Минской эпохи находило широкий сбыт повсюду: в Шэньси, Шаньси, в Пекине. Каждый кусок стоил примерно 1 цянь и 5—6 фэней серебра, самый лучший бяобу —

не дороже 1 цянь, 7—8 фэней — 2 цянь. «Богатые купцы, приезжавшие на рынок с большим капиталом, пускали в оборот тысячи лян серебра: те, кто побогаче — сотни тысяч лян, победнее — десятки тысяч лян». Поэтому комиссионные конторы почитали торговцев тканями как князей и боролись друг с другом ®з-за них.

Каждый кусок другого вида тканей — чжунцзи был длиннее бяобу. Эта материя находила сбыт в различных округах Хугуана, Цзянси и Лянгуана по той же цене, что и бяобу. Существовала еще ткань — сяобу — самая узкая и короткая. Сбывалась она в Жаочжоу и в некоторых других местах.

Центральная власть Минской империи уделяла большое внимание выращиванию хлопка и выделке хлопчатобумажных тканей. На сельское население возлагалось обязательство часть земли отводить под тутовые деревья, коноплю и хлопок. По свидетельству Спафария, возглавлявшего русское посольство в Китае (1675—1676), только в одном Шанхае выделкой хлопчатобумажных тканей занимались 200 тыс. человек. Прежние центры шелкоткачества — Чэнду и Луань пришли в упадок, и стали развиваться такие центры, как перечисленные нами Сучжоу, Ханчжоу и Нанкин. Станки для изготовления шелка стали более совершенными: намотка шелка шла одновременно на 12 шпуль, в многоцветном узорном тканье количество цветов в одной ткани доходило до 20. Хлопкоткачество преобладало в домашней промышленности и рассеянной мануфактуре.

Расширение добычи и обработки полезных ископаемых в стране вызвало некоторые технические усовершенствования в этой области: при добыче каменного угля в Хэбэе, Цзянсу , Шаньси применялись дренажная система и отвод рудничного газа из шахт с помощью бамбуковых трубок; при подъеме руды из шахт использовались лебедки и сложное блоковое устройство. На плавильнях Пинсяна и Цзуньхуа употреблялись флюсы, каменный и древесный уголь.

Металлообрабатывающие мастерские изготовляли сельскохозяйственные орудия, котлы, якори и тросы, листовое железо, проволоку, гвозди. Особенно славились своими металлическими изделиями в Китае и странах Юго-Восточной Азии гуандунские мастерские.

Большое распространение в Китае имели изделия из лака, славившиеся своим высоким качеством. Значительный прогресс был достигнут в производстве огнестрельного оружия. Артиллерия пополнялась вывезенными с запада испанскими и голландскими пушками. Из ручного огнестрельного оружия можно отметить скорострельное ружье, няоцзуйчун (пищаль «птичий клюв») и несколько типов пистолетов, похожих на современные.

В Цзуньхуа была сооружена пудлинговая печь глубиной в 1 чжан, 2 чи. Обычная же пудлинговая печь того времени могла вмещать более двух тысяч цзинь измельенной руды. Выплавка и отливка железа большей частью производилась уже с применением угля. В начале правления Минской династии из казенных железоплавильнях ежегодно выплавлялось более 7800 тысяч цзинь железа. Указом Минского императора Тайцзу плавка железа разрешалась и частным лицам. В результате производство железа при династии Мин увеличилось по сравнению с предыдущим периодом.

В XV — XVI веков переживало расцвет градостроительство, были возведены пекинский и нанкинский архитектурные комплексы, дворцы и храмы на могилах минских императоров, храм Неба, дворцы и храмы Танчжэнсы, достроена и частично реставрирована Великая Китайская стена, создано много укреплений, мостов необычайной прочности и красоты. Многие архитектурные памятники XIV — XVII вв. сохранились до нашего времени. Дворцы и храмы украшались изделиями художественных ремесел — деревянной скульптурой, резным камнем, слоновой костью, лаком, перегородчатой эмалью, перламутром и тончайшими вышивками. Как правило, число лиц, занятых на государственной барщине, ежегодно доходило до 100 тысяч, а на строительстве дворцов в Нанкине отбывали повинности до 200 тысяч работников разных специальностей. На строительстве крупных сооружений применялись подъемные механизмы. Широкий размах строительных работ вызвал изобретение лебедки, основанной на использовании принципов простейших машин.

Развивалось также полиграфическое производст-Во» изготовление бумаги и книгопечатание.

Значительное развитие получило кораблестроение ® связи с борьбой с европейскими колонизаторами \португальцами, испанцами и голландцами). Росла внешняя и внутренняя торговля, расширялись речные

* Морские связи, что также способствовало развитию той отрасли. В провинции Фуцзянь строились крупные морские корабли, на каждом из которых могли ьггь размещены несколько сот пассажиров и значи-ельный груз. В начале XVII в. китайцы знали примитивный водолазный скафандр, «водяные бомбы» — простейшие мины, которые устанавливались на воде для взрыва неприятельских кораблей. Комплексное развитие промышленности того времени нашло самое полное отражение в кораблестроении. «Корабли за сокровищами», на которых Чжэн Хэ совершал свои знаменитые путешествия на Запад, достигали 44 чжан в длину и 18 чжан в ширину.

Производство фарфора издавна было широко распространено в Китае. Самым крупным центром фарфорового производства был в то время Цаиндэчжэнь, город площадью 10 кв. км и с населением около миллиона человек. Здесь было сосредоточено около

3 тыс. мелких и крупных мастерских. Днем они насыщали воздух белым дымом, а ночью жгли небо багровым пламенем. Современники образно говорили: «Мастеровые приходят со всех сторон, посуда расходится по всей Поднебесной». Продукция, пользующаяся славой во всем Китае, на 9/ю состояла из предметов первой необходимости. Производство фарфора было развито также в провинциях Шаньси, Шаньдуне, Хэнани, Цзянси, Цзянсу, Чжэцзяне. Крупные фарфоровые мастерские были только государственными, в них применялся главным образом труд крепостных. В XV в. существовало и частное производство фарфоровых изделий. Но правительство Минской династии издало указ, запрещающий частное производство фарфора всех цветов. Нарушение этого запрета каралось смертной казнью. В дальнейшем был установлен строгий государственный контроль над производством фарфора. Из столицы посылались чиновники для руководства государственными мастерскими. Объем производства определялся правительством. Так, например, в годы правления Лун-цина (1567—1572), императорским указом был установлен объем производства фарфоровых изделий в провинции Цзянси в количестве 100 тыс. штук, а в 1591 г.— 159 тысяч.

ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИИ РЕМЕСЛА.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

В Минскую эпоху существовали четыре формы ремесленного производства:

1. Деревенское домашнее ремесло. На юго-восто-ке страны было широко распространено домашнее прядение и ткачество, которым занимались, главным образом, женщины в крестьянских семьях. В те времена говорили: «Мужчина пашет, женщина ткет — в°т основное занятие крестьян». В условиях жесткого Налогового гнета мелкотоварное домашнее прядение и ткачество зачастую становились основным источни-к°м существования бедных крестьян. Изготовленные Крестьянками шелка большей частью сбывались на вНутренних и внешних рынках через крупных и мелких торговцев.

2. Мелкие ремесленные мастерские. Эти мастерские по-прежнему сохраняли важное место в ремесленном производстве. В них работал мастер с членами своей семьи и несколько подмастерьев и учеников.

3. Казенная кустарная промышленность. В годы Хунъу в стране числилось по спискам 232089 ремесленников: Законом предписывалось, что занятие данным вйдом ремесла должно передаваться по наследству. Ремесленник отбывал один из двух видов повинности: «сидячую» (чжуцзо), когда ремесленник в своей мастерской 10 дней в месяц работал на казну, или «поочередную» (луньбань), которую ремесленник ежегодно отрабатывал в столице и, независимо от наличия работы, обязательно должен был прибыть к сроку.

Указом, изданным в 1393 г., для мастеров всех профессий устанавливалась очередность отбывания трудовой повинности в зависимости от сложности труда, выполняемого для столичных присутственных мест. «Одни отбывают свою очередь раз в 5 лет или в 4 года, другие — раз в 3 или 2 года, а иногда каждый год; сколько мастер должен проработать, сколько дать продукции, сколько получить довольствия все определяется в зависимости от количества и размера произведенных предметов, а также и от тщательности и изящества выполнения». Как свидетельствует запись 1447-года, «хотя для отбывающих поочередную повинность мастеровых <з>ок самой повинности ограничен тремя месяцами, однако, приезжающие издалека тратят на дорогу в оба конца также 3—5 месяца, т. е. каждый раз при выполнении трудовой повинности они затрачивают 6—7 месяцев. Отбывающие очередь каждый год спешат по дорога?*, дорожные рас ходы разоряют их». Ремесленники бежали и скрывались. Поэтому по установлению 1485 года (правление Сяньцзуна) мастеровые, не желавшие отбывать повинности, могли откупиться серебром: мастеровые с юга должны были вносить 9 цянь в месяц, мастеровые с севера — 6 цянь.

Массовое бегство и уклонение мастеровых от регистрации с целью избежать выполнения повинности, привело к сокращению числа реестровых мастеровых. Так, в 1562 г. (правление Шицзуна) во всей стране по спискам числилось всего 142486 ремесленников.

\

Чтобы получать больше денег, Минская династия в том же году упразднила систему поочередной трудовой повинности, заменив ее ежегодным денежным налогом. Если, например, по старым правилам очередность наступала раз в 4 года и это приравнивалось откупной сумме в 1 лян 8 цянь серебром, то теперь выплата этих денег раскладывается на 4 года, т. е. ежегодно взимается серебра 4 цянь 5 фэнь. Мастеровым было запрещено отбывать трудовые повинности и «приказано работать у себя». Был широко распространен найм мастеров, которые за деньги производили нужные изделия правителю.

Контроль над ремесленными рабочими осуществлялся и путем создания специальных административных организаций, имевших внешнее сходство со средневековыми цехами Европы. Но их главной целью была не защита интересов ремесленников, а надзор над ними со стороны представителей государственной власти.

Одной из мер, применявшихся в целях закрепления за государственными предприятиями мастеровых, было предоставление последним земельной площади для обработки. Так, например, солеварам разрешалось поднимать целину близ соляных разработок. На кораблестроительных предприятиях в Лунц-зяне мастеровым предоставлялись в аренду государственные земли.

Однако дальнейший рост товарно-денежных отношений и все углублявшееся отделение ремесла от земледелия разлагали систему барщинного труда, порождали новые формы труда на государственных предприятиях ремесленного и мануфактурного типа и способствовали развитию частной мануфактуры.

Применение наемного труда в ремесленном производстве имело место в Китае и за несколько сот лет до этого. Но в XVI — XVII вв. труд мастеровых уже широко использовался во многих отраслях производства, контролируемых государством и оплачивался в зависимости от выполненной работы или затраченного времени. Так, например, в годы правления Вань-ли (1573—1620) Палатой труда были выработаны правила оплаты различных категорий рабочих: каменотесов, землекопов, резчиков-граверов, горняков, сталеваров, оружейников, плотников. Каменотесы, обработавшие определенное количество камня, получали 7 фэнь серебра. Плотникам за ремонт амбаров платили от 3,5 фэнь до 6 фэнь, по-видимому, в зависимости от затраченного рабочего времени. Хотя эти условия напоминают форму оплаты наемных рабочих, получающих заработную плату, однако «нанятые» мастеровые минского периода еще не были свободными рабочими, продающими свою рабочую силу. Появление этих мастеровых, носивших название «чхао-му», т. е. 4призванные» (мобилизованные), ознаменовало собой дальнейшее развитие товарного производства, разложение отработочной системы в государственном производстве.

4. Мануфактурное производство.

Наряду с государственным ремесленным производством и государственной мануфактурой существо-дали и частные крупные предприятия, которые по своему характеру приближались к западноевропейским мануфактурам.

Уже в первые годы Хунъу текстильное производство Ханчжоу было полностью восстановлено и началось его дальнейшее развитие. Богатые нанимали ткачей-надомников, в ветхих хибарках стояли 4— 5 ткацких станков, возле которых больше десятка ткачей, работая руками и ногами, ткали материю. Эти мастеровые стали уже рабочими, свободно продававшими рабочую силу. Их обычная заработная плата составляла за день работы 200 монет. Участь ткача такова: «Хоть пища их и не сладка, но голодают и мерзнут не очень, но, лишившись работы, могут умереть от холода и голода».

Произведенные ими товары были изящны и красивы. Поэтому хозяева легко сбывали свои заказы, а наемные рабочие легко зарабатывали на хлеб.

Такая организация производства имела характер первичной мануфактуры. Искусные и квалифицированные рабочие, добиваясь повышения заработной □латы, могли отыскать нового нанимателя. Хозяева мануфактур старались за более высокое вознаграждение переманить к себе квалифицированных рабочих.

В годы Ваньли минский министр личного состава и аттестации Чжан Хань писал, что его предок «Чжан И-ань занимался винной торговлей. В последние годы Чэнхуа (1465—1487) случилось наводнение и все заготовленное вино прокисло. Поэтому он оставил виноторговлю и, раздобыв слиток серебра, купил один ткацкий станок и ткал на нем тончайшие цветные Полотна. Он не успевал снять ткань со станка, как Уже не было отбоя от покупателей. В итоге он получал 20 процентов прибыли. Через 20 дней си добавил еще °Дин станок, а впоследствии имел их более 20. В лавки купцов поступало большое количество его тканей, ® все же спрос не был удовлетворен. С тех пор его ^Мья сильно разбогатела. Четыре поколения семьи Чзкан И-аня продолжали дело, и каждый из них уве-

личивал богатство, которое в конце концов достигло нескольких тысяч, золотых».

Масштабы этого предприятия уже в несколько раз больше, чем описанные выше мануфактуры. Отсюда видно, что при сравнительно благоприятных условиях этот человек, имевший в начале всего один слиток серебра и мастерскую с одним станком, благодаря прибавочной стоимости и непрерывному расширению производства (увеличение числа станков), смог в конце концов вырасти в хозяина мануфактуры, имевшего более 20 станков и несколько десятков тысяч золотых.

Такие явления не были единичными. Они свидетельствовали о превращении мелкого ремесленника в хозяина мануфактуры.

Развитие частной мануфактуры в XVI — XVII вв. проходило в неблагоприятных условиях, встречая препятствия со стороны государства. Так в китайских источниках, часто встречаются указания на запрещение частным лицам заниматься добычей угля, железной руды и другими промыслами. Несмотря на эти запрещения, частное мануфактурное производство развивалось.

РОСТ ГОРОДОВ. РАЗВИТИЕ ВНУТРЕННЕЙ ТОРГОВЛИ

В XVI — XVII вв. усилилась неравномерность экономического развития различных районов Китая. Экономика юго-восточных приморских провинций, территории по обоим берегам Янцзы и Великого канала переживала значительный подъем. С перемещением торговых путей и центров экономической жизни Сычуань, Шэньси й некоторые другие районы отошли на второй план. Ликвидация Великого шелкового пути привела к упадку городов Кайфына, Лояна, Чэнду, Сианя, оказавшихся вдали от торговых магистралей. Зато вдоль главных водных артерий выросли новые города — Тяньцзинь, Цзинин, Ханькоу, Сунцзян и Шанхай. Города сосредоточили значительную часть населения.

Нанкин и Пекин, служившие в Минскую эпоху столицами государства, были не только политическими, но одновременно и экономическими центрами страны. В начале правления Минской династии население Нанкина превышало миллион человек, В Пекине в царствование Сяоцзуна (1488—1505) жило более 660 тыс. человек. В Нанкине и Пекине были весьма развиты как ремесло, так и торговля. Предприятия каждой отрасли ремесла и торговли размещались на определенных улицах, в переулках и на рынках. Так в Нанкине имелись Сатиновый переулок, Парчовая улица, улица Красок, улица Медников, Железная улица. В Пекине были Гончарный рынок, Рисовый рынок, Угольный рынок, Сенной рынок и т. п. В конце правления Минской династии Нанкин превратился в торговый город.

Пекин уже в период правления минского императора Чэнцзу принял общие контуры нынешнего города. Планировка города во многом совпадала с современными принципами градостроительства. Пекин в то время был одним из великолепнейших городов мира.

Кроме Нанкина и Пекина в Минскую эпоху насчитывалось еще более 30 крупных торговых городов: Сучжоу, Ханчжоу, Фучжоу, Учан, Наньчан, Гуанчжоу, Гуйлинь, Чэнду, Чунцин, Кайфын, Цзинань, Тайюань и другие. Большинство их было сосредоточено в юго-восточных приморских районах Китая. Так третья часть из них находилась в Цзянсу и Чжэцзяне, а на севере — всего одна четверть. Это объясняется тем, что северная часть страны подверглась разрушению со стороны чжурчжэней и монголов. Юг же, начиная со времени правления династии Южная Сун, продолжал свое экономическое развитие, кроме того, там имелись все условия для расцвета заморской торговли. Наибольшее развитие получила торговля в трех юго-восточных провинциях — Цзянсу, Чжэц-зяи и Фуцзян, где имелось 12 крупных городов.

В XVI в. шел интенсивный процесс превращения деревень с развитыми торговлей и ремеслом и поселений в посады — чжэнь, которым в редких случаях власти давали статус городов. Зато в посадах не было многочисленной городской администрации. В провинции Цзянсу деревня Шуанлинь, где жители занимались ткачеством, к концу XVI в. превратилась в чжэнь (с населением в 16 тысяч), а деревня Шэнцзэ к началу XVII в. выросла в центр шелкомотания (с населением до 50 тысяч). Вокру городов — центров шелкоткачества (Сучжоу, Ханчожоу, У си, Шанхай, Нанкин) крестьяне занимались выращиванием тутовых деревьев и разведением шелкопряда; 50 процентов земли в окрестностях Шанхая и Сунцзяна использовалась под посевы хлопка. В стране появились также центры переработки сахарного тростника, индиго и масличных культур.

К XVI веку определилась специализация отдельных городов, районов и областей по производству какого-либо вида продукции. Так, провинция Гуандун славилась железными изделиями, Цзянси поставляла всему Китаю и соседним странам фарфоровую и керамическую посуду, в районах Шанхая и Сунцзяна изготовляли прекрасные хлопчатобумажные ткани, в городе Уху — красители, на острове Тайвань — сахар и камфару.

Благодаря успехам ремесла и торговли при династии Мин происходит расширение внутреннего рынка.

В некоторых районах натуральное хозяйство уже начало постепенно отмирать. Не только фарфор Цзин-дэчжэня сбывался повсюду, но, например, Яньань на северо-западе мог обеспечить себя шелковыми тканями лишь путем ввоза их из Цзянсу и Цжэцзяна, хлопком и хлопчатобумажными тканями — за счет ввоза из Хэнани и Хубэя. Северные районы целиком зависели от ввоза хлопчатобумажных тканей с Юга, а некоторые южные районы хлопчатобумажного производства, наоборот, зависели в сырьевом отношении от хлопковых районов Севера. Во многих местах шелкоткацкое производство обеспечивалось сырьем извне.

Го Цзы-чжан в труде «Цань лунь» («О шелководстве») сообщает, что во времена Минского императора Муцзуна (1567—1572) на юго-востоке ткацких станков было больше всего в Цзянсу, Фуцзяни и Чжэцзяне, а шелковичные коконы получали из Ху (Хучжоу, провинция Чжэцзян). На северо-западе самые искусные ткачи были в Лу (Лучжоу, провинция Шаньси), а коконы получали из Лан (Ланчжун, провинция Сычуань).

Сун Ин-чан в книге «Тяньгун Кайлу» («Небо — творец всего сущего») пишет: «Японский атлас производят восточные районы, а в приморских районах Чжанчжоу и Цюаньчжоу подражают им. Шелковая пряжа поступает из Чуаныпу. Купцы приезжают за 10 тысяч ли для перепродажи. Монголы, ведущие с ними торговлю, приходят в восторг при виде этого атласа.

Чжан Люй-сян в «Цзиньгу лу» («Записки о новом времени») сообщает: «Ли И-цин из Наньяна был прадедом Сяня. Его семья имела обширные земли в тысячу му под хлопком, который продавался в Хунани и Хубэе. Однажды, когда цены на хлопок были слишком низкие, он прекратил продажу, а через три месяца отправился в Линьцзян (Цзянси) и там, сговорившись с тремя купцами, установил цену на него в 300 лян. Таким образом, он продал хлопок и получил большую прибыль».

В Минскую эпоху вслед за развитием товарного Хозяйства деньги также приобретали характерные Черты, свойственные позднефеодальному обществу, благородный металл — серебро быстро превратился в деньги, имевшие повсеместное хождение. Их цена определялась на вес (ляны, цяни).

Начиная со времени царствования Инцзуна налоговые поступления Минского двора начинают пересчитываться на серебро, а при Шицзуне поступления в казну и государственные расходы большей частью уже производились в серебре. Превращение благородных металлов в деньги повлекло за собой лихорадочные поиски золотых и серебряных россыпей. Во времена Минской династии многие крупные помещики и чиновники накопили огромное количество золота и серебра: Лю Цзинь — более 12 миллионов лян золота и свыше 250 миллионов лян серебра; Янь Сун — более 30 тысяч лян золота и свыше 2 миллионов лян серебра. Вместе с тем, ввиду резкого увеличения потребности в серебре, Китай начинает интенсивно ввозить его из-за границы. Особую известность приобрели серебряные мексиканские доллары; со времен Муцзуна (1567—1572) их ввозили ежегодно, по ориентировочным данным, от нескольих сот тысяч до одного-двух миллионов юаней. С этого времени мексиканские доллары получили хождение в Китае.

3. ТОРГОВЫЕ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СВЯЗИ КИТАЯ

ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ

Минские императоры рассматривали большую часть государств Средней Азии и стран Тихого океана в качестве вассалов Китая. Часто экономические связи, главным образом торговые, принимали своеобразную форму «дани», получаемой китайскими императорами от правителей вассальных стран, и ответных подарков Китая, эквивалентных по стоимости.

Однако со временем сохранения торговли в форме дани стало пережитком, мешавшим развитию товарно-денежных отношений. В сущности же это был торговый обмен равными по стоимости товарами. Многочисленные посольства среднеазиатских государств и стран Южных морей привозили в Китай различные товары, главным образом предметы роскоши. Часть привезенных товаров-подарков браковалась китайскими чиновниками. Признанное годным регистрировалось как дань, остальные товары могли продаваться на рынке. После вручения в столице китайскому императору дани, привезшие ее получали ответные подарки.

Привозившие день посольства были весьма многочисленными. Например, в 1536 г. в столицу Китая прибыли послы ста пятидесяти правителей различных владений, называвших себя «королями»- (ван). Каждое такое посольство насчитывало несколько десятков, а иногда и сотен представителей, содержавшихся по китайской традиции за счет казны. Большой наплыв иностранцев вынуждал Минское правительство ограничивать количество прибывающих с данью и число их посещений.

Кроме своеобразной торговли в виде дани развивались и частные торговые отношения с. иностранными купцами. Частная торговля находилась под контролем государства, регламентировалась им. Власти взимали в торговых портах Минской империи, куда прибывали иностранные товары, значительные таможенное пошлины, доходившие до 30 процентов стоимости товаров. Местные чиновники брали с купцов взятки, заставляли продавать им товары по низким ценам. **се это тормозило развитие внешней торговли.

Продукция китайского ремесленного производства находила сбыт на рынках Европы, в странах Юго Восточной Азии, Японии, в Джунгарии, Кашгарии. Из Китая вывозили шелк и фарфор, хлопчатобумажные ткани, металлические, керамические, лакированные, костяные изделия, чай, сахар. Страны Юго-Восточной Азии получали из Китая металлические котлы, проволоку, гвозди, якоря, оружие. В Минскую империю ввозили ценное сырье для китайских мастеров. С юга привозили жемчуг, драгоценные камни, слоновую кость, ценную древесину, лекарства. Из северных стран Китай получат пушнину, продукты животноводства, женьшень.

Гуанчжоу в Минскую эпоху превратился в самый крупный внешнеторговый порт Китая. В произведении «Янчэн гучао» («Янчэнские древности») описывается этот город: «Громадные корабли, как горы, закрывают солнце и облака. Там живут тысячи и десятки тысяч купцов. Лежат горы благовоний, жемчуга, слоновой кости и рогов носорогов. Там море цветов и тучи птиц. Там столько иностранцев, что золота в день расходуется десятки миллионов».

Поскольку в то время Китай был более передовым государством, чем страны Южных морей, торговля этих страх с Китаем способствовала их экономическому развитию. Китай по-прежнему вывозит в основном шелк и фарфор, а ввозит огнестрельное оружие, стекло и другие изделия ремесла, но главной статьей его импорта было все же серебро (серебряные деньги). Благодаря обширности территории Китая, богатству его материальных ресурсов, развитию ремесла и торговли при династии Мин ввоз долгое время превышал вывоз.

В орбите китайского влияния находилась и Япония. В XVI в. между Японией и Минской империей велась широкая торговля, в которой участвовали сегун, крупнейшие феодалы, буддийская церковь и частные купцы. Эта торговля тоже носила внешнюю форму представления дани и получения ответных подарков. Японцы привозили в Минскую империю серу, железо, медь, художественные изделия, различные виды оружия, среди которых особенно славились японские мечи. Из Китая японцы вывозили серебро, медную монету, ткани, шелк.

В XVI в. торговля со странами Южных морей резко сократилась в связи со вторжением в этот район европейских колонизаторов и купцов. Центр тяжести внешней торговли Китая постепенно перемещается в сторону Португалии, Испании и Голландии.

Несмотря на налоговое обложение, на существование во многих районах таможенных застав и ограничение частной продажи соли, чая, угля, железа, торговля в XVI — XVII веках продолжала расширяться. О ее развитии можно судить по следующему косвенному свидетельству: после 1511 г. доходы государства от налогового обложения торговцев выросли по сравнению с предшествующим периодом в ассигнациях в 4 раза, в серебре — на 300 тысяч цянь.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ И КУЛЬТУРНОЕ ВЛИЯНИЕ КИТАЯ НА СОСЕДНИЕ СТРАНЫ

Особое влияние Китай оказывал на страны Восточной Азии, а также страны Южных морей, что было связано с широкой китайской колонизацией в этих районах.

Китайская эмиграция широко распространялась на северные части Индокитайского полуострова; китайские поселенцы проникли на Филиппины, в Японию, на побережье Явы, в восточную часть Суматры, в Сиам, Малакку и Бирму. Правители этих стран регулярно посылали дань Минским императорам. Китайская колонизация была настолько сильной, что в отдельных случаях приводили к захвату власти выходцами из Китая. Так обстояло дело в Палембанге (остров Суматра)* В княжестве Пали на Борнео политическое влияние выходцев из Китая было очень сильным, вследствие чего здесь неоднократно власть переходила в их руки. В Аннаме одна из правивших Династий была по своему этническому происхождению китайской. Влияние китайской колонизации на экономику соседних государств было значительным, и в большей степени положительным. Здесь распространялась китайская письменность, литература и Философские учения.

Торговля с Японией в виде даннических отношений продолжалась до 1547 г. Ее прекращение было связано с разбойничьими действиями японских пиратов, что привело к обострению отношений между Китаем и Японией.

Нападения японцев на восточное побережье Китая случались и раньше — в XIV — XV веках, но угрожающие размеры они приняли в XVI-веке, когда прибрежные провинции Китая стали подвергаться частым и опустошительным набегам.

В 1553 г. несколько сот боевых джонок под командованием японских пиратов вторглись в восточный и западный Чжэцзян и в районы по обоим берегам Янцзы. Тревожные вести разнеслись по приморью на много тысяч ли. С этих пор японские пираты стали совершать крупные нападения на побережье Китая. В отдельных случаях они проникали и в глубь страны, захватывая богатства, убивая и грабя население. Китайские пираты и бродяги переодевались в японское платье, поднимали японский флаг и также выходили на разбой. В то время японцы среди пиратов составляли не больше трети, все остальные были прислуживавшие им китайцы.

Ловкие чиновники, разжалованные бюрократы, неудачники-ученые, проштрафившиеся буддийские монахи либо составляли планы для японских пиратов, либо служили у них проводниками. Солдаты Минских войск разбегались при встрече с ними.

Нападения японских пиратов на побережье Китая приносили огромные бедствия народу и серьезный ущерб власть имущим, ремесленникам и торговцам. Это критическое положение вынудило правителей пойти на известные уступки ремесленникам и торговцам, а также помещикам юго-восточных приморских районов, связанным с ремеслом и торговлей. Опираясь на заново организованные вооруженные отряды, правители развернули общее контрнаступление против японских пиратов. В 1562 г. был смещен Янь Сун. Это несколько оздоровило политическую жизнь стра-ны.“Новые войсковые части постепенно усмирили японских пиратов, действовавших на юго-восточном побережье, и в 1565 г. набеги почти прекратились.

В годы правления Минского императора Шэньцзу-яа (1573—1620) Япония совершила крупную агрессию против Кореи и выжидала момент для нападения яа Минскую империю. В истории Китай развязал великую войну, в помощь Корее.

Цель похода Тоётоми Хидэёси — японского полководца, руководившего вторжением в Корею — состояла в том, чтобы подготовить плацдарм для вторжения в Минскую империю. Хидэёси обратился с посланием к корейскому королю, требуя пропустить его войско через Корею, и даже настаивал, чтобы Корея проложила путь для японского вторжения в Китай. Корея не только отвергла японские домогательства, но и переслала ноту Хидэёси Минскому двору. Хидэёси решил немедленно развязать агрессию.

В 1592 г. под командованием Кониси Юкинага к корейским берагам были направлены несколько сот боевых кораблей, на которых находилось сто с лишним тысяч солдат. Японцы захватили Пусан и ряд других прибрежных корейских городов, а вскоре заняли и столицу Кореи Сеул. Ворвавшись в Сеул, японское войско разрушало кладбища, опустошало правительственные склады, грабило город. Продолжая наступление, японцы заняли Кэсон и Пхеньян.

Все восемь провинций Кореи почти одновременно оказались в руках японцев. Король Кореи бежал в Ичжоу, расположенный на берегу реки Ялу, и послал к Минскому двору гонца с мольбой о срочной помощи. Минский придворный совет рассудил так: •«Раз Корея вассал, необходимо сражаться за нее». Покушение Хидэёси на Корею «на деле есть покушение на Китай, а помощь наших войск Корее есть защита Китая», и поэтому на помощь Корее были немедленно отправлены войска.

Сорокатысячный отряд ляодунских и южных войск под командованием Ли Жу-суна 6 числа второго месяца 1593 г. начал штурм Пхеньяна. Пхеньянское сражение предрешило победоносный исход войны.

Тоётоми Хидэёси, потерпев поражение, не отказался от своих устремлений и активно готовился к новой захватнической войне.

В начале 1597 г. Хидэёси вторично отправил войска в поход на Корею. Минский двор снова отправил на помощь Корее большое войско. В 1598 г. Минский двор, предвидя затяжной характер войны, провел дополнительный набор солдат в Южном Китае.

В Пусану началась битва, которую можно назвать последней в войне за изгнание японцев из Кореи. Она состоялась в 1598 г. В августе того же года умер Тоётоми Хидэёси. Когда японские полководцы, вторгшиеся в Корею, узнали об этом, они решили вернуться назад.

В водах южнее Кореи произошло крупное сражение с японским флотом. В этом сражении японский флот был почти полностью уничтожен.

Японская агрессия, таким образом, потерпела полный провал. Война за изгнание японцев из Кореи увенчалась победой Минской империи, благодаря поддержке народов обеих стран и самоотверженности вооруженных сил. После этого Япония долгое время не решалась развязать новую войну против Китая.

РУССКО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

К началу XVII в. относится установление первых контактов Русского государства с Китаем. Освоение русскими переселенцами и казаками Сибири приблизило Россию к пределам Китая, способствовало пробуждению интереса русских к этой далекой стране, желанию установить с ней торговые и политические связи. Однако предпринятые правительством Ивана Грозного, а затем Василия Шуйского попытки отправить посольства в Китай не увенчались успехом.

В мае 1618 г. томский казак Иван Петлин с товарищами вышел из Томска и через три месяца странствий по степям Западной и Южной Монголии достиг Китая. Русские послы провели в Пекине переговоры с китайскими сановниками. Вернувшись через год в Томск они доставили грамоту от китайского императора, в которой содержалось предложение установить посольский и торговый обмен. Однако в Москве в ту пору еще не было переводчиков, которые могли бы прочесть эту грамоту.

Все же посольство Ивана Петлина имело важное значение. В своей «Росписи» Петлин описывает путь из России в Китай, сообщает интересные сведения о почти неведомой доселе стране. Вслед за ним в середине XVII в. в Китай направились другие русские послы, делались попытки установить торговые связи, отвечавшие интересам обоих народов.

ПЕРВЫЕ СТОЛКНОВЕНИЯ

С ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИМИ КОЛОНИЗАТОРАМИ

В XVI в. европейцы предприняли ряд попыток проникнуть в Китай.

Первыми на Дальний Восток прибыли португальцы. В 1510 г. они утвердились в Гоа в Индии, в 1511 г. овладели Малаккой — одним из крупных торговых центров этого района, а в 1516 г. португальский корабль под командованием Рафаэля Перестрелло (итальянца по происходению) подошел к берегам Китая. Стремясь захватить господство на морских торговых путях на Дальнем Востоке, первые колонизаторы пытались закрепиться и в Китае. В 1517 г. в страну прибыли португальские корабли Фернана д’Андраде, который имел намерение договориться с китайскими властями о приобретении торговой фактории в провинции Гуандун. Для осуществления этой цели ко двору был отправлен Томе Пирее. Но в это время другая португальская эскадра приблизилась к китайским берегам, чтобы основать факторию силой. Португальцы встретили противодействие китайской береговой охраны и начали обстрел китайского побережья из орудий, учинили погромы и грабежи.

Миссия Пиреса не удалась, и первая попытка вторжения в Китай была безуспешной, китайские власти решили пресечь всякие связи с заморскими странами, осуществлявшиеся частным порядком, что нанесло серьезный ущерб внешней торговле китайского государства.

В сороковых годах XVI в. португальцы сделали объектом своего проникновения в Китай побережье севернее провинции Гуандун. Хитростью и подкупом Им удалось основать торговую базу близ Нинбо. По Некоторым данным там проживало от 800 до 1200 пор-тУгальцев. Но беззакония, чинимые колонизаторами, их связь с японскими пиратами вынудили китайское правительство предпринять решительные меры. В 1549 г. после упорных морских сражений португальцы были изгнаны с берегов Китая. Тем не менее, подкупив местных китайских чиновников, португальцы в 1557 г. закрепили за собой Макао. За аренду Макао была установлена ежегодная плата.

Однако продолжать борьбу с португальцами за пределами Китая Минская империя была не в состоянии. Португальцы остались на Малакке, и в последующие тридцать с лишним лет, несмотря на запрещение, продолжали торговать с китайцами. Но теперь уже не Минская империя и ее посланцы диктовали условия в торговых отношениях, а португальцы установили контроль над ними, держа в своих руках всю торговлю Китая в этом обширном районе. Одновременно в странах Южных морей, в связи с укреплением позиций португальцев, было подорвано и политическое влияние Минской империи. Так от Китая была отторгнута первая территория, ставшая базой дальнейшего колониального проникновения в страну.

Во второй половине XVI в., испанцы захватили и сделали своей опорной базой архипелаг у берегов Китая, названный в честь испанского короля Филиппинами. После захвата Филиппин (1565—1571) испанцы начали грабить и убивать местных коренных жителей и китайских колонистов-купцов, поселившихся на архипелаге в период X — XIII веков. В результате неудачного восстания китайцев на Филиппинах в 1574 г. китайских купцов полностью изгнали с архипелага. Правда, с 1575 г. торговые отношения между испанцами на Филиппинах и Минской империей были вновь налажены. Однако местные испанские власти чинили всяческие препятствия китайским купцам, облагая их высокими налогами и ограничивая их допуск на Филиппины. Усмотрев угрозу своему господству в существовании многочисленной китайской торговой колонии на острове Лусон, испанские конкистадоры устроили здесь в 1603 г. кровавую резню, в которой погибло около 25 тысяч китайцев. Пекинское правительство полностью согласилось с испанской версией, обвинявшей в случившемся самих китайцев. В 1639 г. испанцы повторили резню на Филиппинах.

Голландцы появились у берегов Китая в конце

XVI — начале XVII века. Сначала они сделали попытку вытеснить португальцев из Макао, но это им не удалось. В 1622 г. голландский флот появился в районе Амоя, но получил отпор со стороны морских сил Китая. В следующем году голландцы напали на острова Пенхуледао, разграбили и сожгли ряд поселений, захватили и продали в рабство свыше тысячи человек из местного населения. В 1624 г. голландские колонизаторы были вытеснены китайскими войсками с Пенхуледао, но в том же году голландцам удалось захватить часть острова Тайвань, исконную китайскую территорию, и удерживать ее в течение сорока лет. На этом острове они оставались довольно долго, построили жилища и распахали земли. В 1661 г. они были вытеснены оттуда Чжэн Чэн-гуном (известным в европейской литературе под именем Коксинга), который впоследствии превратил Тайвань в базу борьбы с маньчжурскими завоевателями.

В годы правления Минского императора Сыцзуна (1628—1644) Англия разгромила Испанию, изгнала португальцев из Индии и начала устанавливать связи с Китаем. Первые торговые контакты были заключены под грохот английской бомбардировки Хумэня. Поскольку в то время Минская династия находилась в состоянии развала и ей грозила гибель, она была бессильна вести переговоры. В 1637 г. английские вооруженные торговые корабли попытались подойти к Макао, но их не допустили португальцы. Тогда они направились к Кантону, где им было разрешено торговать. Вскоре англичане получили право вести торговлю с Китаем через Гуанчжоу.

Не сумев проникнуть в Китай с помощью оружия, западноевропейские колонизаторы использовали для осуществления этой цели миссионеров из ордена Иезуитов. Наибольшей известностью среди них пользовался итальянский иезуит Матео Риччи. Впервые °н прибыл в Гуанчжоу в 1581 г., а затем в 1601 г. переехал в Пекин и добился большого доверия при Дворе. Среди миссионеров в Китае можно назвать итальянца Н. Лангобарди, португальца Д. Пангоха, Немца А. Шалля и многих других. Миссионеры Подготавливали почву для дальнейшего колониального проникнбЬения в Китай, добывали сведения о самых разных сторонах жизни китайцев. Но наряду с этим сши знакомили китайцев с достижениями западноевропейской науки и техники, и при их участии было проведено уточнение китайского календаря. Они оказали помощь китайцам в освоении производства огнестрельного оружия, учили лить пушки и ядра. Кроме того, ежи выступали посредниками в торговле пушками и мушкетами.

Вторжение европейцев в Китай в XVI — XVII веках имело своим следствием ослабление экономических и политических позиций Китая в районе Южных морей, а также резкое сокращение морской торговли Минской империи в связи с утратой ею контроля над южными морскими путями .

ОТНОШЕНИЯ С МОНГОЛАМИ

После уничтожения монгольского господства в Китае в конце 60-х годов XIV века и создания Минской империи последней еще в течение длительного времени пришлось вести борьбу с монгольскими феодалами.

В царствование Сяоцзуна (1488—1505) дадань-ский Даян-хан (известный также под именем Сяо Ван-цзы) объединил Внутреннюю и Внешнюю Монголию. Могущество монголов вновь стало расти.

В XVI в. в период укрепления в Монголии власти Даян-хана нападения монголов на китайскую территорию приняли систематический характер, причем больше всего страдали Шаньси, столичный округ (ныне провинция Хэбэй) и отчасти Ганьсу. Наиболее крупный поход Даян-хан совершил в 1532 г., когда он вторгся в Китай во главе крупной армии и захватил большую добычу. После смерти Даян-хана внук его — Алтан-хан попытался в 1541 г. восстановить торговые отношения с Минской империей, но его предложения не были приняты. В последующем происходили постоянные нападения Алтан-хана на китайскую территорию.

Алтан-хан, пользуясь ослаблением Минской империи, не только мог по своему произволу нападать на китайские границы, но однажды вторгся даже в глубь

Китая, опустошил северную часть Хэбэя и угрожал Пекину.

При Муцзуне (1567—1572) правил Минской империей Чжан Цзюй-чжэн, при котором был произведен обмер земель и были упорядочены финансы, что в известной степени поспособствовало укреплению государства. В это время Алтан-хан понял, что Минская империя уже готова к отпору и что новая война не принесет ему удачи. Он стал реже вторгаться в Китай. К тому же, его внук Бахань-нацзи с'дался Минам. Эти обстоятельства позволили наконец начать мирные переговоры на условиях выдачи Бахань-нацзи и открытия торговли.

Минский император пожаловал Алтан-хану титул Шуньи-вана. После этого в районах к западу от Датуна в течение нескольких десятков лет сохранялось спокойствие. На северо-восточных рубежах обороной Цзи (северо-восточная часть Хэбэя) и Ляодуна руководили известные генералы, которые обучали свои войска нести строгую охрану границ — лишь тогда можно успешно вести переговоры о мире, когда умеешь вести войну.

В 1570 г. был официально заключен мирный договор. Для торговли с монголами были открыты рынки в пограничных пунктах. Кроме того, монголам разрешалось ежегодно присылать в столицу 500 лошадей под видом дани для обмена на подарки, причем состав посольства не должен был превышать 150 человек. Кроме лошадей, монголы пригоняли на рынки рогатый скот, привозили шкуры и конский волос, иногда захваченное у китайцев же золото и серебро. Китайские купцы продавали хлопчатобумажные материи, шелка и котлы для варки пищи, находившие большой спрос у монголов.

ОБЪЕДИНЕНИЕ ЧЖУР ЧЖЕНЬСКИХ (МАНЬЧЖУРСКИХ) ПЛЕМЕН И ИХ БОРЬБА С МИНСКОЙ ИМПЕРИЕЙ

Маньчжуры ведут свое происхождение от чжурч-Женей (маньчжуры первоначально также называли себя чжурчженями. В 1635 г. цинский император Тай-Чзун, дабы не раздражать китайцев, приказал своим единоплеменникам называться маньчжурами). В Сун-скую эпоху чжурчжени вторглись в Северный Китай и образовали государство под названием Цзинь. Они учредили «Приказ десяти тысяч военных и гражданских дворов» для управления бывшими землями чжурчженей. В Минскую эпоху различные племена чжурчженей делились на цзяньчжоуских, «живущих к западу от моря», и «диких». Цзяньчжоуские чжурчжени первоначально обитали в районе современного города Иланя и в бассейне Муданьцзяна, а в конце Юаньской династии часть их переселилась дальше на юг — в бассейн Тумыньцзяна. Вслед за тем часть цзяньчжоуских чжурчженей осела вокруг Хэтуала (близ нынешнего Синьбиня, провинция Ляонин) в верхнем течении реки Сукэсухухэ. От них и происходят маньчжуры.

Чтобы держать в повиновении отдельные племена цзяньчжоуских чжурчженей, в начале периода Мин был учрежден цзяньчжоуский гарнизон. Эти чжурчжени первоначально занимались охотой, но под влиянием передовой экономики и культуры Минской империи и Кореи постепенно перешли к оседлости и занялись земледелием и скотоводством. Они долгое время признавали вассальную зависимость от Минской династии и через Ляодун вели торговлю с Минским Китаем, выменивая на женьшень, собольи меха и другие местные продукты, соль, железо, ткани, зерно и прочие необходимые им товары.

В 1583 г. маньчжуры под предводительством выдающегося вождя Нурхаци, выходца из рода Айсинь-цзиоро (по-видимому, из племени цаинь), приступили к завоеванию племен, живших близ Цзиньяжоу. Их мощь постепенно крепла.

С 1609 г. Нурхаци перестал посылать дань Минской империи, а в 1616 г. провозгласил себя ханом, назвав свою династию «Золотой» (Цзинь). Так называлось в прошлом чжурчженьское государство. Поэтому, принимая это наименование, Нурхаци подчеркивал преемственность своей власти от прежних владетелей Маньчжурии и Северного Китая. Была основана столица в новом городе Хэтуала (впоследствии перименован в Синцзин).

Еще ранее, в 1601 г. Нурхаци создал войско, состоявшее вначале из четырех воинских частей, а в даль-цейшем, в связи с увеличением численности войск, из восьми подразделений. Каждая воинская единица имела свое знамя определенного цвета. Отсюда происходит название «восьмизнаменные войска». «Восемь знамен» были следующих цветов: желтое, желтое с каймой, белое, белое с каймой, красное, красное с каймой, синее, синее с каймой. Войска именовались по цвету знамени. Впоследствии были созданы монгольские и китайские знаменные войска. В каждое «знамя» включались не только воины, но и члены их семей. В мирное время мужчины и женщины «знамен» занимались земледелием и ремеслами. *

При Нурхаци в 1599 г. была введена новая письменность, известная под названием маньчжурской, заменившая употреблявшуюся ранее чжурч-женьскую и монгольскую письменности.

Основав свое государство, маньчжуры официально отказались признавать зависимость от Минской империи и стали угрожать ее северо-восточным границам.

Сначала цзиньские войска совершили набег на Фушунь и овладели им, захватив огромные ценности и большое число пленных, которые были обращены в рабов цзиньской знати. В 1619 г. минские солдаты под командованием Ян Хао — особо уполномоченное го (цзинлюе) в Ляодуне — потерпели жестокое поражение при Сарху (близ Инпаня, к востоку от современного Фушуня). При этом погибло около 50 тысяч солдат. Цзиньские войска заняли Кайюань и Телин, под угрозой находился Шэньян. Преемником Ян Хао на его посту стал Сюн Тин-би, командующий боевыми ч Действиями минских войск. Он активно взялся за наведение порядка в войсках, отремонтировал оборонительные сооружения и собрал 180-тысячную армию, сосредоточив ее на обороне важных стратегиче-Ск**х пунктов. Обстановка быстро стабилизировалась, и Нурхаци уже не отваживался на легкомысленные Вь1 лазки.

Однако нападки евнухов Минского двора, имевших большую власть, вынудили Сюн Тин-би отка-«ться от должности. Его место занял Юань Ин-тай, В£°РЫЙ не знал военного дела. Цзиньское войско оспользовалось этим обстоятельством, и в 1621 г. Ри помощи действовавших в китайских войсках предателей захватило Шэньян и Ляоян. После этих неудач Юань Ин-тай покончил с собой. Один за другим пало более 70 городов Ляодуна. Нурхаци перенес столицу в Ляоян.

Падение. Ляояна и Шэньяна сильно напугало Минский двор. И ему не осталось ничего иного, как вновь пригласить Сюн Тин-би на пост особо уполномоченного в Ляодуне. Однако, стремясь ограничить его действия, двор назначил военным губернатором района Гуаннин (Бэйчжэнь, провинция Ляонин) Ван Хуа-чжэня, располагавшего крупными военными силами.

В 1622 г. цзиньское войско форсировало реку Ляохэ и перешло в наступление. Ван Хуа-чжэнь бежал из Гуаннина, а Сюн Тин-би, находившийся в Шаньхай гуане, был вынужден, прикрывая беженцев, отойти в Собственно Китай. Оба они были приговорены к смерти.

После падения Гуаннина Минский двор назначил особо уполномоченным Ван Цзай-цзиня, который был тут же смещен и заменен командующим боевыми действиями китайских войск Сунь Чэн-цзуном. Последний отбил Шаньхайгуань, а подчиненный ему генерал Юань Чунхуань укрепил в качестве опорного пункта город Ниньюань (Синчэн, провинция Ляонин). Оба они, сплотив армию и народ, за три года вернули почти все прежние китайские земли к западу от Ляохэ. После этого Цзиньские войска приостановили свое наступление.

В это время столица государства Цзинь была перенесена в Шэньян. В 1626 г., воспользовавшись благоприятной обстановкой, цзиньские войска развернули наступление на запад. Против Юань Чун-хуаня, оборонявшего Ниньюань, Нурхаци двинул крупные силы численностью 130 тысяч человек. Командующий Ниньюанем нанес неприятелю поражение, в котором сам Нурхаци был тяжело ранен и отступил в Шэньян, где умер от ран.

Сын Нурхаци Хуан Тай-цзи, который получил всю полноту власти, повернул свои войска в Корею. Когда Ян Хао выступил в поход, Корея послала свои войска ему на помощь. И после этого Корея и Минская империя взаимно поддерживали друг друга.

Когда в 1627 г. цзиньские войска вторглись в Ко-оею, она уступала маньчжурам в силе и была вынуждена пойти на мирные переговоры с государством цзинь, уплатить ему дань и завязать торговые отношения. После этого Хуан Тай-цзи вновь повел наступление против Минской империи.

Не решаясь вторгнуться на территорию к западу от реки Ляохэ, войска Хуан Тай-цзи в 1629 г. через Внутреннюю Монголию (современное Жэхэ) окруж-нЫм путем достигли центральных районов Китая и

ПоДступили к Пекину. На помощь городу форсированным маршем подошли войска Юань Чун-хуаня и завязали бой, в котором цзиньские войска потерпе-Ли поражение и отступили. Пекин был спасен.

Обстановка в антиманьчжурской войне складывалась все более неблагоприятно для Китая, так как финский двор не доверял командующим и казнил их, главные силы армии направлял не на сопротивление ЧЗиньцам, а на подавление крестьянского движения ®Утри страны.

В 1636 г. Хуан Тай-цзи принял в Шэньяне титул императора и дал своему гЬсударству новое название — Цин («Светлая»). Под этим именем и известна маньчжурская династия, подчинившая весь Китай.

Ввиду того, что Корея по-прежнему поддерживала дружественные отношения с Минской империей, угрожая тылу маньчжурского войска, готовившегося к захвату Китая, Хуан Тай-цзи в том же году вновь вторгся в Корею. После упорного сопротивления Корея вынуждена была покориться в 1637 г. Она стала вассалом Цин и согласилась на разрыв отношений с Минской династией. К этому времени династия завоевала также и Внутреннюю Монголию. Таким образом, никаких преград между Минской империей и государством Цин более не существовало, и цинские войска могли совершенно беспрепятственно проходить через Великую Китайскую стену.

В 1636—1643 гг. цинкие войска трижды проходили через Великую Китайскую стену и вторгались во внутренние районы страны, опустошая Хэбэй, Шаньдун, Хэнань и другие области, массами убивая и угоняя в плен население, грабя имущество и скот. В одном лишь Цзинане было перебито до миллиона китайцев.

Сопротивление китайского народа маньчжурам было парализовано бездействием правительства, развалом военного аппарата, бездарностью многих военачальников. При этом многие представители власти шли Hia сделки с маньчжурами.

4. НАРОДНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В XVI — XVII ВВ.

КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОССТАНИЯ В XVI В.

К концу первого десятилетия XVI в., в разных частях Китая одновременно вспыхнули крестьянские восстания. Это было связано с тем, что к началу

XVI в. усилились захваты крестьянских земель и присоединение их к императорским поместьям. Наиболее крупным было восстание в столичном округе, в уездах Бачжоу и Бэньань. Начавшееся в 1509 г., оно сначала имело локальный характер, но жестокая расправа с восставшими привела не к ослаблению движения, а к расширению и присоединению к нему представителей шэньши — мелких чиновников и интеллигенции.

Возглавили восстание два брата — Лю Чун (Лю шестой) и Лю Чэнь (Лю седьмой), а также их соратник Ян Ху. Позднее к восстанию присоединился представитель шэньши Чжао Суй, который сыграл важную роль в крестьянском движении, так как именно он внес в движение элементы организованности и создал воинские отряды повстанцев. Эти отряды отличались дисциплинированностью и порядком. Крестьяне помогали повстанцам, снабжали их продовольствием и лошадьми, что позволило отрядам быстро передвигаться и неожиданно нападать на правительственные войска.

Восстание приняло широкий размах. Повстанцы проникли в провинции Хэнань, Шаньдун и Шаньси, а к 1512 г.— провинции Цзянсу, Аньхуэй и Хубэй. Восставшие трижды угрожали столице.

Восставшие питали иллюзии относительно главы государства, они верили в «доброго царя», надеялись, что он наведет порядок, расправившись с местными безнравственными чиновниками, которые наиболее обирают народ. Чжао Суй написал письмо царю, в котором выражал надежду, что император сам будет принимать решения, накажет своих подчиненных.

В 1512 г., несмотря на некоторые успехи повстанцев, объединенные силы провинциальных и столичных войск, а также пограничных армий, разгромили их. Восстание было подавлено.

Почти одновременно начались восстания в провинциях Цзянси и Сычуань. Это движение имело некоторые особенности. Прежде всего, крестьяне не желали покидать родные места, а это мешало им установить связь с соседними провинциями. В борьбе с повстанцами было также использовано влияние родовых и Религиозных традиций. Правительственные войска вначале использовали части, укомплектованные представителями некитайских народностей соседних про-винций. Была сделана попытка натравить одну народность на другую. Это имело успех, и в 1513 г. восстание было подавлено. Однако оно возродилось в ^17 г., когда в южной части провинции Цзянси, в Районах, граничащих с провинциями Хугуан и Гу-авдун снова поднялись крестьяне.

Карательные войска возглавлял Ван Шоу-жэнь (Ван Ян-мин) — знаменитый философ. В это время он занимал пост сюньфу (назначаемый правительством военный чиновник, на которого возлагалось «умиротворение» той или иной местности). Ван Шоу-жэнь стремился натравить друг на друга разные социальные группы деревни, внести раскол в родовые и религиозные организации. Он прибегал к круговой поруке, принуждая крестьян следить друг за другом. Использование этих мер дало возможность Ван Шоу-жэню в течение двух лет подавить восстание.

В конце 1509 г. восстание, вспыхнувшее в провинции Шэньси, распространилось на обширные районы в северной части Сычуани, где повстанцы использовали удобные для борьбы естественные рубежи — реку Ханьшуй и хребет Дабашань. Руководители восстания — Лань Тин-жуй, Ляо Хой и др.— приняли титулы ванов («королей») и создали свои органы управления. Другая группа постанцев, менее сильная, действовала на юге Сычуани. Здесь возглавлял восстание сначала житель Чунцина Цао Би, затем к нему присоединился со своей группой восставших Цао Фу. После их смерти руководство перешло к Фан Сы, безземельному крестьянину, работавшему по найму на землях помещиков. Под его руководством повстанцы действовали не только в Южной Сычуани, но и совершали походы на юг — в провинцию Гуйчжоу, на север — по рекам Тоцзян и Цзялинцзян, достигая северной части провинции Сычуань. Для борьбы с ними были использованы местные некитайские народности. Однако на юге Фан Сы сумел установить связь с народностью мяо и совместными усилиями было оказано сопротивление правительственным войскам. Восстание было подавлено в 1514 г.

Вскоре, однако, страна была вновь охвачена массовыми крестьянскими восстаниями. Столицу империи неоднократно приходилось объявлять на осадном положении. Некоторые города были временно захвачены повстанцами, например, в Шаньдуне они захватили 90 городов.

Восставали не только крестьяне; иногда против властей выступали также солдаты (в 1533—1535 гг. в Датуне и на Ляодуне) в связи с тем, что им не выплачивали жалованья и бесчеловечно с ними обращались.

К концу XVI в. поднимается новая волна восстаний, которые в дальнейшем перерастают в крестьянскую войну.

борьба работников государственных и частных

МАНУФАКТУР. ГОРОДСКИЕ ДВИЖЕНИЯ

Первые правители Минской династии поддерживали и поощряли развитие ремесла и торговли. Однако после того, как ремесло и торговля достигли известных успехов и сложились в новую мощную экономическую силу, между ними и феодальными силами возникли серьезные противоречия и борьба.

Правители Минской династии во главе с императором и евнухами, опираясь на свои привилегии, монополизировали некоторые отрасли ремесла и торговли, в частности добычу полезных ископаемых, соли, производство чая, открыли <императорские> (т. е. казенные) лавки, которые конкурировали с купеческими, увеличили налоги на ремесло и торговлю, наложили строгий запрет на заморскую торговлю. Кроме того, по мере развития товарного хозяйства, с каждым днем усиливалось ограбление ремесленников и торговцев, осуществлявшееся такими методами, как государственные закупки и заказы. Рамки закупок были чрезвычайно широкими, они включали почти все товары: от золота, серебра и драгоценностей до фруктов, продуктов моря, свеч и лекарств. Заказы являлись средством ограбления двух основных отраслей производства того времени — шелкоткацкого и фарфорового.

Одновременно с крестьянскими восстаниями вели борьбу работники государственных предприятий. Она принимала различные формы: рабочие сознательно снижали качество производимой ими продукции (в °РУжейном производстве, кораблестроении), убегали с промыслов. Высшей формой была открытая борьба против чиновников, руководивших предприятиями — 5п°гда выливавшаяся в вооруженные выступления. Наибольшего обострения она достигла в конце

* VI — начале XVII вв.

Начиная с 1596 г. большое количество евнухов было послано инспекторами на рудники. Два года спустя в крупных городах был учрежден многочисленный штат налоговых инспекторов (шуйцзянь). С тех пор рудничные и налоговые инспекторы назначались в каждый уголок страны. Кроме того, в средней части провинции Цзянсу подвизались еще соляные инспекторы .(яньцзянь), а в Гуадуне — инспекторы по жемчугу (чжуцзянь). «Порознь и вместе влиятельные евнухи и мелкие инспекторы везде чинят произвол, выжимают кровь и соки из народа».

Налоговый инспектор Сунь Лун, прибыв в Сучжоу для сбора налогов, вызвал своими действиями недовольство горожан; произошла забастовка торговцев. Сунь Лун притворился, будто идет на уступки, и объявил, что налогом будут обложены только бродячие (пришлые) купцы, а местные торговцы и ремесленники будут освобождены от уплаты. На деле же все получилось не так. Сунь Лун учредил множество застав, и его агенты повсюду вымогали налоги. Ехавшие в Сучжоу скупщики шелков останавливались у города, не осмеливаясь войти в него. С тех пор «в Сучжоу скупщики стали бывать все реже и реже». А сучжоуские хозяева ткацких мастерских, работавшие главным образом на отдаленные рынки, вынуждены были сокращать производство, «ткацких станков день ото дня становилось все меньше». Это грозило нищетой тем, кто добывал на жизнь работой в шелкоткацких мастерских.

Поскольку купцов день ото дня становилось все меньше, было трудно полностью собрать установленную сумму налогов. В 1601 г. Сунь Лун и его агенты еще более обострили обстановку, увеличив налог на ремесло: «С каждого станка налог в три цяня серебра». Тогда хозяева ткацких мастерских закрыли «ворота своих предприятий и перестали ткать», при этом жившие на заработную плату ткачи оказались безработными. Обреченные на голодную смёрть, они начали бунт против властей. Восставшие избили до смерти одного налогового чиновника, сожгли дом другого. Сам Сунь Лун ночью бежал в Ханчжоу.

Это выступление было первым в истории Китая организованным выступлением городских рабочих за свои права. «Растрепанные и босые, одетые в белые холщовые рубахи, они не имеют оружия, никого не грабят, а когда поджигают дома, предупреждают земляков, чтобы те побереглись пожара»,— так рисует современник картину восстания.

Возглавил восстание житель Сучжоу Гэ Сянь. Ткачи отличались организованностью и дисциплинированностью, боролись с мародерами. Даже минский император вынужден был признать, что ткачи «разоряли только семьи, вызвавшие разлад, но не тронули ни одного невинного человека». Руководитель ткачей был человеком благородным и решительным: после того, как ткачи расправились с некоторыми чиновниками, Гэ Сянь, стремясь избавить участников движения от репрессий со стороны властей, добровольно явился с повинной, приняв на себя всю вину. Он предупредил правителей, что им не следует «за вину одного избивать простой народ, не то неизбежно произойдут беспорядки». Правительство было вынуждено пойти на некоторые уступки и не решилось на массовые аресты и казни. Бунт прекратился, а Сунь Луна перевели в другое место.

В 1602 г. имело место выступление горожан крупного центра фарфорового производства — Цзиндэч-жэня, направленное против Пань Сяна, руководившего производством в провинции Цзянси. Есть основание предполагать, что это было выступление мастеровых, поддержанное и другими слоями городского населения.

* В 1603 г. к западу от Пекина произошло выступление шахтеров против налогового инспектора Ван Чао, который ведал сбором угольного налога в этом районе и сильно притеснял угольщиков. «Чумазые, одетые в короткие рубахи» шахтеры собрались в Пекине; «заполнив все улицы и выкрикивая свои обиды, они Устроили демонстрацию, повергнув в трепет придворных». Правительству пришлось отозвать Ван Чао.

Движения различных слоев населения многих городов носили более умеренный характер. Они происходили под лозунгами борьбы против усиливающегося налогового гнета. Наиболее крупным движением такого рода была борьба купечества и ремесленников в городах провинции Хугуан, направленная против Местного сановника Чэнь Фына. В 1599 г. Чэнь Фын Прибыл в город Цзинчжоу (в нынешней провинции Хубэй) для сбора налогов и одновременно для управления рудниками. С его прибытием усилились поборы и произвол, что вызвало резкое недовольство населения, в частности купечества. Вследствие этого, как сообщает источник, «несколько тысяч возбужденных человек собрались на дороге, стали собирать черепицы и камни и бросать их в Чэнь Фына. Последний спасся бегством». Вслед за этим борьба распространилась на другие города — Учан, Ханькоу, Хуанч-жоу, Сяньян, Баоцин, Дэань и Сянтань. Борьба продолжалась свыше двух лет. В Учане, куда в 1601 г. прибыл Чэнь Фын, свыше 10 тыс. горожан окружили его резиденцию, схватили 16 человек из приближенных Чэнь Фына и бросили их в Янцзы. Чэнь Фыну удалось спастись бегством. Он больше месяца скрывался во дворце Чувана и только благодаря этому спас свою жизнь.

В городе Линьцин, где поборами занимался налоговый инспектор Ма Тан, больше половины средних по достатку семей разорились, местные и приезжие купцы прекратили торговлю в городе. Потерявшие терпение горожане, собравшись толпой в 10 тыс. человек, сожгли канцелярию Ма Тана и убили 37- его агентов.

. Аналогичные выступления произошли в 1606 г. в провинции Юньнань, где городское население страдало от произвола налогового инспектора Ян Жуна, который не только грабил население, но и производил беспричинные аресты, даже убийства мелких чиновников и горожан. Возмущенные горожане сожгли помещение налогового управления и убили ряд присланных чиновников. После того, как Ян Жуан жестоко отомстил за это, истребив несколько тысяч человек, вспыхнуло восстание, в котором участвовало свыше 10 тыс. человек под руководством Хэ Ши-сюня. Восставшие убили Ян Жуна, бросив его в огонь, сожгли его младшего брата и 200 с липшим его помощников.

В провинции Шэньси произошло выступление нескольких десятков тысяч жителей, вызванное жестокими вымогательствами налогового инспектора Лян Юна. Горожане Цзиндэчжэня также вели борьбу против цзянсийского налогового инспектора Пань Сяна, в ходе которой сожгли много мастерских. Когда Пань Сян приехал в уезд Шанжао для организации разведки полезных ископаемых, начальник уезда Ли Хун отдал населению тайный приказ, запрещавший продавать Пан Сяну продукты питания, и вынудил последнего покинуть уезд. Подобные бунты вспыхивали и в ряде других мест.

Борьба горожан нанесла сильный удар самоуправству правителей. Городские движения, основным содержанием которых было требование снижения налогов и устранение произвола властей, охватили в начале XVII в. многие районы страны. Это было новое явление в истории Китая, свидетельствовавшее об определенной силе горожан. Эта борьба отличалась не только значительным территориальным размахом, но и участием широких слоев населения. Ее поддерживали даже заместитель председателя уголовной палаты (далисы) и младший президент цензората Ли Сань-цай, а также многие местные гражданские и военные чиновники и служащие.

БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПРИ ДВОРЕ

На базе значительной концентрации земельной собственности централизация власти начала минского периода быстро развивается в крайний абсолютизм, который становился препятствием на пути поступательного развития общества.

Минский император Тайцзу (Чжу Юань-чжан) упразднил пост канцлера и сосредоточил всю военную и политическую власть в своих руках. Впоследствии была учреждена должность секретаря Государственного совета, но лишь с совещательными Функциями. После Жэньцзуна (1424—1425) Государственный совет понемногу добивался все больших прав. При Шицзуне (1522—1566) посты секретарей Государственного совета занимали Ся Янь и Янь Сун. Их называли «настоящими канцлерами», однако °ни были всего лишь советниками, а все крупные государственные дела по-прежнему решал импера-Т°Р, причем чаще не он сам, а евнухи, изурпиро-®авшие его власть.

В условиях крайнего абсолютизма династия сохраняла унаследованные от Юаньской эпохи порядки, при которых отношения между государем и подданными строились по принципу отношений между господином и рабами. На аудиенции у императора министры должны были докладывать стоя на коленях. Аудиенции у императора предоставлялись все реже. Император мог произвольно подвергать сановников телесным наказаниям и казнить их.

Созданные при Минах цзиньивэй (род гвардейских войск) и возглавлявшееся впоследствии евнухом дун-сичан (Управление Востоком и Западом) были предназначены главным образом для подавления недовольства народа, но одновременно использовались также для наблюдения за сановниками.

Телесные наказания сановников при дворе назывались «придворными батогами», передача в цзиньивэй и Управление Востоком и Западом-на допрос называлось «арестом».

После правления Чэнцзу многие императоры чрезмерно злоупотребляли властью. Уцзун (1506—1521) намеревался однажды совершить увеселительную поездку в Южный Китай. Когда 107придворных попробовали убедить его не ездить, он приговорил их к пяти суткам стояния на коленях перед Южными воротами дворца, а, затем к ЭР цалочным ударам- Кто и после этого остался при сврем мнении, получил, еще по 30—50 палок. Всего было наказано «придворными батогами» 146 человек, 11 из них умерли.

Шицзун, бывший до вступления на престол удельным князем, пожелал, чтобы его отцу при жизни воздавали такие же почести, как предкам императоров. Когда министры стали его отговаривать, он арестовал 134 сановника, более 180 человек получили «придворные батоги», 19 из них умерли.

Царствовавший в конце Минской династии император Сыцзун относился к министрам с крайней подозрительностью. За 17' лет пребывания у власти он сменил 50 секретарей Государственного совета. Во время крестьянского восстания Ли Цзы-чэна и в период вторжения маньчжуров он применял к местным гражданским и военным чиновникам правило: «За каждое поражение обезглавить генерала, за потерю города казнить одного чиновника». Во исполнение этого приказа были казнены семь наместников и одиннадцать военных губернаторов. Так, из-за подозрительности Сыц-зуна был предан смерти военачальник {Оань Чунь-хуань, организовавший сопротивление нашествию маньчжуров.

Активное участие в борьбе за власть принимали дворцовые евнухи, которые в Минской империи впервые выдвинулись в качестве политической силы в XV веке. Они были крупными землевладельцами, занимавшими высокое положение в государственном аппарате.

Самовластие евнухов было результатом крайнего абсолютизма. Минский император Тайцзу издал декрет, по которому «евнухи не имели права вмешиваться в политику». Однако Чэнцзу захватил власть путем государственного переворота, опираясь на евнухов. Поэтому он, естественно, не доверял старым сановникам периода Хуиьу, а евнухи в его правление добились права осуществлять дипломатическое представительство, решать вопросы войны и мира, захватили в свои руки инспектирование армии, командование войсками на местах, организацию слежки за министрами и за народом, и т. д. В конце концов, абсолютная власть императора оказалась узурпированной евнухами.

Евнухи создали свою организацию. Восемь самых могущественных из них получили прозвище «восьми тигров». Они фактически управляли страной.

Во второй половине правления Минской династии евнухов было несколько десятков тысяч, к концу периода Мин их насчитывалось уже около ста тысяч. При дворе они захватили 24 присутственных места: 12 праказов (цзянь), 4 департамента (сы) и 8 управле-вий (цзюй). Самые обширные полномочия имел жертвенный приказ (сылицзянь), практически подменивай императора. Чиновники этого приказа от имени императора накладывали резолюции на доклады, поступавшие на высочайшее имя, объявляли указы а т. д.

Большинство императоров, правивших после Чэн-Цзу были марионетками. Евнухи по своему усмотрению толковали законы и творили угодные им дела. £*Ногие резолюции и указы не проводились через Государственный совет. Члены Государственного совета, боясь за свое положение, предпочитали останься пассивными исполнителями и принимали указания свыше без возражений; да если бы они и захотели что-либо предпринять, все равно ни одно мероприятие нельзя было осуществить, не заручившись согласием евнухов.

Многие евнухи в Минскую эпоху были столь влиятельны, что пользовались всей полнотой власти. Среди них Лю Цзинь, живший в царствование Уцзуна, и Вэй Чжун-сянь — современник императора Сицзу-на. Особенно ужасным было время правления Вэй Чжун-сяня. В это время евнухи сотнями казнили и отрешали от должности министров, выступавших против деспотизма. Вэй Чжун-сянь сам пожаловал себе титул верховного князя (шангуна), евнухи приветствовали его словами «девять тысяч лет», а некоторые министры — даже «девять тысяч девятьсот лет» (к императору обращались с приветствием ваньсуй, что значит — «десять тысяч лет». Приветствовать Вэй Чжун-сяня словами «девять тысяч лет» или «девять тысяч девятьсот лет» означало почти то же самое, что назвать императором). Местные чиновники соперничали в сооружении посвященных ему жертвенных храмов. При диктатуре евнуха Вэй Чжун-сяня в политической жизни минского Китая утвердилась черная реакция.

Но и в среде евнухов происходила постоянная борьба за наибольшее влияние. В 1510 г. потерпел поражение всесильный евнух Лю Цзин, который был обвинен в подготовке мятежа, арестован и казнен. При конфискации его имущества были обнаружены огромные богатства, составлявшие по данным источника «80 связок крупной яшмы, 2500 тыс. лян желтого золота, 50 млн. лян серебра, других драгоценностей без счета».

Государственная машина династии Мин с самого начала напоминала пустой дом, а во второй половине правления династии и вовсе перестала функционировать. При Шэньцзуне в императорском правительстве и в местных органах власти много мест подолгу оставалось вакантными. Высшие сановники могли по своему усмотрению оставить должность и уехать домой. В последние годы правления династии имелся лишь один секретарь Государственного совета — Фан Цун-чжэ, в шести министерствах осталось всего 4— 5 министров и их заместителей. Во многих провинци-

ях были не заняты посты наместников, генерал-гу-бернаторов и т. д.

Ввиду отсутствия ответственного лица в Министерстве личного состава и аттестации и в Военном министерстве несколько тысяч человек, ожидавших назначения на гражданские и военные должности, не могли получить направления и отправиться к месту службы. Они подолгу мыкались в столице и часто, останавливая паланкин секретаря Государственного совета, обращались к нему со слезными мольбами, но и это не помогало.

Стоявшие у власти крупные землевладельцы, евнухи и чиновники боролись также за императорский трон, в котором видели олицетворение высшей привилегии.

В последние годы правления Шэньцзуна его фаворитка Чжэн Гуй-фей стремилась сделать наследником престола своего сына Чжу Чан-сюня, имевшего титул Фу-вана. Когда это ей не удалось, она подослала во дворец людей с палками, чтобы они убили прямого наследника престола Чжу Чан-ло. Но и здесь ее ждала неудача. Вступив на трон, Чжу Чан-ло (император Гуанцзун) заболел дизентерией. Кто-то подсунул ему отравленную «красную пилюлю». Болезнь обострилась, и император умер. После смерти Гуанцзуна его наложница Ли Сюань-ши захотела прибрать к рукам нового императора Сицзуна, но придворные заставили ее переселиться из дворца Ганьцингун. Эти события, выделившиеся среди придворных интриг конца правления Минской династии, известны в истории под названием «избиение палками», «отравление красной пилюлей» и «выселение из дворца».

Все эти события свидетельствуют об ожесточенной борьбе в конце Минской эпохи различных дворцовых группировок за власть. Это ослабляло империю и приближало ее конец.

ОРГАНИЗАЦИЯ ДУНЛИНЬ

Внутреннее и внешнее положение страны не могло Не вызывать тревоги у передовых людей того времени. Среди предпринимательской верхушки в городах, зажиточных слоев в деревне, непривилегированных землевладельцев, образованных чиновников рождалось и крепло недовольство. Они стали предпринимать определенные шаги, чтобы изменить создавшуюся ситуацию.

В результате упорных стараний в 1567 г. на высшие посты были назначены видные ученые и отстранены от власти евнухи. У власти оказался сторонник реформ Чжан Цзюй-чжэн, который попытался на деле осуществить целую серию мероприятий. Правительство выделило средства на строительство дамб и восстановление иррагационной системы, разрушенных вследствие грандиозных разливов Хуанхэ, за счет ассигнований на дворцы и развлечения. Чтобы упорядочить налогообложение, был осуществлен переучет податного населения и перемер полей, а также уточнена принадлежность земли государству или частным лицам.

Важное мероприятие, задуманное Чжан Цзюй-чжэном, заключалось в замене натуральных податей и государственной трудовой повинности денежным налогом. Отменялся порядок, при котором недоимки за беглых согласно правилам круговой поруки выплачивали соседние дворы. В связи с этим с крестьян были списаны тяжелые долги. Чжан Цзюй-чжэн добивался отказа правительства от монополий. Несколько раз он пытался принудить императора подписать указ о снятии особого обложения на добычу руд, но безуспешно.

Стремясь улучшить государственный аппарат, реформатор ввел порядок проверки деятельности чиновников, их назначений и движений по должностям. Император согласился на регулярные аудиенции сановникам и личное участие в делах правления. В 1573 г. был издан высочайший эдикт об усилении внимания к докладам. Для рассмотрения этих докладов и проверки принятых мер устанавливались определенные сроки, что было ответом на требование считаться с голосом общественности. Серьезные меры Чжан Цзюй-чжэн провел для усиления войска, пограничной службы и повышения авторитета командного состава.

Политика преобразований встречала упорное сопротивление представителей крайней реакции. На реформатора писали бесчисленные доносы и строили ему всяческие козни. А после смерти Чжан Цзюй-чжэна в 1582 г. его объявили преступником и истребили всю его семью. Прилагались все усилия, чтобы восстановить прежнее положение. В стране и при дворе началась острая политическая борьба.

В то время несколько видных чиновников, попавших в опалу за свои передовые взгляды и высланных из столицы, занялись преподаванием в городе Уси на реке Янцзы, где находилась средневековая академия Дун линь. Свою педагогическую деятельность они посвятили распространению реформаторских идей. Единомышленников возглавил уволенный сановник Гу Сянь-чэн — сторонник Чжан Цзюй-чжэна. Политическая группировка, сложившаяся около 1598 г. и известная под названием «Дунлиньдан», стала приобретать в стране все больше сторонников. Современники писали, что Гу Сянь-чэн «управляет империей и приковывает всеобщее внимание», а в академии Дунлинь открыто хулят или превозносят государственных деятелей. К дунлиньцам присоединился влиятельный сановник Ли Сань-цай, который на практике пытался осуществить некоторые реформы.

Программа Дунлинь совпадала с требованиями реформ, выдвинутыми народными движениями XVI << в. Особое внимание уделялось проблемам ликвидации государственных прав на разработку недр и внутренних пошлин, на передачу казенных фарфоровых и ткацких мастерских частным лицам. В речах и письменных докладах звучало требование прекратить захват земель крупными феодалами, уравнять землепользование и налогообложение, добиться лучших Условий для частного предпринимательства и рациональных форм хозяйства.

-В политической области дунлиньцы хотели усиления личного участия импер;п ра в управлении страной, чтобы он считался с мнениями, высказанными в Докладах трону. Они требовали устранения евнухов °т власти, реорганизации государственного аппарата и системы замещения должностей, а также отмены Публичных наказаний сановников батогами. В 1620 г. сторонникам Дунлинь удалось возвести на престол Своего кандидата (наследника умершего императора), Который санкционировал проведение реформ.

Приход к власти сторонников передовой политической группировки заставил ранее враждовавших между собой феодалов объединиться и прибегнуть к решительным мерам. Молодой император был отравлен, а на престол возведен новый государь, который уже не смел вмешиваться в государственные дела. Власть при дворе вновь захватили временщики и евнухи.

Начались жесточайшие преследования дунлинь-цев. Все они были казнены, их сторонники разжалованы или сосланы. По всей стране ловили и карали приверженцев реформ. Достаточно было доноса, что человек знаком с дунлиньцем, чтобы его подвергли наказанию. Поскольку главными очагами вольнодумства считались, кроме палаты инспекторов, академия в Пекине и учебные заведения по всей стране, то ученых и учащихся преследовали особенно жестоко. Большинство академий и школ было закрыто.

Дунлиньцы пользовались поддержкой горожан, частных собственников земли, ученых, чиновников, видевших разложение государственного аппарата, военных, но сами в своей деятельности ориентировались на волю императора. Они не искали помощи народа и были противниками крестьянских и городских движений. Это помешало реформаторам оказать сопротивление реакции и привело к их полному разгрому.

5. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА XVII В. СВЕРЖЕНИЕ МИНСКОЙ ДИНАСТИИ

ВНЕШНЕЕ И ВНУТРЕННЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ МИНСКОЙ ИМПЕРИИ

Внутреннее и внешнее положение Минской империи в 20-х годах XVII в. резко ухудшилось. При дворе шла борьба за власть и трон. Армия разваливалась в результате плохого снабжения продовольствием и вооружением. Вторжения западноевропейских колонизаторов и пиратские нападения японцев привели к тому, что был утрачен контроль над морскими путями и потеряны экономические и политические позиции в странах Южных морей. Маньчжуры захватили значительную часть территории Китая на северо-востоке.

Крупные землевладельцы продолжали захватывать крестьянские земли, росли налоги и поборы, вызванные увеличением военных расходов. В 1592 г. на три похода — в Нинся (против монголов), в Корею (против японцев) и в провинцию Гуйчжоу (против местных повстанцев) — было затрачено свыше 10 млн. лян серебра. В течение 10 лет борьбы с маньчжурами (с 1618 по 1627 гг.) было израсходовано свыше 60 млн. лян серебра, кроме обычных ассигнований на армию. В царствование Сыцзуна на плечи крестьян были взвалены также военные расходы на подавление крестьянских восстаний в виде дополнительно введенных «карательного налога» (цзяосан) и «налога на обучение войск» (ляньсян), общая сумма которых достигла 18 млн. лян.

В 1618 г. был введен дополнительный земельный налог на «снабжение армии в Ляодуне», который с каждым годом увеличивался. В 1620 г. только один этот дополнительный налог составил сумму в 5200 тыс. лян серебром. Вводятся таможенные пошлины, соляной налог и т. д. Это новые налоги выразились в сумме почти 7500 тыс. лян серебра. Общие размеры обложения населения выросли за одно десятилетие на 50 процентов.

Велики были и расходы императорской семьи. Например, в 1599 г. было взято из государственного казначейства 24 млн. лян серебра для покрытия расходов, связанных с женитьбой сыновей императора. Огромные средства тратились на строительство дворцов: в 1627'г. они составили около 6 млн. лян.

Правительство совершенно не заботилось об ирригации, а крестьяне настолько обнищали, что были не в состоянии поддерживать даже свое существование, не говоря уже о том, чтобы собственными силами восстанавливать ирригационные сооружения. В результате в северо-западных районах Китая участились стихийные бедствия. Начиная с 1628 г. вся северная часть Шэньси подверглась наводнениям, засухам, заморозкам, а также налетам саранчи. Люди грызли каменистую почву, бывали даже случаи людоедства. Больше половины населения вымерло или бежало. На тысячу ли тянулись опустевшие земли. Почти девять десятых жителей Ханьчэна совсем не Имели пиши

Вот что рассказывает один чиновник в своем докладе от 1629 г. о положении в этой провинции: «В округе Яньань в течение года не было дождей. В августе — сентябре народ ел в городах полынь, в октябре стали есть кору с деревьев, к концу года вся кора была ободрана — принимались поедать мел. Через несколько дней после этого вспухали животы, люди падали и были обречены на смерть... Во всех уездах — за городом вырыты большие ямы, в каждой из которых хоронят по нескольку сот человек. В общем, севернее Циньян и Яньань — голод очень сильный...».

В таких условиях крестьяне вновь поднимаются на борьбу.

ВОССТАНИЕ В ШЭНЬСИ

На 20—30 гг. XVII в. приходится наибольший подъем крестьянского движения. Началось оно в провинции Шэньси, где крестьяне находились в наихудших условиях по сравнению с другими районами. Население северной части провинции Шэньси влачило нищенское существование, страдая от постоянных неурожаев и эпидемий. Вместе с тем, ввиду неравномерности экономического развития Китая, ремесло и торговля этих районов были чрезвычайно отсталыми, крестьянам приходилось продавать сырье по особо низким ценам купцам, приходившим из других провинций, а покупать предметы первой необходимости ремесленного изготовления — хлопчатобумажные ткани, циновки и т. д. по высоким ценам. Ростовщики пользовались случаем, чтобы увеличить свои доходы за счет увеличения ставки кредита — цена кредита на полгода достигала 100 процентов. Тяжелы также были поборы на содержание войск, выполнение почтовой повинности. Ускорялось разорение крестьян, которых невыносимый голод массами гнал из деревень.

В северной Шэньси несколько лет подряд происходили особенно серьезные стихийные бедствия. Крестьяне умирали от голода, а правительство не только не снизило налогов и не приняло мер по оказанию помощи пострадавшим от стихийных бедствий, но напротив, непрерывно увеличивало «разверстку» и издало строгий приказ о взыскании недоимок. Крестьт яне, у которых остались лишь кожа да кости и которые не видели спасения от смерти, поднимали бунты.

Таковы причины крестьянского восстания, вспыхнувшего в северной части Шэньси в конце правления Минской империи.

Первые вспышки восстания в Шэньси имели место еще в 1626 г. В 1627 г. на попытки вновь назначенного губернатора провинции Шэньси взыскать налоги крестьяне отвечают широким восстанием.

Вначале отряды крестьян действовали в одиночку, изолированно, а потом произошло объединение нескольких отрядов. Ряд руководителей повстанцев объявили себя «королями». Среди них выдвинулись способные организаторы, такие как Гао Ин-сян, Чжан Сянь-чжун и Ли Цзы-чэн, ставшие впоследствии полководцами крестьянских войск.

Ли Цзы-чэн родился в 1606 в Минчжи. Отец его Ли Шоу-чжун происходил из крестьян-собственников, но под конец разорился, выполняя повинности деревенского стражника. Ли Цзы-чэн в детстве учился всего несколько лет, а затем пас овец, принадлежавших помещику Ай. Он изучал фехтование и кулачный бой, потом служил курьером. Его семья, хотя и разорилась, все-таки не могла отделаться от несения тяжелой повинности деревенского стражника. Это был период массового бегства крестьян из Шэньси. Из каждых десяти дворов оставалось только один-два. Однако общая сумма налогов сохранялась прежней и раскладывалась на оставшихся крестьян. В случае неурожая крестьяне не в состоянии были выплатить налоги, даже продав все свое имущество. Все недоимки по налогам должен был возместить начальник деревенских стражников. Таким образом, задолженность Ли Цзы-чэна росла. За это его часто пороли и сажали в колодки. Доведенный до отчаяния Ли Цзы-чэн совершил убийство и бежал в Ганьсу, где стал солдатом.

Пережитые Ли Цзы-чэном в молодости невзгоды воспитали в нем качества упорного борца. В 1629 г. он Уступил в повстанческое войско — сначала в отряд Ван Цзо-гуа, а в 1631 г. перешел к Гао Ин-сяну, где стал командиром батальона. Бойцы прозвали его отчаянным (чуанцзян).

Другой руководитель восстания — Чжан Сянь-чжун — житель Яньаня, родился тоже в 1606 г. Вместе с отцом, бродячим торговцем, продававшим финики, Чжан Сянь-чжун в юности разъезжал по Шэньси. После разорения семьи Чжан Сянь-чжун стал солда-, том. Впоследствии по ложному обвинению он был брошен в тюрьму, и его ожидала смертная казнь. Спасшись бегством с помощью одного из тюремных стражей, он посвятил себя борьбе. В 1630 г. он присоединился к восстанию в Шэньси, захватив ряд опорных пунктов в уезде Мичжи. По своему характеру Чжан Сянь-чжун был неуступчив, вспыльчив и в известной мере честолюбив. Эти черты иногда мешали ему проводить более гибкую тактику. И это обстоятельство неоднократно вызывало разногласия между ним и Ли Цзы-чэном.

Сначала повстанцы не имели единого руководства, четкой организации. Каждый отряд действовал самостоятельно, стихийно переходил из одного района в другой. Много внимания приходилось уделять добыче провианта. Общая численность восставших составляла приблизительно 10 тыс. с лишним человек. Самым сильным был отряд Ван Цзя-иня, насчитывавший более 30 тысяч человек. Постепенно Гао Ин-сян, Чжан Сянь-чжун и некоторые другие подчинились его руководству. Главные силы под командованием Ван Цзы-иня после объединения передвигаются в Шаньси, ставшую в 1631 г. центром движения. В отличие от первого периода движения, здесь, в Шаньси, восставшие ведут борьбу под общим руководством. Однако по мере расширения сферы восстания, единое руководство в полной мере не осуществлялось, в особенности после гибели в 1633 г. Ван Цзы-ина. Часть отрядов после поражения в Шаньси переходит в провинции Хэнань и Хэбэй, затем в Хубэй и Сычуань. В 1635 г. восстаниями крестьян было охвачено несколько провинций.

СОВЕЩАНИЕ В ХЭНАНИ

В 1635 г. в Синьяне, провинция Хэнань, был созван совет руководителей крестьянских отрядов, на котором присутствовали 13 вождей крестьян, представлявших 72 отряда. Здесь обсуждались вопросы тактики, по предложению Ли Цзы-чэна, который тогда являлся руководителем одного из отрядов и непосредственно подчинялся Гао Ин-сяну.

Был прынят план дальнейшей борьбы с правительственными войсками. Все повстанческие силы разделились на 4 больших соединения, каждое из которых действовала на определенном направлении. При этом на трех направлениях — западном, северном и южном, преследовались задачи обороны, а на четвертом, восточном, предполагались операции наступательного характера. Большой отряд был выделен в качестве резерва. Он должен был обладать хорошей маневренностью и оказывать помощь тем, кто окажется в тяжелом положении. По окончании совещания принесены были в жертву небу быки и лошади и дана клятва верности общему делу.

В короткий срок после совещания повстанцы перешли к планированию и координации своих боевых операций. В ряде случаев применялась тактика односторонней или многосторонней обороны. При наступлении главные силы сосредотачивали на решающих направлениях. В других случаях переходили от объединенных действий к рассредоточенным с целью избежать окружения главными силами противника и наносили удары по его слабым местам. Однако при необходимости повстанцы отваживались также на смелые лобовые схватки с противником.

Хотя борьба повстанцев в основном все еще оставалась стихийной, однако созыв совещания для обсуждения вопросов стратегии и организации координированных военных операций столь крупного размаха был осуществлен впервые в истории крестьянских войн в Китае. После совещания в Хэнани начинается новый этап крестьянской войны конца Минской эпохи.

Среди многочисленных крестьянских повстанцев, Удерживающих в это время в своих руках провинции Хэнань, Хубэй, Хунань и Шэньси, самыми сильными являлись 13 отрядов, оперировавших в Хэнани, а среди них наилучшие части сосредоточивались под командованием Гао Ин-сяна, Ли Цзы-чэна и Чжан Сянь-чжуна. Это были главные силы восставших.

Совещание в Хэнани укрепило ряды восставших. Повстанцы переходят от обороны к нападению. Им удается захватить не только сельские местности, но и города, где они творят суд и расправу. В городах к восставшим присоединяются мелкие ремесленники, подмастерья и наемные работники.

РАЗНОГЛАСИЯ В ЛАГЕРЕ ВОССТАВШИХ.

ВРЕМЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ

В лагере восставших крестьян все же не было полного единодушия. Вскоре возникли разногласия между Ли Цзы-чэном и Чжан Сянь-чжуном, в результате чего Ли Цзы-чэн с Гао Ин-сяном уходят в провинцию Шэньси. Эти разногласия в большей мере были вызваны нежеланием Чжан Сянь-чжуна идти на соглашение с разорившимися мелкими землевладельцами и шэньси и, к тому же, этот руководитель стремился к самостоятельным действиям. Это ослабило силы восставших в Хэнани и привело к вытеснению оттуда правительственными войсками крестьянских отрядов Чжан Сянь-чжуна и Цао Цао. В дальнейшем повстанцы, разделившись на 13 отрядов, вновь вступили в Хэнань, захватывая округа и уезды. Гао Ин-сян с Ли Цзы-чэном не принимали участие в этом походе, оставшись действовать в Шэньси.

Раздробление сил восставших было одной из причин их временного поражения. Летом 1636 г. в Шэньси попал в окружение отряд Гао Ин-сяна. Предводитель отряда был захвачен, привезен в столицу и казнен. Военачальники Минской империи по праву считали Гао Ин-сяна душой восстания и наиболее сильной фигурой среди его руководителей. Один из них говорил про Гао Ин-сяна: «Необходимо получить его голову, тогда остальных повстанцев легко будет усмирить».

И действительно, после пленения и казни Гао Ин-сяна восстание идет на убыль. Возглавленные им войска были частично истреблены или захвачены в плен. Отдельные группы их утратили связь между собой и лишились руководящего центра. Лишь небольшая часть перешла под руководство Ли Цзы-чэна, который принял титул «чуан-вана» («чуанский король»), принадлежавший ранее Гао Ин-сяну.

Восставшие действовали мелкими группами, многие из них скрывались в горах. Ли Цзы-чэн со своим отрядом пробился в Сычуань (1637 г.), осадил ее столицу город Чэнду, но через неделю вынужден был снять осаду. Отступив оттуда, он вскоре был разбит правительственными войсками. С большим трудом ему удалось вырваться из окружения. С 18 всадниками он прорвался в Шэньси, где некоторое время скрывался в горах.

В 1638 г., потерпев серьезное поражение, Чжан Сянь-чжун принес повинную Минским военачальникам. Вслед за ним покорились 13 руководителей крупных крестьянских отрядов.

Это была тактика притворной капитуляции, временная неудача крестьянского восстания конца Минской эпохи. Отряды Чжан Сянь-чжуна, Л о Жу-цая и других, получив возможность отдохнуть и tiepe-формироваться, выжидали лишь случая для возобновления действий.

НОВЫЙ ПОДЪЕМ КРЕСТЬЯНСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Вынужденный скрываться в горах Шансянь и Ло-сянь (в провинции Шэньси), Ли Цзы-чэн днем упражнялся в военном искусстве, а по ночам читал книги. В свободное время Ли Цзы-чэн обдумывал создавшуюся в стране обстановку и анализировал уроки прошлых поражений. Многие его подчиненные после неоднократных поражений в ходе длительной войны поверглись в уныние и сомнения относительно перспектив и исхода борьбы. Стараясь поднять настроение товарищей по оружию, Ли Цзы-чэн разъяснял им направление борьбы и, прибегнув для их успокоения к астрологии, говорил: «Еще шесть месяцев невзгод, и я смогу стать императором» или «В прошлом Лю Бан потерпел множество неудач, но, в конце концов, овладел большой Поднебесной». Ободренные люди наперебой клялись бороться не на жизнь, а на смерть. Именно при таких обстоятельствах у Ли Цзы-чэна и созрела мысль захватить власть.

В 1639—1640 гг. начинается новый подъем крестьянского движения. Восстает Чжан Сянь-чжун. Вместе с другими он создает свою базу в городе Гучэне (провинция Хубэй).

Спускается с гор, включаясь в борьбу и Ли Цзы-чэн. В 1640 г. он был окружен Минскими войсками, значительно превосходившими его силы. Положение казалось безнадежным, но стойкость восставших спасает положение. Ли Цзы-чэн с легкой конницей вырывается из окружения, бежит в Хэнань, где, встретив поддержку крестьян и пополнив силы своего отряда, захватывает один город за другим. В это время к Ли Цзы-чэну присоединяются представители шэньши. Один из них — поэт Ли Янь стал впоследствии ближайшим советником Ли Цзы-чэна.

Присоединение к восстанию представителей шэньши и в особенности Ли Яня сыграло весьма значительную роль в истории повстанческой армии. Ли Янь был цисяньским цзюйжэнем. Раздавая хлеб местным голодающим, он снискал их доверие. И Ли Цзы-чэн относился к нему с большим уважением. Ли Янь советовал Ли Цзы-чэну быть почтительным к мудрецам и ученым, пресекать насилия и жалеть народ, прйнимать на службу доброжелательно настроенных чиновников и истреблять жестоких, стремясь привлечь к себе народ и заложить тем самым основу нового государства. Ли Цзы-чэн принял также его предложение об осуществлении уравнения полей и освобождения от налогов.

Ли Янь сочинил песню, в которой воспевались справедливость Ли Цзы-чэна, его стремление помочь крестьянам. В этой песне были такие слова: «Кто примет «храброго вана» (т. е. Ли Цзы-чэна), тот не будет платить оброка и будет избавлен от повинностей». Понятными народу были также лозунги повстанцев: «Уравнение земель», т. е. равномерное распределение земли; «Справедливая торговля», т. е. покупка и продажа товаров по справедливым ценам. Эти лозунги привлекали не только крестьян, но и горожан.

После занятия той или иной местности, земли крупных феодалов конфисковывались, а богатства раздавались нуждающимся крестьянам. В то же время издавались приказы об освобождении от налогов и повинностей на три года или на пять лет. Ли Цзы-чэн и Ли Янь во все концы страны рассылали своих людей, которые убеждали население, что «человеколюбивое и справедливое воинство Чуан-вана не убивает и не грабит». Ли Цзы-чэн усиливает дисциплину в войсках, строго запрещает разврат, грабежи и убийства.

В 1641 г. Ли Цзы-чэн добивается крупных успехов в провинции Хэнань. Овладев городом Лояном, он захватил земли князя Чан Сюня (Фу-вана), казнил его, сжег дворец, а богатства раздал голодающим. Также поступали восставшие и с другими богачами. В дальнейшем крестьянские отряды под руководством Ли Цзы-чэна, продвигаясь по Хэнани, разбили правительственные войска, присланные на помощь провинциальным властям, и осадили город Кайфын. Город был хорошо укреплен и упорно защищался. Осада его отняла много времени и сил. Осажденные взорвали плотину на реке Хуанхэ, чтобы затопить лагерь Ли Цзы-чэна. Одновременно повстанцы, вступив в Хугуан, овладели Сяньяном, заняли большую часть Хубэя (кроме Уханя и Юньяна) и север Хунани.

К Ли Цзы-чэну один за другим присоединяются отряды, ранее шедшие за Чжан Сянь-чжуном. Силы Ли Цзы-чэна крепнут. Он становится общепризнанным вождем восстания. В рядах повстанцев насчитывалось уже около миллиона человек. Для охраны занятых районов в них разместились воинские части.

В это время Чжан Сянь-чжун, также находившийся в провинции Хубэй со своим отрядом, вновь подчинялся Ли Цзы-чэну. Однако усилившиеся разногласия между ними привели к уходу Чжан Сянь-чжуна в провинцию Хунань, где он занял главный город Чанша и ряд других крупных центров. К этому времени Ли Цзы-чэн берет курс на захват крупных городов и создание новой государственной власти.

Он выдвинул четкую политическую задачу: свергнуть господство Минской династии. Ли Цзы-чэн провел ряд мероприятий в области политики и экономики, отвечавших общественным тенденциям того времени и требованиям народа. В военном отношении он изменил прежние методы войны, которая велась в духе «разбойной вольницы» и начал захватывать города и создавать опорные базы.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АППАРАТ И ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЙСК У ВОССТАВШИХ КРЕСТЬЯН

Ли Цзы-чэн начал подготовку создания новой государственной власти. В первый месяц 1643 г. он принял титул Великого полководца, руководствующегося велениями Неба и возрождающего справедливость. Некоторым полководцам хотелось просто «свободно разгуливать по Поднебесной». Они не стремились к тому, чтобы овладеть землей и назваться князем, а намеревались отделиться и создать собственное войско. Ли Цзы-чэн казнил этих полководцев и подчинил себе их отряды.

В первом месяце 1644 г. Ли Цзы-чэн официально установил свою власть, назвал государство Дашунь и переименовал Сиань в Сицзин («западная столица»). Были учреждены должности секретарей Государственного совета («дасюеши») и шести министров, отчеканена новая монета, введены экзамены на соискание ученых степеней, причем шаблонные экзаменационные сочинения, состоящие из восьми частей, были заменены сочинениями в свободном стиле (раньше при сдаче экзамена следовало написать сочинение по определенному традиционному плану, отступление от 1сотфоЕ#иВде$ло за собой провал на экзамене).

Центральный аппарат повстанцев состоял из верховного органа — государственного совета (в него входили три человека) и шести административных управлений: чинов, финансов, ритуалов, военное, строительное и уголовных дел (наказаний). По существу, образцами для них служили шесть палат, существовавших в Минской империи. Было создано также и местное самоуправление в округах и уездах. Прежние чиновники были всюду смещены. Административные органы повстанцев комплектовались главным образом за счет выходцев из крестьян, принимавших с самого начала участие в восстании, а также ремесленников, но кое-где использовали и прежних Минских чиновников — шэньши, если они не скомпрометировали себя.

Восставшие крестьяне создали и свою военную организацию. Все войско состояло из пяти больших соединений. Во главе их стояли двадцать высших начальников. Самым крупным соединением являлось центральное. Оно имело в своем составе 100 подразделений (отрядов) и возглавлялось 8 высшими военачальниками, в то время, как в остальных соединениях было по 30 с лишним отрядов и по 3 высших начальника. В каждый отряд входили пехотинцы (100— 150 человек), кавалеристы (50 человек) и обслуживающий персонал (носильщики, повара и другие). В общей сложности в 5 соединениях насчитывалось 60 тысяч кавалеристов и пехотинцев. Это были лучшие силы, комплектовавшиеся из мужчин от 15 до 40 лет. К каждому такому воину прикреплялись 2— 4 лошади и 10 человек —для ухода за лошадьми, переноски тяжестей и варки пшци. Общее число обслуживающего персонала достигало 500—600 тысяч человек, которые тоже иногда принимали участие" в боях.

Высшее командование пяти соединений состояло из наиболее близких Ли Цзы-чэну лиц: бывшего кузнеца Лю Цзун-миня, поэта Ли Яня, двух близких родственников Ли Цзы-чэна (Чжан Син и Ли Шуан-Си) и других. Они образовали нечто вроде военного совета для обсуждения важнейших военных вопросов.

В отрядах повстанцев поддерживалась строгая дисциплина. Обычно движение войск происходило в строгой тайне. О направлении удара не знали даже многие командиры. Принятое военным советом решение беспрекословно выполнялось подчиненными. В походе центральное соединение было направляющим, все остальные следовали за ним. Восставшие не имели тяжелого обоза, не брали даже запаса продовольствия и провианта, снабжаясь главным образом за счет обложения крупных землевладельцев.

Во время сражений впереди выстраивали всадников в три ряда, тройной стеной. Если передний ряд °тступал, задние давили и даже закалывали отступавших, не давая им возможности бежать. Если сражение затягивалось, прибегали к хитрости: кавалери-Сты, притворившись разбитыми, отступали, замани-®ая в засаду вражеские войска. А в это время 3Начительные силы пехотинцев, вооруженных длинными копьями, нападали на противника и уничтожали его, после чего вновь появлялась конница, помогавшая довершить разгром врага.

Обычно при осаде городе» пехота повстанцев занимала позиции у самых городских стен, а конница производила объезды, не позволяя осажденным бежать из города. Применялись и другие военные уловки: в . города, занятые противником, засылались лазутчики, переодетые в одежду купцов, в форму правительственных солдат и т. п.

Рядовые и командиры крестьянских отрядов вели себя весьма скромно в быту. Им запрещалось иметь в частной собственности золото и серебро. Разрешалось владеть лишь небольшой суммой денег, полученной в виде награды. Захваченные трофеи обычно раздавались населению, а оставшееся распределялось в соединениях в виде наград — по заслугам и занимаемому положению. Высшей наградой считались лошадь или мул. Далее следовали лук и стрелы, огнестрельное оружие, одежда и деньги. Женам разрешалось следовать за мужьями-воинами. Других женщин брать с собой запрещалось. Ли Цзы-чэн в быту не отличался от рядового солдата. Он казнил некоторых присоединившихся к нему руководителей крупных отрядов за недостойное поведение и стяжательство.

Повстанцы охотно принимали в свои ряды население освобожденных ими местностей, создавая отряды по профессиональному признаку — портных, музыкантов, хлеборобов (в этот отряд включались не имевшие какой-либо особой специальности), конюхов и других. Отличавшимся физической силой и способностью к военному делу давали лошадей, оружие и зачисляли в войска.

СЕВЕРНЫЙ ПОХОД. ВЗЯТИЕ ПЕКИНА

Летом 1643 г. Ли Цзы-чэн решил овладеть Гуань-чжуном и, сделав его опорной базой, занять затем Шаньси и двинуться на Пекин. В десятом месяце этого года он взял Сиань, после чего захватил всю Шэньси и овладел Иньчуанем, Ланьчжоу, Чжанье (все по современному наименованию) и другими пунктами. Другая колонна войск Ли Цзы-чэна успешно действовала в провинциях Нинся и Ганьсу.

Дальнейшие операции значительно выросшей армии Ли Цзы-чэна осуществлялись на территории провинции Шаньси. Правители округов и уездов покорно признавали его власть. Безостановочно продвигаясь вперед, повстанческое войско заняло оставленные противником без боя важные стратегические пункты Датун и Сюаньфу (Сюаньхуа), миновало проход Цзюйюангуань и подступило к Пекину. В это же время (1644) Чжан Сянь-чжун громил правительственные войска в Сычуани!

При подходе армии Ли Цзы-чэна к столице защищавшие ее войска, не желая сражаться, стреляли ® воздух. Часть войск подняла восстание и перешла йа сторону Ли Цзы-чэна. В руки наступавших попала аРтиллерия. 25 апреля 1644 г. крестьянская армия во главе с Ли Цзы-чэном вступила в столицу Минской империи — город Пекин. Император Чжу Ю-цзянь (1628—1644) перед вступлением повстанцев в город повесился.

На другой день повстанческое войско вошло во внутренний (императорский) город. Ли Цзы-чэн в войлочной шляпе и голубых шелковых одеждах верхом на коне приблизился к воротам Сичжимынь и приказал объявить войскам: «Кто из солдат, вступивших в город, посмеет причинить вред хоть одному человеку, будет убит без пощады». После этого он въехал в город.

Вступив в город, Ли Цзы-чэн немедленно объявил для успокоения народа: «Куда приходит великое вой-dfco, там оно не причиняет ни малейшего вреда, а кто посмеет грабить народ — будет казнен четвертованием». Два солдата, разграбившие лавку шелков, были казнены на месте.

Горожане вернулись к повседневным делам. Ли Цзы-чэн пригласил старейших жителей города во дворец Уин и, расспросив их о положении населения в городе, заявил, что облегчит их бремя. В период его правления налоги с народа не взимались, а жалованье войску выплачивали крупные помещики и высокопоставленные чиновники. Заслуженные родственники минских императоров и крупные чиновники первых трех классов были арестованы. Дело их вел генерал Лю Цзун-минь. Чиновников четвертого класса и ниже разрешалось зачислять на службу (всего существовало 9 классов).

СОЮЗ ЧАСТИ КИТАЙСКИХ ПРАВИТЕЛЕЙ С МАНЬЧЖУРАМИ.

КОНЕЦ МИНСКОЙ ДИНАСТИИ

Отряды Ли Цзы-чэня занимали столицу всего 42 дня. Дальнейший ход событий заставил их оставить Пекин.

После того, как китайское повстанческое войско во главе с Ли Цзы-чэном свергло власть Минов в Пекине и подчинило себе Северный Китай, оно непосредственно столкнулось с маньчжурами.

Оборону против маньчжуров держал в то время назначенный Минами ниньюаньский командующий у Сань-гуй, войска которого охраняли Шаньхайгуань. Чтобы удержать маньчжуров за Шаньхайгуанем, а также ввиду того, что У Сань-гуй во главе большого войска представлял собой определенную силу, Ли Цзы-чэн попробовал привлечь его на свою сторону. Он послал к нему гонца с письмом от его отца У Сяна й 40 тысяч лян серебра для награждения солдат, охранявших границу. Вначале У Сань-гуй колебался, но потом капитулировал перед маньчжурами и добровольно выступил в качестве пособника маньчжурского нашествия на Китай.

У Сань-гуй направил цинскому принцу — регенту Доргуню письмо, в котором просил вооруженной помощи для расправы с крестьянским войском. Эту помощь он получил. Огромная армия маньчжуров выступила против повстанцев. Двухсоттысячная армия повстанцев во главе с Ли Цзы-чэном, не задерживаясь в столице, двинулась навстречу объединенным силам маньчжуров и войска У Сан-гуя.

Намереваясь завоевать Китай, Доргунь (регент при малолетнем маньчжурском императоре) решил воспользоваться борьбой внутри страны. В письме У Сань-гую он писал: «Я слышал, что бандиты захватили столицу и Минского императора постигла мучительная смерть. Не могу выразить вам силу охватившего меня гнева. Поэтому я поднимаю свое войско, выступающее во имя гуманности и справедливости, и надеюсь, что разбойники будут непременно Уничтожены».

, На примере У Сань-гуя Доргунь хотел, чтобы было ясно всем, что не только сам У Сань-гуй «поднимется До положения вассального князя», но «он и его семья получат личную безопасность, а поколения его потомков будут вечно пользоваться богатством и почетом, Так же вечно, как вечны горы и реки». Его план оказался весьма эффективным и обеспечил массовый переход на сторону маньчжуров помещиков и чинов-йков, которые помогли им развернуть наступление е только против крестьянского войска, но и против ласти Минской династии на Юге.

Q Когда радушно встреченные У Сань-гуем Цины Рощди за Великую стену, Ли Цзы-чэн стянул свои и занял оборону на пути дальнейшего следова-я маньчжурского войска. Тогда Доргунь приказал

частям У Сань-гуя первыми вступить в бой с крестьянскими армиями Ли Цзы-чэна, рассчитывая измотать ее. Цинские же войска тем временем накапливали силы, выжидая удобного момента. В полдень, в самый разгар боя, они внезапно ударили из-за правого фланга частей У Сань-гуя, в результате чего крестьянская армия понесла тяжелые потери. Ли Цзы-чэну пришлось поспешно отступить. После боя У Сань-гуй, обрив на маньчжурский манер голову, явился в цин-ский лагерь с визитом к Доргуню и признал себя вассалом Цинов, получив при этом титул Князя усмирителя Запада. Доргунь повелел У Сань-гую собрать войска и начать преследование крестьянской армии.

Несмотря на поражение, Ли Цзы-чэн принял титул императора. Намереваясь уйти в родные места на северо-запад, он полагал, что титул китайского императора позволит ему с успехом организовать борьбу с маньчжурами.

На другой день после коронации Ли Чзы-чэн с войсками оставил Пекин, предварительно отправив в Сиань значительное количество золота и серебра, конфискованного во время своего пребывания у власти. 6 июня 1644 г. маньчжурская армия вместе с войсками У Сань-гуя вступила в Пекин. Это событие является концом Минской династии. С этого года китайская историография начинает уже историю Цинской династии, т. е. историю Китая под властью маньчжурских завоевателей.

ПОСЛЕДНИЙ ПЕРИОД ВОССТАНИЯ

В тот момент, когда маньчжуры вторглись в Собственно Китай и нанесли поражение крестьянскому войску Ли Цзы-чэна, среди его командиров начались раздоры. Во время отступления Ню Цзинь-син оклеветал и убил Ли Яня. Это вызвало недовольство большинства солдат и разногласия среди командного состава.

Некоторые помещики стали создавать вооруженные отряды в поддержку цинским войскам. В результате маньчжурам удалось оккупировать ранее поД' властные государству Дашунь районы Северного Кй' та я- He успел Ли Цзы-чэн закрепиться в Гуаньчжуне, jcaK цинские войска начали большой поход на запад. Весной 1645 г. цинские генералы атаковали с двух сторон Сиань. Отряды Ли Цзы-чэна, выйдя из Угуа-нЯ; оставили Гуаньчжун и ушли на восток, в Сяньян. Цинские войска последовали по их пятам и Ли Цзы-чэн был вынужден отступить в Учан, а затем дальше на запад. Он достиг гор Цаюгуншань близ Тунчэна, где был схвачен помещичьим вооруженным отрядом я убит.

После смерти Ли Цзы-чэна остатки его войска (более 300 тысяч человек) отвергли призыв маньчжуров перейти на их сторону и во главе с Ли Цзинем (Ли Го), племянником Ли Цзы-чэна, и генералом Хао Яо-ци перешли под начальство Хэ Тэн-цаяо, наместника Ху Гуана и командующего южноминскими силами сопротивления Цинам, объединились с ними и продолжили упорную борьбу.

В это время в Сычуани, которая все еще находилась под властью крестьянского войска во главе с Чжан Сянь-чжуном, было образовано государство Даси. Цинское войско, занятое наступлением на южноминскую династию, не обращало внимания на запад и лишь в 1646 г. первый раз направило отряды против Сычуани.

Чжан Сянь-чжун проводил по отношению к помещикам Сычуани политику суровых репрессий и этим вызвал их упорное сопротивление. Когда же минское войско развернуло наступление на Сычу-ань, отрядом Чжан Сянь-чжуна пришлось оставить Чэнду и уйти на север, откуда они намеревались напасть на занятый маньчжурами Сиань. Как раз в это время изменник Лю Цзинь-чжун вывел цинские войска в горы Фьщхуанынань и близ Сичуна (провинция Сычуань) сразился с войском Чжан Сянь-чжуна. Чжан Сянь-'ркун пал в бою, сраженный стрелой. После его смерти генералы увели уцелевшие отряды на юг, заняли Уичжоу, Юньнань. В течение 15 лет они вели здесь Рьбу с маньчжурскими завоевателями. Лишь к •яена Г ^ыли п°Давлены последние очаги сопротив-

Зем^ак в результате измены и вмешательства чуже-С*°й силы, а также в известной мере и в связи с

УтРенними противоречиями в лагере восставших потерпело поражение великое народное движение. Маньчжурские завоеватели установили в стране режим реакции, соединенной с национальным порабощением.

6. РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ НАУКА

В XVI—XVII веках интерес в Китае к технике, естественным и математическим наукам заметно возрос. В конце Минского периода появляется усовершенствованное водоподъемное колесо для орошения полей, более широко, чем раньше, применяются кузнечные меха при плавке металла. Развивается кораблестроение, ярким показателем этого явились морские экспедиции XV века, возглавленные Чжэн Хэ. В одну из таких экспедиций одновременно было отправлено 62 крупных морских корабля, на борту которых находилось около 28 тысяч человек и значительный груз. Все эти корабли, отличавшиеся большой грузоподъемностью, были построены в Китае.

Технические усовершенствования, возникновение мануфактур, обширные внешние связи, путешествия в дальние края вызвали интерес к развитию научных знаний. Однако закостенелая система образования, официально установленный и раз навсегда определенный круг знаний — все это препятствовало развитию наук и новым открытиям. Подготовка к государственным экзаменам, связанная с зубрежкой старинных канонов, сочинением стандартных стихов и прозы, отнимала время и суживала круг интересов образованных людей. Труды ученых часто имели описательный или компилятивный характер, но в противовес им все чаще появлялись сочинения, имевшие практическое значение.

В XVI в. появился многотомный труд по фармакологии — «Трактат о деревьях и растениях» — автор Ли Ши-чжэнь. Это сочинение содержало описание лечебных трав, минералов и животных.

Большое значение для развития медицины имел труд ученого Чжан Чжун-цзина «О тифе».

Некоторые ученые обратились к областям науки, получившим значительное развитие на Западе. Ученый Сунь Юань-хуа приступил к изучению трудов по математике, написанных в Европе. В докладе императору он подчеркивал необходимость введения артиллерии и улучшения военного дела. Другой ученый Ван Чжэн изучал латынь, перевел на китайский язык термины по механике, обучал молодых людей математическим знаниям.

В конце Минской эпохи были созданы ценные труды по технике производства. В XVII в. была издана большая сельскохозяйственная энциклопедия, составленная ученым Сюй Гуан-ци «Нунчжэн цюань-шу» («Собрание книг по сельскому хозяйству»). Эта энциклопедия освещала развитие земледелия и сельскохозяйственной техники не только в Китае, но частично и в Европе.

В 30-х годах XVII в. ученым Сун Ин-сином был написан труд под названием «Тянь гун кай у» («Небо — творец всего сущего»), представлявший собой своеобразную техническую энциклопедию, освещавшую развитие в Китае в различные времена, в том числе и в Минский период, ремесленного производства. Фан И-чжи была составлена энциклопедия, отражавшая развитие естественных наук «Ули сяоши» («Начало законов природы»).

Маньчжурские правители установили жесточайший контроль над культурой и идеологией, вследствие чего большинство ученых было вынуждено уйти от действительности и заняться исправлением и критическим исследованием древних книг, подвергнуть легенды и летописи прошлого детальному редактированию. Эта школа получила название «источниковедческой» (каоцаюй сюе). Она получила широчайшее распространение в годы Цяньлун и Цаяцин. Ее корифеи — Дай Чжэн (Дай Дун-юань), Цуй Шу (Цуй Дун-би) и Цзяо Сюнь. Благодаря расцвету источниковедения подверглись тщательной проверке и уточнению аутентичность и первоначальное содержание многих древних книг, что позволило позднейшим исследователям древней истории сделать немало ценных открытий.

В исторической науке Минской и Цинской эпох помимо исправления книг по древней истории следует отметить труды, написанные Ван Чуан-шанем «Впечатления от чтения «Политического свода» и «О истории Сун» («Сун лунь»), в которых был выдвинут просветительский взгляд об эволюционном развитии истории. В трактате «О истории Сун» Ван Чуан-шань, анализируя исторические уроки Сунской эпохи, изложил идеи борьбы против иноплеменных нашествий я национального гнета.

Продолжала развиваться официальная историография: издавались династийные истории, составлялись продолжения летописи «Всеобщее зерцало, помогающее управлению», начатые еще в XI веке. В Минской империи развивались и другие жанры исторической литературы, например произведения, описывавшие события не в хронологическом, а в сюжетном порядке — так называемое «Описание событий от начала до конца», составление которых было впервые начато еще в XI—XII веках.

Особенное развитие получила филология. Китайское языкознание основное внимание уделяло изучению живых северных диалектов китайского языка. Крупнейшим ученым-экциклопедистом филологом XVII века был Гу Янь-у (1613—1683). Ему принадлежит «Пятикнижие по фонетике» — классическое произведение по исторической и современной фонетике, а также другие труды по истории, экономике, философии и филологии. Гу Янь-у являлся не только ученым, но и политическим деятелем, принимавшим активное участие в борьбе с маньчжурами.

Издавались географические сочинения, не без основания отнесенные средневековой традицией к историческим: в этих многотомных изданиях приводятся данные по административному делению в различные периоды, географические и экономические сведения по отдельным провинциям, уездам, городам, а также краткая история образования их, описание Исторических памятников данной местности, воспроизводятся биографии крупных местных деятелей, важным географическим сочинением является труд 1У Янь-у под названием «Книга о недостатках и поль-Зе областей и уделов в Поднебесной». Это сочинение Дает не только географическую характеристику страны, но освещает также социально-экономическое Положение Китая.

Наиболее известным китайским философом начала XVI века был Ван Ян-мин (Ван Шоу-жэнь, 1472— 1528). Ван Ян-мин унаследовал и развил субъективный идеализм неоконфуцианской школы, создав учение о «врожденном знании» (лянчжи). Он говорил: «Врожденное знание моей души — это и есть то, что называется законом природы. И хотя этот закон растворен в вещах, однако материя не существует вне нашей души». Ван Ян-мин утверждал, что реальный мир не существует вне нашего сознания, что весь мир, все вещи — порождение духа или сердца. «Нет вещей вне ума и нет ума вне вещей. Ничего не существует вне нашего разума. Сердце, сознание есть корень и источник всего». По Ван Ян-мину, критерием истины является субъективное сознание. Человек обладает врожденным знанием, интуицией, которая помогает познать истину.

Ван Ян-мин защищал политику обуздания крестьянства и возглавлял карательные экспедиции против крестьян. Им были выдвинуты предложения о введении «Закона о десятидворках», «Закона о старостах десятидворок» и т. д. Все эти предложения были направлены на усиление контроля над сельским населением, укрепления института круговой поруки, усиление полицейской власти в деревнях, регламентирова ния быта и поведения крестьян в общественной и частной жизни. Предложения Ван Ян-мина имели целью создать такие условия, при которых была бы исключена всякая возможность протеста.

Вскоре среди последователей школы Ван Ян-мина появилась оппозиционная группа во главе с Ван Гэ-нем, в которой было много выходцев из крестьян и мастеровых. Эта группа привнесла в неоконфуцианство идеи, отражавшие требование равенства для всех. Так, Ван Гэнь утверждал, что «повседневный быт народа — это и есть суть бытия» и что все люди должны любить и уважать друг друга.

Формировалась также философия, создаваемая выходцами из трудовых народных слоев, а также из среды зажиточных горожан. К ним следует отнести современника Ван Ян-мина — Ван Синь-чжая (1483— 1541), его последователей Янь Шань-нуна, Лян Жу-

*оаня (он же Хэ Синь-инь), подвергавшихся преследованиям со стороны властей. Их философские взгляды Не слишком отличались от идеализма и интуитивизма Ян-мина. По своим этическим взглядам Ван Синь-чжай приближался к древнекитайскому философу Мо Ди (V—IV вв. до н. э.) с его учением о «все-

Будда.

XVI в. Фарфор.

общей любви». Ван Синь-чжай и его последователи выдвигали утопическую идею создания такого общества, в котором не было бы богатых и бедных, все были бы равны.

К этой же группе прогрессивных мыслителей относился и Ли Чжи (или Ли Чжо-у, 1527—1602). Он подвергался за свои убеждения преследованиям. Учение его было объявлено еретическим, т. к. оно не совпадало с господствовавшей идеологией конфуцианства. Ли Чжи выступал против того, чтобы безоговорочно признавать истиной все то, что утверждал Конфуций. Он заявлял: «Мы не можем правду или неправду Конфуция считать правдой или неправдой».

Ли Чжи осуждал маньчжурских правителей за то, что они, унаследовав крайний абсолютизм Минской эпохи, насильственным путем препятствовали развитию страны. Он открыто порицал царей, в особенности жестокость маньчжурского императора, захватившего Поднебесную и вторгшегося на ее территорию: «Еще не захватив ее (Поднебесную), он губил душу и тело Поднебесной, чтобы получить богатство для одного себя и, не печалясь об этом говорил: «Я, конечно, основываю государство для своих сынов и внуков». А, захватив Поднебесную, он высасывает соки из нее, пускает по миру ее сынов и дочерей, чтобы покрыть расходы на свое распутство, и говорит: «Я трачу свои собственные богатства». Он без зазрения совести присвоил себе все блага Поднебесной, народу же отдал все беды Поднебесной, считая свои собственные интересы великими интересами Поднебесной».

Ли Чжи выступал против «мнящих себя учеными мужами, которые толкуют лишь об обязанностях подданных по отношению к государству», чтобы сковывать свободу человека. Он указывал далее, что законы, созданные монархами, это не законы Поднебесной, а всего лишь законы одной семьи (т. е. династии). Большой ущерб Поднебесной причиняет не кто иной, как государь. Он выдвинул требование установления Просвещенного демократического правления, считая, Что «то, что для государя истина, не обязательно Истина, то, что для государя ложь, не обязательно Ложь». Он считал что необходимо «беспристрастно Различать истину и ложь в школе с тем, чтобы все таланты, правящие в Поднебесной, выходили из школы», благодаря чему можно добиться, чтобы «сын Неба не осмеливался считать себя определителем истины и лжи».

Ли Чжи требовал, чтобы «народ был хозяином, а государь его гостем, чтобы все, что в течение всей своей жизни делает государь», отвечало общим интересам и пользе народа.

Сочинения Ли Чжи неоднократно подвергались сожжению. Его труд «Неоконченные записки о Минах и варварах» в годы Цяньлун вошел в индекс запрещенных книг. Сам философ был замучен.

ЛИТЕРАТУРА

В период Минской династии наиболее важным явлением в области литературы было продолжавшееся развитие народной литературы на живом народном языке — рассказов, драм и романов. Наиболее яркие образцы новеллы даны в сборнике «Удивительные истории нашего времени и древности», появившемся в 30-х — 40-х годах XVII века.

Драматургия обогатилась новым жанром, так называемой местной провинциальной, или «южной» пьесой (нань цюй), отличавшейся простотой изложения и доступностью языка. К такого рода драматическим произведениям относятся «Лютня», «Лунная беседка», «Сказание о белом зайце» — пьесы XIV века, часто исполняемые и в настоящее время в Китае.

Из драматических произведений XVI в. большой интерес, представляет пьеса Тан Сянь-цзу (1550— 1617) — «Пионовая беседа», в которой был брошен вызов старым моральным устоям.

Расцвет жанра «южной» оперы продолжался и в первые годы Цинской эпохи, когда шумную известность получили «Веер с персиковыми цветами» («Тао-хуа шань») и «Дворец вечной жизни» («Чаншэнь дянь»).

Чрезвычайно широкое распространение приобрел театр «Куньцюй» («Кунынанские мелодии»), развившийся из «южной» пьесы. Местные театры провинций Шэньси, Аньхой, Хубэй часто приезжали на гастроли в Пекин. Слияние разных театральных жанров привело к образованию театра цзинцюй (пекинская или столичная опера). Пьесы пекинской и местных опер, исполнявшиеся в народе, были обычно полноценными драматическими произведениями.

Во времена Цинской династии содержание пьес, исполняемых при дворе, независимо от их жанра, могло неожиданно касаться недозволенных тем, поэтому к постановке допускались лишь произведения вроде таких, как «Фыншэнь» («О причислении к сонму божеств»), -«Записки о путешествии на Запад», и пьесы, никак не связанные с общественой жизнью того времени. Поощрялись также такие произведения, как «Шигуаньань» («Дело Шигуна»), направленные на уничтожение национального сознания.

Многие драматурги являлись в то же время исполнителями ролей героев своих пьес. Хотя профессия актера считалась унизительной, театральное искусство приобрело широкую популярность благодаря существованию многочисленных домашних театров.

К выдающимся произведениям литературы Минской эпохи относится роман «Шуйху чя^ань» («Речные заводи») Ши Най-аня. Этот роман рассказывает о крестьянском восстании под руководством Сун Цая-на в конце правления Северной Сун. Это реалистическое творение получило широкую известность в Минскую эпоху. Популярна была не только книга, но и пересказы ее бродячими сказителями, театральные представления и картины, написанные по мотивам романа.

Первые романы относятся к XIV веку. Это «Трое-Царствие», «Хунлоу мын» («Сон в красном тереме») Цао Сюэ-циня и «Жулинь вайши» («Неофициальная История конфуцианцев») у Цзинь-цзы. Авторы романов «Сон в красном тереме» и «Неофициальной истории конфуцианцев» уже отошли в изложении от сказочных форм, реалистично отражают действительность того времени.

. Очень широкое распространение в литературе финской эпохи получил жанр короткого рассказа. * акие сборники рассказов, как «Синши хиньянь» ^Бессмертные речи для вразумления современников»), «Цаинши туньян» («Простые речи в назидание °временникам»), «Юйши миньянь» («Ясные речи для просвещения современников») являются ценнейшими произведениями, в которых рассматриваются острые проблемы того времени.

Широкое распространение получили фантастический и бытовой романы. «Путешествие на Запад» — фантастический роман У Чэн-эня (1500—1582) — построен на преданиях о путешествии в Индию известного буддийского паломника VII века Сюань Цзана. Бытовой роман «Слива в золотой вазе», по-видимому был создан в конце XVI в. Его авторство приписывается минскому ученому Ван Ши-чжэню (1526—1593), дослужившемуся до поста главы палаты наказаний, что примерно соответствует должности министра юстиции в настоящее время.

ИСКУССТВО

Период XV—XVII веков наиболее богато представлен архитектурными памятниками. До нашего времени сохранились пагоды, гробницы, дворцы, храмы, триумфальные ворота, различного рода общественные здания, и даже жилые дома этого периода.

С XVI в. изменяется архитектурный стиль: на смену прежней строгости и монументальности приходит тонкое изящество. Оно проявляется в широком распространении орнамента крыш, карнизов, в появлении резных балюстрад, мраморных Мостов, в развитии архитектурного ансамбля.

Китайское здание, как правило,— одноэтажный четырехугольный павильон, разделенный колоннами. Оно отличалось оригинальной крышей, высокой, изогнутой по углам и опирающейся на столбы. Крыша, покрытая блестяшей цветной черепицей, белизна террас и яркая роспись деревянных частей придавали зданию необычайную красочность и нарядность.

Яркими образцами архитектурного ансамбля, характерного для Минского периода, являются «запретный город» (или «Город императорских дворцов») в северной части Пекина, построенный в XV веке и состоящий из ряда дворцов, расположенных по оси, а также храмовый ансамбль «Храм неба», находящийся в южной части Пекина. Этот ансамбль состоит

из нескольких храмов, построенных в XV—XVII веках.

Живопись XVI—XVII, веков не сделала большого шага вперед — в ней сохранялись прежние традиции. Работы известных художников того времени — Люй Цаи, Бянь Вэнь-цзин и других — хотя и отличались значительным мастерством, представляли собой подражание прежним образцам.

Широкое применение получила гравюра для иллюстраций книг. Цветные гравюры на дереве впервые 8 мире появились в Минской империи.

Большое развитие в XVI—XVII веках получило прикладное искусство: производство фарфора, выделка шелковых тканей и изделий из лака. Новым в фарфоровом производстве явились введение под-глазурной росписи синим кобальтом, красной глазури и переход со 2-й половины XV века от одноцветной к многоцветной росписи фарфора.

В Минский период в Китай проникают произведения европейского искусства, но влияние его на китайское было тогда незначительным. С другой стороны, в XVII в. китайское искусство проникает в Европу. Влияние его сказывается в орнаментации. В дальнейшем подражание китайскому стилю принимает более широкие масштабы.

ГЛАВА 6

НАРОДЫ ИНДОНЕЗИИ


В начале XVI в. Индонезия не была единым государством. На многих крупных и мелких островах (Ява, Мадура, Суматра, Борнео, Целебес, Малые Зондские и Молуккские острова) существовали самостоятельные племенные или государственные объединения. Важнейшую роль в истории Индонезии играла Ява. На ее территории еще в конце XIII в. возникло крупное и могущественное государство Маджапахит.

ГОСУДАРСТВО МАДЖАПАХИТ

Маджапахит был одним из крупнейших государств Юго-Восточной Азии. С помощью флота и экспедиционных сил яванское государство в течение нескольких Десятилетий поддерживало имперскую систему связей в Западной и Восточной Нусантаре и Малайе. По 4 Нагаракертагаме » и некоторым- другим источникам, в сферу влияния Маджапахита входили значительные Районы Восточной и Южной Суматры, ряд прибрежных областей Северной и Западной Суматры, многие Полуостровные территории от Лангкасуки до Тумаси-Ка (Сингапур), прибрежные владения на Южном н Восточном Калимантане, острова к востоку от Явы,

Южный Сулавеси и некоторые из Молуккских островов.

Существование огромной Маджапахитской империи способствовало росту внутренних связей и развитию внешней торговли Индонезии с Китаем, Индией и странами Передней Азии. В казну Маджапахита стекались огромные богатства в виде всякого рода поборов и дани. Маджапахит имел зависимые территории не только на индонезийских островах, но и на Малаккском полуострове. В источниках перечислено около сотни стран, плативших дань Маджапахиту. От вассалов и данников за пределами Явы поступали пряности, олово, ценные породы дерева и т. п. От крестьянства Явы поступали в форме ренты-налога рис и изделия домашней промышленности. Многое из этого вывозилось на внешние рынки.

Маджапахитская династия, завоевывая и подчиняя своей власти новые территории, не ломала существовавших там общественных отношений. От подчиненных требовалась лишь уплата регулярной дани. Однако высокая культура Маджапахита и рост торговли не могли не влиять на более отсталые районы, ускоряя их социально-экономический и культурный прогресс.

СТРУКТУРА УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВОМ

Идеологическим и политическим принципом яванского государства являлась деспотическая власть монарха, обожествленного махараджа (бхатары, праб-худевы). Он — -«Господин Вилватикты (Маджапахита)»-, «рату Нусантары», чрату всех рату яванской земли». Культ династических предков служил поддержанию священного статуса монарха и его семьи. В распоряжении этой группы были высшие сановные должности в главных провинциях и округах. Хотя монарх по своему традиционному статусу возвышался над всей административной и социальной системой государства и считался хозяином всей земли и жизни любого из подданных, на практике его власть над людскими и природными ресурсами была частью монополии господствующей верхушки.

При наличии широчайших прерогатив исполнительной власти у первого министра, патиха Маджапахи-та и разветвленного центрального и провинциального чиновничьего аппарата родственники монарха с титулом прабху правили как натхи (покровители) ключевых областей и наделялись священным статусом. Надхи, однако, были обязаны значительную часть времени жить в столице, и в областях, ими «покровительствуемых». Большую роль играли государственные чиновники, верховные управляющие — патихи. В то же время надхи, как правило, имели кормления не там, где осуществляли свои прерогативы в качестве «покровителей», и до определенного времени это препятствовало сепаратистским устремлениям.

Организация высшей власти в Маджапахите имела особенности, отражавшие сильное влияние монархического клана на осуществление важнейших вопросов государственной политики, с одной стороны, и большое значение государственно-бюрократической системы, с другой. При монархе действовал своего рода высший государственный совет, куда входили члены семьи монарха, наиболее влиятельные прабху. Это был так называемый Совет семи прабху (называвшийся также и Совет семи раджей, семи натхов). Формирование Совета семи прабху зависело от монарха. Непременно с его участием решались важнейшие общегосударственные дела: например вопрос об отношениях с Суданским королевством, о постройке чанди для погребального культа Кертанагары, о назначении высших чиновников.

Приказы монарха должны были передаваться через особых доверенных министров, трех лиц, составляющих тройку титулов (ракриан санг мантри катри-ни). Это была почетная придворная должность.

Центральный административный аппарат и высшая исполнительная власть были представлены пятеркой государственных сановников (санг панча ри оилватикта), которые от имени монарха осуществляли общие и специальные функции при дворе и в масштабах страны. Во главе этого высшего органа стояло ЛиДо, которое условно можно назвать и первым Министром и канцлером (апатих амангку буми, или ^апатих, или патих Маджапахита). Мапатих должен бЬ1л замещать монарха во всех светских делах. Он был управляющим всеми государственными землями, осуществлял власть в столице. Мапатнх должен был быть в курсе практически всех общегосударственных событий и дел, обладать знанием различных религий, языков, наук, быть осведомленным* о настроении народа. Он был облечен властью самостоятельно творить суд и расправу над подданными. Размеры его имущества практически не ограничивались.

Вслед за мапатихом источники называют демун-га — лицо, осуществляющее организацию декорума, которым окружена жизнь прабху в столице, руководящее организацией отдыха и развлечения монарха, придворной литературой и театром. Таким образом, демунг Маджапахита выполнял функции и своего рода мажордома двора, и -«министра культуры». В его распоряжении был большой штат слуг. В провинциях имелись также демунги с аналогичными функциями, отвечавшие за великолепие и довольство прабху за пределами столичной области.

Третья высшая государственная должность — ка-нурухан. Канурухан отвечал за организацию официальной жизни двора, церемоний и ритуализированных сторон жизни монарха, включая порядок, осуществление дипломатических контактов, торжественные выезды монарха и т. п. Естественно, что в государстве с сильно выраженными чертами древневосточной деспотии эта функция управления и контроля считалась одной из самых важных.

Следующий в пятерке высших государственных должностей — рангга, начальник гвардии и телохранитель государя, всегда находящийся с ним в походах, один из приближенных к монарху советников.

Пятая должность — туменгунг. По существу, это один из наиболее полномочных чиновников, защищавших интересы прабху. Его функции сходны с функциями главнокомандующего и военного министра. Tyj менгунг руководит подготовкой военных кампаний и их осуществлением, подавляет внутренние выступления против режима. Туменгунгом назначается опытный военачальник. В его функции входит и общее руководство наблюдением за порядком в общественных местах. Кадровая армия, формированием которой распоряжался от имени монарха туменгунг, состояла из находившихся на жаловании солдат.

Обеспечение внутреннего порядка в центре и в провинциях было возложено в основном на полицейских чиновников, не входивших в состав пятерки высшего эшелона управления (санг панча ри Вилватшс-та), но также относившихся к числу лиц с обширными функциями и высоким статусом. Это пангаласаны. В столичной области пангаласан руководит подразделениями стражей порядка (танда), которые расквартированы в определенных районах и следят за обстановкой в городе и окрестностях.

Важно отметить, что высокая степень бюрократизации государственных порядков в Маджапахите делала необходимой многоступенчатую централизованную систему контроля. Поэтому очень важную роль играла фигура адхьякши — смотрителя порядка, государственного контролера и судьи. В этом деле широкими функциями наделялось духовенство, тесно связанное с государством, с административным аппаратом. Два лица ведали делами шиваитской и буддийской церкви в масштабах страны и осуществляли надзор за определенными категориями земельных владений: это, соответственно, дхармадхьякша ринг кашиван и дхармадьякша ринг касогатан, наделявшиеся высоким духовным титулом арья.

Хотя дхармальякша не имели таких определенных прерогатив широкой исполнительной власти, как, например, туменгунг или канурухан, они пользовались информацией, доставлявшейся большим числом религиозных и светских чиновников разного уровня, были приближены к делам двора и принимали участие в разработке общеполитических важных вопросов. Они также входили в состав верховной судебной инстанции, существовавшей при монархе в столице.

Двум дхармадьякша подчинялась группа «семи судей» (сапта упапати), в которой выделялись < судьи», занимавшиеся делами, связанными с шиваитской и буддийской общинами. Дхармадьякша и упапати, таким образом, представляли верховный орган Управления и контроля, при ведущей контрольной и судебной функциях. При этом в их ведении были Дела не только двух ведущих официальных религиозных направлений, но и других (аскеты-ринга, вишнуиты и т. д.).

Центральный аппарат управления в своем среднем звене был представлен большим количеством министров — мантри, которые занимались конкретными делами управления, хотя и не имели столь постоянных функций, как современные главы ведомств. Среди министров выделялись < старшие министры» (вредхамантри) и «младшие министры» (ювамантри), все они входили в состав сановников так называемого Внутреннего округа и как таковые были непосредственно связаны с двором, являлись крупными феодалами. В столичном чиновном аппарате был также обширный штат функционеров налоговой службы: не менее нескольких сот чиновников среднего и низшего звена.

Вся громадная территория Маджапахита делилась на провинции и округа. Многие из них совпадали с территорией прежних княжеств. Система провинциального управления была достаточно сложной и неоднозначной: она охватывала три категории областей, где была маджапахитская администрация. Это центральные области государства в бассейне Брантаса, периферийные на Центральной и Восточной Яве и административные территории вне Явы.

Провинциальный бюрократический аппарат во многом копировал модель центра. В восточнояванских областях, например, кроме натха-чпокровителя», который олицетворял власть монархического клана, между верховной властью и общиной располагался многоступенчатый аппарат. Он включал пати-ха, возглавлявшего фактическое управление областью и подотчетного формально двору, но достаточно самостоятельного. Патих, как и натхи, должен был подолгу пребывать в столице. Местный дхьякша осуществлял контроль. Были упати, следившие за сбором налогов. Пангаласан возглавлял местные силы порядка и осуществлял надзор за внутренней безопасностью.

Обширные земли контролировались специальными чиновниками, которые подчинялись управляющим делами общин на уровне области. Сборщики налогов и чиновники, следившие за границами общин, были непосредственно связаны с низовым аграрно-территориальным авеном, общиной. Во главе общинной администрации стоял буют — староста общины, а сама община имела элементы самоуправления.

Группы общин составляли территориальные объединения, возглавлявшиеся куву (акуву). Формирование более высокого порядка — район — возглавлялся вадана, затем шел округ — джуру. Те области, на которые не распространялась власть « протекторов» из монархического клана, управлялись губернаторами (адипати). Это были, например, ряд областей северояванского побережья и часть Мадуры.

ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ

К XV в. наблюдается заметное ослабление общинной организации, где часть верхушки уже вошла в состав господствующего слоя, и столь же заметный упадок крупного светского и духовного землевладения. Все больше ощущалась и нехватка земель на Восточной Яве, что и послужило одной из причин военной экспансии Маджапахита.

Ведущей фигурой в аграрных документах Маджапахита становятся, наряду с общинами в целом и общинной верхушкой, светские средние феодальные землевладельцы. Основным дарителем земель и прав на них в империи были монархи. Основными получателями грамот о «владении» в империи стали средние и мелкие, в основном — служилые светские феодальные владельцы.

Нехватка земель ограничивала экономические возможности верхушки духовенства, влияя и на положение духовенства в обществе в целом, и на духовную жизнь яванцев.

Эволюционирует и землевладение знати. Вельмо-жа-дьях за заслуги мог получить несколько общин. Образовавшиеся доходы частично шли семье получа-теля-дьяха, частично — членам этих общин. Дьях получал по большому участку наследственной земли на вечные времена, но отнятие земли у общины компенсировалось снижением налогов с остальных земель.

Некоторые крупные владельцы, например «владелец замка» (акуву), могли и сами захватывать земли Даже в мирное время, отрезая большие участки у об-Щин, даже привилегированных, но сами общины целиком в этом случае не захватывались.

Сохранялись и крупные уделы, росли имущественные права местных властей в ущерб центральной власти.

Чиновникам же давали участки необработанных земель для превращения в поля. Порой их давали по месту службы, а не на родине, тем не менее они становились наследственным частным полем.

На окраинах империи сохранялись и старые нормы: за военные заслуги права симы давались общине и ее чинам вместе.

Яванская община являлась коллективным владельцем земли. Сочетание земледелия с ремеслом превращало эти общины в замкнутые мирки. За деревенскими старостами закреплялись служебные наделы, свободные от налогов. Эти наделы обрабатывались трудом крестьян и служили источником обогащения сельской администрации.

Согласно законам, налог-рента не превышал 1/10 продукции крестьянского хозяйства. Все взрослое население обязано было определенное время в году отрабатывать государственную барщину по строительству и ремонту дорог и ирригационных сооружений и по перевозкам.

Постепенно развивается обмен между отдельными районами. На запад и восток острова Ява поступал рис из его центральных областей, а также вывозился на Молуккские острова в обмен на пряности. Солью весь остров снабжался солеварнями на восточном побережье. В городах развивалось ремесло. Наряду с прядением хлопчатобумажных тканей и изготовлением набойной ткани — батика, посуды, циновок, примитивных сельскохозяйственных орудий ремесленниками в сельских общинах, в городах росло ремесло, обслуживающее двор, армию, городское население. В производстве тканей, украшений, медных и бронзовых сосудов ремесленники добились большого успеха. Целые деревни близ столицы изготовляли оружие — знаменитые яванские кинжалы-крисы, которые славились далеко за пределами страны. В качестве налогов городские ремесленники должны были отдавать 1/10 часть производимых ими изделий.

Высокого развития достигла культура. При дворе Маджапахита были собраны известные на всю Юго-Восточную Азию толкователи священных текстов, прославленные маги и звездочеты, поэты и философы. К услугам гостей был знаменитый зоопарк, где можно было полюбоваться на множество экзотических животных архипелага.

В Маджапахите поощрялись искусство и литература.

В XIV в. достигла высокого расцвета литература. Она была представлена плеядой поэтов, наиболее известным из которых считается Прапанча, автор хвалебной поэмы «Негаракартагама», посвященной одному из наиболее известных маджапахистских императоров Хайаму BypyKjr (1350—1389). Очень популярным было творчество поэта Тантулара.

Широко поощрялся перевод классических произведений индийского эпоса на яванский язык. Значительного развития достигает составление исторических хроник, образцом чего может служить сохранившаяся до наших дней «Книга царей Тумапеля и Маджапахита», составленная в конце XV в.

Своеобразный оркестр — «гамеланг» был необходимой частью народных празднеств. Любовь к театру, музыке была характерной для индонезийского населения и особенно для населения Явы.

Наиболее ярко драматическое дарование индоне-зейцев проявляется в театре вайянг. Это слово переводится как «тень, призрак». Театрализованные представления — это полумистическое-полуритуальное событие, истоки которого лежат в обряде общения со сверхъестественными силами. Для спецификации жанра добавляется определяющее слово: вайянг ку-лит — театр теней, ваянг голек — театр объемных деревянных кукол, вайянг топенг — театр людей-акте-ров в масках, вайянг оранг — театр людей-актеров без масок. Всего 10 видов. В вайянге гармонично сочетаются вдохновение актера-музыканта, волшебство драмы и танца, мастерство резчиков по дереву и коже. Когда-то куклы для театральных представлений делались из листьев одного из видов пальм. Позднее материалом для изготовления стала служить по

особому обработанная буйволиная кожа. Фигуры изображали героев в профиль. Форма носа, рта, усов, наклон головы, цвет глаз, прическа, головной убор, одежда, украшения — всякая деталь определяет характер персонажа. Изображения для теневого театра и их раскраска представляли собой тонкое художественное ремесло, широко распространенное на Яве. Репертуар театра теней основывался на мотивах индийского эпоса, получавшего все более яркий местный колорит.

Вайянг топенг — театр масок. Как жанр он пышно расцвел на востоке Явы в XVII в. В первоначальный период канонический вайянг топенг включал три танца: танец мудрого правителя, отважного принца и коварного раксасы. Маски тогда изображали только характер. Но по мере обогащения репертуара театра, увеличения числа персонажей, усложнения драматического действа маски совершенствовались, разнообразились. В XVIII в. в коллекции кратона в Сура-карте их было уже около четырехсот. Маски танцоры или держали зубами за прикрепленную изнутри петельку, или завязывали, пряча шнурки под прическу. Как и в театре кукол, здесь та же символика. Белое лицо может принадлежать только благородному герою; черное — воину-храбрецу; зеленый цвет — цвет трусости и зависти: желтый — хвастовства и болтливости: красный — властолюбия, вероломства и жестокости.

Больших успехов достигла скульптура и монументальная архитектура, хотя и не создавшая в Маджа-пахите грандиозных сооружений. Памятником архитектуры может служить Джакарта — столица Индонезии, которая была основана в 1527- г. Главная площадь Джакарты называется площадью Трех музеев: музей Джакарты, в котором находятся камни Та-руманегары, копии портретов правителей, колониальная мебель, посуда, предметы быта, маски. В музее изобразительных искусств можно увидеть коллекцию старинного фарфора, наиболее ценные вазы которой датируются XVI веком. Третий музей — музей театра кукол вайянга.

Достопримечательностью Джакарты может считаться трехметровая старинная пушка, которую отлили португальцы в XVI в. Торец затвора выполнили в форме человеческой кисти, пальцы которой сложены «дулей». По средневековому поверью народов юга Европы, такая композиция пальцев ограждала от дурного глаза.

НАЧАЛО УПАДКА МАДЖАПАХИТА

Основной социальный процесс в XV в. развивался в плоскости усиления в ущерб монарху крупных владельцев нового типа: родственников монарха (бхра) и других владельцев, схожих по масштабам владений и по самостоятельности с бхра. Родственники монарха, в том числе и те, кто практически имел мало прав на престол, получали лично для себя и своих потомков навечно права на большие владения из многих общин и становились экономически независимыми от монарха, и это стало причиной распада империи в политическом плане. Росли число и размеры обширных владений дальних родственников монархов, первоначально только правивших отдельными областями расширившейся империи. Светские феодальные владельцы в целом добились полных наследственных прав не только для родственников, но и для неродственников монархов.

Крупные владельцы, не являвшиеся родственниками монарха, в это время получали целые казенные вануа далеко от родных мест, а порой и от мест службы. Земельный фонд казны еще более уменьшался. Владелец получал все доходы целиком, т. е. вануа закабалялась им полностью, он не делился с монархом, и тот уже не имел основы для вмешательства в отношения «крупный владелец — крестьянин». Владелец получал и полицейские функции. Военная служба стала теперь источником земельных наград не преимущественно в адрес деревенских чинов или пан-джи, а в основном в адрес иной социальной группы крупных владельцев, которые порой имели своих вассалов.

Опираясь на свои связи и богатство и пользуясь поддержкой купеческих кругов, эти правители постепенно превращались в фактически самостоятельных князей, власть которых распространялась как на самый город, так и на прилегающую к нему область. Они стремились к полной самостоятельности от центральной власти. В борьбе против централизованной власти маджапахитских императоров местные землевладельцы использовали в качестве идеологического оружия религию ислама, проникшую на Яву из Индии через посредство мусульманских купцов и проповедников.

Как и в случае с индуизмом или буддизмом, новое вероисповедание восприняла вначале только правящая верхушка, но и то не сразу, а постепенно. Показателен в этом отношении пример Малаккского султаната — первого значительного исламского государства в Юго-Восточной Азии.

Основатель Малакки, принц-индуист Парамесвара в 1414 г. женился на дочери султана северосуматран-ского княжества Пасай, с тем, чтобы укрепить свои позиции в борьбе за сферы влияния против Сиама. Одним из условий брачной сделки был переход Пара-месвары в мусульманскую религию. Церемония не заняла много времени: принц совершил омовение, смыл все прегрешения прежней жизни и произнес краткую каноническую фразу: «Нет Бога кроме Аллаха, а Магомет пророк его». В соответствии с новой верой принял он и новое имя — Мегат Искандар Шах. В дальнейшем правители Малакки стали титуловаться султанами.

Похожие истории имели место при дворах яванских князей. В исламе, подстегивающем торговлю, проповедующем веру в одного Бога, объявляющем «священной» войну против иноверцев, они видели средство обогащения, укрепление своей абсолютной власти, знамя борьбы против европейцев, оправдание территориальной экспансии.

Первыми обратились к исламу торгующие морские города северных княжеств Явы — Демак, Тубан, Гре-сик, Джепара. Они имели давние торговые связи с Малаккой, поставляли туда главным образом рис. Ради успеха дела яванским купцам было важно подкрепить деловые отношения единой с малаккским двором верой.

Народ принимал новую веру охотно. В отличие от индуизма или буддизма с их множеством богов, сложными полумифическими ритуалами, многочисленны-2*и священнослужителями, она была предельно проста — веруй в одного Аллаха, общайся с ним в любое время, где угодно, без посредничества третьих лиц. Самый нищий крестьянин получил равную с самим государем возможность пять раз в день обращаться к Богу. Для простых смертных ислам стал откровением. В этом одна из причин безболезненного утверждения ислама среди яванского населения.

Обращение в ислам не означало категорического отказа от предшествующих верований. Признав Коран священным, индонезийцы остались приверженными и своему анимистическому обычаю населять мир духами, и унаследованной от индуистско-буддийских времен привычке к торжественно-праздничным религиозным обрядам.

За долгие века господства индийских вероучений яванцы привыкли к пышным и многодневным фестивалям с музыкой, танцами, представлениями, красочными жертвоприношениями, полными глубокой символики ритуалами. Чтобы новая религия, отдающая предпочтение аскетизму, строгой молитве, отрешению от мирских уд9вольствий, не показалась артистичным и любящим праздники индонезийцам не слишком уж пресной, султан, говорит предание, распорядился усадить перед мечетью традиционный оркестр гаме-ланг и сопроводить молебен подношениями Аллаху даров из цветов и фруктов.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ МУСУЛЬМАНСКИХ КНЯЖЕСТВ НА ТЕРРИТОРИИ МАДЖАПАХИТА

В результате объединенной борьбы исламизиро ванных наместников и вассалов Маджапахитская империя пала. Это произошло в 1520 г. В результате этого Ява оказалась раздробленной на мелкие княжества, во главе которых стояли мусульманские династии. Потомками маджапахитских императоров Управлялась лишь восточная окраина острова, где сохранилось княжество Баламбаган.

Самостоятельными стали многочисленные княжества на побережье Суматры и других островов, которые ранее находились в вассальной зависимости от

Маджапахита. Развитие этих княжеств шло неравномерно. Более слабые из них, такие как Малайя на восточном берегу Суматры, пришли в упадок. На небольших островах близ острова Хальмахейры возникли довольно значительные мусульманские султанаты Тидор и Тернате, которые сумели подчинить себе богатые пряностями острова Восточной Индонезии, привлекавшие купцов из стран Запада и Востока. Завоевание этих островов обеспечивало названным султанатам, и особенно Тернате, значительную роль в жизни архипелага и в связях с внешним миром.

После распада Маджапахита на большое число мелких княжеств наблюдается длительная и упорная борьба между ними за власть и преобладание. Лишь к концу XVI в. правителю одного из княжеств Мата-раму Сутувиджойя удалось объединить под своей властью почти всю Яву, кроме индуистского княжества Баламбаган на востоке и Бантама на западе. Возвышение Бантама на Яве оказалось связанным с перемещением торговых морских путей, установлением португальцами, захватившими в 1511 г. Малакку, контроля над морскими путями из Индийского в Тихий океан и над торговлей между Индонезией и странами Дальнего Востока.

ПОРТУГАЛЬСКАЯ ЭКСПАНСИЯ

К середине XV в. большого расцвета достиг султанат Малакка. Его столица, одноименный город-порт, расположенный в западной части Малаккского пролива, превратился в богатейший торгово-перевалочный пункт мирового значения. Сюда стекались шелк и фарфор из Китая, непревзойденные ткани Индии, шелк и ковры из Персии, ароматические смолы, камфара и олово Нумантары, овощи, рис, рабы и железные изделия (топоры, секачи, ножи) острова Явы. В порту теснились арабские, персидские, китайские, индийские суда, корабли стран Европы. Торговцы Запада и Востока могли закупать все необходимое в Малакке, не подвергая себя превратностям более продолжительных плаваний. В эту эпоху китайские корабли обычно не ходили дальше Малакки или Индии, арабские и индийские — дальше Малакки, су-матранские — Индостана.

В местной посреднической торговле чрезвычайно значительную роль играл мощный торговый флот Явы. Нередко его суда фрахтовались и для транзитной перевозки иноземных товаров через Нусантару. Перекупка, посредничество, высокие пошлины в промежуточных портах — все это резко повышало цены. Так, стоимость пряностей в Малакке в 5—10 раз превосходила закупочную цену на месте, а в Европе они стоили многократно дороже, чем в Малакке.

Возникла острая потребность в новых торговых путях на Восток, и их проложила Португалия. Реконкиста — многолетняя освободительная война португальцев против завоевателей-арабов (мавров) — в середине XIII в. была в целом завершена. В многолетней борьбе с «нехристями» сложилось португальское дворянство, окрепла королевская власть. Дворя-не-фидалгу, составлявшие костяк армии, не мыслили себе иного достойного занятия, кроме войны. Реконкиста сменилась конкистой — завоевательной политикой на Востоке.

Целью португальцев было пробиться к средоточию драгоценных пряностей — Молуккским островам и кратчайшему пути к ним — Малаккскому проливу, создав цепочку промежуточных опорных пунктов. Летом 1511 г. флот Албекерки из 18 кораблей атаковал бастионы Малакки. 25 июля 1400 солдат двинулись на штурм. Сильный гарнизон города, в состав которого входили яванские наемники, боевые слоны успешно отразили атаку. Второй штурм последовал полмесяца спустя. К этому времени Албукерки успел подкупом переманить на свою сторону верхушку яванской колонии, многих немусульманских защитников города, а его солдаты — построить плавучую крепость, которая вторглась в устье реки и губительным артиллерийским огнем решила судьбу сражения. 24 августа 1511 г. Малакка пала. Султан Махмуд с кучкой приближенных успел бежать. Богатейший город был разграблен и почти полностью разрушен, многие жители-мусульмане истреблены.

Албукерки немедленно приступил к созданию "на Руинах города новой, неизмеримо более обширной и мощной крепости. Малакка была превращена в главный португальский опорный пункт и ведущий торговый центр. Ее порт был объявлен местом обязательного захода всех торговых судов, следовавших на Восток и с Востока, и уплаты высоких пошлин. Все корабли любого государства, уклонявшиеся от этого правила, захватывались или топились постоянно дежурившей в Малаккском проливе португальской эскадрой.

Но все эти жестокости, сочетающиеся с практикой религиозной нетерпимости, не послужили установлению португальскими завоевателями эффективной торговой монополии. Богатые мусульманские купцы переселились из Малакки либо в поднимающийся султанат Аче на крайнем севере Суматры, либо в порты Бантам и Сунда Калапа, расположенные на крайнем северо-западе Явы.

Едва захватив Малакку, Албукерки немедленно послал эскадру на Молуккские острова. С архипелага Банда вернулся лишь один корабль, но он доставил в метрополию богатую добычу: мускатный орех и гвоздику, вымененные на индийские ткани. Так было положено начало прямой океанской торговле между Островами пряностей и Европой.

На Молуюсах в это время продолжалось ожесточенное соперничество и борьба двух крупных островных султанатов Тернате и Тидоре. Султаны поначалу радушно встретили португальцев, надеясь найти в них не только новых торговых партнеров, но и возможных военных союзников. На острове Тернате адмиралу ди Бриту было позволено основать торговую факторию и форт Сан-Паулу. Султан обязался соблюдать португальскую монополию на торговлю пряностями. Второй опорный пункт португальцы заполучили на боровшемся за независимость от Тернате острове Амбон, центре производства мускатного ореха. Там пришельцы не только приступили к постройке крепости, но и принялись деятельно обращать местное языческое население в христианство.

Последствия экспансии Португалии были неоднозначными. С одной стороны, она привела к революционному изменению международных торговых путей. Старые, частично сухопутные, уступили место великим океанским путям. В то же время, с введением европейской торговой монополии и захватом Малак-'' кй) пострадала и Ява, ее торговец-посредник. В дальнейшем положение восстановилось и даже улучшилось, но только для западнояванских городов — портов Бантама и Сунда Калапы (позже Джаякерты), ввиду обращения многих купцов к другому пути — вдоль западного побережья Суматры и через Зондский пролив. Старые торговые центры Пасисира (центральной и восточной части северного побережья Явы), их торговые флотилии понесли невосполнимый ущерб, а долгая изматывающая война против захваченной португальцами Малакки еще усугубила их положение. Флот Пасисира (Гресика, Тубана, Сура-баи, Джепары) так никогда и не оправился от удара.

ГОСУДАРСТВО БАНТАМ

В середине и конце XVI в. Бантам переживал период расцвета. В западных районах Явы во второй половине XVI в. наблюдается значительный рост сельского хозяйства, расширение системы ирригации. Одновременно идет процесс закрепощения крестьян, обязанных не только уплачивать высокую ренту-налог в натуральной форме, но и выполнять различные повинности по сооружению оросительных каналов, постройке дорог, перевозке сельскохозяйственных продуктов в столицу.

Рост внешней торговли и все увеличивающийся спрос на пряности со стороны европейских купцов способствовали внедрению в крестьянское хозяйство новой культуры — перца. В районах, где он культивировался, крестьяне уплачивали налоги перцем. Эту экспортную культуру поставляли и вассальные Лам-*!Унг, и Бенгкулен (Бангкахулу) на Южной Суматре. Перцем распоряжался в основном сам султан и его ближайшее окружение. Оставшийся перец скупался т°рговцами и также шел на вывоз. По китайским ^ведениям, к концу XVI в. в Бантаме сбор перца Достигал 3 млн. фунтов в год.

В это время наблюдается процесс обезземеления Начительной части крестьянства. Разрушается обгонное землевладение, прекращается передел земель-*** Участков. Беднейшие крестьяне, разоряясь, пре-

вращаются в бесправных издольщиков и попадают в долговое рабство. Законы страны официально разрешали родителям продавать в рабство своих детей. Рабство за долги стало распространенной формой закабаления сельского населения и ремесленников.

Расширение сельскохозяйственных работ, создание новых ирригационных систем^ увеличивали потребность султаната в рабочей силе. Кроме долговых крестьян в рабство обращались и военнопленные.

ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ БАНТАМА

К концу XVI в. Бантам — порт и столица княжества Бантам — не уступал, по свидетельству португальцев, многим крупнейшим торговым городам Востока. Сюда устремились купцы из многих стран. Здесь можно было встретить иранцев из Хорасана с драгоценными камнями и медикаментами, гуджарт-цев с льняными и хлопчатобумажными тканями, пегу-анцев из Бирмы с живыми слонами, арабов и даже эфиопов. Малайцы и китайцы сосредотачивали в своих руках ростовщические операций.

В порту и городе существ овал и целые кварталы китайских, персидских, сиамских купцов, владевших роскошными домами, кораблями, складами, рабами. Китайские торговцы в Бантаме, как и во многих других районах Индонезии, играли весьма крупную роль. Они жили в отдельном квартале, где существовало внутреннее самоуправление.

Помимо торговли заморскими товарами и перцем на экспорт, Бантам вел широкий обмен также товарами самой Нусантары: рисом с Центральной Явы, железом с острова Каримата, хлопком и красками с Бали и Ломбоко, оловом из Перака и Кедаха, солью с востока Явы, медом из Джакарты и Тимора.

Этот город имел довольно сильные укрепления, располагал пушками и военным флотом. Португальским колонизатором не удалось подчинить Бантам, так же как и Матарам, своему контролю.

Аче на северной оконечности Суматры также превратился в крупный торговый центр. Расцвет Аче приходится на время правления султана Искандера Муда (1607—1635). При нем в Аче усилилась центральная власть. Султан укрепил и расширил армию и флот, насчитывавший 19 тысяч матросов, куда входили и наемные пушкари из Турции. Искандер не только отвоевал отпавшие было территории, но к 1625 г. сумел покорить также султанаты Дели и Инд-рагиры (северо-восточная Суматра), Джохор, Перак, Кедах и Паханг на Малаккском полуострове, а также острова Ниас и остров Бинтан. Богатые перцем побережья запада и востока Суматры были завоеваны до южной части острова. Однако в хитерланде батакские и минангкабауские княжества отстояли свою независимость.

Плантации перца в завоеванных княжествах Малаккского полуострова Искандер повелел уничтожить, чтобы исключить конкуренцию с суматранским перцем.

В Аче была установлена жесткая торговая монополия. Экспорт перца и золота допускался только из столицы Банда-Аче (Кутараджа). Пошлинные сборы текли в султанскую казну. 15 процентов произведенного перца провинции направляли в домен султана безвозмездно, остальное наместники продавали по Установленным свыше ценам. Облагая крестьян рен-т°и-налогом, наживаясь на торговле, они до поры до времени сохраняли верность султану. Искандер, не особенно полагаясь на это, заботился о частой смене наместников.

Не доверяя «неверным» (европейцам), Искандер предпочел вести обмен с гуджаратскими купцами, доставлявшими ткани Индии, и с китайцами, ввозившими шелк, фарфор. Попытки европейцев нарушить монополию султана, закупая перец непосредственно у наместников, оканчивались неизменным провалом: наместники страшились гнева Искандера, чьи эскадры постоянно патрулировали подвластное ему побережье. Голландцы были настолько обескуражены ходом закупок перца в Аче, что перенесли свою факторию в Бантам (1615 г.).

Ситуация коренным образом меняется лишь в 1629 г.: Искандер терпит сокрушительное поражение при очередной попытке взять Малакку. Лишь тогда в обмен на военный союз султан предоставляет голландцам на четыре года право свободной и беспошлинной торговли во всех провинциях султаната, а наместники, пользуясь ослаблением центральной власти, начинают под разными предлогами урезать поставки в столицу. Кроме того, голландцы приобщаются к импорту олова из вассального Аче княжества Перак.

ГОЛЛАНДСКАЯ ЭКСПАНСИЯ

23 июня 1596 г. в Бантам прибыла первая голландская торговая экспедиция во главе с Корнелиусом Хутманом. Султан Бантама не стал чинить препятствий прибывшим морякам. Он разрешил голландцам бросить якорь и закупить перец. В судовом журнале флагманского корабля по этому поводу была сделана следующая запись: -«На суда поднялось так много яванцев, а также турок, китайцев, бенгальцев, арабов, персов, гуджератов и других, что сквозь толпу было трудно пройти. Каждый облюбовал себе местечко на полубе и разложил товар. Китайцы принесли все сорта шелка, яванцы — кур, яйца, уток, различные фрукты, арабы, турки и другие принесли все, чего бы ни пожелалось».

В Амстердаме привезенные первой экспедицией товары были распроданы в тысячу раз дороже, чем стоили все расходы по организации экспедиции. Купцы тут же снарядили вторую флотилию под руководством Корнелиуса Хутмана. Он решил остановиться на севере Суматры у берегов султаната Аче и загрузиться перцем бесплатно. Однако за попытку силой завладеть товаром был убит ачехцами. Его брат Фредерик угодил в плен, один корабль был потоплен, другой корабль еле успел спастись.

Но ничто уже не могло остановить амстердамских торговцев. В 1602 г. они объединились в Ост-Индскую компанию, которой королева и правительство дали не только монополию на все торговые операции с Востоком, но и право заключать союзы и соглашения, объявлять и вести войны, казнить и миловать местное население. Ост-Индская компания медленно, но неуклонно укрепляла свои позиции.

Голландия совместно с Англией вела борьбу против колониального господства Португалии и Испании. Голландские колонизаторы использовали в собственных интересах ненависть индонезийского населения к португальцам. Выдавая себя за союзников правителей индонезийских княжеств и государств, голландцы укрепляли свои позиции в стране.

С большими трудностями столкнулись голландцы в своем стремлении укрепиться на острове Ява. Правители Матарама и Бантама решительно отклоняли домогательства на постройку на их территории укрепленных факторий. Но форт был голландцам необходим. И тогда Ян Питерсаоон Кун (управитель постоянных факторий голландцев в Бантаме) решил сделать ставку на вассальное Бантаму княжество Джаякерта (ранее — Сунда Калапа). Играя на честолюбивых амбициях правителя Джаякерты Виджая Крамы, его противоречиях с Бантамом, Куну удалось добиться у князя исключительных торговых привилегий и выстроить, пренебрегая запретами, две крепости под видом факторий. Концепция Куна отводила Джая-керте место, аналогичное тому, которое занимала Малакка в португальской колониальной империи, но с опорой на собственную сельскохозяйственную периферию.

Кун упорно готовил голландскую факторию в Бантаме к переводу в Джаякерту, где условия для торговли были более выгодными. Одновременно он запросил у Совета директоров крупных подкреплений, тем более, что и на Молукках положение голландцев стало угрожающим. В конце 1617 г. подняли оружие жители острова Тернате, едва не захватившие голландский форт. Голландский запрет на торговлю с неевропейскими купцами поставил и Северные Молукки на грань голодной смерти. Ропот беспокойства начался уже и среди пайщиков. Но Кун стоял на своем. Бедствие молукканцев он изображал как Божью кару за нарушение голландской монополии. Он был убежден, что туземцы рождены для рабства. Если они вымрут от голода, то пряности, как он считал, смогут выращивать голландские колонисты с помощью рабов, которых в Ост-Индии заполучить нетрудно.

В октябре 1618 г. Кун приступил к строительству более крупной крепости в Джаякерте и перевел туда бантамскую факторию. Протесты Виджая Крамы и Ранаманггалы он игнорировал, а когда англичане попытались в противовес ему укрепить собственную факторию в Джаякерте, он атаковал ее и разрушил.

Зиджая Крама, осознав, что утрачивает власть в собственном княжестве, осадил крепость с суши, а его союзники англичане — с моря. Кольцо осады сжималось все теснее, ряды защитников редели, запасы боеприпасов и продовольствия' таяли. В январе 1619 г. Кун увел всю голландскую эскадру на Мо-лукки, уберегая ее от неминуемого разгрома приближающейся мощной английской флотилии.

В осажденной крепости оставалось лишь 460 солдат, часть из них — наемники, как японские, так и из индонезийских народностей. Дело уже шло к капитуляции форта, когда 2 февраля к нему с большой армией подошел Ранаманггала, в чьи расчеты не входило уступать крепость англичанам или непокорному вассалу Виджая Краме. Последний подвергся изгнанию, а Джаякерта была присоединена к Бантаму. Но разногласия с англичанами привели к снятию морской блокады. Воспрянувшие духом голландцы совершили успешную вылазку, пополнившую их припасы. 11 марта 1619 г. они окрестили свою крепость Батавией.

Батавия стала опорным пунктом постепенного завоевания голландской компанией всей Явы и центром разраставшихся колониальных владений и факторий, цепь которых раскинулась от Африки до Японии.

В Батавию Кун заселял прежде всего голландских и китайских купцов, ремесленников, огородников. Появились также кварталы банджаров, макассаров, бу-гов. Яванцев и суданцев в город почти не допускали. Город обслуживало множество рабов с Суматры, Калимантана и других островов. Рабы составляли до половины населения. Так завершился первый крупный территориальный захват Голландии на Яве.

В независимых от голландских компаний княжествах и султанатах португальцы еще пытались удерживать свои позиции в торговле. Лишь захват голландской Ост-Индской компанией в 1641 г. Малакки полностью покончил с португальским господством в Индонезии. Сохранившиеся на острове Тимор °статки португальских владений уже не мешали установлению монопольного господства Голландии.

Голландская компания, вытеснив с Молуккских °стровов португальцев, установила еще более строгий Монопольный контроль над торговлей. Принудительно низкие цены и отсутствие снабжения островов рисом обрекали население на голод и вымирание. Попытки сопротивления жестоко подавлялись.

В 1621 г. доведенное до отчаяния население островов Банда восстало. Однако регулярные войска компании, вооруженные европейским оружием, жестоко расправились с восставшими. Многие были убиты. Остатки загнаны в скалистые внутренние районы ост'4 ровов и уморены голодом. Из 15 тысяч жителей только 300 смогли добраться до Серама. .Целый народ прекратил свое существование. Его земли были разделены между служащими голландской компании, а рабы, купленные в разных частях Индонезии для работы на мускатных плантациях, стали предками нынешнего населения архипелага Банда. 800 пленных с Лонтора тоже были проданы в рабство на Яве. Террор распространился также на Серам и Амгон, остров Рун.

Острова обезлюдели. Голландцы пытались найти выход в организации на островах Банда рабовладельческих плантаций. Собственникам плантаций было разрешено устраивать ловлю рабов на всех прилегающих островах. Рабов скупали за деньги. Князья Целебеса являлись основными поставщиками рабов для компании, использовавшей их труд на плантациях, а также развившей широкую торговлю рабами на восточных рынках.

Однако к середине XVII в. голландская колониальная система еще не имела своего законченного вида. Многие территории сохраняли свою самостоятельность. Даже Ява не была к этому времени покорена. Голландская компания была вынуждена сочетать интриги с униженными просьбами при дворе Матара-ма (Батавия находилась под постоянной угрозой осады этого мощного княжества), от которого она зависела в снабжении продовольствием. Лишь к середине XVII в. голландцам удалось добиться признания со стороны Матарама своих территориальных захватов в Батавии и ее окрестностях.

ГЛАВА 7

МОНГОЛИЯ В XVI — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII В.


ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЭПОХИ

В 1368 году китайцы свергли Юаньскую династию монголов и изгнали их из своей земли. Военно-феодальная империя Чингис-хана и его преемников начала распадаться. Распад империи повлиял не только на судьбы завоеванных народов, но и на судьбы завоевателей (монголов). Это объясняется тем, что завоевательные войны отвлекали основную массу населения Монголии от мирного труда, разбрасывали монголов по необъятным пространствам Азии и Европы. Значительная часть представителей монгольского народа оказалась навсегда оторванной от своей родины.

К началу XVI столетия монголы были расселены на огромной территории от Байкала и предгорьев Хингана на востоке до Тянь-Шаня на западе, от верховьев Иртыша на севере до Великой Китайской стены на юге. Основным, почти единственным видом Деятельности монголов было по-прежнему экстенсивное кочевое животноводство.

Монгольские крестьяне — араты кочевали небольшими группами, переходя с одного места на другое в поисках пастбищ для скота. Каждая группа аратов передвигалась в определенном порядке — с зимних на весенние, потом на летние, осенние и вновь на зимние пастбища — в границах владения того князя, к земле которого араты были законодательством Чингис-хана и его преемников прикреплены не только фактически, но и юридически.

К началу XVI века по данным источников, ни земледелием, ни сенокошением в княжествах Южной и Северной Монголии почти никто из монголов не занимался. Роль охоты также упала. Облавные охоты, которые носили массовый характер, уступали место индивидуальному охотничьему промыслу.

Хозяйство страны оставалось натуральным, ремесло было развито слабо. Каждая аратская семья сама, своим трудом производила необходимые ей предметы домашнего обихода и хозяйственного инвентаря. Шерсть овец шла на изготовление войлока — основного материала для юрт, из шкур и шерсти домашних животных вырабатывали головные уборы, обувь, сбрую, сосуды для воды и молока. Из дерева делали посуду, повозки и остовы для юрт. Луки и боевые доспехи были предметом специального производства, для которого при ставках владетельных князей содержались особые мастера, но наконечники для стрел изготовлялись в аратских кочевьях.

Проявилось почти полное отсутствие внутренней торговли в стране. Тем большей была зависимость Монголии от внешней торговли с соседними странами, от которых она получала жизненно важные для нее продукты земледелия и ремесленного производства в обмен на скот, продукты животноводства и охоты.

Несколько иным было положение на крайнем севере Монголии, где обитали бурят-монголы. У бурят-монголов примитивное земледелие сочеталось с охотой, рыболовством, скотоводством и собирательством. При этом хозяйственном укладе бурят-монголы значительно меньше, чем население других частей Монголии, нуждалось во внешней торговле.

Княжества Западной Монголии, населенные ойра-тами, находились в непосредственном соседстве с культурными областями Средней Азии. Однако торговля с этими областями не могла заменить им рынок Китая, откуда ввозились в Монголию чай, табак и многие другие товары, необходимые монгольскому населению.

Зависимость от внешнеторговых связей с Китаем сказывалась с наибольшей силой в княжествах Северной и Южной Монголии, хозяйство которых базировалось почти исключительно на кочевом животноводстве и для которых Китай был единственным рынком сбыта и источником снабжения.

На экономике Монголии тяжело отражался разрыв с Китаем. Трудности усиливались и обострялись вследствие того, что монгольские князья вели нескончаемые войны с Китаем, пытаясь восстановить свое господство над страной.

АДМИНИСТРАТИВНЫЙ СТРОЙ

Верхнюю ступень иерархии в Монголии составляли потомки Чингис-хана и тайджи (члены ханского Дома, царевичи), именовавшие себя «белой костью» ицаган ясун»). Им подчинялись представители служилой знати, потомки прежних темников и тысячников.

Каждый крупный феодал имел свой наследственный удел, являвшийся самостоятельным владением (улусом). Средние и мелкие феодалы были наследственными правителями тех или иных частей улуса и находились в вассальной зависимости от его владельца.

В XVI веке типичными для Монголии были не бенефиции, а феоды.

В отличие от времен империи, когда верховным собственником земли являлся великий хан, фактическими собственниками земли в XVI веке были князья, правители улусов.

Предания говорят, что во время Юаньской династии монгольское войско включало 40 тем (туманов), но в это число не входили четыре тьмы, состоявшие из ойратов. Отсюда и пошло долго бытовавшее в Монголии выражение «дучин дурбэн хояр» (сорок и четыре) — сорок восточных и четыре тьмы западных монголов, которое применялось для обозначения всех монголов.

После падения Юаньской династии в Монголию вернулись лишь остатки прежде многочисленной армии. В послеюаньскую эпоху как монгольские, так и китайские источники упоминают только о шести тьмах (туманах), на которые разделялись все восточные монголы. Из них три тьмы составляли левое крыло, а другие три — правое крыло. Что же касается ойратов, то они по-прежнему составляли четыре самостоятельных тьмы.

В XIV — XVII веках термин «туман» (доел. <10 тыс.») стал употребляться уж не как обозначение составной части «крыла», а как синоним для обозначения больших владений — «улусов», на которые тогда делились восточные и западные монголы. При этом улус количественно не равнялся тумэну эпохи завоеваний и Юаньской династии. Даже в эпоху Чингисхана тьмы по своему численному составу более колебались, нежели тысячи, а после изгнания его преемников из Китая название тьмы уже и вовсе не соответствовало своему содержанию. Они уже не выставляли по 10 тыс. воинов. Поэтому термин «туман», как и «улус» в послеюаньский период употреблялся в качестве наименования крупного владения, безотносительно к количеству выставляемого им войска.

Каждый улус распадался на крупные группы айлов, объединенных между собой занимаемой ими под кочевья территории. К тому же они имели во главе общего наследственного владельца (эдзэна) — собственника данной территории, находившегося в прямой зависимости от своего сюзерена, владельца улуса. Подобные объединения в послеюаньский период назывались отоками.

С военной точки зрения оток представлял собой также определенную единицу, его ополчение составляло особую воинскую часть, носившую название «хошун» (хошигун), причем в монгольских источниках XVII века термины «оток» и «хошун» часто заменяют друг друга.

Отоки состояли не только из родственных групп. В них, так же как и в «тысячи», могли входить представители различных родовых объединений. Определяющим для отока была территориальная общность и вытекавшая из нее феодальная зависимость всех жителей отока от одного эдзэна. Войны и выделение новых уделов уменьшали количество айлов, входивших в оток.

Кроме отоков в Монголии существовали также аймаки. В отличие от отока аймак представлял собой объединение родственных семей, которые вели свое происхождение от одного общего предка. По своим размерам аймаки были весьма различны. Иногда несколько аймаков составляли один оток, иногда же аймак по размерам равнялся отоку.

«Чернь» («хара ясун», «харачу»), находились в зависимости от своих господ. В основе этой зависимости лежала собственность на землю. Землерлад ельцы выделяли пастбищные угодья аратам, которые вели мелкое кочевое животноводческое хозяйство. Арат был наделен пастбищным угодьем. Он был вместе с тем прикреплен к земле своего господина.

Наличие аратского животноводческого хозяйства составляло одно из условий существования крупного Хозяйства феодалов, оно обеспечивало последнее рабочей силой. Араты или привлекались феодалом непосредственно в его хозяйство для пастьбы господских стад, стрижки овец, переработки молочных про-

зоз


дуктов ит. п., или обязывались выпасать господские стада вместе со своим скотом, отвечая перед хозяином за каждую голову скота. Араты находились в личной зависимости от феодалов. Арат не только не мог откочевать от своего господина, покинуть его, он не мог по своему усмотрению выбирать кочевье, место для установки юрты. Арат не мог без разрешения господина выделять имущество детям, получать ссуду, давать взаймы и т. п.

В XVI веке в Монголии получила широкое распространение продуктовая рента. Араты обязаны были оплачивать штрафы, налагаемые на их господ вышестоящими феодалами, готовить дары и подношения, выполнять по требованию своих господ всякую работу при их ставках, служить в войсках, содержать в исправности оружие, выступать в поход и сражаться за интересы своих господ. Одной из повинностей была уртонная, состоявшая в том, что араты своим трудом и своими средствами обязывались обеспечивать бесперебойную работу коннопочтовой службы в стране и безвозмездное снабжение проезжающих чиновников продуктами питания.

На первом месте в Монголии стояли богатые семьи, так называемые «лучшие люди» («сайн хумун»), за ними шла средняя группа («дунд хумун»), на последнем месте находились бедняки, «черный люд» («хара хумун»).

Особое положение занимала прослойка дарханов. В дарханы зачислялись люди, отличившиеся по службе у того или иного князя и освобожденные от всех повинностей, от наказаний за первые девять любых проступков.

В Монголии той эпохи продолжало существовать рабство.

Рабы могли обладать имуществом, но не признавались его собственниками. Рабство было пожизненным и наследственным.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ РАЗДРОБЛЕННОСТЬ И ПОПЫТКИ ОБЪЕДИНЕНИЯ МОНГОЛИИ

Отделенные друг от друга обширными пространствами, экономически независимые друг от друга княжества Монголии стали превращаться в мелкие деспотии, не желавшие никому подчиняться.

Авторитет и реальная власть всемонгольского хана приходили в упадок.

Монголия к началу XVI века делилась на две

обособившиеся друг от друга части: западную и восточную. Западная Монголия, основное население которой составляли ойрат-монголы, объединяла феодальные владения к западу от Хангайских гор до верховьев Енисея и Иртыша. Восточную Монголию составляла территория к востоку от Хангайских гор, населенная предками современных халка-монголов, бурят-монголов и монголов Внутренней Монголии. Каждая из этих частей в свою очередь делилась на более или менее значительное число самостоятельных княжеств. В Западной Монголии было четыре круп

ных княжества и много мелких, область халка-монго-лов в середине XVI века распалась на 7 самостоятельных владений, число княжеств в Южной Монголии XVI века точно неизвестно, но в середине XVII века их насчитывалось 49.

Минская империя вмешивалась в междоусобную борьбу, что объяснялось стремлением обезопасить северную границу Китая. Политика Минской династии по отношению к Монголии в основном сводилась к тому, чтобы не допустить объединения страны.

Минская империя использовала заинтересованность всех монгольских княжеств в открытии меновых рынков. Борьба за открытие рынков была главной причиной вооруженных набегов монгольских князей на пограничные районы Китая, которыми изобилует хроника XVI — XVII вв.

Попытка преодолеть раздробленность и образовать объединенное государство была предпринята на рубеже XV — XVI вв. Бату-Мункэ, известным в истории под именем Даян-хана (1479—1543). Даян-хан к 1488 г. добился подчинения большей части страны своей власти. В 1488 г. он отправил в Пекин посольство с сообщением о своем вступлении на престол «великого юаньского хана» и с предложением мира. Мир был заключен. Минское правительство, согласно условиям мирного договора, в том же году издало указ об открытии меновых рынков для торговли с Монголией. Было установлено, что меновые рынки будут открываться в пограничной полосе три раза в год в определенных пунктах.

Закон регулирования меновой торговли строго соблюдался обеими сторонами. Монголы пригоняли на рынки скот, привозили пушнину и другие продукты из своих хозяйств аратов, поставлявших им эти продукты и скот в виде ренты натурой. Китайские купцы доставляли на рынки шелковые и хлопчатобумажные ткани, котлы для варки пищи, чай, табак, предметы роскоши и другие товары.

В 1500 году отношения между Китаем и Монголией прервались. Началась новая полоса вооруженных вторжений монгольских феодалов в пограничные провинции Китая.

В течение 64 лет Даян-хан правил Монголией. После смерти Даян-хана в 1543 году страна вновь распалась на части, на этот раз окончательно. Даян-хан оказался последним всемонгольским ханом. Если до Даян-хана и в первые годы его правления Монголия делилась на Восточную и Западную, то после его смерти началось разделение Восточной Монголии на Северную и Южную, границей между которыми была пустыня Гоби. Старшие сыновья Даян-хана обосновались в Южной Монголии, а его младший сын Гэрэ-сэндзэ стал родоначальником владетельных князей на севере страны — в Халхе.

Внутренняя и внешняя обстановка того времени не благоприятствовала попыткам создать прочное объединение в Монголии. Экономическая отсталость страны, господство натурального хозяйства, отсутствие внутренних рынков и городов как центров ремесла и торговли препятствовали образованию общественных сил, на которые можно было опереться в борьбе за преодоление феодальной раздробленности и создание централизованного государства.

Серьезным препятствием на пути к централизации страны была политика Минской династии, прилагавшей все усилия к тому, чтобы не допустить объединения Монголии, сохранить ее в состоянии раздробленности и бесконечных княжеских распрей, рассчитывая такой политикой гарантировать безопасность границ своей империи.

Старшие сыновья Даян-хана получили уделы в южной части Монголии и стали родоначальниками княжеств Аохан, Найман, Барин, Джаруд, Кэшиктэн, Хучит, Сунит, Орд ос. Младший сын Даян-хана Гэрэ-сэндзэ наследовал коренной отцовский улус на севере Монголии и стал родоначальником владетельных князей Халха-Монголии.

Вскоре из среды монгольских князей выделился внук Даян-хана, известный под именем Алтан-хана Тумэтского (умер в 1582 году), при жизни Даяна Управлявший одним из княжеств Южной Монголии. В 50-х годах XVI века Алтан-хан на месте своей княжеской ставки начал строить город Куку-хото. В своей внешней политике Алтан-хан стремился к Установлению прочных торговых связей с Китаем.

Попытки Алтан-хана завязать мирные отношения с Китаем длительное время встречали сопротивление. ° 1541 году китайцы обещали крупное денежное вознаграждение тому, кто доставит в Пекин голову Алтана, а в 1542 и 1546 годах казнили его послов. В 1548 году Алтан-хан вновь шлет в Пекин послание, в котором просит мира и права торговли, заявляя о своей готовности сурово наказать нарушителей мира, а также сообщая, что в условиях мира китайцы могли бы беспрепятственно заниматься земледелием, а монголы — животноводством. Китайцы и на этот раз отклонили предложение Алтан-хана. Не .добившись цели, Алтан-хан организует ряд вооруженных набегов.

В 1550 году Алтан-хан со своими войсками дошел до окрестностей Пекина и оттуда вновь предложил мир. Правительство Минской династии выставило в качестве предварительного условия требование о немедленном уходе Алтан-хана из пределов Китая.

Алтан-хан выполнил это условие и вернулся в Монголию. В 1551 году был заключен мир. В Датуне и Сюаньфу были созданы рынки. Однако мир этот оказался весьма непрочным, вскоре рынки были закрыты: началась новая полоса вооруженных нападений Алтан-хана на китайские города и селения.

Как отмечают китайские источники, главной целью Алтан-хана было принудить минского императора открыть торговлю.

Так продолжалось до 1570 года, когда в поддержку предложений Алтан-хана выступили некоторые видные китайские сановники.

В 1570 году был заключен мир и открыты меновые рынки. В 1571 году на 4 рынках монголы продали китайским купцам и китайским властям за 12— 14 дней более 28 тысяч лошадей, не считая других видов скота и продуктов животноводства. Алтан-хан строго соблюдал условия мира.

О серьезных сдвигах в экономике страны свидетельствовало строительство Алтан-ханом города Ку-ку-хото.

Алтан-хан принял решение построить этот город по предложению китайцев, во множестве населявших его владения. Княжеская ставка Алтан-хана стала городом, начавшим довольно быстро превращаться в центр ремесла и торговли. В окрестностях города развивалось земледелие, которым занимались не только китайцы, но и монголы. Строительство этого очага земледелия и ремесла несомненно связано с общим стремлением Алтан-хана нормализовать мирные торговые отношения с Китаем.

Несомненно, все эти изменения были обусловлены сдвигами в общественно-экономической жизни страны. О них, в частности, говорит тот факт, что вооруженные вторжения монгольских феодалов в Китай в это время происходили все реже, уступая место длительным периодам мира. Кроме того, именно тогда ламаизм стал превращаться в официальную религию в Монголии, а Алтан-хан был первым, после свержения Юаньской династии, монгольским ханом, принявшим ламаизм и положившим начало его распространению.

Алтан-хан владел обширной территорией к югу от Гоби и к северу от Великой стены; западным рубежом его владений был Кукнор, куда Алтан-хан назначил правителем своего сына Бинту. В начале 70-х годов

XVI века Бинту совершил вооруженный набег на провинцию Сычуань.

Правительство Минской династии обратилось к Алтан-хану с просьбой оказать соответствующее воздействие на сына. Алтан-хан ответил, что Бинту сделал это только по необходимости, ввиду того что вблизи, в Ганьсу, у него нет открытого рынка для торговли, а отправляться в Нинся далеко и неудобно; поэтому, если бы Алтан-хан и приказал Бинту смириться, тот не послушался бы его.

Минская династия вынуждена была пойти на уступки, и в 1574 году в Ганьсу был открыт рынок для меновой торговли с местными монголами.

Со смертью Алтан-хана его владение распалось на большое число мелких княжеств, между которыми вновь разгорелась борьба за преобладание.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЛАМАИЗМА

В Монголии ламаизм распространился во времена Алтан-хана. Ламаизм пришел в Монголию с Тибета.

Начиная с VIII века в Тибете получает широкое Распространение ламаизм (буддистская секта «красношапочников»). В X — начале XII века Тибет переживал период раскола и усобиц. Народ массово переходил под покровительство монастырей и Далай-ламы. Это открыло путь к дальнейшему укреплению власти буддистского духовенства.

В XIII веке в Тибет вторглись монголы, и юань-ский император Шицзу даровал Пагба-ламе наследственный титул «наставника императора и князя драгоценной веры», сделав последнего представителем монгольской власти в Тибете.

В руках Пагба-ламы сосредоточилась йся государственная и духовная власть в Тибете.

«Князь веры» имел жен и детей, носил красную одежду и головной убор старого индийского образца.

Алтан-хан первым среди крупных монгольских феодалов принял ламаизм и положил начало его распространению в Монголии в качестве официальной государственной религии. Ламаизм — одно из течений в буддизме. Основателем ламаизма является тибетский монах Дзонхава (1357—1419). Дзонхава сохранил в неприкосновенности основные догматы первоначального буддизма.

В XIII веке политическую власть в Тибете получил глава буддистской секты «красношапочников» Пагба-лама. В борьбу с этой сектой за власть вступила усилившаяся впоследствии секта «желтошапочников» основанная тибетским мыслителем и реформатором буддизма Цзонхавой (1357—1419).

После смерти Дзонхавы его ученики Далай-лама и Паньчен-лама совместно поселились в Лхасе в качестве глав секты «желтошапочников».

Секта «желтошапочников» запретила ламам вступать в брак и провозгласила вечное бессмертие Далай-ламы и Паньчен-ламы, души которых постоянно переселяются в хубилганов (перевоплощенных святых).

Победителем из борьбы сект вышла секта «желтошапочников», распространившая свою власть не только на весь Тибет, но и на Монголию. С этого времени тибетские и монгольские буддисты стали уделять основное внимание ритуальной, обрядовой стороне буддизма — учению о достижении спасения.

Центральным пунктом ламаистского учения о достижении спасения является культ ламы. Высшие ламы — хубилганы были объявлены существами, достигшими совершенства (буддами) или приблизившимися к спасению (бодисатвами). По учению, каждый верующий должен иметь наставника в лице ламы, который помогает человеку достичь спасения своими советами и наставлениями. Наставлениями и советами ламы надлежит бесприкословно подчиняться.

Широкому распространению ламаизма способствовало то, что ламаистская церковь до чрезвычайности упростила обряды и ритуал для широких масс верующих и включала в буддийский пантеон местных богов, объявив их буддами и бодисатвами. Тем не менее, несмотря на простоту,.а иногда даже и примитивность народных обрядов, монастырская, эзотерическая сторона ламаистских ритуалов содержит массу весьма сложных мистических и магических элементов — тантризм, иогизм. Монастыри превращались в крупнейшие духовные и культурные центры.

Дзонхава и его последователи учили, что материальный мир — иллюзия, жизнь — страдание, причина страдания — жажда жизни, а средством избавления от страданий является преодоление жажды жизни и ее радости. Исходя из буддистского представления о бессмертии души, Дзонхава учил, что страдания человека объясняются его неправедной жизнью в прошлых существованиях и что, наоборот, добродетельная жизнь в прошлом объясняет благополучное существование в настоящем.

Ламаизм нес призыв к кротости, смирению. В отличие от первоначального буддизма, в основе которого лежало аскетическое отречение от мира, Дзонхава разрешил ламам (монахам) иметь собственность, поощрял поддержание ламами тесных связей с мирянами. Он создал централизованную церковь с многочисленной армией лам, спаянную строгой внутренней дисциплиной.

В 1577 году Алтан-хан объявил себя сторонником ламаизма и приступил к строительству монастырей, приглашая своих аратов идти в ламы и обещая за это освободить их от поборов и повинностей. Почти одновременно с Адтан-ханом объявил себя ламаистом один из наиболее влиятельных феодалов Северной Монголии Абатай, который вскоре сам поехал в Тибет, где получил от далай-ламы благословение и титул Тушету-хана.

С течением времени возникла потребность в объединении новосозданной в Монголии церкви. Ее руководитель был найден в семье внука Абатай-хана — могущественнейшего феодала Тушету-хана Гомбо. Одного из его сыновей Далай-лама в 1655 году объявил перевоплощением (хубилганом) известного буддийского «святого» Джебдзун-Даранаты и главой ламаистской церкви всей Монголии. Так зародилась единая ламаистская церковь в Монголии.

Учение о хубилганах — «живых богах», и о ламах как «добрых друзьях-наставниках» нашло в ламаизме наиболее полное отражение.

Согласно ламаизму, бодисатвы, т. е. существа, приблизившиеся к состоянию нирваны, нисходят с небес на землю в образе человека и помогают людям на пути «спасения». Таких хубилганов — «живых богов» в Тибете, а затем в Монголии появилось очень много. Лица, объявленные ламаистской церковью хубилга-нами, занимали руководящее положение в монастырях, им создавался ореол святости и непогрешимости, они составляли высшую прослойку церковных иерархов. Наряду с ними в роли непосредственных наставников, «добрых друзей» каждого человека персонально, выступала огромная масса рядовых лам — монахов. Ламаизм провозглашал, что без помощи ламы-наставника человек не может достичь спасения.

Ламаистская церковь внушала своим последователям, что человек, принявший сан ламы, посвятивший себя служению Будде, стоит неизмеримо выше обыкновенного, мирского человека, что его указания непогрешимы.

Монгольские князья во время принятия ламаизма стремились установить политические связи с Тибетом. Так, например, Алтан-хан вел политические переговоры с главой ламаистов Тибета ламой Содном-жамцом, прибывшим из Тибета в Монголию на торжество введения новой религии. Алтан-хан официально признал Содномжамца главой ламаистской религии, присвоив ему звание далай-ламы, а Содномжамц со своей стороны провозгласил Алтан-хана великим ханом.

Наиболее крупные влиятельные князья Монголии — халхаский Абат-хан, чахарский Лигдан-хан, тумэтский Алтан-хан, равно как и ойратские князья, почти одновременно приняли ламаизм (в частности Абатай-хан в 1580 году) и начали активно распространять его среди аратов. Для проповедей были приглашены из Тибета согни лам, был осуществлен перевод ламаистской церковной литературы на монгольский язык с тибетского и отчасти с китайского языка (особенное усердие проявил в этом Лигдан-хан, организовавший перевод собрания буддийских канонических книг «Ганжур»),

Первый ламаистский монастырь в Халхе был построен в 1586 году Абай-ханом. Князья наделяли монастыри земельными угодьями и зависимыми аратами, именовавшимися после приписки их к монастырям шабинарами, т. е. учениками.

Приглашая для проповеди ламаизма тибетских лам, монгольские князья на первых порах мало вникали в их принадлежность к той или другой секте. Однако в связи с явно обозначившимся к тому времени в Тибете преобладанием секты желтошапочников, в Монголии также прочно утвердился ламаизм в форме учения желтошапочников.

Шаманизм оказал некоторое сопротивление распространению ламаизма, однако он был не в состоянии преградить ему путь. Ламаизм в борьбе с шаманизмом применил гибкую тактику: он включил в свой ритуал ряд шаманских обрядов, в частности сохранил чествование так называемых обо, весьма популярных тогда в народе, хотя и придал этому чествованию ламаистский характер.

Ламаизм в Монголии, как впрочем и в Тибете, чрезвычайно упростил и даже механизировал процесс молитвы. Например, распространились так называемые хурдэ — вращающиеся цилиндры. В эти хурдэ, представляющие собой полый цилиндр, укладывалось большое количество бумажек с напечатанными молитвами. Верующему достаточно было повернуть хурдэ, чтобы считалось, что он прочитал молитву.

ПОГРАНИЧНАЯ ТОРГОВЛЯ

Внешняя торговля в данную эпоху оставляла неизменным натуральный характер хозяйства Монголии. Это объяснялось специфическими политическими отношениями, которые сложились у Монголии с соседями, например, с Китаем.

Правом торговать с Китаем пользовались лишь члены посольств, периодически являвшиеся ко двору императора. Они везли с собой дань (дары императору) и товары на продажу. Такие товары обычно закупались казной по установленным ценам, либо на деньги, либо в обмен на китайские продукты. Если часть товаров оставалась не купленной казной, то в посольских подворьях открывались специальные рынки, на которых в течение трех-четырех дней происходил меновой торг под строгим правительственным контролем.

Кроме торговли с посольствами, Китай открывал для соседних кочевых народов конские рынки в пограничных районах. На конские рынки кочевники пригоняли не только коней, но и крупный рогатый скот, привозили меха для обмена на китайские товары.

При Минской династии характерной особенностью пограничной торговли были строгий государственный контроль и частичная монополизация торговли правительством.

Главными поставщиками на конские рынки были монгольские князья, пригонявшие для продажи скот, привозившие продукты скотоводства и охоты, собранные в своем хозяйстве и полученные от аратов в порядке различного рода натуральных повинностей.

Минские власти строго контролировали торговлю. Монгольские князья в свою очередь регулировали торговый обмен в своих интересах.

Создаваемые в пограничной зоне конские рынки обычно открывались один-два раза в месяц. Торговля продолжалась от трех до пяти дней в зависимости от количества привезенных товаров. Монголы должны были являться безоружными и сразу же по окончании торга покидать китайскую территорию, уходя не менее чем за 50 км от границ Китая.

Сделки на конских рынках носили в основном меновой характер, но не исключалось и применение серебра. Китайцы предлагали бумажные и шелковые материи, железные изделия, котлы для варки пищи, сельскохозяйственные орудия, хлебные продукты, чай в обмен на монгольских коней, скот, шкуры и меха. Строго запрещалось продавать кочевникам оружие.

Так выглядела внешняя торговля Монголии — строго регулируемая китайцами и происходившая на китайской территории.

ЗАВОЕВАНИЕ МОНГОЛИИ МАНЬЧЖУРАМИ

В конце XVI века в Восточной Азии стало складываться маньчжурское военно-феодальное государство, сыгравшее в дальнейшем большую роль в истории народов Китая, Монголии, Кореи и других стран Азии, ставших жертвами захватнической политики маньчжуров.

Маньчжуры, маньчжу — одно из многочисленных южнотунгусских племен, населявших территорию современного Северо-Восточного Китая. В основе хозяйственной деятельности этих племен в то время лежали охота, примитивное земледелие и скотоводство. Племенные вожди уже превратились в наследственных князей (бэйлэ), враждовавших между собой за преобладание, за звероловные угодья и пастбища, за лучшие условия торговли.

По данным китайских источников, в пределах Маньчжурии во второй половине XVI века было более 60 мелких тунгусских феодальных владений. Все они были заинтересованы в торговле с Китаем, которому сбывали пушнину, корень женьшеня и лошадей в обмен на продукты китайского земледелия и ремесла.

Племя маньчжу населяло южную часть Маньчжурии. Резиденция его князя находилась в 135 км к востоку от Мукдена в местности Хэтуала. В 1575 году князем маньчжу стал Цурхаци. Пользуясь выгодным географическим положением своего княжества, через территорию которого проходили торговые пути в Китай, Нурхаци постепенно стал подчинять себе одно княжество за другим. В 1616 году Нурхаци заставил* подчинившихся ему князей признать себя ханом маньчжурского государства. Этому предшествовала многолетняя ожесточенная вооруженная борьба между правителями тунгусских княжеств, не желавших

подчиняться центральной ханской власти во главе с Нурхаци.

В борьбе против Нурхаци приняли участие и монгольские князья, владения которых располагались по соседству с княжествами Маньчжурии. В 1598 году хорчинский князь Онгудай выступил с оружием в руках в союзе с тунгусскими княжествами Ула, Дэда, Хойфа и др. против Нурхаци, но потерпел поражение. После этого он отказался от борьбы, вступил с Нурхаци в союз и первым из монгольских феодалов породнился с домом Нурхаци.

В 1593 году произошло первое вооруженное столкновение между одним из южномонгольских княжеств и маньчжурскими завоевателями, закончившееся поражением монголов. Используя раздробленность Монголии, маньчжурьг лостепенно подчиняли их своей власти.

Значительное сопротивление маньчжурские завоеватели встретили в Южной Монголии со стороны Ча-харского ханства, крупнейшего в этой части страны.

Правитель чахаров Лигдан, правнук старшего сына Даян-хана, добивался от вассальных ему князей беспрекословного подчинения своей власти, применял самые суровые меры борьбы против тех, кто противился его воле. Он вступил в союз с Минской династией, направленный на совместную борьбу против маньчжурских завоевателей.

В 1634 году произошло решающее сражение между армией маньчжурских завоевателей и силами Лиг-дан-хана. Не получив поддержки от других монгольских князей, Лигдан-хан потерпел поражение и покончил жизнь самоубийством. Его сын Эчжэ пытался продолжить борьбу против завоевателей, но был вскоре схвачен ими и убит.

Победа над Лигдан-ханом принесла Абахаю трон монгольского хана. В 1636 году по его повелению были созваны все подчинившиеся ему князья Южной Монголии, которые и провозгласили его ханом Монголии.

На этом в основном закончился первый этап завоевания Монголии маньчжурскими феодалами.

На очереди была Северная Монголия, которая состояла из семи самостоятельных княжеств и называлась «Халхаин долон хошун» («Семь халхаских хошунов»). К концу XVI века в Халхе выделились три могущественных феодала — Тушэту-хан, Дзасак-ту-хан и Цэцэн-хан, подчинившие себе остальных владетельных князей и игравшие важную роль в последующей истории Северной Монголии.

Халхаские князья не принимали участия в борьбе южномонгольских княжеств против маньчжурских завоевателей, не оказывали им помощи.

Не думая о судьбе страны, заботясь лишь о своих собственных интересах, они пассивно наблюдали за тем, как Южная Монголия превращалась в провинцию Маньчжурской империи. Лишь один из них, известный в истории под именем Цокто-тайджи, вступив в союз с Лигдан-ханом, активно боролся против завоевателей.

Цокто (1580—1637) был одаренным человеком, поэтом, одним из активных сторонников распространения «красношапочного» ламаизма в Халхе и объединения страны. После изгнания из Халхи за поддержку политики объединения Монголии Лигдан-ханом, Цокто-тайджи занял район Кукунора и за короткое время собрал крупные силы. Однако Цокто-тайджи и Лигдану так и не удалось объединиться.

Цокто-тайджи после смерти Лигдана намеревался занять Тибет, но был разбит объединенными силами тибетских и кукунорских феодалов, не йримиривших-ся с усилением Цокто-тайджи. В районе Кукунора он и погиб.

После этого маньчжуры созвали съезд 49 владетельных князей Южной Монголии. Съезд этот в 1636 году провозгласил повелителя маньчжуров своим ханом. Южная Монголия, сделавшаяся частью империи маньчжуров, стала после этого называться Внутренней Монголией.

Захватническая политика маньчжуров по отношению к Монголии объясняется рядом политических, экономических и идеологических причин.

Завоевав Китай, маньчжуры в целях расширения территории, упрочения своего господства, а также физического уничтожения китайцев и отвлечения их внимания от антиманьчжурской борьбы предприняли в годы Канси (1662—1722), Юнчжэн (1723—1735) и Цяньлун (1736—1795) завоевательные походы против национальных меньшинств, без всякого сожаления растрачивая людские и материальные ресурсы Китая.

Прежде всего они направили свои силы на захват отдельных частей Монголии.

В середине XVI века (годы Цзянси правления Минской династии) Монголия распалась на три улуса: Южную Монголию (Внутреннюю Монголию), Северную Монголию (Халху) и Западную Монголию (Ойратское ханство). Самой большой частью Южной Монголии был Чахар. Халха разделялась на три аймака (административно-территориальные единицы), которыми владели потомки Чингис-хана — Ту-шету-хан, Дзасакту-хан и Цэцэн-хан. Ойратская Монголия делилась на четыре аймака: Хошут, Джунгар, Дэрбэт и Торгоут, которыми правили потомки Эсена и Вала.

Население трех аймаков занималось скотоводством, кочуя в северной части Тянь-Шаня. В 1638 году маньчжурский правитель Абахай (Хуан Тайцзи) завоевал Южную Монголию, стремясь облегчить доступ к проходам к Великой Китайской стене.

В 16-м году Канси (1677) правитель джунгарского аймака (занимался кочевым скотоводством в районе Или) Галдан-хан объединил под своей властью все четыре ойратских аймака. Обосновавшись в северной части Тянь-Шаня и владея одновременно Коб до и Цинхаем, он стремился распространить свое влияние и на южные районы Тянь-Шаня.

В начале Цинской эпохи южная часть Тянь-Шаня получила название мусульманского аймака (хуэйбу), население его состояло главным образом из уйгуров, уже в середине XIII века в большинстве исповедовавших ислам. В начале XI века уйгуры, происходившие из Средней Азии, развивая экспансию на восток, вторглись в южную часть Тянь-Шаня и осели там. В горах южного Тянь-Шаня сложилось натуральное хозяйство уйгуров. Со времени завоевания Чингис-ханом и вплоть до Минской эпохи они находились в рабстве у Чагадая и его преемников.

В середине XVI века (середина Минской эпохи) Махмуд Азам (ходжа), потомок основателя ислама Мохаммеда, поселился в Кашгаре (Шулэ, провинция Синьцзян), а два его сына^занимались распространением мусульманских вероучений в Синьцзяне, завоевав благодаря этому прочную поддержку уйгуров. В то время власть преемников Чагадая пришла в упадок, могущество же основателя ислама (ходжи) постепенно росло, а вместе с ним усиливалось и влияние уйгуров.

В 17-й год Канси (1678) Галдан предпринял поход на юг, завоевал мусульманский аймак, захватив в плен ханов-преемников Чагадая, и сослал их на север от Тянь-Шаня. Он назначил также в мусульманские города джунгарских анки (должностные лица), которые выкачивали из уйгуров налоги и мобилизовывали их на выполнение трудовых повинностей.

После объединения северных и южных районов Тянь-Шаня могущество Галдана упрочилось, и он начал подумывать о присоединении лежащей к северу от его владений Халха-Монголии, перенеся с этой Целью свою ставку из Или в горный район Алтая.

В 23-й год Канси (1684) вспыхнула распря между тремя аймаками Халхи. Цинский двор, Далай-лама и Галдан направили в Халху послов для примирения враждующих сторон, но Тушету-хан схватил и убил посла Галдана. В ответ на это Галдан в 27-й год Кансн (1688) во главе отборной 30-тысячной конницы начал поход на Халху. Несколько сот тысяч человек из трех аймаков Халхи были вынуждены, бросив весь скот и кибитки, бежать в Южную Монголию и отдаться под власть маньчжуров. В 29-й год Канси (1690) Галдан под видом погони за халхасцами вторгся в Южную Монголию и захватил людей и скот племени учжуиу-цинь (одно из племен Внутренней Монголии).

Император Канси воспользовался внутренними столкновениями между монгольскими аймаками и под предлогом улаживания конфликта выступил во главе большой армии из Губэйкоу и Сифынкоу и наголову разбил войско Галдана.

После жестокой резни, устроенной цинскими солдатами, Галдан отступил в Кобдо, сохранив лишь несколько тысяч человек.

В 30-й год Канси (1691) император со своей армией перешел границу и дошел до Долуньбо (Долоннор, Внутренняя Монголия), чтобы принять капитуляцию ханов Халхи. Три аймака Халхи были разделены на левое, правое и центральное направления, в состав которых вошло 30 хошунов (административно-территориальная единица). По повелению императора они могли временно кочевать на заливных лугах Западной Монголии, а по своему положению были приравнены к 49 хошунам Внутренней Монголии. Оставив за ханами их прежние титулы, маньчжуры ликвидировали старые звания дзасаков, нойонов и другие и заменили их новыми: циньван, цзюньван, бэйлэ, бэйцзы, гун и т. д. (все это были титулы и ранги маньчжурской аристократии). Тем самым маньчжурские императоры захватили право давать уделы, титулы и привилегии монгольским князьям, а также лишать их всего этого. Аймаки Халхи стали вассалами Маньчжурской империи. С этого времени Северная Монголия стала именоваться маньчжурами Внешней Монголией.

В 35-й год Канси (1696) император во главе огромного войска подступил к Керулену, но Галдан бежал, не приняв боя. Цинская армия западного направления под командованием Фэй Ян-гу, включающая войска из провинций Шэньси и Ганьсу, выйдя из провинции Нинся, перехватила Галдана у Чжаомода (по-монгольски Дагулинь, или Дункулинь) и разбила его войска, обезглавив несколько тысяч человек и захватив несметное число лошадей, коров, овец, верблюдов, а также кибиток и утвари. Потеряв все, Галдан в следующем году покончил с собой. Вся территория от Алтая до Халхи протяженностью более 1000 ли вошла в состав Маньчжурской империи.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МОНГОЛИИ И РОССИИ

В конце XVI века поток русских переселенцев двинулся на просторы Сибири и Дальнего Востока. В ту пору там обитало много мелких племен и народностей, находившихся на различных стадиях разложения первобытнообщинного строя и становления феодализма, занимавшихся охотой, примитивным земледелием и кочевым скотоводством.

Освоение русскими Сибири и Дальнего Востока совпало по времени с образованием маньчжурского военно-феодального государства. Но если маньчжурские правители в отношении Монголии и Китая настроены были явно агрессивно, то русское государство вследствие особенности его тогдашнего международного и внутреннего положения проводило политику мирной торговли с этими странами.

Монголия, расположенная между империей маньчжуров и Российской империей, не могла не испытывать на себе влияние русско-маньчжурских противоречий. Эти противоречия влияли на борьбу монголов против маньчжурских завоевателей.

Эта борьба объективно находила поддержку со Стороны России, которая не была заинтересована в захвате Монголии мальчжурами.

Так начали складываться условия для развития Политических взаимоотношений Российской империи и Монголии.

Согласно источникам, русские поселенцы впервые встретились с монгольскими кочевниками в 1605— 1606 годах. С этого времени отношения между монгольскими княжествами и русским государством стали приобретать все более регулярный характер. В 1608 году в Монголию направилось первое русское посольство, в том же году в Москву прибыло посольство из Монголии. В дальнейшем обмен посольствами между монгольскими княжествами и Россией происходили все чаще, отражая рост экономических и политических связей между ними.

Первыми вступившими в контакт с Россией были ойратские князья, а также халхаское княжество под управлением Шолой Убаши-хунтайджи, находившиеся в районе озера Убсу-Нур и известное в русских источниках как государство Алтан-хана

Переговоры между ними сводились в основном к следующему. Монгольские феодалы просили помощи в борьбе против того или иного монгольского же князя — своего противника, добивались торговых привилегий, отстаивали право собирать подати с ранее подчинявшихся им племен и народностей Южной Сибири и Алтая, просили прислать им специалистов в том или ином промысле, жаловались на обиды со стороны местных сибирских начальников и русских казаков. Русские власти в свою очередь предлагали владетельным князьям Монголии улучшить условия транзита в Китай, расширить русско-монгольскую торговлю, прекратить практику незаконного сбора подати с подданных русского государства, наказать тех монгольских князей, которые нарушали в пограничном районе мир и нападали на мирные русские города и селения.

Если маньчжурские завоеватели были заинтересованы в усилении политической раздробленности Монголии, что должно было облегчить им завоевание страны, то русское государство, наоборот, было заинтересовано в укреплении центральной монгольской власти, способной воспрепятствовать вооруженным набегам на русские земли, время от времени предпринимавшимся отдельными местными князьями, а также способной оказать сопротивление маньчжурской агрессии.

Стремление монголов развивать торговлю с Россией находило у нее поддержку. В источниках почти полностью отсутствуют указания на споры и конфликты по вопросам торговли. В 1647 году Батур-хунтайджи получил от русского царя Алексея Михайловича грамоту, предоставляющую его подданным право беспошлинно торговать в городах Сибири. Монгольские княжества с успехом сбывали в Россию лошадей, рогатый скот, овец, пушнину, ревень и т. д., получая за свои товары от русских купцов различные ткани, кожи, изделия из металла и т. п.

Согласно источникам, в течение одного 1653 года в Томск пять раз прибывали караваны ойратских купцов. В городе было отведено специальное место для торговли с ойратскими купцами. Позднее Ойрат-скому хгшству было разрешено через Астрахань пригонять лошадей для продажи в Москву.

По свидительству русского посла Спафария, ездившего в 70-х годах XVII века через Монголию в Китай, в районе озера Ямышева шла оживленная торговля. Он писал, что сюда «приходят многие тысячи людей, калмыки, и бухарцы, и татары, и торгуют с русскими людьми». Аналогичная картина наблюдалась и в других городах Сибири, куда часто прибывали монгольские караваны из нескольких сотен верблюдов.

В 40-х годах XVII века русские переселенцы впервые появились в Забайкалье, где установили отношения с монголами. Здесь, как и в других пограничных районах, между монголами и русскими сложились и стали крепнуть мирные торговые связи. Спафарий свидетельствует, что в районе Селенгинска «мунгалы кочуют везде зело много и торгуют с казаками: продают кони, и верблюды, и скот, также и всякие китайские товары, а покупают у них соболи и иные многие русские товары».

Испытывая на себе растущее давление маньчжурской династии, халхаские князья не раз ставили перед Москвой вопрос о своем переходе в подданство России. Переговоры об этом вел в Урге в 1665 году Русский посол В. Бубенной, в 1666 году — П. Куль-винский; в 1675 году этот же вопрос обсуждался в Москве с послами Халхи.

Маньчжурская династия с тревогой следила за Развитием русско-монгольских отношений, видя в них серьезную угрозу своим агрессивным планам. Она Усиливала нажим на халханских феодалов, провоцировала конфликты между ними, натравливая их на Русских купцов и поощряя нападение на русские сеяния и города.

в 8Рх годах XVII века Тушету-хан, инспириро-анный маньчжурами, дважды совершил вооруженное нападение на русский город Селенгинск, основанный в 1666 году.

Халхаские феодалы колебались между маньчжурскими завоевателями и Россией. Однако правительство России не склонно было активно вмешиваться во внутреннюю борьбу Монголии и в ее взаимоотношения с маньчжурской династией. Для этого у русского правительства в Сибири и на Дальнем Востоке не было достаточных сил. Правительство России опасалось вступить в открытый конфликт с Маньчжурской империей.

КУЛЬТУРА МОНГОЛИИ

Архитектура Монголии была непосредственным образом связана с религией.

Усиленное проникновение буддийской религии происходит во времена первого тюркского каганата и уйгурского ханства, о чем свидетельствуют фрески буддийского содержания, найденные при раскопках Кара-Балгасуна. Источники свидетельствуют, что буддизм первоначально проникал на территорию Монголии из Индии через страны Восточной и Центральной Азии, особенно через Хотан и Согдиану. Выходцы из этих стран, прежде всего согдийцы, сыграли значительную роль в раннем распространении буддизма на территорию Монголии.

Началом усиленного распространения буддизма в Монголии надо считать XVI век.

С XVI века буддизм утвердился в качестве официальной религии монголов во всех районах расселения монгольских племен. Первоначально религиозные обряды в Халха — Монголии совершались преимущественно в войлочных юртах, а затем и в разборных деревянных храмах. В последующие эпохи кочевые храмы и монастыри постепенно становятся оседлыми.

Распространению буддийской религии и росту влияния духовенства активно способствовала политика Монгольского государства.

Почти каждый монастырь был архитектурным ансамблем, в котором так или иначе проявлялись традиции монгольского зодчества. Храмы в основном со-

оружались монголами с участием иностранных специалистов и рабочих.

Строились храмы круглой, многоугольной и квадратной формы, в монгольском, а также в тибетском архитектурных стилях. Были также храмы смешанной архитектуры с творчееким синтезом и переработкой различных культурных традиций. Наряду с храмами было много и других культовых сооружений, входивших в монастырские комплексы как неотъемлемая их часть (например, ритуальные молельни и т. Д-)- Духовенство привлекало для строительства храмов искуснейших мастеров и художников, которые отдавали этому весь свой талант и умение.

Архитектурное искусство Монголии, вырастая в целом на местной основе, развивалось своеобразно и специфично, хотя, несомненно, было связано и с архитектурными течениями соседних стран — Индии, Тибета. Творчески используя большой опыт в возведении различных сооружений, монгольские мастера разрабатывали свои приемы строительства. '

В монгольских трактатах, написанных в XVIII— XIX веках, упоминается о пропорциях и правилах возведения культовых и гражданских сооружений, учитывающих местную национальную специфику. Среди них выделяется трактат Жамьян-Шадава, жившего в XVI веке, который главное внимание уделяет выбору участка под сооружаемое здание. О правилах строительства храмов весьма подробно говорится и в тРУдах Агван-Цэрэна, где также особо подчеркивается значение территории, выбираемой для возведения храмов, даются указания об устройстве фундаментов, подборе строительных материалов, установке колонн, укладке балок, о возведении стен, изготовлении окон, дверей, лестниц и т. д.

Главы монгольского духовенства и ламы-ученые придавали большое значение подготовке зодчих, которая была делом чрезвычайно длительным и сложным. В монгольских монастырях Их-Хурэ, Дзаин-хУРэ, Их-Тамирын-Хурэ, Бэрэйвэн-Хийд и других существовали специальные факультеты (дацаны), готовившие квалифицированных зодчих, художников в скульпторов.

Самое известное из культовых сооружений — монастырь Эрдэнэ-Дзу, расположенный в Убурхангай-ском аймаке.

Во многих исторических работах основание этого монастыря датируется 1586 годом. Однако в- «Истории Эрдэнэ-Дзу» указано, что уже в 1585 году здесь производился ремонт. Следовательно, первые постройки возникли раньше. В одном из источников сообщается, что в «год курицы» (1585) в городище Тахай отремонтирован верхний этаж малого дворца, а в «год собаки» (1586) сделана крыша, а в «год огня и свиньи» (1599) построено несколько храмов.

Литературная деятельность монголов начинает активизироваться к концу XVI и началу XVII века. Это связано с наступлением затишья в феодальных войнах в Монголии, а также с принятием монголами новой религии — ламаизма.

К этому периоду относятся такие литературные произведения, как «История Убаши-хунтайджи и его войны с ойратами», стихи Цокто-тайджи, ойратский эпос «Жангар», «Легенда о Мандухай-Сэцэн-хату-не», «Хвала шести туменам монголов Даян-Хана». Последние два произведения дошли до нас в том виде, в каком они были вписаны в хроники XVII века: «Шара-туджи», «Эрдэнийн эрихэ» Саган-Сэцэна, «Алтан товч». «История Убаши-хунтайджи» представляет собой запись и литературную обработку устного народного сказания. Появление этого произведения ознаменовало возрождение литературы, продолжение традиций, нарушенных в послеюань-ский период.

Дальнейшему развитию традиций служила и поэзия Цогто-тайджи, видного политического деятеля, ученого и поэта первой половины XVII века. Стихи Цогто-тайджи, высеченные на скале его сподвижниками Гуен-батором и Дайчин-хиа, представляют собой единственный образец монгольской лирики XVII века.

Интересно отметить, что «История Убаши-хунтай-джи», несомненно народного происхождения, совершенно не имеет следов влияния ламаизма, бывшего в то время государственной религией.

Заметные сдвиги происходят в XVII веке в монгольской историографии. Монгольские историки создали ряд значительных произведений. К наиболее интересным относятся «Алтан товч» («Золотая Пуговица») анонимного автора, «Шара туджи» («Желтая история») Саган-Сэцэна (род. в 1604 году). Авторы этих хроник в основном следуют древнемонгольской исторической традиции, которую можно назвать традицией «Сокровенного сказания».

^Хроники XVII века, особенно «Алтан товч» и «Эрд-нийн товч» выдержаны в эпическом стиле. Авторы этих сочинений часто прибегают к приемам художественно-эмоционального воспроизведения исторической картины. Другой отличительной чертой исторических сочинений XVII века, свидетельствующей о новой полосе в развитии монгольской историографии, было усиление буддийского влияния. Монгольские летописи XVII века представляют собой ценные источники, содержащие богатейший фактический материал по истории.

В то время не проводилось резкой грани между историческим и художественным произведениями. При составлении истории монгольские авторы стремились к художественно-эпическому описанию исторических событий, а в художественном творчестве они увлекались исгорико-легендарными сюжетами. В связи с этим во многих исторических сочинениях содержатся ценные образцы художественного творчества монгольских авторов.

Летописцы одновременно были и хорошими писателями и поэтами. Примером может служить творчество Саган-Сэцэна из Орд оса. Он происходил из старинного монгольского аристократического рода, восходящего к «золотому роду» Чингисидов. Его прадед, знаменитый Хутактай-Сэцэн-хунтайджи (1540—1586 года), славился не только как крупный политический деятель, но и как один из просвященных людей своего времени, замечательный знаток литературы. Хутак-тай-Сэцэн в 70-х годах XVI века отредактировал «Цагаан туух» («Белую историю»). Саган-Сэцэн унаследовал от своего прадеда не только его звание Сэцэн-хунтайджи, но и хорошее образование. Он был крупным историком и талантливым поэтом. Его «Эрд-нийн товч» содержит стихи, состоящие, как он сам пишет, из 79 строф (шулэг), в 316 строках (бадаг).

Стихи Саган-Сэцэна представляют большую ценность для изучения монгольского стихосложения в

XVII веке. Его колофон (от греч. «завершение» текст на последней странице рукописной книги, содержащий сведения об авторе, месте и времени переписки) написан под влиянием поэтических приемов Сажа-пандита Гунга-Жалцана, которые он заимствовал из известного сочинения «Субашид», переведенного на монгольский язык еще в XVI веке.

В XVI веке в связи с оживлением культурной жизни в монгольском письменном языке происходят значительные изменения, ознаменовавшие новый период в развитии языка. Этот период характеризуется

тем, что выводятся из употребления старые, сделавшиеся непонятными слова и формы, широко открывается доступ народным диалектическим элементам, которые искусственно архаизируются, происходит проникновение тибетских заимствований... устанавливается новый почерк уйгурского письма и изобретаются новые буквы — возникает настоящее монгольское письмо; до той поры, до конца XVI века, можно сказать, монголы пользовались уйгурскими буквами. В результате образовался язык, который получил название «классического» письменного языка.

С конца XVI и начала XVII века тибетский язык начинает играть существенную роль в образовании и литературной деятельности монголов. Знание тибетского языка наряду с другими предметами считалось неотъемлемой частью буддийского образования в Монголии. Этот язык начинает выступать как сильный конкурент монгольского письменного языка.

Однако в XVII веке тибетский язык еще не завоевал того господствующего положения, которого он добился в последующие столетия.

Совершенно новым явлением в культурной жизни монголов в XVI—XVII веках было создание монастырской системы обучения. При отсутствии светских школ в стране учреждаются различные религиозные школы при монастырях, а также широко практикуется обучение монголов в стенах тибетских монастырей. Из среды монгольского ламства выходит довольно большой отряд деятелей культуры. К их числу относятся Ундур-гэгэн Занабазар (1635—1723 гг.), Зая-пандита Халхаский Лувсанпрэнлэй (1642—1715 гг.), Зая-пандита Ойратский Намхайжамцо (1599— 1662-гг.) и др.

Эти крупные ламы представляли монгольскую феодальную культуру. Ундур-гэгэн — талантливый мастер буддийской скульптуры в Монголии XVII века, оставил после себя замечательные образцы художественного литья. Лувсанпрэнлэй и Намхайжамцо занимались литературной деятельностью. Труды Лув-санпрэнлэя, написанные на тибетском языке, составляют несколько томов. Крупнейшим из них является четырехтомное сочинение «Ясное зерцало», содержащее ценный материал про истории Монголии, Индии и Тибета. Его же автобиография представляет собой ценный источник по истории ламаизма в Монголии. Им также составлена на монгольском языке биография Тушету-хана, которая, к сожалению, пока нигде не обнаружена. Зая-пандита Ойратский занимался преимущественно переводом буддийской литературы на ойратский язык. Из данных биографии Зая-панди-ты, написанный его учеником Ранднабадрой в 1690 году, явствует, что Намхайжамцо и его школа осуществили перевод большого количества буддийской литературы (свыше двухсот наименований). Некоторые из переводов дошли до нас на ойратском алфавите.

В результате кропотливой филологической работы Намхайжамцо создал в 1648 году новый ойратский алфавит на основе монгольской письменности. Алфавит Зая-пандиты отличается от монгольского начертанием некоторых букв и дополнительными диакритическими знаками (дополненные знаки, употребляемые над или под буквами, а иногда и рядом с ними, указывающие на передачу буквой иного звучания), позволяющими точно передавать звуки ойратской речи. Поэтому-то алфавит Зая-пандиты и был назван монголами «Тод бич иг» («Ясное письмо»). Однако «Тод бич иг» не получил широкого распространения в Монголии, да и среди ойратов он пользовался популярностью сравнительно недолго, будучи не в силах противостоять общемонгольскому алфавиту и монгольскому письменному языку, принятому в то время всеми монгольскими народами.

В связи с усиленным распространением ламаизма в Монголии в XVII веке в литературе монголов особенно большое место занимает перевод буддийской литературы на монгольский язык. При Лигдан-хане под руководством Гунга-Одсора большая группа переводчиков осуществила перевод с тибетского языка на монгольский буддийский сутр (санскр.,— букв, «нить» — лаконичное высказывание, позднее — своды таких высказываний. В сутрах излагались различные отрасли знаний. Для языка сутр характерна образность и афористичность). Переводные сборники сутр состояли из ста с лишним томов.

Об искусстве этого периода можно судить по некоторым, очень немногим образцам, дошедшим до наших дней.

Наиболее интересным памятником является гра-щота тумэтского Алтан-хана минскому императору. В грамоте речь идет о посылке тумэтами очередной дани в Пекин. В тексте грамоты упоминается о том, qro Алтан-хан посылает в подарок китайскому императору золотое седло с насечками, уздечку и колчан. Отсюда следует, что ювелирное мастерство процветало у монголов и в послеюаньский период.

Грамота Алтан-хана состоит из текста и рисунка, представляющего собой большую композицию, которая показывает путь следования посольства с данью от кочевий тумэтов до Пекина. Этот рисунок свидетельствует о высоком уровне развития живописи монголов конца XVI века. В манере письма сказалось сильное влияние китайских мастеров живописи, но вместе с тем рисунок во многом своеобразен. Особенно поражают реалистичностью изображения Алтан-хана, его супруги и приближенных, а также всадников и лошадей.

Интересно отметить филигранность отделки ряда деталей рисунка. Тщательно выписаны ажур моста в семь пролетов, стены со сторожевыми башнями и стены городов, мимо которых проезжали послы с данью.

Рисунок представляет интерес и в том отношении, что дает некоторое представление о музыкальной культуре тумэтов конца XVI века. В том месте композиции, где находится ставка Алтан-хана, изображены придворные музыканты. В руках одного из них струнный, у другого — ударный музыкальные инструменты.

Другим значительным памятником живописи сильно искаженным позднейшими надписями, является роспись середины XVI века в монастыре Эрдэни-Цзу на реке Орхон.

Дошли до наших дней и образцы художественного литья. Трудно сказать, когда появился этот вид искусства. В XVI веке художественное литье получило Широкое развитие в связи с распространением ламаизма. Народные умельцы изготовляли для лам фигурки медных божков.

Поскольку монголы издавна были знакомы с кузнечным делом и ювелирным мастерством, художественное литье получило значительное развитие. Для °бразцов монгольского художественного литья характерны изящество форм и тщательность отделки.

ГЛАВА 8

ГОСУДАРСТВО ЯПОНИЯ


ЯПОНИЯ В КОНЦЕ XVI ВЕКА

В XVI веке центральное правительство в Киото (сёгуны из дома Асикага) потеряло реальную власть. По всей стране шли междоусобные войны. Столетний период — с 60 годов XV века до 60 годов XVI века именуется в японской литературе «периодом воюющих государств».

Владения Японии к концу XVI века состояли из трех больших островов (Хонсю, Кюсю, Сикоку) и прилегавших к ним мелких островов. Остров Хоккайдо (Эдзо, или Иезо, как тогда называли; «эдзо» — одно из японских названий населявших остров народности айнов) был колонизирован японцами только в самой южной его части (полуостров Осима). На японских картах более позднего периода (примерно с XVII века) здесь стали помещать княжество Ма-цумаэ.

«Великая тройка» — Ода Нобунага, Тоётоми Хи-дэёси и Токугава Иэясу — привела в систему общественные отношения, стихийно сложившиеся в результате появления крупных владений дайме и установила единую централизованную власть в стране.

В 1568—1582 годах один из средних феодалов, земли которого были расположены в центральной части острова Хонсю, Ода Нобунага достиг успеха в борьбе со своими противниками. Используя более совершенную организацию своих войск, он добился в короткий срок