Book: Битва за Средиземное море. Взгляд победителей



Битва за Средиземное море. Взгляд победителей

ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА


«Терпите до конца. Мы можем и должны их превозмочь. Чтобы построить новый корабль, нужно 3 года, чтобы создать новую традицию, нужно 300 лет».

Адмирал флота Эндрю Браун Каннингхэм, виконт Хиндхоуп


В этой книге мы представим вам британскую точку зрения на битву за Средиземное море. Марк-Антонио Брагадин рассказал вам, как видели происходящее офицеры итальянского флота, теперь послушаем британских офицеров. Как вы сами легко заметите, многие из авторов, представленных в сборнике, сами служили на кораблях Средиземноморского флота в годы войны. Может быть, именно поэтому они видели происходящее несколько иначе, чем не покидавший уютных штабных кресел итальянец. Во всяком случае, британские офицеры искренне считали, что они просто обречены на победу самой многовековой победоносной историей Королевского Флота.

Для англичан битва за Средиземное море началась в июне 1940 года, когда капитулировала Франция. До того Маге Nostrum — Наше Море — как его гордо именовал Муссолини, безраздельно принадлежало флотам союзников, и англичане могли спокойно перебрасывать корабли отсюда на другие театры. Все рухнуло в одночасье. После удара британского флота по Мерс-эль-Кебиру 3 июля 1940 года даже бывшие союзники-французы превратились в злейших врагов. Но мало кто правильно оценил значение этой операции, а ведь она показала, что Британия в этой войне будет сражаться до конца. В частности, ошибся Гитлер, еще питавший какие-то надежды на мирный исход конфликта.

И вот ранее спокойные воды Средиземного моря моментально превратились в пылающую адскую топку для всех кораблей, туда попадавших. Как было сказано в комментариях к одной шахматной партии: «После этого хода плохо стало обоим противникам». Британский флот значительно уступал в силах итальянскому, но мало того — на голову адмирала Каннингхэма, которого англичане совершенно справедливо считают вторым после Нельсона британским флотоводцем, обрушился еще и «враг внутренний», справиться с которым оказалось гораздо сложнее, чем с итальянскими линкорами или германскими пикировщиками. От премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля натерпелись все английские генералы и адмиралы, и чем талантливее был военачальник, тем ожесточеннее была борьба. Отзвуки жесточайшей «перестрелки» между штабом Средиземноморского флота и Уайтхоллом вы найдете на страницах книги.

Открывает наш сборник общий обзор хода военных действий, который дополнен описаниями самых важных сражений, определивших исход битвы. Это налет британских авианосных самолетов на базу итальянского флота в Таранто, который впервые явственно продемонстрировал потенциал авиации в морской войне. За ним следует крупнейшее морское сражение в европейских водах — бой у мыса Матапан, после которого итальянский флот уже не осмеливался бросать вызов британским линкорам. Громкая победа германской авиации и парашютистов в битве за Крит показала, что значение авиации в морской

войне поняли не только англичане. Действия британских кораблей, базировавшихся на острове Мальта, превратились в серию жестоких и кровопролитных столкновений, в ходе которых британские моряки показали смелость, граничащую с безрассудством, если говорить о соотношении сил в этих боях.

Самое скверное, что британский флот оказался втянутым в войну, к которой не готовился и которой не желал. Впервые многовековым традициям и законам морской войны был брошен вызов. Постулаты Мэхена, Коломба и прочих певцов морской мощи (о Томе Клэнси и его «Красном шторме» тогда еще никто не знал) поставлены под сомнение. Волна критики, которую поднял энергичный генерал авиации Билли Митчелл, вроде бы грозит подточить устои Острова, его опору — Королевский Флот. Способные и прыткие ученики из Люфтваффе пытаются на практике реализовать постулат «воздушная мощь против морской». Разминка происходит в Норвежской кампании, а решающая проверка разыгрывается в лазурных водах Средиземноморья. Кульминация — Критская операция. Кто кого? Пикировщик против линкора!

Сначала рассмотрим сухие цифры. Воздушная армада из 716 самолетов (228 бомбардировщиков, 205 пикировщиков, 114 двухмоторных истребителей, 119 одномоторных истребителей, 50 разведчиков). Им противостоит довольно мощная корабельная группировка, состоящая из 4 линкоров, 1 авианосца, 8 легких крейсеров, 3 крейсеров ПВО, 30 эсминцев, 2 шлюпов, 1 крейсера-минзага. Но при этом англичане не имеют ни единого самолета. Авиагруппу «Формидебла» иначе как шутовским фарсом назвать нельзя. Немцы действуют с береговых аэродромов в условиях идеальной летной погоды и ничтожного расстояния до места боев. На Скарпанто, например, самолеты только перевооружались, успевая на одной заправке топлива совершить по 2–3 боевых вылета. И чего добилась эта сила? Потоплены 2 крейсера, 1 крейсер ПВО, 6 эсминцев. Полностью выведен из строя 1 авианосец. Серьезно повреждены 2 линкора, 4 крейсера, 2 эсминца, хотя в случае необходимости эти корабли еще могли принять участие в боях. Легко повреждены 1 крейсер, 1 крейсер ПВО, 5 эсминцев. За это немцы заплатили 220 самолетами, то есть потеряли 30 % сил. Напомним, что ни один вражеский солдат так и не прибыл на Крит морем, неважно, какой была цена, Королевский Флот пообещал это и выполнил обещание. Но победа оказалась пирровой, стало понятно, что артиллерийские корабли окончательно ушли в прошлое. Кроме того, флот выиграл свой бой, но вся битва в целом была проиграна.

Ведь собственная армия флоту никак не помогла. Вот один из примеров во время кампании в Греции, прекрасно характеризующий боевые качества британских войск. В городе скопилось до 10000 английских солдат, и туда ворвались 300 немцев при 2 орудиях. «До утра продержимся», — бодро сообщает командующий. Свое обещание он выполнил — гарнизон капитулировал только утром. Столь же эффективными были и действия гарнизона Крита. Что касается полководческого гения британских генералов — это вообще особая статья. Пассивность, нерешительность, отсутствие выдумки, боязнь противника… Ничего не забыли? Хотя отрицать личную храбрость кавалера Креста Виктории генерала Фрейберга было бы глупо. Однако давно сказано: смелость солдата и мужество полководца — совершенно различные вещи. Но флот спас даже такую армию. Как? Смотрите эпиграф.

Кстати, о британских орденах. Самое время попытаться немного разобраться в английской системе наград. Наверное, не одного меня интриговали загадочные DSO, КВЕ, AM, сопровождающие фамилии британских офицеров. Если «новоделы» типа Ордена за выдающиеся заслуги отлично вписываются в знакомую нам табель орденов, то немного сложнее обстоит дело со старыми орденами, вроде Ордена Бани. Суть в том, что здесь сохранился первоначальный смысл этого слова, и награжденный становится не кавалером звезды и цветной ленты, а членом капитула.

Отсюда и немного странные титулы, например, Член Ордена Британской Империи. Между прочим, в первоначальном замысле и знаменитый французский Орден Почетного Легиона был точно таким же. Более того, сохраняется тонкий нюанс различия между «светским» и «монашеским» капитулом, насколько здесь применимы эти термины. Итак, представляем британские ордена. Сразу оговорюсь, что не приведу здесь полного списка, только наиболее часто упоминаемые.


VC–Victoria Cross — Крест Виктории

DSO — Distinguished Service Order — Орден за выдающиеся заслуги

DSC — Distinguished Service Cross — Крест за выдающиеся заслуги

DFC — Distinguished Flying Cross — Крест за летные заслуги

CGM — Conspicuous Gallantry Medal — Медаль за отвагу

GCB — Grand Cross of Bath — Большой крест Ордена Бани

КСВ — Knight Cross of Bath — Рыцарский крест Ордена Бани

СВ — Companion of Bath — Член (брат) Ордена Бани

KG — Knight of Garter — Рыцарь Ордена Подвязки

GBE — Grand Cross of British Empire — Большой Крест Ордена Британской Империи

КВЕ — Knight of British Empire — Рыцарь Ордена Британской Империи

СВЕ — Commander of British Empire — Командор Ордена Британской Империи

ОБЕ — Officer of British Empire — Офицер Ордена Британской Империи

МBЕ — Member of British Empire — Член Ордена Британской Империи


Маленькое, но очень любопытное дополнение. Первоначально Крест Виктории отливался из бронзы русских пушек, захваченных в Севастополе. Существует легенда, что и по сей день эта традиция сохраняется, но это сомнительно, хотя полностью исключить такой вариант тоже нельзя.

Еще один «смешной» анекдот о британских орденах.

Не могу удержаться, чтобы не привести блестящий пример «антиимпериалистической пропаганды» и тонкого совкового «юмора» времен не столь давних. В книге Белкина «Голубая Лента Атлантики» (издание четвертое, Л., 1990, стр. 30) можно найти «остроумную» шутку. Прямо животики надорвать можно. «Дело в том, что уже в 1348 году в Англии был учрежден орден Подвязки, которым короли награждали своих вассалов, и эту высшую награду носили на синей ленте. С тех пор многие самые почетные ордена: орден Святого Патрика, орден Ройял Гэлфик и другие — носили на синей или голубой ленте». Никакого другого перевода названию несуществующего «ордена» Royal Gulfick, кроме вполне понятного королевского гульфика, я предложить не могу. Воистину, вот он уровень марксистской пропаганды. «Суди, дружок, не выше сапога», — сказал дедушка Крылов. Или не выше этого самого…

Еще об одной очень важной аббревиатуре, встречающейся буквально на каждом шагу. HMS «Illustrious». Вы полагаете, что это Корабль Его Величества «Илластриес»? Вы угадали, но промахнулись! Тонкость здесь кроется в том, что это опять геральдическая формула, а геральдика крайне слабо связана с нормальной речью. Вспомните хотя бы Собственную Ея Императорского Величества Канцелярию. Поэтому His Majesty's Ship (только так!) переводится как Его Величества <короля английского> Корабль. Может быть кому-то покажется, что я копаюсь в мелочах, однако не добавьте в жаркое щепотку перца, и вы получите безвкусную жвачку. А вот несколько других аббревиатур, встречающихся по всей книге.


КВВС — Королевские ВВС — Royal Air Force — RAF

ВСФ — Воздушные Силы Флота — Fleet Air Arm — FAA

КФ — Королевский Флот — Royal Navy — RN

КАФ — Королевский Австралийский Флот — Royal Australian Navy — RAN

АБК — Эндрю Браун Каннингхэм. По-английски это — ABC — Andrew Brown Cunningham — три первые буквы алфавита, что-то вроде нашего АБВ.


А теперь вернемся непосредственно к боевым действиям. Через все книги этого сборника красной нитью проходит мысль — Средиземное море имело огромное значение для Британской империи, именно там решилась ее судьба, а значит, и исход всей Второй Мировой войны в целом. Если бы глупый Гитлер выслушал и оценил своих адмиралов, то бросил бы на юг значительно более крупные силы, и тогда… Что произошло бы «тогда», дружно умалчивают и разбитые немцы, и победившие англичане.

Действительно, что могло произойти? Гитлер захватит Египет… Захватил. Выйдет к нефтяным месторождениям Ирана и Ирака… Для этого ему сначала придется пересечь Аравийскую пустыню, так что лично я сомневаюсь в успехе подобного мероприятия. Оттуда рукой подать до жемчужины британской короны — Индии… Прекрасный образец «глобального» мышления. Плюс-минус пара тысяч километров, чего мелочиться. Пересечем горы и каменистые пустыни Афганистана и Пакистана — и вот они, берега Инда! Это уже, извините, просто чушь. А о том, чтобы наступать из Египта на юг, вдоль запланированной еще знаменитым Сесилем Родсом, но так и не построенной железной дороги Каир — Кейптаун… Барон Мюнхгаузен и тот был более сдержанным в своих рассказах. Ну, слетал на пушечном ядре, так ведь это не танковую колонну через тропические леса проводить.

Кстати, откуда эта колонна возьмется? Авторы всех подобных прожектов почему-то неявно полагают, что войну ведет гипотетическое государство, обладающее людскими ресурсами Китая, промышленным потенциалом Соединенных Штатов и германской военной машиной. Интересная комбинация, не правда ли?

Самой интересной особенностью битвы за Средиземное море было то, что все победы и поражения обеих сторон не имели никакого другого эффекта, кроме психологического. Разгромили англичане итальянскую армию — и ладно. Появились немцы, загнали 8-ю армию чуть не на окраины Александрии — опять ничего. Капитулировали войска Оси в Тунисе — никому не жарко и не холодно. Италия капитулировала, уж куда больше, — и завершилось это многомесячным сидением союзников под Монте-Кассино. Вообще создается впечатление, что самое значительное событие на Средиземном море произошло летом 1944 года, когда союзники захватили Марсель. Этот крупнейший порт помог союзникам наладить снабжение армий на Западном фронте, разгрузив захлебывающиеся порты Атлантического побережья Франции. Решающими событиями войны в Европе стали бои на Восточном фронте и Битва за Атлантику.

Однако самое странное, что эта не слишком завуалированная бесцельность ни в коей мере не снижала накала боев. Крупные бои и мелкие столкновения следовали сплошной чередой в течение 4 лет, противники несли тяжелейшие потери, хотя и непонятно, ради чего. Вас, наверное, удивит, что мы обрываем описание Средиземноморской кампании 1942 годом. Ведь бои длились еще почти 2 года, были потоплены десятки кораблей, погибли тысячи моряков. Например, налет германской авиации на порт Бари 2 декабря 1943 года союзники вполне справедливо называют «европейским Пирл-Харбором». Но я совершенно согласен с мнением Дэвида Макинтайра, автора первой книги сборника: хотя бои еще продолжались, исход битвы был уже предрешен.




ГЛАВА 1

КТО ГОСПОДСТВУЕТ НА МОРЕ?


Италия вступила в войну 11 июня 1940 года. Хотя поражение Франции уже было совершенно очевидным, пока еще силы противников на Средиземном море были почти равными. Пламенные директивы Муссолини, который требовал «наступления во всех пунктах Средиземного моря и за его пределами», начальник Морского Генерального Штаба адмирал Каваньяри молчаливо игнорировал.

Совершенно противоположного мнения придерживался командующий британским Средиземноморским флотом адмирал Каннингхэм. Он был полон решимости действовать в лучших традициях Королевского Флота — найти вражеский флот и уничтожить его. Однако он столкнулся с серьезной проблемой. Англичане значительно уступали противнику в двух важнейших видах вооружения. Они имели значительно меньше подводных лодок и самолетов.

В начале войны Италия располагала более чем 100 подводными лодками, что вдвое превышало по численности германский подводный флот, сеявший ужас на просторах Атлантики. Хотя англичане имели примерно столько же эсминцев, сколько имели итальянцы, британские эсминцы были разделены между Александрией и Гибралтаром. Поэтому Каннингхэм не имел даже необходимого минимума для сопровождения своих тяжелых кораблей, а также для решения множества других задач. Поэтому итальянские подводные лодки делали попытки английского флота выйти в центральную часть Средиземного моря исключительно опасными.

Воздушную поддержку кораблям обоих флотов должны были оказывать самолеты ВВС, которые являлись самостоятельными видами вооруженных сил. В результате обе стороны испытывали массу трудностей. Итальянский флот для ведения авиаразведки располагал единственной машиной — неуклюжим гидросамолетом Кант Z.501, который имел максимальную скорость всего 100 миль/час. Флот располагал примерно 100 такими машинами, но полагаться на них было нельзя. Они оказались не в состоянии обнаруживать противника и вести слежение за вражеским флотом. Если говорить об ударной мощи, формально итальянские ВВС имели подавляющее преимущество над противником. Однако они полагались на горизонтальные бомбардировщики, которые оказались почти полностью неэффективными. Флоту требовались торпедоносцы, но их не было.

Базовая авиация адмирала Каннингхэма состояла из горстки летающих лодок, базирующихся на Мальте и в Александрии. Они были слишком слабо вооружены, чтобы действовать вблизи от вражеских берегов, где существовала опасность столкнуться с вражескими истребителями. Однако Каннингхэм имел в составе флота авианосец. На старом «Игле» базировались 17 торпедоносцев «Суордфиш», которые должны были вести разведку, когда флот находился в море. Одновременно «Игл» должен был обеспечить воздушное прикрытие флота и наносить удары по вражеским кораблям. Для этой цели выделялась половина «Суордфишей» «Игла». Так как итальянские корабли превосходили в скорости английские, Каннингхэм планировал с помощью воздушных атак нанести им повреждения и снизить их скорость. Только так можно

было заставить итальянцев принять бой. Прикрывать флот с воздуха должны были 3 древних биплана «Гладиатор», которые командир боевой авиационной части «Игла» капитан 2 ранга Чарльз Кейли-Пич сумел разыскать на складах флота. Кейли-Пич спешно прочитал краткий курс лекций нескольким пилотам «Суордфишей», и они провели первые учебные полеты. А до того он сам являлся «истребительным прикрытием» целого Средиземноморского флота. Хотя в первом же воздушном бою Кейли-Пич получил пулю в бедро, он сумел сбить несколько вражеских разведчиков, пытавшихся следить за британским флотом.

20 мая Первый Морской Лорд адмирал флота сэр Дадли Паунд написал Каннингхэму:


«Я опасаюсь, что вам жутко не хватает самолетов, но… Я не вижу, что можно сделать. Как вы можете понять, все имеющиеся самолеты нужны в отечественных водах. Мы здесь уже получили один урок. Флот просто обязательно должен иметь истребительное прикрытие, когда находится в радиусе действия вражеских бомбардировщиков. У вас не будет такого прикрытия, что представляет крайне серьезную проблему, но я не вижу способа решить ее».


Несмотря на это, Каннингхэм в основном думал, как вынудить итальянцев принять бой. 6 июня он направил ответ Уинстону Черчиллю на резкое письмо, где премьер-министр критиковал его планы как «полностью оборонительные».


«Вы можете быть уверены, что весь флот полон горячего желания схватиться с итальянским флотом, но вы должны понимать, что политика поиска и уничтожения вражеских морских сил требует хорошей и постоянной воздушной разведки, а также слежения за противником, когда он обнаружен. Я совершенно не имею средств выполнить эти требования, тогда как итальянцы могут решить обе задачи. Больше всего я опасаюсь, что буду сталкиваться только с самолетами и подводными лодками, и мне придется принимать меры против них, прежде чем я начну крупные операции в Центральном Средиземноморье».


Начало войны застало корабли Каннингхэма в море. Флот проводил поисковую операцию в центральном бассейне. Каннингхэм надеялся, что встретит вражеские корабли. Но часть его задачи заключалась в том, чтобы «испытать возможности итальянской авиации как можно раньше». На деле все обернулось иначе. Единственным вражеским кораблем, который встретили англичане, был крошечный тральщик, замеченный возле Бардии. Он был потоплен в считанные минуты. Итальянские самолеты даже не появились. Зато дурным предзнаменованием стала гибель старого легкого крейсера «Калипсо». Он был торпедирован итальянской подводной лодкой «Баньолини».

Эта умелая атака могла создать совершенно ложное представление относительно роли, которую предстояло сыграть итальянским подводным лодкам в ходе войны на Средиземном море. Однако остальные подводные лодки врага действовали исключительно плохо, и до конца июня 1940 года англичане потопили 10 единиц. Хотя на бумаге итальянский подводный флот выглядел очень внушительно и мог изменить весь ход войны, он редко показывал свои истинные возможности. Зато авиация, которая в первые дни не показывалась, действительно стала серьезным фактором, влияющим на ход военных действий.

Первые 2 недели на море удерживалось зыбкое равновесие. Хотя главные силы итальянского флота отстаивались в портах, Мальта стала целью интенсивных бомбардировок. Так было положено начало тяжелым испытаниям, которым остров подвергался более 2 лет. Флот союзников не сумел выманить противника в море и занялся обстрелом порта Бардия, через который итальянцы доставляли снабжение в Ливию. Легкие силы союзников начали охоту на итальянские подводные лодки.

Все переменилось 24 июня, когда капитулировала Франция. Баланс сил на море резко изменился в пользу Италии. В западной части моря, которая до сих пор была французской зоной ответственности, британских кораблей почти не было. На востоке Каннингхэм пока сохранял временное превосходство в линкорах, хотя оно было совсем небольшим. Зато теперь он резко уступал противнику в легких силах. Итальянцы имели 7 тяжелых и 11 легких крейсеров и 61 эсминец против 6 легких крейсеров и 20 эсминцев англичан. Превосходство англичан в линкорах было более бумажным, чем реальным. Из 4 линкоров Каннингхэма 3 были старыми кораблями, не проходившими серьезной модернизации. Орудия 2 перестроенных итальянских линкоров превосходили в дальнобойности главный калибр британских линкоров. Кроме того, итальянские корабли были значительно быстроходнее любого британского линкора. Более того, в ближайшем будущем итальянский флот должен был получить еще 2 перестроенных линкора и прекрасных 2 новейших корабля — «Витторио Венето» и «Литторио».

К счастью, ситуация в водах метрополии после завершения Норвежской кампании позволила Адмиралтейству отправить в Гибралтар сильную эскадру, которая была названа «Соединение Н». Эта эскадра должна была заполнить вакуум в западном бассейне. 28 июня вице-адмирал сэр Джеймс Сомервилл поднял флаг на линейном крейсере «Худ». Кроме него, в состав Соединения Н вошли линкоры «Вэлиант» и «Резолюшн», авианосец «Арк Ройял», легкий крейсер «Аретуза» и 4 эсминца.

Тем не менее, общая ситуация в конце июня для англичан могла стать нелегкой, если бы итальянцы попытались использовать свое огромное преимущество.

Капитуляция Франции привела к повышению активности итальянского флота. Противник впервые с начала войны сумел провести конвой в Ливию, чтобы доставить затребованные армией технику и боеприпасы. Мальта не могла обеспечить базирование кораблей, а ударных самолетов на острове почти не было, поэтому она никак не могла помешать проводке конвоя (Незадолго до падения Франции на Мальту прибыли 9 «Суордфишей» 830-й эскадрильи Воздушных Сил Флота.). Однако попытка доставить снабжение на эсминцах из Триполи вдоль африканского берега в Тобрук ближе к линии фронта дала возможность нанести по ним удар с воздуха. Бомбардировщики Королевских ВВС постоянно наносили удары по Тобруку, однако именно «Суордфиши» 813-й эскадрильи ВСФ, переброшенные с «Игла» на берег, добились самого заметного успеха. Они нанесли удар 5 июля и торпедировали эсминцы «Зеффиро» и «Эуро». Первый был потоплен, второму взрывом торпеды оторвало носовую часть. В ходе этой же атаки был потоплен транспорт водоизмещением 4000 тонн и поврежден лайнер «Лигурия». Во время повторной атаки 20 июля были потоплены эсминцы «Остро» и «Нембо».

Теперь для сопровождения конвоев в море регулярно выходили крупные силы итальянского флота. Если бы англичане имели надежную авиаразведку, это позволило бы им дать противнику бой. Однако при отсутствии самолетов можно было только надеяться на счастливый случай. Такой случай подвернулся в начале июля. Хотя встреча двух флотов завершилась небольшой стычкой, она имела такое влияние на все последующие события, что мы должны остановиться на ней подробнее.

Вечером 6 июля из Неаполя в Ливию вышел конвой из 5 транспортов. Они прошли Мессинский пролив и на следующее утро вышли в Ионическое море. Прикрывали конвой линкоры «Джулио Чезаре» и «Кавур», а также 16 крейсеров под командованием адмирала Кампиони. Англичане узнали об этом лишь во второй половине дня 8 июля, когда летающая лодка заметила итальянские линкоры и крейсера. Они уже выполнили свою задачу и сейчас находились в 220 милях на север от Бенгази.

Вечером 7 июля Каннингхэм вышел в море со своим флотом, чтобы прикрыть 2 конвоя, которые вывозили женщин и детей с Мальты в Александрию. На транспорты также была погружена часть запасов Мальтийской военно-морской базы. Хотя итальянцы не догадывались о целях операции, о выходе в море британской эскадры они узнали практически сразу. На следующий день, когда Средиземноморский флот находился южнее Крита, он подвергся мощным атакам итальянских ВВС. В будущем такие атаки стали совершенно обычными. Раз за разом корабли скрывались между высокими столбами черной воды, поднятой разрывами целой серии бомб, сброшенных одновременно. И раз за разом они оставались невредимы. В отличие от всех довоенных прогнозов, процент попаданий даже при довольно точном прицеливании оказался если не совсем мизерным, то во всяком случае терпимым. Тем не менее, моральный эффект таких налетов был ощутимым. Каждая бомба, казалось, падает прямо на голову следящему за самолетами наблюдателю. Рано или поздно, одна из бомб должна была найти цель. Во время первой серьезной атаки, которой подвергся британский флот, бомба попала в компасную платформу легкого крейсера «Глостер» и убила 7 офицеров, в том числе командира корабля капитана 1 ранга Гарсайда. Погибли также 11 матросов, несколько человек были ранены. Несмотря на это, крейсер остался в строю, хотя управление пришлось перенести на кормовой пост.

Во второй половине дня Каннингхэм получил сообщение, что итальянский флот находится в море. Хотя его линкоры были тихоходнее итальянских, он мог надеяться навязать противнику бой, если окажется между ним и его базами. Поэтому Каннингхэм пошел прямо к Таранто. Его намерения вскоре стали известны противнику, так как итальянцы расшифровали несколько его радиограмм. Итальянское Верховное Командование приказало адмиралу Кампиони маневрировать так, чтобы уклоняться от боя до завтрашнего дня. На следующий день британский флот должен был оказаться в пределах досягаемости бомбардировщиков с аэродромов в Италии.

Рано утром на следующий день флот адмирала Кампиони был обнаружен летающей лодкой с Мальты в 145 милях к западу от флагманского корабля Каннингхэма. Вскоре после этого «Суордфиш» с «Игла» тоже обнаружил итальянцев и начал слежение, сообщая о всех их маневрах. Кампиони обнаружил противника лишь около полудня, когда до англичан оставалось не более 80 миль. Это сделал гидросамолет, катапультированный с итальянского флагмана линкора «Джулио Чезаре». Собственные ВВС ничем не помогли итальянскому адмиралу. Кампиони надеялся, что итальянская авиация нанесет Каннингхэму хоть какой-то урон. Тем не менее, он все-таки решил принять бой, так как его линкоры были быстроходнее английских. Кроме того, лишь «Уорспайт» мог вести огонь на той же дистанции, что и 2 модернизированных итальянских линкора. Кампиони имел 6 тяжелых и 10 легких крейсеров против 5 британских легких крейсеров, один из которых был поврежден. Поэтому «Глостер» был оставлен прикрывать «Игл». Каннингхэм тоже не испытывал сомнений, начиная бой, хотя позднее он написал: «Это был не тот случай, когда я хотел бы дать бой». Однако следовало использовать счастливый случай, и «Уорспайт» полным ходом пошел на помощь крейсерам, которые могли оказаться в довольно тяжелом положении. Итальянцы превосходили их и в количестве, и в огневой мощи, так как имели 203-мм орудия.

В 11.45 и еще раз через 4 часа небольшая группа вооруженных торпедами «Суордфишей» взлетела с «Игла». Но их было слишком мало, чтобы добиться успеха, хотя Каннингхэм задействовал все, что имел. Впрочем, это была первая попытка использовать торпедоносцы в морском бою, поэтому не следует удивляться, что они не добились попаданий.

Примерно в 15.00 флоты противников наконец увидели друг друга. Погода была прекрасной, дул легкий северо-западный бриз. Через несколько минут итальянские тяжелые крейсера с дистанции 13 миль открыли огонь из 203-мм орудий по легким крейсерами вице-адмирала Тови. Как только дистанция сократилась, Тови открыл ответный огонь из 152-мм орудий. Однако неравенство в силах было слишком велико. Поэтому «Уорспайт», который значительно опередил 2 других британских линкора, дал несколько залпов из своих 381-мм орудий по итальянским крейсерам. Они немедленно отвернули прочь, укрывшись дымзавесой. Наступила небольшая пауза. «Уорспайт» описал циркуляцию, чтобы позволить «Малайе» подтянуться к флагману. Тихоходный «Ройял Соверен» безнадежно отстал.

В 15.53 начали бой линейные силы. «Уорспайт» открыл огонь на предельном угле возвышения, так как дистанция равнялась 26000 ярдов. Оба противника стреляли довольно хорошо и накрыли свои цели практически одновременно. Примерно в 16.00 Каннингхэм увидел «большую оранжевую вспышку сильного взрыва у основания трубы вражеского флагмана». Попадание вызвало пожар во внутренних отсеках «Кавура», итальянский линкор получил некоторые повреждения. Итальянский флот сразу поставил плотную дымовую завесу и отвернул прочь. Последовали хаотические стычки с вражескими крейсерами и эсминцами, на мгновение выскакивающими из дыма. Чтобы прикрыть отход, итальянцы выпустили несколько торпед с большой дистанции, но попаданий не добились.

Под прикрытием дымовой завесы Кампиони повернул на юго-запад, чтобы укрыться в безопасных водах Мессинского пролива.

Каннингхэм не желал очертя голову бросаться сквозь дымовую завесу. Хотя он знал, что противник отходит на юго-запад (один из гидросамолетов «Уорспайта» продолжал следить за итальянцами), Каннингхэм опасался вражеских подводных лодок. Поэтому он решил обогнуть дымзавесу с севера с наветренной стороны. Но когда он сделал это, итальянские корабли уже скрылись за горизонтом. Большая скорость итальянских кораблей делала бессмысленными любые попытки догнать их. Однако британский флот некоторое время следовал прежним курсом, подойдя на расстояние 25 миль к берегам Италии, хотя в любую минуту могли появиться бомбардировщики Реджиа Аэронаутика.

Кратковременная вспышка агрессивности Кампиони быстро улетучилась под впечатлением меткой стрельбы «Уорспайта». Тем более, что она шла вразрез с общей стратегией итальянцев, которые не видели, какие выгоды можно получить, дав бой английскому флоту. Главная цель, ради которой итальянский флот вышел в море, была достигнута — конвой благополучно прибыл в Ливию. Кампиони ничего не знал об английских конвоях, прикрытие которых было главной задачей Каннингхэма. Единственной причиной, подтолкнувшей Кампиони вступить в бой, была надежда завлечь англичан под удар итальянских бомбардировщиков. Но и здесь он жестоко просчитался. Примерно через 40 минут после того, как итальянский флагман получил попадание (к счастью, «Кавур» снизил скорость совсем ненадолго), на сцене появились долгожданные бомбардировщики.



И тут случилось самое неприятное для итальянского адмирала. Летчики не только не добились попаданий в корабли Каннингхэма, напротив, к ужасу Кампиони, они обрушились на собственные корабли. Итальянский флот подвергался атакам бомбардировщиков, даже когда вошел в Мессинский пролив. Хорошо еще, что они не добились попаданий и в этом случае. Тем не менее, следующие 4 дня британский флот также подвергался постоянным мощным атакам итальянских ВВС. До 12 июля, когда Каннингхэм вернулся в Александрию, вражеские самолеты предприняли 23 атаки и сбросили более 300 бомб. Однажды вокруг «Уорспайта», не более чем в 200 ярдах от борта, разорвались 36 бомб — 24 слева и 12 справа (Я полагаю, что точно бомбы никто не считал. Скорее всего, речь идет примерно о двух дюжинах слева по борту и одной справа. Англичане не любят слово «десяток». А.Б.). Старый «Игл» был особенно уязвим для воздушных атак. Авианосец несколько раз чудом выскакивал из-под бомб. Близкие разрывы вызвали несколько мелких дефектов, которые позднее вывели корабли из строя в самый неподходящий момент. Можно сказать, что англичан спасло чудо, так как их корабли много раз уходили от настоящего града бомб.

Однако при всей своей безрезультатности эти атаки показали, что Каннингхэм ходит буквально по краю пропасти. Если только его единственный и очень уязвимый авианосец будет выведен из строя, может случиться катастрофа. Точно такой же неэффективной оказалась стрельба зенитных орудий британских кораблей. Хотя это было уже известно после Норвежской кампании, Средиземноморскому флоту предстояло сделать это неприятное открытие самостоятельно. С другой стороны, «Гладиаторы» «Игла», пилотируемые Кейли-Пичем и 2 пилотами-добровольцами из эскадрильи торпедоносцев, сбили 5 вражеских бомбардировщиков. Позднее их счет вырос до И вражеских самолетов. Это показывает, чего могли добиться англичане, если бы имели настоящее истребительное прикрытие.

Благополучное прибытие флота и 2 конвоев в Александрию ознаменовало окончание операции. Потери противников можно было не принимать в расчет, настолько они были малы. Но это столкновение задало тон всем будущим боям. Оно также ясно обрисовало проблемы, стоящие перед обоими противниками, хотя нельзя сказать с уверенностью, что они это поняли.

Сразу стало ясно, что британский флот, базируясь в Александрии, не может помешать итальянцам проводить конвои в Африку. Для итальянцев это было лишним подтверждением того, что их линейному флоту не следует искать боя, так как даже победа им ничего не даст. Однако итальянцы не сумели понять, что все это заставит англичан приложить максимум усилий, чтобы восстановить деятельность Мальты как воздушной и морской базы, чтобы наносить удары по конвоям, идущим в Ливию. Единственный способ помешать этому заключался в захвате острова, который пока еще был совершенно беззащитен. Ведь перед войной английский Комитет начальников штабов решил, что удержать Мальту не удастся, и не принял никаких мер к укреплению обороны острова. Итальянский флот поднял этот вопрос перед Commando Supremo (Верховным Командованием.). Генерал Роммель, когда был назначен командующим Африканским Корпусом, сделал то же самое. Однако сначала итальянское, а потом и германское Верховное Командование решили, что можно достичь цели путем нейтрализации Мальты воздушными бомбардировками. Это была роковая ошибка.

С другой стороны, не следует утверждать, что англичане лучше осознали ситуацию. После операции Каннингхэм написал:

«Это должно было показать итальянцам, что их ВВС и подводные лодки не смогут помешать нашему флоту совершать походы в центральную часть моря и только главные силы их флота могут сорвать наши операции там. Эта операция убедила наш флот, что воздушная угроза устранена и не может сковать свободу наших действий и лишить нас господства на Средиземном море».

Дальнейшие события показали, что адмирал глубоко заблуждался. После прибытия на Средиземное море пикирующих бомбардировщиков Люфтваффе центральный бассейн оказался наглухо закрыт для британских кораблей, если только они не имели многочисленное истребительное прикрытие. Но в этом внутреннем море даже авианосцы не могли обеспечить такое прикрытие. Только развертывание крупных сил истребительной авиации на Мальте могло решить проблему.

На основании опыта, полученного в ходе боя у Калабрии, Каннингхэм запросил у Адмиралтейства новые бронированные авианосцы для обеспечения истребительного прикрытия. В следующем месяце ему был отправлен «Илластриес», на котором базировались 12 двухместных истребителей «Фулмар» и 22 «Суордфиша». Этот корабль успел совершить очень много, прежде чем стал жертвой первого воздушного наступления Люфтваффе на Средиземноморском театре.

Каннингхэм сильно заблуждался, полагая, что 12 плохих истребителей могут защитить его флот от атак хорошо оснащенных и подготовленных частей Люфтваффе. Второй его грубой ошибкой было предположение, будто базирующийся в Александрии флот может установить господство на Средиземном море, совершая походы в центральный бассейн. Это пример терминологической путаницы, которая часто вынуждала ошибаться английских стратегов. «Контроль над Средиземным морем» означал способность помешать врагу использовать море для решения своих задач. В нашем случае речь идет о проводке конвоев в Ливию. Кроме того, это означало способность проводить конвои со снабжением и войсками на Мальту и в Египет, чтобы обеспечить действия 8-й армии. В этой книге мы еще покажем, что решение обеих задач зависело целиком и полностью от действий Мальты в качестве воздушной и морской базы.

Основная задача Мальты заключалась в том, чтобы обеспечить базирование не главных сил британского Средиземноморского флота, а его подводных лодок и самолетов, которые уже тогда начали играть главную роль в морской войне. Линкоры уже ушли в прошлое, хотя пока это еще не стало очевидно, так как целиком зависели от воздушной поддержки. И уже до самого конца военных действий на Средиземном море линейные флоты не встречались в артиллерийской дуэли.

Еще до начала войны адмирал Каннингхэм требовал усилить ПВО Мальты, хотя все его призывы были напрасны. Если бы флот полностью контролировал собственную авиацию, в которую вполне логично было включить и морскую авиацию берегового базирования, это наверняка было бы сделано. На ВВС лежала задача обеспечить ПВО метрополии, они с трудом вырывали деньги у скупого на расходы правительства. Поэтому не следует так уж сильно винить командование Королевских ВВС в том, что оно в межвоенный период уделяло мало внимания проблемам флота, в частности — укреплению обороны Мальты. В результате, в конце июля 1940 года единственными истребителями, базирующимися на острове, оказались 3 «Гладиатора» ВСФ, переданные ими КВВС. Их пилотировали морские летчики, обычно летавшие на летающих лодках (!). До капитуляции Франции на остров через Францию и Тунис успели прилететь 5 «Харрикейнов». Хотя командующий авиацией Средиземноморского театра в августе потребовал создать на острове ударную авиагруппу, заявив, что «пятнадцать самолетов могут дать результат, непропорциональный своему количеству», — ничего не было сделано. Всю ударную мощь Мальты составляли 9 «Суордфишей» 830-й эскадрильи ВСФ, которые ранее базировались в Тулоне для действий вместе с французским флотом. Аналогичным было положение с зенитными орудиями. Хотя было принято совершенно запоздалое решение довести численность зенитной артиллерии на Мальте до 112 тяжелых и 60 легких орудий, в действительности там находились только 34 тяжелых и 8 легких зениток. Единственная радарная установка просто не могла работать круглосуточно.

Неспособность КВВС и армейского Комитета начальников штабов усилить оборону Мальты, пока пассивность противника еще позволяла сделать это, впоследствии дорого обошлась англичанам. Это привело к парадоксальному положению. Адмирал Каннингхэм был вынужден пойти на риск и отправить на остров корабли. Но успешные атаки этих кораблей против итальянских конвоев могли вынудить противника усилить воздушные налеты на Мальту, отразить которые остров не мог. Каннингхэм писал:


«Если мы хотели избежать серьезной угрозы Мальте, то в любой конкретный период интенсивность атак не должна была превосходить возможности обороны, созданной к этому моменту. Поэтому вполне логично было ожидать, что итальянцы обрушат на остров всю мощь своих атак, если наши легкие силы будут действовать эффективно».


Такие аргументы медленно, но верно заставляли осознать важность базирования истребителей на Мальте. Битва за Британию была в полном разгаре, а командующий авиацией на Среднем Востоке главный маршал авиации сэр Артур Лонгмор с трудом выкраивал самолеты, чтобы прикрыть весь обширный театр. И все-таки 12 «Харрикейнов» перелетели на Мальту со старого авианосца «Аргус», находившегося южнее Сардинии. Это была первая из подобных операций британских авианосцев. Позднее для переброски истребителей на Мальту были привлечены американские авианосцы, и остров получил возможность защищать сам себя.

Ситуация на суше и на море в июле — августе 1940 года вызывала глубокое беспокойство у британского командования. Итальянская армия в Ливии значительно превосходила силы генерала сэра Арчибальда Уэйвелла и готовилась начать наступление на Египет. Командование не могло отправить подкрепления в Африку, так как требовалось формировать армию во Франции. Во время эвакуации из Дюнкерка было потеряно такое количество техники и снаряжения, что отправить что-то на Средний Восток было просто невозможно. Королевские ВВС находились в аналогичном положении. Поэтому в марте Лонгмор, который должен был обеспечить поддержку армии в Египте, содействие флоту в Восточном Средиземноморье и Красном море, в том числе дальнюю разведку, имел всего 96 бомбардировщиков «Бленхейм I» и бомбардировщиков-транспортов «Бомбей», 75 истребителей «Гладиатор», 24 самолета непосредственной поддержки войск «Лизандер» и 10 летающих лодок «Сандерленд». Эти силы явно не соответствовали даже самым минимальным потребностям.

Однако к середине августа самые насущные требования были выполнены, хотя для отправки подкреплений пришлось приложить чрезвычайные усилия. Большой конной с поисками, танками и боеприпасами был отправлен вокруг Африки и должен был прибыть в Суэц 24 сентября. Тяжелый крейсер «Йорк» и легкий крейсер «Аякс» были отправлены адмиралу Каннингхэму. Тем же маршрутом проследовали 24 истребителя «Харрикейн». Еще 30 истребителей авианосец «Аргус» доставил в Такоради (Золотой Берег). Оттуда они должны были перелететь через Северную Африку в Египет. В течение следующих 3 лет более 5000 самолетов были отправлены этим маршрутом. Кроме того, в Египет через Мальту прилетели 24 «Бленхейма». Еще 24 «Бленхейма» были доставлены на транспортах. 6 бомбардировщиков «Веллингтон» прилетели самостоятельно.

Огромную роль в обеспечении действий флота сыграли 3 дальних разведчика Гленн-Мартин «Мэриленд», присланные на Мальту. Они могли вести наблюдение за итальянскими портами. Тихоходные и уязвимые летающие лодки эту задачу решить не могли. В то же время КВВС по-прежнему могли прикрыть свои корабли лишь в непосредственной близости от баз, так как не имели дальних истребителей. Поэтому исключительно важным событием стало прибытие в Александрию 1 сентября «Илластриеса», имевшего дюжину «Фулмаров», оснащенного радаром линкора «Вэлиант» и крейсеров ПВО «Калькутта» и «Ковентри».

Если бы итальянский флот осмелился сейчас принять бой, Каннингхэм имел 2 линкора с дальнобойными орудиями. Это имело большое значение, так как сейчас итальянцы располагали 5 линкорами — 3 модернизированными и новейшими «Витторио Венето» и «Литторио». Но вскоре выяснилось, что итальянцы, несмотря на превосходство в силах, совсем не рвутся встретиться с англичанами. 30 августа Каннингхэм вывел в море свой флот, чтобы возле Мальты встретить прибывшие корабли и одновременно провести на остров 2 транспорта и танкер. Итальянский флот вышел в море, чтобы помешать ему. Противник имел 5 линкоров, 10 крейсеров и 34 эсминца против 2 линкоров, 1 авианосца, 5 крейсеров и 10 эсминцев Каннингхэма. В сумерках 31 августа «Суордфиш» с «Игла» обнаружил итальянцев в 90 милях от Средиземноморского флота.

Каннингхэм отвернул, расположив свои линкоры между противником и конвоем. Он собирался дать бой на следующий день. Однако утром противники находились на таком большом расстоянии, что не сумели обнаружить друг друга. Английская летающая лодка обнаружила итальянский флот, когда тот уже входил в залив Таранто, возвращаясь в свою базу. Конвой благополучно прибыл на Мальту, и Каннингхэм повел свой флот назад в Александрию. Итальянцы упустили шанс нанести удар, когда располагали подавляющим превосходством в силах. С этого момента Каннингхэм имел современный авианосец, чье участие в операциях немного уравнивало шансы.

Капитан 2 ранга Брагадин, автор книги «Итальянский флот во Второй Мировой войне», обвиняет в упущенных возможностях плохую погоду, которая помешала вести воздушную разведку 1 сентября. Однако главной причиной было, разумеется, нежелание итальянского командования рисковать своим флотом. Предполагалось, что итальянский флот будет придерживаться доктрины «fleet in being». Эту осторожную стратегию не приветствовало итальянское политическое руководство. Оно хотело, как и адмирал Каннингхэм, действовать в рамках традиций Королевского Флота — «найти и уничтожить вражеский флот». Адмирал Бернотти в своей книге «La guerra sui Mari nel Conflitto Mondiale» пишет:


«Нашему флоту, кроме защиты перевозок в Ливию и Албанию, было предписано навязать бой вражеским морским силам, если это позволят благоприятные обстоятельства. В безответственных и некомпетентных политических кругах в середине сентября 1940 года начали появляться признаки все возрастающего нетерпения. Поэтому начальник Морского Генерального Штаба запросил директив у маршала Бадольо, начальника Генерального Штаба».


По мнению маршала, хотя и следовало принять бой в случае необходимости, чтобы достичь своих конечных целей, или чтобы помешать сделать это противнику, «концепция морского боя как самоцели была просто абсурдом». Такое мнение совпадало с тем, которого придерживались французы во время войн с Англией в XVIII веке.

С точки зрения морального состояния, откровенная трусость итальянцев воодушевляла англичан. Их уверенность в своих силах крепла каждый раз, когда итальянцы отказывались принимать бой. В результате англичане начали предпринимать попытки провести конвои на Мальту, хотя это казалось просто невозможным. С другой стороны, постоянное присутствие мощного итальянского флота, нависающего над мальтийскими маршрутами, едва не привело к голодной смерти гарнизона и капитуляции острова. Этот же флот серьезно мешал англичанам действовать на итальянских коммуникациях, ведущих в Африку. Что именно имело большее воздействие на ход морской войны на Средиземноморье, читатель увидит сам.


ГЛАВА 2

ТАРАНТО И ПОЗДНЕЕ


13 сентября 1940 года началось долгожданное итальянское наступление на египетско-ливийской границе. Командующий итальянской армией маршал Грациани не рвался наступать и двинулся вперед только по прямому приказу Муссолини. Поэтому наступление развивалось очень вяло. Армия генерала Уэйвелла значительно уступала противнику в живой силе и технике. Первый удар отразили мобильные авангарды, которые после этого отступили к главным силам, окопавшимся в районе порта Мерса-Матрух. Итальянцы продвинулись на 60 миль вглубь египетской территории, заняли Сиди-Баррани и остановились. Их наступательный пыл совершенно угас. В боях на суше наступило затишье.

Если не считать похода в центр Средиземного моря, чтобы встретить присланные подкрепления, в августе и сентябре Средиземноморский флот никаких крупных операций не проводил. Однако это не значит, что он бездельничал. Так как англичане не могли вести дальнюю разведку, проводить рейды к Мальте в надежде встретить противника, не имело смысла. Вместо этого корабли адмирала Каннингхэма занялись поддержкой приморского фланга армии. Они обстреляли порт Бардия, куда прибывали итальянские транспорты, а также различные береговые сооружения. Особенно тяжелые потери противник понес от мин и торпед авианосных самолетов. Мы уже рассказывали о действиях 813-й эскадрильи с «Игла». 22 августа 3 «Суордфиша» 824-й эскадрильи, базирующейся на берегу, добились блестящего успеха в порту Бомба. Их командир капитан морской пехоты Оливер Пэтч торпедировал и потопил подводную лодку «Ириде». Остальные самолеты потопили плавучую базу и серьезно повредили эсминец. «Ириде» готовилась к походу с секретным заданием, о котором мы поговорим позднее. Гибель этой лодки задержала операцию на целых 18 месяцев.

Успех этой атаки английских самолетов, несомненно, должен был убедить командование Реджиа Аэронаутика в том, что флот был прав, отстаивая необходимость создания самолета-торпедоносца. Хотя итальянский флот сумел создать эффективную авиационную торпеду, до сих пор ВВС отказывались принимать се на вооружение. Но в сентябре итальянские торпедоносцы становятся основной угрозой британским кораблям. 17 сентября возле Бардии был торпедирован тяжелый крейсер «Кент». 10 октября был торпедирован легкий крейсер «Ливерпуль».

Неспешный ход событий в конце лета 1940 года был выгоден только итальянцам. Англичане не могли использовать все возможности Мальты, и это позволяло противнику беспрепятственно проводить конвои в Ливию. Они следовали от Сицилии к мысу Бон, а потом вдоль берега до Триполи. 9 сентября Каннингхэм получил резкий выговор от министра обороны, который считал, что Средиземноморский флот действует слишком нерешительно. Однако адмирал снова подчеркнул, что только постоянная и обширная авиаразведка может позволить ему дать бой противнику при благоприятных условиях. На память неизбежно приходит отчаянный крик Нельсона: «Если я умру сейчас, в моем сердце будет впечатано желание получить фрегаты». Только с Мальты можно было вести такую разведку, и этот остров был единственной базой, пригодной для использования ударными соединениями самолетов и подводных лодок, которые могли перерезать итальянские коммуникации. Остров все еще не получил тот приоритет, которого заслуживал, хотя снабжение и подкрепления понемногу перебрасывались туда. В конце сентября Каннингхэм с наиболее современными кораблями — «Уорспайт», «Вэлиант», «Илластриес» — снова совершил вылазку в Центральное Средиземноморье, чтобы прикрыть переброску войск, погруженных на 2 крейсера. Адмирал Кампиони вышел в море с 4 линкорами и был обнаружен самолетом «Илластриеса» в 120 милях к северу от английского флота. В очередной раз итальянский адмирал отошел. По уверениям Бра-гадина, он опять не располагал информацией о точной позиции Каннингхэма. Когда британские крейсера высадили подкрепления и были готовы повернуть назад, итальянский флот уже возвращался в Таранто.

В начале октября Каннингхэм совершил еще один поход, чтобы прикрыть конвой со снабжением. На сей раз в море вышел весь флот. Итальянцы ограничились отправкой в море небольшой группы эсминцев, чтобы попытаться провести ночную торпедную атаку. В результате произошел жаркий ночной бой между ними и крейсером «Аякс», в ходе которого были потоплены 3 итальянских корабля, а еще 1 получил повреждения. Английский крейсер отделался попаданиями 7 мелких снарядов.

Тем не менее, в октябре события внезапно помчались галопом. 28 октября Муссолини сделал шаг, который в конечном счете оказался роковым для Оси. Он объявил войну Греции. Впрочем, англичанам это тоже стоило больших потерь в людях и кораблях. И без того перегруженный Средиземноморский флот теперь был вынужден сопровождать конвои в Пирей и на Крит. Зато Каннингхэм получил прекрасную передовую базу в бухте Суда на северном побережье Крита.

А чуть раньше произошло менее заметное событие, которое, однако, имело гораздо более серьезные последствия. На Мальту прибыло 431-е звено КВВС, состоящее из 3 разведчиков Гленн-Мартин «Мэриленд». Они были быстроходнее и имели более высокий потолок, чем летающие лодки «Сандерленд». Это позволило, наконец, наладить регулярное слежение за итальянскими базами. Теперь Каннингхэм сразу узнавал о любых перемещениях итальянских кораблей. Ему больше не приходилось дожидаться, пока противник будет замечен в море. Появилась возможность реализовать давно задуманный план.

Некоторое время назад Каннингхэм изложил Первому Морскому Лорду заманчивую идею атаки с помощью торпедоносцев итальянских линкоров, стоящих в гавани. Когда в Александрию прибыл на «Илластриесе» контр-адмирал Листер, который возглавил авианосную эскадру Средиземноморского флота, у Каннингхэма появился еще один сторонник. На «Илластриесе» также прибыли подвесные баки для торпедоносцев, что позволяло им излететь на большом удалении от берега. Это давало неплохой шанс добиться внезапности. До появления дальних разведчиков идея оставалась несбыточной мечтой, однако план операции был разработан в мельчайших деталях, и Каннингхэм не упускал ни одного подходящего случая, чтобы дать летчикам необходимую тренировку. Особое внимание уделялось ночным полетам. Вопрос о посылке тихоходных неуклюжих «Суордфишей» в дневную атаку против хорошо защищенной вражеской базы даже не обсуждался.

Теперь «Мэриленды» начали регулярно доставлять подробные донесения и фотоснимки, на которых было видно, что итальянские линкоры сосредоточены в Таранто. Можно было приступать к реализации плана. Для операции был выбран день Трафальгарского сражения — 21 октября. Но случайный пожар в ангаре «Илластриеса» заставил отложить операцию. Вслед за этим случилась новая неприятность — отказала система заправки самолетов на «Игле». Она была повреждена сотрясениями от близких разрывов бомб. Авианосец не смог участвовать в операции. И наконец была потеряна часть торпедоносцев «Игла», переведенных на «Илластриес», — загрязненный бензин вызвал на них поломки моторов. Несмотря на все эти происшествия, операция «Джаджмент» была назначена на 11 ноября. Но вместо 30 торпедоносцев, ранее выделенных для атаки, в ней приняли участие только 21.

Тем временем англичане провели еще несколько операций. Соединение Н адмирала Сомервилла вечером 7 ноября вышло из Гибралтара и направилось на восток. Вместе с ним шли новые подкрепления для Средиземноморского флота — линкор «Барэм», крейсера «Глазго» и «Бервик» и 6 эсминцев. По пути они должны были доставить на Мальту 2150 солдат. Каннингхэм тоже вышел в море, чтобы прикрыть конвой с топливом и боеприпасами, идущий в Грецию и на Крит. Его эскадра состояла из «Уорспайта», «Вэлианта», «Малайи», «Рэмиллиса» «Илластриеса» и группы эсминцев. Кроме того, он намеревался провести 5 транспортов на Мальту. С острова в Александрию возвращались 4 пустых судна.

Итальянское командование знало о всех передвижениях обоих английских соединений. Адмирал Кампиони приготовился вывести в море свои линкоры 8 ноября, когда должны были поступить более подробные донесения авиаразведки. Хотя итальянский флот уже ощущал нехватку топлива, эта задержка была совершенно непонятной, если итальянцы хотели дать бой противнику. Когда наконец самолеты сообщили о конвое, идущем на Мальту, итальянский флот, все еще стоявший в Таранто, уже не успевал перехватить его. Легко можно было догадаться, что и корабли Каннингхэма тоже находятся где-то в центральном бассейне, однако адмирал Кампиони не двинулся с места.

Следующие 3 дня Средиземноморский флот крейсировал в центральном бассейне на расстоянии не более 350 миль от Таранто, ожидая прибытия подкреплений. Часть кораблей ушла на Мальту для дозаправки. Хотя итальянские самолеты совершили несколько безрезультатных налетов на соединения Каннингхэма и Сомервилла, которое тогда находилось южнее Сардинии, донесения итальянской авиаразведки оказались путаными и противоречивыми. Они лишь окончательно сбили с толку итальянское командование. Многие корабли Кампиони имели бортовые гидросамолеты. Если бы он вышел в море и использовал их для планомерного поиска, то довольно быстро обнаружил бы противника. Вместо этого он предпочел отстаиваться в гавани, ожидая новой информации. Впоследствии он горько пожалел об этом.

11 ноября Каннингхэм встретил долгожданные подкрепления, а пустые транспорты благополучно вышли с Мальты в Александрию. Теперь у английского адмирала были развязаны руки, и он направился к намеченной заранее точке старта самолетов, которая находилась в 170 милях юго-восточнее Таранто.

Один из самолетов «Илластриеса» улетел на Мальту за последними фотоснимками гавани Таранто, которые сделали «Мэриленды». В порту находились 5 линкоров. Вечером того же дня в гавани появился и шестой линкор. Итальянцы опрометчиво сложили все яйца в одну корзину.

Для англичан особенно важно было, чтобы их флот остался незамеченным в течение дня. Эту задачу должны были решить истребители «Илластриеса» с помощью операторов радарных установок. Многие корабли Средиземноморского флота наконец-то получили это устройство. Итальянские самолеты, которые появлялись на экране радара, немедленно уничтожались истребителями. Они даже не успевали отправить сообщение и вообще не могли приблизиться к английскому флоту. Поэтому Супермарина оставалась в блаженном неведении относительно намерений Каннингхэма и считала, что он возвращается в Александрию.

В 18.00, незадолго до захода солнца, «Илластриес» получил приказ флагмана: «Начать исполнение ранее отданного приказа на операцию «Джаджмент». Авианосец в сопровождении крейсеров и эсминцев повернул на северо-запад. Прожектор передал ему прощальный сигнал Каннингхэма: «Удачи вашим парням в их деле. Их успех может оказать самое серьезное влияние на ход войны на Средиземноморье».

В ангарах авианосца завершалась подготовка самолетов к вылету. В операции должна была принять участие 21 «авоська», как летчики называли «Суордфиш». Самолеты стартовали 2 волнами. Первая состояла из 12 машин под командованием капитан-лейтенанта Кеннета Уильямсона, командира 813-й эскадрильи. Наблюдателем с ним летел лейтенант Н.Дж. Скарлетт. Остальные 9 самолетов вел капитан-лейтенант Дж. У. Хейл, командир 819-й эскадрильи. Его наблюдателем был лейтенант Г.Э. Карлайн. Не все самолеты этой маленькой группы несли торпеды. 6 «Суордфишей» первой волны и 4 второй полны были вооружены бомбами. Они должны были атаковать крейсера и эсминцы и отлечь па себя внимание противника. По 2 бомбардировщика в каждой волне несли магниевые осветительные ракеты. Их основной задачей было осветить итальянские линкоры, стоящие во внешней гавани.

Англичане применили относительно новые торпеды. Они были оснащены новыми комбинированными взрывателями «Дуплекс». Такое название они получили потому, что подрывали боеголовку торпеды в случае прямого попадания в корабль или при прохождении у него под килем. В этом случае срабатывал магнитный взрыватель.

Английских летчиков ждало опаснейшее испытание. Фотоснимки, сделанные разведчиками, показывали, что торпедоносцам придется прорываться через завесу аэростатов заграждения. Кроме десятков зенитных орудий на 6 линкорах, 9 крейсерах и множестве эсминцев, итальянцы установили на берегу десятки зенитных батарей. ПВО порта состояла из 21 батареи 100-мм зениток и более чем 200 мелкокалиберных зенитных автоматов. Противник также имел множество прожекторов.

Но летчики не знали, что 2 обстоятельства облегчат им проведение атаки. Недавний шторм серьезно потрепал аэростаты заграждения. В эту ночь в воздухе находились только 27 баллонов. Вдобавок итальянцы не сумели полностью установить противоторпедные сети. Отчасти это было вызвано нехваткой самих сетей, отчасти нежеланием адмирала Кампиони слишком затруднять выход кораблей из гавани. Процедура разведения тяжелых и неуклюжих сетевых заграждений была слишком трудной, и адмирал просто приказал их не ставить. Он полагал, что Каннингхэм возвращается в Александрию, и намеревался утром выйти в море, чтобы обстрелять английскую передовую базу в бухте Суда на Крите.

11 ноября в 20.35 Кеннет Уильямсон взлетел во главе первой волны с палубы «Илластриеса». Через час в воздух поднялась вторая волна.

Мы не будем детально рассматривать операцию и описывать действия каждого самолета. Скажем лишь, что недолгие минуты атаки показались летчикам целой вечностью, когда они летели сквозь настоящую стену трассирующих снарядов и пуль. Достаточно упомянуть, что, когда улетел последний «Суордфиш», у итальянцев осталось только 2 линкора («Андрея Дориа» не получил повреждений, но в это время он еще ремонтировался и был небоеспособен.). «Литторио» получил попадания 3 торпед и вышел из строя на 6 месяцев. «Дуилио» получил 1 попадание и вышел из строя на 5 месяцев. «Кавур» получил только 1 попадание, однако он сел на дно, и до конца войны в строй не вошел. У итальянцев остались только «Витторио Венето» и «Чезаре».

Отважный командир ударной группы Кеннет Уильямсон был сбит и вместе со своим наблюдателем попал в плен. Экипаж второго сбитого самолета погиб. 12 ноября в 2.50 все уцелевшие самолеты сели на авианосец, хотя многие из них были изрешечены пулями и осколками.

Рассвет 12 ноября 1940 года в Таранто открыл новую эру. Эпоха господства линкора завершилась. В течение 5 месяцев линейные флоты воюющих держав караулили друг друга. Один флот не желал вступать в бой, второй не мог вынудить противника принять бой. Ни один из флотов не мог сказать, что господствует на море. Итальянцы не могли помешать англичанам доставлять снабжение на Мальту. Англичане не могли перерезать итальянские морские коммуникации, ведущие в Африку.

Теперь относительная сила линейных флотов изменилась в пользу англичан. У итальянцев остались только 2 линкора против 5, которые имел Каннингхэм. В своей автобиографии адмирал пишет: «Уничтожение половины итальянского линейного флота одним ударом оказало серьезное влияние на стратегическую ситуацию на Средиземном море». Но в таком выводе можно усомниться. Разумеется, эта успешная операция англичан нанесла сильнейший удар по моральному духу итальянцев. В то же время она приободрила англичан как на Средиземноморском театре, так и в самой Англии. Она также позволила Каннингхэму больше не рисковать, пытаясь навязать бой значительно более сильному флоту. Теперь он мог отослать 2 наиболее старых линкора, «Малайю» и «Рэмиллис», что в свою очередь облегчило нагрузку на эсминцы сопровождения.

Однако в целом ситуация на Средиземном море изменений не претерпела, в основном потому, что линкоры больше не являлись становым хребтом морских сил. Обоим противникам не хватало главного оружия, которое обеспечивало владение морем — морской авиации.

Итальянский флот был вынужден полагаться на помощь своих ВВС, которые от него совершенно не зависели. Армейские летчики не имели опыта действий над морем и не располагали нужными приборами и оборудованием. Действия итальянской авиации в восточной половине моря еще до Таранто были парализованы горсткой самолетов «Илластриеса». На западе то же самое сделали самолеты «Арк Ройяла». Несколько плохих истребителей, базирующихся на этих авианосцах, сумели вырвать жало у итальянской бомбардировочной авиации. Зато угроза со стороны британских торпедоносцев более чем компенсировала превосходство итальянцев в линкорах.

Англичане могли позволить себе вылазки в центральную часть моря. Они даже временно наладили доставку подкреплений и снабжения на Мальту. Но в то же время Королевские ВВС оказались неспособны обеспечить Мальту ни достаточным количеством истребителей для защиты острова, ни ударными самолетами (торпедоносцами и пикировщиками). В результате англичане дорого заплатили и за скаредную экономию на военном бюджете в период между мировыми войнами, и за ошибочную политику, когда морская авиация оказалась в руках независимых ВВС. Летчики слишком упивались этой самой независимостью и не обращали внимания на специфические требования морской войны. Как оказалось в ходе войны, морская держава, полагающаяся только на корабли, рискует потерпеть катастрофическое поражение.

Тем временем начались бои на суше в Северной Африке. Хотя англичане добились значительных успехов, серьезных изменений в общей обстановке на Средиземноморском театре не произошло. Они не сделали почти ничего, чтобы остановить поток подкреплений, идущий из Италии в Ливию. Лишь отвратительная боеспособность итальянской армии спасла англичан от неприятностей. Зато адмирал Каннингхэм сумел наладить систему конвоев в Грецию и на Крит. На этом острове началось строительство оборонительных сооружений.

В конце месяца в Гибралтар пришли 3 быстроходных транспорта с автомобилями и различными припасами. 2 из них должны были идти на Мальту, третий — в Александрию. На крейсера «Манчестер» и «Саутгемптон» были погружены 1400 солдат. 25 ноября эти транспорты вышли в море. Их прикрывало Соединение Н адмирала Сомервилла: линейный крейсер «Ринаун», авианосец «Арк Ройял», крейсера «Шеффилд» и «Диспетч», а также 5 эсминцев. В тот же день Средиземноморский флот вышел из Александрии, чтобы провести на Мальту еще 4 транспорта. При подходе к Сицилийскому проливу от него должны были отделиться линкор «Рэмиллис» и тяжелый крейсер «Бервик», пройти пролив и соединиться с эскадрой Сомервилла.

На сей раз задача навязать бой противнику выпала на долю Сомервилла. Итальянцы, как обычно, почти сразу узнали о выходе в море британских соединений. После катастрофы в Таранто итальянский линейный флот, который теперь сократился до «Витторио Венето» и «Чезаре», был отведен в Неаполь. Поэтому Соединение Н находилось в более выгодной позиции, чем флот Каннингхэма. Итальянское командование приказало адмиралу Кампиони выйти в море и утром 27 ноября находиться южнее Сардинии. Он имел 2 линкора, 6 тяжелых крейсеров и 14 эсминцев. Приказ, полученный Кампиони, требовал принимать бой, только если противник будет значительно уступать ему в силах.

Примерно в 10.40 такой момент наступил. Гидросамолет крейсера «Больцано» сообщил, что видит у мыса Бон 1 линкор, 2 крейсера и 4 эсминца. Кампиони повернул на юго-восток и приказал дать полный ход. Позднее он писал: «Я полагал, что соединение англичан уступает итальянскому. Более того, столкновение должно было произойти ближе к Сицилии, чем к Сардинии, поэтому условия были благоприятными для нас».

Пройдя Сицилийский пролив, «Рэмиллис» и «Бервик» шли навстречу Сомервиллу со скоростью 20 узлов. Больше машины старого линкора дать не могли. В 10.15 британский адмирал узнал о присутствии поблизости итальянского флота. Отправив конвой на юго-восток, Сомервилл пошел вперед, навстречу «Рэмиллису» и «Бервику». Он расположил свое соединение между противником и конвоем. «Арк Ройял» получил приказ подготовить самолеты к торпедной атаке. Когда стало ясно, что британские корабли успеют встретиться до столкновения с итальянцами, Сомервилл смог оценить перспективы боя. Ему противостояли 2 или 3 линкора и по крайней мере 6 крейсеров. Он сам имел модернизированный линейный крейсер «Ринаун» и старый линкор «Рэмиллис», орудия которого уступали в дальнобойности итальянским. Из 5 британских крейсеров 2 были забиты солдатами, и лишь 1 был вооружен 203-мм орудиями. Еще больше осложняло ситуацию то, что бой должен был произойти недалеко от баз итальянских бомбардировщиков, расположенных на Сицилии и Сардинии.

На первый взгляд, все обстоятельства складывались в пользу противника. Однако у Сомервилла был в запасе один козырь — торпедоносцы «Арк Ройяла». К сожалению, многие пилоты были зелеными новичками, которые были плохо подготовлены. Следует помнить, что в этот период войны англичане располагали совсем небольшим числом авианосцев, и они пока еще ничего не добились, действуя в море против вражеских эскадр.

Но теперь и Кампиони получил более точные сведения о силе противника. Он имел целую пачку противоречивых донесений, из которых следовало, что противник имеет 2 или 3 линкора и 1 авианосец. Все его просьбы прислать самолеты остались без ответа — не появились ни истребители, ни бомбардировщики. Оба адмирала действовали так, как и можно было ожидать. Сомервилл позднее написал: «Каким бы ни был состав вражеского соединения, мне было ясно, что добиться своей цели — обеспечить своевременное и благополучное прибытие конвоя к цели — я могу, лишь смело атаковав противника, причем как можно скорее». Кампиони, который имел под своим командованием 2 последних итальянских линкора и был связан строгими приказами Супермарины, отказался принять вызов. Он приказал своему флоту поворачивать в Неаполь. В это время крейсера противников вели перестрелку на предельной дистанции. «Бервик» получил небольшие повреждения, после чего более быстроходные итальянские корабли вышли из боя.

Единственной надеждой Сомервилла остановить противника теперь были авианосные торпедоносцы. Такое положение позднее повторилось еще не один раз. 11 «Суордфишей» атаковали противника, но попаданий не добились. Итальянцы, имея преимущество в скорости, постепенно уходили на северо-запад по прикрытием своей авиации, которая, хоть и с большим опозданием, появилась на сцене. Итальянские летчики сбрасывали бомбы, как обычно, довольно точно. Временами «Арк Ройял» буквально скрывался среди водяных столбов. Однако каждый раз авианосец оказывался цел, а его орудия вели яростный огонь по вражеским самолетам.

Тем не менее, именно авиация решила исход этого столкновения. Присутствие «Арк Ройяла» заставило Кампиони принять решение отойти. Снова линкоры обоих противников не сумели обменяться ни одним залпом. Зато оба конвоя благополучно прибыли на Мальту и доставили свой драгоценный груз.

Тем временем итальянская авиация начала постепенно истощать свои силы. Это было следствием необдуманного нападения Муссолини на Грецию. Впервые флот Каннингхэма совершил вылазку в центральный бассейн, и ни один из его кораблей не сделал ни одного выстрела. Впервые была поставлена под сомнение способность итальянцев блокировать сквозной проход через Средиземное море. На суше, армия маршала Грациани была разгромлена в ходе трехдневной битвы (с 9 по 11 декабря) Армией Нила под командованием генерала Уэйвелла. Итальянцы отступили из Египта, потеряв 38300 человек только пленными.

Англичане решили использовать временное преимущество и провести конвои из Гибралтара на Мальту и в Грецию. Конвой из Александрии на Мальту уже находился в море. Однако вскоре ситуация полностью изменилась, и снова причиной этого была авиация. Ухудшение положения Оси на Средиземном море заставило Гитлера прийти на помощь опозорившему союзнику. Крушение его собственных надежд на высадку десанта в Британии заставило фюрера обратить свое внимание на Средиземное море. Именно на этом театре он собирался нанести решающий удар англичанам.

Сначала Гитлер не планировал посылать свои войска в Африку. Он хотел ограничить свою помощь итальянцам отправкой авиационных частей для уничтожения британского флота и нейтрализации Мальты. Началась подготовка аэродромов в Сицилии для перебазирования туда X авиакорпуса из Норвегии. Это было совершенно самостоятельное соединение, насчитывавшее около 450 самолетов — дальние бомбардировщики, пикировщики, истребители и разведчики. Корпус имел свою собственную зенитную артиллерию, транспорт, радиостанции, топливо и бомбы. Его летчики были специально обучены атакам кораблей. В середине декабря самолеты X авиакорпуса начали прибывать на Средиземное море. В начале января он уже представлял собой серьезную силу — около 300 самолетов под командованием генерала авиации Гейслера. Они базировались в Катании, Комизо, Трапани, Палермо и Реджио Калабрия. Вскоре германские самолеты громко заявили о своем прибытии.


ГЛАВА 3

ПОЯВЛЯЮТСЯ ЛЮФТВАФФЕ И АФРИКАНСКИЙ КОРПУС


Ситуация на Средиземном море улучшилась после того, как итальянцы потеряли 3 линкора в Таранто, и распылили свою авиацию по нескольким направлениям. Англичане не замедлили этим воспользоваться. 16 декабря из Александрии на Мальту вышел конвой из 4 транспортов, которые прикрывали только линкор «Малайя» и 4 эсминца. Адмирал Каннингхэм, используя остальные корабли, сумел нанести противнику несколько ударов на различных участках театра. Командир 1-й эскадры линкоров контр-адмирал Роулингс, державший флаг на «Барэме», руководил действиями эскадры, поддерживающей наступление армии вдоль ливийского побережья. Остальные силы флота вышли в район к северу от Крита, откуда самолеты «Илластриеса» могли нанести удар по итальянским аэродромам на островах Стампалия и Родос. После этого флот заправился топливом в бухте Суда и взял курс на северо-восток, в Ионическое море. Крейсера совершили рейд вверх по Адриатике, а линкоры «Уорспайт» и «Вэлиант» обстреляли албанский порт Валона, главную базу снабжения итальянских войск на Балканах. Они выпустили по городу более 100 — 381-мм снарядов. Хотя разрушения оказались не слишком велики, эта операция показала, насколько свободно чувствует себя британский флот в Mare Nostrum (Наше море (лат.)) Муссолини.

Мальта тоже получила передышку от воздушных атак. За это время вновь удалось наладить работу доков и ремонтных мастерских. Впервые с мая 1940 года флагманский корабль Каннингхэма вошел в Гранд Харбор. Его радостно приветствовали тысячи жителей острова. Такой же теплый прием ждал и самого адмирала, сошедшего на берег.

Однако на острове по-прежнему не хватало самолетов. Несмотря на запросы главного маршала авиации Лонгмора, подкрепления были весьма скудными. На острове базировались только 16 «Харрикейнов». К 12 «Суордфишам» 830-й эскадрильи ВСФ добавились 16 «Веллингтонов», что не слишком увеличивало возможности ударной авиации. Тем не менее, даже эти небольшие силы сумели кое-что сделать. Они провели бомбардировки портов Бриндизи, Бари и Таранто, из которых итальянцы доставляли снабжение в Грецию. Был проведен налет на Неаполь, куда противник отвел уцелевшие корабли. В ходе этого налета были повреждены крейсер «Пола» и линкор «Чезаре». Подвергся бомбардировке и порт Триполи в Северной Африке. Однако Мальта так и не получила торпедоносцев «Бофорт», которые были необходимы для нанесения ударов по конвоям в море. Дальнюю разведку пока могли вести только 4 летающие лодки «Сандерленд» и 4 «Мэриленда».

Тем временем адмирал Листер вместе с крейсерами Средиземноморского флота вошел в Сицилийский пролив. Противник никак не показал себя. Британские крейсера с помощью самолета с «Илластриеса» потопили 2 из 3 транспортов конвоя, шедшего в Триполи, и обстреляли сам порт. Линкор «Малайя» благополучно прошел этим же проливом, чтобы встретиться с Соединением Н. Единственное противодействие попытались оказать итальянские подводные лодки. Одна из них сумела потопить эсминец «Хайперион».

На суше события развивались так же великолепно. Греки добились крупных успехов против вторгшихся итальянских армий. В Северной Африке британская Армия Нила готовилась начать новое наступление, чтобы окончательно выбить итальянцев из Киренаики. Однако вскоре выяснилось, что блестящие перспективы на самом деле выглядят иначе. Англичане давно ждали, что Германия вмешается в события на юге Европы, чтобы поддержать своего не слишком удачливого союзника. Муссолини был недоволен действиями своего высшего командования и 8 декабря сместил адмирала Доминико Каваньяри с поста начальника Морского Генерального Штаба. Его заменил адмирал Артуро Риккарди. До сих пор он занимал береговые посты, не имел боевого опыта и, как следствие, не мог заставить флот действовать более агрессивно. Был также сменен и командующий флотом. Место адмирала Кампиони занял адмирал Анджело Иакино. Этот офицер пользовался большой известностью во флоте. Ранее он командовал крейсерскими силами, которые неплохо показали себя в нерешительном столкновении с Соединением Н южнее Сардинии в ноябре.

Однако положение итальянцев не могли улучшить простые перестановки командиров. Флот имел полные основания жаловаться на неэффективность действий авиаразведки и плохие действия ударной авиации. Ему требовалась помощь германского X авиакорпуса. Итальянской армии, терпевшей поражения и в Греции, и в Африке, также требовалась помощь Вермахта. Но Гитлер все еще не желал всерьез ввязываться в бои на Средиземноморском театре. В начале января он все-таки отдал приказ о формировании Африканского Корпуса, но его задачей должна была стать оборона Триполитании, а не наступательные действия. Но провал итальянского наступления в Греции ставил под угрозу запланированное наступление в России, и Гитлер был просто вынужден вмешаться, чтобы обезопасить свой южный фланг. Таким образом, в конце 1940 года пришли в движение силы, которые вскоре заставят потускнеть блестящие перспективы, неожиданно открывшиеся перед англичанами на Средиземном море.

Тем временем англичане запланировали провести на Мальту большой конвой (операция «Иксесс»). Схема подобных операций была хорошо отработана. Из Гибралтара под прикрытием Соединения Н вышли 5 транспортов. Они несли 4000 тонн боеприпасов и 12 разобранных «Харрикейнов». Не менее важным грузом были 3000 тонн семенного картофеля. Вместе с ними шли 4 транспорта, направляющиеся с важными грузам в Грецию. Из Александрии на Мальту под прикрытием крейсерского соединения вице-адмирала Г.Д. Придхэм-Уиппела вышли 2 транспорта. Одновременно Мальту должны были покинуть 2 конвоя пустых судов. Главнокомандующий с авианосцем и 2 линкорами должен был встретить конвой, следующий из Гибралтара, немного западнее Сицилийского пролива.

Операцию планировалось провести в декабре, но некоторые события за пределами Средиземного моря заставили отложить ее. Из Англии в долгий путь вокруг мыса Доброй Надежды вышел большой конвой. Средиземноморские транспорты должны были отделиться от него на широте Гибралтара. Но в день Рождества посреди Атлантики конвой был атакован германским тяжелым крейсером «Хиппер» и был вынужден рассеяться. Соединение Н спешно вышло в Атлантику ему на помощь. Во время шторма флагман адмирала Сомервилла линейный крейсер «Ринаун» получил повреждения булей правого борта, что привело и к повреждению обшивки. Таким образом, на опоздание транспортов для операции «Иксесс» наложилась необходимость ремонтировать «Ринаун». Один из транспортов для Греции в шторм был выброшен на берег и больше не мог принимать участие в операции. Только вечером 4 января Соединение Н и транспорты сумели покинуть Гибралтар. За это время Люфтваффе успели развернуть пикировщики X авиакорпуса на аэродромах Сицилии.

В состав Соединения Н адмирала Сомервилла входили всего 10 кораблей: «Ринаун», «Малайя», «Арк Ройял», легкий крейсер «Шеффилд» и 6 эсминцев. Новый легкий крейсер «Бонавенчер» и 4 эсминца составляли непосредственное прикрытие конвоя. Хотя легкие крейсера «Глостер» и «Саутгемптон» из эскадры Каннингхэма должны были пройти Узости, чтобы прикрыть конвой на последнем отрезке пути к Мальте, Соединение Н значительно уступало итальянскому флоту, ядром которого являлись линкоры «Витторио Венето» и «Джулио Чезаре», базирующиеся в Неаполе. Противник легко мог перехватить англичан к югу от Сардинии. Однако англичане продемонстрировали прекрасное взаимодействие сил флота и авиации, а Мальта еще раз подтвердила свое значение как передовой базы ударных сил. Ночью 8 января маленькая группа «Веллингтонов» совершила налет на Неаполь. Близким разрывом бомбы был поврежден «Чезаре», и итальянцы поспешно отвели оба линкора на север в Геную. Таким образом, англичане обезопасили свою операцию от вмешательства вражеских кораблей.

Сначала казалось, что угроза с воздуха ограничится обычными неэффективными атаками итальянских самолетов. 10 бомбардировщиков Sm.79 безрезультатно атаковали «Малайю» и «Глостер». «Фулмары» с «Арк Ройяла» сбили 2 самолета противника, и в сумерках 9 января Соединение Н повернуло назад в Гибралтар. Во второй половине того же дня группа вражеских истребителей и бомбардировщиков не сумела отыскать соединение Каннингхэма и сбросила бомбы на корабли в гавани Ла-Валетты, не добившись попаданий. Такими же безуспешными были и атаки мелких групп бомбардировщиков и торпедоносцев во время прохождения конвоем Сицилийского пролива.

На рассвете конвой и его сопровождение все еще находились западнее Мальты. Его прикрывали главные силы Каннингхэма — «Уорспайт», «Вэлиант», «Илластриес» и 5 эсминцев. Крейсера «Глостер», «Саутгемптон» и «Бонавенчер» сопровождали эсминец «Галлант». Он подорвался на мине, и теперь его вел на буксире на Мальту эсминец «Мохаук». Первая половина дня прошла спокойно. Казалось, что самая крупная и сложная конвойная операция Средиземноморского флота закончится полным успехом. Появился итальянский разведывательный самолет и был тут же сбит «Фулмарами» с «Илластриеса». В 13.30 появились 2 торпедоносца, которые попытались атаковать линкоры. Корабли легко уклонились от торпед, но эта атака имела роковые для англичан последствия. Патрулировавшие высоко в небе «Фулмары» спустились вниз и погнались за 2 «Савойями». Едва они сделали это, как в голубом небе появились многочисленные самолеты, приближающиеся к английской эскадре. Это были пикирующие бомбардировщики Ju-87 «Штука» и двухмоторные бомбардировщики Ju-88, которые хотя и не могли пикировать, но несли гораздо больше бомб и были лучше вооружены.

«Фулмары» немедленно прекратили погоню и попытались набрать высоту. С палубы авианосца были подняты дополнительные истребители. Однако «Фулмары» имели слишком малую скороподъемность и не успели перехватить немцев. Первыми атаковали пикировщики. Они сосредоточились на «Илластриесе». Все зенитные орудия английского флота открыли огонь. Но еще во время Норвежской кампании стало ясно, что зенитное вооружение британских кораблей слишком слабо, чтобы обеспечить эффективную защиту. Особенно не хватало мелкокалиберных автоматов.

Теперь адмирал Каннингхэм на своем опыте убедился, чего может достичь многочисленная и хорошо подготовленная авиация.


«Нас слишком заинтересовал этот новый вид воздушной атаки, чтобы мы испугались по-настоящему. Не было сомнений, что нас подкараулили настоящие специалисты. Самолеты образовали большой круг над нашим соединением. Мы не могли не восхищаться их умением и меткостью».


В течение 10 минут «Илластриес» шел под градом бомб, поднимающих высокие коричневые столбы воды при взрыве у борта корабля. Авианосец получил 6 прямых попаданий. Несколько бомб попали в шахту элеватора и взорвались в ангаре и на нижних палубах. Рулевое управление корабля было повреждено, полетная палуба исковеркана, на нем бушевали пожары. Авианосец беспомощно кружился на месте. Но бронированная полетная палуба приняла на себя основной удар, в противном случае «Илластриес» был бы потоплен. А так, хотя он получил еще одно попадание во время второй атаки, авианосец сумел доползти до Мальты и стал на верфь для временного ремонта. На следующий день пикировщики нанесли новый удар. Юго-восточнее Мальты они атаковали крейсера «Глостер» и «Саутгемптон», которые сопровождали тихоходный конвой в Александрию. Оба корабля получили попадания. «Глостеру» повезло, так как бомба, пробившая 5 палуб, не взорвалась. Однако «Саутгемптон» получил такие тяжелые повреждения, что команда была вынуждена оставить его. Крейсер был затоплен своими кораблями.

Так громогласно пилоты X авиакорпуса заявили о своем прибытии на Средиземноморский театр, после чего бои приняли совершенно иной характер. Немцы извлекли урок из своих не слишком успешных действий во время Норвежской кампании. Кроме того, сами англичане продемонстрировали им, на что способны хорошо обученные пикировочные эскадрильи, когда в считанные минуты отправили на дно германский легкий крейсер «Кенигсберг». Поэтому немцы специально обучили летчиков атакам кораблей.

Последствия прибытия частей Люфтваффе могли оказаться решающими. Англичане еще сумели провести к цели несколько конвоев, но при этом понесли тяжелые потери в военных кораблях. Британские авианосцы имели важнейшее значение для хода всей войны на море, а ведь их было очень немного. Хотя «Илластриес» сумел укрыться в гавани Ла-Валетты, система ПВО Мальты, пока еще находившаяся в зачаточном состоянии, никак не могла гарантировать его безопасности. Новые атаки немцев вполне могли стать роковыми для авианосца. Англичане были вынуждены признать, что авианосец стал становым хребтом флота, оттеснив линкор, — и сделали соответствующие выводы. Авианосцы больше не рисковали показываться в центральном бассейне Средиземного моря. Теперь задача нанесения ударов по конвоям, везущим снабжение для германских и итальянских войск в Африке, была полностью возложена на Мальту. Но, хотя этот «авианосец» и был непотопляемым, он оказался плохо подготовлен для решения данной задачи.

Немцы полностью осознавали необходимость нейтрализации Мальты. Но лишь самые дальновидные из них, в том числе и Роммель, понимали, что эту угрозу следует уничтожить окончательно. Выполнение задачи было поручено X авиакорпусу. Однако он начал массированные атаки лишь через 6 дней после прибытия «Илластриеса» в Гранд Харбор. Эта передышка позволила англичанам подремонтировать авианосец. Первая массированная атака германской авиации против верфи была проведена 16 января. Авианосец получил попадание одной бомбы, но повреждения оказались невелики. 18 января вражеская авиация занялась мальтийскими аэродромами и укреплениями. Авианосец был уже почти готов к выходу в море, когда новый налет на верфь вызвал дополнительные повреждения подводной части корабля. И все-таки, несмотря на все усилия врага, вечером 23 января «Илластриес» медленно проскользнул мимо брекватера и вышел в море. Самолеты противника этого не заметили. Вскоре корабль сумел дать уже 20 узлов. Так началось его долгое и трудное путешествие на верфь Норфолка (штат Вирджиния), где он прошел капитальный ремонт.

Хотя «Илластриес» сумел избежать самого худшего, теперь Мальта подвергалась регулярным массированным атакам Ju-87 и Ме-110, которые проводили бомбометание с пикирования и обстрелы с бреющего полета. Ju-88, He-111 и итальянские «Савойи» бомбили остров с горизонтального полета. На Мальте оставалось слишком мало истребителей, чтобы отразить эти атаки. Не более 6 «Харрикейнов» могли подняться в воздух — это было все, что осталось от современных истребителей. Кроме них имелись 3 тихоходных «Фулмара», оставленные «Илластриесом», и 1 древний «Гладиатор». Но эти самолеты и зенитки сумели сбить 16 самолетов противника, хотя и не смогли отбить атаку. Весь январь, февраль и март налеты повторялись со зловещей регулярностью.

Хотя ПВО острова трещала по всем швам, он еще сохранил кое-какую ударную мощь. «Веллингтоны» 418-й эскадрильи бомбили аэродромы Сицилии, уничтожили несколько самолетов и нанесли определенные повреждения сооружениям. «Суордфиши» 830-й эскадрильи во взаимодействии с «Сандерлендами» добились заметных успехов в борьбе с ливийскими конвоями, даже когда бомбардировки Мальты были в полном разгаре. Вражеские воздушные налеты не помешали возобновить функционирование базы подводных лодок на Мальте, и лодки вскоре превратились в смертельную угрозу для вражеских конвоев. Если бы X авиакорпус получил возможность продолжать налеты на Мальту с прежней силой, исход мог оказаться иным. Но события на других участках Средиземного моря отвлекли внимание немцев и итальянцев от Мальты. Они также показали взаимосвязь событий на всем театре в целом.

В Северной Африке британская Армия Нила продолжала наступление. 22 января был захвачен Тобрук, и к 6 февраля итальянцы были выбиты из Киренаики. Немцы опасались, что их союзники не сумеют удержать Триполитанию. В феврале 1941 года началась перевозка туда частей Африканского Корпуса. В результате корабли, поддерживающие наступление английской армии вдоль побережья, и транспорты, доставляющие ей снабжение, начали нести потери. Однако давление на Мальту ослабло в самый критический момент.

Тем не менее, положение острова в марте оставалось тяжелым, так как Люфтваффе захватили полное господство в воздухе. У побережья Ливии корабли Прибрежной Эскадры практически ежедневно несли потери. Адмирал Каннингхэм присоединился к Лонгмору, требуя прислать истребители. 11 марта он написал Первому Морскому Лорду:


«Похоже, кое-кто не слишком ясно представляет состояние наших ВВС здесь. Я чувствую, что Комитет начальников штабов получает совершенно неверную информацию о количестве имеющихся истребительных эскадрилий. Лонгмор выскреб все буквально до дна, и мы имеем гораздо меньше, чем думают в Англии. Немцы крепко нажали на нас в Киренаике. Мы полагаем, что против наших 30 самолетов немцы и итальянцы имеют более 200.

В отношении Мальты я говорил с вице-маршалом авиации, рапорт которого привожу. Он сказал, что немцы полностью подавили нас. У него осталось только 8 исправных «Харрикейнов». Он послал еще 6 из своих скудных резервов здесь, но это ничего не решает. Он должен получить и немедленно 2 полные эскадрильи».


Узнав о награждении Большим Рыцарским Крестом ордена Бани, Каннингхэм едко отозвался: «Я охотнее получил бы 3 эскадрильи «Харрикейнов». Действительно, без авиации, в том числе морской, ситуация в Ливии и на Балканах становилась почти безнадежной. Немного облегчило положение Каннингхэма прибытие 10 марта нового авианосца «Формидебл» взамен поврежденного «Илластриеса». Это позволило адмиралу провести на Мальту еще 4 транспорта. Противник не сумел помешать англичанам.

В это же самое время по другую сторону фронта кипела бурная деятельность. С первых чисел февраля итальянцы занимались перевозкой в Африку германского Африканского Корпуса, и англичане не сумели серьезно помешать этой операции. В феврале им удалось перевести на Мальту несколько новых малых подводных лодок типа «U», которые стали ядром прославленной флотилии. Она оказала серьезное влияние на ход боев. В ночь на 25 февраля подводная лодка «Апрайт» лейтенанта Э.Д. Нормана потопила итальянский легкий крейсер «Армандо Диац». Но только в марте мальтийская флотилия начала наносить ощутимые удары по морским коммуникациям врага. К этому времени немцы завершили формирование Африканского Корпуса. Германское Верховное Командование отправило итальянскому флоту благодарственную телеграмму: «Особенно восхищает то, что подобную операцию удалось провести при минимальных потерях, несмотря на огромные трудности и опасность вражеского противодействия». До начала сокрушительного наступления германских войск в Ливии и Греции, которое буквально смело британские войска, оставались считанные дни. Но за эти дни итальянский флот успел потерпеть унизительное поражение и вновь потерял уважение союзника.

Немцы уже не раз требовали, чтобы итальянский флот попытался хоть как-то остановить поток транспортов с войсками и снабжением, идущий из Египта в Грецию. Они планировали начать наступление и не желали лишних помех. 14 февраля на встрече в Мерано адмирала Риккарди с адмиралом Редером последний потребовал, чтобы итальянские корабли нанесли удар по вражеским морским коммуникациям. Риккарди возражал, указывая на слишком большое расстояние от итальянских портов. Он также утверждал, что англичане с помощью воздушной разведки сумеют уклониться от любой опасности. В начале марта немцы снова попытались оказать политическое давление на высшем уровне, чтобы подтолкнуть итальянский флот к более агрессивным действиям. В результате итальянское Comando Supremo отдало приказ начальнику Морского Генерального Штаба адмиралу Риккарди, который передал его главнокомандующему флотом адмиралу Иакино. От флота требовали нанести хоть один удар противнику. Чтобы устранить возражения итальянцев, Люфтваффе пообещало содействие X авиакорпуса. Немцы должны были вести авиаразведку над Александрией, центральным и восточным Средиземноморьем. Они также обещали истребительное прикрытие итальянским кораблям в дневное время на восток до меридиана мыса Матапан. Чтобы немецкие самолеты могли более эффективно взаимодействовать с итальянскими кораблями, X авиакорпус должен был провести серию совместных с итальянцами учений по сопровождению и опознанию кораблей. Они должны были проводиться в первый день после выхода итальянского флота в море в относительно безопасных водах южнее Мессинского пролива. Итальянские ВВС обещали обеспечить истребительное прикрытие с аэродромов Родоса, когда флот окажется вблизи Крита. Они также собирались нанести удар по британским аэродромам на Крите. Все эти меры должны были обеспечить итальянскому флоту внезапность удара и одновременно лишить англичан шансов на внезапность. Наконец, чтобы хоть немного успокоить итальянцев, Люфтваффе заявили, что их торпедоносцы 16 марта повредили 2 линкора Каннингхэма. Это было совершенно ложное заявление.

Адмирал Иакино немного приободрился, получив все эти заверения, хотя до конца так и не поверил в их надежность. Кроме того, он сомневался в практическом значении операции, которая должна была серьезно сократить и без того небогатые запасы нефти в хранилищах итальянского флота. Сам адмирал вышел из Неаполя вечером 26 марта. Он поднял флаг на новом линкоре «Витторио Венето». Утром следующего дня он прошел через Мессинский пролив в сопровождении 4 эсминцев прикрытия. Впереди линкора шла 3-я дивизия крейсеров — «Триесте», «Тренто», «Больцано» — в сопровождении эсминцев. Из Таранто вышла 1-я дивизия — крейсера «Зара», «Пола», «Фиуме», а из Бриндизи вышла 8-я дивизия — крейсера «Абруцци» и «Гарибальди». Все эти отряды должны были встретиться в 60 милях восточнее Аугусты. После этого объединенная эскадра должна была выйти к острову Гавдос, находящемуся у южного берега Крита.

Сомнения Иакино в эффективности обещанного взаимодействия окрепли в первый же день операции. 27 марта не появился ни один самолет X авиакорпуса для проведения запланированных учений. Зато прилетела британская летающая лодка «Сандерленд», которая долгое время следила за итальянской эскадрой. Хотя в ее сообщении, которое перехватили и расшифровали итальянцы, говорилось только об одной дивизии крейсеров, Иакино понял, что с этого момента надежды на внезапность больше не существует.

Донесение летающей лодки в штабе Средиземноморского флота в Александрии поняли правильно. Увеличившаяся активность вражеской авиации уже заставила предположить, что готовится какая-то операция итальянского флота. Под прикрытием темноты вечером Средиземноморский флот выскользнул в море. «Уорспайт», «Барэм», «Вэлиант», «Формидебл» и эсминцы должны были помешать противнику выйти на морские коммуникации, ведущие в Грецию. Для этого им предстояло выйти в точку немного южнее острова Гавдос, куда направлялся и «Витторио Венето». Вице-адмирал Придхэм-Уиппел, который вместе с крейсерами «Орион», «Аякс», «Перт», «Глостер» и 4 эсминцами действовал в Эгейском море, получил приказ на рассвете 28 марта находиться в точке рандеву юго-западнее Гавдоса.

Таким образом, в течение ночи 27–28 марта два флота мчались навстречу друг другу. Столкновение было неизбежно, и утром оно произошло. Детальное описание боя у мыса Матапан можно найти в других книгах (В нашем сборнике дан один из лучших вариантов.), и мы не будем повторяться. Достаточно сказать, что оправдались самые худшие опасения адмирала Иакино. Он не получил никакой поддержки со стороны германских и итальянских ВВС. Поэтому его корабли оказались совершенно беззащитными перед атаками бомбардировщиков КВВС и торпедоносцев «Формидебла». В то же время он не имел никакого представления о силах противника. К тому же и сам Иакино сделал грубую ошибку. Вечером 28 марта он получил 2 противоречивых сообщения. Разведывательный самолет передал, что линкоры Каннингхэма буквально висят на хвосте у итальянской эскадры, а служба радиоперехвата утверждала, что, по ее данным, англичане находятся в 170 милях позади. Иакино поверил второму сообщению. Днем крейсер «Пола» получил попадание авиаторпедой и потерял ход. Иакино отправил на помощь ему крейсера «Зара» и «Фиуме» вместе с 4 эсминцами. Не имея радаров, итальянцы ночью шли вслепую. Они натолкнулись на британские линкоры, и оба крейсера были буквально разнесены в щепки. Погибли также 2 эсминца. Поврежденный крейсер «Пола» был потоплен немного позднее. Линкор «Витторио Венето» тоже получил попадание авиаторпедой, но все-таки сумел уйти от гнавшихся за ним англичан.

Снова исход сражения двух флотов решила авиация. Линкоры противников так и не получили шансы вступить в артиллерийскую дуэль. В данном случае особенно разительна разница в действиях большого количества германских и итальянских самолетов и горстки английских. Самолеты КВВС и ВСФ дали адмиралу Каннингхэму точную информацию о противнике. Они вынудили итальянцев принять бой, так как повредили несколько их кораблей, что позволило Каннингхэму добить их артиллерией. Зато итальянцы действовали вслепую, без истребительного прикрытия, поэтому они должны были еще радоваться, что сумели избежать более тяжелых потерь.

Но как раз в эти же самые дни немцы и итальянцы в Ливии и на Балканах завершали последние приготовления к решительному наступлению. В считанные недели вся стратегическая ситуация на Средиземном море изменилась радикально. 31 марта началось итало-германское наступление в Ливии. 3 апреля пал Бенгази, и британская армия обратилась в бегство. 6 апреля германская 12-я армия пересекла границу Болгарии и Греции и тоже начала наступление. Через 3 недели вся страна уже была в руках немцев.

Наступление противника в Африке стало причиной серьезной озабоченности адмирала Каниингхэма. Британское правительство впало в настоящую панику и потребовало от него любой ценой помешать итальянцам доставлять снабжение в Ливию. А через несколько дней Средиземноморский флот начал эвакуацию британских войск из Греции, которая дорого обошлась ему. Но еще большие потери флот понес, отражая попытки противника высадить морской десант на остров Крит, а также в ходе эвакуации оттуда.

Каннингхэм уже не раз сообщал правительству, что успех действий против ливийских конвоев определяется тем, сможет ли он использовать Мальту как морскую и воздушную базу. В начале марта 148-я эскадрилья бомбардировщиков «Веллингтон» понесла тяжелые потери, и ее пришлось временно отвести в Египет. На острове остались лишь несколько «Суордфишей». Требования адмирала и главного маршала авиации Лонгмора прислать на Мальту истребители были наконец-то услышаны. Сначала старый авианосец «Аргус» доставил в Гибралтар дюжину «Харрикейнов». Они были перегружены на «Арк Ройял». Он вышел в море вместе с Соединением Н. 23 апреля, когда авианосец находился южнее Сардинии, истребители поднялись в воздух и направились на Мальту. 27 апреля таким же образом на остров были доставлены 27 «Харрикейнов». 21 мая на Мальту прибыли еще 47 истребителей. Теперь Мальта могла отбивать атаки X авиакорпуса, однако наносить удары по итальянским конвоям пока было нечем.

Хотя корабли на Мальте повергались опасности, Каннингхэм 11 апреля отправил туда 4 эсминца 14-й флотилии — «Джервис», «Янус», «Мохаук» и «Нубиэн». Ими командовал капитан 1 ранга Филип Мак. Этот отряд должен был наносить удары по вражеским коммуникациям. Так как противник господствовал в воздухе, эсминцы могли действовать только по ночам. Так как корабли не имели радара, то перехват конвоя, обнаруженного авиаразведкой, становился проблематичным. Тем не менее, эсминцы довольно быстро добились успеха.

Британские самолеты обнаружили конвой из 5 транспортов под прикрытием 3 итальянских эсминцев, который следовал вдоль тунисского побережья в Триполи. 15 апреля, как только зашло солнце, Мак вывел свое соединение в море и направился к банке Керкенна, находящейся в 30 милях от порта Сфакс. В 1.45 флотилия вышла в намеченную точку перехвата, но разошлась с противником на контркурсах на расстоянии всего 3 мили, не заметив конвой. Но этот промах оказался удачным для англичан. Молодая луна поднималась на юго-западе, и итальянские наблюдатели могли заметить английские эсминцы раньше, чем те увидели бы конвой. Зато теперь внезапности добились англичане. Они повернули назад и в 1.58 в 6 милях впереди себя увидели освещенный лунным светом конвой.

Мак маневрировал так, чтобы противник все время находился между ним и луной. Британские эсминцы приблизились к ничего не подозревающему конвою с кормы и легли на параллельный курс. В 2.20 орудия «Джервиса» открыли огонь по ближайшему итальянскому эсминцу. Это был «Лампо». Ошарашенный капитан итальянского эсминца успел приказать дать полный ход и только. Дав 3 залпа, «Лампо» получил несколько попаданий и остановился. Эсминец дал торпедный залп, но впустую.

Следующим попал под удар эсминец «Валено». Первый же залп «Нубиэна» попал ему в мостик, перебив всех офицеров, погиб и командир. Потеряв управление, «Валено» остановился и, получив множество попаданий, превратился в руину.

Теперь британские эсминцы занялись транспортами. Итальянское судно «Сабаудиа», груженное боеприпасами, взорвалось с ужасным грохотом. Командир эскорта капитан 2 ранга Пьетро де Кристофаро находился на эсминце «Тариго» во главе конвоя. Он немедленно повернул назад и попытался прикрыть своим кораблем транспорты. Первый же залп, попавший в «Тариго», смертельно ранил де Кристофаро. Градом снарядов итальянский эсминец был превращен в пылающие обломки. Де Кристофаро командовал до последнего момента. Уже тонущий «Тариго» выпустил 3 торпеды в «Мохаук». 2 из них попали в цель, и британский эсминец тоже затонул. На нем погибли 2 офицера и 39 матросов.

Больше потерь англичане не имели. Зато остальные 4 транспорта (все германские) с войсками и техникой для Роммеля были потоплены, так же, как «Валено» и «Тариго». «Лампо» сдрейфовал на мелководье банки Керкенна и позднее был спасен итальянцами. Всего противник потерял 350 человек, 300. автомобилей и 3500 тонн различных грузов, что было самым серьезным ударом по Африканскому Корпусу в период его перевозки в Ливию. «Суордфи-ши» 830-й эскадрильи сумели потопить лишь 1 транспорт. Некоторых успехов добились подводные лодки, которые с января по апрель 1941 года на ливийском маршруте потопили 10 судов общим водоизмещением 27168 тонн.

Англичанам также удалось восстановить силы своей авиации на Мальте. Самолеты приобрели огромное значение в борьбе на коммуникациях Роммеля, хотя подводные лодки, базирующиеся на Мальте, добились самых крупных и самых громких успехов. Именно эти 2 системы оружия оказали решающее влияние на исход битвы за Средиземное море, хотя сказать, чей вклад был больше, слишком трудно. Более детально мы рассмотрим действия самолетов и подводных лодок немного позднее.

Британское командование делало все возможное, чтобы восстановить ударную мощь Мальты. Слишком долго правительство отмахивалось от нужд острова, не веря, что его удастся удержать. Зато теперь, когда события в Ливии и Греции приняли катастрофический характер, то же самое правительство потребовало «принять решительные меры для стабилизации положения на Среднем Востоке». Каннингхэму было предложено обстрелять и заблокировать порт Триполи, используя в качестве брандеров линкор «Барэм» и крейсер (Совершенно непонятно, почему автор использует безличную форму предложения. Сэр Уинстон Черчилль был автором этого бреда. А. Б.). Более детальное изучение этого предложения сразу показало его полную несостоятельность. И хотя адмирал очень резко высказался против попыток заблокировать Триполи, он все-таки согласился провести обстрел порта своими кораблями. Почему-то Каннингхэм не желал возложить задачу уничтожения портовых сооружений Триполи на авиацию, несмотря на то, что прекрасно помнил болезненный урок, полученный его флотом в Греции, когда Люфтваффе превращали в руины греческие порты. Каннингхэм достиг полной внезапности. Одновременно с обстрелом с моря «Суордфиши» и «Веллингтоны» с Мальты провели бомбардировку Триполи. Город серьезно пострадал, а британские корабли спокойно ушли, не встретив помех со стороны вражеской авиации, базирующейся на соседнем аэродроме Кастель Бенито.

Тем не менее, портовые сооружения остались, в основном, целы. Поэтому правительство начало давить на Каннингхэма, требуя повторения операции, хотя на сей раз риск был значительно выше. Адмирал решил, что возможные результаты не оправдают этого риска. Однако разногласия разрешились неожиданно — начались события, которые потребовали от флота предельного напряжения всех сил. В тот день, на который был намечен повторный обстрел, правительство приняло решение эвакуировать британские войска из Греции. Для Средиземноморского флота начался долгий период тяжелых испытаний. Ему предстояло сражаться с более чем 500 самолетами X и VIII авиакорпусов, и эти бои завершились лишь 1 июня, когда с острова Крит был вывезен последний британский солдат.


ГЛАВА 4

ГРЕЦИЯ И КРИТ: ТРИУМФ ЛЮФТВАФФЕ


В годы Второй Мировой войны было несколько периодов, когда надежды Великобритании избежать поражения становились почти призрачными. Однако весной и в начале лета 1941 года страна оказалась на самом краю пропасти. В Северной Африке армия генерала Уэйвелла, значительно ослабленная отправкой войск и самолетов на помощь Греции, оказалась неспособной противостоять контрнаступлению врага. Африканский Корпус генерала Роммеля захватил всю Киренаику за исключением Тобрука.

В Греции британские войска были просто принесены в жертву. Их было слишком мало, чтобы остановить наступление германской 12-й армии, поддержанной многочисленными самолетами VIII авиакорпуса и частью сил X авиакорпуса. Немцы захватили всю страну буквально в течение 3 недель. К 21 апреля стало ясно, что войска, с таким трудом доставленные в Грецию, следует немедленно эвакуировать. Это следовало делать только по ночам. Стремительно растущие трудности такого предприятия ясно продемонстрировали события 21 и 22 апреля, когда германские самолеты, не встречая никакого сопротивления, уничтожили в греческих водах 23 корабля, включая греческий эсминец и 2 госпитальных судна.

Общим планом операции «Демон» предусматривалось, что уцелевшие войска будут с боями отступать к тем участкам побережья, куда ведут относительно хорошие дороги. Туда, как только наступит темнота, прибудут корабли, выделенные для эвакуации. Греческие каики, катера и вообще все мелкие суда, которые удастся собрать, будут перевозить на них людей с берега. За этими несколькими предложениями скрывались колоссальные усилия, затраченные на организацию сложной операции, множество сиюминутных импровизаций, вынужденно вызванных стремительным изменением обстановки, и бесконечное число совершенно непредвиденных происшествий. Чтобы детально описать все это, потребуется отдельная толстая книга.

51000 британских солдат продолжала отступать под непрерывными атаками германских пикирующих бомбардировщиков к нескольким участкам побережья — Мегара, Рафина и Рафтис возле Афин, Навплия, Толон, Монемвазия и Каламата в Морее. Из своего штаба, находящегося в бухте Суда на Крите, вице-адмирал Придхэм-Уиппел руководил передвижениями невероятного сборища кораблей и судов. Он имел в своем распоряжении 4 крейсера — собственный флагман «Орион», «Перт», «Аякс» и австралийский «Перт», а также 3 крейсера ПВО — «Калькутта», «Ковентри» и «Карлайл». Кроме того, для эвакуации были привлечены 20 эсминцев, 3 фрегата и десантные штурмовые суда «Гленарн» и «Гленгайл». Торговый флот выделил 19 транспортов среднего размера. К побережью Греции были отправлены все имеющиеся мелкие суда, в том числе лихтера типа «А», предшественники знаменитых танко-десантных барж LCT.

24 апреля несколько колонн войск вышли в назначенные пункты побережья. Усталые и голодные солдаты все-таки сохранили достаточно высокий боевой дух. Офицер связи ВМФ контр-адмирал Бейли-Громан писал: «Организованность и дисциплина отступающих к побережью войск были прекрасными, особенно если учесть, что они уже несколько недель вели арьергардные бои, от Салоник почти до мыса Матапан».

Этой ночью затемненные корабли подошли как можно ближе к берегу и стали на якорь. Немедленно к ним устремились десятки катеров и шлюпок, забитые солдатами.

Так началась первая из трех больших операций, в которых участвовал почти весь британский Средиземноморский флот. В трудную минуту он пришел на помощь армии, оказавшейся в крайне тяжелом положении. Во время этой фазы операции бомбардировщики Люфтваффе еще не перебрались на передовые аэродромы. Поэтому корабли успевали отойти достаточно далеко от берега и понесли сравнительно небольшие потери. Тем не менее, были потоплены 4 войсковых транспорта — «Пеннланд», «Сламат», «Коста-Рика» и «Алстер Принс». В паре мест имелись причалы, к которым могли подходить небольшие корабли вроде эсминцев или даже транспорты. Однако в основном эвакуация производилась с необорудованного побережья и шла мучительно медленно. Каждую ночь в 3.00 погрузка солдат прекращалась, и корабли быстро уходили в открытое море, чтобы на рассвете пикировщики Люфтваффе не могли поймать их.

Судьба, которая ожидает любой корабль, задержавшийся у берега дольше положенного, ясно видна на примере транспорта «Сламат». 27 апреля он задержался в Навплии до 4.15. Вскоре после рассвета Ju-87 нашли его и быстро отправили на дно. На помощь транспорту были посланы эсминцы «Дайамонд» и «Райнек». Они подобрали около 700 человек, но сами были атакованы пикировщиками. Спасательные работы пришлось прекратить, и эсминцы полным ходом помчались в бухту Суда. Однако они были во второй раз атакованы германскими самолетами. Оба эсминца были потоплены. Погибли все, находившиеся на них, кроме 1 офицера, 41 матроса и 8 солдат.

Тем не менее, это был единственный случай серьезных потерь. Корабли вывезли из Греции 50 732 солдата, или 80 % войск, отправленных в эту страну. Большая их часть была доставлена в Египет, но около 16 000 человек должны были составить гарнизон Крита. Этот остров было решено удерживать любой ценой.

Перед началом новой фазы операции последовала небольшая передышка. Каннингхэм очень хотел дать хотя бы небольшой отдых своим крейсерам и эсминцам. С 15 марта, когда началась переброска войск в Грецию, они почти непрерывно находились в море. При этом практически ежедневно им приходилось отражать вражеские воздушные атаки, и многие корабли получили те или иные повреждения. Люди были измотаны. Однако отдыха они не получили. В очередной раз на суше сложилась катастрофическая ситуация, и от флота потребовали выправить положение. 20 апреля генерал Уэйвелл сообщил Комитету начальников штабов, что разведка обнаружила в Северной Африке германскую танковую дивизию. Он немедленно потребовал подкрепления, в особенности танки, чтобы иметь возможность отразить атаки противника. Премьер-министр заявил, что «судьба войны на Среднем Востоке, потеря Суэцкого канала, разгром и замешательство огромных сил, которые мы собрали в Египте, зависит от нескольких сотен бронированных машин». Он отмел прочь все возражения Адмиралтейства, которое после прибытия в Сицилию самолетов Люфтваффе не желало проводить сквозные конвои через Средиземное море. Еще до завершения эвакуации из Греции конвой из 5 транспортов с танками для Армии Нила вышел из Англии. Следовало попытаться провести его через Средиземное море. До Сицилийского пролива конвой должно было прикрывать Соединение Н, а потом — Средиземноморский флот. Операция, получившая кодовое название «Тайгер», была довольно сложной. Но в целом она следовала по знакомым рельсам.

Как обычно, адмирал Каннингхэм должен был использовать случай, чтобы доставить снабжение на осажденную Мальту. Один конвой состоял из 2 тихоходных танкеров с топливом, а второй — из 4 быстроходных транспортов. Каждый конвой прикрывали крейсера и эсминцы. Кроме них, имелось отдельное судно снабжения «Бреконшир» с топливом и боеприпасами. Этот транспорт уже начал свою опасную службу в качестве блокадопрорывателя. Во время одного из походов на Мальту «Бреконшир» и встретил спой героический конец. В данном случае он вышел из Александрии вместе с главными силами флота, которые состояли из линкоров «Уорспайт», «Барэм», «Вэлиант», авианосца «Формидебл», крейсеров «Орион», «Аякс», «Перт», быстроходного минного заградителя «Эбдиэл» и всех наличных эсминцев. Было решено использовать случай и отправить небольшое соединение для обстрела Бенгази. Обстрел планировалось провести дважды, когда флот будет проходить мимо этого порта туда и обратно.

Из Гибралтара вышло Соединение Н адмирала Сомервилла — «Ринаун», «Арк Ройял», «Шеффилд» и 9 эсминцев. Кроме конвоя, вместе с ним шли подкрепления для Средиземноморского флота — линкор «Куин Элизабет» и крейсера «Найад» и «Фиджи». Новым в этой операции было то, что из Англии на Мальту были отправлены 15 «Бофайтеров» 252-й эскадрильи. Эти самолеты должны были прикрывать с воздуха конвой «Тайгер», когда тот окажется восточнее Мальты.

Операция «Тайгер», которая в Адмиралтействе всем казалась чем-то вроде игры в русскую рулетку, на деле прошла поразительно спокойно. Только утром 8 мая итальянская авиация сумела обнаружить Соединение Н и конвой. В это время они уже находились южнее Сардинии. Итальянский флот уже не успевал перехватить их, даже если бы согласился рискнуть своими 2 оставшимися линкорами. Воздушные атаки в течение дня были слабыми и разрозненными. «Фулмары» с «Арк Роняла» легко их отбили, хотя флагман Сомервилла линейный крейсер «Ринаун» едва не получил попадание торпедой.

В сумерках у входа в Узости Соединение Н повернуло назад, его участие в операции завершилось. Конвой под прикрытием линкора «Куин Элизабет», крейсеров «Найад» и «Фиджи» и эсминцев пошел через мелководные, засеянные минами воды пролива Скерки. Светила яркая луна, и конвой был очень уязвим для атак вражеских торпедных катеров подводных лодок и самолетов-торпедоносцев. Но итальянцы даже не попытались атаковать его. Опасными были лишь мины, которые взяли свое. Транспорт «Эмпайр Сонг» подорвался на 2 минах. В трюме с боеприпасами начался пожар, и команда оставила судно. Немного позднее транспорт взорвался и затонул. Транспорт «Нью Зиленд Стар» тоже подорвался на мине, но повреждения оказались невелики.

Утром следующего дня конвой оказался под спасительным зонтиком «Бофайтеров» с Мальты, а во второй половине дня встретился со Средиземноморским флотом. В условиях плохой видимости и низких туч бомбардировщики Люфтваффе и Реджиа Аэронаутика не сумели найти его. Тем временем оба мальтийских конвоя торжественно вошли в Гранд Харбор. Их привел единственный оставшийся на Мальте тральщик «Глоксиния». Его магнитный трал подорвал около дюжины мин.

Эти конвои и Средиземноморский флот покинули Александрию 5 и 6 мая. 7 мая крейсер «Аякс» и 3 эсминца отделились от эскадры, чтобы ночью обстрелять Бенгази. Несмотря на яркий лунный свет и использование осветительных снарядов, англичане столкнулись с большими проблемами при выборе заслуживающих внимания целей. Но счастье им улыбнулось, и отряд сумел потопить в гавани 2 транспорта, груженные боеприпасами. Это был серьезный удар для Роммеля, который в тот же день сообщил командованию о роковых последствиях, которые будет иметь любой перерыв в доставке снабжения морем, «так как ситуация с припасами совершенно критическая». 1 мая единственный британский бомбардировщик среди бела дня отважно атаковал корабли в гавани Триполи. Он попал бомбой в судно с боеприпасами. Страшный взрыв разворотил причал, на который только что были выгружены танки и грузовики. Через 2 дня погибли еще 2 транспорта, когда случайно взорвались бомбы на одном из них.

Только ночью 10 мая вражеские бомбардировщики сумели атаковать Средиземноморский флот и конвой «Тайгер», используя чистое небо и яркую луну. Их встретил плотный зенитный огонь, и противник не добился успеха. На следующий день ухудшившаяся видимость и истребители «Формидебла» сорвали все атаки. 12 мая драгоценный груз из 238 танков и 43 разобранных «Харрикейнов» прибыл в гавань Александрии.

Фортуна действительно улыбается смелым. Она подарила англичанам густую низкую облачность в Центральном Средиземноморье, где в это время обычно стоит прекрасная погода. Но командование в Англии не обратило внимания на такое совпадение и начало планировать рискованные операции совсем недалеко от аэродромов Люфтваффе. Ни Каннингхэм, ни Сомервилл подобных заблуждений не разделяли. Каннингхэм писал: «Прошло много времени, прежде чем разочаровывающая правда была болезненно осознана дома». Это произошло после кровавых событий в водах, омывающих Крит.

Захват Крита был со стратегической точки зрения логичным следствием стремительного захвата германской армией Греции. Германское верховное командование этот логичный шаг сделало. Однако полностью наладить взаимодействие 2 видов вооруженных сил и добиться более серьезного успеха противнику не удалось. Отчасти этому помешали разногласия между партнерами по Оси, отчасти — плохое взаимодействие между Люфтваффе и Кригсмарине.

Германский флот полностью осознавал стратегическое значение Крита в борьбе за контроль над Средиземным морем. Но по соглашению между партнерами по Оси остров находился в итальянской зоне ответственности. Для германского флота настало время вмешаться, послав подводные лодки и малые корабли в Средиземное море. Одновременно германский Морской генеральный штаб попытался надавить на итальянцев, требуя более активных действий флота, но не преуспел. Люфтваффе уже в течение 5 месяцев играли главную роль в Средиземноморской кампании. Захват Крита был для них очень важен, так как остров мог служить промежуточной базой для воздушного моста в Киренаику. Он также позволял установить контроль над Восточным Средиземноморьем, включая Египет.

Поэтому совершенно понятно, что именно Люфтваффе в середине апреля предложили Гитлеру захватить Крит. Однако предложенная операция не предусматривала совместных действий всех 3 видов вооруженных сил, когда флот перевозит армейские части под прикрытием авиации. Люфтваффе хотели захватить остров в одиночку, используя свои парашютно-десантные части. Только тяжелое вооружение, вроде танков и орудий, а также боеприпасы должны были доставляться по морю под прикрытием итальянских кораблей.

Автором этого плана был генерал Курт Штудент, командир XI авиакорпуса (парашютные и воздушно-десантные войска), расквартированного в центральной Германии. Гитлер дал свое разрешение на операцию, при условии, что она будет быстро завершена, и войска успеют освободиться к намеченному на конец июня вторжению в Россию. Он не консультировался ни с армией, ни с флотом. Воздушную поддержку должен был оказать VIII авиакорпус — 228 бомбардировщиков, 205 пикирующих бомбардировщиков, 114 двухмоторных и 119 одномоторных истребителей, 50 разведчиков — всего 716 самолетов. Также планировалось использовать часть сил X авиакорпуса, которые были переведены из Сицилии в Грецию. При таком огромном количестве авиации высадка обычного десанта почти наверняка принесла бы успех при отсутствии всякого риска. Но Люфтваффе и их честолюбивый командующий маршал Геринг не желали делиться лаврами ни с кем.

Немцы с огромным рвением начали готовить аэродромы в Греции и на островах Эгейского моря к приему воздушной армады. Принимались энергичные меры, чтобы избежать давки на аэродромах и обеспечить снабжение самолетов горючим. 16 мая подготовка была завершена. В Грецию прибыли также 500 транспортных самолетов и 72 планера XI авиакорпуса. Общее командование операцией принял на себя командующий 4-м воздушным флотом генерал Лёр. Датой начала операции было назначено 20 мая.


Решение британского правительства любой ценой удерживать Крит является прекрасным примером полнейшего непонимания ситуации и возможностей армии и флота при полном господстве противника в воздухе. Когда генерал Мэйтланд Уилсон прибыл на Крит из Греции, генерал Уэйвелл поинтересовался его мнением относительно дальнейших перспектив. Уилсон ответил, что «если все 3 вида вооруженных сил не будут готовы задействовать крупные силы, то попытка удержать остров станет крайне рискованной». «Крупных сил» авиации просто не существовало. Вероятно, кабинетных стратегов в Англии ввело в заблуждение наличие на аэродромах Ираклиона и Малеме 3 истребительных эскадрилий КВВС и 1 эскадрильи ВСФ. На деле в конце апреля все эти эскадрильи в общей сложности имели полдюжины «Харрикейнов» и десяток устарелых «Гладиаторов». Причем это количество ежедневно уменьшалось, так как летчикам приходилось сражаться против огромных сил противника. Особенно неравными бои стали после 14 мая, когда немцы начали регулярные налеты, чтобы «размягчить» оборону острова перед высадкой парашютистов. К 19 мая остались лишь 4 «Харрикейна» и 3 «Гладиатора». По распоряжению генерала Фрейберга, который отвечал за оборону острова, они были отосланы в Египет. Таким образом, на рассвете 20 мая, когда началась высадка противника, защитники Крита вообще не имели истребительного прикрытия.

Тем не менее, генерал Фрейберг, хотя и не питал иллюзий относительно возможности удержать Крит имеющимися силами, особенно при отсутствии авиации, заявил премьер-министру, что не боится высадки только воздушного десанта. В общем, он не сильно ошибся. Однако если бы противник попытался одновременно высадить морской десант, трудности англичан возросли бы многократно.

Было совершенно ясно, что определяющим моментом обороны Крита станет вопрос о высадке или отражении морского десанта. На решение правительства удерживать остров повлияло глупое убеждение, что флот сможет действовать без поддержки с воздуха в районе, где противник имеет более 500 горизонтальных и пикирующих бомбардировщиков. Каннингхэм представлял ситуацию гораздо лучше. Все его просьбы о посылке подкреплений остались без ответа. Его единственный авианосец «Формидебл» не мог участвовать в операции, так как его истребительная эскадрилья сократилась до 4 «Фулмаров». Однако адмирал понимал свой долг. 20 мая, когда противник начал высадку на Крит, его крейсера и эсминцы начали патрулирование вокруг острова. Ночью они находились севернее Крита, прикрывая подходы к нему, а утром отходили на юг, если было ясно, что встречи с противником не последует.

20 мая в 6.00 началась свирепая двухчасовая бомбардировка окрестностей аэродромов в Малеме и Кании. Примерно в 8.00 в разрывах туч показались идущие на посадку планеры. Выше в небе были видны сотни германских бомбардировщиков и истребителей, готовых обрушиться на любые британские части, которые станут видны. Тем не менее, десантники генерала Штудента встретили гораздо более ожесточенное сопротивление, чем ожидалось. К концу первого дня боев, когда обе стороны понесли большие потери, аэродром Малеме, который немцы собирались захватить сразу, так и остался ничейной землей. В Кании немцы вообще не добились никакого успеха.

Аэродромы Ираклиона и Ретимо немцы планировали захватить во второй половине дня 20 мая. Но и здесь англичане сумели удержать свои позиции. Парашютисты понесли тяжелые потери и сумели захватить Ираклион только ночью 28 мая, когда англичане оставили город, так как началась общая эвакуация с Крита. В Ретимо были окружены 2 батальона австралийцев под командованием полковника И.Р. Кэмпбелла. Они сопротивлялись до 30 мая и сдались, лишь когда у них кончились боеприпасы и продовольствие.

До полудня второго дня операции немцы не пытались доставить по морю на Крит тяжелую технику, артиллерию и танки. Поэтому уверенность генерала Фрейберга в том, что его войска сумеют справиться с воздушным десантом, выглядела оправданной. Немцы бросили в бой последних парашютистов, однако англичане прочно удерживали свои позиции. Положение немцев выглядело отчаянным, надежды им успех почти полностью развеялись. Генерал Штудент получил приказ генерала Лёра находиться в штабе Люфтваффе. Штудент заподозрил, что это делается, чтобы заполучить подсудимого для заседания поенного трибунала. Исход битвы решался в боях вокруг аэродрома Малеме, куда транспортные самолеты Ju-52 доставляли части 5-й горно-егерской дивизии. У англичан возле Кании находились в резерве 2 новозеландских батальона. Они могли быстро выбить немцев с аэродрома, если бы командование сразу бросило их в бой. И тогда весь ход боев на Крите мог приобрести иной характер. Но Фрейберг, опасаясь высадки морского десанта, не решился трогать эти войска. Он приказал атаковать австралийскому батальону, находящему в Георгиополисе, то есть в 20 милях от Малеме.

Когда австралийцы прибыли к Малеме, было уже поздно. Во второй половине дня Ju-52 начали садиться на аэродроме, не обращая внимания на пулеметный и минометный огонь. Появление 100-го горно-егерского батальона изменило соотношение сил. К 17.00 немцы полностью захватили аэродром и подготовили его для приема самолетов. Теперь исход битвы за Крит был решен.

Ирония судьбы заключается в том, что морской десант, высадки которого так боялся Фрейберг, ночью был разгромлен флотом. Стоящие без дела новозеландцы видели в море вспышки орудийных залпов.

Мы не будем тратить время на описание дальнейших боев, в которых обе стороны проявили большую отвагу и понесли тяжелые потери. 27 мая немцы захватили районы Малеме и бухты Суда, и британское командование приняло решение эвакуировать с острова как можно больше войск. Но мы должны описать ход боев на море. Ведь легкомысленное решение удерживать Крит очень дорого обошлось Средиземноморскому флоту.

В сумерках 20 мая севернее Крита патрулировали 2 крейсерских соединения. Под командой контр-адмирала И.Г. Гленни находились крейсера «Дидо», «Аякс» и «Орион». Контр-адмирал Э.Л.С. Кинг имел крейсера «Найад» и «Перт», крейсера ПВО «Калькутта» и «Карлайл», а также 4 эсминца. Ночью они не встретили противника и утром снова отошли на юг. Так как в этот день противник освободил свои бомбардировщики от атак наземных позиций англичан для ударов по кораблям, крейсера весь день подвергались воздушным атакам. Они могли рассчитывать только на свои зенитки, и все-таки избежали серьезных повреждений, хотя несколько бомб разорвались у самого борта «Аякса». Итальянские горизонтальные бомбардировщики, которые наконец-то получили возможность отбомбиться без помех со стороны истребителей, добились серьезного успеха. Одна из бомб попала в артиллерийский погреб эсминца «Джюно». В результате корабль затонул в течение 2 минут с большими потерями в личном составе.

21 мая самолеты-разведчики сообщили, что с острова Милос в направлении бухты Суда вышла большая группа мелких судов под прикрытием эсминцев. Флот должен был сорвать высадку этого десанта. Адмиралы Гленни и Кинг получили приказ попытаться уничтожить вражеское соединение ночью. Если этого сделать не удастся, утром они должны были соединиться и совместными силами продолжать патрулирование в Эгейском море. Эскадра Гленни, патрулирующая севернее бухты Суда, в полночь встретила первый конвой из 25 каиков и маленьких пароходов, которые сопровождал итальянский миноносец «Лупо». Отважная попытка итальянского капитана защитить конвой ничего не дала. Британские крейсера и эсминцы в течение 2,5 часов расстреливали суда с десантом. Бой превратился в свалку, в которой даже радар мало чем мог помочь. 10 каиков были потоплены, остальные вместе с поврежденным «Лупо» отошли.

В 3.30 Гленни собрал свою рассеявшуюся эскадру и приказал следовать в район к западу от Крита. Вчера его крейсера израсходовали слишком много зенитных боеприпасов, например, на флагманском крейсере «Дидо» их осталось только 30 %. Адмирал решил, что в таких условиях будет слишком глупо днем подставиться под атаки германских пикировщиков.

В это время адмирал Кинг патрулировал севернее Ираклиона. Так как ночью он противника не встретил, то на рассвете согласно приказу повернул на север. В 7.00 начались воздушные атаки, которые, как и ожидалось, были очень сильными. Тем не менее, крейсера с помощью зениток кое-как отбивались, отчаянными маневрами уходя от бомб. Впервые они заметили врага в 8.30. «Перт» обнаружил каик с немецкими солдатами и потопил его. Затем эсминцы уничтожили маленький пароход. И только в 10.00 было замечено сопровождение второго войскового конвоя. Он должен был высадить 4000 солдат в Ираклионе, но германский адмирал Шустер уже отозвал его сразу после разгрома адмиралом Гленни первого конвоя. Миноносец «Сагиттарио», сопровождавший этот конвой, сейчас собирал отставшие суда и был замечен английской эскадрой. Он сразу поставил дымовую завесу, но эсминец «Кингстон», погнавшийся за итальянским кораблем, заметил большое число каиков.

Столкновение могло закончиться для немцев катастрофой. Но в этот момент адмирал Кинг решил, что дальнейшее продвижение на север грозит неоправданным риском. 3 часа почти непрерывных воздушных атак истощили боезапас зенитных орудий, скорость эскадры была ограничена 20 узлами (больше старый «Карлайл» не мог дать), поэтому адмирал решил больше не приближаться к германским аэродромам. Он повернул эскадру на запад к проливу Китера. Конвой был остановлен, и корабли Оси в море больше не показывались. Тем не менее, решение адмирала Кинга вызвало резкое неудовольствие адмирала Каннингхэма. Если бы Кинг продолжал преследование конвоя, он сумел бы уничтожить большое количество каиков вместе с войсками. Хотя это не могло повлиять на исход битвы за Крит, моральный эффект мог оказаться огромным. Кроме того, были бы подмочены взаимоотношения между партнерами по Оси, так как итальянский флот продемонстрировал бы свою неспособность защитить германские войсковые конвои. Чего это стоило бы Средиземноморскому флоту — можно только гадать. Но в любом случае день для него выдался тяжелым.

Отходя на запад полным ходом, эскадра Кинга все равно была вынуждена отбивать воздушные атаки. Крейсер «Найад» был поврежден, 2 башни вышли из строя, ряд отсеков был затоплен, а скорость снизилась до 16 узлов. Крейсер «Карлайл» тоже получил попадание, погиб командир корабля капитан 1 ранга Т.К. Хэмптон. Адмирал Роулингс, который вместе с крейсерами Гленни в это время находился примерно в 30 милях к западу, решил помочь Кингу и попытаться отвлечь на себя часть германских самолетов. Он пошел навстречу крейсерам Кинга, и в 13.30 обе эскадры увидели друг друга. Но в этот момент линкор «Уорспайт» получил попадание тяжелой бомбой, которая уничтожила 152-мм и 102-мм батареи правого борта. Зенитное вооружение линкора сократилось вдвое.

Командование соединенной эскадрой принял адмирал Кинг. Он не имел представления о состоянии различных кораблей. Эсминец «Грейхаунд», возвращавшийся после потопления каика с войсками, получил попадания 2 бомбами и затонул. Кинг отправил эсминцы «Кандагар» и «Кингстон» спасать его экипаж. Крейсера «Глостер» и «Фиджи» остались оказывать им поддержку, а остальные силы Средиземноморского флота повернули на юго-запад. Это решение было неудачным во всех смыслах. Кинг разделил силы флота, уменьшив возможности отражения атак пикировщиков. Более того, он не знал, что оставляет крейсера с минимальным количеством зенитного боезапаса. «Глостер» уже израсходовал 82 %, а «Фиджи» — 70 %.

«Кандагар» и «Кингстон» отважно выполнили свою задачу. Отбивая сильнейшие воздушные атаки, они подобрали экипаж «Грейхаунда», и в 15.00 все 4 корабля получили приказ возвращаться. Только теперь Кинг узнал о нехватке зенитного боезапаса. Преследуемые стаей пикировщиков, они помчались на запад, чтобы соединиться с эскадрой. В 15.50, когда на горизонте уже показались главные силы англичан, «Глостер» получил роковой удар. Крейсер был накрыт целой серией бомб, потерял ход и загорелся.

'Гак как отряд едва успел выйти из пролива Китера и находился совсем недалеко от вражеских аэродромов, командир «Фиджи» капитан 1 ранга Уильям-Паулетт был вынужден принять тяжелое решение — он оставил своего товарища. Проходя мимо «Глостера», он сбросил спасательные плотики. Пока «Фиджи» и 2 эсминца шли на, юг, они отбили не менее 20 воздушных атак за следующие 4 часа. В конце концов «Фиджи» был вынужден стрелять учебными снарядами, так как боевые кончились. Он заслуживал лучшей участи, но в 18.45 выскочивший из облака одиночный истребитель-бомбардировщик Me-109 сбросил бомбу, которая оказалась роковой. Взрыв произошел под самым бортом крейсера и затопил машинное отделение. «Фиджи» потерял ход. Через полчаса над беззащитным кораблем показался еще один самолет, который сбросил 3 бомбы. Этот был смертельный удар. Эсминцы спустили шлюпки и сбросили спасательные плотики. Вернувшись после наступления темноты, они подобрали 523 человека экипажа крейсера.

Так завершился день бедствий. Но на этом страдания Средиземноморского флота не завершились. Бои шли еще 8 дней, и основная нагрузка легла на измученные эсминцы Каннингхэма. Пока исход боев на суше еще не определился, они продолжали ночное патрулирование у северного побережья острова, чтобы не допустить высадки морского десанта. 23 мая именно после такого патрулирования «Келли» и «Кашмир» были атакованы и потоплены 24 пикировщиками. Остатки экипажей подобрал «Киплинг». Среди спасенных был и командир флотилии капитан 1 ранга лорд Луис Маунтбеттен.

24 мая в ответ на запрос Комитета начальников штабов Каннингхэм сообщил, что при сохранении прежней интенсивности воздушных атак флот больше не сможет действовать возле Крита в дневное время. Ответ Комитета был совершенно типичным. Кабинетные стратеги потребовали от флота и КВВС любой ценой помешать противнику доставлять подкрепления на Крит. По мнению Каннингхэма, штабы окончательно потеряли способность трезво оценивать ситуацию.

Дело в том, что противник беспрепятственно доставлял подкрепления с помощью воздушного моста. Флот никак не мог остановить поток транспортных самолетов Ju-52. Адмирал ответил: «Это не боязнь понести новые потери, а необходимость избегать потерь, которые могут привести к гибели флота, не дав никакого ощутимого результата». Еще один пример неспособности к «трезвой оценке ситуации» имел место 23 мая. Пехотно-десантное судно «Гленрой» в сопровождении «Ковентри» и 2 шлюпов вышло из Александрии с батальоном пехоты на борту. Предполагалось высадить его на южном берегу Крита. Мощь вражеских воздушных атак в этом районе, как показала гибель «Келли» и «Кашмира», делала из этих кораблей «овец, отправленных на бойню», — как ядовито написал Каннингхэм. После консультации с Уэйвеллом Каннингхэм приказал кораблям повернуть назад. В 16.00 Адмиралтейство прислало отряду приказ идти к острову. Это означало, что выгружать войска придется уже днем. Каннингхэм отменил глупое распоряжение, которое неизбежно привело бы к гибели кораблей и людей.

Тем не менее, он делал все возможное. Эсминцы и крейсера совершали ночные рейсы в бухту Суда, доставляя снабжение и боеприпасы и патрулируя возле Крита. Авианосец «Формидебл» сумел пополнить свою истребительную эскадрилью, которая сейчас насчитывала 12 «Фулмаров». Он вышел из Александрии вместе с линкорами «Куин Элизабет» и «Барэм», чтобы рано утром 26 мая пронести атаку вражеского аэродрома на острове Скарпанто. В налете участвовали 4 «Альбакора» и 4 «Фулмара». Во второй половине дня его «Фулмары» отбивали воздушные атаки противника. И все-таки 20 немецких пикировщиков сумели добиться нескольких попаданий в авианосец, который был серьезно поврежден. Повреждения получил эсминец «Нубиэн». На следующий день был поврежден линкор «Барэм». Новая попытка «Гленроя» доставить подкрепления на Крит провалилась 26 мая. Транспорт был атакован пикировщиками, получил попадания и загорелся.

Авиация противника полностью господствовала над участком моря между Критом и побережьем Африки. Он получил мрачное название «Бомбовой аллеи». Даже если бы англичанам удалось удержать Крит, доставлять снабжение на остров было невозможно. Именно в этот момент премьер-министр телеграфировал Уэйвеллу: «Победа на Крите жизненно важна в этот поворотный момент войны. Бросайте в бой все, что можете». Но британские солдаты уже дошли до предела выносливости. Они творили чудеса. Немцы понесли такие огромные потери, что сами были на грани краха. Только подавляющее превосходство противника в воздухе принесло Германии победу. Несколько бомбардировщиков из Египта атаковали аэродром Малеме. «Харрикейны» с подвесными баками пытались перелететь в Ираклион. Но это были ничтожные попытки на фоне непрекращающейся бомбардировки английских позиций германскими пикировщиками.

27 мая было принято решение эвакуировать войска с острова. Из бухты Суда они должны были отступать через горы к маленькой деревушке Сфакия на южном берегу. Войска из Ираклиона предполагалось вывезти прямо из этого порта. Снова перед Каннингхэмом замаячили перспективы понести новые тяжелые потери. В ходе битвы за Крит он уже потерял 2 крейсера и 4 эсминца. 2 линкора, единственный авианосец, крейсер и эсминец получили тяжелые повреждения и вышли из строя. Еще 5 крейсеров и 4 эсминца имели небольшие повреждения. Однако адмирал не колебался. Он передал сигналом по флоту: «Мы не бросим армию на произвол судьбы». На возражения офицеров штаба, которые опасались новых потерь, Каннингхэм сказал: «Флоту потребуется 3 года, чтобы построить новый корабль, и 300 лет, чтобы создать новую традицию».

Эвакуация из обоих портов началась 28 мая. 4 эсминца приняли на борт 700 человек в Сфакии и благополучно доставили их в Александрию. Небольшие повреждения от близкого разрыва бомбы получил эсминец «Низам». В Ираклион было отправлено соединение контр-адмирала Роулингса — крейсера «Орион», «Аякс», «Дидо» и 6 эсминцев. Им предстояло пройти через пролив Касо всего в 40 милях от вражеской авиабазы на Скарпанто. Поэтому этот отряд испытал на себе всю мощь вражеских атак. С 17.00 и до наступления темноты в 21.00 корабли шли под градом бомб. Зенитчиков обдавало брызгами от близких разрывов и сильных волн, однако они продолжали стрелять. Началось все обычной безвредной атакой итальянских горизонтальных бомбардировщиков. Но потом появились гораздо более страшные пикировщики и торпедоносцы.

Корабли вертелись и крутились на полном ходу и сумели избежать прямых попаданий. Но слишком много бомб рвалось рядом. Близким разрывом был поврежден «Аякс», и его пришлось отправить в Александрию. Бомба, разорвавшаяся рядом с кормой эсминца «Империал», видимых повреждений не причинила. Однако позднее выяснилось, что рулевое управление все-таки пострадало, что и привело к гибели корабля. Наступившая темнота позволила экипажам перевести дух, но отдохнуть им не пришлось. Крейсера остановились возле Ираклиона, а эсминцы с погашенными огнями вошли прямо в порт и пришвартовались к молу. Вскоре начали прибывать солдаты, не понимающие, почему приходится отступать, когда противник разбит и отброшен. Каждый эсминец примял но 800 человек, но после выхода из гавани они передали по 500 человек на каждый крейсер.

Посадка закончилась только в 3.20, то есть на час позднее запланированного. Корабли подняли якоря и помчались к проливу Касо. Но, едва они дали ход, как эсминец «Империал» круто повернул и чуть не протаранил «Кимберли», еле разминулся с крейсерами и остановился. Остальные корабли сразу пропали во мраке. Роулингс отправил эсминец «Хотспур» узнать, что же произошло. Когда «Хотспур» сообщил, что рулевое управление «Империала» вышло из строя и корабль не может управляться, адмирал приказал снять экипаж и солдат и потопить «Империал». Прошел еще час, пока это было сделано, и 2 торпеды отправили «Империал» на дно. «Хотспур» дал самый полный ход и полетел на восток. Шансы прорваться через пролив Касо в одиночку среди бела дня и благополучно выскочить из района действия германских пикировщиков казались минимальными. Офицеры корабля с ужасом думали, что произойдет, когда бомба попадет в эсминец, забитый более чем 500 пассажирами. Поэтому было решено держаться как можно ближе к берегу, а выйдя из пролива, сразу повернуть на запад. Уйдя с проторенного пути, эсминец получал шанс остаться незамеченным. Если же случится самое худшее, можно было выбросить корабль на берег и попытаться спасти как можно больше людей.

Всем на мостике казалось, что «Хотспур» обречен, когда рассвет застал его в проливе Касо. Но вскоре впереди появились силуэты кораблей, и офицеры эсминца с огромным облегчением поняли, что Роулингс дожидался их. На такое никто не рассчитывал. Теперь вся эскадра была в сборе, и совместный огонь 7 кораблей мог удержать пикировщики от слишком смелых атак.

Но в любом случае последующие 6 часов стали для соединения Роулингса тяжелым испытанием. Первым получил попадание эсминец «Хируорд». Он снизил скорость и начал отставать. Адмирал был вынужден бросить его. «Хируорд» был потоплен во время последующих воздушных атак недалеко от берега Крита. Большая часть экипажа и пассажиров была спасена итальянскими катерами и попала в плен. Взрыв под бортом у эсминца «Дикой» вынудил его снизить скорость до 25 узлов. Роулингс снизил скорость всей эскадры, чтобы не бросать еще один корабль. Потом скорость снизилась до 21 узла, так как повреждения получил флагманский крейсер «Орион». Пулеметным огнем на мостике «Ориона» был убит командир корабля капитан 1 ранга Бак, адмирал Роулингс был ранен. В 8.15 бомба попала в башню «В» крейсера «Дидо». В 9.00 прямым попаданием была уничтожена башня «А» «Ориона».

Самый тяжелый удар флагманский крейсер получил в 10.45. Бомба взорвалась в кубрике, забитом солдатами. 260 человек погибли и еще 280 были ранены. На «Орионе» вспыхнул пожар, он временно потерял управление. Но вскоре управление было восстановлено, а пожары потушены. Вода попала в топливные цистерны, и скорость крейсера снизилась до 12 узлов. Но все-таки эскадра вышла за пределы дальности полета пикировщиков. Ближе к закату корабли пришли в Александрию. Моряки буквально налились с ног от усталости. «Орион», имеющий сильный крен, вели на буксире.

Но эсминцы, которые избежали повреждений, отдыха не получили. Усталые матросы, двигаясь, как автоматы, начали грузить боеприпасы и продовольствие, прибираться в отсеках. Потом корабли приняли топливо и снова вышли в море. На сей раз они направлялись в Сфакию.

К счастью, эвакуация из Сфакии, которая заняли 3 ночи, обошлась англичанам гораздо дешевле, так как КВВС сумели обеспечить кораблям на переходе истребительное прикрытие. Флот вывез около 12000 солдат. Но при этом был потоплен крейсер ПВО «Калькутта», а крейсер «Перт» был тяжело поврежден. Получили повреждения также эсминцы «Нэпир» и «Кельвин».

Когда 1 июня операция была завершена, выяснилось, что Средиземноморский флот сумел эвакуировать с Крита около 18 000 человек. При этом он потерял потопленными 3 крейсера и 6 эсминцев. 2 линкора, 1 авианосец, 2 крейсера и 2 эсминца были тяжело повреждены. Отремонтировать их в Александрии было невозможно. Еще 3 крейсера и 6 эсминцев получили небольшие повреждения.

Однако и англичане сумели кое-чего добиться. XI авиакорпус просто перестал существовать. Немцы на Крите понесли тяжелые потери. За 6 дней боев они составили более 6000 человек. Высадка воздушного десанта успеха не принесла. Поэтому, когда позднее было предложено высадить такой же десант на Мальту, неприятные воспоминания об операции «Меркур» оказались слишком свежи. Высадка на Крит стала последней крупной воздушно-десантной операцией Люфтваффе. После того, как VIII авиакорпус был переброшен для участия в русской кампании, X авиакорпус остался единственным германским авиационным соединением на Средиземном море. С точки зрения летчиков, Греция и Крит стали удобным трамплином для будущих действий. В пределы досягаемости самолетов Люфтваффе попали даже Египет и Суэцкий канал. Про Мальту как-то забыли, что явилось серьезнейшей стратегической ошибкой. Самолеты Люфтваффе покинули сицилийские аэродромы. До конца 1941 года Мальта получила относительную передышку. Это позволило укрепить оборону острова и нанести серию ударов по морским коммуникациям Роммеля. Когда в январе 1942 года немцы осознали свою ошибку и снова сосредоточили усилия на подготовке вторжения на Мальту, выяснилось, что свой шанс они уже упустили.


ГЛАВА 5

МАЛЬТА АТАКУЕТ МОРСКИЕ КОММУНИКАЦИИ РОММЕЛЯ

Битва за Средиземное море. Взгляд победителей

Драматические события на Крите и в омывающих его водах привлекали всеобщее внимание, пока 1 июня 1941 года не завершились бои на этом острове. Теперь необходимо рассмотреть ситуацию на Средиземноморском театре в целом, после чего мы сосредоточим свое внимание на событиях в центральном бассейне и той решающей роли, которую сыграла Мальта.

Пока шла битва за Крит, британское командование столкнулось с новой проблемой, которую следовало как-то решить, хотя ресурсы англичан были крайне ограниченными. В апреле прогерманское правительство Ирака предприняло некоторые меры, чтобы вытеснить англичан из этой страны. Британские войска находились там на основе долговременного соглашения, чтобы охранять имеющие важнейшее значение нефтяные месторождения и нефтепровод из Киркука в Сирию и Хайфу. Англичанам пришлось направить в Ирак дополнительные войска и авиацию, и к концу мая опасность была устранена.

Все это время вишистская администрация Сирии оказывала самую активную помощь иракским мятежникам, снабжая их оружием. Французы также разрешили германским самолетам использовать сирийские аэродромы для промежуточных посадок на пути в Ирак. Стало ясно, что в самом ближайшем времени немцы оккупируют Алеппо и северную часть Сирии. Угроза немецкого вторжения в Египет через Палестину не оставила англичанам никакого выбора. Они были вынуждены двинуть свои войска в Сирию.

Операция началась 8 июня и продолжалась до 12 июля, когда командующий войсками Виши в Сирии генерал Денц подписал капитуляцию. Мало того, что бывшие союзники понесли потери в боях друг с другом, а французам пришлось сражаться с французами, так еще и без того потрепанные легкие силы Средиземноморского флота потеряли еще 3 эсминца поврежденными.

После захвата немцами Крита британский флот потерял контроль и над Восточным Средиземноморьем, если не считать юго-восточного угла вокруг Александрии. Были перерезаны пути следования конвоев из Александрии на Мальту, резко возросла угроза Египту и Суэцкому каналу со стороны вражеской авиации. Возникла реальная угроза новой катастрофы для англичан. Однако в игру вмешались другие факторы, и общий баланс немного выровнялся. Даже исполинская военная машина Германии имела все-таки ограниченные возможности. Если бы Гитлер бросил все силы своей авиации на Средиземное море, это имело бы роковые последствия для англичан на Среднем Востоке. Однако он в это время уже готовился к выполнению плана «Барбаросса» — вторжению в Россию. Все усилия Германии были подчинены этой задаче.

В результате силы Люфтваффе на Средиземноморском театре резко сократились. На русский фронт были отправлены VIII авиакорпус и даже часть сил X авиакорпуса. На Средиземном море остались 5 бомбардировочных эскадр, 3 эскадры пикировщиков, 2 эскадры истребителей, 1 эскадра тяжелых истребителей, 2 эскадрильи дальних разведчиков и 3 эскадрильи ближних разведчиков — всего 315 самолетов. Эти силы были распылены по множеству аэродромов в Греции, на Крите, Додеканезских островах, в Ливии. Германской авиации приходилось действовать с предельным напряжением сил, что вело к износу машин, и в распоряжении командования осталось не более 200 исправных самолетов.

По соглашению между германскими и итальянскими ВВС немцы должны были бомбить Александрию, Каир и Суэцкий канал. Если бы они имели возможность сосредоточить для этого все силы, у англичан возникли бы серьезные проблемы с доставкой снабжения для Армии Нила через Суэцкий канал. Это могло полностью изменить результат боев на суше. Однако из штаба Африканского Корпуса приходили настоятельные требования от генерала Роммеля, который стремился начать вторжение в Египет как можно раньше. Поэтому он требовал помешать доставке снабжения в осажденный Тобрук, а также уничтожить укрепления этой крепости. Роммель намеревался взять эту крепость к началу осени. От X авиакорпуса потребовали слишком много. Он был вынужден раздробить свои силы и в результате не решил полностью ни одной задачи.

Постоянные воздушные налеты на Александрию, Порт-Саид и Суэц вместе с крупными минными постановками в Суэцком канале вызвали серьезные задержки при разгрузке судов в Суэце. Однако перевозка снабжения и подкреплений для Армии Нила не прерывалась ни па один день. Функционирование военно-морской базы и Александрии осложнилось, но тоже не прекратилось. Хотя при доставке снабжения в Тобрук англичане потеряли 25 кораблей и транспортов — в том числе 1 быстроходный минный заградитель, 2 эсминца и 3 шлюпа, — а еще 9 кораблей были серьезно повреждены, движение на этом маршруте не остановилось. Немцы также не сумели серьезно ослабить оборону Тобрука.

Более важным следствием перенапряжения сил X авиакорпуса было прекращение бомбардировок Мальты.

Пока на остров сыпался град бомб, уничтожающий аэродромные сооружения, взлетные полосы, мастерские, самолеты, стоящие на земле, — ударная мощь Мальты как воздушной базы была сведена практически к нулю. Единственным серьезным успехом мальтийской ударной авиации в начале 1941 года стало потопление торпедоносцами «Суордфиш» 3 транспортов водоизмещением 15796 тонн. «Веллингтоны» 148-й эскадрильи совершали беспокоящие ночные налеты на порты Италии и Северной Африки, затрудняя погрузку и разгрузку транспортов, даже повредили несколько судов, но не сумели потопить ни одного. В тяжелейших условиях той поры, даже если бы на острове имелись дополнительные бомбардировочные эскадрильи, обслуживать их было невозможно. В начале марта эскадрилья «Веллингтонов» была отправлена в Египет, так как аэродром Хал Фар подвергался сильным бомбардировкам. В апреле она вернулась, чтобы провести несколько ночных налетов на Триполи. Однако, когда в конце апреля прилетели 6 «Бленхеймов», которые планировалось использовать для дневных торпедных атак против итальянских конвоев, «Веллингтоны» пришлось отправить обратно в Египет.

Недолгая, но потрясающая деятельность флотилии эсминцев капитана 1 ранга Мака была упомянута ранее. Ее преемниками стали крейсер «Глостер» и 5-я флотилия эсминцев лорда Маунтбеттена. Однако они не успели ничего сделать, так как началась битва за Крит, и эти корабли были отозваны с Мальты. Таким образом, Мальта сыграла не слишком большую роль в нарушении вражеских коммуникаций. Все ограничивалось действиями подводных лодок, базирующихся на острове или заходящих на Мальту для пополнения припасов. Это были старые лодки типов «Р» и «R», слишком большие и неуклюжие для действий в мелководных районах возле побережья Туниса. Они охотились у берегов Италии. Начали действовать на итальянских коммуникациях и новые лодки типа «Т». Все они базировались на Александрию.

Сначала мальтийская флотилия подводных лодок состояла из 3 маленьких лодок типа «U», которые прибыли в декабре 1940 года. Вскоре к ним присоединились еще 3 такие же лодки. Небольшие размеры и высокая маневренность лодок типа «U» делали их особенно подходящими для операций на прибрежных маршрутах от мыса Бон до Триполи.

Прежде всего требовалось обнаружить уязвимые точки на маршрутах следования конвоев. Походы лодок «Апрайт» и «Юник» в декабре и январе к банке Керкенна, которая лежит мористее порта Сфакс и помечена множеством навигационных буев, показали, что через этот район проходят все конвои, следующие в Триполи. Именно здесь мальтийские лодки добились первого серьезного успеха при помощи самолетов, базирующихся на острове.

Конвой в Триполи вышел из Неаполя 25 января в 21.00. Он состоял из германского транспорта «Дуйсбург» и итальянского судна «Инго». Их сопровождало вспомогательное судно «Каралис». Конвой обогнул Сицилию с запада и пошел привычным маршрутом, направляясь к мысу Бон. Там он должен был повернуть на восток и проследовать вдоль берега в Триполи. До сих пор это был совершенно безопасный маршрут, и конвои следовали по нему туда и обратно без потерь. Но сейчас у мыса Бон противника караулила подводная лодка «Апхолдер». Она и ее юный командир капитан-лейтенант М.Д. Ванклин вскоре станут настоящим проклятьем для врага, уничтожив множество кораблей Оси.

Это был первый боевой поход Ванклина, однако он сразу показал себя. Незадолго до полуночи 26 января он дал торпедный залп по конвою. Но противник заметил следы торпед и уклонился. Как только враг удалился на безопасное расстояние, лодка немедленно всплыла и бросилась в погоню. Висеть на хвосте у противника — занятие долгое и нудное, особенно если учесть, что в дневное время лодка должна находиться в подводном положении. Но в это время конвой попал под новый удар. Примерно в полдень летающая лодка «Сандерленд» обнаружила его возле банки Керкенна. С аэродрома Хал Фар на Мальте немедленно взлетели 7 «Суордфишей» 830-й эскадрильи, 6 из которых были вооружены торпедами. Их сопровождали 2 «Фулмара» из состава авиагруппы поврежденного «Илластриеса». В 15.50 они заметили конвой и развернулись для атаки. «Дуйсбург» сумел увернуться от нацеленных в него торпед. «Инго» повезло меньше. Он получил попадание и через несколько минут затонул.

Слабо вооруженное эскортное судно «Каралис» ничем не смогло помочь транспортам. Ему осталось лишь выловить из воды остатки экипажа «Инго». Ближе к рассвету вражеские суда подошли к Триполи. Но в 5.58 под покровом темноты «Апхолдер» атаковала их. 2 торпеды попали в «Дуйсбург». Транспорт потерял ход и загорелся, сильно сел носом, но все-таки остался на плаву. Это окончательно вывело из равновесия командира эскортного судна, которое было переполнено спасенными моряками. Он, не раздумывая, полным ходом бросился наутек в Триполи, вызывая по радио военные корабли на помощь «Дуйсбургу». Вскоре прибыл итальянский миноносец «Орионе», который подобрал экипаж и пассажиров «Дуйсбурга», спасающихся на шлюпках. Затем появился буксир, который потащил транспорт в порт кормой вперед.

Это было довольно скромное начало, однако подводники наносили удары по коммуникациям Роммеля, проявляя редкие упорство, терпение и настойчивость. Их атаки были менее зрелищны, чем воздушные. Но в то же время базы подводных лодок меньше страдали от действий вражеской авиации, и они вскоре добились более заметных успехов. Например, в конце февраля британская подводная лодка потопила итальянский легкий крейсер. Дело в том, что итальянское верховное командование для обеспечения перевозок войск Африканского Корпуса привлекло крейсера, но обеспечение сопровождения конвоев было организовано из рук вон плохо, что и привело к плачевному результату.

Начиная с 23 февраля, в Ливию один за другим отправлялись конвои с германскими и итальянским войсками. За их безопасность отвечал итальянский флот. Вечером 23 февраля из Неаполя в Триполи вышли 5 германских быстроходных транспортов в сопровождении 4 и итальянских эсминцев. 24 февраля в море вышли 5 итальянских лайнеров, переполненных немецкими солдатами. На следующий день в путь отправился конвой из 5 итальянских и 5 германских транспортов. Так как в январе на Средиземноморском театре появилась германская авиация, англичане не могли держать на Мальте свои надводные корабли. Поэтому выглядит довольно странной отправка крейсеров «Банде Нере» и «Армандо Диац» в сопровождении 2 эсминцев для прикрытия первого из этих конвоев. Вице-адмирал Мориондо, командовавший дивизией крейсеров, не принял никаких мер для защиты от единственной реальной угрозы — подводных лодок.

Крейсера находились впереди конвоя и следовали в кильватерной колонне. Сначала они шли противолодочным зигзагом, но 25 февраля в 2.00 при подходе к банке Керкенна прекратили зигзаг. Ночь была очень темной, безлунной и тихой. При подходе к берегам Триполита-нии видимость сократилась еще больше. Чтобы не оторваться от конвоя, итальянские крейсера следовали со скоростью 13,5 узла. Поэтому перед лейтенантом Э.Д. Норманом, стоявшим на мостике подводной лодки «Апрайт», предстала цель, о которой подводник может лишь мечтать. В 3.45 в «Армандо Диац» попали 2 торпеды, которые вызвали детонацию носовых погребов. Уже через 4 минуты крейсер пошел на дно с большей частью команды. Спаслись только 147 человек. Попытка эсминцев атаковать «Апрайт» глубинными бомбами успеха не принесла.

В марте успеха добились «Атмоуст», «Юник» и «Апрайт». Когда 8 марта на Мальте получили сообщение о большом количестве транспортов, следующих в Триполи, все имеющиеся лодки тут же были отправлены в море. «Атмоуст» капитан-лейтенанта Р.Д. Кейли недавно вернулась с патрулирования и снова вышла в море, проведя в гавани лишь 24 часа. 9 марта она торпедировала и потопила итальянский транспорт «Капо Вита». На следующий день «Юник» лейтенанта Э.Ф. Коллетта, которой было приказано задержаться в море, потопила транспорт «Феничиа». «Атмоуст» 19 марта уже снова находилась у побережья Туниса. Лодка перехватила конвой из 5 германских транспортов со снабжением для Африканского Корпуса и торпедировала «Гераклею» и «Рур». Первый транспорт сразу затонул, но «Рур» противнику удалось отвести в порт. Когда этот конвой двинулся из Триполи в обратный путь, он натолкнулся на «Апрайт». Лодка торпедировала и тяжело повредила транспорт «Галилея».

В этот же период определенных успехов добились и лодки александрийской флотилии. Их главной целью оказались итальянские танкеры. Подводный заградитель «Ро-куэл» прибыл на Мальту, чтобы принять на борт мины. 25 и 26 марта он поставил заграждения возле Палермо. Это минное поле итальянцы обнаружили довольно быстро, так как на нем подорвался и затонул маленький танкер «Верде». А командир «Рокуэла» капитан 2 ранга Р. Г. Дьюхерст, израсходовав мины, отправился на поиски целей для своих торпед. Сначала он потопил танкер «Тичино». 30 марта был торпедирован танкер «Лаура Кор-радо». Так как танкер не затонул, Дьюхерст отважно поднялся на поверхность и добил его артиллерией. На следующий день «Рокуэл» израсходовал последние торпеды на потопление итальянской подводной лодки «Каппони». Она имела глупость следовать в надводном положении среди бела дня. После этого совершенно довольный экипаж повел «Рокуэл» на Мальту за новыми торпедами.

Уничтожение танкеров стало основным занятием александрийской флотилии. В следующем месяце лодка «Тетрарх» потопила возле Триполи танкер «Персиано» с грузом драгоценного топлива для армии Роммеля. Однако, если говорить о количестве потопленных судов и их тоннаже, то пальма первенства принадлежит, разумеется, маленьким лодкам типа «U» с Мальты. Наибольших успехов добилась лодка «Апхолдер», которой командовал чернобородый долговязый шотландец Малькольм Дэвид Ванклин. 21 марта он вышел с Мальты, чтобы патрулировать в проливе Лампедуза. За свое терпение через 4 дня он был вознагражден, встретив во время шторма транспорт «Антониэтта Лаура». Чтобы наверняка добиться успеха, Ванклин стрелял с такого малого расстояния, что первая торпеда попала в цель еще до того, как третья покинула торпедный аппарат. Помня о малом запасе торпед (эти лодки имели 4 торпеды в аппаратах и 4 запасные), Ванклин успел отменить третий и четвертый выстрелы.

После этого он получил приказ уничтожить германский транспорт «Арта», который был поврежден эсминцами Мака 10 дней назад и сейчас сидел на мели на банке Керкенна. «Апхолдер» подошел к борту транспорта, и подводники подожгли «Арту». Ценный груз автомобилей для Африканского Корпуса был уничтожен. Ванклин остался ждать, и через 5 дней на него налетел конвой из 4 германских и 1 итальянского транспортов, возвращающийся из Триполи домой под прикрытием 4 эсминцев. Плохая погода не помешала Ванклину атаковать.

Лодка проскользнула сквозь завесу эсминцев и торпедировала 2 германских транспорта — «Арктурус» и «Леверкузен». Эсминцы начали сбрасывать глубинные бомбы, но лодка ускользнула. Когда все стихло, Ванклин подвсплыл на перископную глубину, чтобы проверить результаты своей атаки. «Арктурус» затонул, а второй транспорт на буксире у эсминца медленно направлялся обратно в Триполи. Ванклин устремился в погоню и в новой атаке 2 торпедами потопил «Леверкузен».

Именно Ванклин во время своего следующего похода показал врагу, что у Мальты еще остались довольно острые зубки, хотя Люфтваффе и Реджиа Аэронаутика сделали все возможное, чтобы их выбить. На сей раз он охотился у юго-восточного побережья Сицилии в районе Мессинского пролива, где сходились коммуникации врага. 20 мая он дал торпедный залп с большой дистанции по неволимому конвою, но попаданий не добился. Зато глубинные бомбы кораблей эскорта вывели из строя «уши» «Анкиллера» — асдик и гидрофоны.

Несмотря на эти повреждения, Ванклин продолжал патрулирование. Через 3 дня он торпедировал вишистский танкер «К. Дамиани», который работал на противника. Последовала контратака, и глубинные бомбы рвались вокруг лодки целые сутки. Это сильно потрепало нервы подводникам, так как они не могли следить за перемещениями вражеских кораблей. Без гидрофонов шум пиитов становился слышен, лишь когда противник оказывался прямо над головой. «Апхолдер» избежал серьезных повреждений. На лодке остались только 2 торпеды, а до намеченного завершения похода оставались 2 дня. Ванклин направился к выходу из Мессинского пролива. Это его решение обошлось итальянцам очень дорого.

На рассвете 24 мая в море вышли 4 больших океанских лайнера — «Конте Россо», «Марко Поло», «Виктория» и «Эсперия», набитые солдатами, отправленными в Ливию. Во второй половине дня они вышли из Мессинского пролива в сопровождении 4 эсминцев. Прикрывала конвой эскадра из 2 крейсеров и 3 эсминцев. Вся эта армада на большой скорости направилась прямо в Триполи.

Солнце уже садилось. Ванклин с нетерпением ждал темноты, когда он сможет подняться на поверхность, а пока что осматривал горизонт в перископ. В последних лучах заката он сумел заметить патрулирующий на северо-западе самолет. Это очень походило на сопровождение конвоя. Ванклин остался под перископом, напряженно вглядываясь в сгущающиеся сумерки. Вскоре он был но и огражден — на фоне заката появился силуэт большого двухтрубного лайнера.

Началась отработанная до мелочей рутинная процедура торпедной атаки. Видимость стремительно ухудшалась, единственным средством наблюдения остался перископ, и лодка имела всего 2 торпеды… Поэтому атаковать следовало с минимальной дистанции. Когда цель и ее эскорт приблизились, стало ясно, что придется иметь дело с большой группой эсминцев. К счастью, наступила темнота. Это сделало задачу Ванклина более сложной, но одновременно скрыло перископ «Апхолдера» от итальянских наблюдателей. В 20.40 подводная лодка вышла в точку пуска торпед.

Впервые противник узнал о грозящей ему опасности, когда командир эскорта на эсминце «Фреччиа» заметил следы 2 торпед. Он выпустил сигнальную ракету, объявив тревогу, и резко повернул корабль. Эсминец еле увернулся от торпед. Зато они нашли более крупную цель — лайнер «Конте Росо» водоизмещением 17879 тонн, на котором находились 2729 солдат. На этом же корабле был поднят флаг комодора конвоя контр-адмирала Франческо Канцонери. Огромный корабль получил смертельный удар и быстро затонул. При этом погибли 1300 человек.

Следующие 2 часа корпус «Апхолдера» содрогался и трещал от взрывов глубинных бомб. Экипаж насчитал их более 40. Но лодка вытерпела и это испытание. В полночь Ванклин поднялся на поверхность и пошел на Мальту. За этот поход Ванклин был награжден Крестом Виктории.

Хотя эта потеря была очень болезненной для итальянцев, до конца мая 1941 года итальянцы доставляли в Ливию подкрепления и припасы почти беспрепятственно. На морских коммуникациях действовали только английские подводные лодки, которые в одиночку сорвать эти перевозки не могли. Но в июне после ухода X авиакорпуса аэродромы на Мальте больше не подвергались опустошительным налетам. Поэтому они были отремонтированы и расширены. Бомбардировщики «Бленхейм», до тех пор стоявшие на земле, начали наносить удары по итальянским конвоям как в море, так и в портах. Торпедоносцы ВСФ после первых успехов были вынуждены отказаться от дневных атак. Теперь конвои сопровождали истребители Ju-88, против которых у тихоходных и слабо вооруженных «Суордфишей» не было никаких шансов. До июля 1941 года, когда начали поступать авиационные радары, ночные операции «Суордфишей» были ограничены постановкой мин на подходах к портам. Когда в августе на Мальту вернулись бомбардировщики «Веллингтон», итальянские конвои уже не могли чувствовать себя и безопасности ни днем, ни ночью, ни в море, ни в порту. Эти самолеты могли проводить любые типы атак в любое время суток. Кроме того, начала действовать 8-я флотилия подводных лодок, базирующаяся в Гибралтаре. Она состояла из британских и голландских лодок, полем действия которых стали Тирренское море и Генуэзский залив. 1-я флотилия в Александрии получила подкрепления. Теперь она атаковала не только конвои, идущие в Бенгази. Ее лодки начали охоту в Эгейском море и на подходах к Дарданеллам. Поэтому итальянцы были вынуждены разбросать свои противолодочные силы по очень большой территории. Моральный дух экипажей эскортных кораблей и транспортов, работающих буквально на износ, начал падать, так как им в любую минуту приходилось ожидать удара с воздуха или из-под воды.

С начала июня 1941 года почти ни один конвой не мог прибыть в Ливию, не подвергнувшись атаке. Многие атаки были отражены, от других итальянцы уклонялись. Эскортные корабли демонстрировали выдающиеся образцы отваги и умения, особенно если учесть, что далеко не все итальянские эсминцы и миноносцы имели радар и асдик. Итальянские моряки дорого платили за техническую отсталость своего флота. И все-таки на каждый погибший транспорт приходилось большое число успешно дошедших до цели. В подробных описаниях этой кампании, которую итальянцы называют «Битвой конвоев», названия некоторых кораблей встречаются много раз. Они совершали походы в Африку и обратно, умело уходя от опасности. Им удавалось пережить атаки, от которых теперь конвои не могли укрыться даже в порту.

Отвагу самого высшего порядка демонстрировали обе стороны. Британские подводные лодки действовали в прозрачных водах центрального бассейна, который преимущественно имеет малые глубины. Этот район был буквально засеян минами и находился под постоянным присмотром сил ПЛО. Каждая торпедная атака сильно защищенного конвоя означала смертельный риск для лодки. С апреля по август погибли 5 мальтийских лодок — «Эск», «Андаунтед», «Унисон», Р-32 и Р-33.

Каждый поход означал серьезнейшее напряжение всех сил экипажа. Помогали добиться успеха непревзойденные качества таких капитанов как Ванклин, их способность сохранять ледяное хладнокровие во время изматывающих нервы контратак, когда подводникам приходилось терпеливо ждать взрыва очередной глубинной бомбы, ударяющей по корпусу лодки, словно исполинский молот. Но далеко не все могли выдержать подобное напряжение. Во время атаки «Конте Россо» сигнальщик «Апхолдера» едва не сошел с ума и попытался открыть люк в рубке, когда лодка находилась на глубине 150 футов. Командир подводной лодки «Эрдж» лейтенант Э.П. Томпкинсон во время атаки глубинными бомбами приказал механику обойти лодку, громко читая молитвы.

Британская авиация на Мальте тоже понесла большие потери, выполняя полученный приказ «топить транспорты Оси, следующие из Европы в Африку». Так как англичане не имели на острове ни пикировщиков, ни торпедоносцев, эта задача была возложена на «Бленхеймы» 105-й и 107-й эскадрилий. Неэффективность бомбометания по кораблям с горизонтального полета вынудила летчиков изобрести новый метод атаки, хотя он приводил к чудовищно большим потерям. На это пришлось пойти лишь потому, что цель того стоила. Самолет шел на цель прямым курсом на высоте мачт и сбрасывал бомбы практически в упор, так, чтобы они попали в борт судна и сделали пробоину в борту, а не в палубе. Так как самолеты встречал плотный огонь множества зенитных автоматов с транспортов и кораблей эскорта, шансы выйти целым из такой атаки были призрачными. Однако день за днем экипажи «Бленхеймов» играли со смертью, в награду получим бутылку джина, которую командующий авиацией Мальты вице-маршал авиации Ллойд обещал за каждое потопленное судно.

Эффективность и опасность такого метода показала и гака 27 мая. Конвой противника в составе 6 транспортов и 8 кораблей сопровождения был перехвачен в Сицилийском проливе. 6 «Бленхеймов» бросились в атаку. Шквальным огнем противника 2 самолета были сбиты, по пароход «Фоскарини» получил попадания нескольких бомб и загорелся. В тот день удача сопутствовала итальянцам. Повреждения оказались не смертельными, и «Фоскарини» был приведен на буксире в Триполи. Бомба, попавшая в транспорт «Венеция», не взорвалась.

Так началась длинная серия дневных атак против конвоев Оси, которые вместе с атаками подводных лодок и торпедоносцев заставили позднее итальянских историков признать, что это был «один из самых худших периодов на коммуникациях между Италией и колониями. В конце лета и особенно осенью итальянский торговый флот понес самые тяжелые потери за всю войну». Следует дать несколько примеров. Но читатель должен помнить, что на каждый описанный бой приходится множество других.

Вернемся к событиям июня. Первый конвой из 6 транспортов в сопровождении 5 эсминцев и под прикрытием 2 крейсеров вышел из Неаполя в Триполи 1 июня. Он должен был пройти Сицилийский пролив и спуститься к побережью Триполитании. С воздуха его прикрывали 2 истребителя CR-42 и гидросамолет Кант Z.501. Именно он поднял тревогу 2 июня, сообщив, что впереди по курсу конвоя видит подводную лодку. Конвой повернул прочь от опасности.

Примерно в это же время конвой заметила летающая лодка «Сандерленд». Английский разведчик передал на Мальту его координаты. Вскоре после этого в воздух поднялись 5 «Бленхеймов» и полетели на запад, чтобы перехватить конвой. Примерно в 14.00 итальянцы были замечены. Обнаружив 2 итальянских истребителя, командир ударной группы решил немного выждать. Он задержал атаку до тех пор, пока CR-42, израсходовав топливо, не будут вынуждены улететь на свой аэродром. Вскоре на кораблях конвоя тоже заметили «Бленхеймы». Однако в то время дневные атаки почти не практиковались, и итальянцы решили, что видят транспортные самолеты Ju-52, летящие в Ливию. Ждать долго не пришлось, итальянские истребители улетели в 14.30. Внезапность была достигнута полная. В 14.45 «Бленхеймы» атаковали конвой со стороны солнца, летя над самой водой. Итальянские зенитки все-таки открыли огонь, и 1 самолет получил попадание. Он загорелся, потерял высоту и врезался в воду. Но остальные 4 «Бленхейма» легли на боевой курс. Открылись створки бомболюков, и бомбы по изящной кривой полетели в цель. Пароход «Монтелло», груженный боеприпасами, взорвался с ужасным грохотом, словно небольшой вулкан, и затонул в считанные секунды. Лишь плавающие обломки напоминали о нем. Одновременно транспорт «Беатриче Коста» с грузом бензина получил бомбу в среднюю часть корпуса. Судно моментально было охвачено пламенем, и экипаж оставил его. Позднее эсминец сопровождения потопил описывающий беспорядочные круги транспорт.

Сократившийся до 4 судов конвой прибыл в Триполи 4 июня, не понеся новых потерь. Следующую неделю итальянцы пытались разгрузить транспорты, используя скудные возможности порта, сильно пострадавшего от постоянных воздушных налетов. За это время англичане провели 4 ночных налета на порт. 11 июня, когда в трюмах еще оставалось довольно много грузов, транспорты получили приказ выйти в море, чтобы освободить порт для нового конвоя, который должен был прибыть на следующий день.

Этот конвой состоял из 6 транспортов и 3 кораблей эскорта. Он тоже подвергся воздушной атаке 2 «Бленхеймов» южнее Пантеллерии. Целью был выбран теплоход «Тембиен», ветеран ливийских конвоев, ощетинившийся зенитными пулеметами. Головной «Бленхейм» разлетелся на куски, но не отвернул и врезался в мачту «Тембиена». Пылающие обломки самолета рухнули в море. Его бомбы пролетели мимо. Не добился попаданий и второй «Бленхейм», за которым погналось воздушное сопровождение конвоя — бомбардировщик Sm-79 и 2 истребителя CR-42.

Но «Тембиен» не ушел от возмездия. Разгрузившись в Триполи, он пошел в Италию вместе с другими судами. 22 июня 6 «Бленхеймов» атаковали конвой. 2 бомбардировщика были сбиты, но «Тембиен» и германский транспорт «Вахтфельс» были тяжело повреждены и потеряли ход, хотя буксиры сумели дотащить их до порта. Пока корабли эскорта возились с поврежденными судами, было объявлено о появлении подводной лодки. Началась охота за призраком. Итальянцы даже видели на поверхности моря большие воздушные пузыри и пятна нефти. Эти свидетельства победы экипажи эсминцев встретили громкими криками «Вива Италия!» На самом деле ни одна британская подводная лодка в тот день не была потоплена.

Примерно так выглядели и остальные походы торговых судов на ливийских маршрутах. Эти тихоходные конвои следовали к западу от Мальты и днем, как правило, имели истребительное прикрытие. Но имелась еще одна группа судов, которая постоянно моталась между Италией и Ливией и была лакомым кусочком для британских самолетов и подводных лодок. Мы говорим о больших океанских лайнерах, которые использовались в качестве войсковых транспортов. Так как они имели высокую скорость, им требовалось больше места для маневров в случае атаки. Пытаясь оказаться за пределами досягаемости торпедоносцев, они огибали Мальту, держась далеко к востоку от острова. Потопление «Конте Россо» мы уже описали. Остальными транспортами были «Океания», «Нептуния», «Эсперия», «Марко Поло», «Вулкания», «Виктория».

Ударная авиация Мальты прилагала постоянные усилия, чтобы потопить эти ценные корабли. В то время летчики не преуспели, зато 3 лайнера стали жертвами подводных лодок.

Хотя «крупная рыба» ускользала от летчиков, не менее ценные суда снабжения шли на дно. После того, как на «Суордфишах» появился радар, им больше не требовался лунный свет во время ночных атак. Они могли наносить удары по конвоям в любое время суток. Часто торпедоносцы прилетали после наступления темноты, чтобы добить транспорты, поврежденные бомбардировщиками. Или на следующее утро «Бленхеймы» добивали судно, поврежденное «Суордфишами».

22 июня конвой из 3 итальянских и 1 германского транспортов, за которыми следовал танкер «Брарена», в сумерках был перехвачен «Бленхеймами». В ходе атаки германское судно «Пройссен» загорелось и взорвалось. Одновременно танкер получил попадания зажигательными бомбами и тоже загорелся. Экипаж попрыгал за борт. Когда позднее огонь погас сам по себе, моряки вернулись на борт «Брарены». Эсминец взял танкер на буксир. Но в этот момент итальянцы увидели мерцающие осветительные ракеты и услышали шум моторов, объявившие о прибытии торпедоносцев. Буксирный конец был немедленно отдан. Торпеда попала в беспомощный танкер, который снова ярко вспыхнул. Брошенный экипажем танкер сдрейфовал к банке Керкенна, где и разбился.

Аналогичный случай произошел в августе. Пароход «Маддалена Одеро» был торпедирован «Суордфишем», но не затонул. Его отбуксировали к острову Лампедуза. 11о на следующий день он был атакован и потоплен «Бленхеймами». Почти каждый день на ливийском маршруте хотя бы одно торговое судно или шло на дно, или получало такие повреждения, что ему предстоял долгий ремонт. Африканскому Корпусу требовались 50000 тонн снабжения в месяц, но в июле было доставлено только 12 000 тонн, а в августе вообще 28 400 тонн. Хотя в середине июня Роммель и сумел отбить плохо подготовленное английское наступление, которое Уэйвелл начал под давлением Лондона, германский генерал не смог начать свое собственное наступление. Противник даже не смог захватить осажденный Тобрук, оказавшийся далеко за линией фронта.

Свой вклад в борьбу на морских коммуникациях внесли и подводные лодки из Александрии, которые патрулировали возле Бенгази и наносили удары по вражеским судам, следующим вдоль берега к линии фронта. Почти каждую ночь бомбардировщики из Египта бомбили порты противника, в основном Бенгази. Однако именно ударная мощь Мальты стала решающим фактором всей кампании на Средиземном море. Чтобы самолеты и подводные лодки могли действовать, им требовались топливо и боеприпасы, запасные части. На остров нужно было завозить продовольствие для гарнизона и гражданского населения. Поэтому сейчас мы перейдем от борьбы на ливийских коммуникациях к проблеме доставки снабжения на Мальту.


ГЛАВА 6

ПОБОИЩЕ НА ЛИВИЙСКОМ МАРШРУТЕ


Ничто не может более ясно продемонстрировать изменение характера морской войны, чем ситуация, сложившаяся на Средиземном море после падения Крита в июне 1941 года. Средиземноморский флот понес серьезные потери и сократился до 2 линкоров, 2 крейсеров, 1 крейсера ПВО и 17 эсминцев. Однако корабли противника все равно не рисковали появляться в Восточном Средиземноморье. Но эта половина моря была окружена цепью вражеских аэродромов, расположенных за пределами действия истребителей с британских аэродромов, поэтому флот не мог показаться нигде, за исключением маленького района в юго-восточном углу Средиземного моря. Огромные 381-мм орудия линкоров «Куин Элизабет» и «Вэлиант» оказались бессильны изменить это положение.

Но в то же время итальянский флот, который имел 4 линкора и более дюжины крейсеров, точно так же не мог контролировать центральную часть моря, где сейчас не могли действовать британские корабли. Он никак не мог помочь своему торговому флоту, который нес огромные потери от бомб и торпед британских самолетов и подводных лодок. Единственным способом решить свои проблемы для итальянцев было возобновление массированных бомбардировок Мальты и захват этого острова.

Обе стороны столкнулись с проблемой проводки конвоев. Хотя вражеские корабли им всерьез не угрожали, транспорты подвергались исключительной опасности атак самолетов и подводных лодок. И такое положение не могло измениться, даже если бы были уничтожены линейные флоты обоих противников, что, кстати, вскоре случилось с британским Средиземноморским флотом. Успех или неудача операции по проводке конвоя зависела в огромной степени от эффективности ПВО и ПЛО, а также от готовности атакующих летчиков и подводников понести серьезные потери, чтобы добиться своих целей.

Мы уже видели, что происходило с итальянским конвоями, следующими в Ливию. Хотя силы ПЛО были довольно значительными — часто количество кораблей эскорта равнялось количеству транспортов, — а условия действий британских подводных лодок были далеки от идеальных, противник не сумел нанести англичанам ощутимых потерь. ПВО конвоев в основном составляли зенитные орудия транспортов и кораблей сопровождения. Они действительно сумели нанести атакующим с малых высот британским бомбардировщикам заметные потери. Часто они достигали 10 %. Такой уровень потерь можно было терпеть, только если летчики проявляли исключительную отвагу и были проникнуты сознанием чрезвычайной важности своей задачи. Атаки с бреющего полета были почти верным самоубийством, и Королевские ВВС отказались от подобных атак, как только сумели заменить бомбардировщики «Бленхейм» торпедоносцами.

Теперь посмотрим, что в это время делал противник. Насколько важно было для Оси обеспечить припасами армию Роммеля, настолько же важно было для англичан наладить снабжение Мальты. С января 1941 года англичане не пытались провести на остров конвои с запада. С февраля по май 13 транспортов сумели проскользнуть в Ла-Валетту из Александрии, обычно под прикрытием выходившего в море флота. Они доставили около 100000 тонн грузов, которые позволили Мальте не умереть с голода, немногим оставшимся на острове самолетам совершать полеты и заправить топливом подводные лодки. Однако теперь ослабленный флот не мог позволить себе провести хотя бы один конвой через Бомбовую аллею между Критом и Киренаикой. Командование флота предприняло отчаянную попытку наладить снабжение острова с помощью базирующихся в Александрии подводных лодок. С июня по декабрь 1941 года они совершили 16 рейсов на Мальту. Обычно лодка брала на борт 24 человека, 147 мешков груза, 2 тонны медикаментов, 62 тонны авиабензина и 45 тонн керосина. Эти рейсы продолжались до ноября 1942 года.

Без них Мальта окончательно потеряла бы способность сопротивляться и наносить врагу ответные удары. Тем не менее, эти грузы никак не могли удовлетворить все потребности. Более того, подводные лодки не могли доставлять продовольствие. Поэтому в июне было решено провести с запада конвой из 6 быстроходных транспортов. В это время Соединение Н адмирала Сомервилла состояло из его флагмана линейного крейсера «Ринаун», авианосца «Арк Ройял», крейсера «Хермайона» и 6 эсминцев. Поэтому оно было усилено линкором «Нельсон» и Соединением X контр-адмирала Сифрета, которое состояло из легких крейсеров «Эдинбург», «Манчестер», «Аретуза», быстроходного заградителя «Манксмэн» и 11 эсминцев. Эта эскадра должна была провести конвой через Сицилийский пролив к Мальте. Крупные корабли Соединения Н должны были ожидать ее возвращения, оставаясь западнее Узостей.

Хотя итальянский флот в это время имел 4 линкора и 3 дивизии крейсеров, он не двинулся с места. Задача атаки конвоя во время прохождения Сицилийского пролива была возложена на группу торпедных катеров. С Соединением Н должны были разделаться ВВС. 23 июня одновременная атака горизонтальных бомбардировщиков и торпедоносцев принесла итальянцам определенный успех. Бомбардировщики, как обычно, сбросили бомбы кое-как и ничего не добились. Однако они отвлекли на себя истребители «Фулмар» с «Арк Ройяла». Британские истребители сбили 2 итальянских бомбардировщика и повредили еще несколько. Однако при этом они поднялись и не смогли помешать 6 торпедоносцам, которые летели над самой водой. Торпедоносцы потопили эсминец «Форсайт» и повредили «Манчестер», который был вынужден вернуться в Гибралтар.

Это была прекрасно проведенная атака. Она особенно наглядно подчеркнула неудачные дневные атаки британских «Суордфишей». Тем не менее, итальянские самолеты получили довольно жесткий отпор и понесли тяжелые потери. Несколько волн итальянских самолетов были разогнаны «Фулмарами», которые итальянцы ошибочно приняли за «Харрикейны». Более ни конвой, ни корабли сопровождения потерь не имели и вечером они вошли в узкий пролив Скерки. Ночью конвой был атакован 2 торпедными катерами. Они сумели торпедировать транспорт «Брисбен Стар» и благополучно удрали. Однако транспорт не затонул, хотя германские пикировщики и итальянские «Савойи» приложили массу усилий, чтобы прикончить его. Во второй половине дня 24 июля он добрался до Мальты — немного позже, чем конвой. В очередной раз островная база получила передышку.

Однако англичане вполне могли заплатить гораздо дороже, если бы итальянцы рискнули более агрессивно использовать свои корабли. Соединение X адмирала Сифрета заправилось топливом на Мальте. Теперь ему предстояло возвращаться назад через Сицилийский пролив. 23 июля с острова на запад были отправлены 6 пустых транспортов и ветеран мальтийских походов «Бреконшир». Эскадра итальянских крейсеров, развернутая в проливе, могла уничтожить все эти суда. Однако все итальянские корабли предпочли укрыться в своих портах. Утром 25 июля эскадра Сифрета встретилась с Соединением Н. Пострадал только 1 транспорт, поврежденный вражеской авиацией возле берега Туниса. Как сказал Джеймс Сомервилл: «Это было удивительное дело. Палермо и Мессина были забиты крейсерами и эсминцами, однако они не двинулись! И мы благополучно вернулись». Так совершенно неожиданно завершилась операция, которая вначале выглядела исключительно опасной. Ведь Сомервилл готовился к тяжелейшему бою и свой приказ на операцию завершил словами: «Конвой должен пройти любой ценой!»

Без серьезной поддержки со стороны Люфтваффе итальянцы совсем не рвались идти на рискованные действия по блокаде Мальты. Разумеется, офицеры итальянского флота не потеряли отваги, что ясно показала героическая попытка атаки Гранд Харбора и базы подводных лодок, которую предприняли ночью 25 июля взрывающиеся катера и человеко-торпеды. Позднее мы поговорим и об этой операции, и о других действиях 10-й флотилии MAC. Но адмиралам в Риме отваги явно не хватало, они не собирались рисковать, чтобы поставить Мальту на колени. В результате английские ударные силы, базирующиеся на острове, получили топливо и боеприпасы, и теперь могли с новыми силами обрушиться на линии снабжения, ведущие в Ливию. Роммель застрял на египетской границе. Его по-прежнему манил мираж пирамид и Суэцкого канала, однако он не двигался с места.

Уязвимость морских коммуникаций серьезно нервировала Роммеля все лето и осень 1941 года, так как он испытывал хроническую нехватку топлива и припасов. Англичанам приходилось везти все это по длинному пути вокруг Африки, и все-таки силы британской армии постоянно росли. Самолеты перелетали через Африку из Такоради в Египет, что было быстрее, хотя Королевские ВВС все равно испытывали трудности в наращивании сил, гак как возможности обслуживания самолетов на Среднем Востоке оставались довольно скромными. Вдобавок не хватало квалифицированных экипажей, что снижало эффективность действий авиации. И армия, и флот жаловались на слабую поддержку с воздуха. Особенно скверным было положение флота, что объяснялось довоенным увлечением КВВС доктриной стратегических бомбардировок. Только в октябре 1941 года в Александрии была создана Группа Взаимодействия с ВМФ. Ее самолеты находились в распоряжении командующего флотом и не отвлекались для выполнения других задач без консультаций с ним.

Тем не менее, за последние месяцы нехватку самолетов основных типов удалось в целом преодолеть. Теперь воздушные силы главного маршала авиации Лонгмора могли сражаться с противником на равных, по крайней мере, недалеко от собственных баз. Одновременно удалось усилить мальтийскую авиацию. Истребители «Харрикейн» доставлялись на авианосцах поближе к острову и самостоятельно перелетали на Мальту. ВУ середине августа на Мальте насчитывалось 69 исправных «Харрикейнов», 18 «Бленхеймов IV», 17 «Веллингтонов», 12 «Суордфишей» и 7 «Мэрилендов». В сентябре из Гибралтара прилетела вторая эскадрилья «Бленхеймов», и еще одну группу «Харрикейнов» доставили «Арк Ройял» и «Фьюриес». В октябре прибыли новые «Харрикейны» и 828-я эскадрилья ВСФ, вооруженная торпедоносцами «Альбакор». Ударные возможности мальтийской авиации возросли после прибытия оснащенных радаром «Веллингтонов». Они также имели систему радионаведения, которая позволяла наводить «Суордфиши» на цель даже ночью.

К сентябрю снова возникла необходимость доставить на Мальту новую партию топлива и боеприпасов. Был сформирован конвой из 9 судов, который прошел Гибралтарский пролив ночью 24 сентября. Началась операция «Халберд», которая в общих чертах повторяла операцию «Сабстенс». Соединение Н на сей раз состояло из линкоров «Нельсон» (флагман адмирала Сомервилла), «Принс оф Уэлс», «Родней» и авианосца «Арк Ройял». Мере 1 Сицилийский пролив к Мальте конвой должно было вести Соединение X контр-адмирала Гарольда Барроу в составе 5 крейсеров и 9 эсминцев.

Были приняты меры, чтобы ввести в заблуждение итальянскую разведку, и англичанам удалось на некоторое время сохранить в тайне присутствие конвоя. Однако выход Соединения Н из Гибралтара на восток прямо указал итальянскому командованию, что начинается какая-то операция. Англичане сумели убедить противника, что Сомервилл имеет только 1 линкор. Поэтому итальянский флот, состоящий из линкоров «Литторио» и «Витторио Венето», 5 крейсеров и 14 эсминцев под командованием адмирала Иакино, двинулся на перехват.

Во второй половине дня кораблям Сомервилла пришлось отбивать сильные атаки вражеских торпедоносцев. «Нельсон» получил попадание торпедой в форштевень и был поврежден. Адмирал получил сообщение, что с севера к нему приближается итальянский флот. Так как скорость флагманского линкора снизилась до 18 узлов, Сомервилл приказал вице-адмиралу Куртейсу с остальными кораблями выдвинуться вперед и дать бой. «Арк Ройял» должен был поднять свои торпедоносцы. Генеральное сражение начало казаться неизбежным. Но Иакино был связан приказом не вступать в бой, если только он не имеет явного превосходства в силах. Когда выяснилось, что англичане имеют несколько линкоров и «Арк Ройял», итальянский адмирал повернул назад. Ненадежная радиосвязь и плохая видимость помешали торпедоносцам «Арк Ройяла» обнаружить противника. Итальянский флот взял курс на свою базу в Неаполе.

Один из транспортов — «Империал Стар» — был потоплен итальянским торпедоносцем, который атаковал конвой в Сицилийском проливе, используя лунный свет. Зато остальные транспорты благополучно прибыли на Мальту, что вызвало взрыв энтузиазма жителей Ла-Валетты, собравшихся в порту. Запасы снабжения на Мальте были пополнены, исключая уголь, фураж и бензин. В целом Мальта теперь могла продержаться до мая 1942 года.

Что означало это достижение, можно легко увидеть, вспомнив о нескольких конвоях, которые итальянцы пытались провести в Ливию в том же сентябре. 1 сентября из Неаполя вышли 4 транспорта в сопровождении 5 эсминцев. Чтобы не оказаться в пределах досягаемости торпедоносцев ВСФ, против которых конвой был беззащитен, он прошел через Мессинский пролив и направился прямо на восток. Именно этим маршрутом следовали быстроходные океанские лайнеры с войсками.

Однако некоторое время после выхода из пролива конвой еще оставался уязвим. Поэтому вскоре после полуночи 2–3 сентября при ярком лунном свете «Суордфиши» обнаружили его и ринулись в атаку. Транспорты и эсминцы попытались поставить дымовую завесу, и множество орудий открыли огонь вслепую сквозь пелену дыма. Но это не помешало торпедам поразить 2 транспорта — «Андреа Гритти» и «Барбаро». Первый из них быстро затонул, а «Барбаро» ушел назад в Мессину на буксире. Ему предстоял долгий ремонт, а грузы срочно требующиеся в Африке, пришлось перегрузить на другие транспорты.

10 сентября из Неаполя вышел другой конвой из 6 транспортов и 6 кораблей эскорта. Он решил попытать счастья на ином маршруте — западнее Мальты. Однако бдительные самолеты-разведчики сообщали на остров о каждом маневре итальянцев. Командование начало готовить мощный удар. Первыми должны были атаковать «Суордфиши» 830-й эскадрильи. Они появились над конвоем 12 сентября около 3.00, но противник был настороже. Итальянцы поставили дымовую завесу, и торговые суда, отчаянно маневрируя, уклонились от всех торпед. На рассвете появились истребители прикрытия, и все транспорты пока были целы. Первая половина дня прошла относительно спокойно. Конвой обогнул банку Керкенна, усеянную обгорелыми корпусами потопленных кораблей. Но в 14.00 прозвучала воздушная тревога, и с запада появились 8 «Бленхеймов», летящие низко над водой. Корабли сопровождения увеличили скорость, оставляя за собой хвосты кипящей белой пены. Они развернулись, чтобы использовать все орудия. Разноцветные струи трассирующих пуль потянулись к бомбардировщикам, в небе помнились черные клубки разрывов крупных снарядов. 3 «Бленхейма», объятые пламенем, рухнули в море, однако остальные неотвратимо приближались. Они летели над самой водой, не обращая внимания на безуспешные атаки истребителей «Капрони».

Атака дорого стоила англичанам, но жертвы оказались не напрасны. Пароход «Кафаро» был поврежден и загорелся. Огонь угрожал добраться до хранящихся в трюмах боеприпасов. Экипаж оставил судно, и оно вскоре изорвалось и разлетелось на куски. Остальные транспорты продолжали свой крестный путь, надеясь, что темнота избавит их от новых атак и утром они прибудут в порт. Этим надеждам не суждено было исполниться. Примерно в 1.00 итальянцы услышали шум моторов «Суордфишей». Слева от конвоя на воде вспыхнули осветительные патроны. Корабли попытались укрыться в дымовой завесе. Затем орудия открыли беспорядочный огонь по невидимому самолету, шум мотора которого был слышен справа. Транспорты еще раз повернули, чтобы встретить торпеды носом или кормой, а не бортом. Однако никто ничего не увидел, и вскоре шум стих. Ни один корабль не получил попаданий. Шкиперы облегченно перевели дух, и конвой попытался восстановить строй. Все решили, что англичане промахнулись….

Но на самом деле испытания конвоя не завершились. Пилоты «Суордфишей» не сумели добиться внезапности, а дым был слишком густым и мешал целиться. Они Помнили о неудачной атаке прошлой ночью и воздержались от сброса торпед. Летчики решили подождать и кружили поодаль, пока дым не рассеялся. В 3.45 они снова пошли в атаку. Головной самолет сбросил цепочку осветительных патронов. В их свете ясно обрисовались силуэты кораблей конвоя. Прежде чем дымовая завеса стала достаточно плотной, англичане сбросили торпеды. Пенные дорожки устремились к цели. Снова строй конвоя рассыпался, и корабли повернули в разные стороны, чтобы уклониться от торпед. Но один из ветеранов ливийских конвоев сделал это недостаточно быстро. Транспорт «Николо Одеро» вздрогнул от взрыва и остановился, охваченный пламенем.

Когда стих шум моторов, потрепанный конвой снова построился. Эсминец взял поврежденный транспорт на буксир, а отважная команда попыталась все-таки потушить пожар. Все оказалось напрасно. Огонь охватил носовую часть судна, где в трюме находились боеприпасы. Был отдан приказ оставить транспорт. Эсминец отдал буксир, и вскоре после этого «Николо Одеро» взорвался и затонул. Конвой кое-как добрался до гавани Триполи, потеряв треть состава. Но и в порту суда не чувствовали в безопасности, так как Триполи каждую ночь подвергался атакам бомбардировщиков «Веллингтон». Грузы были переправлены на берег, и измученные команды начали готовиться к не менее опасному обратному переходу.

Этим транспортам повезло, они не попали в капкан, расставленный мальтийскими подводными лодками. Но те сорвали гораздо более крупный куш. Воздушная разведка сообщила, что в Таранто готовится к выходу войсковой конвой. В него входили океанские лайнеры «Океания», «Нептуния» и «Вулкания», которые до сих пор ускользали от англичан. Лайнер «Конте Россо» был потоплен Ванклином. В августе погиб лайнер «Эсперия». Хотя итальянцы приняли все мыслимые меры предосторожности, подводная лодка «Юник» лейтенанта Э.Р. Хезлета провела блестящую атаку на протраленном фарватере, ведущем к порту Триполи.

Англичане предположили, что конвой постарается обойти район действий торпедоносцев с Мальты и пойдет обычным восточным маршрутом. В этом случае лайнеры выйдут к берегу Ливии в 100 милях восточнее Триполи. Именно там расположилась засада из 4 подводных лодок. Там, где итальянцы, по предположениям, должны были выйти к африканскому берегу, находилась лодка «Анбитен». Восточнее у берега ждали «Апхолдер» и «Апрайт». У входа в протраленный фарватер в 30 милях от Триполи находилась «Урсула».

Вечером 16 сентября 3 огромных лайнера вышли в море в сопровождении 5 эсминцев и на большой скорости направились в Африку. Дважды в течение следующего дня объявлялась тревога. Лайнеры отворачивали прочь, а эсминцы начинали сбрасывать глубинные бомбы. На самом деле подводных лодок в этих местах не было, но нервы людей на кораблях конвоя были напряжены до предела. Больше ложных тревог не было, и на следующий день в 3.30 командир лодки «Анбитен» Вудвард заметил конвой на фоне восходящей луны. Однако лайнеры оказались слишком далеко, и лодка не успела выйти в атаку. Зато итальянцы не подозревали, что они обнаружены, и «Анбитен» отправила по радио донесение.

Ванклин поднялся на поверхность и устремился в погоню. Через полчаса показались огромные силуэты лайнеров. «Апхолдер» остался на поверхности, и Ванклин начал маневрировать, чтобы выйти в точку пуска торпед. Он находился немного в стороне от курса итальянцев, что вынуждало стрелять торпедами с большой дистанции. Гирокомпас лодки выбрал, разумеется, самый подходящий момент, чтобы сломаться. Маленький магнитный компас, окруженный тоннами стали, показывал направление довольно приблизительно. Волнение было довольно сильным, и рулевой с трудом удерживал лодку на курсе, ее мотало из стороны в сторону. Лодка оказалась на расстоянии 5000 ярдов от неприятеля, и нужно было стрелять. В таких условиях требовалось нечто большее, чем даже высочайшее умение Ванклина и его «морской глаз». Он заложил циркуляцию и в тот момент, когда нос лодки пересекал линию прицеливания, выпустил с небольшими интервалами 4 торпеды. Удовлетворенный Ванклин нырнул в рубочный люк, и лодка начала аварийное погружение.

Наградой за проявленное умение стала удача. Когда торпеды пересекали линию курса конвоя, 2 лайнера створились, превратившись в одну гигантскую цель. Одна торпеда попала в корму «Океании», повредив винты и вынудив лайнер остановиться. Две другие попали в борт «Нептунии», нанеся лайнеру смертельные раны. «Вулкания» дала полный ход и в сопровождении 1 эсминца помчалась в Триполи. Лодка «Апрайт» тоже приняла радиограмму «Анбитена» и спешно пошла на юг, чтобы перехватить конвой. Однако она зашла слишком далеко, и к, неудовольствию ее командира, «Вулкания» проскочила севернее на виду у расстроенных подводников. «Урсула» сумела выйти в атаку, но командир недооценил скорость лайнера, который был самым быстроходным из этой троицы. Торпеды прошли за кормой «Вулкании».

В это время итальянские эсминцы занимались спасением людей с «Нептунии» и попытками взять на буксир «Океанию». Они были так заняты, что не заметили Ван-клина, подвсплывшего под перископ, чтобы оценить ситуацию. Он решил дождаться восхода, чтобы нанести роковой удар поврежденному судну. Поэтому он снова погрузился и начал маневрировать так, чтобы атаковать со стороны солнца. Ванклин не знал, что в эту же точку сейчас направляется «Анбитен». Эта лодка продолжала преследовать конвой, хотя он уже проскочил мимо нее. «Апхолдер» вышел в точку пуска торпед первым, и Ванклин уже приготовился стрелять, как на него бросился эсминец, вынудив снова погрузиться. Ванклин прошел под килем своей цели, поднялся на перископную глубину с другого борта и выпустил в «Океанию» 2 торпеды. Лайнер затонул через 8 минут.

Звезда Ванклина засияла ярко, как никогда. К сожалению, она очень быстро погасла. Зато для Вудварда это был день разочарований. Прибыв к месту событий вскоре после восхода, он увидел, как «Нептуния» уходит под поду без его участия. Вудвард уже приготовился выпустить торпеды в «Океанию», но в перископ увидел 2 высоких столба воды, отметивших попадания торпед «Апхолдера».

Во время этой катастрофы итальянцы потеряли 384 человека. Хотя потери в личном составе оказались относительно невелики, гибель 2 ценных лайнеров совсем недалеко от Триполи стала знаком для командования Оси, что следует принимать решительные меры, иначе битва за Средиземное море будет проиграна. Тем более, что в этом же месяце и другие конвои потеряли достаточно много судов.

Офицер связи германского флота в Риме адмирал Вейхольд отправил отчаянный призыв о помощи. После этого в сентябре германский Морской Генеральный Штаб информировал Верховное Командование:


«Далее терпеть такое положение невозможно. Итальянские морские и воздушные силы неспособны обеспечить конвоям надежное прикрытие… Морской Генеральный Штаб считает, что следует принять немедленные и радикальные меры для облегчения ситуации, иначе не только сорвется наше наступление, но и вообще все итало-германские позиции в Северной Африке будут потеряны».


«Немедленные меры» в основном означали усиление частей Люфтваффе на Средиземном море. Если в Сицилии будут находиться крупные воздушные силы, они сумеют вытеснить британские корабли из центрального бассейна и нейтрализовать Мальту. Однако Гитлер в этот момент был полностью поглощен важнейшей кампанией в России и отказался перебрасывать новые силы авиации на Средиземное море. Вместо этого он приказал X авиакорпусу прекратить атаки британских кораблей и баз в Египте и переключиться на защиту конвоев, следующих в Северную Африку. Это могло оказать серьезное воздействие на воздушные операции Мальты, если бы Геринг не видоизменил приказ фюрера. Он ограничил действия авиакорпуса защитой конвоев, следующих между Грецией и Бенгази, а также вдоль африканского берега между Бенгази и Дерной. Гитлер также приказал отправить на Средиземное море несколько подводных лодок, хотя командование флота возражало против этого.

Неадекватность этих мер выяснилась очень быстро. Повысившаяся безопасность военно-морской базы на Мальте и успешная проводка 2 конвоев в июле и сентябре подсказали Адмиралтейству решение еще раз попытаться использовать Мальту как базу для ударных соединений надводных кораблей. 21 октября 1941 года крейсера «Аурора» и «Пенелопа» из состава Флота Метрополии вместе с эсминцами «Ланс» и «Лайвли» из состава Соединения Н прибыли на остров. Они образовали Соединение К капитана 1 ранга У.Г. Агню — командира «Ауроры».

Об их прибытии сразу стало известно итальянскому Морскому Генеральному Штабу. В это время из-за тяжелых потерь была приостановлена проводка конвоев в Ливию. Так как Роммель готовил свое наступление, эта пауза не могла тянуться долго. Но все-таки прошли 3 недели, прежде чем Соединение К получило достойную цель. Это был конвой из 7 грузовых судов, который командование итальянского флота согласилось отправить только под сильнейшим давлением армии. Конвой имел мощное прикрытие. Непосредственное сопровождение состояло из 6 эсминцев. Им командовал капитан 1 ранга Бискьяни на «Маэстрале». Прикрывали конвой тяжелые крейсера «Тренто» и «Триест» вместе с 4 эсминцами. Этой эскадрой командовал вице-адмирал Бруно Бривонези. Чтобы обнаружить выход в море Соединения К, итальянцы развернули несколько подводных лодок на подходах к Ла-Валетте.

Конвой вышел из Мессинского пролива в полдень 8 ноября. До заката его сопровождали 8 итальянских и германских самолетов. Однако они не сумели помешать разведчику «Мэриленд», вылетевшему с Мальты, обнаружить конвой и сообщить об этом в 16.40. Через час Соединение К покинуло гавань. Вражеские самолеты не заметили его выход, так же, как и итальянские подводные лодки. Британские корабли мчались на восток под чистым ночным небом. Море было почти гладким, лишь слабый северо-западный ветер гнал мелкие барашки.

К полуночи взошла луна. Она ярко сияла на востоке. Через 40 минут англичане на расстоянии 6 миль заметили ничего не подозревающий конвой. Английская эскадра шла кильватерной колонной, во главе с «Ауророй». Капитан 1 ранга Агню сигналом приказал снизить скорость до 20 узлов и начал постепенно поворачивать на северо-восток, чтобы итальянские корабли были видны на фоне луны. Наконец он повернул вправо и двинулся курсом на юг параллельно конвою.

Предчувствие близкой опасности не появилось ни у экипажей транспортов, ни у моряков на кораблях эскорта. Адмирал Бривонези не хотел связывать свою эскадру малой скоростью конвоя и подставлять тяжелые крейсера под торпедный залп какой-нибудь приблудной подводной лодки. Поэтому он ходил галсами с севера на юг, держась западнее конвоя. Он хотел прикрыть транспорты от возможной атаки со стороны Мальты. В отличие от англичан, крейсера Бривонези не имели радара. Кроме того, итальянские моряки были плохо подготовлены к ведению ночных боев. Хотя Агню и заметил какие-то смутные силуэты на северо-востоке, он не обратил на них внимания, сосредоточившись на атаке свой главной цели — конвоя. Бривонези вообще даже не подозревал о присутствии английских кораблей. Несколько минут спустя он повернул на север. Бривонези оказался примерно и 3 милях за кормой конвоя и уже готовился поворачивать на юг, когда горизонт впереди него осветили вспышки орудийных залпов.

Конной и его эскорт были захвачены врасплох. Замыкавший строй эсминец «Грекале» немедленно получил несколько попаданий и потерял ход. В бою он не участвовал. Эсминец «Фульмине», шедший на правой раковине конвоя, не продержался и минуты под огнем 6" орудий «Ауроры», после чего затонул. Другой эсминец, охранявший правый фланг конвоя, «Эуро», повернул, чтобы атаковать противника, но, увидев во мраке черные силуэты британских крейсеров, решил, что это корабли Бривонези! По мнению его командира, произошла трагическая ошибка, и две итальянские эскадры сражались между собой. Он отменил приказ выпустить торпеды и повернул, чтобы найти командира эскорта на «Маэстрале». Капитан 1 ранга Бискьяни тоже ошибся — он решил, что конвой атакован самолетами. Поэтому он отдал приказ поставить дымовую завесу. Бискьяни осознал свою ошибку, лишь когда мачта «Маэстрале» вместе с антенной была снесена английским снарядом. После этого он потерял связь с конвоем. Эсминцы на левом фланге конвоя — «Либеччио» и «Ориани» — не могли разобраться в происходящем, так как все закрыла густая пелена дыма. Поэтому они не могли сделать абсолютно ничего.

Точно так же и итальянские крейсера оказались полностью сбитыми с толку. Они открыли было огонь по какой-то цели, но на британских кораблях даже не видели всплесков от падения снарядов. Бривонези повернул на север, чтобы перехватить британскую эскадру, когда она начнет отходить. Конечно, он уже не мог предотвратить разгром конвоя, но все-таки еще мог хотя бы уменьшить потери. Агню вел свои корабли по широкой дуге вокруг скучившихся итальянских судов, обстреливая беспомощные цели одну за другой. Поворот Бривонези на север был, мягко говоря, неудачным маневром, так как Мальта находилась на юго-востоке, и вскоре после 2.00 Апно повернул именно в этом направлении. Все транспорты до единого были уничтожены.

Поэтому итальянским кораблям сопровождения не оставалось ничего иного, как заняться спасением моряков с потопленных транспортов. «Ориани» взял на буксир поврежденный «Грекале». Пока итальянцы занимались этим, их постигло еще одно несчастье — подводная лодка «Апхолдер» всадила торпеду в эсминец «Либеччио», который затонул. Вполне естественно, что в роли козлов отпущения оказались итальянские командиры. Адмирал Бривонези и капитан 1 ранга Бискьяни были отстранены от командования, хотя первый был позднее оправдан. Ответственность за катастрофу нельзя возложить на кого-то одного. Она явилась суммой стечения обстоятельств, отсутствия радара и общей неготовности итальянского флота к ночным боям.

Смертоносный удар Соединения К был подобен молнии. Однако это был лишь один эпизод целой кампании по уничтожению судок снабжения Оси, которую вели Ори ганские самолеты, подводные лодки и корабли. В сентябре противник потерял 28 % всех грузов, отправленных в Ливию. В октябре потери составили 21 %. В ноябре они выросли до 63 %. Такое положение нельзя было терпеть далее. Итальянский торговый флот таял, как снег на солнце. Роммель был вынужден перенести наступление с целью захвата Тобрука сначала с сентября на октябрь, а потом и на ноябрь. В результате британская 8-я армия опередила его и 18 ноября сама перешла в наступление. Африканский Корпус, ослабленный нехваткой многих видов снабжения, потерпел ощутимое поражение.

Тем временем итальянский флот делал все возможное, чтобы наладить снабжение оказавшихся в трудном положении войск Оси в Африке. Для доставки бензина использовались крейсера. Несколько торговых судов, следуя поодиночке или парами, сумели пробраться в Бенгази. Сначала они шли на запад к берегам Греции и Криту и лишь потом пересекали море. Более важный конвой из 4 транспортов вышел из Неаполя 20 ноября. Его сопровождали 7 эсминцев, а прикрывала эскадра из 2 легких крейсеров и 7 эсминце». Но воздушное прикрытие не сумело отогнать неуклюжую летающую лодку «Сандерленд», которая на следующий день обнаружила конной па выходе из Мессинского пролива. Вечером бомбардировщики КВВС «Веллингтон» вместе с торпедоносцами «Суордфиш» и «Альбакор» 830-й и 828-й эскадрилий ВСФ атаковали его. Крейсер «Дука дельи Абруцци» был торпедирован и повернул назад. Ночью подводная лодка «Атмоуст» атаковала конвой и торпедировала крейсер «Триесте», который тоже был вынужден возвращаться. После этого конвой был отозван назад, хотя его грузы были крайне нужны в Африке.

Также была отменена проводка мелких конвоев, которые должны были следовать в Бенгази восточным маршрутом, пока внимание англичан отвлечено более крупной операцией. Однако один из таких конвоев не получил приказ. Он состоял из германских судов «Прочида» и «Марица» в сопровождении итальянских эсминцев «Лупо» и «Кассиопея». Во второй половине дня 24 ноября его перехватило Соединение К. Оба транспорта, несущие снаряды, бомбы и бензин для Африканского Корпуса, были потоплены.

Из множества судов, отправленных в Африку со снабжением для ведущих тяжелые бои войск Оси, к цели пробились только 2. Одно пришло в Бенгази, второе — в Триполи. 29 ноября итальянцы предприняли новую попытку. Они снова отправили несколько мелких конвоев различными маршрутами. Соединение прикрытия на сей раз состояло из 1 линкора, 4 крейсеров и 9 эсминцев. Но и это не принесло им успеха. «Бленхеймы» с Мальты потопили итальянское торговое судно «Капо Фаро» и повредили еще 2. 1 декабря Соединение К перехватило и потопило вспомогательный крейсер «Адриатике», груженный боеприпасами и орудиями. Потом оно потопило танкер «Иридио Мантовани», поврежденный «Бленхеймами», и отправило на дно сопровождавший танкер эсминец «Да Мосто». Роммель мог рассчитывать лишь на груз 1 транспорта, который сумел 2 декабря прибыть в Бенгази.

Для Оси положение стало почти катастрофическим. В Северной Африке после начала британского наступления ситуация качалась, как на весах. Британские войска достигли тактической внезапности. XIII армейский корпус сдерживал противника на границе Египта и Киренаики, а в это же время XXX армейский корпус совершил глубокий обходной маневр к Сиди Резегу, который находится в 20 милях южнее Тобрука. Последовала серия довольно беспорядочных стычек, в которой обе стороны понесли тяжелые потери, особенно в танках. 27 ноября гарнизон Тобрука и деблокирующая группа соединились в Сиди Резеге. Теперь в окружении оказался уже Африканский Корпус. Роммель начал наступление на восток, бросив в бой все оставшиеся танки, и 25 ноября глубоко прорвался на территорию Египта. Потом он повернул на юг, чтобы спасти свои окруженные на границе войска. Этот смелый маневр поставил под угрозу британские коммуникации. Роммель надеялся, что англичане испугаются и очистят район юго-восточнее Тобрука. Своей цели он не добился, так как столкнулся с упорной обороной частей XIII корпуса. Его танки попали под удар бомбардировщиков КВВС. Растущие потери и нехватка снабжения вынудили Роммеля прекратить наступление. Известие о соединении гарнизона Тобрука с новозеландской дивизией генерала Фрейберга, которая вместе с 1-й танковой бригадой захватила Сиди Резег, вынудило Роммеля отойти на запад. В конце ноября вокруг Сиди Резега завязались тяжелые бои, и 2 декабря город снова перешел в руки немцев. Тобрук еще раз попал в осаду.

Но теперь Африканский Корпус и его итальянские союзники исчерпали весь свой наступательный потенциал. Нехватка снабжения приняла угрожающий характер, у Роммеля не осталось никаких резервов. Он был вынужден перейти к обороне. Зато англичане, которые сумели подвезти свежие войска и технику, начали готовиться к возобновлению наступления. Именно в этот момент Роммель получил известие, которое покончило с его надеждами остановить противника. Некоторое время назад он и его формальный итальянский командир генерал Бастико потребовали доставить в Африку подкрепления и большое количество снабжения. Вместо этого 4 декабря в Африку прибыл полковник Монтецемоло, начальник оперативного отдела итальянского Commando Supremo. Он привез мрачное известие, что не следует ждать ничего, кроме небольшого количества горючего, продовольствия и медикаментов. Британские корабли и авиация полностью остановили перевозки.

Слабым утешением для Роммеля стало то, что Гитлер, наконец, осознал серьезность ситуации и значение Средиземноморского театра для ведения войны в целом. Ом снопа прикачал X авиакорпусу перебазироваться в Сицилию. Но это не могло улучшить положение со снабжением ранее конца декабря. Роммель заявил, что больше не может удерживать Киренаику. Через 2 дня он снял осаду с Тобрука и больше не пытался удержаться на египетской границе. Африканский Корпус начал с боями отступать на позицию возле Эль Газалы к западу от Тобрука. 17 декабря он оставил и эту позицию. 12 января Роммель отошел к границе Триполитании. Киренаика снова оказалась в руках англичан.

Поражение армий Оси и долгая безуспешная осада Тобрука показали ошибочность сугубо сухопутной стратегии немцев. Но главный фактор, обусловивший эти успехи англичан, больше не существовал. Лишь ослабление германской авиации на театре, а особенно — в центральном бассейне — позволило увеличить ударный потенциал Мальты и почти перерезать ливийский маршрут. Англичане после ухода X авиакорпуса захватили господство на море. Они могли использовать море для своих собственных целей и помешать противнику сделать то же самое, что и является ключом к пониманию столь разительных перемен в ходе боев в Северной Африке.

Хотя англичане в пустынях Ливии и сумели собрать богатый урожай из семян, посеянных на море, плодоносящее дерево быстро засохло. Через 2 недели после решения Роммеля отойти к Эль Агейле на границе Триполитании он уже смог подготовить новое успешное наступление. Отчасти это стало результатом успешных немецких контратак, пока Роммель еще удерживал Газалу. В ходе этих боев британские бронетанковые войска понесли чудовищные потери. Однако Роммель не смог бы начать наступление, если бы ситуация на море не изменилась самым радикальным образом.


ГЛАВА 7

ЧЕРНЫЕ ДНИ СРЕДИЗЕМНОМОРСКОГО ФЛОТА


В предыдущей главе мы старались показать взаимосвязь между событиями на море и сухопутной кампанией в Северной Африке, сосредоточии внимание на тяжелых потерях, которые понесли итальянские конвои, шедшие в Ливию. Эти потери достигли максимального значения в ноябре 1941 года, когда 63 % грузов отправились на дно. Мы ничего не говорили о реакции Оси на эти катастрофические потери. Однако эта реакция последовала, и уже в ноябре баланс сил авиации на Средиземном море начал меняться.

В ответ на многочисленные просьбы о помощи от армейского командования в Ливии, от германского Генерального штаба, лично от Муссолини Гитлер, наконец, решил немного отвлечься от событий в России и посмотреть, что можно сделать. Первым шагом стала посылка еще 4 подводных лодок на Средиземное море в дополнение к 6, отправленным в сентябре. Они быстро добились громких успехов. 13 ноября «Арк Ройял» возвращался в Гибралтар вместе с Соединением Н после очередного похода в центральный бассейн, чтобы отправить на Мальту еще одну партию «Харрикейнов». Авианосец был торпедирован и потоплен в ходе умелой атаки, которую провел командир U-81 лейтенант Гугенбергер. Немцы очень часто заявляли о потоплении этого знаменитого корабля, и наконец это несчастье произошло. Потеря «Арк Роняла» стала тяжелым ударом, так как в этот период «Илластриес» и «Формидебл» ремонтировались в Соединенных Штатах. «Индомитебл» недавно сел на мель возле Ямайки во время учений. Поэтому британский флот остался без современных авианосцев. В результате Соединение Н потеряло возможность проводить конвои на Мальту.

Через 12 дней тяжелый удар получил Средиземноморский флот. Напомним, что 24 ноября Соединение К вышло с Мальты, чтобы перехватить вражеский конвой севернее Бенгази. Одновременно из Александрии вышло в море Соединение В, в сослан которого входили 7-я и 15-я эскадры крейсеров, однако они противника не обнаружили. Для поддержки действий крейсеров адмирал Каннингхэм тоже вышел в море с линкорами «Куин Элизабет», «Барэм» и «Вэлиант» в сопровождении 8 эсминцев.

Примерно в 60 милях севернее Соллума подводная лодка U-331 под командованием капитан-лейтенанта фон Тизенгаузена перехватила линкоры. Она проникла внутрь завесы эсминцев и поразила «Барэм» 3 торпедами. Корабль немедленно получил крен на левый борт, который быстро увеличивался, пока линкор вообще не лег на воду. Буквально через минуту прогремел ужасный взрыв, и огромный корабль исчез. Когда дым рассеялся, от линкора ничего не осталось. «Барэм» унес с собой 56 офицеров и 812 матросов.

Эти две успешные атаки только что прибывших германских подводных лодок стали первыми в серии тяжелых ударов, которые получил Королевский Флот на Средиземноморском театре.

Через 10 дней после приказа об отправке подводных лодок, 2 декабря, Гитлер выпустил директиву № 38, которая оказала решающее влияние на ход битвы за Средиземное море. Он приказал II авиакорпусу генерала Лёрцера перебазироваться из России в Сицилию и Северную Африку. Вместе с X авиакорпусом, который отвечал за Восточное Средиземноморье, он входил в состав 2-го Воздушного Флота под общим командованием фельдмаршала Кессельринга. Кессельринг по совместительству являлся командующим германской авиацией на южном театре военных действий и командующим германскими войсками в Сицилии. Гитлер дал Кессельрингу двоякую задачу:


А). Добиться господства на море и в воздухе в районе между южной Италией и Северной Африкой, чтобы обеспечить безопасность коммуникаций, ведущих в Ливию и Киренаику. В этой связи особенно важно нейтрализовать Мальту.

Б). Парализовать вражеское судоходство через Средиземное морс и остановить доставку припасов в Тобрук и на Мальту.


После этого немцы приступили к перегруппировке сил, которая изменила общий баланс сил на театре. Они подвергли Мальту интенсивным бомбардировкам и установили такую плотную блокаду, что она едва не привела к падению острова. Если бы операция велась с такой же энергией и настойчивостью до конца, то победа англичан под Эль Аламейном стала бы невозможной.

Пока II авиакорпус не завершил перебазирование в Сицилию, его присутствие еще не оказывало серьезного влияния. В это время итальянский флот возобновил свои попытки доставлять снабжение в Африку, и в результате получил новый тяжелый удар. Британское наступление было в самом разгаре, и итальянский флот получил распоряжение оказать помощь Роммелю. 13 декабря из Таранто в составе 3 отдельных конвоев вышли 5 транспортов. Их сопровождали 8 эсминцев. 2 конвоя сопровождали эскадры в составе линкора типа «Дуилио», 2 или 3 крейсеров и 3 эсминцев каждая. Общее прикрытие операции возлагалось на линкоры «Литторио» и «Витторио Венето», которые вышли в море в сопровождении 4 эсминцев.

Тем временем в Палермо па борт легких крейсеров «Да Барбиано» и «Ди Джуссано» было погружено большое количество бочек с бензином. Крейсера вышли в море вечером 13 декабря вместе с миноносцем «Сигно» и на большой скорости направились через Сицилийский пролив к мысу Бон. Оттуда они должны были вдоль берега добраться до Триполи. Их выход не ускользнул от бдительного взора британской авиаразведки. В это время из Гибралтара на восток на большой скорости шли 4 эсминца капитана 2 ранга Г.Г. Стокса: «Сикх», «Маори», «Лиджен» и голландский «Исаак Снирс». Они получили радиограмму от адмирала Форда с Мальты, что крейсера Соединения К отправлены на перехват итальянских кораблей в точку в 90 милях южнее мыса Бон, и что торпедоносцы с Мальты также получили приказ ночью атаковать итальянцев. Предполагалось, что Стоке не успеет вовремя прибыть к мысу Бон, чтобы перехватить противника. Однако ему приказали приготовиться преследовать итальянцев, если они попытаются прорваться назад.

Немного позднее выход Соединения К был отменен из-за нехватки топлива на Мальте. Последние несколько десятков тонн решили поберечь на случай чрезвычайных обстоятельств. Таким образом, если бы итальянские крейсера следовали по графику, то помешать им могли только торпедоносцы. Адмирал Тоскано, командовавший эскадрой, был извещен о появлении британских эсминцев, но по какой-то причине он прибыл к мысу Бон с опозданием в 1,5 часа. В результате Стоке успел заметить черные силуэты двух кораблей, которые скрылись за мысом.

Казалось, он уже ничего не успеет сделать. Но в эту ночь удача была на стороне англичан. Как только Тоскано обогнул мыс Бон, он услышал на юге шум авиационных моторов. Адмирал предположил, что это торпедоносцы. Чтобы обмануть противника, он изменил курс. То же самое сделал и Стоке, чтобы обогнуть мыс. В результате англичане увидели, что вражеские крейсера идут им навстречу. Стоке немедленно зашел между крейсерами и берегом, чтобы остаться незамеченным на фоне черных береговых скал.

В результате итальянцы были застигнуты врасплох. В 2.23 эсминцы выпустили торпеды и открыли артиллерийский огонь. Итальянцы дали наугад несколько залпов, но их снаряды разорвались на берегу. И тут 3 торпеды попали в «Да Барбиано», который быстро затонул. Одна торпеда попала в «Ди Джуссано», бензин немедленно вспыхнул, и судьба крейсера была решена. Все закончилось в несколько минут, после чего эсминцы направились на Мальту, оставив «Ди Джуссано» тонуть, а «Сигно» — подбирать уцелевших моряков.

Это столкновение еще раз наглядно продемонстрировало полнейшую неготовность итальянского флота к ночным боям. И все-таки вышедшие из Таранто конвои продолжали сой путь. Об этом узнал адмирал Каннингхэм, который приказал 15-й эскадре крейсеров — «Найад», «Галатея», «Юриалес» и 9 эсминцев — перехватить противника. С Мальты на помощь александрийской эскадре вышло Соединение К. У Каннингхэма осталось слишком мало эсминцев, поэтому он не мог вывести в море линкоры. Бой мог оказаться слишком неравным, так как британским легким крейсерам противостояли линкоры. Поэтому Каннингхэм предпринял хитрость, которая, как он надеялся, поможет избежать боя. Хотя флот в Александрии соблюдал строжайшее радиомолчание, он отправил в море быстроходный минный заградитель «Эбдиэл», чтобы это самое радиомолчание нарушить. Он должен был создать у итальянцев впечатление, будто британские линкоры находятся в море.

Уловка сработала. Вечером 13 декабря конвои были отозваны. Но даже это не спасло итальянцев от беды. 2 транспорта столкнулись и вышли из строя на несколько месяцев. Наконец «Витторио Венето», возвращающийся в Мессину, был торпедирован и тяжело поврежден подводной лодкой «Эрдж». Ремонт линкора тоже затянулся надолго.

Однако в ходе операции понесли потери не только силы Оси. Возвращающуюся 15-ю эскадру крейсеров у самой Александрии подкараулила подводная лодка U-557, которая торпедировала и потопила «Галатею». Гибель этого крейсера стала еще одним шагом к пропасти, в которую едва не попал британский флот на Средиземном море.

Так как маршрут следования ливийских конвоев снова был перерезан, главной задачей адмирала Каннингхэма стала доставка нефти на Мальту, так как нехватка топлива уже ограничивала действия крейсерского соединения. Для доставки груза был выбран отважный ветеран множества походов быстроходный транспорт «Бреконшир». Вечером 15 декабря он вышел в море вместе с 2 уцелевшими крейсерами 15-й эскадры контр-адмирала Вайэна, крейсером ПВО «Карлайл» и 8 эсминцами. Примерно напротив Бенгази их должны были встретить крейсера и 4 эсминца Соединения К, чтобы усилить сопровождение транспорта. После наступления темноты вечером 17 декабря корабли Вайэна должны были повернуть назад, а вести «Бреконшир» на Мальту должно было Соединение К. Как и итальянцы, англичане сейчас считали необходимым использовать все наличные корабли, чтобы вести даже одиночный транспорт через «ничейное море» в центре Средиземного моря. Как и итальянцы, они полагали, что для защиты конвоя от атак вражеских линкоров нужны свои линкоры. Но у Каннингхэма не хватало эсминцев для прикрытия тяжелых кораблей, поэтому он не мог использовать свои линкоры.

Так как именно в это время итальянцы решили сделать еще одну попытку провести конвой в Ливию, перед адмиралом Вайэном замаячила перспектива встречи с вражескими линкорами, тогда как он имел лишь 4 крейсера и 12 эсминцев. Тем не менее, Вайэн отправил назад «Карлайл» из-за его маленькой скорости и повел «Бреконшир» дальше. Курс британской эскадры пересекался с курсом итальянского флота, идущего на юг для поддержки собственного конвоя.

«Аурора», «Пенелопа» и 4 эсминца соединились с кораблями Вайэна утром 17 декабря. В 10.25 пришло долгожданное сообщение от самолета-разведчика. 2 линкора, 2 крейсера и 7 эсминцев находились в 150 милях на NNW от англичан и медленно двигались на юг. Итальянская эскадра в действительности состояла из «Литторио» под флагом адмирала Иакино, «Дориа», «Чезаре», 2 тяжелых крейсеров и 10 эсминцев. Примерно в 60 милях западнее находился конвой и его ближнее прикрытие — «Дуилио», 3 крейсера и 11 эсминцев. Они также шли на юг и пока еще не были замечены англичанами. Почти в это же время Иакино узнал о присутствии кораблей Вайэна. При этом его самолет-разведчик принял «Бреконшир» за линкор и продолжал повторять это ошибочное сообщение весь день. Иакино повернул на юго-запад и увеличил скорость до максимума, на который были способны 2 его старых линкора, то есть до 24 узлов. Он надеялся еще до заката перехватить британское соединение, которое, по его мнению, намеревалось атаковать конвой.

У итальянского адмирала появилась возможность навязать бой значительно более слабой английской эскадре. Но 2 фактора помешали этому — итальянцы решительно не желали идти на малейший риск, а их корабли не были оснащены для ведения ночного боя. Иакино установил контакт с эскадрой Вайэна на закате и тут же повернул прочь, опасаясь торпедной атаки британских эсминцев. В сгущающейся темноте контакт вскоре был утерян, после чего итальянский адмирал решил уделить основное внимание обеспечению безопасности конвоя. В результате «Бреконшир», о присутствии которого Иакино так и не узнал, благополучно прибыл на Мальту. Корабли Вайэна в течение дня отбили более 70 атак вражеских торпедоносцев и бомбардировщиков и вернулись в Александрию без новых приключений.

Итальянский конвой, который на несколько часов повернул на север, позднее снова направился в Триполи без помех со стороны англичан. Как написал капитан 2 ранга Брагадин: «В результате ночь, которая началась так тревожно, прошла совершенно спокойно. Просто невероятно спокойно. Уже много месяцев ни один итальянский конвой не мог похвастаться ничем подобным». Если мы вспомним о соотношении сил противников, то это заявление можно воспринять как безоговорочное признание подавляющего морального превосходства британского флота. Оно сохранилось, даже когда из пасти британского флота было выбито несколько клыков. Итальянский флот продолжал выходить в море в полном составе, чтобы прикрыть ливийские конвои от несуществующей угрозы со стороны британских кораблей.

Тем временем конвой, который двигался совершенно спокойно ночью 17 и весь следующий день, вечером 18 декабря прибыл к Триполи. Но именно в это время порт подвергся налету британской авиации, а «Веллингтоны» на подходах к нему поставили магнитные мины. Торпедоносцы с Мальты атаковали транспорты, и «Альбакор» 828-й эскадрильи попал торпедой в пароход «Наполи», который пришлось взять на буксир. В результате конвою пришлось отстаиваться на якоре вне порта, но 19 декабря все корабли благополучно вошли в гавань Триполи.

Англичане попытались атаковать конвой, пока он не вошел в гавань. Соединение К в составе крейсеров «Нептун», «Аурора», «Пенелопа» и эсминцев «Ланс», «Лайвли», «Хэйвлок», «Кандагар» ночью вышло с Мальты. Вскоре после полуночи его постигло несчастье. Эскадра вылетела на плотное минное поле, о котором англичане не подозревали. В течение следующих 4 часов подорвался и затонул со всем экипажем «Нептун». С него спасся лишь 1 матрос. «Аурора» и «Пенелопа» были повреждены, причем первый — достаточно тяжело. Однако они сумели добраться до Мальты. «Кандагар», который попытался взять «Нептун» на буксир, тоже подорвался на мине. Ему оторвало корму, и эсминец некоторое время спустя затонул. Соединение К просто перестало существовать.

Примерно в то время, когда гибло Соединение К, в Александрии Каннингхэм лишился своих линкоров. Это был блестящий успех итальянской 10-й флотилии MAC, о которой мы уже упоминали. Теперь настало время вкратце рассказать об этом соединении.

Эта флотилия специализировалась на индивидуальных действиях морских диверсантов, в чем итальянцы преуспели. В состав флотилии входили подразделения взрывающихся катеров, боевых пловцов и человеко-торпед. Фактически это были подводные буксировщики для экипажа из 2 человек, которые сидели верхом на торпеде. Достигнув цели, они отделяли подрывной заряд, устанавливали с помощью магнитов под килем корабля и пускали часовой механизм. Эксперименты с чериотами (итальянцы называли их «маняле») начались еще в 1935 году. Их псиц инженер лейтенанты Тезеи и Тоски. Когда Италия иступили в войну, итальянцы имели подготовленные экипажи и технику. 3 подводные лодки были переоборудованы для доставки чериотов к месту операции. Противник не терял времени зря и сразу направил подводную лодку «Ириде» для атаки британских кораблей в гавани Александрии. Однако эта лодка во время стоянки в заливе Бомба возле Тобрука была потоплена «Суордфишем» капитана морской пехоты Пэтча, о чем мы рассказали в главе 2. Таким образом, Пэтч добился гораздо более серьезного успеха, чем думали в то время.

В конце сентября 1940 года 2 другие лодки — «Шире» и «Гондар» — были направлены к Александрии и Гибралтару. Операцию отменили, когда выяснилось, что гавани пусты. На обратном пути «Гондар» был потоплен, а весь экипаж, в том числе и командир флотилии капитан 2 ранга Джиорджини, попал в плен. «Шире» повезло больше. Эта лодка под командой капитан-лейтенанта князя Валерио Боргезе воевала долго и успешно. С октября 1940 по сентябрь 1941 года ома 4 раза успешно проводила атаки британских сулои н га на ми Гибралтара с помощью чериотов. В мерных 3 случаях атаки сорвались из-за технических неполадок в торпедах. Во время четвертой операции были потоплены 3 торговых судна, в том числе большой танкер ВМФ «Дэнби Дейл», хотя и в этом случае боевые пловцы не сумели атаковать главные цели — авианосец «Арк Ройял» и линкор «Нельсон». Почти все пилоты торпед сумели выбраться на испанский берег, где их встречали секретные агенты, чтобы помочь вернуться в Италию.

Кроме этих операций, 10-я флотилия MAC провела несколько атак, используя нарывающиеся катера. Попытки атаковать греческие порты Корфу и Санти Куаранта весной 1941 года ничего не дали. Однако ночью 26 марта 6 взрывающихся катеров под командой лейтенанта Фаджиони проникли через боковое заграждение на якорную стоянку в бухте Суда и потопили тяжелый крейсер «Йорк» и торговое судно.

Следующей целью 10-й флотилии стала Мальта. Эта атака была запланирована давно. Прибытие на остров большого конвоя в конце июля 1941 года дало толчок событиям. Ночью 25 июля итальянцы начали действовать. 8 взрывающихся катеров были погружены на борт вспомогательного судна «Диана». Его сопровождали 2 обычных торпедных катера, каждый из которых вел на буксире по 2 чернота. Предполагалось, что чериот лейтенанта Тезеи взорвет заграждения и откроет катерам путь в гавань. Взрывающиеся катера должны были ворваться в Гранд Харбор и атаковать стоящие там корабли.

Итальянцы проявили поразительную беспечность. Они даже не предполагали, что на Мальте установлены радары, что обрекало еще не начавшуюся операцию на безусловный провал. Англичане сразу узнали о присутствии «Дианы», были обнаружены и торпедные катера. Вся система обороны гавани была приведена в состояние повышенной готовности. Орудия были готовы немедленно открыть огонь по любому кораблю, который рискнет приблизиться к берегу. Но операция с самого начала пошла наперекосяк. Тезеи пропал без вести. Так как приближался рассвет, то экипажи 2 взрывающихся катеров получили приказ выполнить его задачу и взорвать заграждение. Чтобы наверняка гарантировать успех, пилоты катеров не стали выпрыгивать перед взрывом и погибли вместе с катерами. Однако взрыв оказался слишком сильным. Рухнул мост, перекинутый через входной канал, и полностью заблокировал проход. После этого открыли огонь английские орудия, и итальянские корабли отошли. Все взрывающиеся катера были уничтожены. Днем итальянский отряд был атакован «Харрикейнами» с Мальты, которые потопили оба торпедных катера. Из всего отряда уцелела только «Диана».

До сих пор достижения 10-й флотилии были более чем скромными. И все-таки она сумела нанести удар, который разом изменил стратегическую ситуацию на Средиземном море. 18 декабря 1941 года в 21.00 примерно в 1,3 мили от маяка на молу Александрии Боргезе тихо поднял «Шире» на поверхность. На воду были спущены 3 чернота, и их экипажи заняли свои места. Лодка снова погрузилась и пошла в открытое море.

Пилотами чериотов были Луиджи де ла Пенне, Антонио Марчелья и Винченцо Мартелота, ветераны операций в Гибралтарской бухте. Им сопутствовала удача. Когда они подошли к сетевому заграждению и приготовились переползать через него, в заграждении был открыт проход, чтобы пропустить эсминцы Вайэна, возвращающиеся после стычки с итальянским флотом. Едва не раздавленные эсминцами, черноты все-таки проскользнули в гавань.

В этот момент все 3 экипажа потеряли контакт друг с другом. Но каждый имел заранее выделенную ему цель и твердо знал, что следует делать. Целью де ла Пенне был линкор «Вэлиант». Он перебрался через сеть и уже подошел к борту линкора, как внезапно его чериот потерял плавучесть и камнем пошел на дно. Его водолаз Бьянки от усталости потерял сознание и куда-то пропал. Позднее выяснилось, что он подплыл к швартовой бочке и уцепился за нес. Перед де ла Пение встала тяжелейшая задача: в одиночку подтащить чериот под днище линкора. Нечеловеческими усилиями, блуждая почти вслепую в облаке ила, де ла Пенне сумел сделать это! Он запустил часовой механизм взрывателя и всплыл на поверхность. Англичане тут же обнаружили его и взяли в плен вместе с Бьянки.

Итальянцы отказались сообщить англичанам что-либо, и были посажены в трюм. Там они и находились, когда «Вэлиант» содрогнулся от ужасного взрыва. Итальянцы остались целы и с удовлетворением увидели, что огромный корабль сел на дно гавани.

Вскоре такой же взрыв оторвал корму танкера «Сагона». Это сработала торпеда Мартелотта. При взрыве получил тяжелые повреждения эсминец «Джервис», стоявший у борта танкера. Мартелотта и его водолаз Марино выбрались на берег, но были арестованы в воротах порта. Когда де ла Пенне поднялся на палубу поврежденного «Вэлианта», прогремел взрыв под килем флагманского линкора «Куин Элизабет». Марчелья тоже выполнил свою задачу. Вместе со своим водолазом Скергатом он выплыл на берег и даже добрался до Александрии. Оттуда они направились в Розетту, где их должна была ждать подводная лодка. Однако им пришлось расплачиваться английскими фунтами стерлингов, которые не были в ходу в Египте (Египет формально был независимым государством.). Эти деньги выдали итальянцев, и они попали в плен.

Эти 6 отважных и изобретательных моряков одним ударом уничтожили линейный флот Каннингхэма. Теперь у адмирала, если не считать эсминцев, остались только 3 легких крейсера 15-й эскадры Вайэна («Найад», «Юриалес» и «Дидо») и крейсер ПВО «Карлайл». На Мальте находились «Пенелопа» и «Аякс», причем последний из-за неисправностей был небоеспособен. Итальянцы же в этот момент имели 4 линкора, 3 тяжелых и 3 легких крейсера, а также большое число эсминцев и подводных лодок. В действительности, как показали дальнейшие события, то, что линкоры Каннингхэма не могли выйти в море, имело не такое уж большое значение. Гораздо сильнее ему мешало отсутствие воздушного прикрытия либо с авианосца, либо с береговых аэродромов. Пока аэродромы Киренаики находились в руках англичан, крейсера Вайэна могли проводить суда снабжения на Мальту под самым носом у итальянцев. Противник был слишком занят проводкой собственных конвоев в Ливию, которым угрожали корабли, самолеты и подводные лодки с Мальты.

В первую неделю января из Александрии на Мальту прорвалось вспомогательное судно ВМФ «Гленгайл» с грузом нефти. Разгруженный «Бреконшир» вернулся назад в сопровождении крейсеров Вайэна. Истребители прикрывали эскадру во время всего перехода, и моряки наслаждались неслыханным отдыхом — ни одной воздушной атаки! Сразу было принято решение каждый месяц отправлять на Мальту конвой из 4 или 5 судов. Первый вышел из Александрии 16 января 1942 года. Он состоял из 4 транспортов в сопровождении «Карлайла» и 8 эсминцев. Из-за поломки машин транспорт «Фермопилы» 18 января пришлось отправить назад под прикрытием «Карлайла» и 2 эсминцев. Когда они вышли из-под прикрытия одномоторных истребителей, транспорт был атакован бомбардировщиками, получил попадание и загорелся. Его пришлось затопить. Остальные 3 транспорта несколько раз подвергались атакам вражеской авиации, но «Бофайтеры» 252-й и 272-й эскадрилий надежно прикрыли корабли. Эти эскадрильи входили в состав Группы взаимодействия с ВМФ, которая также обеспечила надежную воздушную разведку. Корабли благополучно прибыли на Мальту под прикрытием «Харрикейнов» с острова.

Успех этой операции был достигнут, несмотря на противодействие II авиакорпуса. Он показал, чего может добиться флот, если имеет собственную, хорошо подготовленную авиацию. Адмирал Каннингхэм так прокомментировал это: «Действия 201-й группы взаимодействия с ВМФ были поразительно эффективными и ценными… Они показали, что может сделать самолет, подготовленный к действиям над морем». Но потребовалось 18 месяцев войны на Средиземном море, чтобы Королевский Флот наконец получил эту составляющую. С 24 по 28 января «Бреконшир» успешно совершил еще один поход на Мальту, а «Гленгайл» и еще один пустой транспорт прорвались обратно.

Однако не следует забывать, что короткий период в январе 1442 года, когда англичане свободно доставляли на Мальту снабжение и подкрепления, являлся периодом господства британского флота в центре Средиземного моря. В результате наступления британской 8-й армии в Африке открылся морской путь из Александрии на Мальту. Но тут вступил в дело II авиакорпус, который обрушил на аэродромы Мальты мощнейшие атаки, когда итальянцы проводили очередной конвой. В это время обе стороны могли использовать центральный бассейн для своих собственных целей, но не могли помешать противнику делать то же самое. Поэтому никто не мог сказать, что захватил господство на море.

Но вскоре период относительного равновесия завершился. Роммель в Африке начал свое наступление, и II авиакорпус в Сицилии тоже перешел к активным действиям. Англичане были вынуждены обороняться по всему фронту. Их способность удержать Египет и Суэцкий канал теперь и большой степени зависела от того, сумеет ли Мальта пережить новое воздушное наступление, гораздо более мощное, чем все, что она видела ранее.


ГЛАВА 8

МАЛЬТА ПОЧТИ РАЗДАВЛЕНА


Отступление Роммеля к Эль Агейле на границе Триполитании в последние дни 1941 года было преднамеренным. К этому времени 8-я армия израсходовала свои запасы и уже не могла продолжать наступление. В боях 28 и 30 декабря бронетанковые части потерпели сокрушительные поражения. Роммель оторвался от противника, чтобы реорганизовать свои войска и пополнить запасы. Вопросы снабжения, особенно топливом, считались самыми важными по обе стороны фронта. Англичане сейчас были вынуждены использовать разгромленные порты Киренаики, что вызывало массу проблем. Кроме того, их коммуникации удлинились, им не хватало транспортов и кораблей сопровождения, что также ухудшало ситуацию. Зато армия Роммеля, хотя она и была измотана до предела, сейчас получала грузы прямо из Триполи.

15 января в Триполи прибыл большой конвой, который доставил топливо, 54 танка с экипажами и другие грузы. Его сопровождал весь итальянский флот, и конвой пересек Средиземное море без помех. Соединение К этому времени сократилось до 1 крейсера и 3 эсминцев, аэродромы Мальты были превращены в руины налетами более чем 400 самолетов, которые немцы проводили с 30 декабря по 5 января. Поэтому атакующие возможности острова снова были сведены к нулю. Ситуация в центральном бассейне в очередной раз полностью изменилась после трагических для британского флота событий 18 и 19 декабря и возвращения Люфтваффе на Сицилию. Роммель получил временное превосходство в танках, которое решил немедленно использовать, нанеся упреждающий удар, чтобы помешать 8-й армии возобновить наступление. Атака началась 21 января, и результат превзошел все ожидания Роммеля. Измотанная британская 8-я армия обратилась в бегство. 29 января войска Оси захватили Бенгази, а 6 января англичане отступили на запад от Тобрука на линию Газала — Бир-Хакейм. Положение стабилизировалось до конца мая, обе стороны готовились к возобновлению наступления.

Все действия Оси зависели от того, удастся ли добиться постоянной безопасности морских коммуникаций. Этой точки зрения придерживались абсолютно все, но продолжали кипеть споры относительно способов достижения данной цели. В начале 1942 года точку зрения итальянцев высказала глава Commando Supremo генерал Уго Кавальеро, который наконец-то признал необходимость захвата Мальты. Кессельринг согласился и отдал приказ готовить высадку морского и воздушного десантов. Одновременно адмирал Редер начал давить на Гитлера, расписывая ему преимущества, которые Германия получит, если сможет добиться быстрой победы на Средиземном море. Ослабление британского флота делало такую победу вполне реальной. Редер тоже настаивал на захвате Мальты.

Однако Гитлер и германское Верховное Командование продолжали сомневаться в необходимости данной операции. По их мнению, требуемые для нее сухопутные и воздушные силы можно было использовать с большим эффектом на Восточном фронте и в Киренаике. Хотя началась разработка плана операции «Геркулес», они решили пока ограничиться нейтрализацией острова силами Люфтваффе. Верховное Командование приказало Люфтваффе усилить налеты. Воздушное наступление планировалось начать 20 марта. Предполагалось, что в течение 3 педель оборона Мальты будет подавлена, после чего можно будет ограничиться меньшими силами.

С 21 декабря самолеты II авиакорпуса уже подвергали Мальту бомбардировкам, которые были гораздо сильнее, чем все, что ранее пережил остров. Пока в Сицилии находился X авиакорпус, он проводил в среднем 93 налета за месяц. В декабре 1941 года эта цифра возросла до 169. В январе 1942 года немцы провели 262 налета на Мальту, из них 73 ночных. Налеты проводились ежедневно, и лишь 8 ночей выдались для защитников Мальты спокойными. Так как в налеты участвовало относительно небольшое число самолетов, немцы называли их «слабыми». Но в феврале интенсивность налетов стала расти, хотя по-настоящему массированные атаки начались только в марте. В январе и феврале многие налеты проводились с целью обеспечить поддержку итальянским конвоям, поэтому атакам подвергались аэродромы и стоящие на земле самолеты.

Небольшая горстка «Харрикейнов» ежедневно поднималась в воздух с наскоро починенных взлетных полос. Они регулярно сбивали самолеты противника, однако при этом и сами истребители неизбежно несли потери. К концу января осталось только 28 исправных самолетов. 15 февраля их осталось лишь 11. Теперь англичанам приходилось вступать в бой при соотношении сил 1: 10. Наземный персонал и солдаты гарнизона предпринимали титанические усилия, чтобы привести в порядок изрытые воронками аэродромы, однако противник тут же сводил их работу на нет.

Поэтому, когда 22 января итальянцы отправили очередной конвой в сопровождении линкоров, с Мальты смогли взлететь только 4 торпедоносца «Суордфиш». Их атака успеха не имела. Но этот конвой подвергся сильным атакам самолетов 201-й группы взаимодействия с ВМФ с аэродромов Киренаики и Египта. Сейчас эта группа имела бомбардировщики «Летающая Крепость», «Веллингтон» и «Бленхейм», торпедоносцы «Бофорт» КВВС, а также торпедоносцы «Альбакор» ВСФ. К несчастью, она не имела пикирующих бомбардировщиков — у англичан вообще не имелось этих самолетов. Поэтому КВВС были вынуждены использовать самоубийственные атаки с бреющего полета, которые проводили «Бленхеймы» с Мальты. С появлением «Бофортов» от таких атак отказались. Но Королевские ВВС продолжали упрямо цепляться за бомбардировки с горизонтального полета, которые уже сотни раз доказывали свою полнейшую неэффективность. Поэтому из 53 самолетов, высланных для атаки конвоя, лишь торпедоносцы «Бофорт» и «Альбакор» добились успеха.

Конвой был обнаружен самолетом-разведчиком рано утром 23 января. В течение дня разведчики следили за ним, хотя конвой прикрывали с воздуха 9 Ju-88. Первая атака началась в 16.45. Бомбы легли рядом с океанским лайнером «Виктория» и крейсерами сопровождения. Они не причинили вреда, однако адмирал Бергамини, руководивший операцией, потребовал усилить воздушное прикрытие. Вскоре над конвоем кружили уже 12 Ju-88. В 17.25, когда солнце начало садиться, на горизонте появились 3 двухмоторных самолета, летящие низко над водой. Их встретил сильнейший огонь зениток, и они отвернули на расстоянии 3500 ярдов от судов конвоя. Но противник не знал, что эта атака была боевым дебютом на Средиземном море торпедоносцев «Бофорт». Когда на «Виктории» заметили следы торпед, было уже слишком поздно. Лайнер получил попадание в правый борт и остановился.

Несмотря на повреждения, угрозы гибели лайнера не возникло. В сгущающихся сумерках солдаты с него пересели в спасательные шлюпки и были приняты на борт эсминцами сопровождения. Пока происходило все это, появились 2 «Альбакора» 826-й эскадрильи. Их вел командир эскадрильи капитан-лейтенант Дж. У.С. Корбетт. Доисторическая внешность этих бипланов была обманчивой, их атаки были смертоносными. Хотя головной самолет был сбит и его экипаж попал в плен, второй торпедоносец лейтенанта Г.М. Эллиса всадил торпеду в «Викторию». Лайнер затонул. Гибель «Виктории» — «жемчужины итальянского торгового флота», как ее назвал в своем дневнике граф Чиано — была для итальянцев болезненным ударом. Однако оставшиеся 3 транспорта конвоя прибыли благополучно, несмотря на все попытки 201-й группы остановить их. Это показывало, что положение на театре улучшилось, благодаря воздушному блицу над Мальтой.

Через несколько дней аэродромы западной Киренаики снова оказались в руках Оси. С этого момента попытки англичан остановить ливийские конвои больше напоминали жалкое трепыхание. 201-я группа не имела подходящих аэродромов, а Мальта не имела самолетов. Разумеется, проводились отдельные налеты, которые иногда даже приносили успех — бомбардировщики «Веллингтон» с Мальты ухитрились потопить в Палермо 3 германских транспорта. Но целом результаты были более чем скромными. Некоторое время 10-я флотилия подводных лодок еще продолжала действовать на вражеских коммуникациях, но в марте слишком много лодок получили повреждения прямо в гавани, а ремонт и обслуживание остальных стало очень сложной задачей. Поэтому количество находящихся в море лодок тоже резко сократилось. В результате в конце апреля флотилия была отозвана с Мальты в Александрию, так как возникло опасение, что гавань Ла-Валетты будет полностью закупорена минами.

Англичанам теперь пришлось ограничиться мерами, которые обеспечили бы выживание Мальты. После гибели «Арк Ройяла» вопрос о проводке конвоя с запада даже не поднимался. В составе Соединения Н остались 1 линкор, 1 легкий крейсер, несколько эсминцев и древний небоеспособный авианосец «Аргус». В январе удалось провести конвой из Александрии под прикрытием истребителей 201-й группы. Но теперь и лот «воздушный зонтик» исчез, поэтому конною предстоял долгий путь вокруг «выступа» Бенгази, на котором находились вражеские аэродромы. Только «Харрикейны» с Мальты могли кое-как защитить конвой, когда он подойдет к острову. Каннингхэм решил попытаться использовать темные февральские ночи. Одновременно он хотел вывести с Мальты «Бреконшир» и 3 других транспорта.

Поэтому вечером 12 февраля из Александрии вышли ветераны мальтийских переходов «Клан Чаттан», «Клан Кэмпбелл» и «Роваллан Кастл». Они направились на запад в сопровождении «Карлайла» и 8 эсминцев. На следующее утро начались воздушные атаки, которые не прекращались до вечера. Истребители с береговых аэродромов и зенитные орудия кораблей успешно отражали налеты, пока вечером пикирующий бомбардировщик Ju-88 не добился попадания в «Клан Кэмпбелл». Скорость судна снизилась, и оно было отправлено в Тобрук. На следующее утро к конвою присоединились крейсера адмирала Вайэна, чтобы усилить прикрытие. Это день должен был стать критическим — обеспечить истребительное прикрытие на большом расстоянии от аэродромов береговая авиация не могла. При этом следовало экономить боеприпасы к зенитным орудиям, так как вчера их было израсходовано слишком много. В второй половине дня конвой отбивал непрерывные атаки горизонтальных и пикирующих бомбардировщиков. «Клан Чаттан» получил попадание, в трюме с боеприпасами начался пожар. Поэтому эсминцы спешно сняли с горящего транспорта людей и потопили его.

Соединение К встретило последний уцелевший транспорт, а корабли Вайэна приняли под свое крыло вышедшие с Мальты 4 пустых транспорта. Под градом бомб «Пенелопа» и 6 эсминцев повели «Роваллан Кастл» на Мальту, а корабли Вайэна повернули назад в Александрию. Но уже через 20 минут близким разрывом были выведены из строя машины «Роваллан Кастл», и транспорт потерял ход. Эсминец «Зулу» взял его на буксир, но теперь эскадра двигалась слишком медленно. Воздушные атаки продолжались беспрерывно. Все они были отражены, однако стало ясно, что завтра утром «Роваллан Кастл» так и не войдет в радиус действия «Харрикейнов» с Мальты. Зато на транспорт обрушатся атаки десятков самолетов Люфтваффе из Сицилии и Северной Африки. Поэтому по приказу Каннингхэма после наступления темноты транспорт был затоплен. Конвой перестал существовать.

Эта неудача не стала неожиданностью. Цель операции была просто недостижимой. Если даже не принимать во внимание полнейшее господство противника в воздухе, итальянский флот легко мог перехватить конвой. Утром 15 февраля эскадра из 4 крейсеров патрулировала к востоку от Мальты, преграждая путь конвою.

Контроль над центральной частью Средиземного моря перешел от англичан к Оси. Это было ясно показано через неделю, когда итальянцы смогли провести в Африку большой конной под прикрытием линкоров и крейсеров. Все попытки самолетов с Мальты и из Египта ничего не дали. Эти провалившиеся атаки показывают британскую авиацию в крайне невыгодном свете.

Вражеский конвой состоял из 6 транспортов с обычным эскортом из линкоров и крейсеров. Его обнаружил ночью 21 февраля оснащенный радаром «Веллингтон». С Мальты вылетела группа торпедоносцев «Альбакор», однако они не нашли противника. Самолеты были отозваны обратно, когда выяснилось, что они прилетели в точку, находящуюся в 100 милях от указанной «Веллингтоном». На следующий день 201-я группа провела серию атак, использовав свои «Крепости», «Бофорты» и «Бленхеймы». Из 25 самолетов лишь одна «Крепость» случайно заметила противника, но и ее атака была неудачной. Остальные самолеты повернули назад из-за различных поломок и неисправностей. Аналогичный конфуз приключился и следующей ночью. На Мальте после дневного налета уцелел лишь 1 «Веллингтон». Он должен был навести на конвой бомбардировщики «Веллингтон» 205-й группы, однако был вынужден вернуться на базу из-за неисправности в моторе. Из всех бомбардировщиков лишь 1 нашел противника и отбомбился по нему. Безрезультатно.

Все это можно считать несчастливым совпадением обстоятельств. Однако на Мальте условия обслуживания и ремонта самолетов вследствие постоянных бомбардировок были настолько плохи, что содержать их в нормальном состоянии было просто невозможно. Хотя техники выбивались из сил, чтобы помочь самолету подняться в воздух, им не хватало самого необходимого оборудования и запасных частей. Слишком часто во время очередною налета только что отремонтированный самолет получал новые повреждения. И все-таки они не отчаивались. По способность мальтийской авиации наносить удары противнику почти пропала. Неудачи самолетов с материка объяснить труднее. Совершенно ясно было одно — необходимы экипажи, специально подготовленные для действий над морем. Летчики, находящиеся на Мальте, занимались в основном атаками вражеских кораблей, им тоже требовалась такая подготовка. Они были морскими летчиками, даже если носили форму Королевских ВВС. До тех пор, пока у Мальты оставались хоть какие-то силы, они добивались серьезных успехов, и моряки Оси их боялись по-настоящему. Но II авиакорпус разгромил мальтийские аэродромы и временно вывел их из боя.

Британская авиация в этот период не могла ни защитить свои конвои, ни остановить вражеские. Поэтому не следует удивляться тому, что адмирал Каннингхэм усомнился в возможности снабжать Мальту. «Кажется бесполезным пытаться провести конвой, пока не будет восстановлено положение в воздухе над Мальтой и не улучшится общая военная обстановка в Киренаике», — писал он. Ответ Лондона был весьма категоричным: «Мальта имеет такое значение как промежуточный пункт на воздушных трасах и как преграда на вражеских коммуникациях, что будут оправданы любые шаги с целью удержать ее… Никакой риск для кораблей не должен вас останавливать».

Была предпринята запоздалая попытка перебросить на Мальту новые истребители, ведь после гибели «Арк Ройяла» в ноябре прошлого года таких операций не проводилось. Министерство авиации наконец соизволило выделить «Спитфайры», так как «Харрикейны» давно уступали Me-109. 7 марта Соединение Н, которым теперь командовал адмирал Сифрет, вышло из Гибралтара. В него входили старые авианосцы «Аргус» и «Игл». Когда эскадра находилась южнее Мальорки, с «Игла» взлетели 15 «Спитфайров», которые благополучно прибыли на остров. Эта была норная подобная операция. 21 и 29 марта были доставлены еще 16 «Спитфайров».

Поэтому Каннингхэм подготовил к выходу еще один конвой. В него входил, разумеется, «Бреконшир», а также 3 быстроходных транспорта — «Клан Кэмпбелл», «Пампас» и норвежское судно «Талабот». 20 марта они вышли в сопровождении того же «Карлайла» и 7 эсминцев. 15-я эскадра крейсеров адмирала Вайэна и 4 эсминца прикрывали конвой. Адмирал поднял флаг на «Клеопатре», так как 11 марта «Найад» был торпедирован подводной лодкой недалеко от Александрии. Чтобы отвлечь внимание германской и итальянской авиации, части 8-й армии совершили несколько диверсий. Были проведены рейды во вражеский тыл. Самолеты 201-й группы провели несколько налетов на аэродромы противника. Эти действия, несомненно, помогли отвлечь вражескую авиацию от конвоя, и первые 2 дня похода были относительно спокойными.

Но враг, разумеется, не мог не заметить конвой. Итальянские подводные лодки и транспортные самолеты Ju-52, летающие между Грецией и Киренаикой, сообщили о нем. В Таранто адмирал Иакино приготовил к выходу в море свой прекрасный флагман «Литторио», тяжелые крейсера «Гориция» и «Тренто», легкий крейсер «Банде Нере» и 4 эсминца.

Утром 22 марта к Вайэну присоединились вышедшие с Мальты «Пенелопа» и 4 эсминца. Соединение Вайэна прошло «Бомбовой аллеей» между Критом и Киренаикой, не подвергнувшись ни одной воздушной атаке. Но вчера над кораблями крутились британские истребители. Сегодня им приходилось полагаться только на свои зенитки. Как и предполагало британское командование, вскоре после полуночи итальянская эскадра была замечена подводной лодкой Р-36, которая сообщила о контакте. Вайэн высчитал, что встреча с противником произойдет во второй половине дня. Он решил постараться задержать противника до наступления темноты демонстративными атаками и использовать дымовые завесы. Из опыта предыдущих столкновений было известно, что итальянцы опасаются входить в дымзавесы.

Тем временем итальянские самолеты Sm-79 сбросили несколько торпед. Жаркий огонь британских эсминцев помешал им подлететь близко к транспортам, которые легко уклонились от торпед, сброшенных издалека. Но в 13.30 один из вражеских самолетов выпустил сигнальную ракету, и Вайэн понял, что начинается главное испытание. В 14.27 командир «Юриалеса» капитан 1 ранга Буш передал, что видит на северо-востоке 4 вражеских корабля. Вайэн сразу начал выполнять намеченный ранее план. Конвой и его эскорт отвернули на юго-запад, а крейсера и эсминцы «Вайэна» прошли между ним и противником, ставя дымовую завесу. Ему помогал сильный юго-восточный ветер.

Итальянские крейсера — англичане сначала приняли их за линкоры — открыли огонь по кораблям Вайэна, но вскоре отвернули на северо-запад. В этот момент Вайэн тоже повернул, чтобы сблизиться с конвоем, так как в небе над ним появились многочисленные черные клубки разрывов. Корабли эскорта отбивали сильнейшую атаку бомбардировщиков Ju-88. Вайэн радировал Каннингхэму, что отогнал противника. Он немного поспешил. В действительности итальянские крейсера отошли навстречу «Литторио» по приказу своего адмирала. В 14.40 англичане увидели на северо-западе всю итальянскую эскадру.

Снова Вайэн пошел в отчаянную атаку. Только на сей раз 133-мм орудиям его крейсеров и 120-мм орудиям эсминцев противостояли 381-мм, 203-мм и 152-мм орудия противника. Однако имелось несколько факторов, которые помогли англичанам. Юго-восточный ветер постепенно превратился в шторм, который гнал крупную волну. Итальянцы не имели радара и были вынуждены полагаться только на оптические дальномеры, которые в таких условиях были не слишком эффективны из-за многочисленных брызг. Дым из труб британских крейсеров образовал густую завесу между эскадрами противников. Обе стороны лишь изредка видели цели, так как британские крейсера и эсминцы ненадолго выскакивали из дыма, имитируя торпедные атаки. Тем не менее, крейсер «Клеопатра» получил попадание в мостик 152-мм снарядом, а «Юриалес» был засыпан осколками разорвавшегося у борта 381-мм снаряда.

Иакино очень хотел добраться до конвоя, но совсем не собирался проходить сквозь дымзавесу. Он должен был обойти ее либо с подветренной стороны, продолжая двигаться на юго-запад, либо с наветренной, для чего следовало повернуть на юго-восток и идти против ветра и волны. Сильная волна, которая снизила бы скорость его кораблей, вынудила Иакино отказаться от второго варианта. Ход боя показал, что это была ошибка. Дым, который ветер нес на северо-запад, протянулся такой длинной полосой, что итальянцы смогли повернуть на юг к конвою только около 18.00, когда уже начало смеркаться. Поэтому перед итальянцами во весь рост встала неприятная перспектива ночного боя, к которому они были совершенно не готовы.

Тем не менее, ситуация оставалась крайне опасной для англичан. Вайэн опасался, что часть вражеской эскадры может сделать то, что подсказывает инстинкт моряка — обогнуть дымзавесу с наветренной стороны. Поэтому он повернул свои крейсера на восток и временно прекратил бой. Командиры флотилий эсминцев капитаны 1 ранга Майклтвайт и Поленд смело пошли в торпедную атаку. Они сблизились с противником на 6000 ярдов, и это спасло положение. Эсминцы «Хэйвок» и «Кингстон» получили попадания тяжелыми снарядами и были повреждены, остальные корабли остались целы, хотя им пришлось буквально продираться между всплесками от вражеских снарядов, чтобы выпустить торпеды. Угроза торпедной атаки и наступающая темнота положили конец бою. Иакино повернул на север и отказался от преследования конвоя.

Вторая битва в заливе Сирт, как ее называют, закончилась тактической и моральной победой адмирала Вайэпа. Хотя в итальянские корабли попал только 1 мелкий снаряд — «Литторио» получил поверхностные повреждения, отважная и умелая тактика британского адмирала не позволила бронированному гиганту атаковать транспорты. Копной, который отбил многочисленные воздушные атаки и пока не имел потерь, был спасен. Теперь 4 транспорта получили приказ следовать к Мальте на полной скорости самостоятельно. Каждому из них на всякий случай был придан эсминец. Зато итальянцы на обратном пути в Таранто понесли потери, хотя причиной этому стала погода. 2 эсминца не справились со штормом и затонули, «Литторио» принял несколько тысяч тонн воды, был поврежден и «Банде Нере». Это крейсер был отправлен в Специю на ремонт. Но по пути его торпедировала и потопила подводная лодка «Эрдж».

Тем не менее, частично Иакино своего добился. Временный поворот конвоя на юг при приближении итальянского линкора помешал транспортам прибыть на Мальту ночью. Немногие уцелевшие мальтийские истребители взлетели с разбитых аэродромов, чтобы хоть как-то прикрыть транспорты. Командующий воздушными силами острова главный маршал авиации сэр Хью Ллойд пишет:


«С того момента, как они вошли в радиус действия «Харрикейнов» и «Спитфайров», над ними почти постоянно дежурили все наличные истребители. Лишь иногда кто-то улетал на аэродром, чтобы заправиться топливом и принять боеприпасы. Последние 10 миль пути до Гранд Харбора не было ни секунды передышки. Казалось, над островом кружат все имеющиеся на Сицилии вражеские самолеты».


«Талабот» и «Пампас», несмотря на сильнейшие атаки на рассвете, прибыли в Гранд Харбор между 9.00 и 10.00. Правда, в «Пампас» попали 2 бомбы, однако они не взорвались. На набережные Ла-Валетты высыпали горожане, не обращающие внимание на падающие бомбы. Затаив дыхание, они следили, как корабли входят в порт под градом бомб, среди бесчисленных столбов воды. Радостными криками люди провожали транспорты, следующие к местам разгрузки.

В этот момент отважный ветеран множества опаснейших походок «Бреконшир» находился в 8 милях от гавани. Однако он получил попадание и потерял ход. Так как сильное волнение мешало буксировке, шкипер К.Э.Г. Хатчисон решил бросить якорь. Через час «Клан Кэмпбелл», находившийся в 20 милях от острова, был потоплен бомбой. Эсминец «Лиджен» был поврежден близкими разрывами и выбросился на берег.

Но все эти потери не считались чрезмерными. Напротив, они были меньше, чем ожидалось. Однако на Мальту обрушилось воздушное наступление противника, которое началось, как и было намечено, 20 марта. 3 судна снабжения были лакомой добычей для немецких пикировщиков. 326 истребителей и бомбардировщиков II авиакорпуса пытались уничтожить эти корабли. Малочисленные «Спитфайры» и «Харрикейны» отчаянно пытались защитить их. В течение 3 дней истребителям это удавалось, но потом произошло неизбежное. 26 апреля и «Талабот», и «Пампас» получили попадания. Первое судно пришлось затопить, так как огонь начал подбираться к боеприпасам в трюме. На «Пампасе» были затоплены все трюмы, кроме 2. На следующий день «Бреконшир», который, несмотря на постоянные воздушные атаки, удалось отбуксировать в бухточку на южном берегу острова, все-таки был потоплен. В той же бухте германские самолеты добили эсминец «Лиджен». Из 26 000 тонн грузов, отправленных из Египта, удалось выгрузить лишь 5000 тонн.

Это стало трагическим финалом героических усилий моряков и летчиков и страшным разочарованием для почти отчаявшихся защитников Мальты. Однако вскоре наступили еще более черные дни. Временное затишье в Линии позволило немцам бросить против Мальты все силы 2-го воздушного флота.

Как мы уже сказали ранее, 20 марта началось крупное воздушное наступление немцев. Вот несколько цифр, которые покажут, что это означало. В феврале на аэродромы острова было совершено не меньше 222 налетов. Самолеты II авиакорпуса совершили 2497 вылетов. В марте эта цифра выросла до 4927. В апреле к атакам присоединился X авиакорпус, и немцы совершили 9599 вылетов. В апреле на Мальту было сброшено более 6700 тонн бомб.

Целью этого наступления, по словам фельдмаршала Кессельринга, было подавление системы ПВО острова. Батареи должны были израсходовать боезапас, а личный состав немцы собирались уничтожить. После этого планировалось начать массированные атаки аэродромов и стоящих на земле самолетов. Наконец всю мощь атак следовало обрушить на военно-морскую базу, доки и укрепления острова, чтобы все это уничтожить. Первую из этих задач немцам так и не удалось выполнить. Хотя батареи были вынуждены экономить боеприпасы, они никогда не испытывали серьезной нехватки снарядов. Несмотря на то, что вторую задачу немцы почти решили, и действия мальтийской авиации почти прекратились, все-таки в апреле британские истребители совершили более 350 вылетов. На их счету числится примерно половина из 37 самолетов Оси, сбитых над Мальтой в этом месяце.

Военно-морская база с самого начала налетов стала излюбленной целью для вражеских бомбардировщиков. Хотя в феврале разрушения стали уже очень серьезными, лишь немногие корабли получили прямые попадания в первые недели налетов II авиакорпуса. Лишь эсминец «Маори» был 11 февраля потоплен на стоянке у буя. Крейсер «Клеопатра», зашедший на Мальту по пути в Александрию, получил попадание 500-кг бомбой, которая, к счастью, не взорвалась. В марте была потоплена подводная лодка Р-39, и еще 2 лодки были повреждены. С этого времени лодки отлеживались на дне гавани с запасными экипажами.

В конце марта на базу обрушилась вся мощь воздушных атак противника. Все корабли, сохранившие способность передвигаться самостоятельно, были эвакуированы сразу после прибытия мартовского конвоя. На Мальте остались легкий крейсер «Пенелопа» и эсминцы «Кингстон» и «Галлант», имевшие различные повреждения. История ремонта «Пенелопы» выглядит фантастическим рассказом. Экипаж проявил исключительную отвагу и выносливость, отражая постоянные воздушные атаки, в ходе которых корабль получал все новые повреждения, по мере того, как ремонтировались старые раны. За это время его орудия выпустили 6500 снарядов калибра 102 мм. Только что установленные новые стволы пришли в полную негодность. Все это закончилось ночью 8 апреля, когда крейсер выскользнул из гавани и направился в Гибралтар. Его борта щетинились сотнями деревянных пробок, которые были забиты в мелкие пробоины. Крейсер сумел обмануть вражеские торпедоносцы и бомбардировщики и благополучно проскочил вдоль берега Туниса. Он прибыл в Гибралтар 10 апреля.

Для базы подводных лодок 1 апреля начались тяжелые деньки. В этот день подводная лодка «Пандора», успевшая выгрузить доставленные припасы, была потоплена 2 прямыми попаданиями бомб. Р-36 получила такие тяжелые повреждения, что ее решили не ремонтировать. Хотя лодка «Анбитен» отлеживалась на дне, она получила такие повреждения, что ее пришлось отослать в Гибралтар для ремонта. Было предложены вывести флотилию подводных лодок с Мальты, но ее командир капитан 1 ранга Симпсон заявил, что «это означает полное прекращение наступательных действий на коммуникациях Роммеля. Кроме того, 10-я флотилия подводных лодок остается единственным средством помешать крупным кораблям противника обстреливать Мальту. Так как это отступление подорвет дух гарнизона, следует приложить новые усилия».

4 апреля была потоплена греческая лодка «Глафкос», а польская «Сокол» была тяжело повреждена. После спешного ремонта на верфи под камуфляжными сетями, 13 апреля она была отправлена в Гибралтар для капитального ремонта. В ее легком корпусе насчитывалось более 200 пробоин! Лагерь отдыха подводников подвергался ежедневным бомбардировкам и обстрелам с воздуха. Обслуживать лодки в перерывах между походами стало почти невозможно. А 14 апреля пришла печальная новость — подводная лодка «Апхолдер» Ванклина была потоплена в 25-м боевом походе.

К 25 апреля суперинтендант мальтийских доков сообщил, что «не действует практически ни одна мастерская, кроме расположенных под землей. Все доки повреждены. Линии электропередачи и телефонная сеть почти полностью уничтожены». С 15 по 30 апреля противник провел не менее 115 налетов. Каждый день в среднем Мальту бомбили 170 бомбардировщиков. Англичане возлагали большие надежды на 46 «Спитфайров», которые должны были перелететь на Мальту 20 апреля с американского авианосца «Уосп». Но II авиакорпус засек их прилет с помощью радара и немедленно атаковал аэродромы. В течение 3 дней почти все «Спитфайры» были либо уничтожены, либо повреждены на земле, и количество исправных истребителей сократилось до 6.

В таких условиях деятельность подводных лодок почти прекратилась. Однако решающим фактором в прекращении базирования подводных лодок на Мальте стало иное. Остров просто не мог обеспечить им истребительное прикрытие во время выхода в море. Тральщики не справлялись с минными постановками противника. Плотность минных полей на выходе из Гранд Харбора ежедневно увеличивалась. Только с 23 по 27 апреля германская 3-я флотилия торпедных катеров поставила не меньше 123 мин и минных защитников. Чтобы не оказаться запертым в порту, 26 апреля Симпсон был вынужден согласиться с предложением адмирала Каннингхэма. К 10 мая остром покинула последняя подводная лодка. Они вернулись на Мальту только через 3 месяца. Правильность этого решения подтвердила гибель 27 апреля на только что поставленном заграждении подводной лодки «Эрдж». Эта лодка под командованием лейтенанта Э.П. Томпкинсона завоевала славу, уступающую только лаврам «Апхолдера».

Поэтому можно понять, почему фельдмаршал Кессельринг пришел к ошибочному заключению, что к этому времени Мальта была полностью нейтрализована, и ливийские маршруты стали совершенно безопасными. На его мнение, несомненно, повлияло готовящееся Роммелем наступление с целью захвата Тобрука и требование поддержать это наступление с воздуха. Кроме того, от Кессельринга требовали отправить некоторые части 2-го воздушного флота на Восточный фронт в Россию. Он уже объявил, что готовится перебросить туда 2 группы бомбардировщиков Ju-88 и 2 группы истребителей Me-109. Кессельринг полагал, что сумеет заменить их итальянскими бомбардировщиками и истребителями и поддержан, такую интенсивность налетов на Мальту, которая не позволит острову оправиться.

Его итальянские соратники такой уверенности не испытывали. Хотя результаты крупного воздушного наступления были хорошими, они заявили, что эти результаты не оправдывают ожиданий Кессельринга. Если судить по сообщениям 2-го воздушного флота о силе зенитного огня и количестве действующих прожекторов, ПВО Мальты не была нейтрализована. Более того, хотя блокада острова была довольно эффективной, она так и не стала абсолютной. Вдобавок выяснилось, что невозможно помешать переброске на остров новых самолетов. В заключении итальянцы высказали мнение, что нейтрализация Мальты была только частичной и временной, поэтому необходимо продолжать и усиливать блокаду, чтобы не дать острову оправиться и возобновить активные операции.

Оказалось, что итальянцы видят ситуацию гораздо более верно, чем Кессельринг. 9 мая на остров прибыла большая группа истребителей — 60 «Спитфайров», которые взлетели с авианосцев «Уосп» и «Игл». На этот раз наземный персонал хорошо подготовился к прибытию самолетов. Хотя они прилетели в разгар воздушного налета, «Спитфайры» были заправлены так быстро, что через 35 минут они уже вступили и бой. На следующий день, когда Кессельринг сообщил в Берлин, что «нейтрализации Мальты завершена», впервые за много месяцев противника встретили превосходящие силы британских истребителей. Провалились все попытки германских летчиков потопить быстроходный минный заградитель «Уэлшмен», который прибыл с зенитками «Бофорс», запасными частями для самолетов и боеприпасами. В ходе боя немцы потеряли 12 самолетов, англичане — 3 «Спитфайра».

Трансформация положения была внезапной и драматической. Военный дневник Мальты отмечает, что «противник понес такие потери, что дневные налеты резко прекратились». Это было некоторым преувеличением, так как касалось только налетов на верфь. Дневные налеты на другие районы острова пока еще продолжались. Тем не менее, эта запись отражает явное облегчение и крепнущую надежду. В мае немцы и итальянцы потеряли в боях над островом 40 самолетов, тогда как англичане — лишь 25. Более важным было то, что англичане потеряли на земле всего 6 самолетов — по сравнению с 30 самолетами в апреле.

Мальта сумела преодолеть кризис, вызванный массированными бомбардировками. Однако ее еще ждали многие месяцы страданий. Если в ближайшее время на Мальту не будут доставлены различные припасы, остров падет даже без усилий со стороны противника. План провести конвой в мае пришлось отбросить. Теперь все зависело от обещанного июньского конвоя. Но до этого еще многое могло случиться.


ГЛАВА 9

ЗАХВАТ ТОБРУКА: РОКОВАЯ ОШИБКА РОММЕЛЯ


Заявление фельдмаршала Кессельринга, что «нейтрализация Мальты завершена», было не просто обычной для летчика переоценкой результатом бомбардировок. Это была, скорее, попытка выдать желаемое за действительное, к которой его подтолкнуло благоприятное для Германии развитие событий на всех театрах военных действий. Повлияла на это и твердая уверенность генерала Роммеля в своей победе. Он готовил наступление в Ливии, к участию в котором планировалось привлечь и 2-й воздушный флот. Кессельринг решил, что итальянские ВВС, базирующиеся в Сицилии, сумеют продолжать массированные воздушные налеты, которые не позволят Мальте оправиться.

Следует напомнить, что «демонстративное наступление» Роммеля в конце января 1941 года совершенно неожиданно оказалось исключительно успешным. Британская 8-я армия откатилась на линию Газала — Бир-Хакейм западнее Тобрука. Здесь оба противника остановились, чтобы собрать силы для нового сражения. Стратегические планы Оси предусматривали захват Мальты до начала любого нового наступления в Африке, и итальянцы получили обещания немецкой помощи. Однако к началу апреля англичане сумели перегруппировать свою армию в восточной Киренаике и перебросить туда большие подкрепления. Роммель начал сомневаться, сумеет ли он удержать свои позиции, если англичане будут продолжать наращивать силы прежними темпами. Он решил предупредить британское наступление.

Поэтому, когда в самом начале апреля Кессельринг прилетел к нему, Роммель убедил его отложить намеченную высадку на Мальту до того, как он сам начнет наступление, главной целью которого был захват Тобрука. Рапорт Кессельринга привел к новому соглашению между Гитлером и Муссолини, которое было заключено в Бергхофе 30 апреля. Датой начала наступления Роммеля было назначено 26 мая, а датой высадки на Мальту — 10 июля. Чтобы не позволить Роммелю слишком увлечься, было решено, что армии Оси не будут пересекать границу Египта и наступление завершится к 20 июня. После этого главные усилия будут обращены на захват Мальты. Для операции «Геркулес» — так была названа высадка на остров — к 3 итальянским парашютно-десантным батальонам добавлялись германская парашютно-десантная дивизия и сводный отряд трофейных русских танков. Германский флот должен был предоставить десантные суда. Сразу после высадки воздушного десанта на южном берегу Мальты должны были высадиться итальянские войска, а на юго-восточном — германские. Всего в операции должны были участвовать 31000 солдат. Затем, когда безопасность морских коммуникаций, ведущих в Ливию, будет обеспечена, Роммель мог начать наступление для захвата дельты Нила.

Опасения Роммеля, что британская 8-я армия первой перейдет в наступление, особенно если операция «Геркулес» не будет отложена, были вполне обоснованными. С конца февраля премьер-министр и Комитет начальников штабов постоянно давили на генерала Окинлека, требуя возобновить наступление в Киренаике. Главной причиной была необходимость отбить аэродромы в зашитой Киренаике, чтобы конвои на Мальту снова получи ни воздушное прикрытие. Без такого прикрытия их пишем становились минимальными. Окинлек утверждал, что армия не готова, и отказывался начинать преждевременное наступление. Его провал привел бы к уничтожению только что сформированных бронетанковых частей и оставил бы Египет совершенно беззащитным перед контрнаступлением Оси. К марту Уинстону Черчиллю надоело это упрямство, и он послал в Египет сэра Стаффорда Криппса и заместителя председателя Комитета начальников штабов генерал-лейтенанта Ная, чтобы те на месте ознакомились с состоянием дел и сильнее надавили на Окинлека. Однако инспекторы вместо этого поддержали командующего 8-й армией и сообщили, что самой ранней датой начала наступления может считаться середина мая.

Поэтому Комитет начальников штабов, хотя и с неохотой, согласился с этим. Одновременно лондонские стратеги потребовали отправить часть авиации со Среднего Востока на Цейлон, чтобы парировать действия японцев в Индийском океане. Комитет начальников штабов нарисовал такую мрачную картину, что Окинлек согласился с ним. Так как японцы могли угрожать морским коммуникациям, ведущим на Средний Восток через Индийский океан, он решил вместо наступления ограничиться обороной. Это позволило бы перебросить часть сил в Индию. Когда ему указали, что ситуация на Среднем Востоке может повлиять на ход войны в целом, для чего следует разгромить противника в Западной пустыне, Окинлек сообщил, что сможет начать наступление не ранее середины июня, когда получит достаточное количество танков. Однако премьер-министр потребовал начать наступление в мае. Оно могло отвлечь внимание противника и помогло бы пронести новый конвой на Мальту во время периода новолуния в середине июня. Окинлек был поставлен перед выбором: или подчиниться, или уйти в отставку. Он согласился выполнить приказание. Однако Роммель нанес удар первым.

Сегодня, задним числом, можно сказать, что Окинлек был совершенно прав, отклоняя все требования начать преждевременное наступление. Вместо него такое наступление 26 мая начал Роммель, который располагал ограниченными ресурсами. Увлекшись первыми успехами, германский генерал не рассчитал своих сил и зарвался.

Главной проблемой Роммеля была доставка и накопление запасов. Хотя теперь конвои в Триполи и Бенгази шли почти без помех, нехватка тоннажа привела к тому, что Африканский Корпус с трудом удовлетворял свои минимальные потребности. Другой проблемой была доставка припасов из портов к линии фронта. Большую часть грузов приходилось доставлять из Триполи, так как возможности разгрузки транспортов в Бенгази были ограниченными. В последнее время работа этого порта значительно улучшилась, но все-таки даже от него до линии фронта еще оставалось более 200 миль пустынного бездорожья. После начала наступления армий Оси это расстояние увеличилось. Хроническая нехватка грузовиков сделала перевозки вдоль побережья слишком сложными. На совещании в штабе Роммеля 17 мая он предложил в качестве единственного приемлемого варианта доставку грузов морем из Бенгази. Командующий итальянскими морскими силами в Ливии возражал, так как это было выше его возможностей. После этого за дело взялся германский флот, и положение значительно улучшилось. Если в апреле в Дерну были доставлены только 2400 тонн грузов для немцев, то в мае эта цифра выросла до 7500 тонн, а в июне — до 11 000 тонн. К моменту начала наступления в Киренаике были созданы 4 больших склада боеприпасов. Роммелю удалось собрать 11 000 тонн топлива и продовольствия на 30 дней. Этого было достаточно лишь для тактического наступления с целью захвата Тобрука, что и предусматривалось планами высшего командования. Роммель имел 584 танка против примерно 800 английских, но слабое вооружение и ненадежность последних вполне уравнивали шансы. В воздухе авиация Оси имела как локальное превосходство в Западной Пустыне, так и на всем театре в целом. Положение усугублялось тем, что большинство британских истребителей были устаревшими по сравнению с Me-109F.

Битва за Средиземное море. Взгляд победителей

Примерно так выглядела ситуация 26 мая, когда началась битва у Газалы, которая через 4 недели завершилась падением Тобрука. Она началась излюбленным трюком Роммеля — он попытался окружить британскую армию. Это не удалось. На какое-то время войска Оси оказались зажатыми между минными заграждениями и британскими танковыми частями. У них не хватало топлива и боеприпасов, и они оказались буквально на грани поражения. На юге войска Свободной Франции под командованием генерала Кёнига героически защищали Бир-Хакейм от превосходящих сил противника с 26 мая по 10 июня, когда гарнизон был отведен по приказу генерала Ритчи. Исход битвы колебался, как на весах, до 18 июня. К этому дню танковые части 8-й армии были разбиты, и она отошла к египетской границе, снова оставив Тобрук в осаде.

Роммель не стал терять времени попусту. Атака крепости началась 20 июня массированным воздушным налетом. В нем участвовали 85 бомбардировщиков, 21 пикировщик и примерно 50 истребителей-бомбардировщиков под прикрытием 150 истребителей. Немцы сбросили около 365 тонн бомб, буквально парализовав обороняющихся. Утром 21 июня Тобрук капитулировал. Это был колоссальный личный успех Роммеля, которого немедленно произвели в фельдмаршалы. Он выполнил все поставленные перед ним задачи. Противник был разгромлен и отброшен за границу Египта. Согласно директиве Муссолини от 5 мая (войска Оси в Северной Африке подчинялись итальянскому Commando Supremo) теперь наступило время остановиться и все силы перебросить для участия в операции «Геркулес». Но Роммель, завороженный собственными успехами, поверил в счастливую звезду и не собирался останавливаться, пока не дойдет до Суэцкого канала. Среди огромного количества трофеев, захваченных в Тобруке, оказались 1400 тонн бензина, большое количество боеприпасов (как английских, так и немецких), 2000 исправных автомобилей и 5000 тонн продуктов. Ему показалось, что все проблемы со снабжением разрешены одним ударом. Действуя по собственной инициативе и через голову итальянского командования, Роммель радировал в Берлин:


«Боевой дух и состояние войск, количество захваченных припасов и слабость противника в данный момент делают для нас возможным нанести удар в сердце Египта. Поэтому требую, чтобы дуче вынудили снять все ограничения на наступление. Все войска, находящиеся под моим командованием, нужно отдать в мое распоряжение для продолжения наступления».


Гитлеру это понравилось, и 23 июня он написал Муссолини письмо, поддерживая требования Роммеля. Однако блестящий успех под Тобруком ослепил Муссолини гораздо меньше, чем победителя. Хотя дуче и согласился, что появилась возможность дойти до Суэцкого канала, он повторил, что проблема наступления в Египте больше зависит от безопасности перевозок припасов через Средиземное море, за которую отвечал итальянский флот, чем от хода боев на суше. Он заявил, что следует снова перебросить в Сицилию самолеты из Ливии и других мест, чтобы вновь нейтрализовать Мальту. А тем временем операция «Геркулес» была отложена до сентября. Таким образом, можно сказать, что неожиданный и быстрый триумф Роммеля в Тобруке, который в то время казался англичанам катастрофой и позором, спас Мальту от вражеской высадки. В тот период англичане не могли ее отразить, и весь ход войны мог принять совершенно иной характер.

Кавальеро, который был произведен в маршалы, чтобы уравнять его в чинах с Роммелем, провел совещание с Кессельрингом. Тот находился в сложном положении. От него требовали самолеты одновременно для возобновления воздушного наступления на Мальту и для поддержки войск Роммеля, поэтому Кессельринг пошел на компромисс. Он согласился подержать наступление в Египте, но только до Эль-Аламейна. Когда 26 июня Кавальеро и Кессельринг прибыли в штаб Роммеля в Сиди Баррани, они обнаружили, что новоиспеченный маршал преисполнен самоуверенности. Он собирался начать наступление на Мерса-Матрух и гарантировал, что к июню его солдаты войдут в Каир. Ничто не должно мешать ему полностью использовать свою победу. Опьяненный громкими успехами, Роммель забыл собственное предупреждение, которое сделал в Берлине в феврале 1941 года, принимая командование Африканским Корпусом: «Без Мальты Ось в конечном итоге потеряет контроль над Северной Африкой».

В директиве, которую отдал Кавальеро от имени Commando Supremo, говорилось, что необходимо полностью использовать любой успех. Однако он предупредил, что следует ожидать серьезные проблемы со снабжением, и заявил, что наступление далее Эль-Аламейна можно вести только с учетом общей ситуации на Средиземноморском театре. Тем временем, германская авиация начала перебазирование в Сицилию. Но уже на следующий день, 27 июня, Муссолини под впечатлением быстрого продвижения Роммеля издал новую директиву, которая требовала наступления на Суэцкий канал. Через 2 дня дуче прилетел в Киренаику, чтобы приготовиться к торжественному въезду в Каир. Роммель, как оказалось, уже ждал разрешения пересечь границу Египта. Танковая Армия, как теперь называлось итало-германское соединение Роммеля, используя трофейные автомобили, продовольствие и топливо, прошла Мерса-Матрух и к концу месяца вышла на позиции у Эль-Аламейна. Отсюда до Александрии и базы Средиземноморского флота осталось всего 60 миль. А там начиналась богатейшая дельта Мила, которая манила свежеиспеченного фельдмаршала. Там он намеревался одержать новую блестящую победу, которая станет решающей… И он сразу бросил свои войска на оборонительные рубежи англичан. Однако немцам не удалось прорвать оборону противника. 3 июля Роммель предпринял новую попытку генерального наступления, которая снова завершилась неудачей с тяжелыми потерями для немцев. Но точно так же были отбиты и все контратаки англичан, хотя после этого все наступательные возможности германских и итальянских войск были исчерпаны. Той же ночью Роммель приказал Танковой Армии перейти к обороне.

В период с 15 по 21 июля британская 8-я армия предприняла несколько атак, которые провалились. Однако они вынудили Роммеля передать в Берлин, что, «если противник сумет продвинуться еще немного, мы не сможем удерживать позиции у Эль-Аламейна». Он потребовал подкреплений. В результате ему по воздуху были переброшены германские и итальянские полки парашютистов, которые находились в Сицилии и готовились к высадке на Мальту. 20 июля Муссолини, так и не дождавшись триумфа, вернулся в Италию. На следующий день операция «Геркулес» была окончательно отменена.

В боях на суше наступила передышка. Армии обоих противников были слишком измотаны и потрепаны, и сейчас они приводили себя в порядок. Так продолжалось до 30 августа. А теперь мы должны обратиться к событиям на море.

В своей директиве от 26 июня Кавальеро настаивал на «быстрой переброске авиации из Африки на Сицилию, чтобы снова усилить налеты на Мальту».

Хотя в мае Мальта была буквально поставлена на колени, теперь она снова угрожала морским коммуникациям Роммеля. За этот период ПВО острова была значительно усилена переброской большого количества «Спитфайров», которую провели авианосцы союзников. Поэтому июльский воздушный блиц немцев завершился полным провалом. В то же время отвод частей 2-го воздушного флота из Африки оставил Роммелю слишком мало самолетов. Теперь он уступал англичанам в воздухе, что и стало одной из причин провала попытки наступления под Эль-Аламейном. Итальянский флот с января по июнь 1942 года сумел обеспечить перевозки в Африку, что позволило Роммелю использовать техническое и тактическое превосходство Танковой Армии и нанести британской 8-й армии ряд чувствительных поражений. Однако итальянский флот не сумел в полной мере использовать господство на море, которое ему поднесли на блюдечке Люфтваффе. Отчасти это было вызвано нехваткой топлива, так как итальянцы в этом полностью зависели от своего союзника. Но главной причиной было упрямое следование доктрине «fleet in being». Итальянцы не желали вступать в бой с британским флотом, даже если имели превосходство в силах. Поэтому они позволили доставить на Мальту различные грузы и вооружение. Раз за разом британские и американские авианосцы безнаказанно входили в центральный бассейн, поднимали в воздух «Спитфайры» и «Харрикейны» и спокойно уходили назад. Лишь когда господство Оси на море и в воздухе в центральном бассейне оказалось под сомнением, итальянский флот рискнул выйти в море. Но это было сделано слишком поздно и слишком нерешительно.

Несмотря на всю свою стойкость, Мальта не могла выжить, если на остров не будут доставлены подкрепления и снабжение. Жители острова получали всего по 10 унций хлеба в день (1 унция равна 28 граммам.) и находились на грани голодной смерти. Их спасала только раздача пищи в общественных столовых. На острове не осталось топлива для электростанций. Катастрофа с мартовским конвоем привела к решению не посылать на остров транспорты, пока туда не будут доставлены новые истребители. Поэтому авианосцы доставили 198 «Спитфайров», после чего в июне было решено попытаться провести новый конвой.

На сей раз было решено одновременно отправить 2 конвоя — с запада и востока. Из Гибралтара должны были выйти 5 транспортов: британские «Труалюс», «Бэрдван» и «Орари», американский «Чант» и голландский «Таним-Оар», а также американский танкер «Кентукки». В соединение прикрытия входили линкор «Малайя», старые авианосцы «Игл» и «Аргус», крейсера «Кения», «Ливерпуль», «Харибдис» и 8 эсминцев. Эти корабли должны были сопровождать конвой до входа в пролив Скерки. Непосредственное прикрытие — крейсер ПВО «Каир», 5 эсминцев и 4 эскортных миноносца — должно было вести конной на Мальту. Операция получила кодовое название «Гарпун». Командовал ею вице-адмирал Э.Т.Б. Кэртейс, поднявший флаг на «Кении».

Одновременно с востока под прикрытием крейсеров и эсминцев Средиземноморского флота, к которым временно присоединились 3 крейсера и несколько эсминцев из состава Восточного флота, должен был выйти конвой из 11 транспортов. Эта часть операции называлась «Вигерес». Оба конвоя неизбежно должны были подвергнуться воздушным атакам — в Сицилийском проливе и знаменитой «Бомбовой аллее». Однако могли вмешаться и итальянские корабли. В Кальяри на Сардинии находилась дивизия легких крейсеров и несколько эсминцев. Если бы они действовали более смело и рискнули подвергнуться атакам самолетов с Мальты, то могли бы серьезно угрожать конвою «Гарпун» после того, как уйдут корабли адмирала Кэртейса. Главные силы итальянского флота находились в Таранто. Его ядро составляли новые линкоры «Витторио Венето» и «Литторио». Всего через 19 часов они могли выйти на пересечку конвою «Вигерес». Адмирал Иакино мог перехватить конвой тихим летним утром, и тогда адмирал Вайэн уже не мог рассчитывать на помощь темноты или шторма, которые ранее позволили ему ускользнуть от превосходящих сил противника. С другой стороны, сейчас на Мальте базировались дневные торпедоносцы «Бофорт» и ночные «Веллингтон». В Египте также находились «Бофорты» и несколько американских бомбардировщиков «Либерейтор», оснащенных новейшими бомбовыми прицелами Нордена, на которые возлагались большие надежды. Англичане были вынуждены использовать базовую авиацию в качестве замены линейного флота. Всего они могли использовать 40 торпедоносцев и 8 «Либерейторов». Этого было достаточно для проведения одной массированной атаки, но, как уже показал опыт, этого было слишком мало при действиях с нескольких разбросанных аэродромов. Тем не менее, попытка была предпринята. Для руководства операцией «Вигерес» адмирал Харвуд, который сменил Эндрю Каннингхэма, и маршал авиации Артур Теддер создали «объединенный оперативный центр» при штабе 201-й группы взаимодействия с ВМФ.

На рассвете 14 июня 1942 года конвой «Гарпун» находился примерно в 120 милях юго-восточнее Сардинии. Он подвергся атаке 20 бомбардировщиков и 50 торпедоносцев, которые вместе с множеством истребителей базировались на этом острове. Накануне вечером из Кальяри вышла 7-я дивизия крейсеров — «Эугенио ди Савойя» под флагом адмирала да Зара и «Монтекукколи». Ее сопровождали эсминцы. Да Зара надеялся перехватить быстроходный заградитель «Уэлшмен», который вышел вместе с конвоем. Как уже делалось ранее, он должен был идти вперед и разгрузиться на Мальте еще до прихода конвоя. Никого не встретив, итальянский адмирал вернулся в Палермо, чтобы ждать новых приказов.

В это же самое время конвой «Вигерес» успел довольно глубоко зайти в «Бомбовую аллею», но до вечера он двигался довольно спокойно, так как истребители Королевских ВВС из Киренаики обеспечили воздушное прикрытие. И все-таки конвой понес потери. Один транспорт был поврежден пикировщиками, и его отправили в Тобрук. Другой был отправлен назад, так как его скорость оказалась слишком маленькой. По этой же причине голландское судно «Огтекирк» было направлено в Тобрук. Но, прежде чем оно дошло до порта, его атаковали 40 пикировщиков и отправили на дно. Конвой сократился до 8 транспортов.

В Таранто адмирал Иакино узнал о выходе конвоя «Вигерес» накануне вечером. Утром 14 июня итальянский флот готовился к выходу в море и в 14.30 покинул порт. Иакино намеревался перехватить соединение Вайэна в 9.30 на следующий день. В движение пришло множество кораблей, рассеянных по всем уголкам центрального бассейна. Результат их столкновения должен был определить, выживет ли Мальта, а возможно, и весь исход борьбы за Средний Восток.

Для большей ясности мы постараемся проследить за передвижениями обоих конвоев. Сначала мы обратимся к боям, которые пришлось выдержать конвою «Гарпун». Итальянцы усвоили уроки прошлых боев и поняли, что самолеты следует использовать массированно. Поэтому они собрали довольно сильную ударную авиагруппу. «Игл» имел на борту всего 16 «Си Харрикейнов» и 4 «Фулмара», а потому мог постоянно держать в воздухе более чем скромное истребительное прикрытие. Английские летчики сражались отважно и в течение дня сбили 17 вражеских самолетов, потеряв 7 своих. Однако их было слишком мало, чтобы сдержать стаи вражеских бомбардировщиков, которые сопровождало большое число истребителей.

Первые атаки итальянских истребителей-бомбардировщиков успеха не имели. Но в 11.30 конвой был одновременно атакован 28 торпедоносцами и 10 горизонтальными бомбардировщиками, которые сопровождали 20 истребителей. Слабое истребительное прикрытие конвоя было просто отброшено в сторону. Торпедоносцы потопили транспорт «Танимбар» и повредили крейсер «Ливерпуль». Эсминец «Энтилоуп» взял крейсер на буксир и потащил в Гибралтар. Это была слишком заманчивая добыча, и 26 бомбардировщиков и 8 торпедоносцев атаковали их, но попаданий не добились. Далее день шел спокойно, пока в 18.20 не началась новая воздушная атака. На этот раз появились бомбардировщики II авиакорпуса Ju-88, которые прилетели с аэродромов Сицилии. Но их встретили авианосные истребители, которые сумели отбить атаку, и британские авианосцы повреждений не получили.

Через полтора часа противник предпринял новую массированную атаку, которую провели совместно итальянские торпедоносцы и германские пикирующие и горизонтальные бомбардировщики. В небе вертелась безумная карусель, и корабли выписывали причудливые зигзаги и петли, уклоняясь от града бомб. В грохот орудий вплетались глухие разрывы глубинных бомб, которые британские эсминцы сбрасывали на воображаемый перископ. Каким-то чудом ни корабли сопровождения, ни транспорты не получили попаданий, хотя «Аргус» несколько раз с большим трудом уклонялся от торпед.

В сумерках последовала еще одна безуспешная воздушная атака, и конвой вошел в пролив Скерки. После этого адмирал Кэртейс со своими кораблями повернул назад. 5 оставшихся транспортов теперь сопровождали только «Каир», 5 эсминцев, 4 эскортных миноносца типа «Хант», 4 тральщика и 4 катера-тральщика. Эти корабли были вооружены только 102-мм орудиями и предназначались в основном для отражения атак самолетов. Ночь прошла спокойно, а на рассвете конвой оказался в 30 милях южнее острова Пантеллерия. До Мальты оставалось еще 12 часов хода. На рассвете 15 июня должны были появиться «Бофайтеры» с Мальты, а к полудню конвой оказался бы под прикрытием «Спитфайров». Перспективы выглядели довольно обнадеживающе, но все резко переменилось в 6.30. Командир «Каира» капитан 1 ранга Харди увидел, что путь конвою преграждают вражеские крейсера. Через несколько минут они открыли огонь с дистанции более 10 миль, что значительно превышало дальнобойность британских орудий.

Хотя еще вчера вечером англичане узнали о выходе эскадры адмирала да Зара из Палермо, проследить за ней не удалось из-за нехватки самолетов-разведчиков. Все внимание было обращено на итальянские линкоры, идущие на юг из Таранто. На основании прошлого опыта было решено, что да Зара идет на соединение с Иакино и не собирается действовать самостоятельно в Сицилийском проливе. Харди отважно повернул навстречу внезапно возникшей опасности. Его 5 эсминцев под командованием капитана 2 ранга Скэрфилда на «Бедуине» ринулись в бой, а конвой повернул прочь под прикрытием дымовой завесы, которую поставили «Каир» и эскортные миноносцы.

Да Зара двигался на юг, перекрывая конвою путь на Мальту. Он разделил огонь между «Каиром», который шел параллельным курсом и прикрывал конвой дымовой завесой, и британскими эсминцами, которые ринулись в атаку. Так как в начале боя итальянцы находились вне пределов дальности стрельбы британских орудий, их огонь был довольно точным. «Каир» получил 2 попадания, но повреждения оказались несерьезными. Головной британский эсминец «Бедуин» и шедший за ним «Партридж» также получили попадания и были выведены из строя. 2 концевых эсминца «Матчлесс» и «Марн» обстреляли итальянские эсминцы «Вивальди» и «Малочелло», которые пытались прорваться к конвою, и добились успеха. «Вивальди» получил попадание в котельное отделение, загорелся и потерял ход. «Малочелло» остался с ним, чтобы оказать помощь.

Тем временем капитан 1 ранга Харди вызвал на помощь эскортные миноносцы, чтобы отразить угрозу со стороны вражеских кораблей. Когда все корабли с сильным зенитным вооружением покинули транспорты, в 7.00 появились 8 германских пикировщиков Ju-87. Их никто не встретил, так как «Бофайтеры» уже улетели на Мальту, а новые истребители еще не прибыли. Это достаточно обычная неувязка, когда эскадру прикрывают базовые истребители, а не авианосные. Поэтому атака пикировщиков превратилась в учебное бомбометание. «Чант» был потоплен, а «Кентукки» выведен из строя.

Бой между кораблями противников сместился на юг. Так как итальянские крейсера не показали ни малейшего желания входить в дымовую завесу, Харди повернул обратно к конвою. Да Зара повернул следом. Когда Харди увидел, что конвой двигается на юго-восток, причем тральщик «Геба» ведет «Кентукки» на буксире, он приказал своим кораблям повернуть обратно. Положение конвоя оставалось исключительно опасным, так как орудия итальянских крейсеров могли в считанные минуты уничтожить все транспорты. Однако совершенно неожиданно итальянский адмирал повернул на восток. По какой-то причине он решил, что конвой постарается обойти лежащие впереди минные поля с севера, и направился к острову Пантеллерия, чтобы там дождаться выхода конвоя с минных полей. Да Зара прождал до полудня, причем его корабли были дважды атакованы британскими торпедоносцами, хотя и безуспешно.

В 9.40 Харди сумел собрать все свои корабли за исключением «Бедуина» и «Партриджа», который сумел справиться с повреждениями и взять «Бедуина» на буксир. Конвой взял курс на Мальту, но двигался очень медленно, так как его связывал поврежденный «Кентукки». Вскоре прибыли «Спитфайры» и в 10.40 отогнали несколько германских бомбардировщиков. Однако опять они улетели на базу, не дождавшись прибытия замены, и во время следующей атаки вражеских самолетов был выведен из строя транспорт «Бэрдван».

До Мальты еще оставалось 150 миль, а угроза со стороны вражеских кораблей и самолетов не уменьшалась. Харди решил, что может сократить свои потери, если отправит неповрежденные транспорты «Труалюс» и «Орари» вперед. Он оставил «Гебу» затопить «Кентукки», а эскортный миноносец «Бэдсуорт» — затопить «Бэрдван». После этого Харди приказал остальным кораблям дать полный ход. Через 2 часа пришла радиограмма от тральщика, оставшегося в 25 милях за кормой. «Гебе» так и не удалось потопить «Кентукки», зато появившиеся итальянские крейсера повредили «Гебу». Харди взял с собой 3 оставшихся эсминца и пошел на помощь.

Примерно в 14.00 с «Каира» заметили вражеские крейсера, и Харди приготовился возобновить неравный бой. Но в этот момент противник повернул на запад и открыл огонь по какой-то цели, остававшейся за горизонтом. Как предположил Харди, это были «Партридж» и «Бедуин», которым он уже никак помочь не мог. Харди повернул обратно к конвою.

Действительно, да Зара прикончил «Кентукки» и «Бэрдван», после чего атаковал 2 поврежденных британских эсминца. Командир «Партриджа» капитан-лейтенант У.Э.Ф. Хокинс сразу отдал буксир и поставил дымовую завесу, чтобы прикрыть «Бедуин». Он остался рядом, чтобы отвлечь на себя вражеский огонь. Впрочем, «Бедуин» был все равно обречен. Его конец был лишь ускорен, когда в 14.25 итальянский самолет всадил торпеду в беспомощную мишень. «Партридж» оторвался от противника и сумел вернуться в Гибралтар. После этого да Зара взял курс на базу.

Хотя до наступления темноты конвой еще 2 раза был атакован вражескими самолетами, они больше ничего не добились. Но проблемы англичан на этом не закончились. На подходах к Ла-Валетте из-за ошибки в сигналах конвой вылетел на минное поле. Несколько мин взорвались вокруг «Орари» и кораблей эскорта, но к счастью погиб лишь эскортный миноносец (Польский «Куявек», бывший английский «Оукли».). Остальные корабли получили лишь небольшие повреждения. Таким образом, из 6 транспортов лишь 2 добрались до Мальты и доставили на остров 15000 тонн грузов.

Со стратегической точки зрения решение итальянцев послать корабли для перехвата конвоя слишком запоздало, чтобы решить исход затянувшейся борьбы вокруг Мальты. Тактически итальянский адмирал не проявил решимости и отваги, необходимых, чтобы завершить уничтожение конвоя. Однако он сумел задержать копной на пределе радиуса действия истребителей с Мальты, что позволило итальянским и германским самолетам потопить несколько кораблей. Ранее авиация Оси в случае решительного сопротивления англичан успеха почти не имела.

Итальянское верховное командование учло этот урок. Однако ни Люфтваффе, ни Реджиа Аэронаутика так и не поняли причин собственного успеха. Поэтому, когда через 2 месяца сложилась аналогичная ситуация, итальянские корабли не получили воздушного прикрытия, которое позволило бы им вступить в бой. В результате тактическая схема, которая могла полностью сорвать любую попытку провести конвой на Мальту, больше не использовалась.

Операция «Гарпун» дорого обошлась англичанам. Они потеряли 1 эсминец и 1 эскортный миноносец, были повреждены 1 крейсер, 3 эсминца и 1 тральщик. Но Мальта была спасена в тот момент, когда голод уже стоял совсем рядом. Положение острова могло стать еще лучше, если бы конвой «Вигерес» добился хотя бы такого же успеха, как «Гарпун». Однако эта операция завершилась полным провалом. Мы оставили этот конвой утром 14 июня, когда он следовал по «Бомбовой аллее». Эскортом командовал контр-адмирал Вайэн, поднявший флаг на крейсере «Клеопатра». Он имел 7 крейсеров и 26 эсминцев, не считая корветов и тральщиков, которые имели почти нулевую боевую ценность. Командующий флотом адмирал Харвуд не имел линкоров, которые могли бы встретить итальянский линейный флот. Чтобы хоть как-то ввести противника в заблуждение, вместе с конвоем в море вышел разоруженный старый линкор «Сентюрион», который до сих пор использовался в качестве радиоуправляемой мишени.

Единственной реальной заменой отсутствующих линкоров могли стать примерно 50 «ударных» самолетов, собранные на аэродромах Мальты и Египта. Кроме того, 9 подводных лодок должны были образовать завесу севернее маршрута следования конвоя. Этот план соответствовал изменениям в характере морской войны, которые были вызваны улучшением характеристик самолетов. Однако он был неудовлетворительным в 2 пунктах. Количество самолетов было слишком мало, и не существовало никакой возможности скоординировать их атаки из-за очень большого расстояния, разделяющего аэродромы. 6 месяцев назад линкоры «Принс оф Уэлс» и «Рипалс», имевшие прикрытие из 4 эсминцев, были потоплены массированной атакой примерно 80 японских бомбардировщиков и торпедоносцев. Королевские ВВС на Средиземном море после 3 лет войны сумели наскрести только 50 ударных самолетов, которые намеревались бросить мелкими группами против итальянских линкоров, идущих в сопровождении 4 крейсеров и 12 эсминцев. В который раз Англии пришлось пожалеть о своей неспособности создать современную и сильную морскую авиацию.

К сумеркам 14 июня конвой «Вигерес» подвергся 7 воздушным атакам примерно 60 или 70 бомбардировщиков Ju-87 и Ju-88. Большая часть атак была отбита огнем зенитных орудий кораблей Вайэна и истребителями. Однако транспорт «Бутан» все-таки был потоплен. Темнота не принесла покоя. Вражеские самолеты постоянно пускали осветительные ракеты, и германские торпедные катера, замеченные еще вечером, рыскали вокруг, выжидая подходящий момент для атаки.

Битва за Средиземное море. Взгляд победителей

К 23.00 Вайэн уже знал, что на следующий день ему предстоит встреча с итальянским флотом. Он прекрасно понимал, что его крейсера и эсминцы не выдержат долгого боя, а летние дни, как назло, очень длинны. Он запросил у командующего, как ему поступить. Харвуд ответил, что конвой должен следовать прежним курсом до 2.00, после чего повернуть назад. За это время эскадра Иакино могла понести потери от атак британских самолетов и подводных лодок. Вайэн подчинился. Поворот армады из более чем 50 кораблей различных типов неизбежно вел к потере строя и беспорядку, чего и дожидались вражеские торпедные катера. Крейсер «Ньюкасл» и эсминец «Хэсти» были торпедированы. Крейсер сохранил скорость 24 узла, но эсминец пришлось затопить, сняв команду.

Тем временем в комнате оперативного центра в Александрии 2 командующих ожидали новостей от 4 торпедоносцев «Веллингтон» 38-й эскадрильи, которые взлетели с Мальты в полночь. Через 3 часа за ними последовала группа из 9 «Бофортов» 217-й эскадрильи. К 5.25 никаких новостей не поступило. Да их и не могло быть. «Веллингтоны» столкнулись с густой дымовой завесой и ничего не добились. Харвуд еще ожидал хороших новостей от «Бофортов» и подводных лодок, которые должны были встретить итальянский флот на рассвете. Он приказал Вайэну снова повернуть на запад.

Наступил рассвет. Для итальянцев он действительно оказался довольно беспокойным, так как именно в этот момент «Бофорты» ринулись в атаку. Все это видел сквозь призмы перископа командир подводной лодки «Амбра» лейтенант Мэйдон. Он характеризовал все это как


«фантастический цирк бешено вертящихся линкоров, крейсеров и эсминцев, струй трассирующих пуль и разрывов зенитных снарядов. В одно время мне показалось, что буквально все румбы картушки компаса заняты итальянскими кораблями, мечущимися взад и вперед. Было невозможно сосчитать даже крупные корабли, а эсминцы мелькали буквально повсюду».


Совсем не удивительно, что в такой суматохе Мэйдон не сумел выбрать цель для своих торпед. Он также не разглядел, чего добились летчики. Они сумели торпедировать тяжелый крейсер «Тренто», который был тяжело поврежден. Однако пилоты думали, что оба итальянских линкора также получили попадания торпед.

Только днем эту новость узнал Харвуд. Однако разведывательный самолет еще в 8.20 сообщил, что итальянский флот в прежнем составе движется на юг и находится всего в 150 милях от конвоя. Снова Вайэн получил приказ повернуть на восток и дожидаться результатов атаки самолетов, вылетевших из Египта. Это метание взад и вперед по «Бомбовой аллее» не могло остаться безнаказанным. Когда утром появились 6 пикировщиков, они атаковали легкий крейсер «Бирмингем». Хотя он избежал прямых попаданий, близкие разрывы вызвали такое сильное сотрясение корпуса, что некоторые башни соскочили с направляющих и вышли из строя. Примерно в полдень появились еще 30 пикировщиков. 12 из них неожиданно выбрали мишенью маленький эскортный миноносец «Эйрдейл». Когда дым и брызги рассеялись, стало видно, что корабль потерял ход. Его пришлось затопить. К счастью, многих вражеских пилотов привлек грузный корпус совершенно безобидного «Сентюриона». Но пожилой ветеран оказался крепким орешком. Он не только выдержал все удары, но и больно огрызнулся своей импровизированной зенитной батареей. Немцы потеряли 4 пикировщика и лишь слегка повредили старый «линкор».

В 13.45 Вайэн получил приказ Харвуда, отданный 2 часа назад. Командующий основывался на оптимистическом донесении «Бофортов» и потребовал снова следовать на Мальту. Однако Вайэн отказался выполнять этот приказ. Он правильно решил, что последний рапорт самолета-разведчика более соответствует истине, и эскадра Иакино продолжает гнаться за конвоем, ничуть не ослабленная. Воздушные атаки самолетов из Египта не ослабили итальянский флот и не заставили его снизить скорость. Первыми прибыли американские «Либерейторы». Они сбросили бомбы с высоты 14000 футов, показав прекрасную меткость. Все бомбы легли рядом с итальянскими линкорами, но прямое попадание было только одно. Взрыв на толстой броне носовой башни «Литторио» причинил ничтожные повреждения. Однако летчикам показалось, что оба линкора тяжело пострадали, о чем они и сообщили на базу. Прежде чем «Либерейторы» улетели, они стали свидетелями успешной атаки торпедоносцев «Бофорт». По крайней мере, так думали летчики.

12 «Бофортов» 39-й эскадрильи вылетели из Сиди Баррани, чтобы атаковать итальянский флот одновременно с «Либерейторами». Они были атакованы истребителями Ме-109, которые сбили 2 торпедоносца и еще 5 повредили. Поврежденные «Бофорты» были вынуждены вернуться. Оставшиеся самолеты атаковали противника, несмотря на плотный зенитный огонь. Летчики верили, что добились попадания в линкор, но на самом деле итальянцы уклонились от всех торпед.

А тем временем продолжались воздушные атаки конвоя. Они следовали одна за другой без всякого перерыва. Зенитный боезапас стремительно таял, а расстояние до Мальты постепенно росло. Таким образом, Иакино добился своей цели как раз в тот момент, когда перед ним встал зловещий призрак ночного боя, которого так боялись итальянцы. В 15.00 в соответствии с инструкциями он повернул свою эскадру назад и направился в Наварин. Там он должен был ожидать в готовности к выходу в море сообщения о новой попытке британского конвоя прорваться на Мальту.

Узнав о повороте итальянцев, Харвуд решил, что они возвращаются в Таранто, и радостно передал Вайэну: «Сейчас появилась золотая возможность провести конвой на Мальту». Сопровождать его должны были малые корабли, имеющие достаточно топлива и боеприпасов. К счастью, было уже поздно поворачивать на запад. К счастью — это в свете инструкций, полученных Иакино. Этот приказ пришел по время самой сильной воздушной атаки за день, когда небо буквально почернело от вражеских самолетов. Артиллерийские погреба пустели с ужасающей быстротой, и Вайэн лихорадочно искал выход из положения, в которое его загнал Харвуд. Он уже просто не мог повернуть свое неуправляемое соединение. К 18.30 пришло сообщение, что зенитный боезапас вот-вот закончится. Поэтому Вайэн продолжал двигаться на восток, что и было подтверждено новым приказом командующего.

Попытка провести конвой на Мальту с востока завершилась оглушительным провалом. Прежде чем соединение Вайэна вернулось в порт, оно понесло новые потери. Ночью крейсер «Хермайона» был торпедирован и потоплен германской подводной лодкой U-205. Пришлось также затопить австралийский эсминец «Нестор», поврежденный во время воздушных атак. Но итальянцы тоже понесли потери. Поврежденный «Бофортами» тяжелый крейсер «Тренто» был торпедирован и потоплен подводной лодкой «Амбра». Во время отхода эскадра Иакино снова была атакована «Веллингтонами» с Мальты. На сей раз использование дымовых завес не слишком помогло итальянцам. Британские пилоты сбрасывали торпеды почти вслепую, целясь в неясные силуэты. И все-таки 1 торпеда попала в носовую часть «Литторио». Поврежденный линкор был поставлен в док почти на 2 месяца.

Так закончился еще один эпизод жестокой битвы за Средиземное море. Из 17 транспортов, которые были направлены на Мальту, лишь 2 судна с 15000 тонн грузов прибыли на остров. Англичане понесли тяжелые потери в кораблях, самолетах и людях. Итальянский историк Брагадин называет это «огромной победой итальянских вооруженных сил, в частности итальянского флота». Если бы эскадра адмирала да Зара действовала более смело, она помешала бы «Труалюсу» и «Орари» прорваться на Мальту, и тогда подобная оценка была бы справедливой. Но их груза хватило, чтобы поддержать гарнизон и население острова в критический момент. Мальта сумела дождаться прибытия нового конвоя. Захват Мальты и защита коммуникаций, ведущих в Ливию, были одной из главнейших задач итальянского флота. Особенно важно было помешать транспортам со снабжением прорываться на остров. Итальянские флот и авиация в это время имели решающее превосходство в силах, но все-таки не сумели решить эту задачу. Поэтому именно они должны нести главную ответственность за исход битвы за Средиземном море.


ГЛАВА 10

ХОД ВОИНЫ МЕНЯЕТСЯ


Для англичан июнь 1942 года был памятен серией поражений. Провалилась операция «Вигерес», и припасы на Мальту не были доставлены. 8-я армия откатилась с позиций у Газалы, и Роммель продолжал наступать, пока его армия не достигла Мерса-Метруха. Теперь самолеты Люфтваффе базировались всего в 160 милях от Александрии. Перед адмиралом Харвудом замаячила перспектива массированных налетов вражеской авиации, и даже потери Александрии. Поэтому он принял решение рассредоточить свой флот по другим портам. Корабли были отправлены в Хайфу, Порт-Саид, Бейрут. Часть кораблей была отправлена на юг через Суэцкий канал, а сам Харвуд перевел свой штаб в Исмаилию.

Эвакуация была дурным предзнаменованием. Неизбежно возникали сомнения в способности 8-й армии удержать позиции под Эль-Аламейном, и воздухе запахло катастрофой. Среди персонала военно-морской базы в Александрии началась паника, люди бросились удирать в Суэц и Порт-Тевфик. 30 июля германская подводная лодка потопила возле Хайфы плавучую базу подводных лодок «Медуэй». Звезда англичан на Средиземном море закатилась как никогда низко. Корабль затонул в течение нескольких минут вместе с 90 запасными торпедами на борту.

Потеря возможности ремонтировать и обслуживать подводные лодки почти парализовала их действия на некоторое время. В июле британские подводные лодки потопили только 1 итальянское судно водоизмещением 792 тонны.

Но англичане пережили самый черный день, и удача уже начала поворачиваться лицом к ним, хотя в то время еще далеко не все это осознали. На суше Роммель был вынужден остановиться и перейти к обороне. 15 августа генерал Александер сменил генерала Окинлека на посту командующего британскими силами. Он написал в своем донесении: «2 июля 1942 года 8-я армия отбила самую отчаянную попытку противника прорвать нашу оборону. Старая Армия Пустыни выиграла достаточно времени, чтобы подвезти новые дивизии и более совершенные танки, которые изменили ход битвы». Этими новыми танками были американские «Шерманы». 300 таких танков и 100 самоходных 105-мм орудий были отправлены на Средний Восток президентом Рузвельтом. Впервые британская 8-я армия получила танки, которые не уступали по качеству германским.

Пока 8-я армия накапливала силы, Танковая Армия Роммеля не получила ничего, если не считать парашютистов, переброшенных по воздуху в июле из Сицилии. Роммель был раздражен тем, что в Италии имелось большое количество солдат, техники и боеприпасов, а к нему не поступало ничего. Хотя после того, как германский флот взял на себя прибрежные перевозки в июле Роммель получил 26000 грузов, в том числе 12000 тонн топлива и 1370 единиц техники, этого хватало лишь на возмещение потерь. Накопить резервы Роммель не сумел. Положение ухудшили июльские набеги британских крейсеров и эсминцев на порт Мерса-Матрух, в результате которых погибли 3 транспорта. В том же месяце КВВС провели налет на Тобрук и уничтожили находящийся там склад топлива. Положение Роммеля еще больше ухудшилось, когда возобновились атаки конвоев на ливийском маршруте.

После того, как в мае был восстановлен атакующий потенциал Мальты, в начале июля части II авиакорпуса сипни были переброшены в Сицилию. Они возобновили атаки с целью нейтрализации острова. Немцы сосредоточили свое внимание на аэродромах и сбросили более 700 тонн бомб, уничтожив на земле 17 самолетов. Еще больше самолетов были повреждены. Но теперь бомбардировщики были встречены сильной группой британских истребителей, и короткий воздушный блиц стоил Оси 65 самолетов. Англичане потеряли 36 «Спитфайров». К 15 июля немцы были вынуждены прекратить массированные налеты и перешли к внезапным ударам истребителей-бомбардировщиков.

Уже 5 июля командующий Мальтийской военно-морской базой вице-адмирал Литэм сообщил, что, по его мнению, остров снова можно использовать для базирования подводных лодок. К 12 июля входной фарватер был очищен от мин, и прибыла первая подводная лодка — «Анброукен». Результаты не замедлили сказаться. Уже в августе подводные лодки потопили вражеские суда водоизмещением 40043 тонны.

В воздухе англичане, наконец, достигли равенства с авиацией Оси на Средиземноморском театре, хотя многие истребительные эскадрильи еще имели на вооружении «Харрикейны I» и II, что давало противнику качественное преимущество. Однако уже начали вступать в бой американские эскадрильи, летающие на «Либерейторах», «Крепостях», «Митчеллах» и «Киттихоках».

Таким образом, силы англичан росли, и появились первые признаки того, что период, когда им приходилось сдерживать численно превосходящего противника, близится к концу. Одним из самых важных предзнаменований окончательной победы стало англо-американское соглашение, подписанное 10 июля. Было решено высадить десант во Французской Северной Африке в октябре 1942 года. Тем не менее, британской 8-й армии требовалось еще достаточно много времени, чтобы подготовиться к началу нового наступления. Ведь подкрепления и припасы ей доставляли по очень длинному маршруту вокруг Африки. Самой ранней датой было начало сентября, то есть именно тот срок, который подтолкнул Черчилля сместить генерала Окинлека с поста командующего. А в результате его преемник начал наступление еще позже — только 25 октября.

И все-таки даже эти отсрочки играли на руку 8-й армии. Хотя ее морские коммуникации были очень длинными, в то же время они были достаточно безопасными. Для Роммеля задержки становились роковыми. В августе потери на ливийском маршруте достигли 34 %. Чем дольше он оставался пассивным, тем сильнее становился его противник, а его собственные силы не увеличивались. Отступление было просто немыслимо. Поэтому он должен был бросить свою армию в последнее отчаянное наступление под лозунгом «выиграть или проиграть все». Однако англичане ждали немцев на прекрасно подготовленных оборонительных позициях под Эль-Аламейном.

Только в одном отношении задержки серьезно угрожали англичанам. Мальте грозила голодная смерть, и требовалось срочно доставить продовольствие на остров. Поэтому проводка конвоя в августе приобретала исключительное значение. Пока вся Киренаика оставалась в руках Оси, как показал опыт конвоя «Вигерес», провести конвой с востока было просто невозможно. Поэтому следовало приложить максимум усилий, чтобы провести большой конвой из Гибралтара. Силы прикрытия должны быть достаточно сильными, чтобы отразить угрозу нападения итальянского флота. В состав Соединения X, которое поведет конвой через Сицилийский пролив, должны быть включены современные крейсера и большое количество современных эсминцев. Одновременно на Мальту нужно перебросить большое число самолетов из Великобритании и Египта. Операция получила кодовое название «Пьедестал».

Супермарина располагала информацией о подготовке какой-то операции. Из перехваченных радиограмм итальянцы узнали, что противник затевает что-то в Западном Средиземноморье. О характере операции догадаться было нетрудно. Когда появилась новая информация о конвое, который 9 и 10 августа прошел через Гибралтарский пролив, на аэродромах Сицилии и Сардинии был собран огромный воздушный флот из 784 германских и итальянских бомбардировщиков, торпедоносцев и пикировщиков. Если сюда добавить разведчики и истребители, то окажется, что противник собрал более 1000 самолетов. 6 итальянских и 3 германских подводных лодки были развернуты между Балеарскими островами и Алжиром, перекрывая дорогу на Мальту. 11 итальянских подводных лодок находились на подходах к Узостям, еще несколько караулили возле Мальты. Возле мыса Бон было поставлено новое минное заграждение, хотя ранее через этот район проходили итальянские конвои в Ливию. Южнее мыса Бон в засаде стояли 23 торпедных катера. Все эти огромные силы имели достаточно оснований надеяться на успех. Но и любом случае, вокруг этого конвоя должна была разыграться самая ожесточенная битва за всю войну. Хотя она завершилась тактическим поражением англичан, они проявили выдающуюся отвагу и исключительную морскую выучку. Особенно это касается экипажей торговых судов. Но в итоге был достигнут важнейший стратегический успех, который покончил с надеждами командования Оси добиться победы в Северной Африке. Поэтому ход операции заслуживает более детального рассмотрения.

Рано утром 10 августа 1942 года конвой из 14 торговых судов прошел через Гибралтарский пролив. Его сопровождал целый флот под командованием вице-адмирала Э.Н. Сифрета. Началась операция «Пьедестал». Все транспорты были новыми быстроходными судами. 13 транспортов несли самые различные грузы, но в основном это были мука, бензин в 5-галлонных канистрах и боеприпасы. Последняя пара была не тем, что хотели бы взять моряки в такой опасный поход. 2 судна — «Сайта Элиза» и «Альмерия Лайке» — следовали под американским флагом с американскими командами. Остальные представляли собой цвет британского торгового флота. На «Порт Чалмерсе» был поднят брейд-вымпел коммодора конвоя капитана 2 ранга Э.Г. Винейблса. Вместе с ним следовали «Рочестер Кастл», «Девкалион», «Гленорчи», «Эмпайр Хоуп», «Вайранги», «Ваймарама», «Мельбурн Стар», «Брисбен Стар», «Дорсет» и «Клан Фергюсон». В состав конвоя входил арендованный у американцев большой танкер «Огайо». Однако он имел британскую команду и британского шкипера Д.У. Мэзона из «Игл ойл энд шиллинг компани». Танкер нес 11 500 тонн керосина и нефти, от которых зависело спасение Мальты. Впрочем, не менее важен был и груз продовольствия на транспортах.

Как и в предыдущих случаях, до Сицилийских Узостей конвой должна была сопровождать сильная эскадра военных кораблей. Для отражения атак подводных лодок имелось около 2 дюжин эсминцев и эскортных миноносцев. Воздушные атаки должны были отражать 46 «Харрикейнов», 10 «Мартлетов» и 16 «Фулмаров» с авианосцев «Викториес», «Индомитебл» и «Игл». Их сопровождали линкоры «Нельсон» и «Родней», крейсера ПВО «Сириус», «Феб», «Харибдис», крейсера «Нигерия», «Кения», «Манчестер». Однако через пролив и далее конвой должны были вести только 3 крейсера, крейсер ПВО «Каир» и примерно половина эсминцев.

О проходе конвоя через Гибралтарский пролив итальянскому верховному командованию стало известно немедленно. Сразу в действие был приведен план перехвата. Когда 11 августа в 10.00 самолеты-разведчики обнаружили конвой, он уже столкнулся с первым барьером, поставленным у него на пути. Это были 9 подводных лодок, развернутых к северу от берегов Алжира. Германская лодка U-73 лейтенанта Розенбаума оказалась прямо на пути конвоя. Умело маневрируя, Розенбаум проник внутрь завесы эсминцев и выпустил 4 торпеды в «Игл». Через 8 минут старый авианосец затонул, унеся с собой около 200 человек экипажа.

Номером конвой оказался в пределах досягаемости бомбардировщиков с аэродромов Сардинии. 36 бомбардировщиков Ju-88 и торпедоносцев Не-111 атаковали после наступления сумерек. Они сумели уклониться от истребительного патруля, но были встречены настоящим шквалом зенитного огня. Противник потерял 4 самолета, но ничего не добился. В это самое время аэродромы Эльмас и Дечимомамму были атакованы «Бофайтерами» с Мальты. Британские истребители уничтожили на земле 5 итальянских торпедоносцев и повредили еще 14. Именно эти потери отчасти объясняют, почему на следующий день авиация генерала Санторо потерпела неудачу. С другой стороны, ему крупно повезло, потому что американские «Либерейторы», атаковавшие аэродромы ночью, сбросили бомбы слишком неточно и не причинили никакого вреда.

Ночь прошла для соединения адмирала Сиффрета спокойно. Утром 12 августа конвой следовал 4 колоннами в исключительном порядке. Вскоре после 6.00 с авианосцев взлетел истребительный патруль из 12 самолетов. Тут же «Мартлеты» с «Индомитебла» сбили 2 итальянских самолета-разведчика. Но теперь конвой находился всего в 70 милях от берегов Сардинии, и противнику не составило труда его обнаружить. Вскоре после 9.00 появились 19 бомбардировщиков Ju-88. Их тепло встретили 16 британских истребителей. На борту кораблей моряки с радостью следили, как двухмоторные бомбардировщики, волоча хвосты дыма, падают в море. Остальные сбросили бомбы, даже не приблизившись к конвою. На базу не вернулись 6 германских самолетов.

Это принесло англичанам некоторое удовлетворение, однако никто не питал напрасных иллюзий. Самое худшее еще было впереди. Действительно, Реджиа Аэронаутика уже подготовила свою самую крупную атаку, в которой должны были участвовать более 100 самолетов различных типов. Первая волна должна была отвлечь внимание от торпедоносцев. Она состояла из 10 бомбардировщиков «Савойя», 8 истребителей-бомбардировщиков «Капрони» и 14 истребителей «Макки». «Савойи» несли новое оружие — так называемые «моторные бомбы». Это была торпеда, которая опускалась в воду на парашюте, а потом двигалась зигзагом, который трудно было угадать. Уклониться от такой торпеды было крайне сложно. Однако эти торпеды были сброшены далеко впереди конвоя и серьезной угрозы не составили. Заметив опускающиеся парашюты, корабли дружно повернули «все вдруг» вправо на 90°, чтобы обойти опасный район. Одновременно была отбита атака бомбардировщиков «Капрони».

Судя по всему, этот неожиданный маневр смешал карты 43 торпедоносцам, которые собирались атаковать конвой. Они разделились на 2 группы, чтобы нанести удар с обоих флангов. Но, может быть, свое дело сделали «Си Харрикейны» и «Мартлеты». Они прорвались сквозь прикрытие из 26 истребителей Re-2001 и атаковали торпедоносцы. В любом случае, торпеды были сброшены слишком далеко, и ни одна не попала в цель.

Все усилия итальянцев остались напрасны. Однако они имели в своем распоряжении и другое оружие. Прежде всего упомянем самолет Sm-79, нагруженный бомбами и управляемый по радио с гидросамолета «Кант», что-то вроде беспилотного камикадзэ. К несчастью для итальянцев, это остроумное изобретение не сработало. Sm-79 улетел вглубь суши и взорвался где-то в Алжире. Пара истребителей-бомбардировщиков Re-2001, внешне напоминающих «Харрикейн», несла специальные бомбы, созданные для уничтожения стоящих на палубе авианосца самолетов. «Викториес», принимавший свои «Харрикейны», заметил эту парочку, но, как и надеялись итальянцы, огня не открыл. Обман был раскрыт, лишь когда самолеты сбросили бомбы. Одна из них упала на полетную палубу. Если бы она взорвалась, то последствия могли оказаться крайне тяжелыми, но взрыватель не сработал, и бомба просто раскололась на куски. Итальянские пилоты удрали, прежде чем растерянные зенитчики открыли по ним огонь.

После сильнейшей атаки итальянской авиации за дело взялись немцы. Появились 37 пикирующих бомбардировщиков, которые и добились успеха. Они прибыли, когда торпедоносцы повернули назад, и лишь 11 бомбардировщиков сумели уклониться от истребителей. Они атаковали ветерана нескольких походов на Мальту транспорт «Девкалион», возглавлявший левую колонну. В корабль попала лишь одна бомба, которая пробила корпус насквозь. Несколько бомб разорвались в воде рядом с кораблем, который был буквально подброшен вверх. Шкипер Рамсей Браун приказал остановить машины, чтобы спасательные шлюпки могли отойти подальше. Помощник капитана вместе с корабельным плотником отправились выяснять повреждения.

Уже не в первый раз судно Бертрама Рамсея получало повреждения, и шкипер не имел ни малейшего желания отстать от конвоя, пока существовала хоть какая-то надежда. К несчастью, не так давно судно покинула большая группа опытных матросов. И сейчас несколько человек поддались панике. Они спешно спустили 2 шлюпки и бросились наутек. Вскоре выяснилось, что повреждения невелики, и «Девкалион» сможет дать ход. Однако потребовалось вернуть дезертиров, что вызвало примерно часовую задержку. Оставшись позади конвоя, «Девкалион» в сопровождении эскортного миноносца «Брамхэм» повернул к тунисским берегам. Рамсей надеялся, что, двигаясь прибрежным маршрутом, он сумеет скрыться от противника. Этот план почти сработал. Хотя ближе к вечеру судно было атаковано еще 2 пикировщиками, они не добились попаданий. Близкие разрывы снова сильно встряхнули «Девкалион», однако корабль был построен прочно. Когда сгустились сумерки, он двигался на восток со скоростью 12 узлов. Но в тот момент, когда погас последний луч света, корабль был замечен 2 торпедоносцами. Торпеда попала в борт «Девкалиона». Груз авиабензина и керосина вспыхнул, языки пламени поднялись выше мачт. Корабль мгновенно превратился в ад, и лишь считанные минуты оставались до взрыва боеприпасов, находящихся в трюмах. Был отдан приказ покинуть судно, и экипаж оставил «Девкалион».

За это время вокруг конвоя также произошло много интересного. Отбив самую сильную атаку в этот день, соединение Сифрета подошло к завесе итальянских подводных лодок, развернутой вблизи Узостей. Зеркальная гладь летнего моря создавала исключительно неблагоприятные условия для работы асдика. Температурные слои отражали акустические импульсы, что приводило к многочисленным ложным тревогам. Всю вторую половину дня эсминцы гонялись за мнимыми подводными лодками, попусту тратя глубинные бомбы. Но в 16.40 наконец был установлен настоящий контакт. Эсминец «Тартар» заметил след торпеды, а следовавший за ним «Лукаут» заметил перископ. В ходе контратаки несколько глубинных бомб сильно встряхнули подводную лодку «Эмо», которая получила небольшие повреждения. Но эсминцы не могли отвлекаться слишком надолго и вернулись к конвою. Таким образом, лодка избежала худшей участи.

Почти в это же время на другом фланге конвоя эсминец «Итюриэл» также заметил перископ. Над поверхностью даже мелькнула рубка подводной лодки. Эсминец ринулся туда и сбросил серию глубинных бомб. Подводная лодка «Кобальте» была повреждена так сильно, что ей пришлось подняться на поверхность. Тогда «Итюриэл» протаранил и потопил ее. Пока эсминец подбирал спасшихся итальянцев, появилась небольшая группа истребителей-бомбардировщиков «Капрони». Их встретили «Харрикейны», и вражеские самолеты не рискнули атаковать конвой. Вместо этого они обратили свое внимание на одинокий эсминец, но зенитчики «Итюриэла» были настороже, и отогнали нападавших.

Битва за Средиземное море. Взгляд победителей

Таким образом, хотя англичане понесли довольно ощутимые потери, противник не сумел сполна воспользоваться выгодами тактической ситуации, которую создала концентрация авиации и подводных лодок. Британское соединение отбило почти все попытки самолетов и подводных лодок прорваться к драгоценным транспортам и продолжало двигаться на восток. Конвой сохранил строй, и для беспокойства пока не было оснований. Но вскоре ситуация изменилась самым драматическим образом.

К 18.30 конвой оказался в пределах досягаемости самолетов с сицилийских аэродромов, в частности — смертоносных пикировщиков Ju-87. 29 этих самолетов прибыли одновременно с 14 итальянскими торпедоносцами. Их сопровождала целая армада истребителей. В ходе этой прекрасно скоординированной атаки торпедоносцы зашли с обоих флангов, а пикировщики атаковали с носа и кормы. Одна группа Ju-87 атаковала «Индомитебл». Они пикировали до высоты 1000 футов, чтобы наверняка добиться попадания. 3 бомбы взорвались на палубе авианосца, сделав полеты невозможными. Его истребителям пришлось садиться на «Викториес». Остальные пикировщики ничего не добились. Единственной жертвой торпедоносцев стал эсминец «Форсайт». Взрывом торпеды ему оторвало корму, и англичане позднее сами затопили его.

Конвой продолжал двигаться вперед, пока не потеряв ни одного судна. Однако вечером наступил критический момент. Линкоры Сифрета и авианосная группа должны были повернуть назад, чтобы не входить в узкий пролив Скерки. Одновременно компактный строй конвоя коммодора Винейблса должен был перестроиться в двойную колонну, чтобы втиснуться в узкий фарватер. Этот маневр неизбежно вел к некоторой неразберихе и отрыву транспортов от кораблей сопровождения.

Так как корабли эскорта были в этот момент слишком заняты, они не заметили перископы 2 итальянских подводных лодок, которые внимательно следили за конвоем. Это были «Аксум» лейтенанта Ренато Феррини и «Дессие» лейтенанта Ренато Скандола. Феррини впервые заметил британское соединение в 18.20. Он увидел на горизонте неясные силуэты и пошел на сближение, оставаясь в подводном положении. Через 20 минут 2 столба дыма и разрывы зенитных снарядов в небе подсказали ему, что именно он заметил. Обратимся к его бортовому журналу.


18.41 Повернул на север, чтобы сблизиться.

18.50 Заметил дым по пеленгу 300°. Погрузился на 20 метров и лег на курс 30°, полный ход.

19.27 Перископная глубина. Вражеская эскадра видна в секторе от 290° до 10°, расстояние 8000 метров, курс 110°. Лег на параллельный курс, чтобы изучить ситуацию.

19.35 Последние наблюдения. Курс противника 140°, то есть он повернул на 30° вправо. Повернул вправо на курс 180°. За это время я смог установить, что силы противника состоят из 15 пароходов, 2 крейсеров и множества эсминцев. Они построены в 3 колонны, пароходы — во всех трех. 2 крейсера находятся в центре. Эсминцы распределены по периметру. Дальше заметил частично скрытый другими кораблями корабль с 3 решетчатыми мачтами, похожими на мачты американских линкоров. Смог только раз осмотреть общую панораму, так как при спокойном море перископ может быть замечен даже на минимальной скорости.

19.37 Последняя оценка дистанции 4000 метров. Курс противника 140°. Скорость 13. Повернул вправо на курс 20°, чтобы занять позицию для атаки.

19.42 После короткого взгляда в перископ погрузился на 15 метров и дал средний вперед обоим моторам, чтобы сблизиться.

19.48 Перископная глубина. Пеленг на крейсер во второй колоне 28°. В ближней линии впереди и позади крейсера находятся эсминец и транспорт соответственно.

19.55 Выпустил торпеды из носовых аппаратов №№ 1, 4, 3, 2, из которых 1 и 2 — прямо по курсу, а 3 и 4 — с растворением 5° вправо и влево соответственно.

Сразу после залпа начал маневр уклонения. Расстояние от точки залпа до ближайшей колонны 1300 метров, до крейсера 1800 метров.

Через 63 секунды после залпа услышал первый взрыв. Через 90 секунд услышал еще 2 взрыва. Это привело меня к заключению, что 1 торпеда попала в корабль первой колонны, а другие — второй. Учитывая скорость торпед, ясно, что дистанция залпа на самом деле была меньше и равнялась 1000 метров до первой колонны и 1400 метров до второй.

Через 4 минуты 30 секунд после залпа погрузился на 65 метров. Атака противника началась серией глубинных бомб. Погрузился на 100 метров и остановил все моторы. Охота продолжалась около 2 часов, противник сбрасывал серии глубинных бомб. Было отмечено, что когда лодка поднималась до глубины 80–90 метров, становились ясно слышны импульсы асдика, за ними немедленно следовали глубинные бомбы. Решил оставаться на глубине 100–120 метров, особенно после того, как в 21.35 эсминец прошел прямо над лодкой. Кроме шума винтов был отчетливо слышен звон вибрирующего троса. Это заставило меня подумать, что использовался подрывной трал.

После 22.15 охота прекратилась.

22.50 Поднялся на поверхность. Впереди на расстоянии 3000 метров горит большой корабль. Справа по носу виден большой дым. Слева по пеленгу 70° полностью охваченный огнем третий корабль. Он еще движется, но окутан характерным серо-черным дымом. Пожары первого корабля ясно осветили меня, и немедленно после этого я заметил 2 эсминца. Так как мне было важно провентилировать лодку и подзарядить батареи, я погрузился, чтобы избежать новой атаки и покинул район.


Хотя «Дессие» выпустила торпеды почти в этот же момент, скорее всего именно торпеды «Аксума» поразили 3 корабля: крейсер «Нигерия» — флагман адмирала Барроу, крейсер ПВО «Каир» и танкер «Огайо». Совершенно понятно, что такая тройная катастрофа, произошедшая в сумерках, привела конвой в полный беспорядок. Часть эсминцев сопровождения бросилась на помощь поврежденным крейсерам, другие кинулись искать нападавших. Внезапная остановка «Огайо» вынудила шедший позади него «Эмпайр Хоуп» спешно дать задний ход, чтобы избежать столкновения. Некоторые корабли начали поворачивать, уклоняясь от торпед. На какое-то время конвой полностью потерял строй. И вдобавок в темнеющем небе послышался звук моторов. Это прибыла смешанная группа германских Ju-88 и итальянских торпедоносцев. Бешено загремели орудия, выпуская снаряды во все стороны, но проку от такой пальбы было мало. Скорее всего — к счастью, потому что возбужденные артиллеристы обстреляли кроме противника еще и прилетевшие с Мальты истребители «Бофайтер», которые должны были сменить авианосные самолеты.

Замешательство превратилось в настоящий хаос, когда «Эмпайр Хоуп» получил попадание бомбы. Транспорт загорелся, и команда была вынуждена покинуть его. Транспорты «Клан Фергюсон» и «Брисбен Стар» остановились, получив попадания торпедами то ли с подводной лодки «Аладжи», то ли с самолетов («Клан Фергюсон» затонул. «Эмпайр Хоуп» оставался на плаву почти до полуночи и был потоплен торпедой подводной лодки «Бронзо». «Брисбен Стар» сумел дать ход.). Но совершенно точно ясно, что именно торпеда «Аладжи» попала в крейсер «Кения». Однако повреждения корабля оказались невелики, и он остался в строю.

Теперь расскажем, как все это видел командир итальянской подводной лодки лейтенант Сержио Пуччини.


9.00 Впервые услышали взрывы, которые в течение дня становились все громче и чаще. Взяли курс на юго-восточную часть зоны патрулирования, где на закате предполагали встретить конвой.

10.00 Через перископ по пеленгу 130° увидел высокий столб дыма. Немного позднее на расстоянии 20 000 метров появились мачты кораблей. Повернули туда.

20.20 Конвой атакован самолетами. Яростная стрельба зениток. Все корабли одновременно изменили курс вправо и направились на юг. Эсминец получил попадание бомбы. Я смог насчитать 15 кораблей — крейсеров, эсминцев, транспортов.

20.40 Корабли снова повернули и перестроились. Во главе идет крейсер типа «Саутгемптон». Расстояние 8 — 10000 метро». Маневрирую, чтобы выйти в атаку.

21.00 Началась третья воздушная атака, более сильная, чем предыдущие. 2 торговых судна получили попадания и горят. Эсминец остановился рядом с ними, вероятно, чтобы помочь. Град бомб возле других кораблей поднимает высокие столбы воды, некоторые из них не дальше 3 или 4000 метров от подводной лодки. Крейсер, шедший впереди транспортов, кажется, уменьшил скорость, чтобы остаться вместе с конвоем, разбросанным яростной бомбардировкой.

21.05 Курс 214°, дистанция 1500–2000 метров, выпустил 4 торпеды из носовых аппаратов по крейсеру. Выполняя маневр уклонения, слышал 3 взрыва, совершенно отличные от тех, чтоб были слышны во время бомбардировки. Так как торпеды были пущены веером, крейсер не мог получить 3 попадания. Поэтому я думаю, что попал в транспорт, шедший у него за кормой. Вышел из боя и лег на дно на глубине 90 метров.

21.26 Услышал очень сильный взрыв. В гидрофонах слышен шум других кораблей, проходящих рядом. Это может быть вторая группа кораблей, направляющаяся к мысу Бон.

23.13 Поднялся на поверхность. Горизонт в секторе от 180° до 240° представляет собой сплошную линию огня от горящих и тонущих кораблей.

23.50 Горящее судно взорвалось.


Тем временем на уцелевшие британские корабли, после замешательства и грохота одновременно воздушной и подводной атаки, внезапно опустилась тишина. Постепенно темнело, но за кормой море было освещено дрожащими огнями пожаров на поврежденных кораблях.

Эсминцы метались среди уцелевших судов, пытаясь навести хоть какое-то подобие порядка. Перебравшись на эсминец «Ашанти», адмирал Барроу приказал поврежденному крейсеру «Нигерия» возвращаться в Гибралтар. Танкер «Огайо», получив дыру в борту размерами 24x23 фута, загорелся и был вынужден остановиться. Однако его команда сумела потушить пожар и заделать трещины в переборках. Внушительный перечень повреждений «Огайо» делает его дальнейшую историю одной из самых замечательных морских легенд. Танкер снова дал ход и потащился вслед за конвоем с максимальной скоростью, которую мог развить. Его рулевое управление действовало очень плохо, и на корабле не осталось ни одного компаса. Крейсер «Каир» получил такие повреждения, что его пришлось затопить.

Самая большая организованная группа в это время состояла из крейсеров «Кения» и «Манчестер», за которыми следовало американское судно «Альмерия Лайке» и транспорт «Гленорчи». Ее возглавляли 2 эсминца с заведенными параванами. Остальные транспорты следовали либо самостоятельно, либо под присмотром отдельных эсминцев. Нагоняя конвой, адмирал на «Ашанти» прошел мимо «Огайо». Капитан танкера попросил помощи, и Барроу прислал эскортный миноносец «Ледбери», чтобы провести лишившийся компасов корабль через узкий фарватер. К рассвету упрямый танкер снова сумел развить скорость 16 узлов. Рваные листы обшивки, торчащие из пробоины, поднимали ужасный шум, но все-таки он присоединился к остаткам конвоя. Кроме «Огайо», еще одно поврежденное судно сумело дать ход. Это был транспорт «Брисбен Стар». Его изобретательный шкипер Райли, оставшись в одиночестве, решил направиться к берегу Туниса. Там он надеялся проскочить к Мальте, если представится такая возможность. Его изобретательность была вознаграждена. Проявив прекрасную морскую выучку, команда привела поврежденное судно в гавань Ла-Валетты, сохранив в целости большую часть драгоценного груза.

Примерно в полночь остатки конвоя по одиночке и мелкими группами огибали мыс Бон. А там, в тени под берегом, приглушив моторы, их ожидали германские и итальянские торпедные катера. Спокойное морс создавало им идеальные условия для атаки. Молодые командиры катеров постарались показать, на что они способны. Начиная с 1.00, почти 4 часа длилась непрерывная серия схваток. В темноте мелькали лучи прожекторов, разноцветные струи трассирующих снарядов, ревели моторы катеров, время от времени грохотали взрывы торпед. Воссоздать точную и детальную картину происшедшего просто невозможно.

Совершенно точно известно, что итальянские катера Ms-16 и Ms-22, которыми командовали капитан-лейтенант Манути и суб-лейтенант Меццадра, добились первого успеха. Каждый из них всадил по торпеде в «Манчестер». Взрывами были уничтожены винты крейсера, и он потерял ход. На следующий день команда покинула его, и он был затоплен. Потом настала очередь «Альмерии Лайке». Невидимые налетчики торпедировали транспорт, и вскоре он пошел на дно. Его экипаж был спасен эсминцем «Сомали», который также принял экипаж «Вайранги» — еще одной жертвы торпедных катеров. Сразу после 2.00 «Гленорчи» внезапно был освещен прожектором. Судно повернуло прямо на прожектор, но тут же в него почти одновременно попали 2 торпеды. Машинное отделение было затоплено, и шкипер Г. Лесли приказал команде покинуть судно. Сам он остался на мостике, несмотря на настойчивые просьбы офицеров и матросов. Шлюпки пошли на веслах к берегу Туниса, который находился совсем рядом. Большая часть экипажа была интернирована французами. На рассвете помощник капитан Ханни набрал добровольцев и на шлюпке направился обратно к «Гленорчи», чтобы убедить шкипера покинуть судно. Но, когда они уже подходили к судну, оно перевернулось и затонуло. В этот момент появился торпедный катер Ms-31 лейтенанта Кальвани, который торпедировал «Гленорчи». Он подошел к шлюпке и взял ее экипаж в плен. Шкипера Лесли больше никто не видел.

Еще 2 судна были торпедированы до того, как наступивший рассвет положил конец атакам — американское «Сайта Элиза» и «Рочестер Кастл». Первое немного отстало из-за неполадок в машине, вызванных близкими разрывами бомб во время вчерашних атак. Оно отбило атаку торпедного катера огнем своих пулеметов, но другой катер подкрался незамеченным с противоположного борта. Торпеда взорвалась рядом с грузом канистр бензина. Начался сильнейший пожар. Экипаж едва успел покинуть судно, как огонь добрался до боеприпасов, и судно взорвалось. Уцелевшие моряки были приняты на борт эсминцем «Пени».

Шкипер «Рочестер Кастла» Ричард Рен, умело маневрируя, сумел уклониться от нескольких торпед. Но все-таки одна из торпед попала в его судно, взрыв произошел в районе носового трюма. Однако судно оказалось построенным на удивление прочно. Переборки выдержали, машины продолжали действовать, и на рассвете Рен неожиданно обнаружил, что он возглавляет уцелевшие суда конвоя. За ним шли «Ваймарама» и «Мельбурн Стар», немного отстав, держался «Огайо» и еще дальше позади виднелись «Порт Чалмерс» и «Дорсет».

Все британские моряки запавшими воспаленными глазами всматривались в небо. Они прекрасно знали, что их ждет. С Мальты должны были прилететь «Бофайтеры» и «Спитфайры», но оба корабля наведения истребителей — «Нигерия» и «Каир» — отсутствовали. Поэтому действия британских истребителей были серьезно затруднены. Моряки еще успели позавтракать, когда около 8.00 снова прозвучали сигналы тревоги. Это было совсем не то, что они хотели услышать.

У контр-адмирала Гарольда Барроу, который теперь находился на эсминце «Ашанти», на рассвете хватало других забот, кроме подготовки к отражению массированной воздушной атаки. Вчера вечером разведывательный самолет с Мальты сообщил о вражеской эскадре из 6 крейсеров и 11 эсминцев, которая находилась в Тирренском море и шла на юг. Простые расчеты показывали, что она на рассвете перехватит конвой южнее Пантеллерии, как это сделала в июне эскадра да Зары. Но на сей раз силы итальянцев были гораздо больше. И хотя Сифрет послал на помощь Барроу крейсер «Харибдис» и 2 эсминца, появление итальянской эскадры означало неизбежное уничтожение конвоя.

В результате под угрозой оказывалась не только судьба конвоя, но и судьба Мальты, а может быть, и весь исход борьбы за Средний Восток. Атака крейсерской эскадры была частью общего плана, составленного Супермариной, которая сделала выводы из уроков июньского конвоя. Но тот же самый опыт заставил итальянских адмиралов с уважением относиться к британским торпедоносцам. Поэтому они потребовали от Кессельринга и Commando Supremo обеспечить истребительное прикрытие кораблей в Сицилийском проливе.

Когда командиры 2-го воздушного флота и Реджиа Аэронаутика подвели итоги 2 дней боев, то они обнаружили, что колоссальные усилия стоили им очень дорого, но принесли довольно скромные результаты. Поэтому они решили 13 августа нанести последний, самый мощный удар. Для сопровождения бомбардировщиков были собраны все имеющиеся истребители, поэтому ни один самолет не был выделен для прикрытия кораблей итальянского флота. Впрочем, летчики не слишком высоко его ценили после неудачи да Зары в июне.

Постоянные трения, существовавшие между итальянским флотом и ВВС в течение всей войны, были усугублены политическими интригами Муссолини. Он не желал оскорблять Кессельринга, то есть Гитлера, и поддержал летчиков. Это решение отняло у итальянского флота последний шанс одержать решительную победу. Оно также спасло Мальту. В 1.30 итальянская эскадра получила приказ возвращаться. На следующее утро ее перехватила подводная лодка «Анброукен» лейтенанта Аластара Марса. Марс выпустил 4 торпеды и добился замечательного успеха. Тяжелый крейсер «Больцано» получил попадание в районе миделя, загорелся и выбросился на мель. У легкого крейсера «Аттендоло» оторвало носовую часть, однако он сумел добраться до Мессины. Эти корабли больше не принимали участия в военных действиях. Контратака итальянских эсминцев длилась 8 часов, и Марс насчитал 105 разрывов глубинных бомб. Несмотря на это, он с триумфом возвратился на Мальту.

Как раз в тот момент, когда Марс проводил свою атаку, для конвоя начались новые испытания. Он находился юго-восточнее Пантеллерии примерно в 200 милях от Мальты. В 8.00 12 бомбардировщиков Ju-88 спикировали на торговые суда. «Ваймарама» получил попадание. На судне взорвался груз авиационного бензина, и оно исчезло в ослепительной вспышке. «Мельбурн Стар» шкипера МакФарлейна шел за кормой несчастного транспорта. Это судно было засыпано горящими обломками и еле успело отвернуть, чтобы обойти ужасный столб огня. Эскортный миноносец «Ледбери» сумел подобрать нескольких уцелевших моряков, плававших в море огня. На танкере «Огайо» горящие обломки вызвали пожар керосина, который удалось погасить лишь с большим трудом.

Через час появилась новая группа вражеских самолетов. 8 из них имели характерный излом крыльев, по которому сразу узнавали смертоносные пикировщики Ju-87. Эти самолеты пилотировали итальянцы, которые плохо владели техникой бомбометания с пикирования. Все бомбы легли мимо. 1 самолет был сбит «Спитфайром». Другой был подбит зенитками, врезался в борт «Огайо» и отскочил в море. Его бомбы не взорвались. Единственный танкер, разумеется, был самой привлекательной мишенью. Близкие разрывы постоянно встряхивали судно, приводя к мелким неполадкам в механизмах, которые постепенно накапливались. В 10.50 во время следующей атаки 6 бомб разорвались у борта танкера, и машины этого не выдержали. Танкер встал.

Во время этой же атаки начался пожар на «Рочестер Кастл», однако судно не потеряло хода. Зато получил повреждения и остановился «Дорсет». Адмирал Барроу отправил на помощь этому судну эскортный миноносец «Брамхэм». Эсминец «Пени» остался рядом с «Огайо». Началась захватывающая дух борьба — маленькие корабли пытались взять на буксир огромный неуклюжий танкер. Лишь отчаянная нехватка топлива на Мальте заставляла спасателей предпринимать такие неимоверные усилия, когда все надежды уже казались потерянными. Некоторое время «Пени» в одиночку пытался сдвинуть с места тяжело нагруженный танкер, но это оказалось ему не под силу. Пока он пытался сделать это, появились вражеские бомбардировщики. Новые близкие разрывы нанесли танкеру еще ряд повреждений, и около 14.00 команда покинула корабль и перешла на эсминец. «Пенн» дожидался темноты и помощи.

Тем временем главные силы конвоя отбивали очередной налет. На сей раз они были атакованы итальянскими торпедоносцами, часть из которых несла «моторные бомбы». Но итальянцы из осторожности сбросили торпеды с большого расстояния. На британских кораблях даже не заметили следа торпед. И тем не менее судно коммодора конвоя «Порт Чалмерс» спаслось только чудом.

Одна торпеда прошла у него прямо под килем, другая проскочила вплотную к правому борту. Немного позднее трос правого паравана начал сильно вибрировать, указывая, что параван захватил какой-то предмет. Судно остановилось, и параван был поднят из воды. И тут моряки к своему ужасу увидели запутавшуюся в тросе торпеду. Ее взрыватель находился буквально в паре футов от борта. Параван аккуратно опустили обратно в воду и обрубили трос, а судно спешно дало задний ход. Едва «Порт Чалмерс» отошел подальше, прогремел сильнейший взрыв, который едва не выбросил его из воды — это торпеда взорвалась, упав на дно. Транспорт повреждений не получил.

К этому времени уцелевшие 3 транспорта и корабли сопровождения уже подошли к Мальте. Навстречу им вышла эскадра тральщиков капитана 2 ранга Джерома. Тральщик «Рай» был послан на помощь «Пенну» и «Огайо». Теперь адмирал Барроу со своим потрепанным Соединением X мог повернуть обратно на запад, чтобы соединиться с Сифретом. Но для этого ему еще предстояло пройти через капканы Узостей в обратном направлении. Торпедные катера, подводные лодки и самолеты пытались остановить британскую эскадру, но безуспешно.

Во второй половине дня «Рай» вместе с 2 сторожевыми катерами присоединился к «Пенну». Общими усилиями военные корабли, наконец, заставили «Огайо» двигаться со скоростью 5 или 6 узлов. Но как только они этого добились, началась новая воздушная атака. Одна бомба взорвалась прямо под кормой танкера, другая взорвалась в машинном отделении. Несколько бомб разорвались рядом с «Пенном» и «Раем». Команда снова покинула танкер, который находился всего в 70 милях от цели.

В это время под радостные крики солдат гарнизона и жителей Мальты «Порт Чалмерс», «Рочестер Кастл» и «Мельбурн Стар» медленно проходили мимо брекватера в гавань Ла-Валетты. Их помятые, изрешеченные борта ясно свидетельствовали, какую жестокую битву выдержали эти корабли. Однако судьба Мальты зависела от того, чем завершиться отчаянное сражение за жизнь «Огайо».

В течение ночи предельно измученный экипаж танкера спал мертвым сном. Командир «Пенна» капитан-лейтенант Суэйн и командир «Рая» лейтенант Дж. Э. Пирсон испробовали все мыслимые и немыслимые способы заставить огромный танкер двигаться. Один раз они даже добились скорости 4 узла, но тут буксирные концы лопнули, и все пришлось начинать сначала. Вскоре прибыла подмога в виде миноносцев «Брамхэм» и «Ледбери». «Брамхэм» оставался с «Дорсетом», но поврежденный транспорт оказался легкой добычей германских пикировщиков. 3 бомбы отправили транспорт на дно. Капитан-лейтенант Р.П. Хилл повел спой корабль назад после безуспешных поисков затопленного «Манчестера». 14 августа в 10.45 «Огайо» снова начал двигаться. Его тащил на буксире «Рай», «Пени» был пришвартован к борту танкера, а «Ледбери» — к корме, чтобы удерживать танкер на курсе. Вокруг расположились «Брамхэм» и тральщики «Спиди», «Геба» и «Хит».

Но тут снова послышалось гудение авиационных моторов. Это прибыли бомбардировщики Ju-88, чтобы предпринять последнюю попытку лишить Мальту топлива, без которого она не могла выжить. «Спитфайры» атаковали противника. Строй вражеских бомбардировщиков распался, некоторые полетели вниз, объятые пламенем. Остальные беспорядочно сбросили бомбы, и все-таки одна из них разорвалась под кормой танкера, сделав очередную пробоину. Буксирный конец снова лопнул.

Но это были последние бомбардировщики, прорвавшиеся сквозь истребительную завесу. С этого момента перед моряками стояла одна задача — удержать на плану медленно тонущий корабль. Несмотря на предельное утомление команд, «Рай» продолжал буксировать «Огайо», а «Пени» и «Брамхэм» шли, пришвартованные к обоим бортам танкера. Тросы постоянно лопались, но засыпающие на ходу матросы снова заводили буксир. Лишь великолепная морская выучка позволила морякам преодолеть бесчисленные трудности. То, что избитый «Огайо» вошел в порт, можно считать настоящим чудом. Из его трюмов были откачаны около 10 000 тонн нефти и керосина, что стало одним из главных итогов операции «Пьедестал».

В своем рапорте адмирал Сифрет сказал, что он и все офицеры Королевского Флота, которые видели «настойчивость, с которой торговые суда пробивались на Мальту, несмотря на все атаки, хотели бы выразить свое восхищение решительностью, отвагой и умением их шкиперов, офицеров и матросов». Справедливость этой оценки не подлежит сомнению и сегодня.


ГЛАВА 11

КРИЗИС СНАБЖЕНИЯ У РОММЕЛЯ


Муссолини вернулся в Италию 20 июля, разочарованный несостоявшимся триумфальным въездом в Каир, в который он уверовал, глядя на стремительное продвижение Роммеля. Радужные надежды, которые питало командование войск Оси в начале месяца, сильно потускнели. Сам Роммель в длинном донесении германскому Верховному Командованию указал на возможность неудачи. Его потери в боях под Эль-Аламейном обескровили армию, численность подразделений не превышала 30 % штатного состава. Пополнения были плохо обучены. Роммелю требовались серьезные подкрепления, чтобы предотвратить британское наступление. Как уже говорилось ранее, он получил войска, предназначавшиеся для операции «Геркулес».

Кроме всего прочего, Роммеля начала тревожить ситуация со снабжением. Людей можно было перевозить в Африку на самолетах, и с июля по август именно таким образом туда были доставлены 36 500 человек. Но танки, бронемашины, орудия, автомобили и топливо доставлялись по морю стремительно тающим итальянским торговым флотом. Уже в конце июля все доставленное помогло Роммелю лишь компенсировать потери, создать резерв он не мог. И это при том, что в июле в Африку было доставлено максимальное количество грузов, а потери составили всего 6 %. Роммель все поставил на одну карту и проиграл. Теперь наступало время расплачиваться.

Армии обоих противников были измучены и обескровлены долгими тяжелыми боями в ужасных условиях летней жары в пустыне. Люди страдали от укусов мириадов насекомых и мучились от жажды. Их секли песчаные бури, они жарились в бронированных кастрюлях танков. Кожу покрывали ожоги и язвы… Поэтому не удивительно, что моральный дух солдат быстро падал. Обеим сторонам был нужен отдых, прежде чем кто-либо решит снопа перейти в наступление. Август 1942 года принес передышку в боях в Северной Африке. Но эту передышку англичане использовали гораздо лучше Роммеля.

Чтобы возобновить наступление, требовалось пополнить потрепанные части, привести в порядок технику, накопить достаточное количество топлива и боеприпасов. Коммуникации англичан были относительно безопасными, и Великобритания начала получать технику и вооружение из Америки. Поэтому единственное, что требовалось англичанам — время, чтобы привезти все это по маршруту длиной 14 000 миль вокруг мыса Доброй Надежды. На Окинлека постоянно давили, требуя начала наступления, однако он назвал самым ранним сроком начало сентября. Перспективы Роммеля были гораздо менее благоприятными. Его единственный шанс заключался в том, чтобы нанести удар первым, до того как конвои с войсками и техникой для 8-й армии прибудут в Суэц. Чтобы провести перегруппировку войск перед наступлением, ему требовались лунные ночи, поэтому Роммель был вынужден выбрать вторую половину августа. Но для этого ему требовалось больше припасов, а ведь именно в это время англичане возобновили удары по итальянским конвоям.

Грузы, поступившие в Африку, подвергались дальнейшему уничтожению по пути к линии фронта. Роммель отмечал:


«С конца июля КВВС перенесли главную тяжесть своих операций на наши коммуникации между африканскими портами и линией фронта. Они обстреливают наши транспортные колонны и топят одну баржу за другой. Ни один корабль, стоящий в гавани Бардии или Мерса-Матруха, а часто даже и в Тобруке, не находится в безопасности от атак британских бомбардировщиков. В прибрежных водах также действуют британские корабли».


Несмотря на призывы к Commando Supremo и обещания итальянцев, в августе запасы армии Роммеля сократились. О накоплении резервов речь уже и не шла. В это время фельдмаршал писал:


«Тот факт, что германские части в составе Танковой Армии с 1 по 20 августа израсходовали вдвое больше припасов, чем было доставлено в Африку за этот же период, лучше всего характеризует положение. В конце этого периода германским частям не хватало 16 000 солдат, 210 танков и 175 бронетранспортеров, а также, по самым минимальным оценкам, 1500 других автомобилей. Если бы не захватили большие британские склады в Мармарике и западном Египте, мы вообще не смогли бы держаться. Пищевые пайки настолько скудны и малы, что нас тошнит при одном их виде. Положение с топливом и боеприпасами тяжелое, как всегда, и нам приходится прибегать к строжайшей экономии. Нам часто приходится не отвечать на огонь противника только для того, чтобы сберечь боеприпасы. Зато английская артиллерия часами обстреливает наши войска, страдающие от жары и лишений».


Роммель заявил, что самым правильным решением будет стратегическое отступление, по крайней мере, к египетской границе. Англичане получили бы лишь несколько десятков миль бесплодной пустыни и тоже начали бы страдать от растянутых коммуникаций. Однако ни Гитлер, ни Муссолини и слышать не желали об этом.

В таком положении у Роммеля просто не оставалось выбора. Он должен был начать наступление и победить — или смириться с неизбежным поражением. Поэтому не удивительно, что здоровье Лиса Пустыни пошатнулось. У Роммеля открылась язва желудка, поэтому 22 августа он попросил Верховное Командование сменить его до начала наступления, чтобы он смог начать лечиться. Ему ответили, что других опытных танковых командиров просто нет. Вдобавок Гитлер предложил передать верховное командование войсками в Африке Кессельрингу, поэтому Роммель ответил, что чувствует себя достаточно хорошо, чтобы руководить операцией при условии постоянного врачебного наблюдения. Но после ее завершения он должен вылететь в Германию для лечения.

Зато англичане использовали передышку, чтобы произвести перемены в верховном командовании. В начале августа Черчилль побывал в Каире перед встречей со Сталиным в Москве. Он пришел к заключению, что требуются решительные и глубокие перемены, чтобы вдохнуть бодрость и наступательный дух в армию. В результате главнокомандующим был назначен генерал сэр Гарольд Александер, который сменил генерала Окинлека. Командование 8-й армией принял генерал-лейтенант Бернард Монтгомери.

Эти два генерала сразу попытались поднять моральный дух войск, вселить в солдат уверенность и энтузиазм. Насколько они в этом преуспели, уже говорилось не раз. Мы лишь процитируем телеграмму Черчилля Военному Кабинету от 21 августа, после того как он провел 2 дня в 8-й армии по пути в Москву.


«Произошло полное изменение атмосферы. Господствуют высочайшее рвение и активность. Наша армия жаждет сразиться с врагом, если тот атакует, и я удовлетворен тем, что мы имеем энергичных, уверенных, решительных людей в командовании, которые работают совместно, как прекрасная команда, под руководством военных лидеров высочайших военных дарований».


Так выглядела армия, которую Роммель собирался атаковать, хотя ему самому сейчас остро не хватало прежней уверенности и огня. Его больше не манил Суэцкий канал. Он был вынужден писать: «Из-за общей нехватки припасов мы планируем нанести 8-й армии на позициях под Аламейном короткий сокрушительный удар и захватить территорию вокруг Александрии и Каира».


Но чтобы начать даже это менее честолюбивое наступление в конце августа, требовалось доставить в Ливию 6000 тонн топлива и 2500 тонн боеприпасов в период с 25 по 30 августа. Commando Supremo отправило 7 транспортов с 10 000 тонн топлива: половина для Танковой Армии, половина для Люфтваффе. За ними должны были последовать другие суда. Только 3 транспорта прорвались в Тобрук, доставив 1500 тонн топлива. «Огаден» (водоизмещение 4553 тонны) и «Леричи» (6070 тонн) были потоплены подводной лодкой «Порпойс» лейтенанта Л.У.Э. Беннингтона. Он совершал первый боевой поход после долгого периода перевозок бензина и припасов на Мальту. Бомбардировщики с Мальты южнее Пантеллерии повредили «Росолино Пило» (8325 тонн). Для уничтожение транспорта была направлена подводная лодка «Юнайтед» лейтенанта Т.Э. Барлоу. «Пило» взорвался с такой силой, что 12-футовый кусок стального шпангоута был заброшен на лодку, находящуюся на поверхности. Он повредил мостик и рулевое управление, поэтому лодка была вынуждена спешно вернуться для ремонта. Наконец, «Бофайтеры» 227-й эскадрильи перехватили танкер «Сан Андреа» (5000 тонн) и потопили его. Вместе с ним пошли на дно 2400 тонн бензина для Танковой Армии.

Все планы Роммеля оказались под угрозой. В ответ на обращение к Кессельрингу он получил обещание отправить новые танкеры под сильным эскортом. Кессельринг пообещал выделить Танковой Армии часть припасов со складов Люфтваффе, а в случае необходимости организовать воздушный мост для их доставки. И все равно атака была слишком рискованной. Роммель писал:


«Прежде всего, было совершенно ясно, что если мы не начнем действовать во время полнолуния, наше наступление провалится, еще не начавшись. В надежде, что обещания будут выполнены, и, располагая заверениями маршала Кессельринга, что в случае необходимости он будет доставлять по воздуху 500 тонн бензина в день, я отдал приказ начать наступление в ночь с 30 на 31 августа».


В таком не слишком бодром настроении полубольной Лис Пустыни начал битву у Алам-эль-Хайфы. План Роммеля был смелым и простым. Он снова решил использовать излюбленный прием — широкий обходный маневр. Танковые дивизии Роммеля получили приказ за 7 ночных часов пройти 30 миль по неразведанной, заминированной территории, чтобы на рассвете быть готовыми нанести удар на север по тылам британской армии. Чтобы этот смелый маневр удался, требовалась внезапность.

Но в этом отношении план был обречен с самого начала. Монтгомери сразу предсказал, что противник будет действовать именно так, и приказал сильно укрепить хребет Алам-эль-Хайфа, идущий с востока на запад. Эта позиция давала возможность разбить Танковую Армию. Таким образом, даже если бы все пошло по плану, Роммель был бы вынужден ввязаться в бой, в котором вес преимущества были бы у противника.

Но во время марша Танковая Армия сразу выбилась из графика. Ей мешали минные поля, бездорожье и воздушные атаки, которым немецкие танки подвергались еще до выхода на исходные позиции. К рассвету Роммель уже засомневался, стоит ли продолжать операцию. Генерал Фриц Байерлейн, который в этот момент командовал Африканским Корпусом вместо генерала Неринга, тяжело раненного ночью, заявил:


«Лис Пустыни не потерял своего чутья, его неимоверно развитое шестое чувство всегда подсказывало наилучший выход. Как только он понял, что не может захватить противника врасплох, он захотел отменить атаку. Я лично несу ответственность за то, что убедил Роммеля разрешить мне продолжать наступление на Алам-эль-Хайфу».


Последовавшая атака не принесла успеха, так как англичане тщательно выбрали позицию и хорошо ее укрепили. К наступлению ночи германские танковые дивизии прочно завязли южнее хребта и уже начали испытывать нехватку топлива. С наступлением темноты самолеты КВВС, которым днем мешала песчаная буря, поднялись в воздух, чтобы атаковать транспортные колонны Роммеля. «Альбакоры» 821-й и 826-й эскадрилий ВСФ использовали осветительные ракеты, чтобы позволить бомбардировщикам нанести удар. Немецкие потери оказались очень серьезными, моральный дух германских солдат и их боеспособность были подорваны постоянными бомбардировками и недосыпанием.

После того, как было сожжено множество грузовиков, самой большой головной болью Роммеля стали бензовозы. Оказалась нарушенной не только система заправки танков, но и поток топлива через Средиземное море оказался гораздо слабее, чем ему требовалось. Он писал:


«К утру 1 сентября я был вынужден отказаться от любой попытки дать генеральное сражение в ближайшее время. Следовало избегать любых крупных передвижений моторизованных частей. Самое большое, что мы могли себе позволить — мелкие тактические атаки с ограниченными целями. В рамках такого решения 1 сентября Африканский Корпус атаковал силами одной 15-й танковой дивизии. Уничтожив несколько британских тяжелых танков, главные силы дивизии сумели выйти в район южнее высоты 132 (вершина хребта Алам-эль-Хайфа), где у них почти кончилось топливо. Поэтому они были вынуждены прекратить даже это тактическое наступление».


Еще больше усугубляли трудности Танковой Армии постоянные атаки множества британских самолетов, которые длились круглые сутки. Немцы понесли тяжелые потери, вся пустыня была усеяна горящими машинами.

Колесо судьбы описало полный круг. Минули те дни, когда британские армия и флот страдали от атак ужасных пикировщиков Ju-87. Роммель был вынужден записать: «Ни капли обещанного топлива не поступило в Африку. Этим вечером у Танковой Армии осталось бензина всего на 1 заправку, даже при строжайшей экономии. Можно лишь надеяться, что перевозки вскоре возобновятся».

На следующий день Роммель признал провал наступления, скомандовав частичный отход на запад от британских минных полей. Попытка англичан заминировать проходы в минных полях позади германских войск стоила им больших потерь. Битва у Алам-эль-Хайфы завершилась.

Даже если учесть склонность разбитого генерала жаловаться на всякие обстоятельства, мешавшие ему, следует прямо сказать, что главной причиной поражения Роммеля стали удары британских авиации и флота по коммуникациям врага через Средиземное море и вдоль побережья к линии фронта. Потери Оси в людях и технике оказались меньше, чем у англичан, если не считать самолетов. Однако теперь англичане могли не опасаться нового наступления на хорошо подготовленные позиции. Бомбардировками из строя было выведено совсем немного германских танков, несмотря на то, что впервые были использованы «Харрикейны IID», предназначенные именно для охоты за танками. Но с другой стороны, были сожжены сотни грузовиков, многие из которых везли драгоценный бензин. Войска Роммеля были прикованы к месту круглосуточными атаками КВВС на местности, где отсутствовали любые укрытия. Кроме того, танковые дивизии израсходовали последние запасы топлива.

Роммель был потрясен и ошарашен неожиданно проявившимся господством Королевских ВВС над полем боя в Северной Африке. Он сам с трудом спасся во время воздушной атаки. Однако он все-таки сделал упор на разгром своих транспортных колонн.


«Тот, кто господствует в воздухе, получает возможность наносить вражеским колоннам со снабжением такие потери, что вскоре противник будет ощущать серьезную нехватку. Гарантированная доставка припасов исключительно важна. Без нее армия становится неподвижной и неспособной сражаться».


Там, где коммуникации частично проходят по морю, разумеется, такое же значение имеет господство на море, вне зависимости от того, как оно реализовано: кораблями, самолетами или подводными лодками.

Когда Роммель понял, что в Африку поступает такое количество топлива, которого не хватит даже для тактического наступления, это вынудило его отойти. На такое решение повлияло известие, что 2 сентября торпедоносцы «Бофорт» потопили танкер «Пиччи Фассио» и повредили «Абруцци». По заявлению генерала Вестфаля, именно обещание прибытия этих судов заставило Роммеля против собственного желания начать наступление. 4 сентября совместной атакой самолетов и подводных лодок были потоплены еще 2 судна — «Бьянчи» и «Падена».

Остальным конвоям повезло больше. Несмотря на постоянные атаки с воздуха и из-под воды, они все-таки добирались до цели. Например, утром 6 сентября в море вышел конвой из 4 судов, которые сопровождали не меньше 12 эсминцев. Днем его прикрывали с воздуха 7 Ju-88, 5 Макки-200 и 1 Кант Z.506. «Бофорты» с Мальты сумели прорваться сквозь воздушное прикрытие и торпедировали транспорт «Манара». Хотя он не затонул, его пришлось отбуксировать в Грецию. Когда на следующий день конвой атаковала подводная лодка «Ультиматум», преждевременный взрыв торпеды предупредил итальянцев. Они уклонились от остальных торпед, но и «Ультиматум» сумела уклониться от контратаки эсминцев. Весь день и всю ночь самолеты пытались остановить конвой — днем американские «Либерейторы», ночью торпедоносцы КВВС, однако они лишь повредили 1 эсминец близкими разрывами бомб.

8 сентября Роммель писал:


«Ситуация со снабжением превратилась в кризис, в основному потому, что отправленные припасы никак не могут достичь цели. За первые 8 месяцев 1942 года мы получили примерно 120000 тонн, только 40 % наших минимальных потребностей. Все больше и больше судов гибнет, все меньше и меньше выделяют итальянцы для перевозок в Африку. Количество потопленных кораблей постоянно растет. С февраля до конца июля противник потопил 10 кораблей. С конца июля до середины октября — 20».


Таким образом, командующий Танковой Армией невольно признал значение морской мощи. А ведь после своей ослепительной победы под Тобруком он закрыл глаза на этот фактор. Теперь Роммель обнаружил, что попался в сети, которые сам же и расставил, когда потребовал отложить захват Мальты. «На совести Мальты находятся жизни многих тысяч германских и итальянских солдат», — написал он. Гораздо правильнее будет возложить гибель этих солдат на совесть тех, кто не сумел организовать вторжение на Мальту — прежде всего на итальянское верховное командование в первые месяцы войны, а потом на Гитлера и германское верховное командование. Но в самый роковой момент после Тобрука в этом был виноват и сам Роммель.

Несмотря на обещания Кавальере и Commando Supremo, ситуация со снабжением в сентябре улучшилась совершенно незначительно. В африканских портах разгрузилось больше транспортов, и потери сократились до 20 %. Однако Роммель обнаружил, что большая часть доставленного предназначена итальянской дивизии, расквартированной в Киренаике. Вдобавок итальянцы просто захватили изрядную часть остального, и Танковая Армия почти ничего не получила. Африканскому Корпусу теперь не хватало даже продовольствия, что сказывалось на здоровье солдат.

Еще больше усложняло проблему появление у союзников тяжелых бомбардировщиков. Они начали постоянные дневные налеты на порты Северной Африки под сильным истребительным прикрытием. Эти налеты были гораздо более эффективны, чем ночные беспокоящие удары. 23 сентября во время атаки в Бенгази был уничтожен транспорт с боеприпасами. Его взрыв разрушил главный причал в порту.

25 сентября по приказу Гитлера Роммель вылетел в Германию для лечения. Генерал Штумме, прибывший с русского фронта, должен был в его отсутствие исполнять обязанности командующего. И в Риме, и в ставке Гитлера Роммель пытался убедить вождей в необходимости решить проблему снабжения. Но в «Волчьем Логове» он окунулся в «атмосферу чрезвычайной уверенности». Гитлер заверил его, что данная проблема будет решена в ближайшие недели использованием большого количества самоходных паромов Зибеля. Фюрер продемонстрировал сводки, показывающие быстрый рост производства вооружений. Он пообещал Роммелю отправить в Африку бригаду новейших реактивных минометов и 40 тяжелых танков «Тигр». За ними должны были последовать несколько подразделений штурмовых орудий.

Но Роммеля не убедили эти пылкие заверения. В то время, когда он находился в «Волчьем Логове», конвой из 2 новейших итальянских судов был остановлен у побережья Греции. Быстроходные транспорты «Франческо Барбаро» и «Унионе» 26 сентября вышли в Тобрук в сопровождении 6 эсминцев. Но в очередной раз повторились неприятные события. На следующий день конвой был обнаружен самолетом-разведчиком, который навел на него подводную лодку «Амбра». Одна из торпед попала в «Барбаро», и судно потеряло ход. Эсминец потащил его на буксире в Наварин, пока остальные охотились за подводной лодкой. В сумерках лейтенант Мэйдон сумел провести вторую атаку. «Барбаро» пошел на дно вместе с 547 тоннами бензина, 21 танком, 151 автомобилем и 1217 тоннами боеприпасов. Тем временем летчики начали охоту за вторым транспортом. Вскоре после полуночи «Унионе» получил попадание торпеды. Транспорт погрузился носом до самого флагштока, и экипаж остался на судне только по приказу командира эскорта. Был заведен буксир, и, в конце концов, «Унионе» добрался до Наварина. В подобных обстоятельствах это можно считать достижением. Но 3562 тонны бензина и 192 автомобиля в Африку не прибыли.

В начале октября Кессельринг завершил приготовления к выполнению приказа Гитлера ослабить или парализовать Мальту. Но для этого ему пришлось забрать часть авиации из Северной Африки, что еще больше усилило локальное превосходство Королевских ВВС в Киренаике. Он собрал более 300 германских и итальянских бомбардировщиков. Для отражения этой угрозы Мальта располагала 100 «Спитфайрами» и 13 «Бофайтерами».

Они нанесли атакующим такие тяжелые потери в ходе 9-дневной битвы, что Кессельрингу пришлось каждый день увеличивать число истребителей, сопровождающих бомбардировщики. Один налет, например, был проведен 14 бомбардировщиками под прикрытием 98 истребителей. 16 октября воздушные бои продолжались с 9 утра до самого заката. Вражеские бомбардировщики совершили около 200 вылетов. Иногда до 90 самолетов вели бой чуть севернее острова. К 19 октября примерно 70 германских и итальянских бомбардировщиков были сбиты. Англичане потеряли 30 «Спитфайров», но 17 пилотов были спасены. Кессельринг был вынужден признать свое поражение и запретил вылеты двухмоторных бомбардировщиков.

Главной целью немцев был аэродром Лука, но ни разу он не был выведен из строя более, чем на полчаса. Ударная мощь острова не пострадала, что продемонстрировали эскадрильи ВСФ. В разгар воздушного блица торпедоносцы потопили 3 вражеских транспорта в Сицилийском проливе, 2 из них входили в важный конвой. Несмотря на все усилия, Люфтваффе не смогли помешать мальтийской авиации и подводным лодкам. В результате их совместных усилий конвой был почти полностью уничтожен, уцелели только 1 транспорт и поврежденный танкер.

В октябре уровень потерь на ливийском маршруте подскочил до 40 %. Из 32 000 тонн грузов, отправленных Роммелю, прибыли только 20 000 тонн. Из 10 000 тонн топлива в Северную Африку попало менее 4000 тонн. Танковая Армия по-прежнему испытывала острейшую нехватку во всем. И в то же время британская 8-я армия продолжала наращивать свое уже большое превосходство в людях, танках и самолетах. Генерал Монтгомери намеревался уничтожить Африканский Корпус одним ударом, а потому мог позволить себе немного подождать.

В это время в Атлантике находилось большое количество конвоев, собранных в условиях величайшей секретности в портах Америки и Великобритании. Американцы направлялись к Касабланке, англичане — к Гибралтарскому проливу. В портах формировались и грузились конвои из более быстроходных судов. Примерно 70000 солдат вместе с оружием, техникой и боеприпасами готовились высадиться в Северной Африке. 8 ноября внезапным ударом они должны были захватить порты Касабланка, Оран и Алжир, после чего планировалась оккупация Французского Марокко, Алжира и Туниса.

23 октября Монтгомери мог с удовлетворением сказать, что подготовка завершена. В 21.40 вся артиллерия 8-й армии, примерно 1000 орудий, открыла огонь. Началась битва у Эль-Аламейна.


ГЛАВА 12

ПОБЕДА БРИТАНСКОЙ МОРСКОЙ МОЩИ


В данной книге нет места детальному описанию битвы у Эль-Аламейна или последующих событий в ходе боев на суше. Мы лишь коротко коснемся их, чтобы показать общий ход борьбы на Средиземноморском театре. После 2 дней ожесточенных боев британский XXX корпус сумел пробить брешь шириной 6 миль во вражеских позициях, что поставило под угрозу центр коммуникаций противника. X корпус начал развивать наступление на севере, угрожая обойти противника. Одновременно он мог парировать любую вражескую контратаку силами своих 700 танков и мощной артиллерии. На юге XIII корпус связал боями танковые части Африканского Корпуса и помешал им принять участие в обороне участка прорыва.

В Африку прибыл Роммель, спешно отозванный из отпуска, чтобы заменить погибшего генерала Штумме. Когда 25 октября он принял командование войсками Оси, британская 8-я армия еще не сумела прорвать вражеский фронт. Главной трудностью стала расчистка широких проходов в минных полях, через которые могли пройти массы британских танков. Роммель сразу понял, что необходимо сосредоточить все немецкие танки на участке главного удара англичан. Теперь уже стало совершенно ясно, что этот удар наносится на севере. Однако его Танковая Армия испытывала жесточайшую нехватку топлива, и Роммель заколебался. Во время короткой остановки в Риме он узнал страшную новость, что запасов топлива хватит лишь на 3 заправки. Не лучше обстояло дело и с боеприпасами.

Прежде чем отбыть в Африку, Роммель потребовал, чтобы все имеющиеся эсминцы и подводные лодки итальянского флота были мобилизованы для доставки снабжения. Но ситуация продолжала ухудшаться. 26 октября танкер «Прозерпина», шедший с грузом бензина в Тобрук, был атакован британскими бомбардировщиками и потоплен недалеко от порта. Таким образом, Роммель не сумел использовать преимущество, предоставленное ему слишком осторожной тактикой Монтгомери. Хотя Танковая Армия, уступающая противнику в силах, упорно и отважно оборонялась, немцы были вынуждены вводить в бой свои танки мелкими группами. Чтобы перебросить к району боев с южного фланга 21-ю танковую дивизию, Роммель израсходовал почти все запасы топлива. После этого марша дивизия уже не могла вернуться назад.

Поэтому колебания Роммеля вполне понятны. Однако они не слишком затянулись. Его единственным шансом нанести поражение англичанам было использование неоднократно продемонстрированной мобильности танковых частей. 21-я танковая дивизия была отправлена на север, и ее вмешательство вынудило Монтгомери сделать паузу и перегруппировать войска перед началом нового наступления. В это время у Роммеля появились надежды, что Африканский Корпус сумеет, несмотря на все трудности, спасти положение. Но 29 октября, пишет он, «примерно в 11.30 я получил ужасное известие, что танкер «Луизиана», посланный вместо «Прозерпины», потоплен авиаторпедой. Этот удар мы уже не могли выдержать». Действительно, с этого момента уже не могло возникнуть сомнений в исходе битвы. Хотя Кессельринг организовал воздушный мост для доставки топлива с Крита, это почти не повлияло на ситуацию. Итальянский флот в ответ на просьбы Роммеля выделил для перевозки топлива 6 эсминцев, 4 подводные лодки, а также вооруженные транспорты и малые суда. Однако большинство этих кораблей разгружалось в Бенгази, слишком далеко от линии фронта.

К 3 ноября Танковая Армия почти полностью исчерпала свои запасы. Но в тот же самый день пришел безумный приказ Гитлера, который требовал от Роммеля «показать своим войскам дорогу к победе или смерти». Роммель писал:


«Несмотря на вес наши откровенные донесения, было ясно, что в ставке фюрера не понимают реального положения дел в Северной Африке. Нам могли помочь бензин, самолеты, оружие, по не приказы. Мы были почти парализованы, и в первый раз за все время Африканской кампании я не знал, что нужно делать».


Танковая Армия сделала все, что позволяли мужество и человеческие силы перед лицом колоссального превосходства противника в людях, технике и боеприпасах. Ее добила нехватка топлива и боеприпасов. Роммелю оставалось только постараться спасти те части, которые еще сохранили подвижность, то есть менее одной трети всех войск Оси. Он был вынужден бросить большую часть итальянских войск. Погибли 10 000 солдат Оси, 15 000 были ранены, 30 000 попали в плен, в том числе 9 генералов. 5 ноября Африканский Корпус покатился на запад. Однако немцы нанесли англичанам тяжелые потери. 8-я армия потеряла 13 500 солдат. Роммель потерял около 500 танков, хотя англичане потеряли не меньше. Однако Монтгомери имел возможность отремонтировать эти танки.

Тем не менее, победа при Эль-Аламейне была полной и решительной. Англичане имели гораздо большие резервы и могли восполнить потери. Немцы и итальянцы такой возможности не имели, так как их коммуникации были почти перерезаны. Хотя иногда Роммель еще огрызался, он мог лишь немного притормозить продвижение 8-й армии на запад. Остановить противника он уже не мог.

Когда Африканский Корпус начал отступление на запад с позиций под Эль-Аламейном, конвои союзников, которые должны были высадить десант в Алжире и Оране, уже вошли в Средиземное море. Верховное командование Оси не имело представления об их размерах и цели. Подводные лодки Деница, охотившиеся в Атлантике за конвоями, идущими в Англию, войсковые конвои не обнаружили. Необычная активность в Гибралтаре была приписана подготовке очередного конвоя на Мальту. Даже когда силы вторжения 5 ноября прошли Гибралтарский пролив, немцы не заподозрили их истинного назначения. Штаб германского флота был совершенно сбит с толка дезинформацией, подсунутой ему британской разведкой. О цели конвоя немцы узнали 8 ноября из передачи Би-би-си! Только вечером 8 ноября силы вторжения были в первый раз атакованы германской авиацией. 11 ноября Гитлер отдал приказ «создать плацдарм в Тунисе раньше, чем противник войдет туда из Алжира». Для этого были выделены 3 германские дивизии, в том числе 1 танковая, и 2 итальянские.

Теперь на плечи уже перегруженного обязанностями итальянского флота рухнула еще и необходимость снабжать войска в Тунисе. Такое перенапряжение сил могло закончиться лишь крахом. Однако Гитлер категорически отказывался признать необходимость стратегического отступления, что уже несколько раз приводило немцев к катастрофам. Хотя итальянский флот превзошел сам себя, доставив в Тунис до конца ноября не меньше 90 000 тонн грузов, перевез туда топливо, припасы, танки и орудия 5 дивизий (личный состав доставлялся, в основном, по воздуху), это было сделано в ущерб снабжению войск Роммеля в Триполитании.

Сначала войска Оси в Тунисе сумели остановить наступление на восток англо-американской армии генерала Андерсона, хотя им помогли проливные дожди, которые замедляли любые передвижения. Союзники не сумели захватить порт Бизерта. После этого армии Оси сумели продержаться еще 5 месяцев, прежде чем потерпели окончательное поражение. Это поражение стало неизбежным в тот момент, когда Гитлер и Муссолини решили удерживать Тунис.

Хотя стратегия противника и была форменным самоубийством, создание на пустом месте целой армии в Тунисе является огромным достижением. С декабря по март транспортные самолеты Ju-52 совершили 7371 вылет, гигантские Ме-323 совершили 424 вылета, итальянские транспортные самолеты Sm-82 совершили 151 вылет. Они благополучно доставили в Африку более 40 000 солдат и 14 000 тонн грузов. Итальянские эсминцы с ноября по апрель перевезли 51 935 солдат.

Первое время корабли и самолеты с Мальты не обращали внимания на тунисский маршрут, но вскоре это изменилось. Так как аэродромы Киренаики снова попали в руки англичан, появилась возможность провести конвой на Мальту. Он благополучно прибыл на остров 20 ноября, и это событие ознаменовало конец осады Мальты. Количество самолетов и подводных лодок, базирующихся на Мальте, было увеличено. Более того, снова появилась возможность перебросить ударное соединение из крейсеров и эсминцев. Оно снова было названо Соединением К в надежде, что удастся повторить громкие успехи знаменитой эскадры.

Еще одна группа крейсеров и эсминцев базировалась на алжирский порт Бон, находящийся совсем недалеко от маршрута следования конвоев Оси. Все это резко усложняло задачу итальянских моряков, пытавшихся наладить снабжение армий, загнанных в тунисскую мышеловку.

За период с 10 ноября и до конца месяца только 4 судна с грузами для Африканского Корпуса, который сейчас находился на границе Триполитании, прибыли в Триполи. Суда общим водоизмещением 32 000 тонн были потоплены на переходе. Получив повреждения, были вынуждены вернуться назад суда общим водоизмещением 25 000 тонн. К 3 декабря Супермарина сообщила:


«Маршрут в Триполи сейчас подвергается такой угрозе со стороны базирующихся на Мальте морских сил и самолетов, что почти не имеет смысла проводить по нему наши конвои. Только наши ВВС могут изменить положение».


Роммель был связан совершенно нереалистичной директивой Муссолини, который запретил дальнейшее отступление. Так как англичане сейчас имели огромное превосходство на суше и в воздухе, а войска Оси страдали от серьезной нехватки боеприпасов, перед Роммелем замаячил призрак катастрофы. В отчаянии он вылетел в ставку Гитлера, чтобы добиться отмены глупого приказа.

Там он прямо заявил, что, по его мнению, общая военная ситуация и наличные ресурсы делают дальнейшие попытки удержать Ливию и Тунис невозможными. Он просил фюрера отвести Танковую Армию через Тунис в Италию, пока еще это возможно. Но предложение Роммеля было категорически отвергнуто. Гитлер заявил, что Северную Африку следует удерживать в любых обстоятельствах и любой ценой, чтобы удержать Италию на своей стороне. Однако Роммель получил разрешение в крайнем случае отступить в Буэрат, где уже следовало держаться до последнего. Таким образом, командование Оси потеряло последнюю возможность избежать военной катастрофы в Северной Африке.

Расстроенный и подавленный Роммель вернулся в свой штаб. 7 декабря появились первые признаки того, что 8-я армия готовится обойти его фланг. Это вынудило Роммеля отвести итальянскую пехоту в Буэрат. Через 6 дней он отвел назад и свои моторизованные части, оставив позицию у Эль-Агейлы в последний момент. Когда отступление завершилось, в баках его танков не осталось ни капли горючего.

Роммель продолжал требовать разрешения отступить по крайней мере в Тунис. Он доказывал, что имеющиеся запасы топлива и боеприпасов не позволяют ему вести крупные бои, пусть даже и оборонительные. Итальянское и германское верховные командования дружно ему отказали. Это можно объяснить только упрямым нежеланием смотреть фактам в лицо. Начался последний этап кровавой битвы на морских коммуникациях, который длился 5 месяцев.

1 декабря конвой из 4 судов, груженных танками, боеприпасами и войсками, был обнаружен британскими самолетами-разведчиками. Транспорты сопровождали 5 эсминцев. Их координаты и курс были переданы командиру Соединения Q контр-адмиралу Харкурту в Бон. Эта эскадра состояла из крейсеров «Аурора», «Аргонот», «Сириус» и эсминцев «Квентин» и «Киберон». Командиром флагманского корабля Харкурта был капитан 1 ранга Билл Агню, который в составе Соединения К уже уничтожил один итальянский конвой год назад.

Соединение Q, используя радар и превосходство в огневой мощи, нанесло по конвою сокрушительный удар. Снова тунисские воды осветили пожары горящих кораблей. Все транспорты и 1 эсминец были потоплены в ходе короткого, но жестокого боя. Однако на сей раз на дно пошли итальянские транспорты, а не британские, пытающиеся прорваться на Мальту. Уничтожив конвой, британские крейсера и эсминцы совершенно не пострадали. Действия кораблей сопровождения оказались неэффективными. Пока шел этот бой, разыгравшийся возле мыса Бон, «Альбакор» ВСФ, вылетевший с Мальты, обнаружил к западу от Сицилии итальянский танкер «Джулиано», груженный топливом, которого так не хватало в Тунисе. Танкер получил попадание торпеды в среднюю часть корпуса и загорелся. В следующие 2 ночи кладбище

Оси на банке Керкенна пополнилось. Используй осветительные ракеты, «Альбакоры» потопили еще 4 транспорта. Итальянский миноносец «Лупо», ветеран множества боев, который остался помочь поврежденным транспортам, был перехвачен эсминцами Соединения К с Мальты и потоплен.

«Веллингтоны» и «Бофорты», вооруженные торпедами, тоже взяли свою плату с противника. Попытки пройти ночью через Сицилийский пролив слишком дорого стоили итальянцам, и они изменили тактику. Теперь они пытались проводить конвои днем под сильным истребительным прикрытием. Одновременно они поставили 2 длинных минных заграждения, прикрывая путь в Бизерту и Тунис с обеих сторон и оставив только узкий фарватер. Это устранило угрозу со стороны британских кораблей, которые не могли атаковать конвои днем, так как не имели достаточного истребительного прикрытия. Однако англичане быстро нашли ответ. Быстроходные минные заградители «Эбдиел» и «Уэлшмен», подводные лодки и самолеты поставили несколько рядов мин поперек выбранного итальянцами маршрута. В результате итальянцы не только потеряли несколько кораблей, подорвавшихся на минах, но и связали свои собственные конвои необходимостью следовать по строго определенному маршруту. Теперь англичанам не составляло никакого труда обнаруживать их.

Конвоям приходилось идти через небольшой район моря возле северо-западной оконечности Сицилии. Они должны были ночью пройти между островами Устика и Мариттимо, чтобы на рассвете войти в фарватер между минными полями. Этот район стал местом охоты для британских торпедоносцев и подводных лодок, и вскоре они собрали здесь такую же богатую добычу, как и на банке Керкенна.

В декабре итальянский флот предпринял отчаянную попытку наладить снабжение армий в Северной Африке. В море вышли транспорты общим водоизмещением 215 000 тонн — самая высокая цифра в этой кампании, — но 68000 тонн были потоплены и 15000 тонн повреждены. То есть, потери достигли 40 %. Поэтому неудивительно, что Роммель продолжал настаивать на выводе Танковой Армии из Триполитании. Но это было слишком горькой пилюлей для Муссолини. Поэтому, хотя Commando Supremo 29 декабря отменило запрет на отступление, оно разрешило отход только до линии Тархуна — Хомс. Кессельринг получил от германского Верховного Командования заверения, что снабжение германских армий в Африке все-таки будет налажено. Была обещана доставка 80000 тонн грузов в месяц, хотя в декабре в Африку прибыли только 24000 тонн.

В январе ситуация сложилась еще хуже. На помощь британской авиации пришли самолеты американской XII воздушной армии генерала Спаатса. Сначала они не могли добиться успеха из-за отсутствия опыта морской войны, но с помощью личного состава ВСФ это было довольно быстро исправлено. Вскоре американцы тоже начали топить транспорты, танкеры и корабли сопровождения.

Американцы использовали действенную, но слишком опасную тактику атак на высокой скорости с бреющего полета. Ее эффективность была доказана уже во время первой атаки, когда 20 января взорвался и затонул танкер «Сатурно».

Из 51 транспорта, отправленного в Африку в январе, 11 были потоплены подводными лодками. 4 — кораблями, 2 — минами и 7 — самолетами. Еще 7 были серьезно повреждены в ходе воздушных атак. Уровень потерь вырос до 55 %. Итальянцы мобилизовали буквально все имеющиеся мелкие суда, которые имели шанс проскользнуть сквозь блокаду. Однако подводные лодки и торпедные катера топили их артиллерией. Стаи американских самолетов с аэродромов Алжира гонялись за любым, даже самым мелким катером. Поэтому не стоит удивляться тому, что итальянцы назвали тунисский маршрут «дороги смерти». Более удивительным выглядит то, что моряки все-таки шли на смертельный риск, снова и снова испытывая судьбу на этой дороге.

Их героизм позволил в течение зимы доставить в Тунис достаточное количество припасов. Армии Оси сумели сдержать наступление превосходящих сил генерала Эйзенхауэра, пока лили зимние дожди. Но для Танковой Армии Роммеля уже почти ничего сделать было нельзя. Только тактический гений Лиса Пустыни позволил ему до середины февраля удерживать Триполитанию, после чего он отошел на линию Марет. Это был конец Танковой Армии как отдельного соединения. После перегруппировки сил бывший Африканский Корпус вместе с итальянскими частями образовал итальянскую 1-ю армию под командованием генерала Мессе. Эта новая армия и германская 5-я армия генерала фон Арнима, которая обороняла западную границу Туниса, были сведены в Группу Армий «Африка» под командованием фельдмаршала Роммеля. 9 марта в ответ на многочисленные просьбы итальянцев, которые потеряли веру в Роммеля, Гитлер отозвал его и заменил фон Арнимом.

На последней неделе марта британская 8-я армия сумела прорвать линию Марет и возобновила наступление вглубь Туниса, пока не застряла в гористом районе возле Анфидавилля в конце апреля. Здесь ей было приказано дожидаться, пока армии союзников не прорвут фронт на западе.

Тем временем авиация союзников продолжала уничтожение итальянских военного и торгового флотов. В начале 1943 года итальянцы испытали временное облегчение, когда им были переданы бывшие суда Виши общим водоизмещением 120 000 тонн. Но в марте союзники уже имели достаточное количество четырехмоторных бомбардировщиков, что позволило им начать дневные массированные бомбардировки итальянских портов. Во время налета 22 «Летающих Крепостей» на Палермо были потоплены 4 транспорта. Один из них взорвался и уничтожил еще 2 транспорта прямо у пирса Санта-Лючия. Во время другого налета 84 «Крепости» атаковали последние 2 итальянских тяжелых крейсера «Триесте» и «Гориция» в гавани Ла-Маддалены на Сардинии. «Триесте» был потоплен, а «Гориция» выведен из строя до конца войны. В феврале в Тунис были отправлены 34 транспорта, но лишь 20 дошли до цели. В марте из 44 отправленных судов 23 были потоплены или тяжело повреждены.

В это время фон Арним был вынужден сообщить фюреру, что его положение безнадежно, так как кончаются продовольствие и боеприпасы. Даже Кессельринг, всегда поддерживавший Гитлера, был вынужден заявить, что удержать Тунис невозможно. Он посоветовал начать хотя бы частичную эвакуацию. Гитлер снова резко отверг эти предложения. Он требовал, чтобы армия продолжала сражаться до последнего человека. На встрече с Муссолини в начале апреля он сумел внушить своему партнеру по Оси эту далекую от реальности идею. Последний шанс уменьшить размеры грядущей катастрофы был потерян.

Зато итальянский флот и Commando Supremo уже прекрасно поняли безнадежность борьбы и бесполезность дальнейших жертв. Чтобы сломить их нежелание напрасно терять людей и корабли, Кессельринг обратился к Муссолини, чтобы тот приказал возобновить походы в Африку. Для доставки личного состава и припасов следовало использовать все эсминцы, торпедные катера и транспорты. Итальянский флот смирился с неизбежным, и побоище возобновилось. В апреле потери выросли до 60 %.

Задолго до того, как окончание сезона дождей позволило армиям союзников возобновить наступление и захватить Тунис, войска Оси сидели на голодном пайке. Нехватка топлива приковывала их к месту. К концу апреля они были полностью отрезаны от Европы. Даже доставка грузов по воздуху прекратилась, так как американские истребители перехватили большую группу Ju-52 и либо сбили их, либо вынудили пилотов совершить аварийную посадку.

Однако торговые суда с твердокаменным упрямством и фаталистической покорностью судьбе продолжали свои безнадежные попытки пойти Сицилийским проливом. Ночью 3 мая эсминцы «Нубиэн», «Петард» и «Паладин», вышедшие с Мальты, перехватили в районе мыса Бон большое судно водоизмещением 8000 тонн в сопровождении миноносца «Персео». Оба были потоплены. Транспорт взорвался со страшным грохотом, так как вез снаряды, бомбы и мины. Этот взрыв можно считать окончанием битвы за Средиземное море.

7 мая сухопутный фронт войск Оси рухнул практически повсюду. Германский командующий морскими силами в Тунисе сообщил, что больше не может принимать транспорты. Однако Гитлер и Дениц по-прежнему требовали направлять в Африку все оставшиеся корабли, Этим вечером 3 германских транспорта вышли к мысу Бон и даже сумели пересечь Сицилийский пролив — только для того, чтобы обнаружить, что союзники уже захватили порт, в котором им следовало разгружаться. Они бесцельно слонялись вдоль побережья Туниса, пока не были атакованы тучей самолетов союзников. После этого транспорты выбросились на берег и были разнесены на куски бомбами.

К этому времени Группа Армий «Африка» была загнана на полуостров возле мыса Бон. Путь спасения по морю был отрезан, так как после 3 лет тяжелых боев союзники прочно захватили господство на море в свои руки. Для британских эсминцев, патрулирующих возле побережья, началась операция «Ретрибьюшн» (Retribution — возмездие.). Адмирал Каннингхэм отдал приказ в стиле добрых старых времен: «Топите, жгите, уничтожайте. Никто не должен уйти». Попытался мало кто. Небольшая кучка катеров, парусных и гребных лодок и даже спасательных плотов все-таки вышла в море. Экипажи эсминцев ехидно назвали это «регатой Келибия». На море в плен попали всего около 1000 человек. Зато на суше сдались более 250 000 человек. Последнее сопротивление прекратилось 12 мая.

Ожесточенные бои вдоль северного побережья Средиземного моря продолжались еще примерно год. Шли бои в Италии, на Балканах, на юге Франции. В Эгейском море германская авиация еще довольно долго сохраняла господство в небе. Но после того, как в руки союзников перешло все побережье Северной Африки, для их кораблей снова открылся сквозной проход через все Средиземное море. Германские подводные лодки продолжали действовать в этих водах, но их количество постоянно сокращалось, и они превратились из серьезной угрозы в досадную помеху. Время от времени Люфтваффе напоминали о себе, мешая союзникам перевозить по морю войска туда, куда требовалось. Но и в этом случае союзники не теряли даже локального господства на море.

Таким образом, можно сказать, что, хотя бои на этом театре еще продолжались, битва за Средиземное море завершилась, когда войска Оси 12 мая 1943 года сложили оружие в Тунисе.


ПРЕДИСЛОВИЕ


К началу Второй Мировой войны «Суордфиш» был стандартным британским торпедоносцем-корректировщиком-разведчиком (TSR). При сравнении его с любым из иностранных торпедоносцев того периода видно, что «Суордфиш» устарел. Он имел скорость 125 узлов, дальность полета 450 миль и мог нести 1200-фн торпеду. Американский TBD-1 «Доунтлесс» имел скорость 200 узлов, дальность полета 985 миль, мог нести 1000-фн торпеду. Японский B5N-2 «Кейт» имел скорость 235 узлов, дальность полета 1400 миль, мог нести 1764-фн торпеду. Даже преемник «Суордфиша» «Альбакор» (155 узлов, 630 миль) настолько уступал своим современникам, что Королевскому Флоту пришлось в конце войны вооружать свои авианосцы американскими самолетами. В межвоенный период мало что было сделано, чтобы повысить эффективность авиаторпед. Однако был создан новый магнитный взрыватель, который действовал как при прямом попадании, так и при прохождении торпеды под днищем корабля. Как мы увидим, он сыграл важную роль в описываемых событиях.

В 1937 году Адмиралтейство, благодаря решительности Первого Морского Лорда адмирала сэра Эрнла Четфидда (бывший командир линейного крейсера «Лайон», позднее адмирал флота, лорд), восстановило административный и оперативный контроль над морской авиацией — Fleet Air Arm, Воздушными Силами Флота. Это была долгая, трудная и временами жестокая борьба. Победа оказалась в каком-то смысле пирровой. На пороге стояла новая мировая война и совершенно не осталось времени, чтобы исправить результаты совместного 20-летнего управления. К счастью, в 1936 году агрессивное поведение Германии убедило британское правительство в необходимости ответной реакции. Был дан приказ заложить 2 авианосца типа «Илластриес» (см. приложение 5), а на следующий год были заказаны еще 2 таких же корабля. В 1938 и 1939 годах в кораблестроительные программы были включены по 1 авианосцу улучшенного типа «Илластриес». В результате к началу войны в постройке находились 6 таких кораблей. «Илластриес» был спущен 5 апреля 1939 года, «Формидебл» — 17 августа, а «Викториес» — 14 сентября, через 10 дней после начала Второй Мировой войны.

Когда в сентябре 1938 года Гитлер вторгся в Чехословакию, это привело к мобилизации Королевского Флота. Та его часть, которая базировалась на Мальту, была переведена на базу военного времени в Александрию. Там главнокомандующий, адмирал сэр Дадли Паунд, начал подготовку к атаке итальянского флота — на случай, если начнется война, и Муссолини решит поддержать своего партнера по Оси. В это время Средиземноморский флот имел 1 авианосец «Глориес», имевший на борту по 1 эскадрилье истребителей «Нимрод» и «Оспрей» и 3 эскадрильи «Суордфиш» по 12 самолетов каждая. Командир авианосца капитан 1 ранга А.Л. Сент-Дж. Листер постоянными тренировками превратил эти эскадрильи в эффективное оружие. Листер, с которым мы еще встретимся, был специалистом-артиллеристом, однако он угадал большое будущее морской авиации. Еще больше он уверился в этом, командуя авианосцем. Весьма едкий по характеру, он умел вселить уверенность в подчиненных, чьи проблемы принимал близко к сердцу. Адмирал Паунд принял командование Средиземноморским флотом

в 1935 году во время Абиссинского кризиса. Тогда же начал разрабатываться план использования самолетов ВСФ для атаки итальянских кораблей в гавани Таранто. Капитан 1 ранга Листер обнаружил копию этого плана в секретных бумагах «Глориеса», когда принял командование. Поэтому он совершенно не удивился, когда адмирал Паунд прислал приказ подготовиться к исполнению плана. После совещания со своим командиром летной боевой части и командиром авиагруппы Листер смог сообщить главнокомандующему, что, несмотря на выросшую мощь итальянской авиации, он уверен в том, что сможет нанести противнику сокрушительный удар, если будет достигнута внезапность. На фоне общего скептического отношения старших морских офицеров к возможностям ВСФ приведение этого плана в действие весьма примечательно. Это показывает, что некоторые дальновидные офицеры угадали потенциальную ударную мощь самолета и его способность использовать уязвимость кораблей для торпедной атаки. Как ядовито заметил один американский адмирал, сравнивая возможности бомбовых и торпедных ударов по кораблям: «Гораздо более эффективно позволить воде вливаться через днище, чем воздуху — через надстройки».

В любом случае, Мюнхенский кризис завершился, Англия и Франция выиграли время ценой независимости Чехословакии. План атаки итальянской военно-морской базы в Таранто был засунут обратно в сейф, где и оставался, пока события не потребовали достать его снова.


ГЛАВА 1

СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ 1939–1940 ГОДА


В сентябре 1939 года вторжение Гитлера в Польшу, независимость которой гарантировали Британия и Франция, сделало войну с Германией неизбежной. Однако Муссолини, несмотря на всю свою браваду и воинственные заявления, выбрал нейтралитет. Это родило надежду у некоторых дипломатов, что он предпочтет трезвое поведение погоне за славой. В начале войны британский Средиземноморский флот состоял из 3 линкоров, 1 авианосца, 3 тяжелых и 3 легких крейсеров, 1 крейсера ПВО, 26 эсминцев, 4 эскортных кораблей, 10 подводных лодок и 4 тральщиков. Но нейтралитет Италии привел к тому, что его начали растаскивать по кусочкам на другие театры.

Успешное наступление Гитлера во Франции привело к тому, что позиция Италии начала становиться все более угрожающей. Стало необходимым снова усилить флот, чтобы нейтрализовать итальянский флот и обеспечить контроль над Восточным Средиземноморьем. Ситуация резко ухудшилась, когда 10 июня Муссолини объявил пойму. Через 11 дней Франция подписала перемирие с державами Оси. Французский флот перестал обеспечивать безопасность западной части Средиземного моря.

Поэтому англичанам пришлось спешно создавать в Гибралтаре новую эскадру — Соединение Н, чтобы выполнять эту задачу. Более того, в первые месяцы войны Британия потеряла 2 из 6 авианосцев, а из уцелевших 4 только 1 — «Арк Ройял» — был современным. Тяжесть ситуации слабо облегчало то, что новые авианосцы должны были вскоре вступить в строй.

После вступления в войну Италии Адмиралтейству пришлось изменить дислокацию флота. Авианосец «Игл» был передан Средиземноморскому флоту, которым с мая 1940 года командовал грозный скотт и великолепный командир адмирал сэр Эндрю Каннингхэм. Хотя итальянский флот не имел авианосцев, положение страны в центре Средиземного моря позволяло ему действовать под прикрытием базовой авиации. А у адмирала Каннингхэма против воздушных армад противника имелись всего 18 «Суордфишей» «Игла». К ним позднее присоединились 3 истребителя «Гладиатор», хотя не нашлось пилотов, чтобы летать на них. За штурвал одного из них сел командир боевой летной части «Игла» капитан 2 ранга К.Л. Кейли-Пич, он же обучил 2 пилотов торпедоносцев летать на истребителях. Эти 3 добровольца и противостояли всей Реджиа Аэронаутика до прибытия «Илластриеса». В это время нельзя было рассчитывать на серьезную помощь авиации с Мальты. Ведь до войны все стратеги дружно списали остров, как незащитимый. Политика изменилась буквально без пяти двенадцать, но это было уже поздно для Средиземноморского флота.

9 апреля 1940 года дуче известил начальников штабов итальянских вооруженных сил, что собирается вступить в войну на стороне Германии, когда сочтет момент благоприятным. Начальником Морского Генерального Штаба был адмирал Доменико Каваньяри, который также занимал пост государственного секретаря по делам флота. Он не был слишком способным и усердным работником и оказался не в состоянии усидеть сразу на двух стульях. К несчастью для него, политику определяло Верховное

Командование, в котором тон задавали Муссолини и армейские офицеры, ничего не понимавшие в морской войне. Каваньяри послал Муссолини длинный меморандум. Ом отмечал трудности, которые возникнут из-за неудачного географического положения страны, и невозможность предпринять хоть какие-то внезапные действия, так как война уже идет. Каваньяри предсказал, что Англия и Франция укрепятся на противоположных концах Средиземного моря и будут ждать, пока Италия истощит спои силы. Они могут, впрочем, принять и более агрессивную стратегию, которая приведет к столкновению флотов, в котором обе стороны понесут большие потери. Если противник выберет первый вариант поведения, итальянские корабли вряд ли смогут предпринять какие-либо агрессивные действия. Что касается подводных сил, то не следует ждать от них больших успехов, так как любое судоходство по Средиземному морю практически прекратится. Вторая альтернатива приведет к тому, что союзники cмогут восполнить свои потери в кораблях даже с избытком, тогда как Италия не сможет. Ее флот поэтому будет вынужден занять оборонительную позицию, что не позволит решить ни одну из стратегических задач, которые могли бы привести к поражению морских сил противника. Это привело Каваньяри к заключению, что вступление в войну вообще нежелательно. Но если это случится, флот будет придерживаться оборонительной стратегии.

Он указал причины, которые помешают итальянскому флоту действовать иначе: а) нехватка самолетов-разведчиков и трудность налаживания сотрудничества с ВВС; б) плохое состояние ПВО военно-морских баз. Каваньяри завершил свой меморандум такими мрачными словами: «Какой бы характер ни приняла морская война, потери нашего флота будут значительными. Последующие мирные переговоры Италия завершит не только без всяких территориальных приобретений, но потеряв флот и, возможно, авиацию». Как и британское Адмиралтейство

в Лондоне, итальянское Верховное Морское Командование имело хорошо оборудованный Оперативный Центр в здании министерства ВМФ, известный как Супермарина. Вход туда был разрешен только по специальным пропускам. Он был связан со всеми штабами флота в Италии и на Сицилии специальной сетью связи, которая работала круглые сутки и была способна пропускать большое количество входящих и исходящих депеш. На больших картах были показаны места всех итальянских кораблей и торговых судов, обнаруженные корабли противника и предполагаемые точки их нахождения, определенные поданным радиоперехвата и пеленгования. Как и германский флот, Королевский Итальянский Флот начал войну, имея большое преимущество. Он мог дешифровать британские радиограммы. Учитывая слабую работу авиаразведки, часто о действиях британских судов приходилось судить только на основании этих данных.

В июне 1940 года итальянский флот состоял из 2 модернизированных линкоров «Джулио Чезаре» и «Конте ди Кавур» (10–12.6" орудий), 7 тяжелых и 12 легких крейсеров, 61 эсминца и миноносца, 105 подводных лодок, а также минных заградителей, патрульных судов, торпедных катеров и всего прочего. Еще 2 старых линкора — «Кайо Дуилио» и «Андреа Дориа» — проходили модернизацию, и достраивались 2 новых. Италия имела соглашение со своим партнером по Оси — Германией, что флот каждой страны имеет полную свободу действий на своем театре. Муссолини после своего объявления войны отдал директиву о «наступательных действиях на всем Средиземноморском театре и за его пределами». Однако адмирал Каваньяри придерживался своей оборонительной стратегии. Он решил запереть Ионическое и Тирренское моря для вражеских сил и обеспечить важнейшие линии снабжения между Италией, Ливией и Додеканезскими островами в Эгейском море. В то же время он предусмотрел набеги быстроходных кораблей на французские линии снабжения, ведущие в Северную Африку, и минирование вражеских портов. Пока Франция не прекратила сопротивление 22 июня, объединенный англо-французский флот на Средиземном море превосходил итальянский во всех классах кораблей, кроме эсминцев и подводных лодок. Но после капитуляции Франции некоторые задачи, поставленные Каваньяри, отпали. Тем не менее, общая политика не изменилась, хотя активность итальянского флота значительно усилилась, особенно увеличилось количество конвоев, идущих в Ливию.

Хотя армия сначала заявила, что имеет в Ливии все необходимое на 6 месяцев войны, как только начались бои, хлынули требования самых разных припасов и техники. Эти конвои обычно имели сильный эскорт из эсминцев и соединение прикрытия из линкоров и крейсеров. В июле, во время одной из таких операций, произошло столкновение с британским Средиземноморским флотом под командованием адмирала Каннингхэма. В ходе боя 15" снаряд с «Уорспайта» попал в линкор «Джулио Чезаре», на котором держал флаг адмирал Иниго Кампиони, главнокомандующий итальянским флотом, и причинил ему серьезные повреждения. После этого Кампиони прекратил бой и вернулся в порт, пользуясь превосходством в скорости. Он утверждал, что не получил никакой помощи от Реджиа Аэронаутика. Разведка оказалась неэффективной, результаты налета бомбардировщиков на британский флот были нулевыми. Это оказалось страшным разочарованием, так как англичане не имели истребительного прикрытия. А вдобавок ко всему собственные самолеты атаковали итальянский флот, несмотря на отчаянные попытки кораблей показать свою принадлежность. Эти операции отражены в официальной итальянской истории войны. Особенно угнетало Супермарину наличие у англичан авианосца, который «не только позволял им отбивать налеты наших самолетов, но позволял противнику проводить атаки самолетов-торпедоносцев. Они были сорваны маневрированием кораблей, однако полностью разрушили строй и задержали восстановление управления командующим».

Новый удар моральный дух итальянцев получил через 10 дней. 19 июля легкий крейсер «Сидней» и дивизион эсминцев встретили 2 легких крейсера — «Джиованни делле Банде Нере» под флагом вице-адмирала Ф. Касарди и «Бартоломее Коллеони». Последний был потоплен после жаркого боя, в котором англичане получили только 1 попадание — в трубу «Сиднея». Адмирал Касарди был захвачен врасплох, так как ожидал, что его предупредят самолеты-разведчики с Додеканезских островов. Сам он не собирался катапультировать корабельные гидросамолеты для осмотра района впереди по курсу крейсеров. Но базовые самолеты так и не появились. Капитан 1 ранга Новаро, командир «Коллеони», был спасен, но умер в госпитале Александрии от серьезных ранений. Там он и был похоронен с воинскими почестями.

2 августа итальянский флот усилился, получив 2 новых линкора — «Витторио Венето» и «Литторио» (9 — 15" орудий), которые имели большую дальность стрельбы, чем любой британский линкор, кроме модернизированных «Уорспайта» и «Вэлианта». Итальянские линкоры также были значительно быстроходнее. В конце августа завершилась модернизация «Кайо Дуилио», поэтому 31 августа адмирал Кампиони вывел свой флот в море. Он состоял из 2 новых и 3 модернизированных линкоров, 10 крейсеров и 34 эсминцев. Его целью был перехват британского соединения, состоящего из 2 линкоров, авианосца «Игл», 5 легких крейсеров и 9 эсминцев. Британская эскадра прикрывала конвой, идущий из Александрии на Мальту. Одновременно она должна была встретить долгожданное подкрепление из Англии — авианосец «Илластриес» и линкор «Вэлиант». Оба флота сближались, пока в сумерках 31 августа не оказались на расстоянии 90 миль друг от друга. Адмирал Каннингхэм решил отложить бой до наступления следующего дня. Однако, к его изумлению, ночью Кампиони повернул назад и вернулся в Таранто. Капитан 2 ранга Брагадин объясняет это сильным штормом, который разразился ночью. Он помешал самолетам-разведчикам получить хоть какую-то информацию о положении британских сил. Кроме того, шторм затруднил действия эсминцев, на которых кончалось топливо. В результате в полночь 1 сентября Супермарина приказала всем кораблям возвращаться в базы.

Только что введенный в строй авианосец «Илластриес» был ценным усилением флота адмирала Каннингхэма. Им командовал капитан 1 ранга Деннис Бойд, очень опытный офицер, получивший Крест за выдающиеся заслуги после Ютландского боя, когда он служил в чине лейтенанта на легком крейсере «Фиэрлесс». Хотя он был специалистом по торпедам, Бойд все время интересовался авиацией. Еще зеленым офицером он частным образом научился летать. Человек среднего роста, Бойд обладал большим физическим и духовным мужеством и быстро завоевал полную преданность команды корабля. «Илластриес» был новейшим авианосцем с бронированной полетной палубой. В состав его авиагруппы входили 12 истребителей, из которых 4 были новейшими «Фулмарами», вооруженными 8 пулеметами. Ударную мощь авианосца составляли 2 эскадрильи «Суордфишей» по 12 самолетов каждая. Однако, несмотря на усиление авианосного флота, адмирал Каннингхэм продолжал считать положение с авиацией неудовлетворительным. Он писал: «Летающие лодки, действующие с Мальты и из Александрии, слишком тихоходны и уязвимы. Зато итальянцы знают все о наших передвижениях». «Илластриес» прибыл в Гибралтар 29 августа и на следующий день вышел в море, чтобы встретиться с флотом Каннингхэма южнее Мальты. На нем был поднят флаг контр-адмирала А. Сент-Дж. Листера, бывшего командира «Глориеса», который теперь был назначен командующим авианосными силами Средиземноморского флота. Ничего неожиданного в том, что, получив этот пост, Листер сразу приказал своему штабу заново изучить план атаки итальянского флота в Таранто, который он составил 2 года назад. Когда корабль прибыл в Александрию, Листер освежил в памяти некоторые детали и был готов обсудить эту операцию с главнокомандующим.

13 сентября маршал Грациани, главнокомандующий итальянскими войсками в Северной Африке, начал наступление с целью захвата Египта. Поэтому британский флот оказался занят поддержкой армии. Однако, ко всеобщему изумлению, достигнув Сиди Баррани, маршал приказал остановиться и начать окапываться. Королевский Флот, освободившись от тяжелой обузы, смог уделить внимание прочим насущным нуждам, в том числе — атаке главной итальянской базы. Для проведения этой атаки было совершенно необходимо провести детальную разведку базы и выяснить, какими оборонительными сооружениями она располагает. Через неделю после прихода «Илластриеса» на Мальту прилетели 3 американских самолета «Мэриленд». Теперь они начали выполнять разведывательные полеты вместо летающих лодок «Сандерленд». Эти самолеты были в свое время заказаны Францией в США как дальние бомбардировщики-разведчики. Они уже были упакованы, когда Франция пала. К счастью, их переадресовали в Англию. Там они были переданы КВВС, которые пришли в восторг, так как не имели ничего подобного. Но Военный кабинет решил, что нужды адмирала Каннингхэма имеют более высокий приоритет, и первые 3 собранных самолета полетели на Мальту. Это было 431-е звено стратегической разведки. Испытательные полеты проводились в ночное время из-за угрозы вражеской авиации. Командиром звена был майор авиации Э.А. Уители, опытный и способный пилот. Он обладал изобретательностью и отвагой, которые требовались для выполнения его задачи. Прибыв в Луку, на один из мальтийских аэродромов, он немедленно начал фотографирование итальянских и сицилийских порты от Неаполя на севере до Бриндизи на востоке. Кроме того, он держал под наблюдением итальянские судоходные маршруты между Италией и портами Северной Африки, а также Ионическое море. А вдобавок Уители приказал ежедневно досматривать военно-морские базы, в том числе Таранто.

Искусство чтения фотографий развилось только к концу Второй Мировой войны, но перед тем, как «Илластриес» прибыл на Средиземное море, Ближневосточное Командование КВВС создало в Каире такое подразделение. Поэтому фотографии, сделанные «Мэрилендами», приходилось для изучения перебрасывать по воздуху туда. Помощник начальника авиационного отдела штаба адмирала Листера лейтенант Дэвид Поллок получил разрешение пройти 5-дневный курс обучения в этом подразделении, когда корабль в первый раз пришел в Александрию. В мирное время он был адвокатом, а его любимым хобби был яхтенный спорт. Эта комбинация великолепно подходила для занятия, к которому его сейчас приставили. Он обзавелся стереоскопом, с помощью которого из 2 снимков района создавал трехмерное изображение. Учитывая расположение теней, это позволяло наблюдателю замечать то, что на обычных фотографиях оставалось скрытым. Знания, приобретенные им за короткое время, оказались поистине бесценными.

В конце сентября адмирал Кампиони получил еще одну благоприятную возможность навязать бой британскому флоту. Соединение из 2 модернизированных линкоров «Уорспайт» и «Вэлиант» вместе с авианосцем «Илластриес» снова пошло в центральное Средиземноморье, чтобы провести войсковой конвой на Мальту. Соединение было замечено возле Сиди Баррани, и адмирал Кампиони вышел на перехват, имея с собой 4 линкора, в том числе «Витторио Венето» и «Литторио». Однако авиаразведка не смогла обнаружить британскую эскадру до полудня 1 октября, когда она уже возвращалась в Александрию. Самолеты с авианосца заметили итальянские корабли в 120 милях на севере, но главной задачей британского соединения на этот раз было обеспечение проводки конвоя. Поэтому оно не стало искать встречи с итальянцами, а повернуло в базу. Вскоре англичане повторили эту операцию, но на сей раз итальянцы выслали в море только небольшую группу эсминцев, чтобы ночью атаковать англичан торпедами. Они налетели на легкий крейсер «Аякс», который потопил 3 эсминца и повредил четвертый, получив 7 попаданий мелкими снарядами, ни одно из которых не причинило серьезного вреда.

Хотя за первые 5 месяцев войны с Италией британский Средиземноморский флот или его отдельные эскадры 16 раз выходили в центральную часть Средиземного моря, произошло только 1 столкновение с итальянским флотом. Однако оборонительная стратегия, принятая итальянцами, позволила им установить свое господство в водах вокруг Мальты. Это не только затруднило доставку снабжения на осажденный остров, но и помешало британским силам воспрепятствовать движению итальянских конвоев в Северную Африку. Итальянская армия получала все, что она требовала, но… Логичным следствием этой политики было укрепление духа британского флота. Вскоре англичане уже просто рвались в бой и желали разрешить все свои нелегкие проблемы одним мощным ударом по итальянскому флоту, стоящему в сильно укрепленной базе Таранто.


ГЛАВА 2

ОПЕРАЦИЯ МВ.8 — ПРЕЛЮДИЯ К «ДЖАДЖМЕНТУ»


Битва за Средиземное море. Взгляд победителей


Дожидаясь благоприятного случая, летчики обоих авианосцев — «Илластриеса» и «Игла» — продолжали усиленные тренировки, включая ночные полеты. Они готовились к опасному предприятию. К середине октября Листер смог сообщить главнокомандующему, что они достаточно подготовлены. Было решено для атаки выбрать день Трафальгарской битвы — 21 октября. Однако авария на борту «Илластриеса» вызвала задержку.

В корабельном ангаре на «Суордфишах» устанавливали подвесные баки, которые значительно увеличивали дальность полета. Как уже упоминалось, радиус действия самолета равнялся 450 милям, что было недостаточно, если авианосец собирался поднимать самолеты на таком расстоянии, чтобы самому остаться незамеченным. В результате на сиденье наблюдателя нужно было установить с помощью металлических растяжек 60-галлонный бак. Это означало, что стрелка приходилось оставить на корабле. Бак сильно стеснял действия наблюдателя и грозил облить его бензином из лопнувшего трубопровода, так как самолет на взлете сильно трясло.

Один из людей, занимавшихся установкой баков, поскользнулся и упал. При этом он отверткой замкнул электрические клеммы в кабине самолета. Проскочившая искра воспламенила бензин, капавший из плохо осушенного бака. Вспыхнул огонь, который сразу охватил самолет. Пожарные партии бросились в бой, были включены спринклеры системы орошения, и через несколько минут пламя погасло. Однако пустячный на первый взгляд инцидент имел серьезные последствия. 2 «Суордфиша» были уничтожены, а еще 5 были попорчены соленой водой при тушении пожара. Стало ясно, что даже при круглосуточной работе не удастся собрать 2 полные эскадрильи «Суордфишей».

Как знает любой опытный командир, неожиданности могут сорвать любую операцию. Вдобавок к уже описанной неприятности перед адмиралом Каннингхэмом встала и более серьезная. 28 октября Италия предъявила ультиматум Греции. Его условия были отвергнуты, и Греция обратилась к Великобритании за помощью. Были приняты срочные шаги, чтобы ответить на этот призыв. Адмиралу Каннингхэму приказали создать базу для заправки кораблей и самолетов в бухте Суда на Крите. Там можно было собирать войска и припасы и переправлять их на материк в Пирей. Итальянцы попытались этому помешать, но не преуспели. Однако их вмешательство еще более осложнило положение Средиземноморского флота, вынужденного решать одновременно множество задач. Требовалось провести конвой на Мальту и встретить обратный. Нужно было обеспечить проход через Средиземное море подкреплений — 1 линкора, 2 крейсеров и 3 эсминцев, которые должны были высадить на Мальте войска.

Разведывательный полет над гаванью Таранто 27 октября показал, что главные силы итальянского флота находятся там. Это были: 5 линкоров, 3 тяжелых и 6 легких крейсеров и множество эсминцев. Находясь в этом месте, итальянский флот мог помешать операции, которую начинали британские силы (MB.8). Гений адмирала Каннингхэма подсказал ему, что финальной фазой этой сложной операции должна стать атака итальянского флота в Таранто. Лунное освещение было благоприятным в период с 11 по 19 ноября. Можно было предположить, что повышенная активность англичан в центре Средиземного моря заставит итальянцев выйти в море, чтобы сразиться с врагом, который осмелился вторгнуться в итальянскую вотчину. Однако, как мы увидим, интуиция не подвела британского главнокомандующего, и кодовое название этой части общей операции — «Джаджмент» — оказалось исключительно удачным. (Judgement — приговор, наказание, кара, рассудительность).

Перед тем, как флот вышел в море, чтобы начать выполнять операцию MB.8, случилось еще одно непредвиденное событие, которое внесло свои поправки в разработанные планы атаки Таранто. На старом авианосце «Игл» (22 года) произошла серьезная авария в системе подачи бензина. Она стала результатом атак бомбардировщиков и множества близких разрывов в июльских операциях. Исправить неполадки можно было только во время серьезного ремонта в доке, поэтому не могло быть и речи о его участии и операции. Было принято решение перенести с него 5 «Суордфишей» и 8 экипажей на «Илластриес», чтобы увеличить его ударные силы до 24 самолетов. Это было на 6 самолетов меньше, чем планировалось, однако, как мы увидим позднее, и это количество сократилось после несчастного случая.

Тем временем контр-адмирал Листер отправил лейтенанта Поллока на самолете «Суордфиш» в Каир, чтобы забрать последние сообщения разведки о положении в итальянской военно-морской базе. Имелась серия великолепных фотографий, показывающих всю базу. На них можно было видеть стоящие линкоры, крейсера и эсминцы, позиции береговых батарей, установленные заграждения. Однако сначала офицера поставили в тупик маленькие белые пятнышки на снимке, которые, совершенно очевидно, не были дефектами фотографии. Вместе с экспертом КВВС, капитаном авиации Джоном Джонсом, Поллок рассматривал снимки и так, и этак. Наконец, его осенило. А не являются ли эти пятнышки аэростатами заграждения, подобными тем, что использовала ПВО Лондона? При планировании операции «Джаджмент» подобные заграждения не учитывались. Следовало немедленно пересмотреть план атаки, если его предположение верно. Прежде всего нужно было известить контр-адмирала Листера и главнокомандующего, однако КВВС отнюдь не собирались расставаться С фотографиями. Поллок был не тем человеком, которого можно было смутить. Улучив момент, когда его никто не видел, он «одолжил» снимки на 24 часа, надеясь, что их никто не хватится. Вернувшись в Александрию, он показал снимки начальнику штаба Каннингхэма контр-адмиралу Уиллису (позднее адмиралу флота сэру Элджернону Уиллису). Тот согласился с его предположением. Поллок вернулся на «Илластриес», чтобы скопировать снимки, а на следующий день снова прилетел в Каир и сунул похищенные снимки обратно в пакет. Потребовав официальной передачи важной информации главнокомандующему, он вернулся на свой корабль дожидаться развития событий. Пока официальные бумаги циркулировали в недрах штабов, пересмотренный план атаки был уже представлен на утверждение Каннингхэму до выхода флота из гавани.

О размахе операции МВ.8 можно судить по тому факту, что в ней участвовали 6 отдельных соединений, насчитывающих 5 линкоров, 2 авианосца, 10 крейсеров, 30 эсминцев и 3 траулера. Вторым авианосцем был «Арк Ройял» из состава Соединения Н под командованием вице-адмирала сэра Джеймса Сомервилла, базирующегося на Гибралтар. Однако «Арк Ройял» не мог участвовать в атаке Таранто, так как он должен был обеспечить воздушное прикрытие кораблей, идущих из западной части Средиземного моря.

Требовалось прикрыть 4 конвоя. MW.3 из 5 торговых судов шел из Александрии на Мальту. К нему присоединились 3 судна с орудиями и боеприпасами для оборудования базы в бухте Суда. Второй конвой AN.6 из 3 судов с бензином и другим топливом шел из Египта в Грецию. Третий конвой МЕ.3 состоял из 4 пустых судов, возвращающихся с Мальты в Египет. Четвертый конвой тоже состоял из пустых судов, идущих из Греции и Турции в Александрию. В ходе операции линкор «Барэм» и крейсера «Бервик» и «Глазго» вышли из Гибралтара вместе с Соединением Н, чтобы встретиться с флотом Каннингхэма южнее Мальты. Это были затребованные им подкрепления.

Операция должна была начаться 4 ноября с выходом конвоя AN.6 из Александрии. На следующий день выходил конвой на Мальту MW.3 и догонял AN.6 у южного входа в пролив Касо. Вместе они выходили в точку к северу от Крита, где отделялись 2 судна, направляющиеся в бухту Суда. Отсюда, из точки в 40 милях на S от мыса Матапан конвои шли по назначению. Адмирал Каннингхэм на линкоре «Уорспайт» вместе с линкорами «Вэлиант», «Малайя», «Рэмиллис», авианосцем «Илластриес», крейсерами «Глостер», «Йорк» и эсминцами сопровождения покинул Александрию 6 ноября в 13.00 и шел на запад. К полудню 8 ноября флот оказался на полпути между Критом и Мальтой. В этот момент в 10 милях южнее был замечен конвой MW.3. Флот занял позицию севернее, чтобы перехватить любые итальянские корабли, которые попытаются атаковать конвой. В 12.30 MW.3 был замечен итальянским самолетом-разведчиком, которого отогнали истребители «Илластриеса». Флот подошел на расстояние 180 миль к Сицилии, и в любую минуту можно было ожидать воздушных атак. В 15.20 появился еще один воздушный разведчик, но тоже был отогнан бдительными истребителями. Примерно через час появились 7 бомбардировщиков S.79. Их атаковали 3 истребителя «Фулмар», которые сбили 2 бомбардировщика. Однако остальные 5 бомбардировщиков сбросили бомбы и улетели. 9 ноября в 9.00 линкор «Рэмиллис» отделился вместе с 3 эсминцами, чтобы провести конвой на Мальту. Остальной флот продолжал занимать позицию в 100 милях к юго-востоку от острова. Крейсерам было приказано совершить поиск в северном направлении и попытаться найти противника, так как облачность была слишком плотной, чтобы полагаться на самолеты. До заката вражеские самолеты 4 раза появлялись вблизи флота, и в 16.04 «Фулмар» сбил самолет Cant.506. Теперь итальянцы знали о присутствии британских сил восточнее и западнее Мальты и пытались составить картину происходящего. 9 ноября, как говорит капитан 2 ранга Брагадин, «стало ясно, что гибралтарское соединение изменило курс, выполняя ставшую для англичан классической операцию. В отношении восточного соединения рапорты были самыми разнообразными И противоречивыми. К вечеру Супермарина смогла сделать вывод, что в 15.00 оно находилось в 300 милях от Таранто и возвращалось в Александрию». Ошибка выяснилась только на следующий день.

Тем временем в 12.19 «Илластриес» поднял «Суордфиш» для рутинного противолодочного патрулирования, но вскоре после взлета мотор отказал. Самолет был вынужден совершить посадку на воду вблизи «Уорспайта». Экипаж был спасен эсминцем. 10 ноября в 7.00 еще 1 «Суордфиш» выполнял разведывательный полет в секторе NW — NO. On тоже разбился вскоре после излета. Хотя экипаж был спасен, самолет погиб. Количество «Суордфишей», имеющихся для атаки Таранто, уменьшилось до 22. Через 3 часа были встречены линкор «Барэм» и сопровождавшие его 2 крейсера. Крейсера отделились, чтобы высадить на Мальте имеющиеся на борту войска. В поддень флот находился в 40 милях к западу от острова. Был установлен контакт с вражескими самолетами, и 1 из них — Cant.501 — был сбит. В 13.30 10 вражеских бомбардировщиков атаковали флот 2 группами с высоты 14000 футов. Они сбросили 25 бомб, не добившись ни одного попадания. «Фулмары» с авианосца перехватили их и повредили 1 бомбардировщик. После этого флот повернул на восток и в полдень 11 ноября вернулся в точку между Критом и Мальтой. К этому времени успел разбиться еще 1 «Суордфиш». Он набрал высоту 1500 футов, после чего внезапно отказал мотор, и самолет сел на воду. Пилот суб-лейтенант Алистер Кейт и его наблюдатель лейтенант Джордж Гоинг сумели надуть свою спасательную лодку и забраться в нее. Их спас катер с крейсера «Глостер». Гоинг, которого автору характеризовали как «самого храброго человека», внезапно сообразил, что если он не попадет обратно на «Илластриес», то пропустит налет на Таранто. Он поднялся на мостик крейсера и сообщил это командиру корабля. Тот посочувствовал отважному летчику и приказал катапультировать гидросамолет «Валрос», чтобы вернуть экипаж на авианосец.

Капитан 2 ранга Джеймс Робертсон, командир летной боевой части авианосца, имевший на корабле прозвище «Рационализатор» за свою способность ускорять любые операции, связанные с обслуживанием самолетов, преисполнился решимости раскрыть причины гибели 3 «Суордфишей» при столь необычных обстоятельствах. Все они входили в состав 819-й эскадрильи. Это заставляло заподозрить загрязнение топлива, а не отказы моторов. Робертсон приказал осушить баки оставшихся 9 самолетов эскадрильи и тщательно проверить бензин. Когда это было сделано, выяснилось, что в топливе имеется изрядная доза соленой воды. Кроме того, на стенках баков обнаружились какие-то подозрительные наросты. Дальнейшее расследование вскрыло то, что эти самолеты заправлялись с одного бензопровода. Это позволило открыть загрязнение одной из корабельных цистерн. Как предположил Робертсон, это было результатом тушения пресловутого пожара. Но, как бы то ни было, проведенное расследование позволило раскрыть причину неполадок и вовремя предотвратило грозящую катастрофу, которой мог обернуться срыв налета на Таранто.

Было решено, что одновременно с атакой Таранто легкие силы под командованием вице-адмирала Придхэм-Уиппела проведут поиск в нижней Адриатике. 11 ноября в 13.10 его эскадра отделилась и пошла выполнять свою задачу. В 18.00 «Илластриес» в сопровождении крейсеров «Глостер», «Бервик», «Глазго», «Йорк» отделился от главных сил флота, начиная подготовку к выполнению операции «Джаджмент».


ГЛАВА 3

ПЛАН АТАКИ


Порт Таранто, расположенный в голове одноименного залива, находится на самом каблуке итальянского сапога, в 520 милях от Мальты. Он был основной базой итальянского флота и имел портовые возможности, которые позволяли обслуживать корабли любых классов. Порт состоял из внутренней гавани, названной Map Пикколо, полностью окруженной сушей. Узкий проход, названный Канал, связывал ее с большим внешним бассейном, названным Map Гранде. Он был прикрыт брекватером, идущим от мыса Рондинелла на юго-запад до острова Сан-Пьетро, потом к Изолотто Сан-Паоло. Здесь находилась северная точка прохода шириной 1187 метров. На юге брекватер, названный Дига ди Сан-Вито, шел на северо-восток на расстояние 1609 метров от точки, находящейся в 1206 метрах от одноименного мыса. Итальянское Верховное Командование превосходно знало об опасности воздушной атаки и приняло серьезные меры для защиты кораблей. Имелась 21 зенитная батарея калибром 102 мм. Из них 13 находились на суше, а 8 были установлены на специальных плотах. Кроме того, имелись 84 тяжелых и 109 легких пулеметов, прикрывавших весь район порта. Внушительные по числу стволов, эти батареи были устарелыми. Они оказались совершенно не способны ставить огневую завесу ночью. 22 прожектора были вполне современными, но только 2 из них были связаны с акустическими постами. Лишь 13 прожекторов были расставлены вокруг гавани. Но к ним могли присоединиться по 2 прожектора с каждого корабля. Для прикрытия кораблей в Map Гранде требовалось 12800 метров противоторпедных сетей, но были установлены только 4200 метров. Еще 2900 метров валялись на берегу. Их не устанавливали потому, что кое-кто из адмиралов утверждал, что они мешают кораблям входить в гавань и покидать ее. Дополняли систему обороны 90 аэростатов. Однако плохая погода в начале ноября уничтожила 60 из них, и в ночь атаки были подняты только 27. 10 из них были расположены на плотах западнее внутреннего брекватера, названного Дига ди Тарантола, который вдавался в Map Гранде на 2400 метров примерно на таком же расстоянии к северо-востоку от Дига ди Сан-Вито. Еще 10 находились на берегу, образуя линию, идущую на северо-восток от начала Дига ди Тарантола. Оставшиеся 7 располагались на плотах посреди северной половины Map Гранде. Однако ПВО гавани имела серьезнейший недостаток — полностью отсутствовала аппаратура постановки дымзавес.

11 ноября в гавани Таранто стояло множество кораблей. В Map Гранде находились 2 новых линкора — «Витторио Венето» и «Литторио» — и 4 старых — «Конте ди Кавур», «Джулио Чезаре», «Кайо Дуилио», «Андреа Дориа». Кроме них, в Map Гранде стояли тяжелые крейсера «Зара», «Фиуме», «Гориция» и эсминцы «Фольгоре», «Валено», «Лампо», «Альфиери», «Джиоберти», «Кардуччи», «Ориани». В Map Пикколо на буях стояли тяжелые крейсера «Триесте» и «Больцано» и эсминцы «Гранатиере», «Альпино», «Берсальере», «Фусильере». Пришвартованные кормой к молу стояли тяжелые крейсера «Пола» и «Тренто». Кроме них там были легкие крейсера «Гарибальди» и «Абруции» и эсминцы «Фреччиа», «Страле», «Дардо», «Саэтта», «Маэстрале», «Либеччио», «Грекале», «Сирокко», «Камичиа Нера», «Джениере», «Ланчаере», «Карабиниере», «Корацциере», «Аскари», «Да Рекко», «Усодимаре», «Песаньо». Кроме того, в Map Пикколо находились: 5 миноносцев, 16 подводных лодок, 4 тральщика, 1 минный заградитель, 9 танкеров, суда снабжения, госпитальные суда, буксиры и торговые суда.

Корабли были расположены так, чтобы обеспечить им наилучшую защиту от ожидаемых атак. Постоянные визиты британских разведывательных самолетов не остались незамеченными. Итальянцы сочли это признаком готовящегося воздушного налета. В результате после наступления ночи корабли приводились в состояние боевой готовности. У орудий главного калибра дежурили половинные расчеты, зенитчики дежурили в полном составе. В случае объявления тревоги вахтенные должны были временно исполнять обязанности полного экипажа, пока остальные не займут свои места.

Командовал базой адмирал Артуро Риккарди, который очень серьезно относился к своим обязанностям. Он полностью осознавал угрозу атаки самолетов-торпедоносцев против кораблей в Map Гранде, однако считал достаточной мерой своевременное извещение о приближении самолетов противника. Он считал, что авианосец, который будет выходить на дистанцию атаки, почти наверняка будет обнаружен самолетами-разведчиками еще до подъема собственных торпедоносцев. Итальянская армия, которая отвечала за состояние зенитных батарей, была не столь уверена в безопасности базы и хотела бы видеть флот базирующимся севернее, например, в Неаполе. Однако адмирал Кампиони не хотел отказываться от стратегических преимуществ базирования на Таранто. Он все-таки надеялся перерезать британские линии снабжения Мальты.

Первоначальный план атаки Таранто, созданный контр-адмиралом Листером, пришлось значительно изменить из-за наличия аэростатов заграждения и противоторпедных сетей. Кроме того, после аварии «Игла» серьезно уменьшились силы авиации, да вдобавок были потеряны еще 3 «Суордфиша»… В своем окончательном виде план выглядел так. «Илластриес» в сопровождении крейсеров и эсминцев выходит в точку «X» — 4 мили от мыса Каббо, Кефалония, по пеленгу 270° — 11 ноября в 20.00. Столь ранее время было выбрано, чтобы свести к минимуму риск атаки вражеских кораблей, который считался более серьезным, чем риск обнаружения самолетом-разведчиком. Ведь этим, как показали дальнейшие события, бдительные истребители ВСФ просто не позволяли приближаться к эскадре. Так как в наличии имелся всего 21 «Суордфиш» вместо предполагаемых 30, были организованы 2 волны — 12 самолетов и 9. В каждой из них 6 самолетов имели торпеды, остальные несли бомбы. Первую волну из 12 «Суордфишей» следовало поднять в точке «X», выбранной с таким расчетом, чтобы самолетам не пришлось пролететь более 400 миль. Так как аэростаты и сети ограничивали количество точек сброса торпед, бомбардировщики несли осветительные ракеты. Вторую волну из 9 самолетов следовало поднять через 1 час после первой, то есть в 21.00. Планировалось принять самолеты первой волны в 1.00 в 20 милях от мыса Каббо по пеленгу 270°. Луна всходила в 15.43, а в 23.00 в Таранто она стояла по пеленгу 197° при возвышении 52°. Первая волна должна была лететь через центр залива и выходить в атаку на порт с юго-запада. 6 бомбардировщиков должны были осветить цели ракетами, сброшенными вдоль восточного берега бухты, прежде чем отбомбиться по крейсерам и эсминцам в Map Пикколо.

Именно так, в общих чертах, план был доведен до пилотов и наблюдателей на борту «Илластриеса». После этого командиры эскадрилий должны были проработать детали и методы атаки, которые они будут использовать.

Выполнить торпедную атаку среди бела дня в открытом море уже достаточно трудно, как не раз подтверждалось во время войны. А корабли в гавани, хотя и стоят на месте, хорошо защищены. Темнота увеличивала трудности во много раз. Такая атака требовала не только холодной головы и железных нервов, но и отличного глазомера, так как приходилось полагаться на зрение, а не на приборы. Прежде всего следовало опознать цель и выбрать способ подхода. Несмотря на любые планы и инструктажи, все приходится решать пилоту и в считанные мгновения. Пикирование до уровня моря может вывести самолет в нужное место на большом расстоянии. Если имеются аэростаты заграждения, следует или перескочить их, или пролететь между ними, не обращая внимания на зенитный огонь. Нельзя полагаться на альтиметр, выбирая момент сброса торпеды, так как он может привирать. Только личный опыт может подсказать правильный момент. Самолет следует направить прямо на цель и точно удерживать курс по высоте и направлению до сброса торпеды, иначе она пойдет неверно. Наконец, дистанция сброса торпеды не должны быть менее 300 ярдов, иначе взрыватель не успеет встать на боевой взводя, и боеголовка не взорвется, несмотря на прямое попадание. Перед сбросом торпеды и после него во время набора высоты самолет особенно уязвим. Так как современные корабли способны вести сокрушительный зенитный огонь, шансы пережить атаку у торпедоносца невелики. Днем на Мальту был отправлен «Суордфиш», чтобы забрать последние снимки гавани Таранто, сделанные бесценными разведчиками «Мэриленд». Ведущие обеих волн, капитан-лейтенанты К.У. Уильямсон и Дж. У. Хэйл, принялись их тщательно изучать. Гавань была заснята отличными фотографами с высоты 8000 футов. Можно было легко различить 5 итальянских линкоров и зловещие белые капли аэростатов. Опасения, что вражеские корабли могут выйти в море до атаки, рассеялись к вечеру. Патрульный «Сандерленд» сообщил, что все корабли стоят на месте и нет никаких признаков подготовки к выходу. Более того, пришел и шестой линкор. Это было действительно хорошей новостью. Уильямсон решил выходить к гавани на высоте 8000 — 10000 футов. Потом он планировал пологое пике 2 головных торпедоносцев первого звена с запада через Дига ди Тарантола. Остальные самолеты должны были заходить с северо-запада. Атакой с 2 направлений он надеялся запутать зенитчиков. Но в любом случае каждый пилот был волен действовать так, как потребует ситуация, особенно если зенитный огонь будет более сильным, чем предполагалось, или будут мешать аэростаты. Хэйл собирался выходить на цель одной колонной с северо-запада. Он решил, что так его самолеты получат больше шансов поразить цели, так как с этого направления корпуса линкоров перекрывали друг друга. Невыгоды подхода с этого направления состояли в том, что самолетам пришлось бы пролететь в неприятной близости от зенитных батарей по обоим берегам Канала, связывающего внешнюю и внутреннюю гавани. Кроме того, приходилось пересекать линию аэростатов на дрифтерах к северо-западу от линкоров. Однако Хэйл решил, что такой риск приемлем. Линия аэростатов имела промежутки в 300 ярдов, а размах крыльев «Суордфиша» составлял всего 48 футов. Поэтому шансы проскочить между аэростатами равнялись 10: 1.

Средняя глубина акватории в том месте, где стояли линкоры, была 49 футов. «Суордфиши» были вооружены стандартными 18" торпедами Mark XII с установкой скорости 27 узлов и глубины хода 33 фута. Торпеды были оснащены взрывателями «Дуплекс», созданными буквально перед самой войной. «Илластриес» привез их из Англии. Они отличались от обычных контактных взрывателей тем, что приводились в действие магнитным полем корабля, когда торпеда проходила у него под днищем. Так как днище было более уязвимо, чем хорошо защищенные борта, англичане надеялись, что использование таких взрывателей увеличит эффективность атак. Однако взрыватели имели ряд «детских болезней», которые не были устранены до принятия их на вооружение. Например, они имели склонность к преждевременному срабатыванию при волнении. К счастью, при атаке Таранто можно было не бояться сильной волны. Однако оставались еще 2 проблемы. Торпеду нельзя было сбрасывать под слишком большим углом, иначе она могла глубоко нырнуть и врезаться в дно раньше, чем выйдет на заданную глубину. Это означало, что самолет должен лететь горизонтально или с очень небольшим снижением на высоте 150 футов в момент сброса торпеды. Глубина воды в точке сброса должна быть не менее 6 фатомов (11 метров), а расстояние до цели — более 300 ярдов. Взрыватель снимался с предохранителя только после прохождения этого расстояния. Первую проблему могло разрешить лишь мастерство пилотов. Вторую попытались упростить, провернув вертушку взрывателя на несколько оборотов при подвеске торпед к самолетам. Хотя это было рискованно, экипажи торпедоносцев пошли на такой риск.

Бомбовая нагрузка остальных самолетов состояла из 6 — 250-фн полубронебойных бомб. Но самолеты, выделенные для освещения целей, несли только по 4 бомбы и 16 ракет.

Размах операции МВ.8 и количество привлеченных британских кораблей, похоже, запутали противника. Как пишет капитан 2 ранга Брагадин, служивший в это время в Супермарине, было известно, что Александрийская и Гибралтарская эскадры в море. По донесениям, первая состояла из 3 линкоров (на самом деле из 4) и авианосца. Как предполагалось, они покинули базы 7 ноября. В результате флот в Таранто стоял в готовности поднять пары. Но полеты самолетов-разведчиков на следующее утро (8 ноября) ничего не дали. Лишь во второй половине дня был замечен конвой, идущий на Мальту, который перехватить уже не удавалось. Немного позднее к югу от конвоя были обнаружены прикрывающие его линкоры адмирала Каннингхэма, направляющиеся на юг. В море были отправлены еще 9 подводных лодок, вдобавок к уже развернутым. В Мальтийский пролив были выведены торпедные катера. 25 бомбардировщиков взлетели с сицилийских аэродромов, но не смогли найти британский флот.

Донесения от 9 ноября указывали, что Гибралтарское соединение пошло на запад. Донесения о действиях Каннингхэма были крайне противоречивы, и командование сделало вывод, что он возвращается в Александрию. Утром 10 ноября совершенно неожиданно пришло сообщение с наблюдательных постов на островах Пантеллерия и Линоза, что замечена группа кораблей. Очевидно, она отделилась от Гибралтарской эскадры и ночью могла пройти Сицилийским проливом. Этими кораблями были линкор «Барэм», крейсера «Бервик» и «Глазго» и 3 эсминца, которые в 10.15 в этот день встретились с эскадрой Каннингхэма. Во второй половине дня пришло донесение, что неизвестное число неопознанных кораблей идет на восток с Мальты. Это был конвой в составе 4 торговых судов под прикрытием линкора «Рэмиллис», крейсера ПВО «Ковентри» и 2 эсминцев, который в 13.30 вышел с Мальты в Александрию. Для атаки конвоя была отправлена группа бомбардировщиков, которая тоже не нашла цели. Немного жалобно Брагадин замечает: «Если бы англичане после войны не объяснили, что происходило в те дни, итальянцы так и не узнали бы, что означают эти передвижения».


ГЛАВА 4

АТАКА


Битва за Средиземное море. Взгляд победителей


«Отделившись от эскадры, «Илластриесу» держать курс и скорость так, чтобы пройти через точку «X» в 20.00", — таков был приказ контр-адмирала Листера командиру авианосца. — «После взлета первой волны повернуть на 180° вправо, скорость держать 17 узлов. Второй поворот на 180° вправо совершить так, чтобы пройти через точку «X» в 21.00. После этого курс и скорость держать как ранее».

Форштевень авианосца вспарывал гладь Средиземного моря. По бокам шли крейсера «Глостер», «Бервик», «Глазго», «Йорк» и 4 эсминца. А внизу, в ангаре, техники в последний раз проверяли 21 «Суордфиш», от которых зависел успех операции. Все самолеты имели бортовые номера. Авиагруппа «Илластриеса» несла букву L, самолеты «Игла» — Е. Со сложенными крыльями самолеты выглядели смешно, однако это было необходимо, чтобы запихнуть их в ограниченное пространство ангара и поместить на лифт, который поднимает их на полетную палубу. Прежде чем это произойдет, каждый пилот должен осмотреть свой самолет, проверить управление, устройство сброса торпеды, шасси и удостовериться, что все оборудование работает нормально. Он должен убедиться, что аварийные рационы на борту, так как они

должны помочь спастись сбитому экипажу. Наблюдатели отправлялись к офицеру авиаразведки, который проводил последний инструктаж и раздавал свежие снимки крепости, которую им предстояло атаковать. На них, штурманов, ложилась важная задача направлять самолет в течение 4 часов полета к цели и назад, вывести его точно к авианосцу — крошечной точке в темном море. К счастью, имелась огромная черная масса острова Кефалония, возле которой должен был находиться авианосец, что помогало им. Подойдя на 50 миль к авианосцу, летчики уже могли надеяться на помощь приводного маяка. Конечно, имелись различные возможности, которые нельзя было допустить. Например, авианосец могли перехватить вражеские силы, и он не сможет выйти в назначенную точку рандеву. Однако это был скалькулированный риск, который принимали так же как, опасность быть сбитым зенитным огнем. Это стараются выкинуть из головы и об этом не говорят.


Первая волна

В 19.45 «Илластриес» увеличил скорость до 28 узлов. Огромный корабль содрогнулся, когда в недрах машинного отделения механики открыли клапана, пропуская пар к турбинам. В котельных отделениях зажгли дополнительные топки, чтобы увеличить выход пара. Командир летной боевой части занял свое место на специальном спонсоне прямо под мостиком, откуда он мог видеть всю полетную палубу и неясные фигуры, движущиеся по ней. По корабельной трансляции приглушенно пробили 8 склянок. Последний из 12 «Суордфишей» был поднят носовым элеватором и занял свое место на полетной палубе рядом с остальными. Предупреждающе рявкнули сирены, и были запущены моторы. Пилоты и наблюдатели, облаченные в громоздкие летные комбинезоны и спасательные жилеты, вскарабкались в самолеты и с помощью техников застегнули ремни парашютных ранцев. Завертелись пропеллеры. Было проверено давление масла, и опытный взор быстро пробежал по множеству циферблатов в кабине. Наблюдатели нацепили наушники своих радиостанций и подняли штурманские столики с навигационным оборудованием. Пилоты проверили внутрисамолетные переговорные устройства. Мигание зеленого огня на головном самолете подсказало Робертсону, что тот готов к взлету. Он передал это капитану 1 ранга Бойду. Командир авианосца, тщательно скрывая свои чувства, совершенно спокойным голосом приказал взлетать. Зеленый огонь замигал на посту управления полетами. Техники, распластавшись на палубе, убрали тормозные колодки. Один за другим пилоты давали полный газ, заставляя самолеты с ускорением мчаться по полетной палубе. Теперь ее очерчивали ярко горящие огни, резко выделяющиеся в ночном мраке.

Первые признаки тревоги той тихой ноябрьской ночью в Таранто возникли в 19.55 на шумопеленгаторном посту. Он засек звук моторов самолетов, приближающихся к гавани с юга. Информация прошла в штаб базы, но не вызвала там большого интереса. Это вполне мог быть очередной разведчик. Однако через 10 минут и остальные шумопеленгаторы начали сообщать о подозрительных шумах. Комендант крепости, узнав об этом, объявил тревогу. Расчеты побежали к орудиям, а гражданское население поспешило в бомбоубежища. Зенитные батареи открыли было огонь, но тут же смолкли. Пеленгаторные станции сообщили, что шум моторов стихает. Налетчик, похоже, отвернул, и после короткой паузы был объявлен отбой. Снова воцарился покой, однако не надолго.

Через 45 минут пришло сообщение от шумопеленгаторной станции на восточном берегу залива, что слышны подозрительные шумы. Снова объявили тревогу. Причиной всей этой суматохи был «Сандерленд» 228-й эскадрильи Ближневосточного Командования, выполнявший важную задачу патрулирования над заливом. Он должен был обнаружить выходящие из гавани корабли. Опять тревожные звуки пропали, и тишина опустилась на город и затемненные корабли в гавани.

В 22.35 телефоны в штабе снова зазвонили. Через 25 минут заспанных итальянцев подняла третья тревога. Так как шум самолетов, приближающихся с юго-востока, усиливался, напряженность возросла. Внезапно зенитные батареи района Сан Вито выплюнули разноцветные струи пламени. Оранжевые и красные трассы прорезали небо. Занавес поднялся, и началось то, что итальянцы запомнили как «Ночь в Таранто».

Летя со скоростью 75 узлов на высоте 7500 футов, 8 из 12 «Суордфишей» 815-й эскадрильи выскочили из облаков. Они шли строем клина 4 звеньев по 3 самолета. Это облегчало капитан-лейтенанту Уильямсону управление атакой. 4 пропавших самолета, похоже, оторвались во время набора высоты. Это были 3 бомбардировщика и 1 торпедоносец. Уильямсона мало заботили бомбардировщики, имевшие совершенно отдельную задачу, однако он очень надеялся, что исчезнувший торпедоносец найдется. Время — 21.15. Его наблюдатель, лейтенант Норман Скарлетт, сообщил, что осталось еще 1,5 часа полета. Около 22.50 Уильямсон увидел, что небо впереди озарили вспышки разрывов. Батареи, прикрывавшие Таранто, поставили огневую завесу на пути невидимых им вражеских самолетов. Но этим они лишь подтвердили точность штурманских расчетов Скарлетта. Еще несколько экипажей заметили этот фейерверк, которым приветствовал их неприятель. Отсюда можно было сделать вывод, что захватить итальянцев врасплох не удалось.

Головное звено состояло из самолетов L4A (Уильямсон и Скарлетт), L4R (суб-лейтенанты Маколей и Рэй), L4C (суб-лейтенанты Спарк и Нил). Оно пошло поперек залива Таранто. Погода была прекрасной, дул легкий низовой ветер, но на высоте 8000 футов он имел силу 10 узлов. Небо было на 8/10 покрыто облаками, луна полнотой 3/4 светила с направления 190°. Когда звено приблизилось к цели, показался пропавший торпедоносец L4M лейтенанта Суэйна (пилот) и суб-лейтенанта Бакселла (наблюдатель). Оторвавшись от остальных, этот самолет пошел прямо к цели и прилетел полчаса назад. Он провел время, кружась в небе. Такое поведение сильно озадачило итальянцев, которые не могли понять, что же именно происходит. Теперь настало время действовать самолетам-осветителям. Это были L4P лейтенанта Л.Дж. Кигелла (пилот) и лейтенанта Г.Р.Б. Джанврина (наблюдатель) и L5B лейтенанта К.Б. Лэмба (пилот) и лейтенанта К.Г. Грива (наблюдатель). Еще над мысом Сан Вито они отвернули в сторону моря. С мыса в небо летели фонтаны снарядов и тянулись разноцветные трассы. Оба самолета набрали высоту 7500 футов, и в 23.02 L4P начал выпускать осветительные ракеты с интервалом 0,5 мили в направлении NO — SW вдоль цепи аэростатов заграждения, которая прикрывала якорные стоянки со стороны суши. Ракеты вспыхнули на высоте 4500 футов. Успешно выполнив свою задачу, Кигелл повернул вправо, минут 15 покружил в воздухе, а потом отбомбился с пикирования по нефтехранилищу, которое находилось в 1 миле от берега. Но результатов он не видел. После этого L4P направился назад на авианосец. L5B — запасной осветитель, обнаружив, что ракеты L4P сработали нормально, последовал за своим лидером и тоже отбомбился по нефтехранилищу.

Уильямсон на L4A вместе с L4C и L4R пролетел над центром Map Гранде. Зенитный огонь был плотным и, казалось, был сосредоточен над центром гавани. Уильямсон ввел самолет в пологое пике, нырнув прямо в пекло под собой. До линкоров, стоящих в восточной части гавани, оставалось еще 3,5 мили. Уильямсон проскочил между 2 аэростатами, поднятыми западнее Дига ди Тарантола, едва разминувшись с одним из них. Потом он перескочил брекватер с пришвартованными эсминцами «Лампо» и «Фульмине», которые обстреляли его в упор. Внезапно впереди возник массивный корпус линкора «Конте ди Кавур». Уильямсон нажал кнопку сброса торпеды. Самолет, освободившись от груза, подпрыгнул вверх. Пилот заложил правый вираж, но тут очередь зенитного автомата прошила самолет, который рухнул в море. Однако торпеда попала в цель, и огромный линкор весь вздрогнул от страшного взрыва под килем между башней В и боевой рубкой. Остальные 2 самолета звена пересекли брекватер на высоте всего 30 футов под шквалом огня. Они надеялись атаковать «Витторио Венето», но тот оказался слишком далеко к югу. Поэтому, заметив «Конте ди Кавур», самолеты сбросили торпеды по нему с расстояния 700 ярдов. К несчастью, обе прошли мимо и взорвались около линкора «Андреа Дориа», не причинив ему повреждений. После сброса торпеды L4C круто повернул влево, и оба самолета направились на авианосец.

Лидер второго звена лейтенант Н. МакИ. Кемп на L4K (наблюдатель — суб-лейтенант Р.Э. Бейли) прошел севернее острова Сан-Пьетро на высоте 4000 футов. Батареи острова и мыса Рондинелла обстреляли его, но каким-то чудом самолет не получил ни царапины. Вражеские линкоры, прижавшиеся к берегу, ясно выделялись на фоне медленно опускающихся осветительных ракет. С легким снижением Кемп обошел северный край аэростатного заграждения. Ему повезло, как раз в этот момент зенитный огонь стоящих поблизости крейсеров ослабел. Летя низко над водой, Кемп направил свой самолет прямо на линкор «Литторио». Когда до него оставалась 1000 ярдов, Кемп сбросил торпеду. Его задача была выполнена. Пилот еще успел заметить серебристый след торпеды на воде, когда снаряд устремился прямо к цели. После этого он круто пошел вверх, провожаемый светящимися трассами. Ловко обойдя южную группу аэростатов, Кемп направился в открытое море. Его торпеда попала в носовую часть «Литторио» с правого борта.

Суэйн на L4M, как мы помним, прибыл раньше других. Поэтому ему пришлось ожидать появления основной группы. Тогда он пристроился за своим командиром звена Кемпом к северу от Сан-Пьетро. Однако он летел на высоте всего 1000 ярдов и направился к северному концу брекватера. Пока он пересекал гавань, теряя высоту, его провожал интенсивный зенитный огонь с кораблей и батарей. Достигнув конца мола, пилот круто повернул влево и сбросил торпеду в 400 ярдах от «Литторио». Она попала в левую раковину линкора через несколько секунд после взрыва торпеды L4K. Однако у Суэйна не было времени проследить за результатами. Он рванул самолет вверх, проскочил над мачтами линкора и покинул порт. Суэйн покидал сцену, подгоняемый фонтанами зенитных снарядов.

Последним торпедоносцем первой волны был E4F лейтенанта М.Р. Маунда (пилот) и суб-лейтенанта У.Э. Булла (наблюдатель). Пилот (он погиб 11.1.43 на Мальте) оставил нам драматическое описание своего участия в операции.


«6000 футов. Боже мой, как здесь холодно! Холод такого сорта, который заполняет вас целиком, высасывая все. Остаются только страх и одиночество. Затерянные между небом и землей, там, где человеку нет места — будьте уверены, никто не пожелает попасть сюда! — в бездне, с которой древние люди боялись встречаться, если они пускались к краю земли. Разве удивительно, что мои колени стукались друг о друга? Мы теперь проходили под пологом облаков, которые скрыли луну, позволив только нескольким серебряным лучикам прорваться сквозь дыры. Проклятье, Уильямсон собирается подняться сквозь тучи! Каким-то шестым чувством я ощутил подрагивание моего левого крыла и обнаружил, что Кемп приблизился ко мне вплотную в струе командира звена. Я круто взял ручку вправо, чтобы увеличить интервал, но внезапно самолеты попали в воздушную яму. Наш самолет клюнул носом, и мы посыпались вниз! Я позволил ему выровняться и увидел силуэт другого самолета с мерцающим огоньком прямо над головой. Повернувшись, я увидел огоньки впереди и выше и начал подниматься спелом за ними, проскочив через один из редких разрывов в облачной массе. Там наперника были 2 самолета. Когда я подлетел поближе, лунный свет обрисовал цифры 5А — это Олли! Остальные должны быть впереди. После нескольких тревожных минут несколько тусклых огней мелькнули среди вздымающихся вверх облачных клубов. Я прибавил газ и оторвался от Олли следом за ними. Бедный старый мотор — он не переживет этого полета.

Теперь наше звено собралось на высоте 8000 футов. Мы подошли к краю облака. Регулярные световые вспышки справа внизу привлекли наше внимание. «Проблесковый огонь справа. Булл. Ты можешь опознать его?» «О, да», — единственное, что я услышал в ответ. Бедняга, должно быть, совершенно окаменел от холода.

Потом появился берег, напоминающий кучу скомканных черных тряпок. Булл чуть приподнялся с сиденья, чтобы сказать мне, что осталось еще примерно 40 минут полета. Я на всякий случай напомнил ему, что надо закрыть клапан подвесного бака, прежде чем мы начнем. Но мы не повернули в сторону моря. Вместо этого мы полетели параллельно берегу на расстоянии 5 миль от него, сразу отбросив все шансы на достижение внезапности, на которую раньше могли надеяться.

Несколько приятно окрашенных мерцающих огней, подобно огненным нитям, появились в небе справа по борту. Прошло какое-то время, прежде чем я осознал значение этого. Мы приближаемся к гавани. Вспышки — это фугасные снаряды огневой завесы над районом цели. Мы поворачиваем к берегу и выстраиваемся в колонну. Дросселем убавлен газ. Казалось, мы парим целую вечность, не двигаясь с места. Потом красные, белые и зеленые шарики устремились к нам. Разрывы фугасных снарядов подбирались все ближе. Посмотрев вниз вправо, я увидел неясный костер, который теперь знал так же хорошо, как собственную ладонь. Мы в позиции для атаки. Ведущий исчезает, пока я выбираю линию подхода, поэтому у нас небольшая пауза, пока мы скользим к северо-западному углу гавани. Кто-то касается выключателя, касание или два, и мои страхи улетучиваются. Голова чистая и раскованная, как никогда в жизни. Фонтан трассеров на высоте 6000 футов остался позади. Больше не от чего уворачиваться. Потом я увидел, что не прав, не все осталось позади. Они просто сменили цель. Теперь справа град красных, белых и зеленых шаров укрыл гавань на высоте 2000 футов. Это совсем не шутка.

Пронзительная вспышка на северо-восточном берегу. Потом еще и еще, так как осветители пускают ракеты, пока свет не заливает всю гавань. Не слишком ярко, чтобы затенить разноцветную радугу в той части гавани, где летают трассеры. Мне кажется, что нет места, чтобы удрать невредимым.

Теперь мы на высоте 1000 футов над жилыми районами города. Сады кажутся черными квадратами на задворках домов, образующих четко видимые улицы. Здесь проходит главная дорога, связывающая базу с городом. Мы летим над ней, и когда я прибавляю газ, чтобы растянуть скольжение, с берега начинает палить зенитка «Бреда», посылая в нас струю красных шаров. Это начало. Потом еще 2 орудия чуть дальше к северу начинают стрельбу, эти белыми шарами, поэтому я снова убавляю газ и поворачиваю к черной массе на берегу, которая похожа на фабричное здание, где меньше вероятность встретить аэростаты. Высокая фабричная труба вырастает перед нами на фоне воды. Наша высота, похоже, около 100 футов, и скоро нам предстоит пролететь над проклятой водой. Когда мы огибаем трубу, я даю полный газ и направляюсь к горлу Map Пикколо. Хотя я его не вижу, но могу судить о его месте по очертаниям берега. И теперь на нас обрушивается весь ад — возможно, это стреляют крейсера и батареи по берегам Канала. В моей голове остались только 2 мысли: курс подхода к точке сброса и дикое желание удрать от этого смертоносного шквала.

Пока мы крутимся и вертимся, моими ногами и правой рукой руководит инстинкт самосохранения. Два больших четких силуэта справа кажутся чудовищными на фоне спета ракет. Мы поворачиваем, пока правый линкор не возникает на перекрестии торпедного прицела, и спускаемся как можно ниже. Вода близко к нашим колесам, поэтому я не понимаю, что случилось раньше — сброшена торпеда или мы коснулись воды. Потом мы выравниваемся, почти не помня, что кнопка нажата, и толчок говорит мне, что «рыбка» пошла.

Мы снова ближе к берегу, откуда начинали, и бросаемся в гущу торговых судов, пытаясь найти спасение. Но паши волнения еще не кончились. Пытаясь удрать, мы сослепу налетели прямо на эсминец типа «Артильере». Мы уже пролетали над его полубаком, когда я понял, что он не стреляет. Хотя я ждал стрельбы от автоматов правого борта, она началась, когда мы уже были на расстоянии 50 — 100 ярдов. Пылающие белые шары пролетели сзади, пока мы крутились над гаванью. Крейсера снова начали обстреливать нас. Снаряды пролетали так близко, что я чувствовал едкий запах трассеров. Это был конец — мы не могли вырваться из бушующего вокруг нас водоворота. Как пойманное животное, мы яростно дрались за свою жизнь, мы удвоили свои усилия уклониться. Я думал: «Либо я угроблю сам себя, либо они прикончат меня». Мы бросили машину вниз, едва не задевая воду концами крыльев при каждом вираже, дали полный газ и помчались назад.

Внезапно мне ударило в голову, что все самое худшее позади. Впереди нас находился остров, который делит выход из Внешней Гавани надвое. Низкая черная масса мчится на нас со скоростью 120 узлов. Мы радостно огибаем ее с запада, забыв, что там может таиться. Внезапно резкий грохот выстрелов, и красные шары вылетают на нас из точки менее чем в 100 ярдах, проносясь прямо перед нами. Мы снова поворачиваем вправо, фонтан растет, потом влево и зигзагом устремляемся в

открытое море… Наконец мы можем набрать высоту. На высоте 3000 футов холодно и тихо. Несколько сияющих облаков бросают на море черные тени. Теплый оранжевый свет в кокпите показывает приборы, которые говорят мне, что все в порядке. Все, что нам теперь остается н» долететь и сесть. Это меня не слишком беспокоит».


После блестяще проведенной атаки грустно признавать, что торпеда Маунда, увы, прошла мимо цели и примерно в 23.15 взорвалась, ударившись о грунт на правой раковине «Литторио».

Тем временем 4 вооруженных бомбами «Суордфиша» приступили к выполнению своей задачи. Е5А капитана морской пехоты Пэтча (пилот) и лейтенанта Д. Г. Гудвина (наблюдатель) прибыл к острову Сан-Пьетро в 23.06 на высоте 8500 футов. Он направился к Map Пикколо, где стояли его цели. Вражеские крейсера и эсминцы были пришвартованы кормой к молу. Среди клубов дыма и вспышек огня зенитных орудий их было очень трудно различить, но все-таки пилот нашел их и начал пике. Снизившись до высоты мачт, Пэтч выровнял самолет, сбросил 6 бомб и повернул на восток. К несчастью, он не добился попаданий, однако благополучно ушел целым и невредимым. Уже пролетая над городом, он заметил огромный пожар в 1,5 милях к востоку от места стоянки кораблей.

Самолет L4L суб-лейтенанта У. К. Сарра (пилот) и мичмана Дж. Боукера (наблюдатель) пересек линию вражеского берега западнее Таранто на высоте 8000 футов и снизился до 1500 футов над Map Пикколо. Он не смог найти свою цель, прошел над доками и внезапно заметил внизу ангары и слипы базы гидросамолетов. Решив, что это великолепная запасная цель, Сарра снизился до 500 футов и сбросил бомбы. Грохнул сильный взрыв, и ангары исчезли в огне. Немедленно орудия и пулеметы, находившиеся поблизости, открыли огонь. Однако они не смогли помешать L4L благополучно уйти на юг.

Самолет L4H суб-лейтенанта Э.Дж. Форда (пилот) и суб-лейтенанта Э. Мардел-Феррейры (наблюдатель) потерял контакт с основной группой и прибыл в район к востоку от мыса Сан Вито, как раз когда Киггел начал пускать осветительные ракеты. Форд, как и Сарра, пролетел на Map Пикколо, пока L4L кружил, разбираясь в обстановке. Он заметил корабли, стоящие кормой к стенке, «как сардинки в банке» и сбросил бомбы с высоты 1500 футов. Попаданий Форд не заметил. Не уверенный, отделились бомбы или нет, пилот описал круг и повторил атаку, после этого он повернул на северо-запад и улетел. Береговую черту он пересек в 5 милях от гавани. Несмотря на интенсивный огонь с вражеских кораблей, самолет попаданий не получил.

Последним из бомбардировщиков был E5Q лейтенанта Дж. Б. Мюррея (пилот) и суб-лейтенанта С.М. Пейна (наблюдатель). Он проследовал за L4H к востоку от Сан Вито в Map Пикколо и отбомбился по кораблям, стоящим там. Самолет прошел над ними с востока на запад на высоте 3000 футов. Одна бомба попала в эсминец «Либеччио», но не взорвалась. Потом Мюррей повернул на 180° и улетел прежним курсом. К 23.35 последний самолет первой волны скрылся, однако растревоженное осиное гнездо продолжало плеваться снарядами. Огневая завеса по всем румбам держалась еще долго после того, как шум моторов последнего самолета растаял вдали.


Вторая волна

В 21.20 «Илластриес» снова развернулся против ветра, и начала взлетать вторая волна. Ее возглавлял командир 819-й эскадрильи капитан-лейтенант Дж. У. Хэйл. На сей раз дела пошли не так гладко, как при взлете первой волны. 7 из 9 самолетов стартовали успешно, восьмой — L5F — начал выруливать к осевой линии полетной палубы, когда девятый и последний самолет — L5Q — тоже начал движение с противоположного борта. Два самолета столкнулись и сцепились крыльями. Они успели выключить моторы, пока палубная команда распутывала «авоськи». Плоскости L5F потеряли несколько кусков обшивки, лопнули некоторые растяжки. Однако L5Q остался цел. После совещания между капитаном 1 ранга Бойдом и капитаном 2 ранга Робертсоном L5Q получил разрешение на взлет. L5F было решено спустить в ангар для ремонта. К этому времени Хэйл уже начал удивляться, что случилось с двумя пропавшими самолетами. Потом он увидел, что в воздухе находятся 8 «Суордфишей», и сигнальный прожектор передал приказ «Выполнять!» Тогда Хэйл понял, что с L5F что-то не в порядке. Время было 21.45.

8 самолетов клином летели на восток уже 20 минут, когда отказала подвеска дополнительного бака на L5Q. В варианте бомбардировщика бак подвешивается снаружи, а не в кабине наблюдателя, как на торпедоносце. Поэтому он сразу полетел вниз, мотор заглох, и самолет начал терять высоту. Однако его пилот сумел выправить машину, снопа запустить мотор, но ему пришлось повернуть назад. Авианосец встретил его зенитным огнем, который прекратился после сигнальной ракеты. «Суордфиш» сел благополучно.

В 22.50 небо очистилось, и Хэйл поднял свою группу на высоту 8000 футов. Через 20 минут он заметил разноцветную пирамиду зенитных снарядов, которые выплевывали батареи Таранто. Его наблюдатель, лейтенант Г.Э. Карлайн, определил положение по лучу маяка Сайта Мария ди Леука на восточном берегу залива. Самолеты находились в 15 милях от берега. Итальянские шумопеленгаторные посты засекли шум их моторов. Зенитные батареи принялись палить с удвоенной энергией, но снаряды бесцельно рвались в воздухе. В 23.50 Хэйл повернул на северо-восток, а через 5 минут отделил 2 самолета-осветителя — L5B лейтенанта Р.У.И. Гамильтона (наблюдатель суб-лейтенант Дж. Р. Уикс) и L4F лейтенанта Р. Г. Скелтона (наблюдатель суб-лейтенант Э.Э. Перкинс). Пальба итальянских зениток ненадолго затихла,

но когда эти 2 самолета подошли к восточному берегу бухты, возобновилась. Гамильтон выпустил 16 осветительных ракет с интервалом 15 секунд, Скелтон добавил к ним еще 8 ракет. Потом эти самолеты атаковали с разных направлений нефтехранилище. Бомбы вызвали небольшой пожар, и самолеты легли на обратный курс к авианосцу.

5 торпедоносцев теперь находились у северного берега бухты. На них обрушилась вся ярость огня береговых батарей, к которым присоединились корабли. Самолет L5A (Хэйл) прошел над мысом Рондинелла на высоте 5000 футов, скользя из стороны в сторону, чтобы уклониться от огня, направленного на него. Воздух наполняли клубы дыма от взорвавшихся во время первой атаки боеприпасов. Дым щипал горло и нос. Хладнокровно Хэйл выбрал в качестве цели «Литторио». Снизившись до высоты 30 футов над водой, он пошел прямо на линкор. Торпеда была сброшена с расстояния 700 ярдов. Хэйл круто положил на правое крыло, едва не врезался в аэростат, но благополучно выскочил.

Самолет Е4Н лейтенанта Г.Н. Бейли (пилот) и лейтенанта Г.Дж. Слотера (наблюдатель) проследовал за командиром над мысом Рондинелла, но больше о нем ничего не известно. Итальянские донесения говорят, что 1 самолет был сбит западнее крейсера «Гориция». Возможно, это и был пропавший «Суордфиш».

Самолет L5H лейтенанта К.С.К. Ли (пилот) и суб-лейтенанта П.Д. Джонса (наблюдатель) последовал за командиром, но натолкнулся на плотный зенитный огонь. Он описал полный круг вправо, потерял на этом хитром маневре высоту и проскочил под разрывами. Спустившись к воде, Ли заметил у северного берега бухты линкор типа «Кавур» и сбросил торпеду с расстояния 800 ярдов. Она попала в правый борт «Кайо Дуилио» напротив башни В на глубине 9 метров. Едва не врезавшись в мачту рыбацкой лодки, Ли провел самолет между крейсерами «Зара» и «Фиуме», орудия которых упрямо стреляли по нему. А потом он благополучно ушел над северной оконечностью острова Сан-Пьетро.

Самолет L5K лейтенанта Ф.М.Э. Торренс-Спенса (пилот) и лейтенанта Э.У.Ф. Саттона (наблюдатель) тоже прошел над мысом Рондинелла. Он спикировал сквозь настоящее пекло разрывов и вышел в точку в 5 кабельтовых от южного входа в Канал. Едва не столкнувшись с несчастным Е4Н, Торренс-Спенс обнаружил, что оказался посреди целой армады кораблей. Все их орудия, казалось, палили по его несчастной «авоське». Хладнокровно выбрав в качестве цели «Литторио», пилот пошел к нему и сбросил свой смертоносный груз с расстояния 700 ярдов. Уходя прочь, самолет колесами шасси задел воду, но пилот выровнял его, умело проскочил между двумя аэростатами и полетел назад. Но его испытания не закончились. Внезапно прямо из воды перед ним выросли 2 плавучие зенитные батареи. Расстояние было слишком мало, уклониться он никак не успевал. Торренс-Спенс рванул на себя ручку управления, самолет прыгнул вверх и перескочил батареи, когда те открыли огонь. Стволы орудий были так близко, что летчики ощущали жар выстрелов. Но каким-то чудом самолет спасся, отделавшись 1 пулевой пробоиной в фюзеляже.

Самолет Е5Н лейтенанта Дж. У.Г. Уэлхэма (пилот) и лейтенанта П. Хамфри (наблюдатель) выбрал маршрут дальше к северо-востоку от мыса Рондинелла. Пройдя над Map Пикколо и городом Таранто, Уэлхэм повернул вправо, огибая аэростаты на восточном берегу бухты. До этого момента его не обнаружили, но внезапно на его самолет обрушился пулеметный огонь. Верхний элерон был поврежден, и «Суордфиш» временно потерял управление. Восстановив управление, пилот обнаружил, что находится в центре квадрата, образованного 4 линкорами, но в такой позиции, что не может атаковать ни один из них. Решать требовалось как можно быстрее, и Уэлхэм выбрал в качестве цели один из 2 новых линкоров. Он сбросил торпеду в 500 ярдах от левой раковины «Витторио Венето», круто повернул вправо и умчался прочь под сильным обстрелом. 40 мм снаряд попал в левое крыло и взорвался, перебив несколько растяжек и сделав большую дыру в обшивке. Но Уэлхэм благополучно удрал и посадил самолет на авианосец.

Самолет L5F после столкновения на взлете был спущен в ангар. Благодаря сверхчеловеческим усилиям механиков, его привели в порядок в невероятно короткий срок — за 20 минут. В результате настойчивых просьб пилота, лейтенанта Э.У. Клиффорда, и наблюдателя, лейтенанта Г.Р.М. Гоинга, капитан 1 ранга Бонд разрешил им взлететь. Они стартовали на 24 минуты позднее основной группы и вышли к берегу в 5 милях восточнее входа в гавань. Там они увидели замечательный пиротехнический спектакль в честь их товарищей, который исполняли итальянские зенитчики. Пилот повел свою машину на северо-запад к городу и верфи. Летчики видели нефть, растекающуюся по воде, и несколько пожаров. Это указывало, что неприятель получил сильный удар. Огневая завеса исчезла, и Клиффорд мог спокойно кружить, выбирая цель для своих бомб. Снизившись до 2500 футов, он прошел над стоящими в ряд кораблями и был встречен новой вспышкой пальбы. На высоте 500 футов Клиффорд выровнял самолет и сбросил 6 бомб на 2 крейсера. Однако разрывов он не увидел и решил, что промахнулся. На самом деле полубронебойные бомбы пробили тонкую обшивку крейсера «Тренто», не взорвавшись. Потом Клиффорд повернул на юг и ушел в сторону моря.

Для адмирала Листера и капитана 1 ранга Бойда долгое ожидание возвращения ударной волны было настоящей пыткой. Этот смелый налет, конечно же, был крайне опасным, и цена могла оказаться высокой. Примерно в 1.00 «Илластриес» вышел в точку приема самолетов Y, развернулся против ветра и дал ход 21 узел. Можно было ожидать, что первым о приближении самолетов предупредит радар. И действительно, в 1.12 оператор начал замечать одну вспышку на экране за другой. Он передал информацию на мостик, и в тот же момент на полетной палубе началась бурная деятельность техников. Были приведены в готовность пожарная и аварийная партии.

Первым опознал себя самолет L4C (Спарк и Нил), который сел в 1.20. Остальные самолеты первой волны, за исключением командира, последовали за ним с короткими интервалами. Робертсон тщательно считал их. Последним прилетел Е5А (Пэтч и Гудвин), у которого отказали полетные огни. Однако самолет благополучно сел в 1.55. Это выглядело невероятным, но погиб только 1 самолет из 12. Никто не знал, что случилось с L4A (Уильямсон и Скарлетт), но все надеялись, что их удастся подобрать. Палубу быстро очистили для посадки второй волны. Она вылетела на 1 час позже первой. Однако как только сели Пэтч и Гудвин, тут же Хэйл и Карлин (Е5А) заметили авианосец. Они сели 5 минут спустя. За ними последовали Скелтон и Перкиис на L4F. Через 50 минут сел последний самолет второй волны — L5F Клиффорда и Гоинга. Снова недосчитались только 1 самолета — Е4Н Бэйли и Слотера. Учитывая мощь обороны, потери оказались просто ничтожными. Такого никто не осмеливался ждать. По рапортам экипажей пока было трудно оценить результаты атаки, однако уже было ясно, что она завершилась успехом.


ГЛАВА 5

НОЧЬ В ТАРАНТО И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ


Капитан 2 ранга Брагадин дежурил в Оперативном Центре Супермарины и навсегда запомнил эту ночь. Когда произошли эти драматические события, «из Таранто по телефону начали поступать новости, совершенно неожиданные, и одна тяжелее другой». Тогда адмирал Каваньяри по тревоге прибыл в Оперативный Центр, чтобы лично следить за происходящим. Хлынул поток донесений, и быстро стало ясно, что это не беспокоящий укол, а решительная попытка разгромить весь флот. Сначала размеры катастрофы были не видны. Стало известно, что 3 линкора торпедированы, ряд мелких кораблей и сооружения базы получили повреждения. И все это было сделано, несмотря на противоторпедные сети, аэростаты заграждения и зенитный огонь.

В самом Таранто удар вызвал шок. Пока аварийные партии пытались справиться с затоплением торпедированных кораблей, пожарные боролись с огнем. Адмирал Риккарди и его штаб старались мобилизовать все ресурсы верфи, они отправили буксиры и ремонтные партии на помощь аварийным кораблям. Несмотря на настоятельные требования Супермарины сообщить детали повреждений, это не было сделано до утра. А когда выяснились детали, картина предстала удручающая. Линкор «Литторио» получил попадания 3 торпедами, 2 из них добилась первая волна. Одна торпеда попала в носовую часть правого борта и сделала пробоину размером 49x32 фт в булях напротив 6" башни № 1. Второе попадание пришлось в левую раковину против румпельного отделения и сделало пробоину 23x5 фт. Во время второй атаки еще 1 торпеда попала в правый борт глубоко под ватерлинией, пробив дыру 40x30 фт в обшивке днища. Вмятину на правой раковине, как предполагали, могла сделать еще одна торпеда, которая не взорвалась и была найдена в иле под днищем линкора. Линкор сильно сел носом, часть палубы полубака ушла под воду. Он вышел из строя на долгое время.

Линкор «Кайо Дуилио» получил 1 торпедное попадание в правый борт глубоко под ватерлинией против 5.31" башни № 1. Взрыв пробил дыру 36x23 фт между погребами № 1 и № 2, которые были затоплены. Линкор пришлось посадить на дно. Самые серьезные повреждения были у линкора «Конте ди Кавур». Он получил попадание во время первой атаки в носовую часть с левого борта напротив первой башни. Торпеда сделала пробоину в борту 40x27 фт. В результате были затоплены нефтяные цистерны № 1 и № 2, а также соседние отсеки. Ночью линкор отбуксировали к берегу. 12 ноября в 5.45 команда покинула корабль, после этого он тихо сел на дно. К 8.00 почти все его надстройки скрылись под водой, включая кормовую башню. Потери итальянцев были относительно невелики. 23 человека погибли на борту «Литторио», 16 — на «Конте ди Кавуре», 1 — на «Кайо Дуилио».

Когда наступил день, Map Гранде представляла собой грустное зрелище. Вся гавань была залита слоем нефти. «Литторио» был окружен спасательными судами, которые прилагали отчаянные усилия, чтобы удержать его на плаву. К борту линкора подогнали подводную лодку, которая подавала электроэнергию. Танкер на его левом крамболе поспешно откачивал нефть из цистерн линкора, чтобы компенсировать затопления.

Map Пикколо тоже была покрыта нефтью, которая текла из поврежденных цистерн крейсера «Тренто». Хотя попавшая в него бомба не взорвалась, она пробила большую дыру в главной палубе. Переборки и вентиляционные шахты были повреждены ударной волной. Нос эсминца «Либеччио» был изрешечен в результате близкого разрыва, корпус эсминца «Пессаньо» тоже был поврежден. Пожарные все еще пытались залить дымящиеся обломки ангара гидросамолетов. В своем штабе адмирал Риккарди проводил совещание, пытаясь восстановить события ночи, и составлял рапорт, которого с такой тревогой ожидала Супермарина.

На рассвете эсминцу «Фульмине» было приказано перейти из Map Гранде в Map Пикколо вместе с остальными кораблями. У него на борту находились капитан-лейтенант Уильямсон и лейтенант Скарлетт. Их самолет L4A был подбит и разбился в гавани во время атаки первой волны. Они сумели выбраться из тонущего «Суордфиша» и доплыли до плавучего дока, который находился в 150 ярдах от места падения самолета. Там их подобрали рабочие верфи, которые задали англичанам хорошую трепку. Потом пленные были переведены на эсминец «Фульмине», где встретили хороший прием. После того, как эсминец сменил место стоянки, их перевели на берег. Потом летчиков отправили в лагерь для военнопленных в Сульмоне, но после капитуляции Италии в 1943 году их перевели в Германию, где они и провели остаток войны. Экипаж другого «Суордфиша», Е4Н, который был сбит во время атаки, погиб. Тело пилота, лейтенанта Бэйли, было найдено и похоронено с воинскими почестями на кладбище Таранто, но потом его перенесли на воинское кладбище в Бари. Тело лейтенанта Слотера найдено не было.

Однако, кроме материального ущерба, еще одна вещь заставила задуматься итальянское Верховное Командование. Как британский авианосец сумел подойти на дистанцию атаки к главной военно-морской базе не обнаруженным воздушной разведкой? Капитан 2 ранга Брагадин пишет: «В Супермарине было принято как аксиома, что, если британские корабли подойдут на 180 миль к Таранто (радиус действия их торпедоносцев), то итальянские ВВС нанесут удар и помешают англичанам поднять самолеты для атаки гавани». Но это не объясняет, как англичане подобрались незамеченными. Чтобы понять причины, нужно внимательнее рассмотреть события, предшествовавшие операции «Джаджмент». Почти в каждом случае, когда итальянский самолет-разведчик пытался следить за флотом адмирала Каннингхэма, его либо сбивали, либо отгоняли авианосные истребители «Фулмар». 8 ноября был сбит самолет-разведчик, а 7 бомбардировщиков Sm-79, пытавшихся выйти в атаку, повернули в 35 милях от кораблей. 1 из них был сбит, еще 1 поврежден. На следующий день был уничтожен еще 1 разведчик, 10 ноября — еще 1, а соединение бомбардировщиков было отогнано. Было достигнуто локальное воздушное превосходство над кораблями флота, что стало ключевым фактором в обеспечении успеха операции. Описывая эти события, адмирал Каннингхэм замечает: «Фулмары» снова были очень заняты, отгоняя и сбивая преследователей, и делали это очень успешно. Одним из самых важных требований плана был скрытный подход к точке взлета».

Провал воздушной разведки был отмечен итальянским Верховным Командованием. Капитан 2 ранга Брагадин пишет: «События ночи 12 ноября помимо всего прочего в очередной раз продемонстрировали беспомощность итальянской авиаразведки. Оказалось, что большая группа вражеских кораблей весь день крейсировала в центре Средиземного моря, на закате пересекла Ионическое и Адриатическое моря, но так и не была замечена итальянскими разведывательными самолетами. Более того, авиаразведка смогла обнаружить англичан только 13 ноября — два дня спустя после боя».

Как писал адмирал Бернотти: «Успех воздушной атаки против кораблей на внешнем рейде Таранто был первым примером огромных возможностей самолетов-торпедоносцев против кораблей в сильно защищенной базе. Он также подтвердил общие возможности авианосца». Он счел нужным подчеркнуть, что оборона базы частично оказалась слабой из-за плохой ПВО, но в основном из-за того, что противоторпедные сети были установлены на глубину 8 метров, а торпеды шли на глубине 10 метров. Это было возможно благодаря использованию магнитных взрывателей, что оказалось полным сюрпризом для итальянцев.

Кроме атаки Таранто, той же ночью итальянцы получили еще один удар. Его нанесло Соединение X под командой вице-адмирала Придхэм-Уиппела, состоящее из крейсеров «Орион» (флагман), «Сидней», «Аякс» и эсминцев «Нубиэн» и «Мохаук». Как мы помним, во второй половине дня 11 ноября эти корабли отделились от главных сил флота и пошли на большой скорости к Отрантскому проливу. Их целью был перехват итальянских конвоев, которые, как было известно, по ночам пересекают Адриатику из Отранто, Бриндизи и Бари. Пройдя юго-западнее острова Корфу в 10.30, Соединение X повернуло на север и развило скорость 25 узлов. В 22.30 скорость была снижена до 20 узлов. Море было спокойным, дул ветер силой 1 балл, облачность составляла 7/10, луна полнотой 3/4 стояла на юго-востоке. Учитывая яркий лунный свет, адмирал держал свое соединение сосредоточенным, и оно не было обнаружено. Англичане вышли на линию Бриндизи — Валона, но не успели дойти до линии Бари — Дураццо. Планом отводилось всего 30 минут на поиск и уничтожение противника. После этого соединение должно было отходить, чтобы утром оказаться вне досягаемости вражеских самолетов.

12 ноября в 1.0 °Cоединение X достигло крайней северной точки маршрута и повернуло назад. Но в 1.15 эсминец «Мохаук», шедший слева по носу у «Ориона», заметил несколько затемненных кораблей по пеленгу 120° на расстоянии около 8 миль. Это был итальянский конвой из 4 торговых судов под охраной миноносца «Никола Фабрицци» (650 тонн, 4–4" орудия) и вспомогательного судна «Рамб III» (3667 тонн), который направлялся в Бриндизи. «Мохаук» известил «Нубиэн» и пошел на противника со скоростью 25 узлов. Выбрав в качестве цели эсминец, в 1.25 он открыл огонь с дистанции 4000 ярдов, попав четвертым залпом. Вражеский корабль отвернул прочь и поставил дымзавесу.

«Орион» также увидел корабли противника и повернул, пересекая курс конвоя. В 1.28 крейсер открыл огонь по третьему судну из своих 6" орудий. Одновременно он обстрелял миноносец из 4" орудий с дистанции 6400 ярдов. Торговое судно быстро загорелось. Одна из 2 торпед, выпущенных по нему, попала в цель, и судно затонуло. Англичане выпустили несколько осветительных снарядов, и «Орион» перенес огонь на четвертое судно, которое получило несколько попаданий и загорелось. После того как экипаж покинул его, судно было торпедировано и затонуло кормой вперед.

Крейсер «Аякс», который заметил конвой в 1.25, обстрелял миноносец через 5 минут. Но тот ушел под корму крейсера, и огонь перенесли на одно из торговых судов, которое загорелось. Потом «Аякс» обстрелял еще одно судно, накрыл его 2 залпами. Противник начал тонуть, хотя выпущенные по нему торпеды прошли мимо.

Крейсер «Сидней», последний в колонне, заметил конвой уже в 1.21. Он открыл огонь по головному торговому судну. После того, как оно загорелось, «Сидней» перенес огонь на второе, которое пыталось удрать, окруженное столбами воды от разрывов. Затем под руку попался несчастный миноносец, ставящий дымзавесу, однако он быстро умчался вперед, поэтому огонь снова перенесли на скучившиеся суда конвоя. «Сиднею» крупно повезло в 1.40, когда под ним прошла торпеда. В этот момент он обстреливал стоящее на месте судно, которое горело. Крейсер выпустил одну за другой 2 торпеды. «Мохаук» и «Нубиэн» тоже были заняты. Первый, после короткой стычки с миноносцем, занялся вторым судном слева. Второй эсминец тоже обстреливал торговые суда.

В 1.53 адмирал Придхэм-Уиппел прервал бой и приказал соединению лечь на курс 166° и иметь скорость 28 узлов. В ходе боя он получил радиограмму, в которой говорилось, что, по сведениям британского морского атташе в Стамбуле, итальянский флот намерен обстрелять остров Корфу. В результате английская эскадра могла быть отрезана превосходящими силами. Так как конвой и его сопровождение, очевидно, были уничтожены, не было никаких причин задерживаться здесь. Тогда англичане еще не знали, что все 4 торговых судна — «Каталани» (2429 тонн), «Капо Вадо» (4391 тонна), «Премуда» (4427 тонн), «Антонио Локателли» (5691 тонна) — были потоплены. Тяжело поврежденный «Никола Фабрицци» сумел добраться до порта. «Рамб III» не получил ни царапины. В своем официальном донесении адмирал Каннингхэм позднее писал: «Рейд был отважно выполненной операцией в узком проливе, где вполне можно было ожидать встречи с превосходящими силами противника. Мы сумели нанести противнику значительные потери и несомненно добились большого морального эффекта». В полдень 12 ноября Соединение X присоединилось к флоту, который крейсировал между Грецией и Сицилией примерно в 250 милях от итальянского побережья.

На борту «Илластриеса», идущего на большой скорости на соединение с флотом, царил бурный восторг. Однако следовало подождать, пока снимки фоторазведчиков подтвердят результаты атаки. Экипажи торпедоносцев в суматохе, царившей над якорной стоянкой, не имели возможности точно оценить итоги своих усилий. Однако и то, что удалось различить, ясно говорило: операция закончилась полным успехом. 12 ноября в 7.00, когда авианосец появился в пределах видимости, на мачте флагманского линкора под позывными «Илластриеса» взвился сигнал: «Маневр хорошо выполнен». Именно так выражали свое одобрение адмиралы британского флота.

Флот пока оставался и пределах досягаемости итальянских самолетов-разведчиков, поэтому «Фулмары» авианосца снова приступили к работе. Они сбивали тихоходные летающие лодки Cant.501, которые попытались приблизиться к кораблям. По словам адмирала Каннингхэма: «Однако им (итальянцам) не повезло, так как 3 летающие лодки «Кант» были сбиты истребителями «Илластриеса». Последняя стычка произошла прямо у нас над головой, и мы увидели массивный фюзеляж «Канта», вываливающийся из туч, тогда как 3 «Фулмара» висели у него на хвосте. Конец мог быть только один, и вскоре небо прочертил пылающий метеор, волочащий за собой длинный хвост черного дыма. Мы могли только пожалеть бедных итальянских летчиков, которые пытались выполнить безнадежную задачу на неуклюжих самолетах».

Тем временем на борту «Илластриеса» шла подготовка к повторной атаке вечером. Главнокомандующий разрешил ее, получив радиограмму Листера, который рекомендовал сделать это, пока противник не усилил оборону базы. Однако к 16.00 Каннингхэм начал сомневаться, стоит ли требовать от летчиков такого напряжения. Однако он оставил окончательное решение за Листером. Все вопросы были сняты после того, как ближе к вечеру начала ухудшаться погода. Это заставило адмирала Каннингхэма отменить повторный удар и повести свой флот обратно в Александрию, куда он и прибыл 14 ноября.

Первую информацию, полученную с фотографий, сделанных неизменными «Мэрилендами», сообщил командующий Мальтийской военно-морской базой. Он также добавил: «Сердечно поздравляю с большим успехом». Капитан 1 ранга Бойд в своем рапорте отдал должное «великолепно работающей фоторазведке КВВС», которая была важным фактором, обеспечившим успех операции. Решение использовать в торпедах взрыватели «Дуплекс» оправдалось результатами. Он упомянул сложности, возникшие у экипажей самолетов «Игла», которым пришлось действовать с совершенно незнакомого корабля. Также он упомянул проблему загрязненного бензина, который был отслежен до танкера «Тоунлайн», ведь это привело к гибели 3 «Суордфишей». Бойд высоко оценил «рвение и энтузиазм всех, кто был занят в этом великом предприятии». Он отметил умение пилотов, «которые на относительно тихоходных машинах совершили умелую и точную атаку, несмотря на интенсивный зенитный огонь». Адмирал Листер глубоко сожалел о непредвиденном отсутствии авианосца «Игл». В частном письме он выразил мнение, что его присутствие «значительно увеличило бы силу атаки, которая, я уверен, стала бы сокрушительной». Адмирал Каннингхэм описывал атаку в своем рапорте как «отлично спланированную. А решительность, с которой она была проведена, отражает высочайшие заслуги всех, кто в ней участвовал». Комментируя операцию МВ.8 в целом, он отмечал: «Помимо великолепных результатов, полученных в ее наступательной части, возможно, самым удивительным оказалось то, что конвои следовали, как по расписанию. Корабли выгружали орудия и припасы, все рандеву широко разбросанных сил происходили точно в назначенное время». Сначала Адмиралтейство не слишком верило поступающим донесениям, которые из-за трудностей передачи оказались не совсем точно расшифрованы. Но когда стали известны детали, гордость за тех, кто совершил это, нельзя описать. Премьер-министр, мистер Черчилль, с понятной долей преувеличения сообщил палате общин: «Результат решительно изменит весь баланс морской мощи на Средиземном море. Он также окажет воздействие на общую ситуацию на морях по всему земному шару». Первый Лорд Адмиралтейства Э.В. Александер (позднее виконт) высказал горячую признательность ВСФ. «Поздравления и благодарность нации в полной мере заслужены Воздушными Силами Флота, которые одержали великую победу в крупнейшей операции, когда либо предпринятой ими против вражеских кораблей. А также поздравления сэру Эндрю Каннингхэму, первому адмиралу, использовавшему новое оружие в таких масштабах и столь триумфально».

18 ноября Его Величество король Георг VI прислал адмиралу Каннингхэму поздравления. «Последняя успешная операция флота под вашим командованием является источником гордости и благодарности всей страны. Позвольте мне передать самые теплые поздравления ВСФ, за их блестящие действия против итальянских кораблей в Таранто».

Неожиданно для своего министра иностранных дел и племянника графа Чиано Муссолини спокойно принял известие о катастрофе, постигшей его флот. «Черный день. Англичане без предупреждения атаковали итальянский флот, стоящий на якорях в Таранто, потопили дредноут «Кавур» и серьезно повредили линкоры «Литторио» и «Дуилио». Эти корабли на много месяцев вышли из строя. Я думал, что найду дуче разочарованным. Вместо этого он спокойно принял удар, ни на секунду не показав, что полностью осознает его тяжесть», — писал Чиано.

Неясно, что привело к переменам в командовании итальянским флотом. Был ли это удар по Таранто, или неспособность адмирала Кампиони навязать бой значительно уступающим силам адмирала Сомервилла 2 недели назад у мыса Спартивенто — можно только гадать. В состав британской эскадры входил авианосец «Арк Рой-ял», и несомненно, этот факт повлиял на решение итальянского адмирала уклониться от боя. Но, как бы то ни было, 8 декабря адмирал Артуро Риккарди, бывший командир военно-морской базы Таранто, несмотря на нехватку морского опыта, сменил адмирала Доменико Каваньяри на посту начальника Морского Генерального штаба. Адмирал Анджело Иакино, бывший командир дивизии тяжелых крейсеров, сменил адмирала Иниго Кампиони на посту главнокомандующего флотом. Кампиони был назначен заместителем Риккарди.

Хотя в ту ночь 3 из 6 итальянских линкоров были выведены из строя, ни один не получил роковых повреждений. «Литторио» вернулся в строй к концу марта 1941 года, хотя оказалось совсем непросто увести его на ремонт, так как под килем линкора лежала невзорвавшаяся торпеда. Ремонт «Дуилио» завершился к середине мая. Но «Кавур», после временного ремонта на месте, был поднят только в июле 1941 года. Потом его отбуксировали в Триест, но работы не были завершены к моменту подписания Италией перемирия в 1943 году. 2 неповрежденных линкора — «Витторио Венето» и «Джулио Чезаре» — на следующий день ушли в Неаполь, а позднее — в Специю. Там в конце января к ним присоединился завершивший модернизацию «Андреа Дориа». Дивизия тяжелых крейсеров была переведена в Мессину, но, как отмечал адмирал Бернотти, такая передислокация флота была неприемлема как постоянная мера. Он писал: «Ударом с воздуха противник добился результатов, которые вынудили ядро наших морских сил уйти из южных вод. Но ведь именно в этой зоне вероятность их использования была особенно высока, так как мы должны были пытаться помешать передвижению британских сил между двумя бассейнами Средиземного моря». Он с сожалением отметил отсутствие авиационных частей, выделенных для постоянного сотрудничества с флотом. Вынужденное рассредоточение флота в северной части Тирренского моря показало ему, что противник будет свободно действовать в тех районах, где хотел действовать итальянский линейный флот.

Замечания итальянского адмирала более реалистичны, чем болтовня Черчилля и некоторых британских комментаторов, которые все еще видели в линкорах основу морской мощи. Но именно господство в воздухе стало ключевым моментом всей стратегии войны на Средиземном море в последующие годы. Тот факт, что больше адмирал Каннингхэм не встречался с превосходящими силами итальянского линейного флота, значил гораздо меньше, чем захват господства в воздухе. После атаки Таранто он, на короткое время, наслаждался этим

господством, несмотря на численное превосходство Реджиа Аэронаутика. Однако это блаженное состояние оказалось очень недолгим. Отмена планировавшегося германского вторжения в Англию и провал итальянского наступления в Греции заставили главнокомандующего германским флотом адмирала Редера возобновить свои просьбы к Гитлеру обратить внимание на Средиземное море. Это привело к плачевным результатам для британского флота.


ГЛАВА 6

МСТИТЕЛИ


Битва за Средиземное море. Взгляд победителей


«Сотрудничество держав Оси на Средиземноморье могло решающим образом повлиять на ход всей войны, если бы оно было организовано быстро и решительно, немедленно после падения Франции. Вместо этого была создана катастрофическая ситуация. Задачи, которые легко можно было решить в первые месяцы военных действий, с развитием конфликта становились все труднее, так как Британии была оставлена свобода действий на море». Так адмирал Бернотти описывал ситуацию с точки зрения итальянцев в конце 1940 года.

20 ноября Гитлер написал своему партнеру по Оси длинное письмо, выдвигая ряд предложений по исправлению положения на Средиземном море. Одним из них было «перебросить силы Люфтваффе на Средиземное море, в основном чтобы действовать в сотрудничестве с итальянской авиацией против британского флота». Позднее фюрер подтвердил свое намерение послать в Италию авиакорпус, чтобы ослабить позиции британского флота. Однако он ясно дал понять, что пока еще не решил, стоит ли посылать германские войска, чтобы облегчить положение итальянцев в Северной Африке.

Первые части X авиакорпуса под командой генерала Гейслера начали прибывать в Италию в декабре. К началу января на сицилийских аэродромах Катании, Комизо, Трапани, Палермо и Реджо Калабрия были развернуты 330 самолетов. Это были 150 пикировщиков Ju-87 и Ju-88, 40 двухмоторных истребителей Ме-110 и 20 разведчиков Do-18 и Аг-196. Все пилоты имели большой опыт полетов над морем, и в частности — атак кораблей. Итальянские ВВС не могли создать ничего подобного пикировщику Ju-87, который, пикируя на цель вертикально, сбрасывал 500-кг бомбу со смертоносной точностью.

Помощь грекам в их борьбе против итальянцев сейчас стала одной из основных задач британского Средиземноморского флота. В январе 1941 года было решено организовать проводку военного конвоя через Средиземное море. Операция получила название «Иксесс». В конвой были включены 3 судна с грузами для Греции, которые должны были прибыть в Пирей, и 1 судно для Мальты. В соответствии с планом, который уже стал стандартным, Соединение Н адмирала сэра Джеймса Сомервилла должно было сопровождать суда до узкого пролива между Сицилией и Тунисом. Проливы они проходили под небольшим эскортом, после чего их встречал Средиземноморский флот адмирала Каннингхэма и обеспечивал дальнейший переход. Главнокомандующий использовал случай, чтобы организовать еще 3 конвоя. Первый состоял из 2 судов из Александрии на Мальту (MW.5 1/2), второй — из 2 судов с Мальты в Александрию (МЕ.5 1/2), третий — из 6 тихоходных судов с Мальты в Александрию и Порт-Саид (МЕ.6). Время выхода конвоев было согласовано так, чтобы MW.5 1/2 совершил переход под прикрытием флота, идущего на запад, а остальные 2 покинули Мальту, когда флот будет поворачивать на восток. 2 быстроходных судна конвоя «Иксесс» должны были присоединиться к МЕ.6 уже в море.

Самым опасным участком пути, как обычно, был Сицилийский пролив, где корабли подвергались воздушным атакам с баз Сардинии и Сицилии. Там же особенно высокой была опасность атаки подводных лодок и торпедных катеров, так же, как и возможность атаки итальянских кораблей. Адмирал Каннингхэм передал адмиралу Сомервиллу, что в качестве дополнительной предосторожности он пошлет крейсера «Глостер» и «Саутгемптон» вперед, чтобы соединиться с Соединением Н южнее Сардинии и обеспечить дополнительное прикрытие конвою, когда Соединение Н повернет назад. Конвою предстояло пройти 150 миль, прежде чем он попадает под защиту собственного флота Каннингхэма, который на сей раз состоял из линкоров «Уорспайт» (флагман) и «Вэлиант» и авианосца «Илластриес». Он должен был встретить конвой в 15 милях к юго-востоку от острова Пантеллерия.

То, что итальянский флот оказался разбросанным, потребовало от разведчиков КВВС, базирующихся на Мальту, значительных усилий. И не удивительно, что они не справились со своей задачей. В результате и Каннингхэм, и Сомервилл испытывали беспокойство, так как не знали точной диспозиции ВСЕХ итальянских кораблей.

Несколько соединений, принимающих участие в операции, вышли в море согласно плану. Неприятель почуял, что затевается какое-то дело, когда 7 января был замечен флот Каннингхэма — вскоре после выхода из Александрии. Через 2 дня его обнаружили снова, как и крейсера «Глостер» и «Саутгемптон», которые намеревались соединиться с Соединением Н. Атака 10 итальянских бомбардировщиков Sm.79 против этого соединения во второй половине дня была неудачной, и 2 бомбардировщика были сбиты истребителями «Арк Ройяла». Ночью, когда Соединение Н повернуло обратно, была отбита атака 2 итальянских торпедных катеров, причем один из них был потоплен. 10 января в 8.00 состоялась намеченная встреча конвоя с флотом Каннингхэма. Но вскоре после этого произошел первый неприятный инцидент: эсминец «Галлант» подорвался на мине и потерял носовую часть. Пока его брали на буксир, 2 итальянских самолета-торпедоносца совершили неудачную атаку. В 10.30 флот был замечен самолетом-разведчиком, который сообщил о контакте. Но пока еще не было никаких признаком резкого изменения ударной мощи вражеской авиации. В 12.23 еще 2 торпедоносца атаковали британские линкоры с высоты 150 футов, сбросив торпеды на расстоянии 2500 ярдов от цели. Линкоры без труда уклонились. К несчастью, 4 истребителя «Фулмар», патрулировавшие в воздухе, заметили эти самолеты, снизились и погнались за ними, повредив 1 из торпедоносцев. Однако они удалились от авианосца на 20 миль к западу. 3 больших корабля перестраивались после этой атаки, когда пришло сообщение, что приближается большое соединение самолетов. Офицер управления полетами «Илластриеса» немедленно отозвал истребители, приказав им патрулировать над соединением, однако 2 из них сообщили, что полностью истратили боеприпасы, а еще 2 — почти израсходовали. Поэтому в 12.34 «Илластриес» развернулся против ветра (210°) и поднял 4 «Фулмара» и 2 «Суордфиша», чтобы сменить истребители и начать противолодочное патрулирование. Пока выполнялся этот маневр, были замечены 2 группы вражеских самолетов, которые сразу опознали как германские пикировщики Ju-87. Они заняли позицию за кормой у англичан на высоте около 12000 футов. Мстители прибыли. В 12.38 они начали свою атаку, выбрав главной целью «Илластриес». Звенья по 3 самолета вываливали из общего строя и выполняли совместную атаку: один самолет с кормы и по одному с каждого борта. Иногда они пикировали прямо с 12000 футов, чтобы сбросить свои бомбы с высоты 1500 футов. Иногда они опускались до 5000 футов перед тем, как начать пикирование и сбросить бомбы. Временами это происходило на высоте 800 футов. Адмирал Каннингхэм завороженно следил за атакой с мостика. «Не было сомнений, что нас подкараулили настоящие специалисты. Самолеты образовали большой круг над нашим соединением. Мы не могли не восхищаться их умением и меткостью. Один за другим они вываливали из строя, выходя в атаку. Самолеты сбрасывали бомбы в упор. Когда они выходили из пике, некоторые из них пролетали вдоль полетной палубы «Илластриеса» ниже уровня трубы».

В 12.38 500-кг бомба прошла через платформу пом-пома № 1 по левому борту (№ 1 на схеме), повредив установку и убив двух человек из расчета. После этого она пробила спонсон, ударилась о бортовую броню и упала в воду, так и не взорвавшись. Через секунду авианосец получил первое прямое попадание (2). 500-кг бомба попала в носовую часть, прошла через каюту для отдыха, пробила борт и взорвалась в 3 метрах над водой под левой скулой авианосца. Повреждения от осколков были значительны, ряд носовых отсеков был затоплен. Потом 60-кг осколочная бомба, едва не попав в мостик, врезалась в пом-пом № 2 правого борта (3), перебив большую часть расчета. Повреждения самой установки были невелики, но вспыхнули патроны. Стрела подвижного крана рухнула вниз и заклинила пом-пом S1. Осколками были перебиты кабели электропитания обеих установок.

Вскоре после этого почти одновременно попали 2 бомбы, обе 250-кг либо 250-кг и 500-кг. Одна (4) попала в край кормового элеватора ближе к переднему правому углу, пробила платформу и взорвалась на дне колодца. Вторая (5) попала в тот же элеватор ближе к левому краю и взорвалась. В этот момент платформа была на полпути между палубой ангара С и полетной палубой, поднимая истребитель «Фулмар», в кабине которого сидел мичман-пилот. Результат сдвоенного взрыва был ужасным. Самолет просто исчез вместе с пилотом. Несколько «Суордфишей» и 4 «Фулмара» в ангаре вспыхнули. В результате взрывов и пожара корабль между 162 и 166 шпангоутами был выпотрошен до броневой крыши рулевого отсека. Все электрические провода были перебиты осколками, причем не только идущие к элеваторам боеприпасов, но и к рулевым моторам. Это еще больше усугубил близкий разрыв (6) возле правой раковины, который затопил ряд отсеков и повредил само рулевое управление. Корабль потерял управление и начал описывать круги, так как руль был заклинен «лево на борт». Лейтенант Г.Р.Б. Джанврин (наблюдатель L4P) поднимался в кабину своего «Суордфиша» за аптечкой. Взрывом его отшвырнуло прочь. Пожарные партии сразу опустили огнеупорные завесы и приступили к тушению огня.

Около 12.42 500-кг бомба (7) попала в полетную палубу в 1 футе левее диаметральной плоскости на полпути между островом и задним элеватором. Бомба пробила броню и взорвалась в 2 футах над ангарной палубой. В ней появилась дыра в 60 кв. футов, и она просела на 4 дюйма. Эта бомба вызвала большие разрушения. Она выгнула дугой платформу носового элеватора. Через образовавшееся отверстие устремились потоки воздуха, раздувая пожар в ангаре С. Платформа кормового элеватора была буквально выбита наружу. Металлические огнеупорные завесы были разбиты на куски, их осколки учинили страшное кровопролитие среди пожарных партий. К счастью, пожар не распространился на ангар В, хотя по нему и прокатилась ударная волна взрыва. Были повреждены элеваторы 4.5" башен, один снаряд взорвался прямо в беседке. Лейтенант Г.Р.М. Гоинг (наблюдатель L5F), который следил за атакой с правого переходного мостика, поспешил вниз на помощь. Обнаружив, что командир пожарной партии убит, Гоинг сразу принял командование. Ему помогали остальные пилоты и наблюдатели.

Дополнительные повреждения были вызваны 3 близкими разрывами, один из которых, на правой раковине, мы уже упомянули. Еще один (8) по левому борту вызвал пожар в кают-компании старших матросов и повредил электропроводку. Большой осколок этой бомбы попал в остров и обрубил провода питания, идущие к радару, репитерам гирокомпаса и 20" сигнальным прожекторам. Третий близкий разрыв (9) по правому борту вызвал пожар в кают-компании морской пехоты.

Среди грохота взрывающихся бомб, дыма и пламени, падение сбитого Ju-87 прямо в шахту кормового элеватора прошло почти незамеченным. Но пылающие обломки его фюзеляжа вызвали новые потери. Хотя машинные и котельные отделения остались целыми, дым и ядовитые газы от пожаров, бушующих наверху, оказались достаточно опасны. Втяжная вентиляция подавала их к котлам, что не только ухудшало сгорание топлива, но и делало обстановку в котельных отделениях почти невыносимой. Кочегары были вынуждены обматывать головы мокрыми тряпками и постоянно пить воду из вспомогательных насосов, чтобы утолить жажду, вызванную страшной жарой. Палубы над головой у них раскалились почти докрасна, но кочегары отважно оставались на своих постах почти 2 часа. Капитан 1 ранга Бойд был вынужден написать: «Отвага и чувство долга машинной команды были великолепны».

К 13.03 была исправлена паровая рулевая машина, и корабль снова смог управляться. В 13.13 скорость была увеличена до 26 узлов. В 13.30 «Илластриес» находился в 10 милях на северо-восток от линкоров, а те, в свою очередь — на таком же расстоянии к югу от конвоя «Иксесс». Теперь появились несколько итальянских горизонтальных бомбардировщиков, возможно, им помогали и самолеты X авиакорпуса. 7 самолетов атаковали линкоры, 7 — «Илластриес», 3 — конвой. Они сбросили бомбы с высоты 14000 футов, но попаданий не добились.

Из поступивших рапортов капитану 1 ранга Бонду стало ясно, что его корабль находится в серьезной опасности. Языки пламени поднимались из шахты кормового элеватора, и вся кормовая часть корабля представляла собой огненный ад. Он решил на полной скорости идти на Мальту. Адмирал Каннингхэм согласился с этим и выделил 2 эсминца для сопровождения поврежденного авианосца. Но в 13.35 поврежденное рулевое управление снова отказало, и еще целый час авианосец выписывал беспорядочные петли. Однако в 14.48, управляясь машинами, корабль пошел курсом 110° со скоростью 14 узлов.

Глубоко внизу, под командой старшего помощника капитана 2 ранга Джеральда Така пожарные партии предпринимали героические усилия, чтобы взять огонь под контроль. Но в 16.10 противник нанес новый удар. На этот раз 13 «Юнкерсов» в сопровождении 5 истребителей ринулись на поврежденный корабль, собираясь прикончить его. Но радары линкоров своевременно обнаружили противника, и он был встречен «Фулмарами», которые заправились и перевооружились на Мальте. Только 9 вражеских самолетов смогли выйти в атаку. Но теперь 5 из 6 помпомов и носовые 4.5" башни снова могли стрелять. Электрическое питание элеваторов башен, поврежденное взрывом на кормовом элеваторе, не удалось восстановить. Как и ранее, атакующие заходили с кормы, с обеих раковин и с правого траверза. Капитан 1 ранга Бойд отмечает, что эта атака не была «так же хорошо скоординирована и решительно выполнена, как предыдущая». Тем не менее, 1 прямое попадание и 1 близкий разрыв причинили дополнительные повреждения и вызвали новые жертвы. Бомба (10), вероятно, 500-кг, попала в шахту кормового элеватора. При взрыве она убила или ранила всех людей в офицерской кают-компании. Все офицеры, заскочившие перехватить чашку чая, погибли. Кормовая часть корабля погрузилась во тьму. Многие пожарные тоже погибли, но ударная волна погасила некоторые пожары. Лейтенант Гоинг получил тяжелую рану, из-за которой ему позднее ампутировали ногу. Через несколько секунд близкий разрыв (11) рядом с кормой снова повредил затопленное рулевое отделение и перебил всех в импровизированном лазарете на квартердеке. Еще один близкий разрыв (12) грохнул напротив мостика, но дело ограничилось поверхностными осколочными повреждениями.

В 16.31 противник скрылся, но борьба с пожарами продолжалась. Победу в ней удалось одержать уже на Мальте, когда корабль стоял в доке. Какое-то время пожары угрожали одному из погребов, и у капитана 1 ранга Бойда запросили разрешение затопить его. Трудно было принять такое решение, ведь могли последовать новые атаки. Бойд решил рискнуть и оказался прав. В 19.20, когда избитый корабль находился всего в 5 милях от входа в Гранд Харбор, противник предпринял последнюю попытку потопить его. Солнце село час назад, и взошла луна. В это время со стороны моря подкрались 2 торпедоносца. Их встретила огневая завеса с авианосца и 2 эсминцев сопровождения. Самолеты предпочли остаться на солидном расстоянии, и если они даже сбросили торпеды, те так и не были замечены. С помощью 3 буксиров в 21.04 «Илластриес» прошел мимо маяка Сент-Эльмо на входном молу, а в 22.15 он пришвартовался у причала Парлаторио.

Авианосец получил всего 7 бомб. Одна из них не взорвалась, еще одна взорвалась рядом с корпусом корабля. Кроме того, 5 бомб разорвались рядом в воде, а в палубу врезался 1 сбитый самолет. Хорошо, что попадания не были равномерно распределены по длине корабля. По какой-то странной случайности кормовой элеватор притянул к себе большую часть бомб. 4 бомбы превратили корму корабля в настоящие руины, разрушив все небронированные конструкции. Бомба, пробившая броню, взорвалась позади машинного отделения. Несколько осколков пробили водонепроницаемую переборку, но этим все и ограничилось. Повреждения рулевого управления вызвали серьезные неудобства, но не более того. Аварийные партии работали великолепно, несмотря на потери. Без «чувства долга» кочегаров корабль мог потерять ход в самый критический момент.

Однако атака бомбардировщиков вызвала тяжелые потери в личном составе. Погибли 83 офицера и матроса, 60 были серьезно ранены, 40 — легко. Из летчиков, участвовавших в налете на Таранто, погибли лейтенант Н.МакИ. Кемп (пилот L4K), лейтенант Р.Г. Скелтон и суб-лейтенант Э.А. Перкинс (пилот и наблюдатель L4F). Первый из них скончался от ран через 2 дня. Также были убиты лейтенант Э.У. Клиффорд (пилот L5F), суб-лейтенант Э. Мардел-Феррейра (наблюдатель L4H), суб-лейтенант Э.Л.О. Рэй (наблюдатель L4R). Уже упомянутый выше лейтенант Г.Р.М. Гоинг (наблюдатель L5F) потерял ногу, лейтенант У.Д. Морфорд получил тяжелые ожоги. Однако враг заплатил за это. Истребители «Фулмар» добавили к своим лаврам еще 7 вражеских самолетов, а зенитные орудия авианосца сбили 6.

Все ожидали, что неприятель предпримет отчаянные усилия, чтобы все-таки выполнить то, что он не смог сделать, когда «Илластриес» находился в море. Однако налеты начались только 16 января. В этот день появились 60–70 самолетов. Они добились 1 попадания, но повреждения оказались малы. Новые сильные налеты были предприняты 18 и 19 января. Во второй день бомба, взорвавшаяся на дне гавани, сработала как мина, повредив машины, изрешетив лопатки левой турбины и серьезно повредив паропроводы и кладку котлов левого котельного отделения. Обшивка корабля ниже броневого пояса была вдавлена на 5 футов. Вмятина имела длину 75 футов. Эти атаки не были более результативными только благодаря 18 истребителям «Харрикейн» КВВС, недавно доставленным на остров вдобавок к имевшимся 15. С помощью «Фулмаров» «Илластриеса» она заставили атакующих дорого заплатить. Еще следует упомянуть работу персонала Мальтийских доков, которые провели необходимый ремонт, презирая опасность воздушных атак. Наконец «благодаря сверхчеловеческим усилиям всех вместе», как писал адмирал Каннингхэм, авианосец был готов выйти в море. Ночью 23–24 января в 17.46 он незаметно для противника выскользнул из Гранд Харбора. Сразу развив скорость 24 узла, авианосец помчался на восток, в Александрию. 25 января в 13.30 его радостно приветствовали экипажи собравшихся там кораблей. После некоторого ремонта под командой капитана 1 ранга Така он прошел через Суэцкий канал и, обогнув мыс Доброй Надежды, благополучно прибыл в Норфолк, штат Вирджиния, для капитального ремонта и переоборудования. (Капитан 1 ранга Бойд был произведен в контр-адмиралы и назначен командующим авианосными силами Средиземноморского флота вместо контр-адмирала Листера.) Корабль полностью оправдал надежды, которые конструкторы возлагали на бронированные авианосцы.


ЭПИЛОГ


Как мы видели, Британия вступила во Вторую Мировую войну, имея совершенно недостаточный авианосный флот. Она верила, что орудие остается верховным судьей в морском бою. Вообще-то в первые дни войны авианосные истребители имели мало успехов в борьбе с соединениями вражеских бомбардировщиков, атакующих флот в северных водах. Только к середине 1940 года была отработана методика наведения истребителей, которую использовали на Средиземном море сначала «Арк Ройял», а потом и только что вошедший в строй «Илластриес». «Скуа» и «Гладиаторы», состоявшие на вооружении в 1939 — 40 годах, имели слишком малую скорость, чтобы атаковать германские бомбардировщики Ju-87 и Не-111, которые в основном использовались против кораблей. Когда начались атаки Ju-88, британские истребители окончательно устарели.

Вступление Италии в войну еще более усилило потребность в хорошем корабельном истребителе, так как он был жизненно важен для защиты конвоев, проходящих через Средиземное море с войсками и снабжением на Мальту и Ближний Восток, особенно в узких проливах между Сицилией и побережьем Северной Африки, которые заслужили имя «Бомбовой аллеи». К счастью, к моменту объявления войны Италией на вооружение начал поступать новый истребитель «Фулмар». Он прибыл на Средиземноморский театр на «Илластриесе» в августе 1940 года. Благодаря новому самолету, использованию радара и постепенно улучшающимся методам наведения истребителей, итальянские бомбардировщики и торпедоносцы добились сравнительно немногого. Гораздо более важно, что прибытие «Фулмаров» создало условия, которые сделали возможным налет на Таранто, так как итальянские самолеты-разведчики больше не могли следить за флотом.

Успешная атака итальянского флота в Таранто стала началом серии событий, которые в прах развеяли долго лелеемое убеждение, будто авианосные самолеты уступают базовым. Она укрепила веру японцев в возможность успешной атаки американского флота в Пирл-Харборе, но в то же время и предопределила окончательное поражение Японии, раздавленной мощью американской авианосной авиации. Относительно небольшое число авианосцев, потопленных за время войны (8), развеяло миф об их исключительной уязвимости.

Почти 3 десятилетия прошли со дня окончания Второй Мировой войны, но авианосный самолет все еще остается составной частью любых морских сил, действующих вне пределов досягаемости базовой авиации. Это особенно верно для противолодочных сил, так как вертолет стал самым страшным врагом подводной лодки. Даже Советский флот, так долго не желавший строить авианосцы, наконец предпринял усилия в этом направлении, чтобы противостоять угрозе развернутых Западом подводных лодок. Если мы исключим использование ядерного оружия, ничто не принизит значения авианосца как мобильного плавучего аэродрома.


ГЛАВА 1

ПРИМАНКА


Предмет: Стратегическое положение на море на Средиземноморье

От: Офицер связи германского ВМФ, Рим

Кому: Итальянский морской генеральный штаб

Дата: 19 марта 1941 года

Германский морской генеральный штаб считает, что сейчас в восточном Средиземноморье имеется только один полностью боеспособный британский линкор — «Вэлиант». Перевод британских тяжелых кораблей из Атлантики на Средиземное море в ближайшее время не ожидается. Так же маловероятно появление в Средиземном море Соединения Н.

Поэтому в данный момент ситуация на Средиземном море для итальянского флота благоприятнее, чем когда-либо ранее. На греческий фронт перебрасывается большое количество людей и техники. Поэтому интенсивные перевозки из Александрии в порты Греции представляют собой выгодную цель для итальянских кораблей.

Германский морской генеральный штаб полагает, что появление итальянских кораблей в водах к югу от Крита будет серьезной помехой британскому судоходству и даже может привести к полному срыву перевозок войск, особенно если в этот момент транспорты будут недостаточно защищены.


ГЛАВА 2

ДЕЙСТВИЯ ИТАЛЬЯНСКОГО ФЛОТА


«Формидебл» стоял на своем обычном месте в гавани Александрии. Вскоре после полудня в четверг 27 марта 1941 года начались приготовления к выходу в море. Это было совершенно неожиданно, так как «Формидебл» вернулся в порт всего 3 дня назад, после похода всем флотом на северо-запад с целью прикрытия конвоев операции «Ластр» (Lustre — люстра, но также и блеск, слава) — переброска британских войск из Египта в Грецию. Однако ошибиться было нельзя — нам предстоял новый поход. Прибыл обслуживающий персонал авиачасти, грузились различные припасы. На палубе натягивались толстые тросы аэрофинишеров, слышался хруст испытываемых аварийных барьеров.

В 15.30 «Формидебл» вышел в море, а через час развернулся против ветра, чтобы принять эскадрильи, вылетевшие с аэродрома Декхейла. Это всегда было волнующим зрелищем. Стоял прекрасный солнечный весенний день, обычный для восточного Средиземноморья в это время года. Небо было ясно-голубым, плыли редкие облачка, ветер был слабым. Хлопот у метеорологов было немного, а срочных дел вообще никаких. Мы гордились нашим «Формидеблом». Это был новейший бронированным авианосец водоизмещением 23000 тонн со скоростью 31 узел. Он был принят в состав флота всего 4 месяца назад в Белфасте, и прибыл в Египет, совершив долгое путешествие вокруг мыса Доброй Надежды, чтобы сменить поврежденный «Илластриес». Однако проход через Суэцкий канал был отложен на несколько дней из-за вражеских мин, и мы прибыли в Александрию только 10 марта. С тех пор у нас почти не было отдыха. «Формидебл» со своими эскадрильями истребителей и торпедоносцев оказался весьма ценным прибавлением к флоту, который получил не только сверхдальнобойное оружие и поисковые возможности, но и защиту от надоедливых преследователей и вражеских бомбардировщиков. Именно здесь британский Средиземноморский флот адмирала сэра Эндрю Каннингхэма имел ясное преимущество над итальянским флотом. Во всем остальным мы уступали, по крайней мере на бумаге. Корабли были старше и тихоходнее, пушки меньше. Особенно острой была нехватка эсминцев. Британии повезло, что в конце тридцатых годов было принято решение строить бронированные авианосцы, несмотря на ожесточенное сопротивление. Италия не имела авианосцев, так как Муссолини решил, что практически по всему Средиземному морю его флот будет действовать под прикрытием береговой авиации.

Наши эскадрильи провели на авианосце достаточно времени, что мы смогли хорошо узнать друг друга. Поэтому все с большим интересом ожидали прибытия самолетов. Они уже начали соскальзывать с высоты, повинуясь жестам руководителя полетов капитан-лейтенант Саймона Боретта. Самолеты ударялись о палубу и цепляли хвостовым крюком тросы финишера.

Капитан 1 ранга Майк Хауорт, тогда лейтенант-наблюдатель, пишет:

«Я служил в эскадрилье «Альбакоров», приписанной к «Формидеблу», которая дислоцировалась на базе ВСФ в Декхейле, в 3 милях от Александрии. Днем 27 марта мы получили приказ подготовиться к перебазированию на корабль. Для корабельной авиации это то же самое, что поднять пары, поэтому нескольким сотням человек пришлось хорошо потрудиться. По сравнению с поднявшейся суетой, обычные общие учения по понедельникам смахивали на читальный зал академии. Сначала мы подумали, что выходим в море на учения, и даже после вечернего инструктажа экипажи, получившие задание на утренние разведывательные вылеты, совсем не подозревали, что нас вскоре ожидает».


Мы с большим интересом следили, как садятся эскадрильи, гадая, что за операция нас ждет на сей раз. Чуть позднее наши гадания получили новую пищу, так как стало известно, что линейные корабли тоже покинули Александрию после наступления темноты. Теперь мы шли вместе на северо-запад со скоростью 20 узлов. В состав эскадры входили 3 старых линкора с 15" орудиями — «Уорспайт», «Барэм» и «Вэлиант», бронированный авианосец «Формидебл» и 9 эсминцев прикрытия — «Джервис», «Янус», «Нубиэн», «Мохаук», «Стюарт», «Грейхаунд», «Гриффин», «Хотспур», и «Хэйвок». Все корабли шли без огней. Главнокомандующий адмирал Каннингхэм держал флаг на «Уорспайте».

Наше возбуждение усилилось, когда пришло сообщение, что итальянский флот тоже вышел в море. Предположительно, они намеревались сорвать пышный букет в виде британского войскового конвоя. Со времени Ютландского боя не происходило генеральных сражений между линейными флотами, и все надеялись, что сейчас-то оно случится. Старпом «Формидебла» капитан-лейтенант Джордж Кодрингтон-Болл заметил, что наши три линкора как раз и участвовали в Ютландском бою. Поэтому они выглядели довольно пожилыми по сравнению с итальянским «Витторио Венето».

Операция «Ластр» началась 4 марта, когда войска, техника и припасы были погружены на транспорты и вышли в море под слабым прикрытием. Этот переход прикрывал командующий легкими силами вице-адмирал Г.Д. Придхэм-Уиппел со своей эскадрой: легкие крейсера «Орион», «Аякс», «Перт», «Глостер» и эсминцы «Айлекс», «Хэсти», «Хируорд», «Вендетта», так как он в этот момент находился в Эгейском море.

В 12.20 27 марта пришло сообщение от летающей лодки, что в 80 милях восточнее юго-восточной оконечности Сицилии замечено соединение итальянцев из 3 крейсеров с эсминцами. Они шли на юго-восток примерно в направлении Крита. Адмирал Каннингхэм предположил, что их могут поддерживать вышедшие в море итальянские линкоры. Если бы это оказалось правдой, ему следовало быть осторожней, чтобы не выдать преждевременно своего присутствия. К счастью, в этот момент в море находился только один британский конвой — AG-9, который шел в Пирей с войсками. Он находился южнее Крита. Каннингхэм приказал ему следовать прежним курсом до наступления темноты, а потом повернуть назад. Выход конвоя из Пирея в Александрию был задержан. Он также решил продержать британские линкоры в гавани до наступления темноты. Когда в 14.00 над Александрией пролетел итальянский разведывательный самолет с Родоса, он сообщил, что в гавани находятся 3 линкора, 2 авианосца и несколько крейсеров. Очевидно, англичане ничего не подозревали. Однако с 25 марта итальянцы начали усиленно отслеживать все передвижения кораблей Средиземноморского флота и часто высылать самолеты-разведчики в Александрию. Это убедило Каннингхэма, что итальянский флот готовит крупную операцию. Самой вероятной операцией была бы атака слабо защищенных британских конвоев, но также было совершенно ясно, что итальянцы ничего не станут предпринимать, если наш флот выйдет в море. Другими возможностями были высадки в Греции, Киренаике или на Мальте.

26 марта были предприняты некоторые подготовительные меры. 27 марта, после того, как были замечены итальянские крейсера, пришлось принять кое-что в дополнение к ним. Придхэм-Уиппелу с его кораблями было приказано выйти в точку в 30 милях к югу от острова Гавдос — крохотного скалистого островка в 20 милях южнее Крита — к 6.30 утра на следующий день. Королевские ВВС, которые имели в Греции около 30 «Бленхеймов» 84-й, 113-й и 211-й эскадрилий, должны были обеспечить поиск в южной части Ионического моря, юго-восточной части Эгейского и к югу от Крита. Соединение греческих эсминцев получило приказ стоять в немедленной готовности к выходу в море.

Каннингхэм в своих мемуарах «Одиссея моряка» говорит, что разработал собственный план обмана неприятеля. После полудня он отправился на берег с большим чемоданом, словно намеревался переночевать на берегу. Сразу после заката он вернулся на «Уорспайт». Флот вышел в море в 19.30. Капитан 1 ранга М.Т. Броунригг, который тогда был флагманским штурманом, рассказывает:


«Операцию мы разработали утром, и нарочно отослали самолетом основных штабных офицеров, чтобы рассеять все подозрения итальянских шпионов. Мы также развернули тенты, а от имени адмирала были разосланы приглашения на обед. Как только наступила темнота, мы быстренько скатали тенты, офицеры вернулись на корабль, а обед отменили».


Мы в то время не знали, что офицер связи германского ВМФ в Риме убедил итальянский морской генеральный штаб, что англичане имеют только 1 боеспособный линкор — «Вэлиант», а «Барэм» и «Уорспайт» повреждены во время налетов бомбардировщиков на Александрию. Мы также не знали, что он доказывал, что интенсивное судоходство между Египтом и Грецией может стать заманчивой добычей, так как конвои прикрыты очень слабо.

Весь флот пребывал в состоянии нервного возбуждения, хотя в тот момент мы не знали ничего ни о силах итальянцев, ни об их намерениях. Однако все были твердо уверены, что генеральное сражение близко, и мы получили возможность исправить неблагоприятное соотношение сил на Средиземноморском театре. Эту возможность Каннингхэм искал со дня вступления Италии в войну 10 июня 1940 года.

Все, кроме вахтенных, начали готовиться к раннему подъемы, гадая, что день грядущий нам готовит. Невольно закрадывалась мысль, что эта ночь для многих из нас может оказаться последней… Вполне вероятно, что неприятель испытывал точно такие же чувства.


ГЛАВА 3

БАЛАНС СИЛ В ВОСТОЧНОМ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ


Чтобы понять значимость боя у Матапана, следует вспомнить события, происходившие после вступления Италии в войну 10 июня 1940 года. В то время наше положение па Средиземном морс выглядело отчаянным. Итальянский флот значительно превосходил британский по кораблям всех классов, и его корабли были, как правило, новее, быстроходнее и лучше вооружены. Более того, после падения Франции стала неясной позиция французского флота.

Каннингхэм с большим тактом и убедительностью провел труднейшие переговоры и сумел добиться нейтрализации и демобилизации французских кораблей вице-адмирала Годфруа, стоявших в Александрии. Опасность, что они попадут в руки врага, была полностью устранена.

Британский Средиземноморский флот был усилен и перенес свою главную базу с Мальты на восток в Александрию. Но это стало возможным только после ослабления флота в водах метрополии. Опасность вторжения в Англию еще сохранялась, поэтому на Средиземное море можно было перебросить лишь ограниченные подкрепления. Западное Средиземноморье находилось под контролем Соединения Н вице-адмирала сэра Джеймса Сомервилла.

С начала войны мы имели ряд столкновений с итальянским флотом, однако ни одно из них нельзя было назвать генеральным сражением. Каннингхэм рвался наносить удары по итальянскому флоту, однако его главной заботой была Мальта, чье положение стало крайне тяжелым. Мальта находилась посреди Сицилийского пролива, который связывал восточное и западное Средиземноморье. В этом районе господствовали вражеские бомбардировщики. Если бы на Мальте имелось достаточное количество истребителей, господство неприятеля в воздухе можно было бы нейтрализовать, однако сам остров превращался в мишень постоянных мощных атак. Флот почти полтора столетия считал Мальту важнейшей базой, на которой основывалось господство над Средиземным морем. Уже через несколько недель после вступления Италии в войну на Мальте начала ощущаться нехватка продовольствия. Основная часть продуктов в мирное время привозилась на маленьких суденышках из Сицилии, однако этот поток после вступления Италии в войну иссяк. К счастью для Мальты, итальянцы не готовили вторжения за время девяти месяцев нейтралитета. Вместо этого они установили тесную блокаду острова и денно и нощно подвергали его бомбардировкам с воздуха.

Каннингхэм был полон решимости перехватить господство на море и удержать его. На Мальту были посланы конвои из Александрии с войсками и продовольствием, а на обратном пути они привезли в Египет столь необходимую технику и оборудование, которые обеспечили ремонт и обслуживание кораблей в относительно плохо подготовленной базе. Главнокомандующий полагал, что эти конвои могут выманить итальянский флот в море, так как их перемещения не были секретом для самолетов-разведчиков. Поэтому могла последовать проба сил. И действительно, в июле 1940 года произошло столкновение у берегов Калабрии. Итальянцы имели 2 линкора,

12 крейсеров и много эсминцев. Но итальянский флагман получил попадание 15" снарядом с дистанции 15 миль и немедленно прервал бой. Единственной жертвой стал итальянский эсминец.

Однако агрессивное поведение Каннингхэма не могло уравновесить материальное неравенство, поэтому он сообщил Первому Морскому Лорду, что ему требуется по крайней мере еще один линкор, помимо модернизированного «Уорспайта», который может стрелять на те же дистанции, что и новые итальянские линкоры «Литторио» и «Витторио Венето». Он также подчеркивал потребность в новом бронированном авианосце и добавочных истребителях для прикрытия флота вблизи от вражеского побережья. В результате ему были отправлены «Вэлиант», «Илластриес» и переоборудованные крейсера ПВО «Калькутта» и «Ковентри». Сначала их сопровождало Соединение Н адмирала Сомервилла, потом они самостоятельно прошли Сицилийским проливом между Мальтой и Пантеллерией и встретились со Средиземноморским флотом, сопровождавшим из Александрии на Мальту 3 торговых судна. Каннингхэм с удовлетворением отметил это усиление своих сил. И «Вэлиант», и «Илластриес» имели радар, что позволяло обнаруживать приближающиеся самолеты на расстоянии 40–50 миль. Но самым большим приобретением стали истребители авианосца, которые могли нейтрализовать вражеские бомбардировщики, это давало возможность флоту действовать гораздо свободнее. Однако эти подкрепления не могли значительно снизить материальное превосходство итальянцев.

Оно резко сократилось ночью 11 ноября 1940 года. «Илластриес» подошел на расстояние 170 миль к Таранто и поднял торпедоносцы для атаки итальянского флота, стоящего на якоре в гавани. Линкор «Кавур» был потоплен торпедой, 1 других — новый «Литторио» и старый «Дориа» — были серьезно повреждены и надолго вышли из строя. Кроме того, крейсер, эсминец и ряд портовых сооружений были повреждены бомбами. Этот рейд нанес серьезный удар по моральному духу итальянцев и заставил их отвести корабли в более безопасные порты, что позволило конвоям более спокойно двигаться в Средиземном море. Вдобавок, это сильно воодушевило англичан, так как в тот момент общие перспективы выглядели достаточно мрачными. Этот бой стал значительным успехом ВСФ, его молодых летчиков, которые компенсировали недостаток опыта отвагой и добились блистательного успеха.

Гитлер пытался убедить Франко на встрече в октябре 1940 года пропустить германскую армию через испанскую территорию для захвата Гибралтара, Алжира и Туниса, чтобы подорвать английское господство на Средиземном море. Кроме того, Гитлер решил обрушить удар на Балканы, чтобы нейтрализовать Турцию и Грецию и поставить под угрозу британские позиции на Ближнем Востоке. Планирование операции началось в ноябре 1940 года. Гитлер также послал хорошо обученный X авиакорпус на помощь Реджиа Аэронаутика в Сицилии. Это имело решающий эффект в установлении местного господства в воздухе в проливах между Сицилией и Тунисом. К опасности горизонтальных бомбардировок теперь добавилась смертельная угроза пикирующих бомбардировщиков Ju-87.

Тем временем положение англичан на Средиземном море еще более улучшилось. В начале декабря 1940 года генерал Уэйвелл начал наступление в Западной Пустыне. Войска генерала О'Коннора за две недели продвинулись почти на 500 миль, захватили ряд итальянских укрепленных пунктов, взяли 1300 пленных, 400 танков и 850 орудий. Англичане продвинулись до Бенгази. Флот обеспечивал наступление обстрелами с моря и доставкой снабжения кораблями Прибрежной Эскадры. В начале января 1941 года был проведен конвой из 4 торговых судов с запада. 3 из них везли припасы для греков, а четвертое — на Мальту. Конвой северо-западнее Мальты встретили линкоры «Уорспайт» и «Вэлиант» и авианосец «Илластриес». Вскоре после этого «Илластриес» подвергся особенно мощной атаке пикирующих бомбардировщиков Люфтваффе. Тяжело поврежденный и горящий, он доковылял до Мальты, где подвергся новым атакам. Через несколько дней он сумел добраться до Александрии, но больше в боевых действиях участия принимать не мог. Флот снова остался без бронированного авианосца. Поэтому из Атлантики был вызван «Формидебл». Он пошел вокруг Африки и через Суэцкий канал вошел в Средиземное море, чтобы сменить поврежденный «Илластриес».

Ситуация еще более ухудшилась, когда в феврале 1941 года в Триполи прибыл Роммель с германскими танками. Он подготовил молниеносное наступление, которое должно было вернуть территории и привести его к воротам Египта.

Продолжалось интенсивное движение конвоев. Итальянцы и немцы работали к югу от Сицилии, чтобы обеспечить наступление в Африке, англичане — на востоке и западе, снабжая Мальту, и на севере, чтобы обеспечить поддержку попавшей в опасную ситуацию Греции. В конце октября Муссолини начал наступление против нее.

С приходом на Средиземноморье «Формидебла» Каннингхэм получил замену поврежденному «Илластриесу». На авианосце базировались 803-я эскадрилья истребителей «Фулмар» и 826-я и 829-я эскадрильи торпедоносцев-разведчиков «Суордфиш». После короткого перехода из Порт-Саида в Александрию «Формидебл» в 10.30 в понедельник 10 марта вошел в гавань. Там уже стояли линкоры «Уорспайт», «Вэлиант», «Барэм», база подводных лодок «Медуэй», поврежденный «Илластриес», старый авианосец «Игл», давно требующий ремонта, и множество кораблей всех классов, включая стоящих с разобранными машинами французов. Мы прошли мимо «Уорспайта» и салютовали флагу главнокомандующего. Нас тепло приветствовал экипаж «Илластриеса». Мы легко могли представить, как они говорят: «Как долго мы их ждали». Или: «Они должны были появиться еще 6 недель назад». Теперь мы поняли, как это хорошо — быть в составе действующего флота. На следующее утро на «Формидебле» поднял флаг контр-адмирал Деннис Бойд, бывший командир «Илластриеса», ныне командующий авианосными силами Средиземноморского флота, который сумел вывести свой тяжело поврежденный корабль с Мальты по «бомбовой аллее». Через 17 дней мы шли вместе с нашими линкорами со скоростью 20 узлов к мысу Матапан.


ГЛАВА 4

БРИТАНСКАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ


Победитель при Матапане, ныне адмирал флота виконт Каннингхэм оф Хиндхоуп, на флоте был широко известен как АБК (ABC — Andrew Brown Cunningham. По-английски это звучит интересней, так как выглядит аналогом русского АБВ.). Следует сказать пару слов об этом великом моряке и адмирале и состоянии флота в тот момент. Восхищение своим командующим и вера в него были на флоте всеобщими, все разделяли его горячее желание зажать противника намертво. Предстояло сделать очень много для обеспечения проводки конвоев и транспортов с войсками, кроме агрессивных вылазок при каждом удобном случае. Поэтому жизнь флота была нескучной, особенно на эсминцах. Главной тактической задачей эсминцев является атака и уничтожение вражеских кораблей, однако теперь они использовались как «прислуга за все», а к их обязанностям добавились противолодочное прикрытие, зенитный огонь, сопровождение авианосцев, перевозка войск, техники и припасов. Большую часть этой работы приходилось выполнять в тех районах, где сейчас господствовали Люфтваффе. К опасности горизонтальных бомбардировок добавились решительные и точные бомбардировки с пикирования. Вес это вынуждало экипажи проводить на боевых постах многие часы. Один из командиров эсминцев сказал, что «в 1940 — 41 годах шли самые тяжелые бои за всю войну». Тем не менее, несмотря на нехватку отдыха и нехватку кораблей, боевой дух флота был крайне высок. Все чувствовали, что решительная схватка с итальянским флотом близится, АБК тем или иным способом ее устроит.

Обычно штаб главнокомандующего располагался на берегу. Но в тот период Каннингхэм перевел свой штаб на «Уорспайт». Он состоял из начальника штаба, начальника оперативного отдела штаба, флагманского артиллериста, флагманского минера (torpedo officer), флагманского штурмана (master of the fleet), флагманского связиста. Большинство из них имели чин капитана 1 ранга. По словам флагманского артиллериста, штаб «был просто микроскопическим по сравнению с сомкнутыми шеренгами бригадных генералов в Каире или чудовищным штабами, созданными в конце войны Верховным Командованием союзников». АБК совершенно не терпел дураков рядом с собой, всего его штабисты были первоклассными специалистами, готовыми дать быстрый и точный ответ на любой вопрос в своей области. Он сам большую часть службы провел на эсминцах и сохранил отношение «рабочей лошадки» к специалистам. Интересно читать, что пишет по этому поводу его флагманский артиллерист, ныне вице-адмирал сэр Джеффри Барнард, который имел привилегию во многих случаях «нашептывать на ушко главнокомандующему», в частности во время боя у Матапана.


«АБК резонно уважал пушки как оружие, если их правильно использовали. Грохот выстрелов приводил его в мальчишеский восторг. Однако он много перетерпел от рьяных офицеров-артиллеристов за время свой службы. Поэтому всякие пикантности артиллерийской дуэли на больших дистанциях с ее черной магией вроде крики ты земной поверхности, наклоном цапф и всем таким прочим, он не переносил на дух. После первых (юс в такое отношение укрепилось. Ведь 4 британских крейсера, каждым из которых командовал отважный и заслуженный артиллерийский офицер, во время погони за итальянскими эсминцами, израсходовали весь запас 6" снарядов Средиземноморского флота. Свое отношение к артиллеристам он чаще выражал словами, чем на бумаге».


Затем Барнард упоминает пухлый технический отчет, озаглавленный «Прогресс морской артиллерии», который до войны флоты каждый год должны были отправлять в Адмиралтейство. Однако в 1940 — 41 годах из-за вполне понятных хлопот о нем позабыли. В ответ на настойчивые напоминания АБК не без дозы яда приказал ответить:


«В период 1940 — 41 годов прогресса морской артиллерии на Средиземноморском флоте НЕ было. Однако ценой больших потерь и бед пришлось заново выучить старые уроки времен Армады. Самым значительным уроком оказалось то, что правильной дистанцией боя для любого корабля Средиземноморского флота, от линкора до подводной лодки, является дистанция пистолетного выстрела (в наши дни это 2000 ярдов и меньше). Потому что на таком расстоянии даже артиллерийский офицер не сможет промахнуться».


«Если понять это, то становится ясным многое из происшедшего при Матапане», — добавляет Барнард.

Это также во многом проясняет характер Каннингхэма. Он был приверженцем жесткой дисциплины и соблюдения обычаев флота, однако не колеблясь отбрасывал их прочь, если этого требовали интересы дела. Он всегда имел здравый взгляд на вещи типа «не будем делать из этого проблемы», чем заслужил привязанность

всех офицеров и матросов. Много говорят об одном происшествии в Александрии. Катер с австралийского эсминца отходил от берега, когда человек в гражданской одежде попросил старшину подбросить его по дороге на «Уорспайт». Старшина согласился, однако спросил у человека, которого принял за буфетчика «Уорспайта», сумеет ли он перепрыгнуть на трап линкора, когда они будут проходить мимо сходней, так как была опасность навала, если бы катер попробовал зайти с кормы. Пассажир безропотно спрыгнул, когда катер проходил мимо среднего трапа флагманского линкора. Прибыв на свой корабль, старшина получил сигнал от главнокомандующего с благодарностью за помощь, и только тогда понял, кем был пассажир, с которым он так вольно разговаривал.

Поскольку флот много времени проводил в море, состояние механизмов было плохим, требовались постоянные ремонты, что снижало скорость кораблей и их боевую эффективность. Однако такое положение более чем компенсировалось высоким духом и закалкой, которую приносила высокая активность. Поэтому в тех случаях, когда орудия должны были стрелять, можно было твердо верить, что механизмы сработают и расчеты не оплошают. Однако нам так и не выпала возможность отработать ночной бой линейного флота, хотя в период между двумя мировыми войнами такие учения проводились регулярно. Многие молодые офицеры и матросы понятия не имели о трудностях ночного боя и принятых правилах использования прожекторов, осветительных снарядов и быстрого переноса огня. Только те, кто прошел через учения мирного времени, понимали необходимость твердых правил и необходимость быстрого маневрирования в темноте, чтобы быть готовым к бою, который может закончиться буквально через считанные минуты. Все это время ночь считалась неподходящим временем для боя и периодом передышки для кораблей, которые днем подвергались ударам с воздуха.

Но в целом поведение флота отражало желание Каннингхэма сразиться с неприятелем.

Барнард пишет:


«Если мы получали сообщение, что неприятель находится в море в точке, которая давала нам шанс перехватить его прежде, чем он вернется домой, всем членам штаба сразу становилось заметным жгучее желание АБК перехватить его и полностью уничтожить. Он немедленно мчался на адмиральский мостик, на то его крыло, которые было ближе к неприятелю. Скорость линкоров никогда его не устраивала. Он выражал неудовольствие, когда приходилось сворачивать с генерального курса для подъема самолетов. Такое настроение штабисты между собой называли «тигр в клетке», и мы были вынуждены вести себя соответственно. АБК достаточно часто позволял младшим офицерам говорить «не по чину», но не в подобные минуты. Для всех это было прекрасным примером сосредоточения на одной задаче — как можно скорее схватиться с врагом.

В этом случае (Матапан) скорость сближения с неприятелем была неплохой, хотя «Уорспайт» мучился с конденсаторами, а «Барэм», как обычно, должен был срезать углы зигзага, или когда «Формидебл» проводил летные операции. В целом мы шли лучше, чем в первые дни войны, когда «Малайя» или «Ройял Соверен» связывали остальные линкоры. Временами на лице тигра мелькала улыбка».


В этом случае обычная процедура выхода в море была ускорена донесением летающей лодки КВВС. Вражеские крейсера находились в море и шли на восток. А там, где нашлись крейсера, вполне могли оказаться и линкоры. Возможно, пробил решающий час.

«АБК в своей лучшей форме и подгоняет штабистов», — писал Барнард. Ночные вахты прошли спокойно, так как до рассвета трудно было ожидать встречи с неприятелем.


ГЛАВА5

УТРЕННИЕ ПОИСКИ


Матрос Рестолл, мой помощник-метеоролог, 28 апреля поднял меня в 4.15 обычным сообщением: «Баллон готов, сэр». И добавил: «Погода, в общем, неплохая». Было еще темно, небо затягивали тучи, но дождя не было. Новостей об итальянцах не поступило, но времени было более чем достаточно. «Формидебл» шел на северо-восток вместе с линкорами и эсминцами. На рассвете мы уже были на боевых постах и подняли самолеты на поиск врага. Это были новые глаза флота, ранее не использовавшиеся в боях и способные заметить что-то на расстоянии сотни миль, чтобы сразу донести об этом главнокомандующему. Однако до взлета их нужно было снабдить информацией о погоде, видимости, облачности и особенно — о скорости и направлении ветра на различных высотах. Такую информацию, жизненно важную для планирования и выполнения полетов, получить было нелегко. Зона интересов была очень большой — океанские просторы, с которых поступало мало информации, окруженные сушей, с которой метеорологические сообщения, если они и поступали, были секретными. Тем не менее была создана организация для сбора синоптических сообщений, которые обычным путем поступали на авианосец. Их расшифровывали и наносили на карту района. Она была устарелой, во многих местах зияли белые пятна, особенно на вражеской территории, однако специалист, изучив ее и используя собственные наблюдения с авианосца за ветром и погодой, мог обеспечить основу для планирования операций.

Ветры на различных высотах определялись ежеминутным наблюдением за большим баллоном, который перед запуском наполняли водородом и тщательно балансировали, чтобы обеспечить известную скорость подъема. Это звучит просто, однако работа в темноте на сильном ветру требует сноровки и умения. Но в то утро все шло как по маслу. Хотя ветер на поверхности был довольно сильным, около 24 узлов, он дул с правого борта, с кормы, и мы сумели запустить баллон, не прячась за надстройкой. На палубе нельзя было зажигать огни, поэтому на баллоне приходилось устанавливать приспособление, которое состояло из дуговой лампы с сухими батареями в металлической оболочке, которая автоматически падала через некоторое время, На практике могло случиться множество неприятностей. Или баллон мог лопнуть до старта, или металлическая оболочка падала преждевременно, или она не снималась вообще. Однажды баллон зацепился за решетчатую ферму крана на полетной палубе. Оболочка лампы свалилась, и яркий свет выдал место авианосца любой подводной лодке. Пришлось лихорадочно ползти по крану, чтобы погасить предательский огонь, хотя руки были обожжены.

Если не считать того, что на палубе было мало наблюдателей, это было обычное пятничное утро, до рассвета оставалось 2 часа. Через капитанский телескоп с мостика мы следили за баллоном до тех пор, пока он не исчез в тучах примерно через 7 минут. Это означало, что нижняя граница облачности находится на 5000 футов. Затем мы занялись расчетом силы и направления ветра на разных высотах и нанесли его на карту. Это была рутинная работа в море, но в то утро многие подозревали, что ветер и погода окажутся крайне важны. Если итальянский флот действительно находится в море, неизбежна схватка, которая решит, в чьих руках окажется господство на море.

В 5.30 было еще темно, когда летчики пошли в надстройку, в информационный центр. Самолеты были выстроены на полетной палубе, шум их моторов казался сладким звуком. Были признаки того, что погода будет улучшаться, облачность поднимется выше, а свежий ветер на поверхности, который сейчас дул с северо-востока, зайдет на более удобное направление для полетов, хотя мы продолжали идти на северо-запад.

Для полета экипажи больше интересовались высотными ветрами, но ветер на поверхности был также крайне: важен, поскольку «Формидеблу» приходилось разворачиваться против ветра для взлета и посадки самолетов, что замедляло движение флота на генеральном курсе. Независимое маневрирование привело бы к ослаблению противолодочного прикрытия, которое обеспечивали эсминцы, или его полному развалу.

Когда линкоры прошлой ночью покидали гавань, «Уорспайт» прошел слишком близко к илистой банке HI засорил конденсаторы, что снизило его скорость. Поэтому скорость флота была ограничена 20 узлами. Этот факт имел серьезные последствия.

К 5.55 наше соединение находилось в 150 милях южнее восточной оконечности Крита. Стало достаточно светло, чтобы различать происходящее на полетной палубе. «Формидебл» развернулся против ветра и начал поднимать самолеты. Когда самолет катился мимо мостика, пилот приветственно поднимал руку или просто кивал головой. Возбуждение нарастало. Серый день медленно занимался на востоке. Постепенно обрисовались грузные силуэты линкоров и позади них — маленькие эсминцы прикрытия. Небо заливало золотое сияние. Тучи медленно рассеивались. Видимость была около 15 миль. Началось долгое ожидание первого донесения.


Битва за Средиземное море. Взгляд победителей

Прошло почти 45 минут, когда мы покинули боевые посты. Остались только вахтенные, наблюдатели и часть артиллеристов. Для остальных наступила недолгая передышка. Мы, быстро приняв ванну, побрились и наскоро позавтракали крутыми яйцами и кофе, которые были приготовлены в кают-компании.

Через час после вылета самолетов надежды на обнаружения противника начали таять. Не приходило никаких сообщений. Напряжение усиливалось с ходом времени. «Еще один пустой поход за дикими гусями», — проворчал старший помощник. Мы уже всерьез начали бояться, что вчерашнее донесение могло оказаться ошибочным. Или, возможно, итальянский флот вернулся в базы после короткой прогулки. Мы практически потеряли надежду, когда раздались колокола громкого боя. Звонки гремели по всему кораблю. Завтраки полетели в сторону. Мы разобрали шлемы, респираторы, надели огнеупорные комбинезоны. Пожарные партии, аварийные партии, медицинские команды и вестовые бросились по местам. Стальные трапы мостика зазвенели под десятками каблуков. И снова началось долгое ожидание. Но теперь мы ожидали волнующих новостей.

Моей работой, кроме обеспечения метеорологической информации, было ведение боевого дневника, и моим местом была компасная платформа.

Капитан, Э.У. Ла Т. Биссет, управлял кораблем отсюда. Этот пост находился на 2 палубы выше полетной палубы на переднем крае острова. Перед стеклянными экранами находился парапет, откуда капитан имел круговой обзор, особенно необходимый при уклонении от атак пикировщиков. Через маленькие иллюминаторы на левой стене мостика мы могли видеть полетную палубу, где командующий авиационной боевой частью капитан 2 ранга Аткинсон руководил полетами.

На маленькой платформе одной палубой выше находился контр-адмирал Деннис Бойд, командующий авианосными силами Средиземноморского флота.

Прибыло первое донесение. В 7.20 наш самолет 5В сообщил, что видит вражеские корабли. 4 крейсера и 4 эсминца находились в точке 34°22′ N, 14°47′ Е, имея курс 230°. Это донесение было получено на «Формидебле» 8 минут спустя. Именно оно стало причиной сыгранной боевой тревоги. Затем последовало сообщение от самолета 5F, который в 7.59 обнаружил 4 крейсера и 6 эсминцев, идущие курсом 220° в точке 34°05′ N, 24°26′ Е.

По этим донесениям 2 вражеских соединения находились возле Гавдоса, двигаясь примерно на юго-восток, находясь примерно в 100 милях северо-западнее нас. Наши самолеты находились в воздухе уже полтора часа, и хотя их сообщения выглядели правдоподобными, нельзя было поручиться за полную точность навигационных расчетов. Кроме инструментальных ошибок и ошибок наблюдений и оценок, появлялись ошибки из-за изменения скорости и направления ветра, не только на разных высотах, но и с течением времени. Более того, мы могли только примерно оценивать ветер на расстоянии 100 миль. И опять, хотя видимость была около 15 миль, имелись клочья тумана, которые могли привести к расхождениям в донесениях самолетов, сообщающих об одном и том же соединении.

Хотя сообщалось о 2 отдельных соединениях на расстоянии 20 миль друг от друга, не было полной уверенности, что это не одно и то же соединение, о котором сообщают 2 разных самолета. Наши сомнения укрепились и разочарование выросло, когда стало известно, что Придхэм-Уиппелу было приказано выйти на рандеву в 6.30 южнее Гавдоса. Его соединение состояло из 4 крейсеров и 4 эсминцев. Возникло подозрение, что наши самолеты 5В и 5F сообщают именно о его кораблях.

В 8.04 пришло новое сообщение от самолета 5В, изменяющее его предыдущее сообщение. Не 4 крейсера и 4 эсминца, а 4 крейсера и 6 эсминцев. Донесение также указывало, что неприятель изменил курс с 230° на 167°. Появилась надежда, что это сообщение не относится к крейсерам Придхэм-Уиппела, так как из-за плохой видимости можно было ожидать, что уточнение донесения уменьшит количество кораблей, а не увеличит.

Через 20 минут ситуация круто резко переменилась, когда было принято срочное донесение с «Ориона». В нем говорилось о 3 неизвестных кораблях на севере, дистанция 18 миль, курс — восток. Напряжение спало. Теперь было ясно, что итальянцы в море, получены донесения об их крейсерах. Вполне вероятно, что их поддерживают и линкоры, находящиеся, возможно, дальше на северо-запад. Бой был почти неизбежен. Следуя прежними курсами, противники должны были встретиться примерно через 2 часа. Главнокомандующий приказал увеличить скорость до 22 узлов, это был максимум, который позволяли развить конденсаторы «Уорспайта». С нетерпением мы ожидали новых донесений


ГЛАВА 6

БОЙ КРЕЙСЕРОВ У ГАВДОСА


Вице-адмирал Придхэм-Уиппел вышел из Пирея на «Орионе» вместе со своей эскадрой в четверг 27 марта, имея приказ находиться в точке 34°10′ N, 24°10′ Е в 6.30 на следующее утро. Главнокомандующий со своими линкорами и «Формидеблом» в это время находился в 150 милях юго-восточнее, двигаясь на северо-запад со скоростью 20 узлов.

Вскоре после выхода в назначенную точку соединение Придхэм-Уиппела было замечено итальянским разведывательным самолетом Ro-43, который передал его состав, курс и скорость — 4 крейсера и 4 эсминца, 135°, 18 узлов. Поэтому Придхэм-Уиппел в 6.45 приказал лечь на курс 200°, чтобы скрыть свой предполагаемый курс, и увеличил скорость до 20 узлов.

Получив донесения от самолетов-разведчиков «Формидебла», в которых говорилось о двух отдельных итальянских соединениях всего в 30 милях от его позиции, Придхэм-Уиппел решил, что они по ошибке сообщают о его собственной эскадре. Это мнение разделяли Каннингхэм на «Уорспайте» и Бойд на «Формидебле».


Битва за Средиземное море. Взгляд победителей

Но заблуждения Придхэм-Уиппела разлетелись в клочья, когда в 7.45 один из наблюдателей «Ориона» заметил за кормой дым по пеленгу 10°. Через минуту стало ясно, что это вражеские корабли, а в 7.55 их опознали как 3 крейсера и 3 эсминца. Эта эскадра состояла из 3 тяжелых крейсеров — «Тренто», «Триесте» и «Больцано» — и 3 эсминцев — «Корацциере», «Карабиньере» и «Аскари». Придхэм-Уиппел правильно решил, что встретил тяжелые крейсера, чьи 8" орудия превосходят его 6". Кроме того, по крайней мере на бумаге, итальянские корабли были на 2,5 узла быстроходнее. Поэтому он повернул прямо навстречу своим линкорам, находившимся в 100 милях на юго-востоке, надеясь навести вражеские крейсера на них. Курс был изменен на 140°, а скорость увеличена до 28 узлов. В 8.02 «Орион» сообщил о 3 неизвестных кораблях по пеленгу 9 на расстоянии 18 миль. Это была группа «Триесте», ее позиция показана на карте. Однако Придхэм-Уиппел ничего не знал о другой, более сильной, итальянской эскадре, находившейся еще ближе к нему. О ее позиции совершенно точно сообщил в 7.20 самолет 5В. Но все ошибочно предположили, что он заметил соединение Придхэм-Уиппела! Самолет в 7.46 исправил свою оценку вражеских сил: не 4 крейсера и 4 эсминца, а 4 крейсера и 6 эсминцев. Но это сообщение было получено только после того, как пришло донесение «Ориона» о группе «Тренто», и оставались сомнения в его точной позиции.

Присутствие еще одного сильного соединения, о котором Придхэм-Уиппел не подозревал, ставило его в исключительно опасное положение. Ведь итальянская эскадра состояла из 5 крейсеров и 6 эсминцев и располагалась так, что легко могла отрезать его от Каннингхэма. Эта эскадра состояла из тяжелых крейсеров «Зара», «Фиуме», «Пола»; легких крейсеров «Гарибальди», «Абруцци»; эсминцев «Джиоберти», «Альфиери», «Ориани», «Кардуччи», «Да Рекко», «Пессаньо». Еще имелись некоторые сомнения относительно присутствия итальянских линкоров, хотя было подозрение, что они находятся в нескольких милях за кормой крейсеров. В 8.05 самолет 5F сообщил о 3 итальянских линкорах в точке 34° N, 24°16′ Е, но это донесение было получено только часом позже.


Битва за Средиземное море. Взгляд победителей

Придхэм-Уиппел оцепил его как «заведомо ложное», так как сам он находился в 8.05 всего в 7 милях от этой точки и должен был бы их видеть.

В 8.12 Придхэм-Уиппел уточнил свое первое донесение, так как сумел уточнить состав неизвестного соединения: 3 крейсера и неизвестное количество эсминцев на расстоянии 13 миль по пеленгу 10°. В этот самый момент итальянские крейсера открыли огонь из своих 8" орудий. «Триесте» заметил соединение Придхэм-Уиппела в 7.58 и сообщил, что оно, «очевидно, направляется в Александрию».

Первые залпы итальянцев легли недолетами, а крейсера Придхэм-Уиппела не могли отвечать, так как расстояние было слишком велико для их 6" орудий. Однако дистанция понемногу сокращалась, так как итальянцы превосходили англичан в скорости. Они сосредоточили свой огонь на «Глостере». Ночью на этом крейсере произошла авария в машине, но теперь он справился с неполадками. Хотя «Глостер» не мог отвечать, он избежал повреждений, двигаясь зигзагом.

К 8.29 дистанция сократилась до 23500 ярдов, и «Глостер» открыл огонь из своих 6" орудий, дав 3 залпа, которые легли недолетом. Однако стрельба «Глостера» заставила итальянские крейсера на несколько минут отвернуть. Поэтому, когда в 8.17 они снова легли на параллельный курс, то оказались вне радиуса действия английских орудий. Все итальянские снаряды тоже не долетали до цели. Как раз перед тем, как «Глостер» открыл огонь, на «Вендетте» произошла авария машины, и Придхэм-Уиппел отправил его в Александрию. Теперь его крейсера прикрывали только 3 эсминца.

В 8.55 итальянские крейсера внезапно прекратили огонь, описали круг влево и отошли на северо-запад. Несмотря на превосходство в скорости и дальнобойности, они не добились попаданий и были завлечены на 50 миль к нашим линкорам, которые теперь имели курс 310 и скорость 22 узла.

Из штаба Придхэм-Уиппела мало кто уцелел, но я располагаю ценными заметками, написанными начальником оперативного отдела штаба капитаном 2 ранга Р.Л. Фишером (ныне контр-адмиралом), который дал красочное описание событий, как они виделись с крейсеров, оговорив, правда, что это «смутные воспоминания». Фишер имел большой опыт плавания на эсминцах. Он писал:


«Моим главным воспоминанием о действиях крейсеров был стыд — мне казалось, что мы все время удираем.

Вот что я могу вспомнить.

Я находился на мостике с самого раннего утра. Первое, что мы заметили — маленький самолет, который, как кто-то сказал, мог базироваться только на итальянском крейсере. Вскоре после этого мы ясно различили «Тренто», и единственное, что нам оставалось — пуститься наутек. Наши 4 крейсера шли строем фронта, применяя зигзаг, и ставили дымзавесу. Австралийские эсминцы шли рядом. По нам стреляли довольно долго, и несколько залпов легли совсем рядом, они даже залили палубу всплесками, но попаданий не было. Во время этой погони эсминец, шедший справа от нас, я думаю, «Вендетта», не мог держать скорость и постоянно ломал строй. Я обратил внимание адмирала на это. Так как если бы он просто отстал, сохраняя наш генеральный курс, то был бы несомненно уничтожен. Поэтому по моему предложению ему приказали уходить в сторону, надеясь, что он не будет замечен противником.

Все это время я находился на мостике, но временами противник не был виден из-за дыма. Когда снаряды перестали падать вокруг нас, мы продолжали отход и постановку дымзавесы. После этого я сказал адмиралу, что наша обязанность — сохранить контакт с неприятелем любой ценой, поэтому нам следует прекратить ставить завесу и нужно повернуть обратно, чтобы видеть то, что мы можем видеть. Однако он промедлил с решением, возможно, всего несколько минут, сейчас трудно вспомнить. Когда мы все-таки развернулись, море было совершенно пустым, и я почувствовал легкое разочарование».


В 8.30 с «Глостера» был катапультирован самолет, чтобы корректировать стрельбу. В 9.17 он заметил эскадру Каттанео, которая теперь тоже отходила на запад, и сообщил о ней. Это донесение было передано на неправильной частоте, и его получили только на «Глостере».

Придхэм-Уиппел, не зная об этом, получил донесение самолета 5F с «Формидебла» о 3 итальянских линкорах как раз перед тем, как крейсера Сансонетти прекратили огонь и повернули на запад. Как говорилось ранее, он считал это донесение «заведомо неверным» и решил следовать за кораблями, обстреливавшими его. В 9.36 он сообщил о 3 крейсерах и 3 эсминцах, которые видел идущими курсом 320° со скоростью 28 узлов на расстоянии 16 миль.

Первый раунд завершился, но ни одна из сторон не добилась попаданий, и обе стороны не подозревали о присутствии вражеских линкоров. Более того, оставались неизвестными и состав сил противника, и их расположение. Было известно, что крейсера типа «Гарибальди» напоминают по внешности линкоры типа «Кавур», поэтому их крайне трудно различить с воздуха. Донесению о присутствии 3 итальянских линкоров никто не поверил. На самом деле имелся лишь новейший линкор «Витторио Венето» под флагом главнокомандующего итальянским флотом адмирала Иакино, который находился в нескольких милях за пределами видимости на левой раковине крейсеров Придхэм-Уиппела, которые отходили на юго-восток, надеясь навести итальянские крейсера на свои линкоры. А теперь сам Придхэм-Уиппел мчался на северо-запад, чтобы попасть точно в такую же ловушку, какую он сам готовил итальянцам.

Достаточно интересно проследить за скоростью продвижения британских линкоров. В 7.00, через 12 часов после выхода из гавани, они находились в 240 милях от Александрии, поддерживая скорость 20 узлов. Так было до 8.27, когда было получено донесение «Ориона». После этого главнокомандующий увеличил скорость до 22 узлов. Учитывая ожидаемые сообщения о неприятеле и назначенное на 6.30 рандеву с Придхэм-Уиппелом, естественно будет спросить, почему британские линкоры, находясь в 150 милях от назначенной на 6.30 позиции, не увеличили ночью скорость? Модернизированные «Уорспайт» и «Вэлиант» могли развить 24 узла, но старый «Барэм» еле выжимал 23 узла. Однако, даже учитывая это, следует помнить об упоминавшейся аварии конденсаторов на «Уорспайте», которая снизила скорость флота до 20 узлов. Развороты «Формидебла» против ветра (на северо-восток) для взлета самолетов на рассвете тоже сократили скорость сближения.

В ответ на вопрос, касающийся скорости флота в течение ночи, адмирал сэр Мэнли Пауэр, который был начальником оперативного отдела штаба командующего, дал такое объяснение:


«Следует помнить, что у нас не было особых причин спешить, так как мы не считали, что нашим крейсерам угрожает серьезная опасность. Вообще выход в море линкоров был решен в последнюю минуту».


Каннингхэм в 8.22 приказал увеличить скорость до 22 узлов, но через 20 минут он приказал «Вэлианту» на максимальной скорости идти на помощь крейсерам Придхэм-Уиппела, чье положение под огнем итальянских 8" орудий считалось «слишком опасным» и им требовалась поддержка. «Нубиэну» и «Мохауку» было приказано сопровождать его, обеспечивая противолодочное прикрытие. Получив донесение «Ориона», главнокомандующий приказал «Формидеблу» отправить в атаку торпедоносцы, но решил отложить ее, чтобы точнее выяснить наличие итальянских линкоров и их точную позицию. Он не хотел открывать свои силы до того, как сможет наверняка поймать их.

Каннингхэм отмечает, что ограниченная скорость «Уорспайта» вызывала у него раздражение, но вмешался флагманский механик флота, который принял необходимые меры. Вскоре «Уорспайт» дал свои законные 24 узла. «Я испытал удовлетворение, видя, что «Вэлиант», шедший позади на полной скорости, больше не наседает мне на корму. Мы шли вместе».

Услышав в 9.18, что вражеские крейсера прервали бой, Каннингхэм отменил приказ «Вэлианту» идти на помощь Придхэм-Уиппелу, и скорость была снижена до 22 узлов, чтобы позволить «Барэму» не отставать. «Нубиэн» и «Мохаук» получили приказ занять свои места в завесе.

Все ждали развития событий. Как только обстановка сложится благоприятно, авианосные самолеты атакуют и постараются замедлить отход итальянцев. Затем настанет черед линкоров нанести решающий удар. Ставки были очень высокими. Но драгоценное время уже было упущено из-за аварии с холодильниками «Уорспайта», и даже теперь предельную скорость ограничивал «Барэм». Легко понять, что на мостике «Уорспайта» разыгрывался спектакль «Тигр в клетке».


ГЛАВА7

ИТАЛЬЯНСКАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ


Теперь самое время разобраться, что же обо всем этом думают итальянцы. Итальянская точка зрения луч