Book: Соблазн в жемчугах



Соблазн в жемчугах

Мэдлин Хантер

Соблазн в жемчугах

Глава 1

Хороший друг позволяет тебе выплескивать на него свою желчь, даже если он считает, что ты невыносимо скучен. Так оно и было, когда Грейсон, граф Хоксуэлл, воспользовался дружбой Себастьяна Саммерхейза, пока они ехали в его карете одним солнечным августовским утром.

— Я проклинаю тот день, когда моя кузина представила меня этой мерзавке, — в бешенстве прорычал Грейсон. Он поклялся себе, что больше не будет давать волю своему гневу, но просто кипел при одной мысли об идиотизме собственной жизни и не смог удержаться от того, чтобы не излить свое горе лучшему другу Себастьяну.

— А что, Томпсон напрочь отказался с тобой сотрудничать? — спросил Саммерхейз.

— В том-то и дело, черт бы его побрал. Хотя ее опекун согласился поддержать меня в моем желании начать новое расследование, и тогда, с помощью Провидения и суда, к концу года мои несчастья, может быть, кончатся.

— По-моему, не имеет смысла вмешиваться в расследование. Если он даже и попытается это сделать, ничего хорошего не выйдет.

— На этом настаивает скорее не он, а его жена, а он доволен существующим положением дел. Он контролирует компанию, а это все, что ему нужно. Если же будет найден выход из этого тупика, он рискует потерять все.

— Хорошо, что ты решил уехать из Лондона. Тебе не помешает покой и отдых.

Как истинный друг, Саммерхейз понимающе улыбнулся, хотя в этой улыбке проглядывало сочувствие врача, беспокоящегося за состояние здоровья пациента, которого он старался утешить.

Хоксуэлл понял скрытый намек, и его гнев сменился горечью.

— Я смешон, не так ли? Таково наказание за то, что я женился, продавшись за тридцать сребреников.

— Подобные браки заключаются сплошь и рядом. Просто ты оказался жертвой странных обстоятельств, вот и все.

— Будем надеяться, что эти обстоятельства скоро изменятся. Я уже в долгах по самое некуда, хотя распродал все, что мог. Зимой мне, наверное, придется питаться одной овсянкой.

Потом разговор друзей перешел на другие темы, но в глубине сознания мысли Хоксуэлла все еще были заняты головоломкой, мучившей его уже два года. Верити утонула в Темзе, но ее тело так и не было найдено. Почему она оказалась в реке в день свадьбы, почему она вообще сбежала из дома, осталось загадкой. Нашлись те, кто обвинял во всем его.

Этому немало способствовала его давняя репутация человека несдержанного, с тяжелым характером, но даже дураку было понятно, что исчезновение Верити было не в его интересах. Неподтвержденный брак был двусмысленным. Это более чем ясно объяснил ему ее опекун, решительно отказавшись передать в его руки доход с ее наследства. Церковь должна будет решить, было ли замужество на самом деле, если Верити вообще когда-либо объявят мертвой. А пока…

А пока ее муж, а может быть, и не муж, должен ждать. Пока она официально еще жива, он не может снова жениться. Деньги, которые привели его к алтарю, были для него недоступны. Он был в полной неизвестности.

Бессилие раздражало его. Он отказывался считать себя заложником судьбы. Но хуже всего то, что это могло продолжаться годы.

— Я ценю твое сочувствие, Саммерхейз. Ты слишком добр, чтобы сказать мне, что я зануда. С твоей стороны великодушно пригласить меня погостить у тебя, прежде чем я отправлюсь верхом в свой Суррей.

— Ты вовсе не зануда. Ты оказался перед неприятным выбором меж двух зол, и мне жаль, что я не могу предложить тебе никакого решения. Поскольку ты не позволяешь мне помочь тебе деньгами…

— Я не хочу еще глубже залезать в долги. Тем более что у меня нет никаких перспектив расплатиться.

— Я понимаю. Но если все же дело дойдет до овсянки, может быть, ты примешь мое предложение ради твоей кузины Коллин и ее матери?

— Не могу.

Хотя, конечно, мог. Если его дела будут совсем плохи — придется. Одно дело — страдать самому, но совсем другое — если это коснется тех, за кого он несет ответственность. Он уже чувствовал немалую вину, но не только перед кузиной и тетей, а еще и перед теми людьми, которые жили на его наследственных землях и заслуживали гораздо большей заботы и щедрости, чем он мог себе позволить.

— Ты предупредил свою жену, что вернешься на день раньше? — спросил он.

Саммерхейз женился весной, а его жена часто навещала своих подруг, живущих в Миддлсексе. Этим летом, из-за жары, она предпочла погостить там подольше.

— Я вчера так поздно закончил свои дела, что уже не смог. Это будет моим сюрпризом. Думаю, Одрианна не будет против.

Хоксуэлла восхитила уверенность, с которой его друг отозвался о своей жене. Обычно женщины возражали, если мужья вмешивались в их планы. Если бы это были не Саммерхейз и его жена Одрианна, появление мужа на день раньше могло бы вызвать неловкость и повлекло за собой семейные разборки.

Карета проехала по главной улице деревни Камберуорт. Рядом, привязанная к экипажу, бежала черная лошадь Хоксуэлла. Когда доберется до Суррея, он навестит свою тетю и объявит, что скоро ей придется продать городской дом. Встреча будет не очень приятной.

Еще менее приятными будут его переговоры с управляющим поместьем. Тот снова начнет советовать ему огораживание общинных земель[1]. Хоксуэлл и раньше отказывался следовать подобным современным методам. Он хотел избежать трудностей, с которыми, в случае огораживания, столкнулись бы семьи, чья жизнь зависела от этой земли.

Люди, и так страдающие от того, что лендлорд не может починить им крыши домов, не должны страдать еще больше. Однако его денежные дела были в критическом состоянии, и если дело пойдет так и дальше, пострадают все.

Вскоре карета выехала из деревни, и дорога свернула к поместью, при въезде в которое была вывеска: «Редчайшие цветы».

Кучер остановил карету перед красивым каменным домом, вокруг которого в живописном беспорядке раскинулся великолепный сад. Саммерхауз открыл дверцу кареты.

— Тебе придется выйти и познакомиться с дамами. Да и Одрианна захочет тебя увидеть.

— Нет, я сяду на своего коня и уеду. Это тебя Одрианна захочет увидеть.

— Коню надо отдохнуть. Я настаиваю, чтобы ты пошел со мной. Миссис Джойс даст тебе что-нибудь перекусить, прежде чем ты уедешь. Кроме того, ты должен осмотреть огород на заднем дворе. Он один из лучших в Миддлсексе.

Поскольку ждавшие его в Суррее дела были не столь срочными, Хоксуэлл направился вместе с Саммерхейзом ко входу в дом. Дверь им открыла сухощавая женщина и, увидев Саммерхейза, сделала книксен.

— Леди Себастьян не ждала вас сегодня, сэр. Она еще не собрала свои вещи, а сейчас она в саду.

— Хорошо, Хилл. Я знаю, как найти свою жену, так что вы можете заняться своими делами.

Последовал еще один книксен, но Хилл, видимо, решила сопровождать джентльменов. Они прошли через гостиную и небольшую уютную библиотеку, уставленную мягкой мебелью. Хилл покинула их только после того, как они добрались еще до одной гостиной, скорее всего не предназначенной для приема визитеров.

— Пойдем со мной, — повернулся Саммерхейз к другу. — Они прошли по коридору, выходящему в огромную оранжерею. — Миссис Джойс и другие дамы занимаются делом, которое они называют выращиванием редких растений. Ты видел их искусство на моей свадьбе и на многих светских раутах в этом сезоне. А вот здесь они колдуют.

В оранжерее росли цитрусовые, папоротники, виноград и многое другое. Высокие окна были распахнуты настежь, и листья растений трепетали на легком сквознячке.

Они прошли в конец оранжереи и увидели за стеклянной стеной стол и несколько стульев, живописно расположенных под большим кустом, отягощенным огромными гроздьями винограда.

Стекло несколько искажало сцену, делая ее более похожей на акварель с бледными, переливающимися красками, нежели на написанную маслом сочную картину эпохи Возрождения. Тем не менее можно было различить четырех женщин, сидящих в своего рода беседке на фоне кирпичной стены.

Саммерхейз открыл дверь оранжереи, и фигуры стали четкими. Беседка была увита белыми розами. Одрианна сидела на скамье рядом с сероглазой миссис Джойс. Хоксуэлл познакомился с Дафной Джойс на свадьбе Саммерхейза.

Две другие женщины сидели на траве лицом к скамейке. У одной из них, блондинки, волосы были уложены в причудливую прическу. На другой была простая соломенная шляпка с большими полями, которая закрыла волосы и половину лица.

Миссис Джойс заметила выходящих из оранжереи джентльменов и помахала им рукой.

Обе сидевшие на земле женщины обернулись, чтобы увидеть, кого приветствовала миссис Джойс. Потом та, что была в шляпке, снова повернулась к Одрианне.

Странное чувство вдруг охватило Хоксуэлла — словно кто-то случайно задел струну беззвучного инструмента. Женщина сидела в тени, а шляпка еще больше затеняла ее лицо. И все же…

Он пристально посмотрел в неподвижную спину. Но женщина не обернулась, даже когда Одрианна и миссис Джойс пригласили джентльменов присоединиться к ним. Однако поворот головы женщины в шляпке задел ту же струну.

Пока они шли к дамам, Хоксуэлл спросил:

— Кто эти женщины, которые сидят на траве?

— Блондинка — это мисс Селия Пеннифолд, а другая — мисс Элизабет Смит. Они зовут ее Лиззи.

— Ты с ними знаком?

— Конечно. Я знаком со всеми редкими растениями, — хохотнул Саммерхейз.

Хоксуэлл глубоко вдохнул. Ну конечно же, Саммерхейз всех их знает. Тревога была напрасной.

— Хотя нет, они зовут ее не Лиззи. Я как-то раньше об этом не задумывался, но сейчас, когда увидел ее через стекло оранжереи и вообще когда она просто проходила мимо меня в этой шляпке, я вдруг подумал, что не помню, чтобы нас когда-либо представляли друг другу.

Они подошли к дамам. Женщина в шляпке по-прежнему сидела к ним спиной, но в суматохе приветствий и представлений, кажется, никто не счел это невежливым.

Никому, по-видимому, не приходило в голову, что Лиззи и Саммерхейз не были представлены друг другу. Но их гостем в первый раз был граф, и она не могла не обернуться, когда их начнут представлять.

Когда Одрианна начала официально знакомить ее, Лиззи встала. Кровь застучала в висках Хоксуэлла, когда женщина повернулась к нему. На ней было простое платье из голубого муслина, голова была скромно опущена, поля шляпы затеняли лицо. Лиззи сделала книксен.

Нет, он ошибся. Его воспоминания о деталях были такими смутными. Его память сыграла с ним злую шутку.

— Пойду попрошу Хилл принести закуски сюда, — тихо сказала Лиззи. Очень тихо. Почти шепотом.

Она ушла. За разговорами почти никто не обратил на это внимания.

Но этот поворот головы. Ее походка. Кровь снова прилила к голове Хоксуэлла.

— Стойте.

Услышав эту команду, все вдруг замолчали и посмотрели на Хоксуэлла. Все, кроме Лиззи. Она шла по дорожке и не оглянулась, хотя ее походка немного изменилась. Казалось, что она вот-вот побежит.

Он пошел за ней и схватил ее за локоть.

— Лорд Хоксуэлл… как можно, — сказала миссис Джойс. Она была явно шокирована и посмотрела на Саммерхейза с любопытством.

— Хоксуэлл… — начал Саммерхейз.

Но Хоксуэлл поднял руку, чтобы остановить его. Из-под шляпки стал виден хорошенький носик.

— Посмотрите на меня, пожалуйста. Ну же. Я этого требую.

После долгой паузы она все же обернулась. Решительно стряхнув его руку, она посмотрела ему прямо в лицо, а потом опустила взгляд. Длинные черные ресницы почти коснулись ее белоснежных щек.

Он не сразу понял, какие его охватили чувства. Гнев? Страх? Он еще никогда не испытывал ничего подобного.

Она открыла глаза. Он не мог сказать наверняка, ее ли это лицо. Овал лица, темные волосы, розовые губы — вроде она. Но в голубых глазах были незнакомые ему отчаяние и печаль. И намек на протест.

— Будь я проклят, Верити. Это ведь ты.



Глава 2

— Если она через две минуты не спустится, я поднимусь к ней. Клянусь, что голыми руками снесу этот дом до основания, если придется, и…

— Успокойтесь, сэр, прошу вас. Я уверена, что произошла какая-то ошибка.

— Успокоиться? Успокоиться? Моя пропавшая жена, которую два года считали мертвой, ведет здесь, всего в нескольких милях от Лондона, безмятежную деревенскую жизнь, хотя прекрасно знает, что ее ищут, а вы предлагаете мне успокоиться? Позвольте напомнить вам, миссис Джойс, что ваша роль во всем этом граничит с преступлением и что…

— Я не желаю выслушивать ваши угрозы, лорд Хоксуэлл. Когда вы успокоитесь достаточно для того, чтобы вести вежливый разговор, пошлите за мной. Однако я буду ждать вас наверху с пистолетом в руках на тот случаи, если вам взбредет в голову буйствовать и дальше.

С этими словами миссис Джойс покинула гостиную.

Саммерхейз между тем открыл дверцу застекленной горки.

— Тебе надо выпить портвейна. Прекрати метаться по комнате словно демон и возьми себя в руки, Хоксуэлл. Как бы тебе не оказаться ослом.

Но Хоксуэлл не мог остановиться. И не мог оторвать взгляда от потолка второго этажа, куда скрылась эта женщина.

— Если в истории человечества был человек, у которого имелось оправдание быть ослом, так это я. Она сделала меня ослом, так почему же мне не сыграть эту роль? Что я теряю?

— Черт, здесь нет стакана. Придется пить из чашки. — Саммерхейз налил портвейна в чашечку тонкого фарфора. — На, выпей и сосчитай до пятидесяти. Как в добрые старые времена, когда ты начинал злиться.

— Пить из чашки? У меня будет идиотский вид… А, какого черта! — Он схватил чашку и осушил ее залпом.

— А теперь считай.

— Будь я проклят, если…

— Считай. Или дело кончится тем, что я выбью из тебя дурь, как это было много лет назад, когда твоя злость заставила меня применить силу. Раз, два, три…

Стиснув зубы, Хоксуэлл начал считать, все еще продолжая ходить по комнате. Кровь отлила от головы, но злость не проходила.

— Я не верю в то, что миссис Джойс не знала, кто она. И в то, что и твоя жена тоже не знала.

— Если ты опять смеешь уверять, что моя жена солгала мне, сказав, что она ничего не знала, я буду бить тебя до тех пор, пока не понадобится санитарная карета, чтобы отвезти тебя обратно в город.

— Если ты помнишь старые времена, то не забудь, что я могу ответить тем же и, возможно, даже похлеще, — ответил Хоксуэлл, сдерживая бешенство и продолжая считать. — Что это за дом? — спросил он, досчитав до тридцати. — Кто принимает незнакомого человека, даже не поинтересовавшись, кто он и откуда? Это же безумие.

— Здесь такое правило — не спрашивать. Миссис Джойс, вероятно, знает, что существуют причины, по которым женщина старается забыть свое прошлое.

— Не понимаю почему.

— Неужели?

Хоксуэлл остановился и сердито посмотрел на Саммерхейза.

— Если ты имеешь в виду, что у нее есть причина меня бояться, клянусь, я вызову тебя на дуэль. Черт возьми, она меня почти не знала.

— Полагаю, что одно это может напугать юную девушку.

— Не говори ерунды.

Саммерхейз пожал плечами.

— Ты досчитал только до сорока пяти.

— Я в прекрасной форме. — Хоксуэлл закончил считать. — Все. Я успокоился. Иди и передай миссис Джойс, что я требую, чтобы мне позволили поговорить с моей женой, черт побери.

Саммерхейз сложил руки на груди и внимательно посмотрел на Хоксуэлла.

— Еще раз до пятидесяти.

* * *

Лиззи сидела на своей кровати, прислушиваясь к громким голосам, доносившимся снизу. Ей скоро придется спуститься. Может быть, ее простят за то, что ей нужны были несколько минут, чтобы подготовиться и привыкнуть к мысли о тюрьме, прежде чем дверь захлопнется окончательно.

Она оказалась сентиментальной дурой. Ей надо было уехать, как только Одрианна согласилась прошлой весной выйти замуж за лорда Себастьяна. Или по крайней мере на прошлой неделе, после того как ей исполнился двадцать один год. Она знала, что, как только станет совершеннолетней, ей предстоит война. Возможно, теперь ей не удастся сделать ни единого выстрела.

Хоксуэлл все равно нашел бы ее, когда она вернулась бы в Лондон. Этого никак нельзя было избежать. Однако она надеялась, что будет среди людей, которые ее знали и могли помочь. Она подготовилась бы к встрече с ним. А то, что она задержалась в этом доме, теперь обернется катастрофой. Все ее усилия избежать замужества окажутся напрасными, и она станет пленницей брака с этим человеком.

Какой смысл бичевать себя. Не только сентиментальность заставила ее отложить отъезд из этого дома. И дурой она тоже не была. Здесь ее держала любовь. Такая любовь, которой она не знала многие годы. Ее может оправдать желание провести еще одну, последнюю, неделю с ее добрыми подругами. Новость о том, что приезжает Одрианна, пришла как раз в тот день, когда она планировала попрощаться, и этого было достаточно, чтобы преодолеть свое не слишком твердое намерение и все возрастающий страх.

Внизу топали так, что сотрясался дом. Громкая ругань проникала сквозь доски пола. Хоксуэлл был в отличной форме.

Разумеется, такого можно было ожидать от любого мужчины, сделавшего столь неожиданное открытие, но она всегда подозревала, что из-за его скверного, тяжелого характера они не подойдут друг другу. Она поняла это сразу, при первой же встрече. А теперь она и вовсе в этом уверена. Он, конечно, заодно с Бертрамом. А она унизила его тем, что сбежала, а не умерла на самом деле.

Ее внимание привлек тихий стук в дверь. Ей сейчас совсем не хотелось видеть своих друзей, и тем более человека, бушующего от злости внизу, но остаться одной уже было невозможно. Она разрешила войти к ней.

Выражение их лиц было именно таким, как она и предполагала. Одрианна смотрела на нее широко раскрытыми от удивления глазами. Она была слишком правильной и не представляла себе, что женщина могла так поступить. Селия, которая, вероятно, знала, что женщины на многое способны, смотрела на нее с любопытством. А Дафна… Дафна выглядела, как всегда, спокойной и выдержанной и, кажется, вовсе не была удивлена.

Дафна села рядом с Лиззи на кровать, Селия расположилась напротив них, Одрианна осталась стоять.

— Лиззи… — начала Одрианна. Она запнулась на имени и покраснела.

— Я думала о себе как о Лиззи два года. Думаю, что теперь вы должны называть меня Верити. Будет лучше, если я снова привыкну к этому имени.

Лицо Одрианны вытянулось, словно она все еще верила в то, что это ошибка.

— Значит, он прав, — сказала Дафна таким тоном, что стало ясно: она тоже надеялась, что произошла ошибка. — Значит, все верно. Ты — пропавшая невеста Хоксуэлла.

— Ты никогда об этом не догадывалась, Дафна? — спросила Верити.

— Нет. Возможно, я была слепа. Казалось, что трагедия произошла очень давно и в каком-то другом мире. Мне ни разу не пришло в голову, что молодая девушка, которую я встретила у реки в тот день, та самая, которая пропала.

— Я догадывалась, — сказала Селия. — Вернее… В общем, пару раз у меня мелькала такая мысль.

Одрианна посмотрела на хорошенькую блондинку Селию, а та, в свою очередь, похлопала Верити по руке.

— Но потом я себе говорила: нет, этого не может быть. Та девушка мертва. Лиззи не может быть той девушкой, если только она не потеряла память. Девушка не сбегает в день своей свадьбы, чтобы потом жить в бедности и неизвестности. Особенно если она богатая наследница, а ее будущий муж — граф.

Наступила пауза. В этом доме было одно основное правило — не совать нос в чужие дела, не требовать объяснений. Именно поэтому Верити смогла остаться здесь. Но теперь, она понимала, все ждут объяснений.

— Почему? — вырвалось у Одрианны.

— Полагаю, на то были веские причины, — сказала Дафна, словно пытаясь защитить Верити.

Верити встала с кровати и, подойдя к зеркалу, посмотрела, что сделала шляпка с ее прической. Может, следует привести себя в порядок, прежде чем спуститься вниз и встретиться лицом к лицу с Хоксуэллом? Это будет вежливее. Но она боялась, что таким образом выставит себя в невыгодном свете.

Она невольно улыбнулась своим мыслям. В присутствии Хоксуэлла любая женщина будет в невыгодном положении, а он этот дисбаланс принимает за должное. Чашу весов перевешивал не только его графский титул. Он был красивый мужчина — высокий, стройный, широкоплечий. Почти воплощение бога. Довольно суровые черты лица и пронзительный взгляд голубых глаз могли привести в трепет большинство женщин.

Именно по этим глазам она поняла, что он узнал ее, как только он вышел из оранжереи в сад. И она, взглянув лишь мельком, сразу его узнала. Даже на таком расстоянии нельзя было ошибиться в этих глазах цвета сапфира.

— Это не я выбирала мужа. — Она начала поправлять прическу. Селия подошла к ней и стала помогать. — Меня пытался принудить к замужеству мой кузен Бертрам. Он пытался заставить меня, но я не соглашалась. В конце концов он обманул меня. Сразу же после свадебной церемонии я обнаружила, что обещание, данное мне в обмен на согласие выйти замуж за Хоксуэлла, было ложью.

— Что это было за обещание, которое заставило тебя сделать такой опрометчивый шаг? — спросила Дафна.

Вынужденное молчание вошло за два года у нее в привычку, и сейчас Верити колебалась, сказать ли ей правду. Ей не хотелось доставить еще большие неприятности Дафне, однако она боялась, что они подумают, будто причина ее отчаянного поступка была незначительной и глупой.

— Рядом с нашим домом живет женщина, которую я люблю, как мать. Бертрам пригрозил мне, что сделает так, что ее сына посадят в тюрьму или того хуже — вышлют из страны за его политические взгляды. Мой кузен — влиятельная фигура в нашем графстве, и у него много высокопоставленных друзей. Я не сомневалась, что если он захочет причинить зло этой женщине и ее сыну, то выполнит свои угрозы. Сразу же после свадьбы мне рассказали, что Бертрам действительно навредил сыну, а через него и его матери.

Отголоски событий тех дней вызвали у Верити не только нервную дрожь, но и гнев.

Селия отступила в сторону. Теперь зеркало отражало молодую женщину с темными волосами, уложенными в красивую прическу, и испуганными голубыми глазами, пытавшуюся сохранить самообладание.

— Вы считаете, что мне следовало остаться? — Верити посмотрела на ошеломленных подруг испытующим взглядом. — Просто смириться с судьбой? Меня обманули. Мое согласие получили с помощью подлого обмана, и я уверена, что лорд Хоксуэлл участвовал в этом заговоре. Этот обман был несравним с моим предполагаемым статусом замужней женщины. Я была так зла, что едва могла думать, и решила, что не позволю осуществиться их плану и сделать из меня просто движимое имущество. Поэтому я сбежала сразу после свадьбы.

Одрианна прижала к груди обе руки. В ее огромных зеленых глазах стояли слезы.

— Себастьян должен был приехать только завтра, а не сегодня. Ты бы не встретилась с Хоксуэллом, если бы не это, не так ли? Себастьян только что рассказал мне, что был на вашей свадьбе и узнал бы тебя. Он только сегодня понял, как тебе удавалось скрываться. Я тоже ничего не подозревала. Мне очень жаль, что все произошло из-за моего визита сюда и неожиданного приезда Себастьяна. Мне следовало бы…

— Я всегда буду благодарна тебе за этот визит, — сказала Верити, обнимая ее. — Вся эта неделя, когда мы были вместе, — самое счастливое время в моей жизни. Я никогда его не забуду.

— И что же ты собираешься делать? — спросила Селия.

Верити сняла длинный передник, надетый поверх простого голубого платья.

— Я спущусь вниз. Надеюсь, что тот незнакомец, за которого я вышла замуж, не слишком зол и в состоянии меня выслушать.

Глава 3

Одрианна появилась в дверях гостиной и сделала знак мужу. Саммерхейз подошел к ней, и они о чем-то шепотом посовещались.

Когда Одрианна ушла, Саммерхейз сказал Хоксуэллу:

— Верити сейчас спустится. Прошу тебя, выслушай ее. У нее, возможно, на все есть серьезные причины.

Причины, конечно, могли быть, подумал Хоксуэлл, но во всем этом не было ничего хорошего.

— Обещаю выслушать все, что она скажет.

Саммерхейз не был уверен, что буря позади, однако дамы, вероятно, решили, что опасность миновала. На лестнице послышались легкие шаги, и в дверях появилась Верити.

На ней уже не было передника. В простом голубом платье, без всяких украшений, она тем не менее держалась с грацией и уверенностью, которым позавидовала бы герцогиня.

Она остановилась на пороге. Саммерхейз извинился и направился к выходу.

— Пожалуйста, закрой за собой дверь, — попросил Хоксуэлл.

Саммерхейз бросил взгляд на Верити. Она кивнула.

Впервые за два года Хоксуэлл смог как следует рассмотреть свою жену, отметив про себя, как мало в его памяти осталось деталей ее внешности.

При первой встрече он отметил, что она прелестна и скромна. А также молода и наивна. Кроме первой характеристики, все эти качества были не теми, которые ему нравились в женщинах. Впрочем, он еще ни разу не выбирал себе жену, а главное, в данном случае требования были совсем другого характера.

Сейчас она не выглядела робкой, но была такой же прелестной, если даже не больше. Она немного повзрослела, и это ей шло. Волосы были такими же темными, кожа лица такой же белой, глаза такими же голубыми, хотя их выражение изменилось. Для человека, сделавшего то, что сделала она, ее взгляд был смелым и уверенным. Этот взгляд опять подстегнул его гордость, но ему удалось сдержаться.

— Я прошу вас не винить ни Дафну, ни других в том, что они дали мне убежище. Они не знали, кто я. Мне бы хотелось, чтобы вы пообещали, что не доставите им неприятностей.

— Меня интересует ваше поведение, а не поведение ваших подруг. Однако я полагаю, что этот разговор следует отложить до нашего возвращения домой.

— У меня нет другого выхода, кроме как уехать с вами, но я делаю это не по своей воле.

Она не раздумывая бросила перчатку, хотя оставалась спокойной и вежливой. Ему ничего не оставалось, как смириться, хотя это и было несправедливо — ведь он ни в чем не виноват. Альтернативой могло быть лишь применение силы, но это означало показать себя именно таким зверем, как предположила миссис Джойс.

Применение силы нельзя будет объяснить даже гневом. Да и Саммерхейз вряд ли согласится помочь увезти ее. Верити все это учла и была готова воспользоваться ограничениями, которые накладывала на него ситуация. Она вовсе не была робкой. По крайней мере теперь уже не была.

Он показал на небольшое канапе.

— Может, присядете? Мы поговорим обо всем здесь и сейчас. Хочу, чтобы вам было удобно.

Она приняла приглашение, но села не на канапе, а на стоявший рядом стул.

— Вы заставили нас думать, что с вами произошло несчастье, Верити. Вам никогда не приходило в голову, что ваши действия причинили много горя другим людям?

— Я более чем уверена, что мой кузен и его жена не испытывали никакого горя. Что касается вас… Вы скорбели обо мне, лорд Хоксуэлл? Наши отношения были слишком короткими и формальными, и это не был брак по любви.

Нет, он не скорбел. Хладнокровие, с которым она поставила его в неловкое положение, задело его самолюбие.

— Возможно, и не скорбел, Верити, — сказал он, чувствуя, что краснеет. — Но я беспокоился. Даже очень.

— За это прошу меня простить. Я думала, что через несколько месяцев меня сочтут погибшей. Ведь было очевидно, что я утонула в Темзе. Мне и в голову не пришло, что пройдет два года, а по закону я все еще буду считаться только пропавшей.

— Вы говорите об этом с такой уверенностью. Полагаю, вы все заранее спланировали?

— Да. В том смысле, что не хотела, чтобы вы и Бертрам меня разыскивали, поэтому решила, что будет лучше, если я какое-то время буду считаться мертвой.

«Да, я сделала это намеренно. Простите, что вам пришлось это пережить».

— Думаю, что кто-то все же скорбел по мне, — наконец сказала она, словно раскаявшись. — Мне жаль, что я причинила им боль.

— Значит, в вашем плане не все было продумано.

— Да. Вы неожиданно меня нашли, и в этом мое единственное утешение. Теперь все скоро узнают правду.

Он начал мерить шагами комнату, не зная, как подступиться к тем вопросам, которые не давали ему покоя. Он чувствовал на себе ее настороженный взгляд, и от этого его настроение не улучшалось, а скорее наоборот.

— Вы пытаетесь подобрать подходящие слова, чтобы поинтересоваться состоянием моей девственности, не так ли, лорд Хоксуэлл? Я думаю, что это главное, что вас заботит.

Ее откровенность поразила его.

— Это всего лишь один из вопросов, которые я хотел бы вам задать, Верити.

— Позвольте мне успокоить вас. Не было ни какой-либо грандиозной любовной связи, ни даже обычной. Я все еще девственница.

Он был рад это услышать. Но другой мужчина все же мог существовать. Это было самым логичным объяснением, но разговор об этом разумнее было бы пока отложить.



— А как насчет вас, лорд Хоксуэлл? Раз уж мы затронули эту тему… позвольте узнать, каково было состояние вашей нравственности в мое отсутствие?

Она опять его удивила. В ее глазах блеснула насмешка.

— Я читала все газеты и все бульварные листки, — сказала она. — Моя близость к Лондону позволяла мне получать информацию о происходящем в высшем обществе. Если мы сравним наши добродетели, то согласитесь, что у вас почти нет права ставить под сомнение мое целомудрие.

Как, черт возьми, получилось, что он оказался побежденным?

— Я думал, что вы умерли. Вы знали, что я жив.

Она опустила глаза.

— Ни один суд не признал меня умершей, так что я считалась пропавшей. Я говорю лишь о том, что мне известны все ваши любовные связи. Мне в общем-то это безразлично, но я надеюсь, что вы не настолько лицемерны, чтобы продолжать разговор на эту щекотливую тему.

Он попытался подавить свое раздражение, вызванное тем, что она уже дважды взяла над ним верх в вопросе, в котором у нее не должно было быть ни единого козыря.

Однако раздражение одержало победу. Он скрестил руки на груди и пригвоздил ее взглядом.

— Так вы собираетесь рассказать мне, зачем все это сделали? Думаю, что я имею право знать.

Ее хладнокровие, кажется, дало трещину. В глазах блеснули слезы. Но по выражению ее лица было видно, что она ничуть не раскаивается и не испытывает страха. К тому же она встала, будто решив, что должна стоять с ним на равных, а не смотреть снизу вверх.

— Я скрылась, потому что больше не была нужна для осуществления вашего с Бертрамом грандиозного плана. За эти два года каждый получил все, что хотел, как и ожидалось от этого брака. Вы получили деньги, Бертрам продолжал контролировать бизнес моего отца, а Нэнси обзавелась связями, о которых мечтала. Вам был нужен этот брак, а была ли я жива все это время, не имело никакого значения.

Отразившееся на ее лице самодовольное удовлетворение чуть было не вывело его из себя.

— Все получилось не так, как вы думаете, Верити, уверяю вас. Закон в подобных ситуациях гораздо сложнее, чем вы предположили.

Это заявление так ее поразило, что она даже слегка покачнулась. Отлично.

— Что вы этим хотите сказать?

— Ничего на самом деле не получилось. Все находится в подвешенном состоянии. Равно как и я, черт побери.

— Вы хотите сказать, что не получили ничего? Не получили доступа к фондам моего наследства? Никаких доходов за эти два года?

— Ни единого пенса.

По ее лицу пробежала тень беспокойства.

— То, что вы меня нашли, для вас еще большее несчастье, чем я думала. Если все это время вам было отказано даже в малой части моего наследства, боюсь, что вы никогда не согласитесь быть благоразумным.

— Я весьма благоразумен. А также очень терпелив. Большинство мужей отреагировали бы совсем по-другому.

Она напряглась, словно это была угроза, хотя в его намерения не входило запугивание. Было похоже, что она ожидает удара. Это оскорбило его и вызвало еще большее раздражение.

— Я имела в виду, что вы вряд ли согласитесь выслушать мой весьма благоразумный план наших будущих действий, — сказала она, видимо, тщательно подбирая слова.

— Единственно возможный план — это вернуться в Лондон, чтобы все увидели, что вы живы, и постараться забыть ваш сумасбродный поступок, начав наконец нашу совместную жизнь.

— Я не была сумасбродкой. Более того — вы не правы. Это не единственный план.

— Мне что-то не приходит в голову ничего другого.

Теперь она начала ходить по комнате словно загнанное животное.

— Вы можете подать прошение об аннулировании брака. У нас не было первой брачной ночи, и мне говорили…

— С какой стати я должен аннулировать наш брак?

Она остановилась прямо перед ним. Она больше не разыгрывала кроткую спокойную жену, а превратилась в оппонента, если не сказать — во врага.

— Потому что я никогда не хотела этого брака, — сказала она. — И вам он тоже не нужен.

— Нужен. Я же согласился. Я подписал все бумаги. Я произнес клятвы. Точно так же, как вы.

— Вы имеете в виду, что вам нужны деньги. Я найду способ, как отдать их вам. Но жизнь, которую от меня требует этот брак, мне не подходит.

— Просто не верится, что вы выдвигаете такую абсурдную идею, Верити. Церковь не аннулирует брак по капризу женщины.

— Я сбежала в тот день не из-за мимолетного каприза.

— Тогда почему? Мы начали с этого вопроса и опять к нему вернулись.

Она расправила плечи и посмотрела ему прямо в глаза.

— Я дала согласие под давлением.

Он оторопел. По этой причине церковь как раз могла аннулировать брак.

— Все присутствовавшие на церемонии слышали, как вы согласились. В этом доме есть свидетель вашего согласия.

— Я обнаружила, что мое согласие было получено подлым, обманным путем.

— Но это был не я.

— Вот как?

Ее недоверие вкупе с несговорчивостью не сулило ничего хорошего в будущем.

Он попытался уверить и успокоить ее.

— Я говорю правду. Когда вы узнали об обмане?

— Сразу после свадебного завтрака.

— Расскажите, что произошло.

Она внимательно на него посмотрела, словно решая, стоит ли он того, чтобы все узнать.

— Я сопротивлялась браку. Я произнесла клятвы только для того, чтобы помочь одной знакомой мне семье, которую люблю. Бертрам пригрозил этим людям большими бедами, если я не соглашусь на эту свадьбу.

Она откровенно рассказала обо всем, хотя была убеждена, что ее мужу абсолютно все равно, что бы она ни сказала. А может быть, ей самой было все равно, что он думает.

— Другими словами, вы поступились своими убеждениями, чтобы защитить этих людей от Бертрама.

Она кивнула.

— Сразу после свадебного завтрака Нэнси отвела меня в сторону и сказала, что Бертрам уже нарушил наше соглашение. То есть он уже сделал то, чего обещал не делать, если я соглашусь выйти за вас замуж.

— Мне жаль, что вы верите в то, что ваш кузен одурачил вас. Но свадьба все же состоялась, Верити. Вряд ли ваше теперешнее заявление о принуждении вас к замужеству будет понято. У вас нет доказательств. Если бы подобные заявления принимались во внимание, было бы слишком легко отказаться от брака, ведь люди склонны лгать. Пора признать, что наш брак состоялся.

— Мы пока не знаем, будет ли все же выслушано мое заявление или нет. Но вам и не хочется это узнать, вы ведь рискуете потерять деньги.

Тема денег возникла снова. Что он может на это возразить? Ведь деньги были основой этого брака.

— Почти все браки заключаются именно так. Ваш гнев понятен, но со временем вы станете счастливой, если, конечно, позволите себе ею стать. Сейчас нам надо подготовить наше возвращение в Лондон.

Она сжала кулачки.

— Вы так ничего и не поняли.

— Я внимательно слушал и слышал каждое слово. Но это ничего не меняет. По закону вы моя жена, и этого нельзя изменить.

— Только потому, что вы не хотите согласиться мне помочь получить аннулирование.

— Не хочу.

— А если я не соглашусь вернуться в Лондон?

— Прошу вас, не упирайтесь. Не вынуждайте меня заставлять вас. Даже если вы каким-то образом сможете избежать возвращения в Лондон сейчас, в конце концов вам придется это сделать. И вы это знаете. У меня есть права как мужа. Именно так все обстоит.

— Меня воспитал человек, думавший иначе. И я с ним согласна. Одно это говорит о том, что мы не подходим друг другу.

— Два года назад мы решили, что подходим друг другу. Я своего мнения на этот счет не изменил.

— Ничего подобного. Мы вообще в первый раз разговариваем с вами наедине. Если бы два года назад вы воспользовались шансом лучше меня узнать, вы бы поняли, что мы не подходим друг другу. И вам стали бы понятны причины, по которым я сопротивлялась браку с вами.

Хотя его нервы были на пределе, он сдержался, несмотря на ее упрямство.

— Вы дали ясно понять, что считаете этот брак некоей разновидностью ада, Верити. В ответ я могу сказать лишь одно: вам лучше найти способ перебороть себя, потому что сделанного не воротишь. Вас нашли, и с этим ничего не поделаешь. Я выслушал вас и понял, каковы ваши взгляды на жизнь. Тем не менее я пошлю в Камберуорт за наемным экипажем, и мы незамедлительно вернемся в Лондон.

Она вздернула подбородок. Ее глаза сверкнули гневом.

— По доброй воле я никуда не поеду. Этот брак вообще не должен был состояться. И вас не должно было быть.

— Мне наплевать на то, что вы думаете, — отрезал он. — Лучше ступайте и соберите свои вещи, иначе вы поедете в том, в чем есть.

Она смерила его взглядом с головы до ног. Ее решимость немного поубавилась, но она не была побеждена.

— Я не сомневаюсь, что вы примените силу, чтобы заставить меня сесть в экипаж, когда он прибудет. Пусть так. А пока я попрощаюсь с местами в этом благословенном доме, где наслаждалась покоем, и буду ждать, когда вы навяжете мне свои права.

Глава 4

Новый гибрид пеларгонии выглядел немного чахлым, а края двух листьев начали желтеть.

— Пеларгония не любит прямого солнца. Обещай мне, что до конца сентября будешь переставлять ее днем в более затененное место, — сказала Верити Селии. — Никогда не знаешь, как поведут себя новые сорта.

— Я скажу об этом Дафне.

Они шли по дорожке между столами с горшками растений, над которыми Верити проводила свои селекционные опыты.

Это было либо удачей, либо подарком судьбы, что в тот день она встретила Дафну и та предложила ей поселиться в доме, к которому примыкала большая оранжерея. Ей всегда нравились цветы, но она никогда не занималась садоводством. А теперь оно увлекло ее, и ей доставляло огромное удовольствие находиться в оранжерее, каждый день наблюдая за ростом растений.

— Когда проходила мимо гостиной, я слышала, как лорд Себастьян пытался убедить Хоксуэлла не действовать поспешно, — сказала Селия.

— Сомневаюсь, что лорду Себастьяну это удастся. К тому же, если дело касается меня, он вряд ли встанет на мою сторону. Я скоро потеряю свою свободу, на которую так надеялась, и, как знать, может быть, больше никогда не увижу этот дом.

— Ты сможешь убедить Хоксуэлла позволить тебе приезжать к нам. Одрианна же сумела убедить Себастьяна.

— Хоксуэлл — граф, и гордится своими привилегиями и происхождением. Наш брак для него мезальянс, и он не позволит мне делать то, что я хочу, потому что это отразится на нем. Ведь это от тебя я узнала все о людях знатного происхождения, Селия, так что незачем делать вид, что все будет хорошо, только чтобы утешить меня. Мы обе знаем, что этот человек не разрешит мне навещать тебя или кого-либо еще из моего прошлого.

Более того, она подозревала, что ее пребывание в этом доме было для него оскорблением. Он упрекнул Дафну за то, что она дала ей убежище, хотя та не знала, кто она на самом деле.

Она не могла себе представить, что сказал бы лорд Хоксуэлл, узнай он о ее первой встрече с Дафной на берегу Темзы.

В тот день погода была довольно прохладной. Она упросила возницу какого-то фургона подвезти ее до Лондона. Путь был долгим, и пока они ехали, ее гнев немного утих, но в голове родился простой план. Она спрячет обрывки фаты и платья в камышах вдоль берега Темзы, так что власти примут это за доказательство ее смерти и не будут слишком рьяно ее разыскивать.

Она все сделала как задумала и сидела на берегу, глядя на воду, когда мимо проехала двуколка. Ею правила прелестная молодая женщина лет двадцати пяти с очень бледным лицом. По какой-то причине двуколка вдруг остановилась.

Возможно, Дафна каким-то образом прониклась теми чувствами печали и разочарования, которые охватили Верити, когда она наблюдала за тем, как погружаются в воду обрывки фаты; как просто было бы последовать за ними и тем самым избежать вины, долга и унижения.

Ее детство прошло в атмосфере любви и счастья, но после смерти отца она позабыла о том, что это такое. И контраст был настолько велик, что последовавшие за этим годы были совершенно невыносимыми.

Предательство Бертрама было последним оскорблением в ряду многих других. Она не помнила, чтобы он был таким жестоким, когда знала его еще девочкой, в противном случае отец ни за что не назначил бы его ее опекуном. Может быть, он изменился под влиянием своей жены Нэнси, поощрявшей низменные стороны его характера.

У Нэнси были непомерные амбиции, а теперь они появились и у Бертрама. А Верити оказалась идеальным средством удовлетворения этих амбиций. Выставляй напоказ Лондону богатую наследницу, и на удочку непременно попадется какой-нибудь обедневший лорд. А если он проглотит наживку, ему придется проглотить и свою гордость, особенно если еда окажется достаточно вкусной — в смысле внешней привлекательности или богатства.

Считалось, что ей повезло, когда они наткнулись на Хоксуэлла. Они ожидали, что он заворожит ее и она не заметит, как этот брак расстроит ее собственные планы на жизнь.

Нэнси часто ее ругала. «Он мог оказаться старым и толстым, — вопила она. — Только дура может отказаться от такого красавца. Когда женщина смотрит в эти глаза, она теряет рассудок. Ты неблагодарная девчонка, раз не ценишь то, что мы для тебя сделали».

Он был почти на десять лет ее старше, но вовсе не старым. У него были великолепные глаза, но они смотрели не только на нее. Складывалось впечатление, что ему подошла бы любая. Верити оказалась приемлемой девушкой незнатного происхождения с подозрительно большим состоянием, сделанным на ремеслах и торговле, которая решит его финансовые проблемы.

— По крайней мере он красив, одно утешение, — за метила Селия, будто читая ее мысли. — Он нравится женщинам, а значит, неплох в постели, если это поможет тебе примириться с ним.

— Я сомневаюсь, что в данный момент он склонен проявлять свое искусство в постели со мной. С другой стороны, я, к сожалению, недостаточно его раздражаю, чтобы ему захотелось от меня избавиться. — Верити понюхала цветок фрезии. Ей всегда нравился этот запах. — Я на это надеялась, но это было глупо.

Селию редко удивляли причуды света, но сейчас она была явно озадачена.

— Ты ждала, что он захочет с тобой развестись? У него есть на это причина?

. — Я была недостаточно смелой, чтобы причина появилась, и теперь об этом жалею. Нет. Я надеялась, что он отнесется благосклонно к моей просьбе об аннулировании брака, если я скажу ему, что не хочу быть его женой. Я достигла совершеннолетия и, если буду свободна, больше не буду зависеть от опеки кузена. Я стану независимой.

— Полагаю, что он отказался, потому что аннулирование было бы такой же неприемлемой в смысле огласки процедурой, как развод. Для него даже еще хуже, на самом деле.

— Мне казалось, что он больше думает о деньгах. Тут я просчиталась. Я предполагала, что Хоксуэлл получал доход с моего наследства, пока меня не было. Оно было очень большое и ждало меня, пока я либо выйду замуж, либо достигну совершеннолетия. Я думала, что, имей он эти деньги, наш брак был бы ему в тягость. К сожалению, как он сказал, он до сих пор ничего не получил.

— Если бы брак был аннулирован, ему, вероятно, пришлось бы вернуть деньги, если он их получил, — сказала Селия. — Покажи мне такого мужчину, который согласился бы на такое.

— Я сказала ему, что сделаю все, чтобы он получил деньги в любом случае, и намеревалась объяснить ему, как именно я это сделаю. Но наш разговор до этого так и не дошел.

Если она смогла бы объяснить все понятнее, возможно, он взглянул бы на вещи иначе. У нее немного поднялось настроение при мысли, что еще не все потеряно, но недостаточно для того, чтобы ее нервы пришли в порядок.

Они прошли мимо стоявших на полу больших горшков с аккуратно подстриженными миртами.

— Мне очень жаль, что ты уедешь, но ведь ты и так намеревалась скоро нас покинуть, — сказала Селия. — Ты просто пряталась здесь до той поры, как тебе исполнится двадцать один год, не так ли?

Верити остановилась, взяла руки Селии в свои и крепко сжала.

— Мы все здесь временно, разве нет? Да, я думала о том, что скоро должна буду уехать, и молила Бога, чтобы вы с Дафной меня поняли.

— Разумеется, мы бы тебя поняли. Но куда ты собиралась поехать?

— На север. К себе домой. Подальше от Лондона и Хоксуэлла. И оттуда я хотела подать прошение об аннулировании брака. Я хочу жить среди людей моего детства и юности, Селия, и попытаться спасти наследство отца. Мне хотелось бы использовать свое богатство так, как следовало бы, а не обеспечивать привилегии обедневшего аристократа. И мне необходимо узнать, что именно сделал Бертрам, чтобы навредить людям, которых я люблю, и постараться помочь им. Я должна все исправить. — На глаза Верити навернулись слезы. — Возможно, это была всего лишь детская мечта, но она поддерживала меня эти два года.

Селия наклонилась и поцеловала ее в щеку.

— Я все понимаю, моя дорогая Лиззи. Здесь у нас всех есть тайные мечты и секреты, но мы и не догадывались, что твои были такими серьезными. Я не сомневаюсь, что, пока ты пряталась, ждала своего часа и спокойно ухаживала за цветами, ты вынашивала большие и важные планы своей будущей жизни. Однако теперь тебе, возможно, придется их пересмотреть.

— Боюсь, что ты права. Но я все же надеюсь убедить его, что для него будет лучше, если он избавится от меня.

— Он женился из-за денег. Если тебе удастся уладить с ним денежный вопрос, у тебя еще все может сложиться так, как ты мечтала.

Верити тоже на это надеялась. Но даже если Хоксуэлл ее не отпустит, она по крайней мере сможет встречаться с людьми, чего она не могла себе позволить, пока скрывалась. Может быть, некоторые из ее планов окажутся успешными. Она пыталась найти утешение в этих мыслях, хотя ее сердце все еще сжимал страх.

— Пожалуй, надо предупредить Дафну, что прививка этого лимонного деревца оказалась неудачной, Селия. Эксперимент стоил того, но у нас не хватило сил его продолжить. — Она подошла к апельсиновому дереву. — Держи передник, я сорву несколько плодов. Мы отдадим их миссис Хилл, чтобы она использовала апельсины для приготовления соуса.

Она сорвала три апельсина.

— Думаю, что скоро прибудет этот наемный экипаж, о котором сказал тебе Хоксуэлл, — тихо сказала Селия. — Неужели ты позволишь, чтобы он вынес тебя на руках?

Мысли об этом экипаже омрачали все то время, что они были в оранжерее.

— Не думаю, что он применит силу, — ответила Верити.

— Боюсь, что, если все же это случится и ты начнешь сопротивляться, Дафна выстрелит в него. Она очень расстроена. Она считает, что ты его боишься и у тебя на это есть причина. Ей уже приходилось сталкиваться с подобным.

Упоминание о настроении Дафны навело Верити на мысль, что у нее и вправду было основание бояться взрывного характера Хоксуэлла, хотя за все время их разговора ей удавалось держать его в узде.

— Я не стану сопротивляться. Все будет мирно. Я не хочу неприятностей для Дафны. Пойду и скажу ей об этом.

— Можешь сказать ей это сейчас, — сказала Селия, увидев Дафну и Одрианну через стеклянную дверь оранжереи.

Обе женщины подошли к Верити.

— Лиззи, ты должна выслушать, какой у нас план, — провозгласила Одрианна. — Себастьян считает, что Хоксуэлл будет готов принять его, если и ты с ним согласишься.

Верити рыхлила небольшими грабельками землю вокруг лимонного деревца.

Она услышала звук открывающейся двери, соединявшей оранжерею с гостиной, а потом мужские шаги. Хоксуэлл пришел, чтобы предложить план, придуманный ее подругами.

Это было не спасение, а лишь передышка, чтобы дать ей время смириться со своей судьбой. Она согласилась с тем, что это лучшее, что можно было бы сделать. Правда, она надеялась, что ей удастся хотя бы чуть-чуть изменить условия.

Шаги затихли совсем рядом с ней, и ей пришлось признать его присутствие. Глаза Хоксуэлла были прекрасны. Если бы они были тусклыми или маловыразительными, они бы так не завораживали. Но в них к тому же отражались ум, и уверенность, и юмор, и кое-что из того, на что намекала Селия. В них также можно было прочитать и высокомерие, естественное для человека столь знатного происхождения.

Она была обычной женщиной, а стало быть, не застрахована ни от этих глаз, ни от этого лица. Он напугал ее два года назад, когда она, сломленная угрозами Бертрама, только что не съеживалась в его присутствии.

Такие, как она, не выходили замуж за таких, как он. Не потому, что она была его недостойна, и не потому, что она уже выбрала для себя другой тип мужчины и другое будущее. Счастливый брак между ними был невозможен из-за того, что они из разных миров, из двух разных Англий, и у них почти нет ни точек соприкосновения, ни общих интересов.

Единственной знакомой ей чертой была его властность. Ее отец тоже отличался властностью, но он не был таким огромным, и поэтому его властолюбие не предполагало физической силы, такой, как у графа. Интуиция подсказывала ей, что в этой силе нет ничего хорошего. В его присутствии ей хотелось сжаться… отступить… исчезнуть.

Однако его лицо странным образом успокаивало. Оно было красивым, а не хорошеньким. Не гладким и почти женственным, как у некоторых английских денди. Его красота была чисто мужской, такой, какую можно встретить в кузнице или на конюшне. Крупные, чуть угловатые черты его лица казались собранными случайно, но именно это завораживало.

— Саммерхейз и Одрианна предложили поехать с ними на некоторое время в Эссекс, — сказал он. — Они считают, что это поможет вам привыкнуть к вашему будущему и ко мне.

— С их стороны это очень любезно. И с вашей тоже, раз вы согласились с их планом.

— Я с пониманием отношусь к тому потрясению, которое вы испытали, когда я вас узнал. Если несколько дней в Эссексе снимут напряжение, мы можем на время отложить наше возвращение в Лондон.

Он был более чем внимателен, но она не знала, хороший ли это знак. Если он будет слишком добр, все окажется гораздо сложнее.

— Я буду благодарна за это временное убежище, прежде чем произойдет мое воскрешение, лорд Хоксуэлл. Любопытство света не доставит мне удовольствия, так что я не возражаю против того, что оно будет на какое-то время отложено. Однако могу ли я кое-что попросить в связи с предстоящим визитом в Эссекс? Поскольку он будет кратким, не могли бы вы быть ко мне снисходительны эти несколько дней?

Он взглянул на нее с подозрением. Без сомнения, он подумал, что и так потакает ее капризам больше, чем было необходимо.

— Каким образом?

— Поскольку все произошло неожиданно, я была бы вам благодарна, если бы вы сочли возможным отложить нашу первую брачную ночь до того времени, когда наш визит закончится. Мы можем использовать это время для того, чтобы лучше узнать друг друга… — Она пожала плечами, надеясь, что он понимает женщин, как утверждала Селия.

— Вы затеяли слишком хитроумную игру, если учесть, что у вас нет козырей. Я не против отложить осуществление своих прав на несколько дней, как вы просите. По сравнению с тем, что я ждал два года, это незначительная уступка. Если вы, однако, рассчитываете убедить меня в том, чтобы я согласился на аннулирование нашего брака, этого не случится.

Как это похоже на мужчин — думать, что они умеют предвидеть будущее. Он уверен в своих чувствах в отношении столь серьезного дела через четыре дня. Когда он узнает ее поближе да еще услышит ее предложение насчет денег, его мнение наверняка изменится.

— Я также прошу вас никому не сообщать о том, что вы нашли меня, до нашего отъезда из Эссекса. Если мы отложим на эти дни все сплетни, я смогу лучше к ним подготовиться.

— Я соглашусь с вашими требованиями, если вы, в свою очередь, согласитесь с некоторыми моими пожеланиями. Во-первых, вы должны мне пообещать, что не сбежите и не исчезнете снова сегодня ночью.

С этим было легко согласиться. Какой смысл бежать, если он тут же погонится за ней по пятам. К тому же у нее были кое-какие дела, которые она не сможет сделать, если опять спрячется. Она действительно планировала покинуть «Редчайшие цветы», но не собиралась исчезать.

Он подошел ближе и взглянул на нее сверху вниз. Она интуитивно почувствовала его силу и свою уязвимость.

— Мне надо, чтобы вы приняли еще одно мое условие, Верити. Я не буду требовать выполнения супружеских обязанностей, если вы согласитесь на три поцелуя в день.

Он удивил ее. Было бы гораздо лучше, если бы они этого не делали.

— А какие это будут поцелуи?

— Любые, которые вы позволите.

— Тогда очень короткие.

— Кроме самих поцелуев, я не жду ничего другого.

— И только тогда, когда мы будем наедине. Я не хочу целоваться на глазах у Одрианны.

Зачем им свидетели, которые будут гадать, что это за поцелуи. Итак будет нелегко получить аннулирование, если они проведут несколько дней вместе в одном доме, даже если только в качестве гостей.

— Обещаю. Только наедине. — Говоря это, он слегка улыбнулся, словно понимая, почему она поставила такое условие. Она сочла это за хороший знак. Тем более что он улыбнулся — в первый раз за весь день. Ей пришлось признаться себе, что улыбка была приятной — от нее у него засветились глаза и лицо сделалось более приветливым.

— Если они будут короткими и наедине, я соглашусь на три поцелуя. Я, правда, не понимаю, почему они вам так срочно понадобились и к тому же — каждый день.

— Может, потому, что вы прелестны, и потому, что вы моя жена. — Снова эта улыбка, а в глазах появился оценивающий блеск.

Так вот, значит, как все будет происходить. Она будет стараться убедить его в необходимости аннулирования брака, а он надеется добиться того, чтобы она привыкла к мысли о своей неизбежной судьбе в его постели.

— Значит, мы договорились, — сказала она. — Когда, как предполагает лорд Себастьян, мы отправимся в Эссекс? Сегодня? В таком случае мне нужно собрать вещи. Это не займет много времени.

— Завтра. Сегодня вечером мы с ним поедем на постоялый двор в Камберуорте, чтобы нанять там экипаж.

Значит, ей остался один вечер с подругами. Как она будет по ним скучать!

Она кивнула и снова принялась рыхлить землю вокруг ствола лимонного деревца. Но он не ушел, а стал наблюдать за ней.

— Верити, я хочу получить один из поцелуев сейчас.

Она выпрямилась и посмотрела ему прямо в глаза.

— Мы еще не в Эссексе.

— А я и не говорил, что поцелуи должны ждать до Эссекса. Я уверен, что вы можете уделить мне один прямо сейчас. Наше воссоединение не было рассчитано на то, чтобы улучшить мое настроение, а вы достаточно умны, чтобы понять, что мне вовсе не обязательно принимать ваш план, и я, если бы захотел, мог бы получить гораздо больше, чем поцелуй.

Он снова откровенно говорит о своих правах и о том, что у нее их нет. Ее охватил прежний страх. Наверное, так будет всегда. Женщина по крайней мере должна понимать свое положение и быть к нему готова, прежде чем она полностью окажется под властью мужчины и ей придется потакать его капризам.

Она подавила страх и желание сопротивляться, которое всегда ему сопутствовало. Он не давал ей повода так реагировать. Он даже согласился на визит в Эссекс, чтобы дать ей возможность адаптироваться к своему новому положению замужней женщины.

— Вы правы. Один поцелуй — это то малое, что я могу сделать, чтобы отблагодарить вас за обещанную вами сдержанность.

Это заявление, по-видимому, его немного развеселило. Он подошел к ней совсем близко и указательным пальцем приподнял ее лицо за подбородок. Прикосновение показалось ей странным и немного опасным. Она не привыкла, чтобы к ней прикасался мужчина, особенно так запросто.

Он смотрел на нее так внимательно, что она почувствовала себя неловко. Она напряглась, закрыла глаза и приготовилась отступить сразу же после соприкосновения их губ.

— Вас раньше когда-нибудь целовали? — спросил он.

— Много лет назад, когда я была девочкой. — В памяти пронеслось смутное воспоминание. Перед этим первым поцелуем Майкл Боуман смущенно улыбнулся. Ее сердце сжалось от боли.

— Сколько лет назад?

— Наверное, лет шесть. Почему вы спрашиваете?

— Существует возможность, что вы сбежали не столько от меня, сколько от другого мужчины.

Это предположение вызвало у нее панику.

— Как видите, другого мужчины здесь нет.

— То, что вы здесь, а другого мужчины нет, не означает, что вы сбежали не из-за него.

Он не дал ей шанса на ответ. Наклонившись, он прикоснулся губами к ее рту.

У нее не было каких-либо определенных воспоминаний о физических ощущениях от того, первого, поцелуя. Тогда ей просто захотелось хихикнуть. Тот поцелуй не подготовил ее к интимности сегодняшнего поцелуя и к тому, какие он способен вызвать у нее ощущения. Его губы были мягкими, однако прикосновение было твердым, таким же, как его рука у нее под подбородком.

Она вдруг поняла, насколько мало расстояние между их телами. Она почувствовала его мужской запах, смешанный с чем-то еще — невидимым, но почти ощутимым. В этом поцелуе было слишком много его самого.

Она позволила ему лишь короткое прикосновение, но оно вызвало у нее странный внутренний трепет. Она быстро отступила, освободившись от его руки.

Он внимательно на нее посмотрел, а потом повернулся, чтобы выйти.

— До завтра, женушка.

Глава 5

— Дождь — это как раз та погода, которая соответствует моему настроению, — пробормотал Хоксуэлл.

— Ты сердишься, что Одрианна попросила Верити разделить с ней комнату в гостинице прошлой ночью? — спросил Саммерхейз. — Ты же не рассчитывал…

— Нет, не рассчитывал. С меня достаточно, что я оказался актером в фарсе. Не хватало еще выставить себя на посмешище постояльцам гостиницы.

Он и Саммерхейз ехали верхом вслед за каретой, в сухом комфорте которой Верити и Одрианна наверняка решают, как его обработать.

С хитроумным артистизмом дамы обеспечили себе поездку в карете, с тем чтобы остаться наедине. Мужья должны были следовать за ними верхом. С тех пор как они отправились в Эссекс, прошло полтора дня, и за это время Верити виделась с Хоксуэллом лишь несколько минут, и то молча.

Исключением был обед накануне вечером. Беседу поддерживали лишь Саммерхейз и Одрианна, Верити изучала меню и осматривала помещение. Хоксуэлл наблюдал за ней и за тем, как свет свечей оттеняет невероятно белую кожу ее лица.

— Мне понятно твое плохое настроение, — сказал Саммерхейз. Хоксуэлла раздражал ласковый, успокаивающий тон, которым его друг разговаривал с ним с тех пор, как нашлась Верити. — Я все же надеюсь, что ты не дашь волю своим оскорбленным чувствам и сумеешь правильно использовать отсрочку. Если все пройдет хорошо, многое может измениться.

Хоксуэлл посмотрел сквозь завесу дождя, капавшего с полей его шляпы.

— Мое плохое настроение не связано с оскорбленными чувствами. Просто я насквозь промок.

— Да, конечно.

— Что ты имеешь в виду под «правильно использовать отсрочку»? И что означает заявление, что многое может измениться?

— Просто я подумал, что если ты пустишь в ход свое обаяние и перестанешь хмуриться, если ты намерен… В общем, все может оказаться не таким уж и неприятным.

— Черт бы тебя побрал, Саммерхейз! Ты решил учить меня, как обращаться с женщиной? Притом с моей собственной женой?

Саммерхейз вздохнул.

— Это тебя черт бы побрал, Хоксуэлл. Из того, что я слышал, она едва тебя знает. Как мне сказала Одрианна, ты даже не ухаживал за ней по-настоящему. Я согласен, что она поступила плохо, но если ты хочешь, чтобы в твоем доме был мир, мог бы немного ей польстить, а не выглядеть вечно недовольным.

Дождь начал понемногу утихать. Хоксуэлл снял шляпу, энергично стряхнул ее и снова надел на голову.

— Я действительно выгляжу так?

— Все дамы именно так считают. Одрианна сказала, что вчера за обедом ты смотрел волком.

— Это потому, что я был голоден.

— Миссис Джойс склонялась к тому, чтобы запретить Верити уехать вчера утром, она даже почистила свой пистолет. Если бы Верити вообще не согласилась поехать, разразился бы страшный скандал. Боюсь, что ты произвел на миссис Джойс не слишком хорошее впечатление.

— Как это печально. Мнение миссис Джойс так для меня важно, — съязвил Хоксуэлл.

— Твой сарказм неуместен. Это снова проявляется твой скверный характер.

— Саммерхейз, меня не слишком беспокоит мнение дамы, которая два года предоставляла убежище незнакомой женщине да еще грозилась убить меня. Я вообще считаю миссис Джойс подозрительной личностью. Но постараюсь не хмуриться. Буду улыбаться как идиот, пока наши с тобой жены замышляют, как бы привязать ко мне веревочки, как у марионетки, за которые они смогут дергать.

— Это нечестно. Одрианна ничего не замышляет.

— Ты и вправду влюблен, не так ли? Вижу, что в качестве союзника ты бесполезен. Вражеский стан будет использовать тебя в своих интересах. А я буду действовать исключительно в своих.

Саммерхейзу это не понравилось.

— Я говорю как друг, а не как лазутчик из какого-либо вражеского стана, даже если ты слишком раздражен сложившимися обстоятельствами, чтобы понять это. В свое время ты соблазнил немало женщин, Хоксуэлл. Было бы неплохо, если бы ты соблазнил еще одну.

Хоксуэллу не нужен был очередной совет относительно «сложившихся обстоятельств». Вчера вечером, когда Верити покраснела под его взглядом, а он чувствовал, как напрягается его тело, стоит ему лишь понаблюдать за ней, он уже наметил линию своего поведения.

Он и без Саммерхейза знал, что соблазнение было самым легким, быстрым, счастливым и надежным решением проблемы.

— Какое прекрасное поместье, Одрианна. — Верити выглянула в окно на появившийся вдалеке на небольшом холме помещичий дом. — В воздухе чувствуется запах моря.

— Побережье совсем недалеко отсюда. Если хочешь, мы устроим пикник.

Одрианна завязала ленты шляпки, приготовившись к приезду. За окном кареты были слышны шум колес и цокот копыт двух лошадей.

Вчера за обедом Хоксуэлл большей частью молчал, но наблюдал за Верити с задумчивым видом, отчего она начала нервничать. Его внимание приводило ее в замешательство и могло бы вызвать сомнения, сдержит ли он свои обещания относительно первой брачной ночи, если бы она не была уверена в том, что он человек чести.

— Поместье принадлежит брату моего мужа, — сказала Одрианна. — Если врачам удастся вылечить его от паралича и он вернется из Богемии, то сможет снова насладиться деревенской жизнью. Но если он останется инвалидом, ему лучше жить в городе, где по крайней мере можно чаще видеться с людьми.

Верити сомневалась, что маркиз Уиттонбери когда-либо вернется в Англию, не говоря уже о том, что будет жить здесь один. Одрианна тоже считала, что это маловероятно. Его отъезд сопровождался скандалом, который был бы, возможно, более громким, если бы маркиз так страшно не пострадал в этой войне. Но Одрианна всегда надеялась на лучшее и была бы рада возвращению своего деверя, с которым у нее сложились дружеские, доверительные отношения.

Карета остановилась в обширном дворе, огороженном с обеих сторон флигелями. Слуга помог Одрианне выйти. Верити последовала за ней как раз в тот момент, когда мужчины спешились.

После дождя стало жарко и душно, и все были рады оказаться в холле особняка. Огромные размеры, инкрустированный мраморный пол и почти полное отсутствие мебели делали его особенно прохладным. Не успели они войти, как им были предложены легкие закуски.

— Возле Саутенд-он-Си стоит яхта, — сказал лорд Себастьян. — Если погода позволит, мы можем совершить морскую прогулку.

Мужчины начали обсуждать побережье, яхту и то, каким бы им еще заняться спортом. Верити пила маленькими глотками пунш и старалась оставаться в тени.

Этому она научилась после того, как Бертрам стал ее опекуном и поселился в доме, в котором до этого жили только они с отцом. Ей вдруг стало ясно, что если она уйдет в себя и люди перестанут ее замечать, в свою очередь, и она сможет не замечать их.

Эта привычка оказалась полезной и во время ее двухлетнего пребывания в доме Дафны. Поскольку от нее не требовалось быть в определенном месте в определенное время, она могла, если это было необходимо, оставаться незаметной. Например, когда с визитом приезжал лорд Себастьян.

Но, избегая лорда, Верити приходилось избегать и Одрианну, ставшую его женой. Она не была на их свадьбе и никогда не видела новый дом Одрианны в Лондоне. Сейчас она устроилась в мягком кресле в огромном холле с высокими потолками и полом, выложенным мрамором четырех разных цветов.

Одрианну все это великолепие, казалось, не поражало. Лорд Себастьян и лорд Хоксуэлл тоже расположились на мягких диванах, словно ничего другого и не ожидали. Одна Верити еще никогда не видела такой роскоши, хотя и была богатой наследницей.

Какой-то невидимый и неслышимый сигнал привлек внимание Одрианны, и она встала.

— Домоправительница покажет вам ваши комнаты. Позади дома есть небольшой пруд, и я предлагаю встретиться там в пять часов и устроить пикник на свежем воздухе.

Лорд Себастьян посчитал это прекрасной идеей и похвалил жену за сообразительность. Экономка между тем увела Верити и Хоксуэлла.

На третьем этаже домоправительница перепоручила Хоксуэлла камердинеру, ожидавшему в дверях большой комнаты, и отвела Верити в такую же комнату почти рядом. Верити не удержалась и оглянулась. То же самое сделал Хоксуэлл и сразу же скрылся за дверью своей комнаты.

— Я надеюсь, апартаменты вам понравятся, леди Хоксуэлл, — сказала домоправительница, открывая дверь в огромную комнату, выполненную в модных зеленых тонах. — Утром здесь солнечно, а днем — прохладно. Пожалуйста, дайте мне знать, если комната вам не понравится.

Ее впервые назвали леди Хоксуэлл. Она чуть было не обернулась, чтобы увидеть важную особу, к которой обратилась домоправительница.

Верити подошла к открытому окну. Комната выходила на восток. Запах моря чувствовался здесь еще сильнее. Напротив окон росло огромное старое дерево, а слева была видна часть цветника. За кустами справа она увидела голубую гладь пруда, о котором говорила Одрианна.

— Комната мне очень нравится, — сказала она, поскольку ей показалось, что домоправительница ждет ее одобрения.

После ухода домоправительницы в комнату вошли Одрианна и служанка, которая должна была стать горничной Верити. Обе женщины никак не отреагировали на то, что у Верити так мало багажа.

Одрианна указала на две пачки писем на кровати.

— Это, должно быть, те письма, о которых ты рассказала мне в карете. Те, что адресованы Лиззи Смит в ответ на ее обращение к архиепископу и адвокату при церкви с просьбой об аннулировании брака. А что это за вырезки из газет?

— Я сохранила заметки, касавшиеся событий, происходивших в графствах, соседних с моим домом. — Верити открыла ящик комода и сунула туда письма и вырезки. — Думаю, мне надо их спрятать. Комната Хоксуэлла совсем рядом с моей, и он может неожиданно войти.

— Мне не удалось поселить его в другом крыле, Верити. Он, возможно, догадывается, что ты поделилась со мной своими секретами, пока мы ехали сюда, но лучше, если это будет не таким очевидным.

— Он дал слово. Он честный человек. Я не думаю, что имеет значение, в какой он поселится комнате. — В душе она в это верила, но его близость все же действовала ей на нервы.

— Если его честь начнет колебаться, ты можешь сослаться на головную боль, — заговорщически улыбнулась Одрианна.

— У меня и вправду бывают головные боли, Одрианна, особенно весной. Конечно, не так часто, как прошлой весной, когда мне приходилось прятаться от лорда Себастьяна. Вы меня все за эту ложь ненавидите? Но ведь ложь была не такая большая, к тому же у меня не было выбора. Впрочем, ложь есть ложь, какой бы она ни была, — вздохнула Верити.

Одрианна взяла ее за руку и усадила рядом с собой на кровать.

— Обман не столь велик. Но я рада, что ты мне призналась и рассказала о сделке, которую вы заключили с графом. Ты оказала всем нам честь — и Дафне, и Селии, и мне, — что провела с нами этот последний вечер в Камберуорте. Я сделаю все, чтобы помочь тебе выполнить твой план, потому что считаю, что ни одну женщину нельзя силой заставить выйти замуж.

Одрианна говорила горячо, но Верити видела по ее глазам, что она думает о чем-то другом.

— Ты думаешь, что у меня ничего не получится, не так ли? Ты считаешь, что этот брак все же состоится, — сказала Верити.

— Я думаю, что он граф и состоится ваш брак или нет, будет зависеть от него. Дафна и Селия говорили тебе то же самое, а они гораздо опытнее меня.

Селия и Дафна действительно так говорили, и это ее обескуражило. Она целых два года планировала, как воскреснет и подаст просьбу об освобождении. Это будет тяжело и, возможно, окажется безуспешным, но у нее по крайнее мере будет шанс побороться.

Но теперь она стала опасаться, что у нее мало шансов даже на то, что ее выслушают, потому что Хоксуэлл может воспрепятствовать этому с самого начала и контролировать все ее действия. Если только, как сказали ее подруги, ей не удастся добиться его согласия на аннулирование брака.

На это у нее есть несколько дней в Эссексе. Самое большее — неделя, пока нет опасности, что он потребует подтверждения брака. С помощью писем, которые она спрятала в ящик, можно получить разрешение на аннулирование брака даже в одностороннем порядке, если на то будут веские причины. Неподтвержденный брак и отсутствие детей были существенными причинами.

Селия предположила, что Хоксуэлл предпочтет деньги. Верити думала над этим уже два дня.

— Независимо от того, что будет с Хоксуэллом, я теперь могу узнать, в какой степени Бертрам выполнил свою угрозу, обманом заманив меня в ловушку. Сейчас, когда я достигла совершеннолетия, он ничего не сможет мне сделать. А замужем я за Хоксуэллом или нет, не имеет значения.

— Что ты будешь делать, когда узнаешь правду?

— Постараюсь загладить вину перед семьей и исправить несправедливость, виной которой я оказалась.

Ей придется сделать гораздо больше. Если с Майклом Боуманом случилось худшее, ей придется поменять все свои планы на жизнь, которые она строила в расчете на расторжение брака.

Интересно, отнесется ли Хоксуэлл к ней с большей симпатией, если она объяснит ему все более подробно, думала она. Конечно, не о Майкле, но все остальное. Должен же он понять, что если она станет леди Хоксуэлл, ее жизнь будет совершенно иной, нежели та, которую она себе рисовала.

Если она расскажет ему о своих мечтах, раскроет свое сердце, он поймет, что они не подходят друг другу, и решит, что будет лучше, если он от нее избавится.

Одрианна встала.

— Ты пока отдыхай. Увидимся за обедом. Слуги проводят тебя до пруда, чтобы ты не заблудилась.

— Да я вижу этот пруд из окна, так что найду к нему дорогу.

Как только за Одрианной закрылась дверь, Верити подошла к секретеру и села за него, чтобы написать первое за два года письмо в тот мир, в котором проходило ее детство.

* * *

Пока камердинер разбирал его вещи, Хоксуэлл оглядел отведенные ему апартаменты. Они состояли из двух комнат и были богато обставлены. Огромный ковер, как он понял, был из Брюсселя, а шелковые шторы — из Индии. Старинная мебель красного дерева была, по-видимому, совсем недавно подреставрирована.

Он не мог не сравнить все это великолепие со своим собственным домом, или, вернее, с тем, что от него осталось. Там уже ничего не менялось многие десятилетия, кроме картины Тициана, которая загадочным образом исчезла после очередного карточного проигрыша его отца.

К счастью, его дед умел делать покупки, соответствовавшие его экстравагантному характеру. Несмотря на несколько обветшавшую обивку мебели, дом выглядел неплохо благодаря большому количеству качественных предметов интерьера, выдержавших испытание временем.

Камердинер, гладивший его вещи в гардеробной, что-то напевал себе под нос, но Хоксуэлл прислушивался к другим звукам — тем, которые могли доноситься из соседней комнаты. Честно говоря, он ожидал, что Одрианна поселит его в противоположном крыле дома. Но, возможно, она и не состоит в заговоре с Верити.

Оставив камердинера и дальше выполнять свои обязанности, он вышел в коридор и отправился в комнату Верити. Он постучался и долго ждал, пока откроется дверь. Ему показалось, что она удивлена его приходом.

— Вы хорошо устроились? — спросил он. — Апартаменты вам подходят?

— Более чем. Спасибо.

Наступила пауза. Она стояла за полуоткрытой дверью.

— Вы не хотите пригласить меня войти?

— Я как раз собиралась написать письмо и…

— Я не должен просить, Верити. Я не должен стучаться.

Она прикусила нижнюю губу и широко распахнула дверь.

— Прошу вас, входите.

Комната показалась ему уютной, хотя и не такой большой, как его. У стены стояла массивная кровать, застеленная покрывалом цвета зеленого яблока. Он подошел к окну. Вид из его комнаты был лучше, но здесь прямо перед окном росло большое дерево. В густой листве весело щебетала какая-то птичка.

— Это дерево расположено очень удобно. Полагаю, вы умеете лазить по деревьям?

Она улыбнулась, но не рассмеялась. А ему очень хотелось услышать, как она смеется.

— Да, когда-то я неплохо лазила по деревьям. Но это было в детстве. — Встав на цыпочки, она выглянула из-за его спины и увидела дерево, о котором он говорил. — Для человека с большой практикой это займет не более четырех минут. А я скорее всего сорвусь и сломаю себе шею. Вы пришли, чтобы оценить удобство этого дерева для побега?

— Я пришел, чтобы удостовериться, что вы довольны тем, как вас устроили, а также сказать, что собираюсь прогуляться по саду. Присоединяйтесь.

— Я же сказала, что мне надо написать письмо.

— Я думаю, что погулять по саду вам понравится больше. Вы же любите сады, не так ли?

Она покраснела.

— Да, люблю. Но письмо…

— Письмо может подождать до вечера.

Он подошел к двери и показал жестом, чтобы она вышла. Это было и приглашение, и приказ.

По выражению ее лица он понял, что она восприняла это как приказ.

За верандой дома простирался большой сад. Хоксуэлл взял ее за руку, чтобы она не споткнулась на каменных ступенях. Она не могла возражать против такого обычного проявления вежливости, но прикосновение его руки привело ее в замешательство.

Она, видимо, поспешила, заключив с ним сделку относительно характера их отношений во время пребывания в Эссексе. Ей следовало бы заручиться его согласием на то, что здесь они будут вести себя так, будто вообще не женаты (со всеми вытекающими отсюда последствиями), а не просто откладывают на какое-то время супружеские отношения.

Если бы она была более определенна и точна в своих требованиях, Хоксуэлл сейчас не вел бы себя так, словно он муж, который может, когда захочет, входить без стука в ее комнату и брать ее за руку.

Но он ясно дал понять, что имеет право все это делать. Он, наверное, пришел к ней и пригласил пойти с ним в сад именно для того, чтобы это подчеркнуть.

Поместье выглядело просто великолепно. Хозяева нечасто жили в этом доме, но садовники, видимо, тщательно за всем ухаживали. Веранда спускалась к большому внутреннему двору, огороженному с обеих сторон флигелями.

За двором начинался огромный цветник. В дальнем конце, на расстоянии по крайней мере пятисот ярдов, росли кусты, а за ними — ряд деревьев, отделявший поместье от дикой природы. Дальше был пруд, о котором упоминала Одрианна.

— Вам нравится то, что вы видите? — спросил Хоксуэлл.

— Я предпочитаю менее формальный дизайн, но здесь все прекрасно.

— В таком случае вам, вероятно, больше понравится то, как сделан сад при их городском особняке. Ведь вы, — усмехнулся он, — его никогда не видели, не так ли? Вы же не навещали там Одрианну, потому что рисковали встретить ее мужа, который узнал бы вас.

— Нет, я никогда у нее не была. — Она остановилась у гладиолусов и машинально оторвала увядший цветок.

— Надо отдать вам должное, вы очень умело скрывали свою тайну. Странно, что все леди, окружавшие вас, не чувствовали себя обманутыми, как следовало бы ожидать.

— Вам не понять, что мы принимаем друг друга такими, какие есть, и придерживаемся определенных правил. Никто из нас не рассказывает секреты своего прошлого, поэтому все довольны.

— Очень странный дом. Говорите, что есть правила? Что-то вроде монастыря, аббатства или школы?

— Похоже. Но мы делаем все осознанно. Например, как независимые взрослые люди, не требуем друг от друга никаких объяснений относительно того, что мы делаем и куда идем. Не вмешиваемся в личные дела друг друга. Каждая из нас в меру своих возможностей вносит свою лепту в общее хозяйство. Одрианна дает уроки музыки, а у Селии есть небольшой доход. Я работаю в оранжерее и саду.

— Все это еще более необычно. Необходимо, чтобы у каждой была своя тайна. Вы принимаете неопределенность в других, потому что это дает им возможность принимать ее в вас.

— Секрет успеха не в тайнах, а во взаимной симпатии. Я не думаю, что у кого-нибудь из нас много тайн, кроме меня.

— В этом вы не правы. Вам, например, никогда не приходило в голову, что миссис Джойс, возможно, не требует от вас отчета о вашем прошлом, потому что не хочет рассказывать о своем?

Она остановилась.

— Что вы имеете в виду?

Он пожал плечами.

— Только то, что для вдовы армейского капитана — Саммерхейз рассказывал мне ее историю — это поместье слишком большое. Не спрашивая вас о вашем прошлом, она защищает свое.

— Полагаю, что вы намекаете на что-то скандальное.

— Я просто размышляю вслух, вот и все. Не притворяйтесь, что вы шокированы. Вы могли и не спрашивать, но все же наверняка задумывались.

— Вы намекаете, а не просто размышляете. Я этого не потерплю. Дафна мне как сестра. Вы пытаетесь ее очернить из-за того, что она меня приютила.

— Возможно. Признаю, что это нечестно. Приношу свои извинения.

Что-то он слишком быстро сдался. Она сомневалась в его искренности. Он просто старается ее умаслить, чтобы ей понравиться.

Они дошли до конца цветника. Впереди были кусты, деревья и дикая природа.

— Прошу меня простить, но мне хотелось бы вернуться в свою комнату и отдохнуть перед обедом.

— И написать письмо?

— Может быть.

— Кому это вам так не терпится написать письмо? Поскольку вы потребовали, чтобы я держал в секрете ваше воскрешение, пока мы здесь, я удивлен, что вы намерены так быстро о себе кому-то сообщить.

— Я должна написать Кэти Боуман. Она мать того семейства, которому угрожал Бертрам. Она многие годы была экономкой у моего отца, а ко мне относилась по-матерински.

— Это, видимо, та женщина, которая горевала о вас. Я понимаю, что вы хотите как можно скорее исправить эту печальную ошибку.

Теперь он намекает на ее вину. Она и вправду ее чувствовала. Поскольку Кэти не умела читать, кто-то должен будет прочитать ей это письмо. Скорее всего это будет викарий. Может, он предложит Кэти продиктовать ответ.

Верити очень на это надеялась. Как это будет чудесно, если окажется, что Нэнси солгала и Бертрам ничего не сделал с сыном Кэти Майклом, что Майкл по-прежнему занимается кузнечным ремеслом, которому когда-то его научил ее отец. Она не могла на это надеяться, но молиться-то она могла.

— Я пока прощаюсь с вами, лорд Хоксуэлл. Увидимся вечером.

Она хотела повернуться и уйти, но он взял ее за руку и остановил.

— Подождите, Верити. Сначала я хочу получить свой поцелуй. Даже несколько.

— Несколько?! Мы договорились о трех поцелуях в разное время, а не о трех сразу.

— Вы упустили этот пункт в нашем контракте. Как это непростительно с вашей стороны.

Он тихо рассмеялся. Она попятилась в сторону высоких кустов рододендрона, пытаясь спрятаться за ними.

— Это нечестно.

— Радуйтесь, что я потребовал всего три поцелуя в день, а не больше. На самом деле я не требую сегодняшних поцелуев, особенно сразу всех. За вами вчерашний долг.

— Мы не договаривались, что вы можете их копить, и если вы забыли использовать их в понедельник, потребовать долг во вторник.

— Но мы не говорили, что это не разрешается.

— Так я говорю об этом сейчас. Если бы таково было правило, вы могли бы полнедели обходиться вообще без поцелуев, а мне пришлось бы терпеть двенадцать или пятнадцать поцелуев за один день.

— Какая приятная мысль, однако. Но вы можете избежать такой печальной судьбы. Просто целуйте меня три раза, пока день не кончился, и будете в безопасности.

Он явно дразнил ее.

Как могло случиться, что это вполне разумное соглашение о трех поцелуях могло обернуться против нее?

— Ладно, пусть будут три, — согласилась она. — Так, чтобы я не была должна.

Она подошла к нему, встала на цыпочки и прикоснулась быстрым поцелуем к его губам. Потом она собралась клюнуть его еще раз, но он отклонился.

— Это один, — сказал он. — Еще два.

Похоже, он здорово веселился на ее счет. Она выпрямила спину и приготовилась к следующим поцелуям.

А он взял в ладони ее лицо, и она вздрогнула. Прикосновение было нежным, но очень интимным. Ощущение от прикосновения его теплых ладоней смутило ее.

— Мы не договаривались, что вы можете так ко мне прикасаться. Вы должны просто…

— Замолчите, — пробормотал он у самых ее губ. — Если я целую женщину, я делаю это так, как надо.

«Как надо» означало следующее: он внимательно смотрел на нее и одновременно проводил большим пальцем по ее губам, отчего они вдруг стали страшно чувствительными; потом он начал покусывать ее нижнюю губу, и она вздрогнула, словно ее пронзило стрелой. А когда его губы, наконец, сомкнулись на ее губах, у нее перехватило дыхание.

Она отступила не сразу. Она даже не была уверена, что сможет это сделать. Этот поцелуй вызвал в ней что-то такое, что заставило ее забыть, что она вообще хотела от него оторваться.

Все еще не отпуская ее лица, он внимательно посмотрел на нее своими синими глазами, видимо, довольный тем, что увидел.

— Это два поцелуя.

— Довольно!

Он покачал головой и поцеловал ее еще раз.

От этих поцелуев, от его близости, от вызванных всем этим ощущений она растерялась. Она и не подозревала, что поцелуи могут быть столь долгими и сложными. Ряд восхитительных движений губами и даже языком по ее щекам, потом снова по губам. Ничего похожего на поцелуи Майкла, когда она была еще девочкой. Эти были гораздо более опасными, и она реагировала на них совсем по-другому.

Она пришла в ужас оттого, что не могла оторваться еще несколько секунд. Когда же ей это удалось, она поняла, что, согласившись на поцелуй, который, если быть точным, следовало считать за несколько, она попала в ловушку.

Воспоминание о Майкле помогло чарам рассеяться. Между Майклом и ею не было никаких взаимоотношений. Он, возможно, вообще уже мертв, а если и жив, ему ничего не известно о ее планах. И все же… Она отвела со своего лица ладони Хоксуэлла и сделала большой шаг назад.

— Я считаю, что в общей сложности это было больше, чем три поцелуя. Вы использовали часть завтрашних.

— Я от силы использовал лишь половину одного сегодняшнего поцелуя.

— Он был слишком долгим.

— Это вам решать, а не мне. Если вы не хотите прервать поцелуй, не ждите, что я сделаю это за вас.

Она страшно покраснела, повернулась и ушла. Ей придется запомнить на будущее, что поцелуй следует заканчивать быстро. Сегодня он просто застал ее врасплох, вот и все.

Когда она соглашалась на эту часть сделки, то даже не предполагала, что поцелуи могут быть разными. Теперь она поняла его намерения и будет начеку.

Глава 6

Свет раннего вечера отражался в спокойной глади небольшого пруда и отбрасывал золотистые блики на скатерть, посуду и волосы дам.

Хоксуэлл поймал себя на том, что слишком часто смотрит на Верити. Эти поцелуи сегодня днем были такими сладкими, а ее реакция просто его очаровала.

Если бы она не была его женой, он мог бы даже почувствовать себя немного виноватым за то, что воспользовался ею. Но поскольку она принадлежала ему по закону, он не ставил под сомнение свои права и мог лишь радоваться тому, что она ничего не понимает в поцелуях.

Ведь это означает, что раньше ее не очень-то многие целовали. Впрочем, это не исключало возможности, что она сбежала от него в надежде соединиться с другим мужчиной. Она все еще могла быть влюблена в кого-то и по этой причине предложила эту глупую идею об аннулировании брака.

Он отметил ее осанку и идеальные манеры. В том, как она вела себя за столом, было что-то от недавней выпускницы школы по этикету. Прежде чем обратиться к нему или Себастьяну, она делала паузу, словно обдумывая то, что хочет сказать, и желая при этом быть уверенной, что ее речь будет достойна леди.

— Я рада, что тебе нравятся твои комнаты, — сказала Одрианна, обращаясь к Верити. — Это мои любимые комнаты. Солнце и зеленый цвет напоминают мне о весеннем саде.

— А за окном растет большое дерево, — подхватил Хоксуэлл. — Я думаю, что она хочет на него залезть. Она сказала, что это можно сделать за четыре минуты. Похоже, она специалист. А в Камберуорте она никогда не лазила по деревьям?

— Я никогда не видела. Однако у нас есть высокая яблоня в самом дальнем углу, но спелые яблоки с верхних веток никогда не пропадали зря.

— В детстве вы, наверное, были активным ребенком, леди Хоксуэлл? — сказал Себастьян.

Обе женщины замерли, а Себастьян притворился, что не заметил этого. Хоксуэлл обрадовался, поскольку такое обращение к Верити свидетельствовало о том, что у него, вероятно, есть союзник.

— Я жила с отцом в его доме рядом с заводом, а играла в поле позади дома. Он многие годы не замечал, что я расту, так что мое детство длилось дольше, чем у многих других девочек.

— А когда он это понял? — спросил Себастьян.

— Он поступил так, как любой отец, если его дочь растет без матери. Он нанял гувернантку. — Она скорчила гримасу и на мгновение стала похожа на девочку из своего детства.

— И началась муштра, — предположил Себастьян.

— С утроенной силой, чтобы восполнить потерянные годы, — призналась Верити. — Она очень серьезно взялась за мое образование и воспитание. Каждый день она читала мне лекции о том, как ведут себя в свете и каковы последствия греха.

— Я могла бы помочь твоему отцу сэкономить кучу денег, — вступила в разговор Одрианна. — Все это можно найти в книгах, которые стоят менее шиллинга каждая. Ты ведь помнишь эти книги, Себастьян, не так ли? Те, что давала мне твоя мать?

Себастьян закатил глаза, вспомнив о постоянных оскорблениях своей матери. Одрианна рассмеялась. Верити тоже засмеялась — в первый раз за три дня.

Ее глаза при этом засияли, а на одной щеке появилась ямочка. Ее смех не был ни глупым, ни визгливым. Он был мелодичным и очень приятным.

— Я не была слишком прилежной ученицей, — продолжила свой рассказ Верити. — Признаюсь, я временами доставляла ей немалые неприятности. Если урок казался мне уж слишком скучным, я удирала в дом Кэти, где на час или два могла вновь становиться ребенком.

— Возможно, ты и ненавидела эти уроки, но ты их хорошо усвоила, — сказала Одрианна. — Даже Селия признала, что ты прирожденная леди, а ее не так-то легко одурачить.

— Думаю, что на самом деле она нисколько не была мной одурачена. Она заметила, что я пересказываю школьные уроки, а не говорю об опыте собственной жизни.

То, как ловко она это ввернула, не прошло для Хоксуэлла незамеченным. В который раз она напоминала ему, что они «не подходят друг другу». Он подумал — может быть, в ней живет страх, что и он, и высший свет всегда будут считать ее неподходящей женой.

Ей это будет неприятно. Даже сейчас, рядом с ним и Себастьяном, должно быть, мучительно репетировать про себя каждое слово и действие.

— Вы написали письмо Кэти? — спросил Хоксуэлл. — Эта женщина многие годы служила экономкой у мистера Томпсона, — пояснил он для Одрианны и Себастьяна.

— Я его почти закончила. Мне хотелось бы отправить его завтра, Одрианна.

— Конечно. Кому-нибудь еще ты должна написать?

— Мистеру Тревису, — ответила Верити, подумав. — Мне хочется кое о чем узнать, и я уверена, что он честно ответит на мои вопросы. Но мне следует подождать, когда моя ситуация станет более определенной.

«Твоя ситуация в том, что ты замужем», — подумал Хоксуэлл. Ее оговорка ясно свидетельствовала о том, что она по-прежнему надеется изменить эту ситуацию. Ему придется объяснить ей, и притом твердо, насколько беспочвенны ее ожидания.

— Кто такой мистер Тревис? — спросила Одрианна.

— Он управляющий заводом. Он также единственный человек, которому мой отец доверил полный секрет изобретенного им сверлильного станка. Мистер Тревис наверняка все еще на своем месте. Бертрам не сможет от него избавиться.

— Это рискованный шаг, — сказал Себастьян. — Что, если что-нибудь случится с мистером Тревисом? Производство может полностью прекратиться.

— Я имела в виду, что он был единственным мужчиной, которому доверял мой отец. Пока гувернантка вдалбливала в меня этикет, мой отец учил меня кое-чему другому. Мне тоже известен его секрет.

Хоксуэлл запечатал письмо, написанное тетке. Он просто объяснил, что его задержали дела и что он не появится в Суррее еще по крайней мере неделю, а может, и дольше. Другое письмо, кузине Коллин, было менее обстоятельным.

Его не волновало, что он обманывает тетку по поводу появления Верити. Другое дело Коллин. Она принимала активное участие в организации его брака и больше всех расстроилась, когда Верити исчезла. Она по-настоящему горевала, потому что уже считала Верити почти своей сестрой. Впрочем, у Коллин была большая практика по части оплакивания, и, возможно, у нее это вошло в привычку.

Он достал чистый лист бумаги и начал обдумывать, как написать следующее письмо. Он обещал никому не сообщать о том, что нашлась Верити, пока они будут в Эссексе, но за обедом он пришел к выводу, что ему все же следует связаться с ее попечителем, мистером Торнапплом.

Отношения между попечителем и Хоксуэллом были не самыми лучшими. Прошлой весной обнаружилось, что кто-то нанял сыщика для расследования исчезновения Верити. Хоксуэлл думал, что за этим стоит Бертрам, но потом выяснилось, что это был попечитель. Поскольку этот сыщик задавал наводящие вопросы относительно мужа пропавшей невесты, сам собой напрашивался единственный вывод — Торнаппл предполагает самое худшее.

Хоксуэлл очень тщательно подбирал слова, чтобы его обращение мало чем отличалось от прежних, но представил дело так, что ему интересно, правда ли, что возможно новое расследование исчезновения Верити.

Упоминание Верити имени мистера Тревиса огорошило Хоксуэлла. Возможно, было ошибкой поверить на слово Бертраму Томпсону, заявившему, что он управляет бизнесом, и согласиться на то, что после того, как Верити выйдет замуж, Бертрам получит полную свободу действий. Теперь выясняется, что Бертрам на самом деле не только не является управляющим, но даже не знает деталей изобретения, сделавшего завод таким процветающим. Их знают лишь мистер Тревис и Верити.

Хоксуэлл закончил письмо, запечатал и отложил в сторону. Потом лег на кровать. В открытое окно с моря дул прохладный ночной ветерок. Грешно было тратить на сон такую приятную ночь.

Впрочем, он и не ждал, что ему удастся уснуть. Сначала его начнут одолевать низменные инстинкты, напоминающие ему, что совсем рядом, в соседней комнате, лежит в постели очаровательная женщина, на которую он имеет законное право. Потом ему придется подавить свою физическую реакцию и прекратить вызванные ею видения.

Если бы он верил, что она настолько равнодушна, какой хочет казаться, ему было бы легче с собой справиться. Он слишком хорошо знал женщин, чтобы обманываться на этот счет, и было очень трудно сдержать обещание, данное Верити, притом что ее глаза и вздохи свидетельствовали о вожделении, которое она пыталась отрицать.

Она объяснила причины своей просьбы, но он подозревал, что были и другие. Например, причиной могла быть надежда на то, что он все же согласится на аннулирование брака. Или на то, что ей снова удастся сбежать. Да мало ли…

Возможно, ответ ее попечителя на его письмо прояснит некоторые стороны дела ее отца. Он мог бы узнать подробности уже два года назад, но в то время он, к сожалению, не слишком ко всему прислушивался и уж тем более не вникал ни в какие подробности.

А все его гордость. Он был бы рад получать весьма значительную прибыль, которую давал завод, а еще больше он был в восторге оттого, что может получить все это богатство до ее совершеннолетия, но он ничего не хотел знать о самом заводе. Теперь, очевидно, пришло время выяснить то, чем он пренебрег два года назад.

Какой-то звук отвлек его от размышлений. Какое-то шарканье неподалеку, почти под его окном. Наверное, какое-то животное, подумал он, встал и подошел к окну.

Его глаза понемногу привыкали к темноте. Звук повторился. Он доносился со стороны дерева рядом с окном Верити. Он стал вглядываться и увидел что-то светлое, распростертое на верхних ветках, подходивших почти вплотную к стене дома и подоконнику комнаты Верити.

Потом эта светлая форма плавным движением отделилась от здания, и он услышал тихий смешок радости.

А чему он удивился? Разве не он бросил ей вызов? Не искушал ее возможностью обрести свободу?

Она сказала, что на это дерево понадобится всего четыре минуты.

Верити никогда не залезала на ту высокую яблоню, которая росла в саду Дафны — узкие юбки платьев не позволяли, — но с помощью стремянки ей удавалось взобраться на самую низкую ветку, а оттуда сбивать граблями спелые плоды с верхних веток.

Она уже давно не лазила по деревьям, но умение осталось. Перевязав пеньюар в трех местах: между ног на манер панталон, под коленями и вокруг бедер, — она обрела некоторую свободу движений. Теперь можно попробовать. Но в следующий раз, когда она решит бежать по-настоящему, придется надеть что-либо более приличное.

Она перебралась на дерево, и ее вдруг переполнило забытое, дремавшее где-то в глубине души детское ощущение радости. Наверное, то же испытывает птица высоко на дереве. Это было совсем не то, что смотреть из окна. Ветки образовали как бы домик, куда никто не мог войти.

Устроившись на толстой ветке, Верити посмотрела на небо. Луна была неполная, но звезды светили ярко. Ей понравилось, как на фоне неба от легкого ветерка трепетали листья.

Она глубоко вдохнула соленый морской воздух, обещавший свободу, и у нее даже немного закружилась голова. Оттого, что она жива. Просто жива. На этом дереве она опять почувствовала полноту жизни, как когда-то в детстве.

Ей хотелось смеяться. Губы расплылись в широкой улыбке. Она оставалась той же Верити, какой была когда-то. Правда, эта Верити чувствовала себя немного незнакомкой, все еще не уверенной в себе. Ведь за эти годы она выросла, повзрослела.

Она вдруг вспомнила Майкла, каким он был — ребенком, подростком и юношей, сорвавшим первый поцелуй. Она вспомнила его неуверенную улыбку, которая исчезла в тот день, когда они встретились в последний раз, прокравшись в дом Кэти. Тогда он был зол на весь свет.

Он был совсем не похож на Хоксуэлла. Она знала Майкла так же хорошо, как саму себя, а Хоксуэлл навсегда останется для нее загадкой. Возможно, именно эта загадочность заставила ее так странно реагировать на его поцелуи. Она и представить себе не могла, чтобы Майкл мог так на нее подействовать. Да она этого и не хотела бы.

Закрыв глаза, она снова представила себе Майкла и попыталась вспомнить, какие он вызывал у нее чувства. Было бы неплохо, чтобы он хотя бы немного ей нравился, если он согласится жениться на ней. Но для этого надо сначала узнать, жив ли он вообще, где он и сможет ли она исправить то, что сделал Бертрам. А если все это произойдет и они поселятся вместе в ее доме, будут ли они испытывать страсть в супружеской постели или у них останутся лишь дружеские чувства?

Верити открыла глаза. Она знает ответ. И он не так уж плох. Страсть — это, конечно, возбуждает, но она и разрушительна. И она умирает, если ее все время не подпитывать.

Проверив перепоясавшие ее веревки, она начала спускаться. Это заняло больше четырех минут. Дерево было высокое, а она стала гораздо крупнее, чем в детстве, да и давно не практиковалась. В следующий раз все пойдет быстрее. Она выбросит из окна свой чемодан, спустится вниз по дереву и убежит. А бегать она умела очень хорошо.

Опустив ногу, Верити нащупала нижнюю ветку, с которой можно сойти на землю.

Она уже ступила на ветку и начала спускаться, когда у ствола вдруг выросли пальцы и схватили ее за ногу.

Она посмотрела вниз и, несмотря на темноту, увидела пару синих глаз, глядевших на нее снизу, и рукава белой рубашки.

— Вы не рассчитали, Верити. Вы могли упасть, — услышала она голос Хоксуэлла.

— Я собиралась спрыгнуть, — солгала она. Она и вправду не рассчитала, но падение было бы не таким уж серьезным.

Он поставил ее ногу себе на плечо, потом обнял за талию и опустил на землю.

— Вам повезло, что я оказался здесь вовремя. — Склонив голову набок, он оглядел ее наряд. — У вас красивые ноги. Я пришел в ужас, увидев одну, которая болталась у меня над головой. Что это на вас — панталоны или кальсоны?

Нагнувшись, она стала развязывать веревку, которая подхватывала пеньюар между ног.

— Ни то и ни другое. Спасибо за помощь. Можете продолжить вашу прогулку.

— Я не тороплюсь.

Один узел никак не развязывался. Она нервно тянула за него, чувствуя себя все более неловко.

— Вам следует уйти. Я не рассчитывала на то, что меня кто-нибудь может увидеть. Не смущайте меня, это неприлично.

— Я ваш муж, Верити. Если бы я увидел вас совершенно голой, это все равно было бы прилично.

Она замерла. Ее охватило какое-то странное и неожиданное ощущение, похожее на то, которое она испытывала, когда он ее целовал.

Однако пеньюар все еще был обвязан веревками под коленями и вокруг бедер, и она понимала, что выглядит глупо.

— Мне надо идти. Узел не развязывается, и мне надо пойти в свою комнату, чтобы…

— Вы с таким трудом выбрались, что было бы жаль так скоро возвращаться. Пойдемте со мной.

Он взял ее за руку и вывел из тени дерева на лунный свет, почти так же как совсем недавно затащил ее за кусты рододендрона.

Опустившись на одно колено, он поставил на другое ее ногу и начал развязывать узел, низко опустив голову. Ее голая нога была видна от колена до ступни.

— Пожалуйста, не беспокойтесь. Я могу это сделать у себя, — сказала она. Ей не нравилось чувствовать его руки так близко от своего тела. Его лицо тоже находилось в опасной близости.

— Я настаиваю. Вам не мешает узнать, как полезны иногда могут быть мужья.

Пришлось терпеть. Он возился довольно долго — узел действительно затянулся. Но наконец она почувствовала, как веревка ослабла.

Однако он не пошевелился, не опустил ее ногу на землю, чтобы пеньюар мог ее скрыть.

Не отрывая от нее взгляда, он провел одной рукой по ее ноге до колена, а другой держал ступню, так что она не могла даже пошевелить ею. Он был такого высокого роста, что, даже стоя на коленях, легко заглянул ей в глаза. По выражению его лица она поняла, что эта неожиданная встреча не сулит им обоим ничего хорошего.

Она не знала, как оградить себя от исходившей от него мужской силы. Внутренний голос предостерегал ее, но она ничего не могла поделать с тем, как реагировало ее тело на его прикосновения. Ей даже стало немного страшно.

Однако он неожиданно отпустил ее ногу и встал.

— Если вы намерены лазить по деревьям, надо будет приобрести для вас подходящую одежду. Хотя этот пеньюар выглядит на вас очень соблазнительно.

Он обошел вокруг нее, словно для того чтобы получше рассмотреть. Она, в свою очередь, разглядела, как одет он. На нем были лишь брюки и белая рубашка с расстегнутым воротом. Оказавшись у нее за спиной, он потрогал длинную косу, которую она заплела после того, как Сьюзан расчесала ей волосы.

А потом предложил ей руку.

— Пойдемте со мной.

Она понимала, что не следует этого делать. Но у нее вряд ли был выбор, ведь он наверняка не допускал даже мысли, что решение может быть за ней.

— Вы проверяли, сможете ли спуститься вниз по дереву, если решите бежать. Я угадал?

Хоксуэлл был почти уверен в ответе, но все же спросил. Разговор мог бы отвлечь его от размышлений о том, что сейчас ночь, что они одни, и…

В нем говорила кровь, а это так часто оборачивается для мужчин неприятностями. Даже если она понимает, что сейчас между ними происходит, в чем он совсем не был уверен, она будет это отрицать. Но почему? Почему это вдруг стало для него таким важным? Достаточно того, что он в первый раз задумался над тем, как непростительно беспечен и легкомыслен был два года назад, хотя дело касалось ее будущего и его собственного.

— Мне кажется, вы должны заботиться о своей чести, а не пытаться читать нравоучения мне.

— Вы напоминаете мне о чести только для того, чтобы избежать ответа на мой вопрос. У вас нет причин сомневаться. Если бы я захотел, я бы не только погладил вашу ногу. Но я ведь этого не сделал, не так ли?

Смелое заявление. Ее лицо было повернуто к нему в профиль, а взгляд устремлен на дорожку, по которой они шли. Он с трудом удержался, чтобы не остановить ее, не обнять и не заставить посмотреть на него.

— Когда мы разговаривали с вами в Камберуорте, вы сказали, что если бы я попытался узнать вас лучше, то понял бы, почему вы противились замужеству, — сказал он. — Поскольку считается, что за эти дни мы должны с вами познакомиться поближе, может, вы объясните это сейчас?

— Мы оба знаем, что я никогда не буду принята в свете. Это не мой мир. Вам известно, насколько я в этом права. Этот мир и ваш титул были, конечно, привлекательны, но когда я была честна сама с собой, я признавала, что реальность никогда не будет соответствовать моей мечте.

Другими словами, она пришла к выводу, что он не даст ей ничего, поскольку его положение в обществе было единственной валютой, которой он мог с ней расплатиться.

То, с каким пренебрежением она отмела его титул, было для него непривычным и задело не на шутку. Но все же он догадался, что она просто решила его успокоить.

— Сомневаюсь, что те преграды, которые вам придется преодолеть на пути в общество, имеют для вас значение. Многие женщины, конечно, потребовали бы, чтобы общество приняло их безоговорочно, но не вы. Здесь что-то другое.

— И гораздо большее. Самое важное — это то, что мой кузен Бертрам силой заставил меня согласиться на этот брак, а также причина, по которой он это сделал.

Наконец они дошли до сути.

— В чем же она?

— Мой отец не хотел, чтобы я вышла замуж за такого человека, как вы. Он надеялся, что мой муж использует мое наследство, чтобы приумножить дела компании и осуществить его мечту.

— Я еще не встречал такого отца, который не хотел бы, чтобы его дети поднялись выше его по социальной лестнице. Возможно, он был бы в восторге, если бы вы стали графиней.

— Если бы вы его знали, вы бы поняли, как это смешно. Он учил меня, что гильотина была подходящим концом для всех тех аристократов во Франции, а нам тоже пригодилась бы парочка таких приспособлений. Он никогда не завещал бы мне контрольный пакет акций своей компании, если бы думал, что я могу выйти замуж за человека, с презрением относящегося к деловой сфере жизни и думающего только об удовольствиях.

Было хорошо известно, что отец Верити не был приверженцем традиций. Однако человека, который изобрел новый метод обработки металла, можно было извинить за его веру в то, что старому миру пригодились бы кое-какие изобретения.

Джошуа Томпсона вряд ли можно было считать радикалом, не говоря уже о том, что он не был одним из революционеров, призывавших уничтожить дворянство. Во всяком случае, он либо делился своими мыслями только с близкими людьми, либо Верити все преувеличивает, преследуя собственные цели.

— Вы тоже меня хорошо не знаете, Верити. Более того, все, о чем вы говорите, — это обычные и к тому же ошибочные предрассудки. Человек с моим положением не может все время предаваться удовольствиям, в противном случае его никто не станет уважать. У меня есть обязанности в парламенте, которые, по сути, относятся к деловой сфере. Я отвечаю за управление землями, завещанными мне моими предками, за улучшение жизни многих людей, живущих на них. — Он немного сбавил тон, чтобы его слова об ответственности не выглядели как брюзжание. — Хотя я признаю — частично вы правы. Многие поколения аристократов только тем и занимались, что наслаждались жизнью, и стали экспертами в области удовольствий.

— Я не знаю, зачем вы меня спрашивали, если считаете мои причины лишь поводом для нотаций и для игры словами.

— Я просто хотел быть вежливым и пытаюсь не возражать против того, на что вы только что косвенно намекнули, — что скорее предпочли бы увидеть мою голову отрезанной на гильотине, чем выйти за меня замуж. У меня почему-то это вызывает возмущение.

Жена должна была бы ответить на эту реплику уверением в том, что не хотела бы увидеть его голову отрезанной, подумал он.

Но вместо этого она сказала:

— Я стараюсь быть честной. Вы спросили почему, и я ответила. Вас вообще не должно было быть в моей жизни. — Она остановилась, и ей удалось высвободить руку. — У меня есть предложение. Теперь, когда вы кое-что узнали обо мне и о том, что я думаю, вы согласитесь, что в ваших интересах его принять.

— Так давайте послушаем.

— Я стала совершеннолетней. Если я свободна, дело отца принадлежит мне. Мне им управлять и его развивать, как на то надеялся мой отец. Бертрам хотел выдать меня за человека, которому это дело будет неинтересно, для того чтобы он, даже не имея достаточного количества акций, получил контроль над всем производством. Но если я свободна…

— Неужели вы думаете, что сможете сами управлять заводом?

— Я хочу осуществлять права собственности, полученные мною по наследству, и по своему усмотрению распоряжаться доходами. Мое предложение заключается в следующем. Если вы подадите прошение об аннулировании брака и оно будет удовлетворено, я буду отдавать вам половину доходов от производства. Если я когда-либо выйду замуж, то в соответствии с контрактом, который мы заключим, даже мой будущий муж не сможет этого изменить.

Ее голос звучал искренне. Его рассмешила не столько наивность ее плана, а то, что она была готова пройти через столько неприятностей и лишиться части своих доходов, только бы избавиться от него.

— Верити, если я не буду пытаться избавиться от вас, я буду получать весь доход. Полностью. Не очень-то прилично говорить об этом, но если вы твердо решили…

— Вы говорите со мной тоном, каким взрослый говорит с ребенком, лорд Хоксуэлл, но ребенок — это вы, раз надеетесь, что Бертрам будет честно отчитываться о доходах с моей части наследства. Да никогда. Поверьте, мой план подойдет вам гораздо больше, чем предложения Бертрама, ограничивающие ваши права. — Она подошла ближе и посмотрела ему прямо в лицо. — А если я, не дай Бог, умру, ваша часть будет упомянута в моем завещании, так что она будет принадлежать вам и вашим наследникам. Она будет ваша навсегда.

Он понял, что она все продумала. Все два года она думала о том, что будет делать, когда выйдет из своего добровольного изгнания. Брак, по крайней мере брак с ним, не входил в ее планы. Это было очевидно.

— Меня не интересует ваш план, Верити.

Но это было не совсем так, и то, что он немного замешкался, прежде чем ответить, возможно, не ускользнуло от ее внимания. Наверное, они и впрямь не подходят друг другу, если не считать чувственности, которая, по его мнению, могла бы оказаться общей почвой, если будет возможность это проверить. В чем он не сомневался, так это в том, что Бертрам будет подделывать отчеты, чтобы красть часть его дохода.

В конце концов, он ведь женился из-за денег, и ее предложение давало ему гарантию на будущее.

Ему надо было все обдумать и привыкнуть к тому, что за красивым личиком и мягкими манерами скрывается острый ум и упрямый характер.

Она понимала, что он клюнул на приманку и обдумывает ее предложение. Она почувствовала, что он заинтересовался, и улыбнулась. А он увидел, как сверкнули ее глаза.

А в следующий момент она уже обняла его за плечи и, приподнявшись на цыпочки, три раза подряд прикоснулась губами к его рту, при этом каждый поцелуй длился не более секунды. Он был настолько ошарашен, что не успел схватить ее. А она уже бежала к дому.

— Подумайте о моем предложении, — крикнула она через плечо, не останавливаясь. — И мы квиты по поцелуям, милорд. Завтра можем начать по новой.

Приподняв полы пеньюара, она помчалась к дому. Ее длинные волосы развевались на ветру, а голые ноги сверкали белизной в темноте ночи.

Глава 7

— Ты хорошо провела ночь, Верити? — спросила наутро Одрианна, когда Верити спустилась к завтраку. Верити не так удивили слова, как тон, которым они были сказаны.

— Очень хорошо.

Она села напротив Одрианны, а служанка поставила перед ней чашку кофе.

Одрианна улыбнулась. Потом сложила руки на столе и опять улыбнулась.

— Почему ты улыбаешься? — спросила Верити.

— Да так, ничего. — Одрианна стала поправлять локоны, хотя ее прическа была в идеальном порядке. — Ну, не совсем ничего. После всего рассказанного тобой, пока мы сюда ехали, насчет того, почему нельзя сохранить твой брак, я ждала, что ты проявишь больше стойкости против чар Хоксуэлла. Пойми меня, я тебя не критикую. Граф красивый мужчина — этого у него не отнимешь. Но если ты была такой расстроенной, какой казалась, я думала, что ты сначала заставишь Хоксуэлла как следует поволноваться, прежде чем уступишь. — Она улыбнулась. — Вот и все.

— Я не уступила. С чего ты решила?

— Вот как? Тогда извини. Просто тебя видели ночью в саду. При этом вы оба были не совсем одеты. — Она улыбнулась. — Вы были вместе. Поэтому мы просто предположили… — Она пожала плечами.

— Кто это «мы»? Кто предположил?

— Себастьян. Моя горничная. Как знать, кто еще? Окна почти всех спален выходят в сад, и даже при неполной луне белая рубашка и светлый пеньюар хорошо видны в темноте. — Одрианна снова пожала плечами.

— Мы просто обсуждали сложившуюся ситуацию. Ты должна сказать своему мужу и горничной, что они все не так поняли. Я хочу, чтобы ты строго их предупредила. Мне бы не хотелось, чтобы и слуги, и особенно Себастьян думали, что произошло нечто большее, чем было на самом деле.

— Разумеется. Признаюсь, мне их рассказ показался странным, если учесть, что мне известен твой план.

— Я все еще не отказалась от своего плана. У меня даже есть причина думать, что я смогла убедить его согласиться с моими доводами. Думаю, мы очень близки к положительному решению проблемы.

Одрианна удивленно подняла брови.

— Неужели? Ты меня поражаешь, Верити. После того, что ты рассказала мне об обмане твоего кузена, я считаю, что ты не должна жить в этом браке, но у меня мало надежды на то, что Хоксуэлл когда-либо согласится на аннулирование. Я пришла к этому убеждению во время нашего обеда в гостинице. По-моему, он решил склонить тебя к тому, чтобы ты изменила свое мнение, прибегнув к… своим методам.

— А по-моему, он понял свою выгоду. И поскольку брак не был подтвержден, мы можем победить в церковном суде, если Хоксуэлл присоединится к моему прошению.

Одрианна взглянула на Верити скептически. А Верити, прекрасно понимая, что у нее мало шансов на успех, переменила тему и стала расхваливать окрестности поместья.

— Да, места чудесные, — подтвердила Одрианна, — хотя в августе здесь полно приезжих из Лондона. После морской прогулки на яхте мы можем пройтись по окрестным деревням.

— Будет не слишком невежливо, если я откажусь от прогулки по морю?

— Неужели ты все еще боишься, что тебя увидят? Если ты наденешь шляпку, сомневаюсь, что кто-нибудь тебя узнает, даже в том случае если кто-то знал тебя раньше.

— Дело не в том, что я опасаюсь быть узнанной, Одрианна. Я с удовольствием прогуляюсь по побережью, но предпочитаю не проводить весь день в обществе Хоксуэлла. К тому же я боюсь моря. Как подумаю, что окажусь в небольшой лодке среди волн, меня охватывает дрожь. Может быть, ты проводишь меня до побережья и я осмотрю здешние деревушки, пока вы будете путешествовать по морю?

— Ты, конечно, можешь отказаться от яхты, — успокоила ее Одрианна. — Мы так и скажем, что ты боишься моря.

— В таком случае я пойду готовиться и черкну пару слов Дафне и Селии. — Она встала. — Прошу тебя, сделай строгий выговор своему мужу и горничной. Для меня это очень важно, Одрианна.

— Не волнуйся, Верити. Но если ты решила твердо придерживаться своего плана, постарайся не оставаться с Хоксуэллом наедине, особенно когда полуодета. Какое бы обещание он тебе ни давал, он все же мужчина.

— Вы совершенно уверены, что не хотите присоединиться к нам, леди Хоксуэлл? — еще раз спросил Себастьян, пока слуги погружали в яхту все необходимое для длительной прогулки по морю.

Яхта была длиной почти пятьдесят футов, с прочными мачтами и несколькими парусами. Лорд Хоксуэлл и лорд Себастьян уже сняли свои плащи, приготовившись играть в матросов, но по мачтам, в случае необходимости, должны были взбираться двое слуг.

— Мне будет спокойнее на берегу, — ответила Верити. Одрианна устроилась на стуле под тентом. Широкополая шляпа и зонтик должны были защитить ее от палящих лучей солнца.

— Вам незачем опасаться, — сказал Хоксуэлл, разбирая удочки. — Я прекрасно плаваю, а море сегодня спокойно. Если что-нибудь случится, я доставлю вас на берег в целости и сохранности.

— Я не сомневаюсь, что вы непревзойденный пловец, лорд Хоксуэлл, но такова же и моя трусость. Мой отец утонул в не слишком бурной реке, поэтому море меня по-настоящему страшит. Я прогуляюсь по побережью в ожидании вашего возвращения. Одрианна рассказала мне о местных достопримечательностях, так что я не буду скучать.

Хоксуэлл подошел к ней.

— Вот, возьмите. — Он сунул ей в руку несколько банкнот. — Неразумно оставаться одной в незнакомом месте и не иметь средств, чтобы получить помощь, если потребуется.

Она взглянула на деньги. Всего пятнадцать фунтов.

— Но я не могу…

— Считайте, что это деньги на булавки. Купите себе новую шляпку, если найдете соответствующий магазин. Но дайте мне слово, что не наймете на них экипаж и не скроетесь. Мне понадобится всего один день, чтобы найти вас, так что бежать нет смысла.

Она не ожидала, что он подозревает ее в желании сбежать, и молча смотрела на банкноты.

— Я вижу, вы колеблетесь, и это дает мне основание предполагать, что вы можете снова исчезнуть. Я думаю, будет лучше, если я присоединюсь к вам в прогулке по побережью.

— Я не собираюсь исчезать. А если из-за меня вы лишитесь своего любимого спорта, вы вряд ли будете хорошим спутником. — Она посмотрела ему прямо в глаза. — Даю слово: я не найму за ваши деньги экипаж, чтобы сбежать.

Видимо довольный, что разгадал ее игру и прекратил еще до того, как она началась, Хоксуэлл стал помогать Себастьяну готовить яхту к отплытию.

Подождав, когда яхта отойдет от берега, Верити открыла свой ридикюль и положила в него деньги. Там уже была небольшая сумма, а под ней, завернутая в тонкий носовой платок, лежала золотая цепочка и еще кое-какие скромные украшения. Она закрыла ридикюль и тихо выругалась, употребив слова, не слишком подходящие для приличной леди.

Она действительно намеревалась нанять экипаж и уехать до того, как вернется яхта. Возможно, что прошлой ночью она и сумела убедить Хоксуэлла принять ее предложение, но твердо рассчитывать на это не могла. Если у нее появился шанс сбежать, она должна им воспользоваться.

Она даже оставила Одрианне в своей комнате записку, в которой все объясняла. Деньги, данные ей Хоксуэллом, оказались дьявольским искушением. Они облегчили бы ей побег, но он заставил пообещать ему, что она не сбежит.

Стараясь найти утешение в том, что ее план побега был слишком сырой, и напомнив себе, что Хоксуэлл все-таки — чем черт не шутит — может принять ее предложение, она направилась в деревню.

Это была рыбацкая деревушка, выросшая до вполне приличных размеров благодаря приезжим из Лондона, облюбовавшим этот уголок для морских путешествий. Берег спускался уступами к кромке моря. Верхняя терраса превратилась в длинную и широкую дорогу, вдоль которой расположились дорогие отели и менее притязательные постоялые дворы.

Посетив маленькую церквушку с расположенным за нею ухоженным кладбищем, а потом знаменитый «Королевский отель», Верити сначала обошла модные магазины, а потом направилась в старую часть деревни, где жили рыбаки, а к берегу были пришвартованы их многочисленные лодки.

Приезжие из Лондона сюда не заглядывали, и местные жители занимались своими привычными делами, как было заведено многими поколениями до них.

Некоторые лодки уже вернулись с моря, и женщины начали распродавать свежевыловленную рыбу на расположенном здесь же рынке. В воздухе стоял запах рыбы и соленого ветра с моря. Взгляды, которыми ее провожали местные жители, относились не к ее одежде, которая была более чем скромной. Просто здесь все друг друга знали, а потому незнакомый человек обращал на себя внимание.

Верити остановилась перед тележкой одной из женщин — рыжеволосой, с загорелым обветренным лицом, — чтобы полюбоваться выложенным уловом. Женщина взглянула на Верити и сказала:

— Вы ищете ту девушку? Она только что была вон там, за деревней. Сидела наверху скалы. Наверное, она и сейчас там.

— Нет, я никого не ищу. Я просто гуляю по деревне.

— Мало кто к нам сюда заглядывает. Но эта девушка нездешняя. Похоже, она потерялась. Я просто думала, что кто-нибудь за ней придет, вот и все.

Верити не понимала, как кто-то может потеряться в деревне, где всего-то две улицы. Но возможно, эта девушка очень молода.

Она прошла через толпу торговок и бросила взгляд на скалы в конце деревни. Ее показалось, что там и вправду кто-то сидит, и она решила пойти проверить. Если потерялся ребенок, нехорошо оставлять его здесь одного.

Однако, приблизившись, Верити поняла, что это вовсе не ребенок, хотя девушка сидела на самом краю скалы, свесив ноги и совсем по-детски ими болтая. На ней была шляпа, похожая на ту, что была на Верити, — с опущенными полями и без всяких украшений.

Верити была заинтригована, но сделала вид, будто просто прогуливается по берегу. Когда она остановилась около девушки, та даже не пошевелилась.

Верити отметила, что на девушке было красивое муслиновое платье — белое, в лиловых цветах по лифу и рукавам. Платье, правда, было изрядно испачканное. Эта девушка явно была не из этой деревни. Скорее всего даже не из этих краев.

— Простите мою смелость, но в деревне говорят, что вы, наверное, потерялись. Могу я чем-нибудь вам помочь? — спросила Верити.

Девушка не повернула головы. Но потом голосом, слишком взрослым для юной девушки, ответила:

— Я не потерялась. Я знаю, где нахожусь.

Вот и делай доброе дело. Верити пошла обратно, но обернулась. Что-то в неподвижности девушки забеспокоило ее.

Может быть, у Дафны было точно такое же интуитивное чувство, когда она остановила свою двуколку на дороге у Темзы? Наверное, точно так же увидела девушку, погруженную в свои мысли и не знающую, что делать и куда идти.

Верити вернулась.

— Море внушает ужас, не так ли? Я нахожу его пугающим.

— А я нет. Оно кажется мне мягким. Очищающим.

— Значит, вы смелее меня. Полоска берега здесь такая узкая, а скала очень высокая. Один неверный шаг… Вы умеете плавать? Я так и не научилась.

На сей раз она не получила ответа.

— Вы из Лондона? — сделала Верити еще одну попытку.

— Я с севера.

— Вы здесь навещаете родственников?

— Нет. Я попросила рыбаков перевезти меня сюда.

— Они берутся перевозить пассажиров? Я не знала.

— Некоторые берутся. За деньги.

Верити посмотрела на лодки. Она обещала не нанимать экипаж, чтобы сбежать, но про лодку ничего не говорила.

Однако это означало бы, что ей придется побороть свой страх моря. Она посмотрела сначала вдаль, потом на берег, о который непрестанно бились волны. Если бы лодка держалась ближе к берегу…

Молодая девушка была явно не расположена к беседе. Она наверняка хотела бы, чтобы Верити ушла. Так, видимо, и надо было сделать, а поговорить лучше было бы с кем-нибудь из рыбаков, решила она.

Она посмотрела в спину девушки. Это не ее дело, убеждала она себя. Однако оставлять незнакомку одну было неправильно. Интуиция подсказывала, что девушка действительно потерялась, в худшем смысле этого слова, и нуждается в помощи.

Верити снова взглянула на лодки и вздохнула. Может, потом у нее будет время. Или подвернется другой шанс, если он ей по-прежнему будет необходим.

Как поступила Дафна в тот день? Она не просила объяснений, почему Верити сидит на берегу реки одна, в красивом платье. Она не ругала ее и не предупреждала. Вместо этого она нашла тот единственный ход, который отвлечет внимание человека, не знающего, как поступить. Еда. Дафна просто пригласила незнакомую девушку к себе домой пообедать.

— Я собираюсь найти какое-нибудь место, где можно поесть. В этой части деревни, а не там, где яхты и отели. Не хотите ко мне присоединиться? У меня достаточно денег, чтобы заплатить за два обеда.

Девушка повернула голову. Какие бы планы ни занимали эту голову в данный момент, все они отступили перед голодом.

— Вы очень добры. Я уже почти два дня ничего не ела.

— В таком случае давайте найдем какую-нибудь добрую женщину, которая продаст нам хотя бы немного хлеба.

Девушка встала и отряхнула юбку. Она споткнулась об обломок скалы, и тот полетел вниз. Набежавшая волна тут же утащила его в море.

— Меня зовут Верити. А вас?

Наступила пауза, сказавшая Верити больше, чем любые слова.

— Зовите меня Кэтрин.

Рыба, очевидно, только и ждала, чтобы попасться на крючок Саммерхейза. Она только что не запрыгивала сама в яхту по его команде. Большая бочка, которую взяли, чтобы складывать улов, была почти полной. Ее хватило бы, чтобы накормить всех обитателей поместья Эримонт.

Хоксуэлл же, напротив, вообще не поймал ни одной, хотя бы маленькой, рыбешки. Это, несомненно, было символом. Но чего? Зато у него было много времени на обдумывание предложения Верити насчет денег.

Она оказалось очень умной и проницательной. Ей понадобился всего один день на то, чтобы выявить все причины, по которым их брак не принесет им счастья, разложить по пунктам все черты его характера и описать свои негативные чувства относительно никчемности его образа жизни.

После того как ей не удалось склонить его на свою сторону путем мягкого увещевания, она перешла к открытому подкупу. Весьма неплохо, надо признаться.

Правда, выслушивать все ее аргументы было несколько унизительно, поскольку выходило, что она предполагала возможность его купить. Но разве он женился не ради денег? Его можно купить… уже, на самом деле, купили. В каком-то смысле. Она лишь предложила компенсировать ему его разочарование в области финансов, если им удастся аннулировать их брак.

Если подходить к делу с этой точки зрения, все выглядело не как унизительный подкуп, а как утешительный приз.

Что бы там ни было, он не будет лгать, чтобы получить деньги. Однако если рассказанная Верити история о том, что ее принудили к замужеству, верна, это могло бы помочь при аннулировании брака.

Он прислонил удочку к борту яхты и подошел к Одрианне, которая сидела под тентом с книгой в руках.

— Не оставляй удочку в таком положении, — отругал его Саммерхейз, снимая с крючка очередную рыбу. — Если на твою удочку попадется рыба, то утащит ее за борт.

— Если леска натянется, ты успеешь схватить удилище, — почти огрызнулся Хоксуэлл. — Мне надоело смотреть на воду. Я хочу поговорить, а не слушать, как ты сам себя поздравляешь с великолепным клевом.

Одрианна отложила книгу.

— У вас не клюет, лорд Хоксуэлл?

— Рыбам, наверное, не нравится моя наживка.

— Трудно понять, что привлекает рыбу. Я думаю, что некоторые из рыб видят крючок и знают, чем он им грозит.

— Видимо, мне попадаются именно такие рыбы.

Он посмотрел на Саммерхейза, вытащившего очередную рыбину, которую он бросил в подставленный слугой садок.

— Давайте поговорим без обиняков, леди Себастьян. Меня интересует только одна рыба. Она уже попалась на крючок и вытащена на берег. Как вам, полагаю, известно, она хочет выпрыгнуть из бочки и нырнуть обратно в море.

Одрианна посмотрела на него с сочувствием, хотя ее глаза смеялись.

— Я уверена, что вас это удивляет, лорд Хоксуэлл. Меня, по правде говоря, тоже.

— Значит, вы не согласны с ее планом?

— О! Я с ним согласна. Если ее обманули и заставили, ей не следовало поддаваться обману этого негодяя. Однако я удивлена, что наша Лиззи так решительна. Она всегда была среди нас самой мягкой. Самой тихой. Дафна — это сверкающий водопад. Селия — бурный поток. Лиззи была спокойным озером.

— Возможно, глубоким, не так ли?

— Оказалось, что более глубоким, чем все мы думали.

— Вы ей верите? Верите, что ее вынудили?

Одрианна прищурилась и стала смотреть на воду, видимо, обдумывая вопрос.

— Когда она об этом говорит, ею овладевает злость. Да, я ей верю. Думаю, она и себя винит. Когда мы сюда ехали, она кое-что мне рассказала, и я ей верю. Возможно, она забывает, насколько была молода в то время, когда кузен стал ее опекуном. Повзрослев, она сурово осудила себя за то, что не была достаточно сильной и более умной, что оказалась слишком робкой и не увидела подвоха в его обещании. Я также знаю, как она беспокоится о той бедной семье и винит себя за то, что навлекла на нее беду.

— Разве у нее есть причина винить себя?

— Так уж устроены женщины, лорд Хоксуэлл. Они всегда винят себя. И общество это позволяет. Даже ждет этого. Дафна рассказывала о женщинах, которых бьют мужья, а они винят за это себя. В это трудно поверить, не так ли?

Он был уверен, что Одрианна не намекала на Верити, или на его вспыльчивый характер, или на то, что у Верити были причины его бояться. И все же слова Одрианны навели его на мысль, которая раньше не приходила ему в голову. Но сейчас она разбудила в нем дьявола.

— Она говорит, что кузен Бертрам заставил ее. Вам известно, леди Себастьян, как он это сделал?

— Я ее об этом спросила, когда мы ехали сюда, но она не ответила, а я переменила тему.

Одно это могло говорить о многом. Он уже еле сдерживал ярость, от которой у него раскалывалась голова. Если этот мерзавец причинил ей боль, он разорвет Бертрама на куски.

— Я не буду ходить вокруг да около, лорд Хоксуэлл. Я знаю о ее намерениях и не могу не согласиться с ней. Однако… — Одрианна запнулась, словно передумав говорить то, что собиралась сказать. — Однако я думаю, что по крайней мере в одном она, возможно, ошибается. Но об этом может быть известно только вам, лорд Хоксуэлл.

— О чем?

— Что бы тогда ни произошло, она думает, что вы обо всем знали и дали на это свое согласие. В первый же день, как она у нас появилась, она сказала, что вы участвовали в заговоре.

Он встал и отошел к поручням яхты, чтобы Одрианна не увидела выражения ужаса на его лице. Каким бы способом Бертрам ни вынудил Верити к браку, никакого заговора не было. Бертрам даже не сказал, что его предложение было отвергнуто.

«Она молода и пуглива, как все молодые девушки. Мы отвезем ее домой и дадим ей время подумать о вашем щедром предложении, лорд Хоксуэлл. Может быть, через месяц вы снова сделаете ей предложение, и к тому времени она разберется в себе».

Что говорила Верити в последнее время? «Если бы вы знали меня лучше, вы бы поняли, почему я сопротивлялась браку с вами». Она предполагала, что он знает о ее нежелании. Но если бы она лучше знала его, то поняла бы, что он никогда не согласился бы участвовать в таком деле.

Неужели самомнение сделало его слепым? Ему не хотелось так думать. Он попытался вспомнить детали того, что происходило в те месяцы. Как она сначала возражала, а потом приняла его предложение. Он и не догадывался, что ее обманули и заставили. Вряд ли она сейчас ему поверит.

Он вернулся к Одрианне.

— Спасибо, леди Себастьян, за то, что поговорили со мной без обиняков. Ваш муж, видимо, еще не полностью опустошил море, но мне надоело наблюдать за ним. Я хочу попросить, чтобы меня высадили на берег. Тогда вы сможете насладиться обществом друг друга без посторонних.

Глава 8

— Спасибо, — сказала Кэтрин, вытерев рот салфеткой. — Все было очень вкусно.

На самом деле куриный бульон был жидковат, к тому же повар пожалел специй. Но голодный человек не замечает вкуса, ему лишь бы насытиться.

Верити спросила у жены рыбака (той, что указала ей на Кэтрин), где они могли бы поесть за плату. Так они оказались в доме одной вдовы, у которой на плите каждый день стояла кастрюля с тушеным мясом.

Дрянная краска домика облезла — видимо, под воздействием соленого ветра, — столы и стулья были обшарпанными, но из окна кухни открывался красивый вид на море.

Кэтрин больше молчала. Верити рассматривала ее исподтишка. Девушка была явно благородного происхождения. Такого, как Дафна и Одрианна. Ее поведение за столом говорило о том, что она знакома с правилами этикета и научилась им совсем не так, как пришлось Верити.

— Вы очень добры, — сказала Кэтрин, вставая, — но мне надо идти.

— Куда вы пойдете?

Кэтрин опустила глаза. Верити поняла, что на этот вопрос у девушки ответа не было.

К сожалению, сейчас ситуация была иной, нежели при ее встрече с Дафной на берегу Темзы. Она накормила Кэтрин, но не могла предложить ей ночлег, а наутро вести себя так, будто она пригласила Кэтрин погостить какое-то время в своем доме. Тогда, два года назад, прошло две недели, прежде чем Дафна официально предложила ей поселиться в своем доме.

— У вас есть деньги? — спросила Верити.

— Нет, денег у меня нет, но у меня есть кое-какие вещи, которые я могу продать.

Хорошо бы, если бы это были драгоценности.

— Сядьте, пожалуйста. — Верити понизила голос, чтобы сидевшая в соседней комнате с вязаньем в руках вдова не могла ее услышать. — У меня есть подруга. К сожалению, она живет не здесь. Но я думаю, что вы можете какое-то время пожить у нее. То есть, пока вы не решите, куда вам идти.

— Она захочет… Я не могу рисковать…

— Она ни о чем не будет вас спрашивать, так же как я. Хотя у меня есть всего один вопрос, и я прошу вас ответить на него честно. Эта женщина мне как сестра, и я не смею подвергать ее какой-либо опасности. — Верити еще больше понизила голос. — Вы сделали что-то плохое? Вы скрываетесь, потому что совершили какое-то преступление?

Кэтрин покачала головой. Ее карие глаза наполнились слезами, выражение лица стало печальным.

— Я не преступница. Я не скверная, не глупая, не никчемная и даже не непослушная.

Такого полного и откровенного ответа Верити не ожидала, и у нее защемило сердце. Она вдруг снова почувствовала себя девочкой, чужой в собственном доме, прячущейся от двух людей, которых приводило в ярость само ее существование. Эти люди обращались с ней жестоко и постоянно оскорбляли.

Она взяла руку Кэтрин, чтобы успокоить девушку.

— Вы не такая, хотя кто-то, наверное, повторял это вам все время, день за днем. Если я права, то хорошо, что вы сбежали.

Попытка утешить девушку привела к тому, что Кэтрин разразилась душераздирающими рыданиями.

Верити обняла ее. Вдова из любопытства заглянула было на кухню, но Верити прогнала ее. Она пыталась успокоить Кэтрин, но кончилось тем, что сама начала плакать.

На нее нахлынули воспоминания. Это были не образы, а эмоции — чувство страха и, отвратительное ожидание наказания. Ей было понятно бунтарство, которое она слышала в рыданиях Кэтрин. Но это был хороший знак и очень нужный. Кэтрин надо было выплеснуть свой гнев и избавиться от него навсегда.

Постепенно Кэтрин утихла в объятиях Верити, время от времени всхлипывая. Потом освободилась и вытерла слезы.

Они посмотрели друг другу в глаза. В их взглядах было понимание, более глубокое, чем обычно бывает между чужими людьми.

Верити решила, что обязательно должна помочь Кэтрин. Она понятия не имела, сколько будет стоить дорога до Камберуорта и можно ли вообще найти в этой деревушке почтовую карету. Придется купить еды и оплатить ночлег, но…

— Пойдемте со мной, Кэтрин. Нам еще многое надо сделать.

* * *

Куда она, черт побери, подевалась?

Хоксуэлл обошел все магазины, зашел во все отели, побывал даже в церквушке и на кладбище. Потом прошел по набережной вдоль домов.

Поиски Верити раздражали его. Он был почти уверен, что она солгала ему и на самом деле наняла экипаж и сбежала. Он уже принял решение и хотел сказать ей о нем, прежде чем здравый смысл возобладает над альтруизмом. После нескольких блаженных дней, когда он позволил себе думать, что все проблемы решены, мысли о деньгах снова начали его угнетать.

Все теперь будет как было. Опекун по-прежнему будет владеть всем ее богатством, пока не решится вопрос об аннулировании их брака. А это может тянуться годы. Мысли о том, что снова наступит неопределенность, не улучшили его настроения, что бы он там ни решил.

Он продолжал искать глазами женщину в бледно-желтом платье и простой соломенной шляпке. А когда практически столкнулся с ней, то не сразу понял, что это она. С ней была девушка приблизительно того же возраста, темноволосая и кареглазая. Они так серьезно что-то обсуждали, что Верити и не заметила, когда он загородил им дорогу.

Узнав его, она вздрогнула, как ребенок, которого застали за кражей сладостей.

— Лорд Хоксуэлл! Неужели прогулка на яхте уже закончилась? Так скоро?

— Мне надоело болтаться в море, и я попросил высадить меня на берег. Я вас искал.

— О! Я просто гуляла…

Он посмотрел на ее спутницу, которая не поднимала глаз.

— Лорд Хоксуэлл, это моя подруга Кэтрин… Джонсон. Кэтрин, это граф Хоксуэлл.

Глаза Кэтрин расширились от страха.

— Вы оказали мне честь, милорд. Разрешите попрощаться, чтобы вы…

— Никуда вы не пойдете. Мисс Джонсон нечаянно отстала от своей компании, лорд Хоксуэлл, и, похоже, они уехали без нее. Я взялась помочь ей найти какой-нибудь транспорт, чтобы добраться домой. Не согласились бы вы нам помочь?

— Разумеется. Я уверен, что мы сможем нанять экипаж или по крайней мере двуколку, мисс Джонсон.

— Она живет довольно далеко. Однако на двуколке вы сможете добраться до постоялого двора, мисс Джонсон, и уплатить там за дорогу до вашего дома. — Верити улыбнулась. — Так ведь можно, лорд Хоксуэлл, не так ли?

— Конечно. Я постараюсь все устроить.

— Вы очень добры, сэр, — промямлила мисс Джонсон.

— Здесь неподалеку есть магазин, где продается всякая всячина, — сказала Верити. — Мы подождем там, пока вы найдете какой-либо транспорт, лорд Хоксуэлл.

Он поклонился и отправился выполнять поручение Верити.

Кэтрин положила вещи, купленные в магазине, в свою сумку. Туда же она сунула несколько банкнот, которые дала ей Верити.

— Не знаю, как вас благодарить. У вас доброе сердце.

— Я рада помочь. Мы ничего не сможем сделать с вашей одеждой. Вам придется путешествовать в этом же платье. Но тем мылом, что мы купили, вы сможете ночью что-то выстирать. — Верити отвела Кэтрин в дальний угол магазина, где их не могли услышать. — Мне надо быстро написать записку, пока не вернулся лорд Хоксуэлл. Думаю, графу будет нетрудно найти двуколку.

За несколько пенсов она купила бумагу, ручку и чернила.

Она черкнула несколько строчек Дафне, попросив ее дать Кэтрин ночлег на пару дней. А дальше Дафна должна сама решить, может ли она оказать гостеприимство девушке на более долгий срок.

Сложив записку, она отдала ее Кэтрин.

— Вы запомнили, как найти поместье «Редчайшие цветы», когда будете в Камберуорте?

Кэтрин кивнула. А Верити, собравшись с духом, сказала:

— Я вас оставлю здесь, чтобы вас нашел лорд Хоксуэлл, Кэтрин. Он посадит вас в двуколку и отправит в дорогу. А у меня еще есть дела, и я не могу ждать его вместе с вами.

Кэтрин нахмурилась.

— Я не понимаю.

— Передайте ему, что я встречусь с ним здесь через какое-то время. Он будет вести себя с вами, как джентльмен, так что не обращайте внимания на то, как он отреагирует на мое отсутствие, Кэтрин.

Кэтрин была явно напугана. Верити сжала ее руку.

— Вы нашли дорогу сюда самостоятельно. Найдете и дорогу до Камберуорта. В добрый путь, Кэтрин. Я уверена, что когда-нибудь мы с вами снова встретимся.

* * *

Посадив Кэтрин в двуколку, Хоксуэлл подождал Верити минут десять, а когда она не пришла, понял, что она его обманула.

Он пошел по улице, заглядывая по пути в магазины, хотя знал, что там ее нет. Она сбежала. Давая ему обещание, она бессовестно лгала, и, пока он искал двуколку для мисс Джонсон, сама нашла себе транспорт. Он предупредил ее, что непременно разыщет ее, если она сбежит, но на самом деле понятия не имел, куда она могла уехать.

Он дошел до конца старой части деревни и пошел по пляжу, чтобы посмотреть, далеко ли в море яхта Саммерхейза и сможет ли он подозвать его к берегу.

Пока он стоял, щурясь на солнце, в соседнюю бухту стала заплывать рыбацкая лодка, которая привлекла его внимание. Женщин в лодке не было, но это навело его на мысль, что эту деревню соединяли с миром не только дороги.

Какой же он идиот! Он взял с нее обещание, что она не станет нанимать экипаж, но на берегу моря это и не обязательно. Возможно, она действительно боится воды, но, при ее решительности, легко может преодолеть эту боязнь.

Круто развернувшись, он пошел вдоль берега к рыбацким лодкам.

— Вы не могли бы поторопиться? — в отчаянии спросила Верити.

— Если ветер не будет попутным, то до берега мы доберемся не раньше чем через шесть часов.

У нее внутри все сжалось при мысли, что она будет во власти моря так долго. Она наблюдала, как сын рыбака подкатил к лодке бочонок, а потом поднял его и положил на дно лодки. Она и не подозревала, что спустить на воду небольшую лодку займет так много времени.

— Все готово, — сказал рыбак и протянул ей руку. — Прыгайте в лодку, и мы отчалим.

Она не слишком ловко перешагнула через борт, после чего рыбак и его сын начали отвязывать лодку. Страх оттого, что ее поймают, сменился восторгом — она сбежала. Она села спиной к морю, чтобы еще больший страх не испортил ее радости.

По мере того как лодка отплывала все дальше в море, дома на берегу становились все меньше, зато воды вокруг становилось все больше. Она старалась не думать о том, что может подняться большая волна и проглотить ее, но тут ее внимание привлек человек, направлявшийся к ним вдоль берега.

Хоксуэлл.

— Поторопитесь. Я добавлю фунт, если вы прибавите ходу, добрый человек.

Сын рыбака начал разворачивать парус.

Они уже были примерно в ста ярдах от берега, когда Хоксуэлл заметил их. Он бросился бежать по короткому пирсу и остановился на самом его конце. Она почувствовала, как волна его ярости докатилась до нее по воде.

Он кричал, приказывая лодке вернуться.

— Кто это? — спросил сын рыбака. Его отец пожал плечами.

— Какой-то джентльмен. Вы его знаете, мадам?

— Он так далеко, что я не могу его разглядеть, тем более что слепит солнце. Не бойтесь, я заплачу, добрый человек. Напоминаю вам, что, как только мы выйдем в открытое море, мы должны повернуть на север.

Хоксуэлл размахивал руками, приказывая лодке вернуться. Но она полагала, что он скоро сдастся.

— А что он кричит?

Рыбак приложил ладонь к уху.

— Трудно сказать. Похоже… вроде… «похищение». — Рыбак насторожился. — Похоже, он обвиняет нас в похищении.

— Какая ерунда, — сказала Верити. — Я попросила вас отвезти меня на север, и попытка этого незнакомца вмешаться в то, что его не касается, выходит за всякие рамки.

К сожалению, Хоксуэллу удалось привлечь внимание рыбака, и тот снова приложил ладонь к уху. Крики Хоксуэлла казались Верити лишь клекотом чаек, и она сомневалась, что рыбак сможет что-нибудь разобрать.

— Он твердит одно и то же имя. — Рыбак снова приложил ладонь к уху. — Эрл Оксел? Мэрл Фокселл? — Внезапно он опустил руку и посмотрел на своего сына. — Я думаю, он говорит, что он граф Хоксуэлл.

— Может, ему тоже надо на север, — предположил сын. — Могли бы захватить его с собой.

Рыбак задумался. Сын перестал возиться с парусами. Верити пришла в отчаяние.

— Если он действительно граф, в чем я сомневаюсь, у него была бы собственная яхта, — сказала она. — Вряд ли ему понадобилась бы рыбацкая лодка.

— Верно, — сказал рыбак, почесывая подбородок. Он посмотрел на берег, где Хоксуэлл стоял в позе победителя — расставив ноги и скрестив руки на груди. — Но он похож на благородного джентльмена. Вполне мог бы быть графом. Хотя я в жизни не видел ни одного графа.

— А я видела, — сказала Верити. — Они выглядят гораздо представительнее, чем этот человек.

— Он опять кричит. Давайте подплывем поближе, чтобы узнать, что ему надо.

— Нет! — завопила Верити.

— Это займет всего минуту или две. Если он граф, то нехорошо просто уплыть, не так ли? Мне жена уши надерет, если я упущу шанс заработать…

Лодка начала разворачиваться и вскоре оказалась совсем близко к берегу.

— Вы правильно сделали, что вернулись, — крикнул Хоксуэлл рыбаку. — Не то вам пришлось бы иметь дело с судьей.

— За что? — выпучил глаза рыбак.

— За похищение моей жены.

— Что вы такое говорите? — Рыбак, испуганный, повернулся к Верити.

— Вы меня не похитили. Если вмешается судья, в чем я сомневаюсь… это все пустые угрозы… я поклянусь, что наняла вашу лодку и…

— Если я говорю, что это похищение, так оно и есть, — отрезал Хоксуэлл. — Сейчас же возвращайтесь, или будете иметь дело со мной.

— Если вернетесь на этот берег, вы будете иметь дело со мной, — пригрозила рыбаку Верити.

Рыбак опять почесал подбородок. Потом снял шляпу и поскреб в затылке. Он посмотрел сначала на Хоксуэлла, потом перевел смущенный взгляд на Верити.

— Сами понимаете, мадам, что я не хочу встревать в семейный скандал. Нам лучше вернуться. — Он дал знак сыну, и тот направил лодку к Хоксуэллу.

Верити злилась всю дорогу. Еще бы три минуты, и… Лучше было вообще не пытаться, чем позволить удаче отвернуться от нее.

Когда они подплывали к берегу, Хоксуэлл, видимо, уже немного остыл. Он улыбался так, словно приветствовал возвращение старого друга из Франции, притом на корабле, предназначенном для королевских особ. Но Верити ему не удалось одурачить.

Лодка подплыла к пирсу, и Хоксуэлл подошел к лодке.

— Решила проверить свою смелость, моя дорогая? — Он улыбнулся рыбаку. — Она же боится моря. Если бы вы отплыли немного дальше, она начала бы кричать и требовать, чтобы вы высадили ее на берег.

— Значит, нам повезло, милорд.

— Еще как! — Все еще улыбаясь, он протянул руку Верити. — Иди сюда, дорогая. А вам, джентльмены, не обязательно привязывать лодку.

Она подчинилась. Больше все равно было некуда идти. Он обхватил ее за талию и, будто она вообще ничего не весила, легко поднял над бортом и опустил рядом с собой. Лодка начала отплывать обратно в море.

Вид у Хоксуэлла был не слишком довольный. А у нее он был и вовсе несчастный.

— Вы будете рады узнать, что мисс Джонсон уже на пути к своему дому.

— Спасибо. Я знала, что вы справитесь с этим гораздо лучше, чем я.

— В следующий раз, когда стану брать с вас обещание не исчезать, я буду действовать как юрист и перечислять все возможные виды транспорта.

Он был не настолько рассержен, как она ожидала. Больше озадачен, как ей показалось.

— Неужели вы до такой степени не уверены в своих способностях убеждать, Верити? Вы не дали мне шанса принять или отвергнуть предложение, которое вы сделали мне прошлой ночью.

— Мне представилась редкая возможность, и я ею воспользовалась. Поскольку, как мне кажется, вы не слишком рассердились, могу я надеяться, что вы решили принять мое предложение?

— Я долго его обдумывал: может, следует поступиться гордостью. Именно поэтому я попросил Саммерхейза высадить меня на берег, чтобы разыскать вас.

— Так вы приняли решение?

— Пока нет. Давайте прогуляемся обратно. Я еще подумаю, а также постараюсь забыть свое раздражение по поводу вашего небольшого приключения.

Они шли назад к главной улице, и она молчала, давая ему возможность сколько угодно размышлять. Только бы ее попытка бегства не изменила его решения в худшую сторону. Неужели он настолько жесток и глуп, что заставит ее жить с ним в браке?

Она стала вспоминать свой дом, и настроение у нее улучшилось. Он примет ее предложение. Обязательно примет. Она в этом уверена.

Они дошли до конца деревни и спустились на берег. Погода была прекрасной. Морской ветер надувал паруса многочисленных яхт. Далеко в море они разглядели яхту Саммерхейза, который все еще таскал из воды рыбу. Пройдет не менее часа до того, как яхта вернется.

Останься он на яхте, Верити была бы уже в многих милях отсюда, прежде чем ее бы хватились. Она с большим успехом доказала, что может причинить гораздо больше неприятностей, чем мужчина в состоянии вынести за всю свою жизнь.

— Давайте прогуляемся в этом направлении, — предложил он и повел ее дальше по берегу, за деревню.

Деревня была расположена в небольшой бухте, а дорога, по которой они шли, поднималась немного в гору, петляя между небольшими холмами и скалами. Открывавшийся отсюда вид был великолепен. На горизонте виднелись большие корабли, направлявшиеся в устье Темзы.

— Я хочу поговорить с вами о вашем предложении, — сказал он и, сняв плащ, постелил его на клочок зеленой травы между скалами, чтобы она могла сесть. Место было настолько уединенное, что мир никогда не узнал бы, что, продав за деньги данное перед алтарем обещание в верности, сейчас он продаст и свою честь.

Хороший человек, лучший, чем он, отпустил бы ее на свободу и не стал бы брать деньги в качестве компенсации за потерю всего ее богатства. Но он не может позволить себе быть хорошим.

Она села и улыбнулась, явно настроенная оптимистически. Ее глаза блестели оттого, что все решилось так быстро.

А он смотрел на нее, и в его памяти ярко всплыло воспоминание о прошлой ночи и ее голой ноге. Как же трудно было отпустить эту ногу! Хотелось целовать ее от щиколоток до бедра и еще выше. Он глубоко вдохнул, и ему удалось избавиться от этого видения.

Она сидела вытянув ноги, как девочка, и сквозь подол желтого платья просвечивали ее щиколотки. Хоксуэлл отметил про себя, что ей не помешали бы новые туфли.

Он сел рядом и сказал:

— Мне надо кое-что узнать. — На самом деле это его гордость и самомнение желали ответа на тот вопрос, который он собирался ей задать. — Если я соглашусь с вашим планом, вы намерены выйти замуж за кого-то другого? Вы все это затеяли ради другого мужчины?

— Нет никакого мужчины, который меня ждет, если вы это имеете в виду. Я, конечно, могу выйти замуж, если встречу мужчину, который мне подойдет.

— Такого, которого одобрил бы ваш отец. Того, кто хорошо управлял бы вашим наследством, не так ли?

— Да.

— Такого человека, как мистер Тревис?

Она рассмеялась.

— Мистер Тревис? Нет, не такого. Мистер Тревис еще старше, чем вы.

Ему, возможно, не понравилось бы, что она говорит о нем как о старике, если бы его внимание не было приковано к ее смеющемуся лицу. Оно выглядело чувственным и притягивало взгляд.

— Мне всего тридцать один год, Верити. Хотя я на десять лет старше вас, мне еще далеко до подагры и вставных челюстей.

— Я лишь хотела сказать, что мистер Тревис для меня слишком стар. Я не собираюсь выходить за него замуж. А если выйду замуж, вы все равно будете получать обещанный доход. Повторяю, мы оформим это до того, как мой будущий муж сможет вмешаться или все отменить. Отец не раз говорил мне, что в Англии все можно решить с помощью правильного контракта.

— Мне просто надо было знать.

— Я так и думала. — Она сказала это по-доброму, будто понимала мужскую логику и то, почему ему надо было это знать. — Так мы пришли к согласию, лорд Хоксуэлл? Вы поможете мне исправить несправедливость?

— Я все еще об этом думаю, — вырвалось у него почти против воли.

Он же хотел сказать что-то совершенно другое, но его внимание неожиданно отвлек выбившийся из-под соломенной шляпки локон. Этот локон на бледной коже ее лба почему-то выглядел невыносимо эротично. Это свело его с ума. Вообще вся она сводила его, с ума.

— Может, вам стоит убедить меня?

— Убедить?

— С помощью поцелуя. Если я дам свое согласие на ваше предложение, вы, наверное, скажете, что поцелуи закончились вместе с моими претензиями. Я хочу получить один поцелуй. Пока мы с вами женаты и до того, как наш союз будет официально расторгнут.

Она понимала, что он ее дразнит.

— Вы хотите, чтобы я поцеловала вас до того, как вы сообщите мне о своем решении?

— Да, но поцелуй должен быть не таким, как прошлой ночью. Чтобы вы не просто клюнули меня в губы, а поцеловали по-настоящему.

— Все равно этот поцелуй должен быть коротким. Я считаю, что глупо думать сейчас о поцелуе. Гораздо умнее было бы больше вообще не целоваться.

— А что плохого в этом поцелуе? Здесь никого нет, и нас никто не увидит.

Она взглянула на него с подозрением.

— Всего один.

— Конечно. — Он потянул за ленту шляпки. — Эти поля были придуманы, чтобы запретить поцелуи. Они похожи на апостольники монахинь во Франции. Если вы не снимете шляпку, то не сможете меня поцеловать. — Развязав ленты, он снял шляпку и отложил в сторону.

При ярком свете солнца она выглядела прелестно. Подумав, она встала на колени. Она казалась очень серьезной, словно ученица, решающая трудную задачу.

Опустив голову, она нежно прикоснулась к его губам и немного задержалась. Но чуть дольше, чем было необходимо, и это сказало ему все, что он хотел знать.

Он положил ей руку на затылок, так чтобы она не могла прервать поцелуй. Ей пришлось задержаться еще на несколько мгновений. Потом еще на несколько.

Он уже забыл, зачем привел ее в это уединенное место. Значение имело лишь легкое дыхание ее поцелуя и охвативший его жар. Благие намерения, если они и были, тут же улетучились.

Она дрожала. Он почувствовал, как напрягся ее затылок, словно она хотела отодвинуть голову.

Этого он не мог позволить. Свободной рукой он обнял ее и быстро повернул, так что она оказалась в его объятии. Ошеломленная таким поворотом, она взглянула на него с удивлением. Он тут же впился губами в ее рот, чтобы не дать ей заговорить.

Никакой нежности. Никаких заигрываний. Он дал волю желанию, обуревавшему его уже три дня.

Она дотронулась рукой до его плеча. Это не было сопротивлением. Ее рука просто лежала на плече.

Он уже почти не мог сдерживаться и раздвинул языком ее губы, чтобы почувствовать ее вкус. Ее затрудненное дыхание свидетельствовало о близком к шоку состоянии. Но испытываемое ею наслаждение заглушило попытки сопротивления.

Он положил ее на спину и заглянул ей в глаза, а потом начал целовать голубую жилку на шее, в которой бился пульс. Его рука в это время скользила вниз по желтому платью, по бокам, бедрам и ногам. Перед его внутренним взором она предстала обнаженной, с раздвинутыми коленями, готовой принять его руку, его рот и тело…

Желание овладело им полностью. Его поцелуи опускались все ниже и уже достигли груди. Она подняла руку, желая то ли остановить его, то ли ободрить. Он поцеловал через тонкую ткань платья ее затвердевшие соски, и она вскрикнула от удивления. Он приподнялся и провел рукой по груди, наблюдая, как ее взгляд затуманился и она словно впала в забытье.

Просунув руку ей под спину, он нащупал пуговицы платья. Когда он расстегнул их, ее глаза в недоумении округлились. Он осторожно спустил платье с ее плеч, обнажив округлые красивые груди с темными манящими сосками. Опустив голову, он провел по ним языком.

Шок сменялся наслаждением, а наслаждение — шоком, и было непонятно, за чем победа.

Его дыхание приятно щекотало кожу. Он осторожно брал зубами сосок, и ее пронзала стрела наслаждения. Его язык порхал по груди, и она думала, что умрет. Она закрыла глаза. Это неприлично, подумала она. Вдруг их кто-то увидит. Надо оттолкнуть его. Но его губы и руки вызывали в ней такие восхитительные ощущения…

Приподнявшись на локте, он посмотрел на нее.

— Вам это нравится, — сказал он. Это не был вопрос. — И это, — он снова обвел языком одну грудь. — И это тоже, — пробормотал он, целуя ее плечо, шею, ухо. Его рука при этом скользнула вниз по ее ноге и оказалась под юбкой.

Тревога привела ее в чувство. Она не была такой уж несведущей и поняла, какая ей грозит опасность. Он проговорил у самого ее уха:

— Вы принадлежите мне, и вы не остановите меня, потому что сами не хотите этого.

От прикосновения его теплой руки ее страх утих. Она уже не возражала против того, что он ласкал ее голые бедра, покусывал соски и обводил языком груди. Наоборот, ей хотелось чего-то еще большего. Но он накрыл ладонью треугольный бугорок между бедрами, и ласки прекратились.

Наслаждение понемногу угасало. Напряжение стало менее чувствительным. Она открыла глаза и увидела, что он смотрит на нее.

Ее неожиданно удивила собственная нагота. Прикрывшись рукой, она села и стала приводить в порядок сорочку и платье. Дотянуться до застежки на спине она не смогла, и Хоксуэллу пришлось самому застегивать пуговицы. Ее лицо пылало.

Смущение и гнев внезапно резанули по сердцу как ножом. Она встала на колени, повернулась и изо всех сил ударила его по плечу.

— Вы же обещали!

Он перехватил ее руку.

— Я выполнил свое обещание. Вы сохранили девственность.

— Я едва ее не лишилась.

— Вы слишком неискушенны, чтобы знать, что означает слово «едва». Поверьте мне, это все еще больше, чем едва.

Она встала и начала всматриваться в даль моря. Сначала она не могла найти яхту Саммерхейза, а потом увидела, что она уже причалена к берегу.

— Нам надо поторопиться. Они вернулись.

Она стала озираться, почему-то вообразив, что Одрианна и Себастьян уже идут сюда, разыскивая их.

Хоксуэлл встал, отряхнул плащ, надел и поднял с земли ее шляпку. Она вырвала ее из его рук.

— Вы заманили меня сюда под тем предлогом, чтобы поговорить о моем предложении, — сказала она. — Вы солгали? Это все та же игра и тот же заговор, что и два года назад?

Он внимательно посмотрел на нее, а потом вдруг схватил и поцеловал.

— Нет никакой игры. И никакого заговора. Подвернулся шанс, и я им воспользовался. — Он поднял ее лицо за подбородок, чтобы она посмотрела ему в глаза. — Что же касается вашего предложения, Верити…

Она затаила дыхание, молясь о том, чтобы он принял решение, о котором она мечтала до того, как все это произошло.

— Нет.

— Нет?

— Нет.

Она не могла в это поверить. Ведь ей казалось, что он понял смысл ее предложения.

— Почему?

— Потому что я так говорю.

— Потому что вы так говорите? И больше вы ничего не будете объяснять? — Ей хотелось кричать. Все это было ловким трюком. Он заманил ее сюда, чтобы… чтобы…

Верити ударила его, вырвалась из объятий и пошла прочь. Она шла, не видя ничего перед собой, спотыкаясь и отказываясь от его помощи.

Глава 9

Хоксуэлл пытался найти утешение в том, что поступил более или менее честно. Это было трудно, даже болезненно, но он старался не винить Верити в том, что она не оценила его жертвы.

Его тело тоже этого не оценило. Он не мог прийти в себя в течение нескольких часов, потому что стоило ему посмотреть на Верити, как у него перед глазами тут же появлялась ее белоснежная грудь с вызывающе торчащими сосками и молодая женщина, впервые познавшая чувственное наслаждение.

Она не разговаривала с ним весь день. Притворялась, будто его не существует. Не получившее завершения возбуждение висело между ними словно густой туман, смещавшийся в его направлении в самые неподходящие моменты и вызывавший неподобающие мысли. Если она догадается о его эротических планах, то скорее всего спустится ночью с дерева под окном и исчезнет навсегда.

«Почему?»

«Потому что я так говорю».

Как глупо и неубедительно. Но ничего другого он не мог сказать.

Разве он может объяснить ей, что вожделение одержало победу над его прежним решением. Она вряд ли посчитает это причиной отказать ей в той жизни, о которой она мечтала. Но другой у него не было.

Их размолвка не ускользнула от внимания Одрианны и Себастьяна. Но все их попытки вовлечь Верити в непринужденную беседу не могли изменить холодного выражения ее лица.

Она рано ушла спать. Извинившись, Хоксуэлл тоже ушел к себе. Он вышел на террасу покурить. Вскоре рядом с ним появился огонек еще одной сигары, а чья-то рука поставила перед ним на перила рюмку бренди.

Хоксуэлл и Себастьян долго молча попыхивали сигарами, глядя в залитый лунным светом сад.

— Можешь поблагодарить меня, — прервал наконец молчание Себастьян. — Одрианна заметила на дальнем конце бухты две фигуры и испугалась, что ты затеял что-то недоброе. Она настояла на том, чтобы мы поскорее причалили к берегу, но ветер переменился, и мы не сразу справились с парусами.

— Спасибо.

— Мне показалось, что твоя невеста выглядела не слишком счастливой сегодня вечером.

— Я выглядел не лучше. Такова плата за то, что я сделал доброе дело, а не воспользовался обстоятельствами. Если бы я был менее тактичен, мы оба были бы более довольны. — Это было не совсем так. Его останавливали не соображения такта, а то проклятое обещание, которое он дал в оранжерее в Камберуорте.

Саммерхейз тихо засмеялся.

— Полагаю, что для удовлетворения желания у тебя впереди много времени. Вся жизнь.

— Когда я увидел, что ты никак не можешь справиться с парусами, то подумал, что ты мой союзник. Сначала ты советовал мне соблазнить ее, а теперь проповедуешь мудрость воздержания. В этом вопросе ты находишься под влиянием жены. Не делай вид, что возмущен. Ты же не станешь отрицать, что это она приказала тебе плыть к берегу? Может, она к тому же сочувствует бедняжке Верити?

— Она понятия не имеет, что произошло. Когда она увидела Верити, то подумала, что вы просто поругались.

— Мы действительно поругались. Правда, это продолжалось недолго.

— Думаю, к утру шторм утихнет.

— Возможно. А возможно, и нет. В любом случае через три дня мы отправимся в Лондон.

Они замолчали. Саммерхейз умел отвлекать своими разговорами. И сейчас он отвлек мысли Хоксуэлла и от ссор, и от ярких воспоминаний о страсти, пробудившейся в Верити.

Весь следующий день Верити почти не отходила от Одрианны. Она старалась как-то оправдать свое неподобающее поведение с Хоксуэллом. К тому же ее беспокоило то, что она проиграла всю войну, проявив непростительную слабость в первой же битве.

Она была почти уверена, что когда он привел ее на эту крошечную полянку, то намеревался сказать что-то совсем другое. Возможно, сегодня, выспавшись, он поймет, что поступил неразумно.

Однако ее надежды не оправдались. Он вообще больше не поднимал этот вопрос и не извинился за то, что случилось на той лужайке.

Напротив. Он говорил с ней и смотрел на нее так, будто после этих скандальных объятий и поцелуев у них появился общий секрет. Его присутствие каким-то невидимым образом давило на нее, даже когда она пыталась его игнорировать. Воспоминания все время всплывали у нее в голове, хотя она очень старалась следить за болтовней Одрианны.

Прошлым вечером он ушел к себе почти одновременно с ней. Она слышала его шаги, когда он поднимался вслед за ней по лестнице, и ее сердце было готово выпрыгнуть из груди. Она ненавидела то, как ее беспокоит и волнует его близость.

На первой же площадке лестницы она обернулась.

— Не вздумайте пытаться целовать меня сегодня. Не смейте. Вчера вы получили достаточно поцелуев, так что сегодня я вам ничего не должна.

— А вы, Верити, получили достаточно поцелуев?

— Более чем. Слишком много. — От того, как он на нее посмотрел, у нее почти подогнулись колени. — К тому же они мне не понравились. Вообще все было неприятно. Когда дело касается поцелуев, мы тоже друг другу не подходим. Вы должны изменить ваше решение. Я имею в виду ваше «нет».

Он поднялся на две ступеньки и оказался прямо перед ней. Его явно рассмешил ее протест.

— Когда дело дойдет до настоящих поцелуев и наслаждения, вы увидите, что мы очень подходим друг другу, Верити. А через какое-то время вы перестанете этого бояться.

— Я вовсе не боюсь. Вы ошибаетесь. Мне было неприятно…

Он приложил палец к ее губам, чтобы она замолчала.

— Может, мне сегодня ночью доказать вам, что я не ошибаюсь? Вы просто бросили мне вызов, дорогая.

Он ощутил, как дрожат ее губы. Да и вся она дрожала от его взгляда и близости.

Она стиснула зубы, чтобы перестать реагировать на него.

— Напоминаю вам о вашем обещании, — сказала она, когда ей наконец удалось от него отвернуться.

— Я не нуждаюсь в напоминаниях. Однако мне, наверное, придется провести ночь в вашей комнате, чтобы быть уверенным, что вы не воспользуетесь еще одной редкой возможностью и не сбежите.

Его предположение напугало ее. Она была уверена, что он не усидит всю ночь в кресле в ее гостиной. Этот мерзавец намерен сделать с ней все те ужасные вещи, которые едва не стоили ей девственности.

Воспоминания об этих «вещах» всколыхнули в ней чувственность, и она ужаснулась.

Она не должна так реагировать, если хочет сохранить остатки своей гордости, когда они навсегда расстанутся. Ей ни за что не удастся убедить его изменить свое решение, если он будет продолжать целовать ее и прикасаться так, как вчера. А когда она выйдет замуж за человека, которого сама выберет, ей не придется объяснять, почему она сблизилась с этим мужчиной перед тем, как он согласился отпустить ее.

— Нет, — ответила она. — Вы прекрасно знаете, что, оставшись в моей комнате, вы будете искушать дьявола и пострадает ваша честь.

Он рассмеялся.

— Как это мило, Верити, что вы беспокоитесь о моей чести.

— Меня это заботит настолько, что я обещаю — вам не придется меня сторожить. Клянусь, я буду в своей комнате завтра утром.

Он задумался. Потом, улыбнувшись, отступил.

— Да будет так. А теперь бегите, пока я не решил, что ваше раскрасневшееся лицо выдает надежду на мое скорое появление возле вашей двери.

Ночь Верити провела плохо. Хоксуэлл не сказал, что не появится у ее двери, поэтому она прислушивалась к малейшему шороху. Она ворочалась с боку на бок, думая о том, как она теперь сможет сбежать, если ей вообще это удастся.

Сложившаяся ситуация беспокоила и раздражала ее. Она сделалась нервной и не в меру осторожной. Она решила, что ей надо отдалиться и от Одрианны. Поэтому утром она поднялась с рассветом, надела свое простое голубое платье и, подвязав передник и закутавшись в шаль, спустилась во двор.

Садовники уже начали свою работу — окучивали, подстригали кусты и ветки деревьев, свозили мусор на тачках. Она стала наблюдать, как они обрезают деревья. Потом восхитилась землей, которую главный садовник привез с поля, лежавшего под паром с прошлого года.

Верити почти забыла про Хоксуэлла, его поцелуи и про свое смущение. Но по тому, как головы садовников повернулись в сторону дома, а главный садовник слегка поклонился, она поняла, что Хоксуэлл вышел на террасу.

Он выглядел хмурым и серьезным и смотрел на нее с нескрываемым интересом. Ей не понравилось, что ощущения, которыми откликнулось ее тело, были вызваны словно по его приказу.

Хоксуэлл поманил ее к себе. Попрощавшись с садовником, она поднялась по ступеням террасы.

— Пойдемте завтракать. Одрианна и Себастьян уже в столовой, а у меня есть для них новости.

Столовая находилась в другом крыле дома, и ее окна выходили во двор. Одрианна уже завтракала, а Себастьян накладывал себе в тарелку еду с больших блюд на буфете.

— Надеюсь, твоя тетя не заболела, — сказал лорд Себастьян Хоксуэллу, когда они оба сели за стол.

— У вас есть причина так думать? — удивилась Верити.

— Сегодня утром посыльный привез письмо лорду Хоксуэллу, — пояснила Одрианна.

— Насколько я понимаю, моя тетя здорова. Это письмо совсем другого характера. — Хоксуэлл достал из кармана письмо и положил на стол. — Оно пришло от адвоката из Лондона, мистера Торнаппла.

— От мистера Торнаппла? Моего попечителя?

— Он написал было мне в Суррей, а потом узнал, что я здесь. — Развернув листок, он пробежал его глазами. — Он сообщает, что ему удалось получить разрешение на новое расследование возможной смерти леди Хоксуэлл, урожденной Верити Томпсон. Слушание состоится завтра в Суррее, в доме следователя. Это будет всего лишь первый шаг, но он даст возможность обратиться к суду высшей инстанции. Он отправил письмо, уже собравшись ехать в Суррей.

Хоксуэлл отложил письмо в сторону и сказал:

— Нам надо срочно туда ехать.

— Возьмите нашу карету с четверкой лошадей. Я дам вам названия почтовых станций, где у нас есть запасные лошади, — сказал лорд Себастьян. — Если погода не испортится, вы будете на месте уже завтра днем.

Слушая об их планах, Верити пришла в ужас. У нее было такое чувство, будто она сама управляла четверкой лошадей и вдруг выпустила вожжи.

— А что, если мы не будем спешить в Суррей? — вырвалось у нее. Все повернулись к ней. — Что, если курьер не нашел этот дом? Что, если мы пробудем здесь еще один день?

— То есть вы хотите сказать… пусть вас действительно объявят мертвой? — спросил Хоксуэлл. — Тогда нам придется объяснить ошибку, когда мы приедем в Суррей. Осложнений окажется меньше, если с самого начала будет принято правильное решение.

— Я считаю, что если кого-то объявили мертвой, ей могли бы разрешить оставаться таковой хотя бы на несколько недель, если она того захочет, — пробормотала Верити.

Увидев недоумение на лицах друзей, она призналась:

— Это, разумеется, невозможно. Мы не можем допустить, чтобы была совершена ошибка. Я пойду в свою комнату готовиться к отъезду.

Она должна была готовиться не только к отъезду, но и к тому, что для нее означало покинуть этот дом.

Когда карета покинет это поместье, сделке, заключенной в оранжерее Дафны, придет конец. И конец обещанию. Теперь, чтобы держаться подальше от Хоксуэлла, ей придется полагаться на собственные силы.

Сьюзен упаковала вещи за десять минут. Верити поблагодарила горничную, дала ей несколько монет, оставшихся от пятнадцати фунтов Хоксуэлла, и отпустила. Потом сложила в чемоданчик свои щетки для волос, туалетную воду и две расчески. Дверь отворилась, и вошел Хоксуэлл.

— Я готова, — сказала Верити.

Он внимательно посмотрел сначала на чемоданчик, потом на нее.

— Вы чувствуете себя несчастной.

— Я думала, мы останемся здесь дольше. Я считала…

Она взяла шляпку и подошла к зеркалу.

— Вы рассчитывали, что у вас будет больше времени на то, чтобы убедить меня, — сказал он.

— Мне кажется, вы должны дать мне несколько дней в Суррее взамен тех, что я лишилась здесь.

— Не имеет значения, будет ли это один день или тридцать, Верити. Я больше не хочу вас отпускать.

Больше не хочет. Сердце сжалось. Его изменили поцелуи на той лужайке. Он намерен сохранить брак из-за какого-то мимолетного желания и короткого удовольствия.

Верити с трудом сдерживала слезы.

Ее положение будет теперь намного тяжелее. Она рассчитывала вернуться домой после того, как мир узнает, что она жива. Хотела употребить месяц, во время которого будет решаться вопрос об аннулировании ее брака, на то, чтобы разобраться с наследством отца, узнать о судьбе Майкла и позаботиться о благополучии Кэти.

— Простите мои эмоции, — произнесла она, вытирая слезы. — Теперь я вижу, что живу среди чужих людей, у которых нет причин отнестись ко мне по-доброму.

— Вас слишком страшит будущее. Оно будет совсем не таким, каким вы его себе представляете.

— Неужели вы настолько либеральны, лорд Хоксуэлл, что разрешите мне съездить домой, чтобы повидаться с людьми, которых я знаю и люблю?

— Не вижу причины отказывать вам в этом.

— И как часто вы будете меня отпускать?

— Как только мне будет удобно отвозить вас к ним.

— Почему мне кажется, что вам не часто будет удобно?

Он не рассердился — наоборот, смотрел на нее с сочувствием.

— Потому что вы чувствуете себя обязанной думать обо мне плохо. В противном случае вы никогда не сможете лгать самой себе.

Это заявление застало ее врасплох. Обернувшись, она взглянула на него.

— Я не лгу самой себе.

— Вы лгали себе эти два дня. Вы говорили себе, что можете убедить меня в том, что хотите избавиться от меня. Вы говорили себе, что если примете наш союз, то это будет означать, что ваш кузен победил, а вы проиграли.

— Я, возможно, все еще сержусь на моего кузена, но мои обязательства перед ним и его власть надо мной кончились, что бы ни случилось, так что мой гнев не имеет никакого значения.

— В таком случае я должен предположить, что ваш гнев направлен против меня как соучастника плана Бертрама. Вы хотите, чтобы мне тоже не досталась победа.

— Я не хочу, чтобы победил сам план. Да мне этого и не нужно. Вы делали вид, будто это понимаете, но это был всего лишь еще один обман, чтобы усыпить мою бдительность и получить то, что вы хотели.

Он улыбнулся.

— Вот видите, вы все же лгали себе. Вы не только отрицаете, что вам понравилось удовольствие, но и пытаетесь убедить себя, что я домогался вас там, на горке, так как это было частью нашего с Бертрамом заговора.

Она смотрела на него с ненавистью.

— Вы хорошенько все вспомнили, Верити, прежде чем пришли к такому выводу? Вам, случайно, не пришло на память, как приятно было чувствовать мои губы на своей груди, а мою руку…

— Ничего подобного! — взорвалась она, но ее щеки залила краска. — Вы мерзавец. Но я разгадала вашу игру.

Схватив чемоданчик, она направилась к двери.

— Можете думать, что я мерзавец, Верити, но я также ваш муж. И в этой, как вы назвали, игре победа осталась за мной.

Глава 10

— Разве это не должен решить судья одного из судов высшей инстанции, уважаемый мистер Торнаппл? Я согласился провести это новое расследование только потому, что исчезновение произошло в этом графстве. Но раз нет трупа, мне непонятны мои обязанности.

— В подобных случаях, сэр, нет правил, потому что ситуация крайне редкая. Я решил начать с вас, а потом передам ваше определение в Суд королевской скамьи для официального подтверждения факта смерти. Как вы сказали, поскольку все случилось в этом графстве, то и расследование надо начинать здесь.

Дверь в библиотеку была приоткрыта, так что Верити слышала весь разговор. Значит, расследование началось.

На пороге библиотеки появился Хоксуэлл и внимательно оглядел присутствующих.

— Как вам известно, существует презумпция продолжения жизни в том случае, когда пропадает человек, — сказал коронер. — Отсюда традиция — ждать в течение семи лет.

Верити ожидала увидеть в качестве коронера пожилого сельского сквайра, а не модно одетого человека, которому от силы было лет тридцать. Библиотека, в которой происходила встреча, была со вкусом обставлена модной мебелью. На полках стояли книги в кожаных переплетах.

Сам мистер Торнаппл, ухоженный седовласый джентльмен, представлял собой светскую фигуру, хотя и был незнатного рода. Он был одним из тех немногих людей, которым доверял отец Верити.

Мистер Торнаппл откашлялся.

— Применяемый в подобном случае закон опирается на баланс вероятностей и отрицает упомянутую вами презумпцию. Если тонет корабль, то презумпция продолжения жизни для команды уже больше не существует. Не надо ждать семь лет, пока решится вопрос с имуществом. Баланс вероятностей здесь заключается в том, что команда утонула. Невеста Хоксуэлла исчезла, и в водах Темзы были обнаружены свидетельства ее кончины. Далее. Если она осталась жива, она уже дала бы о себе знать. Какой еще у нее был выход, если только она не хотела умереть с голоду? Далее…

— Должен прервать вас, сэр, — сказал коронер. — Я вижу, что прибыл лорд Хоксуэлл. Присоединяйтесь к нам, лорд Хоксуэлл. Ведь расследование ведется как по вашей просьбе, так и по запросу мистера Торнаппла.

Верити не увидела ни Бертрама, ни Нэнси и немного расслабилась.

Впрочем, в комнате была темноволосая дама, одетая во все лиловое, которая широко улыбнулась Хоксуэллу. Верити узнала в ней Коллин. Это она познакомила Бертрама со своим кузеном Хоксуэллом, чтобы помочь ему решить финансовые проблемы.

Хоксуэлл взял Верити за локоть и подвел ее к письменному столу, за которым сидел коронер.

— Да, это была моя просьба, но теперь я должен от нее отказаться, поскольку нет смысла продолжать расследование.

— Милорд, Надо все же принять решение. — Торнаппл был одновременно раздражен и смущен. — Вы сами просили меня начать…

— В расследовании нет необходимости, потому что моя жена нашлась и, как видите, она жива и здорова. — Он подтолкнул Верити к столу коронера. — Пожалуйста, Верити, снимите шляпку.

Верити развязала ленты и сняла шляпу. Мистер Торнаппл сначала чуть было не открыл рот от изумления, а потом строго посмотрел на Хоксуэлла.

— Это та молодая женщина, мистер Торнаппл? — спросил коронер. — Вы узнаете ее?

— Да, это она, Верити Томпсон, наследница движимого и недвижимого имущества Джошуа Томпсона.

Верити услышала, как у нее за спиной зашушукались люди, ожидавшие в коридоре.

Выражение лица мистера Торнаппла изменилось за одно мгновение. Удивление сменилось гневом.

— Я хотел бы знать, где она была все эти два года. Это вы ее спрятали, лорд Хоксуэлл? Не знаю, какая вам от этого была польза, если только вы не рассчитывали, что это потрясающее открытие когда-нибудь всех развеселит.

— Пользы для меня не было никакой, и вы это знаете лучше, чем кто-либо другой. Я обнаружил ее случайно, менее недели назад, там, где не ожидал. Я сообщил бы вам об этом сразу же, но я не предполагал, что вы столь быстро и успешно начнете новое расследование.

— К счастью, не слишком быстро, — задумчиво произнес коронер. — Еще один день, и я бы подтвердил, что баланс вероятностей указывает на то, что она мертва. — Он внимательно, но не слишком сурово, посмотрел на Верити. Происходящее показалось ему очень интересным, и его не смущало, что он стал свидетелем события, которое уже вечером взбудоражит все графство. — Где вы были все это время, леди Хоксуэлл?

— В Миддлсексе.

— В таком случае, — брызгая слюной, сказал мистер Торнаппл, — вы не могли пропустить тот факт, что вас считали умершей.

— Что вы делали в Миддлсексе? Как вы туда попали? — поинтересовался коронер.

— Это касается только моей жены и меня, — вмешался Хоксуэлл. — Согласитесь, что для ваших целей сегодня достаточно того, что она жива.

— Более чем достаточно. — Коронер не скрывал иронии. — Я бы сказал, что мы вполне удовлетворены. — Он встал и поклонился Верити. — Рад был с вами познакомиться, мадам. А вам, Торнаппл, позвольте предложить немного бренди, пока вас не хватил удар. Леди Хоксуэлл, разрешите представить вам некоторых из ваших соседей. Многие из них, вероятно, присутствовали на вашей свадьбе, но вы скорее всего забыли их лица.

Люди за ее спиной зашевелились. Мистер Торнаппл встал перед Верити и Хоксуэллом.

— Я жду объяснений.

— Все в свое время, — коротко ответил Хоксуэлл. — Мы скоро должны быть в Лондоне.

Явно обеспокоенный, мистер Торнаппл внимательно посмотрел на Верити.

— А вы ничего не хотите сейчас мне сказать, леди Хоксуэлл?

«Я сбежала, потому что дала согласие на свадьбу под давлением». Следует ли сказать ему об этом здесь и сейчас? Изменит ли это что-либо?

Она огляделась. Соседи не расходились, не желая пропустить зрелище, которое было гораздо более захватывающим, чем они ожидали, когда шли сюда, чтобы просто убить время. Почти все не спускали глаз с нее и Хоксуэлла, хотя мужчины были заняты тем, что пили предложенный следователем бренди, видимо, считая, что пережитое потрясение требует немедленного подкрепления сил.

— Благодарю вас за то, что хорошо управляли моим имуществом эти два года, — сказала Верити Торнапплу. — У меня действительно были причины так долго не появляться. Однако, как уже сказал лорд Хоксуэлл, я расскажу о них позже. Не хочу делать из всего этого спектакль. Я очень скоро нанесу вам визит в Лондоне.

Мистер Торнаппл поклонился и ушел.

Собравшись с духом, она обернулась к Хоксуэллу. Он слышал, что она сказала. Выражение его лица было похоже на то, каким оно было, когда они покидали поместье Эримонт. «Если это игра, то победа осталась за мной». Однако цена была высокой. Соседи рассматривали ее с любопытством, но на Хоксуэлла они смотрели с явной насмешкой, что должно было задевать его мужскую гордость.

— Вам не удастся уйти, прежде чем вы их не поприветствуете, — сказал он, указывая на соседей. — Постараемся покончить с этим как можно быстрее. Бог свидетель, у меня нет желания быть клоуном.

Она видела улыбающиеся рты, любопытство в глазах, насмешливые взгляды исподтишка в сторону Хоксуэлла. Все в пределах этикета, но с желанием остаться как можно дольше и насладиться интересной ситуацией.

Коллин ждала в стороне. Когда Хоксуэлл наконец подвел к ней Верити, Коллин обняла ее со слезами на глазах.

— Моя дорогая, какое облегчение видеть тебя и знать, что не случилось самое худшее. Томпсоны уже знают?

— Нет, мы еще им не сообщили, — ответил Хоксуэлл. — Может быть, ты сделаешь это за нас? Но отговори их приезжать сюда. Верити пока незачем принимать даже родственников.

— Я немедленно им напишу, будь уверен. И ты прав. Как бы они ни были взволнованы известием, для визитов пока не время. — Она снова обняла Верити. — Но я надеюсь, что ты разрешишь мне навестить тебя. Я могла бы помочь тебе разобраться в делах в Гринли-Парке.

Верити показалось, что Коллин говорит искренно, к тому же ей действительно не помешает совет в управлении поместьем Хоксуэлла. Она была знакома с Коллин лишь как с кузиной Хоксуэлла, которая представила его Бертраму. Она подозревала, что Бертрам и его жена Нэнси воспользовались добротой Коллин в своих интересах, о которых эта прелестная леди даже не догадывалась.

— Конечно, приезжайте. Я буду благодарна вам за советы.

— Но не за советы твоей матери, — сказал Хоксуэлл, принимая у лакея шляпу и перчатки. — Мы навестим ее в свое время. Я не хочу, чтобы она вмешивалась сейчас.

Коллин подавила лукавую улыбку, слишком хорошо понимая, почему люди предпочитают избегать ее мать.

Хоксуэлл подсадил Верити в карету. В первый раз за все время их путешествия он сел вслед за ней, и Верити поняла почему. Соседи, присутствовавшие у коронера, тоже решили расходиться прямо сейчас, чтобы еще раз увидеть воскресшую графиню и ее супруга.

— Они разошлют гонцов, чтобы все узнали эту потрясающую новость? — спросила Верити.

— Ну, не гонцов, — ответил Хоксуэлл, — но их письма будут завтра вечером в Лондоне. Мы переждем несколько дней, прежде чем осмелимся появиться в городе. Сейчас не сезон, поэтому большей части общества уже давно нет в Лондоне, так что мы не услышим слишком много сплетен.

— Но будут вопросы. Как вы намерены на них отвечать?

— Будь я проклят, если знаю.

Значит, не правду. Она видела, что он в некотором замешательстве. Меньше всего в этом были повинны насмешка коронера и подозрения Торнаппла. Глаза соседей, жаждущих знать подробности, ясно говорили о том, что их ждет.

Он вряд ли захочет признать, что его невеста пошла под венец не по своей воле. Поэтому она сбежала и пряталась два года — до того времени как достигла совершеннолетия и получила право возбудить дело в суде. С другой стороны, он не может лгать, уверяя, что она потеряла память, даже если она согласится на этот обман. Скорее всего он вообще ничего не будет говорить.

Пока они ехали к коронеру, ей было не до красот Суррея. За прошедшие два дня она вообще ничего не видела. Это время прошло в попытках сохранить самообладание и подготовиться к той реакции, которую вызовет ее появление на слушании.

Сейчас она смотрела в окно и видела, как красив Суррей. Пологие холмы были покрыты яркой травой и полевыми цветами. Зеленые рощи перемежались полями и лугами. Даже перед бедными домиками в палисадниках росли цветы.

Они проехали мимо небольшого домика с такими цветами, но сам он был в плачевном состоянии.

— Этому дому нужна новая крыша, — заметила она.

— Ему нужна не только новая крыша, но и новый пол. К сожалению, человек, у которого эти люди арендуют дом и землю, не смог им помочь так, как ему хотелось.

По напряженному тону его голоса она догадалась, что этим человеком был он. Значит, это уже его земли.

— Но они по крайней мере могут прокормить себя?

— С большим трудом, и только потому, что я не взимаю с них арендную плату уже два года, потому что из-за холодов почти весь урожай погиб. — Какой-то человек, шедший по дороге, помахал им рукой, и Хоксуэлл помахал ему в ответ. — Я знаю этого фермера всю свою жизнь. Многие поколения его семьи живут на этой земле. Мне с детства внушали, что эти люди не просто мои арендаторы, но что я несу за них ответственность. Их благосостояние зависит от меня не меньше, чем от тепла и солнца.

— Такими были отношения между моим отцом и его рабочими. Он считал, что их благополучие — это его долг.

Он знал, что многие другие, из тех, что владеют заводами, считают иначе, а он в это верил.

Упоминание об отце и прошлом вызвало у него улыбку.

— Получается, что у нас все же есть что-то общее.

Лучше бы его не было, подумала она. Два года назад она решила, что ему нужны были ее деньги, чтобы вести праздную жизнь, а не заниматься орошением земель или чинить протекающие крыши.

Это не изменило того, что произошло. Ее ситуация не стала лучше. Просто стало труднее упрекать его.

— Верити, я надеюсь, вы не возражаете, что я разрешил Коллин написать вашему кузену? Я подумал, так будет лучше, чем если он получит письмо от призрака.

— Мне это безразлично. Я вообще не собиралась ему писать.

— Если вы не хотите ему писать, то напишу я. Через пару дней, чтобы он смог переварить эту новость.

— Как хотите.

— Он, возможно, захочет увидеть вас.

— Он скорее захочет увидеть вас. Он захочет удостовериться в том, что договор, который вы заключили, каким бы он ни был, все еще в силе. Я уверена, что обещания, которые вы ему дали, для него важны.

И не глядя на него, она поняла, что напоминание о договоре ему не понравилось. Она это почувствовала. Это было странно. Она иногда чувствовала его настроения, даже если он молчал.

— Вы должны увидеться с ним, Верити, если он приедет в Лондон, какими бы ни были его истинные мотивы. Вам рассказывали, что он не слишком переживал по поводу вашей мнимой кончины, но на самом деле вы этого не знаете. Он член вашей семьи, и вам придется загладить свою вину за то, что вы сделали. По крайней мере извиниться.

Его выговор так ее разозлил, что она с трудом сохраняла спокойствие. Зачем только она слушает этого человека, который отказывается понимать, кто у кого должен просить прощения.

— Я не стану извиняться ни перед ним, ни перед кем-либо еще. Если вы настаиваете на том, что я должна с ним увидеться, обещайте никогда не оставлять меня наедине с ним или его женой.

Ее требование удивило его, а еще больше ее гнев, так что он забыл свой собственный. Она не скрывала своих истинных чувств относительно Бертрама.

— Верити, вы же не…

— Никогда. Обещайте, или Бертрам сгорит в аду, прежде чем я поздороваюсь с ним.

— Если вы этого хотите. Хорошо, я обещаю.

Она не слишком хорошо помнила, как выглядит Гринли-Парк. Вспомнился лишь великолепный, внушающий страх огромный дом и старинная мебель. Она была слишком растерянной в день своей свадьбы, чтобы увидеть что-то еще. Но сейчас, когда они подъезжали к дому, у нее была возможность как следует его рассмотреть.

Дом стоял на холме. Леса не было на много миль вокруг, так что ничто не загораживало вид. К массивному главному зданию, сложенному из больших светло-желтых камней, вела широкая дорога. Высокие окна по фасаду свидетельствовали о высоких потолках, а возможно, и о нескольких уровнях. Два года назад ее поразило разнообразие комнат, и, насколько она помнила, она почувствовала себя здесь маленькой и потерянной.

Слева и справа от главного здания были расположены флигели, построенные, по мнению Нэнси, в старофранцузском стиле. Она имела в виду стиль старой монархии, стиль аристократов, которые были обезглавлены всего тридцать лет назад, чем был очень доволен ее отец.

Она заметила, что сад возле дома был совсем запущен. Берега прорытого через него канала заросли сорняками, а деревья и кусты были давно не стрижены.

Когда карета остановилась возле дома и Хоксуэлл открыл дверцу, она подумала о том, что сказал бы ее отец, если бы знал, в каком месте будет жить его дочь.

Из дверей дома вышли средних лет мужчина и женщина. Мужчина, на ходу застегивая ливрею, поспешил к карете.

— Милорд, мы не ожидали… Нам не сказали…

— Это долгая история, Криппин. Возможно, я расскажу обо всем позже. А сейчас… Мы приехали в карете лорда Себастьяна Саммерхейза, так что распорядись, чтобы завтра утром ее отправили обратно в Эссекс. А пока побеспокойтесь о кучере и лошадях.

— Конечно, милорд. Миссис Брэдли, позаботьтесь о гостье милорда.

Миссис Брэдли подошла к карете как раз в тот момент, когда Верити вышла.

— Дорогая, вы помните мистера Криппина и миссис Брэдли, не так ли? — Хоксуэлл привлек Верити к себе. — Графиня вернулась домой, Криппин. Сообщи об этом слугам.

Миссис Брэдли справилась с удивлением, а вот Криппин на секунду лишился дара речи. Но потом многолетняя выучка взяла верх и его лицо приняло прежнее невозмутимое выражение.

— Я сообщу им радостную новость, сэр. Добро пожаловать домой, мадам.

Они все направились к двери с таким видом, будто Верити отсутствовала всего неделю.

Двое лакеев были посланы, чтобы принести багаж.

— Мне хотелось бы пойти в мою комнату, миссис Брэдли, — сказала Верити, прежде чем кто-либо мог предложить что-нибудь другое. — Я должна отдохнуть с дороги.

— Разумеется, мадам.

Миссис Брэдли стала подниматься по лестнице рядом с Верити, и обе делали вид, будто Верити прекрасно знает, где ее комната, хотя, кроме сада, она вообще здесь ничего не видела.

Глава 11

Лорд Хоксуэлл остро нуждался в деньгах.

Два года назад Верити не обратила внимания на то, насколько это было заметно, потому что была поглощена собственными переживаниями.

А теперь к тем приметам запущенности, которые она уже отметила по дороге сюда, прибавилось еще множество других.

Слуг для такого большого дома явно не хватало. Миссис Брэдли обещала прислать ей в помощь девушку, но Верити сомневалась, что это будет настоящая горничная.

Мебель была старинной, но довольно обшарпанной. Шторы на окнах, выходящих на юг, заметно выцвели и уже давно должны были быть заменены на новые. Удобствам, видимо, тоже уделялось недостаточно внимания. В Эримонте были новые туалеты и даже новая ванная комната, а в этом хозяйстве наверняка по-прежнему пользовались ночными горшками и переносными ваннами.

Глядя на все это, Верити пала духом. Ее план оказался под угрозой. Деньги из ее наследства по-прежнему окажутся недоступны Хоксуэллу, пока будет рассматриваться их прошение об аннулировании брака.

После свадьбы ему должны были достаться большие суммы. Он сказал, что этого не случилось. Может быть, она должна обещать ему подождать, пока он не получит ответ на прошение? Надо спросить мистера Торнаппла, сыграет ли это какую-либо роль.

Миссис Брэдли привела ее в ту же комнату, которая была ей отведена перед свадьбой. Она поняла, что тогда ее все-таки немного подновили. Занавески заменили на новые, голубой полог над кроватью тоже казался новым. Стулья были явно недавно обиты, а камин тщательно вычищен.

Она представила себе, как два года назад граф приказал подготовить эту комнату, с тем чтобы его невеста не пострадала от последствий недостатка его финансов. Интересно, как он все это оплатил? Наверное, пришлось залезть в долги.

Он мог оставить все как есть, и она ничего не заметила бы. Ей было все равно. Если человек приносит себя в жертву, ему безразлично, будет ли столб, у которого его сожгут, новым и хорошего качества.

— Все ваши вещи здесь, — сказала миссис Брэдли, открывая три гардероба и два чемодана.

Верити потрогала материал платьев. Она почти забыла об этих нарядах, купленных в Лондоне перед свадьбой. Нэнси таскала ее от одной портнихи к другой, требуя самые лучшие шелка и кружева. Они назаказывали столько платьев, что их можно было бы менять четыре раза в день в течение двух недель. Нэнси получала гораздо большее удовольствие от этого мотовства, чем сама невеста.

Верити достала несколько платьев и стала прикладывать их к себе перед зеркалом. Когда она жила у Дафны, то одевалась очень скромно. Ей вовсе не нравились простые платья, но ведь не будешь работать в саду в муслиновом или шелковом одеянии. К тому же она не позволяла Дафне тратить много денег на свои наряды.

Она поймала себя на том, что улыбается, когда достала платье для прогулок из шелковой тафты лимонно-желтого цвета. Приятно будет носить красивые платья, подумала она. До этих пор она мало интересовалась своей одеждой, но здесь у нее был полный гардероб, который предстоит изучить.

— Я прикажу принести вам воду, — сказала миссис Брэдли, распаковав ее чемоданчик. — А потом мы оставим вас, чтобы вы отдохнули. Мы здесь в деревне обедаем обычно позже, но когда кухарка узнает, что приехал милорд, она постарается не слишком затягивать с обедом. Я к вам пришлю девушку через два часа, и она поможет вам одеться.

Верити решила, что отдохнуть перед обедом не помешает. Воскрешение оказалось весьма утомительным, да и дорога была длинной, но она должна быть в наилучшей форме, если собирается пикироваться с Хоксуэллом за столом.

Хоксуэлл постучал в дверь. Ему не ответили, и он вошел.

Небольшая гостиная была пуста. Из гардеробной тоже не доносилось ни звука. Он вошел в спальню. В ней царил полумрак, потому что шторы были задернуты.

Верити спала на кровати в сорочке и чулках. Ей, видимо, снилось что-то неприятное, потому что по ее лицу пробежала тень. Она лежала на боку, подтянув колени, и от этого сорочка немного задралась, так что обнажилось бедро.

Прелестный изгиб этого бедра заворожил его. Еще день, и он поддастся желанию лечь рядом, чтобы ласкать это мягкое грациозное тело. А сегодня он воздержится.

Он положил на кровать возле подушки небольшую коробочку и открыл ее. На синем бархате лежало жемчужное ожерелье.

За эти два года он несколько раз был на грани того, чтобы продать жемчуг, хотя это была семейная реликвия. Согласно легенде, два века назад графиня Хоксуэлл получила его от своего любовника, принадлежавшего к королевской семье. Эти жемчуга были бесценны, и вырученные за них деньги могли бы надолго отложить упадок его поместья.

Хоксуэлл был совершенно уверен, что его руку удержала не сентиментальность. Он скорее сомневался, принадлежат ли они все еще ему и имеет ли он право их продать. В конце концов ожерелье стало его свадебным подарком Верити.

Он посмотрел на записку, которую написал, но передумал оставлять ее и тихо вышел.

Поворачиваясь, Верити задела рукой что-то твердое и проснулась. Она открыла глаза и поднялась на локте, чтобы понять, что это было.

На кровати лежал изящный деревянный футляр, выложенный синим бархатом. Из него на постель выскользнули нитки небольших белых бусин.

Жемчуг.

Два года назад, когда она одевалась к свадьбе, его принес какой-то слуга. Нэнси пришла в восторг от красоты и стоимости ожерелья и настаивала на том, чтобы Верити надела его на свадебную церемонию. И она послушалась, точно так же, как она делала все, что от нее требовали в тот день. Но ни красота жемчуга, ни его безусловная ценность как раритета не изменили ее мрачного настроения и не сделали ее более счастливой.

Она сняла ожерелье перед свадебным завтраком, опасаясь, что какая-нибудь нитка может разорваться. Самым ярким воспоминанием того дня было появление Нэнси в тот момент, когда Верити положила ожерелье на туалетный столик.

«Я должна тебе кое-что сказать». Этими словами Нэнси начала разговор, вызвавший у Верити приступ ярости и решимость бежать.

Она взяла ожерелье в руки. Ни один слуга не оставил бы его так, на кровати. Значит, Хоксуэлл был у нее.

Он вернул ей свой свадебный подарок. Пусть он будет у нее, будто она никогда не покидала его дом. Он хочет, чтобы она надела жемчуг сегодня вечером. Если она этого не сделает, он будет оскорблен.

Она пропустила жемчужины сквозь пальцы — легкие, гладкие, роскошные, идеальной формы. Они, верно, стоят целое состояние.

Она доставит себе удовольствие и насладится их красотой один вечер. Но они ей не принадлежат, и она не может оставить их себе.

Когда Верити вошла в столовую, Хоксуэлл не мог отвести от нее глаз.

В последние дни он ни разу не видел ее ни в чем, кроме самых простых платьев. Но даже воспоминание о свадебном платье померкло перед ее нарядом.

Шелк необычного коричневато-розового цвета облегал ее тонкую фигуру. Кружева, украшавшие рукава, подол и глубокое декольте, оттеняли, по контрасту, необычный цвет платья и придавали ему необыкновенную свежесть и элегантность.

На плечи была накинута роскошная шаль в тех же тонах, что и платье. Элегантность наряда подчеркивало жемчужное ожерелье, облегавшее шею и придававшее особую прелесть ее характерному, будто в немом вопросе, повороту головы.

Она заметила, что он бросил взгляд на жемчуг, и непроизвольно дотронулась до ожерелья. По ее взгляду он понял, что она оценила не только само ожерелье, но и то, как оно появилось на ее кровати.

— Вечер теплый, и я решил, что мы будем обедать на террасе, — сказал он.

— Мне это тоже доставит удовольствие.

А о нем и говорить нечего. Невыносимые формальности, связанные с ее новым статусом, могут подождать. Им совершенно необязательно обедать за столом, за которым могут уместиться не менее сорока человек.

Они вышли на террасу, где уже был накрыт стол. Пламя свечей, слегка колеблемое ветерком, отражалось в тонком фарфоре и столовом серебре. Миссис Брэдли и кухарка, по-видимому, решили, что возвращение графини следует отпраздновать, поэтому подаваемые блюда были более изысканными, чем обычно.

Верити посмотрела в сад, где уже сгущались сумерки.

— Мне он запомнился гораздо более обширным, — сказала она.

— Его дальняя часть с поразительной быстротой заросла травой, сорняками и молодыми деревцами. Вид весьма неприглядный. Но таково было решение садовника после того, как почти весь его штат пришлось уволить.

— Должно быть, дорого поддерживать в порядке такой большой сад.

— Когда это необходимо, можно отказаться от красивых видов. Я понял, как мало они существенны.

— Но дальнюю часть сада можно восстановить. Или, наоборот, можно позволить ему зарасти еще больше, и тогда через пару лет он будет выглядеть естественно и не будет оскорблять ваш взгляд.

Слуга подлил ей вина, и она поднесла бокал к губам. Последний свет дня померк, и при свечах ее рот казался совсем темным. Темным и зовущим.

— В этом саду мало больших деревьев, — сказал он. — Освещение хорошее круглый год. Возможно, вместо того чтобы восстанавливать цветочные клумбы или позволить природе сделать свое дело, лучше построить в той части оранжерею.

— Это потребует большой работы, если вы уволили…

— Нехватка слуг скоро перестанет быть проблемой.

— В таком случае оранжерея окажется очень полезной. В доме круглый год будут цветы. Если вы собираетесь проводить здесь большую часть года, не помешал бы и парник. Там можно было бы выращивать экзотические фрукты к вашему столу.

— Какого, по вашему мнению, размера они должны быть?

Они начали обсуждать размеры оранжерей и парников и их типы. Растения были ее любимой темой, и разговор явно ее воодушевил. Она даже смеялась, чего он никак не ожидал. Она не заметила, как, едва закончился обед, исчезли слуги, оставив хозяев наедине.

— Я не думаю, что наш старый садовник большой специалист по выращиванию растений в оранжереях, — сказал он. — Если мы построим оранжерею, вам придется обучить его. Если хотите, это будут ваши владения.

Ее голубые глаза казались почти черными. По их взгляду он понял, что она сначала колебалась, а потом — удивилась: ведь они обсуждают не только его дом, но их общий.

— В лондонском доме тоже есть место для оранжереи, так что вы сможете проводить свои эксперименты независимо от того, где будете жить.

Она внимательно на него посмотрела. Потом перевела взгляд на пламя свечей, на сад, на каменную ограду террасы. Ей, наверное, казалось, что, если она переключит свое внимание, то сможет не думать о неизбежном.

— Я бы предпочла продолжить их в «Редчайших цветах» до тех пор, пока не уладятся наши с вами дела.

— Нет.

— Тогда позвольте мне остаться с Одрианной. Вы сказали, что карета лорда Себастьяна завтра утром возвращается в Эссекс. Умоляю позволить мне туда уехать.

— Нет.

Она не стала спрашивать почему. Ответ был в его взгляде. Она понимала всю интимность обстановки и чувствовала витавшее в воздухе состояние ожидания.

— А если я поеду куда-нибудь без вашего согласия?

— Поскольку я ваш муж, вам нужно не мое согласие, а мое разрешение.

— Вы знаете, что для меня это неприемлемо.

— Вы заставляете меня быть с вами более грубым, чем мне хотелось бы или чем это необходимо. — Он взял ее руку, поднес к губам и поцеловал. — Этот брак состоялся, и настало время начинать его осуществлять.

Она осторожно высвободила руку и встала. Он сделал то же самое, и не только потому, что это предписывал этикет, но и из уважения. Верити была не очень высокого роста, и можно было предположить, что она не обладает большой силой. Однако она доказала, что в своем странном желании весьма решительна и настойчива.

Склонив голову набок, она посмотрела ему прямо в лицо.

— И когда вы намерены осуществить этот брак?

— Скоро.

— Полагаю, что вы по крайней мере заранее предупредите меня об этом?

Протянув руку, он дотронулся до жемчужного ожерелья.

— Я уже это сделал.

Он медленно провел пальцами по поверхности жемчуга, а потом по коже под ожерельем.

Она закрыла глаза. Она была слишком неискушенной, чтобы понять, что выдала себя подобной реакцией.

— А если… — Она облизала губы, даже не подозревая каким призывным выглядело это движение языка. — А если я откажусь?

Хоксуэлл еще не решил, как скоро все произойдет, но будь он проклят, если даст ей время открыть этот фронт в их маленькой войне.

Не прошло и нескольких секунд, как «скоро» превратилось в «очень скоро», а «очень скоро» — в «сейчас».

Глава 12

Он не ответил на ее вопрос, а просто стоял — слишком близко, — и можно было подумать, что все его внимание сосредоточено на этом медленном движении пальцев под ожерельем.

Она напряглась. Было что-то коварное в том, как такое легкое прикосновение может вызывать такой трепет и быть настолько приятным, что ни о чем другом уже невозможно было думать.

Кроме него, конечно. Одна его близость уже была шокирующе интимна, и она реагировала на нее так, словно у нее не было выбора. Ее даже передернуло.

Непреодолимое желание внезапно подавило все разумные причины, по которым она вообще не должна была позволять ему прикасаться к ней.

Ей все же удалось отступить — подальше от него и его прикосновений. Страх на время взял верх.

Но он последовал за ней — шаг за шагом. Он не угрожал ей, а просто был так близко, что его мужская сила завораживала ее.

За спиной оказалась каменная ограда террасы, и отступать стало некуда.

Она положила ладонь ему на грудь, но не для того, чтобы прикоснуться к нему, а чтобы удержать его на расстоянии. Она надеялась, что он поймет это именно так.

Ей показалось, что он улыбается. Он накрыл своей ладонью ее руку и еще крепче прижал ее, так что она почувствовала тепло его тела и то, как бьется его сердце.

Он поднес ее руку к губам и поцеловал сначала тыльную сторону, а потом — ладонь. Поцелуи были легкие, но пылкие, таившие в себе опасность, уверенные в своей способности волновать кровь.

Он был уже совсем близко, хотя их тела пока не соприкасались. Но в его глазах она прочла страсть и нетерпение и поняла, что сегодня ночью ей придется навсегда распрощаться с надеждами на свободу.

Она попыталась вызвать в памяти воспоминания о Майкле, чтобы использовать свою вину за его судьбу в качестве щита. Но лицо Майкла было просто призраком, а его поцелуи — обычной детской шалостью. Попытки найти какое-либо другое убежище, чтобы остановить Хоксуэлла словами или действиями, не увенчались успехом. Он продолжал ее целовать до тех пор, пока у нее не пошла кругом голова и из нее не вылетели все ее так хорошо обдуманные планы.

Эти поцелуи были предназначены для того, чтобы затуманить, заманить в ловушку, ошеломить. Их нельзя было избежать. Ей оставалось лишь подчиниться натиску его губ — сначала довольно нежному, потом более настойчивому и, наконец, такому страстному, что ей стало почти невозможно дышать.

— Слуги, — только и смогла выдохнуть она, когда поцелуи вдруг прервались.

— Все давно разошлись по своим комнатам. Они хорошенько подумают, прежде чем попасться мне на глаза или подслушивать.

Он опять поцеловал ее, да так нежно, что она подумала, что неправильно истолковала его намерения. Однако он обнял ее, и сомнения рассеялись.

— Я не хочу… — пролепетала она, но он провел рукой по ее груди, и протест оказался невысказанным.

— Вы не хотите этого? — спросил он и начал осыпать поцелуями ее шею, плечи, уши. Его рука обхватила одну грудь, а большой палец надавил на вспухший сосок. — Вы уверены? Или вы опять лжете самой себе? Вам не кажется, что на сегодня лжи было и так более чем достаточно?

Она попыталась — в который раз — облечь свои мысли в слова, чтобы не случилось того, что неизбежно свяжет их навсегда, но ее затуманенный ум подсказывал ей, что независимо от того, какие она сумеет найти слова, победы не будет. Ни сейчас, ни после. Ее план безнадежно провалился, и ей никогда не удастся разорвать эту связь. Так что лучше уступить наслаждению и почувствовать себя по-настоящему живой и желанной.

Он обнял ее и крепко прижал к себе, так что спасательный трос ее благих намерений окончательно лопнул.

Не надо больше лгать. Не надо притворяться, что ей не хочется большего. Прикосновение к груди уже ее не удовлетворяло, хотя и сводило с ума. Близость их тел уже казалась недостаточной. Она видела его словно в тумане. Потом он сам стал туманом, и она утонула в нем.

Он посадил ее на каменную ограду террасы и, поддерживая одной рукой спину, начал расстегивать платье. Когда он спустил платье и сорочку с плеч, из ее горла вырвался стон. В лунном свете стали видны белоснежные груди с торчащими твердыми сосками.

Она уже была готова умолять. Затаив дыхание от предвкушения, она следила за его пальцами. Сладкая мука наполнила все ее существо, не позволяя думать ни о чем, кроме того, чтобы наслаждение длилось бесконечно.

Он наклонил голову, и его язык заскользил по ее телу. Ощущение было таким сладостным, что она прижала к себе его голову, желая продлить его. Ласки спускались все ниже по животу, и она непроизвольно раздвинула ноги. А когда его губы — уверенно и требовательно — коснулись теплых влажных лепестков ее женского существа, ее пронзили такие сильные приступы наслаждения, что у нее закружилась голова, а из груди вырвался мучительный стон.

Сильные руки уже куда-то ее несли. Терраса и стены дома исчезли, но ночь и звезды остались. Воздух был наполнен ароматом фуксий и анютиных глазок, а влажные бархатистые лепестки прилипали к ее спине, груди и рукам.

Он снял с нее платье и сорочку. Ее белая кожа и жемчужное ожерелье светились в темноте. Развязав галстук и скинув сюртук, он опустился рядом. Взгляд его синих глаз завораживал ее, а тело дрожало в предвкушении неземного наслаждения.

Он доставил ей это наслаждение. Он знал, как это делается. Слишком хорошо знал. Она стонала и вскрикивала, не умея сдерживаться, а когда его руки снова добрались до горячего и влажного места у нее между ног, она пришла в экстаз.

Он контролировал себя, а у нее больше не было выбора. Ее тело уже ни в чем не могло себе отказать и лишь обрадовалось, когда он лег на нее, хотя ее удивило, что она почувствовала себя такой беспомощной под тяжестью его тела. Он раздвинул ее ноги и вошел в нее, заполняя собой медленно, но неотвратимо. Туман близости стал густым и тяжелым и наконец пролился дождем, затопившим все ее существо.

Ее тело все еще жаждало продолжения, хотя нестерпимая боль и шок заставили очнуться. Открыв глаза, она увидела над собой его темную фигуру. Он продолжал двигаться, и она вдруг почувствовала, что ее собственное желание требует удовлетворения.

Она поддалась этому желанию, хотя ей и было больно. Но напряжение все нарастало и нарастало, пока не достигло вершины, после которой неожиданно наступили тишина и покой. Стали видны звезды в небе и цветы вокруг них и слышно его глубокое дыхание.

* * *

— Нам надо идти.

Его голос был ровным и спокойным. Слишком реальным.

— Иди. Я пока не хочу.

Она смотрела на звезды, вдыхала аромат цветов и постепенно приходила в себя. И это последнее давалось ей с трудом. Он только что доказал, что она никогда больше не будет полностью такой, какой была.

«Настало время осуществить наш брак» — так он сказал и… сделал. А она ему это позволила. И даже не слишком противилась. Во всяком случае, недостаточно. Замуж она, возможно, вышла не по своей воле, но сегодня ночью явно не возражала. Он знал, что она этого не хочет, но сумел соблазнить ее и сделать так, что она захотела.

Сегодня она предала не только себя, но и своего отца, свой дом и людей, которые так много значили в ее жизни. Однако мысль о последствиях этого импульсивного акта все еще была где-то на периферии сознания. Пока она чувствовала только апатию и расслабленность.

Очень скоро она поймет всю полноту своего поражения. Может, завтра или еще раньше. Той жизни, о которой она мечтала, у нее уже не будет.

Он встал и начал одеваться.

— Здесь сыро. Ты можешь простудиться. Вставай. — Он протянул ей руку.

Она схватила свою одежду, прижала к себе и встала. Собственная нагота казалась ей глупой и скандальной. Она постаралась быстро просунуть руки в рукава сорочки и платья. Он повернул ее к себе спиной и застегнул крючки. Потом, взяв за руку, повел ее обратно к террасе. Она бросила взгляд на окна. Неужели слуги действительно разошлись по своим комнатам? Но они наверняка догадывались, что происходит, даже если ушли. Ведь ее не было два года. Их хозяин должен был взять то, что ему полагалось по закону.

Она была рада, что он молчал. Да и что он мог сказать? Однако к тому моменту, как они подошли к дверям ее комнаты, она начала злиться, потому что шок стал проходить.

Наклонившись, он поцеловал ее в щеку, и она не отстранилась.

— Я считаю, что сегодня ночью вы были не слишком честны, — сказала она, чтобы он не подумал, будто она не понимает, что произошло и почему.

— В этом виноват жемчуг. Он выглядел так соблазнительно на твоей белой коже, Верити, что я потерял голову.

Он снова ее поцеловал, и они разошлись по своим комнатам.

Значит, виноват жемчуг. Какая чушь.

Хоксуэлл проспал почти до полудня и проснулся в отличном расположении духа. Он приказал приготовить ему ванну и лежал в воде, пока она не остыла, потом оделся и спустился вниз. За завтраком он выслушал от дворецкого все деревенские новости, одновременно размышляя о том, что скажет Верити, когда увидит ее.

Он не считал необходимым извиняться. В конце концов, она его жена. Но он был с ней не так осторожен, как намеревался, и это было странно.

Обычно в таких случаях он хвалил себя за то, что не терял над собой контроль. Но сегодня ночью… Будь он проклят, если помнит какие-либо детали.

Он подозревал, что накал страстей, которые он испытал, свидетельствовал о том, что он не был осторожен. У него не было опыта близости с девственницами, но он отлично понимал, что с ними надо вести себя совсем не так, как с опытными женщинами.

Позавтракав, он отправился к Верити. Он решил, что сегодня можно и постучаться. Никто не ответил. Его настроение уже не было столь благодушным. К тому же, наконец, всплыли детали его ночного поведения. Весьма вероятно, что ему может быть оказан более чем холодный прием.

Дверь все же открылась, но на пороге стояла не Верити, а светловолосая девушка. В руках она держала вчерашнее платье Верити и иголку с ниткой.

— Миледи здесь нет, сэр. Она ушла до моего прихода.

Но внизу Верити тоже не оказалось. Она опять сбежала — была его первая мысль. Он попытался навязать ей поражение. Хуже того. Он вел себя неуклюже и под конец сделал ей больно. Своим побегом она дала ему знать, что между ними все кончено и она никогда не сдастся.

Стараясь подавить в себе ярость и вместе с тем беспокойство, Хоксуэлл послал за Криппином и миссис Брэдли. Ожидая, когда они придут, он мысленно сочинял письмо, которое пошлет Саммерхейзу, и другое, более строгое — Дафне Джойс. Только когда Криппин и миссис Брэдли прибежали в библиотеку, он понял, что не может больше сдерживаться.

— Я хочу знать, что моя жена делала сегодня утром, — кричал он. — Расспросите слуг, поговорите с конюхами. Делайте все, чтобы узнать, куда она уехала.

Криппин взглянул на миссис Брэдли. Миссис Брэдли съежилась.

— Милорд, — осмелился Криппин, — леди Хоксуэлл проснулась рано, спустилась вниз и попросила принести ей чай. Потом она вышла из дома. Сейчас она в саду. Я только что ее видел. Думаю, она все это время провела в саду.

В саду. Ну конечно.

Чувствуя себя идиотом, Хоксуэлл вышел на террасу.

Он заметил ее в дальнем углу сада, где дикая природа отвоевала себе большой участок. На Верити было голубое платье и шляпка — те самые, в которых он впервые увидел ее в Камберуорте. Она то наклонялась, то выпрямлялась…

Он направился к ней. Садовник подстригал кусты самшита около террасы. Рядом была клумба со сломанными цветами, глядя на которую легко было понять, что произошло. Хоксуэлл мог голову дать на отсечение, что на клумбе видны отчетливые отпечатки женской головы, плеч и бедер.

— Эту клумбу надо всю скосить, Сондерс. Сондерс перестал подстригать куст и поклонился.

— Я начал этим заниматься, милорд, но миледи мне запретила. Она сказала, что нет вреда в том, чтобы срезать цветок, но если срезать все растение до корня в это время года, оно погибнет. Так она сказала.

— И это действительно так?

Сондерс кивнул.

— Она сказала, что бедные растения не должны страдать из-за небрежности какого-то идиота.

— А еще она что-нибудь сказала?

Сондерс покраснел.

— Не помню. Память стала не та, милорд.

Хоксуэлл пошел по тропинке к тому месту, где находилась Верити. Она опять наклонилась, потом разогнулась и бросила в стоящее рядом ведро какое-то растение.

— Вы решили восстановить эту часть сада? — спросил он, разглядывая цветы среди некошеной травы.

— Пожалуй. — Она вернулась к своей работе.

— Сондерс сказал, что вы не разрешили ему скосить цветы, которые мы помяли прошлой ночью.

— Прошу вас не думать, что мною руководила сентиментальность.

— А я и не думаю.

— Нет смысла убивать растения. Слуги и так знают, что произошло. Миссис Брэдли была весьма озабочена моим здоровьем, когда я утром спустилась вниз. Она все время спрашивала, как я себя чувствую и не надо ли мне чего-либо. — Она вырвала еще один сорняк. — Они все были здесь — кто внизу, кто наверху. У вас было достаточно свидетелей, как вы и хотели.

— Я уверен, что они ничего не видели и не слышали, Верити. Они просто предполагают. Ведь прошло два года, не так ли?

— Не сомневаюсь, что им не понравилось, что я заставила вас так долго вести образ жизни монаха. Где им было знать здесь, в Суррее, что вы не страдали от воздержания все это время. Они не читают лондонских скандальных листков и ничего не знают о ваших многочисленных любовницах.

У него чуть было не вырвалось, что любовница — это не то же самое, что жена, но здравый смысл взял верх, и он промолчал.

— Что еще вы сказали садовнику? Он уверял меня, что не может вспомнить, но, насколько я понял, он просто решил быть тактичным.

Она сняла одну перчатку и, достав носовой платок, стала им стирать капельки пота с лица и шеи.

— Я сказала, что свидетельства ночи были настолько очевидными, что, возможно, стоит поставить на клумбу табличку и покончить с этим. А на табличке написать: «Здесь лежала леди Хоксуэлл, когда лорд поимел ее в первый раз».

Он не понял, сердится она или издевается.

— А что вы ответили, когда миссис Брэдли справилась о вашем здоровье, Верити?

— Я сказала ей, что испытывала трудность при ходьбе сегодня утром, но потом все прошло.

— Вы действительно все это говорили? — Он был в ужасе. Не может быть!

Она бросила в ведро очередной сорняк, и в ее глазах промелькнула насмешка.

— Люди, с которыми мне приходилось общаться в детстве и юности, могли иногда выражаться и более непристойно. Нет, на самом деле я так не говорила.

Она по крайней мере не слишком сердится, раз может отпускать такие шуточки.

Верити больше ничего не сказала и продолжила полоть. Возможно, подумал он, надо извиниться.

— У меня не было намерения причинять вам боль, Верити. Если это случилось…

— Я совершенно точно знаю, каковы были ваши намерения, милорд. И хорошие, и плохие.

И чем меньше говорить об этом, тем лучше, понял он и не стал оправдываться.

— Что касается боли, меня о ней предупреждали. Я уже могу ходить. Благодарю вас за заботу.

Она выдернула с корнем еще один сорняк, стряхнула с него землю и бросила в ведро.

— Что вы собираетесь посадить в этой части сада? — спросил он.

— Луковичные растения. Я посажу их осенью, чтобы они взошли весной.

— Это может сделать садовник.

— Он слишком стар, а эта работа не из легких.

— К осени мы наймем ему молодых помощников.

— Я хочу делать это сама. Хорошо иметь перед собой цель.

Он снял сюртук и бросил его на землю. Этот жест привел ее в недоумение, но больше — в смятение. Он сделал то же самое вчера ночью, перед тем как овладеть ею.

— Леди Хоксуэлл не пристало быть такой осторожной. Ее муж не собирается снова поиметь ее в саду на земле. — Он засучил рукава. — Вы хотите все это выдернуть? И это деревце тоже?

— Да, все это должно быть уничтожено. Мы должны начать с самого начала.

Он нагнулся рядом с нею, ухватился за тонкий стволик и с силой дернул.

Глава 13

Целых три дня соседи выдерживали паузу. На четвертый начались визиты. Кареты подъезжали и отъезжали в течение всего дня. Леди изучали Верити, а джентльмены снисходительно улыбались. Глаза у всех светились гораздо большим любопытством, чем осмеливались выразить рты.

Верити научилась вставать рано, чтобы поработать в саду. Потом она мылась и одевалась для приема визитеров. Иногда просматривала свой архив газетных вырезок, а также писала письма Одрианне в Эссекс и своим дорогим подругам в «Редчайшие цветы».

Ей тоже приходила почта, Дафна сообщала, что Кэтрин благополучно до нее добралась и все еще живет у них. В другом письме она описала, как к ним приезжали люди из четырех богатых особняков в Мейфэре, чтобы заключить контракт на поставку цветов и комнатных растений. Одрианна написала, что приедет в Лондон, как только Верити решит побывать там.

С севера не пришло ни одного письма, и Одрианна тоже ничего не переслала. Верити надеялась, что викарий даст ей знать, что получил ее письмо и прочитал его Кэти. Она также написала мистеру Тревису, надеясь узнать, как идут дела на металлургическом заводе, но управляющий молчал. Ей оставалось лишь предположить, что ее письма не доходили до адресатов.

Отчаявшись, она написала мистеру Торнапплу, чтобы тот сообщил ей что-нибудь о мистере Тревисе и заводе и о ком-либо из ее старых друзей. Она надеялась узнать что-нибудь о Майкле Боумане — работал ли он все еще на заводе или его арестовали и судили.

Ответ мистера Торнаппла пришел на шестой день. Его письмо немного успокоило ее, но вместе с тем привело в уныние. Уверив ее, что мистер Тревис все еще выполняет свои обязанности, он напомнил, что детали работы предприятия теперь касаются только ее мужа, вежливо, но твердо посоветовав, что лучше бы она занялась домашним хозяйством.

Ей, конечно, надо было бы поехать домой. Только так она может все узнать. Придется уговорить Хоксуэлла разрешить ей съездить домой. Ее раздражало, что осуществление даже малой части ее плана теперь зависит от его разрешения. Надежды узнать что-нибудь из писем не оправдались.

Она уже убирала в ящик письменного стола письмо мистера Торнаппла, когда к дому подкатила элегантная карета. Из окна она увидела, как из кареты выходит прелестная женщина — видение в белом с красной розой на соломенной шляпе. Это приехала Коллин, и она была не одна. Из кареты вышла тонкая как тростинка женщина средних лет в голубом платье.

Верити послала за Хоксуэллом, с утра уединившимся в кабинете с управляющим. Все эти дни он занимался своим поместьем, и Верити его почти не видела. Он уезжал верхом рано утром и возвращался поздно вечером.

Он вошел в гостиную одновременно со своей кузиной.

— Коллин, тетя Джулия, — приветствовал он дам, — добро пожаловать. Дорогая, позволь тебе представить миссис Эккли, сестру моей матери.

— Вы тоже должны называть меня «тетя Джулия», моя дорогая, а я буду обращаться к вам по имени — Верити. В нашей семье не приняты формальности между родственниками.

Верити не была уверена, что хочет называть эту женщину тетей. Миссис Эккли бесцеремонно впилась глазами в Верити, разглядывая ее. Она была более худой, более пожилой и менее дружелюбной версией своей дочери Коллин.

— Я знаю, что ты обещал совсем скоро навестить нас, Хоксуэлл, — сказала Коллин, когда все они расселись в гостиной. — Но миссис Пунтон сказала, что была у вас с визитом и она не единственная, кого вы принимали. Мама не захотела больше откладывать наш визит.

— Эти визиты как раз нас и задержали, а также мои обязанности по поместью, — сказал Хоксуэлл. — Я намеревался завтра с утра, пока к нам никто не приехал, отвезти к вам Верити, тетя Джулия.

Миссис Эккли приняла намерение Хоксуэлла как должное. Они немного посплетничали о миссис Пунтон и других соседях, а потом миссис Эккли обратила свое внимание исключительно на Верити.

— Итак, дорогая, где вы были все это время?

Этот неуклюжий вопрос поразил всех, кроме самой миссис Эккли.

— Другие не осмелились вас об этом спросить, а если бы и спросили, не могли ожидать, что вы ответите, но я думаю, что вы удовлетворите мое любопытство, моя дорогая, тем более что вы можете рассчитывать на мой такт.

— Мама, пожалуйста, — сказала Коллин, бросив на Хоксуэлла извиняющийся взгляд.

— Тетя Джулия, важно то, что она сейчас здесь. Остальное не имеет значения, — ответил Хоксуэлл. — Я никому не позволю ее допрашивать, даже тебе.

Миссис Эккли отступила, но надула губы, выражая этим свое неудовольствие замечанием племянника. Коллин поспешила с другими вопросами — о том, какие изменения она планирует произвести в Гринли-Парке.

— Я гостила у друзей, миссис Эккли, — сказала Верити. — Хоксуэлл с ними познакомился и знает всю правду. Так же как мы доверяем вашему такту, вы можете доверять моему объяснению.

— Гостили у друзей, говорите?

— Да. Это были женщины. Подруги.

— Странно, что вы гостили так долго.

— Да. Это был детский импульсивный поступок.

— Надеюсь, что таких импульсов больше не будет, не говоря уже о том, что он длился два года.

— Думаю, не будет. Не дадите ли мне совет по тому вопросу, который задала ваша дочь? Как бы вы обновили этот великолепный дом?

У тети Джулии оказался очень длинный список усовершенствований, которые она хотела бы порекомендовать. На это у нее ушло не менее четверти часа. Потом она перешла к дому Хоксуэлла в Лондоне, а потом и к собственному поместью.

— Мой дом в Лондоне заперт уже год, Хоксуэлл. Ты должен пообещать мне, что мы его опять откроем. Когда ты поедешь в Лондон, я пошлю с тобой Коллин, чтобы можно было начать что-то делать.

— Мы поговорим об этом и обсудим список расходов, которые ты наметила, в другой день, тетя Джулия. У меня есть обязанности перед людьми, которые нуждаются во мне гораздо больше, чем те, что сидят сейчас в этой гостиной.

Миссис Эккли упрек не понравился. Она взглянула на Верити.

— Вы очень молчаливы, дорогая. Можно даже забыть о вашем присутствии здесь.

— Она вряд ли может участвовать в разговоре об обновлении дома, который никогда не видела, мама, — сказала Коллин.

— Как графиня, вы должны участвовать в разговоре, даже если вам нечего сказать. Иначе вы заработаете репутацию гордячки, дорогая, а принимая во внимание ваше происхождение, обществу это не понравится. — Она посмотрела на Верити с сочувствием. — Вас пугает, что вы стали графиней, не так ли? Поэтому вы и сбежали. Не бойтесь, дорогая. Мы с Коллин поможем поднять ваш статус, так что моему племяннику не придется за вас краснеть.

— Вы слишком добры.

— Да, слишком, — подтвердил Хоксуэлл. — Именно поэтому мы должны отклонить ваше щедрое предложение. Полагаю, вы хотите стать наставницей Верити. Даже слышать об этом не хочу. Сомневаюсь, что я когда-либо буду краснеть за свою жену, тетя Джулия, так что в обучении, которое вы предлагаете, нет необходимости. Что же касается молчания Верити во время вашего визита, обращаю ваше внимание на то, что я тоже молчал. Так же как Коллин. Все всегда внимают вашему красноречию с благоговением и не решаются его прервать.

Удивление миссис Эккли этим монологом сменилось подозрением. Она внимательно посмотрела на Хоксуэлла, стараясь определить, не было ли его многословие для нее оскорбительным.

Коллин встала.

— Думаю, нам пора прощаться. Пойдем, мама. Ты хотела сегодня нанести визит миссис Уитхилл, а день уже на исходе.

Пока Хоксуэлл провожал тетушку вниз, Коллин, улучив минутку, сказала Верити:

— Как ты просила, я написала письмо твоему кузену. Ответ пришел вчера. Томпсоны, конечно, потрясены, но очень рады. На следующей неделе они приедут в Лондон в надежде, что ты тоже будешь в городе. Так что они смогут повидаться с тобой и выразить свои чувства.

— Я как раз собираюсь в ближайшее время в Лондон и, вероятнее всего, действительно встречусь с Томпсонами.

— Сообщи мне, когда соберешься ехать. Я представлю тебя моим друзьям, которые живут в Лондоне круглый год. Летом в городе почти никого из высшего света нет, так что это, возможно, самое подходящее время для твоего странного возвращения. К тому же у нас будет время, чтобы обсудить, как обновить наш городской дом, как этого хочет мама.

Верити постаралась казаться вежливой, но очень надеялась, что планы Коллин не заполнят все ее время. Этим летом у нее более важные планы, чем утренние визиты и обновление чьего-то дома.

В тот вечер они обедали в большой комнате за огромным столом. Было странно видеть их двоих, примостившихся на краю этой полированной поверхности. Перед самым обедом начался дождь, который барабанил по высоким окнам столовой.

Им подали фазана под соусом, и во время еды Хоксуэлл вернулся к визиту тетушки и кузины.

— Я никогда не понимал, почему люди считают, что родственные отношения позволяют им быть грубыми. Прошу прощения, Верити. Моя тетя бывает невыносимой и в лучшие дни. Обида из-за того, что мы не поспешили с ней увидеться, вызвала ее грубость. Она просто забылась.

— Не думаю, что она забылась. Однако я рада, что она высказалась откровенно и не придется возвращаться к этой теме. Откровенный разговор, даже на грани грубости, помогает избежать непонимания или двусмысленности.

— Что бы ни было у нее на уме, ты расправилась с ней просто замечательно.

— Нет, это ты поставил ее на место. Если бы не это, она продолжала бы навязываться и поучать меня. Спасибо, что защитил меня. — Она действительно была ему благодарна.

— Коллин, кажется, хочет стать твоей подругой.

— Потому что я умею обращаться с ее матерью?

— Может быть. Но она, видимо, подозревает, что стоит за твоим долгим отсутствием, и чувствует какую-никакую, а ответственность.

Может, готовность Коллин подружиться с ней — это способ загладить свою вину? Когда она сегодня говорила о Томпсонах, Верити показалось, что она на их стороне. Но скорее всего Коллин еще не поняла истинную сущность Бертрама и сама стала его невинной заложницей.

— Она написала моему кузену и получила от него ответ. Они хотят нанести мне визит в Лондоне.

— А тебе этого хочется?

— Я вовсе не хочу их принимать, ни здесь, ни в Лондоне. Но если это необходимо, пусть это будет в городе.

— Значит, мы через несколько дней поедем в Лондон. Надо кое-что там уладить.

— Полагаю, ты хочешь встретиться с моим попечителем мистером Торнапплом.

— Да. Придется подписать кое-какие бумаги.

— Я должна тебя сопровождать?

— В этом нет необходимости.

Разумеется. Она уже не может самостоятельно распоряжаться своим наследством. В глазах закона она перестала существовать. В письме мистера Торнаппла так прямо и было сказано.

Ее муж будет получать доходы от компании, плюс к нему перейдет все наследство, доставшееся ей после смерти отца. После того как она вышла замуж, все ее имущество перешло к мужу.

Она намеревалась встретиться с мистером Торнапплом наедине, чтобы просить его совета по поводу аннулирования брака. Теперь причины для этого не было. Как она может утверждать, что не давала согласия на брак, если согласилась на его подтверждение?

Ведь согласилась же. И лгать себе о том, что произошло в ту ночь, она не могла, как бы ни пыталась.

Он, конечно, соблазнил ее, узнав, что она хочет избежать супружеской близости. Он воспользовался ее невежеством и наивностью, но он не заставлял ее силой.

Эта близость изменила их отношение друг к другу. Хоксуэлл держал себя уверенно, как человек, решивший важную проблему. Она, в свою очередь, чувствовала все увеличивающуюся невыгодность своего положения и неловкость. Она не знала, что ей делать с той новой жизнью, которой, как когда-то предполагалось, у нее никогда не будет.

— Они от тебя зависят? — спросила она, возвращаясь к разговору о посетивших их родственниках. — Они вели себя так, будто ты сейчас же готов выложить крупную сумму денег.

— Моя мать завещала мне позаботиться о ее сестре, что я и делаю. Тетя Джулия была замужем за армейским офицером, но он почти ничего ей не оставил. Женщины иногда обходятся дорого, так что мне приходилось напрягаться, чтобы выполнить свое обещание.

— Я уверена, что ты делал все, что мог. Они обе элегантно одеты, так что, полагаю, ты был щедр.

— Я сожалел, что не смог увеличить состояние Коллин. Ее приданое весьма скромно. К счастью, она пока не выразила желания выйти замуж. Она все еще не забыла своего жениха, который разбился насмерть, упав с лошади.

— Возможно, сейчас, если ее приданое может быть увеличено, молодые люди проявят к ней больший интерес и она перестанет горевать. Я попытаюсь помочь ей в этом.

— Я был бы этому рад. Мы с ней были близки с самого детства, и я отношусь к ней как к сестре.

— В таком случае и я постараюсь относиться к ней как к сестре, если только мне не придется думать о тете Джулии как о своей свекрови.

— Боже упаси.

Из-за дождя стемнело рано, так что обед закончился при свечах. Верити встала.

— Я пойду в свою комнату и под шум дождя почитаю какую-нибудь интересную книжку.

Он остановил ее, взяв за руку, и оглядел всю, с головы до ног — светлое вечернее платье и венецианскую шаль, белую шею без украшений (жемчуг она больше ни разу не надевала). Наконец его взгляд остановился на ее лице.

— Верити, в твоей гардеробной есть вторая дверь. Она ведет в узкий коридор. Ты заметила ее?

— Да, это очень странный коридорчик. Непонятно, куда он ведет, но там есть окно, из которого открывается красивый вид.

— Этот коридорчик играет важную роль. Он соединяет наши апартаменты.

Она на минуту задумалась, прикидывая расстояние между их комнатами. Ей казалось, что они отстоят гораздо дальше друг от друга.

— Верити, я хотел бы быть уверенным в том, что сегодня ночью дверь с твоей стороны будет открыта.

— Да, конечно.

Она не удивилась. Она не знала, как часто случаются такие вещи, но была уверена, что это произойдет очень скоро.

Он поцеловал ей руку и отпустил. А она поднялась наверх готовиться к еще одной упоительной ночи.

Он ожидал, что дверь будет открыта, но когда дело касалось Верити, никогда нельзя было быть уверенным. Но ручка повернулась легко…

В последние дни она вела себя как-то странно. Внешне она стала сдержанней, словно признав свой новый статус — статус графини. И теперь она репетировала то, чему ее когда-то учили. Она прекрасно вела себя во время визитов соседей и даже позволила себе быть немного дерзкой с тетей Джулией. К сожалению, с ним она держалась отстраненно.

Уже шесть дней он мучился от неудовлетворенного желания. За столом она сидела, выпрямив спину и пользуясь приборами строго по этикету, а ему все ее движения казались эротичными.

Теперь, войдя в темную спальню, он постарался вспомнить, как расположена мебель, и немного подождал, чтобы глаза привыкли к темноте. Однако спальня оставалась темной. Он подумал, что она, возможно, все спланировала и расставила на его пути стулья, чтобы он споткнулся. Неужели она задумала такую глупую месть? Эта мысль его позабавила, но он все же вернулся в свою комнату и взял небольшую лампу.

Никаких ловушек не было. Верити лежала в постели, накрывшись простыней до подбородка.

Он напомнил себе, что цель сегодняшней ночи — доставить ей наслаждение. Он должен загладить свою вину. Жена она ему или нет, имеет он на нее права или нет, опыт подсказывал ему, что она не должна думать об этом как о болезненной и неприятной обязанности.

Она была почти тенью под этой простыней. Глаза закрыты, густые ресницы подрагивали. Он поставил лампу на дальний столик, снял халат и подошел к кровати.

Она вдруг широко открыла глаза. Оказывается, она за ним наблюдала из-под полуопущенных ресниц. Она его изучала. От девственности ее отделяло всего шесть дней, а она рассматривала его наготу с откровенным любопытством опытной куртизанки.

Он скользнул под простыню, протянул руку и снова удивился.

— Ты уже раздета.

— Так же как ты.

— Да, но…

— Предполагалось, что я буду ждать тебя в вечернем платье? Или в пеньюаре? Мне никто ничего не объяснил. В последний раз ты разорвал мое любимое платье. Моя горничная его починила, но оно уже никогда не будет таким, как прежде. Прости, если сделала ошибку, но я решила спасти свой гардероб от твоего нетерпения.

— Я одобряю твое решение. — Он притянул ее к себе. — На этот раз не будет никакого нетерпения. А боль женщины чувствуют только в первый раз. Сегодня ночью ты узнаешь, что такое наслаждение, Верити. Обещаю.

Тепло. Сила. Слияние тел. И пугающая интимность.

Она пыталась скрыть свое смятение, когда к ней прикоснулось его обнаженное тело, словно не ожидала, что ее собственная нагота предполагает…

Для нее все было по-другому с первого же поцелуя. Никакого, даже слабого, протеста. Ни попыток как-то собраться. Ни борьбы. Она приняла то, что должно было быть, в ту минуту, когда отпустила горничную, скинула свою любимую ночную рубашку и забралась в постель.

Но он не торопился. Он соблазнял ее долгими поцелуями. Его руки ласкали ее так умело, что ее тело полностью покорилось неизбежному.

Простыня сползла с их тел и упала на пол, обнажив обоих. Неловкость окончательно пропала под напором его ласк. Она даже следила за тем, как его рука скользит по ее груди, плечам, животу, вызывая трепет от предчувствия того, что должно произойти.

Она больше не сопротивлялась своему погружению в чувственные наслаждения. Для этого уже не было причин. Она отдавалась ему с облегчением и покорностью. Вожделение на время затмило обычное чувство вины. Потом она, возможно, будет себя корить за то, что предала свои мечты, отцовское наследство, даже саму свою жизнь, уступив этому человеку. Может быть, вспомнит Майкла и его неуверенную улыбку и станет опять беспокоиться о его несчастной судьбе.

А пока она закрыла глаза и отдалась восхитительным ощущениям. Хоксуэлл начал пощипывать один из набухших сосков. Потом наклонил голову и взял в рот другой. Она вцепилась ему в плечи и выгнула спину, словно ее тело просило о большем.

А его рука — эта сильная мужская рука — уже медленно двигалась вниз. Слишком медленно. У нее вырвался стон, когда эта рука остановилась в том месте у нее между ног, которое горело и пульсировало. Ничто, кроме этого, уже не имело значения. Все сосредоточилось там. Она раздвинула ноги и поцеловала его в опущенную голову.

— Ты слишком нетерпелива, — мягко упрекнул он. Его рука лежала на внутренней стороне бедра, и она инстинктивно приподнялась.

— Ты хочешь этого?

Его пальцы скользнули по влажной плоти, в отчаянии ждавшей этого момента.

Шокирующий взрыв наслаждения пронзил ее с невероятной силой. Потом еще один. И еще. Ничего другого не существовало. Это было похоже на безумие.

Потом вдруг появилось совсем другое ощущение, возникшее где-то в самой глубине ее существа, от которого ее тело содрогнулось в пароксизме страсти.

Он словно ждал этого момента, лег сверху и вошел в нее. Она уже не понимала, больно ли ей или нет. Она вся была во власти испытанного потрясения.

А он продолжал двигаться, заполняя ее целиком и овладевая не только ее телом, но и душой.

— Ты всегда будешь меня предупреждать, когда я должна оставлять дверь открытой? — спросила она после долгого молчания, и он уловил в ее голосе уже привычную для него практичность.

Он был не против этого, но сейчас его голова была не готова рассуждать логично, хотя он привык обсуждать с женщинами в своей постели совсем другие проблемы.

— Делай это каждую ночь. Формальные предупреждения, как мне кажется, не приняты.

— Значит, я никогда не буду знать, придешь ты или нет? Я должна лежать, не спать и быть готовой, если тебе захочется этим заниматься? А если ты вообще не придешь, я так и буду всю ночь не спать?

— Полагаю, такой опасности нет.

— Ты хочешь сказать, что собираешься приходить ко мне каждую ночь?

Он имел в виду, что она заснет, а не будет на самом деле ждать всю ночь, каково бы ни было ее понятие супружеского долга. Но вопрос был честным, а ее удивление напомнило о ее неискушенности.

— Возможно, и так. Во всяком случае, какое-то время я скорее всего буду приходить к тебе каждую ночь.

Он не спрашивал, согласна ли она. Он не был расположен вести такого рода переговоры.

— По-моему, это будет не так уж плохо. Возможно, ты был прав и в этом смысле мы довольно хорошо подходим друг другу.

Он приподнялся на локте и посмотрел на ее сморщенный лоб. Он вполне соответствовал ее голосу, полному неторопливых размышлений.

— Мы подойдем друг другу еще больше, если ты останешься честной и смелой.

— Честной и смелой? Ты меня такой считаешь?

— Эти слова не хуже и не лучше любых других для описания того, как ты относишься к наслаждению. — И для описания ее реакции в целом, решил он.

— Гувернантка учила меня, что мужчины предпочитают скромных и добродетельных.

— Я рад, что ты оказалась плохой ученицей.

— Значит, тебя не удивила моя несдержанность?

— Ни капельки.

— А меня удивила. Впрочем, ты, наверное, уже все испытал с другими женщинами.

Довольно неожиданно он почувствовал, что оказался на зыбкой почве.

В ее голосе он не услышал осуждения. Она была всего лишь самой собой — честной и смелой. Все же он счел за лучшее сказать небрежно:

— С другими женщинами? О! Ты имеешь в виду мое далекое прошлое? Да я уже давно о них позабыл.

Верити сначала хихикнула, а потом рассмеялась. Отдышавшись, она приподнялась, поцеловала его в щеку и упала спиной на постель.

— Спасибо, что попытался, Хоксуэлл. Хоть я смелая и честная, иллюзий у меня нет.

Зыбкая почва превратилась в топкое болото, и он решил, что этот разговор продолжался достаточно долго, чтобы она не почувствовала себя обделенной его вниманием.

Он поцеловал ее и встал с постели.

Глава 14

Дом Хоксуэлла на Ганновер-сквер оказался менее запущенным, чем Гринли-Парк. Район был не самый лучший, как написала в своем письме Селия. Светское общество уже давно отсюда переехало. То, что графы Хоксуэлл все еще жили здесь, свидетельствовало о постепенном уменьшении богатства семьи.

В некоторых комнатах, по мнению Верити, вполне можно было жить. Библиотеку, конечно, неплохо бы подновить, как советовала тетя Джулия, но Верити понравилась серебристая обивка кресел и диванов, старинная темная мебель и прекрасный вид из больших окон.

По контрасту с библиотекой гостиная выглядела холодной — и похоже, ею уже давно не пользовались. Хоксуэлл, наверное, редко принимал гостей в этом доме. Если к нему и приходили друзья, то скорее всего проводили время в библиотеке или в апартаментах наверху.

— А здесь сад, — сказал Хоксуэлл, открывая одну из застекленных дверей в длинной галерее, служившей также бальным залом. — Обещай, что не будешь меня ругать.

Они вышли на красивую большую террасу, пол которой был выложен похожими на мрамор плитами. Перед ней расстилался огромный сад, заканчивавшийся в дальнем углу кирпичной стеной, с помощью которой были, по-видимому, замаскированы конюшни и хозяйственные постройки.

— О Господи!

— Садовник не из лучших. Ты это имеешь в виду?

— Он ничего не умеет. Тисовые деревья погибли, а кусты вообще подстрижены кое-как. Боюсь, что он не знаком даже с азами садоводства.

— Думаю, ты его подучишь.

Она спустилась по ступеням и остановилась посреди разрухи.

— Я не уверена, что смогу с этим справиться.

— Возьми помощников. Уволь этого садовника и найми другого. Или трех. На свое усмотрение.

Она оглядела ряд небольших, совершенно нелепых клумбочек вдоль дорожек. Здесь все надо было перепланировать.

Обход дома и сада закончился в ее апартаментах. Там, как и в Гринли-Парке, недавно сменили шторы и покрывало на кровати. Наверное, об этом позаботились Коллин и тетя Джулия, а вовсе не Хоксуэлл.

Все же ей показалось, что он ждет ее похвалы. Он наблюдал, как она потрогала покрывало, а потом выглянула в окно. Он стоял за ее спиной, когда она открывала дверцы шкафов и ящики комодов в гардеробной.

Увидев дверь позади туалетного столика, она спросила:

— Еще один коридорчик?

Он сдержал слово и пользовался коридорчиком между их апартаментами в Гринли-Парке каждую ночь. Иногда, поджидая его, она представляла его таким, как в первую ночь — обнаженным, с потемневшим взглядом и напряженным выражением лица. В предвкушении того, что должно произойти, она ощущала, какими чувствительными становились соски и как начинало трепетать тело.

— Здесь нет коридора. Комнаты соединены напрямую. — Он открыл дверь, чтобы она увидела его комнату и камердинера, вешавшего в шкаф сюртук хозяина.

— Это мистер Драммонд. Он мой камердинер уже… Сколько лет, Драммонд?

— Я удостоен этой чести уже двенадцать лет, сэр. С тех пор как вы еще учились в университете. — Камердинер был явно тронут вниманием Хоксуэлла.

— В то время у него с самого утра было много работы. Не так ли, Драммонд? Не то что последние несколько лет.

— Да, сэр. Для вас есть почта. Я собирался переслать ее вам в Суррей.

Хоксуэлл занялся письмами, а Верити вернулась в свою комнату и обнаружила, что и ее ждет почта.

Одрианна сообщала, что они с лордом Себастьяном тоже вернулись в Лондон. Верити вздохнула с облегчением: одна из ее подруг будет рядом.

* * *

Обмакнув перо в чернила, Хоксуэлл подписал целую кипу бумаг, которую положил перед ним Торнаппл. Каждая закорючка его подписи означала контроль над богатством Верити.

Поверенный был воплощением профессиональной невозмутимости. Однако когда была подписана последняя страница, он снял очки и внимательно посмотрел на Хоксуэлла.

— Я надеюсь, что вы примете мой совет насчет наследства, которое получила ваша жена, лорд Хоксуэлл.

— Разумеется.

— Это промышленное предприятие. Оно более подвержено колебаниям в сфере экономики, чем богатство, полученное от владения землей. Потенциал гораздо больше, но и риск тоже. Наследство леди Хоксуэлл приносит большой доход, а с упразднением опеки прибыль от производства за тот период, когда она была несовершеннолетней, значительно увеличилась. Хотя нет гарантий дальнейшей прибыли.

— Я полагаю, что потребность в металле будет расти, а не снижаться. Хотя нет гарантий, нет и причины думать, что начнется спад.

— В этом вы ошибаетесь. Спад уже близок. Завод надежен, но и он страдает от послевоенной депрессии в экономике. Кроме того, ежегодно более половины прибыли дает механическая обработка металла. Благодаря изобретенному Джошуа новому методу у завода пока есть преимущество. Вы, наверное, знаете, что он не запатентовал свое изобретение, потому что это означало, что придется раскрыть принцип самого метода, а Джошуа никому не доверял и опасался, что его могут украсть. Однако если бы он стал известен, преимущество в значительной степени уменьшилось бы.

— А если метод вовсе будет утерян?

— Тогда у завода не окажется никакого преимущества.

Эта зависимость не ускользнула от внимания Хоксуэлла. Он начал взвешивать все «за» и «против» с того самого момента, как Верити рассказала ему о заводе.

— Леди Хоксуэлл чувствует себя хорошо? Никаких последствий ее приключений? — спросил Торнаппл как бы между прочим.

На самом деле ему, как и всем, это было очень интересно. Отличие состояло в том, что он был знаком с отцом Верити и, как ее попечитель, действительно за нее беспокоился.

— Приключения ничуть на нее не повлияли, потому что их и приключениями-то не назовешь. Она все это время жила недалеко от Лондона в доме одной вдовы, которую она считает своим близким другом.

Торнаппл откинулся на спинку стула.

— Должен признаться, что я рад это слышать. Я так обрадовался, когда она, живая и здоровая, вошла в библиотеку. Моя реакция, возможно, могла показаться грубой, но на самом деле… — Не закончив фразу, он начал собирать бумаги.

— А на самом деле?

— На самом деле я думал, что она умерла. Разве не все мы так считали?

— Все, кроме ее кузена.

— Ее смерть была не в интересах Бертрама Томпсона. Он не кровный родственник и не унаследовал бы ее долю. Вижу, вы удивлены. Вы об этом не знали?

— Нет, не знал.

— Он был сыном от первого брака жены ее дяди. Бертрам думал, что может унаследовать большую часть производства, но могло получиться так, что не получил бы ничего.

— Отец ведь оставил Верити гораздо большую часть.

— Семьдесят пять процентов. Бертрам Томпсон получил двадцать пять. Его отчим, Джеремая, помогал создавать эту компанию, но его половина отошла к Джошуа, когда Джеремая умер. Возможно, Бертрам рассчитывал вернуть себе эту половину после того, как умер и Джошуа, и был недоволен, узнав, как обстоят дела на самом деле.

Торнаппл аккуратно сложил бумаги в две стопки.

— В соответствии с завещанием Джошуа завод должен остаться у его дочери и перейти к ее наследникам. Я думаю, что в Йоркшире могут проживать какие-то дальние родственники. Бертраму не понравилось бы, если бы появились эти незнакомые люди и отодвинули его в сторону. Осмелюсь предположить, он и через семь лет продолжал бы настаивать на том, что, за отсутствием трупа, Верити следует считать живой.

Попрощавшись с Торнапплом, Хоксуэлл забрал документы и положил в седельную сумку.

Обдумывая по дороге то, что ему рассказал Торнаппл, он понял, почему Бертрама устраивала неопределенность — по крайней мере последние два года. Он считал, что завод вне опасности, только пока жива Верити. Потому что только Верити знала об изобретении своего отца.

— Я считаю, что ее надо построить прямо здесь, — сказала Дафна, остановившись на дорожке в задней части сада. — Если тебе нужна подходящая оранжерея, она должна быть здесь, где достаточно света.

— Думаю, она права, — согласилась Селия. — И тебе придется руководить строительством. Это не должна быть обычная теплица, если она призвана украсить сад графа.

Верити оглядела место, которое порекомендовала Дафна. Где бы ни стояла и какой бы ни была красивой, оранжерея все равно окажется скромной по меркам «Редчайших цветов». Но она же не будет выращивать растения на продажу.

— Ты уверена, что Хоксуэлл не будет возражать? — спросила Одрианна.

— Ты же не захочешь его рассердить? — добавила Дафна.

— Я же сказала вам, что это была его идея, — ответила Верити. — Он отдал мне оба сада, и я могу распоряжаться ими по своему усмотрению.

— Ты говоришь так, будто намерена оставаться здесь долго, чтобы проследить за всем, — сказала Дафна. — Ты смирилась со своим браком?

— Дафна, по-моему, ты вмешиваешься не в свое дело, — со смешком отругала ее Селия. — Но, прошу тебя, Верити, продолжай.

Верити состроила гримасу.

— Я собираюсь оставаться здесь довольно долго. Я смирилась с мыслью, что не получу аннулирования, если Хоксуэлл не поддержит мое прошение, а я не представлю неопровержимых доказательств принуждения. Ни того ни другого не произойдет, так что я остаюсь здесь.

Стоявшая рядом Селия обняла ее.

— Я знаю, что это не то место, где ты хотела бы быть. Но по сравнению со многими другими оно не такое уж и плохое.

Брак с графом и огромное богатство не самое худшее, что может быть. Вот что на самом деле подумала практичная и умудренная жизненным опытом Селия.

— Это верно, и я не так упряма, чтобы чувствовать себя несчастной при данных обстоятельствах. Особенно потому, что они неизбежны. Я даже нахожу в них удовольствие.

Они вернулись на террасу и стали обсуждать планировку сада, как она отсюда виделась. Селия нарисовала картину того, что будет видно из окон дома.

— Мне бы хотелось иметь извилистую дорожку, которая проходила бы мимо ряда небольших садовых домиков, — объяснила Верити. — Тогда оранжерея будет как бы еще одним домиком.

Селия нарисовала и это.

— Ты сама все раскрасишь, — сказала она. — Я сделаю несколько копий для разных времен года.

— Сделай одну, — сказала Дафна, — а другие сделает Кэтрин. Она талантливая художница, Верити. Перед тем как мы уедем из города, мне надо купить ей краски.

— Она все еще у вас?

— Да, — ответила Селия. — И я думаю, что она еще долго у нас пробудет.

Верити и Одрианна обменялись взглядами. Во время одной из своих бесед обе признались, что им стало все труднее соблюдать основное правило и не проявлять любопытство.

— Я думаю, она такая же, как мы. Она не опасна, — рискнула заметить Одрианна. — У Себастьяна всегда были сомнения на этот счет.

Дафна взглянула на рисунок Селии.

— Она не более опасна, чем была ты, Одрианна. Она, например, не проявила никакого интереса к моему пистолету.

Одрианна покраснела, услышав напоминание о злоключении с пистолетом, которое, однако, привело ее к союзу с лордом Себастьяном.

— А он скоро вернется? — спросила Дафна. Она имела в виду Хоксуэлла. Дафна приняла приглашение Верити приехать к ней только потому, что в своем письме та упомянула, что графа не будет дома.

— Он встречается с Себастьяном в их клубе. Я полагаю, они появятся не раньше чем через несколько часов.

— Значит, у Верити достаточно времени, чтобы показать свой новый гардероб, — сказала Селия.

— Мне бы хотелось показать вам кое-что другое. Мне нужен ваш добрый совет.

Спустя полчаса все четверо расположились в спальне Верити. Дафна, Селия и Верити сидели на кровати, рассматривая какие-то старые газеты. Одрианна, придвинув поближе стул, села так, чтобы тоже иметь возможность их видеть.

— Я всегда находила странным твое пристрастие к газетам, — сказала Селия. — Теперь вижу, что это было неспроста, и понимаю, в чем причина. Некоторые из газет двухгодичной давности — как раз того времени, как ты появилась в «Редчайших цветах». Судя по заметкам в газетах, в твоем графстве было неспокойно, Верити. Забастовки рабочих, демонстрации, аресты и казни.

— А вот заметка о Брандрете и его последователях, — сказала Дафна. — У нас на юге тоже неспокойно. Нам даже пришлось приехать сюда кружным путем из-за какого-то сборища прямо посреди главной дороги. Но у нас, слава Богу, не было революционеров, подобных Брандрету.

— Многие считают, что его заманили в ловушку, — добавила Одрианна, изучая газетные вырезки. — Мне кажутся опасными графства, прилегающие к твоему дому, Верити. Может, тебе лучше жить здесь?

— Нет, я сохранила эти газеты не для того, чтобы знать, насколько опасна жизнь в этих графствах. Я искала в них имена и фамилии. Посмотрите, вот заметки о пропаже людей. Почти все они — мужчины. Есть заметки о тех, кто был найден, и о тех, кого судили за преступления. Если подвести итог, окажется, что есть шестеро пропавших, о которых нет никаких сведений.

— Почему ты сохранила газеты с этими заметками? — спросила Дафна.

— Я следила за отчетами о заседаниях судов. Мне надо было найти одно определенное имя, которое нигде не упоминается. Только недавно я поняла, что это очень странно.

— Значит, ты искала информацию об определенном человеке, который пропал?

— Да, это тот молодой человек, о котором я вам рассказывала. Тот, кому угрожал мой кузен Бертрам.

Селия искоса взглянула на Дафну.

— Он был моим другом, — объяснила Верити и почувствовала, что краснеет. — Я должна выяснить, что с ним случилось. На самом ли деле Бертрам меня предал.

— Конечно же, должна, — поддержала ее Дафна. — Отсутствие имен других пропавших не означает, что они погибли. Возможно, просто сбежали от своих семей или решили начать новую жизнь. Такое бывает.

— Я могла бы с этим согласиться, о взгляните на это. — Она развернула несколько газет и показала на некоторые статьи. — Оба эти человека были из Стаффордшира близ Бирмингема. Оба были допрошены мировым судьей по поводу жалоб землевладельцев. Судья их не арестовал, но они исчезли. Вот этот человек исчез после столкновения на дороге с лордом Клебери. А этого арестовали в Шропшире после того, как мой кузен пожаловался, что он будто бы подстрекал к бунту рабочих на заводе, но его освободили, и он тоже исчез.

— Наверняка все они сбежали после того, как привлекли к себе внимание властей, — предположила Одрианна.

Может быть, подумала Верити. Но чем больше она перебирала эти газеты последние две недели, тем все определеннее приходила к выводу, что с этими исчезновениями что-то не так.

«Я могу навредить ее сыну. Никто меня не остановит. Я могу сделать так, что его вышлют из страны, и кто тогда будет ее кормить?» Это были слова Бертрама. Он был уверен в своей власти. Уверен и жесток.

Дафна снова взглянула на статьи.

— Странно, что все они сбежали, столкнувшись с представителями власти или с важными людьми. Ты много чего рассказала нам о своем кузене Бертраме, а лорд Клебери известен своим крутым нравом. Мне также знакома фамилия судьи, но я не могу вспомнить почему.

— Мне она незнакома, — сказала Верити. — Я не припоминаю, чтобы мой отец или кузен когда-либо говорили о мистере Джонатане Олбрайтоне.

Селия вдруг схватила газету и впилась в нее взглядом.

— Ты о нем слышала, Селия? — спросила Дафна.

Селия наморщила лоб.

— Несколько лет назад он был известен в Лондоне, а потом, кажется, уехал за границу. Сейчас, видимо, вернулся, если только это тот же человек.

— Может, я встречусь с ним, когда поеду домой. Мне бы хотелось узнать, что он за человек и не считает ли все это странным, — сказала Верити, указывая на газеты.

— Ты планируешь в скором времени съездить домой? — спросила Одрианна.

— Как только смогу.

Подруги не стали ее отговаривать, но на их лицах было написано: если решающее слово за ее мужем, то это случится очень не скоро.

— Проклятие! — пробормотал Хоксуэлл, увидев на пороге комнаты для игры в карты высокого человека. — Какого черта ему здесь нужно?

Саммерхейз бросил взгляд через плечо.

— Он член клуба, хотя редко здесь бывает. Но…

— Он направляется к нам. Похоже, он только что вылез из постели какой-нибудь шлюхи и ищет меня, чтобы поиздеваться. Приготовься, Саммерхейз. Сейчас будет знатная драка, потому что будь я проклят, если позволю ему умничать на мой счет.

— Каслфорд, — приветствовал Саммерхейз человека, приблизившегося к их столу. — Странно видеть тебя здесь раньше полуночи и при этом почти трезвым. Сегодня ведь даже не вторник, насколько я помню.

Герцог Каслфорд был дежурным в клубе по вторникам, и в эти дни он строил из себя пэра и страшного богатея. В остальные дни он неизменно пускался в отвратительный загул.

Хоксуэлл и Саммерхейз когда-то тоже участвовали в его дебошах, но в последние несколько лет повзрослели и немного умерили свой пыл. А Каслфорд, хотя и не оставил свои привычки к буйным увеселениям, по-прежнему имел влияние в правительстве и в свете.

Молодой герцог смотрел на них вполне дружелюбно. Его модно подстриженные темные волосы небрежно свисали на лоб. Со стороны все выглядело так, будто старый друг пришел поприветствовать собутыльников своей юности, но в глазах у него горел дьявольский огонек.

И хотя пока не было сказано ни слова, Хоксуэлл уже начал закипать.

— Как? Разве сегодня не вторник? — с наигранным удивлением протянул Каслфорд. — Похоже, я потерял счет времени. Спасибо, что сказал. — Он схватил стул, рухнул на него и, подозвав слугу, заказал бутылку очень дорогого вина.

— Насколько я помню, это твое любимое, — обратился он к Хоксуэллу. — Надеюсь, я не ошибся, потому что хочу выпить сегодня с тобой.

— Какая неслыханная щедрость.

— Разве между друзьями не принято праздновать успехи друг друга? Я слышал, что нашлась твоя невеста. Ты, должно быть, очень счастлив.

— Так оно и есть, — сказал Саммерхейз.

Принесли вино, и Каслфорд настоял на том, чтобы его налили в три бокала. Он поднял свой и отсалютовал Хоксуэллу.

— Итак, — сказал он, осушив бокал, — где она, черт побери, была все это время?

— Угомонись, Тристан, — оборвал его Саммерхейз. — Если ты присоединился к нам только для того, чтобы…

Хоксуэлл жестом остановил Саммерхейза.

— Ты встал рано и решил не пить прямо с утра только для того, чтобы казаться воспитанным, задавая мне этот вопрос? Твоя жизнь настолько пуста, что тебя это волнует?

Каслфорд улыбнулся.

— Да. Я отвечаю «да» на оба вопроса. Два дня назад, услышав эту новость, я моментально протрезвел. Черт побери, ничего себе история, сказал я себе. Прямо сюжет для комической оперы. — Он налил себе еще вина и сделал большой глоток. — С тех пор я пытался где-нибудь случайно с тобой встретиться.

— Если ты хотел его увидеть, мог бы нанести ему визит.

Каслфорд отреагировал так, будто это была странная мысль.

— Ты должен сказать мне правду, — продолжал он, обращаясь к Хоксуэллу. — Слухи не в твою пользу. Я вряд ли смогу тебя защитить, если не знаю, что это просто слухи.

— Что это за слухи?

— Ты ему не рассказал? — спросил Каслфорд у Саммерхейза.

— Хоксуэлл, тебе не обязательно все это выслушивать. Он пьян больше, чем кажется.

— Какие это слухи?

Каслфорд наклонился к Хоксуэллу и сказал заговорщическим тоном:

— Ты будешь счастлив узнать, что я записал, кто что сказал, на тот случай если ты захочешь кого-либо из них вызвать на дуэль.

— Как это мило с твоей стороны.

— Так для этого и существуют друзья, не так ли?

— Нет, — в отчаянии ответил Саммерхейз. — Друзья не подливают масла в огонь просто для того, чтобы позабавиться. Если он действительно вызовет кого-нибудь на дуэль, ты будешь сожалеть о своей игре.

— Саммерхейза все еще пугает мой дурной характер, но я уже по крайней мере лет пять просто цитадель спокойствия, — уверил Каслфорда Хоксуэлл. — Я никого не собираюсь вызывать. Так какие слухи?

Каслфорд сделал знак слуге налить всем вина.

— Во-первых, сплетня, что она сбежала из девичьего страха супружеской постели. Эта история лишена всякого интереса. Гораздо более красочна сплетня, что она сбежала после первой брачной ночи, потому что ты все испортил и довел ее до безумия. — Каслфорд перевел взгляд с Хоксуэлла на Саммерхейза. — Ты будешь счастлив узнать, что я предложил выстроить шеренгу из двадцати женщин, которые публично опровергли бы эту гнусную сплетню.

— Никто бы не поверил этой чепухе, — сказал Хоксуэлл. — Такое мог сказать только дурак.

— Это точно. Еще был человек, который признался мне по секрету, что ему известно из достоверных источников, что все это время она была со своим любовником. Это, боюсь, самое распространенное мнение. А именно — тебе наставили рога еще до того, как высохли чернила на брачном контракте.

Сплетни обернулись против Верити. И хотя Хоксуэлл подозревал то же самое, его это возмутило до глубины души. Он имел на это право, но как смели другие выдавать ложь за достоверный факт!

Он уже с трудом сдерживался. В нем будто проснулся спавший дракон и начал рвать опутывавшие его цепи.

— И кто же рассказал тебе эту сплетню?

— Не говори ему, — предупредил Саммерхейз.

— Как я уже сказал, эта сплетня на устах у всех, а ты ведь не можешь убить их всех. Тот, о ком идет речь, сказал мне, что твоя жена скрывалась в Шрусбери, где была хозяйкой модного борделя, известного среди радикальных элементов общества.

Дракон вырвался из цепей и изрыгнул пламя.

— И как же зовут этого лгуна, черт побери?

— Проклятие! — воскликнул Саммерхейз. — Каслфорд, не смей называть ему это имя!

— В этом нет надобности, потому что он недоступен. Я посоветовал негодяю убраться подальше, потому что, если Хоксуэлл узнает, он труп. Я слышал, что сегодня утром он удрал во Францию.

— Тогда зачем ты все это рассказал? Посмотри на него. — Саммерхейз показал на Хоксуэлла.

Хоксуэлл увидел, что Себастьян расстроен гораздо больше, чем он. Он выпил вина, решая, не помчаться ли ему самому во Францию, чтобы четвертовать там человека, оскорбившего Верити.

Каслфорд нахмурился.

— А ты бы промолчал, — обратился он к Саммерхейзу, — если бы услышал такое? Ты хотел бы, чтобы я промолчал, если бы услышал, что про твою жену говорят такое? Он должен знать про эту сплетню и вызвать первого же, кто ее повторит.

— Хорошо, что ты мне об этом сообщил, — сказал Хоксуэлл. — При том, что это и тебе причинило беспокойство. Уверен, ты сообщишь мне, когда снова услышишь эту сплетню, чтобы я мог сделать то, что должен.

— Конечно. Однако у меня было время подумать. Два дня полного воздержания позволили мне составить план, как отвлечь внимание общества от несвоевременной свадебной эскапады леди Хоксуэлл.

Хоксуэлл поймал взгляд Саммерхейза. Каслфорд выглядел очень довольным собой. Он полагал, что придумал великолепный план, что само по себе было нормально. Особенным было то, что он вообще придумал какой-то план.

— План? — осторожно осведомился Саммерхейз.

— Очень хороший план. Поверь мне, Хоксуэлл, но через месяц никто уже не будет сплетничать по поводу исчезновения твоей жены, потому что у них появится более интересная тема для сплетен. Я нанесу леди Хоксуэлл визит в этот вторник, чтобы начать осуществлять свой план.

— Твой план требует встречи с ней?

— Я должен убедиться, что она того стоит. На свадьбе я видел ее только мельком. Этого недостаточно. Если я намерен включить ее в круг своих друзей, то сначала должен по крайней мере поболтать с ней несколько минут.

Хоксуэлл и Саммерхейз снова переглянулись. Им план Каслфорда не понравился.

— Когда ты говоришь о круге твоих друзей, ты имеешь в виду своих вторничных друзей, я так понимаю, — сказал Хоксуэлл.

— Для начала — да.

Хоксуэлл представил себе Верити, участвующую в оргиях и дебошах. То, что он в свое время тоже этим увлекался, не означало, что он разрешит подобное жене.

Дракон, который уже было задремал, снова поднял голову.

Каслфорд отвлекся на спор сидевших за соседним карточным столом мужчин, обсуждавших политику. Хоксуэлл попытался привлечь его внимание.

— Каслфорд… Тристан… Ваша светлость.

— Ммм?

— Ты, разумеется, можешь завтра нанести визит моей жене, когда я буду дома. И в любой другой день. Но предупреждаю: никогда не приезжай в мое отсутствие.

Каслфорд посчитал это забавным.

— Не будь ослом, Хоксуэлл.

— Выслушай меня. Если твой план хорош, то я буду тебе благодарен. Но если ты задумал прекратить сплетни об исчезновении моей жены с помощью нового скандала о ее поведении в твоем кругу, то даже не пытайся. И Боже тебя сохрани, если ты своим пьяным умишкой решил возбудить новые сплетни о якобы своей с ней любовной связи…

— Вы только успели произнести клятвы перед алтарем, а она сбежала от тебя на два года, друг мой, и в этом вся правда. Сомневаюсь, что для защиты она нуждается в твоей твердой руке. Однако я не совращаю жен своих друзей, и хотя вы с Саммерхейзом мне уже порядком надоели, я все же считаю вас своими друзьями. Мой план — это всего лишь обед в самом изысканном обществе. Вот и все.

— Ты не даешь обедов для изысканного общества.

— Не даю. Они так утомительны. Но в приступе ностальгии по нашей старой дружбе, начавшейся уже не помню когда и почему, я решил устроить обед, на который вы оба будете приглашены со своими женами. — Он встал, раздраженный тем, что его заподозрили в недостойном поведении, хотя отлично понимал, что не имеет на это права.

— Ждите приглашений. Оба. В первый вторник следующего месяца.

Прежде чем Каслфорд смог уйти, Саммерхейз остановил его, чтобы кое-что уточнить.

— Каслфорд, никто из изысканного общества не приедет на твой обед. Ты почти всех либо оскорбил, либо обидел.

— Это правда, но я сказал не просто «изысканное», а «самое изысканное». Так вот самые изысканные придут.

Глава 15

Каждое утро Верити, прежде чем выйти в сад, завтракала в маленькой столовой, примыкающей к кухне. Она всегда пила чай, и это потворство своим желаниям напоминало о том, что быть графиней не так уж и плохо.

Утром сюда приносили почту, и для нее всегда было несколько писем. Коллин приглашала навестить вместе с ней кого-нибудь из ее друзей, которые оставались в городе. Дафна и Селия писали о том, как продвигается строительство новой оранжереи. Одрианна присылала записки, приглашая на прогулку.

Она знала почерк каждой из подруг, поэтому когда пришло письмо, написанное незнакомой рукой, первым выхватила его из пачки. Потом она узнала почерк. Нэнси Томпсон, жена Бертрама, прислала ей письмо.

Сначала Верити решила не вскрывать его, но потом поняла, что должна прочитать это послание.

Нэнси обращалась к ней, употребив ее титул, и слишком многословно выражала свою радость по поводу того, что она здорова. В конце она написала, что они с Бертрамом остановились в гостинице Майверта и просят разрешения нанести ей визит.

Искушение повести себя как настоящая графиня было велико. Она подумала о том, что надо бы ответить резко и тем самым навсегда разорвать узы, связывавшие ее с кузеном и его женой, но потом ей в голову пришла другая мысль. Вряд ли будет правильно полностью разорвать отношения с человеком, который пока управляет ее заводом и решения которого будут напрямую влиять на ее благосостояние. Поэтому она пошла в библиотеку и написала короткую записку, предложив встретиться сегодня днем в Гайд-парке.

Потом она написала еще одну записку, мужу, в которой сообщила о предполагаемой встрече, и отправила ее с горничной наверх дожидаться его пробуждения.

Помогая Верити выйти из кареты в Гайд-парке, Хоксуэлл подумал, что она выглядит великолепно. Шляпка с голубыми лентами и белым плюмажем оттеняла ее нежное лицо, а платье для прогулок подчеркивало стройную, гибкую фигуру. Она раскрыла белый кружевной зонтик, чтобы защититься от солнца, и они оба присоединились к нарядной публике, прогуливавшейся по дорожкам парка, чтобы насладиться самым модным часом дня.

Народу было не так много, как в сезон, поэтому Хоксуэлл увидел Бертрама еще издали. Он узнал его не столько по прямым темным волосам и высокой жилистой фигуре, сколько по очень бледной коже и сонным глазам, полуприкрытым тяжелыми веками, придававшими лицу выражение то ли высокомерия, то ли скуки независимо от того, каким было его настроение на самом деле.

Находившаяся рядом с ним женщина, видимо, как Верити, тщательно продумала вой наряд. Шляпка на голове Нэнси Томпсон была надета под таким углом, чтобы можно было восхищаться ее золотистыми волосами, а зонтик она держала так, чтобы было видно гордое выражение красивого лица и большие зеленые глаза.

О чем он подумал, когда Коллин впервые представила ему эту парочку? — вспоминал Хоксуэлл. Хапуги. Честолюбцы, которые надеются схватить что-то раньше, чем успеют другие. Он их за это, в общем, не упрекал. Ему, родившемуся на самом верху, было понятно страстное стремление таких людей вырваться из низов.

Верити была, конечно, исключением.

Наконец пары заметили друг друга. Увидев Верити, Нэнси остановилась, а потом устремилась к ней с распростертыми объятиями. Прохожие оглядывались на нее, на что она, собственно, и рассчитывала.

— Леди Хоксуэлл! — вскричала она, обняв Верити. — Моя дорогая девочка.

Бертрам неловко поцеловал Верити в щеку.

— Нас очень радует, что ты здорова и вернулась к нам.

Хоксуэллу оставалось лишь надеяться, что Верити никогда не посмотрит на него так, как посмотрела на Бертрама. Хотя, если на то пошло, и он заслужил ее презрение. Даже если ее взгляд был направлен на Бертрама, он и Нэнси были его сообщниками.

— Я тоже рада вас видеть. Очень красивое платье, миссис Томпсон. Этот цвет вам очень идет.

Родственники намек оценили: графиня Хоксуэлл давала понять, что с этого момента будут соблюдаться все формальности.

— Может быть, мы пойдем, а то мешаем людям гулять, — предложил Хоксуэлл.

Все четверо пошли дальше по дорожке. Мужчины обменивались ничего не значащими любезностями, а женщины продолжили свою беседу.

— Как дела в Олдбери? — спросила Верити. — Мне иногда удавалось читать ваши местные газеты, но я наверняка пропустила какие-то новости.

— Новостей столько, что я вряд ли смогу обо всех рассказать. Но я напишу вам о тех, которые вспомню, — ответила Нэнси.

— Мистер Тревис все еще управляет заводом?

— Конечно. — Голос Нэнси немного потускнел. — В этом вопросе у нас нет выбора, не так ли?

— А викарий, мистер Тойнби? Он все так же убаюкивает свою паству воскресными проповедями?

— Мистер Тойнби покинул нас год назад. У нас теперь новый викарий.

— А сын Кэти Боуман Майкл? Что с ним стало, миссис Томпсон?

И муж, и жена отреагировали на вопрос бурно, но по-разному. Нэнси покраснела и бросила на Верити осторожный взгляд, а Бертрам взорвался.

— Давно уехал, — отрезал он. — Слава Богу, избавились. Ничего, кроме неприятностей, от этого неблагодарного мерзавца.

— Куда уехал? — настаивала Верити.

— Кто знает? В город, должно быть. К своим друзьям революционерам. Куда бы он ни уехал, мне на это наплевать. Лишь бы подальше от моего графства и моего завода.

Нэнси молчала. Верити не спускала с нее глаз, словно считая это молчание само по себе интересным.

— От вашего завода, Томпсон? — счел нужным переспросить Хоксуэлл. — Ваша преданность семье похвальна, но вы неправильно выразились.

— Да, ты выразился неправильно, Бертрам. Спасибо, Хоксуэлл. Ты избавил меня от необходимости самой напомнить кузену об этом. — Верити посмотрела на Бертрама, ожидая ответа.

Томпсон уже был не просто красным. Он побагровел.

— Вы правильно меня поправили. Наш завод, леди Хоксуэлл.

Эта встреча началась плохо и с каждой минутой становилась все хуже. Хоксуэлл решил, что пора ее заканчивать, и взял Верити под руку.

— Приятно было видеть вас обоих после столь долгого перерыва, Томпсон. Я напишу вам, потому что хочу задать несколько вопросов по поводу завода. Пойдем, дорогая. Ты не забыла, что мы приглашены на вечер?

Они наскоро попрощались. Миссис Томпсон явно огорчилась, что не последовало никаких приглашений. Хоксуэлл и Верити направились к выходу из парка, где их ждала карета.

— Ты получила удовольствие от этой встречи, Верити? — спросил Хоксуэлл. — Если твоей целью было сообщить, что между вами отныне нет никаких родственных чувств и вы теперь будете просто знакомыми, то ты своего добилась.

Верити почти не слушала, что говорил Хоксуэлл.

— Да, я получила удовольствие, спасибо, — машинально ответила она.

Ее мысли были заняты совсем другим.

Звук проникал через стену и дверь. Он доносился из соседней комнаты, скорее всего из спальни. Ошибиться было невозможно — Верити плакала.

Драммонд, помогая хозяину раздеваться, притворялся, что ничего не слышит, и что-то говорил, пока Хоксуэлл не поднял руку, призывая его замолчать, а потом и вовсе отпустил.

Оставшись в брюках и рубашке, он прошел в комнату Верити.

Она стояла у кровати и уже не плакала. Она проглотила слезы, услышав его шаги. Хоксуэлл решил, что ему лучше уйти и не мешать ей выплакать свои эмоции.

— Я не готова. Прости. — Сбросив туфли и поставив одну ногу на стул, она начала снимать чулок, словно его появление у нее в спальне могло означать только одно.

Так оно всегда и было. Но сейчас он понял, что она действительно не готова и что ей хочется поплакать. Может быть, подумал он, такое случается часто, а он просто не слышал, потому что был не в гардеробной.

Может, она плачет каждую ночь, потом вытирает слезы, раздевается и ложится в постель, ожидая, когда он придет и ей придется выполнить свой супружеский долг. Эта мысль его рассердила.

Она поставила на стул другую ногу и принялась снимать второй чулок.

— Прекрати это, Верити.

Она опустила ногу на пол и взглянула на него.

— Ты только что плакала. Почему?

Она смотрела на него не моргая, и взгляд ее голубых глаз был непроницаем. Это рассердило его еще больше.

Он хотел настоять, чтобы она ему все рассказала, чуть было не заявил, что, как муж, имеет право знать все, что хочет, но промолчал. Он мог потребовать, чтобы она отдала ему свое тело, свое послушание, свое будущее, но если она предпочитает не открывать ему свою душу и свое сердце, он ничего не сможет с этим поделать.

Он удивился, увидев, как ее глаза наполнились слезами. Она их вытерла, шмыгнула носом и взяла с постели письмо.

— Нэнси очень быстро выполнила мою просьбу. Она уже сегодня вечером прислала это с нарочным из Олдбери. Это список соседей, которые умерли, старые и молодые, пока я отсутствовала и, ничего о них не зная, не могла их оплакать. Она также написала о тех, кто уехал, и даже о тех, которые приехали.

Он взял у нее список и сел на кровать поближе к лампе.

Список был длинный и состоял из колонок, каждая из которых была озаглавлена. Умер. Уехал. Прибыл. Пропал. Имя и фамилия Верити тоже стояли в списке пропавших, но были вычеркнуты — Нэнси нашла-таки способ выразить свою обиду.

Кэти и Майкл Боуманы значились в колонке «Уехали».

— Она не пишет, что Кэти пропала или умерла, — сказал Хоксуэлл. — Разве это не хороший знак?

— Вероятно. Но я этому не поверю, пока не увижу ее. Я написала викарию и просила его прочесть ей письмо, которое я вложила в конверт для нее. Но викарий в этом списке помечен как уехавший. Так что письмо могло затеряться.

— Ты плакала потому, что Нэнси была так жестока и не подумала о том, как тебя может ранить этот список?

Она покачала головой.

— Нет, я расчувствовалась, потому что знакома со многими из этих людей. Была знакома. Вот этой девочке, которая значится в списке умерших, было всего десять лет. Это была малышка с рыжими кудряшками. Когда она родилась, мой отец помог ее отцу построить дом, как он иногда имел обыкновение делать.

Она указала еще на несколько имен людей из своего детства, рассказав, кем они были для нее.

Странным образом эти воспоминания вызвали у нее умиление, а не печаль. Хоксуэлл решил переждать несколько дней, прежде чем спросить ее о молодом человеке по имени Майкл, судьбой которого она интересовалась у Нэнси.

Она сложила список, а он, поцеловав ей руку, сказал:

— Оставляю тебя с твоими воспоминаниями, Верити.

Ее глаза опять заблестели от слез.

— Для человека, знавшего бесчисленное множество женщин, Хоксуэлл, ты все-таки не слишком хорошо их понимаешь. Я вовсе не хочу остаться одна и провести ночь с призраками.

Она была ему благодарна, и это его тронуло. Отвернувшись, она начала раздеваться. Ее движения были соблазнительными, но она вряд ли это сознавала.

Ему пришлось наблюдать, как она раздевается, пока он сам снимал с себя одежду. Деловитость, с которой она обнажалась, очаровала его.

Когда они уже лежали в постели, до него дошло, что она попросила его остаться не для того, чтобы получить удовольствие. Просто она не хотела оставаться одна. Ей был нужен кто-то рядом. Больше ничего.

Он прижал ее спиной к себе. Она глубоко вздохнула и затихла. Вскоре ее дыхание стало ровным и спокойным.

Он подумал, что она уснула, и решил тихо выбраться из постели, чтобы дать ей выспаться, но она вдруг взяла его руку, обнимавшую ее, и положила себе на грудь. Он стал ее гладить, и она опять удовлетворенно вздохнула.

Большего ему и не надо было. Он нежно гладил ее грудь и пощипывал соски, пока у нее не сбилось дыхание и она не прижалась ягодицами к его паху. Она попыталась повернуться.

— Нет. Оставайся так.

Он немного отстранился и приподнялся на локте, чтобы ему было удобно целовать ее в щеку, в плечо, в спину и волосы. Свободной рукой он гладил ее тело до тех пор, пока она не начала нетерпеливо постанывать и снова прижиматься к его паху.

Он просунул руку ей между ног, и его пальцы заскользили по каждой складочке ее горячей и влажной плоти. Она сжимала кулаками простыни под собой, стонала и вскрикивала, пока он не взял ее такой, какой она была — лежащей на боку и уцепившейся за край матраса.

— Мне надо съездить домой.

— Твой дом здесь.

— Я хочу поехать в Олдбери. Ты сказал, что разрешишь.

Они все еще лежали рядом. Его рука покоилась на ее груди. Это было долгое медленное соитие, окончившееся бурным всплеском страсти с обеих сторон.

* * *

Поэтому он не был готов к ее заявлению.

— Я сказал, что ты сможешь поехать, если мне будет удобно тебя сопровождать. Сейчас я не могу. Скоро начинается парламентская сессия, и мы должны оставаться в городе в любом случае еще месяц.

— Я вернусь задолго до того, как пройдет месяц. — Она взбила подушку и откинулась на нее. — Мне надо поехать.

— А если я не разрешу?

Она не ответила.

— Что ж, если ты сбежишь, на этот раз я буду по крайней мере знать, где ты, Верити.

Она повернулась к нему лицом.

— У меня там есть дела, которые я должна уладить, и люди, с которыми хотела бы встретиться. Я предупредила тебя, что не расстанусь со своим прошлым ради тебя, хотя думаю, что ты этого ждешь. Но не дождешься, сколько бы ты ни запрещал и какое бы ни доставлял мне наслаждение.

— Пойми, слишком опасно отпускать тебя одну. Мы поговорим об этом завтра. — Будь он проклят, если так легко сдастся. Но сейчас, после волшебных минут страсти, он не хотел ни спорить, ни думать о том, как прекратить этот бунт.

Она удовлетворенно улыбнулась, полагая, что победила. Что ж, завтра она узнает суровую правду.

— А почему я должна оставаться в городе месяц?

— Ты получишь приглашение на обед к герцогу Каслфорду. Думаю, там будут присутствовать и королевские особы.

— Кто бы мог подумать, что дочь металлурга будет сидеть за одним столом с членами королевской семьи? Теперь я понимаю, какие у меня будут привилегии, раз я вышла замуж за графа. Я спрячусь за твою спину и как-нибудь, с грехом пополам, переживу этот обед.

— Тебе не удастся спрятаться. Этот обед будет дан, так сказать, в твою честь.

Она приподнялась на локте и нахмурилась.

— С какой стати этот твой герцог решил меня облагодетельствовать?

— Мы с ним были хорошими друзьями много лет, и в память о нашей дружбе он решил облегчить тебе путь в высшее общество. Завтра он нанесет тебе визит. Я буду рядом.

Он подумывал о том, стоит ли ее предупреждать об этом визите. Но когда дело касалось Каслфорда, ничего нельзя было знать наверняка. Тристан, несомненно, будет очарован Верити, если, конечно, она не станет вести себя с ним подобострастно.

— У него репутация распутника. Поэтому лучше, если ты будешь принимать его в моем присутствии, — добавил он.

— Его репутация известна мне из скандальной светской хроники. Селия, кажется, знает немного больше, но она любит наводить глянец и приукрашивать. Если ты считался его хорошим другом, значит, ты тоже когда-то был повесой. — Она окинула его критическим взглядом. — Оргии и все такое.

— Я уже давно не нахожу эти развлечения забавными.

— Почему же? Я думаю, что они были страшно увлекательными.

С тем же успехом она могла бы поинтересоваться, почему он сейчас предпочитает голубое коричневому, и заметить, что этот цвет вряд ли может надоесть.

— Когда человеку девятнадцать лет, он считает, что напиться вдрызг — это весело, оригинально и дерзко. Чтобы участвовать в оргии, нужно быть пьяным до такой степени, чтобы уже себя не контролировать. Около пяти лет назад я решил, что никогда больше так не напьюсь. С той поры оргии перестали быть забавными.

— Ты хочешь сказать, что твои вкусы изменились?

— Да. Мои вкусы стали гораздо более скучными.

— Или ты научился их скрывать. Скажи, почему ты решил, что больше никогда не будешь напиваться?

Ох уж эти женщины! Как бы мужчина ни старался увильнуть или отвертеться, женщины обладают удивительной способностью угадывать именно то, о чем умалчивалось, да еще безжалостно добиваться правды.

— Ты, возможно, заметила, что я не очень сдержан.

Она хихикнула.

— Вот как? Неужели?

— Пьяный не может контролировать себя. В моем случае я понял, что надо себя ограничивать.

Она нашла это заявление разумным. Большего она и не ожидала, да и знать не хотела.

Она устроилась поудобнее, зевнула и закрыла глаза.

— Я чуть было не убил человека. Вот почему я решил больше не напиваться.

Она открыла глаза и посмотрела на него.

— Но ты ведь не убил?

Он покачал головой.

— С нами был Саммерхейз, который тоже был пьян, но он все же оказался благоразумнее. Он понял, чем это может кончиться, и оттащил меня, а потом здорово отлупил, чтобы я пришел в чувство. Когда я протрезвел, то понял, что меня ждет в будущем. — Воспоминания о той ночи были смутными. Единственное, что он помнил ясно, это как в ярости размахивал кулаками. — Я даже не помню, что этот человек сказал. Кажется, он меня оскорбил. Если бы не Саммерхейз…

Он часто думал, каково это — жить, зная, что недостаток самоконтроля мог стоить другому человеку жизни. Именно это больше, чем что-либо другое, заставило его воздерживаться от попоек.

— Большинство мужчин не признались бы, что виноваты, особенно потому, что это означало бы разрыв с хорошим другом, как это, очевидно, произошло в случае с Каслфордом. Понятно, что иногда тебе его не хватает, но ты, наверное, завидуешь тому, что он свободен от необходимости рассуждать здраво.

— Я по нему не скучаю и уж точно ему не завидую.

Она не стала спорить. Ему нравилось в ней это качество. Она выразила свое мнение, но не стала пытаться обратить его в свою веру. Она просто закрыла глаза, чтобы заснуть.

У него тоже уже слипались глаза, а тело расслабилось, но он откинул простыню, чтобы встать и вернуться в свою комнату.

— Тебе необязательно уходить, если не хочешь, — сонным голосом сказала она. — Если только это не предписывают правила. Но мне никто о них не говорил.

Это не было правилом, но лучше было бы уйти. Когда дело касается женщины, лучше придерживаться некоторых формальностей. Но ведь она призналась, что не хочет оставаться наедине с призраками, а они, возможно, все еще маячат где-то на краю ее снов.

Он решил, что на этот раз останется. Ради нее.

Глава 16

Уже во второй раз Хоксуэлл следовал верхом за каретой под дождем.

Поездка в Шропшир обернулась гораздо большими драматическими событиями, чем он ожидал, и виновата в этом была Коллин. Узнав от Верити, что они едут в Шропшир — при этом Верити уведомила ее об этом до того, как Хоксуэлл дал свое согласие, — она напросилась поехать вместе с ними. Она уже два года не видела свою кузину миссис Джералдсон, живущую в Бирмингеме, и, сопровождая Верити, Коллин убивала сразу трех зайцев. Во-первых, появилась возможность уехать от летней жары и духоты Лондона; во-вторых, насладиться хорошей компанией и сельской природой, и, в-третьих, это служило отговоркой, чтобы не возвращаться к матери по крайней мере две недели. Последнее оказалось решающим в согласии Хоксуэлла на поездку.

Большую часть дороги он наслаждался природой, хотя у него оставалось время на то, чтобы проанализировать уроки семейной жизни. Оказалось, что хотя Верити не относилась к тому типу женщин, которые выторговывают у своих мужей бриллианты, особенно в минуты их слабости, однако любая ее просьба, как правило, выполнялась. «Мы поговорим об этом завтра» считалось поражением.

Дождь был слабым, а впереди уже виднелось голубое небо. Скоро они прибудут на место. Миссис Джералдсон настояла на том, что все они остановятся у нее, и поскольку ее поместье находилось всего в часе езды от Олдбери, Хоксуэлл на это согласился.

Хотя он и разрешил Верити этот визит, ему все же не нравилась идея жить так близко к металлургическому заводу.

Хоксуэлл и раньше знал миссис Джералдсон. Это была женщина средних лет, которая наслаждалась тихой деревенской жизнью. Поместье было большое, комнаты в доме — высокие и прохладные. Верити и Хоксуэллу отвели самые лучшие — не роскошные, но очень удобные.

Устроившись, все трое спустились вниз в небольшую гостиную, где их ждали легкие закуски и прохладительные напитки.

— Для меня большая честь, что вы согласились остановиться у меня, лорд и леди Хоксуэлл. — Миссис Джералдсон приветливо улыбнулась Верити. — Думаю, что мне можно простить мою нескромность, но я приняла небольшое участие в вашем счастье. Никогда не знаешь, что простое письмо неожиданно может дать начало целому ряду счастливых событий.

— Гермиона имеет в виду рекомендательное письмо, которое она дала Томпсонам, когда они впервые приехали с визитами в Лондон, — пояснила Коллин, заметив недоумение Верити. — Хотя я познакомилась с мистером Томпсоном еще в детстве, когда бывала здесь, письмо пригодилось.

— Вы знакомы с моим кузеном? — удивилась Верити.

— Хотелось бы надеяться, что я знакома со всеми сколько-нибудь влиятельными людьми в окрестностях Бирмингема.

Выяснилось, что она была знакома и с отцом Верити. Ей даже были известны кое-какие новости о заводе.

— Говорят, что там назревает что-то плохое. Правда, сейчас везде неспокойно, не так ли? Все эти радикалы и демонстрации. Лорд Клебери уверяет, что повсюду существуют подпольные революционные комитеты. Не чувствуешь себя в безопасности, даже когда едешь куда-нибудь в своей карете. На тебя всегда могут напасть те, кому разрешается иметь только фургоны, повозки и телеги.

— И что, были случаи насилия? — спросил Хоксуэлл. — На кого-то уже нападали? В Лондоне мы ничего об этом не слышали.

— Это лишь вопрос времени, после того, что произошло прошлым летом в Дербишире и весной в Манчестере. Мистер Олбрайтон старается быть в курсе происходящего, но что может сделать один человек?

— Олбрайтон? Это, случайно, не Джонатан Олбрайтон? — поинтересовался Хоксуэлл. — Если это он, то я не знал, что у него здесь есть собственность, и даже то, что он вернулся в Англию.

— Да, его так зовут, лорд Хоксуэлл. Вы его знаете? Он получил наследство от какого-то родственника и поселился в Лосфорд-Холле.

Новость привела Хоксуэлла в явное возбуждение.

— Завтра же навещу его. Мы не виделись не менее пяти лет.

— Каким образом мистер Олбрайтон влияет на ситуацию на заводе? — спросила Верити. — Предупреждает людей об увольнении? Высылает из графства?

— Это вряд ли помогло бы. Здесь проходят границы нескольких графств, так что рабочие могут перебираться с места на место. Лорд Клебери опасается, что близость границ сама по себе опасна и мятеж может начаться в любом из графств. Он прикатил в свое поместье пушки и расположил на террасе, приготовившись к атаке.

— Я сомневаюсь, что начнется открытый бунт, — сказал Хоксуэлл. — Люди недовольны и волнуются, это правда. После войны начались трудности. Но на демонстрациях обычно выражают недовольство, а не призывают к бунту.

— Я думаю, что ты рассуждаешь слишком оптимистично, Грейсон, а лорд Клебери прав. Эти люди не успокоятся, пока все не разрушат, — сказала Коллин. — Нужен жесткий отпор. Надо задействовать армию, как в деле некоего Брандрета и тех, кто был с ним.

— Если бы вы почувствовали измену на пороге вашего дома, лорд Хоксуэлл, вы бы поняли озабоченность приличных людей, живущих здесь, — сказала миссис Джералдсон.

— Рабочие просто хотят иметь возможность прокормить свои семьи, — вмешалась Верити. — Помочь им — в интересах всех.

Миссис Джералдсон не привыкла, чтобы ей возражали.

— Ваша собственная семья рассуждает иначе. Мистер Томпсон предупредил всех своих рабочих, что, если они примут участие в подобных подрывных действиях, их вышвырнут с завода и из домов. Прошлой зимой он не задумываясь призвал на помощь добровольцев из местного населения, когда на заводе начались волнения.

— Я не могу отвечать за своего кузена, но мой отец никогда бы не запретил людям высказывать свое мнение. Мы свободный народ, не так ли?

— Вот именно, — поддержал жену Хоксуэлл. Он чувствовал, что назревает скандал. Надо было срочно менять тему. — Скажите, миссис Джералдсон, есть ли новости о других моих родственниках, живущих в этих краях? Должен признаться, что я никогда не встречался с некоторыми родственниками моей матери. Их много в этом графстве?

— Их больше в Дербишире.

Миссис Джералдсон начала перечислять кузенов и кузин, давно перебравшихся в другие места. А пока Хоксуэлл отвлекал их хозяйку от разговоров про бунт, Верити думала о том, что миссис Джералдсон рассказала о Бертраме и заводе.

На следующее утро Верити встала рано и надела дорожный костюм. Пока она завтракала, в комнате появился Хоксуэлл. Увидев ее одежду, зонтик и ридикюль, он спросил:

— Ты куда-то едешь?

— Я хочу вызвать карету и съездить в Олдбери, — ответила она непринужденным тоном, надеясь, что это поможет.

— Одна ты не поедешь.

— Ты говорил, что хочешь сегодня нанести визит мистеру Олбрайтону, так что я поеду одна. Я буду очень осторожна и вернусь к вечеру.

Она знала это выражение его лица: он старается быть разумным. Хотя быть разумным обычно означало, что он ждет от нее согласия с его доводами и отказа от своих.

— Верити…

— Я здесь только по этой причине. Я не смогу сидеть спокойно, тем более разыгрывать вежливую гостью. — Чтобы подчеркнуть свою решимость, она взяла в руки зонтик и ридикюль.

— Положи все обратно. Ты никуда не поедешь без моего разрешения. Даже если захочешь меня ослушаться, кучер не посмеет нарушить мой запрет.

— Мой дом всего в нескольких милях отсюда. Почему ты разрешил мне проделать такой длинный путь сюда и отказываешь сейчас?

— Я ни в чем тебе не отказываю, кроме самостоятельности, которая может быть опасной. Возможно, здесь не так опасно, как в Манчестере, но ты слышала, что говорила миссис Джералдсон о настроении здешних рабочих. Риск слишком велик.

Ей хотелось сказать, что дочери Джошуа Томпсона не грозит опасность на заводе. Только она не была уверена в том, что это все еще так. К ней могут отнестись не как к дочери Джошуа, а как к кузине Бертрама и жене пэра.

Она положила ридикюль.

— Я знала, что мы не подойдем друг другу.

Он пронзил ее взглядом.

— Неужели? Ни один приличный человек не поступил бы иначе. Или ты предпочитаешь, чтобы мне была безразлична твоя безопасность?

Конечно же, нет — это показалось бы странным, — но она два года была независимой и ей не нравилось, что ее заставляют отказываться от своих планов, будь то по капризу или по разумной причине. Не нравилось, что от нее ждут послушания, даже если она не согласна с приказанием.

— Может быть, не подходим друг другу не ты и я, а я и замужество, — сказала она. — Меня бы раздражало вмешательство любого мужа.

— Тебе придется привыкнуть жить с этим, поскольку мы женаты, а я твой муж. Иди ко мне.

Он злился. А она вдруг испугалась, хотя было глупо так реагировать на его слова. Этот человек никогда не был с ней жесток, никогда не терял контроль над собой в ее присутствии. Все же какое-то внутреннее ощущение из прошлого зашевелилось в ее сердце, и она не сразу к нему подошла.

Он похлопал себя по коленям.

— Сядь.

Она послушалась.

— А теперь поцелуй меня так, как в ту ночь, когда я у тебя остался и ты громко стонала от наслаждения.

Ее щеки запылали. Она бросила взгляд через плечо, чтобы убедиться, что никто их не видит.

Она даже не была уверена в том, что он имеет в виду. Да разве сможет она поцеловать его так здесь, в этой комнате, где только что завтракала.

Однако она попыталась. Она смело прильнула к его губам, а потом проделала языком то, что обычно делал его язык. Ответом был его поцелуй, за которым последовал целый шквал горячих взаимных поцелуев.

Она заставила себя оторваться от него, опасаясь, что дверь может открыться в любую минуту.

— А теперь попроси меня сопровождать тебя сегодня в Олдбери, чтобы иметь защиту и помощь на тот случай, если на заводе не все в порядке.

Проглотив гордость, она ответила:

— Мне бы очень хотелось поехать в Олдбери сегодня. Ты меня отвезешь туда?

Он легонько прикусил ей палец. В его глазах сверкнул дьявольский огонек. Она увидела, как в его взгляде промелькнуло воспоминание о той ночи, когда он так глубоко вошел в нее, что она почти отключилась от полноты чувств.

Он поставил ее на ноги и встал.

— Я прикажу подать карету, а с Олбрайтоном встречусь в другой день, если это будет необходимо.

— Спасибо, — только и смогла вымолвить она.

Он поднял ее лицо за подбородок и поцеловал.

— Вот видишь? Мы очень хорошо подходим друг другу, Верити.

Хоксуэлла всегда удивляло, что большинство территорий, на которых располагались промышленные предприятия, выглядели как-то по-деревенски. Почти как сельскохозяйственные. Металлургический завод, находившийся в миле от Олдбери в отдаленной части графства Шропшир, тесно окруженного другими графствами, не был исключением.

Здания были построены из кирпича и местного камня и разбросаны по территории почти так же, как хозяйственные постройки на фермах. Те же деревья, кусты и другие зеленые насаждения. Кое-где даже были видны полевые цветы. Примерно в трехстах ярдах на холме стоял дом, повернутый боковым фасадом к заводу и, судя по размерам, принадлежавший либо владельцу, либо управляющему.

К северу от завода вырос довольно большой поселок. По его краю в сторону завода протекала широкая река.

Верити называла это место домом, хотя он этого не понимал. Она выросла в этом доме на холме, а печи и кузницы были чуть ли не у нее в саду. Он представил себе, как она в детстве сбегала с холма, чтобы играть с детьми рабочих.

— Ты хочешь подняться к дому? Когда мы уезжали из Лондона, Томпсоны все еще были там, так что в доме, думаю, никого нет. Но экономка наверняка тебя впустит.

— Мне необязательно туда идти. Ничто там не напомнит мне об отце. Он все еще здесь, около этих печей и кузниц. — Она махнула рукой в сторону реки. — Он утонул в этой реке. Трудно поверить, но весной она становится бурной. Отец помогал рабочим спасать их дома от наводнения, и река унесла его с собой.

Она шла по проселочной дороге, служившей улицей, провожаемая любопытными взглядами. За поселком начинались железнодорожные пути.

— По этим рельсам на завод привозили в вагонетках железную руду, — объяснила она. — Таких заводов, как этот, не так много. Здесь делают все — от начала до конца. На входе — руда, на выходе — отливки, стержни, сварочное железо.

По другую сторону от завода стоял еще один дом, более скромный, но тоже большой.

— Здесь живет мистер Тревис. Сейчас его, по всей вероятности, нет дома — он должен быть в сверлильном цехе.

Она направилась к низкому зданию с несколькими окнами. Из трубы не шел дым, никто не входил и не выходил.

За станками стояли шестеро рабочих. Когда вошла Верити, они прекратили работу и уставились на нее с недоверием и удивлением.

— Мистер Тревис, — позвал один из рабочих. — Пришла дочь хозяина. Она вроде бы должна быть призраком, но она живая.

В открывшуюся боковую дверь стала видна еще одна комната, со станками поменьше и длинным столом, заваленным кусками железа и стали. Мистер Тревис снял очки и стал всматриваться в Верити.

Это был крупный мужчина с седеющими светлыми волосами и лицом, таким же суровым и жестким, как железо, которое он обрабатывал. От улыбки оно смягчилось, и на мгновение Хоксуэллу показалось, что мистер Тревис вот-вот заплачет.

— Это не может быть мисс Томпсон, Исайя. Это прекрасная леди, которая, я думаю, просто заблудилась.

— Но это действительно я, мистер Тревис, — сказала Верити, подыгрывая ему.

Тревис подошел ближе и состроил гримасу, словно комический актер. Потом нагнулся, чтобы заглянуть под поля ее шляпы. — Будь я проклят, но это она. Годы превратили девочку в женщину. Притом в настоящую леди.

Верити обняла его, потом представила Хоксуэлла.

— Я хотела бы немного погостить у вас, если не слишком помешаю, мистер Тревис.

— Никто здесь не говорит, что это невозможно, а это означает — добро пожаловать. Погостите столько, сколько захотите, потому что ваш кузен, когда вернется, отнесется не слишком благожелательно к вашему визиту.

Он повел их в свою комнату и закрыл дверь. Хоксуэлл оглядел куски железа на верстаке, станки и инструменты. Видимо, здесь и обитал секрет изобретения Джошуа Томпсона.

— Я писала вам, мистер Тревис, что жива и здорова. Разве вы не получили мое письмо?

— Получил и страшно обрадовался. Странное это чувство — оплакивать человека, а потом узнать, что он жив.

— Настолько странное, что вы не могли ответить?

— Ваш кузен тоже узнал, что вы живы. Он запретил мне писать вам. Грозился уволить меня, если я это сделаю, и послать к черту завод. Он сказал, что я буду виноват, если все эти люди потеряют работу. Ему не понравится, если он узнает, что мы с вами сегодня разговаривали.

Он пододвинул Верити стул, и она села. Хоксуэлл остался стоять.

— Нам многое надо обсудить, пока у нас есть эта возможность, мистер Тревис. Но прежде чем мы будем говорить о деле, я хочу спросить вас, где Кэти. Я тоже ей написала… — Она мельком взглянула на Хоксуэлла. — Я послала письмо на адрес викария. Но теперь знаю, что он уехал.

— Да, уехал. Потерял свое место. Сейчас вместо него родственник миссис Томпсон. Мистер Томпсон считал, что наш прежний викарий использовал свою кафедру в церкви для того, чтобы разжигать недовольство. Это означало, что он больше хвалил вашего отца, чем нынешнего обитателя большого дома.

— А Кэти?

— Она не здесь, но неподалеку отсюда — живет в домике рядом с каналом на благотворительные пожертвования прихожан.

Потом разговор перешел на дела завода. Хоксуэлл слушал, но при этом внимательно рассматривал станки и металл, которые использовал Тревис.

Тревис описал волнения на заводе прошедшей зимой и всеобщее недовольство рабочих низкой оплатой труда из-за того, что после войны уменьшился спрос на пушки и мушкеты.

Верити попрощалась с мистером Тревисом, пообещав скоро вернуться.

— Я всегда подозревала, что Бертрам плохо управляет заводом, — сказала Верити, когда они вышли. — Став моим опекуном, он запретил мне приходить сюда, а с мистером Тревисом мне вообще многие годы не удавалось поговорить наедине. Я думаю, у него есть что мне рассказать.

— Ты имеешь в виду, что он все расскажет, когда меня не будет с тобой.

— Не воспринимай это как оскорбление. Он не знает ни тебя, ни того, что ты обо всем этом думаешь.

— Он не уверен, не в сговоре ли я с Бертрамом, ты это хочешь сказать? — Трудно было винить мистера Тревиса, если даже Верити не совсем была в этом уверена.

— Ты граф. В твоем присутствии он не будет откровенен, что бы ни думал о твоих отношениях с Бертрамом. Палата лордов никогда не симпатизировала таким людям, как он. А теперь мне надо увидеть Кэти.

Глава 17

Домик возле плотины оказался бедной лачугой, крытой соломой и окруженной небольшим огородом.

Сердце Верити сжалось при виде этого бедного жилища. Ей отчаянно хотелось увидеть Кэти, но она почти надеялась, что им дали неверный адрес.

Хоксуэлл вышел из кареты, и она передала ему корзинку с провизией, которую она купила в Олдбери.

Хоксуэлл помог ей выйти.

— Я подожду тебя здесь, — сказал он.

Еще по дороге она думала, как попросить его об этом, и ее тронуло его понимание, что ей захочется побыть с Кэти наедине. Ей надо не только обсудить проблемы, о которых Хоксуэлл не должен знать. Были еще чувства, которые она не хотела выставлять напоказ.

— Это может занять некоторое время. Может быть, ты уедешь, а потом вернешься за мной?

— Я прогуляюсь до плотины и полюбуюсь окрестностями. Если решу уехать, то дам тебе знать.

Верити подошла к дверям домика и постучала. Дверь открылась, и на пороге появилась Кэти — похудевшая и седая, но все такая же крепкая и ничуть не сгорбленная.

Она нахмурилась, увидев модную шляпу и красивое платье, и карету, остановившуюся позади ее огорода.

— Это я, Кэти. Верити.

Кэти схватилась за притолоку и, отступив, вгляделась в лицо гостьи, а когда узнала, ее глаза наполнились слезами. Она обняла Верити, и это объятие было таким теплым, таким знакомым, что Верити тоже заплакала.

— Деточка моя, — тихо плакала Кэти. — Моя дорогая девочка.

— Это твой муж? — спросила Кэти, кивнув в сторону Хоксуэлла. Она усадила Верити на единственный стул, а сама села на табуретку. — Красивый мужчина.

— Да, красивый. — Может, даже слишком. Он стал ее погибелью и продолжает ею быть. Эта красота в сочетании с титулом делала его уверенным в себе, а ее, напротив, лишала уверенности. — Он может быть очень добрым, — добавила она, потому что не хотела, чтобы Кэти за нее беспокоилась. Он ведь действительно мог быть добрым. — Он привез меня сюда, чтобы я могла увидеть тебя и чтобы ты знала, что я жива и здорова.

— Я уже потеряла надежду снова тебя увидеть. Это какое-то чудо. Но если он так добр, детка, почему ты сбежала?

Как это похоже на Кэти. Она сразу поняла, что Верити сбежала.

Объятия, которыми Кэти встретила Верити, наполнили ее сердце воспоминаниями. Эти руки утешали ее, когда девочкой она потеряла мать, а потом, когда была постарше, и отца. Когда ее слишком сильно ругала гувернантка или порола Нэнси, она убегала из дому, хотя знала, что ее за это накажут, и пряталась в домике Кэти, где ее обнимут и утешат.

Она не могла ответить честно на вопрос Кэти. Незачем волновать ее рассказом о том, как ей угрожал Бертрам.

— Я сбежала, потому что не была согласна выходить замуж. — Она рассказала о своем плане и о том, как надеялась стать свободной, а достигнув совершеннолетия, вернуться домой и прогнать Бертрама.

— Это план ребенка, — сказала Кэти. — В этом ты очень похожа на своего отца. Это был пиан ребенка, ничего не знавшего в жизни. Но теперь ты здесь, и если этот лорд может иногда быть добрым, замужество не нанесет тебе вреда. По крайней мере ты будешь в безопасности.

— Теперь я больше знаю жизнь, и я рада, что увидела тебя. А Майкл? Как он поживает?

Кэти закрыла глаза, и Верити поняла, что коснулась печальной темы. У нее упало сердце.

— Его давно уже здесь нет. Дольше, чем тебя. Сначала я об этом не беспокоилась. Ведь ты знаешь, что это было не в первый раз, когда он…

— Куда он уехал?

Кэти покачала головой.

— Не знаю. Иногда я вижу во сне его и тебя, когда вы были детьми, и мне начинает казаться, что этот сон означает, что он умер. — Она вытерла глаза и вымученно улыбнулась. — Но раз ты не умерла и я вижу тебя своими собственными глазами, возможно, эти сны ничего не значили.

— Может быть, его арестовали? Он бывал несдержан на язык, Кэти. Что, если он оказался в чем-то замешан и его посадили в тюрьму?

— Если это так, то не в Шропшире и не в Стаффордшире. Если бы его судили здесь, мне бы сказали. Мистер Тревис наверняка знал бы об этом.

Верити взяла руки Кэти в свои.

— Значит, все это время ты ждала, не зная, оплакивать его или нет?

— Или тебя, детка. Или тебя.

— Я разузнаю, что с ним случилось, Кэти. Даже если новости будут плохими. Но тебе не придется больше ждать. — Она оглядела полутемный домик. — Здесь, должно быть, неуютно, когда идет дождь, а особенно — зимой.

— Я считаю, мне повезло, что у меня есть хотя бы этот дом. Когда Майкл уехал, меня выселили из принадлежавшего заводу дома, где мы жили.

Этого не должно было случиться. По соглашению, заключенному с Бертрамом, Кэти не должны были выселять из ее дома. Еще одно свидетельство вероломности Бертрама привело Верити в бешенство, которое ей с трудом удавалось скрыть.

— Я позабочусь о том, чтобы в будущем у тебя было более удобное жилье, — сказала она и вдруг вспомнила, что не имеет права что-либо обещать — ей придется сначала просить разрешение у Хоксуэлла. Ей придется обращаться к нему, чтобы получить хотя бы крохи своего наследства и помочь этой дорогой ей женщине.

Она встала и подошла к столу, на котором стояла корзинка.

— Я купила продуктов на потом, но кое-что мы съедим сейчас. — Она развернула мясной паштет и кусок сыра. — Давай сядем, и ты расскажешь мне все о наших соседях. Рассказывай только о хорошем, остальное я уже знаю.

Хоксуэлл наблюдал за баржей, ожидавшей, когда откроется входной шлюз. Большие ворота, запиравшие его, открылись, вода прибыла, и груженная углем баржа начала медленно подниматься, а достигнув нужного уровня, проплыла мимо выходных ворот шлюза.

Побродив немного по окрестностям, Хоксуэлл вернулся к карете за домиком Кэти и посмотрел на часы. Верити, наверное, захочет побыть с Кэти подольше.

Когда он говорил с Верити об этой женщине, у него сложилось впечатление, что она была для нее чем-то вроде няни или гувернантки. Но наблюдая за их радостной встречей, за тем, как они обнялись и расплакались, он понял, что имела в виду Верити, сказав, что эта женщина ей как мать.

Окрестности показались ему тихими и безопасными, и он решил все же уехать, предварительно послав кучера сказать Верити, что вернется через два часа.

Лосфорд-Холл был расположен на холме в конце дороги, проходившей по лесу. Хоксуэллу понравился особняк, но его местоположение придавало дому загадочный облик. Впрочем, это вполне подходило человеку, жившему сейчас в нем.

Джонатан Олбрайтон принял его в библиотеке, доверху набитой книгами и всевозможными бумагами. Не все это досталось нынешнему хозяину вместе с домом. Об этом свидетельствовали кипы каких-то брошюр и непереплетенных книг, соседствовавших рядом с аккуратными томами в кожаных переплетах, которые были обычны для подобных особняков.

— Рад, что ты заехал. Я очень на это надеялся, — сказал Олбрайтон.

Хоксуэллу он показался немного похудевшим, но манера держаться все еще говорила одновременно и о почтительности, и о высокомерии. Его длинные волосы были забраны в старомодный хвост, а темные глаза и вся внешность, как всегда, располагали к доверию и желанию поделиться секретами. Однако Хоксуэлл знал, что, сколь долго на него ни смотри и сколь часто с ним ни разговаривай, никогда не узнаешь, о чем думает этот человек.

— Значит, ты знал, что я приехал. — Это был не вопрос, а утверждение. — В деревне слухи распространяются быстро, не так ли? А как мировому судье, тебе все становится известно раньше, чем многим другим.

— Твой приезд просто подтвердил то, чего я ожидал. Ты, в конце концов, должен был приехать хотя бы для того, чтобы узнать о наследстве твоей жены.

Они оба сидели в удобных креслах — таких, в которых чувствуешь себя уютно и можешь читать много часов подряд. Этот человек, несомненно, так и делал. В университете Олбрайтон был весьма прилежным студентом, и все считали, что он станет профессором. Вместо этого он избрал жизнь кочевника, путешествуя по свету, а в Лондоне никогда не задерживался надолго.

Такой образ жизни, а также доход непонятного происхождения, привели Хоксуэлла, Саммерхейза и Каслфорда к выводу, что Олбрайтон занимается какими-то полулегальными делами — возможно даже, по поручению правительства.

— Значит, ты стал сельским джентльменом, — сказал Хоксуэлл, с нескрываемым восхищением оглядывая библиотеку. — Хотя это и соответствует твоим интеллектуальным интересам, я как-то не представляю себе, что тебе удастся задержаться здесь надолго. Правда, служба мирового судьи дает тебе достаточно пищи для твоего неуемного любопытства.

— Это было неожиданным назначением. Но я стараюсь честно выполнять свой долг.

— Я уверен, что ты прекрасно со всем справляешься. И надолго ты намерен остаться в Англии?

— Посмотрим. — Олбрайтон улыбнулся. Глубина его темных глаз притягивала, но, как всегда, была непроницаемой.

— Мне все уши прожужжали всякими историями о подрывной деятельности в этом регионе. Дама, к которой я приехал с визитом, убеждена, что грядет революция. Она рассказала какую-то чепуху о том, что Клебери купил пушки. Я сегодня не видел ничего такого, что могло бы спровоцировать такие страхи.

— Слухов всегда больше, чем оснований для них. Я, правда, стал более осмотрительным, разговаривая с людьми, которые, возможно, разжигают недовольство, чтобы их не провоцировать. А что касается Клебери… он никогда не был особенно умен, не так ли?

— Многие в парламенте считают, что министерство внутренних дел больше возбуждает недовольство, чем гасит его. Говорят даже, что здесь работают провокаторы, находящиеся на службе у министра. Тебе что-нибудь об этом известно?

Олбрайтон просто посмотрел на него, но на его губах и в глазах заиграла усмешка.

— А я-то думал, это визит вежливости. Тебя что, пэры послали, чтобы ты проверил слухи? Если так, ничем не могу помочь. Я не встречал ни одного агента-провокатора, если они вообще существуют.

— Меня никто не посылал. Мне просто самому любопытно. — Больше всего ему хотелось знать, почему Олбрайтон здесь. Конечно, с окончанием войны работы для шпионов стало меньше, так же как упал спрос на железо. Должен же человек чем-то заняться, если перестал быть востребованным.

Хоксуэлл встал и выглянул в окно. Оно выходило в небольшой сад, за которым начиналась дикая природа.

— Ты давно вернулся в Англию? Странно, что в городе никто об этом не знает.

— С год уже. Я в Лондоне не задержался, и у меня не было времени встретиться с друзьями.

Хоксуэлл не считал себя близким другом, с которым хотел бы встретиться такой человек, как Олбрайтон. Да и были ли у него друзья?

— У тебя прекрасное поместье. Получил в наследство?

— Я тоже считаю, что поместье прекрасное. Спасибо.

Хоксуэлл рассмеялся.

— Тайн тебе не занимать, не так ли?

— Это не тайна, а моя личная жизнь.

— Сомневаюсь, что Клебери не вмешивается в твои дела, если вы стали с ним друзьями.

— Я не стал бы называть лорда Клебери своим другом.

Хоксуэлл обернулся.

— Так для чего же ты здесь поселился? Не для того же, чтобы дышать целебным деревенским воздухом.

— Ты бы хотел, чтобы я тебе солгал, Хоксуэлл? Придумал историю, которая соответствовала бы твоим представлениям обо мне? Если настаиваешь, так и будет. Но я предпочитаю этого не делать. Мы знаем друг друга достаточно долго и в прошлом приятно провели немало времени. Ты и некоторые другие заслуживают лучшего.

Да, у них было что вспомнить. Было в жизни их четверки и хорошее, и плохое. Правда, они не всегда шли по жизни плечом к плечу. Олбрайтон всегда оказывался немного в стороне, и его окружала какая-то тайна. Сейчас он назвал это личной жизнью.

Хоксуэлл вернулся в кресло.

— Нет, не надо лгать. Расскажи лучше, как обстоят дела в Париже. Я уверен, что ты был там совсем недавно.

— На сегодня у тебя больше не намечено визитов? — спросил Хоксуэлл, когда Верити вышла из домика Кэти.

— Больше нет. — Они сели в карету. — А где ты был?

— Осматривал окрестности.

Верити посмотрела на него — и вдруг пересела к нему с сиденья напротив. Он обнял ее за плечи.

— Мой кузен вернется через день. Нэнси сообщила своей домоправительнице, что они возвращаются.

— Я и не думал, что он задержится в Лондоне после того, как ты уехала. Так что ничуть не удивлен.

— Я намерена поговорить с ним о Кэти, но он не станет меня слушать. Он будет отрицать, что лгал мне и давал ложные обещания.

Она немного повозилась и умудрилась сесть ему на колени. Потом поцеловала его таким же образом, как он потребовал от нее утром. Он был в восторге.

— Ты уверена, что хочешь начать все здесь и сейчас? — Он уже не мог оторвать от нее рук.

— Уверена, — ответила она и опять поцеловала его, как бы подтверждая свое твердое намерение.

Поощрения ему уже не требовалось, а она так ерзала у него на коленях, что все соображения по поводу времени и места куда-то испарились.

Он спустил ее ноги на пол кареты. Она склонилась над ним, уперев руки в спинку сиденья у него за спиной.

Он высоко задрал ей юбку и подол сорочки и приказал:

— Держи так.

Она еще выше подняла одежду и прижала ее к груди. Она стояла, раздвинув ноги, и эта поза показалась ему невероятно эротичной. Ему захотелось взять ее именно такой, но…

Не сейчас. Не здесь. И время не то. Подняв голову, он начал рукой ласкать влажные завитки у нее между ног, потом погрузил пальцы вглубь и ласкал до тех пор, пока она не начала вскрикивать от каждого прикосновения.

Тогда он усадил ее на колени лицом к себе. Раздвинув ее колени, он вошел в нее более сильным толчком, чем намеревался, так что она вскрикнула.

Он на мгновение остановился, чтобы ее тело приняло его. Ему не раз приходилось так делать, но сейчас это почему-то далось ему особенно трудно. Стиснув зубы, он подождал, пока ее плоть успокоится, а потом снова вошел в нее. Обхватив ее за ягодицы, он направлял ее движения, позволив пламени страсти выйти из-под контроля.

Верити лежала, положив ему голову на грудь и не двигаясь. Подол платья немного опустился, но ее соблазнительные ягодицы белели в полутьме кареты.

Хоксуэлл подумал, что она уснула, и решил ее не трогать. Но когда они подъезжали к дому миссис Джералдсон, разбудил ее. Не могла же она оставаться у него на коленях!

Он пошевелился, и она тут же села и быстро привела себя в порядок.

— Какой скандал, — сказал она.

— По сравнению с тем, что я собирался сделать, не такой уж и скандал.

Она посмотрела на него с удивлением, очевидно, прикидывая, что еще он мог бы сделать.

— Не забивай себе голову, Верити. Как-нибудь я тебе все покажу.

Она кивнула, а помолчав, сказала:

— Меня очень расстроило то, как живет Кэти. В этой лачуге недолго и заболеть. За водой ей приходится ходить к реке, а благотворительной помощи прихожан едва хватает на покупку продуктов.

— Да, ее положению не позавидуешь.

— Я бы хотела, чтобы она переехала в Суррей, в Гринли-Парк. Наверняка там найдется домик для нее, или она могла бы помогать в господском доме кухарке или экономке. Мы могли бы отвезти ее в Лондон, но она не знает городской жизни и вряд ли будет там счастлива.

— Я уверен, что в Суррее ей будет гораздо лучше.

— Спасибо. Для меня это очень важно.

Она сочла его ответ за согласие и осталась довольна собой.

— Верити, ты меня соблазнила, чтобы получить разрешение на все это?

— Сегодня утром ты дал понять, что поцелуи и все прочее могут помочь получить твое согласие на мои просьбы.

Он дал бы согласие и без ее смелого поведения. Как он мог ей отказать, увидев, как эти две женщины встретились, и услышав, как Кэти назвала Верити своей дочерью? Можно было обойтись и без женских хитростей.

Однако он все же решил, что не в его интересах говорить ей об этом.

Глава 18

— Я слышала, что вернулись Томпсоны, — провозгласила спустя два дня миссис Джералдсон. — Ты наверняка захочешь нанести им визит, Коллин. Может, и вы, леди Хоксуэлл?

— Мы можем запрячь кабриолет и поехать вдвоем, — подхватила Коллин. — Я умею управляться с вожжами, а лошади у Гермионы очень смирные, Верити.

— Моя жена утром жаловалась на головную боль, — вмешался Хоксуэлл. — К тому же вам не следует ехать одним так далеко. Я поеду с тобой, Коллин. У меня все равно есть кое-какие дела на заводе.

Верити была ему благодарна за то, что своей ложью он избавил ее от необходимости лгать. Он знал, что она вовсе не жаждет видеть своего кузена, не говоря уже о том, чтобы при этом присутствовала Коллин.

Час спустя Хоксуэлл и Коллин сели в кабриолет и отправились в Олдбери.

— Ты должен убедить Верити лучше заботиться о своем здоровье, Грейсон, — сказала Коллин. — Она сегодня встала очень рано и гуляла в саду, хотя из-за росы было очень сыро. А она даже не накинула шаль.

Он не знал, что Верити встала так рано.

— Я не думаю, что она такая хрупкая, что может сразу же простудиться. Если бы она была слаба здоровьем, я бы это уже заметил. Но она очень нервничает оттого, что ей приходится здесь жить.

— Ее, наверное, пугают трудности светской жизни. Она нигде не будет чувствовать себя дома, особенно пока не оборвана ее связь с Олдбери. Не мне советовать, но это должен быть ее последний визит. Она всегда сможет видеться с Томпсонами, когда они будут приезжать в Лондон, ведь они ее единственные родственники.

— Не тебе советовать.

Коллин ошеломила его реакция, и он пожалел, что высказался так прямо. Он взял ее руку, как бы прося прощения.

Она сжала его руку.

— Извини меня. Ты прав. Я иногда забываюсь.

— Не в этом дело. Просто даже самому хорошему совету не всегда надо следовать.

Он отпустил ее руку и взял вожжи, но все же улыбнулся, чтобы она не обижалась.

На самом деле ее совет был искренним и очень проницательным. Этот визит действительно напоминал Верити о разнице между их статусом. Это было первой причиной отказа выйти за него замуж. И вот теперь она вернулась домой, и он понял, что близкие ей люди не хотят иметь ничего общего с ним. Она предчувствовала — и правильно, — что тот круг, в котором он вращался, будет еще менее открыт для нее.

Он оставил Коллин у Томпсонов и откланялся. Нэнси была разочарована краткостью визита и выразила надежду, что граф скоро вернется.

Хоксуэлл нашел мистера Тревиса и сразу, как только тот поздоровался, понял, что надо соблюдать осторожность. Это стало очевидно особенно после того, как мистер Тревис настоятельно пригласил зайти к нему в дом.

Там их встретила миссис Тревис. Она принесла в гостиную эль и исчезла.

— У меня к вам несколько вопросов о заводе, — сказал Хоксуэлл. — Моя жена очень вам доверяет, поэтому я решил обратиться к вам, а не к мистеру Томпсону.

Тревис не позволил себе даже малейшего проявления реакции на эту реплику.

— Верити рассказала мне, что вы с ней единственные, кто знает секрет Джошуа. Я видел часть вашего завода, и не понимаю, как это может быть.

— Сверление — это сверление, сэр, а станки — это станки. В этом нет ничего нового. Значение имеет инструмент, которым сверлят. Его преимущество невидимо для глаза, но его наконечники сделаны не из железа, а из стали, и имеют особую конструкцию. Ими я и работаю. Рабочие, которых вы видели, тоже используют эти наконечники, но они их не изготавливают, а простое описание их формы ничего не дает. Утром я ставлю инструменты на станки, а по окончании работы снимаю и собираю все наконечники, чтобы ни один не пропал.

— А разве мистер Томпсон не может просто взять один?

— Полагаю, что может, но только если возьмет его с моего трупа. А если и возьмет, то что будет с ним делать? Отдаст его кому-нибудь скопировать? Если этот секрет будет раскрыт, то Томпсону конец, поэтому он и не пытается.

— Но все же он мог избавиться от вас.

Тревис тихо засмеялся.

— Мог. Были дни, когда он очень этого хотел, но только благодаря этим специальным приспособлениям завод еще работает. Ведь спрос на литье упал практически до нуля. Ему хотелось, чтобы все оставалось как есть, по крайней мере еще несколько лет. В мире грядут большие перемены, лорд Хоксуэлл, и для их свершения понадобится железо.

— А пока, на мой взгляд, завод не слишком загружен.

— Скажем так — доход в этом году будет не такой, как десять лет назад. Я не сомневаюсь, что старший мистер Томпсон перенес бы это безболезненно, а этот… Он не заботится о заводе, как следовало бы. Катается себе в Лондон, не так ли? Но промышленность не там, а здесь. Лучше бы он ездил в Манчестер и Лидс и обедал там с промышленниками и торговцами, а не с лордами.

Хоксуэлл посмотрел в окно на корпуса завода: сегодня там шла плавка и из огромной трубы валил дым доменной печи.

— Расскажите мне о старшем мистере Томпсоне.

Тревис отпил несколько глотков эля. Хоксуэлл тоже сделал вид, будто пьет, в надежде, что у Тревиса развяжется язык.

— Он был довольно сложным человеком, если вы понимаете, о чем я. Жесткий снаружи, но слишком мягкий внутри. Как свежая буханка хлеба. Но он был себе на уме, уж это точно. Однако никто не мог работать с железом так, как он. В кузнице ли или у печи, он понимал все так, словно был сделан из того же материала.

— Похоже, так оно и было.

Тревис хохотнул и кивнул.

— Мы относились к нему с большим уважением. Он был одним из нас. Иногда он приходил на завод, снимал свое дорогое пальто и, засучив рукава, ковал железо. Очень трудно не уважать человека, который потел от работы рядом с тобой. Он был честным, но понимал, что это редкое качество. Вот почему нет патента. Получая его, ты выдаешь свой секрет. Делаешь чертежи и выкладки, а кто-то другой, которому наплевать на чужой патент, крадет твое изобретение.

— Вам он все же доверил свой секрет.

Тревис пожал плечами.

— Он не мог все делать один: руководить заводом, находить заказы, вести бухгалтерию. Надо было кому-то довериться, а я был специалистом по обработке металла.

— А Бертрам Томпсон им не был.

Тревис промолчал.

— Зачем он передал секрет своего изобретения дочери? Она ведь не работает с железом.

— Думаю, он учил ее по картинкам, чтобы она, в случае надобности, могла его нарисовать. Это было похоже на то, как если бы он обратился за получением патента. А зачем он это сделал? Не мне было решать будущее этого изобретения. Он передал его следующему поколению. А через нее — следующему, которое, как я думаю, займет ее место.

Он имел в виду ее мужа. Если бы Джошуа Томпсон не утонул во время наводнения, он организовал бы для дочери свою свадьбу. Выдал бы ее замуж за человека, похожего на него самого. Человека, который умел бы обращаться с железом и был жестким снаружи и, возможно, мягким внутри, когда дело касалось его рабочих и его семьи.

Хоксуэлл подозревал, что Верити была права: Бертрам хотел выдать кузину замуж за лорда, чтобы не появился человек, который мог бы конкурировать с ним в деле. Ни один лорд не запачкает рук таким грязным делом, как завод, и будущее виделось Бертраму безоблачным.

— Если бы вам пришлось передать секрет в руки другого человека, мистер Тревис, кому бы вы его отдали? Если Верити когда-нибудь должна будет принять решение, к кому ей обратиться?

Тревис стал еще более серьезным, как это бывает с любым человеком, когда ему намекают, что он смертен.

— Да, сэр, это проблема. Это должен быть человек, знающий дело и честный, не так ли? И притом в немалой степени. Но если бы мне пришлось выбирать, я выбрал бы молодого человека, которому мог доверять, вопреки тем, кто в него не верит.

— А такой человек существует?

— Трудно сказать. Был один такой, но он больше здесь не живет. Майкл Боуман, сын Кэти.

Это тот самый Майкл, о котором спрашивала Верити. Хоксуэлл решил не продолжать эту тему, чтобы Тревис не подумал, что он придает ей слишком большое значение. А еще он подозревал, что ему может не понравиться услышанное.

Похоже, этот Майкл Боуман обладал теми качествами, которых нет у Бертрама, и был кандидатом на место Джошуа Томпсона.

«Он не желал, чтобы я вышла замуж за такого человека, как ты». Да, ее отец желал бы, чтобы она вышла замуж за кого-либо похожего на сына Кэти.

Все утро Верити старательно избегала назойливых вопросов миссис Джералдсон о здоровье и, улучив минутку, смотрела в окна на дорогу.

Наконец она увидела всадника, скачущего к дому. Она попыталась добежать до двери раньше дворецкого, но опоздала. Всадник отдал ему письмо, и дворецкий понес его хозяйке дома.

Письмо была запечатано незнакомой печатью, и это озадачило миссис Джералдсон. Она поднесла письмо к окну, пытаясь прочитать его на просвет. Верити кашлянула, давая понять, что она все видит.

Миссис Джералдсон быстро обернулась. У нее хватило такта смутиться.

— Вам письмо, леди Хоксуэлл. Оно пришло не по почте, а с нарочным.

— Как странно. Если позволите, я выйду, чтобы прочесть его.

Выйдя из дома, Верити распечатала послание. Как они и договорились два дня назад с Кэти, кто-то написал письмо от ее имени. В нем сообщалось, что Кэти удалось выполнить небольшое поручение Верити.

Верити вернулась в дом и уверила миссис Джералдсон, что чувствует себя гораздо лучше и воспользуется каретой Хоксуэлла, чтобы прокатиться и насладиться прекрасной погодой.

Все они с трудом поместились в хижине Кэти: двое молодых рабочих, один более пожилой, Верити и сама хозяйка. А один рабочий, который был такого же высокого роста, как Хоксуэлл, вообще сел на пол, потому что иначе ему пришлось бы стоять согнувшись.

Рабочие поделились с Верити местными новостями, которые миссис Джералдсон вряд ли могли быть известны. Они рассказали о волнениях, которые происходили зимой на заводе. Окончание войны сказалось на всех металлургических предприятиях, и Олдбери не был исключением.

— Мы держимся только за счет специальных заказов, — сказал один из рабочих. — Это обработка металла и сверление. Но мистер Томпсон… знаете, миледи, он не то, что ваш отец… он не знает, как получить такой заказ, поэтому нескольких пожилых рабочих просто уволили — например Тимоти. — Он указал на своего товарища. — Его семью и семьи других уволенных навязали приходу, как Кэти, вот и вся благотворительность.

— Прошлой зимой он снизил нам зарплату, — добавил Тимоти. — И экономит на топливе. Думаю, что деньги ему нужны, чтобы покупать своей жене драгоценности.

Кэти сидела молча, лишь изредка кивая. Верити время от времени перехватывала ее взгляд, чтобы убедиться, что это не просто обычные жалобы, как это часто бывает с молодыми людьми, склонными все критиковать.

Кэти смогла позвать именно этих рабочих, потому что они были друзьями Майкла. После того как они выразили свое мнение о том, что происходит на заводе, Верити попросила молодых парней починить забор вокруг огородика Кэти и вышла во двор вместе с ними и Тимоти.

— Тим, — сказала она, когда они отошли достаточно далеко от домика и Кэти не могла их услышать, — я не хотела говорить об этом при ней, но расскажи мне, что тебе известно о Майкле.

Тим сжал губы.

— Я знаю не много, но…

— Расскажи.

— Майкл всегда говорил все в открытую. Он не ждал, как мы, пока его позовет дочь хозяина. Он был смелее нас. И у него была связь с другими рабочими. В больших городах. Он иногда ездил в Ливерпуль и на какие-то тайные собрания под Шроузбери. Мистер Тревис отговаривал его, но он его не слушал. — Тим пожал плечами. — А потом он вообще уехал и больше не вернулся.

— Его арестовали?

— Мы об этом не слышали. Это странно. Разве можно осудить человека и никто об этом ничего не будет знать?

Действительно странно. Но разве невозможно?

— Некоторые решили, что он просто уехал в поисках лучшей доли. Можно ли его за это винить? Он знал толк в нашем деле. Разбирался лучше, чем многие из нас. Как ваш отец. Хозяин приметил его, еще когда он был парнишкой. Не то что нынешний… этот его не любил. Совсем не любил.

Ее отец действительно любил Майкла, и не только потому, что Кэти занимала особое место в их доме. Он иногда брал Майкла с собой на завод и показывал ему, что можно сделать, например, из сварочного железа, а Майкл все быстро схватывал.

А теперь он исчез, как раз в то время, когда Бертрам грозил его выслать. Но никто не слышал ни об аресте, ни о суде.

Впрочем, Бертраму ничего не стоило организовать дело так, чтобы Майкла арестовали и в другом графстве. Но в любом случае суд над радикалами или революционерами привлек бы внимание, и о нем наверняка написали бы даже в лондонских газетах.

Два года ее беспокоило, что она ничего не знает о судьбе Майкла. Она позволила себе поверить, что Нэнси сказала неправду и Майкл все еще работает на заводе, заботится о Кэти и готов к тому дню, когда она вернется домой и предложит ему партнерство. Теперь стало ясно, что Нэнси не соврала. Бертрам действительно приложил руку к тому, чтобы Майкл исчез.

— Он единственный, кто уехал так неожиданно? — спросила Верити. — Может, были и другие?

Тимоти задумался.

— Был еще Гарри Пратт. Его жена не верила, что он сбежал, но у него были плохие отношения с мистером Томпсоном, поэтому мы думаем, что Гарри все же сбежал из-за него. Ходят слухи и еще кое о ком в Стаффордшире… Сейчас законы такие, что, если бы и ко мне стали слишком придираться, я бы тоже уехал.

— Я бы хотела поговорить с этими людьми. Может быть, более пожилые из них знают больше, чем ты.

Тимоти покачал головой.

— Я бы не советовал вам идти на завод одной. Сейчас там не так, как было при вашем отце. Много недовольных, и они не ждут ничего хорошего от лорда, за которого вы вышли замуж. Вас все еще любят, но…

Но она уже не была одной из них. Прошло много лет с тех пор, как она играла вместе с деревенскими ребятами. Сейчас, как замужняя дама, она была для них вообще бесполезна. А графине они и вовсе не станут доверять.

Тимоти вдруг повернул голову — что-то привлекло его внимание. Его товарищи мигом отреагировали на молчаливое предупреждение, бросили чинить забор и встали рядом с Тимоти.

Верити обернулась и увидела скачущего по дороге всадника.

Это был Хоксуэлл.

Верити пошла ему навстречу, чтобы он остановился подальше от друзей Майкла. Но Хоксуэлл смотрел только на них. Он мог запугать любого одним своим ростом и силой. Сейчас он был взбешен и с трудом сдерживался. Таким она не видела его с их первой встречи в Камберуорте.

Наконец он взглянул на нее.

— Интересное свидание, Верити.

— Я попросила Кэти собрать их здесь, чтобы узнать правду о том, что происходит на заводе.

— Зачем? По закону у тебя нет никаких прав, и твоему кузену не понравится, что ты вмешиваешься. Возможно, именно по этой причине он и сбагрил тебя замуж.

Это было частью жестокой правды, и он не задумываясь бросил ее прямо ей в лицо. Он был еще более зол, чем она думала.

— Ты меня обманула. Полагаю, ты и раньше меня обманывала. — Он не стал ждать, пока она ответит, подъехал к карете и приказал кучеру: — Отвези ее домой.

Ей ничего не оставалось, кроме как сесть в карету. Когда они начали отъезжать, Хоксуэлл не последовал за ними. Выглянув в окно, она увидела, как он направил своего огромного коня в сторону Тимоти и его друзей.

Глава 19

Вернувшись домой, Верити узнала, что Коллин и миссис Джералдсон отправились на кабриолете с визитом к своим ближайшим соседям.

Может быть, это Хоксуэлл попросил их уехать, чтобы он смог расправиться со своей непослушной женой без свидетелей? Или Коллин увидела, в каком он настроении, поняла причину и благоразумно решила убраться вместе с тетей из дома?

Верити поднялась в свою комнату, сняла шляпу и села в кресло. Что бы он ни сказал тем молодым людям, вряд ли он был с ними любезен. Но скоро он вернется, и она все узнает.

Она старалась подавить в себе страх. Прошло так много времени с тех пор, как ей приходилось бояться, что она подзабыла это чувство. Сдерживая слезы, она думала о том, что должна будет вымолить прощение.

Она опять почувствовала себя ребенком, одинокой девочкой, которая могла только молиться о том, чтобы гнев ее мучителей прошел как можно скорее и наказание кончилось. Ощущения, звуки и образы прошлого терзали ее душу и лишали спокойствия. Она попыталась отрешиться от внешнего мира, найти опору внутри себя, но стук копыт вернул ее в настоящее. Она почувствовала, как к горлу подступает тошнота, а звук шагов по лестнице заставил ее сердце отчаянно забиться.

Он сам признавал, что бывает неуправляем, что слишком часто дает волю своему гневу. Сейчас, по его собственным словам, ему удается его контролировать, но жизнь давала ему право выместить свой гнев на ней.

Ей хотелось думать, что он этого не сделает. Гнев часто вызывает у людей неоправданную жестокость.

Шаги уже были у самой двери, и она собралась с духом, но от страха ее бросило в дрожь.

Если надо, она извинится, но просить, тем более умолять, не будет. Будь она проклята, если опять станет той испуганной девочкой, какой когда-то была.

* * *

Открывая дверь в комнату Верити, Хоксуэлл приготовился к шумной ссоре. Ему много чего надо было сказать, задать кое-какие вопросы и отдать приказания. И, Бог свидетель, сейчас он все ей выскажет.

Верити сидела в кресле, почти так, как в тот первый день в Камберуорте. Почти с тем же выражением лица. Спокойным. Решительным. От нее исходила невидимая внутренняя сила. Это еще больше его взвинтило.

Она подняла на него глаза, и то, что он в них увидел, поразило его.

Конечно же, сила. Бунт. Но и смирение. И страх. Настоящий страх. Скрытый, но такой реальный, что, казалось, он витал в воздухе.

Она боялась его. Его гнева. Она боялась, что он накажет ее физически.

Это его поразило. Оскорбило. Он никогда не давал ей повода…

В голову вдруг пришла мысль. Какое-то подозрение. Оно только подстегнуло его гнев, но этот гнев был направлен на другое и по совершенно другой причине.

Ладно. Он разберется с этим позже. Не сейчас.

Он остановился, чтобы убедить ее в том, что физической расправы не будет, но сказал:

— Я надеюсь, что ты больше никогда не будешь так меня обманывать, Верити.

— Они никогда не согласились бы встретиться со мной, если бы ты был рядом.

— Мне на это наплевать. Я уже сказал, что им от тебя никакой пользы. Стало быть, их информация бесполезна для тебя.

— Все должно было быть не так.

— Конечно. Ты должна была выйти замуж за одного из них. Поэтому твой отец доверил тебе свой секрет.

— Совсем не обязательно за одного из них. Но отец действительно хотел, чтобы мой муж контролировал его завод.

— Он издал указ, чтобы это был Майкл, о котором ты так беспокоишься? — При всем раздражении, он запнулся на этом вопросе и со странным страхом ждал, что она ответит.

— Когда мой отец умер, мы с Майклом были детьми. Меня беспокоила Кэти, и я спросила ее о сыне. Я думала, что мой кузен мог причинить ему вред.

— А я думаю, между вами было что-то большее, и хочу знать правду. Я хочу, чтобы ты поклялась. Ты…

— Тебе нужно, чтобы я поклялась? Но разве ты достаточно веришь моему слову, чтобы поверить моей клятве?

— Не знаю, черт побери. Но мне придется с этим смириться. — Он решил спросить по-другому, чтобы она поняла, что он не просто задет за живое. — Когда Кэти увидела тебя на пороге своего дома, она была в шоке и очень огорчена.

— Нет, не огорчена. Она плакала.

— Я с тех пор много о ней думал, но все же решил, что она была опечалена. Когда вы обнялись, я видел ее лицо. Она назвала тебя своей девочкой, но теперь я думаю, что она думала не о тебе.

— О ком же…

— О своем сыне. Своем бедном, несчастном ребенке. Она думала, что эти два года он был с тобой, Верити. Она надеялась, что он уехал с тобой. Она никогда не верила, что ты умерла, а считала, что ты живешь где-то с ее сыном. Твой приезд означал, что это не так. Она поняла это в ту минуту, как открыла тебе дверь.

Она смотрела на него с недоверием, но он видел, как она прокручивает в своей голове тот момент.

— Ты тоже тогда ждала, что он убежит вместе с тобой, Верити?

Снова этот предательский ужас, давящий и животный. Слишком похожий на страх. Он ненавидел его как проявление слабости и скрывал под маской гнева.

— Когда я обнаружил, что ты жива, то все время думал, не в этом ли настоящая причина твоего бегства. Теперь, когда ты так о нем беспокоишься и пытаешься узнать о его судьбе, я пришел к другому выводу. Он не сумел к тебе присоединиться, и поэтому ты так уверена, что с ним случилось несчастье.

— Наши с Майклом отношения были совсем не такими.

— Неужели? Когда ты потихоньку уехала, чтобы встретиться с Кэти, то думала встретить там и его. Друг детства стал другом девушки. — Он вспыхнул, вспомнив о ее признании. — Тот первый поцелуй. Это был он? Черт побери! Отвечай!

Она отвела взгляд, но ее порозовевшие щеки сказали ему, что он прав. Он почувствовал еще что-то, кроме бешенства. Чувство было неожиданным. Разочарование. Такое сильное разочарование, что даже гнев не смог его затмить.

Она любила этого молодого человека и все еще любит. Она хотела выйти за него замуж. Она согласилась на другое замужество, чтобы спасти его, и сбежала, чтобы быть с ним. Ее нынешнее замужество и положение в обществе оказались частью той жизни, которой она не хотела и никогда не захочет.

Когда до него дошел истинный смысл произошедшего, он похолодел. Но она же говорила ему об этом, не так ли? Она почти все ему объяснила по пунктам и предложила способ выйти из этой ситуации. Но почему… откуда взялось это смятение, это ощущение потери?

— Я сбежала не потому, что договорилась быть с ним. Или он со мной. Клянусь. Клянусь именем своего отца. А о причинах своего бегства я уже тебе говорила. Я беспокоюсь о Майкле потому, что Бертрам пообещал причинить ему зло. А Нэнси сказала, что Бертрам вынудил Майкла уйти с завода.

— Стало быть, ты вышла замуж за меня, чтобы защитить его?

— Он сын Кэти. Он ее семья, ее кормилец. Я знаю его всю свою жизнь.

Он подошел ближе, чтобы высказать ей все, что думает, но она напряглась и отступила, чтобы расстояние между ними не уменьшалось.

Опять этот страх. Во взгляде и позе. Она снова боится его гнева.

Она не лгала, но и не говорила всей правды. Она боится его и поэтому старается все приукрасить. Ей страшно, что он может с ней сделать, если она признается, что любит этого молодого человека.

Его мучило еще одно подозрение.

— Верити, что ты имела в виду, когда говорила, что тебя заставили выйти за меня замуж, угрожая причинить вред Кэти и ее сыну?

Перемена темы смутила ее, и она не сразу ответила.

— Скажи, твой кузен бил тебя, Верити?

Она пожала плечами.

— Дети часто дерутся. А тебя не били?

— Учителя иногда били тростью, но я не жил в вечном страхе перед побоями. А ты? Когда Бертрам стал твоим опекуном?

— Я не хочу об этом говорить. Это все в далеком прошлом.

— Вот как? Когда я сейчас вошел в комнату, у тебя был вид женщины, ожидающей, что ее ударят. Я не давал тебе повода так думать.

— А как же тот человек? Ты сказал, что чуть было не…

— Я тогда был пьян. Он меня оскорбил, и он был мужчиной. Все равно это было неправильно. Я задаю тебе тот же вопрос, Верити: твой кузен когда-нибудь поднимал на тебя руку?

— Почему ты сейчас об этом спрашиваешь? Прошло много лет. Это никак с тобой не связано.

— А я считаю, что связано. Расскажи мне.

Его настойчивость огорчила ее. Она не будет на него смотреть. Ее взгляд метался из стороны в сторону, а лицо выражало гнев, страх и… презрение.

— Сам он делал это не часто, а перепоручал Нэнси. — Она потерла глаза тыльной стороной ладони. — Ее злило, что он получил лишь малую часть наследства отца. А он ненавидел меня за то, что я вообще существую. Что я могла сделать? Я не могла…

Ее душили рыдания. Закрыв глаза, она отвернулась.

— Да простит меня Бог, я хотела убить их обоих. И все еще хочу, когда вижу их. Мои страдания доставляли им удовольствие. — Ее слова прерывались всплесками рыданий. — В том доме я едва смела дышать. Я не могла позволить себе даже маленькой радости. Этот дом был мой, но меня как таковой уже не было.

Он подошел к ней и заключил в объятия. Она уже плакала навзрыд, словно обычные слезы не могли облегчить того, что творилось в ее душе.

Он держал ее, давая ей выплакаться и стараясь не представлять себе юную Верити, которая скрывает свой характер и старается оставаться незамеченной в собственном доме в надежде, что ее хотя бы сегодня не будут бить.

Наконец она успокоилась. Прежде чем отпустить, он погладил ее по голове и спросил:

— А он знал? Бертрам знал, как его жена обращается с тобой?

Она кивнула.

— Когда она пыталась заставить меня согласиться на этот брак, он протягивал ей трость.

Он поцеловал ее в макушку.

— Сейчас я должен уйти. Мы закончим этот разговор, когда я вернусь, Верити. Пожалуйста, не уезжай отсюда без меня.

Конюх еще не успел до конца расседлать его коня, так что Хоксуэлл был очень скоро готов к тому, чтобы снова пуститься в путь. Он вскочил в седло и галопом поскакал в Олдбери.

Когда он подъехал к дому на холме, уже сгущались сумерки. Слуга взял его визитку и, быстро вернувшись, провел его к хозяину.

Томпсоны сидели в своей гостиной. Точнее — в гостиной Верити. Хоксуэлл внимательно изучал их, пока они выражали свой восторг по поводу его визита, явно показавшегося им странным в столь поздний час.

— Я узнал сегодня кое-что, что повергло меня в шок, Томпсон. Надеюсь, вы сможете пролить свет на некоторые обстоятельства. — Он сел, отложив в сторону шляп и хлыст.

— Сочту за честь ответить на любой ваш вопрос, сэр.

— Сегодня я узнал от Верити, что ваша жена, пытаясь убедить ее принять мое предложение, много раз била ее тростью, а вы не только не останавливали ее, но даже поощряли.

Нэнси побледнела.

— Она не могла так сказать. Это низко.

— Вы хотите сказать, что это ложь?

— Ей просто нравилось быть своевольной и упрямой, лорд Хоксуэлл. По-настоящему у нее не было возражений против свадьбы. Да и какая молодая леди возражала бы?

— Вы все еще не сказали, была ли это ложь, миссис Томпсон. Били вы ее тростью или не били, когда она жила под защитой вашего мужа?

— Только когда она не слушалась.

— Когда она, например, не хотела подчиниться вашему приказу выйти за меня замуж?

Наступила пауза.

В разговор вступил Бертрам. Его тяжелые веки поднялись, взгляд был злобным.

— Послушайте, лорд Хоксуэлл, — брызгая слюной начал он, — мне не нравится, как…

— Миссис Томпсон, будет лучше, если вы оставите нас с вашим мужем наедине.

Подняв голову, Нэнси с высокомерным видом повернулась и покинула гостиную.

Бертрам засунул большие пальцы за жилет и выпятил грудь.

— Мне не нравится ваш поздний приезд и то, как вы разговариваете с моей женой, сэр.

— Я просто задал ей пару вопросов, которые меня сейчас волнуют.

— Вам не кажется, что уже немного поздно беспокоиться о том, что побудило мою кузину согласиться на брак с вами? Тогда вас это не слишком заботило. Почему же сейчас так беспокоит?

— Я понятия не имел, что вы вынудили ее согласиться побоями.

— Да вы об этом и не думали. Давайте говорить откровенно. Для вас имело значение только ее богатство, и не в ваших интересах было знать детали того, каким образом ее деньги перекочуют в ваш кошелек. Вы оставили это на мое усмотрение, а я просто сделал свое дело.

Настроение Хоксуэлла к этому моменту уже несколько часов было не из лучших. Высокомерное поведение миссис Томпсон, а теперь и обвинения Бертрама открыли плотину, сдерживавшую до этой поры бушующий в нем бурный поток, и не один. То, что Бертрам коснулся правды, о которой он предпочитал не думать, не располагало к сдержанности.

— А сейчас в моих интересах это знать, Томпсон. Ваша кузина — моя жена, я отвечаю за нее, как бы плохо все ни обернулось.

— Не надо обвинять нас в том, что она доставила вам неприятности с самого первого дня. Нам было не слишком трудно ее уговорить.

— Угрозами побоев тростью? Или, может, кулаками? Это вы называете «уговорить»? Вы были ее опекуном. Вы были обязаны защищать ее. А вы ею воспользовались.

Ухмылка исказила лицо Бертрама.

— Я не нарушал закон. Я ее кормил и одевал, и она жила в этом доме. Ее присутствие в нашей семье ежедневно напоминало мне о предательстве Джошуа. Мне не за что извиняться, и я не позволю вам укорять меня из-за запоздало проснувшейся в вас сентиментальности. Вы получили ее наследство, как я и обещал, так что жалобы не принимаются.

Хоксуэлл схватил Бертрама за грудки и притянул к себе.

— Ты негодяй, — прорычал он ему прямо в лицо. — Ты бил беззащитную девочку. Что ты за человек?

— Я делал это не часто. Спросите у нее.

— Даже одного раза достаточно, трус, а ты разрешал этой ведьме, своей жене, бить ее регулярно.

— Я не нарушал правил. Она была непослушной и бунтовала. Я был ее опекуном. Вы не можете это изменить.

— Ошибаешься. Могу. — Размахнувшись, он ударил кулаком Бертрама в лицо. Голова у того дернулась, ноги подкосились.

— Вы сумасшедший! — Бертрам пошатнулся, но удержался на ногах. — Я слышал про вас. Я слышал, что вы легко пускаете в ход кулаки и что у вас вспыльчивый характер. Я этого не потерплю. Я…

— Ах, ты обо мне слышал? — Хоксуэлл подумал, что и вправду может сейчас сойти с ума. — Ты знал, что я дикий зверь, и все же сватал ее за меня? Будь ты проклят!

Бертрам съежился и поднял руки, защищая лицо. Потом его взгляд скользнул в сторону, и он схватил хлыст. В следующее мгновение удары посыпались на плечи Хоксуэлла. Празднуя победу, Бертрам снова размахнулся, но…

Хоксуэлл перехватил его руку и вырвал хлыст. Испугавшись, Бертрам все же полез на обидчика с кулаками.

Ярость охватила Хоксуэлла с силой, какой он уже давно не испытывал. Он защищал себя, но каждым ударом рассчитывался с Бертрамом за Верити.

Глава 20

Верити разбудили крики и стук в дверь комнаты Хоксуэлла. Она приоткрыла свою дверь и осторожно выглянула. В коридоре стояла Коллин в белом пеньюаре.

Она не переставая колотила в дверь и выкрикивала имя Хоксуэлла.

Верити вышла в коридор, чтобы узнать, что происходит. Дверь в комнату ее мужа приоткрылась, и стал виден свет от лампы. Хоксуэлл не спал.

Потом дверь распахнулась, и Коллин вошла.

Верити дошла до спальни Хоксуэлла и заглянула. Он был все еще в брюках и рубашке. Перед ним стояла, уперев руки в бока, Коллин. Ее лицо было искажено гневом.

— Ты что, сошел с ума? — свистящим шепотом спросила она. — Ты задался целью прославиться в этих краях как сумасшедший, как человек без тормозов, которого приличным людям следует избегать?

Он отвернулся, подошел к столу и, взяв перо, что-то записал на листе бумаги.

— Полагаю, ты имеешь в виду Томпсона.

— Да, именно его. Я только что узнала…

— Значит, я правильно услышал цокот копыт во дворе. Это он поднял шум?

— Нэнси прислала записку.

— Интересно, каких действий она ждет от тебя? Надеюсь, ты ответила, что в свое время она не все тебе рассказала. — Он положил перо.

Верити стало интересно услышать ответ Коллин, и она вошла в комнату.

— Если разговор о Бертраме, мне очень хотелось бы послушать.

Коллин в ярости посмотрела на Хоксуэлла.

— Пожалуйста, попроси ее уйти. Мне нужно поговорить с тобой.

— Говори, что хотела. Она все равно узнает.

— Хоксуэлл…

— Если она хочет остаться, она останется. У нее гораздо больше прав быть здесь, чем у тебя.

Коллин, видимо, собралась с духом и обратилась к Хоксуэллу, словно Верити не было в комнате.

— Это правда? Ты избил мистера Томпсона?

— Да.

— Хоксуэлл, ради Бога! Я думала, что ты больше не… Ты был пьян?

— Трезв как стеклышко.

— Тогда почему?

— Это останется между ним и мною. Я не виню тебя в том, что это ты представила меня Томпсону, но он негодяй, Коллин. Я ничего не хочу иметь с ним общего в будущем, кроме необходимых контактов, касающихся наследства Верити.

— Винить меня? Как тебе пришло в голову винить меня?

— Я сказал, что не виню тебя. Но кое-что выяснилось: это знакомство было неспроста. Но я не верю, что ты знала, какой это человек.

— Что бы ты о нем ни думал, твое поведение неоправданно.

— У меня было самое лучшее оправдание на свете. Если мистер и миссис Томпсон хотят, чтобы об этом узнали все, я заявлю об этом во всеуслышание. Однако уверяю тебя, что ни один приличный человек не встанет на сторону Бертрама.

— Но может быть, ты по крайней мере мне расскажешь, из-за чего произошла ваша ссора?

Он бросил взгляд на Верити.

— Нет.

Коллин заметила его взгляд и поджала губы.

— Понятно. Прости меня. Я отреагировала слишком бурно, но я просто испугалась, что ты прибегнул к своим старым методам выяснения отношений. Спокойной ночи.

Она прошмыгнула мимо Верити. Ее лицо горело, глаза блестели от слез. Верити закрыла за ней дверь.

— Ты избил Бертрама?

Он пожал плечами.

— Странно, что миссис Томпсон послала сюда нарочного. Может, она ждала, что моя кузина вызовет меня на дуэль? — Он улыбнулся своей шутке.

— Она послала нарочного не для того, чтобы просить Коллин упрекнуть тебя, а чтобы умолять ее попытаться помирить вас.

— Я унизил ее мужа. Сомневаюсь, что она жаждет примирения.

— Нэнси страшно амбициозна. Она способна пожертвовать Бертрамом ради того, чтобы сохранить положение в обществе и связи, которые дал ей наш брак. — Она подошла к нему ближе. — Поскольку все, что связывает моего кузена и тебя, касается и меня, ты расскажешь мне, почему не смог сдержать свой гнев и ударил его.

— Давай просто допустим, что я потерял самообладание, имея на это вескую причину. — Он начал складывать письмо, которое написал.

Она взяла из его рук письмо и положила его обратно на стол. Она понимала, что он не очень-то гордится тем, что позволил гневу управлять собой, но и не собирается за это извиняться.

— Ты сделал это из-за того, что я рассказала тебе сегодня днем?

Он внимательно на нее посмотрел и отвел пряди волос, упавшие ей на лицо.

— Ни он, ни его жена этого не отрицали. Нэнси я, разумеется, не мог избить.

— Разумеется.

Снова это легкое, нежное прикосновение. А голос стал тихим и задумчивым.

— Я представил себе тебя в этом доме, несчастную и напуганную девочку, и эту женщину… Я лишь надеюсь на то, что из-за этого ты не будешь еще больше меня бояться.

Она погладила его по щеке, а потом повернула голову, чтобы поцеловать его ладонь.

— Я больше не боюсь. И впредь никогда не буду. — Она была поражена тем, как важно для него ее отношение к нему, и снова поцеловала ладонь. — Может быть, это и неправильно, но мне приятно, что ты разозлился из-за меня и дал этому нахалу отпор.

После смерти отца она ни разу не чувствовала себя такой защищенной, и это ее растрогало.

Он обнял ее за талию. Он еще никогда не смотрел на нее так серьезно. Она просто утонула в его взгляде.

— Тебе действительно навязали этот брак. Он сломал тебя задолго до того, как Бертрам начал угрожать расправой сыну Кэти.

Она должна была бы чувствовать себя отомщенной и полностью завоевавшей его доверие. Но его задумчивость ее беспокоила.

— Бертрам сказал, что в то время мне было все равно. Он считал, что и потом так будет, и это может служить оправданием его жестокого обращения с тобой.

Как это было глупо со стороны Бертрама — так провоцировать Хоксуэлла. Неужели ни он, ни Нэнси не видели, что пламя его гнева подбирается к ним слишком близко?

— Он был прав, — продолжал Хоксуэлл. — Так же как и ты, когда обвиняла меня еще в Камберуорте, а потом в Эссексе. Я думал только о твоих деньгах, а не о твоем счастье. Я был слишком самоуверен, и твое согласие выйти за меня принимал за должное. — Он поцеловал ее в лоб. — Я причинил тебе много зла.

— Тебя нельзя винить за то, чего ты не знал.

— Я не знал тогда, но когда соблазнил тебя в Суррее, я уже знал или, во всяком случае, кое о чем подозревал. Но той ночью в саду я поступил так не из-за твоего богатства, Верити. Если бы на кону стояло только это, я мог бы вести себя иначе.

— Тогда почему?

— Из-за тебя самой. Я желал тебя. Два года назад ты была робкой, тихой девочкой. Но женщина, которую я встретил в Камберуорте… она разбудила во мне дьявола, и я понял, что так будет всегда. Для мужчин это самая древняя в мире причина.

Желание Хоксуэлла всегда имело для нее гораздо большее значение, чем он думал. Он ее соблазнил, но она не возражала против того, чтобы он ее соблазнял. И сейчас, когда он обнимал ее, а их разговор слишком затянулся, его близость страшно волновала.

— Сделанного не воротишь, — сказала она, слишком хорошо понимая, что этими словами принимает его таким, какой он есть, чего не было раньше. Но она об этом не жалела. Наоборот, она испытала огромное чувство радости. — Деньги и наслаждения не самый худший фундамент, на котором строится брак. — Она игриво дернула его за рубашку. — Поскольку я обеспечила деньги, полагаю, что ты возьмешь на себя ответственность за наслаждение.

Он рассмеялся, и ей стало легко оттого, что его настроение улучшилось.

— Но только при условии, что ты будешь принимать в этом самое деятельное участие.

— А, ты уже стараешься увильнуть от ответственности и взвалить ее на меня. Это ты должен обеспечить мое деятельное участие, Хоксуэлл.

С этими словами она повернулась, собираясь уйти, но не успела сделать и шага, как он схватил ее, обнял и поцеловал в шею.

— Ты не можешь вот так бросить перчатку и считать, что я дам тебе возможность избежать дуэли, Верити. Думаю, чем меньше я позволю тебе проявлять инициативу, тем больше тебе этого захочется, особенно если учесть твой бунтарский характер.

— Не вижу способа, как ты мне запретишь.

— Неужели? — прошептал он ей на ухо. Его руки обхватили ее грудь. Большие пальцы стали гладить соски через ткань пеньюара.

Она начала понимать, каким образом он может помешать ей проявлять инициативу. Пока он стоит за ее спиной, она не может его обнять. Тогда она завела руки назад, чтобы хотя бы прикасаться к нему.

— Нет-нет. Никаких обходных маневров. Придется придумать, как такое исключить. А вот это, я думаю, сработает, — сказал он, развязывая одну за другой ленты на ее пеньюаре, так что он стал сползать с плеч и рук и застрял на уровне бедер. Манжеты рукавов тоже не позволяли пеньюару полностью спуститься вниз, но зато связали ей руки.

— Похоже, ты будешь ограничена в движениях, — с некоторым ехидством констатировал он. — Придется с этим смириться.

Смириться означало пассивно принимать его ласки. Он целовал ее в шею и плечи, а пальцами пощипывал невыносимо чувствительные соски.

Подхватив на руки, он отнес ее на кровать и повернул так, что она уткнулась лицом в подушку. Сам он лег рядом, лицом к ней, и, приподнявшись на локте, поднял медленным движением ее юбку и закатал вокруг талии. Она оказалась обнаженной над и под толстым валиком материи.

Он стал медленно, почти лениво целовать ее спину. Она закрыла глаза и удивилась, как такая малость может доставить столько наслаждения.

Потом поцелуи опустились ниже и внезапно прекратились. Она открыла глаза и увидела, что он внимательно ее разглядывает.

— Ты выглядишь необычайно эротично, — сказал он, поглаживая ладонью ее ягодицы. Потом его рука оказалась у нее между ног. Она замерла и закрыла глаза. Он заставил ее ждать, пока она почти обезумела от нетерпения, а потом уверенно дотронулся до ее плоти.

— Ты готова. Так быстро? — Он гладил ее, а она дрожала. — Взять тебя сейчас, когда ты готова? Или теперь я могу ручаться, что ты готова на совместные действия?

Она не понимала, о чем он говорит, и смотрела на него в недоумении.

— Совместные действия предполагают взаимные ласки, а не пассивное их принятие или покорность им. Так ты готова на такие совместные действия?

— Это ты связал меня так, что мне остается только принимать и покоряться.

— Я расстегнул пуговицу на одной манжете, так что ты можешь освободиться. — Он откинулся на спину и расстегнул манжеты на своей рубашке. — Еще пара минут, и у тебя не останется выбора. Глядя на тебя сейчас, я полагаю, что совместные действия могут подождать до следующего раза.

Она решила, что до следующего раза она отложит покорность, и села. Она расстегнула вторую манжету и быстро освободилась от пеньюара.

К тому времени как она сняла сорочку, Хоксуэлл уже полностью разделся. Схватив ее, он положил ее на себя и в первый раз за эту ночь поцеловал по-настоящему.

Он сказал — совместные действия. Она знала, что ему нравится, когда она его целует. Так что она постаралась, чтобы этот поцелуй был взаимным.

А после поцелуя сказала:

— У меня мало опыта. Я могу тебя разочаровать.

— Пока что не разочаровывала. Я думаю, что это вообще исключено.

Она села ему на бедра. Его синие глаза смотрели на нее с иронией и вызовом, придавая ей смелости.

Вообще-то это будет не так уж и трудно, поняла она. Просто надо делать то же, что делает он. Она поцеловала его в губы, потом в шею и, наконец, в грудь.

Почувствовав себя смелой, она не только целовала его, но и пробовала на вкус. Ей хотелось доставить ему удовольствие, хотелось, чтобы он почувствовал, как она благодарна ему за ласки.

Его близость вызывала у нее чувства, о которых она раньше даже не подозревала. Они переполняли ее, и она снова и снова прижималась губами к его груди.

Немного отстранившись, она посмотрела на него. На растрепавшиеся темные волосы и прекрасные синие глаза. Она приняла этот брак, его основой станут наслаждение и ее наследство, но в ее душе было еще что-то, гораздо большее.

Но для него наслаждение и богатство имели значение. Она бросила взгляд на его плоть, потом снова на лицо. В его глазах читался явный вызов.

Она дотронулась до конца его плоти и сразу поняла, что должна делать, и провела пальцем по всей длине.

Его голова дернулась, и он закрыл глаза. Челюсти сжались, мускулы лица напряглись… Он принял эту ласку, а она поняла, что доставляет ему наслаждение. Это открытие заворожило и ошеломило ее.

Внезапно он схватил ее и повалил на себя. Их тела соприкоснулись, и он вошел в нее.

— Это что-то новое, — призналась она. Она имела в виду свои ощущения. — Такие… совместные действия могут мне понравиться.

Он улыбнулся.

— А это уж моя задача — их обеспечить. Помнишь?

Она подалась вперед и оперлась на руки. Приподнявшись, она остановилась ровно в тот момент, когда их близость должна была прерваться. Но она опустила бедра и снова поглотила его. Она повторяла это движение снова и снова, и каждый раз он входил в нее все глубже и глубже.

Он обхватил ладонями ее бедра, направляя их движение и задавая ритм. Какие-то неземные ощущения, подобных которым она прежде не знала, сосредоточились где-то глубоко там, где он был внутри ее. Потом они перешли в какой-то трепет, а в следующее мгновение превратились в одну неистовую горячую волну. Она вскрикнула, когда эта волна захлестнула ее, и продолжала кричать до тех пор, пока и Хоксуэлл не достиг своей вершины.

Она упала на него, совершенно оглушенная и опустошенная. Он прижал ее к себе и не выпускал из своих объятий почти всю ночь.

Хоксуэлл уснул, а она не сомкнула глаз.

Она приняла свою судьбу, признав, что ее брак состоится, хочет она того или нет. Но разве дело только в этом? Захотела бы она сейчас получить свободу, если бы это было возможно? Этот вопрос, который она задала самой себе, потряс ее.

Ответа на него она не знала, но кое-что ей стало ясно. Если бы они сейчас расстались, она бы очень огорчилась. Ей будет не хватать их близости, их страсти. Она никогда не сумела бы быть такой смелой с Майклом, не испытала бы такого же желания. А еще она поняла, что, оставшись в этом браке, она не возненавидит ту новую жизнь, для которой не была изначально предназначена.

Она лежала тихо, пока Хоксуэлл не заворочался. Она выскользнула из постели и надела пеньюар, чтобы вернуться в свою комнату. Но он проснулся и с сонным видом потянулся к ней.

Она поцеловала его.

— По-моему, настало время возвращаться в Лондон. Я узнала почти все, что могла узнать здесь. Но сначала я хочу нанести визит леди Клебери. Я пренебрегла своим долгом, не сделав этого. Потом мы можем уехать.

Глава 21

Поместье лорда Клебери было ближайшим к Олдбери и единственным, в котором этот пэр Англии проживал почти безвыездно круглый год. Большинство других землевладений сдавались в аренду либо фермерам, либо владельцам шахт. В результате этого лорд Клебери оказался самым влиятельным человеком в графстве Стаффордшир.

— Обычно он посещает собрания любого уровня и значения. Прибытие лорда и леди Клебери всегда ожидается с нетерпением, — сообщила миссис Джералдсон, пока они ехали мимо полей пшеницы и ячменя. — Лорд относится к своему положению в графстве очень серьезно и считает личным долгом присматривать за местными делами.

— Полагаю, к нему прислушиваются, когда выбирают мирового судью и коронера, — предположила Верити.

— Думаю, что без его одобрения такие должности в нашей округе не занимают.

Миссис Джералдсон включила свою персону в этот визит, провозгласив, что это будет хорошей возможностью снова повидаться со своей дорогой подругой леди Клебери после некоторого перерыва. Коллин решила, что тоже поедет, а Хоксуэлл пришел к заключению, что с такой защитой, включая кучера и грума, его присутствие не требуется.

Однако это решение Хоксуэлла разочаровало лорда Клебери. Он снизошел до того, чтобы вместе с женой принять приехавших гостей, лишь в надежде приветствовать еще одного пэра, но увы…

— Как жаль, — пробормотал он, услышав от Верити, что Хоксуэлл решил проехаться верхом по графству, чтобы понять умонастроения людей. — Я мог бы все ему рассказать и был к этому готов, тогда мне не пришлось бы ехать в город на осеннюю сессию парламента. Не получилось. — Он повернул лысеющую голову к жене. — Тебе придется поехать со мной в Лондон, дорогая. Я не смею оставлять тебя здесь одну в такое смутное время.

— Мне рассказали, что вы предприняли серьезные меры против возможного бунта, — сказала Верити.

— Так-то оно так, но нужен человек, который взял бы на себя командование, а когда нас здесь не будет, поместье окажется уязвимым, и я боюсь, что, если падет этот дом, падет вся страна.

— Хоксуэлл проявил интерес к вашей линии обороны, — сказала Верити.

— Вот как? Жаль, что он не приехал и не сможет ознакомиться с ней сам. Суррей не так далеко от Лондона, и ему может понадобиться такая же. Если вы пойдете со мной, леди Хоксуэлл, я покажу вам эту линию, и вы сможете описать то, что увидите, своему мужу.

Его жена не пошла с ними. Она осталась занимать миссис Джералдсон разными местными новостями, давая понять, что все эти линии защиты ей хорошо известны.

Между тем лорд Клебери вывел Верити на террасу в задней части дома. Слухи о приготовлениях, предпринятых лордом, не были преувеличением. Жерла четырех пушек внушительных размеров были нацелены на территорию за низкой оградой террасы. Рядом, на случай возможного нападения, лежал запас пушечных ядер.

Неужели лорд Клебери собирался сам палить из этих пушек? Или рассчитывал, что слуги будут биться насмерть, чтобы защитить его привилегии?

— Манчестер расположен вон там, — махнул он рукой в сторону леса.

— Если мятежники двинутся пешком, разве они не предпочтут идти по дороге?

— Они более хитры, чем вы думаете, леди Хоксуэлл. Я нанес на карту самый прямой путь от Манчестера до моего дома, и уверяю вас, они придут прямо через этот лес и мой сад.

Она восхитилась пушками и отдала должное его проницательности.

— Стране повезло, что вы здесь. Мятежникам придется пройти сначала через вас, чтобы потом грабить остальных.

— Вы считаете, что они только к северу отсюда? Должен с сожалением сказать, что они всюду. Бдительность необходима во всех направлениях. Понадобятся несколько смертных казней через повешение, чтобы напомнить людям о священном праве на собственность.

— Неужели это необходимо? Лондонские газеты не писали о волнениях в Стаффордшире.

— Газеты в Лондоне не знают всего. Будьте уверены, мы не допустим здесь подрывной деятельности и быстро с ней справимся.

«Вы причастны к тому, что исчезают люди? Неужели уже нескольких человек повесили, но никому об этом ничего не известно?» У нее язык чесался задать эти вопросы и узнать истинное лицо лорда Клебери, скрытое за его безобидной внешностью. Ее сердце сжималось от страха, потому что она знала ответ на оба вопроса.

Она взглянула на ядра. Пушки тоже показались ей знакомыми.

— Эти пушки и ядра были изготовлены на заводе моего отца, не так ли?

—Да, конечно. В армии считают, что они самого высшего качества. Мне повезло, что завод находится всего в нескольких милях от моего поместья.

— Мой кузен считает, что ваш интерес и покровительство ему тоже на руку.

— У нас с ним схожие интересы, моя дорогая леди Хоксуэлл, и в этом заключается мое снисходительное к нему отношение. В наши дни лидеры графств должны держаться вместе, несмотря на разницу в социальном положении. Когда дело касается нашего общественного уклада и порядка, я не столь щепетилен, чтобы не помочь любому человеку, если ему угрожают преступники.

— Вы имеете в виду волнения на заводе прошлой зимой, когда были вызваны добровольцы, не так ли? Я уверена, что без вас не обошлось.

Он снисходительно улыбнулся и пошевелил бровями, чтобы придать своему лицу таинственность.

— Да, и эти волнения, и многие другие. Думаю, что они будут продолжаться. Бертрам Томпсон знает, с кем имеет дело. Он учуял все гораздо раньше других и оказался достаточно сообразительным, чтобы вырвать заразу с корнем до того, как появились ядовитые ростки. Не беспокойтесь о вашем кузене, моя дорогая.

Он проводил ее обратно в гостиную. Следующий час она провела с дамами в обсуждении новомодных шляпок и платьев, хотя ее сердце ныло от боли.

Она заподозрила, что лорд Клебери, Бертрам и другие «лидеры» графства два года назад вырвали корень, имя которому было Майкл Боуман.

Наконец визит был окончен, и Верити вздохнула с облегчением. Она узнала все, что хотела о наследстве отца и о возможной судьбе Майкла.

Она послала Бертраму и Нэнси очень короткую записку, сообщив, что уезжает. Кроме миссис Джералдсон, был только один человек, с которым ей надо было по-настоящему попрощаться, и перед отъездом Хоксуэлл отвез ее к Кэти.

На этот раз он подвез Верити к самым дверям домика и поздоровался с Кэти, прежде чем оставить их вдвоем. И снова Верити сидела на единственном стуле, а Кэти — на табуретке в полутемной комнатушке.

— Я хочу, чтобы вы поехали со мной, — сказала Верити. — Мы уезжаем завтра утром, и вы могли бы сидеть рядом со мной в карете. Хоксуэлл дал свое согласие. Если захотите, вы можете жить в деревне. А хотите — в доме. Его домоправительница в Суррее очень добрая женщина, и к вам будут относиться с уважением. Вы не будете чувствовать себя непрошеным гостем.

Глаза Кэти наполнились слезами, но она радостно улыбнулась.

— Ты все еще та же маленькая девочка, не так ли? Заботишься о своей Кэти, хотя стала графиней. Но я не могу с тобой поехать. Если вернется Майкл, как он меня найдет?

— Он справится на заводе, и они ему все расскажут. — Верити стиснула зубы, чтобы не расплакаться. Она была убеждена, что Кэти догадывается о смерти Майкла, но не хочет отказываться от надежды. Она взяла руку Кэти и стиснула ее. — Вы можете ждать его возвращения в Суррее с таким же успехом, как здесь.

Кэти низко опустила голову и долго сидела так, видимо, собираясь с духом.

— Это мой дом, Верити. Я прожила в этих краях всю свою жизнь. Этот домик беден, и у меня мало чего осталось, но люди, которых я знаю с детства, живут рядом, а мои друзья лежат на церковном кладбище. В моем возрасте страшно покидать родные места и жить среди чужих людей.

— Я вам не чужая, Кэти.

Кэти погладила Верити по щеке.

— Нет, ты не чужая, но постепенно, со временем, станешь. Ты теперь графиня, и с каждым днем все больше будешь ею. В этом нет ничего плохого или неправильного. Но ты изменишься, девочка моя, и ничего с этим не поделаешь. Когда ты завтра уедешь, Олдбери уже больше не будет твоим домом. Думаю, что ты и сама это знаешь.

Да, знает. Здесь все было по-другому даже во время их визита. Дом был не таким, каким она его помнила или каким он представлялся ей в мечтах.

И люди смотрели на нее по-другому и были осторожны в своих словах. Даже мистер Тревис, при всем его дружелюбии, ни на минуту не забывал, что разговаривает с графиней. Возвращение домой было детской мечтой. Прошлого не вернешь. Даже если Хоксуэлл и дал ей свободу снова быть Верити Томпсон, она уже никогда не будет той Верити Томпсон.

Она сползла со стула, села на пол у ног Кэти и положила голову ей на колени, как часто делала ребенком. Кэти гладила Верити по голове и беззвучно плакала.

Глава 22

Хоксуэлл открыл стеклянные двери и вышел на террасу.

В дальнем конце сада трое рабочих копали землю. Глубокие канавы под фундамент уже были вырыты по четырем углам квадрата, и сейчас рабочие под командованием Верити копали какие-то траншеи.

Дафна Джойс и Селия стояли рядом с Верити и держали за два конца большой лист, на котором была нарисована схема. Время от времени Верити сверялась со схемой, а потом давала указания рабочим.

Коллин тоже стояла неподалеку, наблюдая за происходящим. Увидев Хоксуэлла, она поднялась к нему на террасу.

— Она испортит сад, — сказала она. — Зачем в городском доме такая большая оранжерея? К тому же она выбрала очень неудачный проект. Оранжерея даже не будет соединена с домом.

— Оранжерея не предназначена просто для нескольких пальм и лимонного дерева. Я уверен, что Верити выбрала проект, который соответствует ее намерениям.

— Ты не мог убедить ее, что одной теплицы в Суррее вполне достаточно? Боюсь, что ее ждет слава эксцентричной особы. А эти женщины… — Вздохнув, она махнула рукой в сторону подруг Верити. — Тебе надо задуматься о ее будущем, Хоксуэлл, и вообще быть с ней построже.

Он подумал было посоветовать Коллин заняться своим собственным садом, но попридержал язык. Она подружилась с Верити, тогда как многие светские женщины лишь распространяли о ней гадкие сплетни. Однако если Коллин будет слишком настойчива в своей дружбе, Верити наверняка постарается от нее отдалиться.

Дружба с Верити давала Коллин возможность и оправдание быть подальше от своей матери в Суррее. Она поселилась в доме матери в Лондоне и явно предпочитала городскую жизнь сельской скуке. Она стала частой гостьей в их доме и была с Верити, когда он возвращался по вечерам.

— Я обещал ей свободу действий, Коллин. А что касается леди из «Редчайших цветов», она никогда не откажется от их дружбы. Даже если я запрещу, она все равно будет с ними встречаться.

— Может быть, ты по крайней мере посоветуешь ей не копаться самой в земле? Или надевать что-нибудь другое вместо старых платьев и этого страшного капора?

Ему казалось, что Верити выглядит в своем наряде восхитительно.

— Она всегда сама копает, так что лучше, если она будет это делать в старых платьях.

Коллин нахмурилась.

— Ты плохой помощник, Грейсон.

Он рассмеялся.

— По правде говоря, я не склонен быть с ней слишком строгим, дорогая кузина. Давай поговорим через год-два, когда первая страсть, возможно, пройдет.

Она посмотрела на него с любопытством.

— Я… я не представляла себе, что брак так тебе подходит. — Она взглянула на Верити, которая как раз ругала рабочего с лопатой. — Я рада за тебя, кузен.

Но, видимо, не очень. Их связывала давняя дружба, а в последние годы она стала еще крепче ввиду своеобразия их характеров. Коллин была безутешна после гибели жениха, а Хоксуэлл ко всему безразличен, и это странным образом их сближало.

Коллин, вероятно, считала, что Верити будет покладистой и скучноватой женой, а он — мужем, который едва замечает, что он вообще женат. Черт возьми, он тоже так думал. Признание, что брак оказался для него чем-то большим, ошеломило его не меньше, чем кузину.

Признавшись кузине, он вдруг почувствовал себя легко. Даже радостно. Если бы Коллин была мужчиной, другом, как Саммерхейз, он, наверное, поддался бы соблазну признаться, что страсть полностью его поглотила, а жена занимает в его мыслях почти все время и он не представляет себе, как бы мог обнимать другую женщину.

— Возможно, уже пора, Коллин, и тебе найти кого-нибудь. Ведь прошло много лет с тех пор, как он умер.

Она резко обернулась, чтобы посмотреть на него.

— Еще не поздно выйти замуж, Коллин. Если правильно составить брачный контракт, никогда не поздно. Это я могу взять на себя, а ты только должна найти мужчину, который был бы тебя достоин.

В глазах Коллин блеснули слезы, губы задрожали.

— Наверное, ты прав. Я, как всегда, благодарна тебе, Хоксуэлл, за твою щедрость, когда дело касается меня.

— Для этого и существуют братья, не так ли? — поддразнил он ее, как это бывало в детстве.

Он боялся, что она заплачет, но она поцеловала его в щеку и ушла в дом.

— Я просто сказала, что она мне не нравится, — сказала Одрианна. — Она хочет стать одной из нас, но никогда не поймет наше правило. Она никогда не сможет просто принять то, что есть, и не вмешиваться.

Верити рассматривала небольшое деревце мирта. Ее собственная оранжерея в Лондоне была почти готова, и она приехала к подругам в «Редчайшие цветы», чтобы выбрать первые саженцы для пересадки в новую оранжерею.

— Я совершенно убеждена, что Коллин и не думает стать одной из нас.

— Разумеется. Она смотрит на нас свысока, — сказала Селия. — Одрианна права — она слишком много вмешивается, как большинство женщин.

— К тому же она хочет заменить нашу дружбу своей, — добавила Одрианна.

— Это тоже неверно, — возразила Верити. — Она не хочет стать моей подругой. Она хочет стать моей сестрой, чтобы продолжать быть его сестрой.

— У сестер больше авторитета, чем у друзей, — сказала Дафна. — Тебе, разумеется, будет отведена роль младшей сестры.

Верити улыбнулась. Вот это было правдой. Коллин желала не только помогать, но и направлять.

— Она добрая. Иногда она вмешивается больше, чем мне хотелось бы, суется с советами, которые мне не нравятся. Поскольку она теперь в моей семье навсегда, я решила, что буду более покладистой. Я не хочу ссориться по незначительным поводам. У меня есть более важные заботы, чем планы Коллин относительно меня.

Дафна положила отросток амариллиса на стол, на котором они сортировали растения, предназначенные для отправки в Лондон.

— Печально слышать, что у тебя есть какие-то заботы, Верити.

Больше Дафна ничего не сказала, но Одрианна нахмурилась. Селия же продолжала работать ножницами, срезая завядшие листья с ветки большой гевеи.

В дальнем углу сада Кэтрин вскапывала грядки под огород.

Кэтрин была принята в их круг. По словам Дафны, она идеально вписалась в их компанию и приняла то правило, по которому они жили.

— Вы помните день, когда я показала вам старые газеты? И то, что показалось мне в них странным?

— Конечно, — откликнулась Селия. — Ты узнала то, что хотела, когда побывала у себя дома?

— Да, я узнала, что сын Кэти исчез как раз перед моей свадьбой, и с тех пор никто о нем ничего не слышал. Не было и суда или каких-либо известий о том, что его арестовали.

Подруги задумались. Потом Селия сказала:

— А твой кузен уверял, что он никуда не делся?

— Да. И это было правдой. Я думаю… я боюсь, что сын Кэти был убит.

Селия положила ножницы. У Дафны пропал интерес к амариллису.

— Убит твоим кузеном? — спросила Селия.

— Моим кузеном и еще кое-кем.

Она рассказала им о лорде Клебери и его намеке на ядовитые ростки, которые следует вырывать с корнем.

— Это не похоже на намек. Этот лорд Клебери безумен. Все эти пушки и ядра на террасе… — сказала Селия. — Тело ведь не нашли. Может, ты видишь заговор там, где его нет? Возможно, он просто уехал в поисках лучшей судьбы.

— Да, доказательств у меня нет. Я могу ошибаться, и иногда мне удается убедить себя в этом. Никаких свидетельств у меня нет, и мне не с кем поделиться сомнениями, кроме трех своих подруг, которые только и могут, что выслушать меня. Я знаю, что ничего не могу сделать, но это меня гнетет.

— Мы тебя понимаем, — сказала Одрианна. — А ты не хочешь рассказать все Хоксуэллу? Он мог бы по крайней мере выяснить, был ли арест и суд. Пэр может что-то узнать в правительстве. Например, если суд состоялся в другом графстве.

— Я не смею ему рассказывать. Он знает, что я пыталась узнать что-либо о Майкле — так зовут этого молодого человека, сына Кэти, — и решил, будто Майкл значит для меня больше, чем он.

— Вот как, — сказала Селия.

— Что значит «вот как»? — поинтересовалась Дафна.

— Я имею в виду, что она права. Молодой человек исчезает два года назад, а Верити сбегает почти сразу после свадьбы. Хоксуэлл, естественно, заподозрил, что между этими двумя событиями существует связь. Любой мужчина повел бы себя так же, особенно если его жена при первой же возможности начинает разыскивать этого молодого человека.

— Ты, однако, не согласна с подозрениями Хоксуэлла, насколько я понимаю, — сказала Дафна.

— Конечно, нет. Я просто согласна, что она не может просить мужа искать этого Майкла или помочь ей узнать что-либо о его судьбе.

— А я считаю, что может, — возразила Одрианна. — Я уверена, что, если она попросит, он ей поможет.

Селия вытаращила на Одрианну глаза.

— То, что лорд Себастьян просто твой раб, не означает, что любой муж после свадьбы с готовностью надевает на себя цепи любви. Как раз наоборот.

Не обращая внимания на эту колкость, Дафна сказала:

— Он тебе поверил, когда ты отрицала, что Майкл был твоим возлюбленным, Верити?

Верити не была в этом уверена.

— Вообще-то он мне почти поверил, но, по-моему, все еще сомневается.

— А сейчас твой брак гармоничен?

— Я бы сказала, что он почти гармоничен. В некотором смысле. — Она почувствовала, что начинает краснеть. — Я имею в виду, что мы почти не спорим. А по некоторым вещам… у нас полное взаимопонимание.

Селия хихикнула.

— Беру обратно свое «вот как», раз эти «некоторые вещи» вызывают у тебя такое смущение.

— Значит, ты его не боишься? — спросила Дафна.

— Совсем не боюсь. Я знаю, что вы видели, как он может выйти из себя, но поверьте мне.

Дафна сняла перчатки и передник и выглянула в окно.

— Я благодарна тебе за то, что ты позволила мне немного вмешаться в твои дела. Одрианна разуверяла меня, но я все же беспокоилась. Может быть, тебе все же стоит попросить у него помощи, Верити. Тогда ты могла бы быть уверенной. Если творилось беззаконие, если одни люди убивали других, какими бы ни были причины, нельзя позволить, чтобы это продолжалось. Это надо остановить.

Верити была с этим согласна, но все же считала, что разговор с Хоксуэллом о Майкле нарушит гармонию их брака, о которой упомянула Дафна.

— Давайте позовем Кэтрин и что-нибудь перекусим, — предложила Дафна. — Одрианна, твоя новая песня при тебе?

— Ты написала новую песню? — спросила Верити. — А я и не знала.

— Это потому, что оба раза, когда я к тебе приезжала, там была Коллин. Но Селия нам споет, и все мои друзья услышат эту песню в первый раз.

— Может, тебе лучше самой спеть ее во вторник на званом обеде, устраиваемом Каслфордом? — поддразнила ее Верити.

— Ты будешь обедать с герцогом Каслфордом? — удивилась Селия.

— Так же как Верити. Себастьян сказал, что этот обед герцог дает в ее честь.

Селия перехватила взгляд Дафны.

— А…

В следующий вторник Верити готовилась к званому обеду у Каслфорда.

— Я страшно волнуюсь, — призналась она, пока горничная помогала ей надеть вечернее платье. — Хоксуэлл говорит, что я справлюсь, но боюсь, что при встрече с герцогом Каслфордом я окажусь скорее главной шуткой обеда, чем гостем.

Горничная ничего не ответила. Верити хотелось бы, чтобы рядом были Дафна и Селия. Дафна сказала бы нужные слова, чтобы вселить в нее уверенность, а Селия там и тут немного поправила бы ее прическу и платье, и после этого она выглядела бы в сто раз лучше.

Она посмотрела в зеркало и заставила себя улыбнуться, чтобы ее отражение не было столь печальным.

Какие-то блики за спиной отвлекли ее от зеркала. Потом перед глазами появилось ожерелье из нескольких ниток жемчуга, опустившееся на ее обнаженную шею. Ловкие руки горничной застегнули его сзади.

Платье было того же цвета, что и жемчуг, и ожерелье выглядело потрясающе. Она провела пальцами по идеальной поверхности жемчужин.

После той ночи в Суррее она долго избегала надевать это украшение. Его вид все еще вызывал в ней угрызения совести и даже некоторое негодование оттого, как ловко Хоксуэлл воспользовался ее слабостью.

Этот жемчуг символизировал так много: замужество, и этот дом, и даже этот новый мир. Сегодня она надела его на званый обед у герцога, где займет место как титулованная графиня и будет сидеть в обществе самых знатных людей высшего света. Она не была настолько глупа, чтобы возмущаться этим или не принимать в расчет преимущества жизни, дарованные ей титулом, но ей хотелось, чтобы она все еще могла быть и маленькой девочкой из Олдбери.

«Когда ты завтра уедешь, Олдбери перестанет быть твоим домом», — сказала Кэти, и она была права. Но сердце не хотело мириться с этой непрошеной правдой. Ей все еще хотелось играть у ручья, есть выпеченный Кэти хлеб и смеяться с Майклом. А больше всего ей хотелось обладать властью помешать Бертраму причинять боль этим замечательным людям.

— Вы так красивы, мадам, — сказала горничная. — Эти розочки на лифе просто великолепны.

Ее как раз волновали именно эти розочки, как, впрочем, и все остальное, касающееся предстоящего вечера. В голове у нее крутились всевозможные темы для поддержания беседы, и надо было выбрать из них самые интересные.

Увидев Верити в этом роскошном платье жемчужного цвета, Хоксуэлл предположил, что на званом обеде она будет самой красивой женщиной, и по прибытии в дом Каслфорда понял, что не ошибся.

Ее несколько чопорное поведение казалось скорее высокомерным, чем сдержанным. Поскольку ее окружали самые лучшие — по выражению Каслфорда — представители света, это говорило в ее пользу. Каслфорд не лгал, сказав, что на обеде будут присутствовать самые сливки общества. Верити пришлось сохранять достоинство, когда ее представили двум герцогам, один из которых принадлежал к королевской семье и был не больше и не меньше, как принцем-регентом.

Каслфорд был трезв, чего нельзя было сказать о некоторых других гостях. Один из них, граф Роули, решил, что это позволяло ему немного повеселиться во время обеда.

— Вы прелестная женщина, леди Хоксуэлл, — сказал он, наклонившись над столом и повернувшись к Верити, сидевшей через два человека от него. — Ваш муж выиграл сразу по двум статьям.

После этого выпада беседа за столом не прекратилась, однако Хоксуэлл заметил, что большинство его соседей по столу стали прислушиваться.

— Благодарю вас, лорд Роули. Мне польстило бы, даже если мой муж думает, что преуспел в чем-то одном.

— Большое наследство всегда украшает женщину, — сказал Роули, фыркнув. Он обернул пьяный взгляд на своего соседа, чтобы убедиться, что его шутку оценили. — Это завод, не так ли? Хлопок и все такое?

— Железо, — ответила Верити, нисколько не смутившись. — Мой отец был промышленником и изобретателем, но главным образом металлургом.

Другие гости снисходительно заулыбались, даже как будто извиняясь. Но не потому, что, по их мнению, хорошо иметь отца-металлурга, а потому, что один из их общества оказался ослом.

— Железо, говорите. Это печи, кузницы и все такое, — не унимался Роули, пронзив Хоксуэлла критическим взглядом. — Звучит неприятно, даже как-то грязно.

— К тому же и опасно, — откликнулся Хоксуэлл. — Работа у доменной печи требует смелости.

— Нам не удалось бы одержать победу над Бонапартом без таких смельчаков, — добавил принц-регент.

— Верно, верно. — Роули опрокинул рюмку кларета, которая явно была лишней. — Все же… — Он посмотрел на Хоксуэлла с презрением.

— А я владею железными рудниками, — сказал Каслфорд и немного подался вперед, чтобы все увидели, что его эта тема интересует. Прядь, упавшая на лоб, придала ему воинственный вид.

Хоксуэлл представил себе Тристана перед зеркалом, репетирующего идеальный образ настоящего герцога, а потом смахивающего на лоб эту прядь, чтобы дать понять, что все это притворство. Сидевшие рядом с ним дамы не могли оторвать глаз от этой щегольской каштановой пряди.

— Ты пытаешься сказать об этом что-то оскорбительное, Роули? — спросил Каслфорд. — Но ты слишком пьян и ошибся адресом.

— Я ничего не говорил о рудниках, Каслфорд.

— Ты говорил о железе. Я ясно это слышал.

— Я вообще говорил не с тобой. Я разговаривал с леди Хоксуэлл.

— Ты хочешь сказать, что пытался оскорбить вместо меня леди? Ну, знаешь, Роули.

Роули пришел в замешательство. Однако этого нельзя было сказать о его молодой жене. Она почувствовала, куда может завести пьяная болтовня мужа, и вперила в него негодующий взгляд. Самые лучшие люди общества, возможно, и принимали приглашения Каслфорда, но самые умные из них избегали привлекать к себе его пристальное внимание.

Роули, к сожалению, умным не был. Не почувствовал он и растущего беспокойства жены.

— Если женщина — дочь металлурга, нет ничего оскорбительного в том, чтобы сказать, что она дочь металлурга, — высокомерным тоном произнес Роули, явно не собираясь оправдываться. — А что касается твоих рудников — поздравляю. Благодаря им состояние твоей семьи, должно быть, утроилось за время войны, и тебе при этом не пришлось пачкать руки.

Хоксуэлл увидел, как опустились веки Каслфорда — это был опасный знак. Он переглянулся с Саммерхейзом. Верити, не обученная тонкостям светского этикета, не знала, как скрыть свое удивление странным поведением самых лучших людей общества.

Принц-регент потребовал налить всем вина, а потом, откинувшись на спинку стула, стал с удовольствием наблюдать за происходящим, радуясь, что предпочел именно это приглашение многим другим.

— Назвать леди Хоксуэлл дочерью металлурга, разумеется, не оскорбление, тем более что она с гордостью сама называет себя так, и правильно делает. Однако ты намекал, что Хоксуэлл сейчас занят в этом деле. Грязном, по твоему мнению. Я сомневаюсь, что он думает так же. Не так ли, Хоксуэлл?

Глаза всех гостей повернулись к Хоксуэллу. Черт бы их побрал, подумал он.

— Честно говоря, Каслфорд, я бы предпочел, чтобы меня называли торговцем, нежели спекулянтом, нажившимся на войне.

— Да, — протянул Каслфорд. — Я как раз собирался сказать об этом.

— Ты отрицаешь, что благодаря своим рудникам хорошо нажился во время войны? — продолжал Роули.

Стало так тихо, что было слышно, как тяжело вздохнул Саммерхейз.

— Надо будет поинтересоваться у моего агента. Сомневаюсь, что, добывая руду, мы терпели убытки. Это было бы глупо и непатриотично. А ты, Роули, разве не продавал во время войны выращенное на твоих полях зерно или шерсть со своего стада овец?

Роули задумался, как ему оправдаться за то, как он использовал свои земли.

— Ты обвинил меня в том, что я не просто получил доход, но и нажился на войне, — продолжал Каслфорд. — Однако если ты извинишься передо мной, перед Хоксуэллом и его женой, мы сможем обойтись без вызова на дуэль.

При слове «дуэль» Роули побледнел, но попытался приуменьшить свое поражение.

— Я не оскорблял леди.

— Я начинаю терять терпение, — сказал Каслфорд, и все поняли, что Роули не поздоровится, если это действительно так. — Ты хотел поставить ее в неловкое положение, а через нее и Хоксуэлла, а я не позволю оскорблять одного из моих старых друзей в моем собственном доме. Тебе это не удалось лишь потому, что леди Хоксуэлл не раба предрассудков и не стесняется своих предков, которых ей к тому же нечего стыдиться.

Роули был загнан в угол. Он стал центром скандала, о котором еще долго будут говорить в свете. Наконец он пробормотал что-то похожее, по-видимому, на извинение, сославшись на то, что слишком много выпил.

Каслфорд улыбнулся и обернулся к принцу-регенту с каким-то вопросом. Общая беседа возобновилась. Хоксуэлл понял, что все за столом надеялись на другой конец разыгравшейся драмы и на то, что вызов на дуэль все же состоится, но потом решили, что они и так неплохо повеселились.

Когда леди оставили джентльменов одних, Каслфорд, чтобы немного утешить Роули, ему первому предложил сигару. Саммерхейз подсел к Хоксуэллу.

— Похоже, твоя жена завоевала расположение герцога. От Роули можно было ожидать чего угодно, но мне кажется, что весь этот спектакль был затеян им для того, чтобы привлечь к себе внимание.

— Возможно. Но насчет расположения говорить не приходится. Его визит был предельно кратким и таким вежливым, словно на него снизошел ангел. К тому же он был трезв, а это означало воздержание в течение трех дней. — Он посмотрел на Каслфорда, громко смеявшегося какой-то шутке принца-регента. — Может быть, он решил последовать нашему примеру?

— Вряд ли. — Саммерхейз рассмеялся. — Но тебя уже явно одомашнили. И если мне будет позволено так сказать, тебе это пошло на пользу.

— Для мужчины брак достаточно легок. Измениться пришлось ей.

Саммерхейзу почему-то это показалось забавным.

— Ну конечно.

— Я не в том настроении, чтобы выслушивать твои самодовольные замечания. Прошу меня извинить, но у меня есть вопрос к нашему хозяину.

Хоксуэлл перебрался на стул поближе к нему, и когда кто-то отвлек внимание принца-регента, сказал, обращаясь к Каслфорду:

— Спектакль был неплох.

Каслфорд пустил колечко дыма.

— Можешь благодарить меня в любое время, как только тебе это будет удобно.

— Я должен тебя благодарить?

— Если бы я не устроил сцену, тебе бы пришлось встретиться с беднягой Роули завтра на рассвете на какой-нибудь поляне. Он был пьян и собирался оскорбить тебя. Поскольку втянутой оказалась твоя жена, ты бы этого так не оставил.

Конечно же, не оставил бы.

— Леди Роули чрезвычайно тебе благодарна за то, что ты не вызвал его на дуэль.

— Насколько я знаю, леди Роули всегда бывает чрезвычайно благодарна. Это в ее характере.

— Теперь я понимаю, почему ты был так великодушен. Зачем убивать человека, если можно наставить ему рога.

— Дуэль тоже могла бы все осложнить.

Хоксуэлл мог себе представить, как все могло быть. Каслфорд не хотел, чтобы леди Роули оказалась слишком благодарной.

— А что насчет твоих рудников? У тебя их много? — поинтересовался Хоксуэлл.

— Во время войны был всего один. Но потом я прикупил еще несколько.

— Вот как? Спрос на железо за последние два года снизился. Цена наследства моей жены здорово упала по сравнению с тем, какой она была.

— Да, спрос упал значительно. Поэтому-то мне и удается покупать рудники дешево.

— Ты считаешь, что будет новая война?

— Я ожидаю последствий войны без войны. Хоксуэлл, ты неглупый человек. Далеко не глупый. Я знаю, что было две причины, по которым разорилась твоя семья. Одной из них была поразительная последовательность твоего отца в проигрывании денег в карты. Другая — это приверженность твоей семьи к земле как единственному источнику дохода.

Хоксуэллу были известны ограниченные возможности землевладения лучше, чем многим. Он не нуждался в наставлениях по этому вопросу.

Каслфорд наклонился к нему ближе.

— Держись за этот завод, друг мой. Сохраняй его, даже если тебе придется продать душу. Через десять лет спрос на железную руду моих рудников и на печи твоего завода сделают нас такими богатыми, что наши теперешние доходы покажутся весьма скромными.

Он взял стакан с портвейном и окликнул кого-то еще из своих друзей, оборвав разговор так же неожиданно, как начал.

Глава 23

Вспоминая прошедший вечер по дороге домой, Верити надеялась, что обед прошел удачно. Хотя самые лучшие люди общества, возможно, и не одобрили ее в качестве новоиспеченной графини и жалели Хоксуэлла за то, что ему пришлось пасть так низко, они по крайней мере могли открыто быть любезными и великодушными, а сплетен им хватит еще на какое-то время.

Уже дома, в своей спальне, пока горничная расчесывала ей волосы, Верити приняла решение.

Она надела новый пеньюар из тончайшего, похожего на шелк, белоснежного льна, без всяких украшений в виде вышивки или другой отделки. Коллин, правда, решила, что он слишком простой, точно так же как многие считают цветы с несколькими лепестками менее красивыми, чем более пышные.

Она было хотела расстегнуть замок ожерелья, но передумала. Ему нравилось, когда она его надевала. Вот и сегодня, по дороге на званый обед, он сказал, что оно подчеркивает ее красоту. Нет, он сказал не совсем так. Он отметил, что это она оттеняет красоту жемчуга, что прозвучало как-то странно.

Она отпустила горничную и тихо постучала в дверь гардеробной Хоксуэлла. Он открыл ей, и она увидела, что его камердинер Драммонд как раз выходит из его спальни.

— Я не хотела мешать, — сказала она. — Если ты все еще…

— Входи. Мне осталось только помыться, но если хочешь, можем поговорить об обеде.

Она села в кресло, а он снял рубашку и склонился над тазом с водой, приготовленным Драммондом. Он намылил мочалку и стал мыться.

Она с восхищением смотрела на его мускулистую спину и на то, как ловко он обливается водой.

— Я действительно хочу поговорить с тобой, но не об обеде.

Он потянулся за полотенцем и вытер сначала лицо, а потом грудь и плечи.

— Слушаю тебя.

— Я хочу просить об одолжении. Мне кое-что от тебя нужно.

— По выражению твоего лица я догадываюсь, что ты не собираешься просить о новом платье.

— Нет. Ничего материального.

— Разумеется. Это было бы слишком просто. Скорее всего твоя просьба мне не понравится, не так ли?

Что она могла на это ответить? Конечно, ему не понравится. И можно было не задавать этот вопрос. Его глаза потемнели, как это всегда случалось, когда он был недоволен.

— Я вижу, что ты не сняла ожерелье. Это означает, что твоя просьба наверняка мне не понравится. — Он засмеялся, но его взгляд был серьезным.

Она встала и подошла к нему. Несколько капель воды блестели на его груди.

— Ты сказал, что, глядя на него, ты забываешь себя.

— На самом деле я сказал, что ожерелье на твоей полуобнаженной груди заставляет меня терять самообладание. — Он взял ее руку и приложил к своей груди. — Если ты собираешься попросить меня о чем-то, что мне не понравится, тебе придется прибегнуть к своим самым лучшим женским уловкам, Верити.

— А что, если их у меня окажется недостаточно?

— Ты себя недооцениваешь.

К сожалению, она как раз была не очень уверена в своих женских хитростях. Даже в свои самые смелые минуты она чувствовала робость.

Она поцеловала его грудь в тех местах, где были капли воды. Потом отступила и начала расстегивать пуговицы пеньюара. Полы распахнулись, обнажив ее тело от шеи до живота.

Хоксуэлл не пошевелился, и она поняла: он ждет, что она сама разденется до конца. Она спустила пеньюар с плеч и позволила ему упасть к ногам.

Он провел пальцами по ожерелью. Потом по коже под ним.

— Ты хотел, чтобы я разделась сама.

— Да. Но не снимай жемчуг.

— Ты скажешь, что ты еще хочешь, или я должна сама догадаться?

— Если я тебе скажу, ты можешь почувствовать себя обязанной.

— Я ничего никогда не делаю по обязанности. Это не в моем характере.

Он улыбнулся, соглашаясь, при этом его пальцы двигались все ниже и ниже.

— В таком случае я расскажу тебе и покажу, а ты можешь выбирать, что тебе нравится. А я со своей стороны позабочусь о том, чтобы тебе понравилось все.

От этих слов ее просьба, с которой она хотела к нему обратиться, как-то поблекла и стала неважной. Ее голова уже была занята исключительно ожиданием наслаждения и тем, как он смотрит на ее тело и это ожерелье и как восхитительны его прикосновения.

Некоторым вещам ее уже не надо было учить. По крайней мере тому, что надо делать вначале. Приблизившись к нему и положив руки ему на грудь, она начала целовать ее, а потом шею и, наконец, губы.

Он обхватил ее ладонями за ягодицы и притянул к себе так крепко, что ее груди оказались прижатыми к его груди, а его твердая плоть уперлась ей в живот. Словно обезумев, он начал осыпать горячими, требовательными поцелуями ее всю, ни на секунду не отпуская от себя. Горячая плоть все больше упиралась в нее, и она пришла в такое же неистовое возбуждение, как он.

Верити не помнила, как ей удалось расстегнуть на нем брюки и спустить их вниз. За ними последовало нижнее белье. Опустившись на колени, она помогла ему полностью освободиться от одежды.

— Ты выглядишь так восхитительно в этом ожерелье. И, по-моему, ты готова.

Она с трудом выпрямилась.

— Да, готова. Но я хочу попробовать что-то другое. Может быть, это?

Она обхватила ладонями его плоть и почувствовала, как он напрягся. Она обвела большим пальцем конец плоти, а потом начала ласкать ее по всей длине. В ответ на это он стал тереть ее соски, и делал это до тех пор, пока у нее не появилось ощущение, будто он, на самом деле, добрался до чувствительной плоти у нее между ног.

— Что ты хочешь? — спросил он.

— Хочу поскорее почувствовать тебя внутри себя.

Ей все труднее было не только стоять, но говорить и даже дышать.

— Я имел в виду твою просьбу.

Она, должно быть, многому научилась, мелькнуло у нее в голове, раз он так быстро сдался.

— Я ждала, что мне понадобятся еще какие-то уловки, — призналась она. Лучше бы она так и сделала, независимо от того, что он сейчас спросит.

Он внимательно на нее посмотрел.

— Я многого хочу от тебя, но не хочу, чтобы ты во всем со мной соглашалась. Что бы ты ни попросила, ты это получишь. Нет необходимости стремиться доставлять мне удовольствие только потому, что я этого хочу.

— Ты даже не знаешь, о чем я хочу тебя просить.

Он кивнул. Она обняла его и поцеловала.

— Мне необычайно повезло, что мне достался муж, который готов согласиться со мной во всем, если ему доставить удовольствие.

В ответ на это она получила жаркий поцелуй и объятие такой силы, что чуть не задохнулась.

— Прикоснись ко мне опять, — пробормотал он ей на ухо.

Она с готовностью выполнила его просьбу.

— Это все, о чем ты хотел меня попросить?

— Нет, не все.

— Что же?

— Твой рот, если захочешь.

Смысла в этой просьбе как бы не было, но она поняла.

— Звучит как-то постыдно.

— Некоторые считают именно так. Ты шокирована. — Он поцеловал ее. — Забудь. Давай ляжем в постель.

Он поднял ее на руки, отнес в свою комнату и положил на кровать. Она ждала, пока он прикрутит лампу, обдумывая его просьбу.

— Может… — начала она.

— Может?

— Леди делают такое?

Он лег рядом.

— Думаю, что не все. Некоторые.

— Те, что участвуют в оргиях?

— Не только. Забудь об этом. Мне следовало подождать лет пять, прежде чем вообще это предлагать.

— Через пять лет такое предложение, возможно, показалось бы мне забавным. По-моему, оно относится к разряду тех, о которых говорят «куй железо, пока горячо».

— Именно так я и подумал, но…

— Меня не только удивила странность этого предложения. Я колеблюсь, потому что… — Она бросила взгляд на предмет их дискуссии. — Мне кажется, что твое предложение имело бы смысл и было бы менее странным, если бы я знала, что он приятный на вкус.

Он прикрыл глаза рукой и рассмеялся.

— Ничем не могу тебе помочь. Я не знаю.

— А у тебя есть какое-нибудь вино?

Он взглянул на нее с удивлением.

— Есть портвейн.

— Мне нравится портвейн.

Он тут же вскочил и вернулся с бокалом и графином с вином. Она отпила глоток и указала ему на постель. Он снова лег.

Она пролила несколько капель вина на его грудь и пах, а потом постаралась как следует облить нужную ей часть тела. Немного вина при этом пролилось на простыни.

— О Боже. Драммонду это не понравится.

— К черту Драммонда.

Он хотел ее схватить, но она оттолкнула его руки.

— Не двигайся. Я не хочу испачкаться в этом портвейне, да и жемчуг может пострадать. Лежи тихо и надейся, что я все сделаю правильно, прежде чем струшу.

Он заложил руки за голову.

— Что бы ты ни сделала, я переживу.

Однако он храбрец, подумала Верити. Она встала на четвереньки и, опустив голову, стала слизывать вино с его груди. Кажется, ему понравилось. Ее язык спускался все ниже и достиг низа живота. Когда она добралась до торчащей плоти, лизать ее показалось ей обычным делом. Ее язык порхал, а Хоксуэлл пришел в состояние полной эйфории.

Он обречен.

Эта мысль пришла в голову Хоксуэллу, когда он — в блаженно-расслабленном состоянии — держал Верити в своих объятиях.

Обречен. Сейчас ему это было все равно. Но даже после самых страстных ласк он не мог не думать о том, что ему необходимо знать правду.

Его немного утешало то, что он никоим образом не заставлял Верити экспериментировать. Он пообещал выполнить любую ее просьбу перед тем, как она дала свое согласие.

Но это могло быть… все, что угодно.

Хуже того. Он был совершенно уверен, что она почувствовала свою силу и знает теперь, как получить все, что захочет. Снова и снова, и так до конца своих дней.

Он не мог отделаться от ощущения, будто только что уступил в борьбе, которую он, сам не понимая почему, вел.

Она не спала, но была по-своему удовлетворена. Но не так, как он хотел бы. Как ему было нужно. Когда он придет в себя, он об этом позаботится. Его тело уже было почти готово.

Он потрогал ожерелье, восхитившись мягким свечением жемчужин на ее прелестной груди.

— Ну и какое же одолжение? Какова просьба?

Прикусив нижнюю губу, она следила за движением его пальцев из-под полуопущенных век.

— Ты не должен выполнять свое обещание. Оно было дано под моим давлением.

— Я не был обманут, и мне не нужны оправдания. Говори, что это.

— Мне нужна твоя помощь. Ты лорд. Ты знаком со многими людьми и можешь получить ответы там, где не могу я. Помоги мне узнать, что случилось с сыном Кэти.

— С Майклом.

— Да.

— Ты хочешь, чтобы я нашел Майкла.

Он не рассердился, но настроение испортилось, а блаженство улетучилось. Конечно, она хочет узнать, что случилось, уверял он себя. Это ничего не значило. Этот Майкл не был соперником.

Но другой голос, прозвучавший из глубины души, напомнил ему, что она была рождена для Майкла или для такого мужчины, как он, и что на самом деле она никогда не хотела графа Хоксуэлла.

Однако самым странным, самым невыносимым и даже самым удивительным было то, как печально звучал этот внутренний голос, будто признавая правду, скрывавшуюся за наслаждением, каким бы восхитительным оно ни было.

Это признание самому себе вызвало в нем гнев и боль. Он смотрел на жемчужины, на белизну ее кожи, на ее тонкий профиль и понимал, что малютка Верити Томпсон, дочь металлурга, украла его сердце и он обречен любить ее. Понапрасну.

Обречен.

— Все равно, будет ли новость плохой или хороший, я хочу знать, что с ним случилось. Даже если окажется, что он мертв.

— А если он жив? Что тогда? Ты захочешь, чтобы я помог ему выйти на свободу? Или привезти его обратно в Олдбери?

Гнев уже перерос в ярость и был готов вырваться наружу, чтобы заглушить печаль, свинцовой тяжестью навалившуюся на грудь.

Она повернулась к нему лицом.

— Мне жаль, что я об этом попросила. Но дело не просто в Майкле… Я думаю, что многих постигла та же участь. — Она рассказала ему о странной теории Бертрама, Клебери и других — возможно, и Олбрайтона, — приводившей к тому, что пропадали люди. Закончив рассказ, она поцеловала его. — У меня, конечно, нет доказательств. Я знаю, что нечестно просить тебя.

Все же она попросила. Она верила, что он лучше, чем он был на самом деле.

Он потянулся за стаканом портвейна, стоявшим на столике возле кровати.

— Я думаю о том, что мне следует сделать для тебя то же, что ты сделала для меня.

Она нахмурилась, когда жидкость пролилась ей на грудь. Потом с удивлением наблюдала, как вино проделало тропинку вниз по ее телу. Поставив стакан обратно, он провел языком по ручейку портвейна.

— Лежи спокойно и просто принимай все как должное.

Она заложила руки за голову, и при этом ее тело выгнулось ему навстречу.

— Раздвинь ноги.

Она повиновалась. Эротический образ в его голове приобрел законченную форму.

Он доставил ей наслаждение губами и языком, и сам получил не меньшее. Он уже не сердился, а наслаждался кожей и вином, запахом и стонами.

Она вскрикнула, когда он остановился там, где кончилось вино, но он поцеловал покрытый завитками бугорок.

— Но ты не…

— Я не хотел, чтобы ты испугалась. — Он осторожно и нежно гладил пальцами внутреннюю сторону ее бедер, так чтобы она испытана не шок, а удовольствие. — Обещаю, что тебе понравится.

Она закрыла глаза и почти инстинктивно шире раздвинула ноги, а он расположился так, чтобы чувствовать исходивший от нее аромат мускуса.

И в этот момент в него внезапно вселился дьявол. Он ласкал ее медленно до тех пор, пока она не застонала.

Своими ласками он привел ее в состояние экстаза, но и сам потерял контроль. Не в силах сдержать крик вожделения, он скатился с кровати и подтащил ее к краю, так что ее ноги оказались на полу.

Потом он повернул ее ягодицами вверх. Она в испуге обернулась. Но ему уже было все равно. Стиснув зубы, он опустил ее ниже, так что ее голова и руки оказались на постели и ему стали видны влажные розовые лепестки ее плоти. Для него уже ничего не существовало, кроме этой невыносимо эротичной позы.

Он вошел в нее мощным толчком и, придерживая за бедра, продолжал двигаться до тех пор, пока они оба не достигли вершины.

Глава 24

Хоксуэлл безуспешно потратил два дня в Лондоне, разыскивая Майкла Боумана.

Он провел много часов в офисах чиновников, пролистывая многочисленные пыльные тома всевозможных отчетов, но ничего не нашел. Майкла не выслали — это было ясно. И он не был в какой-нибудь плавучей тюрьме. Его не судил суд присяжных. Все, что он смог выяснить, — это то, что Боуман не был судим ни в одном из соседних графств — ни в Шропшире, ни в Стаффордшире, ни в Вустершире.

На первый взгляд молодой человек просто куда-то уехал, уехал в поисках лучшей доли. Хоксуэлл с радостью принял бы такое объяснение.

Он ехал верхом по Стрэнду, погруженный в свои мысли, когда из задумчивости его вывел появившийся рядом всадник.

Бертрам Томпсон, в касторовой шляпе и синем новомодном пальто, ехал верхом с ним рядом с таким видом, будто имел на это право.

— Мне надо поговорить с вами, Хоксуэлл. Вы не ответили на мои письма.

— Я их не читал. Неужели вам не ясно, Томпсон, что я не желаю вас видеть? Вы что, преследовали меня по всему городу, чтобы вот так подстеречь?

— У меня не было выбора. Со мной связались несколько джентльменов по поводу завода. Я не могу ответить им, пока вы не рассмотрите их предложение.

— Вам предложили продать завод?

Хоксуэллу ничего не оставалось, как отъехать в сторону и остановиться.

Бертрам последовал за ним, явно довольный тем, что ему удалось по крайней мере остановить Хоксуэлла.

— Предложение очень выгодное.

— Завод не продается. Я управляю этой собственностью и доходами от нее, но она все еще принадлежит Верити. Прежде чем разрешить подобную сделку, судья захочет убедиться, что она добровольно согласилась продать завод. Я уверен, что она никогда на это не пойдет.

— Предложение состоит не в том, чтобы продать завод, а сдать в аренду.

Хоксуэлл знал все об аренде земли, но понятия не имел, что значит этот термин в промышленном производстве. Но он не был намерен говорить об этом Бертраму.

— И сколько они предлагают?

— Среднюю величину дохода за последние пять лет минус пятнадцать процентов. Если учесть постоянно колеблющийся в настоящее время спрос на железо и сокращение количества заказов, это предложение очень привлекательно.

Еще бы. Оно было бы еще привлекательней, если бы средняя величина не включала те последние пять лет, которые были самыми убыточными в истории завода. Но даже в этом случае только глупец не задумался бы самым серьезным образом о предложении, которое исключало бы риски, присущие любому делу.

— И на сколько лет рассчитана аренда?

— На пятьдесят лет.

Пятьдесят лет надежного дохода, если, конечно, новые управляющие не законченные идиоты, завод не обанкротится и договор аренды не будет расторгнут. Предложение было привлекательным, и улыбка Бертрама говорила о том, что он это понимает.

— А вы, Томпсон? Что будете делать вы, если все это произойдет?

— Можете не волноваться — у меня много других интересов. Я с удовольствием оставлю этот дом и всю эту головную боль. Так как? Сказать им, пусть готовят бумаги, чтобы мы могли обсудить детали?

Пятьдесят лет. К тому времени, когда кончится аренда, его уже не будет в живых. С таким обеспеченным доходом он легко сможет позаботиться обо всей своей недвижимости и не зависеть от ежегодных колебаний прибыли.

Конечно, Верити придет в ужас, узнав, что он подписал такие бумаги. Она будет просто в бешенстве. Ее жизнь, все ее воспоминания были связаны с этим заводом, а аренда означала, что эта связь будет разорвана. Он никогда не смог бы просить ее об этом. И даже не хотел.

— Нет смысла просить их готовить бумаги, Томпсон. Мы не будем сдавать завод в аренду.

Разочарование Бертрама отразилось на его лице.

— Нет? Это очень выгодное предложение.

— Нет.

— Позвольте объяснить так, чтобы вам было понятно, милорд. Предположим, у вас имеются фермы, которые вы сдали арендаторам. Вы получаете ренту независимо от того, живы овцы, которых стригут, или сдохли. — Он раскинул руки, будто подчеркивая, насколько это очевидно, и ему ничего не надо объяснять. — Финансы страны устроены так, что фабрики, может быть, и не производят так много шерсти, как обычно. А здоровье овец лучше перепоручить кому-либо другому — пусть он и рискует. Это единственный разумный вывод.

— Вы хотите сказать, что я либо неразумен, либо глуп. Просто я верю в английскую промышленность больше, чем вы. Точно так же, как те люди, которые сделали вам это странно великодушное предложение.

Бертрам так натянул поводья, что его лошадь встала на дыбы.

— Вы ничего в этом не понимаете. Выходит, я обречен на всю жизнь быть связанным с идиотом.

— Возможно, я и идиот, но не вижу смысла в том, чтобы платить пятнадцать процентов за управление заводом.

Хороший специалист стоит намного дешевле. Мистер Тревис и многие другие на заводе хорошо отзывались о молодом человеке по имени Майкл Боуман. Лучше вернуть его на завод, чтобы он помогал мистеру Тревису получать больше заказов на специальное оборудование.

— Черт возьми, почему никто не хочет слышать, что он исчез? Он не вернется. Если вы настаиваете на том, чтобы осуществить этот безумный план, мы все пойдем по миру.

Похоже, он был в этом очень уверен. Хоксуэлл был убежден, что Томпсон знал — Майкл никогда не вернется.

— Я все равно займусь этими бумагами и пришлю их вам. Надеюсь, что вы обратитесь за советом к более компетентным людям и им удастся вас вразумить.

Томпсон уехал. Спустя несколько минут Хоксуэлл направил своего коня в том же направлении.

Кузен Верити может сколько угодно поддерживать этих людей в их стремлении завладеть заводом, но никакого договора аренды подписано не будет. Верити заслуживает лучшего, и она будет очень расстроена и разочарована, если он согласится на предложение Бертрама.

И никакого совета у тех, кто знаком с производством, он спрашивать не собирается. Он уже получил совет человека, который всегда выигрывал и чье богатство было свидетельством умения его семьи неизменно приумножать презренный металл.

«Не теряй контроль над этим заводом». К такому совету Каслфорда нельзя отнестись легкомысленно.

— Полагаю, прошло немало времени с тех пор, как ты нанес ему визит, — сказал Саммерхейз.

— Да. Я чувствую себя глупо, собираясь нанести визит утром. Я уверен, что он заговорит нас до смерти.

— Выбора нет. Если мы не хотим ждать до вторника, надо приехать к нему рано, пока он не начнет… черт его знает, что ему взбредет в голову.

— Ты имеешь в виду его распутство?

— Скорее всего прошлой ночью он как раз развратничал. У него и сейчас могут быть женщины.

— О Господи!

— Ты собираешься просить об одолжении, Хоксуэлл. На твоем месте я бы не был столь щепетилен.

— Я хочу воззвать к его способности проникать в темные уголки человеческой натуры, а не об одолжении. А вдруг он вообще еще спит? Ведь еще нет и десяти часов.

— Если он еще не проснулся, мы подождем.

Хоксуэлл остановил своего коня.

— Ты можешь ждать. Я не могу. Может, он и Каслфорд, но я Хоксуэлл. Мои предки советовали королям в то время, когда его прадеды были не более чем мелкими землевладельцами, надеявшимися возвыситься. Хоксуэллы давали клятву верности членам королевской семьи и никому другому. И уж конечно, не выскочкам…

— Прошу прощения, — прервал его тираду Саммерхейз. — Я хотел сказать, что, если он еще не проснулся, ты можешь уехать и вернуться во вторник.

Они передали лошадей одному из трех грумов, дежуривших перед домом Каслфорда. Хоксуэлл оглядел фасад.

— Взгляни на это чудовище. Дом больше, чем Сомерсет-Хаус[2], и выдержан в прусском стиле от основания до крыши. Его дед не терпел никаких ограничений. Это их фамильная черта.

— Так же как твоя фамильная черта — долги.

— Спасибо, Саммерхейз, за напоминание, что у всех у нас свои недостатки. Ты представить себе не можешь, насколько это улучшило мое настроение.

Облаченный в ливрею дворецкий в напудренном парике провел их в холл, взял их визитные карточки и удалился. Хоксуэлл был уверен в том, что Саммерхейз здорово ошибся, предложив поехать к Тристану, да еще в столь ранний час. Как этот вечно пьяный человек может найти выход из явно тупиковой ситуации, в которой оказалось выяснение судьбы Майкла Боумана?

Не то чтобы он действительно хотел найти Боумана, будь он проклят. Если он все же его найдет, Верити заплачет от радости и бросится молодому человеку на шею, а потом, возможно, вступит с ним в любовную связь. Ее отец благословит из могилы этот незаконный союз.

— Чем ты так недоволен?

— Судьбой. Идиотизмом жизни.

Вернувшийся дворецкий сообщил, что герцог примет их в своих апартаментах.

Они поднялись по лестнице, похожей на дворцовую, в огромную гостиную, затем миновали не менее огромную гардеробную, в которой было больше золотых безделушек, чем было прилично иметь мужчине. Дворецкий провел их прямо в спальню и оставил возле массивной кровати под шелковым пологом.

Откинувшись на гору подушек, Каслфорд лежал в постели, попивая утренний кофе и все еще голый после ночной оргии. К счастью, никаких проституток не было.

— Спасибо, что согласился нас принять, — сказал Саммерхейз.

— Это далось мне с трудом. Я все еще без сил. Пожалуйста, выкладывайте, что вам надо, да побыстрей, чтобы я мог еще поспать.

Хоксуэлл вперился взглядом в волосатую грудь Каслфорда.

— Вы ждете, что мы будем, как слуги, стоять перед вами, глядя на ваше оскорбительное неглиже и наблюдая, как вы пьете свой утренний кофе, ваша светлость? Черт возьми! Хотя бы накинь чего-нибудь!

Каслфорд перевел ленивый взгляд на Саммерхейза.

— Что это с ним? У него такой вид, будто его мучают газы, а он вынужден сдерживаться.

— Судьба. Идиотизм жизни.

Каслфорд отпил глоток кофе.

— Другими словами — он влюбился.

— Саммерхейз, прошу тебя, уйди. Я собираюсь придушить нашего старого друга, но мне не нужны свидетели.

— Прекрати быть ослом, Хоксуэлл. Я нахожу это прелестным, что ты влюбился в свою беглянку жену. Это немодно, но очень трогательно. — Он отставил поднос и указал на стулья. — Так почему вы меня побеспокоили? Надеюсь, причина хотя бы забавная.

Сдерживая раздражение, Хоксуэлл схватил стул и поставил рядом с кроватью. Саммерхейз сделал то же самое.

— Мы надеемся, что ты распутаешь одно гнусное дело. Ведь в нашем далеком прошлом у тебя время от времени проявлялся талант по этой части, — сказал Хоксуэлл. — Давай предположим, что некие влиятельные люди хотят, чтобы кто-то исчез. Исчез так, чтобы его было невозможно найти. Как бы они это сделали?

Каслфорд пожал плечами.

— Самый легкий способ — убить. Но в этом случае возникает опасность, что будет найдено тело. Ключевым здесь является употребленное тобой слово «люди». Во множественном числе. Убивать лучше одному, так чтобы не было соучастника, который может проговориться, и тогда либо тебя повесят, либо он начнет тебя шантажировать.

— Так ты об этом уже думал, не так ли? — спросил Саммерхейз.

— Мимоходом.

— А если не убийство, то что?

Каслфорд немного задумался.

— Десять лет назад я бы его насильно завербовал и отправил морем в Вест-Индию. Сейчас это может не сработать. После войны слишком много безработных, и ни одному капитану не захочется рисковать.

— Поскольку мы говорим о времени после войны, этот вариант отпадает.

— В таком случае я засунул бы его в какую-нибудь плавучую тюрьму.

— Но не было ни ареста, ни суда, ни приговора.

— В этих плавучих тюрьмах закон не работает. И начальники, и тюремщики насквозь продажны. Представь себе, что ты или я приплыли на лодке ночью, сказали тюремщику, что привезли преступника, и передали ему этого человека, присовокупив кругленькую сумму. Думаешь, он будет разбираться, кого ему подсунули или почему при нем не было никаких сопроводительных бумаг?

— Если бы он стал разбираться, это было бы провалом.

— Ладно, будь трусом. Тогда обменяй своего парня на настоящего преступника. А если он начнет протестовать и кричать, что он не Томми-вор, кто его будет слушать?

Саммерхейз похолодел. Хоксуэлл посмотрел на Каслфорда.

— Можно я задушу его прямо сейчас, Саммерхейз?

Саммерхейз вздохнул.

— Тристан, ты неправильно понял. Мы не сделали ничего такого.

— Вы сказали «влиятельные люди». Я просто решил…

— Мы ищем человека, которого другие влиятельные люди заставили исчезнуть.

— Понимаю. Это намного скучнее, но все же интересно.

— Мне стало легче оттого, что хоть мы и не оказались преступниками, все же вызвали твой интерес, — съязвил Хоксуэлл.

— Я все же настаиваю, чтобы вы проверили плавучие тюрьмы, хотя нам незачем знать, что на самом деле в них происходит.

— Надо попытаться, — сказал Саммерхейз. — У меня есть адвокат, который может обратиться в Верховный суд, получить судебное предписание и…

— Какая скучища, — в нетерпении простонал Каслфорд. — Хоксуэлл и я сделаем это без труда. Никто из них не устоит перед графом и герцогом и не станет требовать никаких предписаний. Ты, Саммерхейз, можешь пойти с нами, если пообещаешь, что не будешь вести себя как член палаты представителей, каким и являешься. — Он посмотрел на Хоксуэлла с веселой ухмылкой. — Придется нацепить сабли.

Хоксуэлла ошеломило предложение Каслфорда пойти вместе с ними.

— Извини, Каслфорд, но мы не можем ждать до следующего вторника.

— Да, он прав, — поддержал Саммерхейза Хоксуэлл. — Я должен уехать через два дня. Спасибо за совет. Я захвачу свою саблю и немного ею помахаю в твою честь.

— Через два дня?

— Рано утром.

— Думаю, часов в восемь, — подхватил Саммерхейз. — Нет, лучше в семь. — Он встал. — Ты нам очень помог. Мы сейчас уйдем, а ты досыпай.

Им почти удалось уйти, но голос Каслфорда догнал их в дверях.

— Семь часов — это жуткая рань, но я думаю, что вам понадобится моя яхта. Черт меня побери, если я, предложив вам и план, и свою яхту, при этом лишусь удовольствия. Увидимся у причала.

Глава 25

Настроение Хоксуэлла оставалось угрюмым остаток дня и почти весь следующий день. Он даже хотел написать Саммерхейзу и Каслфорду и отменить их безумную авантюру с плавучими тюрьмами.

Пока его голова была занята тем, как избежать всех этих скучных формальностей, предписываемых законом, которые так ненавидел Каслфорд, на душе у него было так тяжело, как это бывает от плохого предчувствия. Что бы ни говорила Верити, он не верил, что ее воссоединение с другом детства такой уж пустяк.

Его воображение все больше разыгрывалось. Он вспоминал все, что Верити когда-либо говорила об Олдбери, о Кэти, о Боумане и даже о причинах, побудивших ее к бегству.

Он проанализировал свое желание поверить всему тому, что говорила ему Верити, и пришел к выводу, что был оптимистичным кретином. Его первоначальные подозрения были более близки к истине — она сбежала от него к другому мужчине. Он вспомнил, что и Кэти была того же мнения.

Ну хорошо. Сейчас Верити не может сбежать. Этот путь закрыт. Но разве закон может ограничить ее чувства? В этом-то все и дело. Пока ему почти удавалось забывать о своих подозрениях и испытывать радость от близости с ней. Но если у него появятся доказательства, что в ее сердце другой мужчина…

Он был настолько поглощен своими мыслями, что чуть было не прошел мимо Саммерхейза в клубе и очнулся, только когда тот его окликнул совсем рядом.

— Кто-то умер? У тебя такое лицо… — Саммерхейз подставил ему стул.

Хоксуэлл машинально сел, но от бренди отказался.

— Я думаю о том, что будет завтра утром.

— Я не верю, что тебя беспокоит, как ты завтра будешь объясняться с тюремщиками.

— Конечно, нет.

Саммерхейз пристально посмотрел на друга, а потом улыбнулся.

— Когда я только что женился, ты мне кое-что посоветовал, припоминаешь? Настала моя очередь советовать?

— Когда ты только что женился, я вообще ничего не знал о браке. Это единственное оправдание тому, что я не придал большого значения твоей ревности.

— И все же для брака, заключенного не по любви, это был хороший совет. Ты сказал, что связи на стороне неизбежны и я буду ослом, если буду думать иначе.

— Да, совет хороший. Я такой чертовски мудрый, что самому противно.

Эта мудрость, однако, служила слабым утешением. Но беспокойство в душе, хотя немного и притупилось, все же осталось. Он был готов к худшему.

— Если даже я прав, не думаю, что убью его.

— Молодец. Даже если что-то было между ними, сейчас все в прошлом, а будущего нам не дано знать.

Прошлое все же имело значение, и оно повлияет на будущее. В этом он был уверен.

Этой ночью он удивил ее. Ей казалось, что больше того, что было, уже не может быть, но ему это удалось. Все происходило медленно, осторожно, но очень глубоко. Он заставлял ее достигать вершины раз за разом, сдерживая при этом собственное вожделение.

Он высоко поднял ее согнутые ноги и расположился над ней, наблюдая за тем, как входит в нее и как меняется выражение ее лица. Каждый толчок отзывался в его голове, теле и крови подсознательным «моя», будто одно это слово могло поставить его клеймо на ее сердце и душу.

Когда он с нее скатился, она ощутила странную пустоту.

— Когда ты проснешься, меня не будет, — сказал он. — Мне завтра надо уехать очень рано. У меня дела.

Ей показалось странным, что в такие минуты он говорит о делах. Ночью говорят совсем другие слова. Она только что вынырнула из бездны и окунулась в тайну и волшебство, а его голос опустил ее на твердую землю.

— А меня не будет, когда ты вернешься. Мы с подругами встречаемся за городом. Дафна устроила нам визит к мистеру Бэнксу в Кью-Гарденз[3], и он согласился провести для нас экскурсию.

— Почему бы тебе не остаться с подругами на несколько дней? — сказал он, надевая халат. Она не ожидала, что он уйдет так скоро.

— Мне бы этого хотелось. Я могла бы отвезти их домой в Камберуорт, а потом отправила бы карету сюда.

— Вы снова будете все вместе и хорошо проведете время. А с тобой мы увидимся через несколько дней, а может, и раньше.

— Ты забыл свою саблю, — заметил Саммерхейз.

— Мне не нужна сабля, чтобы произвести впечатление на тюремщика. Может, Каслфорду и нужна, а мне — нет. — Он взглянул на внушительных размеров яхту, подготовленную к отплытию командой из десяти человек. — Мы всего лишь поплывем вниз по реке, а не во Францию.

— Думаю, эта яхта произведет впечатление на охранников тюрьмы. Каслфорд будет доволен, если так.

— У него есть две минуты на то, чтобы появиться, или эта яхта уплывет без него, — проворчал Хоксуэлл. — Он не был намерен задерживаться. Он принял твердое решение не позволять своим сентиментальным чувствам помешать правому делу, которое собирался совершить ради Верити даже вопреки своим собственным интересам.

— Вон он идет, — сказал Саммерхейз. — Проклятие! Да он не один!

Каслфорд весело шагал по пирсу с бутылкой в руке и с двумя женщинами по обе стороны.

— Они не могут плыть с нами, — заявил Хоксуэлл, как только Каслфорд подошел яхте.

— Конечно, могут. Это моя яхта. Вперед, мои голубки. — Он передал женщин одному из членов команды, который чуть ли не с размаху перебросил обеих через борт. — Они узнали, что я отплываю сегодня утром, и захотели присоединиться. А я так ценю женскую благодарность, — объяснил Каслфорд.

Он был почти трезв, но Хоксуэлл на всякий случай отнял у него бутылку.

— Ты забыл свою саблю, — сказал Каслфорд, похлопав по сабле, висевшей у него на поясе.

— Верно. Забыл. К счастью для тебя.

— Джентльмены, пора отправляться в путь. Мы поплывем навстречу приключениям, — провозгласил Каслфорд и отдал матросам команду поднимать паруса.

Саммерхейз ступил на борт. Хоксуэлл последовал за ним, предчувствуя неприятности.

— В парусах нет необходимости, милорд, — сказал один из матросов. — На реке полный штиль, никакого ветра, так что придется идти на веслах.

— В таком случае хорошо, что вас десять человек. — Каслфорд отстегнул саблю и, развалившись на диване под тентом, поманил к себе женщин.

Саммерхейз расположился как можно дальше от этой компании и стал смотреть на воду со странным выражением лица.

— Неужели он собирается развлекаться с этими женщинами прямо у нас на глазах? — удивился Хоксуэлл, сев рядом.

— Я думаю, он недоволен, что мы не подождали до вторника, и хочет доказать, что независимо от наших планов не изменит своей привычки к оргиям. Посмотришь, он еще и нас пригласит присоединиться.

— Я надеюсь, что он хотя бы отложит все до того времени, когда мы поплывем обратно. Хороши мы будем, если пришвартуемся к тюрьме, полной преступников, в самый разгар его шоу. Среди заключенных может начаться бунт.

Саммерхейз бросил взгляд через плечо.

— Наши надежды на такт и здравый смысл, похоже, как всегда, напрасны.

Визгливый смех и вопли оглашали воздух. Хоксуэлл не отрывал взгляда от реки, размышляя о том, что нарушает закон, собираясь вторгнуться в целый ряд отвратительных плавучих тюрем и заявляя о своем праве найти Майкла Боумана.

Глава 26

— Я не понимаю, зачем ему нужен весь этот чертов антураж. Он металлург, возможно, радикал, и мы нашли его в вонючей плавучей тюрьме, — сердился Каслфорд. — Более того, не понимаю, как я оказался частью этого антуража.

— Ты заснул, как только мы уехали из министерства внутренних дел. Мы не могли тебя разбудить, сколько ни старались. Поэтому ты здесь, — успокаивал его Хоксуэлл.

Каслфорд нахмурился и снова посмотрел в окно.

— Три кареты, все с гербами. Прямо королевская свадьба, не меньше. Зачем Саммерхейз позвал Уиттонбери?

— Он едет за своей женой, а потом на некоторое время отправится в Эссекс.

— А почему ты здесь, со мной, а не в своей собственной карете?

— Потому что я предпочитаю твою компанию компании нашего нового друга.

Это объяснение вполне удовлетворило Каслфорда. Он совершенно не сомневался, что его компания всегда предпочтительнее. Он несколько раз зевнул, сложил на груди руки и устроился поудобнее.

— Тогда почему и Саммерхейз не с нами, чтобы наслаждаться моей компанией, а едет в своей карете?

— Потому что, ваша светлость, когда вы спите, вы брыкаетесь и размахиваете руками. Вы занимаете место на трех человек. Поэтому Саммерхейз поспешил перебраться в свою карету.

Хоксуэлл полагал, что теперь Каслфорд снова заснет и проспит до того времени, когда закончится последний акт драмы. Не тут-то было.

— Забавное выражение было на лице Сидмута, когда он схватил Томпсона за галстук, — усмехнулся он, передразнивая выпученные глаза и отвисшую челюсть министра внутренних дел, когда они ввалились в его кабинет.

Саммерхейз хотел выглядеть более пристойно. У Хоксуэлла было единственное желание — как можно скорее со всем покончить. А Каслфорд решил, что они будут штурмовать министерство внутренних дел так же, как взяли на абордаж плавучую тюрьму.

Не обращая внимания на протесты клерков и других сотрудников, они сегодня утром ворвались в офис министра внутренних дел Сидмута, подталкивая впереди себя испуганного Бертрама Томпсона.

Без всяких церемоний Хоксуэлл приказал Сидмуту сесть и выслушать их. Потом, тоже по приказу, Бертрам, решивший, что ему остается только во всем признаться либо умереть, выложил историю собственной бдительности, такую жуткую, что от нее похолодела бы душа любого англичанина.

— У меня вызвало раздражение заявление Сидмута о том, что его подозрения подтвердились, — сказал Каслфорд. — Какое самомнение! Он не хотел признавать, что мы раскрыли заговор, который он проворонил.

На самом деле заговор раскрыла Верити. Если бы не ее настойчивость в деле пропажи Боумана и многих других, Клебери и иже с ним продолжали бы свое черное дело.

— Я верю, что Сидмут что-то подозревал. У него есть там свой человек. Я с ним знаком. Это не кто иной, как Олбрайтон.

— Олбрайтон? Черт побери! Он вернулся?

— Да, живет, как порядочный сквайр, в Стаффордшире.

— Вот скучища. Он должен быть готов к тому, чтобы пустить себе пулю в лоб.

— Я тоже так думаю. Поэтому я и заподозрил, что он человек Сидмута. Но он не провокатор. Его роль мирового судьи делает это невозможным. Тогда что за этим стоит?

— Благодаря мне он больше не понадобится, — гордо заявил Каслфорд.

— Я вижу, что ты приписываешь заслугу себе одному.

— Так и должно быть. Это была моя идея — проверить плавучие тюрьмы, моя яхта совершила плавание, мой камердинер привел в порядок Боумана, на нем моя одежда, и это я заставил Томпсона заговорить.

Все это было правдой, особенно последнее. Хотя Хоксуэлл и не присутствовал при этом, но поверил.

— А что ты ему сказал? Или сделал?

— Что бы ни было, это сработало:

Хоксуэлл посмотрел на Каслфорда, но тот не моргнув выдержал взгляд.

— Полагаю, что лучше я, чем Олбрайтон.

Карета свернула. Хоксуэлл узнал дорогу, ведущую к «Редчайшим цветам». Его сердце дрогнуло, но он постарался взять себя в руки.

— Что это за место? — спросил Каслфорд, когда все три кареты остановились. Он высунул голову в окно и стал разглядывать дом и сад перед ним.

— Здесь живут подруги моей жены, — пояснил Хоксуэлл, собираясь открыть дверцу кареты. — С ними знакома и леди Себастьян.

— И все они такие же прелестные, как твоя жена?

Хоксуэлл подождал открывать дверцу.

— И не вздумай. Я уверен, что говорю и за Саммерхейза. Эти женщины как сестры по отношению друг к другу, и нам с Себастьяном придется расплачиваться за твое плохое поведение.

— Черт возьми, я просто спросил, хорошенькие ли они.

— Спи дальше.

Он вышел из кареты. Саммерхейз и Одрианна уже стояли у дверей.

— Господи, ну и зрелище, — сказала Одрианна, оглядев три их кареты. — Верити в своей комнате, Хоксуэлл, остальные — в оранжерее.

Саммерхейз передал ее чемодан кучеру.

— Почему бы вам тоже не приехать на несколько дней в Эссекс, Грейсон? — сказал он.

— Да, приезжайте, — поддержала его Одрианна. — Мне кажется, что Верити понравилось на побережье и она будет не прочь опять там побывать.

Саммерхейз печально улыбнулся, а потом многозначительно посмотрел на Хоксуэлла.

— Увидимся там или в городе, — сказал он.

Они попрощались и пошли к своей карете.

— А это карета Каслфорда? Зачем он вообще здесь? — спросила Одрианна. — А кто это сидит в карете Хоксуэлла?

Саммерхейз взял ее за руку.

— Я тебе все объясню по дороге. — Он подсадил жену в карету и, прежде чем сесть самому, снова оглянулся на Хоксуэлла.

Хоксуэлл проводил карету взглядом, а потом, глубоко вдохнув и стиснув зубы, подошел к своей карете и заглянул внутрь.

Сидевший там светловолосый молодой человек с зелеными глазами посмотрел на него с любопытством. Взгляд этих глаз был умным и доброжелательным.

Хоксуэлла вдруг охватил гнев, но он не выплеснет его на этого юношу. Верити заслуживает лучшего, решил он. И он вовсе не хочет, чтобы она думала, что им движет досада или ревность. Сегодня ему не нужно недопонимание.

— Пойдем со мной, — только и сказал он молодому человеку, открыв дверцу кареты.

Был чудесный осенний день — солнечный, с прохладным ветерком и ароматами еще цветущего сада. Верити сидела на подоконнике своей старой комнаты и смотрела в окно на кружащиеся в воздухе желтые листья.

Всю прошлую ночь они проговорили так откровенно, как могут только женщины. Верити наконец рассказала им о Бертраме, о своем страхе и перенесенных побоях. Она могла говорить об этом спокойно только потому, что уже вылила весь свой гнев, всю горечь в разговорах с Хоксуэллом.

Одрианна плакала, но она была единственной, кто так отреагировал. Оказалось, что Дафна давно подозревала нечто подобное. Селия тоже. А Кэтрин… Кэтрин поняла ее лучше, чем остальные, уж это точно.

Рассказывая об этих печальных годах, Верити освобождалась от негативных воспоминаний. Но страшно устала. Поэтому она крепко и долго спала и встала гораздо позже подруг.

Надо бы одеться, подумала она. Саммерхейз скоро приедет за Одрианной, а за ней, наверное, приедет карета из Лондона. Она прекрасно провела здесь эти три дня, но пора было ехать домой.

Кто-то осторожно постучал в дверь. Скорее всего это Кэтрин. Они очень сблизились за это время, даже подружились.

Дверь открылась. Но на пороге стояла не Кэтрин. Это был Хоксуэлл.

* * *

Он увидел ее у окна, и она показалась ему прекрасной. Ветерок растрепал тонкие пряди ее волос, и они окружали ее голову словно нимб. Солнечный свет придавал белой коже розоватый оттенок. С распущенными волосами и сияющими глазами она выглядела такой свежей и невинной, что он с трудом оторвал от нее взгляд.

Хоксуэлл вошел в комнату, и она, улыбнувшись, протянула ему руку. Он поцеловал эту руку, и любовь захлестнула его с такой силой, что он еле удержался, чтобы не заключить ее в объятия.

— Ты не собираешься поцеловать меня как следует? Я провела две ночи, мечтая о тебе и твоих поцелуях.

— Конечно.

Обхватив ладонями ее лицо, он поцеловал ее «как следует». Она дотронулась до его руки и сказала:

— Я сейчас быстро оденусь, и мы можем ехать.

Только сейчас он заметил, что она в пеньюаре, а на плечи наброшена шаль. Он замер и вдруг подумал, стоит ли ей сначала одеться или…

«О чем это я думаю? — усмехнулся он про себя. — Нашел время».

— У меня для тебя сюрприз, Верити. Подарок. Притом такой, за который ты навсегда будешь у меня в долгу.

— Вот как? — Она улыбнулась словно ребенок, обрадовавшийся подарку.

Он смотрел на нее и уже в который раз удивлялся, что это за женщина: она то может быть наивной, а то вдруг страшно опасной. Он подошел к двери и открыл ее.

Худощавый молодой человек со светлыми волосами и неуверенной улыбкой вошел в комнату.

Глаза Верити расширились.

— Майкл!

Она соскочила с подоконника.

Хоксуэлл повернулся и вышел, закрывая за собой дверь и не оборачиваясь.

Он спустился вниз, вышел из дома, прошел мимо своей кареты и направился к карете Каслфорда. Тристану лучше не просыпаться, подумал он. Сейчас никто не должен его видеть. И разговаривать он тоже ни с кем не хочет.

Чтобы не рисковать, он велел кучеру подвинуться и взобрался на козлы рядом. У него было такое ощущение, будто кто-то долго бил его кулаком в живот, пока он не ослаб и ему стало трудно дышать. Он приказал кучеру возвращаться в Лондон.

Кучер натянул вожжи. Хоксуэлл смотрел в одну точку, отчаянно пытаясь не представлять себе картину воссоединения.

— Ты идиот, Хоксуэлл.

Оскорбление донеслось из окошка, отделявшего кучера от внутренней части кареты.

— Да, знаю. Спасибо, что напомнил, Каслфорд. А теперь продолжай спать.

— Я знаю, что ты задумал. Но это безумие. Ведь твои чувства к ней ясны как Божий день.

Хоксуэлл застонал. Он не мог поверить, что будет так страдать.

— Совершенно верно. И это означает, что твой совет бесполезен. Она не одна из твоих шлюх.

— Тем более нет причины быть идиотом.

— Я не в том настроении, чтобы чей-то лишенный телесной оболочки голос оскорблял меня целый час. Наоборот, я чувствую, что мне хочется кое-кого отдубасить. Так что лучше убери свой нос из этого отверстия.

— Отдубасить меня? Черт. Останови карету.

Кучер, разумеется, послушался. Каслфорд вышел и сделал знак кучеру слезть с козел и встать на запятки кареты, а сам взобрался на козлы, взял в руки вожжи и пустил лошадей.

Хоксуэлл сложил на груди руки и не отрываясь смотрел вперед. У Каслфорда хватило благоразумия всю дорогу до Лондона ехать молча.


Верити обняла Майкла как друга, которого давно потеряла. Хоксуэлл был прав. Это действительно подарок. Самый лучший.

Верити хотела поблагодарить его, но он исчез.

— Пойдем сядем. Я хочу посмотреть на тебя. Где он тебя нашел? — Она потащила Майкла к подоконнику.

— Ты не поверишь! Они держали меня в плавучей тюрьме. Сначала я очутился в подвале в доме лорда Клебери, потом в какой-то повозке, потом еще в одной, в которой было полно осужденных. Мы направлялись на юг. Я все время твердил, как меня зовут, что я не тот, за кого они меня принимают, но эти негодяи были уверены, что никогда не ошибаются.

— Ты был в плавучей тюрьме? Я слышала, это страшное место.

— Еще какое страшное. Вокруг меня постоянно умирали люди. — Улыбка исчезла с его лица, глаза потускнели, и он вдруг стал казаться гораздо старше своих лет.

— Но все же ты выглядишь неплохо, Майкл. Стал худой, а в остальном все такой же.

— Меня отмыли перед тем, как привезти к тебе. Пока другие двое куда-то уезжали, со мной оставался этот герцог Касл. Посмотри на мои волосы. Ты когда-либо видела в Олдбери такую прическу? Меня так причесал его камердинер. Я выгляжу как пижон. Представляю, что обо мне подумают в Олдбери.

Они оба посмеялись над тем, как он одет, — герцог надел на Майкла дорогое модное пальто.

— Ты бы видела его дом, Вери. Это настоящий замок. В таком месте даже дышать боишься, не то что испортить воздух.

Они снова рассмеялись. А потом стали просто смотреть друг на друга. А Верити улыбалась. Неужели совсем недавно она была убеждена, что ее долг — выйти замуж за этого старого друга? Какой абсурд.

— Мы повзрослели, Верити? — сказал он. — У тебя прекрасный муж.

— Да, прекрасный. Самый лучший. И он хороший человек.

— Я бы сказал — очень хороший, раз столько сделал, чтобы найти меня. Ты бы видела этих трех джентльменов, когда они спускались в вонючую тюрьму с таким видом, будто грязь расступится перед ними, стоит им сказать лишь слово. Начальник тюрьмы попытался было возразить, но этот герцог Касл просто положил руку на свою саблю и так посмотрел на него, что тот съежился. Потом герцог громовым голосом произнес мое имя. Я тут же вскочил и подумал, что они пришли, чтобы отправить меня на виселицу.

— Я надеюсь, ты сообщил матери о том, что жив.

— Я написал ей в первую же ночь и отправил письмо мистеру Тревису, чтобы он прочитал его маме.

Верити почувствовала страшное облегчение оттого, что Кэти теперь успокоится.

— А этот граф… твой муж… он знает? — спросил Майкл.

— Он знает о нашем первом поцелуе. Я призналась только в этом, но думаю, что он все еще сомневается, было ли что-то еще.

— Лучше пусть сомневается. Он похож на человека, который может убить, если захочет. Хотя… если он оставил меня с тобой наедине, а ты при этом даже не одета, значит, его это не слишком беспокоит.

— Он меня и не в таком виде знает.

Майкл притворно ужаснулся, и они оба захихикали.

— Он никогда тебя не убьет, Майкл. Но ты прав, пусть остается в неведении, пусть сомневается. Ведь мы с тобой были тогда совсем детьми. Но мужчины склонны рассуждать не слишком здраво, если начинают ревновать.

Он встал.

— Я сейчас уйду, чтобы ты могла одеться. У дома ждет великолепная карета, которая отвезет нас домой. Больше такого со мной никогда в жизни не будет, так что я собираюсь по дороге останавливаться у каждой почтовой станции, чтобы наесться до отвала за все два года. Тебе придется меня ждать.

— Эта карета для тебя одного, а не для меня, Майкл.

— Твой муж сказал другое. Он даже отнес в карету твой багаж. Он сказал, что ты захочешь убедиться, что завод в хороших руках. Он сказал…

Верити была за дверью прежде, чем он успел закончить. Она сбежала вниз по лестнице и оказалась на крыльце. Карета Хоксуэлла, запряженная четверкой великолепных лошадей, стояла перед домом, но его самого не было.

На крыше кареты были сложены не просто ее вещи, а целых три чемодана. Ее охватило страшное возбуждение. Улыбающийся Майкл вышел вслед за ней.

Она была удивлена и смущена. Она не могла поверить, что Хоксуэлл разрешает ей снова поехать в Олдбери, да еще так скоро, да еще и в сопровождении Майкла.

За спиной хлопнула дверь. Обернувшись, она увидела Кэтрин.

— Это тебе, — сказала девушка, протягивая ей письмо. — Лорд Хоксуэлл зашел ко мне на кухню и попросил передать.

Она не поверила своим глазам. «Мисс Верити Томпсон», — было написано на конверте. В страхе она начала читать.


«Моя дорогая!

Как видишь, мы нашли мистера Боумана. Позже я напишу тебе более подробно, как нам удалось его найти, и о заговоре, который был раскрыт, но пока довольно того, что сын Кэти освобожден.

Бертраму пришлось сознаться, что он воспользовался твоей наивностью и навязал тебе этот брак. Он признался и во многих других грехах и назвал своих сообщников. В связи с этим и с моего согласия наш брак может быть аннулирован, как только ты подашь прошение. Я уверен, что это произойдет быстро, и это правильно.

Твоя горничная уверила меня, что собрала все твои любимые платья, а также украшения. Бертрам и его жена больше никогда не вернутся в дом на горе, так что он в полном твоем распоряжении. Я уверен, что к тебе вернутся хорошие воспоминания, а плохие исчезнут, как только комнаты дома огласятся твоим веселым смехом.

Возвращаю тебе твою жизнь не потому, что я от тебя устал, Верити. Я не хочу, чтобы ты так думала. Совсем наоборот. Однако я понял, что твоя жизнь должна быть иной, пусть даже я потеряю жену, которую уже полюбил.

Похоже, мистер Боуман — приличный молодой человек. Он мне нравится даже больше, чем хотелось бы. Надеюсь, что он благополучно довезет тебя до Олдбери, а я буду избавлен от трудных проводов.

Твой покорный слуга

Хоксуэлл».

Глава 27

Хоксуэлл вошел в библиотеку своего лондонского дома, снял пальто и развязал галстук. Встреча с друзьями отвлекла бы любого нормального человека, но он так и не смог развлечься. К счастью, вернувшиеся из Эссекса Саммерхейз и Одрианна были настоящими друзьями и не дали понять своему гостю, что общение с ним в его теперешнем настроении не доставило им удовольствия.

Он налил себе бренди и, подойдя к письменному столу, бросил взгляд на сложенные там бухгалтерские книги. Откладывать их изучение уже было нельзя, но это занятие не сулило ничего хорошего. Сейчас он имел доступ к богатству, которое выправит его положение. Он может себе помочь. Но на самом деле это богатство ему не принадлежало, и у него не было права им распоряжаться.

Сведений о том, что Верити подала прошение, пока не поступало, но это было лишь делом времени. Ее не было дома десять дней, и она наверняка уже поселилась в Олдбери.

От нее пришло одно письмо, отправленное еще с дороги в Олдбери. Оно было коротким, благодарственным и… двусмысленным. Он выучил его наизусть и все время повторял про себя, даже во время разговоров за обедом или спектаклей в театре.


«Дорогой лорд Хоксуэлл!


(Означало ли такое обращение, что между ними установилась дистанция, или это была просто привычная форма, принятая в письмах?)


Вы уехали, прежде чем я успела выразить свою бесконечную благодарность за то, что вы нашли моего дорогого друга детства. У меня также появилась возможность воспользоваться вашим великодушием и съездить в Олдбери.

Вы даже не знаете, какой вы замечательный человек. Я люблю вас за это.

Верити».


«Я люблю вас за это». Он закрыл глаза и увидел ее сидящей на подоконнике в тот последний день.

Все же это признание в любви что-то значило, хотя это была не та любовь. Но признание было смелым и честным. Она могла бы написать «я бесконечно вам признательна». Или что-то в этом роде.

Он был доволен, что она так написала и что призналась. Это ничего не изменит, но все равно было приятно. Теперь он знал, что не был полным идиотом, который видел и чувствовал только то, что ему хотелось, а не то, что было на самом деле.

Однако он отчетливо понимал, что ею движет долг, а не любовь к нему. Он не мог винить ее за это. Большинство поступков в его собственной жизни были продиктованы долгом. Поэтому с его стороны было бы неблагодарностью отказывать ей в том, что и она руководствуется долгом, определяя свой выбор.

Бухгалтерия подождет до завтра, решил он и улегся на софу перед зажженным камином. Ночь обещает быть холодной, так что, перед тем как отправиться спать, надо не забыть сходить в оранжерею и проверить, хорошо ли закрыты окна.

Одно из растений погибло, несмотря на неумелые попытки садовника спасти его. К концу зимы все, наверное, погибнет, а жаль. Ему нравилось приходить сюда, когда он возвращался после сессий в парламенте. На заседаниях не прекращались ругань и дискуссии, и он чувствовал, как его тянет в этот стеклянный дом с зелеными растениями. В оранжерее все еще витал дух Верити, так что здесь он мог предаваться ностальгическим воспоминаниям.

На диване лежала карманная карта, по которой он прослеживал путь Верити на север. Он открыл карту на странице, где был обозначен регион вокруг Олдбери.

Он слышал, как слуга вошел в дверь за его спиной, — видимо, для того чтобы подбросить дров в камин. Он повернул голову и…

Это был не слуга.

Верити положила на стул ридикюль и зонтик и начала расстегивать жакет.

Он встал, не понимая, почему она здесь, и в то же время не смея надеяться.

Улыбнувшись, она подошла к нему и, встав на цыпочки, быстро поцеловала в щеку.

— У тебя такой же вид, какой был у мистера Тревиса, когда я вошла в тот день в его дом рядом с заводом. Это действительно я, Хоксуэлл, а не призрак.

Да, на призрак она была не похожа.

Она сняла жакет. На ней было жемчужное ожерелье.

Он притянул ее к себе и крепко поцеловал в губы. Слишком крепко. Даже с каким-то отчаянием. Но в этот поцелуй он вложил всю свою благодарность и любовь.

Какой-то шум за дверью отвлек их. Верити оглянулась через плечо.

— Наверное, принесли мои чемоданы.

— Значит, ты вернулась ко мне насовсем?

— Да, Грейсон. Я вернулась. Я вернулась домой.


Они сидели на диване в библиотеке. Верити закуталась в шаль и прильнула к мужу.

— Ты не так долго оставалась в Олдбери, — сказал он. — Если учесть дорогу туда и обратно — не более четырех дней.

— Я оставалась достаточно, чтобы запаковали и отправили все имущество моего кузена. Достаточно, чтобы выгнать плохие воспоминания из дома моего отца, как ты советовал. Кроме того, я узнала, что мистер Олбрайтон приказал арестовать четырех человек, которые были в сговоре с моим кузеном. До Клебери ему, конечно, не удалось добраться, но думаю, что суд палаты лордов не замедлит себя ждать.

А самое главное — она оставалась в Олдбери достаточно, чтобы быть абсолютно уверенной в том, что не хочет остаться там навсегда.

Перед тем как отвергнуть жизнь в Олдбери, ей было необходимо понять, какой же она будет, если останется. Майкл не имел к этому никакого отношения. Как только он вошел в комнату там, в «Редчайших цветах», ей сразу стало ясно, что брак между ними невозможен. Хотя все остальные остались для нее такими же близкими людьми. Она поняла это, пообщавшись с домочадцами и встретившись с мистером Тревисом. Но проблема была в том, что она хотела быть женой и возлюбленной Хоксуэлла.

Верити поняла, что не может жить без него. А если попытается, то не будет ни радости, ни наслаждения, ни страсти.

— Палата лордов разберется с Клебери, — сказал Хоксуэлл. — Улики слишком серьезны и полностью его изобличают.

— Мистер Олбрайтон нашел два трупа. Тем людям, которых запихнули в плавучие тюрьмы, еще повезло. Майкл просил меня поблагодарить тебя за то, что ты избавил его от ада. Он считает, что ты поступил благородно, разыскивая его.

— Я сделал это не для того, чтобы выглядеть благородно.

Она поцеловала его в щеку и провела пальцем по его губам.

— Ты сделал это потому, что для меня это было важно, хотя и недоумевал, почему я так беспокоюсь о Майкле. Я также знаю, почему ты оставил нас одних, Грейсон. Мужчина должен очень любить женщину, чтобы вот так повернуться и уйти, предоставляя ей свободу.

— Ты хочешь сказать, что я поступил как идиот?

— Ты не услышал признание женщины, которая сказала старому другу, что ее муж самый лучший человек на свете и она счастлива в браке с ним.

Он повернул голову, чтобы заглянуть ей в лицо.

— Ты действительно так сказала?

— Да. А еще мне очень хотелось ему рассказать, какое наслаждение ты мне доставляешь в минуты нашей близости, но это было бы неприлично. Признаюсь, я все же сказала, что ты часто видишь меня неодетой.

Он засмеялся.

— Ты невероятная женщина.

— Я многое ему не сказала из того, что хотела. Ни тогда, ни во время нашей поездки на север. И не потому, что это было не для его ушей. Просто сначала я должна сказать это тебе, а потом уже своим друзьям и твоим. Майклу и Кэти. Всем, кто захочет меня выслушать.

— И что же ты хотела сказать?

Она опять его поцеловала.

— Я хочу сказать, что влюблена в своего графа, что он дает мне больше, чем заботу и наслаждение. Его любовь трогает мою душу и сердце и заставляет меня улыбаться. Твои друзья найдут это забавным, не так ли, Хоксуэлл? Я сбежала со свадьбы, чтобы быть свободной, а теперь благодарна тебе за то, что ты остался со мной.

Он уже не смеялся. Даже не улыбнулся. Он снова заглянул ей в лицо, а она увидела, что он удивлен.

— Я не умею говорить таких слов, Верити. Особенно когда это важно.

— А я и не жду. Твои действия красноречивее слов, Хоксуэлл. Самым прекрасным поступком, какой только можно вообразить, было предложение вернуть Верити Томпсон ее прежнюю жизнь. Я хочу, чтобы ты знал: в тебе есть все, что мне нужно, и я горжусь тем, что стала твоей графиней.

Он поцеловал ей руку.

— Я уже привык к мысли, что буду любить тебя без взаимности, Верити. Что хотя ты и смирилась с вынужденным браком, твое сердце всегда будет бунтовать и ты будешь сожалеть о том, что твоя жизнь не такая, какой ты ее себе представляла. Твои слова сделали меня счастливейшим человеком на свете.

Они обнялись и поцеловались. Поцелуй был особенный — нежный и искренний. Она наслаждалась его вкусом и чувствовала, как ветерок свободы уносит с собой остатки былых несчастий и обид.

Она положила голову ему на грудь. Оба молчали. Это был момент, который запомнится ей навсегда.

Они оставались в таком положении, может, час, а может, несколько минут.

— Я думаю, что нам надо найти кого-то взамен Бертрама, — наконец сказала она.

— Да, вероятно.

— Я уверена, что почти всю работу может выполнять мистер Тревис. Заключать контракты и тому подобное.

— Но тогда у него не останется времени работать на станках. Он не сможет изготавливать наконечники для сверл.

Наступила пауза. К этой теме можно будет вернуться потом, решила она.

— Мне говорили, что некий молодой человек по имени Майкл Боуман может заменить в этом деле Тревиса, если мы решим доверить ему секрет, — сказал Хоксуэлл. — Возможно, он сможет выполнять некоторые обязанности Тревиса, а Тревис — обязанности Бертрама. Важные решения будем принимать мы.

— Такое решение вопроса возможно.

— И ты его одобряешь, я полагаю.

— Оно будет означать, что по крайней мере несколько раз в году придется приезжать в Олдбери, чтобы знать, как идут дела.

— Я не думаю, что это будет слишком обременительно.

Она прижала его к себе. Любовь так переполняла ее сердце, что оно начало болеть. Он снова возвращает ей дом. Она будет управлять наследством отца, как и было предусмотрено.

Она не знала, что любовь, укоренившись в сердце, может расти и расцветать, даже если тебе кажется, что она и так уже заполнила тебя целиком.

— Хоксуэлл, как ты думаешь, слуги уже разошлись по своим комнатам?

— Наверное. А почему ты спрашиваешь?

— Хорошо бы они уже ушли, а то у меня на уме что-то неприличное.

— Ну-ка расскажи, — рассмеялся он.

— Дорогой, я провела много часов, вспоминая обо всех тех неприличных вещах, что мы делали. Я не могу себе представить, что могла бы позволить такое с каким-либо другим мужчиной. — Она встала на софе на колени, поцеловала его и дала волю своей фантазии.

Он задрал ей юбки, и она уселась к нему на колени.

— Именно так я себе это и представляла в одном сне, — сказала она, не отрывая от него взгляда. — Просто я слишком рано проснулась… до того как… — Она распахнула шаль и начала расстегивать пуговицы платья. — Разве не удобно, что это платье расстегивается спереди?

— Еще более удобно, что под ним у тебя ничего нет. Неудивительно, что я тебя люблю. Ты задумала это с той минуты, как проснулась.

— Я надеялась. — Она широко раздвинула полы лифа, так чтобы ее грудь предстала перед ним во всей красе. — Прикасайся ко мне так, как это было в моем сне, и говори, как ты меня любишь. А я буду признаваться в любви тебе. Мы будем признаваться в этом друг другу снова и снова, всегда.

— Я люблю тебя, Верити. Ты прекрасна.

Он повторял слова любви снова и снова. Он повторял их, лаская ее грудь и бедра, и между поцелуями, и как только вошел в нее. Вожделение начало свой волшебный путь к вершине свободы и безумия.

Она обхватила его за шею, а он двигался внутри ее.

— Какое это чудо, — бормотала она между стонами удовольствия. — Ты заполняешь меня всю целиком — мои чувства, мое сердце и тело.

И она знала, что так и должно быть.

Примечания

1

Форма ликвидации и массовой экспроприации общинных земель крупными землевладельцами. — Здесь и далее примеч. пер.

2

Сомерсет-Хаус — огромное здание на берегу Темзы, где расположены многие государственные учреждения.

3

Большой ботанический сад вдоль набережной р. Темзы в Лондоне.


home | my bookshelf | | Соблазн в жемчугах |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу