Book: Сладкое зло



Сладкое зло

Венди Хаггинс

Сладкое зло

Пролог


Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес

Примерно шестнадцать лет назад.


Пока новорожденный вопил, акушерка завернула ребёнка в одеяло и быстро передала Сестре Рут.

Старая монахиня с трудом наклонилась с маленьким свертком, показывая его матери.

В углу стерильной комнаты стоял и смотрел крупный мужчина с гладкой, бритой головой и бородкой.

Тьма упала на его лицо, когда акушерки пытались реанимировать пациентку.

Пот стекал с акушерки, но она все равно продолжала делать массаж грудной клетки.

Она качала головой и что-то бормотала в панике.

—Где доктор? Он должен быть здесь!

Акушерка не видела легкого мерцающего дыма поднявшегося от тела пациентки, но человек в углу видел и следил за этим.

Его глаза расширились, когда еще один клуб дыма, насыщеннее прежнего, поднялся над безжизненными формами женщины.

Дым принял вид крылатого существа, необыкновенной красоты.

Сестра Руфь ахнула, она подняла ребенка выше, показывая его лицо.

Огромный дух устремился вниз, и укрыл девочку легким и нежным поцелуем.

После дух приблизился к человеку в углу, который еле сдерживая слезы старался не зарыдать.

Слезы скатились из его глаз раньше чем он смог собраться с силами.

Дух задержался возле него еще на несколько мгновений, прежде чем уплыть на волнах легкого ветерка.

—Я сожалею.

—Я… Я не знаю что случилось.

Руки и голос акушерки дрожали, когда она натягивала простынь на хрупкое тело женщины.

Она перекрестилась и закрыла глаза:

—Вы сделали все что смогли, —произнесла Сестра Рут мягко.

—Ее время пришло.

Молчаливый зловещий мужчина, отвернувшись от кровати, перевел тяжелый взгляд на младенца.

Сестра Рут колебалась, прежде чем слегка наклонить ребенка, чтобы мужчина мог его увидеть.

Новорожденный захныкал и ее темные глаза широко распахнулись.

На мгновение черты лица мужчины смягчились.

Но короткий миг единения был прерван громким ударом двери и криком акушерки.

Полиция хлынула внутрь, заполняя маленькое пространство.

Сестра Рут попятилась к стене, прижимая к себе ребенка.

—Господь всемогущий, прошептала она.

Человек в углу был совершенно равнодушен, когда его окружила полиция.

—Джонатан ЛаГрей? —спросил офицер, стоящий впереди.

—Также известный, как Джо Грей?

—Это буду я, —ответил мужчина, скрежещущим хриплым голосом, подняв нахмуренное лицо, искаженное зловещей пренебрежительной улыбкой.

Он не пытался защищаться когда на него надели наручники и зачитали права.

—Вы арестованы за торговлю наркотиками в нашей стране и за ее пределами.

Когда Джонатана Грея выводили из помещения, он обернулся и, посмотрев на девочку, одарил ее натянутой ироничной улыбкой.

—Просто скажи —нет наркотикам, хорошо малышка?

С этим он скрылся из виду, и детский плач раздался с новой силой.

Глава 1

Ложь и похоть

 Я без конца одергивала джинсовую юбку вниз и пыталась не теребить лямки топа, пока мы стояли в очереди на концерт.

Мои плечи и руки казались слишком обнаженными.

Наряд был подобран старшей сестрой Джея в качестве заблаговременного подарка на мое шестнадцатилетние.

И Джей приобрел для нас билеты на концерты нескольких местных групп, включая выступление коллектива, являвшегося его последним пылким увлечением —"Лэсивиэс" —похотливые.

Одно только название уже говорило не за них, но, ради Джея, я старательно демонстрировала на лице улыбку.

В конце концов, он был моим лучшим другом.

Моим единственным другом.

В школе народ полагал, что между нами что-то происходит, но они были неправы.

Я не любила его в этом смысле, и уж вне всяких сомнений, он тоже никогда не рассматривал меня в подобном ракурсе.

Я знала о его чувствах. Я могла их буквально видеть. И чувствовать, если я позволяла себе подобное.

Сейчас Джей находился в своей стихии, постукивая пальцами по бокам.

Он излучал возбуждение, которое я могла видеть, как ослепительную желто-оранжевую краску вокруг всего его тела.

Я позволила себе впитать его хорошее настроение. Он провел рукой сквозь свои густые, коротко остриженные светлые волосы, а затем затеребил квадратную бородку под нижней губой. Он обладал крепким и невысоким телосложением для парня, но, даже несмотря на это, все равно был гораздо выше меня. Громкая песня с бьющимся ритмом зазвонила из кармана Джея. Он одарил меня глуповатой ухмылкой и начал в такт кивать головой.

О, нет… только не этот сумасшедший дикий танец.

—Пожалуйста, не надо! —взмолилась я.

Джей ворвался в свой будоражащий рингтон-танец: плечи подпрыгивали, а бедра двигались из стороны в сторону.

Люди вокруг нас расступились, удивившись, но затем начали смеяться и поощрять его, выкрикивая одобрительные возгласы. Я прижала пальцы к губам, чтобы спрятать неловкую улыбку.

В тот самый момент, когда рингтон вот-вот собирался замолкнуть, он сделал легкий поклон и, выпрямившись, ответил на звонок.

—Уже? —сказал он.

—Бро, мы все еще стоим в очереди. Где ты?

Аа, это должно быть Грегори.

—Ты принес наши СД? Отлично. Путем. Увидимся внутри.

Он запихнул телефон в свой карман.

Я потерла обнаженные руки.

Это был прекраснейший весенний день в Атланте, но температура воздуха упала сразу же, как только солнце исчезло позади высоких зданий

Мы жили в часе езды к северу в маленьком городке Картерсвиле.

Было странно находиться в городе, особенно ночью.

Уличные огни оживленно загорались над нами, и толпа становилась все громче с наступлением сумерек.

—Не смотри сейчас, —наклонившись, прошептал Джей, —но парень в четверти оборота от нас оценивающе разглядывает тебя.

Я немедленно посмотрела, и Джей исступленно выдохнул. Как забавно… парень действительно смотрел на меня.

Пусть и покрасневшими глазами. Он кивнул в мою сторону, и мне пришлось подавить абсурдно девичий смешок, когда я отвернулась. Отвлечения ради я стала играть прядью своих грязно-пшеничных волос.

—Тебе следует поговорить с ним, —сказал Джей.

—Ни за что.

—Почему?

– —Он под кайфом, —прошептала я.

—Ты этого не знаешь.

Но я знала.

Цвета чьих-либо эмоций смазывались, когда их тела были под воздействием.

Тот парень был расплывчатым в наивысшей степени.

Видя эмоции, в спектре цветов, я располагала возможностью ощущать людские чувства, их ауры.

Я обладала этим даром с самого рождения.

Цветовой спектр был сложен, как и эмоции, с оттенками цветов, обозначающими разные вещи.

В упрощении, позитивные эмоции всегда были цветами, находящимися в диапазоне от ярких до пастельных

Отрицательные эмоции являли собой оттенки черного, за несколькими исключениями.

Зависть была зеленой. Гордость —пурпурной. А похоть была красной.

Этот цвет был одним из популярных. Меня завораживало то, как оттенки перемещались и изменялись —иногда медленно, а иногда со стремительной скоростью.

Я старалась поменьше обращать внимание и не смотреть на людей слишком пристально; подобное, казалось, было бы вторжением в их личное пространство. Никто не знал о том, что я могла делать —даже Джей и моя приемная мать Пэтти. Очередь в клуб продвигалась медленно. Одернув юбку в очередной раз, я посмотрела вниз, чтобы оценить приличие ее длины. Все хорошо, Анна.

По крайней мере, наступили те дни, когда мои ноги обзавелись хоть какими-то мышцами, вместо того, чтобы выглядеть, словно пара зубочисток.

И хотя я выросла на кличках, вроде "Худышка" или "Ходули", я была не слишком поглощена своей фигурой или ее недостатками.

Увеличивающие объем бюстгальтеры, являли собой очень полезное изобретение, и я была вполне удовлетворена двумя небольшими выпуклостями, которые должны были считаться моим полноценным бюстом.

После того, как пять недель назад я прочитала, что тело —это храм нашей души, бег стал моим любимым занятием в свободное время.

Хочешь, чтобы храм был здоровым: будь начеку.

Когда мы продвинулись еще на несколько шагов, Джей потер руки.

—Знаешь, —сказал он, —возможно я мог бы достать нам выпивку, когда мы попадем внутрь.

—Никакой выпивки, —немедленно ответила я, мое сердце ускорило темп.

—Ладно… Я знаю.

Никакой выпивки, никаких наркотиков.

Никакой жизни.

Он захлопал глазами, имитируя меня, после чего подтолкнул локтем в знак того, что он просто шутит; как если бы могло быть что-то другое.

Он знал, что я имела аномальное отвращение к любым алкогольным и наркотическим веществам.

Даже сейчас, одно только упоминание о них вызвало у меня дискомфорт почти на физическом уровне; словно что-то упорно и агрессивно толкало и тянуло внутри меня.

Я сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться.

Мы наконец-таки достигли конца очереди, где молодой вышибала, прицепив на меня браслет несовершеннолетней, окинул меня оценивающим взглядом. Его глаза изучающе задержались на моих достигавших талии волосах, прежде чем он поднял вельветовый ограничитель. Я поспешила под него вместе с Джеем, следовавшим за мной по пятам.

—Честно, Анна, не позволяй мне стоять на пути всех этих парней сегодня, —рассмеялся Джей позади меня, повышая голос, когда мы вошли в уже заполненное помещение; музыка громыхала.

Я знала —мне следовало поднять волосы, прежде, чем идти сюда, но сестра Джея настояла на том, чтобы оставить их распущенными.

Перекинув волосы через плечо и закрутив их пальцем в канат, я разглядывала многочисленную толпу, слегка морщась от всплесков и порывов эмоций.

—Им кажется, что я им нравлюсь, только потому, что они меня не знают, —проговорила я.

Джей покачал головой:

—Терпеть не могу, когда ты говоришь вещи, подобные этому.

—Подобные чему? Тому, что я особенно особенная?

Я пыталась пошутить, используя термин, которым мы, южане, любовно называли людей, которые были "не совсем нормальны", но, раздражение серым цветом прорвалось из груди Джея, удивив меня и затем затухнув.

—Не говори так о себе. Ты просто застенчивая.

Я была странной, и мы оба об этом знали.

Но мне не нравилось его расстраивать, и, вообще, это казалось крайне нелепым, вести серьезный разговор на предельных возможностях наших легких.

Джей достал телефон из кармана и посмотрел на экран, когда он завибрировал у него в руке.

Он усмехнулся и передал его мне.

Пэтти.

—Алло? —Я заткнула пальцем другое ухо, чтобы слышать.

—Я просто проверяю все ли у тебя в порядке, милая. Вау, там реально громко!

—Да, очень! —Мне пришлось кричать. —Все в порядке. Я буду дома к одиннадцати.

Это был мой первый самостоятельный выход на что-то подобное.

Абсолютно первый.

Джей умолял Пэтти разрешить ему, и каким-то чудом получил её согласие.

Но ее это не радовало.

Весь день она нервничала как кошка у ветеринара.

—Оставайся рядом с Джеем, и если какие-нибудь незнакомцы попытаются заговорить с тобой…

—Я знаю, Пэтти. Не волнуйся, хорошо? Никто не пытается заговорить со мной.

Было трудно убедить ее, пока я кричала и меня толкали.

Ди-джей объявил что "Похотливые" будут на сцене через пять минут.

—Мне пора идти, —сказала я ей. —Группа сейчас выйдет. Я буду в безопасности. Обещаю!

—Все в порядке, милая. Может ты позвонишь мне по дороге домой? —Это было не предложение.

—Хорошо.

—Люблю тебя, пока! —Я повесила трубку прежде чем она начнет говорить о приемах самозащиты или других сумасшедших вещах.

Из-за ее длинного списка предостережений этим вечером я еле смогла покинуть нашу квартиру.

Где-то глубоко в душе я боялась, что она могла быть достаточно параноидна, чтобы последовать за нами в клуб.

—Пойдем. —Я схватила Джея за руку и потащила в толпу.

Это был электронный микс —все от панков до готов.

Мы прошли с ним к краю сцены, расталкивая и натыкаясь на людей.

Деревянные ступени были старыми и потертыми как и большинство в клубе.

Клуб был маленький и квадратный, но потолок был высокий.

Группу встретили рёвом приветствий, и я узнала первую песню, которую Джей играл для нас по дороге в школу иногда.

Джей был рядом со мной, делая тоже самое.

Я не могла в это поверить.

Это было весело.

—Чувак, —заорал Джей в моем направлении, когда закончилась первая песня.

—ОНИ. ПРОСТО ПОТРЯСАЮЩИЕ!

Началась вторая песня, и она была медленнее.

Я немного успокоилась и посмотрела на группу.

Вокалист излучал гордость.

Его взъерошенные волосы были уложены жесткой фиксацией на одну сторону.

Он держал микрофон так, словно тот был его любовницей.

Темп ускорился до неистовства барабанных ударов, когда они приступили к припеву, что заставило меня посмотреть в сторону барабанщика, в то время как обезумевшая толпа начала прыгать с новой силой.

Я заметила сразу несколько вещей в нем за одно и тоже время.

Он был сосредоточен на работе руки, сохраняя превосходный ритм.

Вместо просматриваемого водоворота цветов вокруг его торса была небольшая насыщенная вспышка ярко-красного в его груди.

Но в остальном его аура была пустой.

Ха.

Это было странно.

Но прежде чем я смогла поразмыслить об этом побольше, мои глаза остановились на его лице.

Вау.

Он был поразительно сексуален.

Сексуален с большой буквы "С".

Я никогда не понимала до этого момента, почему девчонки так говорили.

Этот парень был достоин заглавной "С".

Я рассматривала барабанщика, полная решимости отыскать недостаток.

Каштановые волосы.

Интересная стрижка: короткая по бокам и сзади, но удлинявшаяся на макушке, переходя в косую челку, свободно падавшую на его лоб.

Его глаза были сужены, а брови —густоваты, и…

Ох, кого я пыталась водить за нос? Я могла разобрать его на мелкие части, но даже изменчивые суженные глаза делали его еще более привлекательным для меня.

В его манере игры присутствовала глубокая интенсивность, словно он вкладывал в музыку всю свою страсть, и больше ничего не имело значения.

Он чувствовал игру, терялся в ней, и был в этом потрясающе убедителен. Легкий блеск пота проступил на его руках и лице, увлажняя и затемняя волосы на висках. Никогда раньше я не испытывала такого мгновенного физического влечения.

Власть его была раздражающей.

Конечно, я замечала симпатичных парней, но обычно отвлекалась на эмоции. Теперь, когда я не видела ауру барабанщика, я была в состоянии наблюдать как напрягаются его бицепсы, когда гибким движением предплечий он бросал барабанные палочки вниз вихрем точных ударов Бит был опьяняющим, зажигая каждое нервное окончание во мне.

Все его тело плавно двигалось, подергиваясь от силы ударов; лицо было сосредоточенным и уверенным.

Я снова посмотрела на горящую красную звезду на его груди.

Это было не похоже ни на что, виденное мною прежде.

Я сомневалась, что он испытывал вожделение в этот момент, учитывая его полную концентрацию на музыке. Это было странно. Песня подошла к концу с финальным ударом тарелок; покрутив барабанные палочки между пальцами, он засунул их под руку.

Джей аплодировал, выкрикивая одобрительные возгласы вместе с взбудораженной толпой.

Я стояла там в абсолютном благоговении.

—Тебе весело? —спросил Джей.

—Да, определенно, —ответила я, все еще наблюдая за ударником, когда тот, откинув с глаз прямые каштановые волосы, взглянул на двух девчонок, иступлено кричавшим ему с противоположного конца сцены.

Он одарил их самой беспечной и обаятельной улыбкой из всех, которые я когда-либо видела.

Мое сердце таяло.

Девушки визжали и прыгали так, что их мега-груди вполне могли вывалиться из глубоких вырезов блузок.

Ярко-красная звезда барабанщика на порядок расширилась, заставив меня почувствовать раздражающую досаду —еще одно новое ощущение.

Я хотела чтобы он перестал на них смотреть.

Ревность? Господи всемогущий!

—Это несправедливо, люди, —протянул Джей, проследив за моим взглядом. —Некоторые получают от этой жизни все.

—Что? —Я наконец-то вышла из транса и посмотрела на Джея.

—Этот парень, ударник… Смотри. Он —первоклассный музыкант, у него тонны поклонниц, его отец упакован бабками, и, как если бы этого было недостаточно, он говорит с афигенным английским акцентом!

Зависть и восхищение в голосе Джея заставили меня улыбнуться.



—Как его зовут? —проорала я, когда началась третья песня.

—Кайден Роу

Ох, еще одно в вдогонку ко всему остальному.

Стильное имя! Ублюдок.

—Как ты произносишь его? —спросила я.

—Кай-ден.

Джей проговорил его для меня.

—Это А-Й, как в слове "тайская кухня" —пояснил он. —Кай, как английское Thai —таиландец, только круче.

Ух, кто эта девушка, которая крутится у меня в голове?

Имя Кайдена звучало знакомо.

Я никогда не видела его прежде, но я слышала о нем.

—Сколько им лет? —спросила я, кивая в сторону группы.

—Последний курс, —прокричал мне в ухо Джей.

Что ж. Впечатляло.

Они были только на год старше нас, а у них уже был большой талант.

По словам Джея, у этих парней было большое будущее.

Они записали несколько дисков, которые он покупал в Лос Анжелесе. И они были на региональных гастролях этим летом.

Джей знал всю информацию, которой должен обладать увлеченный фанат.

Неожиданно позади нас развязалась агрессивная потасовка. Я обернулась и увидела круглое лицо Григория с копной вьющихся волос, в слишком большой гавайской рубашке он толкался в толпе. Он был партнером Джея в музыкальных преступлениях.

Они вместе написали несколько песен и были слишком сильно помешаны на музыке. Проблема была в том, что никто из них не мог петь.

Вообще.

—Как раз вовремя, Г! —в тесном пространстве Джей и Грегори, совершили чисто мужское "пожми руку, ударься грудью" действо, после чего Грегори и я кивнули друг другу в знак приветствия.

Я не ожидала и ощутила к парню острое отторжение, увидев мерцание красного через всю его ауру, когда он посмотрел на мои ноги; но это быстро прошло, как только он вновь обратил внимание на Джея.

—Чувак, ты не в жизнь мне не поверишь! —заявил Грегори, растягивая слова на джорджийский южный манер.

—Я разговаривал с одним из вышибал, он мой старый знакомый и может провести нас за кулисы. Мое сердце стало стучать быстрее, словно танцуя джигу со всем моим нутром.

—Не может быть! —завопил Джей. —Где диски?

Грегори протянул два диска с записанными композициями и текстами.

Это были хорошие песни, но меня передергивало только от одной мысли о том, чтобы отдать их "Лэсивиэс". Группа наверно получала от своих поклонников такие вещи постоянно. Но они оба были окутаны такой счастливо-желтой аурой, что мне ничего не оставалось, кроме как поддержать. Когда звучавшая песня закончилась, я наблюдала, как Кайден заглушил тарелки пальцами, затем положил палочки под руку и движением головы снова убрал влажные пряди волос с глаз. Когда он наклонился чтобы взять бутылку воды, наши глаза встретились. Мое дыхание застряло там же где и было —в легких, и громкие голоса вокруг меня обернулись белым статическим шумом. Похотливая аура барабанщика пульсировала, тогда он наморщил лоб и сосредоточился во взгляде.

Его глаза осмотрели все вокруг меня, прежде чем взглянуть мне в лицо.

Он отвел взгляд и сделал большой глоток воды, после бросил стакан на пол как раз перед началом следующей песни.

Краткий взгляд заставил меня нервничать.

—Мне нужно в дамскую комнату, —сказала я Джею, поворачиваясь чтобы уйти не дожидаясь ответа.

Я заметила что толпа двигалась более легче, когда один уходил от сцены.

Воздух в женском туалете был застоявшимся, с запахом рвоты и пота.

Только одна из трех кабинок была чистой, но это не останавливало девушек использовать и другие.

Я поправила мой блеск на губах, и собралась уже уходить как подслушала разговор двух девушек, которые закрылись в одной из крошечных кабинок.

—Я хочу Кейдана Роу.

—Знаешь что? Тебе следует дать ему свой номер телефона. Впрочем, я хочу Майкла. Он может сделать со мной то, что он делает со своим микрофоном.

Они вышли из кабинки, хихикая и я узнала этих пышногрудых девушек которые стояли возле сцены.

Обе их ауры исчезли. Я поправила свои заколки.

Сестра Джея, Яна, хорошо уложила мои пряди, которые я уже привела в беспорядок. Я просила ее немного меня подкрасить, но она бесилась, когда я ее просила скрыть родинку на моей верхней губе.

Ты что глупая? Не надо ее скрывать! Она очень милая.

Она была маленькой, темной и привлекала внимание. Я ненавидела то, что при разговоре со мной у всех взгляд устремлялся на нее.

Я закрыла сумочку и отошла, чтобы девушки могли вымыть руки. Они помыли руки без мыла, а затем начали прихорашиваться. Взглянув на них, и то, как им было весело вместе, я подумала, как хорошо иметь подругу.

Я уже собиралась уходить, когда что-то в их разговоре остановило меня.

—Бармен сказал, папа Кейдена является шефом ПП в Нью-Йорке.

Мой желудок вздрогнул.

ПП были запрещенными публикациями, популярными во всем мире, порнографические журналы, видео, и я даже боюсь представить что еще.

—Не может быть, —сказала ее подруга.

—Может.

—Эй, нам надо попытаться пробраться за кулисы! —Она была так возбуждена и каким-то образом потеряла равновесие, наступив на мою ногу и схватилась за мое плечо. Я протяну руку чтобы придержать ее.

—О, извини, —произнесла она, отпрянув от меня.

Когда она вроде бы восстановила равновесие, я отпустила ее. Что-то темное дергало мой разум сказать неприличные и гадкие вещи.

—Я слышала что у того парня, Кейдана Роу, ганарея.

И вот оно, выскочило из моего рта. Мое сердце колотилось. Я знала что большинство людей постоянно врут, некоторые даже ежедневно. Но я никогда не была склонна к выдумкам и сплетням.

Я не говорила людям что со мной "все в порядке", если это было не так. Единственное что я знала наверняка, я никогда до этого специально не обманывала никого.

Выражение шока на их лицах отразило шок, который я сама испытывала.

—Фу.

—Ты серьезно? —спросила девушка, которая больше всего о нем говорила.

Я не могла ответить.

—Ага, это мерзко, —сказала другая девушка.

Последовала неуклюжая пауза.

На самом деле я не знала что такое ганарея, за исключением того, что это заболевание передающееся половым путем. Что со мной сегодня было не так? Я вздрогнула когда одна из девушек протянула руку и потрогала мои волосы.

—Эй, о мой Бог. У тебя очень мягкие волосы. Они выглядят как мед.

Ее эмоциональные цвета были настолько запутаны от алкоголя, что я не могла их разобрать, одно я знала точно, она была искренна.

Вина скрутила мой желудок:

—Спасибо, —произнесла я, чувствуя себя ужасно.

Я не могла сдерживать эту ужасную лож, и сказала.

—Эмм, я правда не слышала этого о Кейдане.

Они обе посмотрели на меня в замешательстве, и я проглотив, заставила себя продолжить:

—У него нет гонореи. Я имею в виду, что я этого не знаю.

—Зачем ты это выдумала? —сказала более трезвая девушка, смотря на меня с большим презрением.

Пьяная девушка все еще выглядела смущенной.

Я подумывала сказать что пошутила, но это тоже было бы ложью, разве кто-то так шутит?

—Я не знаю, —прошептала я. —Я просто. Извините.

Я быстро выскочила из туалета.

Это было правильным решением, так как последняя песня Ласкивиос уже заканчивалась, и все девушки спешили в дамскую комнату.

В это время группа начала складывать инструменты.

Я заламывала руки и прикусила губу, глядя на Джея, когда народ толпился возле меня.

Я хотела поехать домой.

—Анна! —Джей помахал мне рукой, и я должна была проталкиваться через толпу к двери, где стоял огромный мужчина, скрестивший руки на груди в стандартной позе вышибалы.

Я только что солгала! Это все о чем я могла сейчас думать. Чувство вины опустило мне в желудок большой камень.

Григорий протянул пластиковую карточку охраннику перед тем как он открыл дверь.

Я схватила руку Джея.

—Подожди Джей, может я могу остаться здесь.

Он повернулся ко мне.

—Ни за что. Пэтти убьет меня, если я тебя брошу. Все будет хорошо. Пойдем.

Он толкнул меня через дверь. Мы прошли через помощников группы, которые поспешно складывали аппаратуру.

Музыка и хриплый голос слышались в конце коридора.

—Мы что правда это делаем? —спросила я.

Мой голос становился все пронзительнее и дрожал, мне хотелось закричать.

—Успокойся, Энн. Все хорошо. Будь невозмутимой, —сказал Джей.

Стена сигаретного дыма и алкогольного угара ударила в нос, когда мы вошли в теплую комнату.

Я положила руки на бедра и старалась быть не заметной проверив нет ли пятен пота на моей майке. Увидев небольшие мокрые пятна на рукаве я еще больше занервничала.

«Будь невозмутимой», сказал Джей.

Что такого может произойти.

Потребовалось несколько секунд чтобы осмотреть комнату и найти его, он стоял в углу с тремя длинноногими красавицами, которые были явно в курсе последних трендов моды.

Лента красной ауры порхала вокруг и меж ними. Одна из девиц достала сигарету из упаковки. С ловкостью фокусника Кейдан схватил спичечный коробок и открыл его одним пальцем.

Как он это сделал?

Джей потянул меня за руку, но я отступила.

—Нет, вы ребят идите. Я подожду здесь.

Мне хотелось остаться рядом с дверью. Мой желудок был не в порядке.

—Ты уверена?

—Да, я в порядке. Я буду здесь. Удачи, или сломай ногу или что-нибудь еще.

Когда Джей и Грегори повернулись и скрылись в толпе, мои предательские глаза вернулись в угол и там обнаружили другую пару глаз мрачно смотрящих в ответ.

Я опустила взгляд на полные три секунды, а затем снова нерешительно подняла глаза. Барабанщик все еще пристально смотрел на меня, не осознавая что три девушки пытаются вернуть его внимание.

Он поднял палец одной из девушек и сказал что-то похожее на "Извини"

—Боже мой. —Неужели он? О, нет. Да, он шел сюда.

Нервы накалились в повышенной боевой готовности. Я оглянулась, но никого больше не оказалось рядом. Когда я оглянулась, он был здесь, стоя прямо передо мной.

Боже милостивый, он был сексуален —слово, которого не существовало в моем словаре до настоящего момента.

Этот парень был сексуальным, как будто это была его работа или что-то в этом роде. Он посмотрел мне в глаза что застало меня врасплох, потому что еще никто не смотрел на меня так раньше. Возможно Петти и Джей, но все равно они никогда не смотрели таким взглядом как он. Он не отводил взгляда, и я обнаружила что не могу отвести взгляд от этих голубых глаз.

—Кто ты? —спросил он прямолинейным, почти конфронтационным тоном.

Я моргнула. Это было самое странное приветствие, которое я когда-либо получала.

—Я.Энн? Верно.

—Энн. Как мило.

Я попыталась сосредоточиться на его словах, а не на шикарном с акцентом голосе, который заставлял все звучать чудесно.

Он наклонился ближе:

—Но кто ты?

Что это может значить? Мне что нужно было иметь какой-то титул что бы войти в его окружение?

—Я только что пришла с моим другом Джеем? —Ох как я ненавидела когда нервничала и начинала отвечать вопросом на вопрос.

Я указала в толпе на двух общающихся парней, но он не сводил с меня глаз.

Я принялась болтать:

—Они просто написали несколько песен. Джей и Грегори. Они хотели чтобы вы послушали. Ваша группа, я имею в виду. Они правда хороши?

Его глаза бродившие по моему телу, остановились чтобы оценить мою печально скудную грудь.

Я скрестила руки.

Когда его взгляд остановился на родинке около моих губ, я почувствовала аромат лайма и апельсина смешанного с запахом леса. Это был приятный мужской запах.

—У-гу.

Он наклонился ближе к моему лицу, рыча глубоким голосом, но глядя прямо мне в глаза:

—Очень мило. И где твой ангел?

—Мой кто? —Это что был какой то британский сленг для обозначения бой-френда? Я не знала как ответить, без продолжения звучать жалко.

Он вскинул свои темные брови, ожидая.

—Если ты имеешь в виду Джея, он разговаривает с каким-то мужчиной в костюме. Но он не мой бойфренд, или ангел или кто-то там еще.

Мое лицо покраснело от жары и я еще крепче сжала руки на груди.

Я никогда не встречала никого с подобным акцентом, и мне было стыдно за то, какой эффект он возымел надо мной. Он был очевидно грубым, и, однако, я хотела чтобы он продолжал говорить со мной. Это не имело никакого смысла.

Его поза смягчилась и он отступил назад, выглядя смущенным, хотя я все еще не могла прочесть его эмоции.

Почему он не показывает никаких цветов? Он не казался пьяным или под кайфом. И эта красная штуковина. Что это было? Было трудно не смотреть на нее.

Он наконец-то посмотрел на Джея, увлеченного разговором с менеджером.

—Не твой бойфренд, а? —Теперь он мне улыбался.

Я отвела взгляд, отказываясь отвечать.

—А ты уверена что он не влюблен в тебя? —спросил Кейдан.

Я снова посмотрела на него. Его ухмылка сейчас была озорной улыбкой.

—Да, —заверила я его. —Уверена.

—Откуда ты знаешь?

Я не могла объяснить ему что единственный раз когда аура Джея показала умеренное влечение ко мне, так это то когда я снимала рубашку и моя майка слишком сильно задралась.

И то это длилось всего несколько секунд пока не переросло в смущение.

—Я просто знаю, хорошо?

Он поднял руки в знак того что сдается и издал смешок.

—Мне очень жаль, Энн. Я позабыл о своих манерах. Я подумал что ты была кое-кем другим. —Он протянул руку: —Я Кейдан Роу.

Освободив одну руку, я протянула ее ему. Каждый сантиметр моей кожи покрылся мурашками, и лицо вспыхнуло от жара. Я была рада тусклому освещению. Я не один из тех людей у которых розовели щеки, наоборот я краснела по всему лицу и даже на шее появлялись красные пятна. Не мило. Прилив крови всегда вызывал у меня головокружение. Я бы оттянула руку, но он продолжал держать, в его больших ладонях и длинных пальцах я чувствовала себя хорошо. Усмехнувшись он отпустил мою руку. Он заметил, как я скрестила руки на груди, и затем он поднял подбородок и принюхался.

—Ах, пахнет хорошо. Нет ничего лучше американских хот-догов. Думаю я съем один позже. Хорошо.

Непроизвольно я вдохнула.

—Я ничего не чувствую, —сказала я.

—Правда? Наклонись немного к двери. Вдохни немного глубже.

Я сделала как он сказал.

—Ничего.

Решившись, я сделала кое-что что было редкостью для меня: я протянула свое чувство обоняния дальше.

Не было запаха хот-догов во всем клубе. Только запах алкоголя и горячей хлорной воды для промыва пола. Я принюхалась дальше. Нечего не было в ресторане по соседству. Дальше. Мой нос горел и начиналось легкое головокружение. Дальше. И вот оно. Я почувствовала небольшой киоск с хот-догами почти за милю отсюда. Мои чувства обоняния быстро вернулись назад и я заметила как он на меня смотри.

Во что он играет? Он не мог почувствовать это. Что если он притворяется?

Я покачала головой и попыталась сохранить лицо нейтральным.

—Хмм. —Он улыбнулся. —Тогда, я полагаю я ошибся.

Черт возьми, его глаза были прекрасными, цвет медового месяца в тропических водах, окальцованых темным сапфиром и окружены густыми ресницами.

Что. Медовый месяц в тропических водах? Возьми себя в руки!

Девушка с сильным ароматом духов, подошла и стала между нами, почти прижавшись спиной к моему лицу.

Мне пришлось отступить назад.

—Нам становиться одиноко здесь.

Ее руки скользнули по его груди и легли на плечи.

Красная аура зажглась вокруг нее, когда она прикоснулась к нему, и он прижал ее к себе обнимая за худые бедра.

Я отвернулась, не слушая его прошептанный ответ, который казалось удовлетворил ее.

Она одарила меня ледяным взглядом прежде чем уйти обратно в угол.

—Может увидимся, Энн. Я дам твоему бой-френду Джею послушать песни. И с этим он ушел.

—Он не мой.

Я фыркнула на его удаляющуюся спину. Когда я ранее искала недостаток в Кейдане, я искала в неправильном месте. Он был не в его лице; он был в его характере. Уверенность хорошо, но чрезмерная уверенность плохо. Я огляделась, чувствуя себя глупо и одиноко. К счастью я не долго была одна, скоро вернулся Джей весь светящийся от счастья.

Я позволила его эмоциям пропитать меня.

—О чем ты говорила с Кейданом Роу? —спросил Джей.

—Блин, вы выглядели так, будто вы собираетесь разорвать друг на друге одежду! —Я схватила и сжала его руку, но он даже не дрогнул.

—Не правда.

Я на долю секунды взглянула еще раз на Кейдана и хоть тот был очень далеко что бы слышать нас, он подмигнул мне и это вызвало новую волну мурашек на моей коже.

—Итак? —произнес Джей. —Ты расскажешь мне или нет? О чем вы говорили?



Я не знала, как объяснить свои смешанные чувства Джею? Еще раз взглянув на Кейдана я уловила его взгляд на нас перед тем как он отвернулся.

—Ничего, правда, —увильнула я. —Это было странно. Я расскажу тебе об этом позже. Мне нужно позвонить Пэтти и сказать что мы уже в пути, затем я хочу услышать о тебе. Кто был этот человек? О чем вы говорили?

Отвлеченная тема быстро сняла меня с крючка.

Джей вел машину.

После того как я позвонила Патти он рассказывал всю дорогу про его общение с менеджером Блудных. Каждое слово менеджера вселяло надежды и оказалось что он чрезвычайно впечатлен талантом Джея и Григория и до конца года они станут рок звездами.

Обычно было весело мечтать с Джеем о его карьере, но сегодня мои мысли были где-то в другом месте.

Используя свои усиленные чувства, я услышала запах хот-догов, и это у меня вызывало панику.

В миле от моего дома, я смотрела на заброшенные дома, которые мы проезжали на одном из них задержался мой взгляд. Я смотрела на заколоченные черные окна и представляла как их пожирают языки пламени. Если я постараюсь то могу вспомнить запах и пепла и дыма. Я проснулась в два ночи за неделю до моего девятого дня рождения с мощным запахом дыма, обжигающего мой нос.

Наш дом был в огне. Как меня учили, я поползла по полу в темноте в комнату Петти, задыхаясь от дыма.

—Проснись, —воскликнула я. —Здесь дым!

Пэтти в панике спрыгнула с кровати, вбежав в холл. А затем она просто стояла там, когда я кашляла и задыхалась. Она бегала по всем комнатам и даже вышла на улицу чтобы глянуть на ближайшие дома.

—В квартире нет огня, милая. Может это был плохой сон. Забирайся ко мне в кровать сегодня и я позабочусь о тебе.

Это был плохой сон, но не такой который она имела в виду. У семьи в миле от нас горел дом, я почувствовала запах дыма, как будто он был рядом, это был настоящий кошмар. Это была очень тяжелая и болезненная ночь для меня, после этого мои чувства начали усиливаться.

—Мечтаешь о Кейдане Роу, да?

Я подняла глаза. Мы припарковались напротив моего дома.

—Нет, —пробормотала я. —Я не думала о нем.

Джей рассмеялся и поднял свою большую руку. Я вздохнула и представила как бы он отреагировал узнав что мои глаза и нос словно бинокль. Ему нравилась моя необычность, но он не знал насколько она большая.

—Спасибо что отвез меня сегодня, —произнесла я. —Мне было весело.

—Реально? Я знал что тебе понравится! Так, я подброшу тебя до школы в понедельник?

—Ага, увидимся.

Я вышла из машины и пошла по леснице, чуство обиды на Кейдана было большим, он заставил меня вспомнить о том, что было давно забыто и заколочено деревянными досками.

Глава 2

Синдром хорошей девочки

Когда утром в понедельник я вернулась с пробежки в наши скромные апартаменты, Пэтти уже жарила яичницу.

Прислонившись к стойке, я наблюдала, как она, то и дело поднимая руку, убирала с лица пшеничный локон. Когда прядь упала снова, я, потянувшись вперед, засунула выбившиеся волосы за ее ухо. Прозрачные, бледно-желтые эмоции кружились вокруг нее, словно солнечные зайчики.

Она перевернула яйцо, разбивая желток.

Наблюдая за ней у плиты, я мечтала, чтобы она была моей настоящей матерью. Мне так хотелось на нее хоть чуть-чуть быть похожей. Я хотела бы иметь такие же как у нее кудри, мягкие и чувствительные.

В субботу вечером она, естественно, ждала меня до последнего, а потом еще расспрашивала каждую деталь, делая вид, что рада, хотя, на самом деле, жутко переживала.

Я рассказала ей укороченную версию, опуская некоторые моменты касательно лжи людям и странного знакомства с парнем.

Она все это время кусала губу, изучая мое лицо, но затем расслабилась, решив, что мой рассказ имеет право на существование. Протянув тарелку, Пэтти позвала меня к столу.

Разместившись на своем месте, я отодвинула в сторону кучу неоплаченных счетов и фотографии, сделанные Пэтти. Она работала внештатным фотографом.

—Чем займешься сегодня? —спросила я.

—Одна газета наняла меня, чтобы снять прес-конференцию с губернатором сегодня утром. Буду дома около четырех.

Взглянув на время, я проглотила свой завтрак и стала поспешно одеваться. Пятнадцать минут спустя я уже целовала Пэтти, выбегая за порог, но она остановила меня, приложив ладонь к моей щеке.

—Я люблю тебя, милая.

Светло-розовая любовь растекалась по всей ее ауре.

—Люблю тебя тоже, —улыбнулась я.

Она погладила мою щеку, и я побежала.

Джей подхватил меня ровно в 7:10. Он был пунктуален, и мне это нравилось.

—Все хорошо? —спросил он, когда я уже запрыгивала в машину.

Его глаза были все еще опухшими, будто он только что вылез из постели.

—Доброе утро, солнце мое, —просияла я.

Пришлось дважды подергать скрипучую дверцу машины, прежде чем она, наконец, захлопнулась.

Я перекрутила влажные волосы на плечо, с тем условием, что когда они высохнут, я вновь позволю им виться вдоль спины.

Как правило, мы ехали в школу в полнейшем молчании, потому что по утрам Джей не слишком любил разговаривать. Но так как мы еще не имели возможности обсудить субботний вечер, это утро стало исключением.

—Признаюсь, мне всегда было любопытно, какому типу парней ты, в конце концов, отдашь свое предпочтение. Честно, никогда не думал, что это быдет злостный рокер.

А я так надеялась, что он будет слишком сонным для этого разговора…

—Он не мой тип.

Если бы у меня был МОЙ тип, он был бы… хорошим. По крайней мере, не какой-то там раздражительный эгоцентричный мальчик-шлюха.

—Ты только что назвала его шлюхой? —Джей рассмеялся. —Черт, это наверно самое худшее из того, что я когда-либо слышал из твоих уст.

Я сердито покосилась в его сторону, испытывая чувство стыда, а он рассмеялся еще громче.

—О, слушай, у меня есть шутка для тебя. Как называют того, кто тусуется с музыкантами? Как думаешь?

Я подняла брови и пожала плечами.

—Я не знаю. И как?

—Барабанщик!

Я покачала головой, а он хохотал над своей шуткой еще целую минуту, после чего снова переключился на Кайдена.

—Ладно. Вы разговаривали о моих компакт-дисках, потом у вас было некоторое недопонимание по поводу его словесного жаргона, потом вы обсуждали хот-доги… Не может быть, чтобы это было все, о чем вы говорили. Вы выглядели как-то… напряженно.

—Это потому что Он был напряженным. Мы действительно не говорили ни о чем серьезном. Но, честно, он заставил меня понервничать.

—Беспокоил на физическом уровне, м-м?

Я пристально смотрела в окно на проплывавшие мимо деревья и дома. Мы почти подъехали к школе.

—Я знал это! —Джей ударил по рулю, наслаждаясь каждой секундой моего дискомфорта. —Это так странно! У Анны Уитт появилось увлечение.

—Отлично, твоя взяла. Этот парень —привлекателен. Очень. Но это ничего не значит! В нем есть что-то такое, что меня отталкивает. Я не могу этого объяснить. Он… пугает меня.

—Конечно. Он же —не соседский парнишка, если ты это имеешь в виду. Только, прошу тебя, не включай "синдром хорошей девочки".

—Что это?

—Ты знаешь… когда хорошая девочка влюбляется в плохого мальчика и надеется, что тот влюбится в нее тоже и волшебным образом захочет изменить свои привычки. В результате, единственный кто начинает меняться —это сама девочка. Как Джейми Мур, помнишь?

Джейми Мур! Вот где я слышала имя Кайдена прежде! Она училась в предпоследнем классе нашей школы.

Мы припарковались на нашем обычном месте у Кастервильской Средней Школы.

—Увидимся за ланчем, —бросил Джей, проследив взглядом за девушкой по имени Кайла, вышедшей из машины в трех метрах от нас.

—Да, увидимся.

Я пошла в школу, а он задержался сзади, поздороваться с Кайлой.

Весь день я возвращалась мыслями к Джейми Мур. Она не давала мне покоя. Я сидела с Джеем за обедом, но то и дело поглядывала на эту девушку которая вроде бы находилась среди своих друзей, но была теперь кем-то вроде изгоя.

Она сидела в конце стола, замкнутая в себе, в то время как другие флиртовали и смеялись.

А ведь раньше она всегда была в центре всеобщего внимания, причем в самом лучшем смысле этого слова.

Она была на год старше меня, красивая и по-настоящему хорошая. Обычно, ее основным цветом был солнечно-желтый —цвет счастья. В начале школьного года она была лидером танцевальной группы поддержки и руководителем драм-кружка.

Осенью, я слышала, она начала встречаться с каким-то парнем из средней школы в Атланте…

Кайден Роу.

Ее цвета после этого начали стремительно меняться.

С желтого на красный.

С красного на серый.

С серого на черный.

Она была полна гнева и отвращения к себе, и в последнее время часто прибывала в депрессиях.

Сплетни ходили о каких-то фотографиях, которые она отправила на телефон своего бойфренда… После этого они порвали друг с другом.

Ее выпнули из команды поддержки за низкие оценки.

Потом последовали бесконечные истории о ее постоянных вечеринках. Она меняла парней один за другим… И при этом оставалась несчастной.

В первые за столько много лет она не получила главной роли в зимней постановке.

Мое сердце сжалось, когда я посмотрела на нее снова, она сидела в конце обеденного стола.

Джейми по прежнему была одета модно, и на ее прическу, наверно, ушло много времени. Благодаря этому она, видимо, и могла сидеть, как и раньше, вместе с остальными.

Но ее улыбка и солнечное сияние исчезли, сменившись серой дымкой.

Прозвенел звонок, и я смотрела, как она уходит из столовой.

Нет, мне не хотелось снова увидеть Кайдена. Сейчас я была в этом уверена, как никогда.

Проходя через переполненный людьми школьный коридор, я старалась не обращать внимания на натиск людских эмоций. Было сложно приспособиться к большому учебному заведению. Первые восемь классов я провела в маленькой частной школе. Хотя… сейчас я уже привыкла.

Я почти дотянула до конца года, оставалось только две недели.

Стояла настоящая Джоржийская жара. Народ уже давно переоделся в топы, шлепанцы, шорты и короткие юбки, которые открывали намного больше, чем скрывали.

Что касается меня, я всегда избегала излишнего оголения, отчасти из-за того, что была стеснительной, а еще, потому что сочувствовала мальчишкам.

В отличие от других, я своими глазами видела, насколько тяжело им было сконцентрироваться на чем-то другом, кроме своих бушевавших гормонов.

Когда я проходила мимо Джея, тот дернул меня за волосы, не прерывая ни на секунду разговора с одноклассником. Я выдавила улыбку и пригладила пряди обратно, поспешив на занятия по Испанскому.

Зайдя в класс, я немедленно приступила к выполнению классной работы, написанной на доске. Закончив, я посмотрела на Скотта Макаллистера, который сидел рядом со мной.

Он спал поверх незавершенного упражнения спряжения глаголов.

В школе Скотт считался борцом, подававшим большие надежды. Со своими большими карими глазами и детским лицом он всегда мне казался очень милым. Он всегда был вежлив со мной, иногда даже флиртовал, но я никогда не принимала этого всерьез, замечая, как он заигрывал со многими девушками.

Урок закончился рано, и нам оставили указания поработать над последним заданным проектом.

—М-м, Сеньора Мартинез? —я подняла руку, и она кивнула. —Вы не хотите собрать домашнюю работу?

Со всех сторон раздался коллективный стон, и парень, сидевший рядом со Скотом, пробормотал: "Заткнись, дура"! Я вжалась в стул, подавленая своей собственной глупостью.

—Ах, да! —воскликнула Сеньора Мартинез.

—Спасибо, Анна.

—Ну почему ты всегда должна быть такой хорошей? —прошептал Скотт.

Я подняла глаза и поймала его дразнящую улыбку.

Когда преподаватель сравнялась с нашим столом, домашнего задания у него не оказалось.

Мое лицо все еще горело, когда она закончила собирать листы.

Вероника, которая сидела передо мной, повернулась и одарила меня сочувственным взглядом. Она была одной из тех немногих учащихся, которые все-таки сделали домашнее задание. Над своими проектами после этого никто уже не работал. Кроме меня, конечно. Я, как всегда, проявила свою супер безупречность.

Поднялась возбужденная болтовня. Игнорируя всех, Сеньера Мартенез повернулась к своему компьютеру.

Даже преподавателям не терпелось поскорее покончить с этим годом.

Я открыла тетрадь.

Вероника нагнулась, чтобы положить свои вещи в сумку и заметила мои сандали.

—Милые туфельки! —прокомментировала она. —Где ты их взяла?

Ох… если бы я только могла лгать…

Не отрывая глаз от тетради, я кивнула:

—Спасибо. М-м… думаю, они куплены на какой-то дворовой распродаже или на блошином рынке или… где-нибудь вроде этого.

—О, —Вероника взглянула на них снова уже с меньшим восхищением, и мы обменялись вежливыми улыбками. У нее были короткие черные волосы, и греческий нос с небольшой горбинкой.

Когда Вероника заметила, что я смотрю на ее лицо, девушку накрыла темная волна отвращения к самой себе, прежде чем она вновь повернулась к своим друзьям. Честно, эта ее черта, которую она так ненавидела в самой себе, являлась именно тем, что, мне казалось, делает ее естественно привлекательной, в том смысле, о котором я не могла даже мечтать.

Скотт снова повернулся ко мне.

—Что ты делаешь в следующую пятницу, коротышка?

—Nada, —ответила я.

—Что? —Его сконфуженный вид вызвал у меня улыбку.

—Nada, —повторила я. —Ты знаешь. Это означает "ничего" по-испански.

—А… Да. Ты, видимо, полагаешь, я обращаю внимание на то, чему нас тут учат? В любом случае, хочешь ли ты прийти на вечеринку? У Джина есть дом на озере.

Моё сердце подскочило.

—Оу, круто. Но, честно, я не знаю.

Я подперла локтем стол и сделала вид, что изучаю граффити, вырезаное на парте.

—Джей тоже приглашен. Давай… Мы никогда не тусили вместе.

Я бы, наверное, чувствовала себя некомфортно, если бы это не Скотт, а кто-то другой смотрел на меня такими большими умоляющими глазами.

Я посмотрела на его эмоции.

Счастливый.

С надеждой… и немного поволокой.

Конечно же, мне льстили, как его приглашение, так и его очевидный интерес.

—Думаю, я поговорю с Джеем об этом, —вздохнула я, опуская тот факт, что это Пэтти была той, кого придется уговаривать больше всех. —Ты знаешь, я не особый любитель вечеринок.

Я даже не могла смотреть ему в глаза, выдавая отговорку, подобную этой, но мне совсем не хотелось давать ему ложных надежд.

—Да, я знаю, —вздохнул он. —А почему?

Как я могла ему объяснить? Я никогда не придиралась к сверстникам по поводу того, как они проводили время. Я знала, что алкоголь и вечеринки являлись всего лишь частью самовыражения и чем-то вроде юношеского протеста.

Но… как ни странно, меня тянуло к подобному образу жизни гораздо сильнее, чем я могла бы признаться даже самой себе.

По иронии судьбы, именно это желание меня пугало и отталкивало.

—Тебе страшно? —спросил он.

—Немного, —призналась я. —Меня пугает, что под воздействием… чего-либо я могу натворить дел, совершенно не характерных для меня в обычной жизни.

—В этом-то и есть весь кайф! Ты становишься свободной и открытой для любых возможностей.

Ага, значит… Открытой и свободной.

Я вспомнила, что случилось с Дени Лоуренцом, когда он, почувствовав себя плохо, потерял сознание на газоне на одной из вечеринок. Это случилось в прошлом году. Тогда пьяные парни подумали, что будет смешно, если они станут вокруг и начнут на него мочиться.

Или самая ужасная вещь, которая только могла произойти —Рождественская авария, о которой никто не решался говорить в классе: выпускница, накачанная наркотиками, слетела с дороги, убив свою лучшую подругу, ехавшую вместе с ней.

Чувствовала ли она себя тогда особенно свободной? Каждый раз, когда я видела ее теперь, идущую по коридорам в черном облаке раскаяния, мне хотелось плакать от жалости.

—Полагаю, я —просто скучная особа, —пробормотала я, решив на этом завершить наш разговор.

Мой взгляд упал на часы. Слава Богу, вот-вот прозвенит звонок.

—Доверься мне, Анна. —Скотт наклонился ко мне ближе. —Достаточно одной дозы Экс, и ты не будешь чувствовать себя скучно.

Внутри меня все сжалось.

Экс.

Экстази.

Это слово скакало у меня в голове, словно мячик. Моя кровь забурлила, и дыхание участилось. Мне не нравилось признаваться даже самой себе о существовании подобной странной слабости.

Так случалось при любом упоминании алкоголя или наркотиков. И, чесно говоря, это было именно то, что изначально заинтересовало меня в Джее. С ним происходило нечто подобное. Что-то темное и запретное прорывалось в его положительной во всех отношениях натуре. Пусть изредка, но все же… Это всегда было в нем, нависая темной угрожающей тенью, особенно, при упоминании алкоголя.

Я не знала, что это такое, но полагала, что вдвоем нам будет легче с этим разобраться. Возможно, я могла бы даже помочь ему, как-то предостеречь, что ли…

Забавно, конечно… если учесть, что он был большим и мускулистым парнем.

Я посмотрела на Скотта, который продолжал мне улыбаться. Не подозрительной ухмылкой, конечно, но ухмылкой типа "я-хочу-с-тобой-поэкспериментировать".

Вероника видимо, уловила нить нашего разговора, потому что повернулась и заговорчески нам улыбнулась.

—Ты идешь на вечеринку, Анна? —вскинула она брови.

—Не знаю еще… может быть.

—Тебе обязательно нужно пойти! Будет весело. Соберется много народу.

Не поднимая глаз, я водила резинкой карандаша по деревянным выемкам парты.

Как бы увильнуть от этой темы.

—Мне в среду исполняется шестнадцать. И я получаю права.

—Я так завидую! —воскликнула Вероника, хлопнув по моему столу.

—Мне уже три месяца, как исполнилось шестнадцать, а мой отец все еще не разрешает мне получить права! Я совершенно уверена —он меня ненавидит. А у тебя есть машина?

—М-м, нет.

И даже не намечается.

Все подскочили сразу же, как только прозвенел звонок. Напряжение, которое сдавливало мою грудь все это время, наконец-то меня отпустило.

Глава 3

Сюрприз на шестнадцатилетие

Проснувшись утром в среду, я совершенно не чувствовала себя старше.

Пэтти стояла на балконе с кофе и газетой. Она была очень сосредоточена, но ее лицо просветлело сразу же, как только она увидела меня.

Возле нее зависло что-то туманное, словно призрак.

Я закрыла глаза руками, но когда отняла пальцы, это нечто все еще оставалось рядом с ней.

Это облако было того же размера, что и она, может быть, чуть длиннее, словно нечеткая белая тень.

Что это? Еще одна способность видеть невидимое другими? Пожалуйста, нет.

Я боялась приобретения новых способностей, у каждой из них имелись свои существенные недостатки.

—С днем рождения! —пропела Пэтти, сжимая меня в своих крепких объятиях. Затем она приподняла мое лицо и заглянула в глаза.

—Ты в порядке?

—М-м…

Мои глаза вернулись к облачному миражу, скользившему вокруг нее. Облако так и не поменяло формы.

—Что случилось? Она оглянулась на свое плечо и смахнула невидимую пылинку, проведя рукой прямо возле облака.

—Пожалуйста, не говори, что у меня перхоть.

Она провела пальцами по волосам, пытаясь разглядеть боковые локоны.

—Нет, у тебя нет перхоти. Все в порядке. Прости. Я все еще никак не проснусь.

Она снова обняла меня, целуя макушку.

—Не могу поверить, что моей девочке шестнадцать! На стойке —открытка от Нэны. Позволь мне сделать для тебя горячий шоколад.

Тень продолжала плавать вслед за ней по квартире, будто была частью ее тела.

Я села на пластиковый стул, нервничая, пока Пэтти готовила мой горячий шоколад.

По утрам я, обычно, ощущала себя расслабленно, прихлебывая что-нибудь горячее на балконе. Но только не сегодня.

Сочетание влажного утреннего воздуха и странное видение заставили меня почувствовать клаустрофобию.

Я не могла поверить, что видела что-то еще. Ничего необычного не происходило со мной больше двух лет. Я думала, что все закончилось. Я закрыла глаза и положила подбородок на стол. Это когда-нибудь кончится?

Я выпрямилась сразу же, как только вернулась Пэтти, поставив горячий шоколад передо мной на стол и садясь напротив с кружечкой кофе.

Я украдкой поглядывала на облако в те моменты, когда Пэтти не смотрела.

—Ты уверена, что в порядке? —снова спросила она.

Время взять себя в руки. Я прочистила горло:

—Ну да… все хорошо. Знаешь, на следующей неделе будет вечеринка по случаю окончания школьного года. Может быть, я могу пойти вместе с Джеем, м-м?

Подумав о Скотте, я надеялась, что она скажет: "да".

Пэтти поморщила нос.

—Родители этого человека будут там? —наконец спросила она строгим тоном. —Верно?

—Я не знаю.

—Ладно. Сначала, мне нужно поговорить с ними. Если это будет небольшая вечеринка под родительским присмотром, то я буду не против.

Ух…

Пэтти говорила так, словно я по жизни отличалась скандальным поведением.

Это я-то!.. Маленькая мисс "Хорошая девочка" школы. Странно даже, почему она мне не доверяла… Видимо, я насупила губы, потому что она отложила газеты в сторону и утешительно погладила меня по руке.

—Ты еще хочешь получить сегодня водительское удостоверение после школы, милая?

—Ну конечно, —вздохнула я. Поскольку это именно то, что делают нормальные шестнадцатилетние подростки.

Я бы притворялась нормальной, даже если бы от этого зависела моя жизнь.

—Прекрасно. А потом поужинаем в "Ла Тии"?

—Да! —улыбнулась я, мое настроение значительно улучшилось.

Мексиканская еда была нашей любимой. Мы всегда ходили в маленький старый ресторан на мой день рождения. В основном, за счет тех премий, которые Пэтти изредка получала. Иногда ее нанимали газеты, но этот заработок никогда не был постоянен.

Нам было трудно сводить концы с концами, особенно когда я ходила в частную школу, даже не смотря на социальную поддержку.

Я начала настаивать на государственной школе после восьмого класса, когда увидела несколько приглашений среди листов в кулинарной книге.

—Звучит неплохо.

—Я заберу тебя после школы. Мне, конечно, жутко не хочется, но прийдется усиленно поработать этим утром, раз уж мы будем очень занятыми на протяжении всего дня. Ты уверена, что чувствуешь себя хорошо?

—Да-а, конечно. Люблю тебя, —улыбнулась я.

—Я тебя тоже.

Я наблюдал, как она пошла вместе с облаком, тянувшимся за ней по пятам.

Птицы пели на соседнем дереве, и воздух пах, как влажная трава. Я прислушалась к птицам, проверяя свои экстра-способности. Птицы пели так громко, как будто были взгромождены на моем плече.

Усиление моего обоняния и вкуса объединилось в ночь пожара, оставляя смертельный привкус у меня во рту.

Это все равно, что быть запертой в комнате с горевшим барбекю. Тогда я не знала, что есть способ управлять своими способностями. Я думала, что я умираю или схожу с ума.

Каждый год, кошмар возвращался, поскольку во мне раскрывалось какое-нибудь новое экстра-ощущение.

Например, когда активизировался экстра-слух, моя голова чуть не раскололась пополам.

Сотни голосов и звуков в пределах мили кричали, словно ревущие телевизоры без регулировки громкости.

Я не могла слышать свой собственный плач.

Мое расширенное видение —пятое и заключительное экстра ощущение —проявилось в десять лет.

По крайней мере, с этим я хотя бы могла закрыть глаза.

Потребовалось много практики, чтобы освоить каждое из ощущений, не говоря уже о постоянном страдании от мигреней, рвоты и крови из носа. Способность слышать, видеть и чувствовать запахи в радиусе мили была огромной сенсорной перегрузкой.

К сожалению, несмотря на отменное здоровье, к боли я была чувствительна так же, как и все остальные.

К доктору же я ходила только для ежегодных проверок. Кроме мигрени, я никогда не болела. Никогда. Царапины и ушибы заживали в течение часов, иногда меньше.

Конечно, это не походило на телевидение, где глубокая рана супергероя затягивалась перед самыми вашими глазами, но все же…

Иногда я могла часами наблюдать процесс распускания бутона, когда цветок на рассвете тянулся к солнцу, но у кого было столько времени?

Я и так поначалу пропустила из-за этого слишком много занятий. Единственное преимущество не имения друзей до самого девятого класса —никому не надо объяснять причину своих странностей.

По крайней мере, у меня всегда была Пэтти.

Она удочерила меня младенцем, забрав меня так быстро, как только штаты Калифорния и Джорджия позволили.

Я подросла уже достаточно к тому моменту, чтобы называть ее —Пэт-Пэт. Я не могла скрыть побочные эффекты всего, что я испытывала, но Пэтти верила мне без вопросов.

Она с осторожностью причесывала мои волосы, когда во мне стало стремительно развиваться чувство осязания; казалось любая туго завязанная прядь могла исковеркать мой мозг.

Мне было больно перемещать руки из-за чувствительности кожи и мышц.

Когда усилилась мигрень, и я не могла принимать еду, Пэтти так или иначе достала серьезные болеутоляющие средства, которые, предположительно, заставляли взрослого мужчину заснуть и прибывать в таком состоянии в течение многих часов.

После первого употребления, я испытала счастливое чувство сонливого облегчения в течение приблизительно двадцати минут, а потом горячая боль прорвалась снова.

Пэтти была испугана, когда узнала, что я проглотила шесть таблеток за один день.

Предупреждения на этикетке гласили, что можно принимать не больше двух таблеток в сутки.

После того, как она убрала их, я обыскивала дом со слепой навязчивой идеей всю неделю, но так и не смогла найти.

Каждое ощущение стало легче контролироваться, когда я научилась фокусировать внимание. В конце концов, я поняла, как держать все свои пять чувств на обычном человеческом уровне, если, конечно, я не хотела обратного. Все это, безусловно, было бы очень весело, если бы у меня существовала возможность с кем-нибудь поделиться впечатлениями.

Только такой возможности не было.

Туманные небольшие облака кружили повсюду, следуя за людьми. У каждого человека имелась своя аура. Я рассматривала облака днями напролет, что делало меня в глазах окружающих невероятно странной. Я наблюдала за движением ауры Джея вокруг него, когда меняла книги в своем шкафчике.

—Как дела, именинница?! —спросил он, оглядывая меня.

—Почему ты так смотришь? В меня запустили бумажный шарик или что-то еще?

—Нет, ничего. Извини.

Я заставила себя перевести взгляд на его лицо.

—Я сегодня получаю права.

—Круто. Хорошо, что в машине Пэтти механическая коробка передач. Это означает, что ты можешь водить мою машину тоже.

—Классно, —согласилась я.

Автомобиль Джея был, конечно, драндулетом, что делало старый седан Пэтти в наших глазах крутой машиной.

Я хлопнула своим шкафчиком, и мы вместе пошли к нашим классам.

Когда Джей не смотрел, я незаметно протянула руку, чтобы коснуться облака передо мной, и моя рука прошла сквозь ауру.

Я повернулась к Джею.

—Хочешь пойти на ту вечеринку в честь окончания года в следующую пятницу? —спросила я осторожно.

Он ударился костяшками в знак приветствия с президентом клуба драмы, идущего в противоположном направлении.

Девчонка из танцевальной группы, закрывая свой шкафчик, смотрела на Джея, пока мы проходили мимо.

Он оглянулся на нее через плечо прежде, чем вернуться к нашей беседе.

—На вечеринку Джина? Ты, правда, хочешь пойти?

—Да, думаю, что хочу, —ответила я. —Если Пэтти разрешит.

Мы подходили к моему классу. Джей цеплял большими пальцами ремни рюкзака на плечах.

—Послушай. —Он колебался. —Просто… будь осторожна со Скоттом, хорошо?

Хм…

—Погоди секунду, —нахмурилась я. —Как ты можешь быть так возбужден по поводу Кайдена Роу, и при этом предупреждать меня о каком-то там Скотте МакКалистере?

Джей опустил глаза и потер пол носком теннисных туфель, создавая ужасный скрип.

—Ты не слышала его в раздевалке на физкультуре, когда там только парни.

—Ох.

Я обдумала это.

—Он что-то говорил обо мне?

—Нет, не о тебе. Думаешь, я бы позволил ему это сделать? —Он отвел глаза в сторону. —Послушай, не бери в голову. Просто, забудь то, о чем я сказал.

Я подумала, не ревнует ли Джей к Скотту… не меня, конечно… но в целом.

Скотт был популярным, но, опять таки, Джей —тоже, только на другой манер.

Я никогда не чувствовала ревности, исходившей от Джея. Никогда.

Сейчас его цвет был мягким серо-коричневым —цвет волнения.

—Я буду осторожна, —пообещала я. —Ты ведь тоже там будешь. И, могу поспорить, Кайла тоже пойдет…

—Хорошо, хорошо, —кивнул он. —Мы пойдем.

Оставив меня, он помчался по коридору к своему классу, чтобы успеть на занятие до звонка.

Его белое облако следовало за ним по пятам.

Я проскользнула в собственный класс как раз вовремя, пытаясь не замечать полную аудиторию плавающих пятен вокруг своих одноклассников.

Теперь уже это все стало почти что привычным.

Начинался урок Мировой Истории, и нам была задана групповая работа. Меня сгруппировали с Джином, и я, воспользовавшись хаосом перемещения парт, позвала тихим шепотом:

—Эй, Джин?

Джин поднял глаза и кивнул мне.

Он был коротким, мускулистым и, как Скотт, занимался борьбой, но в более легкой категории.

—Моя мама, м-м… она хочет поговорить с твоими родителями по поводу вечеринки. Чтобы убедится, что за нами будут присматривать и все такое.

Я постаралась не съёжиться.

На секунду он вскинул брови.

—Да, я понимаю, о чем ты.

Он оторвал уголок от своей тетради.

—Пусть позвонит по этому номеру за день до вечеринки. Объясни, что моя мать очень занята и дозвониться до нее можно только в этот определенный день. Идет?

Я чувствовала себя легкомысленной, когда благодарила его, засовывая записку в карман и двигаясь к своей группе.

Глава 4

Вечеринка на озере

Следующая пятница оказалась примечательной не только тем, что принесла с собой окончание школьного года, но и тем, что наступила жуткая липкая жара.

Долгожданные сумерки хоть немного спасали от удушливого пекла.

Кондиционер в машине Джея натужно выталкивал из себя теплый воздух, хотя и был установлен на максимальное охлаждение.

По пути к дому Джина я позволила себе вольность закинуть ноги на старую приборную панель, усиленно обмахивая нас с Джеем старой коробкой из-под пиццы, которая все еще пахла маслом.

Я никогда не была в домике у озера, хотя на само озеро ездила много раз во время церковных пикников, или просто так с Пэтти.

Мне всегда нравилось ездить по извилистой дороге, обрамленной раскидистыми деревьями.

Мы свернули с ухабистого асфальта на гравий и двинулись по направлению скопления автомобилей у красивого массивного дома.

Когда мы, наконец, припарковались и выбрались наружу, стало совсем темно.

Повсюду раздавались серенады сверчков, лягушек и цикад; воздух казался влажным и теплым.

Дом был ярко освещен, в отличие от подъездной дороги, поэтому я расширила видение, чтобы быть уверенной, что не споткнусь об упавшие ветки или камни по пути.

Наряду с возможностью видеть далеко, я могла также настроить свою экстра-чувствительность к свету.

Мне нравилось думать об этом, как о "ночном видении". Для обычного человеческого зрения лунный свет был не достаточно ярким, чтобы разглядеть то, что могла видеть я.

Гравий хрустел под ногами на протяжении всего пути.

—С ума сойти! присвистнул Джей, разглядывая дом.

—Ну, да… Огромный, ничего не скажешь.

У дома было три обширных этажа с цветами на крыльце. Сверху все это обрамляла сводчатая крыша. Очень напоминало охотничий домик.

Я вновь вернулась к нормальному зрению, когда мы подошли к крыльцу, освещенному огнями.

Слышались голоса и смех вперемешку с громкой музыкой в стиле хип-хоп.

Когда Джин открыл дверь, нас окатило волной громких басов.

—Ну надо же! Смотрите, кто здесь! Джей, как жизнь? —Они пожали друг другу руки, и Джин взглянул на меня.

—Анна Витт в доме! —Когда он наклонился и обнял меня, я почувствовала сильный запах алкоголя.

Должно быть, он тайком пил, пока родители его не видели.

Мы шли, сталкиваясь плечами с толпившимся народом. Джея приветствовал каждый, кто проходил мимо. Семейная гостиная Джина была превращена в темный танцпол со стерео звуком. Столовая была заполнена теми, кто играл, разговаривал или просто бродил.

Джей и я остановились, оглядываясь по сторонам.

Девушки и парни стояли за столом напротив друг друга, ставя пластиковые стаканчики на край стола и пытаясь неоднократно перевернуть их одной рукой.

Это были соревнования.

Стакан Кристин Миллер, наконец, приземлился вверх тормашками, и она подняла руки вверх в знак победы.

Девушки прыгали, кричали, в то время как парни мотали головами.

—Это выглядит забавно, —произнесла я, наблюдая с порога.

—Питьевые игры, —пояснил он. —Нужно перевернуть стакан. Но прежде, чем ты это сделаешь, необходимо выпить его содержимое. Оставаться трезвой не слишком… честно.

—О…

Мы зашли в гигантскую кухню, где высокий сводчатый потолок нависал над приборами из нержавеющей стали и терракотовой плиткой.

Массивный остров гранитной кухни был заставлен яркими цветными пластиковыми стаканчиками, соками, газированными напитками, банками с пивом и бутылками со спиртным.

Мой желудок сжался.

Его родители позволяют пить несовершеннолетним?

Несколько человек толпилось возле окна.

Джин отклонился от группы и подошел к нам:

—Что будешь пить? —он указал пальцем на напитки.

—Ничего, спасибо, —вежливо отказалась я, чувствуя, как Джей нерешительно переминался.

"Будь сильным… тебе это не нужно", —молчаливо внушала ему я.

Он посмотрел мне в глаза и вздохнул, прежде чем ответить:

—Пока что я пас, приятель.

—Вы точно уверены? —Джин смотрел на нас с недоверием.

—Моей сестре недавно исполнилось двадцать один. Мы дали ей денег, и она купила нам все, что мы хотели.

—Где твои родители? —спросила я, оглядываясь.

—На Багамах.

—На Багамах? —Я не смогла скрыть потрясение в своем голосе.

—Да. Твоя мама звонила моей сестре. Она может говорить родительским голосом. Поверить не могу, что вы не пьете. Советую передумать, пока есть из чего выбрать.

Раздался звонок в дверь, и он направился в холл, переполненный народом.

Моему потрясению не было предела.

—Пэтти думает, что здесь присутствуют его родители, —пробормотала я.

Джей провел рукой по волосам.

—М-м, правда? Хочешь уехать? Ты к этому клонишь? —неохотно спросил он.

Я не ответила.

Мне не хотелось уходить, но в то же время я испытывала вину за то, что оставалась.

—Давай уедем через час, —предложила я, решив пойти на компромисс. —Идет?

—Договорились.

Один час.

Джей все еще ворошил руками волосы.

Потом он потер ладони, и в его желтой ауре появились нервные, серые всплески.

—Я мог бы позволить себе всего один стакан, —произнес он, его голос был полон надежды. —Отвезти нас домой можешь теперь и ты.

—Ты, —я игриво ткнула его пальцем в грудь, —душа любой вечеринки. Другие должны пить, чтоб стать такими, каким ты бываешь в абсолютно трезвом состоянии.

Он задумчиво потер подбородок.

—Не знаю, что с тобой такое, Витт, но, кажется, я не в состоянии тебе отказывать ни в чем. Даже если очень этого хочу. Это действительно раздражает.

Я улыбнулась, потому что могла видеть, что он чувствует бледно-желтое удовлетворение, и никакого раздражения.

За Джеем показались прямые, как кость, светлые волосы Кайлы и ее шикарные очки в проволочной оправе.

Она была в танцевальной группе и имела фигуру, подобную песочным часам.

—Вижу твою пассию, —прошептала я.

—Мило, —прошептал он в ответ.

—Пойди и поговори с ней. Я собираюсь выйти полюбоваться видом.

Потрепав его за плечо, я направилась к двери, безошибочно определив то мгновение, когда он догнал Кайлу по громким приветствиям и визгам ее подруг.

Кроме меня на терассе никого не было.

Я подошла к краю и положила руки на деревянную рейку.

Было темно.

Казалось, будто сверчки и лягушки боролись в соревновании, кто из них громче.

Со всех сторон мелькали светлячки.

Проглядывалась плохо освещенная каменная дорожка, ведущая к причалу и сараю для лодок.

По отдаленным звукам голосов и двигавшимся теням было очевидно, что там внизу тоже гуляли.

Вода сверкала серебристой рябью в лунном свете. Теплый влажный воздух тяжело опустился на мою кожу, но мне было комфортно.

Дверь позади меня открылась, и я услышала музыку и голоса, прежде чем она снова закрылась.

—Вот ты где.

Я обернулась на голос.

—Привет, Скотт, —кивнула я.

И привет, бабочки.

С тех пор, как Скотт пригласил меня на вечеринку, я не переставала о нем думать.

Он подошел и встал рядом со мной с красный стаканом в руках. Оттуда пахло чем-то бражным и кислым.

—Пиво, —произнес он. —Хочешь глоток?

—Нет, спасибо.

Я чувствовала себя несколько стеснительно.

Он запрокинул голову и выпил всё за несколько глотков, потом повернул голову набок и отрыгнул.

Мило.

—Извини меня, —произнес он, поставив стакан на выступ. —Итак. Что ты тут делаешь одна?

—Любуюсь. Здесь красиво.

—Ну, да, —согласился он. —Но твои волосы красивее.

—Спасибо.

Мои волосы на макушке были собраны заколками, а остальные локоны спускались по спине.

—Помнишь Мистера Банкера и его уроки астрономии в прошлом году? —спросила я, глядя на звездное небо.

—М-м, нет.

Скотт гоготнул.

—Ладно. Взгляни сюда. —Я указала на небо. —Большая Медведица. Квадратная часть справа является ковшом, а остальные звезды —его ручка. Видишь?

Скотт подошел ближе, пока я обрисовывала пальцем контуры созвездия.

—Где? Ну, да! Я вижу ее. Круто!

Было тихо, и я вдруг осознала, что обстановка на самом деле очень романтична. Вот если бы только я хоть чуть-чуть успокоилась и могла взглянуть ему в глаза…

—Пойдем в дом, —произнес Скотт. —Ты уже видела подвал?

Я покачала головой.

—Он потрясающий. Я возьму тебе выпить, и потом мы сходим на разведку.

—Скотт…

Мне не хотелось говорить этого снова.

Казалось, проще было уже выпить, чем постоянно перед всеми оправдываться.

—Как на счет чего-нибудь безалкогольного, —предложил он. —Сода? Сок?

Так как мое горло начинало пересыхать, мне, действительно, хотелось чего-нибудь выпить.

—Да, пожалуйста. Что-нибудь безалкогольное на твой выбор.

Взяв меня за руку, Скотт направился в дом.

Все это было как-то непривычно, но, безусловно, приятно.

В помещении людей значительно прибыло, их ауры становились мутными от большого количества алкоголя.

Облака все еще следовали за каждым, независимо от того, что творилось с их аурой.

Несмотря на высокие потолки, воздух был здесь тяжелым и душным. Мы все еще держась за руки, пока пробирались через толпу. Я увидела спортсменов из нашей школы, когда те начали кричать: —Ну что Скотт? Эй Скотт!

Каждый из них ударялся с ним костяшками, проходя мимо. Когда их глаза останавливались на мне, каждый начинал понимающе ухмыляться, хлопнув его по плечу или что-нибудь в этом роде.

Я притворялась, что не замечаю.

Мне было не по себе, я нервничала и в то же время, Господи спаси, чувствовала особое возбуждение, когда мы подошли к лестнице в подвал.

Можно ли относить эту вечеринку к разряду нашего первого свидания?..

Возможно, к концу вечера я познаю, что такое первый поцелуй.

У меня затряслись ноги, и я крепче сжала его ладонь.

Один час.

Я побуду на вечеринке только час, чтобы не врать Пэтти.

О'кей, возможно 15 минут уже и прошло с тех пор, как я заключила сделку, но я не стану их учитывать.

Шестьдесят минут, начиная с этого момента.

—Спускайся вниз, —прокричал рядом с моим ухом Скотт. —Ты можешь занять нам места, а я принесу напитки.

Чувствуя дрожь в коленках, я спустилась по лестнице и остановилась у самого входа. Просторная комната была мечтой любого парня.

Огромный плазменный телевизор был вмонтирован в стену, а в центре стаял плюшевый L-образный диван.

Здесь стояли бильярдный стол, настольный футбол, различные игры, а в самом углу —барная стойка и игровой стол.

Все стены увешаны спортивными наградами и сувенирами различного калибра.

Когда я осматривала комнату, мне сразу же бросилось в глаза, что одна половина комнаты использовалась как игровая, а другая —была заполнена парнями, которых я не узнала. К тому же они курили марихуану. Я поняла это почти сразу же, хотя никогда раньше не имела возможности "оценить" сладко-приторного запаха этого зелья.

По моему телу растеклось непреодолимое желание.

В панике я повернулась и побежала по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

Наверху я постаралась восстановить дыхание и побрела сквозь толпу по направлению к кухне.

Скотт стоял возле напитков, болтая с одной из своих подружек —Кристин Миллер.

Что-то в их перешептывании заставило меня остановиться и протянуть диапазон слышимости.

—Она не знает? —спросила Кристин.

—Пока нет, так что просто держи свой рот на замке, —бросил Скотт.

Кристин рассмеялась. Она была известной сплетницей.

—Она будет в бешенстве.

—Нет, —не согласился он. —Возможно, она будет даже благодарна.

Я стояла на месте, возвращаясь к нормальной слышимости и пытаясь понять, о чем именно они говорили.

Возможно, его бывшая девушка была тоже здесь и теперь сходила с ума, зная что он общался со мной? Зачем ему говорить, что она будет благодарить его за это?

Я мельком увидела Джея, он проталкивался ко мне.

Я была рада его видеть.

Джей подхватил меня на руки, оторвав от пола на несколько секунд, прежде чем поставить обратно.

—Ты никогда не поверишь! —Он почти задыхался. —Я сейчас говорил с парнем, который был на концерте "Лэсивиэс". Он сказал, что группа скоро будет… здесь!

Что?! Мое сердце подпрыгнуло. Я почти позабыла о барабанщике со странной горящей звездой в груди. Или, возможно, просто старалась не вспоминать.

—Они едут сюда? —переспросила я. —Сегодня вечером? Почему?

—Потому что это самая крутая вечеринка! Здесь народ, ну, знаешь, отовсюду. О ней знает каждый!

—Как скажешь. Я бы не слишком надеялась, на твоем месте.

Интересно, кого я пыталась уговорить —его или себя?

Скотт направился с нашими стаканами к подвалу, держа их высоко над головой.

Я принялась звать его, прыгать и размахивать руками, пока он не обратил на меня внимание.

Его лицо заметно нахмурилось, когда он заметил стоявшего рядом Джея.

Он подошел и подал мне стакан.

—Спасибо, —улыбнулась я.

Джей и Скотт кивнули друг другу.

—Что нового? —поинтересовался Джей весьма прохладно.

—Да ничего. Как у тебя?

—Да так, оттягиваемся по чуть-чуть.

Последовало тяжелое молчание.

Никогда не замечала, что взаимоотношения между Джеем и Скоттом были такими же теплыми и пушистыми, как лысая кошка.

Хотя, опять-таки… я никогда не была рядом с ними в подобных обстоятельствах.

Их ауры переливались неровным серым раздражением.

Скотт держал наполненные стаканы, и я посмотрела на свой красновато-оранжевый сок.

—Итак, что вы, ребята, пьете? —осведомился Джей, вглядываясь в мой стакан.

—Пиво для меня. И коктейль из соков для Анны. Никакого алкоголя.

Скотт повернулся ко мне.

—Готова спуститься вниз? —Мое сердце замерло.

—Ох, —выдохнула я. —М-м… честно говоря, я поднялась назад, потому что там почти все места уже заняты, и еще… какие-то сомнительные парни курят.

Его лицо омрачилось.

—Джей! —Мы все повернулись на будоражащий голос Кайлы, которая, поспешно приблизившись к нам, прыгнула Джею прямо на шею.

—Вау! Хэй… —он рассмеялся.

—Думаю, группа, о которой ты говорил, только что приехала сюда! —сообщила она.

—Есть! —Джей оторвался от Кайлы и повернулся ко мне, показав язык. —Ну, что теперь, вредина?

Мое сердце начало нервно колотиться, когда эти двое, взявшись за руки, нас покинули.

Я не хотела видеть Кайдена Роу снова, так ведь? Нет. Кроме того, впервые в жизни парень проявлял ко мне интерес. Взаимный.

Мне не улыбалось, чтобы какой-то неуважительный тип испортил все на корню.

Я внезапно почувствовала жажду, поэтому сделала большой глоток сока.

М-м…

Терпкий, но сладкий…и что-то еще.

Я сделала еще глоток.

Что это такое? Я понюхала напиток. Запаха алкоголя не чувствовалось. Я сделала еще один глоток, тяжело дыша: в коктейль что-то было добавлено, это очевидно, но я уже не могла —не хотела останавливаться.

Мне следовало паниковать, но вместо этого я совершенно расслабилась.

Что ж… вечеринка теперь казалась совсем неплохой. Даже если на ней только что появился самый конфликтный, невоспитанный и невероятно сексуальный парень в Джорджии.

Я не обязана была с ним разговаривать.

—О какой группе он говорил? —спросил Скотт.

—"Лэсивиэс», —воздохнула я. —Блудные… Джей в восторге от них.

—Хм. Никогда о них не слышал.

Кристина Миллер и Вероника из Испанского класса прошли мимо нас, перешептываясь и хихикая; на их щеках проступал румянец от выпитого спиртного.

У них были совершенно идентичные прически в стиле «боб»: каштановые волосы, высоко подстриженные на затылке, переходившие впереди в длинное каре до подбородка.

Хотя… волосы Вероники были немного темнее —почти черные —и на ней красовались свободного покроя красные ботфорты.

Вероника казалась более выпившей, цвета ее ауры размылись почти полностью.

Она закинула руку вокруг моей шеи и издала счастливый глупый возглас, проглатывая слова:

—Девушка, могу заверить, что ты здесь самая классная! Я очень рада, что ты пришла!

В нормальной ситуации я бы стала подозревать, что она смеется надо мной, но сейчас я чувствовала себя так легко и жизнерадостно, что ее заявление совершенно меня не смутило и даже доставило удовольствие.

—Спасибо! —прокричала я. —Кстати, мне нравятся твои боты!

Ее глаза загорелись.

—О, боже мой! Я чувствую, этим вечером ты будешь моей лучшей подругой. Пойдем! Давай танцевать!

Кристина закатила глаза, глядя на нас.

—Подожди! —воскликнул Скотт.

—Допей свой коктейль, чтобы он не расплескался на танцполе.

Отличная идея.

Я выпила замечательный сок до последней капли и протянула пустой стакан Скотту.

—Пойдем! Мне нравится эта песня! —Вероника потянула меня за руку, и я позволила ей себя вести.

—Пойдем с нами! — крикнула я через плечо Скотту, и тот вместе с Кристиной последовали за нами.

Вчетвером, мы пробивались сквозь толпу к танцевальной площадке, где музыка гремела так, что от басов сотрясались стекла.

Все запреты, которых я придерживалась всю жизнь, растворились в воздухе.

Вероника закричала:

—Уууууу!

Я вскинула руки вверх и сделала тоже самое. Моя голова шла кругом. Я перестала замечать ауры других людей, и чувствовала себя невероятно свободной.

Правда, облака все еще оставались в зоне видимости, но они казались простым отражением людей.

Ничто не могло меня сейчас отвлечь.

Меня не волновало, что могу увидеть Кайдена Роу прямо здесь, потому что даже он не смог бы испортить мне настроение.

Вероника и я танцевали. Это казалось полным блаженством. Все были невероятно хорошими до тех пор, пока я, конечно, на них не натыкалась. От тел, двигавшихся в придельной близости, исходило приятное тепло.

Я ощущала каждое прикосновение с танцевавшими рядом, когда двигалась в такт музыки, покачивая бедрами. Мои глаза были закрыты.

Я с трудом разбирала, о чем говорила Кристин рядом со мной.

—Неужели на нее уже подействовало? Не может быть!

—Заткнись! —зашипел Скотт.

Вероника поднесла свой стакан к губам, но кто-то ее толкнул, и она выронила пластик.

—Вот черт! —выдохнула она, и мы обе засмеялись, наклоняясь друг к другу.

С моим смехом что-то было явно не в порядке. Он был гараздо ниже, чем обычно.

Я заметила, какой мягкой казалась блузка Вероники.

Я потерла ее между пальцами.

—Теперь ты почувствовала, верно?! Это особое ощущение! —воскликнула она.

—Что было в моем напитке? —спросила я с любопытством.

—Немного измельченного Экс. Не злись на него. Ты такая везучая. Я бы тоже замутила что-нибудь такое, но мой папочка не дал мне денег.

Я не злилась. Как раз наоборот. Скотт был прав. Мне хотелось поблагодарить его.

Я откинула свою голову назад, погружаясь в ощущения.

Было так хорошо, словно давно потерянный друг вдруг нашел меня и укрыл одеялом.

Я хотела, чтобы это длилось вечно.

В моем подсознании скрежетало ноющее чувство, но я усиленно его игнорировала.

Вскоре я почувствовала сильную жажду.

—У меня во рту так сухо! —прокричала я.

—И у меня зубы стучат.

—Пойдем. Давай достанем тебе немного воды и жевательной резинки. Это поможет. И лучше тебе еще выпить!

Вероника схватила меня за руку и потащила сквозь толпу.

Мне казалось, будто мы шли по облакам, и все вокруг двигались, словно в замедленной съемке.

Мы с трудом протолкнулись на кухню, где она, круто развернувшись ко мне, заголосила: —С ума рехнуться, какой парень! Какого черта?.. Кто он такой? Ты его видела?

—Кто? —Я огляделась по сторонам.

—Там в холле. Алло! Когда мы проходили мимо него, он не отрываясь смотрел прямо на тебя!

Я оглянулась в общем направлении холла, но там толкалось слишком много народу.

—Не знаю. Я никого не видела, —отмахнулась я.

—Какое счастье, что мы —друзья! Ты такая милая! Не могу поверить, что мы не отрывались вместе прежде.

Вероника сунула подушечку жвачки мне в рот.

Я жевала как сумасшедшая, моя челюсть не могла остановиться, пока Вероника не дала мне выпить.

Кто-то легонько постучал по моему плечу.

Мои движения были вялыми, когда я обернулась. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы разглядеть лицо.

—Джей! —Я положила руки ему на плечи, стараясь держать ровно голову.

—Ты в порядке? —спросил он.

—Мне так хорошо.

Я старалась говорить нормально, но голос получался хриплым и грудным. Я рисовала круги на его плечах своими ладонями.

—Ты мой лучший друг, Джей. Я люблю тебя.

—Ты что, пьяна?!

Упс.

Он был расстроен.

Нет, нет, нет.

Все было таким чудесным.

Таким совершенным.

Я хотела, чтобы Джей тоже был счастлив.

—Она в полете, —вздохнула Вероника, закинув несколько арахисовых орешков в рот своими наманикюреными пальцами.

Он посмотрел на меня огромными глазами, затем отодвинул мои руки и отступил в сторону.

—Какого черта, Анна?

—Джей, пожалуйста. Прошу тебя, не сердись на меня.

Я потянулась к нему, но он схватил мои руки.

—Это немного эгоистично, тебе не кажется? —вскинулся он, его лицо окаменело.

Все, что я могла делать, это смотреть на него с недоумением.

Джей никогда на меня не кричал. Никогда.

—Что бы там ни было…

Потянувшись между Вероникой и мной, он схватил наполовину полную бутылку чистого ликера и ушел в толпу.

Мне стало легче, когда подошел Скотт и заполнил пустоту, оставленную Джеем.

Я не хотела никаких пустот сегодня ночью.

—Ты только что разминулся с Джеем, который умудрился испортить нам настроение! —сообщила ему Вероника. —И знаешь ли ты, что мы с Анной теперь лучшие друзья?

Скотт смотрел на меня неуверенно, но когда я улыбнулась, он обнял меня за талию и подтянул к себе.

Слова Джея окончательно испарились из моей головы.

В раю не было места для низменных чувств, вроде гнева.

—Эй…

Голос Скотта звучал мягко и притягательно в моих ушах.

—Извини, Вероника, но я собираюсь украсть твою новую лучшую подругу.

—Так и быть… ведите себя прилично, —она моргнула.

Я повернулась к ней, и мы обнялись будто больше никогда не увидимся снова, после чего Скотт потянул меня за собой к лестнице.

Внезапная тишина шокировала мой слух, когда он закрыл за нами двери.

Скотт провел меня в комнату, похожую на гостевую спальню. Он сел на кровать, я —тоже. Он откинулся на локти, я сделала тоже самое.

Когда он, приподнявшись, навис надо мной всем своим телом, я плюхнулась на спину и замерла.

—Ты сердишься на меня? —спросил он.

Я покачала головой:

Все казалось таким мягким. Мои пальцы гладили джинсы. Почему-то даже грубый джинс казался шелком под моими пальцами.

—Когда я на Экстази, —произнес он, —мне кажется, что все должны быть обнаженными. Как Адам и Ева.

Я узрела в его словах глубокий смысл, к тому же они казались жутко забавными.

—Согласна. Это так естественно и весело, —кивнула я, и мы улыбнулись друг другу.

—Знаешь, когда ты впервые начала мне нравиться? —спросил он. —Помнишь, в прошлом году после матча я получил в ухо?

Я забыла про это.

Он был таким смущенным из-за опухшего уха. Его девушка от отвращения даже рассталась с ним.

—Ты всегда была такой милой, —выдохнул он. —Ты не пялилась, как все остальные.

Он положил руку мне на живот, поглаживая талию.

—Я видел, как ты играешь в волейбол и софтбол в спортзале. У тебя неплохо получается. Ты могла бы неплохо зарекомендовать себя в спорте и носить что-нибудь более эффектное… Я имею в виду, ты —симпатичная, но могла бы быть… сногсшибательной. Понимаешь?

Я затихла на несколько секунд.

Мне было немного обидно, но спокойствие и счастье, бурлившие в моей крови, пересилили даже это.

—Прости Скотт, но даже если бы у меня были на это деньги, я не стала бы беспокоиться относительно таких вещей. Я хочу нравиться людям такая, какая есть. Разве ты не хочешь того же самого?

Я протянулась, чтобы коснуться его лица, но он схватил мою кисть и сжал ее.

—Как много парней ты целовала?

—Я еще никого не целовала.

—Даже Джея?

—Без вариантов. Он мне, как брат.

Мои мысли снова вернулись к Джею.

Что с ним случилось? Мне стало как-то грустно, но я так и не смогла разобрать почему.

—Как долго это будет длиться? —спросила я.

—Ощущение полета? Около четырех часов. Затем понадобится пара часов, чтобы прийти в себя.

Прийти в себя? Это звучало ужасно.

Интересно, могла ли я уговорить его еще на одну дозу?

—Анна.

—М-м? —мой взгляд сфокусировался на его лице.

—Я хочу быть первым, кто тебя поцелует.

—Ладно, —прошептала я.

Дверь громко распахнулась, впустив в комнату оглушающие звуки вечеринки, прежде чем он имел хоть какую-то возможность коснуться моих губ.

Мы оба сели на кровать, и я обнаружила, что смотрю в глубокие голубые глаза Кайдена Роу.

—Что за! —начал Скотт, округлив глаза.

—Ах, вот ты где, радость моя. Пойдем со мной.

Кайден смотрел прямо на меня, притягивая к себе все ближе, в то время как я замерла в полнейшем шоке.

—Ты можешь идти или мне придется тебя нести? —вскинул брови Кайден.

Скотт перешел на крик:

—Что ты творишь, парень?

—Мне нужно поболтать с Анной.

Кайден даже не смотрел на Скотта, когда это говорил. Его глаза оставались на мне. Он помнил мое имя. И оно звучало так мило в его исполнении.

Скотт и я повернулись друг к другу.

Мне ни на секунду не приходило в голову не идти с Кайденом.

Он казался самой потрясающей частью всего моего восхитительного сна.

—Вернусь чуть позже, —кивнула я, вставая.

—Я не стал бы рассчитывать на это слишком сильно, —заявил Кайден, затем схватил меня за руку и вытащил из комнаты.

У меня промелькнуло в голове, что слишком много людей этим вечером тянуло меня за руку, когда Скотт заорал: —Приятель! —и Кайден захлопнул за нами дверь.

Глава 5

Подобные

Кайден, не ослабляя хватки, продолжал крепко держать мою руку. Я сконцентрировалась на том месте, где наши тела соприкасались, наслаждаясь ощущением своей ладони в его руке.

Я не заметила, как мы покинули дом и спустились к причалу, но когда мы остановились, я сообразила, что мы находились рядом с лодочным домиком.

Кайден забарабанил по двери кулаком:

—Все вон, —бросил он властным тоном.

—Мы были здесь первыми! —крикнул один из парней внутри.

—Свалили отсюда.

Тон Кайдена был пугающе спокойным.

Шесть тел проскользнуло мимо нас, бормоча недовольство, и направилось в сторону дома.

Когда они ушли, я ожидала что Кайден войдет внутрь лодочного домика, но вместо этого он прошел к концу дока и сел.

Я последовала его примеру, пристроившись на самый край досок и свесив ноги над водой.

Его коричневая майка, на которой, начиная от плеча, располагался золотой контур дракона, была обтягивающей в достаточной степени, чтобы подчеркнуть подтянутость тела, скрытого под ней.

Когда я взглянула ему в лицо, я содрогнулась от той интенсивности, с которой он смотрел в ответ.

Бриз щекотал мою кожу, словно перышко.

Мои зубы стучали, но я не понимала, чем это вызвано: наркотиками или холодным воздухом.

—Кто ты? —еще раз спросил он меня.

—Я не знаю, что ты хочешь, чтобы я тебе ответила.

Неожиданный толчок, прошедший через все мое тело, сотряс мое размытое сонное сознание. Я шумно вдохнула.

—Что это? —спросил он.

И вот оно снова, только на этот раз длиннее.

Реальность просачивалась в мой мозг, заставляя чувствовать себя незащищенной и встревоженной.

—Я думаю…

Мне кажется, эйфория начала улетучиваться. Но он говорил —четыре часа! —Я не могла больше сидеть здесь. Я поднялась, чувствуя панику.

Меня трясло изнутри.

Кайден встал тоже, приподняв мой подбородок, он заставил меня посмотреть на него.

—Ты когда-нибудь болела? —спросил он, удерживая мои глаза своими.

—Болела?..

Я не могла думать.

—Простуда. Тонзилит. Что угодно? —Теперь он, наконец, завладел моим вниманием.

Очередной спазм сотряс весь организм, выталкивая меня прочь из состояния сонной эйфории. Я согнулась пополам: мои руки вжались в колени.

—Возможно, ЭТО тебе поможет?

Он держал в руке маленькую белую таблетку.

—Да! —Я молниеносно потянулась за ней, но он был быстрее.

—Сначала ответь на все мои вопросы. Какие-нибудь заболевания в твоей жизни?

—Нет.

—Насколько далеко ты можешь помнить?

Этот вопрос моментально успокоил мою дрожь. Мы сурово посмотрели друг на друга. Нет никакой возможности, чтобы он мог о чем-то знать. Это была моя главная тайна.

Он придвинулся ближе, точно так же, как той ночью, когда мы познакомились, и, понизив голос, произнес:

—Ответь на вопрос.

Я уставилась на его рот, на его губы, на секунду забыв про таблетку.

Откашлявшись, я выдохнула:

—Хорошо. Я помню все с самого рождения и даже раньше. Счастлив?

Он кивнул с непроницаемым лицом.

Я не могла поверить, что только что призналась ему в подобном, и он воспринял информацию совершенно спокойно.

Мой взгляд упал на его покоившуюся у бедра, сжатую в кулак руку: в ней находился мой побег из реальности.

—А сейчас перейдем к самому основному, —произнес он.

—Кто твой отец?

—Я… я не знаю. Меня удочерили.

—Чушь. У тебя ведь есть какие-то соображения по этому поводу.

Он поднял руку, и его кулак завис над водой.

—Был один мужчина! Я видела его в тот день, когда родилась. Джонатан ЛаГрей. Я всегда предполагала, что он мой отец. Но я даже ни разу не говорила с ним. Пожалуйста! Я ничего о нем не знаю. Он в тюрьме.

Я в панике смотрела на его руку, судорожно наблюдая, как он вернул ее в безопасное состояние вдоль своего бока.

—Да, конечно, —произнес Кайден, глядя на меня теперь по-другому. —Мне следовало догадаться об этом по твоему сегодняшнему поведению.

Мои мысли слишком путались в голове, чтобы переживать о значении его слов. Все мое тело сотрясалось от непреодолимого желания.

Желания остаться в своем безопасном мире как можно дольше.

Я не хотела возвращаться в реальность.

—Моя таблетка, —умоляла я.

—Ты имеешь в виду эту? —Он поднял ее, и мои глаза расширились. —Извини, радость моя, это всего лишь аспирин.

К моему ужасу он беззаботно швырнул белую капсулу в озеро, и та, плюхнувшись, мгновенно утонула.

—Нет! —закричала я.

Он удержал меня на одном месте, крепко схватив за предплечья.

—Как давно он дал тебе наркотик?

—Что? Я не знаю… тридцать или сорок минут назад?

—Очень скоро твой организм освободиться от этого. С тобой все будет в порядке. Просто присядь здесь и попытайся успокоиться.

Он отпустил мои руки, и я опала вниз, уперевшись лбом в колени и раскачиваясь вперед-назад в исступлении, борясь с мелкой дрожью.

Он поступил очень жестоко, разыграв меня подобным образом.

Я жаждала эту таблетку также сильно, как когда-то много лет назад хотела болеутоляющие лекарства.

Ветер обдувал мою кожу, и я слышала, как небольшие волны ударялись о каменистый берег.

Через две минуты густой туман в моей голове стал рассеиваться, уступая место безобразной реальности.

Мне не следовало приходить на эту глупую вечеринку. Мне подобало уйти сразу же, как только я узнала, что родители Джина отсутствуют. Я не могла поверить, что Скотт считал вполне нормальным подсыпать мне Экстази.

Почему мне это так понравилось, и я жаждала больше, как будто я уже зависима? Ох-х, я чуть было не обзавелась опытом первого поцелуя, пока была в наркотической опьянении.

Я подняла глаза и обнаружила, что Кайден вновь сидел на краю причала, устремив взгляд на воду. Теперь я осознавала значение его вопросов.

Он что-то знал обо мне.

Я приблизилась к нему, опасаясь, что он умчится прочь, если я стану давить в поисках информации слишком рьяно.

—Почему все прошло так быстро?

—Наши тела сопротивляются всему инородному.

—Наши тела?

—Бактериям, раку, инфекциям —всему набору болезней. Наркотики и алкоголь сгорают очень быстро. Эффект вряд ли стоит потраченных усилий. Я пробовал курить. Днями кашлял черной смолой.

—Очень привлекательно, —заметила я.

—В точку. Не могу себе позволить непривлекательность.

Он рассмеялся, но как-то невесело.

—Итак…

Я безнадежно старалась подобрать слова, чтобы не спугнуть его.

—Ты такой же, как я?

—Да и нет, кажется.

Тут я кое-что заметила.

Я бы увидела это гораздо раньше, если бы не была вне себя под влиянием Экс.

—Почему вокруг тебя нет облачных штуковин?

Он повернулся и недоверчиво посмотрел на меня.

—Облачных штуковин? Ты несерьезно.

—Ты знаешь, о чем я говорю? Знаешь, не так ли?

Он начала подниматься, и я тоже вскочила на ноги.

Кайден, не отрываясь, смотрел на дом, его брови хмурились.

—Твои чувства уже восстановились? — спросил он.

Я понимала, что он имел в виду мои специальные чувства, и поражалась, насколько обыденно он о них упоминал.

—Думаю да, —ответила я.

—В доме драка. Думаю, тебе лучше послушать.

Я поднялась на ноги и растянула диапазон слышимости.

Это заняло больше времени, чем обычно, но в конце концов, я пробилась сквозь стены дома.

Вопли.

Хаос.

Шум и возня.

Битье стекол, крики девочек; люди, кричащие имена дерущихся, пытаясь их разнять.

—О боже мой, Скотт и Джей!

Я встала так резко, что мои ноги покачнулись на досках.

Я даже не могла достаточно сосредоточиться, чтобы включить свое ночное видение, но я умудрилась не споткнуться и не упасть.

Я распахнула заднюю дверь и вошла внутрь. Три огромных футболиста тащили Джея на крыльцо. Он пошатывался и орал матом, чего я никогда от него не слышала.

Я остановилась в дверном проеме и осмотрелась.

Окно в гостиной было разбито. Девушки плакали.

Скотт стоял в прихожей, музыка и танцы были остановлены, и каждый наблюдал за происходящим.

Одной рукой он зажимал нос, из которого шла кровь. Его рубашка была разорвана до пояса и запачкана кровью.

Должно быть он уже протрезвел, потому что я без труда могла видеть его ауру.

Ломкий темный страх.

Джин пробился через толпу к месту потасовки.

Он был без рубашки и, судя по растрепанным волосам его подруги, не трудно было догадаться, чем они занимались в подвале.

—С ума сойти, мои родители меня убьют!

—Некрасиво получилось, —прошептал кто-то в толпе.

—Джин, —оправдывался Скотт, его голос был гнусавым и раздраженным. —У Джея крышу снесло! Он пришел и накинулся на меня непонятно из-за чего. Он швырнул меня в окно! Я думаю, он мне нос сломал.

—Проклятье.

Вцепившись руками в волосы, Джин качал головой.

Джей начал новую потасовку снаружи, брыкаясь и крича. Три парня, схватив его за руки, пытались хоть как-то его успокоить. Я побежала через дверь, вниз по ступенькам к нему.

—Джей? —Он посмотрел на меня глазами дикого человека, которого я не знала.

Его щеки пылали.

Он оскалил зубы и тяжело дышал.

Двое парней держали его за руки, а третий схватил за грудь.

Джей смотрел на меня, пока его сердитое дыхание не успокоилось и не перешло в жалкие всхлипывания.

—Он накачал тебя. Анна.

Я знала, что он имел в виду. Я кивнула футболистам:

—Все в порядке, ребята, спасибо вам. Сейчас я собираюсь отвезти его домой.

Когда они отпустили его, он сделал несколько шагов назад и упал в кусты.

Утром это падение ему еще аукнется. Я кинулась к нему.

—Помогу вам добраться до машины, —вызвался самый большой парень.

По-моему, его звали Фредерик. Новый выпускник. Два остальных пошли в дом. Фредерик поднял Джея под руку, пока я просунулась под его другую. Благодаря помощи парня, я не чувствовала на себе веса Джея. Пока мы брели в темноте, в доме вновь заиграла музыка.

Я оглянулась на дом и включила свое экстра-зрение, в поисках хоть каких-то признаков Кайдена Роу.

Ничего.

А ведь у меня еще было столько вопросов к нему.

Моя голова шла кругом: Почему мы такие? Что мы такое?

Мы.

О мой Бог.

Я хотела увидеть его снова. И чем быстрее, тем лучше.

Когда мы добрались до машины, я вытащила ключи и сотовый из кармана Джея, кинув их вперед. Фредерик уложил Джея на заднее сиденье. Я поблагодарила парня, и он вернулся на вечеринку.

Джей полностью отключился.

Я подумала о том, чтобы вернуться назад и найти Кайдена, но отказалась от этой мысли, опасаясь, что Джей мог проснуться. К тому же, вокруг моей персоны сейчас кружило слишком много драмы.

Вместо этого я протянула свой слух к пристани и прислушалась.

Было тихо.

Я сфокусировалась в пределах дома, поморщившись от громкого звука.

—Я еще не закончила с тобой, Кайден Роу, —произнесла я в воздух.

—Я тоже, —ответил мне голос с акцентом, донесшийся откуда-то из района кухни.

Несмотря на ночное тепло, у меня по спине пробежали мурашки.

Сев в машину и приспособив водительское сиденье, я воспользовалась телефоном Джея и позвонила Джене. Она тоже гуляла где-то на вечеринке.

Джена закончила школу в прошлом году, но по прежнему жила с родителями и ездила каждый день в колледж.

Когда она узнала, что ее младший брат не в состоянии сам вернуться домой, она выругалась и пообещала нас встретить.

Может быть, у нас получится провести его в дом, не проходя мимо родителей. Полнейшее фиаско. Я нервничала, пока ехала по извилистой дороге через поле и темный лес, не смотря на то, что обладала ночным видением.

Я замечала всех зверушек, перебегавших нам дорогу, и это заставляло маня жать на тормоза. Только выехав из лесу на проезжую часть, я смогла расслабиться и вспомнить все, что произошло сегодня вечером.

Чем больше я думала о том, что сделал Скотт, тем больше расстраивалась. Мне было противно, что я получала удовольствие от наркотического опьянения. Со Скоттом общаться как-то больше не хотелось.

Я ненавидела конфронтации, но подобное не должно было сойти с его рук просто так. По крайней мере, школа закончилась и мне не придется видеться с этими людьми еще несколько месяцев.

Но, если быть честной, вся моя злость на Скотта и стыд за собственное поведение были ничем, по сравнению с тем эффектом, который произвел на меня разговор с Кайденом Роу.

Одна только мысль о нем заставляла мое сердце биться быстрее. Я не могла в это поверить. Он, действительно, был таким же, как я. Кем именно?.. Он-то уж точно должен был знать.

Если бы я только смогла поговорить с ним дольше. Мне нужно было встретиться с ним еще раз. Только как?

Видимо, мне следовало прикрепить свой номер телефона к белью и кинуть его на сцену во время их следующего выступления.

Мысль об этом заставила меня рассмеяться. Он, наверное, увидев простой белый хлопок, отправит его сразу в мусор.

Джей пошевелился.

Он попытался что-то сказать, но у него не получилось.

—Что такое, Джей?

Я пыталась говаривать спокойно.

—Мне плохо!

Ох! Я остановила машину и, потянувшись вперед, открыла ему дверь, успев как раз вовремя.

После этого нам пришлось остановиться еще раз.

Бедный Джей.

Я погладила его по спине, он закрыл дверь и прислонился к ней всем телом. Я больше ничего не могла сделать. Он застонал, когда мы въехали на территорию его района.

—Все в порядке, —произнесла я.

—Нет, не в порядке. Я не хочу стать таким, как был Дедушка Лен.

Его хныканье превратилось в страдальческий стон.

—Как кто? Что ты имеешь в виду?

Он ничего не ответил.

Джена стояла у обочины, скрестив руки на груди.

Не хотела бы я быть Джеем завтра утром по очень многим причинам. Джена была готом и не любила слушать всякую чушь.

Она и я довели Джея до постели, не разбудив его родителей, а потом она отвезла меня домой.

—Что должно было случиться, чтобы он так напился? —спросила она, нахмурив брови.

—Вечеринка немного сошла с рельсов.

—Подожди… эта та вечеринка, на озере? Хм, даже я слышала о ней.

—Это было реальное безумие.

Мы помолчали несколько минут.

—Кто такой Дедушка Лен? —спросила я.

—Хм… он упоминал его имя? Так… отец нашей матери. Жестокий алкоголик. По словам матери, хотя… на трезвую он был отличным человеком. Мать была без ума от него. Как, впрочем, и все остальные. Но стоило ему выпить, и он превращался в монстра. Он обидел множество людей, много лет мучался и, в конце концов, не выдержал.

Глава 6

Прочь из темных дней

Когда я глотнула какао, в девять утра следующего дня, на балконе уже было душно и жарко. Ветра не было, но до меня доносился запах коровьего навоза с соседнего пастбища.

Пэтти вышла со своим кофе и понюхала его, наморщив свой нос она зашелестела газетой, а я открыла книгу, не в состоянии сосредоточиться.

Слишком много произошло на вечеринке прошлой ночью.

Я не любила вспоминать о дне моего рождения, частично потому, что помнить так далеко было неестественно, и частично потому, что я все равно не могла осмыслить случившееся.

Я не знала, что должна была чувствовать. И мне не хотелось чувствовать себя неправильно, если этого можно было избежать.

Но теперь, когда Кайден растревожил застаревшую рану, она кровоточила и нуждалась в уходе.

Я называла время до своего рождения "тёмными днями". Не потому, что они были плохими, а потому, что пребывание в утробе было тёмным. Как укутаться в тёплый гамак в ночную пору. Лучше всего я помнила голос своей матери.

Она пела, когда я впервые ее услышала. Когда я вздумала подвигать конечностями, толкая что-то упругое и гладкое вокруг себя, она засмеялась, тем самым оттолкнув меня обратно.

Голос Джонатана ЛаГрея тоже витал надо мною в те дни, громыхая жестким хриплым тембром.

Рождение оказалось дезориентирующим событием, было слишком ярко и слишком холодно. Но самым худшим оказалось чувство потери некоторых знаний, которые стали для меня привычными в течение тёмных дней.

Я не слишком хорошо видела своим младенческим зрением, но я помню натиск мужских глаз, который обрушился на меня в тот день.

Эти глаза были наполнены знаниями, которых мне сейчас не хватало.

"Просто скажи НЕТ наркотикам, хорошо, детка?"

Я никогда не знала, было ли резкое сообщение мужчины, адресованное мне, серьезным или саркастичным.

Больше я его никогда не видела. Я все еще могла вспомнить монахиню —морщинистую старуху, издававшую чистый лавандовый запах спокойствия и мира.

И Пэтти, стоящую рядом со мной, со своими рассыпавшимися вокруг лица волосами, в тот день, когда она пришла меня забирать. Она лучилась от любви, когда они поместили меня в ее протянутые руки, словно хрупкий подарок.

Единственная часть прошлого, которую я понимала и потому могла по-настоящему дорожить —момент, когда я встретила Пэтти.

Я смотрела на нее теперь, когда она, переворачивая страницу газеты, что-то про себя напевала.

Вдали на холмах сквозь сосновые елки мчался поезд.

—Я встретила кое-кого, кто на меня похож, —сказала я.

Поезд издал громкий свист. Газета выскользнула из рук Пэтти и с шелестом упала на пол.

Совершенно неожиданно я увидела темные облака эмоций, появившиеся вокруг нее.

—Пэтти? —прошептала я.

—Кто это был? —Паника в ее голосе меня пугала.

Она схватилась за край пластикового стола, словно опасаясь упасть.

—Я… не то чтобы знакома с ним, —заикалась я, —мы всего лишь немного поговорили прошлой ночью.

—Держись от него подальше! —Она выразительно указала на меня, ее глаза расширились от волнения. В квартире зазвонил телефон, и мы удивленно посмотрели друг на друга.

Звонок раздался снова.

—Подними трубку, —сказала она. —Мне нужно подумать.

Я подскочила и побежала в комнату, отвечая на третьем звонке:

—Алло?

—Привет, —произнес слабый и скребущий голос.

—Джей? Твой голос отвратителен! —Я села на кухонный стол и посмотрела на Пэтти. Она сидела с закрытыми глазами, все еще держа край стола, ее осанка была жесткой.

—Я чувствую себя отвратительно, —сказал он. —Как сильно ты меня ненавидишь?

—Не сходи с ума, Джей. Я просто волновалась за тебя. Тебе плохо?

—Я чувствую себя так, будто меня сбили грузовиком Мака. Я не помню всего, но то, что я помню заставляет меня чувствовать себя ослом.

—Нам повезло, что Джена помогла, —сказала я.

—Хммм. Я сполна заплатил за это. Она подняла меня в семь часов и приготовила мне завтрак, прежде чем уйти на работу. И я не говорю сейчас о чашке хлопьев. Я говорю о яйцах, беконе и всем остальном! Я не в состоянии был даже стоять прямо.

Я сдержала смех, когда представила это.

—Что ты помнишь? — спросила я.

—Я рассердился на тебя, потому что решил, что ты под кайфом, поэтому я начал прикладываться к бутылке с джином. Уфф. Я даже думать об этом не могу, не то меня стошнит. Потом все начали подходить ко мне и спрашивать, слышал ли я, что Скотт подсунул тебе наркотик, и тут я, просто, не выдержал. Все остальное я помню только кусками, и то, по большей части, о том, как я прочесывал местность, пытаясь найти его. Я уверен, что сбил пару людей с ног. О, черт, не могу поверить, что меня угораздило так сильно напиться.

—Это все что ты помнишь?

—Да. Почему? Что я еще натворил? —Я покосилась на Пэтти. Скрестив руки на груди, она всматривалась в деревья, растущие за балконом.

Я понизила голос.

—Произошло незначительное происшествие, вовлекшее тебя, Скотта и окно.

—О, нет. Ты серьезно? Все целы? Окно разбилось?

—Да, оно разбилось, но все целы. У Скотта несколько царапин на носу, возможно, его нос даже сломан, но, полагаю, больше всего пострадало его эго. У тебя костяшки на руках болят?

—Все болит. О, черт. Вот куда уйдут мои летние сбережения. На ремонт. Мне нужно позвонить Джину и отремонтировать то окно, прежде чем его предки вернутся. Но все же, это правда —на счет наркотиков? Ты, определенно, была не в себе, когда я тебя видел.

Я остановилась.

Еще один момент, когда бы я с удовольствием солгала.

—В моем напитке был Экстази, и я как раз находилась под его влиянием, когда ты меня видел, но, по какой-то причине, наркотическое опьянение не продлилось долго.

Он издал протяжный, сердитый звук, похожий на скрежет.

—Послушай, Джей. Я хочу, чтобы ты оставил все как есть на время. Пожалуйста. Спасибо, что заступился, но я не хочу, чтобы ты преследовал его. Я сама разберусь с этим, когда придет время. Хорошо?

—Отлично, —проворчал он, чтобы успокоить меня.

Это не прозвучало правдоподобно.

—Спасибо, —сказала я.

—Эй, погоди минуту, —произнес он. —Какого черта происходит между тобой и Кайденом? Когда я начал тебя искать, после первой сплетни о наротиках, мне кто-то сказал, что ты ушла с ним.

Мой желудок сжался, и я взглянула на Пэтти. Она, казалось, прибывала в глубоком раздумье.

Я перешла на шепот:

—Ничего с нами не происходит. Мы разговаривали на доке. Он вспомнил меня.

—Разговаривали о чем? Я тебя едва слышу. Пэтти возле тебя, или что?

—Да, прости. Я не знаю. Мы разговаривали о наркотиках и наших родителях. С ним очень сложно о чем-либо говорить.

—Вы —две полные противоположности, но, может быть, как раз это и хорошо для тебя. Ты могла бы немного повеселиться.

—Ох, пожалуйста, —простонала я, забыв на секунду о конспирации —все совершенно не так. Я не могу это объяснить.

—Он тебе нравится? —спросил он.

—Я… заинтригована им, —призналась я.

—Ладно-ладно. —Он звучал счастливым. —Это начало.

Начало чего, я не знала, но очень хотела выяснить.

Глава 7

Установление личности

Пэтти вела себя настолько странно, что я закрылась в спальне с книгой.

Я прочла несколько предложений, вспоминая прошлую ночь, затем прочла еще, одновременно гадая о том, что происходит с Пэтти. Она, обычно, не нервничает, но сегодня… она больше часа ходила взад и вперед мимо моей спальни.

—Ты в порядке? —в конце концов крикнула я, не выдержав напряжения.

Она зашла в комнату, выглядя неуверенно. Тревога дымчатым серым кружила вокруг нее.

Она присела на краешек моей кровати.

Я скрестила ноги, предоставляя ей место рядом с собой вместе со своим полным вниманием.

—Анна.

Она прочистила горло. Ее глаза были полны влаги и заметно покрасневшими.

—В день, когда я забрала тебя из приюта… нет… позволь мне вернуться в более дальнее прошлое. Все это прозвучит для тебя очень странно.

Она знала что-то обо мне! Я схватила ее предплечье, жадно предвкушая услышать новую информацию.

—Вся моя жизнь —сплошная странность, Пэтти. Если ты что-то знаешь, пожалуйста, скажи мне. Ты не можешь сказать ничего такого, что испугает меня, или…

Пэтти гневно выдохнула через нос и потрясла головой.

—ВСЕ, что я собираюсь тебе рассказать, напугает тебя до смерти. Милая, я боялась шестнадцать лет.

Я не ответила, отпустив ее руку.

Мрачное лицо Пэтти и темно-серый страх, окружающий ее, заставили мое сердце биться сильнее.

—Ты всегда была верующим человеком, Анна, но я задаюсь вопросом, насколько много ты, на самом деле, можешь видеть… как сильно ты веришь?

—Ты имеешь в виду Бога? Я верю…

—Я знаю. Но что на счет… других духов? —спросила она.

—На подобии призраков?

—Нет. Я имею в виду ангелов.

Моя шея и кожа головы нервно закололи.

—Конечно, —медленно проговорила я. —Я знаю, священное писание говорит об ангелах там наверху —воспевающих и возвещающих и все такое.

—Писание также говорит об ангелах, сошедших сюда, на землю. И демонах тоже.

—Д-допустим. Насколько я знаю, все это случилось далеко в прошлом, или… что бы там ни было. Какое это отношение имеет к нам?

—Ты знаешь, я была замужем, —сказала она.

Я кивнула, сбитая с толку подобной сменой разговора.

Поднявшись, Пэтти принялась расхаживать по комнате, продолжая говорить:

—Три года мы пытались зачать ребенка. В конце концов, муж пошел к доктору, где и выяснилось, что проблема была не в нем. Это было началом конца для наших отношений. Я молила, что бы мое здоровье восстановилось, и я смогла зачать ребенка, но месяцы шли, а я все так и не беременела.

Однажды ночью мне приснился сон. По сути, это мужу я сказала, что видела сон. На самом деле, я знала точно: у меня было видение.

Она замерла и пристально посмотрела на меня.

Я снова кивнула, желая, чтобы она уже просто сказала что-нибудь, независимо от того, что это будет.

—Ко мне явился ангел, Анна. Он сказал мне, что есть ребенок, котрый ждет меня в женском монастыре в Лос-Анджелесе.

Покалывание охватило весь мой позвоночник.

Она подошла и села, положив свою руку на мое колено, как будто удерживая меня рядом, как если бы я пыталась убежать от нее.

Теперь она заговорила быстрее:

—На следующее утро я проснулась и рассказала об этом моему мужу. Он, конечно же, заявил, что я сошла с ума. И, в каком-то смысле, он был прав.

С того дня у меня была только одна цель: забрать тебя домой, во что бы то ни стало. Я купила билеты и умоляла его поехать со мной. Но он отказался. К тому времени, когда я вернулась с тобой домой, его уже не было. Год спустя, он женился на другой. Но у меня была ты, и это значило для меня все. Ты веришь мне?

—Конечно, да.

Тем не менее, мой мозг сопротивлялся, пытаясь опровергнуть безумность услышанного.

Я взяла ее руки в свои, надеясь хоть как-то ее успокоить.

—Прежде чем они позволили тебя забрать, одна из монахинь, управляющих приютом, кое-что мне рассказала. Ее звали Сестра Рут. Она была старейшим человеком из всех, кого я встречала. К тому моменту ей уже было лет сто. Она сказала, что ждала меня, и что она чувствовала, что я была той женщиной, которая сможет воспитать тебя.

—Что это означало? —прошептала я.

Она сделала паузу, изучая мое лицо:

—Твое воспитание требовало экстра-заботы, потому что ты больше, чем человек, Анна.

Я всегда знала, что я другая, так почему же сейчас это звучало, как полнейшее безумие?

—Тогда… что —я? —спросила я ее с мрачным предчувствием.

—Твои родители были ангелами.

Я начала нервно смеяться, но быстро перестала, когда не увидела ответной улыбки на лице Пэтти.

—Твоя мать была ангелом света, а твой отец…

—Был кем?

—Демоном.

Я с трудом заставила себя дышать.

—Это невозможно, —прошептала я. —Ты же не веришь в это на самом деле, верно?

—Все, о чем предупреждала меня Сестра Рут, сбылось. Когда тебе исполнилось три года, ты сказала мне, что помнишь свое рождение. А дальше… происходили вещи, о которых она говорила, одни за другими.

—Ты знала обо всем этом? —я была шокирована.

Не удивительно, что Пэтти никогда не задавала мне вопросов. Мне всегда казалось странным, что она не отвела меня к врачу для обследования, когда у меня начались мигрени из-за усиления чувств. А ведь она очень переживала за меня тогда. Я полагала, что она просто не доверяла докторам, не желая, чтобы они обследовали ее особенную девочку.

—Прости, что никогда не рассказывала тебе. —Пэтти все еще всхлипывала. —Мне все время казалось, что еще не пришло время.

Я пыталась осознать и хоть как-то понять услышанную информацию. Всему должно быть логическое объяснение. Но разве я не пыталась все эти годы прийти к разумному объяснению всех своих способностей?

—Может, она —просто старушка с паранормальными способностями или что-то в этом роде? —предложила я одно из разумных объяснений.

—Тогда как ты можешь объяснить свои сверхъестественные способности? Она сказала, что с возрастом ты сможешь видеть ангелов-хранителей.

Я подумала об этом и была поражена собственным открытием.

—Белые облака!

—Ты можешь их видеть?

Я села прямо и посмотрела на облако Пэтти. Казалось, кто-то стоял рядом с ней, положив руку на ее плечо. Больше я ничего не могла разобрать. Просто туманное пятно.

Неужели ангел? Я протянула руку, и облачная рука соскользнула с ее плеча и легла мне в ладонь.

Я не чувствовала прикосновения, но ощутила огромное умиротворение и взаимопонимание, прежде чем рука отстранилась.

—Анна, ты видишь? —спросила Пэтти, пристально на меня смотря. —Это все правда. На земле нет никого подобного тебе. Есть другие, похожие на тебя, но они лишь половина того, чем являешься ты. Это важно, Анна. Постарайся сфокусировать внимание.

Я все еще смотрела на ее ангела-хранителя, но заставила себя перевести взгляд на нее.

—Другие, кто похож на тебя, —все дети демонов, Анна. Демонов и людей. Воспитанные падшими, они становятся такими же сами. Так что… это означает, что тот мальчик, которого ты встретила…

"Где твой ангел?" —когда-то спросил меня Кайден.

—Он наполовину демон, —прошептала я.

Вся картина неожиданно сложилась по кусочкам, ударяя меня в грудь и скользя свкозь меня как поток холодной воды.

—Мне следовало рассказать тебе раньше.

Пэтти начала рыдать, но я была слишком шокирована, что бы плакать вместе с ней.

—Я была эгоистичной. Я знала, что в тот день, когда расскажу тебе все, пути назад уже не будет. Наша жизнь изменится навсегда. На земле ведь не так много этих полудемонов. Какие были шансы, что ты повстречаешь одного из них?

—Я не сержусь на тебя, —произнесла я.

Я не могла сосредоточится на одной эмоции, когда столько всего бурлило внутри меня.

—Я просто не могу понять этого. Демоны и ангелы? Правда? Я имею в виду, перестань! Это…

Она подошла к моему шкафу и взяла Библию.

Я взяла платок из тумбочки и протянула ей. Пэтти вытерла глаза, и, шмыгнув носом, откашлялась. Она села и открыла книгу, лежавшую у нее на коленях.

Передав Писание мне —она указала на шестую главу, четвертую строфу.

Я прочла строки вслух:

—… И появились Нефилимы в те дни, а так же после того, когда сыны Божьи пошли к дочерям человеческим и имели от них детей. Они были героями древности, прославленными на все времена.

Я взглянула на нее, надеясь, что она может объяснить.

—Я проводила исследования годами, —произнесла она. —Сыновья Господа —ангелы. Дочери человеческие —просто земные женщины. Нефилим —ребенок небесного ангела или демона. Демоны —это просто падшие ангелы. Ты —Нефелим.

Слово показалось мне знакомым.

—Я думала Нефилимы были титанами. Как Голиаф.

—Они, действительно, были гигантами, но ты ведь знаешь, что в Библии все так…

Она слегка улыбнулась.

—Трудно сказать, что нужно воспринимать буквально, а что в виде метафоры. Людям проще думать о них, как о фантастических гигантах… или, просто, как о генетической мутации. В священном писании полно ссылок на ангелов и демонов, но даже верующие склонны думать о них, как о басне и фантазии. Наше сознание с трудом воспринимает вещи, которые не может видеть.

—Но я не понимаю. Как ангелы и демоны могут иметь детей? Они ведь духи, правильно?

—Они должны вселяться в тела людей.

Ого! Одержание демонами.

Становилось все хуже и хуже.

—Я задавала много вопросов сестре Рут, и она старалась объяснить мне иерархию ангелов. Есть ангелы посланники, как тот, который приходил ко мне.

Ангелы-хранители являются наиболее совершенными душами. Они выбраны за их верное служение и послушание. Они не могут вмешиваться в ход жизни людей, если только не посланы для этого божественной силой. Кроме тех ситуаций, когда человеку не пришло время умирать, они не имеют права исцелять от болезней или предотвращать надвигающиеся трагедии. Единственное что они могут, это пытаться успокоить нашу душевную боль. На самом деле, чем больше об этом размышлять, тем больше их миссия кажется невероятно красивой.

Ее глаза смотрели с тоской, и я поняла, что она думала об этом на протяжении многих лет.

—У меня было так много вопросов к Сестре Рут, но, просто, не было времени. Она дала мне послание для тебя.

Руки Пэтти тряслись, когда она забрала у меня Библию и закрыла ее.

—Она просила, что бы ты пришла к ней, когда будешь достаточно взрослой, чтобы понять.

—Хорошо, да. Определенно. Мне нужно встретиться с этой Сестрой Рут. Она сказала почему?

—Она не сказала мне. У нее есть знание, которое она передаст только тебе. При чем эту информацию было бы крайне опасно записывать. Она также сказала, что тебе нужно… —Тут она закрыла глаза и, казалось, вела некоторую внутреннюю борьбу. —Увидеть твоего отца.

Меня тяжело разозлить, но одна только мысль о моем "отце" серьезно выводила меня из себя.

—Я не хочу его видеть.

—Я знаю. Я сказала ей, что была против этого. Мысль о тебе в присутствии демона пугает меня. Но я передам то, что она рассказала мне. Она верит, что твои родители были влюблены. У всех ангелов есть чувства, даже у падших. И если он смог полюбить твою мать —ангела света —то почему он не сможет полюбить тебя?

Я вспомнила его лицо в день моего рождения, когда он смотрел, как умирает моя мама и ее душа уходит прочь.

Да, он любил ее. И его глаза не были злыми, когда он смотрел на меня в тот день. Но за столько времени… Все эти годы я не слышала ничего о нем.

—Откуда монахиня все знает?

—Сестра Рут сказала, что она единственная такая на земле, почти такая как ты, но чуть-чуть другая… Она толком не объяснила мне разницу. Сестра Рут была, определенно, особенной. Она была доброй, как и ты. Мне очень жаль, что я не знаю большего, Анна.

Было слишком много нового, и я вряд ли могла справиться со всем этим за один день.

—Все в порядке, Пэтти.

Часть моего мозга, практичная часть, не хотела верить, но другая половина, сердечная духовная часть, знала без сомнения, что все было правдой. Мое сердце, как правило, побеждало. Хотя… я, конечно, понимала, что когда придет полное осознание —я буду жутко испугана.

—Она говорила что-либо еще о том, какой у меня характер?

—Ты не зло, если это то, что тебя интересует.

Она схватила мои руки и потянула к своим коленям, сжимая мои ладони.

—Способность чувствовать эмоции других людей досталась тебе от матери. Все ангелы-хранители могут видеть и чувствовать человеческие эмоции.

От твоего отца тебе досталась тенденция к какому-то конкретному греху, но сестра Рут не знала к которому.

О, я была точно уверена, что знала.

Привет наркотикам и алкоголю.

—Но ни что-нибудь дьявольское, —провозгласила я, чтобы хоть как-то успокоиться.

—Нет, милая, не дьявольское. Извращенная дьявольская душа отвергала все то добро и любовь, которые изначально были заложены в нас, как в созданиях, сотворенных по образу и подобию Бога. Тебе нужно больше сил и выдержки, чем обычному человеку, чтобы бороться с искушением. Но, не смотря ни на что, ты вполне можешь с этим успешно справляться. По большому счету, ты обычная девочка, такая же, как все. Только чувствуешь ты все гораздо сильнее. Причем, как хорошее, так и плохое.

Она сделала паузу, глядя на мою руку на ее колене, и погладила мою ладонь.

—Ты прощаешь меня, Анна? —спросила она. —За то, что не рассказала тебе раньше? Я всегда считала, что подобные знания значительно осложнят твою жизнь. Но сейчас… я не знаю, правильно ли я поступила?..

—Я прощаю тебя. Я не сержусь.

Наклонившись, я обняла ее.

Когда мы обнимали друг друга, все ее поступки в течение всей моей жизни сложились наконец во едино: и ее повышенная озабоченность за мою безопасность и невинность, и ее постоянное желание спрятать меня от проблем, и ее безоговорочная поддержка, что бы со мной не случилось.

Я прижала ее к сердцу сильнее, все отчетливее понимая, как много она вложила в то, чтобы поставить меня на ноги.

Теперь она отстранилась.

—Вот почему я поощряла тебя называть меня Пэтти, а не мамой. Наверное, это звучит глупо, но мне не хотелось забирать право на это звание у твоей настоящей матери. Потому что я знаю, где-то там она присматривает за тобой. Но, что бы там ни было… Анна, ты всегда останешься для меня настоящей дочерью. Моя любовь к тебе по-матерински безгранична.

Я утерла текущую слезу и прошептала:

—Я знаю.

—Итак, у меня есть план.

Она пригладила мой выбившийся локон волос, становясь вновь деловой и практичной.

—Сейчас у меня осталось не так уж много сбережений, после того, как я оплатила больничные счета Наны. Но если с сегодняшнего дня я вновь начну откладывать деньги, то к концу лета мы сможем позволить себе поездку в Калифорнию. Как тебе нравится?

—Отлично. Но я тоже хочу устроиться на работу.

—Договорились. У нас есть время до конца лета.

Я чувствовала прилив нетерпеливого возбуждения, когда мы пожимали руки.

—Ну а теперь, когда я обо всем тебе рассказала, почему бы и тебе не поведать мне об этих твоих супер способностях?

Мы оба не могли сдержать улыбки, счастливые от того, что наконец могли говорить, ничего не утаивая.

—О, погоди. Одна вещь, прежде чем ты начнешь. Мне нужно, чтобы ты пообещала мне.

Ее лицо стало серьезным. Дымчато серая нервозность вокруг нее смешивалась с пастельно-зеленной надеждой.

—Хорошо.

—Пообещай, что будешь держаться подальше от мальчика, которого встретила.

Я открыла рот в нерешительности, заметив, несмотря на всю размытость видения, что ее ангел-хранитель тоже смотрел на меня.

—Прошу тебя, Анна, —произнесла Пэтти. —Это не безопасно. Есть вещи, от которых я не могу тебя защитить, так что ты должна сама принимать мудрые решения, чтобы защитить саму себя.

—Но…

—Нет.

Она стремительно оборвала меня.

—Я не уверена, Что с твоим отцом, но ты можешь быть абсолютно уверенной, что остальные демоны —зло. Настоящее чистое зло. А этот мальчик был воспитан одним из них. Понимаешь? Мне нужно, чтобы ты пообещала.

Я с трудом проглотила.

—Я обещаю.

Глава 8

Последствия

Я не могла перестать думать о Кайдене Роу. Я терялась в догадках, что это означало —быть ребенком демона.

Ребенком демона без поддержки матери-ангела…

Он был любезным и добрым со мной той ночью на вечеринке, на свой грубый манер. Воспоминания об этом, только сильнее разжигали во мне желание узнать больше. У меня было множество вопросов.

Терпение было добродетелью, в которой я никогда не чувствовала недостатка. До сегодняшнего дня…

Мне нужно было оставаться занятой.

Найти себе работу стало моим главным пунктом в списке "неотложного". Я наведалась к Пауле в "Дайери Бар", находившийся на районе в пределах пешей прогулки, и была сразу же принята на работу.

Единственное правило владельца: Улыбка. —И не отдавай мое мороженое бесплатно!

—Конечно, мадам.

Я могла справиться и с тем, и с другим без труда. Я работала, пытаясь занять свои мысли.

Каждый день я бегала, иногда дважды; читала много книг, и проводила время в интернете в поисках информации об ангелах и демонах.

Я не имела ни малейшего представления о том, было ли все мною прочитанное правдой или просто —обычным фольклором.

Прошел месяц у меня уже была заначка в несколько сотен баксов. Мы становились все ближе к нашей цели. Но как бы сильно я не была занята, мои мысли постоянно возвращались к нему.

Он был так близко. Я была уверена, что у него было как минимум несколько ответов на мои вопросы.

Но я дала слово.

Пэтти была по-обычному осторожна, но если бы Кайден хотел меня ранить, он бы давно это сделал, верно? Она представляла его, как нечто ужасное, но если бы она встретила его, то увидела бы, что он всего лишь подросток. Только особенный, так же как и я.

Я села, стуча пальцем по телефону, ведя внутреннюю борьбу… потом подняла трубку и набрала номер.

—Алло? —ответили мне.

—Привет, Джей.

—Привет, Принцесса вечеринок.

—Очень мило.

—Спасибо… Я стараюсь. Что нового?

—Вообще то, я тут подумала, м-м…

—Даааааааа? —произнес он.

Я прикусила губу.

—Скажи, "Лэсивиэс" играют где-нибудь в ближайшее время? —Все!.. Я это спросила.

Полнейшая тишина.

—Джей? Алло?

—Прости, я просто потерял сознание на секунду.

—Очень смешно.

—Ты хочешь увидеть Кайдена, —поддразнил он.

Я выдохнула в трубку:

—Да. Хочу. Я хочу поговорить с ним. Это прозвучит, реально, неожиданно, но, я думаю, наши отцы могли знать друг друга.

—Правда? Это неожиданно. Как ты выяснила?

—Просто, некоторые вещи, которые он сказал мне, когда мы общались, плюс кое-что мне удалось выяснить от других людей… В любом случае, ты что-нибудь слышал о их выступлениях?

—Они играют по нашему штату и еще в Алабаме. Дай мне потрясти нужных людей, и я перезвоню тебе с более точной инфой.

—Спасибо.

Я положила телефон, и начала бродить по комнате, поправляя то тут, то там попадавшиеся под руку предметы. Мне нужно было как-то убить время.

Каких-то конкретных дел у меня сейчас не было. Мы с Пэтти всегда делали все вовремя.

Я смахивала пыль, прохаживаясь по комнатам, почти не замечая, что именно я протирала.

Когда телефон зазвонил, я бросила салфетку для пыли на полку и помчалась.

—Алло?

—Эй. Они не играют в ближайшие две недели, но я знаю расписание их тренировок.

Одержимость Джея жизнью рок-групп сейчас как никогда пригодилась.

—Они репетируют у Кайдена. Грег сказал, что в доме Кайдена целый цокольный этаж был оборудован под группу. И, согласно Грегу, у Кайдена всегда целый дом в собственном распоряжении.

—А где же его отец?

Мой желудок болезненно сжался при одной только мысли о его демоническом папочке.

—Его отец работает в Нью-Йорке. Он летает на собственном частном самолете. Безумие, да? Не знаю, насколько сложно попасть на их репетиции, но я готов сопровождать тебя. Посмотрим, что выйдет…

План, конечно, был не ice, но, по крайней мере, хоть что-то.

—Хорошо, —согласилась я.

Люди потоком лились из входных дверей.

Джей провел нас на частную территорию Роу, сообщив по коммуникатору, что мы друзья Кайдена.

Если судить по количеству машин, то поглазеть на репетицию пришло безумное количество людей.

Казалось, будто у них был мини-концерт или вечеринка.

Джей припарковал машину на подъездной кольцевой дороге вдоль длинного ряда другого транспорта.

Посреди кольца красовался фонтан, расположенный прямо перед огромным домом из серого камня. Сотни великолепных роз обвивали центральный кованый вход особняка и все его окна.

Все это так сильно походило на замок, насколько это вообще возможно. Только вот жил здесь не Очаровательный Принц.

—Хочешь, чтобы я пошел с тобой? —спросил Джей.

—Возможно, будет лучше, если я поговорю с ним наедине.

—Не проблема. Здесь неподалеку инструментальный магазин. Я давно хотел заглянуть в него… Просто позвони, когда будешь готова, чтобы я подобрал тебя.

—Отлично, спасибо. Я вышла из машины, и поднялась к центральному входу, пропуская людей, которые выходили из дома.

Когда я подняла руку, чтобы постучаться, дверь с силой распахнулась.

Передо мной стоял ведущий певец "Лэсивиэс" —Майкл. Он был облачен в тесные черные джинсы, а к его боку прижималась роскошная девчонка.

—Репетиция закончена, —сообщил он, проходя мимо.

—Мне просто нужно поговорить с Кайденом, —пробормотала я.

Пожав плечами, он вышел на улицу.

—Чувствуй себя, как дома, —бросил он через плечо. —Он внизу. Возможно, сейчас занят.

Я вошла в просторное фойе, где располагалась огромная деревянная лестничная площадка.

Я чувствовала себя незваной гостьей, когда, следуя за голосами, прошла через столовую, сервированную изящным китайским сервизом, к холлу со ступенями, ведущими вниз.

Две девушки в мини-юбках поднимались вверх. Одна из них, подвернув ногу, громко выругалась.

Снизу раздавались звуки барабанных ударов, заглушая ее слова.

—Если ты здесь, чтобы увидеть Кайдена, —бросила злюка, —не трать зря время.

Она протиснулась мимо меня, продолжая тираду в сторону Кайдена.

—Я никогда больше ему не позвоню.

—Как скажешь, —сказала ее подруга. —Только, могу поспорить, ты позвонишь ему уже сегодня вечером.

Я остановилась, всерьез обдумывая возможность того, чтобы развернуться и удрать прочь из этого дома.

Оглушающие удары барабанов, доносившиеся снизу, в моих ушах идеально сочетались с безумными ударами моего сердца.

Я заставила себя двигаться дальше, вниз по ступеням, перешагивая по одной за раз.

Остановившись в самом конце, я окинула изучающим взглядом подвальное помещение, которое заставило бы Джина стыдиться своего.

Цокольный этаж был больше, чем вся моя квартира.

Я вошла в огромную комнату и закрыла за собой дверь.

Правая сторона помещения напоминала собой миниатюрный театр, укомплектованный тремя рядами кожаных кресел и огромным экраном.

Прямо передо мной красовалась широкая территория бара с высокими столами и стульями в гавайском стиле.

В дальнем левом углу два длинных дивана располагались напротив сцены, оснащенной микрофонами, спикерами и барабанами в самом центре.

В данный момент барабанами пользовались. И, надо признать, пользовались очень хорошо. На нем были наушники.

Прямые черты лица были сосредоточены, а мышцы рук пластично напрягались под ярко-красной футболкой всякий раз, когда он обрушивал удары барабанных палочек.

Ритм, который он создавал, был безупречным.

Я поражалась его способности думать на несколько шагов вперед, чтобы предвосхитить ход музыки и поместить палочки в нужное место и в нужное время, синхронно нажимая вверх-вниз на педаль.

Все действия происходили слишком быстро, чтобы я могла за ними следить.

Меня переполняла красота происходившего. Я никогда не испытывала такого сильного желания. Мне хотелось… обвить его без остатка, укрыть его собой. Сделать его своим.

Это было пугающее, унизительное желание.

С последним ударом, звон тарелок оставался единственны звуком в комнате.

Он вынул наушники, бросив их рядом, и, поднявшись, посмотрел на меня.

—Ну, что ж, разве это не маленькая сирота Энни?

Он прошел за стойку бара и взял бутылку с водой из холодильника. Выпив половину за один раз, он бросил воду на стойку и, пока я наблюдала, не в силах шелохнуться, достал из кармана джинсов серебряный предмет.

Быстрым движением его кисти, этот предмет превратился в лезвие ножа.

Мое сердце остановилось.

Он наблюдал за тем, как я смотрела на него: открытый нож блестел между его пальцами.

Кто мог играть с ножами?

Несколькими легкими шагами он покрыл расстояние между нами и стал вплотную прямо передо мной, наклонив голову набок.

Казалось, по какой-то причине, я чем-то его забавляла.

Но через мгновение его лицо приобрело жесткость, а свободная рука уперлась на стену поверх моего плеча.

Наши лица находились на расстоянии дюймов. Его глаза уверенно держали меня на месте.

Я остро осознавала, что во второй его руке находился нож.

Прийти сюда —было глобальной ошибкой.

—Что тебе нужно? —рявкнул он.

—Я просто хочу поговорить. —Я старалась держать своей голос ровным. —Тебе не нужно пытаться меня испугать.

Его лицо оставалось непроницаемым, а его тон трансформировался в соблазняюще низкий:

—Для страха вряд ли остается хоть какое-то место, когда ты так чертовски заведена.

Шок, вызванный его наглостью, сковал все мое тело. Его глаза проследовали вниз по моему телу, при этом он не отстранился ни на миллиметр.

—А… теперь мы злимся, —проговорил он холодно, —и немного смущены.

Он читал меня… читал мои цвета! А я не могла видеть его вообще.

Я чувствовала себя раздетой догола перед ним, уязвимой.

Пытаясь сосредоточиться на том, что привело меня сюда изначально, я выдавила:

—Теперь я знаю кто мы такие.

Хотелось бы, конечно, чтобы мой голос не дрожал.

—Мои поздравления.

Он возвышался надо мной еще секунду, несомненно, наслаждаясь своей властью, после чего, отойдя прочь, швырнул нож в общем направлении в сторону мишени для игры в дротики и попал в центр.

Не моргнув глазом, он прошествовал к белому дивану с огромными подушками.

Упав на него, он разместил большие черные ботинки на подлокотнике и откинулся назад с руками, широко раскинутыми на спинке дивана.

Вызывающе глядя в моем направлении, он ждал продолжения разговора.

Я понятия не имела, что сказать или сделать. Я больше не знала, зачем я пришла. Неужели я надеялась вторгнуться сюда и, просто сказав: "Ха, я знаю, кто мы такие!", потребовать дальнейшей информации?

Его лицо, содрогнувшись, склонилось вперед; его глаза потеряли какой-либо фокус, словно он прислушивался к чему-то очень далекому.

Подпрыгнув с дивана, он рванулся ко мне.

Я попыталась отступить назад, но он, схватив мои плечи, крепко прижался губами к моему уху.

—Мой отец здесь!

Страх парализовал меня.

Демон.

Настоящий демон был здесь, прямо сейчас. Подобного исхода я не предусматривала. Он был в Нью-Йорке.

Я кинулась бежать, но Кайден потянул меня в сторону дивана и толкнул на подлокотник. Он рванул перед моей блузки, и я судорожно втянула воздух в легкие, начиная кричать.

Кайден с силой прижал палец к моим губам, заглушив вопль, затем схватил одеяло со спинки дивана и бросил его на меня.

Он стащил через голову футболку, жестом указывая мне сделать то же самое.

Я не понимала, что происходит, но страх заставил меня следовать его указаниям, и я, ерзая, стянула блузку, прикрывая грудь одеялом.

Кайден наклонился надо мной.

О мой Бог.

Полуобнаженный полу демон зарылся лицом в моей шее! Его горячее гладкое плечо прижималось к моему.

Дрожь желания смешалась с замешательством и страхом.

Я чувствовала жар его рта на своем плече и вцепилась в подлокотник дивана двумя руками, чтобы не позволить тем двинуться туда, куда им хотелось, а именно: всюду по его телу.

Когда дверь цокольного этажа открылась, я издала невольный вскрик.

Кайден немного отпрянул и, продолжая заслонять меня телом, повернув лицо к двери.

—Отец. —В манере обращения Кайдена звучало покорность и уважение.

Из-под руки Кайдена я украдкой взглянула на высокого мужчину в черном костюме с голубым галстуком, идеально сочетавшимся с его глазами.

В отличие от Кайдена, его волосы были темнее, острижены короче и уложены гелем мягкой волной назад.

Его красная звезда казалась в три раза больше, чем у сына.

Импозантный демон слегка улыбнулся, лицезрея вид, открывшийся перед ним. Казалось, он даже сделал шаг в сторону, чтобы иметь лучшую точку обзора.

Я нервно натянула одеяло, когда то, соскользнув вниз, обнажило мой лифчик.

—Мои извинения, сын. Я не знал, что у тебя компания.

Когда он двинулся вперед, чтобы рассмотреть меня ближе, я могла поклясться —его глаза вспыхнули красным.

Его голос замораживал всю комнату.

—Не думал, что у тебя есть желание развлекать девчонок Нефилимов.

—Обычно, нет. —Теперь Кайден поднялся и отодвинулся подальше. —Она застала меня, когда я скучал в одиночечтве после репетиции.

Его отец принюхался и вытер нос, как если бы в воздухе витал отвратительный запах.

—Поднимайтесь к чаю. Вы оба.

Он отвернулся и направился вверх по лестнице.

Кайден закрыл глаза, его руки, вытянутые вдоль тела, сжались в кулаки.

Мое сердце колотилось о грудную клетку. Я поспешила поднять свою блузку, проталкивая непослушные руки сквозь рукава, когда в ужасе обнаружила оторванные пуговицы прямо посередине лифа. Дрожащими руками я стянула края блузки вместе.

Кайден подобрал свою красную футболку с пола и бросил ее мне.

Отвернувшись к нему спиной, я быстро поменяла одежду. Она была огромной для меня, но это лучше, чем быть обнаженной. Я старалась не обращать внимания, что она пахла, как мечта: лесом, цитрусами, мужчиной.

Я следовала за Кайденом вверх по лестнице, пытаясь убедить себя, что чаепитие с демоном и его метавшим ножи сыном не такое уж устрашающее мероприятие.

Мы прошли в гостиную, где восседавший в кресле отец Кайдена жестом указал мне на небольшой диванчик рядом с ним.

Кайден прислонился к стене со скрещенными на обнаженной груди руками.

Его отец взглянул на него и низко рассмеялся:

—Посмотри на моего мальчика стоящего здесь, —обратился он ко мне. —Как пещерный человек. Сын, найди футболку и присоединяйся к нам.

Кайден вышел прочь, в то время, как в комнату вошла женщина, державшая в руках изящный чайный сервиз.

Она разлила три чашки горячего чая, и посмотрела на Мистера Роу в ожидании одобрения.

Он одарил женщину кривой улыбкой, заставив ее ауру покраснеть, затем отослал прочь, хлопнув пониже спины. Закончив с этим, он вернул все свое внимание ко мне.

Ух-х.

—Как тебя зовут?

Мое горло слишком пересохло, чтобы ответить с первого раза. Сглотнув, я сделала вторую попытку:

—Анна.

—Анна, мое имя —Фарзуф, но среди людей меня зовут Ричардом Роу. Не думаю, что когда-нибудь прежде видел столь необычный символ.

Он всматривался в область моей груди с черезчур сильным интересом. Я с трудом сдержалась, чтобы не скрестить руки.

Кайден вернулся в черной футболке и сел на диванчик, сохраняя между нами приличную дистанцию.

—Неужели я вижу знак Белиала? —осведомился Фарзуф.

Мне не нравилась его манера говорить. Казалось, он испытывал на мне свое лениво-сексуальное тягучее произношение.

—Я…прошу прощения? —спросила я.

—Белиал —это имя твоего отца среди темных ангелов —пояснил Кайден.

—Уверен, что она знает это, —усмехнулся Фарзуф.

Когда он вновь посмотрел на меня, у него было такое же странное выражение лица, как и у Кайдена в тот вечер, когда мы впервые встретились.

Я закашлялась и сглотнула снова, стараясь дышать ровнее в надежде, что это успокоит мою ауру.

Мне хотелось глотнуть чаю, чтобы смочить горло, но боялось расплескать его из чашечки.

—Я лишь недавно выяснила, что я —Нефилим. Кайден разъяснил мне некоторые вещи. —Мой голос прозвучал спокойнее, чем я ожидала.

Я была осторожна в том, чтобы говорить только то, что я узнала от Кайдена. Я не хотела рассказывать о Сестре Рут или Пэтти.

—И как вы оба встретились?

—По случайному стечению обстоятельств, —ответил за меня Кайден. —Она была на одном из моих концертов. —Я так понимаю, Белиал не научил тебя, что это значит, быть Нефилимом?

—Нет. Мы никогда не встречались.

Я заерзала, все еще не веря, что сидела здесь, рассказывая о себе демону, который выглядел, как обычный человек.

—Полагаю, он не знает о твоем существовании? Иначе он никогда бы не стал пренебрегать твоей подготовкой.

Фарзуф казался расслабленным, даже развеселенным… но его тон оставался холодным и расчетливым.

Я не ответила, ограничившись пожатием плеч.

Разыгрывать дурочку, казалось, было наилучшим вариантом в данной ситуации.

—Могу тебя заверить, я проинформирую его в ближайшее время. Пока же… ты не можешь оставаться без присмотра. Кайден познакомит тебя с нашими порядками. И первым делом, ты избавишься от своей невинности. Да, абсолютно точно. Я могу чувствовать это… твою девственность.

Он произнес это, как ругательство, и мое лицо вспыхнуло огнем.

—Словно перезревший фрукт. Не говоря уже о эмоциях, висящих вокруг тебя на всеобщее обозрение. Сколько тебе лет?

—Шестнадцать.

Мой ответ вызвал у него изумленный смех. Подавшись вперед, он хлопнул себя по колену.

—Шестнадцатилетняя девственница —неф! Как ты собираешься быть дурным влиянием для других, если сама не ведешь себя соответственно? Полагаю, ты хотя бы злоупотребляешь спиртным и наркотиками со своими сверстниками?

—Да.

Уверенна, мне не закроют двери в Рай, если я буду не слишком честна с демоном.

Я попыталась осмыслить все, что он сказал. Плохое влияние на людей? О, черт. И как он меня назвал? Неф? А… укороченное от Нефилим.

—Ты, должно быть, не слишком стараешься иначе уже давно бы лишилась своей невинности. Принеси мою сумку, Кайден.

Его сумку? Звучало, как в криминальной драме.

Фарзуф поднял чашку и принялся потягивать чай в ожидании возвращения Кайдена. Фарзуф отодвинул поднос с чаем и открыл небольшую черную сумку, выкладывая флаконы с порошками и жидкостями, мешочки с различными сушеными растениями, серебряные трубочки, шприцы и другие пренадлежности для наркотических препаратов, которые заставили мою кожу почувствовать мурашки из-за отвращения и желания.

Пожалуйста, пожалуйста не просите меня делать это.

—Что тебя привлекает больше всего, —спросил он меня.

Спокойно.

Было трудно выбрать.

Моя рука скользнула к одному из флаконов с порошком и указала.

—Кокаин. Очень хорошо.

Он откинулся назад и, прихлебывая чай, не отрываясь смотрел на меня.

Я позволила себе вздохнуть, когда телефон Фарзуф зазвонил. Он вытащил его, глянул на экран и нажал на кнопку, чтобы отключить.

—Я должен вернуться к работе. Анна, уверен, ты не против того, чтобы проводить время в компании моего сына? —Я покачала головой. —Конечно, ты не против. Кайден хорошо позаботится о тебе. Он сможет заставить тебя работать на пределе твоих возможностей, почти не тратя времени. Только не слишком затягивай. Узнай все, что нужно знать и приступай к работе.

Теперь он обратил свое внимание на Кайдена.

—Я ожидаю компанию этим вечером, и ты присоединишься к нам. Марисса приведет одну из своих племянниц.

—Да, отец, —ответил он, отводя от меня глаза.

Фарзув поднялся и, набирая номер телефона, вышел из комнаты.

Кайден вновь упаковал маленькую черную сумку.

—Ты когда-нибудь была на " Обзорной точке"? —спросил меня Кайден.

Он многозначительно кивнул, словно я должна была ему подыграть.

Я старалась говорить естественно, хотя чувствовала себя так, словно только что пережила ряд небольших сердечных приступов.

—Нет, —ответила я.

—Ну, тогда туда мы и отправимся.

Мы уехали вместе на его блестящем черном Хаммере, который, казалось, чрезвычайно бросался в глаза.

Он был таким же огромным, как моя спальня.

Какого сорта мальчишка нуждался бы в "Хаммере", находящемся в его собственном распоряжении?

Как только мы тронулись с места, он указал на счетчик пробега и поднял пять пальцев.

Пять миль? Потом он приложил палец к губам. Неужели его отец мог слышать нас на протяжении пяти миль? Немного повернувшись, я покосилась в сторону черной сумки, которую Кайден бросил на заднее сидение, когда мы забирались в машину.

Кайден заметил мой взгляд.

—Тебе понравится вид с "Обзорной точки"

—Здорово, —произнесла я, отворачиваясь и наблюдая за дорогой впереди.

Это место пользовалось определенной славой, и было идеальным местом для потери девственности.

Я была рада тому, что мы проехали стоянку и вздохнула с облегчением.

—Теперь можно говорить спокойно, —сказал он. —Тебя привез твой друг Джей?

—Да. Как ты узнал?

—Я слушал, когда ты объявилась, конечно же. Мне пришлось заставить всех уйти.

Он звучал смущенно.

Я вспомнила, как были расстроены девушки, которых вышвырнули прочь.

—Ох. Извини. Я могу воспользоваться твоим телефоном, чтобы позвонить ему?

Он протянул мне свой навороченный смартфон, который я крутила в разные стороны, прежде чем он забрал его у меня и активизировал на сенсорном экране панель с телефонными цифрами.

Я набрала номер Джея:

—Алло?

—Хэй, Джей. Я просто хочу, чтобы ты знал, м-м, что Кайден собирается отвезти меня домой.

—Ого-го! —Я не могла заставить себя радоваться вместе с Джеем, но боковым зрением видела, как усмехнулся Кайден.

—Звучит отлично, девчонка. Позвони мне позже.

Я не могла сообразить как сбросить вызов, поэтому передала телефон обратно Кайдену.

—Где ты живешь? —спросил он. —Здесь в Атланте?

—Нет. В Картерсвилле. Это около тридцати миль отсюда. Все нормально с этим?

—Да. Отец ожидает, что я буду отсутствовать определенное время.

Мой желудок еще никак не мог прийти в себя после встречи с Фарзуфом, не говоря уже о странном поведении в отношении меня самого Кайдена. Он был холоден и груб, когда я пришла к нему в дом. Затем объявился его отец, и он стал…

Кем? Защитником? В этом не было никакого смысла…

И даже сейчас, он отвозит меня домой, вместо того, чтобы взять меня в какое-нибудь уединенное место и познакомить со страшным содержимым черной сумки на ровне со всем остальным.

—Кто такая Марисса? —спросила я, удивляясь своему чрезмерному любопытству.

—Никто, —огрызнулся он.

Его лицо приобрело жесткость, а челюсть сжалась.

Почему он рассердился?

—Ты самый непостижимый человек, которого я когда-либо встречала, —пробормотала я.

—Я? Нефелимы не приходят друг к другу на концерты или домой без приглашения, если они не ищут неприятностей.

Я могла представлять для него угрозу? Эта мысль казалась абсурдной и вызывала смех.

—Я даже не знала, что я Нефилим до той вечеринки, —заметила я.

—Теперь я это понимаю.

—Только… ты был прав. —Я такая же, как ты… и в то же время нет.

Я сделала паузу.

—Я весь во внимании, —подтолкнул он.

Я сказала слишком много.

Желание довериться ему было сумасшествием. Что-то в нем было такое, что побуждало меня отбросить в сторону любую осторожность.

Хотя мне не следовало так рисковать уже только потому, что он находился на коротком поводке у собственного отца.

—Не бери в голову, —ответила я.

—Нет. Ты сама начала. Теперь уже выкладывай.

—Как я узнаю, что ты не побежишь к папе с новой информацией?

—Я не рассказываю ему ни о чем, если это в моих силах. Может ты не заметила, но я пытался защитить тебя от него там. Я надеялся, что если мне удастся отвлечь его и убедить в том, что я всего лишь работал, то он уйдет, не увидев, кто ты такая.

—Я заметила. —Мой голос смягчился. —Почему ты это сделал?

—Я не уверен. —Он взглянул на меня, но снова отвел глаза, изучая дорогу. —Полагаю, я хотел вычислить тебя самостоятельно. Я не ожидал его дома раньше позднего вечера. В течение недели он, обычно, отсутствует, но, по всей видимости, ему позвонила Марисса. Ты застала меня врасплох своим неожиданным появлением. Я не слушал… и это для меня крайне не характерно.

Хоть я и не могла видеть его эмоций, я поверила ему. И все же мне не нравилось, что я не могла быть уверенной в нем наверняка.

—Почему я не могу видеть твои эмоции? —спросила я.

Кайден издал легкий смешок, как будто ответ был совершенно очевидным.

—Потому что я не хочу, чтобы ты видела.

Он мог намеренно прятать свои цвета?

—Ты мог бы меня научить это делать?

—Полагаю, что —да. Хотя, понадобиться время, чтобы это освоить.

Больше времени в обществе Кайдена —не такая уж плохая перспектива. Но потом мне пришло в голову, что именно этого от нас и хотел его отец.

—Что случится, если я не буду, ты знаешь, делать все те вещи, о которых говорил твой отец? Потому что я не собираюсь.

—О, неужели? —я его явно веселила. —И почему нет?

—Потому что… хорошо, наркотики —ты видел, что они со мной делают. У меня не будет шанса на восстановление. Я просто не могу это делать. Не буду. И я определенно не собираюсь толкать их другим людям. А что касается… ты знаешь…

—Что? —спросил он.

В моей груди что-то запекло, и этот жар распространился от макушки до пяток.

—Ты слишком смущена чтобы произнести это? Секс. Давай, дай этому выход. Секссекссекс.

—Пожалуйста, просто ответь на мой вопрос. Что произойдет если я не буду?

—Нас обоих могут наказать. Если ты отказываешься "быть подготовленной", значит необходимо залечь на дно. Больше не приходи ко мне домой, и не делай ничего такого что может привлечь его внимание. Нефы —самая меньшая забота для демонов в этом мире. О тебе забудут и выпустят из виду в течение нескольких дней. Но если он выяснит, что ты все еще девственница, то ты сама по себе. Я скажу ему, что я пытался, но ты отказалась. Тебе следует знать, в случае, если он будет добиваться результатов, а ты будешь продолжать на отрез отказываться, то…

В напряженном ожидании, я кивнула в знак того, чтобы он продолжал.

—Что произойдет?

—А что ты думаешь? Ты —нежилец.

Мое сердце упало. Пэтти, с самого начала осознававшая, какая опасность могла мне угрожать, заставила меня дать слово, держаться от него подальше. Как я могла быть такой безрассудной. Я вошла в демонское логово добровольно! Что если Фарзуф проверит на досуге и обнаружит, что я все еще трезвая девственница?

—Я не могу уразуметь, почему моя девственность —такая большая проблема, и почему ты должен быть тем, кто…

—Ты бы предпочла другого? —произнес он серьезно, но я определенно слышала в его голосе нотки насмешки, что не могло не выводить из себя.

—Нет. Я имею в виду… не в этом дело. Если это только между нами двоими, как, предполагается, должно распространяться дурное влияние на людей?

—Это станет частью твоей тренировки. Ты приобретешь хорошую форму, укрепишь свою грешную натуру, благодаря чему сможешь завлекать больше людей. По-моему, девственность не то, ради чего стоило бы рисковать. Я могу понять, что ты боишься стать зависимой от наркотиков, но какая причина в том, чтобы не занимать сексом?

Жесть. Мог ли этот разговор стать еще более интимным? Я немного заерзала в кресле.

—Я хочу подождать до свадьбы, —призналась я, сначала скрестив, а потом выпрямив ноги.

Он снова рассмеялся.

Громко.

Я метнула в его сторону взгляд.

—Извини. Просто сама мысль о том, что Неф может оставаться абсолютно чистым, вступить в брак и вести нормальную человеческую жизнь… —Он перестал смеяться когда взглянул на меня. —Это невозможно.

Как подобное могло случиться? В течение одного часа моя жизнь летела под откос. Все мое будущее могло стать совершенно перекошенным и затемненным.

—Даже большинство людей теперь уже не ждут свадьбы. —Он взглянул на меня сквозь неровные каштановые волосы, падавшие на его глаза. —Послушай. Пока еще не время волноваться. Почему бы тебе не рассказать мне об этом своем большом секрете?

Я закусила щеку. Я не была в полной безопасности с Кейданом. Я знала это. Так почему же мне не было страшно, когда он рядом? Его отец представлял собой устрашающее и отвратительное явление преисподней, но Кайден казался совсем другой историей.

Я хотела доверять ему.

Я хотела чтобы он доверял мне.

—Моя мать была ангелом, —выпалила я. —Ангелом-хранителем. Вот.

Я молилась о том, чтобы не пришлось жалеть о содеянном.

Он отвел взгляд от дороги изучая мое лицо.

—Но ангелам света не дозволено обладать смертными.

—Я полагаю, она нарушила правила, —произнесла я.

Он провел рукой по волосам, позволяя им снова упасть на его брови.

—Нечто небывалое. Определенно то, что ты никому не должна больше рассказывать. Вау.

Кайден начал тихо смеяться.

—Что смешного? —спросила я.

—Ты. Ты ходячее противоречие. Рога и нимб. Не могу поверить.

С невозмутимым выражением лица я выдавила "ха, ха" в его направлении.

Встреча с его папочкой надолго охладило мое чувство юмора.

—И много таких людей, как мы? —поинтересовалась я.

—Нефилимов? Не то чтобы. Больше сотни. Когда-то было тысячи, но эта история уже другого дня.

Я сидела, совершенно пораженная мыслью о существовании тех, кто проводил все свое детство, развивая сверхъестественные способности точно такие же, как мои.

Кайден сбросил скорость, въезжая в Картерсвилль, и мы оба замолкли, пока я указывала направление.

Он завернул в мой квартал и припарковался напротив комплекса домов. Окинув строения скептическим взглядом, он заглушил мотор.

Я пока не была готова покидать машину.

—Что это означает, быть Нефелимом? —спросила я. —Как сильно мы похожи на наших отцов?

Отбросив сиденье назад, он заложил руки за голову.

—Нас тянет в сторону их грешной сущности. Мы считаемся их безоговорочной собственностью, пешками. Предназначение Нефилимов —продвигать демонические движения, распространять грех среди сверстников.

Он говорил об этом, как о само собой разумеющемся, как если бы у него самого не было абсолютно никакого мнения или чувств относительно происходившего зверства.

—Это отвратительно.

Он проигнорировал меня.

—У демонов специфическая работа. Мой отец —Князь Вожделения. Твой —Белиал —является Князем Токсикомании.

Его слова нещадно жалили меня своим ядом.

Даже если у меня и закрадывались подозрения о собственных наклонностях раньше, слышать подтверждение этому вслух было просто невыносимо.

И сын Вожделения? Все лучше и лучше с каждой минутой.

—Я не могу в это поверить. Это так неправильно.

Он продолжал игнорировать меня, и его взгляд стал таким же напряженным и отстраненным, как когда-то у него дома.

—Какой из этих домов —твой?

Взглянув на здания, я указала в сторону нашей двери.

—Ты слышишь это? Или ты никогда не слушаешь? Там плачет женщина

—Пэтти! —воскликнула я.

Рванув с себя ремни безопасности, я выпрыгнула из машины и помчалась в дом, даже не попрощавшись с Кайденом.

Глава 9

Ехать или не ехать

Я взбежала по бетонным ступенькам в наше стесненное жилое пространство, даже не потрудившись закрыть за собой дверь.

Неужели демоны добрались и до нее? Пэтти сидела на диване. Услышав мои шаги, она обернулась.

Ее глаза покраснели.

Я подошла прямо к ней, опустилась возле ее ног, накрыв ее руку своей.

—Что случилось? —спросила я.

—Сегодня у нашей машины отказали тормоза. Мне очень жаль, дорогая. Мне понадобится использовать те деньги, которые я экономила для нашей поездки.

Она разразилась приступом очередного рыдания, вытирая слезы рукавом.

И это все? О, слава Богу.

Выдохнув, я откинула голову назад и боковым зрением уловила движение в коридоре. Вспомнив, что не закрыла дверь, я поднялась, чтобы закрыть ее, и наткнулась на Кайдена, переминавшегося на пороге.

Вот черт.

Черт, черт, черт! Я не ожидала, что он последует за мной! Я кинулась захлопнуть дверь, пока Пэтти не заметила, но было слишком поздно. Она уже смотрела на него.

Потом —на меня.

—Анна? —Пэтти и я пристально уставились друг на друга большими глазами, прежде чем она выдавила: —Это он, не так ли?

—Пэтти… Извини.

Она посмотрела на Кайдена, словно ожидая, что он сделает что-нибудь ужасное, но он только переминался с ноги на ногу.

По сути, он выглядел так, словно вот-вот мог развернуться и удрать со скоростью пули.

Пэтти поднялась с дивана и подошла к двери.

—Ну что, теперь уже ты можешь пройти в дом.

Он вошел, и она, закрыв плотно дверь, уперла руки в бока и начала его изучать.

Он казался почти таким же нервничающим перед Пэтти, как я перед его отцом. От этого он стал больше походить на подростка.

Интересно, ЧТО он думал, она могла бы заставить его делать? Петь с нами церковные гимны? Абсурдность происходившего, плюс осознание, что я серьезно влипла в проблемы, вызвали на моих губах нервозную усмешку.

Прищурившись, Пэтти посмотрела на меня, и я поджала губы.

Тишина растягивалась, и мне нужно было ее как-то заполнить:

—Пэтти, это Кайден. Кайден, это Пэтти.

Они неуверенно разглядывали друг друга. Затем, к моему удивлению, она протянула ему руку, и он ее пожал.

—Ты, должно быть, весьма необычный молодой человек, если Анна пожелала нарушить обещание не видеться с тобой.

Он взглянул на меня, и я посмотрела вниз. Теперь уже Пэтти обрушила свой инквизиционный взор на меня. У нее было забавное выражение, когда она смотрела на меня.

Я вспомнила, что на мне была красная футболка Кайдена, и у меня загорелись уши. Я начала бормотать извинения:

—О, это! —произнесла я. —Это ничего не значит. По несчастной случайности моя майка порвалась, так что Кайден одолжил мне одну из своих. Я знаю, что это выглядит плохо, —но я говорю правду… честное слово.

Мое сердце сжалось от осознания, что теперь мои обещания не несут в себе той же весомости, как это бывало раньше.

Пэтти откашлялась и скрестила руки на груди.

—Могу я на секунду поговорить с тобой наедине? —попросила я ее.

—Ты можешь присесть, —кивнула она Кайдену строго. —Могу ли я предложить тебе что-нибудь выпить?

Ну, конечно, южное гостеприимство проявлялось в ней даже в таких ситуациях, как эта.

—Нет, благодарю Вас, мадам.

Кайден расположился посередине дивана. Надо признать… Его образ совершенно не вписывался в нашу гостиную. Я весомо посмотрела на него, когда мы поворачивали в коридор, показывая на свое ухо и качая головой.

Ему лучше бы не слушать.

Совершенно точно.

Мы прошли в комнату Пэтти и, прежде, чем за нами успела закрыться дверь, на моих глазах выступили слезы.

—Пэтти, пожалуйста, пожалуйста, прости меня. Я чувствую себя отвратительно. Я прежде никогда не была нечестна с тобой, и я так сердита на себя сейчас. Я имею в виду, я просто… Я знала, что он мог ответить на мои вопросы, и я понимала, что он не причинит мне вреда. Но я не знаю, как сделать, чтобы ты в это поверила.

Я избегала смотреть в сторону ее ангела-хранителя, чувствуя свою вину и без того слишком сильно.

Я хотела сказать Пэтти, что она оказалась права. Мне не следовало его разыскивать. Информация, которую я узнала, причинила мне только боль. К тому же теперь я была в серьезной опасности.

Но Пэтти не стоило об этом знать.

Никогда. Иначе она сойдет с ума.

Аура Пэтти менялась, переходя от нежно-розовой любви к светло-серой нервозности и обратно. В конце концов, верх одержал розовый.

Слезы хлынули по моим щекам, и Пэтти прижала меня к себе. Я обхватила ее руками, нуждаясь впитать в себя каждую капельку любви и нежности, которые она предлагала.

—Я знаю, что это тяжело для тебя, Анна, но ты не можешь потерять голову. Ты не можешь потерять то, кем ты являешься. —Она отступила и указала пальцем на мое сердце. —Потому что это ТО, что важно.

Я вытерла слезы рукавом футболки Кайдена.

—Я не хочу, чтобы ты беспокоилась о деньгах, хорошо? —сказала я ей.

—Все случается по какой-нибудь причине, верно? Просто, почини машину. Мы отправимся в поездку так скоро, как сможем.

Она кивнула головой и сделала паузу, размышляя.

—Частично, причина, почему я сейчас так расстроена в том, что, когда меня привезли домой из магазина, первым делом я разыскала номер и позвонила в монастырь. У меня было плохое предчувствие, и я ненавижу говорить это, но я была права. Сестра Рут продолжает находиться в несознательном состоянии, изредка приходя в себя. Но, ради всего святого, этой женщине уже не меньше ста двадцати лет! —Наши взгляды с Пэтти встретились. —Нужно найти способ доставить тебя туда как можно скорее. Я обзвоню все возможные объявления и, во что бы то ни стало, найду дополнительную работу. Если не этим летом, то, осенью. Возможно, тебе придется пропустить немного занятий.

—Я тоже постараюсь получить больше рабочих часов в мороженом магазине. Мы справимся. Мы успеем в монастырь вовремя. Ну а если нет? Что будет, если сестра Рут заберет в могилу всю информацию обо мне?

—Знаешь, —произнесла я, осознав нечто совершенно новое, —мы могли бы связаться с моим отцом и попросить у него немного денег.

—Нет. —Лицо Пэтти приобрело непреклонное выражение. —Мы найдем другой способ. —Она наклонилась ко мне и прошептала: —Ты веришь этому мальчику?

—Я верю, что прямо сейчас он подслушивает наш разговор.

—Уверенна, он в состоянии быть достаточным джентльменом, чтобы не делать ничего подобного, —произнесла она с натянутой улыбкой.

Я знала, что она говорит это не мне, а ему.

Мне было интересно, как Кайден отреагировал на материнский намек.

—Я все еще не знаю его очень хорошо, но мое сердце подсказывает, что я могу доверять ему.

—Это хорошо. Твое сердце редко заблуждается. Хотя… он ужасно привлекателен. Это иногда мешает судить объективно.

Она сохраняла строгое лицо.

Я пожала плечами.

—Да, полагаю, он привлекательный. Я знаю, что мне надо быть осторожной.

Она, должно быть, осталась довольна, что я, по крайней мере, не падала в обморок, говоря о нем.

—Ладно. Мы же не можем оставлять его там навечно.

Когда мы вернулись в гостиную, он стоял, разглядывая стену с фотографиями.

Ни разу в моей жизни у меня не было причины чувствовать себя смущенной в уютном месте, которое я называла домом. Но, сейчас, после того, как мне пришлось побывать в изысканном роскошном доме Кайдена, все вокруг казалось изношенным и старомодным.

Черно-белые фотографии Пэтти, изображающие мое детство, на стенах были унизительными. Он ухмыльнулся и показал на мое фото шести лет, где у меня выпал передний зуб. Я возвела глаза к небу и села на диван.

Пэтти пошла на кухню и взяла несколько стаканов:

—Ты уверен, что я не могу предложить тебе что-нибудь выпить? У нас есть сладкий чай и… —Она подошла к холодильнику. —Еще холодная вода.

—Было бы хорошо чаю, —ответил Кайден.

Мне было приятно, что он подхватил ее предложение. Пэтти не выносила людей, которые отказывались от ее гостеприимства.

Кайден осторожно сел рядом со мной на разбитый старый диван.

Я помнила его небрежно растянувшегося на сказочной софе ботинками вверх, и теперь мне казался крайне ироничным тот факт, что выцветшему дивану он выказывал гораздо больше уважения.

Пэтти подала нам наши напитки, и он сделал большой глоток, вежливо улыбаясь.

—Спасибо. Я никогда не пил холодный чай, до переезда в Америку.

—Правда? —спросила Пэтти. —Да, я заметила твой акцент. Англия?

—В основном, да. —Он сделал еще глоток. —Не хотел бы лезть не в свои дела, но я слышал, что проблемы с вашей машиной помешали запланированной поездке?

—Мы собираем деньги на поездку в Калифорнию, — произнесла Пэтти.

Она вновь была настороже.

Он, возможно, не мог этого видеть, но я очень даже могла. Пэтти всегда скрещивала ноги и откидывалась назад, когда ей было комфортно. В этот момент, она сидела прямо и говорила более формально, чем обычно:

—Так я смогу встретиться с моим отцом, —добавила я.

Его глаза распахнулись с интересом.

—Люблю дорожные путишествия. Почему бы вам не позволить отвезти мне вас двоих?

Он не мог удивить меня больше, даже если бы залепил мне пощечину. Пэтти и я недоверчиво посмотрели друг на друга.

—С группой я заработал больше денег, чем мог бы потратить, честно. И у меня есть машина. Хотя, конечно, мы можем полететь или арендовать машину, если вы пожелаете. Расходы за мной.

—Это очень щедрое предложение. —Пэтти с осторожностью подбирала слова. —Почему ты хочешь сделать это?

Серо-зеленый водоворот, исходивший от Пэтти, был тем же самым, что чувствовала я: благодарность, удивление, нервозность, скептичность.

Хотела бы я, чтобы Кайден не мог видеть наши эмоции.

—Я…

Кайден с трудом находил верные слова, и мне было даже жаль его немного. Он был ловким оратором, но я знала КАКОГО это находиться под острым взором Пэтти. На нее не производили впечатление обаяние или остроумие. Ее впечатляла лишь искренняя честность.

Я надеялась, что он это ощущал.

—Я не знаю, —наконец выдавил он ответ, как будто это была самая последняя вещь на земле, которую он хотел бы признать. —Я, обычно, не предлагаю кому-либо помощь.

—Если, конечно, в этом нет какой-либо выгоды для тебя самого? —Слова Пэтти не были пропитанными сарказмом или осуждением, но я, все равно, открыла рот в намерении как-то сгладить ситуацию.

И тут же остановилась, обнаружив, что эти двое ведут интенсивный разговор… взглядами.

—Да.

Это было откровенно честное признание со стороны Кайдена, пропитанное чем-то еще.

Удивлением?

—Я не могу ехать прямо сейчас, —произнесла Пэтти. —У меня юбилейные парады и ярмарка в масштабе штатов. Если я сейчас откажусь от работы, предложения перестанут поступать.

Она поднялась и, прошествовав к стеклянной двери, стала смотреть вдаль, уперев руки в бока.

Я понимала, что она что-то серьезно обдумывала. Ее выдавал носок туфли, нервно постукивавший по затертому ковру.

—Может быть, вам стоит поехать двоим.

—Что?

Она серьезно! Кайден сидел здесь —само олицетворение невинности, но я не заблуждалась на этот счет.

Но потом… я решила, что каковы бы не были его истинные мотивы, это не имело значения.

Я доверяла себе.

—Я знаю, это странное предложение. —произнес Кайден, вглядываясь в лицо Пэтти. —Признаю, я заинтригован Анной.

Это было тоже самое слово, которое применила я, описывая Джею свои чувства к Кайдену. Я почувствовала, как меня переполняло невероятное удовольствие.

—Я знаком с другими Нефилимами… но Анна… другая.

—Она, действительно, другая, —повторила Пэтти. —Очень важно, чтобы она поехала как можно скорее. В противном случае, я никогда в жизни не стала бы рассматривать твое предложение. Она должна быть в безопасности. Я не хочу, чтобы рядом с ней находился твой отец или кто-то подобный ему.

—Я тоже не хочу своего отца рядом с ней.

Он говорил это искренне.

Кайден раскусил фишку с честность и во всю этим пользовался, а Пэтти с готовностью проглатывала наживку.

—Сколько тебе лет? —спросила она его.

—Семнадцать.

—Разве тебе не нужно быть восемнадцатилетним, чтобы снять комнаты в отеле? —Задав этот вопрос, она закрыла глаза, как будто мысль о нас двоих в комнате отеля причиняла ей головную боль.

Кайден подался вперед:

—Я зарегистрирован как легальный совершеннолетний. Это —необходимость, в силу того, что мой отец часто путешествует. У меня есть все необходимые документы. Впрочем… у нас нет такой уж необходимости делить комнату.

Пэтти потерянно вышагивала по комнате.

—И все-таки это —неправильно, —помотала она головой. —И, позволяя тебе платить за это…

—Я совершенно не против. Честное слово, —произнес Кайден. —Вы не будете у меня в долгу.

—Но… Вы же всего лишь дети. У вас нет способа защитить себя.

—Ну, скажем так, я располагаю некоторыми возможностями, чтобы защитить нас. Помимо наших ощущений, конечно.

Она остановилась и пристально посмотрела на него:

—Что ты имеешь в виду? Не пистолет, я надеюсь.

—Нет, но я достаточно хорошо обращаюсь с ножом.

При воспоминании об этом у меня по спине пробежал холодок.

Пэтти скрестила руки на груди.

—Неужели? —она с вызовом вскинула брови.

—Желаете демонстрацию?

С ума сойти!

Что во имя всего святого она задумала? Мне лично не нужна была другая демонстрация.

Кайден поднялся и подобрал кисть винограда со стойки. Он передал виноград Пэтти, затем, вернувшись, сел на противоположный от меня конец дивана.

—Просто бросьте виноград Анне, —произнес Кайден, перемещая руку ближе к карману.

Все случилось слишком быстро.

В тот момент, когда рука Пэтти пришла в движение, Кайден вытащил нож и метнул его.

Я видела, как приближается виноград и раскрыла руки… раздался свистящий звук, а вслед за ним глухой удар.

Пэтти и я, обе подпрыгнули в изумлении. Затем мы повернули головы и посмотрели на стену, где виноград был проткнут острием серебряного лезвия.

—Как ты это сделал? —спросила потрясенная Пэтти.

—Когда я сосредотачиваюсь на своих ощущениях, все вокруг замедляется, в то время как мои рефлексы, наоборот, ускоряются.

Он поднялся и вытащил нож из стены, подхватывая разрезанный виноград рукой.

—Я могу восстановить это для Вас, —произнес он, пробегая пальцами по отметке в стене.

—Нет, нет. Я позабочусь об этом.

Пэтти поднялась и, забрав у него виноград, выбросила пострадавшую гроздь прочь.

—Никуда не уходите, хорошо? Мне нужно подумать. Просто, дайте мне немного времени.

—Конечно, —сказала я.

Она ушла к себе в комнату и закрыла дверь.

Кайден снова сел рядом со мной.

—Почему ты это делаешь на самом деле? —спросила я его.

—По ТЕМ САМЫМ причинам, о которых я говорил.

Он казался возмущенным моим недоверием.

Я начала грызть ногти.

Предложение Кайдена включало не только меня —он сказал, что взял бы нас обеих. Это многое значило. Мои смешанные чувства затуманивали объективность суждений.

Но Пэтти была хорошим ценителем характера. Ее решение могло указать мне, раз и навсегда, стоит ли доверять Кайдену. Если она скажет "нет", я буду знать точно, что доверять ему не следует.

Я зажала губами место на пальце, где ноготь начал кровоточить.

—Ты нервничаешь, —выдохнул он.

—Мм. хм.

—Ты сильно нервничаешь, —заметил он.

—Ага. Тревога. Всю мою жизнь.

—Понимаю.

—Ты переживаешь о том, что она скажет да или нет?

Я замерла.

—И то и другое.

Он весомо кивнул головой, как будто это все объясняло.

—Что за символ? —спросила я, чтобы отвлечься. —Твой отец, сказал, что мой необычен.

Кайден указал на красную звезду, горевшую на его груди.

—Цвет твоего символа, в отличие от всех нас, неоднозначен. Сам оттенок —янтарный, как цвет пива, но в нем отчетливо просматриваются белые всплески.

—Здорово, —прошептала я, возобновляя жевать ноготь.

Я не могла поверить, что обладала одной из этих штуковин. И конечно, именно моя должна бала быть странной. Я не могла увидеть свой символ в зеркале; точно также как цвета ауры, символы не отражались.

Через десять минут Пэтти вернулась. Сев в кресло, она задумчиво откинулась на спинку.

—Вы снова хотите поговорить наедине? —учтиво поинтересовался Кайден.

—Да. Было бы неплохо.

Пэтти жестом показала ему в сторону балкона.

—Не возражаешь?

—Конечно, нет.

Он поднялся и вышел через стеклянные двери на балкон.

Наши глаза встретились сквозь стекло, и я снова одарила его взглядом "не-вздумай-подслушивать".

Он уклончиво усмехнулся и отвернулся.

Я переключила свое внимание на Пэтти.

—Я не собираюсь лгать, милая, —начала она. —Я напугана до смерти тем, что позволяю тебе ехать. В последнее время ты принимала не лучшие решения. Я оберегала тебя все это время, защищая от всего на свете, и потому ты все еще слишком наивна во многих вещах —не только в отношении демонов, но и людей, тоже. Многие будут злоупотреблять твоей добротой. Я доверяю тебе, но тебе придется столкнуться лицом к лицу со множеством непростых решений. Очень важно, чтобы ты делала правильный выбор.

Все то, что было им сказано… не думаю, что Кайден окажется тем, кто будет пытаться тебя использовать. Я намеренна… оставить решение за тобой, Анна. Если тебе некомфортно, тогда оставайся. Мы сможем поехать вместе через пару месяцев. Это твое решение.

Она села в деревянную качалку, сохранившуюся еще с моего раннего детства, и, подперев щеки двумя руками, взглянула на меня. Вокруг нее вилось ярко-серое облако нервозности.

Мое решение.

Я почувствовала головокружение.

Находиться в машине с Кайденом в течение дней, проводить с ним ночи… это было то, чего я хотела и боялась больше всего в мире.

Я верила, что в глубине него есть что-то порядочное. Просто, он не давал этому волю. Пэтти, должно быть, тоже это чувствовала.

Я была заинтригованна им. Мы могли бы узнать друг друга. И даже если нет, то, по крайней мере, это единственная возможность встретиться с отцом и Сестрой Рут в ближайшее время.

Собственно, именно в этом и заключался весь смысл.

Я приняла решение.

Встав, я постучала в стеклянную дверь, приглашая Кайдена войти.

Мы расположились на диване напротив Пэтти.

—Я оставила решение за Анной, —объяснила она.

Как будто бы он не знал.

Теперь их глаза были устремлены в мою сторону.

—Я поеду, —произнесла я, с трудом сдерживая дрожь.

Пэтти тут же повернулась к Кайдену, излучая праведный материнский гнев.

—Я знаю… я всего лишь смертная женщина, но, помоги мне Господи, если что-нибудь случится с ней, пока она с тобой…

—Я уверяю вас, она будет в надежных руках.

—Хм-м… Это именно то, чего я опасаюсь больше всего. —Она указала на его руки. —Руки прочь, мистер.

Его глаза распахнулись. Мои —тоже.

—Пэтти! —воскликнула я.

Она скрестила руки, яростно и серьезно.

Мы с ним оба отпрянули невольно назад.

—Верни мне ее назад в душевной и физической целостности.

Я закрыла глаза. Кто-нибудь, убейте меня прямо сейчас.

—Да, мадам, —кивнул головой Кайден.

Я не могла выдавить даже слова: мое лицо пылало от невыносимого смущения.

—И еще… спасибо тебе, что делаешь это, —добавила Пэтти, глубоко вздохнув.

Она подошла и, сев рядом с Кайденом… обняла его. Он понравился ей! Кайден на мгновение застыл, прежде чем обнять ее в ответ.

Это была самая странная картина, которую я когда-либо наблюдала: объятия между двумя людьми, которые, казалось, принадлежали разным Вселенным.

Когда Пэтти отпрянула назад, ее лицо излучало спокойствие.

—Значит, мы отправляемся завтра утром, верно? —Взглянув на меня, Кайден лениво вскинул бровь. По моему телу пробежали мурашки, сменившиеся нервной дрожью, когда я кивнула ему в знак согласия.

Что я натворила?..

Глава 10

Чувство прикосновения

Итак, в шесть часов утра следующего утра я летела вниз по шоссе I-20 в сторону запада, расположившись на пассажирском сидении массивного внедорожника Кайдена Роу. Пункт назначения —Калифорния.

Если бы мы ехали все дневное время на протяжении трех суток, мы могли бы успеть прямо к воскресным часам свиданий в тюрьме.

Я плохо выспалась. Пэтти вертелась всю ночь, и у меня закрадывалось впечатление, что она хочет отменить намеченное предприятие. Но тут появился Кайден, который успокоил ее заверениями, что у него нет ни рогов, ни хвоста.

Я отодвинулась от зеркала бокового вида, чтобы не замечать лишний раз мешки под своими глазами. Я думала о возможности поспать, но не была уверена, что смогу достаточно расслабиться.

Вместо этого я думала о Джее и нашем разговоре прошлой ночью.

Он был взволнован и обеспокоен, узнав о моей поездке с Кайденом через всю страну. Он метался, зажатый между абсолютным благоговением перед ударником "Лэсивиэс" и его преданностью ко мне, как к другу.

Мне пришлось заставить его умолкнуть, когда он принялся распевать: "Анна и Кайден, сидящие на дереве…"

—Что ты улыбаешься? —спросил Кайден.

—М-м, просто вспомнила о своем разговоре с Джеем прошлой ночью.

—С твоим бойфрендом?

Я покачала головой, не позволяя ему портить мне настроение.

—Он предложил мне шутку для тебя: "Как ты догадаешься, что у твоей двери стоит барабанщик?" —Не дожидаясь его ответа, я выпалила: —Стук в дверь будет набирать силу, и… он никогда не знает, когда входить.

—Пффф. Смешной товарищ, этот малый.

Телефон Кайдена зазвонил.

—Я думаю… это твоя мама, м-м… то есть, Пэтти.

Он передал мне телефон.

—Алло? —ответила я.

Мы не проехали еще и часа, а она уже звонила.

Нехорошо.

—О, Анна! Спасибо, Господи!

Мое сердце подпрыгнуло в груди от испуга.

—Что такое? Что-то случилось?

—Я думаю тебе нужно вернуться домой.

—Почему? —Я задержала дыхание и прижала руку к груди.

—Это была плохая идея. Пожалуйста, просто поворачивайте обратно…

Пэтти начала тараторить, как она, обычно, делала в приступах паники.

Я выдохнула:

—Пэтти, ты напугала меня до смерти. Я подумала, что что-то случилось. Послушай, все…

—Нет! Не говори мне, что все в поредке! —Я посмотрела на Кайдена, который кусал свои губы.

Я приложила пальцы ко лбу.

—Я не могу поверить, что я позволила тебе ехать, —произнесла Пэтти. —Мне так жаль. Я самая худшая мать на земле. Просто возвращайся домой. Я свяжусь с твоим отцом и попрошу у него денег…

Когда она начала плакать, я наклонилась к окну, пытаясь сообразить, как ее успокоить. Стараясь сохранять свой голос ровным и мягким, я произнесла:

—Прошу тебя, Пэтти, не проси меня возвращаться домой. Ты сделала правильный выбор. Мне нужно встретиться с Сестрой Рут и моим отцом. Время пришло. Я буду звонить тебе каждый час, если это заставит тебя чувствовать себя лучше.

Сейчас она практически орала. Мое сердце сжималось, а глаза жгли от той боли, которую я слышала в ее голосе.

—Ты самая лучшая мать на свете, —заверила я ее. —Пожалуйста, доверься мне. Мы приняли хорошее решение.

Она издала глубокий вздох.

—Если что-нибудь, я подчеркиваю, ЧТО-НИБУДЬ случится, —сказала она, —Ты должна немедленно позвонить мне. Мне все равно, ЧТО я должна буду сделать, чтобы раздобыть деньги, но один из нас немедленно попадет на самолет, чтобы долететь до другого. Ты меня слышишь?

—Да, мама.

Закончив разговор, я не могла смотреть на Кайдана, передавая ему телефон. Скрестив руки на груди, я наблюдала за проносишейся мимо дорогой сквозь затонированные стекла, ненавидя саму мысль о том, что сейчас Пэтти сидела дома и изводила себя по чем зря.

Мы проехали знак: добро пожаловать в Алабаму.

—О, да! —воскликнула я, не думая.

—Что? —Он посмотрел на меня, вскинув брови, и мой восторг поутих, сменившись досадой.

—Граница между Штатами. Я никогда не была за пределами Джорджии.

—Никогда? Ты провела в одном штате всю свою жизнь?

Я кивнула головой.

—Ну, кроме первой недели моей жизни.

—Это невероятно.

Алабама выглядела подобно Джорджии, —с разочарованием думала я.

Начиная с 10 часов утра, телефон Кайдена оживал по крайней мере каждые 15 минут, сообщая о приходе сообщения. Он читал каждую смс, придерживая одной рукой верхнюю часть руля. Сообщения заставляли его улыбаться, или смеяться, или хмуриться, но он никогда не отвечал ни на одну. Когда его телефон звонил, он смотрел от кого звонок, но никогда не отвечал.

Примерно после 10 сообщений и звонков мне захотелось выкинуть телефон в окно.

—Может быть, ты хочешь, чтобы я села за руль, и ты мог вести свою социальную жизнь беспрепятственно? —поинтересовалась я.

Это вышло грубее, чем я планировала, но он не обращал внимания на мой тон, все еще читая только что пришедшее сообщение.

—Нет, нет, все впорядке.

—Не хотелось бы попасть в аварию, пока ты занят чтением псалмов и управлением машины одновременно.

Он рассмеялся. Громко.

—Мой слух сейчас работает на все сто —машина вперди находится на 2 и 3/4 автомобольные длины дальше нас. А тот автомобиль, что позади —отстает от нас на четверть мили. Его обгоняет малолитражка. Мотор звучит незнакомо, возможно, Хонда. Он обгонит нас приблизительно через 12 секунд. У него —экстра-толстый протектор на колесах, качественные гоночные шины. Псалмы… —Он снова рассмеялся.

Двенадцатью секундами позже хонда "Цивик" легко пронеслась мимо, низко прижавшись к земле, на широких шинах.

Выпендрежник.

Он обращал мое внимание на указатель каждого штата, который мы проезжали. Сначала: Миссисипи, потом Тенннесси —где мы читали каждый плакат, посвященный Элвису. При этом Кайден все время делал уморительную гримасу.

Он улыбался всякий раз, когда я начинала смеяться над ним. Улыбался своей настоящей улыбкой, от которой его глаза щурились самым обаятельным образом. При виде этого, мое сердце сжималось.

По пути в Арканзас мы молчали. Въехав в штат, мы остановились.

Наш внедорожник —пожиратель бензина —потребовал заправки.

Перед тем, как удалиться, Кайден протянул мне телефон, чтобы я могла сделать дежурный звонок Пэтти.

С целью размять ноги, я выхаживала круги по асфальту и старалась говорить с Пэтти кратко и оптимистично. К моему облегчению, она больше не рыдала… Я закончила разговор как раз, когда Кайден вернулся.

—Четыре новых штата за один день, —проговорил он, когда мы взбирались в машину.

—Мы движемся в неплохом темпе.

—Да уж, —согласилась я.

—Дай мне знать, если захочешь, чтобы я сменила тебя за рулем.

—Все в порядке. Я не устал. Хотя, можно подумать на счет чего-нибудь съестного.

Пэтти упаковала целую сумку-холодильник всякой всячиной: напитками, четырьмя видами сандвичей, домашними кексами и печеньем, а также свежими фруктами, помещенными в пластиковые контейнеры.

Она была очень занята прошлой ночью.

Мы ели, пока ехали.

Кайден не мог найти радио, которое бы ему понравилось, поэтому он включил диск и повернул громкость на всю. Басы сотрясали мое сидение, но я была не против громкой музыки. Это было замечательно, потому что мне всегда приходилось прикручивать звук у себя дома.

Плюс, со столь орущей музыкой не нужно было переживать о возможности разговора.

Часы пролетали мимо, и следы напряжения между нами становились все менее заметными.

На полпути через Арканзас нас застала самая ужасная гроза из всех, которые я когда-либо видела. Небо затянулось черными тучами, а дождь колотился о машину, словно галька. Молния освещала небо на несколько зловещих мгновений, словно вспышка солнца в искаженном сне, затем грохот грома сотрясал всю землю, и мы вновь погружались во мрак.

Я признавалась себе, что, возможно, сильно испугалась бы, если бы рядом со мной был кто-то другой… Но с Кайденом я чувствовала себя в полной безопасности.

Конечно, это было обманчивое чувство защищенности, потому что даже он не мог спасти нас от торнадо.

Но Кайден использовал свои экстра способности, чтобы видеть и слышать, в то время, как другим машинам приходилось останавливаться у обочины.

Шторм, казалось, бушевал часами.

Когда мы проехали "Литл Рок", буря понемногу успокоилась, переходя в монотонный дождь без всякого грома, а потом и вовсе —в моросящий дождик.

Погода казалось столь зловеще спокойной после бури… я почти ожидала, что вот-вот начнется ураган, который унесет нас прочь. Вместо этого я увидела то, что заставило меня затаить дыхание.

—Смотри! —я указала в направлении переливавшейся радуги, раскинувшейся на протяжении всего безграничного неба.

Я наблюдала за многими радугами дома, но все они были частично закрыты деревьями, а эта была видна от начала до конца.

—Хм-м… —пробормотал он, кинув на радугу мимолетный взгляд.

Я была впечатлена всем происходившим во время нашего путешествия гораздо больше, чем Кайден.

—А твой отец знает, что ты отправился в поездку со мной? —спросила я.

—Нет. Мы разговаривали около минуты этим утром, прежде чем он ушел. Он знает, что я собираюсь в поездку с чрезвычайно упрямой девственницей, но это все, что я ему сказал. Он одобрил мои злодейские намерения, хотя и решил, что я слишком много времени трачу на одну девчонку. И, конечно же, он ожидает, что она будет основательно развращена к концу нашего совместного времени.

—Что ж, в таком случае, он будет основательно разочарован, —пробормотала я, и Кайден хмыкнул.

Я скрестила руки на груди, в неудержимом желании сказать что-нибудь такое, что сотрет его ухмылку.

—Было ли тебе весело с племянницей Мариссы прошлой ночью? —Это сработало.

—Нет.

Его тон был жестким.

Я больше не настаивала, хотя мне и было жутко интересно, что это была за история.

К тому времени, как дождик окончательно успокоился, стало совсем темно, и мы снова перекусили. Кайден почти что уничтожил все содержимое сумки-холодильника. Пэтти повезло, что ей не приходилось растить подростка-мальчишку. Она бы никогда не смогла его прокормить.

—Возможно скоро нам придется остановиться, —произнес он.

Я кивнула в знак согласия.

—Полагаю нам следует взять раздельные комнаты, —предложил он.

Мой желудок сжался.

В мои планы не входило позволить чему-либо произойти с Кайденом. Казалось полнейшим расточительством платить за две отдельные комнаты, только для удовлетворения чопорной скромности моей особы и излишней заботливости Пэтти.

—Мы можем делить одну комнату на двоих, при условии, что в ней будет находиться две кровати, —предложила я, идя на компромисс. —И мы не будем говорить об этом Пэтти, если, конечно, она сама не спросит.

—Достаточно справедливо.

Он проехал в "Вебберс Фолс" и разыскал единственный городской мотель —"Сияющие доспехи" —который выглядел как угодно, но только не сияющим. Не то, чтобы меня это сильно заботило, но Кайден, казалось, переживал.

—Выглядит немного сомнительно.

—Все будет нормально, —заверила его я, представляя про себя, что нам предстоит делить комнату с несколькими большими семьями жуков.

Пока он регистрировался, я задержалась в машине и позвонила Пэтти, чтобы рассказать ей о нашем местонахождении.

Она хотела знать каждую деталь о Кайдене. Я заверила ее, что он был добрым. Я рассказала ей о радуге, и об аппетите Кайдена, что ужасно ее позабавило.

Он вернулся назад к машине, держа в руках два пластиковых ключа.

—Хорошо… я позвоню тебе завтра, Пэтти.

—Договорились, милая. Спокойной ночи. Я люблю тебя.

—Я тоже тебя люблю. Пока.

Я закончила звонок, наконец освоив основные функции этого телефона, и вернула его Кайдену.

Он задержался возле меня.

—Вы всегда это говорите? —спросил он.

—Говорим что?

—Что вы… любите друг друга?

—Ох. Да, мы всегда это говорим.

Он задумчиво кивнул и вытянул наши сумки с заднего сидения.

Меня вдруг осенило, что, по всей вероятности, Кайден не только никому не говорил этих слов, но и никогда не слышал их в ответ, исключая, конечно, девчонок.

Мы шли вместе, вглядываясь в номера комнат, которые проходили мимо. Зайдя в небольшой номер, мы бросили наши вещи и, скинув с ног обувь, попадали на кровати.

Кайден выбрал кровать рядом с окном, а я —возле стены. Ванна располагалась напротив.

Я окинула комнату изучающим взглядом.

Тараканы мимо не пробегали.

Вскоре мы оба повернулись и, лежа на боку, посмотрели друг на друга через расстояние, разделявшее нас.

Я приподнялась на локоть, наблюдая, как он играет с одним из своих ножей. Я сжалась, когда он повернул лезвие к ладони и быстро завертел его между пальцами и поверх костяшек.

—Ты заставляешь меня нервничать, когда делаешь это, —произнесла я.

—Могу поверить. Я не ранил себя с тех самых пор, как был маленьким ребенком, так что не волнуйся.

—Ты играешь с ножами с самого детства?

—Когда мне было семь, я вернулся домой из школы после моей первой драки с братом девочки, которую я поцеловал на площадке. Мой отец вручил мне складной нож и предложил мне научиться защищать самого себя, потому что в жизни еще предстоит немало… столкновений.

—Он хотел, чтобы ты использовал оружие в школьных потасовках? Против детей?

—Нет, нет. Просто подготовка для того времени, когда я стану старше, как сейчас.

—И это он научил тебя пользоваться холодным оружием?

—Нет, я обучился самостоятельно, практикуясь. Мой отец не использует оружие. По крайней мере, не физическое. Он использует внушение, чтобы выходить из любой ситуации, и, конечно же, у него есть другие демоны, которые прикрывают его спину.

—Тебе когда-либо приходилось нож использовать в деле?

—Несколько раз. —Его тон был легкомысленным, как будто это мало что значило. —Только телесные раны. Нет нужды кого-то убивать. Это не мой грех.

Он моргнул мне и быстрым движением сложил нож.

Время сменить тему.

—Ты был испуган, когда твои чувства начали усиливаться в сумасшедшем темпе? —полюбопытствовала я.

Он перевернулся, заложив руки за голову и скрестив ноги.

—Испуган? Нет, я знал, что это должно случиться. Я так понимаю… ты ничего не знала.

Я покачала головой, а он продолжил.

—Пять первых лет моей жизни отца для меня не существовало. Но за неделю до моего шестилетия он явился домой, чтобы просветить меня по поводу всех "экстраординарных изменениях, которые должны будут навсегда отделить меня от человечества". —Он скопировал отцовский серьезный тон. —Он научил меня, не только как контролировать каждое из чувств, но и как использовать их, чтобы манипулировать людьми в нужных целях. Я быстро учился. Я хотел… угодить ему.

—И как… получилось? Угодить?

Он поднял глаза к потолку.

—Даже если и угодил, то он никогда мне этого не говорил. Но, после моего тринадцатилетия, он стал задерживаться дома чаще, все больше и больше вовлекая меня в свою работу. Я думал, что это значит, что он гордится мною. Я чувствовал себя полезным.

—Значит, когда он уезжал, у тебя была няня или кто то, кто тебя растил? —Я представила Мери Поппинс, учащую его манерам.

—У меня было много гувернанток, но они все были слишком заняты мыслями о моем отце. Он лично следил, чтобы именно так все и было. Ни одна из них не задерживалась больше года, в среднем шесть месяцев. Когда гувернантки становились слишком назойливыми, их меняли на новых. Отец очень быстро терял к ним интерес. Вот она… расплата за пряничный домик.

Я почувствовала прилив уже знакомой злости при мысли об отце Кайдена —такую же точно злость я испытывала по отношению к своему.

Кайдан посмотрел в мою сторону.

—Тебе, правда, стоит попробовать контролировать свои эмоции.

Я не могла свыкнуться с фактом, что кто-то мог видеть мои цвета.

Телефон Кайдена снова ожил. Я одарила смартфон взглядом полным презрения, и Кайден усмехнулся моей реакции.

—Хочешь, чтобы я отключил его? —спросил он.

—Да, пожалуйста. Иначе это будет продолжаться всю ночь.

—Определенно, —проговорил он, выключая телефон и кладя его на прикроватную тумбочку. —Которое из чувств, твое любимое, маленькая Энн?

Энн.

Он назвал меня моим никнеймом. Это не должно было меня так взволновать, но —определенно взволновало.

Я сосредоточилась на его вопросе. Я никогда не рассматривала свои чувства, как нечто приятное, и уж точно не считала их стоящими того, что выбирать среди них любимое. Я все еще не могла забыть о тех болезненных ощущениях, которые они доставили мне в самом начале.

—Ощущение запахов иногда может быть действительно приятным, —проговорила я. —Пока не нарвешься на скунса или нечто подобное. М-м… зрение тоже очень полезно, если требуется прочитать издалека вывески и все такое.

Он окинул меня скептическим взглядом.

—Ты никогда не пользуешься ими, верно?

—Не то чтобы часто, —призналась я.

—Мне нравится притворяться, что я —нормальная.

—Почему?

Я пожала плечами, чувствуя себя испуганной его самоуверенностью.

—Ты не упомянула о своем осязании, —заметил он.

—Уммм, нет. Но, позволь мне догадаться —это твое любимое.

Гибким движением, он соскочил с кровати и сел рядом со мной. Я собралась подняться, но он положил свою руку на мою.

—Нет, останься лежать. Я хочу показать тебе кое-что.

Я подозрительно уставилась на него, и он рассмеялся.

—Успокойся, милая.

—Что ты собираешься делать?

—Ничего такого, что могло бы скомпрометировать твою добродетель и заставить Пэтти охотиться за мной всю оставшуюся жизнь. Теперь, закрой глаза.

Я чувствовала себя немного не по себе, но мне стало любопытно. Вполне возможно, он мог показать мне что-нибудь полезное. Отодвинув сомнения в сторону, я вновь легла на спину и закрыла глаза, готовая в любую секунду подорваться, если того потребует ситуация.

—Теперь, я хочу чтобы ты расслабилась и сосредоточилась на чувстве осязания. Я буду хорошим мальчиком. Обещаю.

Просто —опыт построения доверительных отношений, верно? Я сделала глубокий вдох и, успокоив дыхание, вытолкнула прочь все свои ощущения.

Голова. Шея. Плечи. Живот. Спина. Талия. Бедра. Икры. Лодыжки. Пальцы ног. Все покалывало.

Я чувствовала переплетения ниток ткани хлопковой блузки и джинсовых шорт. Покрывало на кровати казалось шершавым, потому что состояло из тысяч синтетических ворсинок. Пряди волос нещадно щекотали мои виски и шею.

И тут, ох!.. Я жадно втянула воздух и как-то умудрилась сохранить свои глаза закрытыми, когда теплая подушечка его пальца прижалась к моей ладони.

Я сосредоточилась на этом.

—Я могу чувствовать твой отпечаток пальца! —прошептала я.

Он не ответил.

Он убрал палец с моей ладони и уже через секунду в его руках находилась моя покалывавшая от чувствительности ступня. Его пальцы массажировали каждый пальчик моей ноги, применяя оптимальное количество давления, чтобы мне не было щекотно. Потом его пальцы проследовали дальше по изгибу моей ступни к самой пятке, затрагивая все те мышцы, которые никогда раньше не пользовались подобным вниманием и сейчас ликовали от удовольствия.

Он двинулся дальше, и мои лодыжки замлели под его умелыми руками.

Неожиданная паника охватила мой мозг, когда я осознала, что он продвигается прямо к моим икрам.

Я не делала депиляцию!

—Подожди, —воскликнула я, наполовину поднявшись. —Только не ноги. Они…

Я была слишком смущена, чтобы закончить.

—Они прекрасны.

Его лицо оставалось непроницаемым, но его глаза улыбались.

—Нет, пожалуйста. —Я протестующе прижала колени к груди и пробормотала: —У меня не было утром времени принять душ.

Теперь он рассмеялся.

Это был изумительный смех, глубокий и насыщенный.

—Все в порядке. Хорошо, только не ноги. Но ты многое теряешь. Я еще… не закончил с тобой. Перевернись на живот и расслабься.

Я подчинилась и закрыла глаза, позволив своим конечностям лежать в пассивном состоянии.

Переместившись на живот, я почему-то почувствовала себя в немного большей безопасности.

—Ммммм… —Простонал он, еще даже не коснувшись меня.

—Что? —пробормотала я сквозь мешавшую подушку.

—О, ничего. Просто, у тебя отличная маленькая…

Я перевернулась на бок, метнув на него убийственный взгляд. Он поднял руки ладонями вверх.

—Извини! Парню крайне сложно не заметить. Честно, образцовое поведение —начиная прямо с этой секунды.

Я мысленно изменила мнение о безопасности прибывания на животе. Вновь приняв исходное положение, мне было уже сложнее расслабиться.

Когда он заговорил вновь, его голос казался успокаивающим и хриплым.

—Мне нужно, чтобы ты доверяла мне и оставалась расслабленной. Я собираюсь немного поднять блузку, чтобы достать до твоей спины.

Я почувствовала дрожь, когда кофточка приподнялась, и холодный воздух коснулся моей обнаженной кожи. Но это было ничем по сравнению с ощущением, которое я испытала, когда десять горячих пальцев нашли мою поясницу и принялись круговыми движениями гладить мою кожу.

Кончики его пальцев едва касались меня.

Каждая клеточка моего тела пребывала в состоянии электрического напряжения. Все протестующие мысли исчезли.

И именно в тот момент, когда я думала, что больше не вынесу легких, как перышко, прикосновений, его ладони стремительно опустились, и сильные пальцы стали массировать круги от самой моей поясницы до лопаток.

Я с трудом заглушила стон наслаждения.

Хорошо. Может быть, он был и прав относительно осязания. Может быть, это чувство, действительно, стоило того, чтобы быть номером один среди всех остальных.

Умелым движением его умные руки пробрались через неудобную застежку бюстгальтера и массирующими движениями впились в мои застывшие плечи.

Под его пальцами мои напряженные мышцы сначала охватил неожиданный спазм, а потом они превратились в абсолютное желе. А его ладони уже были поверх моих плеч. Несчастная блузка натянулась до предела.

Одна из его рук потянулась, чтобы убрать в сторону волосы, затянутые в хвост.

И тут появилось самое лучшее ощущение из всего того, что было раньше: его губы на моей шее чуть ниже затылка.

Он целовал меня.

В шею.

Мне следовало остановить его, подумала я, но мягкость его губ была такой… Ох. Я могла чувствовать красоту каждого изгиба его губ, когда они касались пор моей кожи.

Единственными звуками в комнате были наше биение сердец и дыхание.

Почему он должен был пахнуть так непозволительно хорошо? Будет ли это так уж неправильно, если я поцелую его? Всего один маленький поцелуй? Мой мозг был словно в тумане.

Я пыталась совладать со своим дыханием, когда его рот открылся и прильнул к моему уху. Наклонив голову, я обеспечила ему лучший доступ.

Плохо. Прикосновение его языка заставляло мою кожу гореть. Его губы уже были на моем подбородке, и я могла без труда вдыхать неотразимый аромат его кожи.

В этот самый момент я как-то смогла себя убедить, что ситуация находилась полностью под моим контролем, и что короткий поцелуй не окажется такой уж большой проблемой.

Повернувшись к нему, я подняла свои руки поверх его плеч. Запустив пальцы в его волосы на затылке, я, преодолевая последние миллиметры, притянула его лицо к своим ждущим губам.

Поцелуй оказался куда более впечатляющим и интимным, чем я могла бы осмелиться представить.

Его щеки и подбородок были жесткими, но наши губы казались такими мягкими, осторожными и неспешными.

Я почувствовала его голод, как только его губы прижались сильнее. Это было именно то, чего я хотела.

Его рука потянулась к моей талии, огибая контуры моих бедер. Я могла целовать его всю ночь. Это было самое потрясающее ощущение во всем мире. Кончик моего языка касался его —играя и провоцируя.

Я была так удовлетворена этим поцелуем. Но для него этого было недостаточно. Его рука проследовала под блузку, касаясь моего живота и грудной клетки, остановившись на небольшой выпуклости моего лифчика.

Одного легкого сжатия его руки хватило, чтобы чары были разрушены, и я оторвала свой рот от него.

Резким щелчком я захлопнула свое чувство осязания. Переместив руки из каштановых волос на его грудь, я оттолкнула его прочь. После чего сама приняла сидячее положение.

Когда Кайден посмотрел на меня, неудовлетворенное физическое желание свирепствовало в его глазах, подобно бушующему шторму.

Он наклонился, чтобы снова поцеловать меня, но я удержала свои руки на его груди.

Его красная звезда пульсировала и клокотала передо мной, приняв такой размер, какого я никогда прежде ни видела.

—Ты обещал мне свое образцовое поведение, —напомнила я ему, задыхаясь.

—Ты меня поцеловала, Анна, —прорычал он. Его голос стал очень глубоким.

—Хорошо. Но ты спровоцировал меня, поцеловав мою шею.

—Правда. Я не планировал этого.

Его хриплый голос и пылающие глаза, говорили о том, что мне пора уносить ноги.

Поспешив на край кровати, я соскочила и принялась расхаживать по комнате. Стянув резинку с выбившихся волос, я вновь затянула тугой хвост на макушке.

Я очень старалась не думать о вкусе его губ. Что ж… я получила свой первый поцелуй, и теперь никогда не буду той, что прежде.

—Почему ты остановилась? —спросил он.

—Потому что ты стал двигаться дальше… к другим вещам.

Он потер подбородок.

—Хммм, действовал слишком быстро. Ошибка дилетанта.

Я скрестила свои руки опять, наблюдая, как он проводит анализ случившегося в голове, словно тренер, прокручивающий плохо сыгранную игру.

Невероятно.

Тут он снова сфокусировал свой взгляд на мне.

—Но я вижу, что ты все еще хочешь меня.

Я одарила его своим самым убийственным взглядом, хотя мне было чрезвычайно тяжело даже просто смотреть в его сторону.

Боже, он был неотразим! И к тому же —абсолютный игрок. Этот поцелуй ничего для него не значил.

—Ох, —произнес он с невеселой усмешкой, —началось. Теперь мы злимся. Или вроде того. Ты, видимо, не в состоянии освоить по-настоящему хороший гнев…

—Хватит!

—Извини… я что, произнес это вслух?

—Я могу читать эмоции людей тоже. Ну… кроме тебя. Но, по крайней мере, у меня хватает приличия пытаться не замечать их откровения, предоставляя им хоть какое-то подобие эмоциональной частной жизни.

—Да уж. Как невероятно прилично с твоей стороны.

Он продолжал лежать на моей кровати с совершенно непринужденным видом. Я наклонилась, схватила подушку и бросила в него.

—Битва подушками? —Он поднял бровь.

—Слезь с моей кровати. Пожалуйста. Я готова лечь спать.

Он поднялся и сделал широкий жест рукой в сторону постели.

Я забралась под шершавое покрывало и отвернулась к нему спиной, только потом сообразив, что не переоделась в пижаму. Но, конечно же, вставать из-за этого сейчас я не намеревалась.

Я чувствовала его взгляд на своей спине.

—Но, я думал, что мы могли бы раздеться догола, совсем, как Адам и Ева. Это ведь так естественно…

Я задохнулась. Мой мозг услужливо забыл эту часть разговора со Скоттом! Невероятно унизительно. Я сжалась в тугой комок.

—О, да ладно. Ты еще даже не поблагодарила меня.

—За что? —спросила я, все еще не глядя.

—За то, что спас тебя от облизыванья с этим идиотом. Ты ведь не фантазировала о нем всерьез, верно?

Мои щеки горели, и я была рада, что лежала, отвернувшись. Я упрямо держала рот на замке.

—Значит, вот это как? —спросил он.

Я проигнорировала его.

—Я всегда терялся в догадках, на что это будет похоже.

Это замечание заинтересовало меня в достаточной степени, чтобы повернуться.

—Что на что будет похоже? —спросила я.

—Отказ.

Казалось, он был полностью погружен в собственное открытие.

—Что ты сказал? Что ни одна девушка никогда не говорила тебе "нет"?

—Ни одна.

Что ж, это многое объясняло.

—А ты сам? —поинтересовалась я. —Ты когда-нибудь останавливался или говорил "нет" девушке?

Он рассмеялся так, словно я сказала нечто нелепое.

—Зачем мне это делать?

—По множеству причин, —произнесла я. —Не бери в голову, просто иди спать. У нас завтра долгий день.

Я отвернулась от него снова. Ткнув пару раз подушку, я положила на нее голову.

—Полагаю, я все же отказал одной, но она не считается, —произнес он.

—Почему нет?

—Потому что она была Нефом.

Едкая досада сжала мою грудь.

—Это, должно быть, та самая часть, где я принимаю холодный душ? —спросил он.

—Хорошая идея.

Когда он был в ванной с включенной водой, я вскочила и переоделась в пижаму.

Затем я прыгнула обратно в кровать, тараторя себе под нос: "Не думай о поцелуе"

Не думай о поцелуе.

Невозможно.

Я лежала очень тихо с закрытыми глазами, когда он вернулся в комнату.

Поток свежести пахнул в моем направлении. Я слушала, как он передвигался по комнате в течение нескольких минут, потом раздался звук открывшейся двери.

Сев на кровати, я обнаружила Кайдена в дверном проходе.

—Куда ты уходишь? —спросила я, когда он закрывал дверь.

Он оглянулся.

—Я должен работать.

Почему я чувствовала себя столь ошеломленной и даже оскорбленной?

—Должен? Или хочешь? —бросила я с вызовом.

—Почему это должно иметь значение, Анна? —сухо спросил он. —Я ухожу сейчас. —Он сделал движение, чтобы закрыть дверь.

—Куда ты идешь? —крикнула я.

—Я решил навестить девушку за стойкой администратора, раз уж она меня пригласила. Так что, если ты не передумала…

В его глазах мерцало обещание, и я покачала головой. Я не передумала. Больше ничего не произойдет в стенах этой комнаты.

Но я хотела, чтобы он остался.

Я опустила глаза на вызывавшее зуд стеганое одеяло.

—Не думаю… —услышала я его бормотание.

Затем он выключил свет и с силой закрыл дверь.

Я лежала, пытаясь не представлять, как выглядит та девчонка у стойки, и как его губы очень скоро будут на ее губах.

Я рыкнула, разочарованная своей собственной глупостью, и перевернулась на другой бок.

Мне очень хотелось, чтобы я могла уснуть и оставить все случившееся позади, но, как бы я не пыталась, покой обходил меня стороной. Я подумывала включить телевизор, но мне не хотелось, чтобы Кайден знал, что мое предательское сердце ждало его возвращения.

Через мучительные два часа он вернулся. Я лежала очень тихо, делая вид, что сплю.

Он зашел прямо в ванную, чтобы умыться. Через пару минут он забрался в свою кровать, и все затихло.

—Анна? —Его голос был низким.

Конечно же, он знал, что я не сплю.

Я не ответила, но это его не остановило.

—Тебе, по крайней мере, понравился твой первый поцелуй?

Я хотела сказать ему, чтобы он заткнулся, но приступ гнева куда-то быстро улетучился.

—Просто спи, Кайден.

Я закусила губу, совершенно сбитая с толку.

Почему я не могла злиться на него? Все, что он делал вызывало у меня бурю сумасшедших эмоций, но злости среди них не было.

У меня не было права сердиться. Глупое заблуждение —полагать, что он не станет работать во время нашего путешествия.

Мне стало легче после того, как он вернулся в номер.

Кайден вздохнул, и спустя некоторое время стало ясно, что он не собирался говорить больше ничего.

Напряжение растворилось. Всю ночь я нещадно ворочалась, проигрывая в памяти тысячи раз сцену своего первого поцелуя.

Глава 11

Здоровый страх

Никто из нас не подумал поставить будильник, но яркий солнечный свет, проникавший сквозь занавески, сделал свое дело.

Я потянулась и откинула спутанные простыни в сторону, потом повернулась посмотреть не проснулся ли Кайден.

Его глаза тоже были открыты. Он зевнул, заставив меня зевнуть тоже.

Я могла бы проспать еще несколько часов, но для сегодняшнего утра и так провела в постели достаточно времени.

Кайден прислонился к изголовью кровати, закрыв глаза. Под его загорелой кожей можно было заметить каждый упругий мускул. Я прилично загорела этим летом, но это было ничего по сравнению с ним.

Подобные наблюдения заставили меня задуматься о его родословной, которая могла включать в себя все что угодно, от Италии до Южной Америки.

Он, наверное, даже сам этого не знал.

Пока глаза Кайдена были закрыты, я разглядывала его без стеснения.

Его плечи выглядели уверенно сформированными, а мышцы рук —крепкими. Его торс —вот уж где было на что посмотреть… подтянутая грудь, переходившая в отчетливо просматриваемые кубики брюшного пресса. Хотя, если говорить объективно, он не обладал идеальными формами, которые могли бы заставить девушку чувствовать себя неловко из-за собственной не совершенности.

Далее следовала талия, переходившая к бедрам, на которые и было накинуто гостиничное одеяло.

Я резко оторвала от него взгляд, когда он пошевелился. Уголком глаза я видела, как он легко отбросил одеяло в сторону и переместился на край кровати ближе к окну. Он встал, не глядя меня, и поднял руки в основательном потягивании.

Когда я посмотрела снова, мои глаза упали на его обнаженный зад.

Боже праведный! Я закричала и зарылась лицом в подушку.

—Что?! —услышала я его вопрос. —Ты увидела таракана?

—Почему ты голый?! —Я не посмела поднять мое покрасневшее лицо.

—Хм. И это все? —спросил он. —Я всегда сплю обнаженным. Я не знаю, как ты выносишь всю эту одежду.

—Невероятно, —пробормотала я.

Собравшись с мыслями, я прошла в ванную.

Мы были в дороге уже более чем 100 миль и еще даже не заговорили.

Кайден целую вечность рылся среди местных радиостанций в поисках чего-то подходящего. Затем мы услышали: "Я обожаю сексуальные попки…"

Он издал короткий смешок и покачал головой, прежде чем снова поменять станцию и остановился на мрачных женщинах-рокершах.

Я, не отрываясь, смотрела в окно на зеленые ограничители трассы I-40.

Мы проезжали мимо ранчо и ферм, некоторые из которых были новыми, а другие —покосившимися и заброшенными.

Мы, должно быть, встретили на своем пути все породы крупного рогатого скота, известного человеку.

—Голодна? —спросил Кайден.

Я пожала плечами и кивнула.

Он въехал на почти пустую стоянку кафе, где подавали блинчики. Пройдя в блинную, мы разместились в кабинке на скрипящих диванных подушках.

К нам подошла усталая на вид официантка, не намного старше нас. Горячая энергия исходила от низа ее живота.

—Что я могу предложить вам выпить? —спросила она неприветливо.

—Кофе, —произнес Кайден.

Она посмотрела на меня.

—Горячий шоколад, пожалуйста.

Она отошла, чтобы получить наши напитки.

—Она беременна, —прошептала я.

Он посмотрел на нее и покачал головой.

—Не похоже, —сказал он. —Впрочем, это ничего не значит. Иногда, по женщине не определишь ее положение до середины беременности. Одна девочка в школе скрывала это от всех до шестого месяца беременности.

—Я могу чувствовать ребенка, а ты?

—Нет.

Может быть, это было мое воображение, но он, казалось, немного смутился из-за того, что я могла сделать что-то, что он не мог.

Мы оба наблюдали за ней, пока она наполняла кружки. Казалось, ей было как-то не по себе; ее укрывало облако серого. Она принесла наши напитки и приняла заказ блюд.

Я попыталась улыбнуться ей, но она избегала моего взгляда.

Кайден отпил свой черный кофе.

Я ложечкой сняла взбитые сливки с моего какао и съела их перед тем как заговорить. Я уже боялась того, что собиралась сказать.

—Кайден… как ты думаешь, ты мог бы попытаться быть джентльменом, по крайней мере, пока мы путешествуем вместе, и, возможно, спать в шортах?

—А-ах… Понимаю. —Он откинулся назад. —Вид моего зада изрядно напугал тебя, верно?

—Я серьезно, —проговорила я.

Он сделал глоток кофе.

—Для полной ясности должен сказать, что я —не джентльмен, но… сделаю исключение на этот раз. Больше никакого сна в обнаженном виде, пока мы путешествуем вместе. Довольна? Теперь ты можешь перестать так зло на меня смотреть. Глянь —сюда идет наша еда.

Живот мой заурчал при виде блинчиков с огромной ложкой масла, растекающегося по поверхности.

Но при виде еды Кайдена мои глаза полезли на лоб. Блинчики, омлет, сосиска, бекон, ветчина, овсянка и тост! Для всего этого понадобилось три тарелки.

Он широко улыбнулся мне и набросился на еду.

Я умирала с голоду.

Мы съели все до последнего кусочка и затем откинулись на скрипучие сиденья кабинки, чувствуя сонливость от переизбытка еды.

Внезапно Кайден выпрямился, и мрачная тень пробежала по его лицу. Он показал мне жестом, чтобы я пригнулась, и я так и сделала. Испуг в его взгляде напомнил мне тот момент, когда его отец вернулся домой.

—Вот они и проблемы, —пробормотал он.

Я начала поворачивать голову, но он прошипел: —"Не смотри!"

—Куда? —спросила я.

Сейчас я смотрела только на него.

Он наклонил голову в направлении нашей официантки, стоявшей за ближайшей стойкой.

—Прикрой свой символ, —прошептал он.

Я осмотрелась по сторонам и схватила десертное меню, держа его перед собой. Я подождала секунду и потом перевела взгляд на официантку.

Она наливала воду в кофеварку. Во время этого процесса, ее рука дрогнула. Она остановилась и ухватилась за стойку, чтобы обрести равновесие. Ее затуманенный серый совсем потемнел, а подбородок задрожал.

Больше всего меня поразило то, что ее белое облачко —ее ангел-хранитель —было изменчивым и прыгающим от возбуждения.

Я видела, как это происходило раньше, но я не понимала почему. Через мгновение все успокоилось.

Повар за окном задал официантке вопрос о заказе, и она бросила что-то в ответ.

—Оно ушло, —прошептал Кайден с облегчением.

—Что только что произошло? —спросила я.

—Дух демона. Ты не можешь их видеть?

—Я ничего не видела.

Я огляделась по сторонам, все меньше вжимаясь в кресло.

—У всех Нефов есть способности видеть их. Ты должно быть просто еще не готова.

Наша официантка подошла к нам с нескрываемым нетерпением.

—Что-нибудь еще?

—Нет, спасибо, —ответила я ей. —Все хорошо.

Она бросила чек на стол и забрала наши блюда, не сказав больше ни слова.

Кайден откопал бумажник в заднем кармане и положил двадцатку сверху на чек.

—Думаешь она сердится на нас? —спросила я.

Хотя я и видела эмоции, я не могла распознавать, в чем их причина.

—С чего бы это? Она растроенна, потому что не может понять, почему ни с того ни с сего чувствует прилив негативных эмоций. Скорее всего она пытается обвинить в этом что-то —обычно, других людей или недостаток сна, гормоны… да все, что угодно… вместо того, чтобы справиться с эмоциями. Вот так вот круг и замыкается.

—Так ты говоришь —я наклонилась к нему и прошептала через стол —что нашу официантку только что посетил демон?

Он кивнул, устраивая соль, перец, сахар и приправы в организованный ряд.

Я подумала о нашем счете и посчитала в уме. Она получила около 5$ чаевых. Что-то подсказывало мне, что ее проблемы начались с денег.

Я вытащила 10-долларовую купюру из моих сбережений, которые я хранила в карманной книге и положила поверх двадцатки Кайдена.

—Ты ведь знаешь, что счастье не купишь, —произнес он.

Он выглядел дьявольски привлекательно, от чего я почувствовала дрожь и откашлялась.

Я обернулась к нашей официантке —сейчас ангел, казалось, обнимал ее.

—Ангелы-хранители всегда рядом? —спросила я, все еще наблюдая за этой сценой.

—Да. Они рядом с людьми, даже когда те посещают туалет… или занимаются сексом.

Я закрыла глаза и покачала головой:

—Конечно же, ты не мог этого не сказать.

—Ты спросила. И не волнуйся. Они слишком чисты и покорны, чтобы заниматься подглядыванием.

Говорить об ангелах в подобном тоне, казалось, совершенно неуважительным. Я попыталась придумать другой вопрос.

—Значит, те демоны, которые посещают людей, являются в форме духов?

—Совершенно верно. Хорошо, что это длинная поездка. Мне нужно многому тебя научить.

Он встал, и я последовала за ним, как только подошла официантка.

Она глазела на две купюры на столе.

—Я принесу вашу здачу, —сказала она.

—Не нужно, она ваша, —почти промурлыкал Кайден.

Он смотрел на нее слишком долго, и ее цвета мгновенно перешли от бледно-зеленой благодарности к воспаленному красному.

—Да, спасибо вам еще раз, —произнесла я. Мой голос прозвучал громче, чем я планировала. —Хорошего дня!

Я пнула лодыжку Кайдена своей ногой, и он сдвинулся. Мы вышли на улицу и побрели к машине, подкидывая ногами валявшиеся на пути камешки.

—Долгая же это будет поездка, если ты будешь бросать девушкам двусмысленные взгляды каждый раз, когда мы останавливаемся.

Я старалась, чтобы мой голос звучал легко.

—Двусмысленные взгляды? —спросил он

В этот момент мы забирались в его машину. Он сел на место водителя и повернулся ко мне. Волосы упали ему на лоб, закручиваясь на кончиках у самых бровей. В его лице не было округлостей, оно все состояло из углов. Но именно его голубые глаза делали его совершенно неотразимым.

—Как будто ты не знаешь, что делаешь, —сказала я.

—Я работаю.

—Хмммммм. Ладно. У той бедной девушки день и так был достаточно плохой, чтобы еще ты забивал ей голову всякими фантазиями.

Я пристегнула ремень безопасности, с большей чем необходимо силой потянув его, и он завел машину.

—Думаю, она и сама вполне способна справиться с этой задачей. Кто-нибудь, услышав тебя, может подумать, что ты ревнуешь, но я вижу, что нет. Непостижимо. Ты действительно беспокоишься о ней?

—Почему в это так трудно поверить?

—Ты ее даже не знаешь, —возразил он

—Возможно чувствовать сострадание и к незнакомцам.

—Она забеременела вне брака, —бросил он.

—Она сделала свой выбор. —Мы не знаем ее обстоятельств.

Он следовал указателям, направлявшим обратно на западное шоссе I-40, и я почувствовала, что спор окончен.

—Почему ты говоришь, что я не желаю видеть демонов? —спросила я.

—Рискну предположить, что ты еще не открывалась злу. Ты должна действительно желать увидеть это и принять его таким, какое оно есть.

—Я не хочу открываться злу. Мне даже не нравится смотреть новости. Я знаю, что зло где-то там, но подробности слишком болезненны —чувствовать страдания всех этих людей тяжело для меня.

Он наградил меня насмешливым взглядом.

—Что ты имеешь в виду: "чувствовать их страдания"?

—Мне не всегда удается блокировать их эмоции, особенно, если это группа людей со множеством негативных эмоций. Я стараюсь отогнать их, но иногда они все же просачиваются, и это причиняет боль.

—Ты имеешь в виду, что на самом деле чувствуешь эмоции, которые они источают? Не просто видишь их?

—Ага, —сказала я, —а ты нет?

—Нет! Я могу видеть только их цвета. Должно быть, способность чувствовать эмоции ты унаследовала от матери.

—Оу.

Я не знала, что на это сказать.

—Подожди, —воскликнул он, и настораживающая тень улыбки тронула его губы.

—Значит ли это, что ты чувствуешь физическое желание, если кто-то рядом его испытывает?

—Нет, извращенец. Все не так —это больше похоже на неудовлетворенное сильное влечение к кому-либо. Это неудобно.

—Хммм. Как жаль. Ладно, без обид, —сказал он, —но ты должна стать немного жестче. Для тебя же будет лучше, если ты будешь видеть демонов и знать, что они затевают.

Он был прав.

Я знала, что мне придется с этим столкнуться, но прямо сейчас я была сосредоточена на получении информации.

—Что именно делают демонические души? —спросила я.

—Они нашептывают не-очень-милые мелочи людям в уши.

Он вел машину одной рукой.

В свободной руке он отвлеченно вертел между пальцами ручку.

—Что ты имеешь в виду?

—Знаешь такой маленький голосок у тебя в голове? —спросил он. —Который людям нравится называть своей "совестью"? —я кивнула.

—На самом деле это послания, которые люди получают от своих ангелов-хранителей. Смотри… духи демонов нашептывают людям различные мысли, и эти демонические идеи борются в сознании человека с его собственными чувствами, а так же с сообщениями, которые посылают людям ангелы-хранители. Старое клише на счет черта на одном плече и ангела на другом не далеко от истины. Демон может нашептать девушке, что она некрасива и недостойна любви. Потом он уходит. Его работа сделана. Он направляется к следующей жертве. Ангел же этой девушки шепчет, что она красива и достойна, бла, бла, бла. Как ты думаешь, чему она поверит? Это было так несправедливо.

Я поспешила задать свои вопросы.

—Как часто демоны посещают людей?

—Зависит от необходимости. Раз в месяц. Раз в год. Для каждого человека по-разному.

—Почему им позволено это делать? —я не могла не почувствовать предательства по отношению к человечеству.

Я была потрясена пронизывающей остротой ответа Кайдена:

—Может потому, что Творец не такой хороший и любящий, как ты о Нем думаешь.

—Ты зол на Него? —я не была уверена, почему меня это удивило.

—Он никогда не оказывал мне никаких одолжений. Я был проклят с момента зачатия, и ты, возможно, тоже… С участием твоего ангела или без него.

—Что ты под этим подразумеваешь?

Он провел рукой по волосам и пристально посмотрел на дорогу.

—Я подразумеваю, что для Нефов нет искупления грехов. Это первый урок, который мы выучили во время тренировок. Мы отправимся в ад, так же как и наши отцы.

—Подожди.

Что? Должно быть он ошибся.

—Я не понимаю, как это может быть возможно, —возразила я. —Может быть, твой отец просто не хочет, чтобы тебя посещали возвышенные идеи не быть чудо-блудным мальчиком?

—Увидим, —произнес он. —Спроси своего отца, когда встретишься с ним.

Я попыталась сосредоточиться на пейзаже, а не на полнейшей путанице в голове. Но я даже не смогла себя заставить восхититься границей штата Техас. Все, о чем я могла думать, —это возможность быть приговоренной к аду.

Это не могло быть правдой. Я обязательно узнаю правду, хотя мне и не хотелось, чтобы источником моих знаний был демон, который подарил мне жизнь.

Я прислонилась к двери, потерявшись взглядом в бесконечных просторах дороги, и закрыла глаза.

Легкий толчок в руку заставил меня открыть затуманенные глаза и оглядеться вокруг.

Я выпрямилась и пригладила волосы назад, пока мой взгляд фокусировался. Казалось, мы затерялись среди безлюдных территорий. В милях от цивилизации.

—Извини, что разбудил, но мне надо заправиться.

Мы заправились в небольшом деревенском магазинчике, в котором ко всему прочему купили сандвичи, яблоки, напитки и дорожные печенья, сделанные женой владельца.

Кайден был покорен техасским выговором владельца. Он задал ему нелепое количество вопросов только для того, чтобы тот продолжал говорить.

Кайден даже попытался скопировать акцент несчастного, когда забрался в машину. Я смеялась во весь голос, пока он имитировал техасский протяжный говор.

—Он не говорил ничего подобного!

—Но я всегда хотел это произнести. Я люблю американцев. У тебя тоже есть легкий акцент, но, конечно, не столь безумный, как у него.

—Правда?

Он кивнул.

Кроме употребления время от времени общераспространенной фразы "вы все", я не думала, что говорю, как южанка, но, полагаю, человеку всегда сложно объективно судить о себе самом.

—Расскажи мне о тех местах, где ты жил.

Я повернулась к нему полу боком и развернула первый из его сэндвичей. Обернув низ булочки салфеткой, я протянула его Кайдену.

—Спасибо.

Он откусил огромный кусок и начал говорить после того, как проглотил:

—Я родился в Лондоне. Моя мать умерла при рождении ребенка также, как все матери Нефелимов.

Он укусил еще раз, пока я размышляла.

—Я вырос, находясь то там то здесь, на островах Британии: Англия, Ирландия, Шотландия, Уэльс. Я провел какое-то количество времени во Франции, Италии и Южной Африке. В Штатах я нахожусь впервые. Вначале я был разочарован Атлантой —хотелось жить в Нью-Йорке —но потом этот город стал мне нравиться все больше.

Все касающееся Кайдена было волнующим и экзотичным. Для меня это путешествия являлось самым первым в жизни, а он успел уже так много повидать.

Я грызла яблоко, довольная тем, что оно было крепким, а не мягким.

—Какое из мест стало твоим любимым? —спросила я.

—Я никогда не был слишком привязан ни к одному из мест. Я полагаю, если бы такое место существовало, это было бы… здесь.

Я замерла в середине процесса, перестав жевать, и внимательно посмотрела на его лицо. Кайден не смотрел на меня. Он сжимал свою челюсть, будучи совершенно напряженным. Говорил ли он серьезно или дразнил меня? Я проглотила то, что успела откусить до его слов.

—"Полуостров" штата Техас? —уточнила я.

—Нет.

Он, казалось, подбирал каждое слово с тщательной осторожностью.

—Я имею в виду здесь, в машине. С тобой.

Покрывшись мурашками, я отвела от него взгляд и посмотрела на бежавшую впереди дорогу. Моя рука, державшая яблоко, упала на колени.

Он откашлялся и попытался объяснить:

—Я никогда и ни с кем не разговаривал подобным образом с тех пор, как приступил к работе. Я не разговаривал так, даже с теми четырьмя людьми, которых называю своими единственными друзьями. У тебя есть Пэтти и даже этот твой бойфренд. Так что, наш разговор с тобой для меня своего рода облегчение. Нечто вроде… приятного.

Он снова откашлялся.

Боже мой.

Неужели между нами произошел какой-то особенный момент? Я продолжила говорить с большой осторожностью, надеясь не разрушить атмосферу.

—Мне приятно… тоже, —проговорила я. —Я никогда не рассказывала ни о чем Джею. Он не имеет ни малейшего представления. Ты —единственный, с кем я об этом говорила, исключая Пэтти, но это не то же самое. Основную информацию она узнала от настоятельницы монастыря, в котором я родилась.

—Ты родилась в монастыре, —констатировал Кайден.

—Да.

—Естественно.

—В любом случае, —продолжила я, —я никогда не рассказывала Пэтти о тех изменениях, которые происходили во мне, или о тех вещах, которые могла делать, пока взрослела. Поэтому я могу понять одиночество.

—Даже если так, —произнес он. —Ее любовь к тебе…

Вот мы и дошли до этого.

Я росла с любовью и ничем больше.

Кайден рос с абсолютным пониманием того, кто он есть, и полным набором материальных благ, но без любви.

—А что же девушки, с которыми ты встречался? —осведомилась я, осознавая, что перехожу границы. —Уверенна, были те, которые тебя любили, и, возможно даже, те, которых любил ты…

—Ни одна девушка не любила меня. Необходимо знать кого-то, чтобы любить. Все они были просто страстно увлечены. Они хотели обладать мной. Это природа физического желания.

Мой желудок сжался от вины, когда я распознала в себе те чувства, которые он описал.

Но в тот самый момент, как я начала опасаться, что он заметит, в моей голове мелькнул образ Джейми Мур.

Она была бы способна его полюбить, если бы получила шанс. И, насколько мне не хотелось о ней думать, я чувствовала непреодолимое желание узнать больше о том, что случилось.

—В нашей школе учится девочка, с которой ты встречался в прошлом году. Я полагая, это случилось, когда ты только приехал. Она действительно хорошая.

—Джейми Мур?

Он кивнул в знак признания, но продолжал смотреть на дорогу.

Я не стала продолжать, опасаясь, что и так слишком увлеклась; к тому же тема заставляла меня нервничать.

—Смотри, здесь вот в чем дело, —произнес Кайден. —Они все с самого начала знают, что меня не интересуют отношения. Я никогда не лгал ни одной из них. Нет необходимости. Правда ранит сильнее, чем ложь. Джейми думала, что может изменить меня. Это было глупое предположение.

Казалось, он хотел, чтобы я поверила в его бесчувственность, но я не верила. За всеми его словами я видела проблески чего-то неравнодушного. Поэтому я решила капнуть поглубже.

—Ты когда-нибудь испытываешь сожаление или грусть оттого, что причиняешь им боль? —Я поспешила продолжить до того, как он ответит. —Пожалуйста, я не собираюсь судить. Просто пытаюсь понять тебя.

Он сжал руль сильнее, от чего костяшки его рук побелели.

—Что, если я скажу —нет, ммм? Что если я не испытываю никакого сострадания к тем, кому причиняю боль, или —еще лучше —тем, кто позволяет причинить себе боль и даже ищет этого?

Я держала свои руки на коленях и смотрела невидящим взглядом на надкусанное яблоко, постепенно темневшее по краям.

—Тогда мне было бы жаль тебя, —произнесла я.

—Почему?

—Потому что это печальный образ жизни и… я беспокоюсь о тебе.

—Не говори так. —Его тон был резким, почти сердитым. —Тебе не следует говорить об этом… о заботе. Ты едва меня знаешь.

—Ты тоже едва ли меня знаешь. И все же мы сейчас здесь. Ты предложил взять меня в эту поездку. Ты отвечаешь на мои бесконечные вопросы. Ты не принуждал меня ни к чему и не выдал своему отцу. Я рада находиться здесь, с тобой.

Вот.

Я сказала это.

Какое-то мгновение мы всматривались в глаза друг другу, прежде чем он вновь отвернулся к дороге и его хватка на руле ослабла.

Мой пульс снизился до нормального.

—Я бываю с девушкой только один раз, —начал он. —Иногда провожу время с одной девчонкой два… максимум три раза. Но я стараюсь никогда не думать о них, как о личностях. Чисто физическое удовлетворение. Я не обещаю звонить. Я даже не даю мой номер телефона; они сами его берут у других людей. Они приходят на выступления группы или на вечеринки, где я бываю, и делают мне подарки —уверен, ты можешь себе представить.

Хотелось бы мне, чтобы я не могла.

—Но после нашей третей встречи, Джейми дала мне нечто отличное от других. Она записала диск. Я видел, что она его детально продумала. Она сказала, что каждая композиция имела свое убийственное барабанное соло или уникальное ударное отступление. Это была отличная подборка. Мы встречались с ней три недели, довольно часто. Но, когда она сказала, что любит меня, мне пришлось порвать с ней. Мне нужно было, чтобы в конце она возненавидела меня. Поэтому на одной из репетиций я оставил свой телефон включенным с ее фотографией, одной из тех, что она мне присылала.

Он кинул на меня быстрый вызывающий взгляд, после чего вновь посмотрел на дорогу.

Полагаю, мне нужно было услышать все это.

Я совершенно во всем запуталась.

—Ты был в нее влюблен? —спросила я.

Он застонал и покачал головой:

—Боже, Анна.

Я вздрогнула.

—Верно. Забыл, что я еду со святошей.

Он вздохнул и, прежде чем продолжить, провел рукой по волосам:

—Нет. Я не был в нее влюблен. Я никогда и ни в кого влюблен не был. Я всего-навсего отвечаю на твой вопрос о том, было ли мне жаль кого-либо. Ответ —да. Ее мне было жаль. Боже, я не верю, что говорю об этом с тобой.

Прислонившись к спинке кресла, я смотрела в окно на растянувшиеся пейзажи Техаса, залитые вечерним солнцем, надеясь, что Кайден не видит, как я вытираю одинокую слезу сострадания, катившуюся по моей щеке.

—Не жалей меня, Анна, и не думай обо мне хорошо, только потому что я сделал это признание. Не обманывая себя, думая, что я не наслаждаюсь своей работой. Потому что я наслаждаюсь. Ты должна знать, с кем ты имеешь дело.

Что ж, настало время узнать больше о том человеке, с которым я имела дело.

—Ты когда-нибудь накачивал девушку наркотиками или подмешивал что-либо в ее напитки? —осведомилась я, все еще всматриваясь в вечерний Техас.

—Нет. Это для неуверенных в себе.

—Ты когда-нибудь использовал девчонку в своих интересах, если она пьяна или потеряла сознание?

—Нет. В чем смысл, если она не сможет вспомнить?

—Принуждал к чему-либо, что девушка не хотела?

—Нет. Пытаешься быть психологом?

—Я не сомневаюсь, что ты испытываешь физическое наслаждение, Кайден. Если ты хочешь, чтобы я знала, с кем имею дело, тогда ответь: тебе доставляет удовольствие причинять людям боль?

Я видела, как его грудь поднялась и опустилась в молчаливом вздохе. Его голос был лишен каких-либо чувств и граничил с раздражительностью.

—Я ничего к ним не чувствую. Я игнорирую их боль. Я не позволяю всему этому проникать в мои мысли. Их страдания не доставляют мне ни удовольствия, ни боли, за одним исключением, о котором мы уже говорили. Достаточно это чувствительно для тебя?

Что ж, мне придется читать между строк, там где дело касалось Кайдена.

Чтобы знать его, мне нужно было бы понять, почему он игнорирует боль, и ЧТО бы случилось, если бы он позволил страданиям проникнуть в его мысли.

Если бы он получал удовольствие от чужой боли, то он бы грелся в лучах этого чувства, а не старался его подавить.

—Почему ты прикладываешь столько усилий, чтобы заставить меня думать, что ты отрицательная личность? —спросила я.

—Потому что для тебя было бы лучше иметь здоровый страх по отношению ко мне, чтобы ты не могла в последствии сказать, что тебя не предупреждали. Я не похож на парней из твоей школы. Вспомни, какую тягу ты чувствуешь по отношению к наркотикам. Это то, как я чувствую по отношению к сексу.

Ох…

—Теперь начинаешь понимать? Позволь мне быть даже более ясным. —Его голос понизился, пока он посвящал меня в тонкости своей работы. —Я могу почувствовать в течении пяти минут общения, ЧТО нужно сказать и сделать, чтобы завлечь девушку в постель. И это —включая тебя, хотя я и признаю, что вчера вечером был не в лучшей своей форме. С одними людьми, цена вопроса —простая лесть и внимание. С другими требуется больше времени и сил. Я предпринимаю все, что необходимо, чтобы снять с них одежду, а после стараюсь сделать так, чтобы они больше никогда не смогли быть с кем-то другим, не думая обо мне. Я знаю секреты человеческого тела, о которых большинство людей даже не догадываются. И когда я ухожу, я знаю, что, умоляя меня остаться, они ощущают себя полностью разрушенными.

Мое сердце колотилось.

Теперь я боялась.

Он скользнул глазами по моей ауре.

—Как раз вовремя, —произнес он.

Глава 12

Одеколон Кайдена

Мы держали свои мысли при себе, когда въехали в Нью-Мексико.

Резкое изменение ландшафта принесло моему сознанию некоторое облегчение. Плоские равнины Техаса преобразились в просторы мягких холмов и небольших гор, в отдельных местах покрытых кустарником. На юго-западе было широкое открытое пространство.

Я поразилась, насколько далеко могла видеть.

Когда солнце уже было на заходе, Кайден сбросил скорость, чтобы сделать остановку. Мы припарковались у закусочной и вышли из машины, чтобы размять ноги.

Отсутствие влаги в воздухе казалось для меня крайне странным. Я была привычна к тому, чтобы захлебываться от влажности.

Мы заказали еду и ели ее в молчании, сидя напротив застекленной стены, выходившей на площадку для парковки.

Закат окрашивал всю панораму в розово-оранжевый оттенок.

—У вас славная страна. Очень разнообразная.

—Она потрясающая, —согласилась я, подталкивая в его направлении вторую половину своего цыпленка. Он расправился с ним, пока я дощипывала остатки картошки фри.

—Мы проедем еще немного, а потом остановимся на ночь. Заправимся завтра утром.

Я кивнула и собрала оставшийся мусор, приготовившись уходить. Мысль, о том что мы вновь проведем ночь вместе, заставляла меня нервничать.

Забравшись в машину, мы продолжили путь по маршруту трассы I-40. Виды Старого Запада немного меня приободрили.

Кайден окинул меня беглым взглядом, когда я, подобрав под себя голые ноги, повернулась в его направлении.

—Есть еще кое-кто, кого мне нужно увидеть в Лос-Анжелесе… помимо моего отца.

Он кивнул головой, давая возможность продолжить.

Я рассказала ему об Ангеле, который посещал Пэтти, и как она стала моей приемной матерью, а потом —о сестре Рут и ее просьбе.

—Я даже представить не могу, что она хочет сказать такого, чего не могла сказать Пэтти.

—Хм… Я ничего не слышал о случаях, когда ангелы являлись бы людям и напрямую говорили с ними в наши времена.

—Я волнуюсь, что настоятельнице Рут осталось жить совсем недолго, и я не успею с ней свидеться. Я думаю, это одна из причин, почему Пэтти отпустила меня с тобой.

—Мы доберемся вовремя.

Хотелось бы верить.

—Я хочу узнать как можно больше о демонах. ВСЕ, что ты сможешь мне о них рассказать, —добавила я.

Кайден прочистил горло и приступил:

—Есть семь смертных грехов: гнев, праздность, чревоугодие, зависть, жадность, вожделение и гордыня. Гордыня является матерью всех грехов. По большому счету, иерархия работает следующим образом: каждый из семи грехов олицетворяется один демоном в человеческом обличии. Исключением являются праздность и чревоугодие. Они были объединены, потому что часто идут рука об руку.

Есть еще шесть грехов, появившихся после: ложь, убийство, ненависть, воровство, измена и токсикомания. Так появились 12 падших ангелов в человеческом обличии. Их называют Князьями, и они вершина зла на земле.

—Наши отцы двое из этих Князей?

—Совершенно верно.

Было странно слушать речь Кайдена. Его акцент приобретал насмешливый апломб, когда он был взволнован или злился, но через время, как, например, сейчас, он звучал, как студент из школы, делавший свой доклад. Я осознала, что он корректировал свой образ под стать аудитории.

Кайден мог сыграть брутального плохого парня или же высокообразованного джентльмена, если того требовала ситуация.

Но кем он был на самом деле? Я немного потянулась и размяла шею, которая начала уже затекать.

—В чем же разница между Князьями и остальными демонами, такими, как, например, тот в ресторане?

—По сути, они похожи, но Князья —единственные демоны, которым позволено обладать человеческими телами. Каждый Князь командует легионом демонических шептунов, которые преследуют человеческие души. Их называют легионерами. Иногда мы называем их просто духами. В целом — на земле 666 демонов.

Моё вспыхнувшее вдруг недоверие было охлаждено фактами.

Я посчитала.

—И так: 12 Князей и 654 легионеров или шептунов… И где Нефилимы в этой истории?

—Мы побочный продукт. Мы не считаемся людьми, но и к демонам-легионерам нас тоже не относят. Мы работаем на наших отцов и держим рот на замке. Вот и всё.

Мне оставалось только кивнуть, испытывая тошноту, в то время как он продолжал.

—Раньше было больше Князей. Когда-то к каждой из Десяти Заповедей было прикреплено тоже по демону, не считая тех, кто олицетворял Семь смертных грехов. Теперь они не актуальны. Изменения были обоснованны необходимостью. Ложь и измена —две единственные заповеди оставшиеся из Десяти по сей день. Специализация Князей сильно зависит от того, в какую эпоху и в каком обществе они прибывают. В настоящее время, например мой отец, занимается распространением порнографии.

Я сжала бутылку с водой на коленях, стараясь сдерживать тошноту, подступавшую к горлу при его словах.

—Я слышал, твой отец имел большой успех с алкоголем в прошлом столетии. Но в настоящем, его конек —наркотики. Демоны чувствуют изменения в своей сфере деятельности и пробуют новые подходы. Будучи женщиной, у тебя возможно развито дополнительное чувство, и ты можешь сказать, у кого есть предрасположенность к наркотикам или алкоголю.

—А почему это связанно именно с тем, что я принадлежу к женскому полу?

—Я точно не уверен, но нефы женского пола, кажется, всегда были более чувствительны. Женская интуиция или что-то подобное. Последняя из дочерей моего отца могла чувствовать девственность и период фертильности, как и отец, но я не могу.

—Это интересно. Хорошо. Что ещё?

—Ладно. Давай посмотрим. Я полагаю, тебе следует знать, что каждый демон страстно мечтает добиться позиции Князя. Они все хотят иметь возможность побыть в человеческом обличии. Была даже война между темными духами. Люцифер собственной персоной предпочел бы быть на земле, но он заперт в аду вмете со своими правой и левой рукой: Безельбабом и Амадеусом.

—Они не могут покинуть ад? —спросила я, не скрывая прилив облегчения.

—Нет, не могут. Люцифер живет за счет Князей и Легиона.

—Почему так мало демонов на земле? Он же может прислать и большее количество, верно?

—Полагаю, что может, конечно, но вся его деятельность происходит в виде какого-то тайного плана или договора. Что крайне иронично, если учесть, что каждый на небесах знает о том, ЧТО затевается во тьме. Но Люцифер, похоже, хочет все-таки действовать тихо и скрытно.

—Он напуган, —я задумалась.

—Смысл в том, —произнес Кайден, игнорируя мое замечание, —что легионеры не могут заставить человека делать все что угодно. Человек волен выбирать свой путь. Демоны просто периодически подкидывают идеи в их головы. Это все. Но люди эгоцентричны по натуре. Очень часто демоны говорят только то, что люди на самом деле хотят слышать —поощряя тем самым человеческую эгоистичную натуру.

Эти вещи было неприятно слушать.

Кайден рассказывал обо всем этом бегло, выдавая мне лишь основные факты, которые, впрочем, были взяты прямиком из демонологии.

—А Князья тоже нашептывают людям? Я имею в виду, что они в действительности делают?

—Нет, они не могут шептать в человеческой форме, но они имеют определенные возможности вербального внушения. Князья внедряются в общество, добиваются влияния над всеми социальными и политическими верхами.

—Они никогда не пытались править?

—Никогда. Запомни, их главная задача —поощрять людей пролезать на самую верхушку этой жизни и в процессе этого разрывать свою душу на клочки.

То, как он говорил о людях, огорчало меня. Было невозможно не думать о людях, которыми манипулировали.

Боль в сердце. И факт, что мой собственный отец принимал участие в этой дьявольской игре…

Кайден поднял бровь:

—Ты пропустила слезу.

Я вытерла ладонью свои мокрые щеки. Ух… я раздосадовано махнула рукой.

—Я всегда плачу, когда в эмоциях, что бывает почти всегда. Просто не обращай на меня внимание и продолжай, пожалуйста.

Он вздохнул и, обогнав фургон, сделал глоток воды, прежде чем продолжить.

—Хорошо, Князья стратегически расставлены по всей Земле и перемещаются, когда того требует ситуация. Они встречаются раз в год, чтобы обсудить, кто из них в каком месте может нанести особо ощутимый урон. За исключением тех, конечно, кто находится в заключении, как твой отец.

В Штатах сейчас находится три Князя: мой отец, твой отец и Мальком —Князь Зависти. К каждому из Князей раз в квартал является персональный вестник Люцифера —Азаэль. Они отчитываются перед ним о своей работе и о состоянии, в котором находится человечество, затем этот отчет передается Люциферу. Я слышал, что он удовлетворен тем, как дела складываются в нынешние дни.

—Но люди могут быть и хорошими, —возразила я. —Не сомневаюсь, что многие люди могут устоять.

—Пожалуй, но даже у самых набожных есть слабости. Демоны имеют индивидуальный подход к каждой культуре, потому что одни больше предрасположены к греху, другие —меньше. Здесь весь вопрос в игре слов и форме изложения. Князья разработали что-то вроде маркетингового плана: Ищи наслаждение. Ешь, пей, веселись. Carpe diem.

—Лови момент, —шепотом перевела я с латыни.

Отель в Альбуркерке был большим прогрессом, по сравнению с тем, в котором мы ночевали первую ночь.

Кайден включил плеер и положил его на тумбочку между нашими кроватями. Я уже начала воспринимать его музыку, как саундтрек к нашему путешествию.

Я плюхнулась на кровать и решила позвонить Пэтти, испытав удивление, что мне пришлось для этого включить телефон Кайдена. Он скорее всего отключил его в какой-то момент нашего путешествия. Теперь, обнаружив это, я поняла, что без постоянного дилиньканья день прошел спокойнее.

Пэтти, казалось, почувствовала облегчение, услышав мой голос. Я могла только теряться в догадках, какие ужасные вещи она представляла весь день.

Кайден выключил музыку и, пока мы говорили, вышел на балкон.

—Завтра и в субботу я буду все время на юбилее, —сообщила Пэтти. —Как насчет того, чтобы я звонила тебе следующие два вечера около одиннадцати часов сразу по возвращению домой? Это будет, примерно, восемь часов на Западном побережье.

—Отлично. Я буду все время держать телефон при себе.

—Анна?

—Да?

—Как там Кайден? Он все еще ведет себя достойно?

Я свернулась калачиком, почувствовав бабочек в районе живота, когда подумала о нем.

—Да, —ответила я. —Пожалуйста, не беспокойся о нас. Мы узнаем друг друга. Он многому меня научил.

—Хорошо, —одобрила она. —Я рада, но все же… Просто будь осторожна и не теряй бдительности.

Пэтти продиктовала мне номер телефона монастыря, и мы договорились, что я позвоню туда, как только доберусь до Калифорнии, чтобы узнать, была ли сестра Рут в состоянии принимать посетителей.

Мы отключились после имитирования забавных звуков поцелуя и смеха. Потом я сбегала к автомату в конце коридора и добыла нам две бутылки воды. Вернувшись в комнату, я вновь включила музыку.

Подойдя к открытой двери балкона, я наблюдала за Кайденом, стоявшим ко мне спиной. Холодная вода в бутылках замораживала мои пальцы.

Я представляла, как обнимаю его плечи и прижимаюсь щекой к его спине. Но… он не был моим, чтобы я могла позволить себе подобное. Вчерашний поцелуй был всего лишь счастливой случайностью. Сейчас казалось, что с тех пор прошла целая вечность. Я не могла позволить себе растрачивать эмоции подобным образом. Тем более сейчас, когда меня "официально" предупредили.

Я подошла к нему ближе и прижала бутылку с водой к его предплечью.

—Спасибо, —сказал он, взяв бутылку в руки.

Мы облокотились на перила, вглядываясь в спящие здания и вдыхая теплый сухой воздух. Наши руки касались друг друга, и я, невольно, улавливала легкий запах его манящего одеколона. Мое дыхание опьяняюще участилось, и я предусмотрительно удалилась в комнату.

Мне нужно было чем-то срочно отрезвить свой мозг. Возможно, выйти на пробежку. Схватив свое спортивное обмундирование, я направилась в ванную, чтобы переодеться. Открыв дверь, я остановилась. Мой взгляд упал на сумку с туалетными принадлежностями Кайдена. Я изнемогала от любопытства узнать каким одеколоном или лосьоном после бритья он пользовался, потому что я никогда раньше не чувствовала подобного аромата ни от кого другого.

Понимая, что поступаю ничтожно, я все же поддела кончиком пальца бортик сумочки и заглянула внутрь.

Никакой бутылочки с одеколоном. Только бритва, пена для бритья, зубная паста, зубная щетка и дезодорант. Я вытащила дезодорант, сняла крышку и понюхала его.

Нет, это не он.

Звук тихого грудного смеха Кайдена рядом с дверью, заставил меня вскрикнуть. От ужаса я с грохотом бросила дезодорант прямо в умывальник.

Прижав одну руку к груди, я схватилась за умывальник другой.

Теперь уже он смеялся во весь голос.

—Ладно, это, должно быть, выглядит очень плохо, —пробормотала я в сторону его отражение в зеркале. Потянувшись, я подобрала упавший дезодорант. Я защелкнула крышку и бросила его в сумку.

—Но я… просто пыталась выяснить, каким одеколоном ты пользуешься.

Мое лицо пылало огнем, когда Кайден прошел в тесную ванную и облокотился на стойку, скрестив руки на груди.

Я отступила назад.

Казалось, он получал удовольствие от моего затруднения.

—Я не пользуюсь одеколоном. —Ох. Я откашлялась. —Что ж… я не увидела никакого одеколона, поэтому подумала, что, возможно, это твой дезодорант, но это также не он. Возможно, это запах стирального порошка или чего-то еще. Давай просто забудем об этом.

—А какой именно запах ты почувствовала? —его голос приобрел хриплую интонацию, и мне стало казаться, что он занимает почти все пространство.

Я не могла заставить себя посмотреть на него. Что-то здесь происходило весьма странное. Я отпрянула назад, ударившись пятками об ванную, и попыталась подобрать слова, чтобы точнее описать запах.

—Я не знаю. Это как цитрусы и лес или что-то в этом роде… Листья и сок деревьев. Я не могу объяснить.

Его глаза впивались в мои, и на его губах играла ослепительная сексуальная усмешка. Его руки все еще оставались скрещенными.

—Цитрусы? —переспросил он. —На подобии лимонов?

—По большей части, на подобии апельсинов. И чуть-чуть лайма, тоже.

Он кивнул и мотнул головой в сторону, чтобы убрать упавшие на глаза волосы.

Его улыбка исчезла, и символ начал пульсировать.

—То что ты чувствуешь —это мои феромоны, Анна.

У меня вырвался приглушенный нервный смешок.

—Ох, хорошо, тогда. Ладно…

Я измерила взглядом небольшое пространство, которым можно было воспользоваться, чтобы проскользнуть через дверь, и сделала неловкую попытку продвинуться вперед. Но он переместил свое тело, и мне пришлось отступить назад.

—Обычно, люди не могут чувствовать феромоны, —произнес он. Ты, должно быть, используешь свои экстра способности, даже не осознавая этого. Я слышал, что Нефы могут терять контроль над своими чувствами, если испытывают определенные эмоции. Страх, удивление…желание.

Я нервно потирала ладониями свои предплечья, желая в этой жизни ничего больше, кроме как перевести разговор в нейтральные воды.

—Да… мне, действительно, иногда очень трудно сдерживать свою чувствительность к запахам, —проговорила я, чтобы сказать хоть что-то. —Временами мой нос выходит из-под контроля даже во время сна. Я просыпаюсь, думая, что Пэтти готовит рулеты с корицей, а в итоге оказывается, что этот запах бал из соседнего дома. В итоге я завтракаю в обнимку с овсяными хлопьями. В любом случае…

—Тебе бы хотелась узнать о своем собственном запахе?

Мое сердце расширилось в груди до огромных размеров, а потом сжалось снова.

Вся эта тема о запахах была слишком чувственной, чтобы обсуждаться в столь тесном пространстве.

В любую секунду мое предательское тело начнет источать эти самые феромоны, а моя аура окрасится в красный.

—М-м… не то чтобы, —пробормотала я, стараясь избегать его взгляда. —Я думаю, мне следует идти.

Он не сделал ни малейшей попытки, чтобы сдвинуться от дверного проема.

—Ты пахнешь, как груши и немного как ландыши.

—Вау… ладно.

Я откашлялась, все еще отказываясь смотреть ему в глаза. Мне нужно было убираться от сюда.

—Я думаю, я просто…

Указав на дверь, я начала протискиваться мимо Кайдена, стараясь сделать все возможное, чтобы его не затронуть. В конце концов, он сделал шаг назад, вытянув руки по бокам в знак того, что не тронет меня. Я вырвалась из тесной ванны и сделала глубокий вдох.

Кеды.

Мне нужно добраться до моих кед. Роясь среди своих вещей, лежавших на полу, я отыскала обувь и, запихнув в нее ноги, пыталась завязать шнурки.

Конечно же, Кайден Роу будет знать, как пахнут ландыши. Вполне возможно, он проходил курс флороведения во время своих тренировок.

—Куда-то собираешься?

Боковым зрением я обнаружила его стоящим в дверном проеме ванной. Я старалась не встретиться с ним глазами, опасаясь, что его взгляд будет таким же интенсивным и неспокойным, как это было после нашего поцелуя.

Я встала и посмотрела на часы. Было девять.

—Да… хочу пробежаться.

—Не против, если я присоединюсь?

Я сделала решительный выдох и посмотрела прямо на него.

—Только если ты сделаешь кое-что для меня.

Он подял брови в ожидании.

—Научи меня скрывать цвета.

Глава 13

Скрывая эмоции

На пробежке, тишина между нами была комфортной. Немного времени ушло на то, чтобы приспособиться к шагу друг друга.

Мы миновали ближайший торговый центр и направились к холмам. За исключением случайных машин, мы были одни.

Добежав до скопления горных пород и больших валунов, мы вскарабкались на них настолько высоко, насколько представлялось возможным. На вершине Кайден лег на спину, заложив руки за голову.

Я села рядом с ним, скрестив ноги, и уставилась на ясное небо, перебирая пальцами свои шнурки.

Кайден был таким тихим и неподвижным, что мне показалось, будто он уснул. Я посмотрела вниз и обнаружила, что он разглядывает звезды. Одна из его рук лежала в области талии, а другая —вытянувшись вдоль его тела, рядом со мной.

Это была сильная рука с длинными пальцами, мужскими костяшками и короткими ногтями.

Под воздействием инстинктивного порыва, я вложила свою руку в его.

На протяжении одной ужасной секунды я ожидала, что он отстранится от меня, но он не сделал этого. Он продожал вглядываться в небо, хотя его дыхание, казалось, замедлилось.

Я переплела свои пальцы с его, испытывая совершенно новые ощущения, не сравнимые с теми, которые я ощущала, держась за руки с Пэтти, или когда Скотт вел меня за руку во время вечеринки.

Это казалось чем-то очень личным и таким приятным. Не слишком правильные ощущения для "здорового" стараха.

Что-то проскользнуло пониже нас среди пыли, скорее всего —ящерица. Мне нравились ящерицы. А, может, это была змея или скорпион. Подобная вероятность заставила меня содрогнуться.

—Замерзла? —спросил он.

—Нет, просто думаю о ядовитых рептилиях.

Он усмехнулся.

Я надеялась, что у него был нож, прямо в сумке.

Интересно, как бы наши тела отреагировали на яд.

—Ты, правда, собираешься научить меня скрывать эмоции? —спросила я.

Он поднял голову и посмотрел на меня.

—Ладно.

Как только он сел, я разъединила наши пальцы и приготовилась внимательно слушать.

—Ты упоминала, что можешь блокировать эмоции, исходящие от других, —произнес Кайден… —Как ты это делаешь?

—Я стараюсь игнорировать эти эмоции, заставляю себя не думать о них.

—Это —тот же самый принцип. Представь каждую эмоцию в своей голове, как нечто физическое —в виде любого объекта по своему выбору —а потом вообрази, как ты выталкиваешь все это прочь или, например, накрываешь наглухо одеялом. Все, что угодно. Лишь бы работало. Можно, как ты говорила, включить полнейшее игнорирование. Делать вид, что ничего не происходит. Будь боссом своего разума. Давай сначала сосредоточимся на положительных эмоциях. Думай про Пэтти… Хорошо, я могу видеть твою любовь к ней. Начни с этого.

Я представила свою любовь к ней, как физическую вещь, —в виде пушистой подушки.

Сжав подушку в компактный светло-розовый комок, я пнула ее своей воображаемой ногой так сильно, как только могла.

Кайден пробежался глазами вдоль меня. Судя по выражению на его лице, он был впечатлен.

—Оно исчезло? —спросила я.

Он кивнул, что вызвало у меня глубокое потрясение.

Может, я смогу делать это! Это отличалось от блокирования чужих эмоций, потому что мне нужно было больше сосредотачиваться.

Отстраняться от чего-то внешнего было гораздо легче, чем блокировать то, что происходило внутри сознания.

—Это было быстро. У тебя хорошо получается. Сейчас перейдем к чему-нибудь менее приятному. Такому, что вызывает у тебя злость или печаль.

Я подумала о своем отце и словах, которые он сказал мне в день моего рождения. Я поняла сейчас, что это, видимо, был полный сарказм.

Он не мог на самом деле ожидать, что я откажусь от наркотиков, если предполагалось, что они должны быть моей работой, не так ли? Почему он не пытался заставить меня работать все эти годы?

—О чем бы ты ни думала, это тебя не злит. Попробуй это. Подумай о том мерзавце, который сначала подсыпал тебе наркотики, а потом попытался тобой воспользоваться. Подумай о тех девушках, с которыми его план сработал.

—Ты думаешь, что он проделывает подобное с другими?

—Люди, которые получают удовольствие, таким образом, обычно, склонны повторяться.

Мой желудок сжался.

Что, если бы Кайдена не было в тот вечер? Как бы далеко Скотт позволил себе зайти? До самого конца? Я подумала о жертвах насилия и о том, что они часто чувствовали в случившемся свою вину.

Я знала, что точно винила бы себя.

—Боже, —прошептал Кайден. —Сейчас.

Злость накрыла меня волной, и я трансформировала ее в крутящийся бейсбольный мяч. Развернувшись, я с силой отбила гнетущее чувство прочь. Это был результативный удар.

Ощущение было самым приятным. Гнев по отношению к Скотту все еще жил где-то внутри меня. Я не заставила свои эмоции исчезнуть. Они были просто скрыты от той части моего мозга, которая могла выставить их напоказ.

Мы потратили час, практикуясь с различными эмоциями, которые Кайден мне по очередности подкидывал: счастье, грусть, страх, нервозность.

—Это через чур легко для тебя, да? —произнес Кайден, наклоняясь немного ближе. —Я очень впечатлен.

Он дотронулся тыльной стороной ладони до моей щеки, и мое сердце бешено заколотилось.

Игнорируй это. Отрицай все. Вот черт, это труднее, чем остальные чувства.

—Знаешь, Анна, я не стану думать о тебе хуже, если ты вдруг передумаешь по поводу тех вещей, которые ожидает от тебя мой отец.

Я замерла, когда его рука, обхватив мою ногу, двинулась вверх по гладкой коже, до тех пор пока его пальцы не нашли впадинку под моей коленкой.

Когда он говорил, его глаза не отрывались от меня, и мое дыхание стало частым и неглубоким.

—Здесь только ты и я сейчас, Анна. Я чувствовал, как ты ожила, когда мы целовались, и я знаю, что ты боишься этого. Боишься дать волю своей другой стороне. Но тебе не нужно волноваться.

Я могу с этим справиться.

Дрожь охватила все мое тело.

На какой-то момент мои мысли были слишком лихорадочны, чтобы можно было сосредоточиться на какой-то одной эмоции.

Его горячая рука двинулась выше по моей ноге, и я схватила его запястье.

Заставив себя дышать ровно, я накрыла воображаемыми руками невыносимое желание, которое испытывала по отношению к нему.

Он наклонился ближе. Я почувствовала его дыхание на своем лице, и я знала, что он чувствовал мое.

Взгляд, которым окинул меня Кайден, был больше похож на ожидающий, чем соблазняющий. Он продолжал посматривать на мою грудь.

Его рука спокойно поглаживала чувствительную кожу моей ноги.

Я замотала головой и, ухватив надвигавшиеся на меня желание и нужду, сжала их в красно-черный футбольный мяч и со всей силы пнула в сторону ворот.

Гол!

—Нет, —сказала я Кайдену.

Он убрал руки и отпрянул назад.

—Извини, мне пришлось вести грязную игру. Некоторые люди лучше работают под давлением. Теперь, если ты не против, мне нужно немного пройтись, чтобы избавиться от последствий.

Он спрыгнул вниз с валуна, приземлившись на ноги, после чего я наблюдала, как он бродит вокруг гигантских глыб, пиная камни и разминаясь.

Пять минут спустя он вернулся ко мне. Его голос был тихим.

—Пошли, —сказал он, протягивая мне руку.

И когда я позволяла ему помогать мне спускаться, я знала со сто процентной уверенностью, что, хотя он и разыграл передо мной всего лишь шоу, чтобы испытать мои новые способности, но… если бы я сказала "да", он не стал бы думать дважды и поймал бы меня на слове

Я молчала на протяжении всего пути в отель.

После нашей пробежки и занятий я сидела скрестив ноги на кровати, щелкая по местным каналам, пока Кайден принимал душ.

Когда он вышел, его волосы потемнели от воды, футболка —отсутствовала, а мешковатые шорты висели низко на бедрах, открывая для взгляда верх брифов.

Хорошая возможность попрактиковаться в сокрытии эмоций. Я оттолкнула их прочь и заставила свои широко распахнутые глаза уставиться в направлении телевизора.

Наклонившись, он достал из сумки рубашку.

Как только Кайден оделся, его рука прошлась по влажным волосам, и он прочистил горло:

—Ладно, тогда… Я просто, м-м, выйду ненадолго.

Он снова уходит? Я спрятала свои эмоции, но, скорее всего, боль была черным по белому написана на моем лице, потому что он отвел взгляд и покачал головой.

Я выключила телевизор и взглянула на него:

—Не уходи.

Если бы я могла схватить слова в воздухе и засунуть их обратно в свой рот.

—Я должен работать, Анна. Или тут или там.

Он посмотрел на меня с вызовом, и я была снова загипнотизирована его интенсивным неспокойным взглядом.

—Ты не умрешь, если пропустишь одну ночь.

—Думаешь? —теперь он повысил голос и сжал руки в кулаки. —Сказала маленькая кукла, которая никогда в своей жизни не работала и дня? —Мне следовало просто закрыть рот, но, конечно же, я не смогла.

—Что-то я не заметила, чтобы демоны следили за каждым твоим шагом, —скривилась я.

Он закрыл глаза и ткнул в мою сторону указательным пальцем.

—Не испытывай меня, Анна. Ты не знаешь, о чем говоришь.

В его голосе слышались закипающие нотки, и он явно пытался совладать с потоком эмоций.

В порыве безрассудства я продолжила говорить, повышая голос:

—Ты вполне можешь обойтись одну ночь без секса! Не мог бы ты просто… —Оглушающий грохот заставил меня закричать и прыгнуть обратно на кровать.

Одним размахом разъяренной руки, Кайден запустил стеклянную лампу с прикроватного столика в противоположную стену.

Он указал на меня. Его глаза горели.

—Ты. Не. Понимаешь!

Я задержала дыхание и не шевелилась.

Я никогда и никого не видела столь разъяренным, особенно на меня.

—На этот раз не дожидайся меня.

Его голос был хриплым, и он прошел мимо меня прочь из комнаты, громко хлопнув дверью.

Я просидела еще несколько минут, пораженная тем, насколько сильно мои слова могли действовать на его нервы.

Разбитая лампа, валявшаяся на полу, вряд ли подлежала восстановлению. Присев, я дрожащими руками собрала все маленькие кусочки и выбросила их в мусорную корзину.

Темперамент только что стоил Кайдену вдребезги разбитой лампы.

Я ожидала, что вот-вот постучатся в дверь по поводу причиненного беспокойства, но никто так и не пришел.

Как только все было убрано, я рассеяно села на кровать, обдумывая некоторое время случившееся, после чего решила лечь спать. Одеяло показалось мне очень мягким, когда я укрыла свое уставшее тело. Когда я сделала глубокий вдох и выдохнула, на меня вдруг навалилась усталость.

Я не хотела думать о работе Кайдена.

Я произнесла молчаливую молитву, уставясь в потолок.

На следующее утро Кайдену пришлось меня будить.

Никто из нас не разговаривал, пока мы собирались. Подхватив сумки, мы молча покинули номер и спустились вниз, чтобы воспользоваться легким завтраком, который предлагал нам отель.

Странно было наблюдать, как Кайден Роу делает нечто настолько обычное, как поджаривание рогалика в тостере.

Все казалось более значимым вокруг него.

Он поймал мой взгляд.

Я поднесла тарелку к столу, желая, чтобы он не был таким проницательным все время.

Две девушки нашего возраста шептались и подталкивали друг друга в направлении Кайдена, стоявшего в это время у стола с хлебом.

Они были одеты в топики на бретельках и суперкороткие шорты поверх купальников.

Положив в тарелку кусочек датского сыра, я совсем немного расширила свой диапазон слышимости.

Уголком глаза я заметила, как одна из девушек взглянула на меня и бедром подтолкнула другую девушку так, чтобы та налетела на Кайдена.

—Упс, извини, —произнесла она.

Нахалка хихикнула.

—Не проблема.

Его голос звучал обольстительно, но он не пустил в ход свой сексуально-постельный взгляд.

Он сосредоточился на сырном соусе.

—Это твоя девушка там?

Охох, подумала я.

Я чувствовала, как они смотрят на меня, поэтому стала внимательно изучать кусочек белой дыни на своей вилке.

—Ах, вообще-то —просто друг.

Хффф.

—Вы остаетесь в отеле на сегодняшний вечер? —спросила она.

Невероятная напористость.

—Нет, мы скоро уезжаем.

—Моя кузина говорит, что ты сексуален…

—О мой Бог, заткнись! Так ты…

Да уж, пора вернуться обратно к нормальной слышимости. Спасибо!

После нескольких минут, Кайден сел напротив меня. Он пристально посмотрел на мою грудь и неодобрительно вскинул брови.

Проклятье! Я позабыла о моих цветах. Было тяжело постоянно сдерживать эмоции.

—С тобой не соскучишься, —пробормотала я, совладав над собою. —Не секунды покоя.

Урчание желудка заставило прозвучать мои слова жалко. Его рот пришел в движение, когда он отщипнул большой кусок подгоревшего рогалика.

—Ты очаровательна, когда ревнуешь.

Он отправил кусок себе в рот.

Мои глаза распахнулись, а затем сузились.

—Кроме того, —произнес он, —это просто пара дурочек.

Успокоившись, я взглянула на девчонок, которые теперь уже сидели в кругу большой разношерстной по возрасту семьи.

Они вели себя так дерзко по отношению к абсолютному незнакомцу, чтобы просто развлечься.

—Анна…

Кайден колебался, и я взглянула на него.

—Эээ, я не очень хорош во всех этих извинениях.

Он гонял вилкой куски поджаренного рогалика по тарелке.

—Ох, —произнесла я. —Ладно. Все в порядке. Просто случайность.

—Нет. —Он покачал головой, пытаясь подобрать слова. —Люди по случайности не выходят из себя и не разбивают вещи. Решения действовать подобным образом вполне сознательны.

—Хорошо. Я переживу. Давай просто забудем об этом.

Он моргнул, явно удивленный так легко получить прощение. Я одарила его слабой улыбкой и глотнула сок. Откинувшись на стул, он принялся за мной наблюдать.

—Ну, как тебе апельсиновый сок, Анна? У него есть привкус лайма?

Стакан застыл у моих губ, пока я переваривала его слова, пытаясь понять, на что он намекает; и еще секунда ушла на то, чтобы убедиться, что мое смущение остлось скрытым для его глаз.

Я позволила напитку на секунду задержаться на моем языке, прежде чем проглотить и ответить.

—Вообще-то, он немного кислый, —ответила я, и он рассмеялся.

—Просто безобразие.

Он подобрал со своей тарелки зеленую грушу и вгрызся в нее, слизывая сок, стекавший по его большому пальцу.

Опуская стакан, я почувствовала, как щеки мои заалели.

—Ну, теперь ты становишься невыносимым, —наморщила нос я.

Он ухмыльнулся с ленивым удовлетворением.

—Я понятия не имею, о чем ты говоришь. Я просто наслаждаюсь своим завтраком.

Он откусил еще кусочек, а я покачала головой. Парень, конечно, имел надо мной огромное влияние, но я начинала постепенно привыкать к этому "неудобству", и теперь меньше оскорблялась его безнадежным поведением.

Мы закончили завтрак, и Кайден загрузил карту на свой телефон:

—Сегодня мы будем в дороге около десяти часов. Федеральное исправительное учреждение находиться в пригороде Лос Анжелеса.

—А… Пэтти сказала, что часы посещения на завтрашний день выпадают с десяти до часа.

Приступ тошноты заставил меня наклониться вперед и упереться лбом в стол.

—Не волнуйся, малыш.

Его слова успокоили меня, и я подняла голову.

—Как ты думаешь, может, я немного поеду за рулем сегодня? —спросила я. —Это могло бы меня отвлечь.

Он вытащил ключи из кармана и положил передо мной.

—Ты можешь ехать первую половину.

Мы проехали множество Национальных Американских резерваций в Нью Мехико. Большинство из них были освещены неоновыми огнями казино.

Когда я направилась к отлогой долине, показалась небольшая круглая по форме резервация. Самым большим намеком на туристов здесь был ярко раскрашенный вигвам перед маленьким магазином.

—Не возражаешь, если мы остановимся? —спросила я.

Кайден оторвался от игры, в которую играл на телефоне:

—Нисколько.

Я въехала на пыльную парковку.

Солнце сверкало и палило, когда я выбралась из машины, из-за чего мне пришлось приложить руку козырьком над глазами, чтобы хоть что-то видеть. От сухого жара у меня появилось чувство, будто моя кожа сморщилась и высохла, как запекшаяся потрескавшаяся земля, по которой мы шли.

Снаружи магазинчик представлял собой подлинный образец глинобитного сооружения, розовато-коричневый, с закругленными углами и краями.

Женщина с бледно-желтой аурой сидела у входа, работая на традиционном ткацком станке.

Внутри оказалось большое помещение, пропитавшееся запахом земли и кедра. Все стены были увешены одеялами ручной работы, переплетенными замысловатыми узорами и орнаментом. На столах красовались яркие украшения.

В углу ютился старинный кулер, которому на сегодняшний день, наверное, "накапало" не меньше пятидесяти лет.

Пара сидела за столиком в стороне.

Пожилые женщина и мужчина обладали похожей кожей цвета земли, и у обоих были длинные черные волосы, убранные с лица назад. Они поприветствовали нас дружелюбными кивками и улыбками.

Я прошла к столику и какое-то время наблюдала за их работой. Женщина нанизывала бисер для будущего браслета, создавая мудренный узор.

Мужчина резал по бруску дерева.

Я могла различить намек на лошадиные ноги.

Удивительно. В столь опытных руках их исскуство казалось таким простым.

Я прогулялась по магазину. Со стен на нас смотрели сотни деревянных животных всех размеров. Волки и кайоты казались наиболее распространенными.

Кайден изучал орла с распростертыми крыльями:

—Невероятная детализация, —произнес он.

Его похвала порадовала меня —восхищение кем-либо не входило в его обычные нормы поведения.

Пробежавшись пальцами по узорчатому одеялу, я обошла комнату и обнаружила стол, устланный украшениями из бирюзы и янтаря.

Я подошла и дотронулась до нескольких гладких камней. Хрупкое, изящное ожерелье, сделанное из серебра с бирюзовым природным амулетом в форме деформированного сердца, привлекло мое внимание.

Это была самая прелестная вещица, которую я когда-либо видела. Я взглянула на цену и замежговалась. Оно стоило всех тех денег, которые у меня были.

Я была уверена, что ожерелье СТОИЛО того, и все же…

Я положила его обратно.

—Тебе понравилось что-то увиденное? —спросил Кайден.

Я не слышала, как он подошел.

—Да… Здесь все красиво, правда?

—Могу я… что-нибудь приобрести для тебя?

Его предложение заставило мои щеки залиться краской. Я удержала взгляд на столе.

—Ох. Нет. Мне ничего не нужно, но спасибо.

Он стоял так близко ко мне, что мое плечо касалось его груди, и я боялась, что он мог услышать мое скачущее сердце.

—Полагаю, нам нужно вернуться на дорогу, —сказала я.

—Да.

Я повернулась к доброжелательной паре и поблагодарила их. Они оба кивнули в своей тихой манере.

Когда мы выходили, Кайден указал на кулер.

—Я возьму нам напитки, чтобы мы могли протянуть без остановок какое-то время, —сказал он, передавая мне ключи.

Прищурившись, я вышла на улицу —моя рука прикрывала глаза. Я едва могла видеть, настолько ярким был свет. Мы провели в магазине не так уж и много времени, но внутри салона машины уже было невыносимо жарко.

Я завела машину и включила климат-контроль.

Сидя в раскаленной машине, я размышляла над тем, как много демонических усилий понадобилось для того, чтобы заключать в резервации представителей коренного населения Америки.

Звук шагов Кайдена вывел меня из задумчивости. Он забрался внутрь и поставил холодные напитки в держатели для стаканов.

—Нью-Мехико мой любимый штат, —объявила я, когда мы выехали на I-40.

—Чтобы прийти к какому-либо решению, мне нужно увидеть его весь. Кстати, ты не так уж и плохо водишь. Я ожидал, что буду в ужасе.

—Почему?

—Я представлял себе испуганного, через чур осторожного маленького ангела, но ты продемонстрировала впечатляющие лидерские задатки.

—О. Твоя машина идет очень тихо, —сказала я. —Я не осознаю, насколько быстро еду. С этого момента буду держать круиз-контроль включенным.

—Не волнуйся. Я буду прислушиваться к копам, —произнес он.

—Мы будем проезжать Великий Каньон? —спросила я. —Мне всегда хотелось увидеть его.

Кайден вытащил карту и изучил ее.

—Немного за пределами нашего маршрута, более чем на час езды. Как насчет того, чтобы заехать туда на обратном пути? К тому моменту у нас уже не будет временных лимитов.

Не знаю, был ли это воздух пустыни или что-то еще, но я чувствовала себя очень легко.

У меня все еще оставалось тысяча вопросов для Кайдена, но в этот момент я не была в настроении для очередного тяжелого разговора. Мне нравилось разговаривать с ним.

Мы все еще были настороже, и общение с ним в плане беззаботности не стояло даже рядом с моей болтавней с Джеем, и все же… я могла уже представить, что после этой поездки Кайден останется моим другом.

Время поможет нам забыть поцелуй. Мое влечение к нему утихнет. Если, конечно, я перестану анализировать каждое его прикосновение и каждый взгляд… Тогда, может быть, это сработает.

В этот момент я дала себе клятву: Больше никакой ревности.

Больше никакого флирта.

Больше никакого влечения к эфемерному трудно-достижимому Кайдену Роу.

Глава 14

Смех

Аризона боролась с Нью-Мексико за звание штата с наиболее захватывающими видами красных гор.

В определённый момент дорога, казалось, прорезалась прямо через расщелину между двумя высокими горами. Крутые склоны окружали нас со всех сторон, а дорожные знаки-предвестники беды предупреждали об обвалах, как будто там было где спасаться.

Я вела машину и с благоговейным страхом взирала на все это.

Мне необходимо было сделать одно дело, пока мы были на Северо-западе.

—Тебе нравится мексиканская кухня? —спросила я.

—Существует не так уж много блюд, которые мне не нравятся.

—Мне следовало догадаться.

Я была уверена, что смогу найти отличное место поесть, когда мы в полдень въехали в город рядом с Флагстаффом.

Проехав суетливый китайский ресторан, я продолжала поиск, пока не увидела то, что нужно: причудливое углубление в стене в виде того ресторанчика, который мы так часто посещали вместе с Пэтти.

—Интересный выбор, —прокомментировал Кайден.

—Доверься мне.

Мой рот уже наполнялся слюной от запахов чили и жареной кукурузы, которые исходили оттуда.

На одной из стен красовалась фреска танцующей латинской женщины в яркой юбке, обвивавшейся вокруг нее. Музыка марьячи лилась откуда-то сверху.

Хозяка провела нас в отдельную кабинку с высокими спинками на сиденьях и кирпичной аркой на входе.

Мальчик принес нам горячие тортильи и миску сальсы.

Я закрыла глаза для быстрой молитвы и, когда открыла их вновь, обнаружила, что Кайден наблюдает за мной. В его руках замерла тартилья, наполненная мексиканским супом.

—Ты что, делаешь это перед каждой едой?

—Да…

Я взяла лепешку и окунула ее в сальсу.

—И каждую ночь перед сном.

Мы одновременно откусили по кусочку, а через секунду уже оба с выпученными глазами тянулись за водой со льдом.

—Остро! —задохнулась я, почти полностью выпив весь стакан.

Кайден рассмеялся и утер лоб салфеткой.

Мне следовало бы знать, что здесь не будет чего-то типа нежных котлет.

Подошел официант, и мы сделали заказ.

—Я не видел, чтобы ты молилась каждую ночь, —произнес Кайден после того, как мужчина ушел.

—Мне не нужно становиться на колени и произносить молитву вслух. Я просто проговариваю ее у себя в голове, пока лежу в кровати.

Он был задумчивым, пока мы жевали лепешки.

Еду нам принесли сверхбыстро.

Фахитос, который заказал Кайден, шипел и издавал насыщенный аромат тмина и сладкого лука.

Мы не проронили ни слова до тех пор, пока не закончили есть, за исключением, когда Кайден уточнил: "Можно?" и заглотил половину моей говяжьей энчилады.

Закончив, Кайден бросил салфетку на стол в безоговорочной капитуляции.

—Обещаю, с этих пор я всегда буду доверять твоему выбору, —заявил он, похлопывая по животу.

Я протянула ему ключи.

Перед нами открылся прекраснейший вид заснеженных горных вершин, когда мы проезжали мимо Флагстаффа.

Подножиях гор снизу до верху укрывали деревья и гигантские сосны.

Мой желудок сжался при виде таблички "Калифорния" и я подсчитала количество оставшихся миль до Лос-Анжелеса.

По всей видимости, Кайден заметил мои трясущиеся коленки, потому что попытался как-то меня отвлечь.

—Ты уже целую вечность не задавала мне вопросы, —сказал он.

—Дай подумать… Хорошо. Основы Демонологии 101. Как демон проникает в тело?

—Скажем так, двум здоровым душам трудно обладать одним телом одновременно. Человеческая душа не может быть просто выброшена прочь. Уверен, ты смотрела фильмы об изгнании нечистой силы?

—Слышала, но никогда не видела.

—Все эти истории —пример тех случаев, когда одержание пошло по плохому сценарию. Обычно, какой-нибудь неудовлетворенный дух хочет замутить проблемы.

Демонический дух и человеческая душа борются за тело, и тело, по понятным причинам, изнашивается. Весь этот процесс может принять крайне кровавый оборот. Чаще всего все заканчивается смертью.

—Какой ужасный способ кончины.

—Демоны и ангелы вольны действовать по усмотрению, но определенных правил никто не отменял. Демонам запрещено вредить человеку на физическом уровне, и это включает одержимость. Ты успеваешь за моей мыслью? —Я кивнула, и он продолжил. —Князья проводят огромное количество времени в госпиталях и неотложках в образе духов, пока ищут себе новое тело.

Когда люди пребывают в предсмертном состоянии и теряют волю к жизни, душа почти не цепляется за тело, как расшатанный зуб. Князьям остается только подтолкнуть человеческую душу прочь из тела и завладеть этим телом до того, как оно окончательно умрет. Естественно, тело впоследсвии чудом исцеляется. Демоны восстанавливаются гораздо быстрее нас. Они, конечно, могут делить тело, если душа человека слаба, но это сдерживает их силы, поэтому они предпочитают быть единоличными хозяевами.

—Как они решают, кого именно выбрать? —спросила я.

—Здесь есть свои хитрости. Они ищут неприметную молодежь или людей среднего возраста, предпочтительно, не окруженных большой заботливой семьей. Все для того, чтобы исчезновение человека не вызывало ни у кого вопросов или подозрений. Некоторые Князья хотят обладать привлекательной внешностью, другие ищут что-нибудь пожестче. Может понадобиться много времени, чтобы найти идеальную оболочку, но это не имеет значения.

Кроме того, Князья обожают нашептывать человечеству, пока они выслеживают и ждут. Больница —это идеальное место для работы, потому что там эмоции действительно зашкаливают.

—Это отвратительно, —пробормотала я.

—Насколько показывает жизнь, —продолжил Кайден, —в современное время люди могут жить до ста двадцати лет, хотя, конечно, качество жизни заметно ухудшается прямо пропорционально состоянию здоровья. Князья и Нефы не имеют подобных проблем, поэтому могут существовать сколь угодно долго. Хотя, даже мы бессильны перед старением. Каким бы здоровым не было тело, оно все равно со временем изнашивается.

Князья избавляются от своей оболочки до того, как она отмирает. Дальше они переселяются в новое тело и создают новую фальшивую личность.

—Что происходит, когда они покидают тела? —я представила себе зомби.

—Если больше никто в него не вселится, то тело умирает от остановки сердца.

—Ах… Мне не дают покоя души Нефилимов. Наши души на половину демонические?

Рот Кайдена дернулся.

—Твои воросы напоминают мне себя в детстве. Я спрашивал тоже самое у своего отца.

Я пыталась представить юного пытливого Кайдена, всматривавшегося в главного демона своей жизни в безнадежном желании привлечь его внимание. Хотела бы я утешить того мальчика.

—Нет, —ответил он, —наши души не являются ни человеческими, ни демоническими. Мы обладаем своей собственной уникальной душой. Но, что бы там ни было, мы —дети падших ангелов, поэтому наши души изначально запятнаны демонической меткой.

Мне не нравилось, как это звучало.

—Полагаю, в случае твоей души можно говорить и о наличии белоснежно-ангельской метке тоже.

Забавно.

—Есть кое-что еще, что меня смущает, —произнесла я.

—Если бы у меня был ребенок… он убил бы меня?

—А что? Подумываешь о зачатии?

Я пнула его локтем, и он усмехнулся, после чего, вновь став серьезным, ответил:

—Я не уверен почему, но никто не выживает.

Я подумала о пении моей матери и о ее любви ко мне, которая всегда жила внутри нее. Она знала о том, что умрет и не сможет меня растить, но все равно продолжала излучать искреннюю радость.

—Мог ли ты ощущать чувства своей матери, когда она вынашивала тебя? —поинтересовалась я.

—Да. Полагаю, это происходит потому, что мы используем один и тот же жизненный ресурс. Я мог ощущать моменты нежности и привязанности, направленные в мою сторону, даже короткие проблески любви, но, по большей части, она испытывала отчаяние. Без сомнения она была одержима чувствами к моему отцу, в то время как он воспринимал ее только в качестве сосуда для собственных нужд. Она была избрана благодаря своей красоте и передаваемым по наследству физическим характеристикам, которые, видимо, полностью устраивали отца.

Будучи маленьким, я как-то спросил его, что случилось с матерью, и он ответил: "Ты убил ее —что ужасно жаль. На нее было приятно смотреть.

Кайден провел рукой по волосам, закрыв тем самым свое лицо, из-за чего я не смогла различить ни одной его эмоции.

В моей голове закружились многочисленные ожесточенные картинки: мне хотелось со всей силы пнуть отца Кайдена во все его хваленые страстно-похотливые места.

Он откашлялся и снова начал:

—У моего отца в каждой жизни рождалось по одному ребенку. Все они были высокообразованны, обладали музыкальными навыками и безупречными манерами.

Кайден говорил об этом без какого-либо интереса.

—Кто-нибудь из них еще жив?

—Нет.

—Возможно, у тебя где-то есть родственники. Может быть, и у меня тоже!

—Нет. Это исключено. Не радуйся слишком сильно. У нас нет никаких потомков.

—Почему нет? —спросила я.

—Детали не важны.

—Они ВАЖНЫ для меня.

—Пожалуйста, Эн, не сейчас. Я расскажу тебе все позже, только не сейчас. Я не в настроении видеть тебя в слезах.

Это был неплохой день.

Я не хотела, чтобы меня защищали через неведение. Я ненавидела саму мысль о том, что он думал, будто я заплачу; и начинала ненавидеть ее еще сильнее от осознания, что он, возможно, был прав.

Кивнув в сторону окна, Кайден указал на знак.

Мы въезжали в Калифорнию. Я сделала глубокий вздох.

Завтра пойду в тюрьму и встречу еще одно порождение ада. Своего собственного отца. Что может случиться со мной в самом худшем случае? Если бы у меня получилось как следует себя подготовить, возможно, мне удалось бы избежать через чур суровых страданий.

Он мог отказаться видеть меня.

Он мог встретиться со мной, но быть ненавистным и грубым. Он мог сказать мне, никогда больше к нему не приходить.

Что бы ни было, я смогу это пережить. Мне не нужен он, говорила я сама себе. Мне нужна была его информация. Именно так. У меня есть Пэтти, чтобы дарить любовь.

—Можно воспользоваться твоим телефоном? —спросила я.

Он протянул мне смартфон, и я развернула листик с номером монастыря. После трех гудков мне ответил женский голос:

—Монастырь Святой Богоматери Марии. С вами говорит Сестра Эмили.

—Здравствуйте, Сестра Эмили, меня зовут Анна Уитт…

—Ах, да. Сестра Рут ждет тебя, сколько бы я не пыталась, она не хочет передавать что-либо через посредников. Она настаивает на личной встрече.

Надежда кипела внутри меня.

—Именно поэтому я звоню. Я сейчас в Калифорнии и хочу встретиться с ней незамедлительно.

—К несчастью, Сестра Рут прибывает в бессознательном состоянии уже более двадцати четырех часов. Но это уже не в первый раз. Она приходила в сознание до этого. Будем надеяться, ей удастся повторить подобное чудо и на этот раз.

—Как вы думаете, могу ли я прийти и просто посидеть рядом с ней?

—Моя дорогая, возле нее сидят круглые сутки напролет. Почему бы тебе просто не дать мне контактный номер, чтобы я смогла связаться с тобой сразу же, как только она придет в сознание. Конечно же, если это только устроит тебя…

—Да, пожалуйста, —согласилась я. —Пожалуйста, позвоните, как только она очнется… даже если это случится посреди ночи.

Я закрыла глаза после того, как закончила разговор. Пожалуйста, пусть она живет…

—Мне не дает покоя один вопрос… —произнес Кайден.

—Да?

—Ты когда-нибудь вообще испытываешь соблазн согрешить в полной мере или ты настолько хорошо собой владеешь? Потому что даже когда я вижу, что ты испытываешь темные эмоции, они быстро проходят.

Я задумалась об этом.

—Конечно, я испытываю соблазн, но мне всегда известно, когда я подвергаюсь его давлению. Другими словами, мне всегда приходится держать руку на пульсе, чтобы избавиться от большинства негативных всплесков и порывов, прежде чем они набирут силу. Правила созданы, чтобы защищать нас. Поэтому я им следую. Многое может показаться прекрасным на какой-то момент, но последствия —ужасающие.

Я сделала паузу.

—Звучит не слишком убедительно, да?

—Просто… это все поразительно. Значит, ты никогда не пускалась во все тяжкие?

—Я ослушалась Пэтти, когда та просила меня держаться от тебя подальше.

—Верно. Это я помню.

—Значит, всего один раз?

—Ну, был еще раз…

Я подумала о двух девчонках в туалетной комнате и запнулась, невольно побледнев.

—Да? Продолжай, —настаивал он.

Он смотрел на дорогу, но в его тоне четко прослеживалось нетерпеливое возбуждение.

Я потерла вспотевшие ладони о подол юбки.

—В ночь, когда мы встретились, я своего рода… скажем так, бессовестно солгала. Целеноправленно.

Мне показалось, он старался не улыбнуться.

—Мне? —уточнил он.

—Нет. О тебе.

Теперь он дал волю своей потрясающей улыбке, его глаза прищурились.

Мое лицо полыхало.

—Продолжай. Пожалуйста.

—Две девчонки сплетничали о тебе, и по какой-то причине, сама не знаю почему, но меня это сильно расстроило, и я сказала им… что ты страдаешь венерическим заболеванием.

Я закрыла от стыда лицо руками, а он взорвался от смеха.

Меня не покидало опасение, что он съедет в кювет.

Что ж, это действительно было смешно, если учесть, что в его организме не выживала ни одна инфекция, даже если он и подхватывал периодически нечто подобное.

Я обнаружила, что смеюсь вместе с ним. И в большей степени потому, что испытывала облегчение оттого, что он не оскорбился.

—Я терялся в догадках, расскажешь ли ты мне об этом вообще?

Что? Конечно же, он слышал. Мой смех усилился, и это оказалось так приятно… вскоре наши усмешки переросли в ничем не сдерживаемый хохот. Душеочищающий и безконтрольный. Минуту спустя мы кое-как начали востанавливать дыхание, только для того, чтобы разразиться очередным приступом веселья.

—Значит, ты простил меня? —спросила я, когда мы, наконец, успокоились, и я вытерла свои глаза.

—Да, да. Обо мне говорили и худшее.

Мы проехали мимо билборда, рекламирующего джин. Это заставило меня подумать о Джее.

—Эй, помнишь, ты говорил, что Князья обладают силой убеждения людей? —спросила я.

—Есть ли у нас эти способности?

—Мы называем это внушением, —произнес он. —И нет, это могут только Князья. А что?

—Были моменты, когда мне казалось, что я силой мысли убедила Джея не пить, хотя… может и нет.

—Нет. Князья способны манипулировать человеком, просто произнося команды вслух или даже про себя. Но как шепчущие демоны они не могут влиять на людей. Внушение также не работает, если человек по натуре силен и устойчив к тому, что навязывается ему из вне. Лучше всего внушение срабатывает именно тогда, когда человек уже был склонен идти в заданном направлении, но все еще колебался на стадии принятия решения.

Теперь мы оба смотрели на дорогу.

Взглянув на руку Кайдена, державшую руль, я, просто шутки ради, мысленно произнесла: "Постучи пальцами".

Тук, тук.

О, мой Бог! Он сделал это. Я повторила попытку снова. На этот раз, когда он забарабанил по рулю, я тихо засмеялась.

Он даже не замечал, что делал это.

—Что с тобой такое? —спросил он.

—Ты уверен, что Нефилимы не способны внушать мысли?

—Я никогда не слышал о ком-либо, способном на это, кроме Князей. И, поверь мне, я сам пытался не раз. Это не работает.

В течение двадцати минут, Кайден периодически усмехался себе под нос и качал головой. Я тоже не скрывала широкой улыбки.

Нам оставалось около двух часов езды.

—Я понимаю, что мы почти приехали, но мне, на самом деле, очень нужно попасть в туалет.

—О, ладно. Сделаем остановку.

Припарковавшись, мы прошли в ближайший магазин.

Через некоторое время, когда я выходила, мой взгляд упал на спину Кайдена, шедшему к дверям.

Я вдруг почувствовала непреодолимое желание испытать свою способность внушения еще раз.

"Обернись! " —приказала я, глядя на его спину.

К моему полнейшему удивлению, он замедлил шаг, положил руку на дверную ручку, чтобы открыть ее и замер. После чего повернулся и посмотрел на меня широко распахнутыми глазами в полнейшем удивлении.

Я метнулась к ряду со сладостями и согнулась пополам от смеха.

—О-ох… это очень даже не смешно, —услышала я его слова, когда колокольчик оповестил о его выходе.

Я не могла успокоиться, пока шла к его машине. Несмотря на все усилия, я продолжала прыскать от смеха. Кайден бросил в мою сторону поддельно суровый взгляд и покачал головой, пока я взбиралась в салон.

—Как ты это сделала? —потребовал он.

—Я не знаю. Как ты и сказал —я просто отдала молчаливую команду и пожелала, чтобы это произошло. Ты вряд ли собирался обернуться, поэтому, смею предположить, ты сделал ровно то, что внушала тебе я.

Он продолжал качать головой.

—Я не могу в это поверить. Возможно, ты обладаешь большей силой, потому что оба твоих родителей являются ангелами. Это совершенно несправедливо.

—Ха, ха, —подразнила я.

Пока мы возвращались на федеральную автостраду, мы проехали длинный ряд различных магазинчиков и огромный тату-салон.

—Однажды я сделал себе татуировку, —произнес Кайден. —В прошлом году, прямо перед отъездом из Англии.

—Что ты имеешь в виду под словом "однажды"?

—Этот чудо-узор исчез к утру. —В его голосе слышалось негодование. —Простыни почерненели от туши. Я подверг себя пыткам на несколько часов, а мое тело просто вытолкнуло плоды всех моих усилий прочь.

И снова мы оба подверглись приступу неудержимой истерии над самой лучшей кулуарной шуткой в мире.

Мы согнулись пополам, не в сосотоянии дышать, и я, по случайности, фыркнула. Кайден указал на меня пальцем и засмеялся еще сильнее, схватившись за живот.

—И что это была за тату? —умудрилась выдавить я.

—Еще спрашиваешь. Устрашающая на вид пара черных крыльев на моем предплечье.

Кайден и я разразились новым приступом хохота, мышцы нашего пресса сжимались от напряжения.

В тот момент мы не имели ни малейшего понятия о том, что не будем иметь поводов для смеха еще очень долгое время.

Глава 15

Великая Чистка

Мы пробирались через засушливые холмы и долины Южной Калифорнии, проезжая мимо окрестных домов с красной круглой черепицей на крышах и ухоженными газонами.

До наступления ночи мы уже были на окраине Лос-Анджелеса.

Я периодически проверяла телефон Кайдена на случай пропущенного звонка из монастыря, но там ничего не было.

—Еще рано, —успокаивал меня Кайден. —Давай поедем через Лос-Анджелес или Голливуд. Мы довольно близко.

—Голливуд! —я не была в курсе последних сплетен о знаменитостях, но это звучало захватывающе, и мне еще не хотелось останавливаться.

Мы сосредоточенно изучали дорожные знаки, когда я случайно заметила надпись на небольшой горе.

—О, Господи, Кай, смотри! Знак Голливуда! —я подпрыгнула на месте и указала на гигантские белые буквы на горном склоне.

Он наклонил голову набок, вглядываясь в мое лицо.

—Ты назвала меня Кай.

—Извини, —сказала я.

—Нет, все в порядке. Так меня называют мои друзья.

—Твои друзья? —спросила я.

—Люди, приближенные к понятию "друзья" в той степени, в какой это вообще возможно в моем случае. Так что, да —друзья. Четверо Нефов. Двух я знаю с самого детства, хотя и не особенно близок с кем-то из них. Это больше похоже на то, что мы все… как будто варимся в одном и том же котле.

—Я познакомлюсь с ними?

—Не знаю. Я не собираюсь рассказывать им о тебе, поскольку не думаю, что тебе следует высовываться. Но это не означает, что они не услышат о тебе через третьих лиц. Князья и демоны хуже кучки старых сплетниц.

Образ получался комичным.

—Какие они —твои друзья?

—Ну хорошо… есть Блейк, сын Князя Зависти. Его резиденция где-то здесь, на одном из пляжей. Блейк родился на Филипинах. Его работа самая не пыльная —все, что он должен делать, это обладать наиболее навороченными материальными "игрушками" и встречаться с самыми красивыми женщинами. Иногда мне интересно, чувствует ли он вообще тягу к греху. Он совершенно мягкий. Я видел, когда он ревновал только один раз, и это было неприятно.

—А почему он ревновал?

—Девушка, которая ему нравилась, заигрывала с другим парнем. В любом случае, он —искатель острых ощущений. Любит все экстремальные виды спорта. Он объехал весь мир, занимаясь серфингом. У Блейка потрясающе хороший баланс.

Еще есть близнецы —Марна и Джинджер. —В его голосе послышалось немного кислоты, когда он заговорил о них. —Дочери Князя Прелюбодеяния —Астерофа. Они —танцовщицы.

Я провел в их обществе большую часть своего детства. У нас было почти все общее —начиная с репетиторов и заканчивая всем остальным. Они все еще живут в Лондоне.

Mарна может быть жизнерадостной, но Джинджер… она уже давно перестала казаться хоть сколько-нибудь приятной.

—И что, предполагается, они должны разбивать брачные союзы?

—Им обеим только что исполнилось восемнадцать. Теперь, естественно, именно этого от них и будут ожидать. Прежде они работали над парами своих сверстников, поощряя их на неверность друг другу.

В период несовершеннолетия Нефы ни при каких обстоятельствах не должны вступать в связи со взрослыми. Запрещены любые скандалы и повышенное внимание, которые могут навредить репутации наших отцов среди людей.

Он сделал паузу, перестраиваясь на другую полосу и убирая упавшую на глаза челку.

Когда он продолжил, его лицо и тон были мрачнее тучи:

—У Астерофа, отца близняшек, в последней из жизней была дочь, которую поймали на интрижке с политиком, когда ей стукнуло всего пятнадцать. В то время Астероф занимался политикой, поведение его дочери вызвало большой скандал в обществе. Ее действия сказались на его влиятельном положении, поэтому он инсценировал ее самоубийство.

Затем Астероф оставил свое тело и начал ту жизнь, которая у него сейчас. Все подумали, что от удара у него не выдержало сердце.

—Он убил ее? —я не должна была удивляться.

Кайден издал сухой презрительный смешок.

—Скорее сделал так, чтобы ее убили. Вряд ли он стал бы утруждаться лично.

Я покачала головой, представляя с каким страхом сталкивались близняшки.

—У Марны и у Джинджер, как и у тебя, есть особый талант —женские штучки, —продолжил Кайден.

—О, правда? И какой у них?

—Они могут чувствовать связи между людьми, если чувства взаимны. Влечение, романтическую любовь, преданность. Их отец видит то же самое. Именно так они узнают, за кем охотиться.

—Вау! Женская сила может быть волнующе опасной. Окей, значит, это —трое из твоих друзей. Кто последний?

—Копано.

Он произнес его имя, слегка поморщившись, тоном близким к раздражению.

—Его отец —Алоцер, Князь Гнева.

Я поежилась при упоминании о Гневе.

—Он плохой? —спросила я.

И снова этот сухой смешок, и странный тон.

—Нет. Он, практически, как монах, связанный обетом безбрачия.

—И где он живет? Копано.

Я попробовала произнести его имя.

—Он из Африки, но сейчас учится в колледже здесь, в Штатах. Ситуация с Коупом очень таинственная. Никто из демонов не знает об этом, кроме его отца, но Копано повезло, что он остался жив. Несколько лет назад он обратился к Богу и был готов скорее умереть, чем заниматься работой своего отца. Но когда он признался об этом Алоцеру, тот позволил сыну жить так, как тому хотелось.

—Почему?

—Алоцер любит Коупа, или, как минимум, уважает его. Это неслыханно среди наших.

Я изучающе посмотрела на лицо Кайдена. В его голосе была какая-то тоскливая нотка. Ревность?

—Копано —это загадка, —подытожил он. —Вот и выезд.

Мы оказались на Голливудской дороге.

Я была в восторге от того, что повсюду росли пальмы —одни низкие и приземистые, другие —высокие с тонкими стволами, тянувшимися в самое небо.

Но мой восторг немного поутих, когда я заметила общую эмоциональную атмосферу, кружившую среди толпившимися повсюду людьми.

Были, конечно, просто счастливые туристы, наподобии нас, проходившие мимо, но в основном, воздух был в изобилии пропитан проявлением всевозможных грехов. Это давило на меня с невыносимой силой. Я спинным мозгом чувствовала скрытые проявления зависимости у столь многих людей, что в оцепенении схватилась за дверную ручку.

С трудом заглотнув воздух, я желала, чтобы нервная дрожь оставила меня.

Опустив голову, мимо прошла привлекательная женщина. С определенного угла я смогла увидеть, что с ее лицом было что-то не так. Оно казалось неестественным. Ее кожа была туго натянута, губы чересчур полные, а скулы резко выступали. Она была полна ненависти к себе.

Интересно, скольким пластическим операциям она себя подвергла. Было понятно, что несмотря на все коррекции, она изначально являлась красивой женщиной.

К уху почти каждого человека был прижат мобильный телефон. И повсюду так много бездомных и проституток. Я едва замечала Китайский Театр или звезды на тротуаре.

Все, что я могла видеть, это души и эмоции.

—Это все… чересчур для тебя? —спросил меня Кайден.

—Невыносимо, —призналась я. —Но не потому, что это —Голливуд. Даже в Атланте мне иногда тяжело.

—Я вытащу нас отсюда.

Мы остановились на красный свет.

Я покачала головой и выдавила слабую улыбку человеку, проходившему мимо моего окошка с флайерами, предлагающими тур по домам знаменитостей.

Когда он отошел, я встретилась глазами с бездомной женщиной, сидевшей на каких-то серых газетах, подходивших по цвету к ее серой ауре отчаяния.

Я открыла свой маленький кошелек и вытащила две купюры.

—Ты бросаешь свои деньги на ветер, —предупредил Кайден.

—Может быть, да. А, может быть, и нет.

Она подошла к окошку, волоча одну ногу, когда я опустила стекло и протянула деньги.

—Благослови тебя Господь, —сказала она.

В ее глазах отразилась волна бледно-зеленой благодарности, накрывшая ее с головой. Она не была под воздействием наркотических веществ или пьяной, и у нее внутри не чувствовалось скрытой зависимости.

Я гадала, каие ужасные обстоятельства могли заставить ее жить на улице.

—Подождите, —окликнула я.

Открыв кошелек пошире, я вытащила все свои сбережения и вложила деньги в ее ладонь. Губы у нее задрожали, когда она прижала их к груди.

Мы не отрывали взгляд друг от друга, пока свет не переключился на зеленый, и наша машина не тронулась.

Слишком поздно я осознала, что теперь финансово зависела от Кайдена до самого конца поездки —не то чтобы он позволял мне платить за что-либо раньше, и все же….

—Извини, —сказала я ему. —С моей стороны это было самонадеянно. —Но она…

—За что, во имя всего, ты извиняешься?

Его взгляд казался мягким, что застало меня врасплох. Я опустила глаза, чувствуя себя совсем плохо. Движение на дороге постоянно прерывалось остановками.

Погруженный в собственные мысли, Кайден не отрывал глаз от дороги.

—Легионер, —сказал он.

Мое внимание переключилось туда, куда он указывал.

—Нашептывает вон тому человеку в синем костюме. Если легионер двинется в нашу сторону, я попрошу тебя спрятаться. Будь готова.

Я кивнула и сползла пониже на сиденье.

Я все еще не могла видеть демонов, но я смотрела на мужчину, идущего по дороге, с телефоном, прижатым к уху. Его ангел лихорадочно кружился вокруг него.

Мужчина щелчком закрыл телефон и остановился.

Казалось, он колеблется в нерешительности, оглядываясь по сторонам, чтобы проверить, не наблюдал ли кто-нибудь за его действиями. Затем он развернулся и решительно направился к женщине, стоявшей у тонкого шеста. Она была обтянута в черное кожаное платье с накидкой из искуственного меха.

Проститутка.

Она уронила сигарету и раздавила ее ногой. Цвет ее ауры от нервного бледно-серого, при его приближении, сменился на светло-синий цвет облегчения, когда он передал ей деньги.

Когда они удалялись прочь, вокруг мужчины клубилось грязное облако вины и мрачного предчувствия, смешавшиеся с желто-оранживым возбуждением.

—Отец будет удовлетворен, увидев, что один из его приспешников добился успеха, —с презрением произнес Кайден. —Мне не следовало тебя сюда привозить.

Теперь я оторвала взгляд от людей, и вместо этого стала рассматривать руки Кайдена, лежавшие на руле, и его длинные ноги —на педалях.

Это занимало меня до тех пор, пока мы не выехали из города, назад на шоссе, где я могла разглядывать городские огни.

Кайден протянул мне телефон —скоро должна была позвонить Пэтти. Я разговаривала с ней, пока он регистрировал нас в отеле.

—У тебя грустный голос, дорогая, —заметила Пэтти.

—Мы только что свернули с Голливудской дороги. Там очень много страдающих. Но я не хочу думать об этом сейчас. Сегодня был хороший день.

Я рассказала ей о резервации коренных американцев и о мексиканском ресторане. Ей понравилась каждая деталь.

Я была рада услышать, что напряжение в ее голосе пропало.

—Будь сильной завтра, Анна. Все будет хорошо. Я, просто, знаю это.

—Я скучаю по тебе, —произнесла я, выдохнув. —Как бы я хотела, чтобы ты обняла меня, как прежде.

—Я тоже очень сильно скучаю. А вот и объятия.

Она издала смешной звук, словно прижимала меня к себе, и я рассмеялась.

—Созвонимся завтра в это же время?

—Да, —ответила я. —Я люблю тебя.

—Я тоже люблю тебя, милая.

Мы легли на наши раздельные кровати, размышляя, что делать дальше. Мы не были усталыми, хотя уже переоделись в пижамы. Для меня оказалось неожиданностью, когда Кайден переоделся тоже, но я постаралась ничем этого не выдать.

—Мы можем пойти поплавать, —предложил Кайден.

—Не могу, —ответила я. —Не захватила купальник.

Намеренно.

Я села, облокотившись на гору из подушек, рассыпанных по кровати, намереваясь проговорить с ним так долго, сколько это вообще было возможно, на случай, если он планировал куда-нибудь уйти.

—Кайден, что случилось со всеми Нефилимами? Почему нас сейчас так мало?

Он подошел и сел на мою кровать, сохраняя уважительную дистанцию. Он потер ладонями по лицу, как будто стирая усталость, и затем начал.

—Хорошо. —Он вздохнул. —Более ста лет назад на Земле существовали тысячи Нефов и их потомков. Потомки обладали силой, которая ни в чем не уступала нашей. Для Князей становилось все труднее отслеживать и контролировать ситуацию.

Некоторые Нефы использовали свои способности для восхождения к власти среди людей, занимания высоких руководящих постов, развязывания войн, совершения геноцида, и в целом, привлекали слишком много внимания к себе.

Князья хотят, чтобы Нефы негативно влияли на человечество, вызывая перманентный хаос, но при этом не играли главных ролей. Поэтому они решили провести Великую Чистку.

Нефов выслеживали и убивали, независимо от того, повиновались они Князьям или нет. В течение нескольких лет они все были ликвидированы.

Лицо Кайдена потухло, а я гнала от себя прочь унылые эмоции.

—Такое ощущение, что Нефилимы в глазах демонов еще ниже, чем люди —пробормотала я.

—С тех пор, со времен чистки, они принимают все необходимые меры, чтобы Нефов не стало слишком много. Князь Гордыни, Рахаб, попытался настоять, чтобы Князья не порождали потомство, но он получил однозначный отпор. Вместо этого они сделали все возможное, чтобы у Нефов не было детей.

—Ты имеешь в виду…

Я прикрыла рот рукой, чувствуя приступ тошноты.

—Они их стерилизуют?

Он кивнул, сделав выразительный жест пальцами, имитируя режущие ножницы.

Я указала на него в немом вопросе:

—Да, меня тоже, —мягким голосом ответил он. —Все из нас проходят эту процедуру.

—За исключением меня, —выдохнула я и, вообразив, что отец заставит меня сделать то же самое, почувствовала, что бледнею.

—Самая худшая часть заключается в том, что наши организмы подвергаются адской боли. Но лучше так, чем… убивать беременностью.

—Это я могу понять.

Меня приводит в бешенство ТОТ факт, что у всех нас забрали право выбора!

—Что есть —то есть.

Наверное, эта фраза была основной поговоркой Нефов на протяжении тысячилетий. Кайден оперся подбородком на предплечье, глядя на меня сверху вниз тяжелыми глазами.

Он был прав, полагая, что я расплачусь. Только подумать о подобной жестокости. Полное отсутствие любви и уважения в жизни. Я поднялась и подошла к окну, пытаясь скрыть свои слезы от Кайдена.

—Я знал, что это только расстроит тебя, —произнес он.

—Конечно, это расстраивает меня! Разве это не расстраивает тебя? —теперь я повернулась к нему, и Кайден поднял на меня серьезный взгляд.

Глубокая печаль в его голубых глазах не оставляла никаких сомнений в том, ЧТО именно он чувствовал.

—Нет никакого смысла тратить время на размышления о тех вещах, которые невозможно изменить.

Неужели ничего нельзя было сделать? Разве мы не могли бороться в ответ? Как бы сильно мне не хотелось в это верить, одна только мысль о низвержении Князей являлась абсолютно безнадежной.

Я вернулась к своей кровати, на которой лежал Кайден, и села у изголовья, подтянув коленки к груди. Замерзшие ноги я подсунула под одеяло.

Кайден сел на край кровати, придвинувшись ко мне ближе. Намного ближе, чем следовало. Я была слишком занята, пряча свою нервозность, чтобы поднять на него глаза.

—Нервничаешь? —спросил он.

—М-мм.

—По поводу завтрашнего дня? —уточнил он.

—Ох.

Теперь, когда он упомянул об этом.

—Да…

—У тебя все получится. Я подброшу тебя в нужное время и приеду забрать обратно, сразу же как позвонишь.

Он нежно взял мою руку в свою.

Мое сердце билось слишком быстро. Я наблюдала, как он водил подушечкой пальца вперед и назад по моему ногтю.

Я знала, что если сейчас подниму глаза, он поцелует меня. Я хотела, чтобы он это сделал. Все что мне нужно было сделать, это поднять глаза.

Но… что-то было неправильное в том, чтобы продолжать целоваться с парнем, который не являлся моим бойфрендом.

Мысль о Кайдене, как о чьем-то бойфренде, была смехотворной.

Он скорее всего полагал, что слова "бойфренд" и "муж" принадлежат к ряду неприличных эпитетов.

После того, как я достаточно долго отказывалась на него смотреть, он поднес мою руку к губам и поцеловал мой большой палец.

Я положила щеку на коленку и закрыла глаза. Подобный жест с его стороны был почти невыносим для моего сердца.

Но как только я решила перестать бороться с самой собой и повернуть к нему свое лицо, Кайден поднялся.

—Отдохни немного, —произнес он, отпуская мою руку.

Уткнувшись лицом в одеяло, я попыталась восстановить нормальное дыхание.

Я слышала, как он подошел к своей кровати и замер.

—Кайден?

—Да?

—Я не пытаюсь осуждать. Мне просто любопытно. М-м… —Я теребила одеяло в своих руках. —Ты собираешься уходить сегодня вечером?

После долгой и тяжелой паузы он, наконец, ответил:

—Я думаю, что нет.

Да! Я постаралась воздержаться от каких-либо надежд и чувств по поводу его действий, но вот запретить своему сердцу бешено колотиться оказалось выше моих сил.

—Энн? —прошептал он.

—Да?

—Это не будет меня беспокоить, если тебе нужно… ты знаешь, должным образом помолиться… как бы ты это ни делала.

—Ох. Ладно, спасибо.

Предложение Кайдена оказалось для меня крайне неожиданным, но я была готова разделить с ним таинство своей личной молитвы.

Поначалу я чувствовала некоторое стеснение, когда сомкнула пальцы на груди и закрыла глаза, но, как только началась молитва, все во мне умиротворилось.

Я подумала о том, что видела за сегодняшний день и о том, что предстояло пережить завтра.

Я просила укрепить мои душевные силы, чтобы достойно встретиться с отцом. Я молила, чтобы Нефилимы могли найти в себе силы надеяться. И последней мольбой моего сердца был Кайден. Я просила, чтобы ему подарили возможность испытать любовь в своей жизни, чтобы он любил и был любим в ответ.

Я закончила молитву и, потянувшись к выключателю лампы, увидела его красивое лицо, лежавшее на подушке. Все это время он смотрел на меня.

Тепло растеклось по всему моему телу.

—Спокойной ночи, —прошептала я и выключила свет.

Глава 16

Плачущие небеса

Я проснулась при первых лучах восходящего солнца и лежала, прислушиваясь к ровному дыханию Кайдена, пока тот спал.

Я была рада, что этот день наконец настал. Мне не терпелось скорее со всем покончить.

Я прокралась в ванную и приняла душ, затем надела самый лучший наряд из всех тех, которые захватила с собой —шорты цвета хаки и желтую блузку на кнопках с белой майкой под низ.

Просушивая полотенцем волосы, я старалась мыслить позитивно и спокойно. Когда я вернулась в комнату, Кайден лежал на спине. Было очевидно, что он еще не совсем проснулся.

—Я заказал нам завтрак в номер.

В полусонном состоянии его голос был даже глубже обычного.

—Спасибо, —с благодарностью кивнула я.

Он не отрываясь смотрел, как я села на стул и принялась расчесывать мокрые запутавшиеся волосы.

Я была слишком взволнована предстоящими событиями, чтобы чувствовать смущение. Он не отвлекся ни разу, наблюдая, как я заплетала французскую косу.

Вскоре прибыл наш завтрак —в течение которого я два раза откусила от вафли. Из-за нервноного напряжения у меня пропал аппетит, но я по-честному заставила себя выпить полстакана яблочного сока.

Отвернувшись, Кайден пристально разглядывал вид запущенного грязного города за окном.

Я подошла и стала рядом с ним.

—Что-то ты забросил свою внешность, —заметила я, потянувшись, чтобы провести рукой по щетине на его подбородке.

Он взял мою руку и прижал ее к своей щеке, на мгновение закрыв глаза. Когда он открыл их снова, я была поражена сокрушительным, отчаянным взглядом, которым он меня обжег.

Но уже через мгновение он резко отпустил мою ладонь и снова отвернулся к окну, скрестив на груди руки.

Я сглотнула, пребывая в полнейшем замешательстве.

Когда я начала отворачиваться, он произнес:

—У меня кое-что есть для тебя.

Он вытащил руку из кармана, и в его ладони замерцало красивое ожерелье из бирюзы, которым я так восхищалась в Нью-Мексико.

Я распахнула глаза в полнейшем изумлении.

—Видел, как ты смотрела на него и подумал, что тебе понравится, —пояснил он.

О нет, только не слезы. Пожалуйста, только не слезы.

Я заморгала, пытаясь смахнуть дурацкую влагу, думая о том, как сильно не хочу потом смывать размазанную тушь с лица.

—Я тебя расстроил? —спросил он.

—Нет! Я не расстроена. Просто удивлена. Не могу поверить. Я имею в виду, оно великолепно! Никто никогда не дарил мне ничего подобного.

Я вытерла слезы под глазами и застегнула ожерелье на шее.

Он тихо выругался и, резко смахнув упавшие на глаза волосы, отвел взгляд в сторону.

—Это была ошибка.

—Нет. —Я схватила его за руку. —Это не так.

—Не придавай этому большого значения, Анна. Было бы ошибкой романтизировать меня.

—Я и не думала. Это —всего лишь приятный жест с твоей стороны. Только и всего.

Я пыталась убедить его в том, в чем сама была не уверена. Пусть… С этим потоком эмоций я разберусь позже. На данный момент, главной повесткой дня была встреча с демоном.

Мы сидели в машине, припарковавшись у Федеральной тюрьмы Южной Калифорнии. Другие посетители, такие же как и мы, тоже находились в своих машинах или маячили у самого входа.

Мы с Кайденом не разговаривали на протяжении пяти миль до тюрьмы, на случай, если мой отец будет слушать.

Мой живот неожиданно заурчал, и Кайден мягким тоном стал выговаривать:

—Тебе следовало есть получше.

—Я не могла.

Мой взгляд упал на часы —время идти. Как по звонку, повсюду начали открываться и захлопываться дверцы машин.

Вход для посетителей разблокировали.

—Ты сможешь, —кивнул Кайден.

Понадобилось некоторое время, чтоб пройти через охрану. Они должны были отыскать факс, который послала Пэтти о предоставлении мне разрешения на посещение тюрьмы.

Пэтти прошла через многое, чтобы сделать эту встречу возможной.

Охранник, спросивший мое имя, очень заинтересовался, когда узнал, что я дочь Джонатана ЛаГрея.

—Первый посетитель к Джонни ЛаГрею за семнадцать лет, —сообщил он.

"Сомнительно", —подумала я, представив себе непрерывный поток посетителей из злых духов, глумящихся над всеми мерами тюремной безопасности.

Охранник подробно изложил мне правила поведения.

Против сдержанных объятий и рукопожатий ничего не имелось против, но охрана вынуждена будет следить за моими действиями, дабы я ненароком ничего не смогла передать отцу.

Охране не следовало волноваться —в мои планы не входили ни объятия, ни рукопожатия.

Он объяснил, что моего отца известят о посетителе, но у него есть право отказаться от встречи.

После этого меня и остальных посетителей отвели в помещение размером с маленькое кафе и наказали каждому оставаться на своем месте.

В окруженной охранниками комнате стояли плохо сочетающиеся между собой ряды столов.

Я села на стул, такой же шаткий, как и мой желудок.

Комната наполнилась приглушёнными звуками голосов взрослых в премешку с детским щебетом. Общая обстановка была мрачной. Повсюду нависала серая аура.

Звуки открывающейся тяжелой металлической двери и лязг цепей заставил меня запаниковать. Я беспокоилась о том, что мне станет дурно.

Одетые в оранжевые комбинезоны, заключенные вошли друг за другом. Их руки, затянутые наручниками, располагались впереди, а за ногами волочились цепи.

Люди вытянули шеи, чтобы лучше видеть.

Я с первого взгляда узнала его. Его голова была гладко выбрита.

Мой пульс застучал в моих ушах.

Его короткая каштанового цвета бородка со дня моего рождения отросла и превратилась в длинную, клинообразную и с проседью. Его символ сиял глубоким темно-янтарным цветом.

И тут я увидела его глаза, вспомнив их со дня своего рождения — небольшие и светло-карие —те же самые, что и у меня. Наши похожие глаза встретились и уже не отрывались друг от друга, пока охранник конвоировал его ко мне.

Несмотря на свои опасения, я не увидела в его глазах злобы —только беспокойство и надежду.

Когда он оказался совсем близко, каждая капля гнева, которую я испытывала, куда-то улетучилась.

Теперь он стоял прямо напротив меня, и я почувствовала, что тоже встаю. Наши глаза блестели от слез. Возможно, мне следовало именно его поблагодарить за свои сверх чуствительные слезные железы.

Охранник снял с его запястий наручники, сохранив его лодыжки скованными, и мы потянулись друг к другу через стол.

Его руки были теплыми и шершавыми, мои —холодными из-за нервозности. Но, видимо, теперь они обязательно отогреются.

—Садись, ЛаГрей, —сказал охранник, и мы сели, не отводя глаз друг от друга.

Охранник оставил нас в покое.

—Не могу поверить, что ты здесь, —выдохнул он.

Его голос был таким же хриплым и резким, как в моих воспоминаниях.

—Я написал так много писем за эти годы, —продолжил он, —но отсылать их тебе было слишком опасно. И… я хотел, чтобы у тебя был шанс на нормальную жизнь.

—На это у меня никогда не было шанса, —сказала я, как можно мягче.

Он кивнул и фыркнул. Отец определенно выглядел человеком жестким и опасным.

—Возможно ты права. Я надеялся, что ты обо всем узнаешь от монахини, как только придет нужное время.

—Сестры Рут? —осторожно спросила я. —Я еще не встречалась с ней. Она говорила с моей приемной матерью.

—Они хорошо с тобой обращались?.. Люди, которые вырастили тебя?

Я была шокирована его неприкрытой искренностью и отзывчивостью.

—Да. И… Это одна женщина. Пэтти. Мне кажется, она близка к ангелу настолько, насколько это вообще возможно для человека. Я никогда не испытывала недостатка в любви.

Он заметно расслабился, опустив плечи, но его глаза все еще оставались подернутыми влагой.

—Это хорошо. На это я и надеялся. Что ей рассказала сестра Рут?

—Она сказала, что вы с мамой были влюблены.

Он немного улыбнулся, и на мгновение его лицо стало мечтательным и задумчивым.

—Мне нужно многое тебе рассказать, и это —хорошее место, чтобы начать, —произнес он. —В те времена я был ангелом на Небесах… если ты, конечно, хочешь это слышать.

—Я хочу услышать все.

Мы все еще держались за руки, даже не думая отрываться друг от друга. Его грубые большие пальцы гладили мои костяшки.

Мы сидели, облокотившись грудью на стол, головы склонились друг к другу, а голоса максимально приглушены.

Я внимательно вслушивалась в каждое его слово.

—Еще до сотворения Земли на Небесах существовали ангелы. Нас было очень много —миллиарды. Мы все были самодостаточны. Или, скажем так… большинство из нас.

Ангелы —бесполые существа. Поэтому наши отношения на Небесах не были замутнены физическим влечением. Это было что-то вроде сообщества друзей… Что может показаться не совсем убедительным для человека, но… нам было действительно хорошо. Это было правильно.

Лицо у него смягчилось в благоговении перед тем, что он вспоминал.

Я не могла поверить, что сижу вот так и веду цивилизованную беседу с собственным отцом. Более того, я с восхищением наблюдала за ним, пока он продолжал свою историю.

—Несмотря на то, что ангелы могут испытывать всю палитру эмоций, у нас никогда не возникало необходимости чувствовать что-либо негативное более чем на мгновение. После этого мы отпускали все отрицательное прочь и продолжали жить дальше.

У каждого была своя роль, все наши возможности всегда проявлялись по-максимуму. Мы чувствовали себя защищенными и значимыми.

Когда я встретил Марианту, мы почувствовали невероятную близость.

Он запнулся в некотором стеснении при упоминании этого ангела —Марианты. Нежное выражение на его лице противоречило всей его суровой наружности.

—Марианта —твоя мать, Анна, —объяснил он.

Мое сердце подпрыгнуло. Я кивнула, кусая губу и смакуя каждую деталь.

—Меня к ней тянуло. Я говорю "к ней", но не забывай —мы были абсолютно бесполыми в небесной среде. Наши чувства находились строго на эмоциональном уровне. Я искал оправдания видеть ее снова и снова. Наши души дополняли друг друга до такой степени, что в конечном итоге, мы уже не могли вынести разлуку.

В те времена среди нас существовал ангел, принадлежавший к самой высшей иерархии. Он обладал такой непередаваемой харизмой, что перед ним не мог устоять никто. Благодаря своим способностям он очень бысто преобрел в ангельской среде статус знаменитости.

—Люцифер, —прошептала я.

—Да. Я никогда не встречал такого, как он. Он обладал личностью, притягательной абсолютно для всех. Я хотел слышать ВСЕ, что он говорил. Марианта предупреждала, что у нее плохое предчуствие. Она полагала, что ни один ангел не должен так сильно выделяться на фоне всех остальных. Это была единственная вещь, о которой мы с ней когда-либо спорили.

Его лицо исказилось меланхолией, и он посмотрел на наши сомкнутые руки.

—Я стал часто посещать собрания, чтобы слушать речи Люцифера. Он был, и по сей день остается, абсолютным мастером обмана. Он легко прославлял Бога и Небесное царство, после чего тут же подкидывал двусмысленные комментарии, зарождая в нас разные мысли.

Со временем маленькие семена сомнения начали прорастать, а с ними увеличивалось и количество ангелов, собиравшихся послушать речи Великого оратора.

Люцифер в своих речах использовал полуправду, смешивая ее с ложью, и мы с готовностью попались на его удочку. Я был потрясен, когда в один злополучный день осознал, что мои чувства по отношению ко всему изменились. Я не сказал об этом Марианте.

Он прошептал последнюю фразу с сожалением.

Меня переполнил страх, потому что я знала, куда вела эта история.

—Люцифер заручился поддержкой очень многих последователей. Он знал, что добился успеха в изменении нашего мировоззрения, и был готов применить всю свою силу. Он сообщил нам с абсолютной убедительностью, что Господь тайно создает не только новую расу, но и совершенно новый мир, предназначенный только для одних людей. Люцифер утверждал, что Творец поглощен этим проектом, как ребенок новой игрушкой. И что Творец планирует использовать нас —ангелов —как рабов для новой расы. Для людей.

У них будут роскошь, свободы и познания, которых ангелы никогда не видели. Мы, ангелы, будем использованы, растоптаны и забыты. Я был чертовски зол. Прости, милая. Извини мой злой язык.

Я сдержала улыбку.

Это было так мило, что этот гигантский демон извинялся за столь незначительное ругательство.

—Я был таким дураком. —Он покачал головой от воспоминаний. —Я и правда думал, что Бог мог ошибаться. Я думал, он сошел с ума. И я был не одинок в этой мысли.

Одна треть всех ангелов на Небесах поддержала движение Люцифера. Разъяренная шайка ангелов! Кто бы мог представить? —В задумчивости, он на мгновение отпустил мою руку, чтобы пригладить бороду. —В тот момент мне пришлось рассказать Марианте все. Она умоляла меня не сражаться, но я верил, что когда все закончится, и она увидит правду, то простит меня и поймет.

Так я, покинув ее, вступил в войну. Ты ведь знаешь, что произошло после того, как мы потерпели поражение, правда?

Я сглотнула.

—Вы были низвергнуты в Преисподнюю.

Он кивнул, его лицо было мрачнее тучи.

—До тех пор пока я не оказался там, я не осознавал, что Люцифер обвел нас вокруг пальца. Другие тоже это осознали, но большинство продолжало слепо его поддерживать.

Я держался особняком, потому что понимал насколько опасно высказываться против Самого Дьявола. Мой молчаливый нрав снискал мне уважение. Они подумали, что я вдумчивый и мстительный, но на самом деле я ненавидел себя за то, что сотворил с Мариантой. Я не мог перестать думать о ней.

Он перестал говорить, взглянув вверх на потолок. Прошло столько времени, а его сердце все еще болело.

Я погладила его по рукам, поощряя к продолжению.

—Так, проходило время, и мы слышали истории о сотворении Земли и Людей. Люцифер посылал шпионов. Он становился все наглее и наглее, отправляя падших ангелов настраивать людей против Творца.

Внезапно он вскинул голову и посмотрел через мое плечо. Странно шипящий шепот послышался из глубины горла моего отца, а его глаза полыхнули ярко-красным огнем.

Я отдернула руки.

Когда он снова посмотрел на меня, то показался абсолютно нормальным.

—Извини, —выдохнул он, расстроено. —Предполагалось, они не должны работать на моей территории.

Я не могла ответить. Весь этот эпизод, продлившийся не более друх секунд, был самым пугающим зрелищем, которое я когда-либо видела.

Было ли это нечеловеческое шипение своего рода языком демонов? Я осмотрелась, но никого не заметила.

—Я не хотел напугать тебя. Просто наш разговор не совсем для их ушей, понимаешь?

—Да, —торопливо кивнула я. —Я просто не поняла сначала, потому что не могу их видеть.

—Правда? —Он мрачно нахмурил лоб, и его брови сошлись на переносице. —Это может оказаться проблемой.

Я прикоснулась к своему ожерелью, все еще потрясённая.

—Я, конечно, могу и ошибаться, —осторожно произнесла я. —Но звучит так, будто ты, на самом деле, почитаешь Бога. Я не понимаю, как это может быть, учитывая твой… род занятий.

Я опустила глаза, надеясь, что он не обиделся.

—Ирония, да? —его губы изогнулись в саркастичной усмешке. —Я заслуживаю ада. Я слишком легко сбился с пути.

Его руки все еще лежали на столе, ладони были открыты. Я вложила свои руки в его, и он сжал их.

—Я прокладывал себе путь наверх по адской карьерной лестнице из чисто эгоистичных соображений. Я слышал, что за каждым человеком закреплен ангел-хранитель, и я стал одержим мыслью о возможности снова увидеть Марианту.

Должно быть, что-то в моих отчаянных усилиях и усердной работе впечатлило Люцифера, потому что в 1700-е я оказался на Земле с заданием привести людей к окончательной зависимости от различных опьяняющих веществ.

Я почувствовала стыд при мысли о наркотиках, и хотя была осторожна, чтобы не выдать свои цвета, понимала, что сложнее всего было контролировать собственное лицо.

—Боюсь, что я оказался слишком успешен, —прошептал он. —Я знал, когда меня назначили Князем, что должен буду добросовестно выполнять свою работу, чтобы удержаться на данном посту. Я вел себя ужасно, когда пришел на Землю и увидел человеческие души, заточенные в физические оболочки. Они были чудесными созданиями —воистину произведения гениальности и любви. Но они находились в противоречии со своими собственными телами.

Моя работа была слишком легкой. Я сосредоточился на отслеживании по всему миру ангелов-хранителей. Это было единственным, ради чего мне стоило жить. Я уже потерял все.

И вот, семнадцать лет назад, я был недалеко отсюда в маленьком городке под названием Гемет с проверкой одного из моих диллеров.

Я пришел в его дом… и —никогда не забуду этот момент —увидел ее. Черт, она прекрасно выглядела, —прошептал он, останавливаясь, как будто проигрывая вновь этот момент в голове. —Она стояла, склонившись над женщиной, лежавшей без сознания на матрасе в углу. Марианта казалась совсем маленькой. Я сначала даже подумал, что она —ребенок. Ты такая же мелкая, как она.

Он сильнее сжал мои руки, когда его взгляд изучающе остановился в области моей грудной клетки.

—Ты чувствуешь сильную тягу к наркотикам, так ведь? —спросил он.

Я кивнула и он грустно покачал головой.

—Я вижу это. У тебя двойная угроза: тяга, доставшаяся от меня, плюс пристрастие к наркотикам в твоих генах. Это должно быть трудно.

—Сейчас я к этому уже привыкла. Может мое тело и тянется к наркотикам, но мой разум знает лучше.

—Хорошо. Это я и хотел услышать.

—Ну, ладно, вернемся к истории, —сказала я, крепко сжимая его пальцы.

—Ага, здесь она уже становится более приятной. Когда я увидел Марианту, она нашептывала той женщине так, как мать нашептывает больному ребенку.

Никто в дилерском притоне не обратил внимания, когда я подобрал эту женщину и забрал с собой. Никто, кроме ее ангела-хранителя, моей Марианты. —Он усмехнулся. —Она видела, чем я был, но не узнала меня по-началу.

Она взбеленил… хм, она стала с ума сходить, только чтобы защитить своего человека.

И тут она узнала меня.

Он сказал последнее предложение с таким обожанием, что глаза у нас обоих наполнились слезами в тот же самый момент.

Мы засмеялись, вытирая влагу, перед тем, как снова взяться за руки.

—Вместе с Мариантой мы забрали женщину в отель и отмыли ее. У несчастной ушел целый день, чтобы очухаться, и даже тогда, она все еще была при смерти. Ее тело было разрушено, а душа едва цеплялась за телесную оболочку. Мы оба знали, что если эта женщина умрет, Марианте придется сопровождать ее душу в загробную жизнь. Марианте не разрешат вновь вернуться на Землю. Мы никогда больше друг друга не увидим.

Так, надеясь на лучшее, она забралась в то тело… Подобного не делал ни один ангел со времен Ветхого Завета.

Я сжала его руки, впитывая каждое слово.

—Душа человека не боролась с ней; она легко отодвинулась в сторону. Почти три дня ушло на то, чтобы вывести токсины и излечить тело. Для Марианты впервые справляться с человеческим телом было очень сложно. Мне было нелегко наблюдать за ее усилиями. Я буквально заставлял ее есть и пить. Она сопротивлялась, продолжала бороться и в, конце концов, прошла это испытание.

Когда ее разум снова прояснился, мы вновь воссоединились, словно никогда и не разлучались. Все стало как раньше, но с некоторыми отличиями.

Впервые мы были не просто душами; мы были мужчиной и женщиной, охваченными физическим влечением и…что ж… именно так ты и появилась.

Мое лицо вспыхнуло, а он покоянно опустил глаза.

—Мне не следовало допускать подобного, —признался он. —Не то чтобы я не рад, что ты есть. Не пойми меня неправильно. Но за все годы, будучи демоном, я был осторожен, чтобы не стать отцом. Мне казалось, это как-то неправильно.

Я была благодарна за эти слова.

—Она узнала о своей беременности чуть ли не в момент зачатия. Мы ничего не могли с собой поделать —известие о твоем скором появлении вселяло в нас непередаваемую радость. Мы знали —нам недолго оставалось быть вместе, поэтому мы лелеяли каждую секунду.

Я покинул ее только раз, чтобы отчитаться перед Азазелем, гонцом Ада. Я не мог позволить, чтобы они узнали о вас двоих. Марианта слышала истории от других ангелов-хранителей о последнем ангельском Нефилиме. Мы не знали к кому еще можем обратиться.

—Подожди, что ты имеешь в виду, ангельский Нефилим?

—Та монахиня —потомок ангела света, возможно, —ангела-хранителя. Я не знаю ее точной истории.

Мне захотелось узнать, как она избежала внимания Князей и Легионеров, но я не хотела спрашивать своего отца и раскрывать тем самым свой источник информации о демонах.

Почему-то я была уверена, что он будет не в восторге от моих отношений с Кайденом.

—Мы прибыли в монастырь как раз вовремя, —сказал он. —Ты родилась раньше срока. Помнишь тот день?

—Да.

Я сжала свои губы вместе, чувствуя себя виновной в том, что все эти годы подвергала сомнению его побуждения.

Он стиснул мои руки и потянул к себе так, что я подняла глаза на него.

Его лицо было умиротворенным и полным любви.

—Я хочу, чтобы ты знала, детка, после того, как умерла Марианта, я не заставил грешить ни одну душу.

Его взгляд удерживал мои глаза, умоляя поверить.

—Никогда? —прошептала я. —Все это время ты был в тюрьме?

—Я предоставлял ложные отчеты Люциферу в течение шестнадцати лет. Я знаю, что это не возмещает всего ущерба, который я нанес, но я должен был убедиться, что останусь на Земле как можно дольше, чтобы иметь возможность увидеть тебя и обо всем рассказать. Смешно, но сейчас, когда я наконец встретил тебя, я хочу остаться здесь как можно дольше.

Когда я улыбнулась ему, он одарил меня взглядом, похожим на взгляд Пэтти в тот день, когда она сообщила мне о моей истинной сущности.

Он был благодарен за то, что я не злилась на него, и это еще больше открывало для него мое сердце. Я стиснула его огромные руки.

—Пап, —промолвила я.

При звуке этих неожиданных слов, мы оба вздрогнули. Я заторопилась.

—Ты знаешь, что должна сказать мне Сестра Рут?

—Что ты имеешь в виду?

—Сестра Рут сказала Пэтти, что ей нужно обсудить кое-что, но она скажет мне об этом только при личной встрече.

Он покачал головой.

—Понятия не имею, —сказал он.

Он все еще крепко сжимал мои руки.

—Я хочу, чтобы ты выслушала меня, Анна. Это важно. Что бы тебе ни сказала монахиня, ты не должна говорить об этом ни единой душе. Никому. Это что-то очень важное. Об этом непременно доложат Люциферу, и он убьет тебя. Проклятье! Даже если это совсем неважное, он все равно тебя убьет. Кто еще знает об этом, кроме нас?

—Только Пэтти…

—Отлично! Тогда все будет в порядке. Точно только она?

—И Кайден, —добавила я.

Мои глаза метались куда угодно, —только чтобы не смотреть на отца.

Я ждала.

—Кто?! —его голос надломился.

Его глаза озабоченно искали мои.

Я не хотела рассказывать ему что-либо о Кайдене. Я знала, КАК это будет для него звучать. Я высвободила ладони из его рук, и, перекинув косу на плечо, стала вертеть кончики волос, чтобы чем-нибудь занять руки.

—Он мой друг. Тот, кто привез меня сюда, чтобы встретиться с тобой.

—Ты рассказала человеческому ребенку?

Я закашлялась, пытаясь выиграть время.

—Он —тоже Неф.

Джонатан ЛаГрей заметно напрягся, и его лицо побледнело. Я невольно заерзала, когда его глаза впились в меня.

—Который из них является его отцом? —процедил он сквозь зубы.

—Ричард Роу. Полагаю, ты его знаешь под именем Фарзуф.

Конец всему.

Теперь уже он был не просто бледным.

—Ты проехала пол страны…

—Ш-шш! —вырвалось у меня, потому что люди начали на нас поглядывать.

Он понизил голос до свистящего шепота:

—С сыном Князя Вожделения? С сыном… Паршивец! —Его кулак с силой опустился на стол, и охранник сделал шаг в нашем направлении.

Я помахала головой, пытаясь убедить его, что все в порядке, в то время как отец убрал свои сжатые в кулаки руки на колени.

Через пару секунд, охранник вновь вернулся к стене и стал смотреть в сторону.

—Не переживай! —прошептала я. —Я же сказала тебе: мы —просто друзья.

Он закрыл глаза и помассировал пальцами свой лоб, чтобы хоть как-то совладать с приступом ярости.

—Ты скажешь ему, чтобы он держал язык за зубами. Его отец не должен знать ни слова о тебе или о том, что скажет Сестра Рут. Это понятно?

—Он бы никогда не рассказал своему отцу обо мне. Но, м-м… —Я судорожно сглотнула. —К сожалению, Фарзуф уже знает о моем существовании.

Его глаза вновь полыхнули красным, и это почти заставило мое сердце остановиться. Я с силой вжалась в спинку стула, от чего тот пошатнулся.

—Разве тебя не беспокоит, что люди могут увидеть твои глаза, когда ты это делаешь? —спросила я, абсолютно уверенная, что мои собственные глаза в этот момент были размером с блюдечко.

—Люди не могут этого видеть. И не пытайся сменить тему. Я знаю Фарзуфа, —прорычал он. —Это тот еще подонок, как на Земле, так и в Аду. Ради того, чтобы заслужить благосклонность, он пойдет на что угодно.

—Кайден думает, что его отец забудет обо мне, если я постараюсь не попадаться на глаза.

—Возможно, на какое-то время, пока он занят или чем-то отвлечен. Но, рано или поздно, он все равно о тебе вспомнит.

Белиал нервно отодвинулся на стуле.

—Мне нужно выбираться отсюда.

—Из тюрьмы? Как?

—Скоро будет слушание о досрочном освобождении. Я воспользуюсь силой внушения, чтобы решение безапиляционно было принято в мою пользу. Тем или иным способом, но мое прибывание здесь окончено. Это вопрос нескольких недель. Я свяжусь с тобой сразу же, как только выберусь. Не предпринимай ничего, пока меня нет рядом. Я хочу, чтобы ты незамедлительно вернулась домой. Чем быстрее, тем лучше. Ты сделаешь это?

—Да. Я обещаю.

—Держись подальше от дома Роу.

—Определенно.

—Хорошо. Хорошая девочка. Мы справимся со всеми проблемами вместе. Ты веришь мне?

—Да, сэр.

Мы снова взяли друг друга за руки.

Когда я находилась рядом с отцом, ничего невозможного не существовало. И я была счастлива.

—У тебя прелестная улыбка, —произнес он. Совершенно естественная и красивая.

Никто не называл меня раньше красавицей, за исключением Пэтти.

Комплименты родителей нельзя воспринимать всерьез, но мне все равно было приятно.

Я взглянула на часы, поразившись, как быстро летело время.

—Наше время почти истекло, девочка.

—О чем еще ты хотела бы узнать?

Я все еще не осмеливалась спросить о судьбе душ Нефилимов. С этим не следовало спешить.

Я немного поразмыслила.

—Как ты думаешь, Марианта была наказана? —спросила я.

—Что ж… она не в Аду, если ты это имеешь в виду. Я бы непременно узнал, если бы подобное случилось.

Мой желудок сжался от упоминания об Аде.

—Как там? —нерешительно спросила я.

—Там внизу? Это еще одна вещь, которую трудно объяснить словами.

Он отпустил одну из моих рук и погладил бороду.

—Представь мрачную широкую аллею, длиннее, чем сама бесконечность, между двумя небоскребами, которые возвышаются выше, чем можно увидеть глазами…

В таком месте трудно сохранять надежду. Души сгорают от обсалютного безграничного негатива.

—У тебя неплохо получается описывать вещи, которые трудно выразить словами, —выдохнула я, пытаясь освободиться от ледяного ужаса, вызванного представленным образом.

—У меня было достаточно времени для размышлений.

—Почему Бог не попытался предотвратить восстание Люцифера?

—Он любил Люцефера. Бог знал о том, что тот имеет великую силу, и он позволял ему это.

Могло случиться и по-другому. Люцефер мог выбрать и правильный путь. Я думаю, Бог до последнего не прекращал надеяться, что Люцифер сделает верный выбор.

Может быть, это кажется жестокостью —испытывать ангелов и человеческие души, но… здесь смысл совсем в другом. Нам необходимо сталкиваться с трудностями, чтобы понять свою истинную сущность и силу. То, как мы справляемся с неудачами, является очень ценным испытанием и опытом.

—Да. Ты мог бы захотеть отмщения… после того, как пал, —произнесла я, нахмурившись.

—Легко. Людям вообще очень трудно. Их вера подвергается испытаниям, когда они даже видеть ничего не могут. Вот почему им дана возможность ощущать Божью Благодать.

—Как это работает?

Он облокатился на спинку стула, поглаживая бороду.

—Божья благодать —это как миллиарды сигналов, исходящих от Бога в направлении к каждой душе. Что-то вроде прямой связи. Люди воспринимают эти послания в виде ощущений, иногда даже слышат внутренний голос… но, к сожалению, это легко игнорируется.

Я кивнула, глядя на него с благоговением.

Он на все знал исчерпывающий ответ.

Слишком много мне предстояло понять и осмыслить. У меня оставалось еще бесконечное число вопросов.

—Это правда, что судьба каждого человека предопределенна? —спросила я.

—Нет, нет и нет. Понятие "Судьба" понимается не в том смысле. Никто из нас не был сотворен для падения. Каждой душе предоставлено индивидуальное право выбора. Всякий раз, когда делается выбор, создается новая тропа истории.

Насколько я знаю, перед рождением каждый человек уведомляется о том, насколько сложной окажется его жизнь. Они всегда знают, с каками тяготами им прийдется столкнуться. Они знают —это испытание. Более того, они сознательно стремятся его пройти.

Ты тоже с самого начала знала, что родишься при подобных обстоятельствах.

Что-то промелькнуло в моем сознании. Я шумно выдохнула и напряжденно выпрямила спину.

Потерянные знание из "темных" дней!

—Я знала, что было что-то еще! Хотя до сих пор еще не могу вспомнить.

Мой отец усмехнулся надо мной.

—Не истязай себя, ребенок. Твоя память вернется сразу же, как только ты покинешь свое тело. Ни одна душа не в состоянии до конца осознать, насколько будет сложно выстоять. Потому что приобретая физическое тело, человек теряет всю свою память.

Я не могла не улыбаться. Полученная информация вызывала у меня восторженную радость.

И тут в моей голове возник вопрос, который немного охладил мой восторг.

—Почему матери Нефилимов всегда умирают?

Он кивнул, словно ожидал этого вопроса.

Потянувшись ко мне, он снова сжал мои руки в своих.

—Мы часто говорили об этом, когда Марианта бала беременна. Когда женское тело создавалось, оно было спроектированно, как сосуд, или —если хочешь —корабль, транспортирующий человеческую душу из одного измерения в другое. Люди всегда упоминают о рождении, как о чуде. И это, действительно, так.

Это всегда чудо, когда душа переходит из одного измерения в другое. Но душа Нефилима сильно отличается от души человеческой. Это нечто совсем иное.

Человеческое тело изначально не предназначалось для рождения столь сложно сформированной души. Тело, просто по своим физическим характеристикам, не в состоянии перенести подобный процесс и после этого продолжать жить.

—Ох.

Вау. Здесь было над чем задуматься.

—И что, эти знания являются общеизвестными среди демонов? —поинтресовалась я.

—Конечно, но они не слишком торопятся кричать об истинном могуществе Нефилимов направо и налево. Не хотят заронять в голове собственных детей лишние идеи.

Очереденой способ ввести в заблуждение и притеснить Нефилимов.

Я с нетерпением ждала момента, когда смогла бы обо всем рассказать Кайдену. Мне очень хотелось докопаться до истины. Так много вопросов кружилось в моей голове.

Я рассказала ему о Голливуде и о том, как тяжело мне было чувствовать страдания всех этих людей.

—Ангелы света чрезвычайно восприимчивы к эмоциям других. Это ты унаследовала от матери —что хорошо, Анна —но ты не можешь быть такой чувствительной, и не видеть всю картину вцелом. Разве ты никогда не ушибалась, когда была маленькой? Не падала и не обдирала коленку?

—Конечно.

—Она все еще болит?

—Нет. Я вижу, куда ты ведешь, —медленно кивнула я.

—Я знаю, это звучит банально. Я никогда не предлагал бы говорить это кому-то, кто находится в середине трагедии, но даже худшая земная боль и страдание не переносятся в Небесное Царство. И все это служит для достижения более важной цели.

—Но как же тогда страдания Нефов? —возмущенно спросила я. —То, как с ними обходятся…

—Я знаю. Я всегда верил, что у Нефилимов самые сильные души на Земле. Думаю, что даже Князья чувствуют угрозу с их стороны. Если кто и может свергнуть демонов, так это их собственные дети.

"Но эти дети напуганы", —хотела возразить я.

Нам говорят, что в конце мы попадем в Ад. Мне следовало спросить об этом у отца, но я была еще не готова услышать ответ.

Мой взгляд упал на часы. Время шло слишком быстро.

—Расскажи мне больше, —попросила я. —Расскажи мне что угодно. В чем смысл жизни?

Он безудержно рассмеялся.

—Ты думала, что прижмешь меня этим вопросом, да? На самом деле все просто. Цель жизни в том, чтобы найти свой путь обратно к духовному мышлению и жизни. Быть готовым оставить в прошлом всю физическую мишуру.

Жизнь —это и есть то самое испытание. И каждая душа наделена талантами и силой, которые помогают ей пройти этот путь.

—И все?

Он фыркнул, увидев, как я округлила глаза.

—Это намного труднее, чем кажется.

Теперь уже он взглянул на часы.

—Осталось десять минут, детка. О чем еще ты хочешь меня спросить?

В моем сердце все громыхало. Я посмотрела на его огромные обветренные руки, сжимавшие свои на столе. Я уже не могла с ним расстаться.

—Правда ли то, что моя душа запятнана, и я обречена идти в Ад, несмотря ни на что? Это же не правда, ведь так?

Его дыхание участилось, и он пристально посмотрел на меня.

Его подбородок задрожал, и он отвернулся.

Нет. Пожалуйста, нет.

Я затрясла головой, выдергивая руки, чтобы прикрыть ими лицо.

У меня болело сердце, а глаза жгло.

—Пожалуйста, прости меня, Анна. —Его голос был тихим. —Поэтому я никогда не хотел детей. Пожалуйста, взгляни на меня.

Я отняла руки от мокрых глаз, прижимая пальцы к губам.

—Может, для тебя все будет по-другому. Хорошее от твоей матери уравновешивает плохое от меня. Мы не знаем. Но если это правда, тогда я буду там с тобой.

Мы будет держаться вместе, пробираясь через тьму.

—Почему Он делает это с нами? —мой голос повысился. —Со всеми Нефилимами? Это не наша вина!

Он перегнулся через стол, и отняв мои руки от лица, задержал их в своих ладонях Его взгляд всматривался в мое лицо.

—Гнев не приводит ни к чему хорошему, —произнес он. —Поверь мне. Это будет препятствовать тебе думать ясно. Я знаю, что ты не хочешь этого. Не теряй надежды. Помни, Ад —только временное место. Ты получишь свой вердикт в Суде Божьем.

Мы не можем знать все об окончательном плане. Это было бы все равно, что пытаться научить детей квантовой физике.

Я потерла своё лицо, пытаясь кивнуть и заглушить слезы.

Я не хотела отправляться в Ад. Нет ничего более ошеломительного, чем мысль о месте, где отсутствует любовь.

—Две минуты! —прокричал охранник у двери.

—Граждане, заканчиваем и прощаемся.

Мы оба встали.

Я обошла стол и повисла в его крепких сильных руках.

Он пах мылом.

Объятия с отцом казались сюрреализмом. Но мне было так хорошо.

Он поцеловал меня в макушку.

—Я люблю тебя, папа.

—Ты даже не представляешь, ЧТО значат для меня эти слова. Я любил тебя каждый день твоей жизни. Спасибо, что пришла ко мне. Я горжусь тобой.

Он отодвинулся и поднял мой подбородок, чтобы заставить меня посмотреть на него.

—Помни все, что я рассказал тебе, поняла?

Я кивнула.

—И передай мальчишке Роу держать лапы от моей маленькой девочки подальше, потому что, я скоро выйду, чтобы позаботиться о нем, если он этого не сделает.

—Пааааааап.

Катастрофа.

Раздался свисток, и мы оторвались друг от друга.

Все стояли, обнимались и уходили к дверям.

Мой желудок сжался.

—Пожалуйста, будь острожна, —потребовал он.

—Я скоро тебя увижу?

—Можешь не сомневаться.

Он поцеловал мой лоб, и я неохотно присоединилась к другим удаляющимся посетителям.

В дверях я обернулась.

Он все еще наблюдал за мной —высокий и статный.

Я целую жизнь дурачила себя, думая, что не нуждаюсь в его любви, но я была неправа. Все нуждались в любви своих отцов.

В ослепительных огнях Калифорнии прислонившись к массивному черному внедорожнику, стоял, скрестив на груди руки, Кайден. Его подбородок был гладко выбрит.

Он выпрямился и снял свои солнечные очки сразу же, как только увидел меня.

Не в состоянии смотреть на него, я прошла мимо и, открыв дверь, забралась в салон.

Он не задавал никаких вопросов. Он просто запрыгнул в машину и поехал, не отрывая взгляд от дороги.

Когда мы оставили позади больше пяти миль, я спрятала лицо в руках и прорыдала всю оставшуюся дорогу.

Глава 17

Первая жертва

Напротив отеля была крошечная прачечная с пятью машинками и пятью сушилками, работающими на монетках. Я провела день занимаясь стиркой, в то время как Кайден ушел в спорт-зал отеля.

Он оставил мне свой телефон, на случай, если позвонят из монастыря.

Присев на небольшой стул, я в одиночестве размышляла о жизни, в ожидании, когда сушилка закончит свою работу.

Мне пришлось спросить Кайдена, слушал ли он наш разговор с отцом, пока ждал моего возвращения.

Он признался, что вернувшись после обеда к тюрьме, слушал всего с минуту, чтобы убедиться, что со мной все в порядке. И это все. Я поверила ему.

Я передала ему каждую деталь своего разговора с отцом. Он слушал внимательно, почти не проронив ни слова. Он продолжал хранить молчание, даже когда я перешла к финальной части…

Одежда наконец высохла, и я приступила вытаскивать вещи по одной, аккуратно складывая их в стопку и… подпрыгнула, вскрикнув от испуга, когда две руки сомкнулись на моей талии.

—Это всего лишь я, малыш, —произнес он рядом с моим ухом. —Ну, разве ты —не оживший образ домашнего уюта, м-мм? По всей видимости, ты и готовить умеешь, да?

Я оперлась руками о край сушки, чтобы обрести равновесие. Машина все еще была горячей.

—Кай, —выдохнула я.

Я чувствовала его нос и губы, двигающиеся по моим волосам.

Почему он так поступает со мной? Сначала говорит —не романтизируй меня, а потом так вот прижимает к себе?

—Ты не должен…

Мои коленки тряслись. Я была совершенно сбита с толку. Чего я действительно хотела, так это закрыть глаза и прильнуть к нему, притворившись хоть на мгновение, что мы вместе.

Но я нашла силы, чтобы совладать с ноющим желанием тела.

Я не являлась одной из его мимолетных незначащих девочек.

—Если ты не собираешься быть моим парнем —тебе не следует так ко мне касаться.

Он не отстранился, в отвращении, как я ожидала. Вместо этого, он произнес, зарывшись носом в моих волосах:

—Нефам не позволено заводить отношения. Тем более —друг с другом.

—Об этом не обязательно кому-то знать, —выдохнула я в воздух, закрыв глаза. —Все только между нами.

—Этого не случится. Никогда.

Его отказ был вежливым, но твердым.

С трудом воззвав к своему самосознанию, я разжала его руки, убрав их с моей талии. Секундой позже его уже не было. Сначала пылающий, а потом —холодный. И так снова и снова.

"Этого не случится. Никогда".

Чтобы устоять мне пришлось припасть к сушилке, глубоко дыша и ощущая озноб. По крайней мере, глаза —не на мокром месте.

Глубоко в сердце я понимала, что нет никакой надежды. Конечно нет. Он ведь не сказал, что не хочет быть со мной. Он сказал, что НАМ НЕ ПОЗВОЛЕНО.

Я изо всех сил пыталась цепляться за эту мысль, хотя понимала, что не стоит.

Каковой бы не была причина, "нас" —никогда не будет. В секрете или без него —не имело значения. И чем быстрее я это пойму, тем будет лучше для всех.

Я взяла стопку вещей и отправилась в комнату.

Растянувшись на кровати, Кайден смотрел телевизор. Он не смотрел на меня. Я оставила его вещи на комоде, а свои принялась укладывать в сумку.

Мой взгляд упал на красную футболку, лежавшую на самом дне. Ту самую, что он одолжил мне когда-то у себя дома.

Поднявшись, я положила ее поверх стопки его вещей.

Теперь я задумалась, чем заняться дальше.

На полу стоял мой кейс, в котором хранились книги по английской литературе, которые мне предстояло прочитать за текущее лето. Пэтти настояла на том, чтобы я взяла их в поездку.

Я подняла этот багаж и потащила к кровати.

—Что у тебя там? —с любопытством поинтересовался Кайден.

Я поняла —он решил сделать вид, что ничего не было. Что же, в эту игру можно играть вдвоем.

—Английский, —невозмутимо ответила я, бросая сборник американской поэзии и мой ноутбук на кровать, прямо перед собой.

Выключив телевизор, Кайден подошел и растянулся поперек моей кровати, после чего взял книгу и открыл ее на середине.

Наглость.

А потом до меня с болью дошло.

Возможно, он вовсе не делал вид, что ничего серьезного не случилось. Возможно, для него действительно ничего из ряда вон выходящего не произошло. Да и собственно, с чего бы это? Множество девушек, гораздо более привлекательных, чем я, без сомнения пытались завязать с ним серьезные отношения, и он отказал им всем.

Почему со мной должно быть как-то по-другому? Потому что у нас существует общая тайна о рождении и какие-то там нереальные способности?

Я слышала, говорят: нельзя потерять то, что не имеешь. Только вот я потеряла. Разочарование причиняло невыносимую боль.

Я отыскала свободное место у изголовья своей кровати и примостилась по удобнее, скрестив ноги.

Моя голова раскалывалась.

Я потянула косу через плечо, стащила резинку и, расплетая волосы, провела ногтями по ноющей коже головы. Я протянула пальцами сквозь густые волны, образовавшиеся после плетения, пытаясь их распутать.

Кайден издал странный гортанный звук и потом закашлялся.

Когда я подняла взгляд, он старательно смотрел в книгу. Его глаза мельком взглянули на меня, а затем снова вернулись к книге.

Что с ним такое?

Мне хотелось насупить губы, как маленькой девочке. В моменты, подобные этому, я была невероятно рада, что научилась скрывать свои цвета.

Открыв ноутбук с драматическим свистом, я вытащила верхний лист анкеты. Первый вопрос заставил меня недовольно хмыкнуть.

—В чем дело? —вскинул брови Кайден.

—Не понимаю, в чем смыл подобных вопросов?

Каково мнение автора по поводу "смерти" в сценах восемнадцать тире двадцать один? Это поэма, ради всего святого! Красота поэмы заключается именно в том, что каждый человек в разное время понимает ее по-своему. Но, видите ли, они ожидают какой-то определенный, так называемо-правильный ответ. Любое другое мнение изначально не имеет право на существование. Это —преступление, препарировать поэму таким образом.

Я в сердцах отбросила лист… и почувствовала его руку на своей щеке.

Я даже не заметила как он сел, пока возмущалась.

Мое сердце и так колотилось слишком сильно, а тут еще…

Глаза Кайдена полыхали, и снова этот запах… цитрусов, земли и сока деревьев.

—Серьезно, —прошептала я, не способная отвести взгляд. —Ты снова смотришь на меня этим своим взглядом…

Наши тела встретились на полпути.

Его губы были такими же пылающими, как и его глаза, посылая умопомрочительные волны через все мое тело. Его чувствительный рот открыл мой, и я могла чувствовать, как красная страсть, словно шелк, обвивалась вокруг нас, притягивая все ближе и ближе друг к другу.

Где-то глубоко в сознании чувствовалась борьба, но я, не задумываясь, придвинулась к нему ближе и столкнула на пол ноутбук вместе с бумагами.

Его губы оторвались от моих, только чтобы продвинуться вниз по моей шее.

Я застонала, почувствовав его горячее дыхание на своей коже, и этого оказалось для него достаточно.

Уже через секунду он был поверх меня, и меня с головой накрыло незнакомое чувство голода.

Я заглушила шепот своего сердца, вцепившись в его рубашку. Я тянула ткань верх до тех пор, пока он не снял ее через голову. Теперь его гладкая загорелая кожа была повсюду, заставляя меня пылать.

Он расстегнул мою блузку, и я, извиваясь, принялась ее стаскивать. Блузка была снята и отброшена на пол рядом с ноутбуком. После чего последовал мой топик, снятый его рукой через мою голову и воспаривший через всю комнату.

Его губы вновь оказались на моих, наша обнаженная кожа слилась воедино, но нам хотелось все больше и больше…

Он оторвал от меня свои губы на несколько дюймов, только чтобы иметь возможность сказать:

—Во сколько позвонит Пэтти?

Я как-то умудрилась взглянуть на часы, чувствуя его губы на своей ключице.

—Не раньше, чем через час, —прошептала я.

—Этого просто не может быть достаточно.

Одним движением он сменил положение, и я оказалась сидящей на его коленях, а мои ноги обвивались вокруг него.

Мои волосы касались кожи —мягкие как шелк, по сравнению с жесткостью его настойчивых рук.

Его чувственные губы двигались по моим плечам, сдвигая лямки лифчика и покусывая мою покалывающую кожу.

Моя голова откинулась назад, в его ждущие руки.

Я прижалась своими бедрами к его и была вознаграждена, когда он простонал и вновь перевернул нас —стремительно и плавно.

Его рот опустился к выпуклости моей груди, выступавшей над чашечкой лифчика.

Мои руки запутались в его густых волосах.

Он целовал все мое тело, опускаясь все ниже и ниже —до углубления пупка, поддерживая руками мою спину и концентрируясь на моей коже.

Я задохнулась, не в состоянии себя контролировать, когда его губы добрались до края моих шорт.

Он расстегнул пуговицу и лизнул открывшуюся чувствительную кожу. Я ахнула, и он издал рычащий низкий звук, прежде чем выдохнуть:

—Сейчас время, чтобы остановить меня, малыш. Ты будешь вот-вот раздета, и ПОВЕРЬ МНЕ, когда я говорю это —потом будет слишком поздно.

Мое тело приобрело абсолютную власть над разумом. Я была не в состоянии думать. Я могла лишь чувствовать его вкус, вдыхать запах, видеть, слышать и осязать его.

Раздражающий шепот постоянно звучал в глубине моего сознания. Но было что-то еще… что-то такое, что до сих пор мне удавалось загонять в самую глубину своего сознания… до этого момента.

Демоническое сомнение.

Мы были прокляты лишь потому, что родились.

Так почему же я так твердо придерживалась правил, которые не очень-то ко мне и относились? Почему бы мне не взять от жизни то, что могу, пока еще есть время? Это не имело никакого отношения к тому, что требовал от нас Фарзуф. Но это имело неоспоримое отношение к тому, кем мы с Кайденом стали друг для друга.

—Нет, Кай, —всхлипнула я, выгибая спину под его горячими пальцами. —Не останавливайся.

Его лицо оказалось снова передо мной, наши губы двигались в безумной гармонии.

Мои руки, оставив его волосы, прошлись по его твердой груди, потом ниже к кубикам пресса, вокруг талии и снова вверх к его спине. Я прижала его к себе. Я не могла поверить, что это происходило.

Волнение и страх перемешались в моей крови.

А затем возникло… смятение.

Он бормотал что-то, чего я не могла разобрать. А потом замотал головой.

Я притянула его к себе снова, но Кайден отстранился, оторвал от себя мои руки и прижав их между нами.

Я подняла свои бедра навстречу ему и с удивлением почувствовала сопротивление.

Что происходит?

—Мы не можем, —едва прошептал он.

—Кай?

Он оттолкнулся от меня, и это оказалось невыносимой пыткой.

Я предприняла последнюю попытку вернуть близость, потянулась к нему, но он превратился в недвижимый камень.

—Проклятье! Энн, пожалуйста! НЕ. ДВИГАЙСЯ.

Я застыла, тяжело дыша и пристально глядя в его потемневшие голубые глаза, пока он не оторвал от меня взгляд.

Он перекатился на бок и встал с кровати, мучительно увеличивая расстояние между нами. Застонав, Кайден ухватился за волосы обеими руками, затем начал ходить по комнате, качая головой.

Его кроваво-красный знак пульсировал также сильно, как и моё сердце.

Я села, в полной мере осознавая и чувствуя дыхание холодного воздуха на своей пылающей обнаженной коже.

Схватив подушку, я прижала ее к своей груди в плотном объятии.

Каждый дюйм кожи, который он целовал, как-будто горел огнем. Отказ холодной волной накрыл меня с головой, превращая моё тепло в лед. Сказать, что он не будет моим парнем —это одно.

Но это?

—Ты не хочешь меня.

Столь жалкое признание было бы лучше оставить не произнесенным.

Он застонал снова, на сей раз громче, и сел на корточки, упираясь кулаками в глаза. Он страдал от невыносимой боли. Это было очевидно.

Я хотела дотронуться до него, но понимала, что не могу.

—Не делай этого. —Его голос был отрывистым. —Это был единственный… самый трудный поступок, который я когда-либо совершал в своей жизни.

Он снова поднялся на ноги, и вид его тела заставил мое сердце биться быстрее.

—Тогда, я не понимаю, —прошептала я.

—Ты не сделала ничего плохого, хорошо? —Его голос почти срывался. —Даже на секунду не думай, что я не хочу тебя… —Он остановился и прорычал, прижимая костяшки рук ко лбу. —Это не должно произойти вот так, —произнес он.

—Как так? —спросила я.

—Без обязательств. В комнате отеля.

—Так прими обязательства.

Его лицо напряглось, и он вытянул руки от досады и разочарования.

—Я не могу! —прокричал он. —Я не тот, кто лишит тебя девственности. Потому что ты будешь потом жалеть.

Кайден отвернулся от меня, прижавшись лбом к стене. Он все еще задыхался, когда, развернувшись, опустился вниз: его локти —на коленях, а лицо —в руках.

И тут я наконец начала осознавать истинное значение только что произошедших событий.

Мы были так близко, и Кайден отказал самому себе. Ради меня. Он совершил самопожертвование. Впервые в жизни.

Ради меня.

Он бросил вызов своему демоническому отцу.

Ради меня.

Головокружительный поток эмоций сотряс мое тело, когда все кусочки головоломки, наконец, сложились во едино.

О, Боже Милосердный.

Я была влюблена в него.

И не существовало таких сил на Земле, на Небе или в Аду, которые могли бы меня остановить.

Именно в тот момент, когда я полностью это осознала, Кайден повернулся в мою сторону и пристально посмотрел.

Моя эмоциональная бдительность находилась на самом низком уровне. Я щелчком закрыла свое сознание, но было слишком поздно.

Он увидел это.

Я задержала дыхание, опасаясь его реакции.

Он закрыл глаза, и его голова упала на грудь. Поза крушения. Не слишком похоже на ответ моей мечты.

Я попыталась сфокусироваться, но оказалось не так-то просто сдерживать тот шквал эмоций, который я испытывала к нему.

Теперь, когда я окончательно разобралась в том, что чувствовала… Мои эмоции окружали меня и окутывали с головой.

Я закрыла глаза и постаралась спрятать их, используя всю силу самообладания без остатка.

Все еще прижимая подушку к груди, я поднялась на ноги и, подойдя к телевизору, стянула с него свой топик. Бросив подушку, я натянула на себя топ и застегнула блузку.

Мне нужно было выйти прогуляться, чтобы прояснить собственную голову и дать ему время для самого себя.

Неожиданно зазвонил телефон.

О, Боже!

Так как Кайден не двигался с места, я подошла к тумбочке и взглянула на дисплей. Моё сердце подпрыгнуло, схватив смартфон, я пыталась непослушными пальцами нажать зеленую кнопку.

—Алло? —ответила я.

—Мисс Уитт? Это Сестра Эмили.

—Она проснулась?

—Мне очень жаль, дорогая. Сестра Рут предстала перед Создателем.

Что?! Мое сердце резко оборвалось, и я тяжело опустилась на кровать; невосполнимое чувство потери через край переполняло мою душу.

—Нет, —прошептала я.

—Я боюсь, что это так. Несколько лет назад Сестра Рут составила завещание. И… она оставила все вам. Я просмотрела ее личные вещи и, кроме ее одежды и Библии, оставалось только одно. Небольшая коробка. —Вы сможете приехать в монастырь?

—Да. Я приеду незамедлительно.

Глава 18

Сраженные

Укрытый в большом городе небольшой женский монастырь казался весьма причудливым. Этот маленький монастырь вряд ли интересовал проезжавших мимо туристов.

Большинство местных жителей, скорее всего, тоже не часто сюда заходили.

Кайден осторожно проехал через открытые ворота. Среди деревьев на небольшой лужайке располагалось двухэтажное кирпичное здание, увитое виноградной лозой.

Припарковавшись на участке, посыпанном гравием, мы с интересом разглядывали строение.

Я помнила этот монастырь еще со времен, когда на нем не было столько виноградной лозы.

За все время, что мы ехали сюда, мы не проронили ни слова. Мне, конечно, хотелось хоть как-то разрядить обстановку, но я понимала, что Кайдену нужно время. Сегодняшний вечер изменил очень многое. И очень серьезно.

—Я подожду здесь, —сказал мне Кайден.

Выбравшись из машины, я прошла по потрескавшемуся бетону к входной двери. Ранний вечерний воздух был по-прежнему жарким, но сладость жимолости делала его почти терпимым.

На двери, я прочитала маленькую табличку: "Женский монастырь святой матери Марии". Потянув за тяжелый медный дверной молоток, я постучала три раза. Дверь открыла молодая монахиня. На ней было одето платье в цветочек с длинными рукавами, падавшее ниже ее коленей с белыми колготками и сандалиями.

Ее волосы были затянуты в пучок, а на шее висело распятие.

Сестра прижала руку к сердцу. Поток небесно-синего горя пронизывал лавандовое умиротворение ее ауры.

—Ты, должно быть, —Анна. Спасибо за столь скорый приезд.

Она провела меня в фойе и тепло обняла, что оказалось необычайно приятно. Я так нуждалась в поддержке… пусть даже и от совсем незнакомого человека.

Когда она удалилась, чтобы принести коробку, я огляделась по сторонам, рассматривая бежевые стены, и немного успокоилась.

Я вспомнила, как была тут шестнадцать лет назад в объятиях Пэтти, когда она прощалась с сестрой Рут.

Так же, как и тогда, напротив стены располагался фонтан… Поток воды в нем лился, как порыв ностальгии.

Спустившись по деревянным ступеням, монахиня протянула мне небольшую коробку. Она была не более чем фут в длину и запечатывалась слоями ленты.

—Спасибо за все, —сказала я ей.

—Мы всегда рады помочь, дорогая. —Она сжала руки на своей груди. —Я сожалею, что тебе не удалось встретиться с Сестрой Рут. Она была самой драгоценной душой, которую я когда-либо знала.

—Мне очень жаль, тоже.

Она приложила к глазам платок, и я почувствовала невероятную горечь, когда мы обнялись в последний раз, и я направилась к выходу.

Сестера Рут ушла, и с нею ушло знание, которым она обладала.

Кайден не смотрел на меня, когда я забралась во внедорожник и положила на колени таинственную коробку.

Он резко развернул машину и с пробуксовкой покинул парковку. Очевидно, его настроение не улучшилось. Мне хотелось, чтобы он сказал хоть что-то.

Поглаживая пальцами поверхность коробки, я перебирала в голове бесконечную череду возможных тем для разговора, которым я смогла бы заполнить пустоту, образовавшуюся между мной и Кайденом.

Смерть Сестеры Рут только усугубила положение, углубив пустоту.

По возвращении в отель, мы шли к комнате вместе.

Забравшись на свою кровать, я поместила коробку на колено.

Мой взгляд упал на Кайдена, который, облокотившись бедром о стол и скрестив на груди руки, казалось, потерялся в собственных размышлениях.

—Могу я воспользоваться одним из твоих ножей? —негромко спросила я.

—Конечно, позволь мне помочь тебе.

Он сел напротив меня и, вытащив нож, начал разрезать коробку по краям. В нетерпении я откинула картонную крышку.

Внутри располагался деревянный ящичек, на вид настолько старинный и гладкий, что, казалось, он сделан не меньше, чем из доисторического дерева.

Я вытащила его из коробки, отбросив картон на пол. Крышка бала закрыта на небольшую золотую застежку. Я расстегнула ее и подняла крышку.

Поначалу я даже не смогла осознать, что именно предстало перед моими глазами.

Нечто, сделанное из серебра… нет, может быть, из золота… нет…

Что это было? Предмет мерцал, переливаясь невообразимыми цветами. Металлические оттенки переходили в бронзовые, а те, в свою очередь, в платиновые. Казалось, что вещь была живой.

—Это что, рукоять меча? —выдохнула я.

Мне было страшно уже от того, что я на это смотрела.

—Из чего оно сделано?

Кайден склонился к предмету, и в его расширенных глазах читалось неподдельное восторженное недоверие.

—Можно? —спросил он, указывая на него.

—Вперед.

Он осторожно поднял меч и сжал его в руке, поворачивая из стороны в сторону. Металл мерцал как ничто другое, когда-либо виденное мною ранее.

—Я не верю в это, —шептал Кайден.

—О чем ты? Что это такое?

По лицу Кайдена было понятно, что он знал, с чем имел дело. Он опустил предмет назад в ящик и потер руки, глядя вниз в благоговейном ужасе.

Я потянулась, чтобы самой попробовать на ощупь, но когда мои пальцы коснулись металла, через ладонь по всей моей руке пробежала энергетическая волна. Я закричала и отдернула руку прочь.

Кайден выпрямился —челка упала на его расширившиеся от изумления глаза.

—Что это такое? —взмолилась я.

—Это определенно не было выковано на Земле, —запинаясь, выдохнул Кайден. —Я думаю… Но… это невозможно! —Меч Справедливости?

—Еще раз?

—Ими сражались ангелы во времена войны на Небесах.

Теперь была моя очередь во всю таращить глаза, когда я смотрела вниз с благоговейным страхом и почитанием, ни в чем не уступавшими Кайдену.

—Но… почему она отдала его мне? —мое сердце бешено колотилось о грудную клетку.

—Только ангелы света способны использовать мечи, подобные этому. Старые легенды гласят, что лезвие меча появляется только тогда, когда владелец чист сердцем и его помыслы благочестивы. Анна… это —единственно известное оружие, которое может уничтожить демонический дух.

Мы уставились друг на друга, осознавая, что столкнулись с тайной, способной обречь нас на смертный приговор.

—И почему она отдала его именно мне? —спросила я снова, мое сердце билось, как бешеное.

Я не имела ни малейшего представления, как долго мы продолжали смотреть друг на друга, в поисках смысла происходившего, прежде чем он встал и ушел от меня прочь.

Нащупав телефон в кармане, он обулся и, направляясь к двери, произнес в моем направлении:

—Мне необходимо прояснить голову. Звонила Пэтти, пока ты была в монастыре, и я рассказал ей о Сестре Рут. Позвони ей по комнатному телефону, я оплачу.

Дверь закрылась позади него, и я осталась сидеть, совершенно ошеломленная.

Сестра Рут передала мне оружие. Я не имела не малейшего представления, что надо делать с мечом. Неужели предполагалось, что я должна убивать демонов? Если бы я приехала в Лос-Анжелес быстрее и смогла бы поговорить с Сестрой Рут…

Я позвонила Пэтти, намереваясь рассказать ей о посещении своего отца и о том, что оставила мне монахиня, но затем вспомнила, насколько бдительной была Сестра Рут.

Сестра Рут хотела встретиться со мной лично, чтобы информацией располагала только я одна. Поэтому, я сообщила Пэтти, что все идет, как планировалось, и что я расскажу подробнее обо всем, как только вернусь домой. Телефонные разговоры никогда не были абсолютно безопасными.

—Ты кажешься опустошенной, дорогая, —забеспокоилась Пэтти, как только я закончила. —Почему бы тебе не пойти отдохнуть. Мы ведь можем поговорить завтра, верно?

Я чувствовала себе совершенно измученной, когда повесила трубку.

Забираясь в кровать, я терялась в догадках, ЧТО сейчас делал Кайден и кому он мог в это время звонить. Не то чтобы это было мое дело, но все же…

Он беспокоил меня.

Я даже подумала воспользоваться своим экстра слухом. Но тут же отказалась от этой идеи, понимая, что если он хотел побыть в одиночестве, то скорее всего ушел на мили прочь от меня.

Кайден вернулся в гостиничный номер, когда я почти уже заснула.

Я проворочалась всю ночь, периодически вскрикивая от кошмара, который потом не могла даже вспомнить.

Кайден лежал в собственной постели, не издавая не единого шороха. Но на протяжении всей ночи я так и не услышала, чтобы его дыхание стало похожим на дыхание глубоко спящего человека.

Глава 19

Несовершеннолетняя без сопровождения

Должно быть, я все таки задремала, но… только чтобы быть разбуженной визжащим жужжанием.

Я села прямо. Было четыре тридцать утра.

Кайден ударил по будильнику.

—Нам нужно рано выехать, —произнес он. Его голос звучал совершенно бодро и… все также безнадежно, как и вчера.

—О… Уммм, хорошо.

Было все еще темно, когда мы выехали на федеральную автостраду.

Несмотря на горячий душ, я все еще чувствовала себя сонной.

Город был спокойным в этот ранний час воскресного утра. На дороге едва ли попадались какие-либо машины. Мы проехали мимо знака "Лос-Анджелесский Международный Аэропорт", что встревожило меня, поскольку мы не проезжали аэропорт по дороге в город.

—Куда мы едем? —спросила я.

Он прочистил горло и ответил —холодно и спокойно: —Ты отправляешься домой сегодня.

У меня упала челюсть.

—Все уже улажено, —произнес он.

—Пэтти будет ждать тебя, когда твой рейс прилетит в Атланту.

Вот оно —снова… отказ, бьющий прямо под дых.

—Почему? —выдавила я.

Его голос был мягким, но в нем все еще чувствовалось едкое напряжение.

—Все слишком усложнилось.

—Ты имеешь в виду из-за меча или из-за меня? —спросила я.

—Из-за тебя.

Что я делала, кроме как заботилась о нем? Это было несправедливо!

—Это что, так сильно невыносимо находиться рядом с кем-то, кто заботится о тебе? —вскинулась я.

—Я бы сказал, что твои чувства ко мне немного больше чем просто "забота", Анна. —Теперь он казался заносчивым. Его руки крепко сжимали руль. —Я мог видеть, как твои эмоции пузырились вокруг тебя, как розовый баббл-гам прошлой ночью.

—И что?! —Теперь я уже полностью проснулась, и мой голос набирал громкость. —Я не пыталась говорить тебе о своих чувствах. Мне очень жаль, что я потеряла контроль на секунду и позволила тебе увидеть их!

Он подъехал к входу в аэропорт, обращаясь со мной с невыносимым спокойствием, граничащим с холодностью.

—Не драматизируй по этому поводу.

—Ты полагаешь, ЭТО —не драматично? Бросить меня на рассвете в аэропорту?

—Я удостоверюсь, что ты находишься в надежных руках, прежде чем уехать.

Его спокойствие выводило меня из себя.

—Не беспокойся, —выплюнула я.

Теперь я понимала, как люди могли говорить ужасные вещи тем, кого любят в приступах ярости. В моей голове пронеслось множество обидных вещей, которые я могла бы ему сказать.

Он подъехал к отправному ограничителю и поставил машину на парковку.

Еще секунду назад я была охвачена гневом, теперь —так же мгновенно —почувствовала непреодолимую грусть.

—Я никогда прежде не летала на самолете, —упрямо произнесла я, хватаясь за соломинку.

—С тобой все будет в порядке.

—Я хочу остаться с тобой.

Отчаянье.

—Ты не можешь, —ответил он, тон его голоса —безжизненно ровный —не хуже, чем у зомби. —Твой отец был прав. Тебе следует уехать домой, как можно быстрее. Я не доверяю себе с тобой.

—Ты не доверяешь себе? Или ты не доверяешь мне?

Он смотрел прямо перед собой.

Я схватила ткань на его плече и потянула.

—Ответь мне!

Он повернул лицо, и когда наши глаза встретились, его спокойствие испарилось, уступив место гневу и страхам.

—Я никому из нас не доверяю! Мы не можем быть вместе ни в одном из возможных вариантов. Это почти чудо, что ты все еще девственница. Если этот меч Справедливости предназначен для того, чтобы ты его использовала, то тебе следует держаться от меня подальше. Потому что, обещаю… я не смогу устоять, если ты попросишь меня прямо сейчас поставить машину в парковочный гараж.

Он наклонился ближе.

—Смогла бы ты устоять перед наркотиком, если бы я неоднократно ложил тебе его на кончик языка, Анна? Смогла бы? Мы играем с огнем!

Он посмотрел поверх меня на аэропорт, тяжело дыша.

—И что ты теперь собираешься делать? —спросила я. —Вернешься к работе своего отца и притворишься, что никогда не знал меня?

Он вздохнул, и выражение его лица смягчилось:

—Что ты хочешь, чтобы я сделал?

Что бы я хотела, чтобы он сделал? Имел ничего не значивший секс, переходя от девушки к девушке… или отказал отцу и был убитым? Обе мысли пронзали мое сердце, как ледяный стрелы.

—Ты должен работать, —задохнулась я.

Я ненавидела эту безнадежную правду.

Он посмотрел на меня взглядом полным горечи.

—Ты знаешь, что сказал мой отец, когда я пришел домой ночью после того, как он встретил тебя? Он сказал, что Бог был глупцом, поставив тебя на моем пути. И он был прав.

—Нет. —Я стиснула зубы. —Твой отец ошибался! И откуда ты знаешь, что это не ТЫ —тот, кто был поставлен на МОЕМ пути? У тебя тоже есть свое предназначение во всем происходящем.

Кайден покачал головой. Его челюсти сжались. Он сурово взглянул на меня.

—Ты знаешь, почему мой отец предпочел жить в Атланте, несмотря на то, что работает в Нью-Йорке? У него есть увлечение, связенное с той женщиной —Мариссой. Она —хозяйка подпольного круга проституции в Атланте. Международное сексуальное рабство. Молодых девушек из бедных семей продают ей. И догадайся, кто знакомит девушек с их новой жизнью?

Я задержала дыхание и замерла.

Не существовало слов, чтобы заглушить боль, подобную этой. Мой желудок сжался.

—Марисса называет их своими племянницами. Девушка, которую они привели мне в ночь перед нашей поездкой, была совсем юной. Ей должно быть не было еще двенадцати.

—Боже Милостивый.

—В первый раз в жизни я отказал ему, сказав, что не могу. И ты знаешь, почему?

Я покачала головой, прикованная взглядом к его лицу, в то время как он говорил, быстро и страстно.

—Потому что все, о чем я мог думать —это была ты, Анна. Я думал о том, какая ты хорошая, и о том, ЧТО бы ты обо всем этом подумала. Ты вложила в мою голову мысли, которых не должно быть в голове Нефилима. —Он сделал паузу, всматриваясь в окно. —На этот раз отец позволил мне подобную вольность, но он был… в ярости. Он будет теперь наблюдать за мной, проверять меня. Я не могу позволить себе иметь какие-либо взаимоотношения с тобой.

Мы очень долго молчали.

Мне еще не хотелось его покидать. Не таким образом. Я понятия не имела, что сказать.

—Кай… Я знаю, что ты напуган и слетаешь с катушек. Я тоже. Но, может быть, этот меч —это знак, что что-то собирается произойти. Что-то хорошее для Нефов.

Его голова была опущена. Он смотрел пустым взглядом на панель радиоприемника.

—Ты почувствовала силу, когда прикоснулась к рукоятке, да? —спросил он, поднимая голову и глядя на меня своими голубыми глазами сквозь пряди волос.

Я кивнула.

—Что ж, я —нет. Я не заслуживаю того, чтобы помогать тебе, какой бы там план они не уготовили для тебя. Так что… просто возвращайся к своей милой и невинной жизни и держись от меня подальше.

—Пожалуйста, —умоляла я. —Не отталкивай меня. Мы можем быть друзьями, и…

Он схватил меня за подбородок своей крепкой рукой и взглянул на меня:

—Мы никогда не сможем быть просто друзьями, Анна. Уясни это, наконец, в своей голове. Ничего между нами быть не может.

Он отпустил меня и вылез из машины.

Я сидела там, ненавидя жжение в глазах и горле. Я наблюдала в боковом зеркале, как он говорил со служащим авиакомпании у наружней стойки регистрации.

С небольшим расширением моих способностей я услышала, как он сообщил мужчине, что мой билет был оплачен по телефону прошлой ночью и я путешествую, как несовершеннолетняя без сопровождения в первый раз. Служащий убедил его, что они обязательно присмотрят за мной.

Кайден поблагодарил его и направился обратно к машине, открывая дверь с моей стороны.

Я выходила не спеша, раздумывая над тем, чтобы закатить сцену, но так и не смогла заставить себя это сделать.

Он показал мне небольшую стопку денег и затем засунул ее мне в карман.

—Ты раздала все свои, —объяснил он, затем отвернулся, прежде чем я могла поспорить, и снова подошел к стойке регистрации.

Словно в затуманенном сне я предъявила свой паспорт и получила посадочный талон. Мы двинулись обратно к машине, подальше от вновь прибывших пассажиров. Остановившись, мы долго смотрели друг на друга.

Почему все должно быть вот так?

Я рискнула и прижалась лбом к его груди, ожидая что он вот-вот оттолкнет меня, но он не сделал этого. Кайден позволил мне прижаться к нему, но при этом продолжал держать свои руки при себе.

—Тебе пора идти, —произнес он.

—Подожди. —Я взглянула на него. —Есть кое-что, что мне нужно знать.

Я оттягивала время; было нечто, что не оставляло меня в покое всю поездку, особенно после вчерашней ночи.

—Вспомни начало путишествия, когда ты сказал, что всегда сразу же знаешь, что тебе придется сделать, чтобы затащить девушку в постель… даже меня?

Он засунул руки глубоко в карманы и я видела, как напряглись его предплечья. Его глаза подернулись голубой дымкой в той особой, свойственной ему опасной манере, и он кивнул.

—Что бы тебе пришлось сделать? —спросила я. —Для меня?

—Давай не будем об этом, —ответил он низким голосом.

—Скажи мне. Прошу тебя.

Кайден пристально посмотрел мне в лицо, уделяя особое внимание моей родинке.

Он облизал губы и сжал челюсти:

—Хорошо, —наконец ответил он. —Мне пришлось бы заставить тебя поверить, что я люблю тебя.

Я закрыла глаза. Это было больно. По большей части потому, что где-то глубоко в подсознании я поняла, что действительно думала, будто он меня любит.

Это был ужасный пример синдрома-хорошей-девочки.

Неужели вся эта поездка была для него игрой? Являлась ли я чем-то, вроде очередной глупой девчонки, которая была достаточной дурочкой, чтобы влюбиться в него?

Я покачала головой, не в состоянии в это поверить. Он пристально смотрел на меня, в ожидании следующих вопросов.

—Хотела бы я хотя бы раз увидеть твои цвета, —прошептала я.

—Что ж, я рад, что ты не можешь. И я бы желал, никогда не видеть твоих.

Он был прав, когда сказал, что правда может ранить гораздо больше, чем любая ложь.

Сделав глубокий вдох, я отвернулась от него, взяла свою сумку и пошла к аэропорту, не оборачиваясь.

Глава 20

Слон в комнате

Если бы я не знала наверняка, я могла бы поклясться, что Пэтти способна видеть цвета и читать мои мысли. Вероятно, это было как-то связанно с материнской интуицией…

Забрав меня из аэропорта, на полпути к дому она констатировала:

—Ты влюблена в него.

Все что я могла сделать, это кивнуть.

—Тебе больно. Мне не следовало тебя отпускать, —покачав головой, произнесла она.

—Нет, я рада, что поехала. Мне нужно было это сделать. Я бы не стала ничего менять. Кроме того, неразделенная любовь —это то, через что должны пройти все подростки, верно? —я попыталась улыбнуться.

—Неразделенная? —она вскинула брови в явном сомнении. —Я бы сказала, что у этого мальчика тоже есть к тебе чувства. Возможно, ты не единственная, кому сейчас больно.

Больше мы не проронили ни слова, весь оставшийся путь я размышляла над ее последними словами. Я прокрутила в голове все путешествие, пытаясь понять, где Кайден мог подать мне хоть какую-то надежду на взаимное чувство.

Я не могла больше думать ни о чем другом.

Джей не знал о моем возвращении, и я не выходила с ним на контакт, потому что не была готова к разговору.

Мои надежды просыпались с новой силой каждый раз, когда звонил телефон. Тщетно. Звонил кто угодно, но только не он. Я создавала в своем воображении всевозможные сценарии, в которых Кайден пришел бы ко мне или позвонил, чтобы объявить о своих чувствах, и мы уезжали далеко-далеко, туда, где его отец никогда бы нас не нашел.

Другими словами, я бредила.

Так вот, значит, что делали девушки после того, как их бросал Кайден Роу? Теперь я понимала суть всех сообщений, которые он получал.

Я задавалась вопросом, чувствовала ли каждая из них себя столь же особенно рядом с ним, как это чувствовала я? Я терзала себя размышлениями, должна ли я мучиться меньше от того, что он бросил меня ради нашего же общего блага? Потому что это не уменьшало боли.

В день своего возвращения, я пришла на работу и потребовала столько рабочих часов, сколько это вообще было возможно.

Поначалу Пэтти старалась не трогать меня, без вопросов предоставив мне максимум личного пространства. На второй день она попыталась меня хоть как-то приободрить.

—Хочешь, отправимся по магазинам?

Я только качала головой.

—Как на счет целого дня, проведенного на озере?

Я замотала головой еще сильнее.

Ни за что.

—Что ж… ладно. Я знаю, что это не является чем-то особенно важным или специальным, но как на счет мексиканской еды? —Ее глаза искрились, а брови взлетели вверх.

Я зарыдала навзрыд.

На третий день, я преисполнилась решимости выбираться из нездорового состояния, если уж не ради себя, то хотя бы ради Пэтти. Жалость к самой себе была похожа на шерстяной жакет, который я носила в знойный полдень, и я хотела от него избавиться. Поэтому… первым делом на следующее же утро я отправилась на короткую пробежку.

Мне стало немного легче.

Когда я вернулась домой, Пэтти, сидевшая на балконе, увидела меня через стеклянные двери. Когда она вошла в квартиру, ее аура подернулась желтым цветом.

—Готова для горячего шоколада? —спросила она.

Я обдумала предложение.

—Думаю, вместо него я выпью кофе.

Она удивленно уставилась на меня, но потом кивнула.

Мы сели на диван, и она сделала мне чашку горячего кофе с сахаром и сливками. Я осторожно отхлебнула. Он был немного горький, но горькое сейчас как никогда отвечало моему настроению.

—Я знаю, ты сейчас переживаешь не лучшие времена, —произнесла Пэтти, погладив мою руку. —Мне нужно, чтобы ты оставалась сильной. Когда ты страдаешь и боишься, приходится обращаться к своим самым потаенные резервам душевной стойкости и силы.

Я кивнула, соглашаясь, но сил в себе никаких не чувствовала. Я не чувствовала так, как должен ощущать себя человек, которого удостостоили обладанием Небесной реликвией.

Я чувствовала себя, как маленькая девочка, которая притворялась, что любит кофе. Должно быть, Пэтти почувствовала мою неуверенность в себе, потому что, дотянувшись до меня, обняла так сильно, что я чуть было не расплескала свой кофе.

После обеда я опять отправилась на пробежку.

Следующим моим шагом было чтение, или попытка такового. Затем я съела гигантскую пиалу сливочного мороженого. Покончив с этим, я приступила к прослушиванию всех тех песен, которые прежде были моими любимыми, но теперь почему-то перестали пробуждать какие-либо эмоций.

Я скучала по плейлисту Кайдена.

Постоянная поддержка Пэтти помогла в конце концов пробить трещину в броне моего сумрачного настроения. И теперь тонкий серебряный луч света понемногу проникал в глубины моего подавленного сознания. Но я нуждалось в чем-то большем.

Сейчас было самое время окунуться с головой в позитив и сделать то, что я так долго избегала.

Я позвонила Джею.

—Ты дома! Как дела, девчонка?! Чего нового? Как это было?

Услышав его голос, я расслабилась, погрузившись в подушки дивана.

—Это было… хорошо. Я рада, что поехала.

—Хорошо? Хорошо?! Ладно, я вижу, что с тобой будет трудно. Сейчас буду у тебя. Оставайся там, где ты сейчас есть, коротышка.

Джей оказался в моей гостиной за рекордное количество времени. Он был полон жизни и желто-оранжевой энергии. Подхватив на руки, он сжал меня в медвежьих объятиях, и я завизжала.

За неделю, что мы не виделись, его волосы отрасли в спутанную гриву, а декоротивная бородка под нижней губой заметно удлинилась.

Он растянулся на кушетке, а я присела, скрестив ноги, в откидное кресло.

—Для начала, —вскинул брови он, —сколько времени у тебя ушло на то, чтобы влюбиться в него?

Его тон был легкомысленен, но я побледнела.

—Позволь мне догадаться, —не дождавшись ответа, продолжил он. —Два дня!

—Четыре, —мягко сказала я.

Джей издал крик и хлопнул себя по коленке.

—Дольше, чем среднестатистическая девушка. —Он одарил меня гордой улыбкой. —Стой, ты ведь не серьезно, ну, типа… влюбилась в него?

—Серьезней не придумаешь.

—Боже, не похоже, чтобы ты была очень счастлива по этому поводу.

—Подумай о том, кого мы здесь обсуждаем, —напомнила я ему.

Джей обдумал это.

—Он причинил тебе боль?

—Не физически.

—И вы ребята занимались ЭТИМ? Не то чтобы это меня касалось, но вы ЭТО делали?

—Нет.

Спасибо Кайдену.

Я сосредоточилась на растрепанной обивке ручки кресла.

—Ты в порядке? —спросил он.

—Пока еще нет.

—Проклятье. —Он откинулся на спинку кресла и посмотрел на балконную дверь. —Не принимай это слишком близко к сердцу. В любом случае, ты слишком, слишком мила для него.

Я сглотнула.

—Как все прошло с твоим отцом? —вздохнув, поинтересовался он.

Это была более безопасная территория, хотя мне и пришлось опустить почти все детали разговора.

—Все прошло неплохо. У него бритая голова, как у большого, наводящего ужас байкера. —При воспоминании об отце, я почувствовала себя как-то гораздо уютнее. —Мне было очень приятно встретиться с ним. Думаю, теперь он станет занимать гораздо больше места в моей жизни, как бы странно это не звучало.

—Это круто, Анна.

—Да уж…

Я рассказала о том, что отец почти искупил свою вину, и что он, может быть, в скором времени выйдет на волю.

Я уже с нетерпением ждала, когда увижу его снова.

Вернулась Пэтти, и вокруг нее сразу же разлился нежно-синий цвет облегчения, когда она увидела рядом со мной Джея.

Он вскочил, чтобы поприветствовать ее небольшим объятием.

—Рад вас видеть, Мисс Уитт.

—Взаимно, Джей.

Она взъерошила ему волосы.

—И сколько раз говорить, ты когда-нибудь будешь называть меня просто Пэтти?

Рядом с этими двумя я начинала постепенно приходить в норму, потому что могла отключиться от мучительных размышлений и хоть несколько драгоценных минут почувствовать себя счастливой.

Пока Джей не принялся разглядывать мою шею…

—Эй, мне нравится это ожерелье. По-моему, я ни разу в жизни не видел, чтобы ты носила ювелирные украшения. Ты купила его в поездке?

Я накрыла камень рукой.

—Да. Его купил для меня Кай.

Мы все неловко замерли при упоминании его имени.

Пэтти и Джей обменялись взглядами.

Я шумно выдохнула и засунула руки в карманы.

—Итак, —сказал Джей, хлопнув в ладони и раскачиваясь с пятки на носок. —как на счет вылазки куда-нибудь?


На пятый день я знала, что Кайден уже должен был вернуться домой. Задержав дыхание, я набрала его номер. Прослушав до конца его очаровательную голосовую почту, я повесила трубку. Ближе к вечеру я села на кровать и позвонила ему снова. На этот раз я набралась смелости и оставила ему сообщение:

—Привет Кай, м-м… Кайден. Это я. Анна. Я просто пытаюсь удостовериться, что ты благополучно добрался до дома. Я уверена, что так оно и есть. Просто хочу удостовериться.

Можешь позвонить мне в любое время.

Если, конечно, хочешь. Что бы там ни было.

Ладно, пока.

Я повесила трубку и зарылась лицом в подушку от стыда.

Теперь я оставляю сообщения… И это после того, как он дал понять, что не хочет иметь со мной дело? Что дальше?! Буду таскаться на его шоу и посылась обезумевшие взгляды, оббивая подмостки сцены? А потом ночные вылазки, чтобы засечь какую девчонку он заводит к себе домой?

Мысль о Кайдене рядом с другой девушкой заставила меня скорчиться от боли. Совершенно расстроенная, я свернулась калачиком на кровати.

Шестой день стал моим первым днем, посвященным покупокам для школы. У нас еще был месяц перед началом школьных занятий, но в Штате был объявлен свободный от налогов день, поэтому в магазинах дали зеленый свет большим скидкам.

Я глазела на укороченные юбочки и модные блузки, болтавшиеся на манекенах, пытаясь вообразить реакцию Кайдена, если я приду в таком виде на один из его концертов, в сопровождении не Джея, а какого-нибудь другого парня.

Отвратительные упорные мысли. Они переполняли меня.

Прошло две недели, а я все еще бежала, сбивая на пути стулья, чтобы схватить трубку, всякий раз когда звонил телефон. Прямо, как сейчас…

На этот раз это был Джей:

—Коротышка! Ты, черт возьми, никогда в это не поверишь! —проорал он.

Я отодвинула телефон подальше от уха.

—Я только что получил звонок от менеджера "Лэсивиэс"! Они хотят купить права двух наших песен!

Мое сердце подпрыгнуло —"флип-флоп" —при упоминании группы.

—Вау, Джей! Мои поздравления! Это круто!

Я надеялась, что мой голос звучал радостно, несмотря на внутреннюю тряску.

—Ты должна пойти во вторник со мной, Анна. Они собираются исполнять одну из них!

Мое сердце совершило большое огромное флип-флоп. Это был превосходный повод, чтобы повидать Кайдена. Но это не принесет мне ничего хорошего… даже наоборот.

Я не знала, как отказать Джею, не задев его чувств.

—Джей, —начала я, сидя на стуле и положив лоб на ладонь. —Я хочу поддержать тебя. Правда хочу. Я бы с радостью послушала твою песню, но пойти туда… это плохая идея. Правда. Кайден открыто сказал мне, что хочет, чтобы я держалась от него подальше.

—Плевать на все. Ты будешь там ради меня, а не ради него. Ты мой лучший друг.

Я разрывалась. Мое сердце разбивалось при мысли, что я не поддержу Джея, но Кайден предельно ясно дал понять, что не хочет меня видеть.

И все же, какими бы уважительными не являлись причины, я собиралась повести себя, как самый худший друг на свете.

—Послушай, Джей, я хочу быть честной, даже если это тебе неприятно. Я в шаге от того, чтобы начать преследовать Кайдена. —Мой голос дрожал. —Я только и делаю, что думаю о нем. Если бы на свете не было такой вещи, как идентификатор номера, я бы звонила ему весь день, только чтобы услышать его голос, записанный на голосовой почте. Мне сейчас невероятно тяжело, я честно пытаюсь его забыть. Если я снова его увижу…

—Жесть, извини. Я как-то не подумал обо всем в этом ракурсе. Все путем. Я понимаю.

Чувства Джея явно были задеты. Я могла сказать это по его голосу, и это заставило мои глаза жечь.

—Мне так жаль, Джей. Позвони мне, пожалуйста, в ту же секунду, как закончится шоу, ладно? —жалобно попросила я. —Позвонишь? Я очень хочу узнать каждую деталь. —И мне плевать, как поздно это будет. Обещай мне.

—Хорошо. Конечно.

Разочарование в его голосе разрывало мое сердце.

Мы закончили разговор и у меня руки зачесались от желания снова позвонить Кайдену, на этот раз с тем оправданием, чтобы поговорить о песнях Джея.

Я отшвырнула телефон, словно это была ядовитая гадюка, на стул через всю комнату.

В половине одиннадцатого во вторник ночью я сидела на кровати с телефоном на коленях. Я предупредила Пэтти, что Джей будет звонить мне поздно. Как только раздался звонок, я лихорадочно схватила трубку.

—Алло? —прошептала я.

—О, зашибись, ты только что пропустила самое лучшее представление в мире!

Я улыбнулась.

По крайней мере, он больше не расстраивался по моему поводу.

—Как твоя песня? Они исполнили ее должным образом?

—Коротышка, я говорю совершенно серьезно —они исполнили ее в миллион раз лучше, чем я себе представлял!

Я испытала легкое головокружение от радости за него.

—Да? Настолько хорошо, м-м?

—Без всяких сомнений. Не могу дождаться, когда ты услышишь ее. Все просто на ушах стояли! Весь зал. Я почти заплакал, как большая… ну, как ты! Ха, ха. Но я сдержался.

Он выдохнул в полнейшем удовлетворении.

—Я так рада за тебя, Джей. Ты заслуживаешь этого.

На какое-то мгновение я пожалела о том, что не пошла туда и не укрылась где-нибудь в уголке, чтобы просто понаблюдать за шоу.

—Они поговаривают о поездке в Лос-Анжелес, чтобы сделать запись в следующем году.

Я притихла.

Лос-Анджелес? Должен ли он будет туда переехать? Я лежала и сжимала большую подушку в объятиях, приложив к уху телефон.

—Ты все еще со мной? —окликнул Джей.

—Да… Я все еще тут. Извини. Это… отличные новости.

—Ага. Эй, —произнес он, —есть еще кое-что. Я не знаю. Может, мне не следует тебе рассказывать об этом… Охохо.

—Ну… теперь уже выкладывай, раз уж начал.

—Хорошо. После выступления, за кулисами, Кайден, как водится, был окружен всеми этими девицами.

О, черт… я почувствовала рвотный рефлекс!

—Но увидев меня, он всех их кинул и направился прямиком ко мне. Кайден сказал, что ему понравились мои песни. Это было круто, конечно, с его стороны. Потом он спросил где ты, и я ответил, что ты дома. И он весь такой: "Как она?" А я весь такой "Ну, ей уже лучше, парень" И, я не знаю, это было как-то странно. Он вел себя как-то не так, как-то неправильно… Прямо после нашего разговора, он куда-то сорвался, даже не оставшись на вечеринке.

Он сделал паузу, затихнув.

—Что на самом деле произошло между вами двоими, ребята?

Я была в замешательстве больше, чем когда-либо. Мой голос дрожал:

—Я не знаю.

Кайден спрашивал обо мне.

Он не остался на вечеринке.

—Может, он из тех игроков, которые не позволяют никому приближаться слишком близко? —предположил Джей.

—Да-а, наверняка, —подавив горькую гримасу, ответила я.

—Или, может быть, у него возникли проблемы с родителями?

Джей рассмеялся над этим.

Я хотела, чтобы это оказалось шуткой.

Глава 21

Чай для близняшек

Это был наш последний день, чтобы купить вещи для возвращения в школу, и мы с Пэтти отправились в торговый центр. Небо затянулось тучами, и в тесном парковочном гараже было так темно, что мне пришлось воспользоваться экстра зрением.

Я держала пакеты с обновками, в то время как Пэтти рылась в сумочке в поиске ключей.

Если бы я не использовала свое расширенное видение, я, возможно, не заметила бы их, стоящих в конце гаража.

Четыре Нефа: двое парней, и две девушки, каждый с мерцающим символом на груди.

Я чуть не уронила сумки, но вовремя сжала руку. Уняв внутреннюю дрожь, я невзначай огляделась вокруг, делая вид, что никого не вижу.

Я вспомнила слова Кайдена, сказанные в тот день, когда пришла в его дом: Нефы не появляются просто так, если только не ищут неприятностей.

Я сохраняла невозмутимое лицо, надеясь не выдать внутреннюю панику. Как же я желала, чтобы Пэтти не было со мной рядом.

Она открыла двери, и мы забрались внутрь.

Чуть наклонив голову, я заметила, что четверка прыгает в блестящую черную машину, стоящую в следующем ряду. Они намеривались следовать за нами.

Думай, Анна, думай…

Вытащив чек из сумки и ручку из "бардачка", я как можно быстрее нацарапала записку дрожащей рукой:

"Нас преследуют. Веди себя нормально. Не едь домой. Притормози, когда мы будем проезжать поворот на начальную школу. Я выпрыгну и побегу. Продолжай ехать… к церкви. Я позвоню тебе на мобильник, когда будет безопасно."

Взгляд Пэтти то поднимался вверх на дорогу, то опускался вниз, чтобы прочесть записку, которую я держала между нами.

Костяшки ее пальцев побелели, и она испуганно замотала головой.

Великолепно. Придется потрудиться, чтобы ее уговорить.

"Я побегу на футбольные поля! Сегодня там будут выходные игры, все спортивные соревнования, и куча народу. Я попытаюсь затеряться и оторваться от них."

Ой —а если они поедут за Пэтти, вместо меня? Так или иначе, все летело к чертям.

Я засунула бумагу себе в карман.

Лицо Пэтти заметно побелело и покрылось испариной. Она едва кивнула мне в знак согласия. Теперь нам нужно было вести себя нормально. Я надеялась, что Пэтти справится с собой и подыграет.

—Спасибо, что составила мне компанию —произнесла я. —Думаю, теперь я окончательно готова к школе.

—Нет проблем, милая. Ты уверена, что тебе не нужен другой бюстгальтер?

Я скорчила гримасу, а она сделала извиняющееся лицо.

—Нет, все в порядке, —выдавила я.

Я бросила взгляд в боковое зеркало.

Позади нас ехали четыре машины.

Я активировала свой слух, но в их машине наткнулась только на гробовую тишину.

Мы приближались к плохо просматриваемому повороту у начальной школы. Они не смогут видеть нас около десяти секунд, то есть все то время, пока мы будем поворачивать.

Рядом со школой располагался лесок, а на другой стороне этого леса —футбольное и бейсбольное поля, а так же множество других площадок.

Если я смогу туда добраться, у меня будет шанс.

Мое сердце стало биться сильнее сразу же, как только мы начали поворачивать.

Пэтти сжала мою руку. Я открыла дверь и выпрыгнула, стараясь закрыть ее так тихо, как только могла.

Не тратя ни секунды, я стремительно помчалась, развивая такую скорость, на которую, казалось, никогда не была способна.

Не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы понимать: они услышат, не только звук захлопнувшейся дверцы машины, но и звук моих шагов.

Я просто надеялась, что окажусь достаточно быстрой и успею где-нибудь спрятаться. Прямо сейчас я могла видеть полосу леса у самой школы. Я пронеслась мимо боковой стены здания, и побежала в самую глубь деревьев.

Ветви царапали мое лицо, но я не замедлила бега.

С соседних полей уже слышались голоса.

Почти добежала. Возбуждение переполняло все мои чувства, когда я со скоростью пули летела через лес.

Внезапно я услышала, как кто-то приближался ко мне сзади, создавая шум гораздо больший, нежели голоса, доносившиеся с полей. Этот шум оказался звуком стремительного движения ног.

Кто-то еще бежал.

Быстро.

—Стой! —Это был мужской голос, напряженный от усилия.

Я заставила свои ноги двигаться еще быстрее, пока мышцы не начало жечь… но я понимала: это все еще не достаточно быстро.

Я всего лишь демонстрировала выносливость в беге на длинную дистанцию. Этот же парень —позади меня —был спринтером. А также полузащитником в американском футболе, судя по тому, как он одним легким ударом повалил меня на землю, почти напрочь вышибив из меня дух.

Я зарылась лицом в опавшие листья и грязь.

Пытаясь освободиться от его хватки, я перекатилась на спину и молотила руками так, чтобы он не смог как следует за меня ухватиться.

Одна из его огромных рук обвилась вокруг моей талии, и он попытался дотянуться до моей свободной руки, но я в ярости отвела ее в сторону и с размаху врезала ему в нос с такой силой, что сама закричала от боли. Парень выругался и сильно тряхнул головой —его кровь брызнула в грязь; и тут он оказался прямо надо мной, всей своей массой придавливая меня к земле.

Он схватил мои запястья и прижал их к земле рядом с моей головой.

Я тяжело дышала, хватая ртом воздух.

—Лежи спокойно. Тебе ничего не угрожает.

У него был легкий акцент, который я не могла опознать.

Я посмотрела на него. Кровь из носа уже перестала бежать. Его кожа была темной, цвета кофе, а черные волнистые волосы были коротко подстрижены.

У него были самые светлые карие глаза, какие я когда-либо видела, и пока он рассматривал меня сверху вниз, я уловила в воздухе аромат из торговых палаток на футбольном поле: насыщенный запах горячей расплавленной карамели.

Стоп.

Или это был его запах? Я сглотнула и снова откинула голову в грязь, пытаясь не дышать так учащенно, чтобы моя грудь перестала соприкасаться с его.

Другая пара ног, подбежав, остановилась возле нас.

—Коуп! —воскликнул другой парень. —Что за черт? В тебя что, дикая кошка вселилась?

При звуке голоса друга, парень надо мной немного ослабил вес своего тела.

—Я позволю тебя сейчас встать.

Его голос звучал тихо у самого моего уха.

—Не беги.

Другой парень стоял, упершись руками в колени, чтобы перевести дыхание. У него были темные волосы, выгоревшие на концах, и когда он убрал их со лба, они были влажными от пота.

По крайней мере частично он был азиатом, его выдавали темные миндалевидные глаза и высокие резкие скулы.

Я с шумом выдохнула и закрыла глаза, осознав, кем они являлись.

Блейк и Копано.

Мое облегчение сопровождалось полнейшим унижением от того, что я заставила их себя преследовать.

—Серьезно! —настаивал Блейк. —Как ты можешь бегать так быстро? —Я —африканец.

Не отрывая своих глаз от меня, Копано отпрянул, и я села.

—Ой, ха, ха!

—Комедиант несчастный, —поморщившись, бросил Блейк.

Копано потрогал свой нос, присев на корточки возле меня.

—Вы —друзья Кайдена, —констатировала я, чувствуя себя полнейшей идиоткой.

—Что-то вроде того, —ответил Блейк. —Его трудно назвать Мистером Дружелюбность.

Он вытащил телефон из кармана и набрал номер, поднося его к уху.

—Хэй. Возвращайтесь к школе. Коуп был прав: она спрыгнула и побежала. Впрочем, все к лучшему… Да, она с нами… Хорошо, я скажу ей. —Он закончил разговор и засунул телефон обратно в карман. —Марна просила передать, что она сожалеет, что мы до смерти тебя напугали —сообщил он.

Копано и я стояли и отряхивались. Я вытащила несколько сосновых иголок из своих волос. Меня все еще сотрясала мелкая дрожь, когда я направилась вслед за Блейком вдоль деревьев к пустой школе.

Я оглянулась и посмотрела на Копано, который шел за мной.

—Извини за твой нос, —сгорая от стыда, выдавила я.

Он продолжал смотреть вниз и кивнул так, будто ничего страшного не случилось. Прежде чем вновь отвернуться, я на мгновение остановила свой взгляд на его гладких чертах и полных губах

Я не знала, что думать о его взгляде, которым он одарил меня, когда я лежала с ним на земле, или о том, какой у него запах.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем мы достигли границы леса и вышли на дорогу к школьной парковке —совершенно пустой, за исключением черной машины и двух самых красивых девушек, которых я когда-либо видела, стоявших рядом.

Я могла слышать их разговор.

—Ей шестнадцать? —удивилась первая.

—Больше похоже на двенадцать, —ответила вторая.

—Веди себя прилично, —предупредила ее первая.

Я с первого взгляда узнала их: дочери-близняшки Астерофа, лондонского приятеля Фарзуфа.

Глядя на их летние юбочки и высокие каблуки, я как никогда остро осознавала, насколько неконкурентно-способно выглядела в своих обрезанных шортах, с небрежно собранным на макушке высоким хвостом.

Когда Кайден сказал, что близняшки были танцовщицами, я представляла себе высоких тощих балерин.

Но нет.

Их тела кричали о сальсе и танго —тонюсенькие талии гнездились между полными грудями и округлыми бедрами.

Какими бы танцами они не занимались, это, наверняка, требовало виляния задницей.

Они были ненамного выше меня, с блестящими каштановыми волосами, уложенными прядями, и массой отлично подобранных модных аксессуаров.

Как и Кайден, они просто источали сексуальность.

Два других парня тоже выглядели очень эффектно.

Очевидно, Фарзуф был не единственным демоном, который выбрал себе привлекательное тело и красивую подружку для рождения ребенка, что было очень умно. Обаятельным и харизматичным людям многое могло сойти с рук.

Теперь мы все стояли в кругу и изучали друг друга.

—Напугали мы тебя, да? —спросил Блейк, поднимая бровь, которая, как я только что заметила, была проколота. У него на шее было украшение из тугой пеньки с ракушкой посередине, и его символ светился ядовито-зеленым цветом зависти.

—Что вы, ребята, здесь делаете? —спросила я, старась чтобы мой голос звучал ровно и громко.

—Прошел слух, что у нас объявилась сестра в этих краях, —произнес Копано.

Его светлые глаза резко контрастировали с темной кожей.

—Слух от кого? —осторожно уточнила я.

Блейк пожал плечами.

—Мир тесен.

—Допустим. Но… как вы меня нашли?

—Марна показала свои буфера одному духу, и он навел нас…

—Блейк! Заткнись. —Девушка дала ему пинка. —Это не правда. Мы узнали твое имя от Кая, а потом провели небольшое расследование, потому что он больше ничего не хотел о тебе рассказывать.

—Было такое чувство, что он что-то скрывал, —пояснила другая сестра, скрестив руки на груди и окидывая меня хмурым взглядом.

Неприязненный взгляд, который я послала в ответ, не оказал никакого эффекта.

Я не могла вспомнить имена сестер со слов Кайдена, но эта девица явно была наиболее ядовитой.

Мы посмотрели на школьные ворота, когда в них проехала машина. Наверное, обслуживающий персонал или сторож.

Мы не могли стоять молча вечность, время шло, и нам нужно было "двигаться" в каком-то направлении. Я приняла быстрое решение доверять им и надеялась, что оно не окажется одним из моих очередных наивных поступков.

—Если хотите, мы можем поговорить у меня дома, —предложила я.

Они переглянулись, прежде чем согласиться.

Я забралась на заднее сиденье вместе с девушками, а Блейк сел в пассажирское кресло. За рулем был Копано, поэтому я предположила, что машина принадлежала ему.

За исключением того, что я указывала направление дороги, никто не разговаривал. Ключ от дома все еще лежал у меня кармане —это было чудо, что он не выпал в пылу моей рукопашной с Копано.

При воспоминании об этом мои щеки залило краской. В это время мы уже припарковывались и выпрыгивали из машины.

Моя тесная гостиная, казалось, произвела на них удручающее впечатление. Единственным, кто чувствовал себя расслаблено, был Копано. Нервно откидывая волосы с лица, девушки озирались по сторонам, разглядывая старую мебель.

Скрестив руки на груди, я попыталась вести стебя столь независимо и хладнокровно, наколько вообще это было возможность с внешность "двеннадцатилетней" девочки.

—Мне необходимо позвонить, —проинформировала я четверку.

—Кому? —осведомилась вредина.

—Той женщине, которая была со мной. Пэтти.

У меня не было желания объяснять.

Не обращая внимания на их взгляды, я прошла к столу и набрала мобильник Пэтти. Она ответила после первого гудка.

—Это я.

Я говорила быстро, в нетерпеливом желании пооскорее ее успокоить.

—Со мной все в порядке. Они —просто друзья Кайдена. Мы все сейчас у нас дома.

Пэтти вздохнула с облегчением.

—Возвращайся домой, когда захочешь, —произнесла я.

—Отлично. Я буду на месте через пятнадцать минут. Ты уверена что все будет хорошо?

—Я уверена. До скорого.

Я повесила трубку.

—У твоего отца что, нет денег? —спросила язвительная близняшка, заметив наш малюсенький телевизор.

—Это не его дом. Я живу здесь с приемной матерью.

—Он все еще в тюрьме? —спросила та, что была адекватнее.

—Да.

—Мы так и думали. В наши правила, обычно, не входит привычка появляться там, где может оказаться Князь.

Она произнесла слово Князь с содроганием.

Мы все стояли полукругом. Повисло неловкое молчание.

—Что с твоим знаком? —вскинул брови Блейк, кивнув на мою грудь.

—Я не уверена в том, что должна вам что-то объяснять, —нахмурившись, ответила я.

Вглядываясь в девушек, я мечтала хоть как-то их различить.

—Так, значит вы Джинджер и Марна?

—Откуда ты знаешь наши имена? —одновременно вскинулись они.

—Оттуда же откуда вы знаетет мое.

Бешенная снова сузила глаза, оценивающе меня разглядывая.

Что с ней не так?

—Говорят, будто ты и Кай —партнеры по работе.

Блейк подмигнул мне.

Я почувствовала, что мое лицо слегка вспыхнуло, и неопределенно пожала плечами. Я не думаю, что кто-то из них мне поверил.

—Я не видела его и не разговаривала с ним несколько недель, —проинформировала я, чтобы хоть как-то присечь их явно разыгравшееся воображение.

Стерва вытащила свой сотовый и стала пролистывать список контактов, после чего набрала номер.

—Вот черт, голосовая почта. Эй! Задница! Мы дома у твоей малютки Анны. Перезвони срочно.

Она захлопнула телефон и уставилась на меня.

—Удивительно, у него все еще старый номер. Этот парень меняет номера чаще, чем кто-либо другой.

Мне было ужасно не комфортно. Я до сих пор не знала, что им от меня нужно. Ни один из них не проявлял своих цветов, но все четверо вели себя крайне напряженно.

—Почему бы вам всем не присесть, а я принесу чего-нибудь выпить.

Что ж… Меня определенно вырастила Пэтти Уитт.

Копано сел на край дивана. Глядя на друга, Блейк пожал плечами и упал на другой конец дивана.

—Я постою, —объявила стерва, махнув рукой и поморщив нос.

"Делай что хочешь", —подумала я и пошла на кухню, с удивлением обнаружив, что адекватная близняшка последовала за мной.

Она с интересом наблюдала, как я разложила лед по стаканам и достала кувшин из холодильника.

—Что это? —спросила она.

—Сладкий чай, —ответила я.

Ее серые глаза расширились, и она улыбнулась. У нее было утонченное лицо правильной овальной формы. Очень симпатичное.

—О, Джинджер, чай со льдом! Я слышала о таком, —воскликнула она, обращаясь к сестре.

—Звучит ужасно, —отозвалась Джинджер.

—Я могу сделать тебе чашку горячего чая вместо этого.

Я старалась вести себя предельно вежливо со стервой, но при этом не потратила на нее не единой улыбки.

—Прекрасно, —язвительно бросила та, после чего фыркнула и уселась между парнями, ерзая на пружинах дивана.

Я взглянула на Марну, пока грела воду, опасаясь сделать что-то не так. Но, по всей видимости, в ее планы не входила критика в мою сторону.

Я протянула ей стакан чая, и она сделала глоток.

—Ммм. Нечто совсем другое. Хотя, неплохо. Он совсем не плох, Джинджер! —повысив голос, повторила она.

—Тем лучше для тебя! Пей до дна. Наслаждайся.

Что ж… теперь мне уже казалось, что различить сестер было не так уж и сложно.

—Ты первый раз в Америке? —спросила я Марну.

—Да. Нам только что исполнилось по восемнадцать, мы закончили школу, и теперь путешествуем по миру.

—Нет, это не правда, Марна. Перестань рассказывать это людям. Мы лишь не надолго в Америке. И скоро вернемся в Лондон.

—Ну и ладно! Я говорю то, как хотела бы, чтобы было, —выкрикнула она и обернулась ко мне с милой улыбкой. —Мы встретили Блейка и Копано в Бостоне, и потом поехали сюда вместе. Это была длинная дорога.

—А что в Бостоне? —поинтересовалась я.

Я не думала, что кто-то из Князей имел постоянную резеденцию в этом городе.

—Коуп только что закончил свой первый учебный год в Гарварде.

Мы повернулись к нему, он неохотно кивнул и снова уставился в пол.

Гарвард, вау.

Никогда не встречала кого-то, кто бы учился в таком известном большом университете.

—Что положить в чай? —спросила я Марну о предпочтениях ее сестры.

—Ложку сахара. Сладкое ей необходимо. Невыносимая брюзга.

Заиграла мелодия, и Джинджер достала сотовый.

Мой желудок сжался, когда она ответила на звонок.

—Фази дома? —спросила она вместо приветствия.

Кайден.

—Провались все! Тогда мы пока останемся здесь… Не волнуйся. Мы не пытаем бедную девочку. Это она пытается замучить нас своим Американским чаем со льдом. Не думай, что слиняешь, не повидавшись с нами… Когда, сегодня? Подожди.

Она отодвинула телефон от уха и взглянула на меня.

—Ты знаешь как добраться до клуба "Двойные Двери"?

—М-м, типа того. Я могу узнать у моего друга. Я нарисую вам схему проезда.

—Я так не думаю, —заявила Марна певучим голосом. —Ты идешь с нами.

Мое сердце заколотилось, как бешеное. Я совсем недавно чудом избежала этой ловушки с Джеем.

Они смотрели на меня, а все о чем я могла думать, так это то, что на другом конце телефонной линии находился Кайден.

—Я не могу, —ответила я, качая головой.

—Почему нет? —набросилась на меня Джинджер.

—Я занята.

Тем, что ничего не делаю.

—Пойдем, —сказал Копано.

Его голос, казалось, эхом пронесся по всей тихой комнате. Он удерживал мой взгляд, но я сразу же посмотрела в сторону. Я опасалась, что его проницательные глаза могли увидеть слишком многое.

—Пожалуйста, —попросила Марна, сцепив на груди пальцы рук.

Я подумала о Джее и о том, как он будет счастлив, если я приду и послушаю его песню. Я посмотрела на умоляющую взглядом Марну и серьезное, полное тайн лицо Копано.

—Хорошо, —прошептала я.

—Мы будем там в семь, —объявила Джинджер и потом захлопнула свой изящный телефон.

О, силы небесные! Я увижу Кайдена! Все мое тело гудело от возбуждения и страха.

Я взяла свой напиток и села на пол, напротив них, скрестив ноги. Надеюсь, никто не заметил, как дрожали мои руки.

Начала Джинджер.

—Для начала, тебе следует знать, что мы знаем, когда нам пытаются вешать лапшу на уши. Так что будь с нами честной. —Я ясно выражаюсь?

Так как укрытие правды не являлось для меня нормой поведения в любом случае, я сдержанно кивнула. Теперь я понимала, что сесть на пол было не самой моей светлой идеей —так как приходилось смотреть на стерву снизу вверх.

А мне абсолютно не нравилось, как она со мной разговаривала.

—Итак, —изогнула брови она, —что у тебя с Кайденом?

Моей первой реакцией было сказать, что это не ее дело. Похоже, Кайден не сказал ей ни слова, и она решила выудить информацию из меня.

С другой стороны, не было никакого смысла грубить, и юлить из стороны в сторону как-то тоже не хотелось.

Я надеялась заслужить их доверие.

—Мы познакомились на одном из его выступлений пару месяцев назад. Тогда еще я не знала, что есть кто-то, похожий на меня. Я даже не знала —кто я. Мой отец был в тюрьме всю мою жизнь, меня воспитывала обычная женщина. Кайден объяснил мне основные понятия, и научил тому, что считал необходимым. Он отвез меня в Калифорнию, чтобы я могла встретиться и поговорить с отцом. Ну вот в общем и все.

—Белиал, так? —спросил Блейк.

—Да.

—Почему Кайден повез тебя? —поинтересовалась Марна, с любопытством наклонив голову, словно сама мысль о том, что Кайден сделал нечто хорошее, вызывала у нее крайние подозрения.

—Я не знаю. Может из любопытства? Он сказал, что в определённый момент хотел понять, кто я… наверное, чтобы убедиться, что я не представляю никакой угрозы. Плюс, Фарзуф велел ему ввести меня в курс дела.

Блейк закатился от смеха:

—Да уж, то что нужно!

Мы проигнорировали его.

—А тогда какого черта вы теперь не общаетесь? —вскинулась Джинджер.

Я сглотнула и постаралась придерживаться фактов, словно это меня совершенно не касалось. Словно и не существовало никогда этой открытой раны.

—Потому что мы —не друзья, или что-то там еще… и никогда таковыми не являлись. Мы оба преследовали свои интересы. Поскольку каждый из нас получил то, что хотел, в дальнейшем общении отпала всякая необходимость.

—"Любите их, а потом оставляйте", больше похоже на это, —философски протянул Блейк.

—Не думаю, что Роу стал бы тратить свое время на новоявленную сестрицу.

—Все совсем не так, —замотала я головой.

Получалось, что я защищаюсь.

—Правда? —на лице у Джинджер появилась не добрая усмешка. —Вы вдвоем провели выходные, и он ни разу не прижал тебя к стене?

В этот момент я вспомнила, как Кайден упоминал о том, что как-то отказал девушке-нефилиму. Обвинительный тон Джинжер и ее вызывающее поведение привели меня в некоторое оцепенение.

Мог ли он отказать ей, Джинжер? Не может быть.

—Мы не…

Я чуть не сказала, что мы ничего не делали, но это была бы откровенная ложь. Так что я просто оставила фразу как есть, пусть истолковывают сами.

—Замечательно.

Джинджер фыркнула.

Марна сменила тему.

—Значит, ты работаешь на Белиала, хотя он и не рядом?

Я неуверенно открыла рот, после чего решила сказать правду:

—Нет.

Они все уставились на меня.

—Мы имеем в виду… раздаешь папочкино угощение? Распростроняешь его среди детишек? —подтолкнул меня Блейк.

—Я знаю, ЧТО вы имеете в виду, —возразила я. —К наркотикам я не имею никакого отношения. Потому что становлюсь от них… сумасшедшей или что-то в этом роде.

—Могу себе представить, —улыбнулся Блейк.

—Ой, рот не раззевай!

Джинджер толкнула его, и он засмеялся.

—Не переживай Джин, ты для меня единственная.

Джинджер театрально закатила глаза и скрестила руки.

—Так ты не принимаешь наркотики? —спросил Копано, теперь уже он сидел на диване совершенно прямо.

Его акцент был мягким, почти незаметным.

—Нет, —ответила я.

Легкая улыбка изменила его всегда настороженное вырожение лица, и теперь уже откинувшись на спинку дивана, Копано смотрел на меня совсем другим взглядом.

Он, определенно, относился к ряду вдумчивых немногословных людей.

—Как тебе это сходит с рук? —удивилась Марна.

—Могу предположить, потому что я никогда не воспитывалась под началом Князя.

—Да, но я не могу поверить, что он не оставил тебя под присмотром того, кто будет учить тебя делать его работу, пока он отсутствует.

Голос Марны подрагивал от благоговейного страха.

Я внезапно стала очень нерничать. Не за себя, а за своего отца. Если эти четверо услышали обо мне, то, конечно, и другие —тоже, а именно, Князья.

Подвергали ли они вопросу его репутацию? Думали ли они тоже, что Белиал пренебрегал свими обязанностями?

—Этот разговор должен остаться строго между нами.

Мой голос дрожал.

Блейк насмешливо хмыкнул:

—Не волнуйся. Мы, как правило, не рассказываем отцам ни йоты.

Странно, но я поверила ему.

—Белиал находился в тюрьме на протяжении всей твоей жизни, и вы встретились только сейчас? —уточнил Копано.

—Да.

—Возможно, он просто не знал о ней, —заметил он, глядя на других.

Мне следовало бы поправить его, но я сидела тихо, только сейчас в полной мере осознавая, НАСКОЛЬКО повстанчиским было поведение моего собственного отца.

—Возможно, именно поэтому в твоём символе так много белых всплесков, —размышляла Марна. —Потому что тебе не пришлось работать.

—Но ведь мы тоже работали не с самых пеленок, —возразила Джинжер. —И тем не менее наши символы никогда не имели белых оттенков, даже тогда, когда мы еще не работали.

—Возможно это имеет некоторое отношение к тому факту, что я не вижу Легионеров, —произнесла я.

"Или потому что моей матерью является ангел света".

—Ты не можешь их видеть? —удивилась Марна. —Вот счастливая. Некоторые из них просто уроды. Было время, когда я тоже их не видела. Пока…

Повисла тишина, и четверо Нефов переглянулись друг с другом, явно обмениваясь без слов общими воспоминаниями.

Марна опустила глаза, совершенно подавленная. Джинджер нежно похлопала ее по плечу.

Мне было интересно, что случилось, но я не осмелилась спрашивать.

—В любом случае. Это все еще не имеет никакого смысла, —упрямо возразила Джинджер.

—Даже если ты не знала прежде, ты знаешь сейчас. Ты встретила своего отца. —Тогда почему ты не работаешь?

Это была опасная территория. Я не знала наверняка, могла ли я им полностью доверять… неважно, друзья они Кайдена или нет.

—Брось… оставьте ее в покое, —вступилась за меня Марна.

Я не поднимала своих глаз, в комнате повисла тишина.

—Ты знаешь, они убьют тебя, если обнаружат, что ты не работаешь, —заявила Джинжер, и в ее голосе слышался явный энтузиазм.

—Оставь ее в покое, —отрывисто осадил ее Копано. —Она не знает нас. Она расскажет нам, когда будет готова.

Джинжер отступила, и я посмотрела на Копано с благодарностью.

—Где вы, ребята, собираетесь остановиться на ночь? —спросила я.

—Мы собирались остаться у Кайдена, если бы Фарзуф ушел, но теперь… мы просто остановимся в отеле, —пожал плечами Блэйк.

—Я знаю, здесь не так уж много комнат, но…

—Ох! У нас может быть пижамная вечеринка с Анной, Джинжер! —воскликнула Марна, не дав мне договорить.

—Ох, да, прекрасно, —невозмутимо кивнула Джинджер. —Вы двое можете рассказывать истории, пока меня тихо тошнит.

Я посмотрела на Марну:

—Ты можешь остаться здесь, если…

—Нет. — Перебила меня Джинджер. —Марна и я всегда и повсюду вместе.

Марна улыбнулась мне, пытаясь как-то сгладить обстановку. Она, определенно, мне нравилась. В то время, как характер Джинджер оставлял желать лучшего, я должна была признать, что ее лояльность по отношению к Марне была достойна уважения.

Это было чуть ли не единственное хорошее качество, которое я могла в ней разглядеть.

—Сколько времени потребуется, чтоб добраться отсюда до этого клуба? —спросил Блейк.

—Возможно, сорок пять минут, максимум —час.

—Превосходно. Мы подъедем к шести, чтобы подобрать тебя. Постарайся быть готовой.

—М-мм…

Я чувствовала нервное возбуждение по поводу сегодняшнего вечера — мысль о том, что я увижу Кайдена снова… и о том, что я собиралась "зависать" с абсолютно непредсказуемыми Нефами… Наконец, мысль о Джее, который познакомится с ними, и в добавок, неловкость столкновения двух моих миров…

—Сегодня вечером я собираюсь поехать с моим лучшим другом, Джеем, а вы, ребята, можете следовать за нами.

—Кто такой Джей? —подозрительно прищурилась Джинджер.

—Простой смертный. Обычный парень. Он ничего о нас не знает. Джей написал несколько песен, и группа Кайдена играет одну из них сегодня вечером.

—Лучший друг —обычный смертный, —подытожил Блейк.

—Становится все лучше и лучше, —пробормтала Джинджер, поднимаясь с места и протягивая мне обратно нетронутую чашку чая.

Я тоже поднялась, забрав ее кружку.

Они вышли. Копано вежливо кивнул, а Марна помахала рукой, прежде чем я закрыла за ними дверь.

Через четыре часа я снова увижу Кайдена.

Нетронутый чай Джинджер расплескался в моей трясущейся руке…

Глава 22

Зависть

Я предупредила Джея по телефону о друзьях Кайдена, но он все равно онемел, когда их увидел. Я значительно сжала руку Джея в клубе, когда поймала его, смотрящим на близняшек с практически свисавшим языком.

Он был здесь не один такой.

Каждый парень в клубе смотрел на этих двух девушек, в их маленьких стильных платьях и босоножках на каблуках.

Сегодня Джей надел бейсболку Braves задом на перед.

"Двойные двери" были двухэтажным клубом. Бар находился на втором этаже, возвышаясь над сценой и толпой.

Копано, Джей, и я носили браслеты, указывавшие, что мы были несовершеннолетними — не то, чтобы это, в какой-то мере, помешало бы барменам закрыть глаза, если кто-то подсунет нам спиртное.

Другие трое заранее позаботились о наличии поддельных документов и потому сейчас совершенно спокойно держали в руках наполненные стаканы.

Мы решили остаться на верхнем этаже, чтобы наблюдать за происходившим с перил, вместо того, чтобы смешаться в толчие с беснующейся толпой внизу.

Джей стоял по одну сторону от меня, а Нефы —по другую. Я прилагала все усилия, чтобы не смотреть на барабаны, когда объявили группу.

Я боялась, что другие только и ждали, чтобы понаблюдать, как я буду реагировать на него.

И больше всего я боялась того, как поведет себя сам Кайден.

Песня Джея оказалась самой первой в их плейлисте. Я взяла друга за руку и сжала ее, когда зазвучали первые аккорды. Мотив я знала хорошо, отчетливо помня, как именно мелодия звучала в исполнении Джея. Он играл ее на клавишах много раз и в самых различных вариациях, чтобы добиться нужного результата.

Но слышать песню во всем великолепии, со всеми этими инструментами и талантливым исполнителем, было чем-то совершенно другим.

Она годилась не только для выступления в клубе; она была достойна попасть в альбом.

Мне еще только предстояло посмотреть прямо на Кайдена —пока что я старалась сосредоточиться на музыке, разглядывая Майкла, или на прыгающую толпу, или на восторженное лицо Джея.

В конце песни разразились бурные овации, и я протянула руки к Джею, чтобы очутиться в его медвежьих объятиях.

—Безумно рада, что пришла, —прокричала я. —Это было нечто! Ты поставил всех на уши!

Марна протиснулась к нам и взглянула на Джея.

—Это твое творение? Потрясающе.

Джей отпустил меня из объятий и посмотрел на Mарну.

—Спасибо, —кивнул он, и Марна легким движением головы откинула волосы за плечи.

Их заитересованные взгляды, направленные друг на друга, заставили меня чувствовать себя неловко.

Марна казалась милой, но мне очень не хотелось, чтобы кто-то давал Джею ложные надежды и причинял боль.

—Перестань сейчас же. Не заставляй Джея влюбляться в тебя, —произнесла я дразнящим тоном. Но говоря это, я смотрела Марне прямо в глаза, стараясь удержать ее взгляд. —Я не хочу, чтобы он остался с разбитым сердцем, когда ты вернёшься назад в Лондон.

Джей засмеялся, но Марна приняла к сведению мое предупреждение, кивнув головой.

Я вновь повернулась к сцене и совершенно ненамеренно посмотрела прямо на Кайдена. На нем была одета красная футболка. Та самая, которую я однажды у него позаимствовала. Я позволила себе предположить, что он думал обо мне, когда выбирал её для выступления этим вечером.

Глупо.

Я тоже была в красной блузке, в стиле бэби-долл, с рукавами-фонариками. Это была импульсивная покупка, которую я сделала во время подгтовки к школе.

Я ненавидела себя за то, что не могла оторвать от него глаз. Я хотела, чтобы он заметил меня, и боялась… боялась того, что могла увидеть в его глазах.

Поэтому, когда его голова приподнялась вверх, и его глаза остановились прямо на мне, я затаила дыхание.

Никто из нас не двигался или реагировал.

Кто-то обнял меня за плечи, и это вернуло меня к реальности.

Я оторвала взгляд от Кайдена.

—Твой друг —просто лакомый кусочек, —прошептала Марна.

—У него есть девушка? —поинтересовалась Джинджер, приблизившись к нам.

—Нет, —ответила я.

—Значит не трать время, —сказала Джинджер.

—Найди кого-нибудь стоящего работы.

—Никто НЕ БУДЕТ работать над Джеем, —заявила я.

—Я и не планировала этого, честно, —покачала головой Марна, прежде чем повернуться к своей сестре.

—Разве мне нельзя отдохнуть всего одну ночь? У нас все-таки каникулы!

Непоколебимая решимость Джинжер, казалось, дрогнула, когда она взглянула на насупленную нижнюю губу сестрицы.

—Прекрасно. Делай, что хочешь. Я клянусь, Марна, однажды…

Джинджер свесилась на перилах и посмотрела вниз на группу.

Я видела, как Кайден поприветствовал ее коротким кивком, а она ответила неподобающим для леди жестом руки.

Уголок его рта приподнялся в усмешке.

Между этими двумя явно была история. Подобная враждебность не возникает просто так из ниоткуда.

—О-о, —прошептала Марна. —А симпатяжка-то может оказаться и не в таком уж хорошем расположении духа сегодня…

Джинджер и я повернулись в сторону Джея, который стоял в одиночистве у перил, в то время как его ангел-хранитель неистовствовал вокруг него.

Нет! Он снял бейсболку и перевернул ее, низко опустив козырек на лоб.

Джинджер схватила меня за руку, когда я двинулась к нему.

—Ты не можешь вмешиваться! —прошипела она.

Я вырвала руку прочь и, стиснув зубы, наблюдала до тех пор, пока его ангел, наконец, не успокоился.

—Оно ушло? —шепотом спросила я у девушек.

—Да, сейчас он где-то под нами, смешался с толпой, —вздохнула Марна.

Я подошла к Джею, надеясь, что шепчущий дух ничего не заметит и не вернется. За моей спиной Джинджер выругалась.

Глаза Джея были совсем темными, почти невидными из-под кепки.

Он не заметил, когда я положила руку ему на плечо. Джей пристально смотрел вниз на группу, и ядовито-зеленый цвет просочился сквозь его эмоции.

Я посмотрела на Блейка, который пристально наблюдал за мной. По сути… вся четверка сейчас пристально наблюдала за мной.

Я приняла это за знак, что демон ушел, и сразу же переключила внимание на Джея.

—О чем думаешь? —спросила я его.

Он покачал головой.

Ангел-хранитель обернул его своими белоснежными крыльями.

Может быть, объединив усилия, мы смогли бы вырвать его из этого.

—Это просто отстойно, что кто-то другой исполняет мою песню. —Каждое его слово было пропитано горечью. —Я хочу, чтобы я мог делать это сам. Но я никогда не буду в группе. Я всегда буду маленьким толстым парнишкой за кулисами.

—Джей! —ахнула я. —Во-первых, ты не толстый. Ты здоровый, симпатичный, и сильный. В-вторых, любой из тех парней внизу отдал бы что угодно, чтобы уметь сочинять музыку из ничего, как ты. Эта песня… она —потрясающая, и она —твоя.

Нельзя обладать всем сразу. Если бы ты мог петь, но не имел креативного воображения, ты не был бы Джеем. Ты был бы поверхностным солистом-пустышкой, типа Майкла, без единого намека на полет мысли. Не все мы можем быть исполнителями.

Если бы не было закулисных фигур, не было бы и музыкального бизнеса. И что? Как отстойно это было бы тогда?

—Я слышу тебя, —вздохнул он, и гнусный зеленый цвет начал медленно отступать, утончаясь до нитей. —Просто иногда было бы приятно побыть тем самым парнем, там наверху…

Мой тон смягчился:

—Если ты думаешь, что об этом мечтает каждая девчонка, то это не так. Просто запомни… в конечном итоге, выигрывают хорошие парни, Джей, —подмигнула я. —Придет время, и эти девчонки будут бороться за возможность стать твоей женой.

—Конечно, после того, как потратят годы, бегая за подонками, которые обращаются с ними, как с мусором. А нам потом —подбирай обломки. Это несправедливо.

—Да, это несправедливо. Ты прав.

Я крепко его обняла.

—Спасибо, Анна. Извини, что разнылся.

Он высвободился из объятий и поправил кепку, подняв ее выше бровей.

—К черту… ты-то как? Не по себе здесь находиться, да? —он сделал жест в направлении Кайдена, и я быстро замотала головой, не имея никакого желания, чтобы другие уловили смысл его слов.

—Я рада, что пришла. Все отлично.

—Мы можем уехать, как только захочешь. Скажи только слово. У них в запасе еще две песни. К тому же я не собираюсь сегодня за кулисы.

Он невзначай взглянул в сторону Марны.

—Что там у вас происходит с Кайлой? —спросила я.

—Ааа, ничего. Для нее типа: с глаз долой —из сердца вон. С ней всего лишь весело проводить время, на этом все заканчивается.

—Тогда иди, поговори с Марной, —предложила я, кивая в ту сторону, где стояли близняшки. —Я вполне справлюсь без тебя, обещаю.

Он поджал губы, явно сомневаясь, но я сжала его руку и отошла в сторону.

Я не думала, что Марна попытается обидеть Джея, но если вдруг так, то у меня с ней будет серьезный разговор.

Я изо всех сил старалась смотреть в общих направлениях, и не останавливаться взглядом на одном только ударнике. Но это было так трудно.

Он время от времени поднимал голову и бросал взгляды в моем направлении.

Я задавалась вопросом, раздражала ли я его? Хотел ли он, чтобы я прекратила глазеть и просто ушла.

Было больно думать, что он мог именно этого и хотеть.

Теплая рука задела мою. Я оглянулась и увидела рядом с собой Копано.

—Хей, —сказала я ему

—Тебе нравится эта музыка? —спросил он.

—Да. А тебе?

—Я еще не решил.

Это вызвало у меня негромкий смех.

—Спасибо за твою поддержку сегодня, —прошептала я.

Он посмотрел на свои руки, лежавшие на металлических перилах и еле заметно кивнул.

—Когда ты будешь готова, —сказал он, подняв на меня глаза, —я бы очень хотел узнать о тебе больше.

Меня удивила смелость его заявления. В очередной раз я обнаружила в его взгляде нечто очень личное.

Я слишком уж обостренно чувствовала, что он стоял рядом со мной… ощущала тепло его кожи и спокойную тлеющую страсть в его глазах.

Я сосредоточилась на своих руках, лежащих на перилах, затем посмотрела вниз на Кайдена, у которого как раз был перерыв между песнями.

Мои глаза расширились от неожиданности: Кайден пристально смотрел прямо на меня с выражением агрессии на лице.

Это была как раз та реакция, которой я боялась. Мое сердце бешено колотилось, когда я оторвала от него глаза, вцепившись в перила.

Копано перевел свой взгляд от меня на сцену.

В тот самый момент словно из неткуда выскочил Джей, державший в руках флаер.

—Намечается вечеринка после выступления, —сообщил он. —Хотите, ребят, пойти?

—Нет, мне нужно домой, —ответила я.

—Почему? —спросил Джей.

—Мне завтра —работать.

—Да брось! Они даже не открываются до одиннадцати!

Марна приблизилась и потянула флаер из рук Джея своими тонкими пальцами.

—Она туда пойдет, —заявила Марна. —Мы все туда пойдем.

Та часть моего сознания, которая была умнее, кричала об отказе… но слабое глупое сердце могло только биться в унисон с ритмом только что начавшейся позади меня песнии и думать о том, что человек, создающий этот ритм будет на вечеринке и, может быть, даже удостоит меня нескольких слов.

—Я поеду в автомобиле Джея, —объявила Марна.

Джей недоверчиво посмотрел на нее.

—Путем, —ответил он и вновь перевернул бейсболку.

Верная своим словам, Джинжер повсюду следовала за Марной. Поэтому я не удивилась, когда она настояла на том, чтобы тоже поехать в машине Джея.

Я с трудом сдержала истеричный смех, когда представила Джинжер, сидящую на узком потрепанном заднем сиденье среди использованных старых оберток от фаст фуда.

—Полагаю, что я еду с тобой, если ты, конечно, не против, —произнесла я, взглянув на Koпанo.

Он кивнул.

Мы сели в машину, когда другие уже уехали. У него был собственный флаер, с написанным на нем адресом, поэтому я сделала вывод, что он давал им форы в милю, чтобы мы могли поговорить.

Что-то в нем… в манере его поведения заставляло меня чувствовать себя робкой.

Я не могла смотреть на него.

К своему удивлению я впервые задалась вопросом, чтобы я чувствовала рядом с Kопано, если бы в моей жизни не было Кайдена.

Он был абсолютной противоположностью Кайдена, но я обнаружила, что меня к нему тянет. Может быть, если дело касалось парней, то меня притягивала не внешность или их жизненная концепция, а определенная интенсивность и глубина в их характере.

После нескольких минут, Копано, наконец, тронулся с места. Мы проехали несколько миль молча прежде, чем он проговорил:

—Ты мне нравишься.

Ладно. Это было неожиданно.

Я сидела не двигаясь, не уверенная, что собиралась ответить.

—Я имел в виду, —объяснил он, —ты мне нравишься, как личность. Я никогда не встречал, кого-то среди наших, кто бы оказывал поддержку человеку так искренне и эффективно, как ты. Даже я не позволяю себе протягивать им руку помощи столь открыто и бескорыстно, как ты —на личном доверительном уровне.

Мы замолчали снова, и я стала жевать свою губу.

—Кайден рассказал мне твою историю, —наконец произнесла я. —Он говорил, тебе крупно повезло, что ты остался жив.

—Это правда. Если бы кто-либо из моих друзей бросил работу своих отцов, то они, без сомнения, были бы убиты. Князья не предназначены для того, чтобы заботиться о своих детях. Мой отец —исключение.

—И мой, —прошептала я.

Мой пульс нервно ускорился от подобного открытия.

Копано взглянул на меня, прежде чем произнести:

—Я догадывался о чем-то подобном, но меня мучило сомнение… Он ведь всегда знал, что ты существуешь, верно? Я прав? Он позволил тебе жить своей жизнью?

—Да. Но пожалуйста, не говори об этом никому.

—Я сохраню твои секреты. Я не боюсь смерти.

—Ты не боишься…Ада?

—Нет.

Он говорил со спокойной уверенностью.

—Ад не будет длиться вечность. Даже у Нефов будет свой судный день.

Я была поставлена в тупик его уверенностью. Он был готов столкнуться с чем-угодно из того, что уготовила ему жизнь или смерть.

—Ты говорил что-либо подобное другим? —вскинула брови я.

—Когда-то давно. У них совсем другая ситуация.

—Ты думаешь, кто-нибудь из них верит в то, что делает?

—Я бы вряд ли смог вынести общение с ними, если бы им нравилось то, что они делали. Блейк и Марна делают то, что им велят, но по минимуму и без энтузиазма. Кайден и Джинджер всегда были лучшими в том, что делали, но… со временем я рассмотрел истинную причину их перфекционизма. У них есть сильное желание жить, и они сделают то, что необходимо, чтобы остаться в живых. Но все они, определенно, несчастны. Находиться под постоянным контролем и быть нелюбимым не является чем-то естественным, если говорить о нормальном образе жизни.

—Нет, это точно ненормально. —А что насчет других Нефелимов?

—Далеко не все Нефилимы презирают свою жизнь. Есть многие, которые, кажется, любят свою работу и верят в демонические идеалы. Я полагаю, никогда не узнаешь подлинную суть чьего-то сердца, пока этот кто-то не подвергся испытанию.

Я размышляла над его словами весь оставшийся путь, наслаждаясь комфортной расслабленной тишиной, которая установилась между нами.

Я сидел на диване между Джеем и Koпaнo в чужом старинном доме, чувствуя нервную тревогу.

Марна расположилась по другую сторону от Джея, и они оба разговаривали

Джинджер и Блейк рассматривали фотографии на стенах, многие из которых были с автографами музыкантов.

Возбужденная толпа девчонок в гостиной ожидала прибытие группы. Мне следовало знать, что это будет вечеринка поклонниц.

Я поклялась, что в ту секунду, когда увижу руки Кайдена на другой девушке, немедленно уйду, даже если мне придется идти до дома пешком.

Я знала, что он должен работать, но я не собиралась быть свидетелем этого.

Все парни пили пиво и оживленно обсуждали акустику, инструменты и звуковую систему, которая растягивалась по всему дому.

Местная группа гремела из каждого динамика.

Я скрестила ноги, затем снова выпрямила, и снова скрестила на другой лад.

Копано бросил взгляд на мое ерзанье, но никак не прокомментировал.

—О, Бог мой, они здесь! —пропищала одна из девчонок из другой комнаты, и я замерла.

У меня возникло мимолетное желание выхватить оставшуюся половину пива из рук Марны и одним глотком выпить все до дна.

Дверь открылась, и люди приветствовали входящих громкими возгласами.

Я потерла свои мокрые ладони о бока, обтянутые джинсовой юбкой, подаренной сестрой Джея на мой день рождения.

Джей повернулся ко мне:

—Ты в порядке?

Я кивнула и выдавила улыбку.

Конечно, я его не обманывала… Джей улыбнулся мне, и я знала, что он тут же отвезет меня домой, по первой моей просьбе, даже если ему придется оторваться от Марны.

Представители группы зашли в комнату, один за другим, и вся вечеринка тут же сосредоточилась вокруг них. Народ толпился, пытаясь привлечь внимания, поговорить с ними.

Я старалась не смотреть на девушек, окруживших Кайдена, просивших оставить автограф перманентным маркером у них на груди и бедрах.

—Пойдем, —Копано поднялся.

Я пошла за ним без вопросов. Мы прошли на кухню и нашли не занятый уголок. Я принялась изучать, какие напитки предлагались гостям, и моя рука потянулась за Кока-Колой.

—Хочешь? —спросила я.

—Я не пью кофеин, —покачал головой Копано.

—Вау, на твоем фоне я начинаю чувствовать себя плохой девочкой, а это не так-то легко сделать.

Он впервые широко улыбнулся, отчего на его щеках появились ямочки. В области моего живота запорхали бабочки.

Я вновь вернула свое внимание к напиткам, пытаясь найти стакан.

—Не позволяй мне влиять на тебя, —произнесла я. —Я просто шутила. Мы абсолютно не нуждаемся в возбуждающем кофеине. Как насчет имбирного эля?

—Разве эль не пьется только ради того, чтобы вызвать колики в желудке?

—Ну уж нет. Он вполне не плох.

Я налила немного в бокал и протянула ему.

—Давай, всего один глоток. —Он взял бокал и выпил. —Напоминает шампанское, —заметил он.

—Ты пробовал шампанское?

—Когда был помладше, до того, как изменил свой образ жизни.

Я забрала его стакан и налила ему еще имбирного эля.

—Что заставило тебя его изменить? Твой образ жизни?

Он взял бокал обратно и стал вспоминать:

—Когда мне было пятнадцать, я и двое моих братьев пошли в лагерь, неподалеку от соседнего города, созданный миссионерами из Уэльса. Мы собирались вовлечь их в крупные неприятности, чтобы пробудить в них, как полагается, злость и гнев.

Когда мы прибыли, они молились. Я никогда раньше не видел, как кто-нибудь молится, и я почувствовал себя… странно.

Впервые в жизни я почувствовал надежду. Я вернулся домой и сказал отцу, что больше не хочу работать. Я думал, что, по меньшей мере, он от меня отречется, но он отреагировал молчанием. Он притворился, что не слышал, что я сказал.

С тех пор он сказал мне всего несколько предложений, но никогда больше не заставлял работать. Прошли годы, я поступил в колледж и уехал из дома.

Мое уважение к Копано после всего услышанного возросло до огромных размеров. Я удивлялась, почему не он унаследовал таинственный Меч Справедливости. Если он и боялся чего-либо в своей жизни, он этого не показывал.

Вечеринка набирала все большие обороты, и многие переместились на кухню, подталкивая нас к друг другу все ближе.

Я увидела Кайдена на другой стороне комнаты. Он опирался на стол, а девушка рядом с ним что-то говорила ему, то и дело перекидывая через плечо свои платиново-белые волосы.

Внутри меня все сжалось. Я не видела, когда именно он вошел.

Девушка налила в рюмку что-то золотистое и передала ее Кайдену. Он проглотил содержимое и глянул в мою сторону, без улыбки, опуская стопку на стол.

Я повернулась к нему спиной и начала потягивать колу.

Аура толпы сегодня переливалась смесью ярких позитивных цветов, с небольшими примесями серого.

Но чем больше все пили, тем тусклее становились цвета, и тем громче повышались голоса.

Марна и Джей протиснулись к нам с Копано. Джинджер и Блейк были где-то неподалеку за спиной.

Через пару минут Кайден материализовался с бутылкой спиртного, рюмками и кусочками лайма.

Каким-то образом ему удалось отвязаться от девчонки.

—Как на счет текилы? —спросил он всю нашу компанию, но его взгляд был направлен только на меня.

—Черт, да! Кай, оторвемся! —хмыкнул Блейк.

Я постаралась сделать шаг назад, но отходить было просто некуда.

Кайден разлил мексиканскую водку по стопкам и протянул их близняшкам и Блейку.

—Джей? —спросил он.

—Нет… я пас. Мне еще везти.

—Коуп? Анна?

Мы оба уставились на него, не проронив не слова.

—Оу, верно, я почти забыл, —произнес Кайден с показным безразличием. —Принц и принцесса никогда не опустятся так низко. Ну, выпьем до дна за нас, плебеев.

Да что происходит? Все обменялись неловкими взглядами.

Джей неодобрительно поджал губы, глядя на Кайдена, но тот ни разу даже не взглянул в его сторону.

Все четверо подняли стопки вверх, резким движение опрокинули содержимое в рот и догнались лаймом.

Я почувствовала сильный запах соленой текилы и вцепилась одной рукой в стойку.

—Как содовая, принцесса? —вскинул брови Кайден, и несмотря на то, что он говорил спокойно, в его тоне слышалось нечто угрожающее.

—У тебя нет причин быть таким злым, —прошептала я.

—Если б ты спросил меня, то я бы сказала, что принцесса предпочитает темного рыцаря, —усмехнулась Джинджер и сделала большой глоток пива.

—Она только думает, что предпочитает, —бросил в ее сторону Кайден.

Я с трудом находила себе место.

После всего, через что мы прошли, как он мог? Как он мог стоять здесь и с неприкрытой наглостью искушать и оскорблять меня? Я хотела что-нибудь съязвить, чтобы поставить его на место, но чем больше я волновалась, тем более косноязычной становилась.

—Анна? —спросил Джей. —Готова соскочить?

Я ушам своим не верила: Джей уже намеривался покинуть вечеринку?!

—Нет! Еще слишком рано! —стала просить его Марна.

Она схватила Кайдена за футболку.

—Ты всех пугаешь, Кай! Если не можешь быть приятным, то хотя бы не будь таким сволочным!

—Она имеет в виду пьяным, —наклонившись, прошептал Блейк. После чего добавил, с преувеличенной досадой закатив глаза: —Эти мне англичане.

Попытка Блейка обратить все происходившее в комичное недорозумение не слишком подняла мне настроение.

—Приношу свои извинения, —сказал Кайден Марне.

Он убрал бутылку, и Марна отпустила его футболку.

Я уставилась на Кайдена, но он избегал моего взгляда.

—Пойдем, —сказал Джей. —Здесь слишком людно. Мы можем выйти на задний двор.

Мы все всемером выскользнули наружу и устроились в шезлонгах под большим дубом. Кайден качался на табурете, балансируя на двух задних ножках.

—Как на счет игры "Правда или Вызов"? —предложила Марна.

У меня появилось нехорошее предчувствие. Только я собралась отказаться и предложить что-нибудь другое, как заговорил Кайден, и мое сердце оборвалось.

—Я начну первым, —вызвался он. —Бросаю вызов: пусть Коуп поцелует Анну.

Ярость и возмущение накрыли меня с головой. Кайден задиристо откинулся назад, скрестив руки.

Я встала и, не думая, подцепила ногой его стул, в результате чего Кайден опрокинулся навзничь. Он посмотрел на меня с земли с ошеломленным выражением, которое переросло в усмешку.

Близняшки и Блейк закатились в истерике. Блэйк смеялся так, что сполз с собственного стула, и это заставило Джея присоединиться к всеобщей истерии.

Я просто не могла больше этого выносить. Весь этот вечер был полнейшей катострофой. Я развернулась и пошла через двор в сторону дома.

Я слышала, как Джинджер проговорила между приступами непрекращавшегося смеха:

—Может быть, она не такая уж и плохая, в конце концов!

Я не знала, куда шла. Я отправилась между двумя домами в сторону улицы. Сзади послышались шаги.

—Погоди! —это был Джей. —Ты в порядке? —я остановилась и позволила ему перевести дыхание.

—Я знала, что мне не следовало приходить.

—Да, ты предупреждала. Хотя… может быть, это не так уж и плохо. Он видел, как ты флиртуешь с другим парнем и подумал…

—Шшшш! —я сделала большие глаза, взглянув за его спину, но никого не могла разглядеть.

—Что? —смущенно спросил он. —Они не могут нас слышать.

—Я не флиртовала! —шепотом прошипела я.

—Ладно… но вы стояли так близко и разговаривали так серьезно…

—Хорошо-хорошо, может это и выглядело плохо, но мы только говорили. Там была толпа.

—Хэй. —Из-за угла показалась Марна. —Не беспокойся на счет Кая. Он напился до чертиков. Пойдем обратно.

—Не думаю, что мне следует, —ответила я.

Мне бы хотелось списать все случившееся на нет, но я не могла. Слишком сильно он меня задел.

—Мне нужно прислать его с извинениями? —спросила она.

—Нет!

—Кайден! —прокричала она. —Иди сюда!

Мой пульс ускорился, и я скрестила руки на груди, пристально разглядывая свои босоножки. Я слышала, как он приближался к нам по длинной лужайке.

Марна и Джей должно быть отошли куда-то в сторону, поскольку когда я подняла взгляд, нас было только двое.

Он посмотрел вниз и пнул ногой старый пень.

—Извини, —выдохнул он, и еще раз как следует пнул несчастное дерево.

Вау. Извинение.

Я смягчилась.

—Ты тоже прости, что опрокинула твой стул.

—Нет, я вполне заслужил это.

Мы смотрели друг на друга, стоя в такой мучительной близости, что мое сердце сжалось от боли и дышать стало совсем тяжело.

Он уже протрезвел, но я знала, вкус текилы все равно будет у него на губах.

Мне пришлось опустить взгляд, чтобы снова дышать.

—Ты вернешься назад, если я пообещаю вести себя как следует? —спросил он.

Я кивнула. Он достал фляжку и, сделав глоток, снова засунул ее в карман.

Почему он так много пил?

Я последовала за ним к ожидавшим нас друзьям, и мы оба сели рядом с ними.

—Хорошо, я буду следующая, —сообщила Марна, игнорируя напряжение, висевшее в воздухе, в явном намерении продолжить идиотскую игру.

Мне совершенно не хотелось участвовать.

—Джинджер, правда или вызов?

—Вызов.

—Прости за то, что украла идею Кая, но я хочу, чтобы ты поцеловала Блейка.

Джинжер одарила ее убийственным взглядом.

—Ох, ну давай! Просто чмокни его а губы.

Я подумала, что Джинжер все же откажется, но, по-видимому, она была не из тех, кто уклоняется от прямого вызова.

Она повернулась к Блейку и указала на него пальцем.

—Только попробуй меня лапать, и ты поймешь, что шутка Анны со стулом абсолютно невинна, —предупредила она.

Блейк усмехнулся, и она нагнулась к нему. Они оба закрыли глаза, пока ее губы прижимались к его губам —одну, две, три секунды. Выглядело это невинно, но они оба были смущены, когда оторвались друг от друга и сели, откинувшись на сиденья.

—Ладно, —произнесла Джинджер, откашлявшись. —Моя очередь. Джей, правда или вызов?

—Правда.

—Ты увлечен Марной?

—Я не уверен, что это означает, но если ты спрашиваешь, нравится ли она мне и думаю ли я, что она самая красивая девушка, которую я когда-либо встречал, и хочу ли, чтобы она переехала сюда жить, то тогда да.

Марна и я тихо засмеялись над его головокружительной откровенностью.

Наше внимание переключилось на Кайдена, когда тот, бросив быстрый взгляд через плечо, поднялся и, направившись к скрытой стороне гигантского дуба, облокотился об его ствол. Как раз в этот момент задняя дверь со скрипом отворилась, и из нее вышла блондинка, оглядываясь по сторонам:

—Эй, Кайден Роу, случайно, не здесь? —спросила она.

—Неа, —солгал Блейк.

Девушка нахмурилась и зашла обратно в дом.

Кайден вышел из укрытия и снова занял свое место.

—Чувак, как ты узнал, что она идет? —изумился Джей.

—У него сверхчеловеческий слух, —ответила за него Марна.

Джей рассмеялся и поправил свою кепку.

—Сейчас моя очередь?

—Нет, я еще с тобой не закончила, —ответила Джинджер. —Ты когда-нибудь изменял подружке?

Джей покосился на нее.

—Нет. Я не стал бы.

—Конечно, стал бы, —поправила она его. —Все изменяют.

—Это не правда, —произнес Кайден.

Все вытаращились на него, а он пожал плечами:

—Что поделаешь, если это не так.

—А тебе какого черта известно об этом? —вскинулась Джинджер.

—По всей видимости, никакого. Думаю, мне нужно еще выпить.

Мы все наблюдали, как он встает и идет к дому.

—В чем его проблема? —спросила Марна сестру.

—А в чем у него нет проблем? Наверно, не кувыркался ни с кем уже целый час. Вот и становится раздражительным.

Джей в задумчивости пощипывал волоски на подбородке.

Внезапно вся наша компания притихла, и я услышала, как хлопнула дверь. Кайден стоял на крыльце и смотрел на меня.

Я оглянулась и заметила что остальные нефы уставились на меня тоже, или, во всяком случае, куда-то рядом со мной.

А потом я услышала голос, который прошептал: "Не бойся".

Кто сказал это? Я точно знала, что голос был в моей голове, потому что вслух никто со мной не говорил.

Что происходило?

—Джей, принеси мне еще выпить, —очень спокойно попросила Марна. —Какой-нибудь коктейль.

—Конечно. Я быстро.

Кайден пропустил Джея в дом и спустился вниз. Все остальные поднялись, тоже самое сделала и я.

—Кто это был? —спросила Джинджер.

—Я не могу сказать точно, —покачал головой Кайден. —Его лицо показалось мне очень знакомым. Я мог бы поклясться, что это был Азаэль.

—Но что он делает? —спросила Марна.

—Азаэль? —прошипела Джинджер. —Какого черта ему нужно от нее?

—Азаель —демон? —спросила я, покрываясь мурашками и оглядывая темный двор позади себя.

Имя звучало знакомо.

—Разве вы, ребята, видите их не все время? Почему вы так напуганы?

—Он не просто какой-то там демон, —прошептал Блейк. —Помощник Сатаны. Подобные ему не признают Нефилимов, даже не замечают нас, но он кружил вокруг тебя.

—Вот проклятье! —прошипела Джинджер в мой адрес. —Что ты не рассказываешь нам?

Мой желудок сжался в комок. Я уставилась на Кайдена, который застыл на месте, напряженно прислушиваясь к чему-то, после чего медленно повернул голову.

Мы все проследили за его взглядом в сторону темного угла дома, откуда выступил мужчина.

На нем были джинсы, ботинки с металлическими носами и черная кожаная куртка. В его груди сверкал огромный янтарный символ. Его голова была обритой, а длинная борода вновь подрезана до короткой бородки.

Мое тело удивленно дернулось. Во мне поднялась волна радости. Хотя я была уверена, что у моих друзей это вызвало волну ужаса.

Он, словно привидение, миновал крыльцо и направился к нам, в то время, как все, кроме меня, сделали шаг назад.

—Тебя трудно найти, —сказал он мне глубоким зловещим голосом. —Нет сотового телефона?

—Нет, сэр.

Я совсем не испугалась. Напротив, я изо всех сил сдерживала улыбку. Но, Боже!.. Он был весь из себя в образе плохого парня.

Отец пристально смотрел на меня, не обращая внимания на других.

—Что это за человек с тобой?

Я не знала, насколько масштабно он хотел разыграть нашу шараду, и потому ответила довольно нейтрально:

—Парень из моей школы.

Он не довольно хмыкнул.

Словно по команде на крыльце появился Джей и стал спускаться к нам с напитком в руке.

Он остановился. При виде моего отца на его лице и во всей его ауре отразилась череда различных эмоций, которые, в конечном итоге, уступили место страху.

—Джей, это мой отец.

Лучше подавить его ужас в зародыше. Страх Джея слегка угас, чтобы уступить место удивлению, и он смог даже выдавить улыбку.

—Оу, класс, добрый вечер… сэр.

—Приятно познакомиться, Джей, —ответил мой отец низким голосом. —Ты как раз собирался домой. Приятного вечера.

Глаза Джея остекленели.

Мой отец подчинял его своей воле! Я испытала обиду за Джея, даже несмотря на то, что его не заставляли делать ничего плохого.

—Ага, то есть, да, сэр. Я уже ухожу. Мне тоже было приятно с вами познакомиться. Вот твой коктейль, Марна.

Он вручил ей напиток, и они застенчиво посмотрели друг на друга.

—Ну, всем пока.

Джей махнул рукой и ушел.

Все взгляды устремились на моего отца.

Я полагала, что должна представить всех.

—Отец, это —Марна и ее сестра Джинджер, дочери Астерофа. —Он кивнул, а девушки стояли не шелохнувшись и опустив глаза. —Копано, сын —… Алоцера? —Копано кивнул в знак согласия. —Это Блейк, сын —… Не могу вспомнить его имени. Извини.

—Сын Мелкома, сэр.

Он склонился в легком поклоне, ни на секунду не поднимая глаз.

—А это Кайден

—Сын Фарзуфа, —вставил мой отец, его губы при этом сердито сжались, и он пристально посмотрел на Кайдена.

Я должна отдать Кайдену должное за то, что он не отпрянул под испепиляющим обвиняющим взором моего отца.

Он ответил уважительным кивком и продолжал смотреть вниз, также как и остальные.

Я хотела положить руку на плечо своего отца, чтобы он сбавил обороты, но мне не потребовалось это делать, потому что он перевел свой зловещий взгляд с Кайдена на меня.

—Ты уходишь со мной, девочка. Пришло время начать твою тренировку.

Глава 23

Видя демонов

Развитие дальнейших событий теперь находилось полностью в руках моего отца, поэтому я с нетерпением ждала того, что он собирался мне сказать.

Видеть его за рулем обычной взятой на прокат машины было странно. Слишком нормально, что ли…

Я умирала от желания рассказать ему, что Сестра Рут оставила мне по-наследству.

После десяти минут непрерывного молчания, я начала беспокоиться.

Когда я принялась нетерпеливо постукивать ногами, отец протянул свою большую руку и положил ее поверх моей.

—Знай, что я люблю тебя, Анна

—Я знаю.

В его голосе слышалось что-то зловещее.

—Просто, помни об этом всегда.

Он положил обе руки обратно на руль, и страх пополз вверх по моему позвоночнику. Он смотрел на дорогу с мрачным выражением лица.

—Хотел позвонить тебе, когда вышел, но мне показалось это небезопасным. Я предпочитаю разведку на местности и разговор с глазу на глаз. Расскажи, как все прошло с той монахиней из монастыря.

В животе у меня что-то оборвалось при мысли о том, как много мы уже никогда не узнаем.

—Мы не успели вовремя. Она умерла в ночь, когда я встретилась с тобой. Но она оставила мне кое-что… Эфес меча без клинка.

Машину немного занесло.

Я продолжала.

—Кайден думает, что это Меч Справедливости.

Мой отец резко повернул руль в сторону обочины и надавил на тормоз. Я ухватилась за дверную ручку, упершись грудью в ремни безопасности.

Когда мы остановились, я оглянулась, но за нами никого не было.

Он повернулся ко мне с диким выражением на лице.

—Опиши его мне, —потребовал он.

Я рассказала ему, как он выглядит, и что произошло, когда мы оба, я и Кайден, до него дотронулись.

Отец смотрел на меня безумными глазами еще несколько долгих секунд, прежде чем громко хлопнул в ладоши и закричал:

—ДА!

Я подпрыгнула на месте от испуга.

Должно быть, я чего-то не понимала, потому что мне не слишком хотелось кричать от радости, когда я вспоминала о мече. Но что-то в его бурной реакции заставило меня хотеть присоединиться к его восторженному веселью.

—Что-то назревает! Что-то большое. Я не знаю что именно, но… ангелы доверили тебе какую-то серьезную миссию. Моя маленькая боевая девочка.

"Боевая девочка?" Подобный поворот в сценарии казался, по истине, уморительным.

—Как ты думаешь, что я должна делать?

—Пока ничего, детка. Для начала тебе нужно многому научиться. Я хочу, чтобы ты была в состоянии защитить себя, когда меня не будет рядом. Может настать время, когда тебе придется делать то, что тебе не нравится, чтобы выжить. Возможно, тебе будет нужно, как минимум, сделать вид, что ты работаешь.

Он обвел меня изучающим придирчивым взглядом.

—Для начала, твоя внешность… ты выглядишь слишком мило, слишком естественно и невинно. Как бы я не ненавидел то, что собираюсь сказать, но твой внешний вид придется сделать более эффектным и цепляющим. И тебе необходимо усвоить свои предельные лимиты в употреблении алкоголя. Не хочу, чтобы ты оказалась в той ситуации, когда не знаешь своих границ.

—И как же я должна их узнать?

—Ты будешь пить. Под моим присмотром. Мы вычислим, как много ты сможешь употреблять за определенное количество времени, а потом будем практиковаться, чтобы ты могла принимать алкоголь и оставаться при этом с ясной головой.

Мое сердце глухо ударилось о ребра.

—Мы начнем сегодня? —спросила я.

Воцарилась зловещая пауза, прежде чем он прочистил горло и сказал:

—Нет. Начнем мы завтра.

Он завел машину и, выехав на дорогу, набрал скорость. В первый раз я заметила, что мы направляемся к Картерсвиллю. Он собирался отвезти меня домой.

У меня появилось непреодолимое желание обнять его.

Я расширила диапазон своего зрения вдоль линии деревьев и дороги вокгруг нас. Никого не было видно в поле зрения, и потому я обхватила руками его плотную шею и обняла его, положив голову ему на плечо.

Тело его затряслось от хриплого радостного смеха. Он держал руль одной рукой, а другой потянулся, чтобы похлопать меня по плечу.

—Просто помни, что я люблю тебя, —вздохнул он, и я терялась в догадках, что такого он мог бы сделать, по его мнению, чтобы заставить меня сомневаться в его чувствах.


Прежде чем лечь спать, я выглянула в окно своей спальни и заметила, что на небе не было видно ни луны, ни звезд. Плотные серые тучи затянули белесое ночное небо. Воздух был жутко холодный, поэтому, чтобы избежать сквозняка, я закрыла дверь в спальню на щеколду.

Надеясь, что не потревожила Пэтти, у которой был тяжелый день, я забралась в постель.

Пэтти приходилось нелегко с тех самых пор, как я встретила отца, из-за некоторых изменений в родительской опеке.

Слово Пэтти уже не было решающим и непререкаемым, потому что существовала большая и куда более серьезная угроза, от которой даже она не могла меня защитить.

Сейчас все, что Пэтти могла сделать, это надеяться, что она воспитала меня правильно.

Удобно примостившись в постели, я сложила ладони вместе и закрыла свои глаза. Я не знаю, что Ты хочешь, чтобы я сделала, или куда ты повелеваешь мне идти, но я доверяю Тебе. Укажи мне путь, пожалуйста, когда настанет время действовать. Помоги мне распознать твои знаки. Подскажи моему сердцу и позволь мне услышать твои слова, Господи.

Вздрогнув, я проснулась в три утра.

Дождь барабанил по оконному стеклу. Я закрыла глаза и попыталась расслабиться, отодвинув беспокойное предчувствие.

Как только я снова задремала, я почувствовала с леденящей душу уверенностью, что за мной следят. Я хотела забраться под одеяло, как ребенок, но была слишком напугана, чтобы пошевелиться или открыть глаза.

Я затаила дыхание. Кто-то был в моей комнате? В моей голове возник облик молодого человека, стоявшего на открытом воздухе, на рынке в окружении детей и женщин всех возрастов, делающих свои покупки.

Я чувствовала тревогу и опасение юноши, он стоял, оглядывая собравшуюся толпу с широко раскрытыми глазами. Он посмотрел вниз, на маленький детонатор в руке, и я с ужасом поняла, что к нему были пристегнуты бомбы. Он пробормотал что-то себе под нос.

Нет, не делай этого! Прокричала я ему, но он не услышал меня. Крикнув в воздух, он нажал на кнопку, создав ослепительную вспышку.

Я хотела сесть, но моя грудь была тяжелей камня. В моей голове уже вовсю разворачивалась другая сцена.

В совсем другом месте.

Человек в офисе держал телефонную трубку —картинка сменилась, и я увидела женщину на другом конце провода, его жену, на последних месяцах беременности, накрывавшую стол для ужина.

Ее лицо омрачилось, когда он сообщил, что у него поздняя встреча, в то самое время как его любовница уже вовсю расстегивала его ширинку. Ярко красный цвет его вожделения полностью перекрывал туман вины.

Мое сознание провалилось во мрак.

Какого черта тут происходит? Я задыхалась и натянула одеяло до подбородка.

И тут возникло новое видение: испуганные собаки, затравленные палками до бешеной агрессии, брошены вместе, чтобы разорвать клыками друг друга под овации, бурные крики, тыканье пальцами и смех толпы.

Стойте! Это не смешно! Я чувствовала, как подкатывает тошнота при виде паники в глазах животных и человеческой жажды насилия.

Я продолжала ловить ртом воздух, не в силах наполнить легкие.

А вот мальчик, не старше меня, в каком-то подвале или погребе, привязывает веревку к балке, а другой конец с петлей набрасывает себе на шею.

Я замотала головой, пытаясь отогнать его разрушительные эмоции: разочарование в себе и одиночество, которые тянулись ко мне черными удушающими пальцами.

Я протянула ему руку. Позволь мне помочь тебе, взмолилась я. Ты не один.

Но его глаза были пустыми, и он позволил себе упасть.

Нет! Я закричала, а тело его корчилось и раскачивалось. Он исчез в тумане мыслей…

Девушка резала нежную кожу своего запястья лезвием бритвы все глубже и глубже… потому что она ненавидела свою жизнь и хотела затмить боль своего несчастного существования болью, которую она сама для себя выбрала.

Хрупкая пожилая женщина, ограбленная и изнасилованная, оставлена истекать кровью на полу собственного дома без единой надежды, что кто-то из ее очень занятых детей позвонит или придет, чтобы поинтересоваться, как у нее дела.

Видения, одно ужаснее другого, калейдоскопом сменяли друг друга.

Эмоции были настолько тяжелыми, что, казалось, я вот-вот могу задохнуться. Я трясла головой из стороны в сторону вновь и вновь, отчаянно умоляя все прекратиться.

Кто-нибудь помогите им! Видения мелькали все быстрее и быстрее, становясь все ярче и отчетливее.

Маленькая девочка притворялась, что спит, пока тень мужчины склонялась над ее кроватью…

Мальчишка подросткового возраста лежал в грязи своей собственной рвоты…

Безоружное племя —семьи с маленькими детьми —на коленях, изрублено тусклыми мачете, пока они молили о пощаде…

Мать с обезумевшими глазами смотрит вниз на своего краснолицего от плача малыша и опускает его в наполненную водой ванну, и держит его так до тех пор, пока тот не захлебнется… Ее омертвевшие глаза никогда не отрывались от малыша.

—Нет! Нет! —я вцепилась в свои волосы, которые уже промокли от слез и пота.

Вот пять мужчин стоят над кем-то, лежащим на земле, пиная свою жертву, переполненные необоснованной ненавистью и злобой. Их жертва менялась: он был черным; он был белым; он был мусульманином; он был евреем; он был голубым.

А пятеро мужчин все пинали и пинали, испуская ненависть на каждую жертву… И все потому, что боялись того, чего не могли понять и принять.

С финальным ударом по лицу жертвы все закончилось.

Это были те самые зверства, о которых я старалась не думать всю свою жизнь. Но от того, что я убегала от этого, жестокость не прекращала свое существование.

Я больше не могла просто лежать и терпеть невыносимые издевательства. Мне нужно было двигаться.

В мою дверь кто-то сильно тарабанил, и дверная ручка лихорадочно дергалась.

—Анна? —звала Пэтти. —Что там у тебя происходит?! Сейчас же открой!

Открыв глаза, я попыталась сфокусировать взгляд и увидела их: в мерцающем тусклом свете кишили демоны.

Демоны.

Они поочередно подплывали ко мне и шептали, шептали… Духи были такими же большими, как и люди, но их лица, похожие на гаргулий… и тяжелые черные крылья, которыми они хлестали один другого… это было ужасно.

У некоторых были рога, клыки и даже когти.

—Идем, следуй за нами в Ад, ты принадлежишь нам…

Я закричала, пятясь назад, пока не ударилась о спинку кровати.

—Анна! —Пэтти грохотала по двери, но я едва могла ее слышать. —Открой дверь!

Кровосмешение.

Киднэппинг.

Домогательство.

Серийный убийца, забавляющийся с умоляющей жертвой.

Демоны окружили меня, их было по меньшей мере десять, и все они гоготали и глумились.

—Что случилось, девочка? Испугалась монстров?

—Оставьте меня одну! —закричала я. —Убирайтесь из моей головы!

Они упивались моим страхом.

Я с грохотом соскочила с кровати. Упав на сумку с книгами и прижавшись спиной к стене, я расстегнула молнию и потянулась за деревянным ящичком.

—Скоро… очень скоро ты наконец-то окажешься в своем настоящем доме и вот тогда, мы действительно повеселимся с тобой…

Поднявшись на ноги, я онемевшими пальцами теребила застежку ящика, с грохотом упустив его на пол.

Упав на колени вслед за ним, я вытянула руку в сторону в бесполезной попытке защитить себя.

Демоны затуманили мою способность видеть ночью.

Я уперлась пятками в пол, крепко зажмурившись.

Пожалуйста, Господи, заставь их уйти!

Нечеловеческий вопль заполнил комнату, и я в ужасе распахнула глаза. Демонов затягивало, словно вакуумом, куда-то прочь через мое окно, пока они один за другим не покинули мою комнату.

Наступила неожиданная тишина. Единственным звуком в моей спальне были капли дождя, стучавшие об оконное стекло.

Позади меня послышался грохот, дверь распахнулась настежь, и Пэтти ворвалась в мою комнату.

Я ахнула при виде ее Ангела-хранителя. Теперь я могла его созерцать абсолютно отчетливо, начиная от черт лица и заканчивая крыльями. Он был статным, величественным и огромным, как солдат.

Осмотревшись вокруг, Ангел указал под мою кровать. Деревянный ящичек наполовину задвинулся под кровать. Должно быть, он знал, что находилось внутри.

Я стремительно подползла к ящику и, схватив его, прижала к груди.

—Что случилось, Анна? —воскликнула Пэтти, ее голос срывался в слезы.

В дрожащих руках моя приемная мать сжимала отвертку, с помощью которой она избавилась от дверной ручки.

—Теперь я могу видеть демонов, и они… пытались затравить меня кошмарами. —Это было нечто большее, чем просто кошмары! —Она присела на корточки рядом со мной и убрала упавшие волосы с моего влажного лица.

—Ты кричала так, словно на тебя напали.

—Просто отвратительные видения, —возразила я, и хотя это была правда, казалось, что на самом деле случилось нечто гораздо большее.

Меня до сих пор сотрясала дрожь. Прижав палец к губам, я покачала головой в знак того, что не могу рассказать ей всего. Кто-нибудь мог нас услышать.

Именно в этот момент раздался громкий и частый стук в дверь, заставивший нас обеих от неожиданности подпрыгнуть на месте.

Я стремя голову понеслась вниз по лестнице и прижалась к дверному глазку.

Это был Копано.

Я распахнула дверь настежь, и он, войдя в холл вместе с холодным порывом ветра, осмотрел все вокруг серьезным мрачным взглядом, после чего положил руку мне на плечо.

Я схватила его за запястье и держалась, пытаясь совладать с дыханием.

—Анна? —окликнула Пэтти. Она вошла в холл и пристально посмотрела на Копано.

—Это мой друг, Коуп, —поспешно произнесла я. —Он, должно быть, прислушивался к тому, что со мной происходило.

Копано прошел вперед, и они пожали руки.

После чего Пэтти скрестила руки на груди поверх своей тонкой ночной рубашки.

—Мне необходимо накинуть халат, —вздохнула Пэтти и направилась к своей спальне, дав нам возможность поговорить.

—Здесь были Шептуны, —протараторила я Копано. —Я могла их видеть. Они показывали мне ужасные вещи. Я не могла ясно мыслить. О, мой Бог, Коуп… наверное, именно так себя чувствуют в Аду.

Он потянулся, чтобы утешить меня, и как раз в этот момент входная дверь вновь распахнулась.

Я отпрыгнула назад и закричала.

На пороге стоял Кайден с взъерошенными волосами и обеспокоенным выражением лица.

Соседская дверь напротив тоже открылась, и из-за нее высунулся старый мужчина, вглядываясь в нас поверх кислородной камеры.

—Что, во имя Господа Бога, здесь происходит? — проскрипел он.

—Ничего Мистер Майер, извините. —Я затолкала Кайдена внутрь и закрыла дверь: —Что ты тут делаешь?! —воскликнула я.

Его взгляд проследовал в глубь холла, где стояла Пэтти, сжимавшая на груди края халата. Ее глаза были расширенны от удивления.

Я повернулась обратно к Кайдену, внутри меня разрасталась паника.

—Они могут вернуться в любую секунду и увидеть нас вместе. Они же донесут обо всем твоему отцу! Возвращайся домой, немедленно!

Он не двинулся с места, словно ничего не слышал. И тут его взгляд упал на Копано, и на смену невозмутимой небрежности, столь явно написанной на его лице, пришло выражение отчаяния и одиночества. Мое сердце сжалось от боли.

—Уже ухожу, —произнес Кайден. —Тут есть кому оказать тебе помощь.

Я потянулась за его рукой, но он проскользнул под моими пальцами и вышел прочь.

Я упала на диван, уткнувшись лицом в руки. Мне совсем не хотелось, чтобы он думал, будто я предпочла ему Копано. Он должен знать, что это не так.

Мои действия были продиктованы только одним: я боялась за него.

И что вообще они оба тут делали?! Неужели они находились где-то неподалеку и прислушивались ко мне всю ночь?

—Я пойду за ним, —произнес Копано, выходя за порог и закрывая за собою дверь.

Я расширила слуховой диапазон и обнаружила их сидящими на нижней ступени порога, очень близко к той границе, где с крыши лила, подобно водопаду, дождевая вода.

Игнорируя жуткую дрожь, которая все еще меня сотрясала, я постаралась сфокусироваться.

Из-за угла выглянула Пэтти, но я махнула ей рукой в знак того, что я сейчас что-то слушала. Она молча включила боковую лампу и принялась тихонько растирать мои озябшие конечности.

—Давай пойдем куда-нибудь и поговорим, —предложил Копано Кайдену.

—Мы можем поговорить здесь. Она никогда не использует свои способности.

Упс.

Теперь я официально подслушивала, но вины при этом совсем не чувствовала. Мне слишком отчаянно хотелось заглянуть в мысли Кайдена.

На фоне шумевшего ливня, их приглушенные голоса были почти неразборчивыми.

—Не расстраивайся, Кай. Я всего лишь чувствую… беспокойство за нее.

—Могу поспорить, что чувствуешь.

Резкий хриплый ответ Кайдена, как небо и земля, контрастировал с уравновешенным тоном Копано.

—Даже ты волен рискнуть собой ради нее, брат.

—Это потому, что я действительно ее знаю. Какая причина у тебя? Я полагаю, ты тоже захотел узнать ее?

—Ты ясно дал понять, что в этом смысле она недоступна. Будь благоразумен. На карту поставлено гораздо больше, чем это. Я хотел только помочь.

—Ты ничего не можешь сделать, Коуп!

Они оба замолчали, и я слышала только прерывистое дыхание Кайдена.

—Прошу тебя, брат, поверь мне, —произнес Копано. —Для Фарзуфа не будет оружия сильнее, чем ваша взаимная привязанность. Если он узнает, что ты был здесь, чтобы успокоить Анну, ты навсегда потеряешь контроль в отношениях с отцом. И не пытайся обмануть самого себя, думая, будто он от тебя не избавится.

—Да уж, некоторым приходится беспокоиться о таких вещах. Спасибо, что напомнил.

Звуки, которые последовали через несколько секунд заставили мою кровь застыть в жилах. Я услышала приближавшиеся тяжелые шаги, и металлический щелчок раскрывшегося лезвия ножа.

Я вскочила на ноги с прижатой к сердцу рукой.

Последовал глубокий хриплый смешок. Моего отца.

—Убери это, парень. Очень жаль, но мне придется прервать ваш симпозиум тестостерона.

Соскочив с дивана, я опрометью кинулась на улицу, вниз по цементным порожкам, пока чуть ли не наскочила на них троих, стоявших у самого асфальта.

Мой отец, до нитки промокший, со струйками воды, катившимися по лицу, испепелял зловещим взглядом Кайдена.

—Папа! —я испуганно закрыла рукой рот.

Когда он перевел свой взгляд от Кайдена на меня, я наконец поняла.

—Это был ты! —выдохнула я, мое сердце колотилось, как бешеное. —Это ты послал их ко мне.

Он даже не пытался этого отрицать.

Я отпрянула назад. Демоны не были посланы кем-то, кто хотел причинить мне боль. Это мой отец демонстрировал свою безжалостную ко мне любовь.

С верхней части крыльца послышался шорох.

Облаченная в халат и тапочки с совершенно хмурым выражением лица на нас смотрела сверху вниз Пэтти.

—Все в порядки, —поспешила успокоить ее я. —Я скоро вернусь домой.

Она кивнула и, одарив отца тяжелым взглядом, скрылась за дверью.

Он вновь вернул свое внимание к Копано и Кайдену, которые так и продолжали держать свои взгляды прикованными к земле.

—Эта маленькая вещь, —он нарисовал в воздухе треугольник, указывая на Копано, Кайдена и меня, —не намеревается получить никакого развития. Больше не беспокойте себя по поводу Анны. Это понятно? —Оба парня одновременно кивнули. —Тогда убирайтесь от сюда немедленно. И больше не забывайтесь.

Я могла слышать только шум дождя, когда их машины с визгом шин тронулись с места и умчались прочь со скоростью пули.

Прежде, чем мой отец успел бы извиниться или посмотреть на меня печальным взглядом, я протянула руки и крепко его обняла.

Он глубоко выдохнул.

—Ты войдешь к нам? —спросила я, прижавшись к его груди.

—Наверное не стоит, после того взгляда, которым наградила меня Пэтти. —Он провел рукой по моим волосам. —Она в теме? По поводу этих двух мальчишек, бьющихся за тебя?

—Никто за меня не бьется. И она не равнодушна к Кайдену.

—Хм. Что ж, в три часа по полудню я буду здесь. Предупреди Пэтти, потому что мне необходимо переговорить с вами обеими. А теперь ступай и немного поспи. Впереди тебя ждет долгий день. И не волнуйся. Духи больше не будут беспокоить тебя сегодня.

Гигантские молнии осветили ночное небо.

Отец поцеловал меня в макушку и вышел под дождь в тот самый момент, когда раскат грома сотряс землю под моими ногами.

Глава 24

Тихий свист

Мой отец должен был приехать с минуты на минуту, и Пэтти находилась уже почти на грани нервного срыва. Её непослушные рыжие кудри выбивались из под заколки, обрамляя невыспавшееся лицо.

Она провела всё утро за уборкой квартиры, хмурясь и шикая на меня, каждый раз, когда я пыталась помочь.

Прошлой ночью я долго не могла заснуть.

Мы с Пэтти сидели в гостиной, когда я осознала, что за последнее время мне пришлось многое недоговаривать своей приемной матери. Ради ее же собсвенного блага.

И тогда я решила, что обо всем расскажу, и будь что будет… Она знала и раньше, что Нефилимы рассматривались, как частная собственность, но о чем она не имела ни малейшего представления так это, что нас заставляли работать. Более того, что у всех нас была своя специализация.

Она посмотрела вверх на Небеса и недоверчиво замотала головой, как только узнала, что отпустила меня в долгое путешествие вместе с сыном, порожденным самим Вожделением.

Но то что действительно заставило ее содрогнуться, так это тот факт, что мой собственный отец натравил на меня демонов. Не имело значения, как долго я пыталась ей объяснить, что для меня было жизненно необходимо научиться видеть духов… Пэтти все равно была в ярости.

Когда время приблизилось к трем, а ее настроение не улучшилось ни на йоту, я начала беспокоиться.

В момент прибытия моего отца, Пэтти стояла у стола со скрещенными на груди руками.

Он казался таким огромным и устрашающим, каким только мог быть, производя недвусмысленное впечатление человека, с которым вряд ли кто-то захотел бы связываться.

Пэтти подошла к нему вплотную и со всего размаху влепила пощёчину.

Я дернулась.

Он удивленно вскинул брови.

Пэтти стояла прямо напротив него, указательным пальцем тыкая в его грудь; ее вторая рука уперлась в бок.

—Как ты посмел так с ней поступить? Меня не волнует, каковы были твои мотивы. Ты слышал, как она кричала? Она была в ужасе! Никогда больше не смей натравлять этих чудовищ на нее. Никогда!

Он наблюдал за Пэтти с ровным выражением лица, позволяя ей высказать всё накипевшее.

Ее обвиняющая рука уперлась в другой бок, и она уставилась на него, тяжело дыша. Вокруг нее вился стальной серый туман ярости.

—Я клянусь тебе, —осторожно произнес мой отец, —что потрачу всю свою оставшуюся жизнь на то, чтобы держать этих духов от Анны как можно дальше.

—Тогда почему она должна сегодня тренироваться с тобой? Если ты собираешься ее защищать, в чем тогда смысл? Почему ты не можешь просто уберечь ее от опасности? —голос Пэтти дрогнул, и она зажала рот рукой, когда ее ярость вдруг сменилась паникой и страхом.

Мой отец смотрел на нее тяжелым взглядом. Когда он вновь заговорил, то вверг нас обеих в шок.

—Ты так сильно напоминаешь мне Марианту. Не тем, как выглядишь, но тем, как взываешь к моей душе. Любящая… и излучающая такое же праведное упрямство. Да, Марианта бы одобрила… так же как и я. Ты хорошо потрудилась. Больше, чем хорошо. И я хочу поблагодарить тебя.

Сквозь прижатые к лицу руки Пэтти вырвался всхлип. Он затронул ее слабое место.

Он не только похвалил ее как мать, но и сравнил ее с ангелом.

—Но… я ведь подвела ее, —покачала головой Пэтти, ее веснушчатое лицо было покрыто слезами. —Я не отвезла ее к Сестре Рут вовремя.

—Освободи себя от этой вины. На все есть Воля Господня. Это всего лишь часть плана.

—Что если я испортила весь план?

Его губы дрогнули в понимающей улыбке.

—План всегда меняется и переосмысляется. Ты не можешь его испортить.

Она вытерла лицо, и темный страх, поглощавший ее, стал отступать.

Я все еще не двигалась, пытаясь осознать тот факт, что Пэтти за несколько скоротечных минут перешла от яростного желания убить моего отца к ранимой необходимости получить от него утешения.

—Хочешь немного сладкого чая? —спросила она.

Леди и джентльмены, позвольте представить: Пэтти Уитт —во всей ее красе…

—Да, мэм, я был бы признателен.

… и мой отец —джентльмен, вгоняющий во всех ужас.

Когда она ушла на кухню, он похлопал меня по плечу. Я в изумлении покачала головой. Мы перешли в гостиную и сели за маленький столик.

—Итак, где бы ты хотела приступить к этому делу, детка? —спросил он.

Пэтти была занята приготовлением напитков, но я знала по тому, как вспыхнули ее цвета, что она слышала.

Я пожала плечами. Мне не хотелось делать ЭТО перед Пэтти.

Она принесла стаканы с чаем и поставила их на стол.

—Знаешь, —выдохнула она, —я очень устала и еще вчера принесла новую книжку из библиотеки, поэтому, пожалуй, проведу послеобеденные часы у себя в комнате. Почему бы вам не остаться здесь… а я буду неподалеку, если вдруг вам понадоблюсь. Ужин я приготовлю позже, когда вы захотите сделать перерыв.

Я кивнула в знак согласия.

При условии, что Пэтти не будет видеть, я смогу это делать.

Пэтти нагнулась, чтобы поцеловать меня, и затем направилась в свою комнату.

—То, что нам необходимо, находится в машине.

Отец большим пальцем указал на дверь.

Я вышла с ним, несмотря на то, что он настаивал, что справится самостоятельно.

Мои глаза полезли на лоб, когда я увидела то, что лежало на заднем сидении, а именно: закуска всех мыслимых разновидностей на ряду с бесконечными пакетами бутылок пива, вина, ликеров, соков, соды, а так же добавочных компонентов, таких как, вишня, лайм и оливки.

Он отнес все наверх, в квартиру.

Я не могла поверить, что собиралась пить с собственным отцом. Это было неправильно во многих смыслах.

Напитки и все ингредиенты, которые должны охладиться, мы поставили в холодильник, а остальное разместили на столе.

Я потерла ладони, чувствуя внутренний подъем.

По крайней мере это фуршет состоял не из наркотиков, потому что в противном случае я бы уже прибывала в истеричной эйфории.

—В том, что человек может выпить, нет ничего дурного, Анна.

Он поставил две стопки, и я села напротив одной из них, пока он разливал прозрачную жидкость.

Я посмотрела на бутылку.

Ром.

—Нам никогда не говорилось не пить. Только знать меру. Есть тонкая грань между двумя этими понятиями, и все что мы сейчас пытаемся сделать, это узнать ТВОЮ меру. В процессе ты будешь пить много воды и закусывать. Это должно оказать некоторую помощь.

Он пододвинул мою стопку, которая была не такой полной, как его.

—Мне нужно будет видеть твои цвета, чтобы оценить степень твоего опьянения.

Я полагала, что, ослабив свой эмоциональный щит, испытаю облегчение, но почувствовала себя только еще больше незащищенной, и мне абсолютно не понравился тот взгляд, которым искоса одарил меня отец, осмотрев мою ауру.

Я пыталась не думать о Кайдене, но это еще больше приковывало мои мысли к нему.

Отец потер переносицу. Полагаю, он не считал, что насыщено-розовая пылкая любовь имела что-то общее с эмоциональным гардеробом его дочери. Но он ничего не сказал —только издал сдавленный вздох и начал.

—Засеки время. Ты должна внимательно следить за временем, когда пьешь. У тебя есть часы? —я покачала головой, тогда он снял свои и бросил их мне.

—Сегодня воспользуйся этими, но потом сразу же обзаведись своими собственными. Сейчас 3 часа 25 минут. Подними рюмку. —Мы оба подняли наши стопки. —Выпей все до конца. Зараз. Не пытайся тянуть или делать несколько маленьких глотков. И не вздумай выплевывать.

—Поняла. Нет проблем. Я могу это сделать.

Жидкость была чистой, как вода.

Легкомысленная бравада захлестнула меня с головой, когда я, следуя его словам, поднесла стопку к губам и одним движением отправила жидкость в горло.

—Ах-х!

Все мое лицо, рот и горло обожгло горячим пламенем, пока жидкость растекалась по всему организму.

Я закашлялась, сплевывая, после чего ударила ладонями по столу.

Мой отец рассмеялся и хлопнул меня по спине.

Я прерывисто выдохнула, не в силах совладать с отвращением, написанным на всем моем лице.

—Молодец, постаралась не выплюнуть, —похвалил он.

—Это было ужасно! Зачем кому-то намеренно это пить?

И тут тепло, разлившееся по венам, захлестнуло меня и понесло куда-то на своих мягких убаюкивающих волнах. Тепло зародилось сначала в груди, потом перешло ниже к животу и дальше уже распространилось по всему телу.

—Ох.

—Приятно, м-м? —спросил он, но на этот раз уже без улыбки.

Он внимательно изучал меня, пока я смотрела на ром, а потом выше, на стойку, где выстроилась батарея других бутылок, ожидавших своей очереди.

—К концу ночи, ты больше не будешь морщиться. Ты скорее всего будешь недовольна, когда я скажу тебе остановиться, но мне необходимо, чтобы ты сама научилась распознавать тот момент, когда дополнительная порция спиртного может затопить твое сознание. Только ты сама можешь конролировать себя, детка. Сегодня ночью я буду свистеть, когда тебе необходимо придержать коней и остановиться. Поняла?

—Да, поняла. Но… мне интересно. М-м, мы будем точно также тренироваться и с наркотиками?

—Ты никогда не будешь употреблять наркотики, Анна. Никогда.

В его голосе звучала убийственная уверенность.

—Я вообще не планирую, чтобы ты работала, но тебе необходимо иметь базисные навыки, на случай непредвиденных обстоятельств. Итак, готова приступить?

Я кивнула, и он нахмурился. Видимо, я согласилась с излишним энтузиазмом.

Понадобилось девять часов, две пиццы, одна схватка, три приступа тошноты, миллион свистков, тонна закуски, бесчисленное количество напитков… и мы выяснили, что я могла пить по одной порции каждые восемнадцать минут, или три захода в течение часа.

Определенно, не больше.

Даже учитывая способность моего тела сжигать алкоголь, я относилась, как считал мой отец, к категории "легковесов" или "дешевых свиданий".

Если я начну употреблять алкоголь на регулярной основе, сопротивляемость моего организма значительно повысится, но пока что мы строго придерживались рассчитанного графика.

Я вызубрила рецепты всех наиболее популярных коктейлей.

Я поняла, что ненавидела любое крепкое спиртное, кроме текилы. Меня можно было, определенно, называть текила-девушкой.

От вина у меня сводило желудок.

И только пиво являлось моим единственным беспроигрышным вариантом.

Вскоре последовала еще одна небольшая стычка между Пэтти и Джоном Греем, когда моя приемная мать вышла к нам, чтобы приготовить ужин.

Она расстроилась, когда он стал настаивать на том, чтобы заказать пиццу, вместо того, чтобы готовить.

Кухня выглядела так, словно подверглась нашествию врагов. Да и пицца для нас с Пэтти являлась роскошью, которую мы себе никогда не могли позволить.

Когда он высказал подозрение, что она противится его предложению только чтобы потешить собственную гордость, она скрестила руки на груди и с надутым видом заявила, чтобы он не стеснялся и скорее заказывал свою "паршивую" пиццу.

Их глупые пререкания вызвали у меня бурю нетрезвого веселья, но как только я начала хихикать, Пэтти неодобрительно сузила глаза и наградила меня таким взглядом, что мне сразу же перехотелось.

Весь вечер отец задавал мне много вопросов о моей жизни.

Он хотел знать каждую мелочь о Джее и о тех четырех Нефах, с которыми мне довелось познакомиться.

Особенно его заинтересовала история Копано.

—Никогда бы не подумал, что у Алоцера есть слабое место. Наводит на размышления…

—Забавно, да? —пробормотала я, с трудом ворочая языком. —Большинство людей стараются скрыть свои плохие поступки, а Князьям приходится скрывать хорошие.

Во время моего последнего приступа тошноты, когда я была в ванной, отец принес бардовую сумку из багажника арендованной машины.

На ней до сих пор были ярлычки.

—Для вас, девочки.

Он примостил сумку на диване между мной и Пэтти.

—Пожалуйста, возьмите это без споров. И слушайте. Анна, тебе нужны часы, и тебе необходимо сменить имидж. Я хочу, чтобы ты позаботилась об этом немедленно.

Я кивнула, с трудом удерживая свои глаза открытыми.

—И последнее. Не думаю, что вам, девочки, стоит ходить в церковь.

Я никогда раньше об этом не задумывалась. В моей повседневной нормальной жизни было так много того, что просто кричало об антидемоническом образе жизни.

—Мы можем это делать здесь… вдвоем, —уверила меня Пэтти, погладив меня по спине.

Вся эта ночь была сплошным откровением для нас обоих.

Нам нужно было внести некоторые изменения, чтобы создать необходимый фасад, под прикрытием которого я могла бы оставаться незамеченной для радаров демонов.

—Открой это.

Он скрестил руки на груди и кивнул в сторону сумки. Расстегнув замок, мы с Пэтти, пытаясь разглядеть, что находилось внутри, стукнулись склоненными головами.

Затем мы обе обменялись изумленными взглядами —наши лица находились в нескольких дюймах друг от друга.

Сумка была набита деньгами. Я знала, какие мысли посетили Пэтти по ее посеревшей ауре. Это были деньги от продажи наркотиков.

Грязные деньги.

Кровавые деньги.

Мой отец тоже знал о ходе наших мыслей.

—Независимо от того, откуда пришли эти деньги, сейчас они принадлежат вам, и все что вы можете сделать —это правильно ими распорядиться. Для начала, я рекомендовал бы вам приобрести огнеупорный сейф. В боковом кармане ты найдешь мобильный телефон. В нем есть мой номер. Звони мне, если я буду нужен. Не могу дать гарантию, что отвечу, но если нет, и это будет что-то экстренное, просто отправь мне SMS с текстом A-9-1-1.

Это будет значить "Анна —Экстренная помощь". Не оставляй голосовое сообщение и не пиши ничего подробно.

Я встала и крепко обняла его, прижавшись щекой к мягкой коже его куртки.

Он провел рукой по моим волосам, точно так же, как он сделал это предыдущим вечером.

—Когда я снова тебя увижу? —спросила я.

—Не знаю. Я буду в разъездах. Окажешь мне еще одну услугу?

Я разомкнула объятия и посмотрела на него.

—Проверь-ка второй боковой карман своей сумки, —произнес он.

Я запустила руку в небольшое углубление и вытащила ключ с прикрепленной к нему черной цепочкой и маленьким пультом управления для открывания и блокировки дверей.

Я вскинула голову, чтобы встретиться с его серьезным взглядом.

Пэтти прикрыла ладонью рот, в немом изумлении.

—Больше никаких мальчишек, берущих тебя в поездки, слышишь меня? —его голос был сиплым. —Теперь ты можешь позаботиться о себе сама. Самое последнее, что тебе нужно, так это чтобы какой-то мальчишка отвлекал тебя, еще больше усложняя ситуацию. Обещай, что будешь держаться подальше от сына Фарзуфа.

Я открыла рот, но слова застряли в пересохшем горле.

Горячий пот бисерными каплями выступил у меня на лбу.

—Я уже пыталась, Джон, —предупредила его Пэтти. —У меня не слишком получилось.

—Ты вообще видела, как он на нее смотрит? —вскинулся отец. Его взгляд был сосредоточен на Пэтти, но пальцем он указывал в мою сторону.

—Да. И я также видела, как ОНА смотрит на него. Если честно, я думаю, что они нуждаются друг в друге.

—Эти двое нуждаются друг в друге, как пуля нуждается в цели. Поверь мне. Я видел, как Нефилимов убивали за то, что они влюблялись и позволяли чувствам влиять на свою работу.

—Что ж… у тебя нет причин для переживаний, потому что мы не влюбленны друг в друга, —протянула я певучим голосом. —Я не нравлюсь ему в этом смысле.

Отец отрывисто выдохнул, вскинув брови:

—Что ж, он, определенно, должен что-то к тебе чувствовать, потому что он не хотел видеть возле тебя того другого мальчишку.

—Есть кто-то еще, в ком ты заинтересовалась? —удивилась Пэтти.

Я стянула все цвета в один узел и надежно поместила их в свое самое глубокое подсознание. Эмоциональный барьер вновь крепко стоял на защите моих интересов.

На долю секунды я позволила себе вспомнить очаровательные ямочки на щеках Копано, прежде чем вытолкнуть прочь и этот образ тоже.

—Я еще не готова об этом говорить, —уклончиво проговорила я.

Мой отец возвел глаза к потолку, прижав гигантскую ладонь ко лбу. В его низком голосе чувствовалась абсолютная безнадежность:

—Я слишком стар для всего этого.

Глава 25

Снова в школу

Когда неделей поздее начались школьные занятия, я знала, что все будет плохо.

Джей предупредил меня, что по округе все лето гуляло много слухов и домыслов относительно того, что именно произошло между мной и Скоттом на злополучной вечеринке.

Я ожидала —все будут шептаться за моей спиной.

Не очень-то. Многие не стеснялись высказываться мне прямо в лицо. Я чувствовала себя некомфортно, будучи предметом всеобщего внимания.

Все значительно усугублялось тем, что я оставила 14 дюймов своих волос в "Амурных Локонах", осветлилась до платиновой блондинки и сделала коррекцию бровей.

Бобби Дональдсон, подающий школьной бейсбольной команды и исключительный игрок, который ни разу в жизни и словом со мной не обмолвился, подошел ко мне до начала уроков, когда я стояла у шкафчика, окруженный ярко-красной аурой.

—Привет, красавица. Как дела?

—Мм, хорошо?

—Я —Бобби. Ты откуда?

Раздосадованная, я закрыла шкафчик, перекинула бардовую сумку через плечо и убрала упавшую на лицо прядь волос за ухо.

—Я не новенькая. Ты меня знаешь. Анна Уитт?

Он вгляделся в черты моего лица.

—Сегодня жарко, а?

Я усилием воли принудила себя не закатывать глаза, и прошла мимо него. Он кинулся меня догонять.

—Так ты мутила что-то со Скоттом? —он перекрикивал шум голосов учеников, возбужденных первым школьным днем.

—Нет.

Я прибавила шагу, ловко уклоняясь от встречных школьников, но Бобби, не отставая, шел за мной по пятам.

—Потому что это клево, если так. Эй, хочешь сходим куда-нибудь?

Я так резко остановилась, что он налетел на проходившую мимо девушку.

—Это всего лишь я, Бобби. Я все та же странная, чопорная девочка, с которой ты учился в младшей группе и посещал научный кружок последние три года. Та самая, с которой ты никогда не разговаривал. Все, что я сделала —так это сходила на вечеринку и изменила прическу.

—Я слышал, что ты уже не такая скромница.

И, прежде чем я успела дать неубедительный отпор по поводу того, как он ошибался, Бобби, проведя костяшками пальцев по моей щеке, устремился в направлении собственного класса.

Проглотив ком в горле, я с трудом сдерживала слезы, подступавшие к глазам. Я не собиралась плакать из-за Бобби. Не важно, что он думал.

Выдохнув, я направилась на первую пару.

К обеду стало ясно, что я недостаточно серьезно восприняла предупреждение Джея.

Сплетни переходили все мыслимые пределы. Я могла игнорировать взгляды и шепот, но притворяться, что люди не подкарауливают меня по углам для допроса, я точно не могла.

Что случилось с тобой и Скоттом? Он говорит, ты сочиняешь по поводу наркотиков. Ты и правда встречалась с каким-то парнем из группы? У меня вечеринка в эти выходные… не хочешь прийти?

Каждому из них я сказала, что не хочу об этом говорить.

Одно из моих занятий совпало с расписанием Скотта. Как обычно, испанский. Он занял парту на противоположном конце класса и ни разу не посмотрел в мою сторону.

Даже Вероника избегала меня, может быть, слишком смущенная нашей нетрезвой дружбой на вечеринке.

Эти двое были единственными в школе, кого не интересовал разговор со мной.

Я думала, что все прошлые годы я была необщительной, но за последние несколько недель этого года, я превратилась в настоящую отшельницу.

Я ходила по школе, потупив взгляд, и после занятий шла прямо домой.

Никакого футбола.

Никаких посиделок у Джея.

И, определенно, никаких вечеринок или клубов.

Но несмотря на все мои усилия казаться незамеченой, все взгляды неизменно устремлялись в моем направлении.

Только одному человеку было под силу встряхнуть меня.

Лена была застенчивой усердной девушкой, которая не старалась произвести впечатление на других —то самое качество, которое я очень ценила.

Обычно, она держалась отстраненно от других, и лицо ее пряталось под завесой блестящих черных кудрей.

Однажды утром, на перемене Лена прошла в туалетную комнату вслед за мной. Впоследствии я поняла, что она намеренно следовала за мной.

Остановившись рядом, она наклонилась к зеркалу, чтобы осмотреть свою безупречную кремовую кожу. Наши глаза пересеклись. Мы обе поправили волосы, после чего она наклонилась, чтобы проверить, виднелись ли ноги в какой-нибудь из кабинок. Поняв, что мы были одни, Лена заговорила:

—Я…

Она запнулась, словно собираясь с силами.

—Я слышала, что сделал с тобой Скотт МакКалистер.

—Неужели? —я пыталась изобразить поиск какого-то несуществующего предмета. Честно говоря, я была крайне удивлена, что она могла опуститься до подобных сплетен и надеялась, что на этом наш разговор закончится.

Совершенно раздосадованная, я почти что пропустила мимо ушей ее следующие слова, произнесенные мягким голосом.

—Он и со мной сделал то же самое.

Я напряглась и подняла на нее глаза.

—Серьезно?

—Ну, вроде того. —Чувствуя себя неловко, она не отрывала глаз от стеновой плитки. —В прошлом году на вечеринке после Рождественских каникул.

Значит… Кайден был прав. Это был не единственный случай.

Светло-серый нервозный цвет, окутывавший Лену, значительно потемнел от опасений, когда я задержалась с ответом.

—Я верю тебе, Лена.

Серые облака неуверенности уступили место небесно-голобому облегчению.

—Он успел? —она остановилась, но я знала, о чем она хочет спросить.

—Нет, —покачала головой я. —Нас прервали.

Лена продолжала отводить глаза в сторону, поправляя лямку сумки на плече.

—Это хорошо. К сожалению, в моем случае нас никто не прервал. Он не подсыпал мне ничего. Я имею ввиду, Скотт уговорил меня попробовать… но после он сообщил, что я слишком увлеклась и что больше не нужна ему такая. Он просто пытался быть милым.

—О, Господи, Лена. Это.

Я не знала, что сказать.

Теперь она смотрела на меня.

—Ты единственная, кому я сказала. Я просто хотела, чтобы ты знала, что ты не одна.

—Спасибо, —выдохнула я.

Она кивнула и выскочила за дверь.

Я стояла еще минуты две, обдумывая случившееся. Впервые в жизни я ощущала себя жирафой, до которой с большим трудом доходил смысл происходившего.

Когда в кафетерии Джей подсел ко мне, его в буквальном смысле трясло.

Музыканты и ребята из драмкружка заняли другой конце стола.

—Где твой обед? —спросила я.

—Я не хочу есть.

Его колени подпрыгивали, и он хмуро осматривал кафетерий.

—Что случилось? —я отодвинула свой поднос.

—Ничего.

Я придвинулась ближе, мой желудок сжался от плохого предчувствия.

—Нет, расскажи мне.

—У меня есть такое чувство, что грядут неприятности.

—Почему? Что ты натворил? —спросила я.

—Пока ничего.

—Это из-за Скотта?

Джей кивнул, поджав губы, при упоминании этого имени.

—Тебе бы услышать, что он говорит.

—Я не хочу, —отрезала я. —Он не стоит того, чтобы ввязываться из-за него в неприятности, Джей.

—Ну, не знаю. Может стоит закрыть ему рот.

Я проследила за полным ненависти взглядом Джея и увидела Скотта, стоявшего рядом со столиком ребят из секции по борьбе. Сейчас он демонстрировал кого-то, кто, по-видимому, недавно споткнулся и упал.

Ребята наградили его за старания радушным смехом.

Я все думала, сколькими же девчонками он вот так вот воспользовался…

Нельзя было позволить ему выйти сухим из воды, даже несмотря на то, что сама мысль о прямом столкновении вызывала у меня отторжение.

—Тебе следует рассказать своему великому и ужасному папаше о Скотте, —прорычал Джей.

—Он убьет его, —покачала головой я.

—Вот именно.

Я положила руку ему на плечо.

—Слушай меня, ладно? Я собираюсь сказать кое-что Скотту, но хочу, чтобы ты пообещал мне, что не будешь вмешиваться.

Просто постой здесь или прогуляйся где-нибудь неподалеку. Идет?

Джей ничего не ответил, раздраженно потирая ладони.

—Джей.

—Ладно. Как скажешь. Я не стану вмешиваться, но буду наблюдать.

Поднявшись, я освободила от остатков еды свой поднос и поставила его на тележку.

Скотт перешел за другой столик и теперь сидел напротив Вероники и Кристины Миллер.

Я сделала глубокий вдох и приблизилась к нему нетвердым шагом.

—Могу я с тобой поговорить? —тихо спросила я, пытаясь не привлекать всеобщего внимания.

Кровь стучала у меня в висках.

Скотт окинул меня оценивающим презрительным взглядом из-за плеча, словно я была ничтожным насекомым.

—Поговорить о чем? —он встал и оказался со мной лицом к лицу. Под его напором я сделала шаг назад.

—О том, как ты сожалеешь, что врала обо мне, когда я всего лишь пытался быть с тобой вежливым?

Я глубоко вдохнула, прежде чем ответить:

—Скотт, пожалуйста, давай просто пройдем в коридор и поговорим наедине.

—Мне нечего скрывать! —вскинулся он, раскинув руки в стороны.

Я намеревалась поговорить с ним с глазу на глаз, но если он хотел публичного представления, пусть так и будет.

Я сжала кулаки.

—Я не сожалею, потому что ни о чем не врала, и ты это знаешь, —раздраженно бросила я. —Это не я распускаю слухи.

—Будто бы мне надо было тебя накачивать, —язвительно выплюнул он.

Теперь уже весь столик наблюдал и прислушивался к нашей разборке.

—Ты сама вешалась на меня, как безнадежная дура.

Я сделала над собой усилие, чтобы отгородиться от мерзости, исходившей от него. Мне нужно было сохранять трезвый ум.

Отвернувшись от наблюдателей, я спокойно ответила. Мои слова, на удивление, прозвучали в гробовой тишине.

—Я думала, что ты проявлял вежливость, приглашая меня на вечеринку. Но, помню, меня не переставали мучить сомнения по поводу того, почему такой парень как ты, мог заинтересоваться такой девчонкой, как я… Теперь-то я понимаю. Ты знал, что если правда о том, что ты планировал совершить, откроется, все эти люди поверят тебе, а не мне. Мы оба знаем, что ты сделал. Вероника и Кристен тоже это знают.

Кристен громко усмехнулась, словно я была сумасшедшей. Ее окружал грязно-оранжевый цвет, указывавший, что ее забавляло мое унижение.

Глаза Вероники расширились от ужаса, и она отвела взгляд в сторону, окруженная плотным покрывалом стыда за свою подругу.

Что касалось Скотта, то он был окутан вихрем бордовой гордости и серого страха. Одно из опаснейших сочетаний.

На долю секунды я подумала, что могу мысленно приказать всем троим сказать правду. Мне бы это принесло удовлетворение, но я тут же отказалась от мысли об угнетении их свободы воли.

Я понизила голос до шепота.

—Я также знаю, что не являюсь первой девушкой, с которой ты проделал подобный трюк.

Его взгляд ожесточился.

—Ты действительно думаешь, что кто-то в это поверит? Ты —сумасшедшая.

—А ты часто спрашиваешь у сумасшедших разрешения их поцеловать?

Хихикавшие ребята поднялись из-за стола.

—Да уж конечно, —рассмеялся Скотт. —Размечталась.

—Она не врет.

Мы все повернулись к Веронике, которая говорила с дерзкой уверенностью. Но только я могла видеть, как ее окутывала пелена страха.

—Заткнись, идиотка, —со злостью бросил ей Скотт. —Не суй свой длинный нос не в свое дело.

—Ты —лжец! —она вскочила с места и выбежала из кафе.

Скотт, насмешливо улыбаясь, повернулся ко мне.

—Все знают, что ты теперь всего лишь шлюшка той рокгруппы.

У меня зачесались руки от желания врезать ему.

—Тебе должно быть стыдно за себя, Скотт.

—Ооо! —он потряс руками в воздухе. —Очень остроумно.

—Ты такая подделка, —прошептала я. —И вот это уже, поверь мне, действительно грустно. Ты проживаешь свою жизнь, старась угодить кучке людей, которые не принимают тебя таким, какой ты есть. Но, может это потому, что даже ты сам не знаешь, кто ты есть на самом деле.

Темнота морской пеной поднялась из глубин его подсознания —мерзкая и бурлящая. Ноздри его раздувались от злости, и я предусмотрительно шагнула назад, продолжая говорить все тем же низким голосом, чтобы только он мог слышать.

—Тебе нужно разобраться с пожирающей тебя ненавистью к самому себе, вместо того чтобы вымещать злость на ни в чем не повинных людях. Еще не поздно стать тем человеком, которым ты действительно хочешь быть.

Удивление, вина и порыжевшая надежда прорезались сквозь густую грязь его ауры.

—Удачи, Скотт.

Я прошла мимо него в сторону выхода, стараясь идти как можно быстрее.

В туалетной комнате я наткнулась на Веронику, которая с нервным остервенением расчесывала волосы. Ее рука замерла, когда она увидела меня.

—Мне следовала обличить его еще раньше, —выдавила Вероника.

—Все нормально.

—Нет, не нормально. Я слушала, как он врал про тебя целое лето и весь сентябрь в школе. Я надеялась, что все забудется вскоре.

Она засунула расческу в сумочку и всхлипнула.

—Спасибо, что заступилась за меня. Это не просто… пойти против толпы.

—Я знаю, что на вечеринке Джина все облажались по полной, но… тогда мне с тобой было очень весело.

—Мне тоже.

Ее эмоции сейчас превратились в легкий туман.

—Я слышала о тебе и о том ударнике из группы. Высокий с каштановыми волосами, да?

Я кивнула, и она, неожиданно оживившись, схватила меня за руку.

—О, мой Бог, я уверена, что он именно тот парень, который спрашивал о тебе на вечеринке!

—Ах, да, я об этом совсем забыла.

—Хочешь прийти и потусоваться вместе как-нибудь? —спросила она.

Я открылась на встречу ее красочным цветам надежды и радости, позволяя им слиться с моими собственными.

—Конечно. Может ты сможешь помочь мне придумать что-нибудь с моими дурацкими волосами.

Я подергала себя за длинную челку.

Пока она осматривала пряди моих волос, пробегая по ним пальцами и делая комплименты по поводу моего стиля, я удивлялась природе человеческой натуры и тому, как нечто столь милое —вроде дружбы —может возникнуть на почве разврата и затхлости.

В женской дружбе есть свои преимущества.

Ногти на пальцах моих ног никогда не выглядели лучше. Вероника настаивала на идеальном педикюре, если я собиралась носить открытые босоножки.

Сидя на полу в ванной, мы, как обычно, болтали по душам, пока Вероника, склонившись надо мной с пузырьком лака, колдовала над моими ногтями.

—Скотт так и не разговаривает со мной с того дня, —вздохнула она в один из октябрьских полдней, нанося слой яркого голубого лака. —Хотя я… абсолютно не против.

Прошло уже больше месяца со дня публичного представления в кафетерии. Меня мучили опасения, что наши разборки только обострили ситуацию, но после взвинченного потока сплетен, которые с еще большей силой обрушились на нас после публичной сцены, Скотт вдруг бросил это грязное дело, и слухи улеглись сами собой.

Я даже слышала, что он начал встречаться с девчонкой из другой школы.

В конце концов, я вновь начала "зависать" вне дома в послешкольное время вместе с Джеем и Вероникой. Хотя и предпочитала быть у кого-нибудь из этих двоих в гостях, чем идти в одно из заведений.

Если мне доводилось выходить в торговый центр или другое общественное место, я непременно попадала в диапазон наблюдения Шептунов. И меня сковывал страх за моих двух друзей. Духи могли заметить мою повышенную коммуникабельность с обычными людьми. И донести до нужных ушей.

Вероника аккуратно распространяла щедрый слой блестящего лака по моим ногтям.

—Расскажи мне, как это было, с Кайденом, —попросила она.

Я почувствовала возбуждение при мысли о нем, а потом мне стало грустно. Иногда желание быть с Кайденом настолько переполняло меня, что я могла думать о нем часами напролет.

Я рассказала Вероники о наших поцелуях и о том, как он дразнил меня, в своей только ему присущей манере.

Хотя… так много оставалось за кадром того, что я не могла ей объяснить.

—Ты все еще любишь его, верно? —Она не стала ждать моего ответа. —Как долго вы с ним не виделись?

—Около трех месяцев.

—Нам нужно найти тебе другого парня.

—Нет, со мной все в порядке. Я никого не хочу.

—Потому что ты до сих пор хочешь его. В этом вся проблема, —вздохнула Вероника.

Я на самом деле до сих пор его хотела.

—А как на счет тебя? —я попыталась перевести стрелки в ее сторону, как это часто бывало в случаях щекотливых разговоров с Джеем. Хотя мне и не слишком хотелось обсуждать сомнительного парня, с которым она сейчас встречалась.

—Думаю, он начинает потихоньку терять со мной терпение.

Она опустила глаза и принялась вновь красить свои ногти, хотя они и так уже выглядели идеально.

—Но вы ведь вместе всего несколько недель, —возразила я.

—Я знаю, но кажется, что дольше, потому что мы видимся каждый день и еще каждую ночь говорим по телефону, а вчера он сказал: "Не вижу в чем проблема. Ты ведь уже не девственница".

Она симитировала его приглушенную скучающую интонацию.

Я вспомнила о романе Вероники с Майком Рэмзи, который поставил на уши всю школу в девятом классе, и мне еще больше захотелось как-то ее поддержать.

—Он не должен был говорить тебе подобное. ЭТО всё еще имеет большое значение, неважно —девственница ты или нет. Не делай что-либо из чувства вины.

—Я и не собиралась. Я имею в виду, он же не пытается воспользоваться мной или что-то типа того. Он любит меня.

Я пыталась сказать ей что, когда они впервые встретились, у меня появилось плохое предчувствие, но она, казалось, решила не замечать этого.

Сейчас он утверждал, что любит ее, хотя в его ауре не было даже капельки настоящих розовых эмоций.

Я изо всех сил старалась избегать упаднических интонаций, когда произнесла:

—Это только слова, Рони. Если он любит тебя, то подождет.

—Ага, кто бы говорил —сколько ты заставила ждать Кайдена?

Я стала тереть пятнышко от лака на большом пальце ноги.

—Мы никогда этим не занимались. Мы просто целовались и тому подобное.

—Серьезно? —она изумленно уставилась на меня, и я, забрав из ее рук лак, закрыла на нем крышку, чтобы, не дай Бог, жидкость не пролилась на белоснежный ковер.

—Так ты все еще девственница?

—Да. Вопреки всеобщему мнению.

Она подняла глаза и посмотрела на свою детскую коллекцию статуэток единорогов, стоявших на полке.

—Иногда мне жаль, что я уже не девственница. Это ведь не то, что можно вернуть.

Она заправила густые волосы за ухо. Ее прическа в стиле боб уже отросла до самых плеч, и сейчас имела насыщенно черный цвет, с одной бордовой прядью впереди.

Откашлявшись, она вытянула длинные ноги вперед.

—Ты ведь, типа, религиозна, да? —осторожно поинтересовалась она.

—Да.

Вокруг нее завибрировали смешанные негативные эмоции.

Я сделала вид, что поглощена созерцанием собственных ногтей, предоставляя ей возможность справиться со своей реакцией.

—Ты обо мне плохого мнения? —спросила она. —Ну, о том, что произошло в прошлом году?

Я взглянула на нее, в смущении.

—А что произошло?

—Ты знаешь. —Она принялась теребить ногой край ковра. —Об аборте.

Мое сердце замерло.

Я смутно припоминала, что вначале второго года обучения ходили слухи о том, что кто-то сделал аборт, но я никогда не пыталась узнать подробности.

—Я не думаю о тебе плохо, Рони.

В тот же миг она почувствовала облегчение.

—Мой отец заставил меня пойти на это, —проглотив комок в горле, призналась она.

Вероника была "крепким орешком", не такой плаксой как я, но сейчас она боролась с подступающими слезами.

—Ей было бы сейчас пять месяцев.

—Ей? —прошептала я.

Она пожала плечами.

—В моих снах это всегда была девочка. Не то чтобы я хотела ребенка, но… Я не знаю. Мой отец пришел в ярость. Он пошел к родителям Майка, и они объединились, заставив нас разойтись. И конечно, у Майка тут же появилась новая подружка… —Вероника, словно фокусник, щелкнула пальцами. —Но все равно. Самым худшим был день, когда надо было ехать в больницу. Там были все эти люди.

Ее цвета снова потемнели.

—Протестующие? —спросила я.

—Ага. У них в руках были плакаты и фотографии, я старалась игнорировать их, но одна тетка плюнула в меня, когда я проходила мимо. Я дословно помню, что она мне сказала тогда.

Она сказала: "Ты —убийца, ты будешь гореть за это в аду".

Я постаралась отстраниться от грязно-серых потоков вины, злости и страха, окутывавших Веронику, потому что мне выше головы хватало своих.

Мою грудь сжимало, а голос осип от сострадания.

—Она не имела право говорить тебе такое. Это было неправильно. Люди должны любить и помогать друг другу, а не судить. Она не знает, какая ты на самом деле.

Вероника позволила мне взять себя за руку.

Мы еще долго сидели с переплетенными вместе пальцами. Она все еще смотрела на свои ноги, но темнота, окружавшая ее, постепенно начала отступать.

Глава 26

Хэллоуин

Я поверить не могла, что позволила дуэту "Джей-Вероника" потащить себя на вечеринку, посвященную Хэллоуину.

Это был мой первый выход куда-то с тех пор, как я встретила других Нефов.

Предполагалось, что на вечеринке мы услышим выступления четырех групп.

"Лэсивиэс" не играли, но я знала, что Кайден обязательно будет там. Это он дал Джею приглашение.

Моё тело напрягалось уже только от того, что я об этом думала.

Джей, Вероника и я протиснулись сквозь море машин к просторной территории, заполненной сотнями шумевших людей.

Это была полевая вечеринка с импровизированной сценой для выступавших групп. Не слишком внедряясь в толпу, мы разместились на окраине, там, где начиналась граница леса.

Воздух вибрировал от сумасшедшего гула; абсолютно каждый присутствующий был облачен в костюм. Я наблюдала, как пещерный человек бросил Чудо-Женщину на плечо, и она закричала от восторга.

Робот помогал пришельцу установить кальян с одной стороны от нас, в то время как Покемоны катили пивную бочку с другой.

Многочисленная толпа суетилась и прыгала возле сцены.

Мне не давала покоя мысль: какой именно из сексуальных нарядов наденет Кайден. Возможно Адама в набедренной повязке? И кто будет его Евой сегодня вечером? Вот черт.

Это была ужасная идея.

Я разгладила лайковое черное платье, которое одела сегодня вечером. По крайней мере, оно было с длинными рукавами и достигало середины моих икр. Меня терзали смутные опасения, что этот костюм надевался самой Вероникой еще в пору средней школы.

Но она клялась, что платье не обтягивало меня слишком сильно. Если Вероника и лгала, то цветовая гамма ничем ее не выдавала.

Мое лицо, шея и руки были выкрашены в зеленый цвет. К носу я прилепила слепленную из жвачки фальшивую бородавку, что привело Веронику в полнейший ужас. На моей голове взгромоздился отвратительно-черный парик с заостренной черной шляпой.

Вероника была соблазнительной Мини-Маус в красном платье в белый горох.

Джей —пиратом с повязкой на глазу и причудливым фальшивым попугаем, сидевшим согнувшись у него на плече.

Скрестив на груди руки, я осматривала народ.

Мои глаза задержались на высокой горилле, смотревшей в нашем направлении. В районе его груди горела красная звезда. Я не имела не малейшего представления, как долго мы смотрели друг на друга, прежде чем я подняла руку и помахала.

—Кому это ты машешь? —оживилась Вероника.

—Ааа, той огромной мартышке. Кажется, он пялится на… нас.

И в этот момент горилла поднял руку и почесал у себя под мышкой. Глупый жест наполнил меня радостным возбуждением. Но я не пошла к нему навстречу. Я смотрела на своих друзей, кусая ноготь большого пальца.

Пожалуйста, подойди.

Когда я снова взглянула, он направлялся к нам.

Да! Мой пульс бешено застучал.

Вероника не переставала хихикать, пока он приближался к нам, но она резко замолчала, как только он снял голову гориллы и встряхнул своими влажными от пота волосами.

Краем глаза я наблюдала, как ее белый горошек подернулся ярко красным. Не могу сказать, что меня это не задело, хотя, конечно, я не могла ее в чем-то винить.

Я почувствовала прилив благодарности, когда он повернулся к Джею.

—Салют, приятель, —кивнул Кайден.

—Что нового, старик? —Они обменялись рукопожатием.

—У меня есть шутка для тебя, —хмыкнул Кайден.

Джей кивнул головой в ожидании.

—В чем разница между ударником и сберегательной облигацией?

—Понятия не имею. В чем? —Джей загорелся ярко-желтым.

—Облигации достигают зрелости и, в конце концов, приносят деньги.

Они оба рассмеялись в своей особой характерной мальчишкам манере и опять хлопнули ладонями.

Пока парни были отвлечены, Вероника, наклонив голову, вскинула брови в сторону Кайдена. Я потрясла головой, и она вытаращилась на меня в полнейшем недоумении.

Ее цвета уже успокоились и приняли свою обычную гамму.

Кайден вновь перевел свое внимание на нас —девчонок.

—Это моя подруга —Вероника, —произнесла я. —А это —Кайден.

—О, я о тебе столько слышала.

Вероника широко улыбнулась ему.

Он удивленно приподнял бровь, но не последовал за наживкой. Вместо этого, он с недоверчивым выражением уставился на меня.

—Милая бородавка.

Не касаясь меня, он наклонился вперед и смахнул бородавку с кончика моего носа.

Вероника несдержанно захихикала, видимо, уже полагая, что ей самой следовало одеть этот костюм.

—Я говорила тебе, это глупо! —позлорадствовала она.

Указательным пальцем я загладила образовавшееся светлое пятно на носу зеленой краской.

Когда я закончила, он все еще наблюдал за мной.

—Твои волосы заметно выросли, —сказала я ему.

—Как и твой зад.

Мои глаза округлились, и кровь прилила к лицу. Вероника, согнувшись пополам, покатывалась со смеху. Даже Джей издал громкий несдержанный смешок —предатель.

Хотела бы я, чтобы Кайден не был столь наблюдательным, но это была правда. Женственные изгибы, которые, казалось, всегда меня сторонились, наконец-таки стали обозначать свое присутствие.

Дурацкое обтягивающее платье.

—Приятель, тебе, похоже, может сойти с рук все, что угодно, —объявил пират, глядя в сторону мартышки, сохранявшей совершенно непроницаемое лицо.

—Я думал, это —комплимент.

—Это было потрясающе.

Вероника схватила Джея за руку.

—Пойдем. Давай найдем мне какую-нибудь выпивку.

Она подмигнула мне, когда они удалялись неторопливым шагом.

Какое-то время я рассматривала сухую потоптанную траву и разбросанные жестяные баки, прежде чем набралась духу и заговорила.

—Мой отец дал мне мобильник. И машину. И кучу денег.

Кайден опустил обезьянью голову на землю и, достав смартфон из шерстяного кармана, вытер с его поверхности пух.

Потом он взглянул на меня, держа над экраном меховой палец.

Я принялась диктовать ему номер, но его брови сошлись на переносице из-за неповоротливости собственной огромной руки.

—Давай помогу, —вызвалась я, взяв его телефон.

Сохраняя для Кайдена свой номер, я испытывала невероятное возбуждение.

Он положил телефон снова в карман и посмотрел на меня с любопытством.

—Как продвигаются дела с твоим отцом и тренировкой?

—Неплохо, я думаю. —Я скрестила свои руки. —Теперь я знаю свои пределы, относительно алкоголя, и все такое.

Он изучающе посмотрел на меня и кивнул.

Мне казалось, я буду чувствовать себя неприметной и защищенной в оболочке костюма, но, на самом деле, сейчас я жалела, что была зеленой. Мои глаза прочесывали толпу. Я в любой момент ожидала появления Шептунов, и эти опасения заставляли меня поторопиться с откровенным разговором.

—Теперь я понимаю, что ты имел в виду, говоря об опасности… быть вместе. —Я шагнула ближе. —Тогда я не понимала, Кай, но сейчас я знаю.

Начала играть музыка, и он повернулся к сцене таким образом, чтобы не иметь возможности смотреть мне в лицо.

Его голова покачивалась в ритм песни, и мне стало любопытно, осознавал ли он, что делает.

—Я знаю, видеть друг друга —очень большой риск, —продолжила я, ровным голосом. —Но мы можем говорить по телефону, когда твоего отца нет поблизости. Если ты, конечно, хочешь.

Я обхватила себя руками в ожидании его реакции.

Надеясь…

—Это не очень хорошая идея, —произнес Кайден, глядя на выступавшую группу.

Я забеспокоилась, что была слишком настойчивой со своей откровенностью. Паника внутри меня нарастала. Он в любой момент мог отстраниться, и наш разговор завершится. А мне еще нужно было так много ему сказать.

Группа людей, стоявших неподалеку, начала издавать дикие вопли.

Парень, облаченный в костюм магистра Йоды, наклонив бочонок, расплескивал пиво на народ.

Пока Кайден наблюдал за ними, я приблизилась к нему еще на один шаг. Теперь мы стояли на расстоянии дюймов.

—Я постоянно думаю о нашей поездке, —прошептала я.

Он продолжал смотреть, как толпа пихала Йоду на землю.

—Ты когда-нибудь думаешь об этом?

Его глаза все еще изучали народ, когда он, наконец, ответил:

—Иногда.

Он отталкивал меня. Моя тревога повысилась еще на один уровень. Я ухватилась двумя руками за мех на его обезьяньей груди, желая, чтобы он посмотрел на меня. Но он этого так и не сделал.

Проглотив горечь захлестывавших меня эмоций, я продолжала за него цепляться.

—Почему ты пригласил Джея на эту вечеринку?

—Я не знаю, —произнес он.

Я ухватилась за мех еще крепче, потянув его вниз.

—Я больше не могу так жить, Кай. Мне необходимо знать, что ты чувствуешь. Не зависимо от того, что именно… мне нужно знать, чтобы принять решение.

—Я думал, к этому времени ты уже справишься с этим.

Когда он, наконец, опустил на меня свой суровый взгляд, мне захотелось колотить об его грудь кулаками.

—Так не бывает! —возразила я.

Он смотрел в мои глаза, но больше не произнес ни слова. Значит, вот как это будет.

Прекрасно.

Я отпустила его костюм и отступила назад.

Вокруг уже совсем потемнело.

Зажглись два костра, и языки пламени, казалось, насмехались надо мной, двигаясь в своем первобытном танце.

Дым тянулся в нашем направлении, густой и удушающий.

—Не приглашай больше Джея никуда, Кайден. Если будет хоть малейшая вероятность, что там будешь ты —я не пойду. Видеть тебя доставляет мне слишком много боли.

—Тогда почему ты пришла? —спросил он с небольшим интересом.

Почему, действительно? Вес парика и шляпы становился невыносимым. Я сорвала их прочь и бросила к ногам, спутанные волосы упали на мои плечи.

В голову не приходило не единого связного ответа.

При виде моих обрезанных осветленных волос, его рот открылся. Но он очень быстро взял себя в руки.

—В таком случае, тебе лучше уйти, —произнес он приглушенным голосом.

Оцепеневшая, я кивнула в знак согласия.

Все кончено. Он не откроется мне, ни сегодня ночью, ни… когда бы то ни было. Как же больно было видеть его упрямое, жестокое безразличие.

Я не смогла заставить себя сказать "До свидания", когда, развернувшись, направилась прочь в неопределенном направлении.

Не оборачивайся, твердила я себе, не имея ни малейшего представления, куда запропастились мои друзья.

—Подожди, —окликнул меня Кайден.

Я крепко зажмурилась на пару секунд, но продолжала идти дальше. И тут я почувствовала его руку на своем запястье. Он развернул меня с полуоборота и прижал к своей груди.

Его лицо было так близко.

Он потянулся вниз и припал своей шерстяной ладонью к моей щеке. Его большой палец усиленно стирал краску с моей верхней губы.

Я отпрянула назад.

—Что ты делаешь?

—Я… —Казалось, он и сам не знал ответа. —Я хотел увидеть твою родинку.

Уязвимая нежность смягчила его черты. И вынести это оказалось сложнее, чем любое проявление холодности.

Мне понадобилось собрать каждую крупинку своей силы воли, чтобы не начать молить об одном последнем поцелуе. Но уже через несколько секунд его лицо вновь превратилось в камень.

—Что тебе от меня нужно, Кай?

—Для начала? —Его голос понизился до чувственно-опасных глубин. —Я хочу познакомиться с каждой родинкой на твоем теле.

Меня сотрясала предательская дрожь.

—Значит, только физическое влечение, так? —прояснила я. —Это все, что тебе нужно?

—Скажи, что ты ненавидишь меня, —потребовал он.

Я чувствовала его дыхание на своем лице.

—Но я не ненавижу тебя. Я не могу.

—Ты можешь, —с уверенностью произнес он, притягивая меня к себе еще сильнее. —И ты должна.

—Я отпускаю тебя. —Мой голос дрожал. —Но только потому, что должна. Мне нужно продолжать жить дальше… но я никогда не смогу тебя ненавидеть.

—Того, кто ушел, —прошептал Кайден.

—Никто из нас не ушел, —возразила я. —И, помоги мне Боже, если ты начнешь нас сравнивать с незавершенной игрой, которая слишком сильно затянулась…

Он отпустил меня, и я, с трудом устояв, отступила на шаг.

Мне нужно было убираться прочь, прежде чем я начала цепляться за него, умоляя признать свои чувства, какими бы они не были.

Поэтому —так же, как когда-то в аэропорту —я ушла от него в никуда, волоча позади себя свое разбитое сердце…

Я не оглянулась.

Игра окончена.

Глава 27

Праздник без веселья

Я встречала людей в депрессии, прогибаясь от безнадежности, которая пронизывала воздух вокруг них. Эти ужасные мрачные тучи, такие же тяжелые, как мешки с песком.

После Хэллоуина я носила за собой шквал своих собственных штормовых туч. Это оказалось куда хуже, чем было после Калифорнии.

Каждый день я старалась выбраться из них, напоминая себе, что надежда есть всегда. Надежда для Земли, надежда для Человечества. И только для меня с Кайденом надежды не было. Я справлялась с болью, замкнувшись в себе. Чем больше времени я проводила во сне, тем лучше.

Я прогуляла несколько дней школы, просто для того, чтобы поваляться в постели.

Провалила важный тест. Похудела.

Но я знала —время вылечит душевную боль, и все будет хорошо. Я могла двигаться дальше.

Я вернусь к жизни. Со временем.

Но не сейчас.

На День Благодарения Пэтти приготовила мои любимые блюда: сладкий картофель с пастилой, кукурузный пудинг и лаймовый пирог.

Я знала, что небывалое обилие угощений предназначалось для единственной цели: вытащить меня из черной дыры.

Мы были только вдвоем.

На прошлые Дни Благодарения по утрам мы, обычно, готовили еду для благотворительного продовольственного фонда, а потом собирались на праздничный ужин с друзьями Пэтти по церкви, но сейчас мы не могли позволить себе быть пойманными за подобным времяпрепровождением.

Пэтти болтала о разных пустяках, поставив передо мной доверху наполненную тарелку. Она пыталась делать вид, но, так же как и я, она не была счастлива в эти дни. Я наблюдала, как она отрезает кусочек индейки и откусывает от него.

—Анна, прошу тебя, поешь.

—Я не очень голодна.

—Это потому что твой желудок сжался от недоедания.

Чтобы хоть как-то занять свой рот, я отхлебнула немного воды.

—Ну, все, хватит. —Пэтти швырнула свою салфетку на стол. —Я звоню Кайдену. Я знаю, что он имеет к этому какое-то отношение.

Ее слова заставили меня выйти из оцепенения.

—Нет!

—Тогда ты должна выбираться из этого, —воскликнула она. —Это продолжается уже достаточно долго. Ради Бога, Анна! Если бы я знала, что таблетки помогут, я бы уже отвела тебя к врачу. Ты не можешь сдаться. Ты должна продолжать прикладывать усилия ко всему, что делаешь, особенно в школе.

—Школа…

Я даже не могла сформулировать связное предложение.

—Школа все еще важна, —настаивала Пэтти. —Также как и ты. Нельзя просто беспечно плыть по жизни, ты должна оставаться бдительной. В твоей жизни есть цель. Призовут ли тебя исполнить свой долг сегодня или когда тебе будет сто лет, ты должна оставаться полезной для общества, как сейчас, так и потом! Ты думаешь, я позволю тебе валяться в постели следующие неизвестно сколько лет?

Я покачала головой. Она была права.

Может мне и нужен был прошедший месяц, чтобы вдоволь наплакаться, но сейчас настало время вернуться к нормальной жизни.

Я посмотрела на свою тарелку, взяла с нее маленький кусочек сладкого картофеля и попробовала его.

Вкусы и запахи воскресили сильные воспоминания. Насыщенный сладкий вкус наполнил меня тоской по любви и заботе из моего детства.

Когда я подняла глаза на Пэтти, по моему лицу текли слезы, оставляя мокрые дорожки на щеках.

—Мне так жаль, Пэтти.

—Милая девочка.

Пэтти всхлипнула и подошла ко мне.

Пока мы обнимались и плакали вместе, я позволила себе ощутить все те чувства, которые так долго избегала. Это было больше, чем неуверенность и незащищенность, вызванные не знанием, что именно чувствовал Кайден.

Я оплакивала несправедливость жизни Нефилимов.

Когда я росла, каждый День Благодарения у нас с Пэтти была маленькая традиция: мы по очереди говорили друг другу, за что мы благодарны. Каждый раз соревнование становилось все дольше, никто из нас не хотел быть последним. Мы доходили до самых глупых мелочей, и все заканчивалось взрывами хохота.

Когда мы держали друг друга в объятиях, как сейчас, я не могла не чувствовать благодарности, за то, что она у меня есть.

Я шла к парковке вместе с Вероникой и Джеем, после окончания последнего школьного дня перед рождественскими каникулами.

Дул холодный ветер, и я застегнула молнию на куртке.

Мы отвозили друг друга в школу по очереди. Сегодня была очередь Джея. Он отомкнул пассажирскую дверь с наружной стороны и со скрипом распахнул ее настежь.

Я повозилась с ручкой, пытаясь наклонить пассажирское кресло вперед. Наконец, она щелкнула и кресло отклонилось к приборной панели. Я забралась на заднее сиденье.

Я не была уверена, в какой именно из дней мы поменялись местами: я перебралась назад, а Вероника на постоянной основе заняла переднее сиденье.

Пока цепочка машин тянулась на выход с парковки, мы проехали мимо Кайлы и компании ее друзей.

Кайла пальцами изобразила приветственный жест Джею, а он поднял руку из-за руля и махнул ей.

—Она тебе еще нравится, что ли? —спросила Вероника.

Улыбка покинула ее лицо.

—Не-а, —сказал он.

Я переводила взгляд между ними.

Ха! Когда это началось?

Я становилась невосприимчивой, когда дело касалось моих друзей. Эта мысль заставила меня чувствовать себя ужасно.

Я всем телом подалась вперед, насколько позволял ремень безопасности.

—Ребята? Может погуляем на каникулах? —спросила я.

Облегчение разлилось в их аурах, а меня пронзило чувство вины.

—Самое время.

Джей поймал мой взгляд в зеркале заднего вида.

—Ага.

—Лак на ногах наверное уже совсем стерся, —вздохнула Вероника.

—Извините меня, я совсем выпала из жизни.

Они оба притихли и обменивались взглядами, как будто мысленно тянули жребий на то, кто все-таки задаст вопрос.

Вероника проиграла.

—Что случилось на Хэллоуин? —спросила она.

—Мы с Кайденом договорились больше не видеться.

—А малыш-то совсем заморочил тебе голову, —поморщилась Вероника. —Мне это не нравится.

—Ну, все уже официально кончено, и я готова жить дальше, так что… вот.

Вероника вздохнула.

—Некоторым вещам просто не суждено сбыться.

Подняв ноги с пола на сиденье, я поджала их под себя, чувствуя себя совсем маленькой.

—Все будет хорошо, —убежденно произнес Джей.

Я проглотила комок в горле и кивнула ему, глядя в зеркало заднего вида.

Рождество промелькнуло, едва ли оставив след на моем эмоциональном радаре. Со слабой надеждой я ожидала, что позвонит мой отец, но он не позвонил. Я думала о нем также много, как и о Кайдене.

За несколько дней до Нового года мы с Вероникой пошли в торговый центр. Большинство моих зимних вещей не сидели как надо, а еще мне нужно было купить платье на Новогоднюю вечеринку.

Вероника обожала ходить со мной по магазинам, потому что я позволяла ей выбирать для меня одежду, лишь изредка отказываясь от выбранных ею вещей. Надо отдать ей должное, она чувствовала, какие вещи я бы одела, а какие нет.

В общем, я приобретала вещи для первых холодов, и мне нравилось доставлять ей удовольствие видеть меня в нарядах, которые выбрала она сама.

Мы сразу же направились в ее любимый магазин, в котором приглушенный свет сочетался с льющейся из динамиков попсовой музыкой. Она со скоростью эксперта просматривала бесконечные вешалки блузок, заставляя их постукивать друг о друга.

—Ты считаешь, Джей —симпатичный? —спросила она.

Вгляд ее при этом был сосредоточен на одежде, будто бы для того, чтобы ничего не пропустить, но ее цвета танцевали бешеное танго.

—Мм… —Мне следовало быть очень осторожной со своим ответом. —Да, я всегда полагала, что он —симпатичный парень, но у меня никогда не было к нему чувств или чего-то в этом роде. А что? Ты считаешь его привлекательным?

—Нет. —Она перестала перебирать вешалки и посмотрела на меня. —Я считаю его сногсшибательным.

Мы смотрели друг на друга еще секунду и потом обе взорвались от смеха, чувствуя облегчение оттого, что кот, наконец-таки, был выпущен из мешка.

С Джеем и Грегори мы встретились в закусочной.

Я грызла крендель, пока другие уничтожали пиццу.

Джей и Вероника флиртовали так активно, что Грегори беспрестанно закатывал глаза в мою сторону. Мы уже убирали за собой мусор, когда Джей, приподняв козырек своей кепки, стал куда-то всматриваться через весь ресторанный дворик.

—Я уже видел раньше того чувака, —сказал он. —Откуда я его знаю?

—Кого? Где? —спросила Вероника.

Джей указал в сторону.

Среди потока движущихся людей стоял высокий молодой человек неподалеку от стенда с мороженым. Его взгляд был направлен на меня.

Его кожа была гладкой и темно-коричневой, а волосы отрасли до короткого взъерошенного ежика в стиле афро.

—Это Копано, —прошептала я, мое сердце опустилось.

—Ты его знаешь? —спросила Вероника. —Он выглядит… зрело.

Она была права. Коупа нельзя было спутать с мальчиком. Ему, должно быть, уже девятнадцать или двадцать… всего на несколько лет старше нас, но выглядел он таким серьезным.

Мужественным.

Что он здесь делает?

—Я поговорю с ним, —сказала я им.

—Ребята, встретимся здесь через полчаса.

Я остановилась в нескольких шагах от Копано, руки зажаты в замок позади спины. Мой пульс оставался стабильно учащенным, когда его глаза встретились с моими.

—Все нормально? —спросила я.

—Все хорошо. Надеюсь, что не напугал тебя.

Его мягкий тон никогда ему не изменял, и меня мучило любопытство, повышал ли он вообще когда-либо свой голос. Как глубоко была спрятана ярость, и что бы случилось, если бы она оказалась на свободе. От подобных мыслей мой затылок закололо.

Я кивнула в сторону магазинных пролетов.

—Хочешь пройтись со мной? —спросила я.

Копано присоединился ко мне, и мы слились с потоком покупателей, которые превратились в жужжащий шумный фон, когда я сосредоточилась на своем спутнике. Я старалась проявить терпение, в ожидании, что он объяснит свое появление.

—Как ты… все это время? —спросил он.

—Это был жесткий семестр, если быть честной, но мне уже легче.

Он кивнул, созерцая глянцевый пол торгового центра.

—Как на счет тебя? —спросила я.

Он так и не поднял глаз, когда ответил:

—Я много думал о тебе после лета.

Его откровенное признание вызвало жар по всему моему телу. Мои руки начали покалывать. Я не имела не малейшего представления, что ответить.

Мы вышли на открытую площадку у магазина Санты.

Сейчас он выглядел опустошенно. Мы сели возле фонтана, окруженного мраморной кромкой.

Копано смотрел на воду, в которой переливались медные и серебряные монетки, накопившиеся за годы загаданных желаний.

—Завтра приезжают близняшки, —объяснил он. —Они прилетают в Атланту, и Марна попросила меня о встрече.

—О, —выдохнула я, осознав, что он приехал в Атланту не только для того, чтобы увидеть меня.

Моей изначальной реакцией было облегчение, потому что мне не придется иметь дело с усложнившейся ситуацией. Но разочарование следовало по пятам.

Я не имела права чувствовать себя разочарованной, раз уж Кайден все еще распоряжался моим сердцем, но я все равно чувствовала себя именно так. Может быть потому, что я знала, что никогда не смогу быть с Каем.

—Я приехал раньше, в надежде увидеть тебя, —продолжил он. —Я заходил к тебе домой, но твоя мама сказала, что ты здесь.

—Удивлена, что она не позвонила. —Я вытащила телефон и закатила глаза от неловкости. —Полагаю, будет больше пользы, если я его включу.

Он одарил меня широкой улыбкой, обнажавшей ямочки, и у меня в животе запорхали бабочки.

Я опустила глаза на телефон.

—У тебя есть сотовый? —спросила я.

Он достал телефон, и мы обменялись номерами.

Мимо проходила шумная компания парней. Они нещадно подшучивали друг над другом и вели себя развязно.

Когда я заметила среди них Скотта, моя реакция была мгновенной. Быстро переместившись, я встала в пол оборота и наклонила голову так, чтобы волосы прикрыли мое лицо.

—Ты знаешь их, —прокомментировал Копано.

—Некоторые их них учатся в моей школе.

Больше я ничего не сказала, и напряжение повисло в воздухе между нами.

—Кто-то из них причинил тебе боль.

Неужели это было так очевидно, даже когда мои цвета надежно скрыты? Я подняла голову, когда к нам были повернута одни только спины ребят.

—Этим лето кое-что случилось, —произнесла я.

Он смотрел на меня, ожидая продолжения, поэтому я рассказала ему краткую версию произошедшего, так и не поднимая головы.

Когда я закончила и подняла взгляд, мое сердце остановилось.

Лицо Копано исказилось в приступе едва сдерживаемой ярости, и его взгляд был устремлен в том направлении, куда ушли Скотт и его друзья. Его ноздри вздувались, а рот был плотно сжат.

—Коуп? —прошептала я.

Ответа не последовало.

Неожиданный испуг сковал все мое тело, как только я представила, что он мог выйти из себя и последовать за Скоттом.

Я заговорила успокаивающим мягким тоном, который он всегда использовал по отношению ко мне.

—Коуп, посмотри на меня.

Его грудь вздымалась от быстрого дыхания.

Я потянулась и положила руку на его предплечье, почти опасаясь, что он может отбросить меня, прибывая в подобном состоянии.

Он вздрогнул от моего касания, встретившись со мной глазами. Еще одну секунду гнев продолжал кипеть в его жилах, и тут он закрыл глаза.

Я не знаю, считал ли он до десяти или молился, но чтобы то ни было, это сработало. Когда он вновь открыл глаза, ярость уже отступила.

—Мне очень жаль, Анна. Я не хочу, чтобы ты меня боялась. Я бы никогда не причинил тебе боли.

—Знаю, —прошептала я, все еще дрожа. —Все в порядке, Коуп. Вся эта ситуация со Скоттом уже в прошлом. Я выяснила с ним отношения и пересилила злость. Все закончилось.

Он сдержано кивнул, его взгляд остановился на выходившей из ювелирного магазина паре, державшейся за руки.

—Как ты представляешь свое будущее, Анна?

Его внезапный вопрос задел меня за живое. Это был тот самый вопрос, который я задавала сама себе в течение месяцев.

—Не знаю, —покачала головой я. —Когда-то я знала, чего хочу. Теперь уже нет.

Он обдумывал мои слова, разглядывая меня с любопытством.

—А что ты хотела?

Я потянулась вниз и коснулась воды.

—Семью, по большей части.

—И теперь больше не хочешь?

Я вытерла руки о джинсы, стараясь не принимать все близко к сердцу.

Когда-то я хотела любящего мужа и дом, полный детишек, больше всего на свете. Но сейчас я попрощалась с этими мечтами. Я не могла взять на воспитание даже приемного ребенка.

Что бы сказали Князья, поймав меня за игрой в дочки-матери?

—Я не могу иметь семью, —произнесла я, все еще избегая его взгляда. —И я устала хотеть вещи, которых никогда не смогу иметь.

Когда он заговорил, его голос был низким:

—Возможно, дети, действительно, вне всяких обсуждений, но ты все еще можешь иметь мужа. Втайне от остальных.

Мои глаза схлестнулись с его, и мою кожу закололо при оcознавании, что он имел в виду.

Я открыла рот, но не могла сказать ни слова.

Его светлые глаза испытывали меня на слабо: испугаюсь ли я его смелого заявления?

—Это слишком опасно, —выдохнула я.

—Ты —юна.

Эти слова не были сказаны в снисходи