Book: Библиотека Небесного Пути. Главы 1401 - 1500



Библиотека Небесного Пути: Главы 1401 - 1500

Глава 1401 – Его имя Чжан Сюань

Стоять в одном положении с ничтожной фигурой, которая еще даже не достигла сферы Святого... Ху Ивэй внезапно почувствовал, как внутри у него все сжалось.

«Забудь, я просто спрошу мастера, когда вернусь!»

Ху Ивэй знал, что только понизит свой статус, если будет с ним спорить. Более того, имелся шанс, что тот говорил правду. Если бы это было так, в будущем над его действиями могли бы насмехаться за то, что Мастер Ян не может держать своих подчинённых в узде, что плохо сказалось на их репутации.

Поэтому он промолчал. Однако, по мере роста внутреннего негодования, он в конце концов не смог держать себя в руках и хмыкнул. — Молодой мастер Фэн Цзыи необычайно талантливый человек. Даже если тот человек Чжан Сюань - прямой ученик моего мастера, я не сомневаюсь, что молодой мастер Фэн Цзыи старший.

Фэн Цзыи был чрезвычайно талантливым человеком, и даже основные члены высших Кланов Мудрецов могли лишь поспевать за его уровнем. Кроме того, он был трудолюбивым человеком, и достигал всего своим упорным трудом. Именно благодаря сочетанию его непреклонного усердия и его превосходящего таланта он смог в двадцать пять уже дорасти до начальной стадии сферы Призрачного Пространства. Даже если тот парень Чжан Сюань был учеником Мастера Яна, тот никак не мог превзойти Фэн Цзыи!

— Мой молодой мастер никогда не терпел поражения от своих сверстников! — Уверенно ответил Сунь Цян.

Он так долго путешествовал с молодым мастером, но не помнил, чтобы тот хоть раз кому-либо проиграл из сверстников.

Те, кто осмеливался противостоять молодому господину, в конце концов становились его учениками или дедушками. Каким бы могущественным был Фэн Цзыи, он не мог сравниться с его молодым мастером!

Услышав хвастовство толстяка, Ху Ивэй нахмурился. — Твой молодой мастер никогда не терпел поражения от своих сверстников? Хмф! Просто он не встречался с достойными!

В молодом поколении самым талантливым отпрыском Клана Мудрецов, несомненно, мог считаться Чжан Юй, но даже он не шел ни в какое сравнение с Фэн Цзыи. Даже если тот Чжан Сюань, был действительно могущественным, он не мог сравниться с Фэн Цзыи!

Не желая тратить время на упрямого старика, Сунь Цян хмыкнул. — Бессмысленно спорить об этом здесь. Скоро ты узнаешь ответ.…

Однако его прервали на полуслове: — Старейшина Ге, произошла катастрофа!

Вслед за этим в комнату вбежал взволнованный старейшина.

Увидев, что в комнату ворвался старейшина из Зала Честности, Гэ Сунь нахмурившись спросил: — Что случилось?

Раз старейшина так паниковал, должно было произойти что-то громкое.

— Я ... это люди из Гильдии Врачей! Все они внезапно пришли в Зал Честности и впереди всех шел Божественный Целитель Бай Юй, и по какой-то причине им всем одновременно удалось прорваться! Среди них целая дюжина старейшин, которые начали прорываться в Разделение Пространства. А поскольку они начали прорываться в одном место, то явившиеся молниеносные испытания начали сливаться друг с другом! — бледнея доложил старейшина.

— Одновременно?

— Сливаться друг с другом?

Услышав эту новость, все вздрогнули. Даже глаза Чжань Тяньчэна расширились от ужаса, он не мог поверить в то, что только что услышал.

Мощь испытания молний отнюдь не была постоянной. Если бы два человека одновременно совершили прорыв в непосредственной близости друг от друга, сила явившегося испытания отнюдь не соответствовала фразе "сложи один с один и получится два". Скорее, резонанс между молниеносными испытаниями могла привести к тому, что итоговая сила могла увеличиться на четыре или пять раз.

По этой причине культиваторы всегда избегали одновременно прорываться. Даже если бы два культиватора собирались одновременно прорываться, они пытались дистанцироваться друг от друга насколько это возможно, чтобы мимизировать шансы слияния явившихся к ним молниеносных испытаний.

Ведь как только произойдет слияние, вероятность успеха приблизится к нулю.

Тем не менее, от гильдии Врачей фактически прорвалась сразу дюжина старейшин. Как будто этого им было мало, они решили сделать это внутри Зала Честности!

«Чем вам так насолил Зал Честности?»

«Вы будете довольны, когда посмотрите на его руины?»

— Я знаю большинство старших руководителей гильдии Врачей. В то время как большинство из них действительно находится на уровне Святого 7 дана, большая их часть застряла на этом уровне уже на сотню лет, поэтому от них никто не ожидал прорыва. С чего бы им вдруг вместе прорываться? — Непонимающе нахмурился Чжань Тяньчэн.

Из-за яда, которым его отравил Ху Ивэй, он часто посещал гильдию Врачей, и все старейшины изучали яд в его теле. Поэтому со временем они сблизились.

Большинство управляющих старейшин в ранние годы повышали свою культивация, полагаясь на лекарственные травы и пилюли, поэтому в их меридианах и венах оставалось много лекарственного осадка. Кроме того, прошло слишком много лет, и их жизненные силы уже иссякли, поэтому они уже практически не могли прорваться дальше.

«Тогда почему?»

Это было совершенно нелогично!

Старец на мгновение задумался, а затем ответил. — Понятия не имею. Согласно слухам, Божественный Целитель Бай Юй пригласил первокурсника провести лекцию для них, но вместо лекции, первокурсник начал предлагать им указатели для устранения недостатков в собственном развитии и обретенные знания помогли им прорваться.

— Первокурсник?

— Предлагал им указания?

— Помог более чем дюжине культиваторов Святого 7-дана?

Толпа замерла, услышав эти слова.

Даже Ху Ивэй был полностью ошеломлен.

Даже его мастер, Ян Сюань, столкнулся бы с большими трудностями, если бы более дюжины культиваторов Святого 7 дана одновременно прорвались!

— Это новости из вторых рук, поэтому я не могу гарантировать точность деталей. Однако из-за их прорыва, размер шторма в небе уже превысил пять тысяч Му! Даже защитные формации Зала Честности не выдержат такой мощи! — воскликнул старейшина.

— Идём! — Зная, что нельзя терять времени, Гэ Сунь поспешно встал и бросился в Зал Честности.

Все старейшины, включая Чжань Тяньчэна последовали за ним.

Сунь Цян на мгновение заколебался и тоже пошел за ними.

Вскоре вся толпа подошла к Залу Честности. Глядя на нависшие над ними в небе зловещие грозовые тучи, которые еще и полностью закрывали солнце, каждый из них ощущал сильную нервозность.

Это правда, что Зал Честности был идеальным местом, где любой культиватор мог наиболее безопасно справиться с испытанием, но это ... несоразмерно!

Если из нынешних грозовых облаков ударит хоть одна молния, весь зал вместе со всеми культиваторами могло превратить в пепел!

Гэ Сунь невольно вздрогнул. В это мгновение он одновременно и восхищался, и трепетал от мощи природы. Он повернулся к Чжань Тяньчэну и с тревогой на лице спросил: — Мастер Чжань ,что будем делать?

Буквально минуту назад Зал Признания Учителей на их глазах был превращен в руины. Если что-то случится и с Залом Честности, ему даже не пришлось бы писать заявление на отставку!

— Понятия не имею. — Мрачно покачал головой Чжань Тяньчэн.

Если бы молниеносное бедствие было хоть немного меньше, он все еще мог бы с силой рассеять его своей силой. Однако нынешнее уже выросло до размеров пять тысяч Му. Его мощь уже настолько велика, что он бы сам первее исчез с лица мира, чем успел бы развеять его!

— Если дело действительно дойдет до этого, нам, возможно, придется активировать Священную Формацию Хранителей. — Мрачно сказал Гэ Сунь.

— Священную Формацию Хранителей? Нет, мы не должны! — Как ни тревожился Чжань Тяньчэн, он все же отверг предложение Гэ Суня. — Эту формацию нужно использовать только в худшем случае, когда на карту поставлено выживание всего Святилища. Как бы ни была сильно испытание, она не сможет уничтожить всё святилище.

Священная Формация Хранителей с большим трудом была установлена многими поколениями предшественников. Имелось строгое ограничение на активацию формации. Поэтому её следовало активировать только в самом худшем случае.

— Если мы не активируем её, Зал Честности будет уничтожен! — Запаниковав воскликнул Гэ Сунь.

— Это... — лицо Чжань Тяньчэна потемнело. Он задумался, но так и не смог придумать жизнеспособного альтернативного решения. Однако вместо этого ему пришла в голову другая мысль, и он поспешно перевел взгляд на старейшину, который уже сообщал им о случившемся. — Как зовут первокурсника, который ранее предлагал советы дюжине старейшин из гильдии Врачей, и где он?

Учитывая, что именно после его учений начали прорываться старейшины гильдии Врачей, имелся шанс, что у него имеется способ справиться с их нынешней проблемой.

— Понятия не имею, где он сейчас, но, кажется, кто-то упоминал его имя.

Старейшина глубоко задумался и вспомнив ответил1.

— Его имя... Чжан Сюань!

Глава 1402 – Чжан Сюаня бьёт током

— Чжан Сюань? — Чжань Тяньчэн был поражен этим именем.

«Разве не так звали молодого мастера того толстого дворецкого, непосредственного ученика Мастера Яна?»

Остальные тоже были явно поражены. Они обернулись и посмотрели на стоявшего неподалёку Сунь Цяна, и, к их удивлению, тот не только не был поражен увиденным, а будто... вздохнул с облегчением.

И Сунь Цян действительно испытывал сейчас облегчение, потому что знал, что кроме его молодого мастера с катастрофой в небе никто не справится!

На самом деле, он был бы шокирован, если бы виновником этого не был его молодой мастер!

В некоторые дни своей жизни он не мог не чувствовать себя по-настоящему беспомощным. Все, чего он хотел - спокойно выполнять свои обязанности дворецкого, вести скромную и мирную жизнь. Но, как будто судьба сыграла с ним злую шутку, ему пришлось приглядывать за таким шумным молодым человеком!

Учитывая, как много всего произошло, даже ему будет трудно разрешить этот спор!

С такими мыслями Сунь Цян медленно закрыл глаза, и на его лице появилось смирение.

Низкий профиль. Эти были два слова молодой мастер повторял каждый день, но, честно говоря, все, что тот делал, это каждый раз противоречил им. В некотором смысле, он чувствовал, что пытается унизить его способности!

В последние несколько месяцев ему было очень тяжело выполнять поручения такого человека! Но опять же, если это была легкая задача, старый господин доверил бы его Ху Ивэю, а не ему

Узнав, кто стоит за этим делом, Гэ Сунь потерял самообладание и яростно зарычал на Сунь Цяна. — Что, черт возьми, пытается сделать тот парень, раз заставил стольких людей одновременно и в одном месте прорываться?

Сунь Цян неловко почесал в затылке.

Честно говоря, даже проведя столько месяцев с Чжан Сюанем, он так и не понял, как тот думает.

— Сейчас не время брать на себя ответственность, — строго прервал их перепалку Чжань Тяньчэн. — Мы должны поторопиться и найти старейшин, которые собираются прорываться и убедить их подавить культивацию, а также переселиться, прежде чем упадёт мол…

Как только испытание явилось, оно уже никак не могло исчезнуть, но все еще можно было отсрочить падение молнии в случае подавления культивации. Если бы они смогли выйграть таким образом время и убедить всех старейшин разделиться, они могли бы уменьшить силу собирающихся над их головами молний.

Бум!

Но прежде чем Чжань Тяньчэн успел закончить, мощная ударная волна прокатилась по окрестностям, и в то же время в сторону грозовых облаков выстрелил мощный взрыв энергии.

Хуала!

Мощный взрыв энергии будто бы спровоцировал грозовые тучи и в мгновение ока скопление грозовых облаков уплотнилось и те снова расширились в стороны.

— Они…

Увидев такое зрелище, все с тревогой посмотрели туда, откуда исходил мощный взрыв энергии, и их лица сразу потемнели.

Энергетический взрыв произошел от Лазруного Дракона из Преисподней, Святого зверя 8 дана! С безумным выражением на лице, тот яростно посылал все больше и больше всплесков энергии в сторону грозовых облаков, как будто не желал успокаиваться, пока грозовые облака не оставят от строений внизу выжженную землю!

— Черт возьми! Откуда он появился? Какого хрена вы тут бездельничаете? Остановите его! — Паникующе взревел Гэ Сунь.

Он сразу бросился в сторону Лазурного Дракона из Преисподней чтобы остановить его, но прежде, чем он смог приблизиться к нему, со спины дракона оттолкнулся старик и послал волну Ци меча в сторону грозных грозовых облаков.

Треск! Треск!

Молниеносное бедствие тут же среагировало. В одно мгновение пять тысяч му грозовых облаков расширились до более чем шести тысяч му.

Приглядевшись поближе к лицу старейшины, Сэ Гунь вскрикнул от ужаса. — Бай Юй, ты с ума сошел!

Старейшина, который только что запустил разрушительную волну Ци меча, был не кто иной, как Божественный Целитель Бай Юй!

Как Врач, Бай Юй был человеком, который имел большое сострадание ко всем живым существам в мире, поэтому он даже колебался давить муравьёв. Так почему же он так сильно стремился усилить молнии в небе, он без колебаний готов был распрощаться с жизнями людей вокруг?

«Если мой Зал Честности чем-то обидел тебя, мы всегда могли поговорить! Зачем ты заходишь так далеко?»

В этот момент Божественный Целитель Бай Юй, в разгар своей яростной атаки на грозовые облака, внезапно увидел Гэ Сюня и остальных, и его глаза немедленно загорелись. — Гэ Сюнь, ты здесь. Здорово! Поспеши и помоги мне. Мастер Чжань, вы тоже здесь? Замечательно! Быстрее, нам нужна помощь, мы должны как можно сильнее атаковать молнии в небе.

«Напасть на катастрофу в небе?» Гэ Сюнь и Чжань Тяньчэн широко раскрыли глаза, услышав эти слова. Они обменялись взглядами, и в глубине их глаз читалось одно и то же - замешательство.

Неужели он сошел с ума оттого, что лечил слишком много пациентов?

Чем больше будет атакованы тучи в небе, тем сильнее на них упадёт молния. При такой скорости все будут убиты током!

Ху-ху-ху!

Пока они сбиты с толку от криков Божественного Целителя Бай Юй, внезапно раздался яростный свист ветра. Издалека летело несколько человек, и это были старейшина, отвечающий за Зал Правильности, старейшина Ху Цин, Мастер Фэй и всё Элитное Подразделение.

Заметив человека среди приближающейся группы, Ху Ивэй сразу бросился к молодому человеку и сжал его кулак.— Молодой мастер.

— Старейшина Ху? Я думал, вы уже покинули Святилище Мудрецов. — Немного удивился Фэн Цзыи, увидев перед собой Ху Ивэя.

— У меня еще остались некоторые дела. Ты слышал, что наш мастер принял нового ученика по имени Чжан Сюань? — Спросил Ху Ивэй.

— Вы говорите о старшем Чжане? — Переспросил Фэн Цзыи. — Слышал. Старший Чжан способный человек. Если я не ошибаюсь, то за таким бедствием в бее стоит именно он.

Как бы Фэн Цзыи не хотелось признавать это, в глубине души он знал, что Чжан Сюань действительно сильнее его.

— Старший? — Дрогнув лицом спросил Ху Ивэй.

Это означало, что толстяк говорил правду! Его молодой мастер и в самом деле стал младшим!

— Но разве этот парень не слишком небрежен? Он знал, что эти старейшины собираются совершить прорыв, так почему он заставил их всех собраться в одном месте? Как он собирается справляться с такой огромной катастрофой? — Сердито спросил Ху Ивэй.

Чем больше он думал об этом, тем более неразумным считал Чжан Сюаня.

В самом начале он бы смог развеять явившиеся грозовые облака своей силой. Однако, когда в облака метнули свои атаки Лазурный Дракон из Преисподней и Божественный Целитель Бай Юй, эта возможность была упущена.

Даже если ему повезет и у него получится разогнать их, он будет серьезно ранен и даже возможно станет калекой.

Он не был Грандмастером и он не обладал сострадальческой чертой к людям. Естественно, он не собирался жертвовать собой ради других.

— Небрежность? Старший Чжан не ошибся. Он намеренно усиливает молнии над нами! — С восхищением в глазах ответил Фэн Цзыи.

В Зале Правильности, он чуть не упал в обморок от страха, увидев, каким огромным стало и молниеносное бедствие старейшины Ляо. Однако, став свидетелем того, как Чжан Сюань легко с ним разобрался, он больше перестал бояться испытаний молний, если последний будет рядом.

— Намеренно усиливает? — Услышав эти слова, Ху Ивэй широко раскрыл глаза. Он не мог понять, к чему клонит Фэн Цзыи.

— Вам может показаться это странным, но старший Чжан способен пожирать молнии. Только когда молнии будут достаточно велики, он сможет насытиться, — спокойно объяснил Фэн Цзыи.

— Пожирает ... молнии? — Чжань Тяньчэн и остальные, услышав слова Фэн Цзыи чуть не потеряли равновесие и упали с неба.

Молниеносное бедствие считалось формой наказания с небес! Стоять против него-все равно что стоять против небес! Неужели такое можно съесть?

«Да ты издеваешься!»

Видя направленные на себя недоверчивые взгляды в разговор вмешался старейшина Ху Цин. — Он не шутит. Мастер Чжан действительно может это сделать.

— Я тоже видел это собственными глазами, — добавил Мастер Фэй. — Хотя грозовые тучи в Зале Правильности были не такими большими, как нынешние, она все еще была очень мощной. Тем не менее, Мастер Чжан смог легко их проглотить... и, что более важно, он даже отпугнул испытание!



— Отпугнул? Неужели испытание молнии испугалось его?

Толпа попросту оцепенела.

Чем больше они слушали рассказы очевидцев, тем больше им казалось, что они слушают преувеличенные героические истории, которые обычно рассказывали в тавернах. Но стоило ли столь уважаемым людям лгать об этом?

После короткой Чжань Тяньчэн спросил: — Где Чжан Сюань сейчас? Приведи нас к нему.

После всего сказанного они так и не встретили легендарного первокурсника. Кем был тот парень, раз о нём все говорили спустя месяц после его поступления?

— В настоящее время он с теми старейшинами, которым сейчас предстоит справиться с испытанием, — сказал Фэн Цзыи и указал рукой.

Все быстро обернулись и увидели молодого человека, сидящего, скрестив ноги, перед несколькими старейшинами. Его губы безостановочно открывались и закрывались, словно он их наставлял.

С другой стороны, старейшины гильдии Врачей, будто были опьянены его лекцией. Они безостановочно высвобождали свою силу, как будто боялись, что их молниеносное бедствие не будет достаточно сильным.

— Это Чжан Сюань? — С некоторым восхищением спросил Чжань Тяньчэн.

Честно говоря, если учесть, как все небо пугающе потрескивало от молний, и учитывая грозные вспышки света, он уже считал невероятным, что тот мог так спокойно продолжать лекцию.

Даже Ху Ивэй кивал от благоговейного страха.

За все эти годы единственным человеком, у которого хватило ума сохранять спокойствие даже перед лицом катаклизма, был его мастер!

Неудивительно, что Чжан Сюань сумел завоевать восхищение молодого мастера. Только одно это дело не смог бы совершить обычный человек. По крайней мере, он знал, что он не смог бы сделать то же самое.

— Смотрите, смотрите! Чжан Сюань собирается пожрать молнии!

Пока все испытывали шок перед молодым человеком, тот внезапно прервал свою лекцию и встал. Легким прыжком он быстро поднялся на высоту и остановился прямо под тревожными грозовыми тучами.

Судя по положению, в котором находился молодой человек, не было сомнений, что он привлечет внимание молниеносного бедствия и подвергнется его атаке.

— Да его же сейчас попросту раз воплотит, даже праха не останется! — Тут же с дрожью в коленках воскликнул Чжань Тяньчэн.

— Ха, об этом не стоит беспокоиться! Я видел уже сегодня такое и сейчас он бросится прямо в тучи. Вскоре грозовые тучи быстро сгустятся и... — увидев, что Чжан Сюань пришел в движение, Чжан Юй начал всё объяснять.

Но в следующий момент на лицах всех появилось странное выражение. Озадаченный странным ответом, Чжан Юй быстро повернул голову к небу, и увиденное заставило его застыть на месте. — Э-это…

Прежде чем юноша в небе успел пошевелиться, на него обрушилась мощная молния.

Треск!

Молния изжарила молодого человека, и по комнате поплыл ароматный запах. В тот момент не хватало только щепотки тмина.

— Это... то, что вы все подразумеваете под пожиранием молнии?

Чжань Тяньчэн и остальные молча смотрели на тех, кто ранее вовсю расхваливал Чжан Сюаня.

Глава 1403 – Сомнения Ху Ивэя

Перед ударом молнии их почти убедили, что Чжан Сюань это живое божество и что в этом мире нет ничего, на что он был бы неспособен. В конце концов, даже молниеносные бедствия пугались его! Но представленное зрелище явно говорило им, что их нагло обманули!

«Разве он не должен был нырнуть прямо в грозовые тучи и заставить молниеносную скорбь дрожать от страха?»

«Так почему же его поразило молнией? Похоже, он с самого начала не мог противостоять молнии!»

— Неужели... он все еще адаптируется? Он должен поправиться через минуту... — предложил Чжан Юй.

Хотя ситуация сложилась не совсем так, как он ожидал, он все равно сильно верил в способности Чжан Сюаня.

В конце концов, немногим ранее он стал свидетелем совершенно неразумных событий.

Но опять же, прежде чем он смог закончить, Чжан Сюань был поражен еще одной молнией. На этот раз мощь молнии была так велика, что он рухнул обратно на землю, и его тело непроизвольно содрогнулось и искрилось.

Бум! Бум!

Все больше и больше молний обрушивалось на Чжан Сюаня, и его конвульсии становились все более и более интенсивными.

Гэ Сюнь не мог не спросить: — Должны ли мы... спасти его?

Даже он не мог больше смотреть на ситуацию. После всех похвал, которыми все осыпали молодого человека, последний полностью разочаровал их ожидания.

— Как ты хочешь его спасти? — Горько спросил Чжань Тяньчэн.

Падающие молнии и без того были чрезвычайно сильны, а вмешавшись, они бы еще усилили их. Они только ухудшат ситуацию, если безрассудно бросятся в бой!

— Тогда... мы будем смотреть, как этого парня убивает током? — Нахмурившись, спросил Гэ Сунь.

— Я... я не знаю... — Чжань Тяньчэн покачал головой с противоречивым выражением на лице.

Будучи заместителем главы Святилища Мудрецов, долг заключался в защите студентов, но он впервые столкнулся с таким мощным испытанием молний. Он понятия не имел, как противостоять этому.

Пока толпа беспомощно наблюдала за ситуацией, Чжан Сюань, которого терзали сильные молнии, телепатически разговаривал со злодеем: — Ты уже нашел? Быстрее!

Не то чтобы он не хотел броситься прямо в грозовые тучи и поглотить энергию молний, но ему было нелегко создать такое огромное скопление грозовых облаков, и вряд ли ему позволят сделать это еще раз. Естественно, он должен был в полной мере использовать эту возможность, чтобы Злодей нашел верхнюю часть своего скелета.

Трудно было сказать, как скоро сбежит испытание, когда он начнёт поглощать его энергию, поэтому у Чжан Сюаня не было выбора и он позволил молниям бить по себе.

К счастью, его физическое тело и Первобытный Дух уже были закалены молнией, поэтому мог довольно хорошо ей сопротивляться. Хотя грозовые тучи безжалостно посылали молнии в его сторону, но им потребовалось бы бить его очень долго, чтобы действительно создать для него смертельную угрозу.

— Мастер, я отчетливо ощущаю свое тело, оно определенно здесь! Но по какой-то причине я не могу определить его точное местоположение. Как будто оно спрятано в каком-то особом пространстве, — в отчаянии ответил Злодей.

Он также беспокоился за Чжан Сюаня, видя как того хлестало молниями и как тот терпел, чтобы он смог найти скелет своего тела, но, несмотря на поиски, он просто не мог его найти.

Он был уверен, что его скелет там, но не мог определить его местоположение... и по его мнению, скорее всего, оно находилось в другом измерении.

— Особом пространстве? — Чжан Сюань на мгновение задумался, а затем его сердце дико застучало. - Я слышал, что Внутреннее Святилище расположено в свёрнутом пространстве. Может быть, там и находится часть твоего скелета?

Чжан Сюань никогда полностью не исследовал огромное Святилище Мудрецов, но видел её территории с неба. Еще тогда он задался вопросом, почему ему не удалось увидеть Внутреннего Святилища, и расспросив других студентов он узнал, что оно на самом деле находилось в отдельном свёрнутом пространстве. Те чем-то напоминали оставленный Древним Мудрецом Цу Ю дворец.

Злодей ясно ощущал присутствие своего скелета, но не мог его найти. Это означало, что существовал шанс, что тот спрятан в свёрнутом пространстве, что и мешало Злодею точно определить его местоположение.

— Такое возможно, — ответил Злодей.

— Ладно. Я сейчас избавлюсь этой молниеносной катастрофы в небе, и мы продолжим поиски, когда доберемся до Внутреннего Святилища.

Зная, что его действительно может ударить током, если он позволит молниям и дальше поражать его, Чжан Сюань вынырнул из депрессии и бросился в небо, направляясь прямо к скоплению грозовых облаков.

Ранее он отправился в гильдию Врачей по приглашению Божественного Целителя Бай Юй, чтобы прочитать лекцию о ядах. Однако, когда он увидел, что все присутствующие на лекциях были культиваторами высшего уровня Святого 7 дана и которым не хватало лишь шага до прорыва в сферу Разделение Пространства Святого 8 дана, он решил попробовать воспользоваться возможностью и помочь им прорваться.

У него не было книг, касающихся прорыва от Святого 7-дана к Святому 8-Дану, но, указав и разрешив основные недостатки их развития и воспользовавшись помощью лозы, он не потратил слишком много усилий и помог им всем.

Все это в конечном итоге привело к сцене, которая чуть не заставила Гэ Суня упасть в обморок от шока.

Как и ожидалось от молниеносного бедствия, образованного более чем дюжиной культиваторов, проходящих одновременно испытание сферы Разделения Пространства, собравшаяся в небе энергия была поистине невероятной. Нырнув прямо в грозовые облака и яростно пожирая окружающую молниеносную энергию, Чжан Сюаню не потребовало много времени на полное восстановление замкнутого пространства внутри своего даньтяня. В то же время ему удалось поглотить столько энергии, что ему оставался лишь шаг до прорыва в сферу Великого Владыки.

Очень скоро молниеносная скорбь поняла, что кто-то крадет ее энергию, и в испуге убежала.

«Мне удалось достичь сферы Полувеликого Владыки», обрадовался Чжан Сюань.

Даже если грозовые облака очень быстро исчезли, Чжан Сюань все же сумел сделать последний шаг вперед и разбить свое узкое место, достигнув сферы Полувеликого Владыки.

И теперь пришло время ему действительно начать искать методы культивирования сферы Великого Владыки, чтобы он мог начать продвигаться к более высоким сферам.

Войдя в грозовые облака, Чжан Сюань быстро переоделся и привел себя в порядок, поэтому, когда испытание ушло, он уже не был в том неопрятном состоянии, в котором он был раньше, когда спускался с неба. Только тогда он заметил поднятые в его сторону ошалевшие взгляды.

К его удивлению, Сунь Цян тоже оказался в толпе.

— Молодой мастер! — Видя, что с Чжан Сюанем все в порядке и он по-прежнему внушает благоговейный трепет, Сунь Цян вздохнул с облегчением.

Он тут же бросился вперед, взмахнул рукой и протянул ему нефритовый контейнер. — Это высшие духовные камни, которыми вам компенсировал старейшина Гэ!

— Компенсировал? Высшие духовные камни? — Удивился Чжан Сюань.

Ему потребовалось приложить очень много усилий, чтобы заработать один высший духовный камень—думая об этом, он внезапно вспомнил, что Чжан Хэн все еще должен ему пять, а его дворецкий, который даже не достиг сферы Святого уже принёс ему целых пять.

Но термины, которые использовал Сунь Цян, "компенсировал" ... за что старейшина Святилища Мудрецов должен был компенсировать ему?

— Ты прямой ученик Мастера Яна? Как раз в тот момент, когда Чжан Сюань собирался прояснить ситуацию, раздался сомневающийся голос.

Чжан Сюань повернул голову и увидел направляющегося к нему хмурившегося старика.

— Он дворецкий Фэн Цзыи, подчиненный Мастера Яна. — Заметив смущение в глазах Чжан Сюаня, Сунь Цян улыбнувшись представил старика. — В настоящее время он находится под моим командованием.

— Подчиненный Мастера Яна? Под твоим командованием? — При этих словах у Чжан Сюаня закружилась голова.

‘Мастер Ян", однажды слетевший с его губ, был лишь выдумкой. Хотя ему удалось убедить Фэн Цзыи доверять ему, но почему к нему пришел подчинённый Мастера Яна, не говоря уже о том, что тот находился под командованием Сунь Цяна?

Зная, что его дворецкий не был надежным человеком, Чжан Сюань повернулся к старику и спросил: — Вы…

— Я Ху Ивэй, дворецкий Мастера Яна. — Ху Ивэй представился и начал внимательно разглядывать молодого парня перед собой.

Мгновение спустя он не мог не выразить сомнения в своем сердце. — Мастер Чжан, прости, что спрашиваю, Но ты из клана Чжан?

— Нет. — Чжан Сюань беспомощно покачал головой.

— Нет? — Ху Ивэй, будто бы удивился его ответу и продолжил спрашивать. — Мастер Чжан, если я не слишком многого прошу, могу я взглянуть на твою руку? Я хочу кое-что проверить.

— Руку? — Чжан Сюань был озадачен странными действиями Ху Ивэя, но после небольшой паузы все же протянул руку.

Старик легонько пощупал пульс, словно проверяя, нет ли каких-нибудь признаков. С течением времени морщины на его лбу начали лишь углубляться. — Это странно. Ты действительно не из клана Чжан?

— Ты имеешь в виду мою родословную? Я действительно не из клана Чжан, — снова ответил Чжан Сюань, убирая руку.

Ранее он уже заимствовал сущность крови Чжан Цзюсяо, желая убедиться в этом, но поскольку между его кровью и кровью Чжан Цзюсяо не возникло никакого резонанса, он убедился, что не был потомком клана Чжан.

— Тогда, был ли сокрушен клан Чжан... — Ху Ивэй собирался что-то спросить, но вдруг замолк. Спустя мгновение он покачал головой и сказал: — Не обращай внимания. У меня еще есть дела, так что я ухожу.

Произнеся эти слова, Ху Ивэй повернулся и с легким мерцанием своего силуэта исчез.

Глава 1404 – Башня Грандмастеров

«Его слова бессвязны», покачав головой отметил про себя Чжан Сюань.

Он думал, что Ху Ивэй, как дворецкий Ян Сюаня, несомненно, будет внушительной и грозной фигурой, но кто бы мог подумать, что он окажется таким ненадежным?

Но, говоря об этом, возникла странность. Врожденный Яд внезапно подействовал, когда Ху Ивэй положил пальцы на его пульс. Ему повезло, что он сумел подавлять Врожденный Яд от распространения своей чженьци Небесного Пути и молниеносную энергию, которую он впитал ранее, иначе было бы действительно неудобно, если бы его назвали в итоге назвали Мастером Яда.

В любом случае, раз Ху Ивэй ушел даже на превосходящей Ло Сюаньцина скорости, Чжан Сюань больше не мог медлить. Он повернулся к Сунь Цяну и телепатически спросил: — Ты сказал, что эти высшие духовные камни -компенсация старейшины Гэ. Что случилось?

—Это так... — и Сунь Цян быстро рассказал Чжан Сюаню о том, что произошло ранее.

— Т-ты выдал свою личность... и даже сломал Зал Признания Учителей? — Чжан Сюань чуть не упал в обморок, выслушав весь рассказ о случившемся.

Его дворецкий был храбр!

Хотя он был самозванцем, он фактически нагло указал пальцем на настоящего дворецкого Ян Сюаня и обвинил того в обмане. Он действительно должен благодарить Чжан Сюаня за предусмотрительность, ведь он был всё еще жив!

— Я оставлю это дело, но в будущем тебе придется держать себя в руках. Как ты знаете, мой учитель-человек скромный и любит тишину, поэтому его дворецкому не следует так заметно себя вести. Понял?

Именно по этой причине предшественники предостерегали людей от лжи. Нравилось это кому-то или нет, оно всегда так или иначе выходило из-под контроля.

Хотя он был глубоко разочарован действиями Сунь Цяна, справедливости ради, последний работал только в созданной паутине лжи, поэтому было несправедливо возлагать вину полностью на него. После всего, что было сказано и сделано, отступать было уже невозможно. Все, что он мог сейчас сделать – как можно скорее выполнить требования и снять печати со знака Главы Святилища, прежде чем Ян Сюань узнает о его существовании.

— Мастер Чжан, что касается молниеносного бедствия ранее... — подошел и заговорил с парнем Чжань Тяньчэн.

Честно говоря, он был немного ошеломлен увиденным ранее.

Учитывая масштабы бедствия, вызванного молнией, он бы не удивился, если бы та разрушила Зал Честности, но кто мог знать, что парень действительно отпугнет ее!

— Это техника, которой научил меня мой учитель. Она позволяет обуздать мощь молниеносного бедствия, но в то же время наносит мне тяжелые раны. Мне потребуется некоторое время, чтобы оправиться от полученных ран, — объяснил Чжан Сюань.

В то же время его лицо внезапно побледнело, а тело закачалось на месте, готовое упасть в любой момент.

Проницательный Сунь Цян сразу же уловил сигнал и поддержал его.

— Этой технике тебя научил наш учитель? Почему он не поделился ею со мной? — Фэн Цзыи стоял и сокрушался из-за несправедливого собственного обучения и его старшего.

Он чуть не умер от ошеломляющей мощи молний, когда столкнулся со своим испытанием Выхода Апертуры. Тем не менее, оказалось, что его учитель на самом деле обладал техникой, чтобы обуздать мощь этого явления... и его учитель научил этому только своего старшего!

«Мне действительно следует как можно скорее связаться с учителем и спросить его об этом».

«В противном случае, я просто порошу старшего научить меня!»

Во всяком случае, они обучались у одного учителя, поэтому старший, несомненно, мог передать ему эту технику!

— Это... — услышав эти слова, Чжань Тяньчэн почувствовал себя настолько подавленным, что его щеки начали неудержимо дергаться.

— Глава святилища Чжань, возможно, это не лучший повод спрашивать об этом, но я хочу войти во Внутреннее Святилище. Какие для этого условия? — Понимая, что старик может подумать, будто он намеренно притворяется слабым, Чжан Сюань решительно сменил тему.

Благодаря рассказу Сунь Цяна он узнал, что Чжань Тяньчэн был действующим заместителем главы Святилища, поэтому он постарался уважительно к нему отнестись.

Хотя он был единственным кандидатом на должность главы Святилища, ему все еще не хватало сил и способностей для этой должности, поэтому ему пока не было удобно выставлять напоказ свою личность.



— Хочешь войти во Внутреннее Святилище? — Не ожидая услышать такой вопрос, Чжань Тяньчэн перед ответом на мгновение задумался. — Существует два условия. Во-первых, твой возраст не должен превышать сорока лет, а во-вторых, ты должен постичь мастерство 8 звёзд в своей основной профессии. Ты зарегистрирован в Святилище Мудрецов как Грандмастер, поэтому, чтобы войти во Внутреннее Святилище, ты должен стать Грандмастером 8 звёзд!

Услышав эти слова, Чжан Сюань кивнул.

Судя по словам Чжань Тяньчэна, основная профессия явно относилась к занятию, которое и определяло, кем студент поступал в Святилище Мудрецов. Би Хунъинь, например, должно быть направила гильдия демонических Музыкантов, поэтому ей скорей всего придётся стать Демоническим Музыкантом 8 звёзд, прежде чем она сумеет попасть во Внутреннее Святилище.

А раз кандидатуру Чжан Сюаня представил Павильон Грандмастеров, значит, его основное занятие могло считаться Грандмастеров. Другими словами, он не мог войти во Внутреннее Святилище со вспомогательной профессией 8 звёзд. Он должен был стать Грандмастером 8 звёзд и только тогда он сможет получить квалификацию для входа во Внутреннее Святилище.

«Чтобы сдать экзамен на Грандмастера 8 звёзд, мне потребуется восемь эмблем с 8 звёздами от вспомогательных профессий. Сейчас у меня только эмблемы Пробуждающего Духов, Врача и Иастер Формаций. Что же касается Укротителя Зверей и Демонического Музыканта, то их эмблемы я мог бы получить довольно легко... но даже с этим мне все равно не хватает еще трёх эмблем!» Чжан Сюань быстро подсчитал в уме и вздохнул.

Он повернулся к Чжань Тяньчэну и спросил: — Глава святилища Чжань, мне все еще не хватает пары эмблем. Могу я узнать, существуют ли более быстрые способы сдать экзамены?

При нынешних темпах распространения новостей, не говоря уже о том, что о узнал даже Ху Ивэй, скорее всего, вскоре о нём узнает и сам настоящий Ян Сюань.

И если к тому времени он не окажется Грандмастером 8 звёзд, а Ян Сюань уже явится к нему, он окажется в большой беде.

Ну, учитывая его собственный талант, он был уверен, что даже настоящий Ян Сюань сильно бы обрадовался заполучить его к себе в качестве ученика, поэтому их встреча могла обойтись и без таких опасений... но это было бы его последним средством. В конце концов, было бы неразумно оставлять судьбу на волю случая.

Кроме того, Ло Жосинь был наказана собственным кланом за то, что она показала свое нежелание выходить замуж за молодого вундеркинда клана Чжан, поэтому он должен был быстро набрать достаточно сил, чтобы спасти ее. Ему было просто необходимо найти часть скелета Злодея, чтобы у него, по крайней мере, была мощная козырная карта в случае непредвиденной ситуации.

Самое главное, имелся шанс, что он сможет встретиться сЛо Жосинь, когда попадёт во Внутреннее Святилище.

— Хочешь как можно быстрее сдать экзамены? — Нахмурился Чжань Тяньчэн.

— В связи с уникальным характером профессии Грандмастера, прежде чем сдавать экзамен на повышение, необходимо сначала выполнить определенное предварительное условие в своих вспомогательных профессиях. Обычно требуется постепенно сдавать экзамен в каждой гильдии и только потом пытаться сдать экзамен на Грандмастера. Тем не менее, в Святилище Мудрецов имеется особая система, позволяющая обойти эту рутину, и это... вызов Башне Грандмастеров!

— Башне Грандмастеров? — Спросил Чжан Сюань.

Хотя он прочел много книг в Святилище Мудрецов, он никогда раньше не слышал о Башне Грандмастеров.

— В сущности, Башне Грандмастеров это испытание. Всего в ней девять этажей, в первым восьми этажах находятся испытания для восьми профессиях, в которых специализируется претендент. На каждом этаже претендента будет ожидать Зарождающийся Мудрец и если ты сможешь заслужить его признание, ты сможешь пройти на следующий этаж. Что касается девятого этажа, то его будет охранять молодой Грандмастер 8 звёзд Святилища Мудрецов. Если ты сможешь пройти и его испытание, то тебе предоставят эмблему Грандмастеров 8 звёзд, — объяснил Чжань Тяньчэн.

— Однако я могу гарантировать, что на каждом этаже Башни Грандмастеров любого претендента будет ждать очень трудное испытание. В конце концов, Зарождающиеся Мудрецы — это лучшие представители из молодого поколения, поэтому завоевать их признание и пройти мимо них будет непросто. На самом деле за несколько десятков тысячелетий с момента основания Святилища Мудрецов, только три человека полностью прошли Башню Грандмастеров!

— Три человека? — Сильно удивился Чжан Сюань.

Без сомнения, получить признание восьми Зарождающихся Мудрецов было невероятно трудной задачей. Он сильно удивился, что за такой большой срок, с этим испытанием справилось всего три человека.

— Да. Первым, кто справился со всеми испытаниями Башни Грандмастеров был наш седьмой глава. Тогда ему было чуть за тридцать, и ему потребовалось три дня. Этот инцидент в конечном итоге стал легендой, перед которой до сих пор восхищаются студенты!

— Второй, нынешний глава клана Чжан, Святой Меч Синмэн. Как и седьмому главе Святилища, ему потребовалось всего три дня.

— Что касается последнего... — в этот момент Чжань Тяньчэн не смог удержаться и горько покачал головой. — Ее рекорд гораздо страшнее, чем у первых двух!

— Пугающий?

— Да. Всего за четыре часа она умудрилась взбежать с первого этажа на девятый, заставив всех Зарождающихся Мудрецов подчиниться ей!

Несмотря на то, что инцидент произошел несколько лет назад, удивление все еще мелькало в глазах Чжань Тяньчэна. — Что еще более важно, когда эта особа покинула Башню Грандмастеров, ей было всего семнадцать лет!

— Семнадцать лет? — Поразился Чжан Сюань. — Семнадцатилетний Грандмастер 8 звёзд? Неужели это…

Ему было уже за двадцать, но он все еще не был Грандмастером 8 звёзд. С другой стороны, та девушка уже стала Грандмастером 8 звёзд в свои семнадцать лет. В этот момент перед его взором возникла фигура девушки.

— Ты должен был уже слышать о ней. — усмехнулся Чжан Тяньчэн. — Это не кто иная, как маленькая принцесса клана Ло!

Глава 1405 - Убить его!

«Это действительно Жосинь!» Воскликнул про себя Чжан Сюань.

Кто еще, кроме его девушки, мог так сильно шокировать Чжань Тяньчэна и стать Грандмастером 8 звёзд в семнадцать лет?

Однако, как бы он ни гордился Ло Жосинь, давление на него снова увеличилось. Его девушка уже была несколько лет как была Грандмастером 8 звёзд, а он сдавал его только сейчас.

Он действительно отставал. Ему придется приложить гораздо больше усилий, чтобы загладить свою вину.

Видя, что Чжан Сюань впал в раздумья, выслушав о людях, кто справился с испытаниями в Башне Грандмастеров, Чжан Тяньчэн спросил: — Ты тоже хочешь бросить вызов Башне Грандмастеров?

Чжан Сюань кивнул. — Но прежде я хотел бы просмотреть несколько книг, освежить свои знания и подготовиться к испытанию.

Не ожидая, что Чжан Сюань попросит о настолько простом, Чжан Тяньчэн улыбнулся. — Просмотреть книги? Какие книги тебе нужны?

Не говоря уже о том, что молодой человек перед ним был прямым учеником Ян Сюаня, только из-за его способности обуздать молниеносные испытания, с ним стоило дружить.

Будь то его друзья или семья, в его жизни наверняка найдутся важные люди, которым в будущем придется пройти через испытания. Если бы он только мог заручиться помощью этого молодого человека, он смог бы гарантировать их безопасность!

Зная, что Чжань Тяньчэн пытается выразить ему свою добрую волю, Чжан Сюань попросил: — Книги о Фармацевтах, Художниках, Священных Проектировщиках, Терпсихорах, Укротителях Зверей и Оценщиках. Еесли это не слишком много хлопот, я хотел бы посетить соответствующие библиотеки.

Он не любил быть в долгу перед другими, но больше не мог позволить себе терять время.

— Хочешь просмотреть книги, касающиеся своих вспомогательных профессий? — Чжан Тяньчэн немного удивился, но что-то подумав, кивнул. Он ожидал, что Чжан Сюань запросит разрешения на доступ к части конфиденциальной коллекции книг в Святилище Мудрецов. — Это не проблема. Если хочешь получить доступ к книгам этих профессий, я могу на некоторое время предоставить тебе свой знак. Даже если ты не достиг к них еще ранга 8 звёзд, ты сможешь прочесть их. Тем не менее у тебя будет ограничено время. На изучение книг о каждой профессии у тебя будет лишь по полдня. Больше я ничем не смогу тебе помочь.

Даже будучи заместителем главы Святилища Мудрецов Чжань Тяньчэн не обладал абсолютной властью. Его полномочия уже ограничивались предоставлением Чжан Сюан полдня неограниченного доступа в библиотеки всех вспомогательных профессий.

— Полдня? Этого более чем достаточно! — Глаза Чжан Сюаня загорелись от возбуждения.

За полдня обычные культиваторы могли бы получить примерное понимание профессии, но для него этого времени было достаточно!

С таким количеством времени он определенно сможет перенести все книги в Библиотеку Небесного Пути.

— Хорошо, вот мой знак! — И с улыбкой на губах Чжань Тяньчэн передал свой жетон.

— Спасибо, глава Святилища Чжань! — Чжан Сюань сжал кулак и поблагодарил.

Благодаря помощи Чжан Тяньчэна, он сможет освоить быстро освоить знания всех своих вспомогательных профессий и подготовиться к становлению Грандмастером 8 звёзд!

— Если больше ничего нет, я пойду. — С жетоном в руках Чжан Сюань поспешно направился в сторону Зала Знаний.

Первым местом, куда он направился – Гильдия Фармацевтов.

Знак Чжань Тяньчэна действительно творил чудеса и вскоре он вошел в библиотеку. Четыре часа спустя он закончил просматривать все книги. Потратив примерно два часа на укрепление своих знаний, он направился в гильдию Художников.

И так Чжан Сюань провел целый день, тратя всё время на освоение новых знаний. Он проводил максимум шесть часов в каждой гильдии, и чуть больше чем за день, ему удалось поднять свое мастерство во всех своих вспомогательных профессиях, за исключением Мастера Ядов и Оракула Душ до 8 звёзд.

Пока Чжан Сюань был занят освоением своих вспомогательных занятий, Ло Сюаньцин, наконец, закончил усиливать свое развитие. В глубине его глаз смутно виднелись ярко мерцающие пространственные хитросплетения, что напоминало собой звездное небо.

Как член клана Ло, он понимал пространственные законы гораздо глубже обычных культиваторов Святого 8 дана.

Он медленно закрыл глаза и сосредоточился на восприятии пространственной энергии. Некоторое время спустя между его бровями внезапно появилась глубокая складка, он повернулся в определенном направлении и прорычал: — Кто?

В место, куда устремился его взгляд, выглядело совершенно пустым. Даже при сканировании области духовным восприятием ничего не обнаруживалось.

Но в следующее мгновение странные складки начали расходиться из этого пустого пространства, и медленно материализовался старейшина.

— Похоже, что родословная молодого мастера полностью и он достиг сферы Разделения Пространства... поздравляю! — Поздравляя Ло Сюаньцина, старейшина сжал кулак.

Приблизившись к старейшине, Ло Сюаньцин вздохнул с облегчением, а затем спросил: — Старейшина Ци, что вы здесь делаете?

— Первый старейшина желает встретиться с вами! — доложил старейшина Ци.

— Первый Старейшина? — Ло Сюаньцин непроизвольно сжал кулак и спросил: — Где моя младшая сестра?

— Молодой господин, можете быть уверены, что с ней все в порядке. Просто она находится во временном заключении и не может общаться с внешним миром. Однако вы можете быть уверены, что она не ранена. Учитывая ее силу, даже первый старейшина не сможет причинить ей боль, — ответил старейшина Ци.

— Лучше бы оно так и было! — холодно хмыкнул Ло Сюаньцин.

С точки зрения развития, его младшей сестре еще было далеко до вершины Континента Грандмастеров, но свободно управляя Глушителем Измерений, даже учитель Чжан Сюаня, Ян Сюань не представлял для неё никакой угрозы!

Естественно, у первого старейшины клана Ло шансов было еще меньше.

Понимая, что его младшая сестра в безопасности, Ло Сюаньцин повернулся к старейшине Ци и проинструктировал: — Приведи меня к первому старейшине!

Кивнув головой, старейшина Ци слегка взмахнул рукой.

Тс Ла!

Уникальная энергия начала окутывать пространство между ними, изолируя их от остального мира. После чего старейшина Ци постучал пальцем в несколько точек перед собой, и прямо перед ними появился световой барьер. Рябь пробежала по световому барьеру и в ней начал проявляться силуэт другого старика.

Это был тот самый старейшина в золотом одеянии, который видел, как Чжан Сюань противостоял молниеносному испытанию Ло Сюаньцина!

— Неплохо, неплохо. — Увидев Ло Сюаньцина, первый старейшина кивнул в знак одобрения. — Ты восстанавливаешься быстрее, чем я ожидал.

— Первый старейшина... — начал Ло Сюаньцин, но прежде, чем он смог закончить, его прервали.

— Ладно, я знаю, о чем ты хочешь спросить, но сейчас не время. У меня для тебя два поручения, и их нужно выполнить как можно скорее! — Первый старейшина посмотрел на Ло Сюаньцина такими пристальными глазами, что казалось, он вот-вот материализуется сквозь световой барьер и появится прямо перед ними.

— Первый старейшина, не стесняйтесь! — Ло Сюаньцин глубоко вздохнул и сжал кулак.

Как отпрыск клана Ло, он был в долгу перед кланом Ло за то, что ухаживали за ним. Естественно, он был обязан выполнить задания клана Ло.

— Во-первых, я хочу, чтобы ты подружился с тем молодым человеком, который помог тебе с испытанием, — заговорил первый старейшина.

— Вы имеете в виду Чжан Сюаня? Я могу это сделать. — Кивнул Ло Сюаньцин.

После всего, что Чжан Сюань сделал для него, он уже считал его другом. Даже без наставлений первого старейшины, он определенно не стал с ним враждовать.

— Во-вторых... в Империи Цинюань есть место, известное как Академия Грандмастеров Хунюань. Я хочу, чтобы ты отправился туда и провёл расследование. Судя по нашим сведениям, твоя младшая сестра некоторое время пребывала там.

В этот момент в глазах первого старейшины вспыхнул резкий блеск. — Если моя интуиция меня не подводит, то и человек, который ей нравится, тоже там. Я хочу, чтобы ты отыскал его и тихо устранил.

— Вы хотите, чтобы я его убил? — Услышав второе указание, Ло Сюаньцин застыл. Он тут же поднял взгляд и с тревогой сказал: — Но у моей младшей сестры есть чувства к нему! Она сильно расстроится, если мы убьем его!

Он очень хорошо знал темперамент своей младшей сестры. Она была чрезвычайно упряма и, решившись на что-нибудь, не изменяла своего решения. Если полюбившийся ей парень умрет, она точно сойдет с ума!

— Время исцелит всё что угодно. Я встречал много культиваторов, считали, что чувства друг к другу будут вечны, но со временем всё исчезает. В конце концов она это переживет. Кроме того, даже если она не понимает, ты должен знать, насколько важна связь с кланом Чжан!

Первый старейшина немного помолчал, а затем продолжил. — Клан Чжан пришел в ярость, услышав об этом, и мы ожидаем, что они попытаются ускорить церемонию бракосочетания. Имеются хорошие шансы, что церемония состоится до конца года, поэтому мы должны убедиться, что она не встретится с тем человеком до начала церемонии.

— Иначе ни ты, ни я не сможем взять на себя ответственность за последствия! Даже если твоей младшей сестре удастся встретиться с тем человеком, ей все равно придется заплатить за свои действия и прожить всю жизнь в страданиях! Надеюсь, ты не хочешь, чтобы твоя младшая сестра стала изгоем клана Ло и грешницей для всего человечества!

— Я... — Ло Сюаньцин крепко сжал кулаки.

Глава 1406 – Вызов Башне Грандмастеров

Ло Сюаньцина возмущала мысль, что его младшей сестре приходилось участвовать в политическом браке с кланом Чжан, но в то же время он понимал, как важно, чтобы этот брак состоялся. Любой, кто попытается остановить этот брак, будет грешником человечества.

Если бы существовала другая альтернатива, он ни за что не согласился с такой судьбой для своей сестры.

— Я уже пообещал ей не заниматься расследованием дел этого человека и не собираюсь нарушать его. Однако будьте уверены, я найду того, кто займется этим делом и разберется с ним вместо меня.

— Наймешь другого человека? Кто это? Ты должен понимать, что это стоит держать в тайне, иначе всех нас строго накажут. — нахмурился первый старейшина.

Если выяснится, что клан Ло пытался убить человека, которого любила маленькая принцесса, клан Ло, то их осудят. А занчит для этой работы следовало найти очень проверенного человека.

— Я хочу доверить это дело моему близкому брату, поэтому не стоит беспокоиться, что он пойдет против нас. — Ответил Ло Сюаньцин. — С этим человеком вы и попросили меня подружиться.

— Ему? — Первый старейшина на мгновение вздрогнул, а потом медленно кивнул. — Меня впечатлило, насколько бесстрашно он нырнул в те тучи, чтобы спасти тебя. Такие отношения трудно получить, так что цени его. Однако ты должен быть уверен, что он ничего не выдаст. Ведь ты понимаешь, что с тобой сделает разгневанная сестра.

— Не волнуйтесь. — кивнул Ло Сюаньцин. — Мой брат раньше не встречался с моей сестрой. Они даже не знают друг друга, так что он ни за что на свете не стал бы сливать ей эту информацию.

— Хорошо. Это задание имеет большое значение, поэтому с ним надо справиться быстро. Я буду ждать твоего отчета.

После чего световой барьер начал мерцать.

Ху!

Первый старейшина исчез.

Ло Сюаньцин закрыл глаза, и в воздухе повисло тревожное спокойствие, напоминающее затишье перед бурей. Медленно его тело начало неудержимо дрожать, и дрожащий голос сорвался с его губ. — Старейшина Ци... в клане так много экспертов, почему он доверяет эту миссию мне?

Если его младшая сестра когда-нибудь узнает, что именно он послал кого-то убить её возлюбленного, а когда она узнает, то на их родстве можно будет ставить крест. Они никогда не смогут больше подружиться.

*Вздох* Зная, о чем думал Ло Сюаньцин, старейшина Ци покачал головой: — Я знаю, что это тяжело, но у первого старейшины свои соображения, почему он сделал именно такой выбор.

— Соображения? Он что, решил сыграть на моих отношениях? Или я всего лишь орудие в руках клана Ло? — Ло Сюаньцин говорил тихо, но стоявшие за этими словами эмоции готовились вырваться наружу.

Старейшина Ци покачал головой: — Она твоя младшая сестра. Если ты сделаешь этот шаг, она будет рассматривать его только как личный конфликт между вами обоими. Остальные могут притвориться, что ничего не знали и еще смогут с ней примириться. Однако, если она узнает, что этот человек был убит экспертами нашего клана... Она может даже уйти из клана! Ты член клана Ло, знаешь её темперамент, поэтому думаю, должен понимать, что это не невозможно.

Хруст!

Ло Сюаньцин сжал кулаки, но этот звук отчетливо прозвучал в тихой комнате.

Как основной член клана Ло, как он мог не знать об этом?

Как любящий брат, он не в первый раз выступал против тех глупцов, которые осмеливались приблизиться к его младшей сестре. Он знал, что, идя против тех глупцов, он мог взять на себя ответственность за обиду сестры.

Клан Ло не будет замешан, и его репутация не будет запятнана.

— Кроме того, ты должен знать, что случилось с пятью твоими старшими братьями. Наш клан Ло перед тобой в долгу. Считай это испытанием. Если ты сможешь выполнить задание, никто не осмелится выйти против тебя, когда станешь главой клана. — Продолжил старейшина Ци.

— Хватит! — Услышав о своих пяти старших братьях, Ло Сюаньцин невольно покраснел.

В воздухе повисла тяжелая тишина и в итоге старейшина Ци глубоко вздохнул: — Даже если не кому, ты должен думать за других. Я верю, что ты лучше меня знаешь, какое решение правильнее принять.

И снова наступило долгое молчание. Наконец Ло Сюаньцин пробормотал: — Я сделаю…

— Хорошо. Не тяни слишком долго. Это только продлит твои страдания. И убедись, что никто больше не узнает об этом, — махнув рукой сказал старейшина Ци.

После чего его силуэт внезапно исчез.

С его уходом запечатанное пространство вокруг них распахнулось и до Ло Сюаньцина начала доноситься крики различных птиц и зверей.

Ху!

Однако Ло Сюаньцин остался сидеть совершенно неподвижно. Спустя долгое время все его эмоции в конце концов слились в долгий вздох.

— Прости, младшая сестра.

Ло Сюаньцин ненавидел саму мысль о том, чтобы выдать свою младшую сестру замуж по расчету, но, по общему признанию, только юный вундеркинд клана Чжан был достоин ее. С другой стороны, человек, который ей нравился, был никем и из Империи 1 уровня. Перед бегемотами вроде клана Чжан и клана Ло этот человек был мусором.

— Даже если я не сделаю шаг, его сделает клан Чжан! И как только они это сделают, все может выйти из-под контроля. — покачал головой Ло Сюаньцин.

Он никак не мог не заметить скрытого смысла в словах первого старейшины.

Молодой вундеркинд клана Чжан был так же важен для клана Чжан, как его младшая сестра для клана Ло. То, что невесту юного вундеркинда украл другой мужчина, было, без сомнения, пощечиной клану Чжан. Они ни за что не позволят этому человеку уйти безнаказанным!

Если клан Ло сделает первый шаг, то по крайней мере, гнев клана Чжан утихнет, и его младшая сестра не будет унижена после свадьбы.

Хотя клан Ло и Клан Чжан были самыми сильными Кланами Мудрецов, люди, стоявшие у самых верхов континента, понимали, что клан Чжан обладл куда большим влиянием и властью, чем клан Ло.

— Думаю, у меня нет другого выбора и мне придётся сыграть злодея. Придется доверить эту миссию кому-то надежному.

Восстановив самообладание, Ло Сюаньцин сверкнула глазами.

Учитывая, что Чжан Сюань уже знал кое-что об этом деле, не было никого более подходящего.

«Просто ... сваливаю эту миссию ему на плечи, я просто сброшу его в пропасть. Как только моя младшая сестра узнает об этом, она ни за что не отпустит его».

«Но взамен я полностью признаю его и буду защищать до конца жизни». Вставая, Ло Сюаньцин решил, что компенсирует Чжан Сюаню всё.

Для того эта возможность могла стать как благословением, так и катастрофой. Так думал Ло Сюаньцин.

Вскоре он прибыл к резиденции Чжан Сюаня. Поняв, что тот ушел, он поспрашивал вокруг и узнав обо всём, отправился в Зал Знаний.

— Мастер Чжан уже ушел. Он направился в Башню Грандмастеров.

— Башню Грандмастеров? Он планирует сдать экзамен на Грандмастера 8 звёзд? — Удивился Ло Сюаньцин.

Поскольку его младшая сестра в свое время тоже бросила вызов Башне Грандмастеров, само собой разумеется, он знал об этом испытании. Однако он не думал, что Чжан Сюань захочет тоже отправиться туда.

Из-за огромного шума, который произошел в результате ужасающе большого молниеносного бедствия в Зале Честности, многие уже знали, что виновником всего был именно Чжан Сюань и что он собирался бросить вызов Башне Грандмастеров.

— Ему будет нелегко. Этот парень действительно дерзок! — Покачал головой Ло Сюаньцин, а зтем бросился в сторону Башни Грандмастеров.

С помощью Башни Грандмастеров можно было действительно быстрее всего стать Грандмастером 8 звёзд, но если справиться с ней было бы так легко, с ней бы не справилось бы всего три человека за несколько тысячелетий истории.

На самом деле, он сам в прошлом думал однажды бросить ей вызов, но в конце концов, он решил не делать этого, потому что знал, что с уровнем силы, ему ни за что не справиться.

Это испытание требовало не только превосходного уровня боевой силы, но чрезвычайно глубокого понимания каждой своей вспомогательной профессии... и именно из-за этого многие обходили Башню Грандмастеров стороной.

В конце концов, не все были такими выдающимися, как его младшая сестра и не любой мог схватывать всё на лету.

Пролетев вперед, он вскоре оказался перед Башней Грандмастеров. К его прибытию, вокруг уже собралась огромная толпа. Даже заместитель главы Святилища, Чжань Тяньчэн стоял рядом и с ожиданием смотрел вверх.

Примерно в этот момент кто-то из толпы крикнул: — Он начинает!

После чего загорелся первый этаж Башни Грандмастеров.

Глава 1407 – Марионетка Синъюнь

— Первый этаж... — Ло Сюаньцин повернулся к одному из наблюдавших за суматохой рядом старших руководителей и спросил: — С чем он столкнётся на первом этаже?

Он знал, что сила Чжан Сюаня в основном заключается в формациях, укрощении зверей и зачаровании духов. Если с одним из этих он столкнётся на первом этаже, то, по мнению Ло Сюаньцина, Чжан Сюань должен был легко справиться.

Повернув голову, старейшина-распорядитель увидел Ло Сюаньцина и уже отвернувшись ответил: — Сначала он бросает вызов Священному Проектировщику.

—Священному Проектировщику ... значит, на первом этаже скорей всего ... Цзян Фэйфэй? — Побледнев лицом произнёс Ло Сюаньцин.

— Да, он столкнётся с Зарождающимся Мудрецом зала Священных Проектировщиков Цзяном Фэйфэй, — нервно ответил старейшина.

— Плохо, — обеспокоенно пробормотала Ло Сюаньцин.

Первокурсник вроде Чжан Сюаня, возможно, и не слышала о Цзян Фэйфэй, но во Внутреннем Святилище каждый слышал об этом имени.

На самом деле, Связывающую Душу Золотую Бусину, которую он намеревался использовать против Лазурного Дракона из Преисподней, была выкована именно ею.

Как один из трех лучших Кланов Мудрецов, гении клана Цзян никоим образом не уступали ему, и талант Цзян Фейфэй в области проектирования и создания артефактов не имел себе равных среди сверстников. Старейшины зала Священных Проектировщиков очень часто её хвалили, и верили, что с высокими шансами, в ближайшие несколько десятилетий в мире родится еще один Священный Проектировщик 9 звёзд.

Хотя могло показаться, что это не имеет большого значения, но последовательность противников в Башне Грандмастеров имела огромное значение. Претендент всегда должен начинать с самого легкого и постепенно переходить к самым трудным противникам, чтобы его уверенность сразу же не пала.

Но сталкиваясь с Цзян Фэйфэй на первом же этаже... можно сказать, что Чжан Сюань решил пройти башню в самом сложном режиме. Ло Сюаньцин был уверен, что тот не сможет справиться!

Ло Сюаньцин даже не верил, сможет ли его младшая сестра справиться с Цзян Фэйфэй, не говоря уже о Чжан Сюане!

И столкнуться с таким противником на самом первом этаже - слепое безрассудство!

Пока Ло Сюаньцин размышлял, как Чжан сюань болван, он услышал, как кто-то сказал: — Цзян Фэйфэй всегда была очень строга к себе и к окружающим и никогда давала никому поблажек. Похоже вскоре мы увидим, как он выходит из башни.

Повернув голову, Ло Сюаньцин увидел, что говорил это старейшина, стоявший рядом с Чжань Тяньчэном и который глядя на Башню Грандмастеров неторопливо поглаживал бороду.

Он был старейшиной из Зала Священных Проектировщиков!

Очевидно, он не думал, что Чжан Сюань был соперником Цзян Фэйфэй.

Услышав эти слова, Ло Сюаньцин сразу помрачнел и крепко сжал кулаки. Глубоко вздохнув, он подумал: — Я не знаю, почему этот парень так хочет стать Грандмастером 8 звёзд, но, по общему признанию, он обладает как способностями, так и умом. Жаль, что моя младшая сестра помолвлена с юным вундеркиндом клана Чжан, иначе он тоже стал бы для неё хорошим выбором. Действительно жаль.

Войдя на первый этаж Башни Грандмастеров, Чжан Сюань быстро осмотрелся и вскоре заметил, сидящую в углу со странным артефактом в руках молодую девушку.

Ее глаза были полностью сосредоточены на артефакте, и маленьким ножом в другой руке она, как будто, вырезала артефакт. Её руки двигались настолько плавно, что казалось, будто она рисует прекрасную картину.

Не поднимая головы, она спокойно сказала: — Я оценю тебя, как только закончу вырезать.

— Я не против. — Чжан Сюань кивнул и стал терпеливо ждать.

Хотя девушка не поднимала глаз, было нетрудно догадаться, что она потрясающе красива, просто взглянув на профиль её фигуры.

Что еще более важно, она на самом деле была экспертом высшего уровня Святого 7 дана, как и Чжан Хэн!

Несмотря на это, она все равно сидела на земле и полностью сосредоточилась на процессе резьбы. Даже Чжан Сюань была слегка впечатлен ее сосредоточенностью.

Он наклонил голову, чтобы взглянуть, что именно вырезала девушка, и хотя он не смог определить наверняка, но предположил, что та вырезала маленькую часть какого-то артефакта.

Артефакты, созданные Священными Проектировщиками, были известны своей изысканностью. От каждого удара ножом девушка откалывала по тонкому кусочку металла, и всего за несколько секунд вырезаемая ею деталь приняла очертания. Та идеально соединилась со стоявшим перед ней большим артефактом, и невооруженным взглядом не было видно даже щели.

«Какие изысканные навыки резьбы!» С удивлением отметил Чжан Сюань.

Хотя у него не было большого опыта работы Священным Проектировщиком, но по описанию из книг он мог сказать, что навыки резьбы этой девушки выделялись даже среди Священных Проектировщиков 8 звёзд.

Обладая такими навыками в ее возрасте, она не просто так заняла пост Зарождающегося Мудреца Зала Священных Проектировщиков.

— Я закончила. — Когда различные запасные части соединились вместе, молодая леди вздохнула с облегчением и отложила предмет в сторону. После чего она встала и сказала: — Чтобы пройти испытание Башни Грандмастеров тебе не обязательно побеждать меня. Просто покажи мне достойные способности и сможешь пройти!

В Башне Грандмастеров проводились испытания не над Священным Проектировщиком, а над Грандмастером. Поэтому от претендента не требовалось демонстрировать навыков, превосходящих Зарождающегося Мудреца, человека, который всю жизнь посвятил освоению одной профессии.

— Однако у меня очень большие ожидания, поэтому знай, добиться моего признания будет очень непросто!

— Конечно, — улыбнулся Чжан Сюань. — Нелегко будет завоевать признание того, кто способен идеально вырезать фигурку без чертежа.

Обычно, чтобы иметь приблизительное представление о размерах артефакта, Священные Проектировщики сначала набрасывали чертежи, а затем вырезали различные его части. Тем не менее, молодая девушка действительно смогла безупречно вырезать запасную часть без каких-либо колебаний и без чертежей.

Если оставить в стороне её мастерство Священного Проектировщика, одного этого действия хватало, чтобы определить в ней требовательного человека, возможно, даже перфекциониста.

А как можно было легко заработать признание такого человека?

— Хорошо, что ты понимаешь. Как видишь, я очень занятой человек, и у меня еще много дел, поэтому давай не будем больше терять время. У меня тут куча материалов, и мы оба вырежем куклу на основе этого чертежа. Если твоя кукла сможет выдержать три моих удара, ты победишь.

Пока онаговорила, она взмахнула рукой, и на земле возникла груда материалов, ножи и чертеж.

Чертеж был заполнен множеством сложных деталей и слов. Не просканировав его духовным восприятием никто не смог бы распознать в нём упоминание различных слов мелким шрифтом.

Если оставить в стороне чертежи запасных частей и их соединений, то само количество слов на схеме составляло более десяти тысяч!

«Как сложно...». Нахмурился Чжан Сюань.

Он видел множество чертежей восьмого класса, но впервые видел такой сложный.

— Это чертёж Марионетки Синъюнь, — поклонившись, произнесла девушка. — Это марионетка восьмого класса и она обладает силой Грандмастера высшего уровня Святого 6 дана.

— Основа её замысла лежит в звездном небе. Каждая из её частей представляет собой звезду на небе, а так как в небе бесчисленное множество звезд, то она и состоит из бесчисленного количества частей. Даже имея под рукой чертеж, получившаяся кукла может обладать множеством возможностей и малейший недочет в резьбе детали может привести к резкому падению её боевого потенциала.

В этот момент она опустила голову, взглянула на чертеж и продолжила. — Мне потребуется примерно день на создание этой куклы. Когда я закончу, я дам тебе еще три дня и если к тому времени ты не справишься, то провалишь моё испытание.

— Тебе также следует знать, что время - один из главных критериев оценки мастерства Священного Проектировщика, поэтому три это край и больше я не могу тебе предложить.

Закончив объяснения, девушка схватила один из лежащих на земле материалов и подняла голову, готовясь приступить к работе. Однако, в следующий момент, она вдруг застыла на месте.

Без ее ведома и в какой-то момент, юноша воплотил более сотни мечей, и каждый из них был занят вырезанием материала с помощью Ци меча. Меньше чем за два вдоха перед молодым человеком уже образовалась большая куча деталей разного размера.

Затем, молодой человек махнул рукой.

Хуала!

Только что вырезанные части быстро соединились в куклу.

— Ладно, я закончил! — Чжан Сюань похлопал руками, будто стряхивал с них пыль и повернув голову, посмотрел на опешившую Цзян Фэйфэй.

Глава 1408 – Я был с ней помягче

— Ты…

Увидев перед собой аккуратно собранную куклу, Цзян Фэйфэй испытала шок.

Даже применив все свои навыки, ей как минимум потребовался бы день, но сколько времени заняло у парня напротив?

Десять секунд?

Восемь?

«Как он может вырезать такие тонкие детали и одновременно управлять таким количеством мечей?»

«Это невозможно». Придя в себя, Цзян Фэйфэй почти сразу заметила, что что-то не так и озадачилась, — В моём чертеже не было описано одежды, так почему твоя сидит на ней так идеально?

При нормальных обстоятельствах Марионетка Синъюнь должна получиться полностью обнаженной. А парень перед ней фактически вырезал её с одеждой! На её груди красовалось украшение, а изгибы куклы покрывал щелк. Это полностью противоречило чертежу!

— Э-э... у меня имелось некоторое время, и я подумал, что было бы неуместно показывать тело обнаженной куклы-мужчины такой юной леди, поэтому решил сшить для него одежду. Выглядит не так уж плохо, правда? — И Чжан Сюань по-джентельменски улыбнулся.

Может, это и кукла, но он бы грубо нарушил этикет, если бы создал обнажённую куклу прямо перед молодой девушкой. Как цивилизованный джентльмен, он, разумеется, не мог допустить, чтобы случилось нечто столь неприличное!

— Ты даже успел сшить для него одежду? — Холодное лицо Цзян Фэйфэй дрогнуло, а брови поднялись домиком. Она медленно начала подходить, чтобы поближе рассмотреть куклу Чжан Сюаня.

Одежда идеально сидела на теле куклы. Каждый стежок был сделан настолько безупречно, что невозможно было сказать, что он был сделан из запасных частей. На самом деле, даже когда она сканировала одежду куклы своим духовным восприятием, она едва могла отличить их от настоящего шелка!

— Как ты это сделал? — С расширенными от шока глазами спросила Цзян Фэйфэй. Она едва могла спокойно обдумывать всё то, что увидела.

С точки зрения скорости вырезания, она была уверена, что возвышается над основной массой Священных Проектировщиков 8 звёзд, но даже так, ей все равно потребуется, по крайней мере, целый день для вырезания Марионетки Синъюнь. С другой стороны, парню напротив, удалось завершить её всего за несколько вдохов... и будто бы пытаясь принизить её, он даже создал её в одежде!

«Что за чудовищные способности?»

— Взглянув на чертеж, я подумал, что пользоваться разделочным ножом будет слишком хлопотно и трудоемко, поэтому решил воспользоваться мечами. К счастью, всё прекрасно сработало, — кивнув, объяснил Чжан Сюань.

Чтобы Священный Проектировщик мог быстро вырезать, требовалось выполнить только три требования. Прежде всего, требовалась острая память, которая позволяла бы им безошибочно запоминать каждую деталь чертежа.

Учитывая, что Чжан Сюань владел Библиотекой Небесного Пути, он мог восстанавливать детали чертежей по воле мысли, так что для него это не было проблемой.

Во-вторых, Священный Проектировщик должен был точно контролировать свою силу и напряжение в мыщцах.

Техника Меча Текучей Воды была известна своей непревзойденной защитой, способной удержать даже тончайшую нить духовного восприятия на расстоянии. А практикуя её, он само собой разумеется, обладал почти абсолютным контролем над своими мечами.

В-третьих, поскольку сама суть профессии заключается в точности и изнурительной работе, требовалось обладать исключительно сильной душой и острыми глазами.

Будучи Оракулом Душ, душа Чжан Сюаня была довольно упругой. Что касается Глаза Проницательности, то во всём мире, скорей всего, никто не смог бы соперничать с его Глазом Проницательности.

Поскольку Чжан Сюань отвечал всем критериям, очевидно, что он мог и быстро вырезать.

— Еще рано радоваться. Просто вырезать куклу мало. Она должна еще и обладать достаточной силой! — Выслушав его объяснение, Цзян Фэйфэй хмыкнула.

Быстро вырезать куклу умели многие, но требовалось вырезать всё в соответствии с чертежом, чтобы различные части идеально подходили по размерам друг к другу. В противном случае, если бы грубо вырезанные части соединились друг с другом, то могла получиться простая статуэтка, которая не владела бы и каплей силы настоящей Марионетки Синъюнь.

— Об этом можешь не беспокоиться. Пройдёт много времени, прежде чем ты создашь куклу, так почему бы тебе не подавить свое развитие до высшей стадии Великого Владыки и не проверить её силу? — Спросил Чжан Сюань.

— Ты хочешь, чтобы я сейчас проверила твою куклу? — Цзян Фэйфэй удивилась внезапному предложению Чжан Сюаня.

«Неужели он сошел с ума?»

Она обладала развитием высшей стадии Призрачного Пространства! Даже если бы она подавила свою культивацию до высшей стадии Великого Владыки, большинство культиваторов Святого 6 дана всё равно не были ей соперниками. Неужели тот думал, что созданная им за несколько мгновений кукла сможет с ней справиться?

«О чем он только думает?»

Заметив нерешительность в глазах Цзян Фэйфэй, Чжан Сюань добавил: — На самом деле. Не стоит беспокоиться. Я прослежу, чтобы он вёл себя подобающе и не навредил тебе.

— Ты...— Цзян Фэйфэй чуть не взорвалась от его наглости.

Она имела в виду, что кукла не выдержит даже ауры её силы, но парень на самом деле думал, что кукла ранит её саму!

«Он действительно витает в облаках!»

Поначалу у нее сложилось хорошее впечатление о нём, потому что тот одел созданную куклу, но в этот момент вся её доброжелательность улетучилась.

— Хорошо! Я подавлю свою культивацию и лично проверю твою куклу. Я не буду усложнять тебе жизнь. Если она сможет выдержать три моих удара, то я пропущу тебя дальше! — Холодно хмыкнула Цзян Фэйфэй.

Она понятия не имела, каким будет боевое мастерство куклы Чжан Сюаня, но по её мнению, она должна была быть чрезвычайно выносливой, чтобы выдержать три её удара.

Если марионетка парня действительно окажется настолько могущественной, то ей не будет стыдно признать мастерство этого парня.

Чжан Сюань кивнул.

После этого он подошел к своей кукле и прошептал ей на ухо несколько слов. Затем он кивнул, и кукла, сделав шаг вперед, пристально посмотрела на девушку напротив.

Видя, как сильно парень был уверен в своей кукле, Цзян Фейфэй холодно хмыкнула.

Она зациркулировала свою чжэньци, и в мгновение ока ее культивация опустилась до высшей стадии Великого Владыки.

Ху!

Как только она подавила свою культивацию, она тут же увидела летящий в её лицо кулак.

Кукла сделала свой ход!

— Что?

Поначалу Цзян Фейфэй многого не ожидала от куклы, созданной всего за несколько вздохов, но мощь и скорость летящего кулака резко изменили её мнение. Хотя она была экспертом сферы Призрачного Пространства, она действительно ощущала угрозу от удара куклы!

Она быстро подняла обе руки, чтобы отразить удар.

Пэн!

Ладонь и кулак столкнулись, и сокрушительная ударная волна прокатилась по окрестностям. Прежде чем Цзян Фэйфэй успела осознать, она с бешеной скоростью отлетела назад, как будто она была футбольным мячом.

ПУ!

Она сильно ударилась спиной об стену, и из ее рта хлынула алая кровь.

К счастью, в самый последний момент она восстановила своё развитие, иначе вся стена могла бы рухнуть.

— Ты проиграла.

Прежде чем Цзян Фэйфэй успела сказать хоть слово, кукла с несчастным выражением на лице покачала головой, как будто глубоко сожалея о том, что родилась с такой огромной силой, что никогда не сможет найти подходящего противника.

— Ты... можешь говорить? — Цзян Фэйфэй даже раскрыла рот от удивления.

Без сомнения, Марионетка Синъюнь была очень могущественна, но она не могла говорить! И все же, созданная неизвестным ей парнем кукла свободно владела человеческой речью! Какого черта?

Между молчащими и разговаривающими куклами лежала огромная разница!

— А. У меня было некоторое время после сборки, поэтому я зачаровал внутри неё дух, — объяснил Чжан Сюань.

— ... — Цзян Фэйфэй.

Прошло некоторое время, прежде чем она смогла восстановить дыхание. — Меньше чем за десять секунд тебе удалось не только вырезать куклу, но и сшить для нее одежду и зачаровать?

Со своей скоростью за десять вдохов она могла успеть вырезать две части, но по чертежу, кукла состояла из десятков тысяч частей!

«Не слишком ли много?»

— Да. Я Зарождающийся Мудрец гильдии Пробуждающих Духов, поэтому я могу довольно быстро зачаровывать, — объяснила Чжан Сюань. — Итак, я прошел твоё испытание?

— Д-да, — С горечью на лице ответила Цзян Фэйфэй.

Она думала, что только чудом кукла сможет выдержать три ее удара, но, вопреки ожиданиям, ей самой не удалось выдержать даже одного её удара.

Не было слов, чтобы описать её нынешнее внутреннее состояние.

Но без ее ведома худшее было еще впереди.

Как раз в тот момент, когда парень собирался подняться на следующий этаж, он вдруг остановился и неодобрительно посмотрел на куклу, которую сам же и сделал. — Разве я не говорил тебе быть с ней помягче? Почему ты не послушался меня?

— Я был с ней мягок, правда! Откуда мне было знать, что она окажется настолько слабой, что не выдержит даже одного моего удара? — возмущенно воскликнула кукла.

— ... — Цзян Фэйфэй готова была вырвать себе волосы.

Глава 1409 – Ковка оружия

Успокоив возмущенную куклу, Чжан Сюань поднялся на второй этаж.

На втором этаже его ждали не Укротитель Зверей, не Мастер Формаций или специалист из других вспомогательных профессий, в которым он был искусен, а Кузнец.

Войдя в комнату, он сразу увидел стоявшего перед котлом молодого парня. Держа в руке огненно-красный молот, он безжалостно ударял им по металлическому слитку. Постепенно металлический слиток обрел форму и начал блестеть холодным светом.

Правила Башни Грандмастеров требовали от претендента заранее выбрать восемь вспомогательных профессий, и чтобы сэкономить время и усилия в будущем, он выбрал те вспомогательные профессии, в которых у него не имелось эмблемы с 8 звёздами.

С тех пор как он сдал экзамен на Кузнеца 6 звёзд в Академии Грандмастеров Хунюань, он почти не касался этой темы. А в Святилище Мудрецов ему представилась прекрасная возможность получить эмблему Кузнеца 8 звёзд.

Ху!

Заметив присутствие Чжан Сюаня, молодой парень прекратил стучать и представился: — Я Зарождающийся Мудрец гильдии Кузнецов, У Юдао. Дл тебя я приготовил простое испытание. Вон там лежит руда, и если в течение дня ты сможешь выковать из неё оружие Святого ранга высшего уровня, то пройдёшь моё испытание!

Говоря это, молодой человек указал на котёл с оружием. В том котле Чжан Сюань плавающую посреди адского пламени руду. Пламя было настолько сильным, что от него безжалостно исходили волны жара, но даже при этом руда не плавилась.

— Это Фиолетовый Сверкающий Камень Небесной Тверди? — Нахмурился Чжан Сюань.

Фиолетовый Сверкающий Камень Небесной Тверди был известен, как самый трудоёмкий камень для обработки среди руд 8 класса. Даже Кузнецы 8 звёзд высшей категории с трудом работали с ним. А молодой парень с этого этажа хотел, чтобы он выковал из такой руды оружие!

В Башне Грандмастеров действительно находились высокоспециализированные мастера.

Тем не менее, в этом была и положительная сторона. Хотя с Фиолетовым Сверкающим Камнем Небесной Тверди было трудно работать, это был невероятно ценный материал, с помощью которого можно было с легкостью изготовить оружие Святого ранга среднего уровня. Просто прибегнув к более сложной технике ковки, Чжан Сюань мог бы с легкостью создать оружие Святого ранга высшего качества.

Другими словами, самый трудный аспект оценки заключался не в ковке артефакта, а в плавке и превращении руды в подходящее оружие.

— С помощью этой руды я оценю твоё мастерство. Если ты не сможешь расплавить Фиолетовый Сверкающий Камень Небесной Тверди в течение дня, мне придётся отправить тебя. — Произнёс У Юдао и вернулся к изготовлению оружия. Больше он не обращал внимания на Чжан Сюаня.

Понимая, что это было частью оценки, Чжан Сюань сразу приступил к работе.

Он активировал свой Глаз Проницательности и начал внимательно изучать руду.

С котлом и углём проблем не имелось, просто температура плавления Фиолетового Сверкающего Камня Небесной Тверди была слишком высокой. Чтобы расплавить его, требовалось самое горячее пламя земли, а пламя такой температуры Кузнец никак не мог создать своими силами, даже если бы вливал в него свою чженьци.

Тем не менее, молодой парень не предоставил ему формацию дл получения необходимого пламени земли, поэтому ему придётся использовать свои собственные средства.

«Будет очень хлопотно…».

Надо сказать, что испытание оказалось гораздо сложнее, чем ожидал Чжан Сюань.

«Тем не менее, я не могу спотыкаться обо что-то подобное!»

Если бы на его месте оказался любой другой Кузнец 8 Звёзд, то тот испытал бы глубокую беспомощность в такой ситуации. Однако для Чжан Сюаня всё оказалось иначе.

Он просмотрел все книги в гильдии Кузнецов, поэтому он уже мог сравнить с Кузнецами 9 звёзд начального уровня. Даже не используя Библиотеку Небесного Пути, у него было по крайней мере несколько дюжин способов расплавить Фиолетовый Сверкающий Камень Небесной Тверди.

С ленивым смешком Чжан Сюань подошел к котлу и постучал пальцем. Несколько дюжин волн чжэньци немедленно вырвались из его пальца и окутали пламя.

Шипение!

Окруженное Чжан Сюань чжэньци, пламя резко усилилось, будто бы кто-то вдохнул в него жизнь. Алое пламя начало приобретать голубой оттенок, а от излучаемого им поразительного жара начал искажаться даже воздух.

— Это ... Формация Духовного Сбора 8 ранга? — Заметив изменения, У Юдао остановился оглянувшись в сторону Чжан Сюаня воскликнул от изумления.

На самом грозном оружии должны были вырезаться различные формации для усиления прочности и боевого потенциала. По этой причине большинство опытных Кузнецов также были очень искусны в формациях.

Но, честно говоря, хотя он ожидал, что явившийся парень попытается бросить какой-то катализатор пламени для усиления её интенсивности, он не думал, что тот на самом деле погрузится прямо в установленную им же самим мини Формацию Духовного Сбора!

У Юдао удивился тому, что Чжан Сюаню удалось установить такую маленькую и мощную формацию с помощью лишь чженьци... и что более важно, он сделал это в течение такого короткого периода времени!

Шипение!

С массовым притоком духовной энергии температура угля начала быстро подниматься. Однако, чтобы расплавить Фиолетовый Сверкающий Камень Небесной Тверди, требовалось большее. Даже при том, что фиолетовая руда отражала яркий голубоватый свет, но даже под жгучим пламенем, её состояние сильно не изменилось.

«Идея усилить пламя внутри котла неплоха, но этого все еще недостаточно...», покачав головой, у Юдао как раз собирался вернуться к своему оружию, когда Чжан Сюань поднял ногу и просто пнул котёл.

Дан!

В оружейном котле раздался металлический лязг. В следующий момент пламя в котле начало быстро сходиться в одной точке, как будто какая-то непреодолимая сила притягивала их друг к другу. Потребовалось всего мгновение, и массивная вспышка пламени сжалась до размеров лезвия меча, которое начало разрезать Фиолетовый Сверкающий Камень Небесной Тверди на бесчисленные куски.

«Это ... техника концентрации огня? Но такая техника требует безусловной помощи котла! Как ему это удалось?»

В очередной раз, У Юдао был сбит с толку.

Как и следовало из названия, техника концентрации огня позволяла фокусировать пламя в одной точке и довести температуру до невероятной степени. Бесспорно, это был чрезвычайно полезный и эффективный метод, но, к сожалению, техника имела чрезвычайно высокие требования, как для котла, так и для самого Кузнеца. Для того, чтобы выполнить технику концентрации огня, требовалось, чтоб между Кузнецом и котлом имелись крайне доверительные отношения. Учитывая, что с момента, как явившийся молодой человек соприкоснулся с котлом, прошло всего несколько мгновений, У Юдао и задавался вопросом, как им удалось выполнить технику концентрации огня?

Как раз в тот момент, когда У Юдао находился в раздумьях, оружейный котел внезапно повернулся к нему своим массивным телом и открыл крышку. Голос, такой глубокий, что напоминал раскаты грома, эхом отозвался в комнате: — Одолжи мне свой Синий Камень Накаливания!

Не ожидая, что его собственный оружейный котел заговорит с ним подобным тоном, У Юдао в шоке застыл шоке. Прежде чем он успел ответить, оружейный котел заговорил снова: — Спасибо.

После чего, даже не потрудившись спросить согласия У Юдао, он поднял одну из своих трехногих ног и легко топнул по земле.

Хула!

В котёл тут же полетела руда.

Сюн Сюн Сюн!

Как только пламя соприкоснулось с Синим Камнем Накаливания, то сразу вырвалось наружу, и её температура снова начала подниматься с безумной скоростью.

— Ты украл мою руду ради этого парня? — Лицо У Юдао начало безостановочно дергаться.

Прошло много лет с тех пор, как котел признал его своим хозяином, и с тех пор они постоянно были вместе. Он лишь временно одолжил его пртенеденту, и все же ... …

Котел не только идеально согласовывал все свои действия с неизвестным парнем и выполнил технику концентрации огня, он даже помог ему украсть руду!

«Ты помнишь, кто твой настоящий хозяин?»

Пока У Юдал прыгал от ярости, котел внезапно повернулся и сказал: — Теперь мне нужна твоя кровь.

После чего котел внезапно подпрыгнул в воздух и опустился на молодого человека сверху.

ПУ!

Удар пришелся прямо в грудь, лужа крови брызнула изо рта У Юдао и приземлилась прямо в оружейный котел. Пламя усилилось в третий раз.

Шипение!

Из-за многократных скачков температуры Фиолетовый Сверкающий Камень Небесной Тверди больше не мог поддерживать своё твёрдое состояние, и на его поверхности начали появляться трещины. После чего его жесткая поверхность начала размягчаться.

Увидев, что все прошло успешно, глаза Чжан Сюаня загорелись и он снова направил в котёл свои волны чженьци.

Ху-Ла!

Руда тут же вылетела из котла и вооружившись молотом, Чжан Сюань с невероятной ловкостью быстро забил по ней. Три екунды спустя кованое оружие погрузили в специально приготовленную холодную жидкость.

С громким шипением поднялась струя белого дыма. Вскоре Чжан Сюань выудил готовый продукт и с довольной улыбкой заметил: — Я закончил ковать!

— Закончил?

Сбитый с толку, У Юдао повернул голову к готовому продукту, и ему хватило одного взгляда, чтобы его щеки начали безостановочно подёргиваться: — Это... точно оружие?

На столе лежал ни меч, ни копьё, ни что-то другое, что хоть как-то напоминало по форме оружие. На столе лежал идеально ровный кирпич.

Глава 1410 – Взращивание мастера изготовления кирпичей

Будь то создание Формации Духовного Сбора, установленной для усиления жара пламени, или демонстрирования техники концентрации пламени, было очень вероятно, что парень стоял на одном с ним уровне в создании оружия.

«Но ... почему он так небрежно отнёсся к ковке оружия?»

Это был Фиолетовый Сверкающий Камень Небесной Тверди! Это была невероятно ценная руда даже с точки зрения Зарождающегося Мудреца вроде него! Даже если этого количества не хватало для создания сабли или копья, но из него можно было сделать кинжал! И все же из всех возможных вариантов он выбрал кирпич.…

Лицо У Юдао безостановочно дергалось, и он почувствовал, что у него перехватило дыхание от волнения.

Будучи Зарождающимся Мудрецом гильдии Кузнецов, он был одержим совершенствованием оружия. Замечая в своей ковке хоть малейший изъян, он тут же полностью расплавлял оружие и переделывал его с самого начала. Учитывая, что он оценивал работу другого человека, у него не было выбора и ему приходилось делать поблажки на небольшие ошибки... но этот кирпич не имел ни малейшего отношения к оружию, так как он мог его принять?

К нему ведь поднялся не каменщик, так почему же он решил выковать кирпич?

— Можешь проверить. Он должен был достичь Святого ранга высшего качества. — Не обращая внимания на безумное выражение лица У Юдао, Чжан Сюань небрежно махнул рукой.

— Святого ранга высшего качества? — Последнее замечание Чжан Сюаня стало последней каплей для У Юдао. — Какой толк от простого кирпича?

С другой стороны, отвечая на вопрос У Юдао, Чжан Сюань неодобрительно покачал головой, как будто был разочарован, будто бы тот не смог распознать сокровище. Поэтому взяв металлический кирпич со стола, он гордо заявил: — Его потенциал намного больше, чем ты можешь себе представить. Не будет преувеличением сказать, что это самое грозное оружие в мире!

Однако эти слова, лишь еще сильнее разъярили У Юдао, и он начал гневно смеяться: — Самое грозное оружие? Почему бы тебе не показать мне, что такого страшного в твоём кирпиче?

Должен же быть предел лжи! Идеально квадратный кирпич, громоздкий и тяжелый, недосягаемый и лишенный острого края... как можно сражаться таким оружием?!

— У тебя есть другое оружие, выкованное из Фиолетового Сверкающего Камня Небесной Тверди? Мы можем просто определить, грозен ли мой кирпич или нет. — Спокойно ответил Чжан Сюань.

— Хочешь проверить свой кирпич? Хм, тогда сейчас и проверим! — Произнеся эти слова, У Юдао взмахнул запястьем и вытащил три оружия.

Сабля, копье, и меч!

Все они были выкованы из Фиолетового Сверкающего Камня Небесной Тверди, и испускающаяся от них всепоглощающая холодная аура могла вызвать у окружающих ощущение, будто кожу пронзили насквозь.

С первого взгляда было очевидно, что все три вида оружия были очень высокого уровня и обладали огромной силой.

Ковка этих трех видов оружия потребовала от У Юдао огромных усилий, особенно при обработке руды.

— Если хоть одно из твоих трех орудий сможет выдержать удар моего кирпича, мы будем считать, что я провалил твоё испытание. — Улыбнулся Чжан Сюань.

— Прекрасно! Давай посмотрим на твой кирпич! — Услышав высокомерные слова Чжан Сюаня, У Юдао лишь холодно хмыкнул.

Взмахнув запястьем, его меч полетел в направлении Чжан Сюаня.

Перед лицом приближающегося меча Чжан Сюань не предпринимал никаких крупных действий. Вместо этого, простым взмахом руки, он просто бросил кирпич вперед, чтобы защититься от меча.

Треск!

Кирпич и меч столкнулись друг с другом, и в следующее мгновение меч с громким лязгом и скрежетом разделился на две части.

У Юдао в ужасе расширил глаза.

Он раз за разом перековывал этот меч, чтобы превратить его в самый острый и прочный клинок, каким только мог быть. И все же, ударившись о кирпич, он сломался! Как такое могло случиться?

Ху!

Что еще хуже, кирпич разбив меч не остановился. Он тут же полетел к сабле и копью, плавающими позади У Юдао. Раздалось два отчётливых трескающихся звука от двух других оружий, с большим трудом выкованных У Удао.

— Т-ты... — У Юдао заскрежетал зубами при виде этого зрелища.

Одно дело, если бы легко разрушилось одно из его оружий, но все три... каким бы тупым он ни был, но было очевидно, что в кирпиче содержалось что-то гораздо более глубокое и грозное!

Это было совсем не то оружие, которое ковал он сам!

— Кирпичу может не хватать острого края, но его громоздкость позволяет ему преодолевать любое оружие одной лишь силой. — Заложив руки за спину начал объяснять Чжан Сюань У Юдао с видом непостижимого эксперта.

— Оружие - это орудия, предназначенные для повышения боевой силы культиватора. Форма лишь предпочтительность самого культиватора. Мощь намного важнее! Хотя Фиолетовый Сверкающий Камень Небесной Тверди позволяет создавать необычайно острое оружие, у такого оружия имеется крайне фатальный недостаток — хрупкость. Выкованное из этой руды оружие не столкнётся с проблемами против другого легкого оружия, но столкнувшись с тяжелым, разлетятся на куски. Когда оружие, которое разлеталось прямо посреди битвы считалось хорошим?

У Юдао был озадачен этими словами.

Он использовал Фиолетовый Сверкающий Камень Небесной Тверди, чтобы выковать немало оружия, но, как и сказал Чжан Сюань, всем им не хватало прочности. Но он не относился к этому аспекту, как к недостатку — в конце концов, всё это оружие по-прежнему оставалось Святого ранга высшего качества. Кроме того, сила меча заключалась в его остроте и гибкости, а не в устоячивости.

Он думал, что его оружие, выкованное из Фиолетового Сверкающего Камня Небесной Тверди, никогда не разрушится от такого фундаментального недостатка, но кто бы мог подумать, что ему так выражено ткнут носом, выковав простой кирпич!

— Ну? Я прошёл твоё испытание? — Видя, что У Юдао был совершенно шокирован, Чжан Сюань покачал головой и спросил.

Он всегда был скромным, и его цель заключалась в прохождении испытания, а не нанесении тяжких травм, поэтому он и не хотел сыпать соли на раны.

— ... Да, ты справился ... — тихим голосом ответил У Юдао, что сильно противоречило его ранней уверенности. Нахмурившись, он спросил: — На кирпич не наложено никакой формации, и, кроме того, ты довольно спокойно и неторопливо бил по металлу своим молотом. Так как же тебе удалось выковать оружие такого уровня?

Даже с превосходящей прочностью кирпича, он не мог так легко разбить все три его оружия. Это могло означать только то, что качество кирпича намного превосходило таковое его собственного оружия.

Чтобы поднять качество оружия, требовалось постоянно регулировать температуру в котле во время очищения руды и во время процесса её тушения.

Проще говоря, чем дольше отбивать руду, тем более плотным окажется материал. Поэтому, чем дольше кузнец ковал оружие, тем прочнее оно в итоге становилось.

Тем не менее, поднявшийся к нему на этаж парень изготовил оружие за не более чем три вдоха и не тратил и полсекунды на отбивку каждой стороны кирпича... так почему же его качество сильно превосходило таковое у его собственного оружия, на изготовку которого он тратил часы и даже дни?

— Ты хочешь узнать секрет моей кузнечной техники? — С улыбкой на губах спросил Чжан Сюань.

— Пожалуйста, просвети меня! — Зная, что Чжан Сюань превосходил его в кузнечном мастерстве, У Юдао сжал кулак и смиренно поклонился.

— Даже при том, что ковка кирпича кажется простой и грубой, на самом деле в этом заключено глубокое знание. Ни один из моих ударов молота не был случайным. Каждый из них совершался со всей тщательностью и в соответствии с техникой..., — подняв кирпич, Чжан Сюань объяснил с глубоким взглядом в его глазах.

Его понимание кузнечного дела уже достигло высшего уровня 8 звёзды и не говоря уже о том, что то, что он познал Божественное Искусство Кузнеца 8 звёзд, поэтому даже самое простое его указание могло существенно просветить любого Кузнеца 8 звёзд.

Просто слушая слова Чжан Сюаня, У Юдао не осталось ничего, кроме благоговения и уважения.

Несмотря на юный возраст, тот кратко и точно объяснял саму суть кузнечного дела. С помощью простых слов тот мог объяснить даже самые сложные моменты, просвятив его во многих аспектах, как будто бы на него опустилась длань озарения.

Очень скоро хитросплетения таинственных методов ковки кирпича были расшифрованы У Юдао.

— Прощай! — Закончив объяснять, Чжан Сюань попрощался и направился на третий этаж.

Проводив молодого человека взглядом, У Юдао быстро пробежался по ново обретённым знаниям, и его глаза заблестели от возбуждения: «Значит, всё это время я преследовал неправильную концепцию. С этого дня я больше не буду ковать мечи и сабли и посвящу все свое время и усилия ковке кирпичей!»

Какие мечи, сабли, копья ... все это ничего не значило перед абсолютной мощью кирпича!

Какое другое оружие, могло предложить самую тяжелую атаку и могло похвастаться самой прочной защитой? Этому оружию стоило посвятить всю жизнь!

С такой мыслью У Юдао быстро достал несколько руд и начал ковать.

С другой стороны, виновник, который только что ввел в заблуждение талантливого кузнеца, в настоящее время поднимался по лестнице и задавался вопросом, «на втором этаже я потратил почти десять минут... не много ли? Мне действительно нужно поторопиться.…».

И вскоре он оказался перед Зарождающимся Мудрецом гильдии Провидцев.

В этот самый момент Чжан Сюань не подозревал, что невольно вырастил настоящего кузнеца-кирпичника. В этот самый день один человек поклялся, что его руки больше не произведут никакого другого оружия кроме кирпича, и бесчисленные эксперты относились к нему с величайшей честью и гордились, если им удавалось заполучить кирпич лично выкованный этим человеком…

Глава 1411 - Я хочу переодеться

— Мастер Чжан! — Увидев Чжан Сюаня, Зарождающийся Мудрец гильдии Провидцев тут же поприветствовал его, сжав кулак.

— Старейшина Фэн хорошо поживает? — ответил на приветствие Чжан Сюань.

Ранее в Святилище Провидцев он невольно уничтожил сокровище этого старика и разрушил все здание. В конце концов, из-за него по старику ударила молния, и за этот случай Чжан Сюань было очень стыдно.

— Он сейчас в уединении. — ответил Зарождающийся Мудрец из гильдии Провидцев. — По какой-то причине он сейчас немного подавлен.…

Услышав эти слова, Чжан Сюань неловко почесал голову.

Он все еще помнил, как внушительно выглядел Фэн Чжиньцунь при их первой встрече и невольно понимал, что причиной подавленного состояния старика был он сам.

— Я знаю, что старейшина Фэн намерен принять тебя в качестве своего прямого ученика, но все же, как один из хранителей Башни Грандмастеров, я не могу так просто пропустить тебя. Это необходимо для сохранения целостности и неприкосновенности испытания. — произнёс Зарождающийся Мудрец.

— Конечно, я понимаю. — Вежливо ответил Чжан Сюань.

Из всех его вспомогательных профессий, в которых он не получил эмблему 8 звёзд, автоматически исключились Мастер Ядов и Оракул Душ, поэтому у него не оставалось выбора и он выбрал профессию Провидца. Хотя он не читал ни единой книги об этой профессии, он не думал, что ему будет слишком трудно справиться с испытанием.…

— Ладно, испытание довольно простое. Мы оба будем предсказывать события одновременно, и если твои предсказания совпадут с моими, ты пройдешь. — Озвучил правила Зарождающийся Мудрец.

Само собой разумеется, что испытание Провидцев будет связано с гаданием. Хотя каждый Провидец обладал разным уровнем способностей, если их предсказания окажутся правильными, исход получится один.

Чжан Сюань кивнул.

— Хорошо. Я предвижу, что сегодня ты не справишься с испытаниями Башни Грандмастеров. — улыбнулся Зарождающийся Мудрец.

— Хочешь сказать, что я не смогу сегодня справиться со всей башней? — вскинул брови Чжан Сюань.

Это было парадоксальное утверждение. Очевидно, что тот намеренно устраивал ему ловушку.

Если бы он сказал, что смог бы справиться с испытанием, это противоречило бы заявлению Зарождающегося Мудреца, и означало его мгновенную дисквалификацию.

Но даже если бы он согласился с ним, у мудреца все еще была возможность не "признавать" его победу позже. Другими словами, даже если бы он справился с оставшимися пятью этажами, Зарождающийся Мудрец все равно мог бы отозвать свое признание на основании его неточного предсказания, и в результате он бы в итоге не смог пройти Башню Грандмастеров, а соответственно и получить эмблему.

Это определенно был хитрый ход.

Как и ожидалось от Зарождающегося Мудреца гильдии Провидцев, он точно знал, как загнать других в угол.

— Верно. Если ты согласен с моим утверждением, я позволю тебе пройти дальше. — улыбнулся Зарождающийся Мудрец.

Честно говоря, даже если это и не было виной молодого человека, он все равно не мог избавиться от чувства, что тот был виновен во всех разрушениях в Святилище Провидцев и нынешнего состояния старейшины Фэна. Как Зарождающийся Мудрец гильдии Провидцев, он считал, что просто обязан чем-либо насолить ему.

Иначе что стало бы с их достоинством, самой загадочной профессии Верхних Девяти Путей?

— Можем ли мы предсказать что-то другое? Прости, но я не думаю, что смогу ответить на этот вопрос! — покачал головой Чжан Сюань.

— К сожалению, нет. — Отмахнулся Зарождающийся Мудрец.

По его мнению, Чжан Сюань обладал Развоплощённым Телосложением Прорицателя, поэтому о нём ничего нельзя было предсказать. Таким образом, любое предсказание о нём мог просто не сбыться. В таком случае он и решил сыграть на этом.

И, честно говоря, ему также было очень любопытно, как молодой человек, которым был так одержим старейшина Фэн, справится с такой ситуацией.

— Единственный вопрос? Понимаю ... Хорошо, я понял. — Зная, что собеседник намеренно усложняет ему жизнь, Чжан Сюань беспомощно покачал головой.

Он обратился к Библиотеке Небесного Пути в своём сознании.

Треск!

Прежде чем Зарождающийся Мудрец успел осознать, что происходит, его тело внезапно онемело и на него упала молния. Вслед за этим все больше и больше молний начало яростно обрушиваться на него одна за другой, и вскоре он уже лежал на земле, не переставая биться в конвульсиях.

— Что случилось? — Чжан Сюань тут же широко раскрыв глаза от удивления, бросился вперед. — Ты раскрыл слишком много тайн небес, и на тебя обрушилось возмездие небес?

— Я…

Треск! Треск!

Зарождающийся Мудрец едва успел выдавить из себя хоть слово, как на него обрушились еще две молнии, отчего его тело снова содрогнулось.

— Похоже, ты сейчас не в состоянии испытывать меня. Если ты не против, я пойду, хорошо? — И Чжан Сюань сжал кулак.

— Нет…

Треск! Треск!

Под яростным натиском молний, ему с трудом удавалось выдавить из себя одно слово.

— Тогда спасибо за великодушие. Если в будущем мне представится шанс, я обязательно навещу тебя и поблагодарю. — Чжан Сюань сжал кулак и направился вверх по лестнице.

Если бы тот не усложнял ему жизнь, он бы подумал о честном противостоянии умениями. Но поскольку тот намеренно загонял его в угол, у него не было причин сдерживаться.

Во-первых, действия Провидцев не слишком отличались от мелкого воровства у небес, поэтому сейчас корчясь от боли, тот починал всё, что посеял.

— Ты... — воскликнул мудрец, желая остановить Чжан Сюаня.

Однако он заметил, что молнии над ним начали сгущаться. В ужасе он попытался убежать, но понял, что, как бы ловко он ни двигался, от молний ему не спастись. В конце концов, смирившийся с судьбой он лёг в удобном для себя месте с стал ждать удара с небес.

На четвертом этаже находился мудрец гильдии Художников.

Когда Чжан Сюань только поднялся на этаж, ему показалось, будто он попал в иллюзорный мир. Вокруг него возвышались величественные горы, что создавало особенно эстетическое зрелище.

Зная, что он оказался внутри картины 8 уровня, Чжан Сюаню не потребовалось много времени, и вскоре он выбрался из неё. Тем самым он прошел испытание Художника и направился на следующий этаж.

На пятом этаже его ждала Терпсихора, на шестом Оценщик, на седьмом Демонический Музыкант, а на восьмом Фармацевт.…

Прочитав все книги в библиотеках соответствующих гильдий, Чжан Сюань смог легко и быстро справиться с испытанием на каждом этаже. Сейчас он уже стоял на последнем этаже. Глубоко вздохнув, он направился к своему последнему испытанию.

Поскольку он уже справился с испытаниями всех Зарождающихся Мудрецов, все, что ему нужно было сделать, это пройти окончательное испытание культивации, и он смог поднять свой ранг и стать квалифицированным Грандмастером 8 звёзд.

Как только Чжан Сюань толкнув дверь и вошел в комнату, то увидел ожидающего его в комнате человека, его брови сразу же скрутились.

— Ты?

Перед ним стоял не кто иной, а человек, которого избил Лазурный Дракона из Преисподней, гений клана Чжан и который был должен ему пять высших духовных камней —Чжан Хэн!

— Когда кто-то бросает вызов Башне Грандмастеров, требуется Грандмастер 8 звёзд, который будет наблюдать за процессом. Для этого были квалифицированы и я и Ло Сюаньцин, но случилось так, что он недавно прорвался в Разделение Пространства и превысил допустимый предела развития. Поэтому сегодня тебя буду оценивать я. — Тихо усмехнулся Чжан Хэн.

Одним движением запястья он достал нефритовый контейнер и бросил его в сторону Чжан Сюаня. — Вот пять высших духовных камней, которые я тебе должен.

Поймав нефритовый контейнер, Чжан Сюань спрятал его в кольцо, даже не потрудившись проверить. Он не сводил глаз с Чжан Хэна и продолжал хмуриться.

Ранее он приказал Лазурному Дракону из Преисподней избить его, поэтому можно было смело утверждать, что между ними лежала глубокая вражда. А когда тому преставилась хорошая возможность отомстить без посторонних глаз, как Чжан Хэн мог так легко отпустить его?

Чжан Хэн ясно выразил свое отношение, отдав высшие духовные камни: — Теперь, когда я ничем тебе не обязан, тебе не в чем меня упрекнуть!

— Какое меня ждёт испытание? — Понимая это, Чжан Сюань глубоко вздохнул и спросил.

— Для того, чтобы стать Грандмастером 8 звёзд, ты должен обладать как минимум силой, сравнимой с культиватором сферы Великого Владыки... к сожалению, твоё развитие лишь в Полувеликом Владыке, поэтому мне придется лично оценить твою силу и убедиться, что она достигла требуемой отметки.

Острый блеск промелькнул в глазах Чжан Хэна и он посмотрел на Чжан Сюаня со слегка нервирующей улыбкой: — Будь уверен, моё испытание будет очень простым. Если ты можешь выдержать три моих удара, ты пройдешь. Если не выдержишь... то извини, но мне придётся сопроводить тебя наружу!

— Выдержать три твоих удара? — Нахмурился Чжан Сюань.

Учитывая, что тот когда-то сражался с ним подавив свою культивацию, то теперь уже знает на что он был способен. И предложить такую дуэль... очевидно, что он не собирался подавлять своё развитие!

Хотя Чжан Сюань в последнее время добился значительного прогресса в своем развитии и боевой силе, емё всё еще было далеко до высшей стадии Призрачного Пространства, как у Чжан Хэна.

Чжан Сюаня начал быстро размышлять, но так и не мог придумать способа, как ему справиться с таким испытанием. Поэтому спустя минуту молчания он ответил: — Ну, ладно. Однако перед дуэлью я хотел бы переодеться.…

— Переодеться? Валяй. — Чжан Хэн удивился такой необычной просьбе Чжан Сюаня, но он все равно свободно махнул рукой.

В конце концов, суть дуэли заключается в боевой силе. Чжан Сюань никак не мог победить его, даже если и переоденется.

— Спасибо. — Небрежным взмахом руки Чжан Сюань установил в углу комнаты изоляционный барьер и вошел.

Глава 1412 – Грандмастер 8 звёзд

— Еще и двадцати минут не прошло, верно?

— За такой короткий промежуток времени ему удалось добраться до девятого этажа. О-он…

Перед Башней Грандмастеров стояла группа Грнадмастеров и представителей других профессий, и каждый из них стучал зубами от удивления.

Первоначально они полагали, что даже если молодой претендент и сможет пройти испытания, то скорее всего, ему потребуется как минимум несколько дней, чтобы добраться до самого верхнего уровня. Но кто бы мог подумать, что он сможет достичь вершины менее чем за двадцать минут!

Это означало, что он получил признание Зарождающихся Мудрецов восьми вспомогательных профессий спустя две-три минуты после встречи с каждым. Не слишком ли быстро?

— Даже если он успешно достиг последнего этажа, не думаю, что для него все оптимистично, — мрачно заметил стоящий неподалеку старейшина.

— Почему ты так говоришь? — Спросил Ло Сюаньцин.

Молодой юноша в башне действительно превзошел его самые дикие воображения. Все это время он думал, что никто не сможет превзойти его младшую сестру, но кто знал, что он действительно сможет достичь последнего этажа так быстро?

На последнем этаже, как правило, проверяли культивацию претендента, и, учитывая пугающую боевую силу Чжан Сюаня, пройти такое испытание ему не составит труда. Почему же старейшина считает иначе?

— Судя по моим сведениям, на последнем этаже его ждёт Чжан Хэн! Я слышал, что в прошлом у них произошли какие-то разногласия, — сказал старейшина.

— Чжан Хэн? — Услышав это имя, Ло Сюаньцин вздрогнул. Он инстинктивно плотно сжал кулаки. — Почему именно он?

Он также знал о конфликте Чжан Сюаня с Чжан Хэном, и если последний действительно ждал на последнем этаже, Чжан Сюаню будет трудно пройти испытание.

Но при нормальных обстоятельствах, учитывая, что это была просто оценка развития, хватало простого Грандмастера 8 звёзд. Не требовалось прибегать к помощи одного из лучших молодых гениев клана Чжан.

— Я не уверен в деталях, но походу он сам вызвался на эту роль, — ответил старейшина.

Будучи одним из основных членов клана Чжан, Чжан Хэн имел обширную разведывательную сеть по всему Святилищу Мудрецов, поэтому он всегда оставался в курсе всего, что происходило в Святилище. Учитывая, что он имел зуб на Чжан Сюаня, само собой разумеется, что он хотел бы стать одним из стражей Башни Грандмастеров.

«Проклятие. Если этот парень все усложнит, то я побью его так сильно, что его не узнает родная мать. Пусть только выйдет из башни! Если я не уложу его в постель хотя бы на полгода, моя фамилия не будет Ло!» стиснув зубы злобно поклялся Ло Сюаньцин.

Он хотел поколотить Чжан Хэна с тех самых пор, как прорвался, но не успев сделать шаг, узнал новые новости о своей младшей сестре и почти в то же время ему пришлось вызвать своё испытание молниями.

В конце концов, прежде чем он успел сделать ход, первый ход сделал Чжан Хэн!

Если этот проклятый Чжан Хэн намеренно все усложнит и подведет Чжан Сюаня, он никогда не отпустит этого ублюдка!

— Во-первых, известно, что Башня Грандмастеров - одно из самых тяжелых испытаний в Святилище Мудрецов. Если Мастер Чжан слишком легко справится с ним, другие начнут сомневаться в справедливости испытаний... — качая головой, старейшина начал объяснять, но в разгар объяснения земля начала дрожать.

Бум!

Он быстро поднял голову и увидел, что на стене Башни Грандмастеров появился выступ в форме человека: — Мастер Чжан избит! — воскликнул старейшина.

Ло Сюаньцин тоже с тревогой посмотрел вверх.

Бум!

Раздался еще один громкий взрыв, и выступ на стене стал еще глубже. От башни начали отлетать камене осколки и падать на землю.

— Чжан Сюань, — озабоченно пробормотал Ло Сюаньцин, подумывая о том, чтобы броситься тому на помощь. Однако в следующее мгновение он вдруг заметил нечто такое, от чего его брови поползли вверх. — Погодите-ка, эти контуры ... они не принадлежит Сюаню. Неужели избивают не его?

— Не его? — Застигнутый врасплох этими словами, старец снова поднял глаза, но прежде чем он успел рассмотреть выступ на стене, тот внезапно распахнулся.

Хуала!

Из образовавшегося отверстия вылетела фигура и направилась к земле.

Пэн!

Он упал на землю головой вперед, оставив только пару дрожащих ног снаружи. Судя по одежде и фигуре... им оказался не кто иной, а гений клана Чжан, Чжан Хэн!

— Как это возможно? — Рот старейшины широко открылся от удивления.

Он очень хорошо знал силу Чжан Хэна. Даже обладая высшей стадией Призрачного Пространства, он мог наравне сражаться с некоторыми экспертами начальной стадии Разделения Пространства. И все же, столкнувшись лицом к лицу с культиватором Полувеликого Владыки, он был фактически сбит с девятого этажа, и во время полёта на землю даже не смог взлететь?.

Старик протёр глаза, и ему пришлось несколько раз хорошенько вглядеться, но в итоге он пришел к выводу, что не может осознать, что же произошло на самом деле.

И этот старейшина был не единственным, кто был поражен ситуацией. Даже Ло Сюаньцин стоял с широко раскрытыми глазами.

«В прошлый раз, бросив вызов Чжан Сюаню, и подавив своё развитие он был жестоко избит. Неужели он не усвоил урок и решил снова сразиться с ним, подавив своё развитие?»

Если это так, то он действительно настоящий мазохист до мозга костей!

Бум!

Однако, прежде чем он успел хорошенько подумать, земля внезапно задрожала. Яркая вспышка света поднялась от верхушки Башни Грандмастеров, и в воздухе материализовался символ.

Эмблема Грандмастера 8 звёзд.

— Поздравляем Чжан Сюаня с успешным освобождением Башни Грандмастеров и повышением до Грандмастера 8 звёзд. — Голос эхом разнесся по Святилищу Мудрецов и четко раздался в ушах каждого.

— Мастер Чжан ... сдал экзамен на Грандмастера 8 звёзд? — Услышав оповещение, Чжан Цзюсяо с шоке застыл прямо посреди комнаты.

В то же время, Чэнь Лэяо тоже напряглась, и она неверящим взором уставилась в сторону возвышающейся Башни Грандмастеров.

Когда она впервые встретилась с ним в Святилище Мудрецов, тот обладал развитием лишь высшей стадии Первобытного Духа и даже уступал ей в боевой силе. Но менее чем за один месяц он уже стал Грандмастером 8 звёзд.

Даже наблюдая все происходящее собственными глазами, она не могла не признать это непостижимым.

Такие сцены происходили по всему Святилищу Мудрецов, особенно у тех культиваторов, которые поступили в Святилище Мудрецов вместе с Чжан Сюанем.

Даже Чжао Синмо застыл на месте, не в силах вымолвить ни слова.

Он с самого начала знал, что в будущем Чжан Сюань совершит великие дела, но он никогда не думал, что последний действительно сможет стать Грандмастером 8 звёзд менее чем за месяц... не посетив ни единого урока!

Как Грандмастер 8 звёзд, этот молодой человек уже мог считаться фигурой, стоящей на самом пике континента и получал квалификацию для входа во Внутреннее Святилище.

— Старший... грозный! — Фэн Цзыи тоже стоял разинув рот.

Раньше он полагал, что упорно трудясь и учитывая, что они были учеников одного и того же человека, он сможет однажды превзойти Чжан сюаня. Тем не менее, голос ясно сказал ему, что тот уже достиг недоступного для его понимания уровня, и теперь он уже никак не мог его догнать.

— Неудивительно, что учитель решил взять его к себе.

С таким талантом, неудивительно, что его учитель принял другого ученика, даже заявив еще тогда, что он будет единственным его прямым учеником.

Ху!

Протянув руку и схватив плавающую эмблему Грандмастера 8 звёзд, уникальная энергия хлынула в тело Чжан Сюаня.

Конечно, учитывая его нынешнюю силу, он не мог тягаться с Чжан Хэном. Он смог так легко победить последнего, потому что отправил вместо себя своего клона.

Поглотив энергию испытаний молнии, его клон стал настолько силен, что даже такой Святой 7-дана высшего уровня вроде Чжан Хэна был разбит одним ударом. К третьему удару последний уже был полностью подавлен и без сил упал с Башни Грандмастеров.

«Я, наконец, достиг 8-звезды».

Взглянув на эмблему, Чжан Сюань с трудом подавил поднимающееся в сердце волнение. Как только он собрался положить её в кольцо, его брови внезапно взлетели вверх, и на ладони появился знак.

Знак главы Святилища!

Знак излучал теплое сияние и выглядело, будто одна из наложенных на неё печатей рассеивается.

Глава 1413 – Расположение верхней части скелета Злодей

Для снятия печатей со знака главы Святилища требовалось три условия.

Во-первых, он должен был стать Грандмастером 8 звёзд. Во-вторых, он должен был развить свой Глаз Проницательности до четвёртого уровня, Порабощения Демонов. В-третьих, его культивация должна была достичь Святого 8-дана!

Ему еще было далеко до выполнеия последних двух условий, но теперь, когда он стал Грандмастером 8 звёзд, он уже мог использовать части власти и силы, содержавшейся внутри знака главы Святилища.

Понимая, что сейчас не лучшее время для проверки изменений в знаке, он быстро убрал и его, и эмблему Грандмастера 8 звёзд в свое кольцо, а затем медленно спустился с Башни Грандмастеров.

— Мастер Чжан, поздравляю! Ты справился со всеми испытаниями Башни Грандмастеров, а также поставил новый рекорд! — к нему подошел Чжань Тяньчун и сжав кулак поздравил.

Даже сейчас он не мог избавиться от ощущения, будто спит.

Справиться со всеми девятью этажами за каких-то двадцать минут, завоевать признание девяти лучших гениев в Святилище Мудрецов... такого не достигла даже молодая принцесса клана Ло!

— Могу я спросить. Могу ли я теперь попасть во Внутреннее Святилище? — Вежило улыбнувшись, спросил Чжан Сюань.

— Конечно! Если ты хочешь отправиться туда сейчас, я могу провести тебя, — кивнул Чжань Тяньчун. — По правде говоря, между Внутренним и остальным Святилищем Мудрецов нет большой разницы, разве что в концентрации духовной энергии.

— Я понимаю, но все равно хотел бы посмотреть. — Сжав кулак попросил Чжан Сюань.

Видя настойчивость парня, Чжань Тяньчун с одобрением кивнул. Молодой человек только что справился с тяжелейшим испытанием, но по-прежнему хотел отправиться обучаться, а не отдыхать. Возможно, разница в его отношении и отличала его от остальных студентов!

С этой мыслью он повернулся и пошел вперед, а Чжан Сюань последовал за ним.

Видя, что Чжан Сюань уходит, Ло Сюаньцин поспешил к нему, желая поговорить с ним о деле, касающемся его младшей сестры. Но в последний момент он остановился.

Встретившись с озадаченным взглядом Чжан Сюаня, он махнул рукой и сказал: — Осмотри Внутреннее Святилище. Я встречусь с тобой ближе к ночи.

Учитывая, что он собирался поручить молодому человеку убить человека, в которого влюбилась его младшая сестра, он должен был обеспечить полную анонимность. Сейчас вокруг присутствовало много людей, а некоторые из них даже разбирались в Искусствах Души, поэтому безопасней было бы встретиться с ним наедине и ночью.

—Хорошо. — Чжан Сюань тщательно оценил Ло Сюаньцина и отметил, что тот уже полностью укрепил своё развитие. Он кивнул с яркой улыбкой и последовал за Чжань Тяньчэном во Внутреннее Святилище.

Внутреннее Святилище Святилища Мудрецов находилось не в одном из пяти залов, а в озере, вдали от основной инфраструктуры.

Чжань Тяньчэн достал особый знак и помахав им над озером, печать у озера рассеялась. Вслед за этим из глубин воды вынырнули массивные ворота, и из них потекла огромная пространственная энергия.

«Какой страшный контроль над пространством!» Чжан Сюань от увиденного удивленно поднял брови.

Он уже постиг третью ступень Небесного Искусства Распутывания Измерений, и сейчас уже на глубоком уровне понимал суть пространства. Но, к своему удивлению, даже воспользовавшись Глазом Проницательности, он не смог разглядеть, что находилось за вратами! Это могло означать только то, что человек, установивший эти ворота, как минимум постиг четвертую ступень Небесного Искусства Распутывания Измерений или, возможно, даже пятую!

Изгибы пространства, созданные экспертами такого калибра, были чрезвычайно устойчивы, поэтому даже если бы ему удалось обнаружить такие области, но не имея ключа, наподобие жетона в руках Чжань Тяньчэна, он не смог бы проникнуть внутрь.

— С помощью этого символа можно открыть ворота во Внутреннее Святилище. У всех студентов Внутреннего Святилища есть такой, и он также служит удостоверением личности, — объяснил Чжань Тяньчэн, передавая знак Чжан Сюаню.

Взяв эмблему, Чжан Сюань легонько погладил ее поверхность, прощупал материал и начал рассматривать. На его поверхности мелось плотное скопление надписей, и к его удивлению эти надписи поразительно походили на надписи, написанные на печати В Подземной Галерее.

Это были знаки пространственной формации.

Капнув на него каплей крови, Чжан Сюань положил его в кольцо для хранения.

— Хорошо, идём, — произнёс Чжань Тяньчэн и они вместе вошли в ворота.

Когда Чжан Сюань переступил порог, он почувствовал себя так, словно перенесся в отдельное пространство. Не успел он опомниться, как оказался внутри здания.

Первое, что он заметил – вдвое больше концентрированную духовную энергию. Она была настолько сконцентрированной, и у Чжан Сюаня возникло ощущение, будто если он проведёт рукой, в воздухе возникнет развод.

— Это действительно благословенная земля для культивации! — Заметил Чжан Сюань.

Чем выше концентрация духовной энергии, тем быстрее ее можно культивировать. А учитывая, насколько плотной была концентрация духовной энергии, даже если человек не занимался активным культивированием, духовная энергия все равно погружалась в его тело через акупунктурные точки сама по себе и постепенно подталкивала его к развитию.

Если бы Чжан Сюань оказался здесь с самого начала, то даже не используя ни одного духовного камня, он все равно смог бы достичь своего нынешнего уровня силы в течение одного года... или, возможно, даже подняться выше!

Неудивительно, что в Кланах Мудрецов рождалось так много выдающихся детей. С приличным талантом и лучшими ресурсами в, даже самые лучшие лентяи могли достичь высокого уровня развития.

Заметив удивление Чжан Сюаня, Чжань Тяньчэн улыбнулся: — Самый ценный ресурс во Внутреннем Святилище это не высоко насыщенная духовная энергия, а сама атмосфера. Просто находясь здесь, твои мысли начнут проясняться, а дух усиливаться, что в разы повышает скорость развития!

Услышав эти слова, Чжан Сюань на мгновение задумался, а потом кивнул.

Внутреннее Святилище много лет назад было создано лично Древним Мудрецом Бо Шаном, и он вложил волю Божественного Куна во всё вокруг. И эта воля только усиливалась бесчисленными гениями, которые обучались и культивировали на этой земле последние несколько тысячелетий, создавая в этой области уникальную атмосферу, которая подсознательно вызывала желание учиться, культивировать и достигать больших высот.

Позволив Чжан Сюань некоторое время понежиться в здешней атмосфере, Чжань Тяньчэн предложил: — Давай сперва отдадим дань уважения скульптуре Мудреца Куй!

— Скульптуре Мудреца Куй? — В замешательстве спросил Мудрец Куй.

— Даже если изгиб пространства был создан Древним Мудрецом Бо Шаном, но благодаря Мудрецу Куй эта область смогла так долго просуществовать и воспитаться столько выдающихся экспертов! — объяснил Чжань Тяньчэн.

— Как ты знаешь, изгибы пространства по своей природе нестабильны, а особенно пространства с такой насыщенной духовной энергией. Для того, чтобы предотвратить катастрофу, здесь должна была работать определённая формация, и если бы не усилия Мудреца Куй, Внутреннее Святилище давно бы рухнуло!

Чжан Сюань кивнул.

В некотором смысле изгибы пространства можно сравнить с воздушными шарами. Если за ними должным образом не ухаживать и не напитывать воздухом, то со временем они сдуются.

Единственная причина, по которой Гнездо Мириада Антивов до сих пор оставались такими стабильными, заключалась в том, что её поддерживала Королева Мириада Антивов.

То же самое относилось и к Горным Вратам.

Это произошло из-за рассеяния воли Мудреца Куй, что привело к ее быстрому краху.

Учитывая, что духовной энергии в этом изгибе пространстве было еще больше, само собой разумеется, что она была гораздо нестабильнее. Такое пространство не могло существовать несколько десятков тысячелетий без должного ухода.

Вскоре они оба подошли к массивной скульптуре.

Скульптура носила длинную мантию, а на её лице было изображено особо джентльменское и утонченное выражение. Она выглядела точно так же, как Мудрец Куй, которого Чжан Сюань видел внутри Горных Врат, и от скульптуры также излучалась невероятно мощная аура.

Даже при том, что воля внутри скульптуры не могла материализоваться, в отличие от Мудреца Куй в Горных Вратах, но Чжан Сюань ощущал внутри неё какую-то силу. Просто взглянув на скульптуру, любой культиватор ощущал, как проясняются мысли.

«Как и ожидалось от первого главы Святилища Мудрецов.…».

Чжан Сюаню было очевидно, что при жизни Мудрец Куй обладал куда большей силой, чем нынешний заместитель главы, Чжань Тяньчэн.

Чжан Сюань сделал шаг вперед и низко поклонился статуе, выражая своё уважение.

Не говоря уже о том, насколько могущественным был Мудрец Куй, просто того факта, что он воспитал много поколений экспертов, благодаря которым человечество наслаждалось несколькими десятками тысячелетий относительного мира и процветания без каких-либо угроз со стороны Потусторонних Демонов, хватало, чтобы относиться к нему с уважением.

И это не говоря уже о том, что он получил его наследие, технику Божественных Глаз Девяти Преисподней.

Однако к сожалению, даже прочитав столько книг в библиотеках Святилища Мудерцов, он не смог найти ни одной, которая была бы связана с оптическим искусством. Иначе он бы точно усовершенствовал технику Божественных Глаз Девяти Преисподней и начал бы её культивировать.

— Мастер, я чувствую свой скелет!

Пока Чжан Сюань был погружен в свои мысли, в его голове внезапно зазвучал голос Злодея.

— Откуда?

Одной из причин, по которой он хотел войти во Внутреннее Святилище -найти Ло Жосинь, но другая -помочь Злодею восстановить силы. Услышав, что тот нашел свой скелет, глаза Чжан Сюаня тут же загорелись.

— Он внутри этой скульптуры, — ответил Злодей.

Глава 1414 - Особое место для культивирования

— В скульптуре? — От этих слов Чжан Сюань вздрогнул.

Ему было трудно в это поверить.

Он бы не сильно удивился, если бы Злодей сказал ему, что его скелет поместили в какой-то зал предков или запечатана глубоко под землей, но спрятать его в скульптуре Мудреца Куй…

Как такое могло случиться?

Мудрец Куй был прямым учеником Древнего Мудреца Бо Шана, что означало, что он был одним из последних учеников Божественного Куна. Как первый глава Святилища Мудрецов, его ненависть к Потусторонним Демонам должна была быть настолько глубокой, что можно сказать, была вырезана в самих его костях. Если бы он мог, то без колебаний стер бы с лица земли все племя Потусторонних Демонов.

С другой стороны, как один из сильнейших Потусторонних Демонов, в теле Злодея должна была содержаться неимоверная сила, даже после его мнимой смерти. Чтобы оно не попало в руки Потусторонних Демонов, Павильон Грандмастеров наверняка попытался уничтожить его. Сделав шаг назад, даже если бы они не смогли уничтожить его, самое меньшее, они могли запечатать его и спрятать там, где никто никогда его не найдет. Но вместо этого поместить в скульптуру Мудреца Куя, скульптуру, которую можно было легко разрушить.

Чжан Сюань с трудом мог понять причину такого решения.

Что еще более важно ... хотя верхняя часть скелета Злодея хранилась внутри, от скульптуры не только не излучалось ни капли убийственного намерения, она даже источала особенно успокаивающую и утонченную ауру. Как, черт возьми, такое было возможно?

Чжан Сюань не мог не спросить: — Ты не мог ошибиться?

Не то чтобы он не хотел верить Злодею, просто в это было слишком трудно поверить.

Он мог скрывать существование Злодея от других только благодаря Книге Небесного Пути. Само собой разумеется, что Мудрец Куй не обладал Библиотекой Небесного Пути, поэтому в своё время у него не могло иметься ничего, чем бы он мог так хорошо подавлять ауру Злодея.

— Если бы я оказался здесь до слияния с мозгом, я, может мог и ошибиться, но теперь... я ни за что не ошибусь! — Уверенно ответил Злодей.

До слияния с мозгом, из-за своей неполной памяти, он еще был бы неуверен во многих вещах. Но в своем нынешнем состоянии он был на сто процентов уверен, что часть его скелета находилась внутри статуи.

«Это...», услышав уверенность в голосе Злодея, Чжан Сюань нахмурился. — Сначала я взгляну.

Он активировал свой Глаз Проницательности и еще раз внимательно осмотрел скульптуру Мудреца Куй, а мгновение спустя покачал головой.

Даже поколения глав Святилищ не смогли ничего заметить, а учитывая, что область взгляда его Глаза Проницательности уступала им, он не сильно удивился, что не смог ничего увидеть.

Он протянул руку и незаметно коснулся рукавов скульптуры.

Ху!

В Библиотеке Небесного Пути материализовалась книга.

«Скульптура Мудреца Кюй. Выкована лично самим Мудрецом Кюй. Выкована из Небесного Синего Камня, содержит волю Древнего Мудреца Бо Шана и верхней части тела Злодея. Это жизненно важный краеугольный камень в стабилизации пространства во Внутреннем Святилище и регулировании духовной энергии…».

В книге подробно описывалось происхождение и содержание скульптуры.

«Он действительно внутри!» Брови Чжан Сюаня поползли вверх.

Библиотека Небесного Пути никогда не ошибалась. Без сомнения, верхняя часть тела Злодея действительно находилась в скульптуре.

«Но все же, использовать скелет Потустороннего Демона для стабилизации пространства Внутреннего Святилища и даже предотвратить распространение убийственного намерения... как им это удалось?»

— Мастер Чжан! — Увидев, что Чжан Сюань впала в оцепенении, Чжань Тяньчэн потряс его за плечо.

— Простите, я был так ошеломлен внушительным нравом Мудреца Куй, что на мгновение растерялся. — Тут же извинился Чжан Сюань.

Этот вопрос касался Злодея, поэтому он не мог произнести это вслух. Сначала он должен был сам во всём разобраться, прежде чем предпринимать какие-либо шаги.

— Все в порядке, я понимаю. Когда я сам впервые увидел скульптуру Мудреца Куя, я испытал нечто подобное. Мне действительно казалось, что прямо передо мной стоит предок, который делился со мной ценными знаниями. — Не обращая внимания на истинные мысли Чжан Сюаня, тихо посмеялся Чжань Тяньчэн.

Чжан Сюань молча кивнул. В этот момент в его голове внезапно возникла мысль. «Если верхняя часть тела Злодея запечатана в скульптуре Мудреца Кюй и подавлена его волей, может ли это означать, что она не способна развить новую волю?»

Каждая из частей тела—будь то сердце, палец или голова—породила индивидуальное сознание. Однако при постоянном подавлении воли Мудрецой Куй существовала большая вероятность того, что верхняя часть тела не смогла успешно зародить сознание. Это означало, что его Злодею будет гораздо проще поглотить его.

Тем не менее на его пути стояла еще одна серьезная проблема.

Чтобы Злодей смог поглотить верхнюю часть своего тела, требовалось уничтожить скульптуру. Однако в результате этого, могло рухнуть всё Внутреннее Святилище.

Такой исход был для него неприемлемым. Как будущий глава Святилища Мудрецов, как он мог уничтожить такое драгоценное наследие предков?

— Мастер Чжань, могу я узнать, есть ли где-нибудь во Внутреннем Святилище библиотека техники культивирования? Мое культивирование недавно поднялось до Полувеликого Владыки, но я все еще не нашел подходящую технику!

— Во Внутреннем Святилище нет библиотек, но есть особое место для культивирования, где содержится наследие предков. Студентов, которые впервые посещают Внутреннее Святилище, приводят туда, а что они получают зависит от их удачи! — Ответил Чжань Тяньчэн.

— Особое место для культивирования?

— Да. Методы культивирования, которые обычно передаются во Внутреннем Святилище все высокого или высшего уровня Святого ранга, но, как вы знаете, каждый культиватор обладает уникальным телосложением. Культивирование техники, которая дополняет твою силу может привести тебя к вершине, а культивируя несовершенную технику, твоё развитие может взбеситься. Таким образом, культиватор не должен выбирать свою технику культивации только по достоинству! — Объяснил Чжань Тяньчэн.

— Особое место для культивирования – место, где культиватор узнаёт, какие методы ему подходят и выбирает один из подходящих. Все студенты во Внутреннем Святилище получают возможность войти в это место и выбрать подходящую для себя технику. Сделав выбор, они больше не смогут его изменить!

Чжан Сюань кивнул.

Методы культивирования похожи на профессии в том смысле, что они подходят для одних людей, но не для других. Таким образом, культиваторы должны были оценивать свои собственные способности и выбрать путь, по которому им дальше двигаться. Конечно, советы старших могут оказаться полезными, но, в конечном счете, никто не сможет сделать выбор за них.

Это также было причиной, почему Божественный Кун продвигал идею обучения, основанного на таланте человека. Не существовало систематического плана обучения, который мог бы удовлетворить всех студентов, а это привело бы только к тому, что некоторые таланты попусту бы пропали.

— Если хочешь попробовать, я могу отвести тебя туда, — сказал Чжань Тяньчэн.

— Буду вам очень признателен. — кивнул Чжан Сюань.

Кроме интереса о местонахождении верхней части тела Злодея, он также хотел каким-либо образом увеличить свою силу.

Ло Жосинь была помещена под домашний арест клана Ло. Поэтому чтобы не тратить силы на поиски, он мог бы собраться с силами и повышать свою силу, а когда придёт время, уже защитить её.

— Тогда следуй за мной, — сказал Чжань Тяньчэн и пошел в сторону.

Вскоре они прибыли в место, заполненное каменными табличками. Глядя на него издалека, возникали мысли о кладбище.

— Мы пришли. Каждая табличка представляет определенную технику развития. Окружи себя чженьци и продвигайся между ними. Как только ты дойдёшь до конца, необходимая тебе техника явится к тебе сама, — сказал Чжань Тяньчэн. — Не стоит искушать перед другими методами. Если они не подходят для тебя, они лишь причинят тебе тяжелые побочные эффекты, которые ограничат ваши будущие достижения. Оно того не стоит.

— Я понимаю. Говорите, подходящая техника культивирования выскочит сама по себе? — С любопытством спросил Чжан Сюань.

Это был первый раз, когда он услышал о технике культивирования, прыгающей вперед сама по себе, и он нашел эту идею довольно интригующей.

Обычно он искал книги и с помощью Библиотеки Небесного Пути, составлял для себя Божественное Искусство Небесного Пути, поэтому ему было любопытно, какая же техника ему подходит.

— Именно так. Здесь содержатся не только техники развития, но и завещания предков. Они способны ощутить твоё телосложение, родословную, твою нынешнюю технику культивации и если ты не сможешь удовлетворить их требования, то даже не сможешь интерпретировать содержание на каменной табличке. Такой механизм создан для того, чтобы жадные студенты не откусывали куски, которые не смогут прожевать, — сказал Чжань Тяньчэн.

Хотя он разговаривал с юношей, который уже стал Грандмастером 8 звёзд, он все еще был слишком молод. Поэтому он не удержался и предупредил его заранее.

В ответ на его ворчание Чжан Сюань улыбнулся и кивнул. Это было обычное обеспокоенное ворчание, которое учителя направляли на своих учеников. Оглядываясь назад, он часто точно так же ворчал на своих учеников.

— Хорошо, я пойду и посмотрю. — Поняв, что от него требуется, Чжан Сюань глубоко вздохнул и пошел дальше.

Глава 1415 – Святой 6 дана

Через всю поляну вела только одна дорога, и по обе стороны из земли вырастало бесчисленное множество табличек. Если присмотреть повнимательнее, можно было бы заметить, как по поверхности табличек проплывают силуэты, будто бы эти силуэты практиковали глубокое искусство.

Силуэты двигались чрезвычайно медленно, и почему-то казалось, что они окутаны тонким слоем тумана. Если внимательно изучить табличку, будет трудно различить их движения.

Однако Чжан Сюань не нужно было воспринимать их движения, чтобы понять, что они культивируют. Все, что ему нужно было сделать, - это бросить взгляд на каменные таблички и пробормотать про себя, «Недостатки».

Иллюзорное Тайное Искусство Дракона, Истинная Формула Инферно, Божественное Искусство Водных Волнений…

В его сознании быстро материализовывались книги.

На каменных табличках были вырезаны не только инструкции с методами культивации сферы Великого Владыки, но и методы развития сферы Призрачного Пространства. Если бы практик начал культивировать в соответствии с этими методами, то его сила начала бы увеличиваться скачками и предоставляла бы ему силу легко победить своих сверстников.

Во Внутреннее Святилище могли попасть лишь гении из гениев, а те, кто мог составить такие техники, должно быть стояли на вершине континента.

Копируя все эти техники в Библиотеку Небесного Пути, он смог быстро преобразовать их в свои собственные знания, поэтому Чжан Сюань мог на ходу осознавать плюсы и минусы каждой техники.

Хотя эти методы сильно уступали лучшим методам вроде Небесного Искусства Развития Измерений, для большинства Грандмастеров 8 звёзд они могли считаться бесценными сокровищами.

Если бы хоть одну из этих техник выставить на всеобщее обозрение, то могла возникнуть кровопролитная борьба, поскольку многие культиваторы захотели бы заполучить её себе.

Конечно, возникал вопрос, почему Внутреннее Святилище не открывало книги. Святилище Мудрецов позволяло Грандмастерам забрать технику культивации из этого места, а также тем, чьё мастерство в любой профессии достигло 8 звёзд, и кто имел квалификацию оказаться во Внутреннем Святилище. Тем не менее, это не изменяло того факта, что эти техники не распространялись во внешнем мире.

Причина заключалась в том, что чем сильнее была техника, тем более она была требовательной. Если человек не обладал достаточным талантом для развития техники, но всё равно продолжил бы настойчиво практиковать её, его сила не только могла не увеличиться, потенциально он мог нанести себе серьёзные травмы.

По этой же причине, в каждой профессии выдавали допуск на просмотр книг относящиеся к их нынешнему рангу, но никак не выше. Без создания необходимой базы, пытаясь изучить высокоранговые и непонятные знания, можно было лишь запутаться и исказить общее понимание..

Люди склонны переоценивать свои способности, поэтому для предотвращения подобных трагедий требовалось регулировать поток информации и знаний таким образом, чтобы они попадали только в соответствующие руки.

«Пока другие будут тратить здесь много часов и пытаться получить признание хотя бы одного предшественника, и получить его технику культивирования, я соберу почти все методы...», радостно подумал Чжан Сюань.

В этом месте имелся широкий спектр техник развития, а большинство каменных табличек были наполнены волей, создавшего их эксперта. Даже Чжань Тяньчэн не мог изучить все заложенные здесь техники.

Однако Чжан Сюань был другим. Куда бы ни падал его взгляд, содержание каменных табличек в пределах его поля зрения автоматически собиралось в книгу в Библиотеке Небесного Пути, и даже их соответствующие недостатки становились для него очевидными. Таким образом, он смог изучать методы культивирования, даже не получая признания от их соответствующих создателей.

Медленно шагая вперед, Чжан Сюань безжалостно впитывал знания, содержавшиеся во всех каменных табличках вокруг него.

За несколько десятков тысячелетий в этом месте скопилось более тысячи высоко уровневых методов развития, поэтому прошло довольно много времени, прежде чем Чжан Сюань, наконец, дошел до конца.

«Слияние!» Пожелал Чжан Сюань.

Бесчисленные книги в Библиотеке Небесного Пути быстро начали сливаться воедино и сформировались в две книги с Божественными Искусствами Небесного Пути сфер Великого Владыки и Призрачного Пространства.

Быстро открыв две книги перед собой, Чжан Сюань не мог не покачать головой в легком разочаровании.

Как он и предполагал, Божественное Искусство Небесного Пути Великого Владыки было полностью усовершенствовано и лишилось каких-либо изъянов, но техника Призрачного Пространства все еще имела немало ошибок. Очевидно, он еще не собрал достаточное количество книг с техниками развития сферы Призрачного Пространства.

— Почему он... не получил признания даже одного предшественника?» Видя, что Чжан Сюань вышел из поля, и ни одна из табличек не захотела подниматься к нему, Чжань Тяньчэн недоумённо хмурился.

Будь то в плане таланта или боевой силы, молодой человек перед ним уже достиг поразительного уровня. Почему его не признал ни один из предшественников?

— Я не управлял своей техникой культивирования, — с улыбкой ответил Чжан Сюань.

Его цель заключалась в сборе различных техник развития, поэтому он решил не демонстрировать там свою собственную. Поэтому он и не получил признания ни одного из предшественников.

Кроме того, он практиковал Божественное Искусство Небесного Пути! Кто из предшественников обладал настолько слепыми глазами, чтобы не узнать ее?

— Ты должен был циркулировать свою технику во время прогулки и в итоге смог бы получить одно из секретных руководств! Просто прогуливаясь... ты бы точно ничего не получил! — Взволнованно воскликнул Чжань Тяньчэн.

— Все в порядке, я уже получил то, что хотел. Могу я спросить, есть ли здесь какая-нибудь тихая комната, где я мог бы культивировать? Я хотел бы переварить то, что только что узнал. Думаю, что даже смогу совершить прорыв. — Зная, что ему будет трудно что-либо объяснить, Чжан Сюань решил не заморачиваться.

— Вон там есть тихая комната. В ней установлена Формация Духовного Сбора, чтобы любой практикующий мог сразу же начать собирать духовную энергию. — Сказал Чжань Тяньчэн, указывая в определенном направлении.

Поскольку поле считалось местом, где культиваторы могли овладеть техникой развития и изучить ее, Внутреннее Святилище также предоставило несколько тихих комнат, если на культиватора резко и внезапно падало озарение.

Чжан Сюань кивнул Чжан Тяньчэну и направился в комнату. Он легонько толкнул дверь и вошел.

Возможно, это было связано с Формацией Духовного Сбора, но внутри комнаты парила намного более концентрированная духовная энергия, чем снаружи. В то же время эта комната была сделана из какого-то уникального материала, который позволял полностью изолировать внутреннее пространство от внешнего мира, включая все шумы и даже духовное восприятие.

Тем не менее, Чжан Сюань всё равно оглядел комнату и только убедившись, что она абсолютно безопасна, наконец, вздохнул с облегчением. Он взмахнул запястьем и достал высшие духовные камни, полученным им т Сунь Цяна и Чжан Хэна.

По мере того роста его развития, ему требовалось всё больше духовной энергии для культивирования. Тем не менее, имея под рукой десять высших духовных камней, ему не составит особого труда пробиться прямо к высшей стадии Великого Владыки.

Крепко сжимая духовные камни, Чжан Сюань быстро проциркулировал чженьци через Божественное Искусство Небесного Пути Великого Владыки, и только подготовив свое физическое состояние наконец начал культивировать.

Гугугу!

Как будто поднялась плотина, духовная энергия стремительно хлынула через все меридианы в его теле, и они быстро превратились в чженьци Небесного Пути.

Треск!

Ему не потребовалось много времени, чтобы пробить узкое отверстие и область влияние его Сферы Господства начала расширяться от одного метра до целых десяти.

Более того, пространство внутри его Сферы Господства стала намного плотнее и тяжелее, чем у обычных культиваторов Великого Владыки. Любой, кто теперь попадёт в его Сферу Господства будет заморожен и не сможет пошевелиться.

Хотя радиус его Сферы Господства достиг лишь десяти метров, но с точки зрения силы, оно могло сравниться с экспертами высшей стадии Великого Владыки.

«Продолжать!»

Ожидая от Божественного Искусства Небесного Пути, по крайней мере, этого, Чжан Сюань нисколько не удивился. Слегка улыбнувшись, он продолжил культивировать. Под воздействием чжэньци его культивация быстро росла, становясь все сильнее и сильнее.

Начальная стадия сферы Великого Владыки!

Промежуточная стадия сферы Великого Владыки!

Продвинутая стадия сферы Великого Владыки!

Высшая стадия сферы Великого Владыки!

Всего за четыре часа его культивация достигла высшего уровня Святого 6-дана и ему не хватало лишь шага до прорыва в сферу Призрачного Пространства.

С прорывом в развитии, его Сфера Господства сильно увеличилась и стала покрывать область радиусом в пятьдесят метров и в два раза превышать радиус Сферы Господства обычного культиватора высшей стадии Великого Владыки.

Мало того, Чжан Сюань также осознал, что созданная им Сфера Господства изолировалась от внешнего мира. Любое внешнее духовное восприятие, которое попыталось бы проникнуть в его Сферу Господства, сразу бы отделилось от восприятия культиватора, будто бы попало в отдельное свёрнутое пространство... только из этого Чжан Сюань уже понял, что его Сфера Господства не уступала таковой у обычного культиватора Призрачного Пространства.

«С моими нынешними силами я легко справлюсь даже с Чжан Хэном», улыбнулся Чжан Сюань.

С его нынешней силой, культиваторы высшей стадии сферы Призрачного Пространства вроде Чжан Хэна больше не представляли для него угрозу.

Ему больше не нужно было сдерживаться перед ними.

«Духовная энергия внутри высших духовных камней просто огромна! Я потратил всего восемь, а уже поднял своё развитие на целую стадию!»

«Неудивительно, что Ло Сюаньцин, Чжан Хэн и другие смогли так быстро прорывались и достигли своего нынешнего развития в таком молодом возрасте. С такими ресурсами поднимать развитие было легче легкого!»

Пока Чжан Сюань возился со своей культивацией, Чжан Тяньчэн, нахмурившись, расхаживал по тихой комнате.

«Всякий раз, когда другие ученики входили в поле с техниками развития, они до предела использовали свои техники развития, надеясь получить признание как можно большего числа предшественников. Тем не менее, этот парень просто прогулялся, а затем направился в отдельную комнату…».

«Может быть, ни одна из техник не заинтересовала его?»

«Но этого не может быть. Это все техники Святого ранга высокого и высшего уровня! Скорей всего, что он активировал свою технику, но не смог добиться признания кого-либо из предшественников...», с такими сомнениями, Чжань Тяньчэн перевёл взгляд в сторону каменных табличек.

И в тот же момент он замер на месте.

Силуэты, которые ранее двигались по каменным табличкам, перестали демонстрировать свои методы. Словно столкнувшись с чем-то глубоко пугающим, они дрожали в углу, не смея пошевелиться или даже издать хоть один звук.

«Подавление Техники Развития, Врожденное Почтение к Сердцу... это техника культивирования Древнего Мудреца? Может быть, Чжан Сюань -прямой ученик одного из Древних Мудрецов?»

Чжань Тяньчэн удивленно прищурился и крепко сжал кулаки.

Глава 1416 -Сопроводи меня в клан Чжан

Большинство методов культивирования в поле произошли от Мудреца Куй и его учеников, поэтому, если бы появилась техника развития, присущая древнему мудрецу, то воли предшественников постарались бы не высовываться.

«А если все эти воли начали вести себя так после прогулки Чжан Сюаня... не могла же его техника достигнуть этого уровня, верно»

Если бы это было так, то было бы понятно, почему он не интересовался никакими другими техниками!

«Тогда он пошел туда, чтобы ... найти от них источник вдохновения?»

«Мастер Ян уже достиг такого уровня?» Благоговейно размышлял Чжань Тяньчэн.

Чжан Сюань был учеником Ян Сюаня, поэтому тот факт, что он смог изучить технику культивации такого уровня, должен означать, что Ян Сюань сам достиг такого уровня. Иначе это означало бы, что они получили наследие одного из Древних Мудрецов.

И независимо от того, какого именно Древнего Мудреца, юноша не мог легкомысленно рассказывать об этом..

«Об этом никто не мог узнать», — осторожно подумал Чжань Тяньчэн.

Если его выводы верны, то он должен был предупредить Чжан Сюаня, чтобы тот никому не показывал свою технику культивации, иначе, как только Потусторонние Демоны или жадные культиваторы заметят это, его жизнь может оказаться в опасности.

Хотя он уже достиг Святого 9-дана, но из-за культивации он был лишь Квази Грандмастером 9 звёзд. Истинные Грандмастера 9 звёзд возвышались над сферой Святых.

Ходили слухи, что те, кто достиг этого уровня, должны были закалить свои тела небесным пламенем, закаляя свое физическое тело и душу и очищая их до более высокого уровня. После этого, продолжительность жизни неимоверно увеличивалась.

На таком уровне культивирования человек уже становился невосприимчив к яду. Даже если в прошлом человека поражал какой-либо неизлечимый яд, Небесное Пламя полностью выжигало его и не оставляло даже малейшего следа.

Именно по этой причине он изо всех сил все эти годы пытался пробиться на этот уровень, но, к сожалению, несмотря на всю тяжелую работу, он так и не смог пробиться к промежуточной стадии Святого 9 дана.

В его сфере культивации лежал огромный разрыв между каждой стадией развития. Каждый прорыв требовал огромного накопления энергии.

Пока Чжань Тяньчэн погружался в свои мысли, дверь внезапно со скрипом отворилась, и оттуда вышла фигура.

Бросив взгляд в ту сторону, Чжань Тяньчэн тут же округлил глаза и чуть не рухнул на пол. — Ты, твоё развитие…

С момент, как юноша вошел в ту комнату прошло всего четыре часа, так почему же его культивация внезапно перескочила от сферы Полувеликого Владыки до высшей стадии Великого Владыки?

Он преодолел практически целую стадию развития за какие то четыре часа, разве такое было возможно?

Заметив выражение лица Чжан Тяньчэна, Чжан Сюань объяснил: — На меня снизошло внезапное озарение, поэтому я смог быстро прорываться. Тем не менее, думаю теперь, мой прогресс замедлится.

Имея достаточной духовной энергии, он мог спокойно продвигаться благодаря культивированию Божественного Искусства Небесного Пути. Однако по мере роста его развития, скорость её подъёма существенно замедлялась, так что в некотором смысле он не соврал.

Чжань Тяньчэну потребовалось некоторое время, чтобы оправиться от шока, и придя в себя он посоветовал. — Хорошо, что ты так быстро продвигаешься в своем развитии, но ты не должен слишком торопиться. Если твоё развитие будет увеличиваться слишком быстро, твоя чженьци может стать менее плотной, а это приведет лишь к шатким основам. В будущем могут возникнуть проблемы.

В каком-то смысле это походило на строительство замка. Если фундамент будет шатким и неустойчивым, то имелся предел, насколько высоко его можно будет построить.

По этой причине даже те, кто обладал уникальными родословными и телосложением, должны были иногда делать паузу в развитии и продолжать культивировать только после укрепления своего развития.

— Понимаю. Я укрепил свою культивацию Полувеликого Владыки примерно за день, и для меня уже пришло время сделать прорыв. — Чжан Сюань серьезно кивнул, соглашаясь с этим утверждением.

— День? — Щеки Чжан Тяньчэна задергались, и он отшатнулся назад, едва не упав на землю от шока. Он не мог не спросить: — Как долго ты укреплял свою культивацию Святого 5-дана?

Даже первоклассным гениям требовалось как минимум несколько месяцев, прежде чем они смогли бы полностью укрепить стадию Полувеликого Владыки, и все же, молодой человек утверждал, что ему хватило одного дня. Что еще важнее, он произносил такие слова с таким естественным выражением, как будто такой период был само собой разумеющимся!

«Тебе действительно нужно так хвастаться?»

После минутного размышления Чжан Сюань с сожалением ответил: — Святого 5-дана? В тот день, когда я поступил в Святилище Мудрецов, я совершил прорыв в сферу Выхода Апертуры, но поскольку после поступления я постоянно был занят, это заняло у меня примерно двадцать дней. Только потом я сумел пробиться в сферу Полувеликого Владыки.

— Двадцать дней... — тело Чжань Тяньчэна начало сильно трястись. Пристально посмотрев на Чжан Сюаня, он спросил: — Тогда ... как давно ты начал культивировать?

Не ожидая такого вопроса, Чжан Сюань задумался и подсчитав время, ответил: — Примерно тринадцать месяцев!

Если бы он не путешествовал из Королевства Тяньсюань, а начал культивировать сразу в Святилище Мудрецов, то сумел бы достичь нынешнего уровня всего за месяц!

Ведь ощутив окружающую энергию, он прикинул, что по концентрации, она примерно в тринадцать раз плотнее!

И его душила только одна эта мысль!

Чжань Тяньчэн вдруг понял, что больше не хочет разговаривать с Чжан Сюанем.

Подняться из сферы Боеца до вершины Святого 6-дана всего за тринадцать месяцев, с такой скоростью не развивалась даже маленькая принцесса клана Ло! А выражение парня говорило ему о том, что тот был ею недоволен!

Кто в мире был более испорченным?

Не обращая внимания на мысли Чжань Тяньчэна, Чжан Сюань спросил: — Заместитель главы Чжань, у вас есть какие-нибудь руководства с техниками развития Святого 7 дана? Могу я одолжить их посмотреть?

Поскольку его культивация уже достигла высшей стадии Великого Владыки, он теперь должен был приступить к поиску техник развития для сферы Призрачного Пространства. Если бы он мог создать Божественное Искусство Небесного Пути Святого 7-дана, он мог бы использовать последние два высших духовных камня и подтолкнуть себя на новую стадию развития.

В любом случае, чем выше уровень его развития, тем безопаснее ему будет.

— Руководства с техниками развития Святого 7-дана? Сейчас с собой у меня их нет. Если они тебе действительно нужны, то можешь отправиться в Коридор Кукол. Если ты пройдёшь испытание, тебе предложат выбрать соответствующие тайные техники, — ответил Чжань Тяньчэн.

Культиватор Святого 9-дана, вроде него не интересовался техниками развития Святого 7 дана, поэтому естественно он и не носил их с собой.

— Понимаю. Спасибо. — Кивнул Чжан Сюань.

Он дважды бывал в Коридоре Кукол, и, учитывая разрушения, которые он там устроил, ему было очень неловко идти туда еще раз.

Однако, поскольку у Чжань Тяньчэна не имелось при себе книг с техниками Святого 7-дана, он не мог дальше просить их у него. Как только Чжан Сюань собрался задать следующий вопрос, брови Чжань Тяньчэна внезапно взлетели. Он щелкнул запястьем, и на его ладони появился жетон связи.

Взглянув на нефритовый жетон связи, он в замешательстве нахмурился. — Зачем ему связываться со мной?

Чжань Тяньчэн постучал пальцем по жетону связи, и смущение на его лице усилилось. — Подожди, он ищет не меня, а... тебя?

— Меня кто-то ищет? Кто?

— Цзянь Циньшэн, — ответил Чжань Тяньчэн.

— Цзянь Циньшэн? — Нахмурился Чжан Сюань.

Цзянь Циньшэн был потомком третьего главы святилища, Цзянь Люшуя, и Чжан Сюань научился у него технике Текучей Воды.

Ненамеренно извив Цзян Цяньшэна в прошлый раз, он больше не слышал о нём. Почему тот вдруг начал искать его и даже обратился за этим к Чжань Тяньчэну?

— Пошли. Он ждет тебя снаружи, — сказал Чжань Тяньчэн.

— Хорошо. — Чжан Сюань не знал, почему Цзянь Циньшэн искал его, но именно благодаря ему и потому что тот разрешил ему просмотреть коллекцию книг с техниками меча, Чжан Сюань и обладал своим нынешним уровнем в мастерстве меча.

Он был сильно благодарен этому старику и, естественно, не отказался бы от встречи с ним.

Они быстро покинули Внутреннее Святилище и, только выйдя, увидели Цзянь Циньшэна, стоящего в беседке на берегу озера. Увидев их обоих, глаза Цзянь Циньшэна загорелись, и он быстро подошел к ним.

— Мастер Чжан, мастер Чжань! — Цзянь Циньшэн поздоровался и сжал кулак.

Обменявшись любезностями, Чжан Сюань сразу перешел к делу. — Могу я узнать зачем вы искали меня?

— Это... вообще-то, у меня есть к тебе дело. — С некоторой неловкостью начал Цзян Циньшэн.

— Мастер Чжан ты хочешь пойти со мной в клан Чжан?

Глава 1417 – Клановое собрание клана Чжан

— Вы хотите, чтобы я направился вместе с вами в клан Чжан? Какой Клан Чжан? — Удивился Чжан Сюань.

—А ты знаешь много кланов Чжан? Само собой разумеется, что я имею в виду сильнейший Клан Мудрецов! — хмыкнул Цзянь Циньшэн. — Я скоро отправлюсь туда и предлагаю тебе пойти со мной.

— Мне? — Чжан Сюань не мог понять, зачем это ему. — Прошу прощения, но зачем я вам понадобился?

Он ведь не из клана Чжан, так зачем ему туда идти?

Кроме того, всего несколько мгновений назад он хорошенько поколотил Чжан Хэна, и сразу же идти к нему в дом... его ждала еще долгая жизнь, и он не хотел умирать преждевременной смертью!

— Ну, дело вот в чем... — лицо Цзянь Циньшэна слегка покраснело, прежде чем он начал объяснять. — По правде говоря, меня кое-что связывает со Святым Мечом Синменом из клана Чжан, И однажды я поклялся, что буду готовить преемника, который превзойдет его. Ты уже видел моих учеников и никто из них не достаточно силен, чтобы нести это бремя, поэтому я надеюсь попросить Мастера Чжана принять это бремя.

Если бы его не загнали в угол, он бы никогда не стал беспокоить юношу.

Он и Святой Меч Синмен были соперниками в Святилище Мудрецов, и в прошлом они часто соревновались друг с другом. В конце концов, он стал старейшиной Святилища Мудрецов, тогда как последний вернулся в свой клан и стал заместителем главы клана. Из-за своего положения они больше не могли соревноваться друг с другом, поэтому пришли к соглашению соревноваться с помощью своих студентов.

А в предыдущих битвах его ученики трагически проиграли.

Талант и родословная членов клана Чжан были слишком сильны. Даже в понимании мечей, они на голову превосходили его собственных учеников.

Поначалу он уже не надеялся на это, но, встретив Чжан Сюаня, одного из немногих молодых мастеров меча за пределами клана Чжан, внезапно увидел луч надежды. Не желая смириться с поражением, он набрался храбрости и решил попросить Чжан Сюаня об этой услуге.

По сравнению с юношей все его ученики были похожи на лягушек в колодце. На самом деле, с точки зрения мастерства владения мечом, даже он не мог сравниться с ним.

— Вы хотите, чтобы я бросил вызов Святому Мечу Синмену как ваш преемник? — Чжан Сюань, наконец, понял, что от него хотели.

Он видел студентов Цзянь Циньшэна и действительно, старику напротив было бы неловко показывать их публике.

Даже самый сильный его ученик, старший Се, был полностью им побежден с помощью всего лишь пряди волос.

— Дело не в этом. Ты не сможешь выстоять против Святого Меча Синмен даже со своей текущей силой. Я хочу, чтобы ты бросил вызов его преемнику, — неловко поправил Цзянь Циньшэн.

Учитывая, что Чжан Сюань не узнал от него ничего о фехтовании, а напротив даже дал ему ценные советы, как поднять свое искусство фехтования на более высокий уровень, ему было действительно неловко просить Чжан Сюаня о выступлении в качестве своего преемника.

Застигнутый врасплох неожиданной просьбой, Чжан Сюань растерялся.

Хотя он был крайне недоволен позицией клана Чжан к Ло Жосинь и хотел преподать им урок, он скорее хотел бросить им вызов в качестве парня Ло Жосинь, а не преемника Цзян Циньшэна.

Вместо того, чтобы отказаться от просьбы старика, Чжан Сюань нахмурился. — Старейшина Цзянь, если вы хотите поменяться ролями со Святым Мечом Синменом, вы должны в скором времени уже суметь честно и справедливо победить его, если обучите преемника усовершенствованной мною технике Текучей Воды. Эффект проявится спустя некоторое время, поэтому не стоит так спешить, верно?

Из-за чувства вины за разрушение резиденции Цзянь Циньшэна и непреднамеренное нанесение ему серьезного вреда, он изменил технику Текучей Воды и передал её Шуй Цяньжоу.

Учитывая способности девушки к фехтованию, если она будет строго придерживаться усовершенствованной техники, очень её мастерство совершит скачок. Учитывая, что она была прямым учеником Цзянь Циньшэна, он бы получил намного больше чести и славы.

В конце концов, хотя с момента поступления Чжан Сюаня в Святилище Мудрецов прошло меньше месяца и учитывая много возникающего вокруг него шума и его нынешнюю личность как "ученика Мастер Яна", имелась вероятность, что Святой Меч Синмэн быстро поймет, что он не ученик Цзянь Циньшэна.

И как только это случится, все усилия Цзянь Циньшена пойдут прахом.

— Изменённая тобой техника поистине сильна, и даже я извлек большую пользу. Если Цяньжоу будет усердно изучать её, она сможет быстро совершенствоваться. Однако я действительно спешу. Собрание клана Чжан вот-вот начнется, и если я пропущу его, я не знаю, сколько еще мне придется ждать следующей возможности, — сказал Цзянь Циньшэн.

— Собрание Клана? — Недоумённо спросил Чжан Сюань. — Какое отношение собрание клана Чжан имеет к вашей проблеме?

«Это личная вражда между вами и Святым Мечом Синмэн, верно? Действительно ли вам нужно противостоять ему во время собрания клана?»

«Или это означает, что вы намерены посеять хаос в клане Чжан?»

«Но если бы клан Чжан можно было так легко запугать, он не смог бы выжить так долго и сохранить свое положение сильнейшего Клана Мудрецов на Континенте Грандмастеров!»

— Все лучшие гении клана Чжан вернутся к собранию клана, поэтому мы сможем бросить вызов их сильнейшим фехтовальщикам, если вызовем их на этом мероприятии. Только когда их лучшие мастера меча будут побеждены, я смогу считаться победителем! — объяснил Цзянь Циньшэн.

— И самое главное, если мой преемник сможет победить всех практикующих меч клана Чжан во время такого события, мне удастся опозорить Святого Меча Синмэн и заставить его признать своё передо мной поражение!

Чжан Сюань потерял дар речи.

Однако в предложении Цзянь Циньшэна действительно имелся смысл. Если он хотел раз и навсегда победить Святого Меча Синмэн, собрание клана Чжан было прекрасной для этого возможностью.

Если бы он смог одержать победу над Святым Мечом Синмэн перед всем кланом Чжан, он смог бы очистить все унижения, которые перенёс в прошлом.

Конечно, если он проиграет в такой обстановке, его репутация будет сметена в канаву.

— Вы ставите на карту свою репутацию и честь. Ставки слишком высоки и боюсь, я недостоин вашего доверия. — Чжан Сюань некоторое время размышлял, но в конце концов все же решил отказаться от предложения.

Как бы сильно он не хотел отомстить клану Чжан, он не смел рисковать репутацией и честью Цзянь Циньшэна. Хотя если бы он победил, всё осталось бы хорошо, но если бы проиграл…

Как бы ни был уверен в своей силе Чжан Сюань, последствия были слишком велики. Как посторонний человек, он не хотел взваливать на себя такую тяжелую ответственность.

Услышав отказ Чжан Сюаня, Цзянь Циньшэн горько улыбнулся. — Похоже, моя просьба слишком резка. С моей стороны было несколько неуместно вмешивать тебя в свои личные дела, и я прошу за это прощения.

Он встречался с Чжан Сюанем всего один раз и ничем тому не помог. Напротив, именно молодой человек исправил недостатки его развития, так что в этом смысле можно даже сказать, что молодой человек был его благодетелем.

И вместо того, чтобы отплатить за доброту, он обратился к нему с такой неподобающей просьбой. Понятно, почему тот отклонил его просьбу.

— Старейшина Цзянь, вам не стоит расстраиваться. Если еще есть время, я могу предложить несколько советов Шуй Цяньжоу, и, надеюсь, она сможет принести вам славу во время собрания клана! — Улыбнулся Чжан Сюань.

— Боюсь, на это больше нет времени. Собрание клана Чжан состоится через месяц, и мне придется начать свой путь прямо сейчас, чтобы успеть вовремя. — Но Цзянь Циньшэн покачал головой.

Учитывая, что Чжан Сюань смог разглядеть недостатки в его развитии и технике и даже сумел их исправить, он не сомневался, что боевой потенциал Шуй Цяньжоу существенно поднимется под его руководством. Однако ему не позволяло время.

— Собрание клана Чжан состоится через месяц? — Чжан Сюань был слегка заинтригован. — Разве собрание клана не должно обычно проводиться в праздничные дни и тому подобное? Почему сейчас?

Он вспомнил, как Чжан Цзюсяо говорил, что собрание клана состоится в начале нового года, а до этого момента еще одиннадцать месяцев. Зачем они перенесли собрание?

— Я слышал, что случались неожиданные ситуации. Похоже, что клан Чжан решил провести свое клановое собрание раньше, чтобы обсудить вопрос о заключении брака с кланом Ло! — Цзянь Циньшэн помолчал немного, а затем добавил, — однако, это только моё предположение.

— Клан Чжан намерен заключить брак с кланом Ло? — Чжан Сюань широко раскрыл глаза от удивления.

— Да. По слухам, у маленькой принцессы клана Ло появился возлюбленный, и это вызвало гнев клана Чжан. Думаю, они решат перенести брак с третьего месяца на начало года, чтобы предотвратить какие-либо ситуации. — И Цзянь Циньшэн рассказал Чжан Сюань все, что знал об этом деле.

«Начало года?» В голове Чжан Сюаня сверкнула молния, и его сжатые кулаки сильно задрожали от волнения.

Глава 1418 – Чжан Цзюсяо признаёт учителя

Если бы брак состоялся лишь в третьем месяце следующего года, то учитывая, что сейчас только начало десятого месяца, у него было бы еще пять месяцев для подготовки. Учитывая, как быстро увеличивалось его развитие, ему не составило бы труда стать главой Святилища Мудрецов к тому времени. Однако ... если бы брак осуществили в начале следующего года, у него оставалось два месяца на подготовку. У него оставалось просто слишком мало времени!

Только что он услышал, что клан Ло посадил Ло Жосинь под домашний арест, а спустя некоторое время клан Чжан уже собирал собрание. Им действительно следовало так спешить со свадьбой Ло Жосинь?

«Эти бесстыдные ублюдки!»

Лицо Чжан Сюаня резко побледенло, и он почувствовал, как в груди закипает ярость, готовая взорваться в любой момент.

С тех пор как он появился в этом мире, за исключением случая, когда из-за его спасения Лу Чун чуть не погиб, он никогда так не злился.

«Подумать только, сильнейший Клан Мудрецов на континенте полностью игнорирует чувства молодой девушки и насильно толкает ее на брак. Чем они отличаются от мелких бандитов?»

Он не хотел раздувать из мухи слона, но поскольку они вели себя так бесстыдно, он мог не сдерживаться.

— Мастер Чжан... — заметив резкие колебания в эмоциях Чжан Сюаня, Цзянь Циньшэн и Чжань Тяньчэн были поражены.

Грандмастера 8 звёзд обладали поистине выдающимся состоянием разума, и они могли оставаться совершенно спокойными даже тогда, когда горы рушились прямо у них на глазах. Но почему молодой человек вдруг так разволновался?

Поняв, что он нечаянно позволил эмоциям вырваться наружу, Чжан Сюань быстро обуздал свой гнев и ответил: — Я в порядке.

Потом он повернулся к Цзянь Циньшэну и сказал: — Старейшина Цзянь, когда вы отправляетесь в клан Чжан?

— Э? — Не ожидая, что молодой человек задаст такой вопрос, Цзянь Циньшэн на мгновение опешил, а затем ответил: — Я уже подготовил воздушного святого зверя, и собираюсь отправиться сразу после разговора с тобой.

— Очень хорошо. Я поеду с вами в клан Чжан, — утвердительно произнёс Чжан Сюань.

Услышав эти слова, Цзянь Циньшэн переглянулась с Чжань Тяньчэном. Ситуация менялась так быстро, что он не успевал за ней угнаться.

Только что молодой человек сказал, что он недостоин его доверия, ясно выразив свое нежелание ввязываться в эту историю. А мгновение спустя, он внезапно согласился последовать за ним в клан Чжан.

— Тщательно всё обдумав, я считаю, что существует острая необходимость преподать клану Чжан урок и прославить технику Текучей Воды Святилища Мудрецов! — величественно взмахнув рукой воскликнул Чжан Сюань,.

«Разве вы не собирались провести собрание клана для обсуждения вопроса о женитьбе Ло Жосинь в начале следующего года?»

«Очень хорошо... я позабочусь о том, чтобы посеять такой хаос, чтобы у вас не возникло даже мыслей об этом во время собрания!»

— Ты... — Цзянь Циньшэн резко обрадовался изменению решения Чжан Сюаня.

Радость просто слишком быстро явилось к нему. Он никогда не думал, что Чжан Сюань так внезапно примет его предложение.

Просто ... он хотел разобраться со Святым Мечом Синмэн, чтобы уладить личную вражду. Какое это имеет отношение к техника меча Святилища Мудрецов?

Несмотря на его сомнения, Цзянь Циньшэн же был рад, что Чжан Сюань решил ему помочь.

Это юноша постиг два различных типа Воплощения Меча, поэтому его способности скорей всего превосходили даже Святого Меча Синмэн. Если молодой человек сделает шаг, он сможет сокрушить моральный дух клана Чжан и смыть позор, который он испытывал за эти годы.

— Прекрасно, когда ты готов отправляться? — Спросил Цзянь Циньшэн.

— Мне нужно подготовиться, поэтому давайте отправимся сегодня вечером! — Ответил Чжан Сюань.

Ло Сюаньцин сказал, что у него есть к нему дело, и это вполне могло касаться Ло Жосинь. Поэтому перед поездкой в клан Чжан, он хотел выслушать Ло Сюаньцина.

Услышав его ответ, Цзянь Циньшэн вздохнул с облегчением и улыбнулся: — Я буду ждать тебя в своей резиденции. Как только будешь готов, приходи туда.

Чжан Сюань кивнул и повернувшись, сжал кулак к Чжань Тяньчэну. — Глава святилища Чжань, я пойду.

Зная, что Чжан Сюань уже принял решение, Чжан Тяньчэн не стал отговаривать его. — Если клан Чжан осложнит тебе жизнь, дай мне знать. Будь уверен, Святилище Мудрецов обязательно заступится за тебя!

Чжан Сюань добродушно улыбнулся.

Он ожидал, что Чжань Тяньчэн попытается остановить его, но снова обдумав, пришел к мысли, «как заместитель главы Святилища Мудрецов мог быть трусом?»

Как одна из двух главных подчиненных сил штаб-квартиры Павильона Грандмастеров, если Святилище Мудрецов будет бояться какого-либо клана, оно действительно не будет достойно того положения и престижа, с которым относился к нему мир!

Ху!

Приняв решение, Чжан Сюань быстро попрощался и ушел. Вскоре он прибыл в свою резиденцию.

Как только он приземлился на землю, его сразу же приветствовал Сунь Цян.

— Молодой мастер, здесь Чжан Цзюсяо. Он ждет вас уже некоторое время.

— Цзюсяо? — Нахмурился Чжан Сюань и быстро направился в главный зал.

Войдя в главный зал, он увидел, что Чжана Цзюсяо расхаживает по комнате с озабоченным выражением лица. При виде его, тот заметно вздохнул с облегчением. Он поспешно подошел к нему и сжал кулак. — Сюань!

— Это касается собрания вашего клана? — Спросил Чжан Сюань.

— Откуда ты знаешь? — Поразился Чжан Цзюсяо.

— Давай отложим это в сторону. Ты здесь ради этого? — Спросил Чжан Сюань.

— Да. Я пришел, чтобы поблагодарить тебя за руководство в течение последних нескольких месяцев. Без твоей помощи я бы никогда не смог присутствовать на таком важном мероприятии. Сказать по правде, я пришел, чтобы попрощаться. Мой клан уже прислал святого зверя, и сейчас он ждет меня снаружи. Скорее всего, я не вернусь в Святилище Мудрецов до следующего года, — сказал Чжан Цзюсяо.

Как член боковой семьи, он не обладал такой квалификацией для участия в собрании клана, но благодаря руководству Чжан Сюаня он успешно поступил в Святилище Мудрецов. Только по этой причине его и пригласили на собрание.

Несмотря на плотный график, он все равно посчитал своей обязанностью навестить Чжан Сюаня, чтобы перед отъездом выразить тому свою благодарность. В конце концов, ничего этого не случилось бы без его помощи.

— Ты не упоминал об этом при нашей последней встрече. Почему ты вдруг уезжаешь на собрание клана? — Спросил Чжан Сюань.

Несмотря на внешнюю невозмутимость, сердце его билось с трепетом. Он надеялся, что не получит ожидаемого ответа.

— Честно говоря, я тоже не уверен. Я только сегодня получил уведомление о выезде. Те из молодого поколения, кто приглашен на собрание клана, должны вернуться в клан в течение месяца. Я не слишком уверен, но полагаю, они будут проводить какие-то выборы. Мастер Чжан, ты также знаешь, что я не занимаю высокого положения в клане Чжан. Я уже благодарен, что меня пригласили на это собрание, но никак не жду, что мне предварительно сообщат, что там будет обсуждаться, — неловко ответил Чжан Цзюсяо.

Не то чтобы он хотел что-то скрыть от Чжан Сюаня, но он действительно ничего не знал.

— Хорошо, я понимаю. — махнул рукой Чжан Сюань. — Позаботиться о себе. Скорее всего, я тоже отправлюсь в клан Чжан, поэтому если что-нибудь выяснишь, обязательно сообщите мне.

— Ты тоже собираешься поприсутствовать на собрании? — Поразился Чжан Цзюсяо.

— Нет, я поеду туда уладить кое-какие дела, —сказал Чжан Сюань. — Возможно, клан враждебно против меня настроится, но не волнуйся, я не поставлю тебя в трудное положение.

Опасаясь, что Чжан Цзюсяо подумает, будто он будет просить его шпионить, Чжан Сюань быстро успокоил его, чтобы тот успокоился.

— Мастер Чжан, пожалуйста, не говори таких слов. Только благодаря твоему руководству я стал тем, кто являюсь сегодня. В противном случае, я вполне мог бы все еще быть самонадеянным молодым человеком и просто вернулся бы в Империю Цинюань! — Взволнованно воскликнул Чжан Цзюсяо.

Это были его самые искренние чувства. Если бы молодой человек, стоявший перед ним щедро не делился с ним бесценными знаниями, не записался в кандидаты в Святилище Мудрецов, он вообще не смог бы справиться с отбором Чжао Синмо!

Именно поэтому он был сильно благодарен Чжан Сюаню.

— Ты слишком добр. Мы друзья и мы должны помогать друг другу, — сказал Чжан Сюань.

— Я бы хотел дружить с тобой, но я знаю, что недостаточно хорош для этого. Будь то с точки зрения таланта, знания или проницательности, я сильно уступаю тебе. На самом деле, я надеюсь, что ты возьмешь меня в ученики! — И Чжан Цзюсяо низко поклонился.

Он уже очень давно думал об этом.

Получив наставления Чжан Сюаня в искусстве меча и развития, тот уже могла считаться для него полу учителем. И сейчас, когда он уже должен был отправляться, он решил ясно выразить своё желание.

— Ты хочешь, чтобы я взял тебя в ученики? — Не ожидая услышать такие слова от Чжан Цзюсяо, Чжан Сюань слегка расширил глаза от удивления.

Глава 1419 – Помоги мне убить человека

Хотя он мог бы предложить Чжану Цзюсяо множество советов, но он все время относился к нему как к другу, а не ученику. Кто бы мог подумать, что несравненно гордый гений на самом деле захочет стать его учеником?

— Да! — Решительно ответил Чжан Цзюсяо.

Другие, возможно, не знали много о Чжан Сюане, но, встретившись с ним еще в Империи Цинюань, он довольно многое о нем узнал. Во-первых, он узнал о некоторых его учениках. Из них Чжэн Ян стал Боевым Потомком, Чжао Я молодой госпожой Двора Кристальных Равнин, а Юань Тао даже молодым мастером клана Юань и потенциально тот даже мог стать главой клана.

Он узнал только об этих троих, но только этого уже хватило, чтобы потрясти весь Континент Грандмастеров!

И одно дело, если бы только его ученики были такими грозными, но даже сам их учитель стал небесным Грандмастером, первым человеком с такой силой после Божественного Куна!

Не говоря уже о том, что он был прямым учеником самого уважаемого великого старейшины Павильона Грандмастеров.

Чжан Цзюсяо не сомневался, что Чжан Сюань обладает невообразимым потенциалом. Если бы он мог стать его учеником, то смог бы воспарить в бескрайнее небо вместе с ним, вместо того чтобы оставаться никем в своем клане.

Чжан Сюань на мгновение задумался, а затем сказал: — Я не слишком легок со своими учениками. Ты уверен, что хочешь учителя вроде меня?

— Да, я уверен! — снова решительно ответил Чжан Цзюсяо.

— Хорошо. С сегодняшнего дня, ты становишься моим учеником! — Кивнул Чжан Сюань.

Хотя талант и родословную Чжан Цзюсяо не стоило даже сравнивать с Чжан Хэном, но в отличие от последнего, Чжан Цзюсяо выделялся усердием и упорством. Под его руководством Чжан Цзюсяо мог достичь гораздо большего.

Однако он собирался принять Чжан Цзюсяо простым учеником, а не как прямым.

Его будущее было туманным, поэтому он не был готов принять других прямых учеников.

— Спасибо, Учитель! — В глазах Чжан Цзюсяо промелькнуло легкое разочарование, когда он услышал, что Чжан Сюань обращается к нему не как к прямому ученику, а как к простому. Тем не менее, он быстро опустился на колени и поклонился.

Считаться даже простым учеником Небесного Грандмастера было почётно. Для него это значило гораздо больше, чем членство в клане Чжан.

— У меня есть для тебя техника культивации. Я хочу, чтобы ты хорошо практиковал её и достиг высшей стадии Великого Владыки до приезда в клан Чжан! — Одним нажатием пальца Чжан Сюань перенес технику культивирования в сознание Чжан Цзюсяо.

В настоящее время Чжан Цзюсяо находился только в сфере Выхода Апертуры, и перед ним лежала огромная пропасть до высшей стадии Великого Владыки. И хотя в прошлом Чжан Сюань предлагал ему указания, эти указания предназначались для устранения недостатков в его культивации, а не для ее усиления. В конце концов, Чжан Цзюсяо никак не был с ним связан, поэтому он тогда не был ничем ему обязан.

Но теперь, когда он передал ему упрощенную версию Божественного Искусства Небесного Пути, имея достаточно ресурсов, он должен был легко прорваться на две сферы развития за месяц.

В некотором смысле, это можно считать испытанием и для Чжан Цзюсяо. Если он не сможет выполнить его поручение, то будет считаться недостойным учеником!

Услышав, что он должен достичь высшей стадии Великого Владыки в течение одного месяца, щеки Чжан Цзюсяо заметно дернулись. Однако он быстро стиснул зубы и торжественно ответил: —Учитель, Я не подведу!

Чем выше становилась сфера развития, тем труднее становилось её поднимать. Даже гениям Святилища Мудрецов требовалось несколько месяцев для прорыва на одну стадию развития. Тем не менее, раз учитель уже дал ему наставление, он просто должен будет выполнить его независимо от цены!

Бум!

Увидев решимость в глазах Чжан Цзюсяо, Чжан Сюань удовлетворенно кивнул. Только он собрался дать ему еще несколько указаний, его разум внезапно встряхнуло. С полок Библиотеки Небесного Пути слетела книга и медленно раскрывшись, от неё разлетелось золотистое сияние.

«Золотая страница?»

Прошло так много времени с тех пор, как Чжан Сюань принимал студентов и он почти забыл, что Библиотека Небесного Пути обладала такой функцией.

В каждой золотой странице заключалась великая сила. В прошлом он посадил одну из них в Вэй Жуянь, чтобы обеспечить ей безопасность в Чертогах Зала, и в конце концов ей удалось с легкостью убить одного из четырех Кардиналов. Имея козырь в виде золотой страницы ему больше нечего было бояться в клане Чжан!

«Хм, клан Чжан, подожди! На этот раз я не успокоюсь, пока моя репутация Бога Разрушений не отпечатается глубоко в голове каждого вашего члена!»

Сжатые кулаки Чжан Сюаня задрожали от волнения, а в глазах вспыхнул злобный огонек.

Вскоре после ухода Чжан Цзюсяо, пришел Ло Сюаньцин.

Увидев, что Чжан Сюань находится в своей резиденции, Ло Сюаньцин вздохнул с облегчением. Используя особенно сложный набор ручных печатей, он плотно запечатал окружающее пространство и только потом подошел к Чжан Сюаню.

— Брат. Как ты знаешь, я не люблю ходить вокруг да около, поэтому перейду сразу к делу. Я хочу, чтобы ты убил для меня человека.

— Убил человека? — Нахмурился Чжан Сюань.

Он думал, что Ло Сюаньцин хотел поговорить с ним о его младшей сестре, но кто бы мог подумать, что тот на самом деле попросить его убить человека!»

Как Грандмастер и член цивилизованного общества, он считал, что насилие всегда должно быть последним средством, и всегда следил за тем, чтобы вести себя соответственно.

Если не считать пары несчастных случаев, единственный раз, когда он действительно вёл себя агрессивно, произошел в Королевстве Сюаньсюань.

— Если было бы возможно, я не стал бы просить тебя об этом. Но пока этот человек жив, наш клан Ло никогда не сможет успокоиться! — глубоко вздохнул и покачал головой Ло Сюаньцин.

Он не сделал бы и шага, но это был прямой приказ от первого старейшины, и он также осознавал, что поставлено на карту. Другого выхода просто не было.

Ради своей младшей сестры он должен был это сделать!

— Что за человек так сильно влияет на твой клан? — Спросил Чжан Сюань.

Как второй по силе Клан Мудрецов на Континенте Грандмастеров, в клане Ло имелось бессчетное количество экспертов. И какой-то человек в мире так сильно давил на целый клан?

Он попросту был бы беспомощен перед человеком, с которым не мог разобраться даже клан Ло!

— Ты все еще помнишь, что я рассказывала тебе о своей младшей сестре в прошлый раз? — Спросил Ло Сюаньцин.

Чжан Сюань кивнул.

— В настоящее время она в клане. Я опрометчиво вызвал свое испытание Разделения Пространства, в надежде собрать достаточно сил, чтобы вызволить ее, но... к сожалению, что я все еще слишком слаб, — серьёзным тоном произнёс Ло Сюаньцин.

Чжан Сюань снова кивнул.

Даже без объяснений он уже догадался об этом.

— Как я уже говорил тебе в прошлый раз, она наказана, потому что клан узнал, что она влюбилась в другого человека, и я попросил тебя узнать кто он, верно? — продолжил Ло Сюаньцин.

— Да, я помню. — Нахмурился Чжан Сюань.

В последний раз, когда Ло Сюаньцин заговорил с ним на эту тему, он едва не лишился рассудка. К счастью, Ло Жосинь не раскрыла его.

Тем не менее, этот инцидент все равно давил на него. В конце концов, чтобы сэкономить время и как можно быстрее стать Грандмастером 8 звёзд, он бросил вызов Башне Грандмастеров.

— Мне удалось собрать новые сведения. Моя сестра скрывалась в месте, известном как Академия Грандмастеров Хунюань. Я подозреваю, что тот человек тоже может оказаться там, поэтому я надеюсь, что ты сможешь отправиться туда и выкорчевать его, — сказал Ло Сюаньцин.

— Академия Грандмастеров Хунюань... — губы Чжан Сюаня незаметно дрогнули, когда он услышал это название, и его зрачки слегка сузились. — И ты хочешь, чтобы я отправился туда, нашел того парня и убил, верно?

Судя по тому, куда клонился разговор, Ло Сюаньцин собирался попросить его убить себя!

Он понятия не имел, что делать в такой ситуации.

Хотя другие, возможно, и не знали, кто, по слухам, был любовником маленькой принцессы клана Ло, как он мог не знать, кем был тот человек!

Ему и так было тяжело, когда его просили расследовать и раскрыть сведения о самом себе, а теперь ему даже требовалось убить себя. Как же ему сейчас хотелось расхохотаться!

— Как и ожидалось от моего брата! Ты прекарсно меня понимаешь! —удовлетворенно кивнул Ло Сюаньцин.

— Почему ты хочешь убить его? — Нахмурившись, спросил Чжан Сюань. — Твоя сестра не расстроится, если его убьют?

Ло Сюаньцин утверждал, что он души не чает в своей младшей сестре, но сейчас он замышлял убийство парня, в которого та влюбилась. Разве это не лицемерие?

Неужели так трудно просто исполнить это простое желание?

Будет ли он счастлив, когда отправит свою младшую сестру по трагической дороге, когда та выйдет замуж за человека, который ни разу не явился к ней после помолвки?

— Я знаю, что она расстроится, но сюда вовлечен... — взволнованно воскликнул Ло Сюаньцин, но на полпути внезапно замер. После чего он глубоко вздохнул и покачал головой, явно не желая углубляться в эту тему.

Он поднял голову, посмотрел на Чжан Сюаня, и сказал: — Просто скажи мне, сделаешь или нет. Если ты найдешь того парня и убьешь его, я буду считать тебя по крайней мере старейшиной клана Ло!

— Старейшиной? — Чжан Сюань покачал головой. — Мне этого не нужно. Я только хочу спросить, знает ли твоя сестра, что ты собираешься убить её возлюбленного. Ты ведь понимаешь, что однажды она узнает, и в тот момент ваши отношения закончатся. Ты больше ничего не сможешь изменить.

— Я все понимаю, но... у меня нет выбора! — закричал Ло Сюаньцин.

— Нет выбора? Такими темпами она станет не более чем пешкой в борьбе за власть! Почему она не может стремиться к собственному счастью? Неужели у нее нет другого выбора, кроме как выйти замуж за этого вундеркинда из клана Чжан? — Горячо воскликнул Чжан Сюань.

Под безжалостными расспросами Чжан Сюаня Ло Сюаньцин наконец сорвался. — Да! У нее нет выбора! Ей не из кого выбирать!

Глава 1420 – Святой Меч Синмэн

— Почему? — Резко спросил Чжан Сюань.

Толкать младшую сестру на путь, который, как он знал, ей никогда не понравится... несмотря ни на что, клан Ло все еще оставался одним из самых могущественных Кланов Мудрецов на континенте. Может они, и стояли позади клана Чжан, но они определенно не были его подчинёнными. Разве они не должны обладать достоинством?

Честно говоря, если бы он не услышал новости непосредственно от молодого мастера клана Ло, он бы подумал, что это фальшивые новости!

«Это твоя младшая сестра! Как ты можешь жертвовать ею ради политического брака?»

Понимая, что немного потерял самообладания, Ло Сюаньцин успокоился и спокойно ответил: — Ты не должен этого знать. Даже я сам полностью не понимаю.

— Я только знаю, что чтобы ускорить этот брак, наш клан Ло уже пожертвовал слишком многим. Если он не пройдет, не только наш клан Ло окажется в большой беде, даже человечество может столкнуться с катастрофой!

— Человечество? — скептически прищурился Чжан Сюань.

«Не слишком ли громкие слова?»

Как он ни пытался посмотреть на эти слова, он он находил их совершенно бессмысленными.

Судя по выражению лица Чжан Сюаня, Ло Сюаньцин полагал, что тот не собирается соглашаться с его просьбой, если он не прояснит ситуацию. Поэтому немного поколебавшись, он начал: — Поскольку ты надежный человек и мой брат, я могу поделиться с тобой. Однако эти сведения имеют серьезные последствия, поэтому ты никому не должен о них рассказывать. Иначе это может привести к катастрофическим последствиям!

— На самом деле, брак между кланом Чжан и кланом Ло касается тайны Амулета Небесного Наследия!

— Амулета Небесного Наследия? — Глаза Чжан Сюаня медленно расширились от удивления, когда он услышал эти четыре слова.

Он уже слышал о Амулете Небесного Наследия. Это был один из артефактов Божественного Куна, и он служил ключом к Храму Конфуция, где находился Великий Кодекс Весны и Осени. Неужели брак между кланом Чжан и кланом Ло действительно так важен?

Если бы на карту был поставлен самый могущественный артефакт Божественный Куна, то заявление о судьбе человечества уже являлось не шуткой.

— Верно! Однако я услышал об этом, только подслушивая разговор между нашим первым старейшиной и главой клана, поэтому я не слишком уверен в точных обстоятельствах, — мрачно ответил Ло Сюаньцин.

«Мы говорим о моей младшей сестре! Как я могу желать толкнуть в объятия парня, которого она даже не любит?»

Если бы не сложные обстоятельства, старейшины клана Ло никогда бы не согласились на брак! В конце концов, учитывая талант его младшей сестры, имелся хороший шанс, что она сможет превзойти даже своих предков!

Когда это случится, на что рассчитывать клану Чжан?

Не на что.

Ну, если только молодой вундеркинд клана Чжан не станет могущественнее её.

Но опять же, такая возможность была в лучшем случае мизерной. В конце концов, за столько лет он видел только одного человека, который мог сравниться с его младшей сестрой и сейчас этот парень стоял перед ним.

— Учитывая, что поставлено на карту, независимо от того, я или моя младшая сестра, это ответственность, от которой мы не сможем убежать. Что еще более важно, это дело касается именно ее. В любом случае, этот человек должен быть убит любой ценой. Однако я не могу сделать это сам, и я не могу никому доверить эту задачу! Произнеся эти слова, Ло Сюаньцин устремил глубокий взгляд на Чжан Сюаня.

— Это... — Чжан Сюань не мог найти слов.

Он понимал, что Ло Сюаньцин находится в трудном положении.

Хотя он дружил с Юань Сяо и Би Хунъинь, но к его сожалению они были связаны с крупными фракциями. Обычно он доверял им, но если в будущем возникнет конфликт интересов, они вполне могут пожертвовать дружбой ради поддержки собственного клана. В конце концов, они скоро возьмут на себя важную роль в своих кланах, и к тому времени уже на их плечах будет лежать благосостояние клана. С такой тяжелой ответственностью на плечах иногда приходилось жертвовать собственными интересами.

Учитывая, что на карту была поставлена репутация клана Ло и клана Чжан, он не мог доверить это дело им.

И посмотрев на картину в общем, единственный, у кого в будущем не мог возникнуть конфликт интересов – Чжан Сюань.

— Каков твой выбор? — Напряженно спросил Ло Сюаньцин.

— Прости, но боюсь, не смогу принять твою просьбу. — покачал головой Чжан Сюань.

«Даже если на карту поставлено многое, какое это имеет отношение ко мне?»

«Почему я должен жертвовать всем, ради их удовлетворения?»

«Кроме того…убить себя... как я могу принять такую просьбу?»

— Я хочу знать, почему.

Ло Сюаньцин глубоко нахмурился. Он думал, что молодой человек без колебаний примет его просьбу, но вместо этого получил отказ.

Чжан Сюань помолчал, и в конце концов, решил не раскрывать себя. — По правде говоря, у меня сейчас неотложные дела, и мне нужно немедленно отправиться в клан Чжан. Не думаю, что в ближайшее время смогу отправиться в Академию Грандмастеров Хунюань и убить того парня.

Даже если он и хотел раскрыть свою личность, сейчас был неподходящий момент! Если он и сделает это, то когда будет уверен, что сможет покорить клан Чжан!

— Тебе нужно в клан Чжан? Зачем? — Ло Сюаньцин был явно удивлен, услышав эту новость.

— Клан Чжан проводит собрание своего клана, и Цзянь Циньшэн надеется, что я смогу бросить вызов преемникам Святого Меча Синьмэна, — начал объяснять Чжан Сюань.

— Цзянь Циньшэн? Этот старый фанатик меча? Помнится, он затаил злобу на главу клана Чжан. Да, это хорошая возможность подавить клан Чжан, поэтому тебе обязательно нужно пойти. — Ло Сюаньцин на мгновение удивился, но потом кивнул.

— Что между ними произошло? Их разногласия связаны с пониманием Воплощения Меча? — С любопытством спросил Чжан Сюань.

Воплощение Меча Цзянь Циньшэна было связано с техникой Текучей Воды, Воплощение защитного типа. Хотя Чжан Сюань никогда раньше не видел искусства Святого Меча Синмэна, но он был уверен, что тот понимал совершенно другое Воплощение Меча.

В противном случае, гения клана Чжан, Чжан Сюй не отвергла бы воля третьего главы Святилища.

— На самом деле все не так сложно. Ты знаешь, откуда взялось имя "Святой Меч Синмэн"? — Спросил Ло Сюаньцин.

Чжан Сюань покачал головой.

Все, что он знал о Святом Мече Синмэн, что тот был действующим главой клана Чжан, отцом юного вундеркинда. Что касается его настоящего имени и происхождения, прозвища, то он действительно ничего не знал.

— Может быть, его зовут Чжан Синмэн? — Нахмурившись, спросил Чжан Сюань.

Было бы действительно забавно, если бы глава клана Чжан, один из лучших экспертов на Континенте Грандмастеров, носил женское имя.

— Конечно же нет! По правде говоря, ‘Синмэн" в "Синмэн меча" относится к двум разным лицам. Это происходит от взятия символа "Син" от имени главы клана Чжан и символа "Мэн" от его жены. Если к обращаться отдельно, то их зовут Святой Син и Святой Мэн. Тем не менее, из-за подавляющей мощи их мастерства, которое вызывает страх даже в сердцах старейшин штаб-квартиры Павильона Грандмастеров, их и стали называть Святой Меч Синмэн! — Объяснил Ло Сюаньцин.

Услышав это, Чжан Сюань широко раскрыл глаза от удивления.

Чтобы стать старейшиной штаб-квартиры Павильона Грандмастеров, нужно было превзойти уровень Святого 9-дана, и все же они оба смогли вселить глубокий страх в сердца таких экспертов. Чжан Сюань и представить себе не мог, насколько могущественными они могут быть.

— Да. В прошлом они вдвоем путешествовали по всему Континенту Грандмастеров, и почти никто не мог сравниться с ними. Даже твой учитель много хвалил их! В конце концов, Святой Меч Син унаследовал должность заместителя главы клана и получил самое глубокое наследие клана Чжан, благодаря чему его мастерство и подскочило на новый уровень. С другой стороны, Святой Меч Мэн с тех пор редко появлялась, и со временем ее репутация осталась лишь за Святым Мечом Син, в результате чего очень немногие знают о ее существовании, — объяснил Ло Сюаньцин.

Как основной член клана Ло, Ло Сюаньцин хорошо знал о самых сильнейших экспертах Континента Грандмастеров.

— Понимаю. Однако, что же он не поделил со старейшиной Цзянь Циншэном? Может быть, в прошлом он трагически проиграл Святому Мечу Син? — С сомнением спросил Чжан Сюань.

Если между ними не было глубокой вражды, то зачем Цзянь Циньшэну мстить Святому Мечу Син во время собрания клана?

Это было равносильно объявлению вражды всему клану Чжан!

— Трагически проиграл? К сожалению, это еще слабо сказано... — покачал головой Ло Сюаньцин.

— Если мои сведения верны, то старейшина Цзянь Циньшэн страстно любил Святую Меча Мэн!

Глава 1421 - Обнаружение

— Пылкий преследователь... — повторил Чжан Сюань.

Он думал, что между ними простое соперничество, но даже и не думал, что окажется такая драма.

С другой стороны, он должен был подумать об этом.

Только такие эмоции могли вызвать столько мотивации у Цзянь Циньшэна. Например, если бы он украл Ло Жосинь, молодой вундеркинд клана Чжан, несомненно, бросал ему вызов целые десятилетия или даже столетия.

Во-первых, практики меча были чрезвычайно упрямыми и непреклонными людьми, поэтому как они могли оставаться непредвзятыми?

— Действительно. Я действительно должен сказать спасибо упертости Цзянь Циньшэна. Даже сейчас, он все еще не хочет найти другую пару. Забудь, давай больше не будем о них говорить. Ну, я понимаю, что для тебя важно отправиться в клан Чжан. — Рассуждал вслух Ло Сюаньцин.

Убить человека, в которого влюбилась его младшая сестра, было важно, но он не хотел упускать такую прекрасную возможность унизить клан Чжан.

Благодаря младшей сестре он без устали искал способы насолить им, и это был чертовски хороший повод сделать это!

— Прости, что ничем не могу помочь. — покачал головой Чжан Сюань. Мгновение спустя он снова поднял глаза и спросил: — Клан Ло или клан Чжан хочет убить этого человека?

— А есть разница? Даже если мы не сделаем шаг, клан Чжан наверняка его сделает. К тому времени дела пойдут еще хуже. — Ответил Ло Сюаньцин.

С тех пор как его младшая сестра призналась ему в любви, судьба этого человека была предрешена.

Клан Чжан и Клан Ло никак не могли допустить, чтобы бомба замедленного действия продолжала существовать.

С другой стороны, услышав, что клан Чжан собирается убить и его, Чжан Сюань в ярости стиснул зубы.

«Как они могут иметь наглость называть себя сильнейшим кланом Мудрецов, когда все, что они делают, это совершают такие презренные поступки... подождите, они бесстыдны, вот почему!»

Одно дело-заставить Ло Жосинь жениться на вундеркинде клана Чжан, но теперь они собирались убить и его. Как он мог отпустить их!

— Всё в порядке, не парься. — глубоко вздохнул Ло Сюаньцин. — Само собой разумеется, но ты должен держать все это в секрете. Независимо от обстоятельств, об этом не должна узнать ни одна душа!

— Не волнуйся, я никому не скажу! — Кивнул Чжан Сюань. — На самом деле, я думаю, что было бы неплохо обсудить это с маленькой принцессой, прежде чем принимать решение. В противном случае, этот инцидент может вбить клин в отношения между вами.

Ло Сюаньцин помолчал, потом медленно кивнул. — Я подумаю об этом.

Главная проблема заключалась в том, что его младшая сестра все еще была под домашним арестом, и у него не было возможности связаться с ней, иначе он определенно нашел бы способ сделать это.

— Тогда я пойду. — Чжан Сюань сжал кулак, а затем пошел собираться к поездке с Цзянь Циньшэном.

Ло Сюаньцин наблюдал, как Чжан Сюань исчез в ночном небе, а затем стряхнул с себя оцепенение. Он тоже покинул резиденцию, но вместо того, чтобы вернуться в свою, направился в Зал Честности.

— Мне нужны подробные сведения об Академии Грандмастеров Хунюаня. Это организация расположена в Империи Цинюань.

Поскольку он не мог заручиться помощью Чжан Сюаня, у него не было выбора, кроме как сделать это самому.

— Академия Грандмастеров Хунюаня? Записал! Молодой мастер Ло, пожалуйста, дайте мне минутку. Я посмотрю!

За стойкой стояла молодая девушка, и, узнав Ло Сюаньцина, она не посмела выказать ему ни малейшего неуважения. Она быстро вбежала в комнату и вскоре вернулась с книгой в руках.

Любая информация о Грандмастере должна быть представлена в штаб-квартиру, а, учитывая, что Святилище Мудрецов является вспомогательной организацией штаб-квартиры Павильона Грандмастеров, существуют различные каналы, которые они могут использовать для получения информации.

— Академия Грандмастеров Хунюаня находится в Империи Хунюань, Империи 1 уровня, а самый сильный практик обладает силой высшего уровня Святого 1 дана. — Начала читать информацию девушка.

— Только высшего уровня Святого 1 дана? — Щеки Ло Сюаньцина начали дико дергаться.

«Не слишком ли бедны глаза его младшей сестры?»

Самый сильный человек в той организации обладал лишь такой силой! Каким же обаянием тот обладал, раз сумел завоевать ее любовь? Она даже пошла против клана Ло и клана Чжан ради него?

— Это низкоуровневая Академия Грандмастеров, способная воспитать Грандмастеров лишь 6 звёзд, поэтому неизбежно, что уровни культивации в том месте так низки, — поспешно ответила девушка.

— Где она находится? — Спросил Ло Сюаньцин.

— Она расположена более чем в миллионе ли отсюда. Чтобы добраться туда, зверям Святого 8-дана требуется примерно полтора месяца. Вот карта, — ответила девушка и достав карту, показала на ней точку для Ло Сюаньцина.

— Полтора месяца? Приемлемо. — вздохнул с облегчением Ло Сюаньцин.

Если он сможет добраться до Академии Грандмастеров Хунюань в течение полугода, он сможет устранить этого человека раньше, чем клан Чжан.

Быстро изучив карту, Ло Сюаньцин запомнил все детали и развернувшись ушел. Однако, прежде чем он смог выйти за порог, он внезапно кое о чём и обернулся: — Есть информация о появлении выдающихся Грандмастеров в той академии за последние годы?

Учитывая то, что его младшая сестра любила этого человека и даже хвалила его, даже если его развитие и ранга Грандмастера были обычными, он все равно должен был обладать каким-то исключительным талантом в некоторых областях!

А в месте вроде Академии Грандмастеров Хунюань, он должен был сиять, как жемчужина среди гальки и привлекать всеобщее внимание.

— Боюсь, что с моим допуском, я не смогу получить доступ к этой информации. Если молодой мастер Ло не спешит, я могу пригласить старейшину!

Она была всего лишь служанкой Зала Честности, поэтому имела доступ лишь к общим сведениям. Для получения более подробной информации, например имена Грандмастеров, проживающих в том или ином месте, ей требовалось разрешение старейшины.

Подумав немного, Ло Сюаньцин кивнул.

Если бы ему удалось выяснить личность парня, который понравился его младшей сестре, он мог бы поручить эту работу другим, и избежать долго путешествия в Академию Грандмастеров Хунюань.

Он прождал на месте около часа, прежде чем из одной из внутренних комнат Зала Честности поспешно вышел старейшина.

Повлияло ли на это положение Ло Сюаньцина как основного члена клана Ло или его пресловутый титул Бога Разрушиений, но обычные старейшины не позволяли себе оскорблять его.

Старец поспешно подошел к Ло Сюаньцину и передал книгу. — Молодой Мастер Ло, я просмотрел все записи о появившихся за последние пять известных Грандмастеров в Академии Грандмастеров Хунюань, и среди них один действительно пользуется известностью и престижем.

— Кто? Расскажи мне! — Глаза Ло Сюаньцина сразу загорелись.

— Этот Грандмастер прославился примерно полгода назад. Он происходит из скромного Безрангового Королевства, и проложил себе путь с помощью собственной силы. Он успешно сокрушил два Павильона Грандмастеров, и сорвал план Потусторонних Демонов, убив десять их Королей и одного Императора, внеся огромный вклад в человечество!

— Более того, он успешно превратил Королевство в Империю и вырастил много талантливых учеников. В конце концов, он даже стал ректором Академии Грандмастеров Хунъань! — сказал старейшина.

— Несомненно, это тот, кого я ищу!

Только их предок когда-либо успешно сокрушал Павильон Грандмастеров. А тот факт, что тот парень тоже сумел это сделать, показал, что он был человеком большого таланта. Это соответствовало описанию его младшей сестры.

Скорее всего, именно этот парень нравился его младшей сестре!

— Как его зовут? Он все еще в Академии? — Спросила Ло Сюаньцин.

— Это ... молодой мастер Ло, боюсь, у меня нет полномочий выследить его недавнее местонахождение. Но что касается его имени. Его зовут…

Пока он говорил, старейшина снова открыл книгу и присмотрелся к записям. Мгновение спустя его глаза сузились от удивления.

— Чжан Сюань!

Глава 1422 – Я думал, что ты мне брат!

— Чжан Сюань? — Прищурился Ло Сюаньцин. Он с тревогой перевел взгляд на старейшину и взволнованно спросил: — Что за Чжан Сюань?

— У них обоих одно и то же имя? Это ведь... невозможно ... верно? — В голове Ло Сюаньцина прогремел мысленный взрыв. Широко раскрыв глаза, он отшатнулся назад, его лицо побледнело от недоверия.

Этим именем звали и его брата. Они не могли ... быть одним и тем же человеком, верно?

Он общался с Чжан Сюанем только потому, что ему нравился его темперамент, а для него имело значение только то, что тот молодой человек не принадлежал к проклятому клану Чжан. Он ни разу даже не задумывался, откуда тот прибыл.

«Неужели он тоже из Империи Цинюань?»

«Если это действительно так…».

«Не означает ли это, что человек, которого я всё это время искал, тот, кого я сейчас зову братом?»

Тело Ло Сюаньцина неудержимо дрожало, когда он вспоминал всё, что его связывало с Чжан Сюанем.

При первой же встрече молодой человек сказал ему в лицо “Твоя сестра”, а затем он вбил его в стену. После этого случая тот вдруг стал добродушно вести себя с ним и тут еж протянул руку помощи в трудную минуту. И все это, само собой разумеется, он приписывал своей собственной харизме…

Но могло ли всё это происходить из-за его младшей сестры?

— Молодой мастер Ло... — заметив резкое изменение выражения лица Ло Сюаньцина, старейшина задрожал от страха, боясь, что тот выльет на него свой гнев.

— Я в порядке, не беспокойтесь. — Ло Сюаньцин глубоко вздохнул и успокоился. — Я хотел бы просмотреть прошлое одного студента Святилища Мудрецов из Элитного Подразделения.

— Без проблем. Молодой мастер Ло, о чьём прошлом вы хотите узнать? — спросил старейшина.

— Я хочу, чтобы вы изучили студента, который только что поступил в Святилище Мудрецов в начале этого года, его зовут Чжан Сюань. — Сказал Ло Сюаньцин.

— На самом деле, даже искать не придётся. Мастер Чжан - ректор Академии Грандмастеров Хунюаня, о которой я только что говорил. — Услышав это имя, старейшина усмехнулся и с восхищением заметил: — Хотя он прибыл из Безрангового Королевства, ему удалось продвинуться так далеко за тако короткий промежуток и даже стать Грандмастером 8 звёзд. Благодаря своим легендарным достижениям он считается новым идолом среди студентов Святилища Мудрецов. На самом деле, девушка, которая ранее помогала вам, его ярая поклонница.

— Идол? Поклонница? — Ло Сюаньцин быстро перевел взгляд на девушку рядом и увидел, как ярко горели её глаза.

—Проклятье! — Яростно взревел Ло Сюаньцин, вонзая пальцы глубоко в ладонь. В этот момент он ощущал, будто по его голове ползает миллион муравьёв, и невообразимая ярость закипала в нем.

Менее чем через месяц после прихода в Святилище Мудрецов этот парень соблазнил столько юных девушек, превратив каждую из них в своего преданного поклонника. Учитывая, что у его младшей сестры не было опыта общения с противоположным полом, неудивительно, что она попала в ловушку этого парня!

«Я относился к тебе, как к брату, но ты флиртовал с моей младшей сестрой?»

«И что более важно, ты даже невинно вёл себя со мной... Чжан Сюань, насколько же ты бесстыден?»

Ло Сюаньцин не мог сдержать дрожь. Ему казалось, что он с самого начала попал в ловушку Чжан Сюаня.

«Он намеренно сблизился со мной, чтобы узнать о моей младшей сестре... черт. Я должен убить этого презренного ублюдка!» Обезумевшая от ярости, убийственное намерение полилось по венам Ло Сюаньцина.

Раньше он все еще сомневался, стоит ли убивать любовника младшей сестры, но теперь, когда он узнал, кто этот человек и к каким презренным средствам тот прибегал, он не мог больше сдерживать свою ярость.

«Все это время ты нравились моей младшей сестре, а когда я поднимал эту тему, ты притворялся невежественным, как будто были посторонним человеком. Подумать только, я думал о ком-то вроде тебя, как о своем брате.…».

«Это станет самым большим пятном в моей жизни!»

«Что более важно, я даже по глупости рассказал тебе все, что знал.…».

«Неудивительно, что он отклонил мою просьбу... как он мог покончить с собой?»

Чем больше Ло Сюаньцин думал об этом, тем сильнее его съедал гнев. Если бы его эмоции могли материализоваться, то всё вокруг превратилось бы в ад и сгорало.

— Дело плохо... поторопись и позови старейшину Гэ! Скажи ему, что Король Разрушения собирается уничтожить Зал Честности! — Видя, что силы молодого человека вот-вот вырвутся наружу, старейшина тотчас побледнел от страха, и поспешно повернув голову, приказал девушке.

Будучи старейшиной управления, его культивация достигла только Святого 7 дана, он не был соперником Ло Сюаньцину.

Ощущая опасную ауру вокруг молодого человека перед ним, он сразу вспомнил о его различных "невероятных достижениях". В данный момент старейшина не сомневался, что тот что-то хочет сделать.

— Да, старейшина! — тут же кивнула девушка. Но как только она собралась развернуться и уйти, Ло Сюаньцин внезапно появился прямо перед ее глазами. С покрасневшими глазами, он зарычал: — Скажи мне, почему ты так сильно почитаешь этого Чжан Сюаня? Он сильнее меня? Он красивее меня?

С точки зрения силы, он был экспертом Святого 8-дана, тогда как Чжан Сюань был только на высшем уровне Святого 6 дана. С точки зрения внешности, этот парень ничем не выделялся! Он просто не мог понять, почему другие боготворят этого парня, а не его!

— Я-я-я... Ааааааа! — Почувствовав огромное давление от Ло Сюаньцина, девушка резко побледнела от страха и начала неудержимо рыдать.

— Отпусти ее! — сердито проревел старейшина.

— Я... — только в этот момент к Ло Сюаньцину, наконец, вернулась его рациональность, но даже этого было недостаточно, чтобы подавить его возмущение.

«При упоминании о Чжан Сюане у неё горят глаза, а при взгляде на меня она расплакалась... почему? Почему?!»

По выражению его лица старейшина догадался, о чем думает Ло Сюаньцин, и осознав это, потерял дар речи.

«Если посмотреть на твоё ужасное выражение лица, будет чудом, если хоть одной девушке ты понравишься!»

«Взгляни на Чжан Сюаня! Даже перед самым страшным молниеносным бедствием он все равно твёрдо стоял со спокойной улыбкой на лице, бесстрашно нырнув в нее и в конце концов то от него даже сбежало…».

«А теперь посмотри на себя! Как ты вообще можешь сравнивать себя с ним?»

— Забудь, я просто пойду и убью его! — Понимая, что не сможет добиться от неё ответа, Ло Сюаньцин холодно сплюнул и бросился прямо к резиденции Цзянь Циньшэна.

Теперь, когда он знал, что именно Чжан Сюань соблазнил его младшую сестру, у него больше не было причин колебаться! У него будет достаточно времени все обдумать, как только он разобьет голову этому парню!

Вскоре он уже стоял прямо перед резиденцией Цзянь Циньшэна и громко кричал: — Ло Сюаньцин прибыл, чтобы нанести визит старейшине Цзянь!

Его низкий голос оглушительно разнесся по всей резиденции, напоминая раскаты грома.

— Ло Сюаньцин, зачем ты пришел сюдана этот раз? — Через мгновение после того, как громкий голос Ло Сюаньцина разнесся по всей резиденции, внезапно раздался разъяренный голос.

Вслед за ним пролетела красивая фигура.

Шуй Цяньжоу!

— Цяньжоу... что ты здесь делаешь? —Ло Сюаньцин резко удивился, увидев молодую леди, что его внушительная ярость начала потихоньку увядать.

— Цзянь Циньшэн мой учитель, поэтому что странного, что я живу в его доме? — Холодно хмыкнула Шуй Цяньжоу. — Я уже говорила, у меня нет к тебе ни малейших чувств. Если ты и дальше будешь так изводить меня, мне придётся попросить свой клан разобраться с тобой!

— Я... — Ло Сюаньцин лишился дара речи.

Правда заключалась в том, что когда он хвастался тогда Чжан Сюаню, что у него есть красивая девушка, он не совсем лгал….просто его "красивая девушка" еще не приняла его признание!

И "невероятно красивая девушка", о которой он говорил тогда, была не кто иная, как Шуй Цяньжоу!

Ло Сюаньцин собирался сказать, что он здесь не из-за неё, а из-за Чжан Сюаня, но слова девушки вызвали у него сильное негодование, и он воскликнул: — А какие тебе нравятся? Я всегда могу измениться, если мне чего-то не хватает!

Учитывая, каким выдающимся и лихим человеком он был, почему она не любила его? Он просто не мог этого понять!

— Какие парни мне нравятся? — Холодно спросила Шуй Цяньжоу. — Человек, который мне нравится, должен прекрасно понимать намерение меча. Он должен обладать предельно проницательными глазами, способными видеть насквозь и дополнять все мои недостатки и что более важно он должен обучить меня глубоким техникам меча…

— Глубоким техникам меча? — Ло Сюаньцин вдруг широко раскрыл глаза и недоверчиво покачал головой, надеясь, что все это только его воображение.

— Верно, мне нравятся мужчины, похожие на Чжан Сюаня! Что касается тебя ... — Шуй Цяньжоу презрительно махнула рукой, — ты должен просто забыть обо мне!

Глава 1423 – Просьба Ло Жосинь

— Чертов ублюдок! — Ло Сюаньцин наконец не смог удержать свою ярость и взорвался.

Одно дело, когда младшую сестру, которую он так любил, соблазняет парень, чей эмоциональный коэффициент равен нулю, но мысль, что богиня, в которую он был влюблен столько лет, на самом деле тоже будет им восхищаться... в этот момент никакими словаим ни кто бы не описал, что он сейчас ощущал.

«Я относился к тебе как к брату, но ты соблазнил мою младшую сестру и любимую мной девушку... непростительно!»

— Чжан Сюань, тебе лучше немедленно убраться отсюда! — Не в силах больше сдерживаться, Ло Сюаньцин взревел от ярости.

Видя, что Ло Сюаньцин становится всё более и более разъярённым и даже осмелился начать угрожать Чжан Сюаню, Шуй Цяньжоу огрызнулась: — Сюаньцин, он уже ушел в клан Чжан вместе с моим учителем. Если ты продолжишь создавать проблемы, не вини меня за активацию формации меча!

«Да что с тобой такое?»

«Я уже все тебе объяснила, почему ты все еще бесишься?»

«Раньше ты утверждал, что если я встречу парня, который мне понравится, ты сдашься и тихо уйдёшь... я ведь уже ясно дала тебе понять, что мне нравится Чжан Сюань, так почему же ты продолжаешь беситься и даже угрожаешь ему?»

«Ты действительно думаешь, что я не посмею активировать формацию на тебе?»

«Если ты и дальше будешь бесстыдно доставлять нам неприятности, я не прочь преподать тебе урок!»

Получив указания Чжан Сюаня, Шуй Цяньжоу стала более высоко цениться Цзянь Циньшэном, поэтому он передал ей метод управления формацией вокруг резиденции.

— Он уже ушел? Тогда мне придется его догнать! — Быстро подсчитав, Ло Сюаньцин понял, что Чжан Сюань, скорее всего, уже уехал.

Поэтому Ло Сюаньцину пришлось немедленно улететь в направлении клана Чжан без каких-либо колебаний.

« Этот безумец...», не ожидая, что Ло Сюаньцин придет посреди ночи, поднимет столько шума и уйдёт, Шуй Цяньжоу потеряла дар речи.

Надо быть полной дурой, чтобы влюбиться в человека, которому недостает зрелости!

В конце концов, Чжан Сюань, по её мнению, был единственным, кого можно было считать совершенным.

Что ж, он был бы еще более совершенен, если бы его слова могли быть более приятными... но опять же, гении, как правило, имеют чрезвычайно индивидуалистические личности, и она была совершенно согласна с его личностью …

Не обращая внимания на фыркалье Шуй Цяньжоу, Ло Сюаньцин мчался три дня и три ночи, пока последняя капля чжэньци в его теле не иссякла. Но даже так, он все равно не смог найти никаких следов Чжан Сюаня и других.

Вскоре он совсем обессилел, и ему ничего не оставалось, как остановиться, а в следующее мгновение изо рта у него хлынула кровь.

Он слишком сильно разозлился и полностью забыл о своём физическом состоянии, но как только он остановился, он почувствовал, как слабость быстро поглотила все его тело, и он едва не падал в обморок.

Даже будучи экспертом Святого 8-дана, он не мог целых три дня летать без отдыха.

Не говоря уже о том, что испытанный и м в последнее время шок также погрузил в смятение и его чженьци. Если бы не крепкий фундамент его развития, его культивация могла бы сойти с ума.

«Судя по всему, я не смогу их догнать...», сидя на краю обрыва, Ло Сюаньцин тяжело дышал и стиснув зубы размышлял.

Цзянь Циньшэн и Чжан Сюань улетели на воздушном святом звере. Как бы быстро он ни бежал, если после столь долгой погони он не видел их следов, то и маловероятно, что он мог их догнать.

Но ... этот парень не только обманул его, он даже соблазнил его младшую сестру и его богиню! Ему было трудно подавить рвущуюся наружу из сердца ярость, но он хотел ударить того парня так, чтобы тот никогда этого не забыл.

«Должен ли я связаться со своим кланом и попросить их связаться с кланом Чжан, чтобы разобраться с этим парнем?» Вдруг подумал Ло Сюаньцин.

Если он скажет своему клану, что человек, который нравился его младшей сестре, ушел в клан Чжан, они, несомненно, смогут подготовиться, поймать и незаметно убить того парня! Если два сильнейших Клана Мудрецов объединят усилия, то от Чжан Сюаня не останется и следа!

Но почему-то мысль о смерти Чжан Сюаня заставила его колебаться.

«Но первый старейшина также приказал мне сблизиться с ним и избегать конфликтов. Кроме того, он также является прямым учеником Ян Сюаня...». Ло Сюаньцин оказался в дилеме.

Он считал своим долгом выполнить возложенную кланом миссию, а первый старейшина дал ему два четких задания. Одна заключалась в сближении с Чжан Сюанем, а другая – убить парня, в которого влюбилась его младшая сестра.

Но в итоге, оба оказались одним и тем же человеком... должен ли он был дружить с ним или убить?

В то же время он вдруг подумал, что слишком опрометчиво подумал, что именно Чжан Сюань, отправившийся в клан Чжан, понравился его младшей сестре. Хотя это было правдой, что последний тоже был из Академии Гранмдастеров, но это могло быть просто совпадением.

Из-за этих мыслей, Ло Сюаньцин сильно терялся и не знал, как поступить.

В этот момент его брови взлетели вверх. Он щелкнул запястьем, и на его ладони появился жетон связи.

Легонько постучав по нему пальцем, перед его взором предстала несравненно прекрасная и, казалось бы, безупречная фигура.

— Сестренка... разве ты не под домашним арестом у клана? Как тебе удалось связаться со мной? — Ло Сюаньцин широко раскрыл глаза, как только увидел отражение своей младшей сестры и спросил.

На изображении в нефритовом жетоне предстала не кто иная, как его младшая сестра, маленькая принцесса клана Ло!

— Клан может и спрятал меня, но не ограничил мои возможности. — ответила девушка.

Слившись с Глушителем Измерений, она стала понимать суть пространства ни капли не хуже основателя клана. Если бы она захотела, то легко смогла бы развеять печать Первого старейшины без всякого уведомления последнего.

— Какое облегчение! Я хочу кое-что у тебя спросить... — вздохнув с облегчением, Ло Сюаньцин уже собирался спросил, но девушка резко взмахнула рукой.

— Брат, сначала выслушай меня. Даже тогда, когда мы были еще молоды, ты всегда очень любил меня, присматривал за мной на каждом углу, и тайно давала мне то, чего я хотела, и я очень благодарна тебе за это. Сейчас я очень нуждаюсь в твоей помощи, поэтому, пожалуйста, одолжи мне свою силу!

Ло Сюаньцин мог приблизительно понять, что собиралась сказать его младшая сестра, но, глядя в ее умоляющие и отчаянные глаза, он на мгновение заколебался и в конце концов кивнул: — Если это в моих силах, я сделаю все возможное.

Ради своей младшей сестры он готов был даже взобраться на гору клинков или нырнуть в море огня!

Услышав его ответ, на лице Ло Жосинь промелькнуло облегчение. — Как ты знаешь, у меня уже есть возлюбленный... наш клан уже отправил в места, где я скрывалась несколько человек, и я не сомневаюсь, что они попытаются убить его. Я надеюсь, что ты сможешь защитить его. Прошу, никто не должен навредить ему!

— Ты хочешь, чтобы я его защитил? — Глаза Ло Сюаньцина расширились от изумления.

— Да. Он обычный культиватор. Он не должен потерять свою жизнь только потому, что он мне нравится. Это несправедливо!

Она пристально посмотрела на Ло Сюаньцина, и с выжидающим и умоляющим взглядом воскликнула: — Брат, ты знаешь, что я никогда никого ни о чем не умоляла, но только один раз... я умоляю тебя, пожалуйста, защити его!”

— Я... — Ло Сюаньцин непроизвольно сжал кулаки. Он хотел сказать ей, что уже пообещал клану убить этого парня, но в конце концов сдержался в самый последний момент.

В конце концов, он не мог смотреть на несчастную младшую сестру.

Он сделал несколько глубоких вдохов, прежде чем смиренно кивнуть: — Я защищу его.…

— Я знала, что ты лучший! Тогда я доверю его тебе. — На губах девушки расцвела красивая улыбка, как у цветка. — Несмотря ни на что, пожалуйста, позаботьтесь о нем и не позволь никому коснуться его…

— Мне пора. Хотя я могу посылать сообщения, другие могут заметить, что что-то не так, если я буду делать это слишком часто, и это может вызвать ненужные осложнения.

При этих словах силуэт молодой леди начал мерцать, и казалось, что ее образ вот-вот рассеется.

— Подожди минутку! Ты просишь меня защитить его, но ты не сказала, как его зовут и где он. — Хотя он уже выяснил кто тот парень, но он хотел услышать подтверждения у младшей сестры.

— Его зовут Чжан Сюань, и он сейчас в Империи Цинюань… — голос молодой леди был полон нежности и бодрости, но постепенно исчез вместе с ее силуэтом.

«Как я и ожидал!» Услышав подтверждение младшей сестры, Ло Сюаньцин страшно побледнел. — Чжан Сюань…

Даже сам Ло Сюаньцин не мог ясно понять, что он сейчас ощущал, ярость или негодование. Но эти эмоции неумолимо крутились в его голове и сердце, вызывая у него ощущение, что он вот-вот взорвется от них.

— Апчхи!

Посреди неба Чжан Сюань сидел на спине святого зверя и внезапно чихнул. Потирая нос, он смутился.

— Кто-то снова думает обо мне? Став слишком выдающимся, на меня упало столько хлопот…

Глава 1424 – Изучение знака главы Святилища Мудрецов

Он чихал с тех пор, как покинул Святилище Мудрецов. О нём кто-то и настойчиво думал!

«Вот почему я должен все время держаться в тени. В противном случае, если Ло Жосинь поймет, что так много людей любят меня, она расстроится», подумал Чжан Сюань.

И, честно говоря, с тех пор, как он поступил в Святилище Мудрецов, он и в самом деле вел себя гораздо скромнее. Единственный раз он был у всех на виду, когда бросил вызов Башне Грандмастеров.

Он и так уже активно пытался сохранить хладнокровие!

«Как же это утомительно», потирая лоб, подумал Чжан Сюань.

Если бы не его желание держаться в тени, он бы просто уже достал верхнюю часть скелета Злодея. По крайней мере, он бы точно не остановился на вызове Башне Грандмастеров и паре рекордах.

«Вы знаете, как трудно сдерживаться?»

Проведя год за культивированием, он понял, насколько важно не привлекать к себе внимания. Если бы он хвастался своей силой и козырными картами вроде его клона, его бы уже давно убили.

После недолгих раздумий, он взмахнул запястьем, выхватил жетон и начал внимательно его рассматривать.

Это был знак главы Святилища Мудрецов, который он получил от Мудреца Куй.

Первая печать на нём развеялась, когда он получил свою эмблему Грандмастера 8 звёзд. Однако тогда у него не было времени рассмотреть его поближе. Поскольку теперь у него было достаточно времени, это была хорошая возможность изучить изменения.

В этот самый момент знак излучал теплое сияние. Легонько поглаживая его рукой, он сразу почувствовал, как в его сознание вливается воля. Хотя в реальном мире его тело оставалось неподвижным, но он ощущал, как его сознание затягивает в особое пространство.

Ху!

В следующее мгновение он оказался перед Мудрецой Куй, а тот стоял прямо перед ним со слабой улыбкой на губах.

— Ты быстро стал Грандмастером 8 звёзд. Твоя скорость сильно превзошла мои ожидания! — В голосе Мудреца Куи слышался намек на одобрение. — Как далеко ты продвинулся в развитии техники Божественных Глаз Девяти Преисподней? Дай мне взглянуть!

— Что касается этого... честно говоря, я еще не начал развивать это оптическое искусство, — неловко ответил Чжан Сюань.

В этом оптическом искусстве было так много ошибок, что он не мог заставить себя культивировать его. На самом деле, получив его, он даже не потрудился взглянуть на него еще раз.

Услышав эти слова, Мудрец Куй нахмурился. — Если ты не культивируешь её, как ты собираешься снять печати со знака и официально вступить в должность нового главы Святилища?

Чтобы официально стать главой Святилища Мудрецов требовалось развить Глаз Проницательности до уровня Порабощения Демонов, а достичь этого уровня было невозможно без развития оптического искусства.

— Я действительно хочу культивировать его, ведь из-за этой техники... а неважно! У вас с собой есть оптические искусства? Если возможно, я хотел бы взять пару из них для ознакомления! — Опасаясь, что Мудрец Куй не сможет перенести травму, если еще раз подвергнет критике технику, Чжан Сюань перевел тему.

Он мог начать культивирование техники Божественных Глаз Девяти Преисподней только если усовершенствует её до техники Небесного Пути. В конце концов, он не хотел развивать технику, если в итоге станет дальтоником или вообще ослепнет!

— Только мой учитель, Древний Мудрец Бо Шан, смог создать столько глубокую и абстрактную технику. На континенте ты не найдёшь других таких техник! — покачал головой Мудрец Куй. — Какая часть техники тебя смущает? Не стесняйся и спрашивай и я постараюсь объяснить.

— Все в порядке. Я попробую разобраться сам. — покачал головой Чжан Сюань.

Казалось, что, с точки зрения возможностей, Мудрец Куй сильно уступал Древнему Мудрецу Цю У. Раздробленные души последнего могли общаться друг с другом, в то время как Мудрец Куй, стоявший перед ним, явно не знал о его разговоре с Мудрецом Куй внутри испытания Горных Врат.

— Все в порядке? — Недовольно спросил Мудрец Куй. — Что вы хотите этим сказать? Чтобы стать следующим главой Святилища, ты должен культивировать технику! Я потратил много лет на её развитие, и мои прозрения позволят тебе быстро овладеть ею! Или, может быть, ты думаешь, что понимаешь технику лучше меня?

— Старейшина, я не это имел в виду. По правде говоря, у меня есть сомнения, которые я хотел бы прояснить с вами. — Зная, что время Мудреца Куй ограничено, Чжан Сюань не хотел тратить время на разговоры о технике Божественных Глаз Девяти Преисподней. В этот момент он внезапно вспомнил о статуе внутри Внутреннего Святилища, и решил воспользоваться этой возможностью, чтобы получить некоторые ответы.

— Не стесняйся и спрашивай! — Услышав, что Чжан Сюань хочет задать ему вопрос, Мудрец Куй величественно взмахнул рукой за спиной и принял облик могущественного эксперта.

— Если я не ошибаюсь, в вашей скульптуре во Внутреннем Святилище скрыт скелет Потустороннего Демона. Мне любопытно узнать, как вам удалось подавить его ауру, чтобы никто не смог её обнаружить. — Спросил Чжан Сюань.

Он размышлял об этом с тех пор, как покинул Святилище, но не мог найти в этом никакого смысла.

Так как воля Мудреца Куй снова предстала перед ним, у него появилась хорошая возможность найти ответ на этот вопрос.

— Ты знаешь, что в моей статуе скрыт скелет Потустороннего демона? — Глаза Мудреца Куй тут же расширились от удивления. В одно мгновение образ могущественного эксперта, которого он только что создал, разбился вдребезги, и на его лице ясно отразилось недоверие.

— Да. Если я не ошибаюсь, Император Потусторонних Демонов был древней фигурой в вашу эпоху и был известен под именем Злодей. — Уточнил Чжан Сюань.

Учитывая, что Мудрец Куй был одним из последних учеников Божественного Куна, он должен был слышать о Злодее.

— Ты ... знаешь о Злодее? — Щеки Мудреца Куй начались подергиваться.

— Как вам удалось запечатать его верхнюю часть тела в своей скульптуре? — Снова спросил Чжан Сюань.

— Я... — Мудрец Куй был ошеломлен. Услышав утвердительный тон в голосе молодого человека, Мудрец Куй заколебался и глубоко вздохнул. — Поскольку ты уже знаешь об этом, думаю могу рассказать тебе правду. Ты прав, скелет, запечатанный в скульптуре во Внутреннем Святилище, действительно принадлежит Злодею. Много лет назад, когда я впервые нашел его, в нем уже развилась воля. Чтобы предотвратить его воскрешение, я воспользовался силой Божественного Куна и подавил её.

— Силу Божественного Куна?

— Да. Внутреннее Святилище расположено в самом центре формации из Пяти Залов, и, используя слова Божественного Куна и состояние самой земли, я смог полностью подавить его до такого состояния и он никак не мог ответить, — объяснил Мудрец Куй.

Услышав это, Чжан Сюань мысленно пробежался по расположению Внутреннее Святилище относительно Пяти Залов, и действительно, Внутреннее Святилище находилось между ними в самом центре.

Это могло объяснить, почему то место содержало такую насыщенную духовную энергию.

— В прошлом, когда Злодей сражался против Божественного Куна, его сила уже превосходила любого Древнего Мудреца. На пике своего развития он был сущностью, с которой никто из нас не мог сравниться. Чтобы предотвратить его воскрешение, я мог подавить его только использовав все имеющиеся в моем распоряжении средства. — покачал головой Мудрец Куй.

После чего он с сомнением посмотрел на Чжан Сюаня и спросил: — Аура скелета должна была быть совершенно неразличима. Как тебе удалось заметить её, если твой Глаз Проницательности достиг лишь третьего уровня?

До парня к нему приходило несколько глав Святилища, и те намного превосходили парня с точки зрения силы Глаза Проницательности, но даже при этом они не могли заметить присутствие скелета. И все же молодой человек перед ним не только заметил, что в скульптуре что-то есть, он даже смог разглядеть, что именно. Как ему это удалось?

— Мне удалось заметить это только случайно, — небрежно ответил Чжан Сюань.

— Даже если ты это и заметил, послушай меня и даже не пытайся прикоснуться к нему. Даже у культиваторов Святого 9-дана может не хватить сил противостоять ему. — Видя, что Чжан Сюань не хочет слишком много говорить об этом, Мудрец Куй не стал расспрашивать. Тем не менее, он считал, что должен предупредить.

— А что, если у меня хватит уверенности приручить скелет и не дать ему причинить вред? Ничего, если я его вытащу? — Спросила Чжан Сюань.

Учитывая, что он обладал "Книгой Небесного Пути", не говоря уже о том, что "Мозг Злодея" находился под его контролем, он был полностью уверен, что сможет взять под контроль и верхнюю часть его тела. Однако он не был уверен, существует ли какой-нибудь способ заполучить верхнюю часть тела Злодей, не повлекший за собой каких-либо неблагоприятных последствий для Внутреннего Святилища.

— Ты хочешь приручить скелет Злодея? — Услышав эти слова, Мудрец Куй был явно поражен, а затем головой. — Хорошо, что ты намерен внести свой вклад в человечество, но это невозможно. Даже Божественный Кун не смог этого сделать, так как это намереваешься сделать ты?

Глава 1425 – Кто глава Святилища?

Неудивительно, что Мудрец Куй не верил, что Чжан Сюань может это сделать. Если даже Божественный Кун не смог этого сделать, то вряд ли кому-нибудь на Континенте Грандмастеров это бы удалось.

Одного того факта, что Злодей смог поймать Божественного Куна в ловушку, было более чем достаточно, чтобы показать, насколько тот был силен. Учитывая, что Чжан Сюань обладал лишь развитием высшей стадии Великого Владыки, к его заявлению не стоило относиться серьёзно, какими бы средствами тот не обладал.

— Вы мне не верите? — Заметив выражение лица Мудреца Куй, Чжан Сюань усмехнулся и сказал: — Идите за мной!

Произнеся эти слова, он вернул свое сознание обратно в физическое тело и отправился в Гнездо Мириада Антивов. Затем он снова крепко сжал жетон.

Бум!

В Гнезде Мириада Антивов появилась огромная голова. Она тихо парила в воздухе, излучая пугающую ауру.

— Мастер. — Поприветствовал его Злодей.

— Э-это же... — воля Мудреца Куй дико замерцала и едва не рассеялась.

Однажды подавив Злодея, он с легкостью определил, кем было появившееся существо. Хотя массивная голова была небесным артефактом, воля и жизнь внутри нее были несомненно принадлежали Злодею.

Подумать только, легендарный Злодей, который в древности целых три месяца держал в ловушке Божественного Куна, в конце концов, стал служить молодому юноше.…

— Я успешно укротил его сердце, палец и голову и сейчас собираю остальные части. А раз его скелет в Святилище Мудрецов, существует ли способ спокойно достать его? Думаю в долгосрочной перспективе, со мной его будет хранить безопаснее. — Сказал Чжан Сюань.

Естественно, он хотел изъять скелет без вреда для Внутреннего Святилища.

В глубине души ему совсем не нравилось причинять людям вред. Везде, где этого можно было избежать, он старался избегать. Кроме того, как только он станет главой Святилища, можно было сказать, что Внутреннее Святилище также станет его собственностью, а уничтожение своей собственной базы не выглядело хорошей идеей…

— Э-этого... этого не может быть! — Мудрец Куй все еще был потрясен увиденным, и его тело то появлялось, то исчезало.

— Он уже у вас перед глазами, поэтому думаю, вы уже поняли Злодей это или нет. — Видя резкую реакцию Мудреца Куй на голову Злодея, Чжан Сюань не мог не неодобрительно покачать головой.

«Зачем так шокироваться таким мелочам? Вы уверены, что точно один из последних учеников Божественного Куна... у меня складывается ощущение, будто вы старик из деревни, который никогда не видел внешнего мира».

Каким бы грозным и злобным Злодей ни был при жизни, после смерти его разделили на множество частей, и каждая из них не обладала особой силой. Таким образом, то, что ему удалось приручить их, не должно было так сильно шокировать Мудреца Куй.

Прошло некоторое время, прежде чем Мудрец Куй оправился от шока. — Раз ты смог укротить его, думаю, не будет ничего страшного, если скелет окажется у тебя. Однако печать расшифровать довольно сложно, поэтому для тебя это окажется хлопотным…

— Пожалуйста, просветите меня. — Услышав, что существует способ вернуть верхнюю часть тела Злодея, не причиняя ему вреда, Чжан Сюань поспешно сжал кулак.

— Я запечатал скелет Злодея, используя секретное пространственное искусство, и полностью объединил его со своей скульптурой. Если ты хочешь разделить их, ты должен уничтожить его и... — в один момент воля Мудреца Куй начала мерцать и не успев договорить та исчезла без следа.

— Ты... — Чжан Сюань чуть не лопнул от негодования.

«Что, черт возьми, не так с этими предками? Почему все они такие ненадёжные?»

Божественный Кун исчез недоговорив, Древний Мудрец Цю У сделал то же самое, и теперь даже этот Мудрец Куй повторял за ними…

«Это какая-то традиция или они таким образом проявляют своё чувство юмора?»

Хотя Чжан Сюань был подавлен, он знал, что ему не стоило терять самообладание.

Поэтому, почесав нос, он перевёл своё внимание на знак главы Святилища.

После снятия первой печати тот заметно стал более гладким и стал ярче сиять, а по его поверхности можно было сказать, что внутри него содержалась мощная энергия.

«Это ... артефакт Святого ранга высшего уровня?» Глаза Чжан Сюаня загорелись от возбуждения, когда он слегка погладил пальцем поверхность знака.

Он не был точно уверен, что это был за предмет, но был уверен, что намного сильнее и прочнее его Меча Линсюй.

Если бы они оба столкнулись, то раскололся скорей всего именно меч Линсюй... уже по одному этому было видно, что знак как минимум достиг Святого ранга высшего уровня.

Но, возможно, это было связано с присутствием печати, но внутри знака Чжан Сюань не ощущал и капли духовности. Единственным его уникальным свойством была упругая наружность и особенно острый кончик.

Тем не менее, он все еще мог высвободить исключительную мощь если им воспользоваться в правильной ситуации.

Даже культиватор Святого 8-Дана был бы загнан в угол от такого мощного артефакта! Должным образом воспользовавшись знаком, Чжан Сюань мог убить даже Лазурного Дракона из Преисподней!

«Как и следовало ожидать от личного артефакта главы Святилища, это было действительно необычное сокровище.»

«Интересно, что произойдёт со знаком, когда я сниму вторую печать…».

Изменения внутри знака после вскрытия его первой печати уже сами по себе были огромным сюрпризом, поэтому Чжан Сюань не мог не задаться этим вопросом.

Пока Чжан Сюань беседовал с Мудрецом Куй и внимательно изучал символ главы Святилища, в главный зал, где жили поколения глав Святилища Мудрецов и их заместители глав святилища, начали прорываться яркие лучи солнца, и по всей площади раздавался торопливый звон колокола.

— Что происходит? — Чжан Тяньчэн, Гэ Сунь и многие другие старейшины ворвались в зал и громко восклицали от изумления.

Зал представлял собой власть в Святилище Мудрецов и никто и никогда не смел здесь дурачиться. Что же могло случиться такого, что вызвало такой переполох?

— Он исходит от скульптур предыдущих глав Святилища! — воскликнул один из старейшин.

Все поспешно повернули головы и что многие скульптуры бывших глав Святилища Мудрецов в унисон качали головами. Оглушительный звон эхом отдавался от них.

— Дрожь скульптур должно быть отражает ... их шок? Но что могло случиться? — Удивленно пробормотал Гэ Сунь.

Каждый глава Святилища был первоклассным экспертом и обладал опытом и проницательностью, намного превосходящей любого другого культиватора на Континенте Грандмастеров. Невозможно себе представить, что за крупное происшествие могло привести их в такое состояние.

Это было немыслимо!

— Может ли это означать... что на поверхность всплыл знак главы Святилища? — Внезапно в голову Чжань Тяньчэну ворвалась мысль и он побледнел.

— Знак главы Святилища? Ты хочешь сказать, что в Святилище Мудрецов скоро появится следующий настоящий глава?

Многие старейшины тут же повернулись к Чжань Тяньчэну.

Только истинный кандидат в главы Святилища имел право владеть и держать знак главы Святилища Мудрецов. Если артефакт всплывал, это означало что где-то среди студентов появился кандидат на эту должность.

— Точно... этот человек должен был получить одобрение Мудреца Куя и успешно снять одну из печатей. В противном случае, я не понимаю, от чего могла произойти такая суматоха, — пояснил Чжань Тяньчэн.

— Но чтобы стать главой, нужно обладать Глазом Проницательности! Кто бы это мог быть?

Лица присутствующих покраснели от волнения.

Каждый раз, когда появлялся настоящая глава Святилища Мудрецов, общая сила всех членов Святилища Мудрецов поднималась на качественно новый уровень. Все присутствующие про себя радовались, что в Святилище Мудрецов появился кандидат на место главы, поэтому что он мог качественно повлиять на их силу и особенно в эту эпоху, которая выглядела как затишье перед бурей!

— Мы не узнаем кто именно кандидат, пока он не снимет все печати со знака... — мрачно произнёс Чжан Тяньчэн.

По традиции кандидат на пост главы Святилища Мудрецов скрывал свою личность до церемонии инаугурации. Это служило средством защиты, чтобы следующий глава Святилища Мудрецов набирался опыта и силы.

Учитывая огромную суматоху в зале, у них сложилось мнение, что кандидат получил одобрение предыдущих глав, но тот факт, что он еще не раскрыл свою личность, вероятно, означал, что он еще не был полностью готов официально признать себя новым главой Святилища Мудрецов…

Мгновение спустя Чжань Тяньчэн отдал указание: — Идите и проверьте, кто недавно прорвался к Святому 8 дана или стал Грандмастером 8 звёзд…

Как заместитель главы святилища, он знал о различных условиях, необходимых для снятия печатей на знаке главы Святилища.

Один из старейшин быстро вышел из зала и вскоре вернулся с недоверчивым выражением на лице.

— Ученик Мастера Яна, Фэн Цзыи ... бросил вызов Башне Грандмастеров и преуспел!

Глава 1426 – Врожденная Святость

— Фэн Цзыи тоже справился с Башней Грандмастеров?

В зале воцарилась мертвая тишина.

За несколько десятков тысячелетий, прошедших с момента создания Башни Грандмастеров, только троим удалось пройти это испытание. И что же произошло в последнее время? Два претендента прошло испытание!

— Сколько он там пробыл? — не удержавшись спросил один из старейшин.

Чжан Сюань потратил примерно пятнадцать минут, так сколько времени понадобилось Фэн Цзыи?

— Почти целый день, — ответил вернувшийся старейшина.

— День... его рекорд ниже, чем у Чжан Сюаня, но его результат всё равно выделяется. Учитывая, что воля прошлых глав Святилища начала реагировать сразу после того, как он стал Грандмастером 8 звёзд... возможно, он и был кандидатом? — Сделал вывод Чжань Тяньчэн.

— Такое возможно.

Остальные старейшины согласно закивали.

Хотя Чжан Сюань и быстро прошел Башню Грандмастеров, но статуи в этом зале никак на это не отреагировали. С другой стороны, как только Фэн Цзыи спросился с испытанием, статуи отреагировали дрожью. Может быть, он получил признание Мудреца Куй и стал единственным кандидатом на пост главы святилища?

— Но, учитывая, что Фэн Цзыи является прямым учеником Мастера Яна, вопрос времени, когда он вернется в штаб-квартиру Павильона Грандмастеров. Почему Мудрец Куй выбрал его?

— Я не знаю. Однако нам не постичь мудрость Мудреца Куй, и, возможно, он увидел что-то далеко за пределами нашего взора.

— Честно говоря, если бы в этом поколении и появится глава Святилища, я бы больше надежд возложил именно на Чжан Сюаня. Согласно поим сведениям, он старший Фэн Цзыи, и в целом продемонстрированные им потенциал и способности сильно превосходят других студентов.

— Одно из требований, предъявляемых к кандидату на пост главы Святилища – Глаз Проницательности. Каким бы талантливым ни был Чжан Сюань, даже если он и сравнится с маленькой принцессой клана Ло, но если он не обладает Глазом Проницательности, он ничего не сможет сделать.

— Верно…

Старейшины хмурились, горячо обсуждая эту тему между собой.

И Чжан Сюань, и Фэн Цзыи были возможными кандидатами на пост главы Святилища Мудрецов. Точно никто из присутствующих не мог определить кто из них кандидат, но многие склонялись в сторону Фэн Цзыи.

— Думаю, что скорей всего это Фэн Цзыи. Чжан Сюань, скорее всего, станет преемником Мастера Яна, поэтому Фэн Цзыи может легко занять место главы Святилища Мудрецов.

В конце концов, Чжань Тяньчэн сказал: — Хорошо, хватит это обсуждать. Мы определили количество потенциальных кандидатов на пост главы святилища до двух человек. Ничто из того, что мы тут увидели не должно просочиться наружу. Кроме того, никто из вас не должен проявлять неуважение к ним обоим и по возможности удовлетворять все их просьбы.

Старейшины кивнули. — Конечно!

Клан Чжан находился далеко от Святилища Мудрецов. Даже верхом на Святом звере, Цзянь Цяньшэну потребовался месяц, чтобы добраться туда.

Имея много свободного времени и закончив изучать знак главы Святилища, Чжан Сюань начал укреплять свою культивацию.

На это у него ушло целых три дня, и после этого он провел еще пару дней, восстанавливая свое физическое тело и Первобытный Дух. Потом он вдруг понял, что совершенно не знает, что ему делать.

В конце концов, он потратил большую часть своего времени на обсуждение мистерий меча с Цзянь Циньшэном, и последний извлек большую пользу от его уникальных и острых прозрений относительно них.

В этой неторопливой атмосфере двадцать дней пролетели как один миг.

— Мы доберемся до клана Чжан примерно через два дня. — Изучая извилистый горный хребет и длинные реки под ними, Цзянь Циньшэн быстро определил их местоположение и начал немного волноваться.

Еще два дня, и он сможет очистить своё имя от унижения, от которого страдал всё это время. Он будет в состоянии втоптать надменного и хвастливого Святого Меча Синмэн. Одной мысли об этом было достаточно, чтобы по его телу пробежали волны возбуждения.

— Если мы ворвемся на собрание клана Чжан и бросим им вызов по такому торжественному поводу, не будет ли это считаться нарушением приличия Грандмастеров? — спросил Чжан Сюань у Цзянь Циньшэна.

Как бы ему ни хотелось преподать урок клану Чжан, он прекрасно понимал, что был и остаётся Грандмастером. Он должен был внимательно следить за своим положением и действовать в рамках приемлемости обществом.

— Сказать по правде, не я инициировал этот вызов. Напротив, именно они пригласили меня. Собрание клана Чжан это больше, чем просто сбор всех членов клана Чжан. С помощью собрания клан Чжан укрепляет свой престиж и влияние как сильнейшего Клан Мудрецов на континенте! — Холодно хмыкнул Цзянь Циньшэн.

Клан Чжан обычно рассылал приглашения на собрания других кланов.

Мотив был прост - показать остальному миру подавляющую мощь клана Чжан!

В прошлом Цзянь Циньшэн, несомненно, стал бы не более чем ступенькой на пути к репутации клана Чжан. Но теперь, когда на его стороне стоял Чжан Сюань, единственный в своем роде гений, который успешно овладел двумя Воплощениями Меча, кто из молодого поколения клана Чжан мог с ним сравниться?

— Они рассылают приглашения всем крупным фракциям? — С недоумением спросил Чжан Сюань.

— Я не уверен точно, но скорей всего да. В прошлом на каждое своё собрание они приглашали много людей из всех слоёв общества. На них присутствовали и Демонические Музыканты, Фармацевты, Кузнецы, Укротители Зверей... большинство профессиональных гильдий получили пару приглашений, и они отправили своих самых выдающихся юниоров. Хотя их всех приглашали под предлогом понаблюдать за собранием, но на самом деле, они специально всех собрали, чтобы понаблюдать за спорами молодого поколения.

Даже если Цзянь Циньшэн не любил клан Чжан, он все равно не мог не заметить: — Хотя очевидно, что они использовали собрание клана как платформу для хвастовства, с их силой действительно стоит считаться. В молодом поколении просто слишком мало тех, кто может сравниться с членами молодого поколения клана Чжан.

— Большинство гильдий тоже получили пару приглашений? — В этот момент Чжан Сюань не мог не вспомнить, что он слышал от Би Хунъинь в прошлом.

В день рождения вундеркинда клан Чжан пригласил довольно много известных деятелей из разных профессий, и ее учитель оказался одним из них.

— Предыдущее собрание клана Чжан состоялось двадцать лет назад, во время празднования месячного юбилея юного вундеркинда. Тогда несколько моих учеников были побеждены одним человеком. — Вспоминая прошлое, на лице Цзянь Циньшэна появилось горькое выражение.

Перед всего одним прямым учеником Святого Меча Синмэна все его ученики были полностью беспомощны, и этот инцидент действительно разорвал его достоинство на множество кусочков.

Эта мысль не выходила у него из головы все эти годы, яростно будоражила его и не давала покоя.

Если бы не встреча с Чжан Сюанем, велика вероятность, что он никогда в жизни не смог бы отомстить.

— Празднование первого месяца юного вундеркинда... Кстати, раз уж вы присутствовали на предыдущем собрании клана, вы видели юного вундеркинда? — Спросил Чжан Сюань.

— Конечно! Хотя он был еще младенцем, его окутывал величественный воздух, словно в него вливалась сущность небес. Одного на него взгляда хватило, чтобы всё моё тело начало дрожать и мне тогда стало стыдно за свою силу.

Вспоминая ситуацию двадцатилетней давности, Цзянь Циньшэн не мог не погрузиться в глубокие размышления. — На самом деле, я просто не могу понять, почему Святому Мечу Син так повезло. Он не только обладает удивительными способностями в мече, он также уверен, что обладает способностью даровать рождение. Могу уверенно тебе заявить, что никогда в жизни не видел более талантливого мальчика!

— Ребенок, которому едва исполнился месяц... Каким талантом он тогда мог обладать? Не слишком ли вы преувеличиваете? — Помрачнев спросил Чжан Сюань.

Если бы этот ребенок действительно был таким выдающимся, каким его представлял Цзянь Циньшэн, его имя уже разнеслось бы по всему континенту. Почему тогда он ни разу не появлялся на публике?

—Преувеличиваю? — Цзянь Циньшэн покачал головой. — Это совсем не так.

— О?

— Это мои истинные ощущения. Если ты мне не доверяешь ... тогда скажи. Ты когда-нибудь слышал о Врожденной Святости ? — Спросил Цзянь Циньшэн.

— Врожденной Святости? — Чжан Сюань нахмурилась, не совсем понимая, о чем идет речь.

— Это относится к человеку, рожденному с развитием Святой сферы, — сказал Цзянь Циньшэн.

— Рожденный с развитием Святой сферы? Как это может быть? — ахнул от изумления Чжан Сюань.

Ему потребовалось немало усилий, чтобы стать Святым, а сам факт, что на это ушло больше полугода, говорил о многом! И все же, в мире действительно существовали люди, которые родились с такой культивацией? Неужели небеса так предвзято относились к таким людям?

По крайней мере, он не знал ни одного такого человека, и это включая саму Ло Жосинь.

— Да. Я тоже не мог поверить в это, когда увидел в первый раз, но правда такова, — глубоко заметил Цзянь Циньшэн.

В этот момент он не мог не вспомнить кое-что, и он заметил: — Может показаться странным, тем более, что молодому вундеркинду был всего месяц, когда я его увидел, но я должен сказать, что вы в чем-то похожи…

Глава 1427 – Это он?

— Я похож на молодого вундеркинда? — Чжан Сюань на мгновение вздрогнул, а потом покачал головой. — Как такое возможно?

Он уже проверил это с помощью эссенции крови Чжан Цзюсяо, и уже убедился, что он не был членом клана Чжан.

Кроме того, если он действительно был юным вундеркиндом клана Чжан, как он мог оказаться сиротой в Королевстве Тяньсюань и никто так и не искал его?

Более того, тот факт, что юный вундеркинд был рождён с развитием Святого, еще больше опровергал эту гипотезу. Чжан Сюань все еще помнил, что когда прибыл в этот мир, тело бывшего владельца обладало развитием лишь Бойца 3 дана, так как же он мог быть молодым вундеркиндом?

Юный вундеркинд может и был благословлён небесами... но что с того?

Он позаботится о том, чтобы любой, кто посмеет отобрать у него Ло Жосинь, в конечном итоге будет ползать по полу и собирать свои зубы!

— Я не говорю, что ты из клана Чжан, просто твой взгляд очень похож на взгляд мальчика, которого я видел тогда. Но учитывая, сколько времени уже прошло, моя память может меня уже подводит. — тихо усмехнулся и покачал головой Цзянь Циньшэн.

Учитывая талант юного вундеркинда, его наверняка поставят под самую строгую охрану клана Чжан и подвергнут строжайшему воспитанию. Ни за что на свете ему не позволили бы выйти за пределы клана и стать свободным культиватором!

Клан Чжан никогда бы этого не допустил!

Пока Цзянь Циньшэн болтал с Чжан Сюанем на спине воздушного святого зверя, к окутанному облаками клану Чжан быстро приближалась фигура и вскоре оказалась у порога клана.

Фигура протянула свиток с именем и сжала кулак.

— Дворецкий Ян Сюаня Ху Ивэй просит аудиенции у главы клана Чжан!

Это был именно тот самый человек, который ранее соперничал с Сунь Цяном за место настоящего дворецкого Ян Сюаня, Ху Ивэй.

В этот момент он выглядел совершенно измученным, и даже его аура казалась немного неустойчивой.

Покинув Святилище Мудрецов, он не побежал искать Ян Сюаня, а направился к клану Чжан. Можно сказать, что он летел без отдыха почти целый месяц.

— Подождите минутку! — Услышав, что посетителем был Ху Ивэй, один из стражников поспешно убежал за ворота и вскоре вернулся, чтобы сопроводить Ху Ивэя. — Старейшина, сюда, пожалуйста!

Ху Ивэй последовал за стражником во двор и после нескольких поворотов оказался в довольно просторной комнате.

В комнате на главном сиденье сидел мужчина средних лет с усталым выражением лица. Увидев Ху Ивэя, мужчина средних лет протянул руку и сказал: — Брат Ху, мы давно не виделись. Пожалуйста, присаживайся.

— Отдаю дань уважения Святому Мечу Син! — Не осмеливаясь проявлять небрежность даже после приглашения, Ху Ивэй почтительно сжал кулак и поклонился.

Он был Мастером Яда 9 звёзд и мог учинить разрушения взмахом руки, но перед данным человеком он не смел проявлять своё эго.

Даже если оставить в стороне искусство владения мечом, просто с точки зрения боевого мастерства, он был далек от сравнения с этим мужчиной.

— Не нужно церемониться! — Тут же махнул рукой мужчина.

— Я прибыл сюда, чтобы спросить о местонахождении своего мастера. Полгода назад, когда я с ним расстался, он сказал, что направляется в клан Чжан. — Ху Ивэй поднял голову и спросил: — Могу я узнать, здесь ли он сейчас?

—Мастер Ян действительно здесь, но сейчас он в уединении. Боюсь, сейчас никто не сможет с ним встретиться, — ответил мужчина средних лет.

— В уединении? — Услышав эти слова, на лице Ху Ивэя промелькнуло беспокойство. Казалось, он хотел что-то сказать, но не знал, с чего начать.

— Что случилось? Расскажи... — прочитав по лицу Ху Ивэя, о чём тот думал, мужчина средних лет нахмурился.

Ху Ивэй мгновение поколебался, а затем, стиснув зубы заговорил: — Совсем недавно я нашел талантливого молодого человека, которому немного за двадцать, и хотя я не слишком уверен в этом, но я смутно почувствовал присутствие Врожденного Яда, который я посадил двадцать лет назад!

— Врождённый Яд? — Услышав эти слова, мужчина средних лет немедленно вскочил на ноги, и его тело безостановочно задрожало. Не в силах поверить в то, что только что услышал, он с тревогой спросил: — Ты уверен?

— Прошло много лет с тех пор, как я подбросил этот яд, и он стал чрезвычайно слаб, но все же я узнал его. Я совершенно уверен в этом, — утвердительно кивнул Ху Ивэй.

— Как его зовут, и где он сейчас? — взволнованно спросил мужчина средних лет.

Его прежнее самообладание исчезло без следа, а голос стал резче.

— Его зовут Чжан Сюань, и в настоящее время он находится в Святилище Мудрецов, — ответил Ху Ивэй.

— Чжан Сюань? Имя немного искажено, но фамилия по-прежнему Чжан. — Мужчина средних лет на мгновение нахмурился, а затем ему в голову пришла какая-то мысль, и глаза его загорелись от волнения. — Должно быть, это он. Сомнений быть не может—это он! Скорей, пригласи его в клан Чжан.…

На полуслове Ху Ивэй прервал его: — Нет, это займет слишком много времени. Я сам туда пойду!

Произнеся эти слова, он спустился со своего места, выхватил жетон связи и послал через него сообщение. Вскоре к ним в смятении подлетела женщина средних лет.

Хотя возраст оставил на ней свои следы, но она по-прежнему была красива, что отражалось на её лице и фигуре.

Вдобавок ко всему, она обладала острым нравом и напоминала собой обнаженный меч, который в одно мгновение мог разрубить любого надвое.

Святой Меч Мэн, Ван Мэнъя!

— Есть новости о нем? Это правда? — С покрасневшими глазами спросила Святой Меч Мэн, как будто боялась поднять свои ожидания только для того, чтобы все снова обрушилось на нее.

Мужчина средних лет кивком головы указал на Ху Ивэя и сказал: — Брат Ху сказал, что он столкнулся с талантливым молодым человеком двадцати лет, в Святилище Мудрецов, и почувствовал в нём Врожденный Яд.

Святая Меча Мэн с тревогой посмотрела на Ху Ивэя, ища подтверждения.

— Мадам, клянусь небом, всё что я сказал - правда. — Ху Ивэй низко поклонился Святой Меча Мэн и быстро повторил то, что сказал ранее.

К концу рассказа тело Святой Меча Мэн уже неудержимо тряслось, а глаза блестели от слез. С хриплым голосом, она повернулась к мужу и с волнением заговорила: — Это должен быть он, это определенно он! Я отправляюсь в Святилище Мудрецов прямо сейчас. Ты пойдешь со мной?

— Конечно пойду! — Воскликнул мужчина средних лет.

— Собрание кланов вот-вот начнется. Ты не боишься, что твой старый предок рассердится, если тебя, главы клана, не будет? — Спросила Святая Меча Мэн.

— Мы стольким пожертвовали ради клана, что, по крайней мере, имеем право на такой эгоизм! Мы искали его столько лет, и это единственный раз, когда мы получили конкретные новости о его местонахождении. Если кто-нибудь остановит меня, клянусь, я разрежу его на куски! — Мужчина средних лет яростно отмахнулся рукой, и от него высвободилась яростная аура.

Его аура меча, казалось, была готова взмыть в небеса и пронзить бескрайнее небо.

— Действительно, мы уже достаточно сделали для клана... с тех пор прошло много лет, и мы до сих пор не знаем, хорошо ли он живет или голодает. — В этот момент Святая Меча Мэн поняла, что не может больше сдерживаться, и тихо опустила голову.

Капли слез потекли по её щекам.

Увидев это, мужчина средних лет обнял жену за плечи и сказал: —Пойдём.

Затем, он взмахнул свободной рукой.

Бум!

Раздался яростный рев, и прямо перед ними появился святой зверь. Одним прыжком Святая Меча Мэн и Святой Меч Син вскочили ему на спину.

— Брат Ху, я надеюсь, ты сможешь сохранить в тайне то, что только что сказал. Кроме того, я надеюсь, что ты также сохранишь наше местонахождение в тайне! — Стоя на спине воздушного зверя, мужчина средних лет сжал кулак.

— Святой Меч Син, будь уверен. Я ни слова не скажу об этом! — кивнул Ху Ивэй.

Он знал, что невероятно могущественная пара, сейчас стоявшая на спине зверя, наверняка будет преследовать его до конца света, пока не убедятся, что он мертвым лежит в своей могиле, если он хоть передаст хоть одно слово из недавнего разговора, поэтому тут же согласился.

— Благодарю. Если тот парень тот, кого мы ищем, мы оба найдём тебя и должным образом отблагодарим, — сказал мужчина средних лет. — Кроме того, тебе не нужно беспокоиться о Мастере Яне. В настоящее время он работает в клане Чжан, и я могу с уверенностью сказать, что его безопасность гарантирована. Ты можешь спокойно остаться здесь. Я уже передал ему, что ты здесь.

— Спасибо, Святой Меч Син! — Сжал кулак и поблагодарил Ху Ивэй.

Мужчина средних лет кивнул и слегка притопнул ногой.

Хула!

В следующее мгновение святой зверь устремился к горизонту, направляясь к Святилищу Мудрецов.

Вскоре они увидели святого зверя, летящего в противоположном от них направлении.

Узнав святого зверя, мужчина средних лет сдвинул брови.

— Это же зверь Облачного Света Цзянь Циншэна!

Глава 1428 – Пять классификаций владения мечом

— Цзянь Циньшэн, этот упрямый парень? Давайте облетим его. Если мы столкнемся с ним, то потеряем много времени. А я хочу как можно быстрее встретиться с Чжан Сюанем.

Святая Меча Мэн кивнула.

— Хорошо.

Зная, что встреча с Цзянь Циньшэном, вероятно, всколыхнет все их старые обиды и значительно задержит их, мужчина средних лет слегка притопнул ногой.

Их святой зверь сразу же нырнул в облака и исчез.

— Хмм?

В комнате на спине Зверя Облачного Света, на лбу Цзянь Циньшэна внезапно появилась глубокая морщина.

— Что случилось? — Спросил Чжан Сюань.

При обычных обстоятельствах никто не стал бы постоянно поддерживать свое духовное восприятие, поэтому он не заметил, как святой зверь впереди них нырнул в облака.

— Похоже, что с нашего пути ушел довольно мощный воздушный зверь. — ответил Цзянь Циньшэн. — Ладно, хорошо, что он нас не заметил, иначе у нас появились бы большие неприятности.

Как глава клана Чжан, Святой Меч Син имел несколько мощных святых зверей, и тот, на котором он сейчас улетал, оказался одним из тех, о котором не знал Цзянь Циньшен. Кроме того, они были довольно далеко друг от друга, поэтому он не мог точно узнать, кто именно летел на том звере.

Но Цзянь Циньшэн был уверен в одном, зверь, который только что улетел с их пути, был намного сильнее его собственного Зверя Облачного Света.

А если тот развернулся, то Цзянь Циньшэн пришел к одному объяснению – тот попросту их не заметил. В противном случае их ждала бы тяжелая битва.

Даже если его культивация достигла сферы Святого, и он мог свободно летать без страха упасть на землю. Если бы можно было избежать драки, то лучше было бы это сделать.

— Нам сильно повезло! — Поняв это, Чжан Сюань вздохнул с облегчением.

Решив не обращать слишком много внимания на святого зверя, который был на их пути ранее, Цзянь Циньшэн быстро определил их местоположение и усмехнулся: — Мы не слишком далеко от клана Чжан. Ускорившись, мы прибудем к ним спустя полдня.

— Старейшина Цзянь, поскольку мы собираемся столкнуть гениев клана Чжан во владении мечом, могу я узнать, сколько таких гениев в их клане и какое Воплощение Меча они постигли? — Спросил Чжан Сюань.

Знай свою силу и своего противника, и ты одержишь сотню побед в сотне войн! Он не думал, что с ним мог кто-то сравниться на одном уровне развития, но все же ему следовало действовать осторожно. В противном случае, если он потерпит поражение от маленькой картошки фри... будет ли у него право бросать вызов юному вундеркинду и соперничать за руку Ло Жосинь?

Он приезжал в клан Чжан только с одной целью - установить господство!

Поэтому не должно было произойти ничего неожиданного!

Даже если этот юный вундеркинд появится на собрании клана, он должен был позаботиться, чтобы тот узнал о его силе.

— В настоящее время среди молодого поколения клана Чжан, самым глубоким пониманием меча обладает Чжан Сюй. Святые Меча Синмэн однажды предложили ему указания и именно этот парень, ранее приходил в мою резиденцию и хотел получить доступ в мою библиотеку, но я его прогнал.

— Чжан Сюй? — Чжан Сюань на мгновение задумался, а затем кивнул.

Он слышал о ссоре между Чжан Сюй и Цзянь Циньшэном от Шуй Цяньжоу, и именно из-за этого инцидента он подумал, что Цзянь Циньшэн был эксцентричным человеком.

Но теперь Чжан Сюань считал, что всё произошло не по наитию. Учитывая глубокую вражду между ним и главой клана Чжан, вполне естественно, что он не слишком любил отпрысков клана Чжан.

— В общей сложности Воплощения Меча можно разделить на пять основных классификаций. Разрушительное атакующее искусство старого Мастера Меча и неприступное защитное искусство предка Люшуй основаны на атаке и защите. Кроме этого, существуют еще и Воплощения Ловкости, Скорости и Пустоты, — мрачно объяснил Цзянь Циньшэн.

— Пустоты? — Услышав иностранный термин, Чжан Сюань недоуменно изогнул бровь.

Он мог приблизительно понять, что означали скорость и ловкость, но пустота?

— Честно говоря, я сам полностью не понимаю, что оно из себя представляет. На сегодняшний день воплощения этого типа считаются чем-то вроде легенды среди практикующих. Ходят слухи, что Божественный Кун постиг это воплощение, и всего лишь случайный взмах его клинка, даже если взмаху не хватало скорости и силы, его удар все равно, каким-то необъяснимым феноменом, легко преодолевал атаку соперника. — Объяснял Цзянь Циньшэн.

— Только то, что действительно не существует, может считаться пустым. Если моя догадка меня не подводит, то для того, чтобы постичь Воплощение Пустоты, нужно соединить вместе остальные четыре Воплощения. Однако для того, чтобы постичь хотя бы одно Воплощение, практикующему меча требовалась целая жизнь. А чтобы понять четыре сразу ... честно говоря, я не знаю, кто в мире сможет это постичь кроме Божественного Куна.

Чжан Сюань кивнул.

Он постиг два типа Воплощения Меча, и был уверен, что с точки зрения понимания меча не уступал Цзянь Циньшэну. Хотя описание было очень расплывчатым, он все же сумел составить приличную картину того, о чем тот говорил.

Хотя Воплощение Меча считалось высшим уровнем понимания мистерий меча, это не означало, что на этом путь практика меча заканчивался. Те, кто достиг Воплощения Меча, понимали, что у каждого пути имелись ограничения, и что над ними возвышался еще один пик. Поэтому Чжан Сюань полагал, что Воплощения Меча типа Пустоты подтолкнёт практикующего меч к этой вершине.

— Члены клана Чжан специализируются на Воплощении Меча типа Скорости. Все их техники меча поднимают их скорость до пределов, и для них время словно останавливается. Именно из-за этого на континенте так сильно боятся практикующих меч клана Чжан.

— Скорости? — Помрачнев спросил Чжан Сюаня.

Уникальная родословная клана Чжан была способна контролировать течение времени и он сам уже испытал это на себе.

Скорее всего, Скоростное Воплощение имела какое-то отношение к их уникальной родословной.

Из всех боевых искусств в мире любую силу можно было преодолеть, но только истинная скорость оставалась непобедимой!

Скорость всегда оставалась решающим фактором, от которой зависел ход сражения.

Например, насколько бы сильна не была техника Меча Разделяющего Моря Чжан Сюаня, она требовала длительной подготовки. А если он столкнётся с противником, который будет передвигаться на чрезвычайно высокой скорости, то в разгар подготовки техники его могли прервать.

— Верно. Скорость их меча разрушает границы времени, поэтому даже с помощью техники Текучей Воды невозможно защищаться бесконечно. Кроме того, из-за их абсолютной скорости, контратаковать чрезвычайно сложно. Именно из-за этого мои ученики в прошлый раз трагично проиграли. — качая головой объяснил Цзянь Циньшэн.

Хотя он знал, в чём лежит основа искусства меча клана Чжан, он так и не смог придумать надежного способа преодолеть его.

— В таком случае разве их можно победить? — Нахмурился Чжан Сюань. — Если даже вы совершенно беспомощны против техник клана Чжан, то даже если я немного сильнее вас, я ведь тоже не смогу их победить, верно?

— Победить нелегко, но это определенно не невозможно. Не говоря о Воплощении Пустоты, остальные четыре типа тоже могут побеждать друг друга. Конечно, с помощью атакующего Воплощения будет трудно противостоять скоростному Воплощению клана Чжан. Однако, если ты будешь использовать еще и защитное Воплощение, думаю ты сможешь легко подавить их. — Сказал Цзянь Циньшэн.

С другой стороны, Чжан Сюань в замешательстве нахмурился.

Всего лишь мгновение назад он чувствовал, что ему будет трудно добиться победы, потому что ему просто потребуется слишком много времени, чтобы набрать достаточную инерцию для высвобождения силы своей техники. Как ему могла помочь техника Текучей Воды?

— Ты загнал себя в угол своими размышлениями! — Увидев, что даже обычно уверенный молодой человек начал думать о глупостях, Цзянь Циньшэн не мог не усмехнуться. — Естественно, что с помощью техники Текучей Воды ты не сможешь долго противостоять Воплощению клана Чжан, но все, что тебе нужно - просто задержать противника на несколько вдохов! Если за это время ты сможешь собрать достаточную силу и применить технику старого Мастера Меча, то ты легко победишь!

— Скоростное Воплощение Меча сильно, но и оно имеет свои недостатки. Оно не может проявить достаточной силы, чтобы в мгновение пробить защитный барьер техники Текучей Воды!

Чжан Сюань широко раскрыл глаза и залился смехом.

«Вот оно! Я думал о двух Воплощениях Меча как об отдельных сущностях, поэтому не учел этот момент».

Если бы он объединил преимущества обоих типов Воплощения Меча, его боевая сила поднимется на качественно новый уровень!

Жесткая защита искусства Текучей Воды и сокрушительная сила техники старого Мастера Меча…

Если он купит себе достаточно времени и сможет применить Меч Разделяющий Моря, то как бы быстро не двигался его противник, он не сможет выдержать натиска его Ци Меча!

Глава 1429 – Прибытие в клан Чжан!

— Поэтому, сражаясь с представителями клана Чжан, ты можешь использовать технику Текучей Воды для защиты, и в то же время готовиться контратаковать своим Мечом Разделения Морей. А когда ты применишь технику, даже Чжан Сюй будет трудно справиться с тобой. — Сказал Цзянь Циньшэн.

Хотя никто из его учеников не мог справиться с практикующими мечами клана Чжан, Чжан Сюань мог это сделать.

Как человек, постигший два различных типа Воплощения Меча, молодой человек обладл куда большими возможностями, чем он сам. Если юноша смог бы безупречно объединить два Воплощения Меча, никто одного с ним уровня не смог бы его победить.

Даже если юноша столкнется со Святым Мечом Синмэн, который понизит своё развитие до его уровня, Цзянь Циньшэн был уверен, что в итоге победителем останется сам Чжан Сюань!

Если только Святому Мечу Синмэн не удалось постичь второе Воплощение Меча, ведь только в таком случае у него имелись бы шансы против Чжан Сюаня.

— Тем не менее, я напомню тебе, что Чжан Сюй самый сильный практик меча из клана Чжан, который поступил в Святилище Мудрецов, поэтому он не обязательно может быть лучшим практиком меча в клане Чжан. Не недооценивай их.

В этот момент, Цзянь Циньшэн сильно помрачнел. — Особенно это касается юного вундеркинда клана Чжан. Никто о нём ничего не знает, и если я не ошибаюсь, то скорей всего он явится на это собрание. В конце концов, клан Чжан может воспользоваться возможностью и прямо перед свадьбой с молодой принцессой клана Ло создать пугающую репутацию своему вундеркинду.

— Появится?

— Да. Прошлое собрание произошло спустя месяц после рождения юного вундеркинда, и она послужила декларацией силы остальному миру. За прошедшие с тех пор двадцать лет о юном вундеркинде не было абсолютно никаких новостей, поэтому я подозреваю, что это намеренная уловка клана Чжан. Если он сможет продемонстрировать подавляющую силу во время кланового собрания, престиж клана Чжан будет поднят на совершенно другой уровень! — Сказал Цзянь Циньшэн.

Услышав эти слова, Чжан Сюань прищурился.

Старик был прав.

Учитывая обычные бесстыдные махинации, к которым прибегал клан Чжан, они действительно могли это сделать.

Намеренно скрывать юного вундеркинда от посторонних глаз, чтобы в итоге никто и ничего о нём не знал и представить его свету только, когда он будет обладать достаточной силой, чтобы укрепить свою репутацию раз и навсегда.

Врождённый Святой... честно говоря, было бы ложью, если бы Чжан Сюань сказал, что он не ощущал и малейшего напряжения, если бы лицом к лицу столкнулся с вундеркиндом клана Чжан.

Ведь Ло Жосинь удалось достичь намного высшего развития, чем его нынешнее, хотя и не родилась с развитием Святой. Учитывая талант и ресурсы, которыми обладал юный вундеркинд... до какого уровня он сейчас поднялся?

Заметив неестественное выражение лица Чжан Сюаня, Цзянь Циньшэн попытался утешить его. — Не стоит слишком беспокоиться о юном вундеркинде. Не так уж сильно ты ему проиграешь. Даже Божественный Кун не родился святым и даже если ты проиграешь ему, никто не станет над тобой насмехаться.

Однако, от утешения Цзинь Циньшэна, Чжан Сюань побледнел еще сильнее.

«Проиграть этому парню, который только и знает, что хвастаться?»

«Мечтай!»

— Старейшина Цзянь, у вас случайно нет каких-нибудь книг с техниками развития Призрачного Пространства? — Мрачно спросил Чжан Сюань.

Он уже более двадцати дней усиленно культивировал в сфере Великого Владыки. А поскольку на собрании скорей всего появится юный вундеркинд, она начал думать, как бы ему быстрей прорваться до встречи с ним.

В противном случае у него, вероятно, не будет ни единого шанса.

— Книги с техниками развития Призрачного Пространства? У меня есть только одна и её мне оставил мой предок. — Зная, что молодой человек любил читать, Цзянь Циньшэн не был удивлен его просьбе.

Взмахнув рукой, он достал книгу и протянул её.

— Благодарю! — Чжан Сюань взял книгу и скопировал её в Библиотеку Небесного Пути.

В книге действительно содержалась техника развития сферы Призрачного Пространства и довольно высокого уровня. Её уникальность состояла в том, что она использовала для культивации намерение меча.

Подумав, Чжан Сюань быстро объединил её с другими имеющимися у него техниками Призрачного Пространства.

«В Божественном Искусстве Небесного Пути Святого 7-дана все еще есть изъян...», нахмурился Чжан Сюань.

Некоторое время назад он уже собрал довольно много книг с техниками развития Призрачного Пространства и собрал их в Божественное Искусство Небесного Пути, но из-за ограниченного количества книг в ней оставалось несколько недостатков.

Возможно, из-за высокого уровня техники развития Цзянь Циньшэна, но ей удалось устранить большинство недостатков, оставив только один.

Как только Чжан Сюань собрался взглянуть поближе на изъян и поразмыслить над тем, как его можно устранить, он внезапно снова услышал голос Цзянь Циньшэна. — Точно, я почти забыл об этом. Ты не будешь бросать вызов клану Чжан как мой личный ученик, а как мой старший!

— Старший? — Удивившись, Чжан Сюань поднял голову и посмотрел на Цзянь Циньшэна.

— Ты смог научиться технике Текучей Воды, просто изучив символ "剑(меч)", а такое даже я не смог в прошлом сделать, поэтому, естественно, я не квалифицирован, чтобы ты обращался ко мне, как к учителю. Поэтому, ты можешь считаться моим старшим, и тебя с меньшей вероятностью разоблачат, — объяснил Цзянь Циньшэн.

Учитывая, что его мастерство меча даже близко не соответствовало мастерству молодого человека, было бы явно неуместно, чтобы молодой человек играл роль его ученика.

Тот факт, что юноша научился технике Текучей Воды, просто смотря на символ "剑(меч)", говорил о том, что он унаследовал самое прямое наследие его предка. С такой точки зрения, никто бы странно не посмотрел на Чжан Сюаня, если бы Цзянь Циньшэн обратился к нему, как к старшему.

Понимая намерения Цзянь Циньшэна, Чжан Сюань кивнул.

Ему было плевать, под какой личностью попасть в клан Чжан. Если он мог преподать им урок, он не был против любой личности.

Обсудив с Чжан Сюанем его легенду, Цзянь Циньшэн сказал: — Хорошо, я думаю, нам нужно отдохнуть. Как только мы прибудем в клан Чжан, начнется настоящая суматоха.

Чжан Сюань молча кивнул и усевшись в углу комнаты, закрыл глаза.

Вскоре его тело внезапно тряхнуло, и вскоре он почувствовал огромное давление. Он поспешно открыл глаза и вскоре услышал голос. — Могу я узнать, кто вы? Пожалуйста, сообщите ваше имя, чтобы мы могли вас зарегистрировать.

Через окно Чжан Сюань увидел нескольких стариков, стоявших на другом воздушном святом звере на некотором расстоянии от них. И сейчас они смотрели на них со сжатыми кулаками.

С того места, где он стоял, ему было трудно определить, насколько они сильны, но он чувствовал, что их сила заблокировала окружающее пространство, поэтому они не могли прорваться через них.

— Я Цзянь Циньшэн из Святилища Мудрецов. Я был приглашен сюда Святым Мечом Син, вот мое пригласительное письмо! — Цзянь Циньшэн взмахнул запястьем и бросил нефритовый жетон.

Один из старейшин поймал нефритовый жетон и внимательно осмотрел его: — Я глубоко извиняюсь за нашу грубость. Сюда, пожалуйста!

Кивнув, Цзянь Циньшэн приказал Зверю Облачного Света двигаться за этими стариками.

Чжан Сюань взглянул на пейзаж впереди и вскоре заметил на горизонте огромный город.

Этот город располагался на фоне гор, которые придавали ему величественную ауру. Вокруг него было воздвигнуто множество формаций, поэтому даже Святой 9 дана Грандмастер не мог пробиться силой внутрь.

— База клана Чжан также известна как Город Дракотигров. Формации вокруг города, были лично созданы предком клана Чжан, — объяснил Цзянь Циньшэн через телепатию чжэньци. — Старики, которые ранее нас остановили это старейшины клана Чжан. Даже если может показаться, что они приветствуют своих гостей, правда в том, что они выставляют напоказ свою силу перед остальным миром.

Чжан Сюань кивнул.

Используя силу окружающих формаций, старейшины излучали ауру, будто были королями всего видимого пространства вокруг. Люди со слабыми ментальными барьерами могли даже почувствовать уважение к клану Чжан, отбросив все мысли о сопротивлении против них.

И как только эта мысль рождается в голове, ее уже трудно не замечать.

— Как же они важничают! Выставлять напоказ свою силу даже перед гостями ... где они учились манерам? — холодно хмыкнул Чжан Сюань, взглянув на массивные строения перед собой.

Надлежащий этикет диктовал, что хозяин должен искренне приветствовать своих гостей, но вместо этого клан Чжан предпочел раздавливать своих гостей. Чжан Сюань очень сильно рассердился из-за этого.

«Прекрасно! Раз вы хотите поиграть, давайте посмотрим, как далеко вы сможете зайти!»

Пристально глядя на формации, Чжан Сюань мысленно пожелал: «Недостатки!»

Ху!

В Библиотеке Небесного Пути тут же материализовалась книга.

Глава 1430 – Противостоя формации

«Защитная формация 9-го ранга, Формация Власти Двух Небесных Духов, основанная старым предком клана Чжан. Формация использует мощь, как драконов, так и тигров, и по этой причине она также известна под названием Формации Драконов и Тигров. Силы формации хватает, чтобы остановить даже культиваторов Святого 9 дана. Недостатки: № 1, для поддержания формации требуется огромное количество духовной энергии. № 2, Сердце формации поддерживается духами дракона и тигра. Хотя благодаря этому формация гибко реагирует на различные ситуации, это также означает, что формация будет колебаться волей двух духов. Номер 3…».

В голове Чжан Сюаня всплыла информация о формации.

В целом, в формации имелось семнадцать недостатков.

Будучи формацией 9 ранга, она уже развила свой собственный дух. Со временем дух будет становиться все сильнее и сильнее, и он инстинктивно устранит или смягчит любые замеченные им недостатки. В результате, даже если бы кто-то и узнал о недостатках формирования, ему всё равно было бы трудно их использовать.

«Эту формацию можно считать одной из самых сильных даже среди формаций 9-го ранга», мрачно заметил про себя Чжан Сюань.

Формация оказался гораздо сильнее, чем он ожидал.

Хотя он еще не видел чертежей каких-либо формаций 9 ранга, но мощь и преобразования в лежавшей перед ним формации, превзошли все его ожидания.

«Сначала я должен тщательно изучить её».

Как раз в тот момент, когда Чжан Сюань собирался поближе взглянуть на Формацию Власти Двух Небесных Духов, старейшина, который говорил с ними ранее, внезапно подлетел и сжал кулак.

— Уважаемые гости, пожалуйста, передайте ваши кольца. Будьте уверены, мы запечатаем их прямо на ваших глазах, чтобы вы убедились, что мы ничего из них не заберем. Мы вернём их как только вы решите покинуть наш город.

— Вы хотите, чтобы мы отдали наши кольца? — Нахмурился Чжан Сюань.

Некоторые из его секретов были спрятаны в кольце, и он носил его с собой, куда бы ни шел. И все же, отдать его только для того, чтобы войти в клан Чжан... не слишком ли властно?

Старец кивнул. — Да. Это правило клана Чжан. Если вы хотите пройти через Формацию Драконов и Тигров, вам придется отдать свои кольца. Не волнуйтесь, у клана Чжан есть все, что вам понадобится. Вы сможете легко использовать наши предметы, поэтому не нужно беспокоиться.

Заметив выражение на лице Чжан Сюаня, Цзянь Циньшэн достал свое кольцо и передал его старейшине, а сам телепатически объяснял ему. — Такое правило установил не только клан Чжан. Большинство крупных фракций также установили свои ограничения.

Он уже бывал в клане Чжан, поэтому хорошо знал правила.

Многие другие крупные организации, например штаб-квартира Павильона Грандмастеров, также применяли аналогичные правила.

Во-первых, это был символ уважения к хозяину, а во-вторых, так поступали, чтобы избежать угрозы.

Много лет назад жил Грандмастер, которого шантажировали Потусторонние Демоны и он принес в одну из цитаделей человечества кольцо, заполненное огромной армией демонов. Этот инцидент привел к огромным потерям со стороны людей, и они были почти полностью уничтожены.

Учитывая, что клан Чжан был сильнейшим Кланом Мудрецов на континенте, они определенно были одной из главных целей, которую хотели бы устранить Потусторонние Демоны. Даже если бы они были уверены в своей силе, меры безопасности никогда не были лишними.

Наблюдая за тем, как старейшина взял кольцо у Цзянь Циньшэна и запечатал его, не заглядывая внутрь, Чжан Сюань нахмурился: — Что, если я откажусь отдать свои кольца?

В его кольце хранились голова Злодея, Дворец Цю У и многие другие секреты и он не мог позволить, чтобы хоть кто-нибудь узнал об этом!

Хотя старейшина сказал, что он просто запечатает кольцо, имелся шанс, что о его содержимом узнают, пока оно не будет находиться при нём. Кроме того, учитывая, что цель его визита заключалась в вызове клану Чжан, никто не мог дать ему гарантий, что они не попытаются заглянуть внутрь, если между ним и кланом возникнет конфликт, поэтому он мог оказаться в серьёзной опасности.

Как бы маловероятны ни были эти сценарии, Чжан Сюань считал, что не должен доверять бесстыдникам вроде клана Чжан.

— Если вы не хотите оставлять своё кольцо, ничего страшного. Если вы сможете пройти наш испытание формацией, вам будет разрешено принести свои вещи в клан Чжан, — небрежно ответил старейшина..

Оказалось, что до него довольно многие гости отказывались оставлять свои кольца, и старейшине уже надоело уговаривать таких людей.

— Испытание? — Непонимая спросил Чжан Сюань.

— У клана Чжан имеется защитная формация, способная обнаруживать и отбиваться от культиваторов и пространственных артефактов. Если кто-то попытается прорваться через формацию с накопительным кольцом, то вскоре этот культиватор осознает, что не сможет сдвинуться с места, даже если обладает развитием Святого 9 дана. Испытание простое. Тебе просто нужно попытаться пройти его со своим кольцом, — объяснил Цзянь Циньшэн.

Пока он говорил, другая группа культиваторов, которая не хотела сдавать свои кольца, как и Чжан Сюань, начала пробираться к защитной формации.

Узнав их, Цзянь Циньшэн тихо прошептал, — это старейшина из Альянса Империи. Его сила сравнима с моей.

Ху-Ла!

Как только старейшина шагнул в формацию, все вокруг мгновенно вспыхнуло пламенем. Золотисто-Алый огненный дракон спикировал с небес, и его острые когти разорвали воздух, сокрушая пространство вокруг старейшины так сильно, что лишили его возможности дышать.

Потрясенный разрушительной мощью формации, старейшина запаниковал. Он поспешно взмахнул запястьем, достал меч и послал в сторону дракона пугающую Ци меча.

Несмотря на отсутствие самообладания, старейшина обладал потрясающей силой. Даже могучий Лазурный Дракон из Преисподней не посмел бы встретиться с ним лицом к лицу.

Но даже в этом случае, посланная им сила оказалась ничем перед возникшим драконом. Всего за два удара старейшина был поражен пламенем и обугленным рухнул с неба.

В то же самое время, под яростным натиском пламени, его кольцо взорвалось и всё его содержимое рассыпалось вокруг. Из-за затяжного жара и ударной волны от столкновения с огненным драконом довольно много вещей получили серьезные повреждения.

После чего огненный дракон рассеялся в ничто, и формация успокоилась. Один из старейшин клана Чжан подошел к старейшине Альянса Империи с бесстрастным выражением лица.

— Теперь, без кольца, вы можете спокойно пройти.

Старейшина из Альянса Империй на мгновение задумался, оправился от полученных ран и с покрасневшим выражением лица отправился в город.

И, как и ожидалось, формация больше не атаковала его.

Цзянь Циньшэн побледнел, увидев это, и быстро повернулся к Чжан Сюаню. — Отдай им своё кольцо. Они обязательно подготовят для тебя подходящий меч, поэтому тебе не придется беспокоиться, что у тебя не окажется подходящего оружия.

Старейшина из Альянса Империи даже не сумел пережить два удара формации! Даже если Чжан Сюань прекрасно владел мечом, его силу даже не стоило упоминать. Он наверняка будет уничтожен, если бросит ей вызов!

Старейшина бросил бесстрастный взгляд на Чжан Сюаня и сказал: — Отдай свое кольцо или попытайся прорваться через формацию — выбор за тобой. Однако в таком случае клан Чжан не несет ответственности за последствия.

Он верил, что молодой человек понимает, как лучше поступить, особенно став свидетелем того, что случилось со старейшиной Святого 8-дана из Альянса Империи.

— Клан Чжан не будет отвечать за последствия? Чжан Сюань поднял голову и серьезно спросил: —Вы уверены?

Услышав такой странный вопрос, старейшина клан Чжан нахмурился, не понимая, к чему клонит молодой человек. Тем не менее, он кивнул. — Уверен.

— Вы имеете право говорить от имени всего клана Чжан? — Продолжал спрашивать Чжан Сюань.

*Кашель, кашель* — Мастер Чжан этот старейшина - третий старейшина клана Чжан, Чжан Учэнь. И учитывая его положение, он обладает такой квалификацией!

— Третий старейшина клана Чжан? Тогда его слова будут иметь некоторый вес. — Чжан Сюань на мгновение задумался, а потом медленно кивнул.

Улыбка поползла по его губам и повернувшись к Чжан Учэню, произнёс: — Я решил. Поскольку вы сказали, что клан Чжан не будет отвечать за последствия, я ... брошу вызов испытанию!

В клане Чжан ранги старейшин определялись их силой, а их старшинство определялось и даруемой им властью. Учитывая, что старейшина перед ним был третьим старейшиной клана Чжан, он, безусловно, имел право говорить от имени всего клана.

— Ты собираешься бросить вызов формации? — Лицо Цзянь Циньшэна тут же побледнел. С глубоко встревоженным выражением на лице он продолжал настаивать: — Не стоит!

Глава 1431 - Духи Дракона и Тигра

В этот самый момент Цзянь Циньшэн почувствовал, что мир сошел с ума.

«Ты ведь только что своими глазами видел, как Святого 8 дана поджарили снаружи и сделали сочным внутри. Но несмотря на это, ты всё равно решил бросить вызов формации ... тебе действительно нужно так идти ради кольца?»

«И тем более, ты ведь отдаёшь его не навсегда!»

«Это всего лишь временно, и те же правила распространяются на всех. Зачем тебе сейчас вызывать столько неприятностей? Мы ведь еще даже не попали в клан Чжан!»

«Такими темпами ты трагически умрешь!»

— Будьте моим гостем!

Третий старейшина, Чжан Учэнь, не ожидал, что молодой человек продолжит так нагло себя вести, и небрежно махнув рукой, показывая, чтобы тот свободно шел дальше.

Кивнув, Чжан Сюань направился к формации.

— Мастер Чжан! — С криком Цзянь Циньшэн бросился вперед, чтобы остановить Чжан Сюаня.

— Все в порядке, я просто попробую. — Зная, что Цзянь Циньшэн беспокоится о нем, Чжан Сюань ярко улыбнулся и попытался успокоить старика.

Цзянь Циньшэн пристально посмотрел на Чжан Сюаня, и по решительному взгляду молодого человека понял, что тот уже принял решение. Поэтому он мог лишь глубоко вздохнуть и отойти назад: — Будь осторожен.

Атака формации служила только предупреждением против тех, кто нарушал правила клана Чжан, так что жизнь Чжан Сюаня не была в опасности. Самое большее, ему будет больно.

Не колеблясь, Чжан Сюань прыгнул вперед и полетел к формации.

Хон! Лон!

В тот момент, когда он вошел в формацию, в небе сразу же материализовался огромный дракон. Однако на этот раз это был не огненный дракон, а водяной.

Появляющийся дракон был не настоящим, а простым духом. Формация использовала силу пяти элементов, поэтому она могла менять форму и свойства по желанию.

Скопление воды образовало существо, напоминающее настоящего дракона, и как только оно появилось, вздымающаяся волна немедленно закрыла половину взора Чжан Сюаня.

Пламя могло сжечь все дотла, создав бесплодные земли, где не могла выжить никакая жизнь. Наводнение тоже пугало. Чрезмерная концентрация водяных паров в воздухе вызывало ощущение, что легкие вот-вот лопнут, и человек инстинктивно начинал хватать ртом кислород.

— Это водный дракон... — лицо Цзянь Циньшэна побледнело, а тело задрожало от беспокойства.

Более 90% человеческого тела состояло из воды, поэтому повелевающие водой существа, на самом деле могли причинить намного больше вреда человеческому телу, чем те, кто управлял пламенем.

— Это наказание за твое высокомерие! — Закатав рукава, холодно хмыкнул Чжан Учэнь.

Даже знаменитый мастер меча Цзянь Циньшэн, чье имя постоянно фигурировало с именем главы их клана, послушно отдал свое кольцо, а этот парень решил пойти по трудному пути... он прямо просил, чтобы его избили!

Зная, что формация однозначно проучил молодого парня, Чжан Учэнь повернулся к Цзянь Циньшэну и спросил: — Святой Меча Цзянь Циньшэн, он ваш ученик?

— Он... мой старший! — неловко ответил Цзянь Циньшэн.

По дороге сюда он провел много времени за разговорами с молодым человеком на тему мистерий меча, и ему очень помогла его глубокая проницательность. Несмотря на разницу в возрасте, он уже считал Чжан Сюаня своим полу учителем.

Он не осмеливался даже подумать о том, что молодой человек может быть его учеником, не говоря уже о том, чтобы сказать вслух нечто столь нелепое.

Именно по этой причине он, в конце концов, подумал и решив, что Чжан Сюаня стоит представлять, как его старшего.

— Старший? — Чжан Учэнь тут же поднял брови. — Этот молодой человек старше вас?

Старшинство обычно определялось в сторону сильного и умелого. Какими качествами мог обладать этот молодой человек, чтобы считаться старшим Цзянь Циньшэна?

— Третий старейшина, я прошу тебя не смотреть на него свысока. Мой старший, возможно, еще молод и слаб, но со временем он наверняка поразит весь континент! — Заметив сомнение Чжан Учэня, Цзянь Циньшэн покачал головой и сказал:

— Поразит? — Чжан Учэнь не удержался и насмешливо усмехнулся. — Бросить вызов формации, когда он знает, что у него нет ни единого шанса? Как он поразит нас?

Даже Святой 8 дана едва сумел выжить после атаки формации, а простой культиватор сферы Великого Владыки решил, что сможет с ней справиться. С какой стороны ни посмотри, было совершенно очевидно, что у этого парня не все в порядке с головой!

Поразит ... скорее уж насмешит!

— Третий старейшина вы сомневаетесь? — Заметив презрительное выражение на лице Чжан Учэнь, Цзянь Циньшэн недовольно нахмурился.

— Конечно... — холодно ответил Чжан Учэнь.

Как раз когда он собирался сказать, что суждения Цзянь Циньшэна были затуманены из-за его возраста, он внезапно застыл на месте. Его глаза были прикованы к месту, а зрачки расширились до больших кругов. Слова, которые он хотел сказать, застряли у него в горле.

— Что случилось? — Заметив, резкое изменение выражения Чжан Учэня, Цзянь Циньшэн проследил за его взглядом и от увиденного, его тело тоже напряглось.

Огромный водный дракон не только не нападал на молодого человека, а терся своей огромной головой о его одежду, как будто он был восхитительным домашним животным!

С другой стороны, молодой человек щелкнул пальцем, и в его руке внезапно появилась деревянная палка. Водный дракон сразу развернулся и бросился за ней, чтобы схватить её зубами, а затем вернулся и передал палку молодому человеку. Затем он игриво высунул язык, будто был собакой, подлизывающейся к человеку.

Но с недовольным выражением лица Чжан Сюань неодобрительно покачал головой и снова бросил деревянную палку: — Слишком медленно, быстрее!

Су!

Водный дракон снова сорвался с места, и на этот раз, прежде чем деревянная палка успела упасть на землю, он уже поймал ее зубами и полетел обратно к Чжан Сюаню.

— Это больше похоже на... — Чжан Сюань, наконец, одобрительно кивнул. — Хорошо, убери формацию. Я хочу войти.

Рев!

Водный дракон поднял когти и с резко опустил их вниз. В следующее мгновение под ногами Чжан Сюаня появилась волна текущей воды, которая растянулась прямо перед ним, будто мост.

— Младший, мы можем войти. — Чжан Сюань жестом пригласил Цзянь Циньшэна войти, а затем заложив руки за спину, неторопливо пошел по водному мосту.

— Ты... - не ожидая, что дух формации будет подлизываться к нему, как к комнатной собачке, Чжан Учэнь невероятно побагровел. Он поспешно полетел к формации и воскликнул: — Погоди…

— Шумно! — И Чжан Сюань недовольно махнул рукой.

Треск!

В следующее мгновение Чжан Учэнь увидел, как огромный водный дракон с пугающей скоростью пикирует прямо на него. Застигнутый врасплох внезапным поворотом событий, Чжан Учэнь даже не успел среагировать, а его уже ударили в лоб и швырнули на землю.

Наблюдая, как Чжан Учэнь беспомощно корчится на земле, Цзянь Циньшэн почувствовал хриплое ощущение в горле. Довольно неуклюжими движениями он вошел в формацию и последовал за Чжан Сюанем.

Там, в Святилище Мудрецов, до него доходили слухи, что молодой человек был редким вундеркиндом, а судя по увиденному, слухи ни капли не врали.

«Подумать только, что юноша сможет укротить формацию Драконов и Тигров, которую в своё время лично установил предок клана Чжан…».

«Сколько еще безумных способностей у него в рукавах?»

— Третий Старейшина!

Остальные старейшины увидев произошедшее, поспешили вытащили Чжан Учэня из-под земли.

— Этот парень действительно укротил дух формации? Как ему это удалось? — Выпрямив спину, Чжан Учэнь смотрел на удаляющуюся спину молодого парня и стискивал зубы от негодования.

Формация Драконов и Тигров была страшна, но в мире существовали культиваторы, которые могли легко справиться с ней. Одним из таких людей был великий старейшина штаб-квартиры Павильона Грандмастеров, Ян Сюань!

Каждый раз, когда он приходил сюда, формация будто даже не замечала его присутствия и поэтому тот проходил внутрь без-какого-либо препятствия.

Приходили и те, кто мог прорваться через неё своей силой. Глава клана Юань мог похвастаться такой мощной защитой, что был попросту невосприимчив к атакам духов формации, поэтому совершенно невредимым проходил через неё.

Но никогда еще никому не удавалось приручить дух формации в верную комнатную собачку и даже играть с ним... это было действительно вызов границам его рационального ума!

Однако было одно обстоятельство, которое молодой человек упустил из виду: дух Формации Двух Властных Небесных Духов постоянно менялся. То, что юноше удалось приручить одного-единственного духа, еще не означало, что он получил абсолютный контроль над всей формацией.

— Даже если ему и удалось одержать верх над Духом Дракона, впереди все еще Дух Тигра... — пробормотал себе под нос Чжан Учэнь.

И словно в ответ на его слова в воздухе внезапно материализовался свирепый тигр. Бушующий ад обернулся вокруг его тела, придавая ему ауру Цилиня.

Это был другой дух Формации Двух Властных Небесных Духов -дух тигра!

То, что юноше удалось укротить Духа Дракона, было ужасно, но Дух Тигра был сильнее, и он был известен своим неподчинением.

Чжан Учэню было инетресно, что молодой человек сделает в такой ситуации.

Рев!

Как только Дух Тигра материализовался в воздухе, он тут же испустил свирепый вой и направил когти в Чжан Сюаня.

От подавляющей силы Духа Тигра окружающего пространство начало искажаться, и, как будто катастрофический торнадо, свирепая волна мощи обрушилась прямо на Чжан Сюаня.

Перед лицом этой волны мощи в глазах водного дракона появился трепет, и он не осмелился даже сдвинуться с места.

Два духа в Формации Двух Властных Небесных Духов не были равны по положению и силе. Существовала четкая иерархия между Духом Тигра и Духом Дракона.

Как только Чжан Учэнь подумал, что молодой человек будет покорен Духом Тигра, тот внезапно топнул по земле.

Бум!

Посреди оглушительного грохота, и вся формация начала безостановочно трястись. В то же время Дух Тигра поспешно прекратил атаку и задрожал от страха.

Формации Двух Властных Небесных Духов, властвующая над многими величественными зданиями, и из-за её нестабильности здания внизу также начали сильно дрожать, казалось, готовые в любой момент рухнуть в руины.

— Нет! Многотысячелетнее наследие клана Чжан! — Глаза Чжан Учэня расширились от ужаса.

Глава 1432 – Великодушие первого старейшины

Десятки тысяч лет процветания позволили клану Чжан вырасти до масштабов, превышающих по территории даже Центральные Империи континента. Хотя Формация Властных Двух Небесных Духов была установлена у подножия горы и занимала обширную территорию, оно лишь охраняло вход в город.

Тем не менее нельзя было недооценивать силу этой формации. Только благодаря его защите клан Чжан смог продержаться столько лет, преодолевая многочисленные кризисы, и никто не смог поколебать его ядро.

Поэтому все и думали, что до тех пор, пока будет стоять формация основателя клана, город будет непоколебим. Тем не менее, кто мог знать, что простой парень с развитием высшей стадии Великого Владыки действительно сможет одним ударом ноги едва не разрушить его?

— Прекрати! — Паникующе закричал Чжан Учэнь.

Однако было уже слишком поздно. В последний раз яростно вздрогнув, формация наконец достигла своего предела и распалась, разрушив вместе с собой бесчисленные здания.

Облако пыли пронеслось по площади, и бесчисленные тени в спешке вылетели из многочисленных зданий, ошеломленно глядя на разрушения, совершенно не обращая внимания на то, что происходит.

Падах!

Чжан Учэнь внезапно почувствовал, как силы покидают его тело, и без сил рухнул на землю.

В этот момент он наконец понял, почему тот спрашивал его, может ли он говорить от имени клана Чжан. Оказалось, что тот знал, что произойдёт!

Крушение их защитной формации и разрушение бесчисленных зданий... даже если он был третьим старейшиной клана Чжан, он не мог взять на себя ответственность за это!

Не было бы шуткой сказать, что таким образом парень послал пощёчину всему клану Чжан!

В то же время, Цзянь Циньшэн внутренне дрожал.

Это правда, что он ненавидел Святого Меча Син за то, что тот украл его возлюбленную, и не желал ничего больше, чем опозорить клан Чжан. Однако уничтожать защитную формацию еще до официального входа в город и даже разрушить столько зданий, подняв такой огромный переполох…

Даже он не мог избавиться от страха в сердце.

Он не мог не задаться вопросом, правильно ли он поступил, пригласив молодого человека.

— Это... — Чжан Сюань тоже был немного удивлен происходящим, но, в отличие от остальной, быстро пришел в себя и кивнул.

Он никогда раньше не видел в действии формации 9-го ранга, поэтому не имел четкого представления об их силе. Он не думал, что разрушение формации приведет к такому мощному взрыву.

Но что с того? Что было сделано, было сделано. Во-первых, его хотел посеять хаос в клане Чжан, а поскольку так называемый третий старейшина сказал, что клан Чжан не спросит с него за любые последствия, у него не было причин не тянуть с ударами.

Он должен просто заставить их потерпеть поражение!

Если он не сможет заставить так называемого юного вундеркинда предстать перед ним, его не будут звать Чжан Сюань!

— Третий старейшина, что случилось?

Налетел сильный порыв ветра, и вслед за ним прямо перед местом опустошения внезапно появилась фигура. Его лицо исказилось, когда он увидел масштабы разрушения, и он поспешно повернулся к Чжан Учэню.

— Первый старейшина, я собирал здесь кольца гостей, когда сюда явился старший Святого Меча Цзянь Циньшэна и настоял на вызове формации, а затем произошло вот это! — Чжан Учэнь быстро пересказал всё что произошло ранее.

— Это было вызвано кем-то, кто бросил вызов формации? — Первый старейшина тоже был явно ошеломлен случившимся.

Он быстро перевел взгляд на Чжан Сюаня и увидел, что молодой человек смотрит на него с безразличным выражением лица. На его лице отсутствовали любые намёки, что он поступил неправильно, а также нервозности и страха. Нахмурившись, он спросил: — Кто ты?

— Я Чжан Сюань, старший Цзянь Циньшэна. Я пришел в клан Чжан, чтобы проверить его прославленное искусство владения мечом, — спокойно ответил Чжан Сюань.

— Чжан Сюань? — Пробормотал первый старейшина себе под нос это имя себе под нос и слегка махнул рукой. Он повернулся к другому старейшине и сказал: — Учэнь, приведи Чжан Сюаня и Святого Меча Цзянь Циньшэна в наши гостевые комнаты. Пусть они там отдохнут.

— Но первый старейшина...— услышав, как первый старейшина инструктирует Чжан Учжэнь привести виновника разрушения в их гостевые комнаты, полностью игнориуя тот факт, что именно из-за него рухнули формация и здания, Чжан Учэнь начал паниковать.

—Достаточно. Поскольку наш уважаемый гость прошел испытание формации в соответствии с правилами, независимо от результата, мы должны будем принять его, — ответил первый старейшина.

На лице первого старейшины застыло бесстрастное выражение, из-за которого было крайне трудно понять о чем он думал, поэтому было трудно понять, действительно ли он решил оставить это дело или просто подавлял свой гнев.

Чжан Учэнь на мгновение крепко сжал кулаки, но в конце концов сдался и кивнул. — Хорошо.

Как бы он ни был возмущен, он ничего не мог поделать.

В клане Чжан слово первого старейшины было законом. Никто не смел перечить ему.

Кроме того, недавно глава клана улетел по срочному делу, поэтому сейчас высшей властью в клане Чжан обладал первый старейшина.

— Первый старейшина, нам потребуется несколько месяцев, чтобы восстановить разрушенную формацию. — Один из старейшин не удержался и спросил: — А пока что, что нам делать с кольцами для хранения гостей?

Формация использовалась для того, чтобы определить, принесли ли гости с собой какие-либо пространственные артефакты. Теперь, когда она была разрушена, им будет трудно проверить гостей, которые прибудут позже. Что им делать?

— Все те, кто прибудет к нашим вратам, являются нашими уважаемыми гостями. Комплектация колец - скорее формальность нашего старого предка, чем забота о безопасности, и все это время я думал, что было бы неуместно обращаться с нашими гостями так грубо.

— Поскольку это было частью нашей традиции в течение многих лет, я не хотел резко поднимать этот вопрос и вызывать разногласия в клане. Однако, поскольку наш юный друг уничтожил формацию, то отнесёмся к этому, как к скрытому благословению. Мы не будем восстанавливать формацию. Верните гостям кольца, которые вы все уже собрали, — провозгласил первый старейшина.

— Вернуть кольца? — Не ожидая, что первый старейшина отдаст такой приказа, другие старейшины клана Чжан опешили.

Учитывая, сколько чужаков посетило клан Чжан, не окажутся ли они в большой беде, если хотя бы один из них пришел к ним с плохими намерениями?

— Не стоит беспокоиться. Поскольку наш клан известен как сильнейший Клан Мудрецов на континенте, я верю, что никто не захочет переступать границу! — Первый старейшина величественно раскинул рукава, демонстрируя глубокую уверенность и гордость.

— Это... да, я понимаю! — Почувствовав мощную ауру первого старейшины, старейшины заколебались, но вскоре покивали головами.

«Как и ожидалось от первого старейшины клана Чжан, он обладает великодушием большого клана». кивнул Чжан Сюань.

Он думал, что его будут критиковать, но, похоже, тот не собирался этого делать.

Сделав это, он не только смог бы сохранить репутацию клана Чжан как сильнейшего Клана Мудрецов на континенте, в то же время, мир также был бы поражен его великодушием. Первый старейшина действительно убивал двух птиц одним камнем.

Кроме того, это также укрепило бы сильный имидж клана Чжан, тем самым прививая уважение другим.

«Похоже, клан Чжан не так уж плох. Юный вундеркинд клана Чжан может многому научиться у старших», заметил про себя Чжан Сюань.

Молодой гений из клана Чжан был помолвлен с Ло Жосинь, но ни разу не появлялся перед ней. Это укрепило предосудительный образ юного вундеркинда в сознании Чжан Сюаня, а также заставило его почувствовать, что клан Чжан был логовом презренных личностей. В конце концов, они позволяли юному вундеркинду поступать так, как ему заблагорассудится, не проявляя ни малейшего уважения к другим.

Однако, увидев, как первый старейшина справляется с ситуацией, Чжан Сюань подумал, что возможно, мыслил слишком предвзято.

«Возможно, клан Чжан не такой уж безнадёжный».

«Возможно, юный вундеркинд просто исключение».

Старейшина, которого ранее инструктировал первый старейшина, подошел к Чжан Сюаню и Цзянь Циньшэну и сказал: — Сюда, пожалуйста.

Это был седьмой Старейшина, Чжан Учжэнь.

— Спасибо. — Кивнув, Цзянь Циньшэн пошел за ним, а за ним и Чжан Сюань.

Когда все трое ушли, Чжан Учэнь подошел к первому старейшине и с сомнением спросил: — Формация является символом многолетней истории клана Чжан. Вы действительно собираетесь отпустить это... просто так?

— А что ты предлагаешь? Ты собираешься преподать ему урок? — Спросил у него первый старейшина бросил на него взгляд.

Услышав эти слова, Чжан Учэнь покраснел.

— Наш клан Чжан должен уделять пристальное внимание правилам и приличиям. Если мы даже не следуем своим собственным правилам, как мы можем ожидать, что другие будут следовать им? Раз он смог преодолеть нашу формацию своими силами, у нас нет выбора. Нет, мы не только должны отпустить его, я также хочу, чтобы каждый член нашего клана узнал об этом и замотивировался, — сказал первый старейшина.

Глава 1433 – Это не он?

— Сообщить об этом всем членам нашего клана? — Чжан Учэнь опешил, а затем он, прищурившись спросил, догадавшись о намерениях первого старейшины. — Вы хотите... подстрекать членов нашего клана?

Поскольку формация была установлена у ворот в клан Чжан, её можно было назвать символом достоинства клана Чжан. Если бы стало известно, что его уничтожил двадцатилетний парень, остальные члены клана наверняка вышли бы из себя от ярости.

Услышав его вопрос, первый старейшина тихо усмехнулся и заметил с глубоким взглядом в глазах: — Клан Чжан слишком долго занимал высокое положение. Самое время немного размешать котелок, чтобы они разозлились. Только когда каждый отдельный человек клана Чжан будет обладать достаточной силой, наш клан сможет по-настоящему расцвет и вызвать страх у других. По сравнению с этим разрушение формации-ничто.

— Понимаю. — Поняв намерения первого старейшины, Чжан Учэнь благоговейно кивнул.

Из-за кажущейся непогрешимости защитной формации члены клана Чжан чувствовали себя в полной безопасности, что начали терять бдительность. Однако это ощущение было ложным и потенциально из-за этого клан Чжан мог оказаться в серьёзной опасности. Ведь если бы на них напал настоящий враг, он бы воспользовался недостатками защитной формации и преодолел её, как это сделал Чжан Сюань.

Было бы полной глупостью, если бы члены клана Чжан стояли сложа руки, предоставив свою судьбу полностью на защитную формацию.

Напротив, без формации, их члены снова начнут осторожно себя вести и в любой момент рвануть в бой. Именно в такой обстановке клан Чжан станет гораздо боеспособнее.

В каком-то смысле это было похоже на обучение плаванию. Если все время полагаться на поплавки, то в какой-то момент времени к ним попросту привыкнешь, а в самый нужный момент их не окажется поблизости. Только убрав поплавки, можно по-настоящему научиться плавать.

Если бы клан Чжан надеялся сохранить свое положение сильнейшего Клана Мудрецов, было бы гораздо лучше нарастить силу своих членов, чем постоянно полагаться на силу защитной формации. В критических ситуациях всегда все решали люди.

— Иди. — Видя, что Чжан Учэнь понял, чего он от него хотел, первый старейшина решил больше ничего не объяснять. — Он немного помолчал, а затем добавил: — Кроме того, я хочу, чтобы ты изучил прошлое Чжан Сюаня.

— Да, первый старейшина! — Чжан Учэнь кивнул, повернулся и ушел.

Вскоре он вернулся с нефритовым жетоном в руке.

Не стоило недооценивать разведывательную сеть сильнейшего Клана Мудрецов. Они могли легко найти сведения о Чжан Сюане, тем более что вся информация о нём содержалась в Павильоне Грандмастеров.

— Первокурсник из Святилища Мудрецов, и уже успешно прошел Башню Грандмастеров за пятнадцать минут. Кроме того, он избил Хэжа, Фэна. Куда бы он ни ступил, за ним следует разрушение. — Читая записи, первый старейшина едва не раскрывал рот от удивления.

Даже самый талантливый гений их клана не был способен на что-либо подобное, так как же молодому человеку удалось ее осуществить?

«Ученик Мастера Яна... Мастер Ян гостит в нашем клане уже более полугода, так, когда же он принял этого ученика?» Задумчиво хмурился первый старейшина.

Хотя местонахождение Ян Сюаня оставалось огромной тайной для всего мира, как первый старейшина клана Чжан, его посвятили в эту информацию.

Ян Сюань находился в уединении в их клане Чжан в течение полугода, и с тех пор он не покидал его. Когда он успел принять такого выдающегося ученика, чей талант затмевал даже талант гениев клана Чжан!

— У Мастера Яна есть ученик, и если я не ошибаюсь, его зовут Фэн Цзыи, — произнёс Чжан Учэнь.

— Я знаю Фэн Цзыи, потому что уже встречался с ним. Он действительно очень талантливый юноша, но даже в этом случае его способности лишь немного выше, чем у Чжан Хэна. Если у Мастера Яна действительно был такой талантливый ученик, почему я не слышал о нем? — Первый старейшина был глубоко озадачен.

У Ян Сюаня были близкие отношения с их кланом Чжан, и если у него действительно был такой талантливый ученик, то их клан обязательно знал бы об этом!

— Обладает несравненным талантом и носит фамилию Чжан, не мог ли он... — внезапно вспомнив об одной ситуации, в глазах Чжан Учэня вспыхнул возбужденный блеск.

— Невозможно, — отрезал первый старейшина. — Год назад я собственными глазами видел, как гас фонарь его души. Он никак не мог выжить.

— Но ... глава клана и Святая Меча Мэн не хотели верить этой новости, но даже сейчас они ищут его. Не убыли ли они в такой спешке, потому что кое-что о нём узнали? — Неуверенно спросил Чжан Учэнь.

— Даже если они не способны предсказывать будущее, эксперты их уровня все равно обладают интуицией, намного превосходящей интуицию обычных культиваторов. Они могут чувствовать вещи только своим нутром, и учитывая, насколько они уверены, что он не мертв... имеются хорошие шансы, что он действительно жив!

Услышав эти слова, первый старейшина на мгновение задумался: — Это правда, что культиваторы их калибра способны воспринимать всё совсем по-другому, но я сам следил за его фонарём души и точно видел, что он погас. Учитывая, что он был обычным смертным, он просто не мог выжить!

В этот момент первый старейшина глубоко вздохнул и в глубокой задумчивости уставился в небо. Мгновение спустя, он тихо пробормотал: — Думаю, не будет ничего страшного, если попытаться.

Снова перведя взгляд на Чжан Учэня он продолжил: — Проверьте, откуда прибыл Чжан Сюань и есть ли у него члены семьи.

— Понял. — Перед уходом Чжан Учэнь вежливо сжал кулак.

На этот раз он отсутствовал долгое время. Прошло около четырех часов, прежде чем он наконец вернулся. — Он приходит из отдаленного королевства в Империи Цинюань, и в том Королевстве нет ни одного Грандмастера. Более того, судя по записям в Павильоне Грандмастеров, он сирота и без родни, а в этом году ему исполняется двадцать!

— Отдаленное Королевство ... древние владения? — Первый старейшина широко раскрыл глаза от удивления, не смея поверить в то, что только что услышал. — Но это невозможно!

Расхаживая по комнате, он яростно мотал головой. Мгновение спустя он внезапно повернулся к Чжан Учэню и сказал: — Учэнь, я хочу, чтобы ты каким-угодно способом поместил Чжан Сюаня в "Резервуар Крови" и посмотрел, произойдёт ли резонанс.

— В Резервуаре Крови потомки клана Чжан могут пробудить свою родословную, но вы также должны знать обстоятельства. Даже если он не мертв, невозможно, чтобы между ним и резервуаром крови произошел какой-либо резонанс, — непонимающе ответил Чжан Учэнь.

— Я знаю, но мы не можем оценивать его по обычным стандартам. За последние несколько десятков тысячелетий мне не встречался парень, который в таком возрасте обладал такими способностями. Само его присутствие в Резервуаре Крови должно вызвать какое-то явление. Если произойдёт хоть малейшая реакция, мы сможем подтвердить его личность, — ответил первый старейшина.

— Понятно... считайте, что дело сделано. — кивнул Чжан Учэнь.

— Проследите, чтобы все прошло в строжайшей тайне. Никто не должен узнать об этом, даже Чжан Сюань. Наблюдай за ним из тени, и докладывай мне обо всех его движениях, — сказал первый старейшина.

Чжан Учэнь еще раз кивнул и ушел.

Первый старейшина внимательно наблюдал за исчезновением фигуры Чжан Учэня. В его глазах промелькнул непонятный огонек и задумавшись о чем-то направился в глубины города.

Вскоре он оказался перед дверью.

Это была плотно закрытая круглая дверь среднего размера.

Со стороны могло показаться, что в этой комнате нет ничего экстраординарного, но когда человек пытался расширить свое духовное восприятие, он понимал, что ника не может пробиться внутрь. Как будто внутренняя часть комнаты была полностью изолирована от остального мира.

Первый старейшина некоторое время вышагивал перед комнатой и думал, не постучать ли в дверь, но в конце концов сдержался.

Согласно его сведениям, Мастер Ян должен был выйти через несколько дней. Было бы неразумно прерывать его уединение в такой критический момент. «Если что-то пойдет не так с его воспитанием, даже я не смогу вынести последствий», подумал первый старейшина, убирая руку и тихо качая головой.

Внутри каменной комнаты сейчас находился в уединении Ян Сюань. Первый старейшина намеревался подойти и посмотреть, не вышел ли тот из своего уединения, чтобы расспросить о прошлом Чжан Сюаня, но, видя, что двери все еще плотно закрыты, он в конце концов отказался от этой идеи.

Уединение Ян Сюаня было слишком важным, и даже если он был первым старейшиной клана Чжан, он не осмелился резко заходить внутрь. В противном случае, если усилия другой стороны закончатся неудачей из-за него, он станет грешником человечества.

Однако, к счастью, Ян Сюань ранее сказал, что его уединение продлится не более полугода, поэтому очень скоро он уже должен был выйти.

С такими мыслями первый старейшина повернулся и медленно вышел.

Тем временем, получив приказ от первого старейшины, Чжан Учэнь немедленно направился в комнаты для гостей.

После указа первого старейшины, он невольно задавался вопросом, какими же способностями сейчас обладал Чжан Сюань.

Быстро летя вперед, прежде чем он достиг места назначения, он столкнулся с взволнованным седьмым старейшиной. Как только тот заметил его, то в отчаянии воскликнул: — Третий старейшина, случилось несчастье!”

Сердце Чжан Учэня екнуло и зловещее ощущение нависло над его сердцем. — Что случилось?

Глава 1434 – Приветствую, я Божественный Кун

— Я не знаю, как объяснить... третий старейшина, следуй за мной! Ты поймёшь, как только увидите это сам! — Старейшина Учжэнь внутренне колебался, как ему описать то, что он только что видел, и в конце концов, он решил просто привести его.

Вскоре добрались до гостевых комнат.

Как сильнейший Клан Мудрецов на континенте, клан Чжан ежегодно принимал в своем городе многих гостей. Так называемые гостевые комнаты представляли собой целый район, охватывающий огромную площадь.

Прибыв на площадь перед гостевыми комнатами Чжан Учэнь не мог не заметить, что что-то отличалось от прежнего района. Он остановился и указал в определенном направлении.

— Куда делись скульптуры?

На площади должны были стоять скульптуры предков клана. Каждый из них при жизни совершил невероятные подвиги и внёс большой вклад в человечество. Поэтому были созданы их скульптуры, чтобы поколение за поколением отпрысков клана чтили их деяния.

Клан Чжан смог подняться и сильнейшим Кланом Мудрецов не только на основе своей силы. Что еще более важно, именно их готовность броситься в пучину опасности и пожертвовать собой ради человечества позволила им подняться до их нынешнего положения.

Уважение, которое гости испытывали к клану Чжан, объяснялось не только их силой, но и их достижениями и вкладом в общее дело.

И все же, все скульптуры фактически исчезли без следа, оставив после себя огромную дыру в земле. Что же все-таки произошло?

— Об этом я и хотел сказать... — с исказившимся, как у горелой тыквы лицом, старейшина Учжэнь выглядел так, словно хотел сказать миллион слов, но не знал, с чего начать. После долгих раздумий он, наконец, махнул рукой вперед и сказал: — Забудь, просто посмотри сам!

Видя реакцию старейшины Учжэня, Чжан Учэнь почувствовал более сильную озадаченность. Он быстро пошел вперед и невдалеке от площади услышал хриплый и несколько напряженный голос.

Этот голос не принадлежал человеку, а скорее произносился какой-то механической системой, поскольку выглядел неестественным.

— Книги и пьесы заставляют сердце биться сильнее—остановись на дороге, которая ведет прямо вперед. Доброта и зло ходят по кругу и увы, путь к добродетели остается трудным!

Хриплый голос продолжал: — Я Чжан Линжань, 157-е поколение потомков клана Чжан. Я жил в эпоху более двадцати тысяч лет назад, и меня стали уважать за то, что я в одиночку отправился в Подземную Галерею и убил трёх Императоров Потусторонних Демонов и сорвал их план вторжения на континент. Я также убил четырех зверей Святого 9-дана одним ударом моего меча и сражался со Злобным Кардиналом в течение семи дней подряд, но в итоге победил его. Поскольку всем интересно услышать, почему бы мне не поделиться с вами этой историей?

— Чжан Линжань? Предок Линжань? — Услышав этот голос, губы Чжан Учэня тут же задергались от изумления.

Он быстро подошел и за поворотом увидел группу гостей вокруг скульптуры.

Как будто кто-то вдохнул в него жизнь, скульптура начала разделять различные взлеты и падения в его жизни, и его живое выражение лица полностью захватило толпу вокруг него. Время от времени раздавались громовые аплодисменты.

— Это... — брови Чжан Учэня взлетели вверх, и он чуть не упал на землю.

Перед каждой скульптурой располагалась мемориальная доска, на которой расписывались подвиги и достижения каждого их предка. Но подумать только, что они на самом деле оживут и сами начнут их рассказывать!

Подавив в себе поднимающийся гнев, Чжан Учэнь пристально посмотрел на скульптуру предка Линжаня.

Та летала по залу и как рассказчик отчаянно жестикулировала, будто боясь, что собравшаяся толпа не поймёт его описаний.

— Я Чжан Сяосо, 212-е поколение потомков клана Чжан. Я когда-то был заместителем главы клана Чжан, и созданные мной боевые техники распространились по всему континенту и многие культиваторы по сей день их культивируют…

— Я Чжан Мофэн, 225 поколение потомков клана Чжан. Я оставил много поразительных записей в Святилище Муд... Эй, не убегай! Тебе лучше остановиться и послушать мою историю, иначе я побью тебя.…

Двигаясь вперед, Чжан Учэнь увидел еще две скульптуры. Один из них рассказывал о своих делах собравшимся, как это делал предок Линжань, а другой яростно гнался за гостем, словно пытался оторвать ему уши, чтобы заставить того слушать.

— Что, черт возьми, происходит? — Чжан Учэнь в полном замешательстве почесал в затылке.

Пройдя вперед, он увидел одну из скульптур предков, сидящую на одном из гостей и рассказывающую свою историю со свирепым выражением лица. Не в силах больше терпеть, он повернулся и потребовал объяснений от старейшины Учжэня.

Эти скульптуры предков были физическими изображениями выдающихся достижений и вкладов, достигнутых кланом Чжан за все годы, и они составили основу престижа и репутации клана Чжан. Одно дело, когда они оживают, и совсем другое-хвастаться своими достижениями.…

Не говоря уже о том, что они даже избивали тех, кто не хотел слушать их истории.

— Ранее я привел Мастера Чжана сюда, чтобы он посмотрел, чего добились наши предки, — побледнев начал объяснять старейшина Учжэнь. Возможно, от удивления он слегка заикался. — И т-тогда... это и случилось!

— Тогда и случилось? — Яростно взревел Чжан Учэнь. — Я хочу, чтобы ты подробно рассказал обо всем, что произошло. Каждую деталь!

— Д-да! Как только я привёл его к скульптурам, я вдруг вспомнил о некоторых вещах и посетовал на то, как наше наследие медленно угасает. Никто из подрастающего поколения не заинтересован в изучении дел предков, и они почти не испытывают к ним уважения или восхищения, — медленно объяснил старейшина Учжэнь.

Представители молодого поколения вели себя гораздо более импульсивно, чем их предшественники. Он привел многих гостей к скульптурам, но очень немногие из них останавливались и терпеливо вчитывались в дощечки, описывающие достижения их предков. Большинство из них считали, что нет смысла читать о деяниях мертвых.

Это и вызывало недовольство у старейшины Учжэня уже очень давно, что в конечном итоге привело к тому, что он пожаловался на это Чжан Сюаню.

— Сказав Мастеру Чжану эти слова, тот сказал, что может изменить такую ситуацию, поэтому... он начал касаться каждой скульптуры и зачаровывать, — задыхаясь произнёс старейшина Учжэнь.

Вспоминая о начале инцидента, он понял, что невольно стал зачинщиком всего происходящего. Если бы не его причитания, ничего такого бы не случилось.

Это действительно была катастрофа. Когда в эти скульптуры зачаровали духов, они начали останавливать гостей и рассказывать им о своих достижениях... и что еще хуже, гости были вынуждены слушать! Весь район погрузился в хаос.

— Они ... — Чжан Учэнь чуть не брызнул кровью.

Скульптуры были оставлены здесь, чтобы дать гостям знать о различных достижениях и жертвах, которые клан Чжан сделал для человечества, но сейчас и прямо перед ними, те дергали за уши гостей и радостно рассказывали свои истории... чем это отличалось от хвастовства?

— Погоди-ка ... на площади должно быть довольно много скульптур, верно? Ты хочешь сказать, что он зачаровал их всех на одном дыхании? — Чжан Учэню внезапно пришла в голову мысль, и его глаза расширились от изумления.

На площади должно было остаться не менее сотни скульптур предшественников, поэтому даже Пробуждающий Духов не мог зачаровать их всех и сразу. И все же, парню каким-то образом удалось зачаровать каждую. И каждая из скульптур обладала независимым сознанием!

— Действительно, и это еще не все... — старейшина Учжэнь вдруг вспомнил об одном деле, и по его телу пробежала дрожь.

— Еще не все? — Чжан Учэнь почувствовал, что его разум вот-вот взорвется от такого масштаба неприятностей.

Он пошел за старейшиной Учжэнь и в определённый момент тот указал вперед. — Самое страшное ... оно прямо перед нами. Я просто не смею слишком легкомысленно объяснить это, поэтому взгляни сам.

С полными сомнений глазами, Чжан Учэнь пошел вперед, и вскоре после поворота, прежде чем он успел оглядеться, в воздухе внезапно раздался глубокий и тяжелый голос.

— Приветствую, я Божественный Кун…

Бах!

Чжан Учэнь упал на пол.

Глава 1435 – Страшные духи

Как клан Грандмастеров, помимо их предков, естественно, что они также отдавали дань уважения и Божественному Куну. Ранее Чжан Учэнь был настолько потрясен, увидев, что все скульптуры оживают, что даже не рассматривал такую возможность…ли, скорее, такое казалось ему попросту слишком смешным, чтобы поверить.

Поэтому ужас, который он испытал, услышав этот голос, едва не развеял его Первобытный Дух.

Он тревожно повернул голову, и сердце его чуть не остановилось. Он увидел скульптуру Божественного Куна, которая тепло приветствовала своих гостей.

Чжан Учэнь почувствовал резь в горле, и его глаза расширились от шока, когда он спросил: — Он зачаровал еще и скульптуру Божественного Куна?

В это самое мгновение он увидел, как весь мир вращается вокруг него.

Это был Божественный Кун, человек, которого уважал каждый в Павильоне Грандмастеров! Даже если это всего лишь его скульптура, никому и в голову не придет осквернить ее. И все же, зачаровать её…

— И не только Божественный Кун, — сказал старейшина Учжэнь, указывая в другом направлении.

Чжан Учэнь быстро повернул голову и увидел основателя клана Чжан, который сидел на земле и читал лекцию группе гостей. И по мере рассказа основатель распалялся всё сильнее.

— Смешно! Это просто смешно! — Яростно взревел Чжан Учэнь.

Скульптуры установили на площади, чтобы показать всем гостям, насколько могущественен клан Чжан и какой вклад он внёс в человечество. Хотя скульптуры действительно рассказывали о своих достижениях, но все же... со стороны выглядело слишком неловко!

Это была уже не просто витрина, а дешевое хвастовство!

И самое главное ... почему этот парень зачаровал скульптуру Божественного Куна?

Был ли хоть один человек на Континенте Грандмастеров, который не знал о существовании Божественного Куна? Была ли вообще необходимость представлять его?

Предшественники клана Чжан внушали трепет и вызывали уважение у тех, кто стоял перед ними, но в тот самый момент, когда они так откровенно рассказывали о своих достижениях, они больше походили на гордых детей, демонстрирующих свои достижения.

«Что насчёт гордости?»

«Что станет с их репутацией?»

— Уничтожил формацию, играет со скульптурами наших предков в гостевой зоне и выставляет их дураками... этот парень явно пришел сюда посеять хаос! — Чжан Учэнь был так зол, что чуть не взорвался.

Хотя большинство гостей приходило сюда, чтобы бросить вызов клану Чжан, но они делали это с почтением в глазах. Приходя сюда, они как будто входили в королевский дворец, чтобы встретить императора.

Однако этот парень не только не испытывал ни малейшего уважения к клану Чжан, он даже устроил погром и в результате чего ситуация вышла из-под контроля.

«Этот проклятый сопляк…».

«Он никак не может быть этим человеком! Он просто не может им быть...». Чжан Учэнь неумолимо покачал головой.

Члены клана Чжан всегда были честными людьми, так почему этот человек совершал что-то подобное?

Он попросту не мог быть тем человеком!

Чжан Учень про себя решил, что если подтвердится, что он не тот человек, то он преподаст ему урок, глубоко врезав себе в память, что клан Чжан не стоит унижать!

— Пусть Пробуждающие Духов нашего клана придут и уничтожат духов в скульптурах. — Через некоторое время Чжан Учэнь, наконец, успокоился, и он быстро отдал ряд указаний.

Естественно, поскольку можно было зачаровать духов и превратить их в предметы и артефакты, их можно было и уничтожить. Тем не менее, было бы лучше, если бы этим занялись Пробуждающие Духов, ведь в таком случае они могли оставить скульптуры в целости и сохранности.

Старейшина Учжэнь поспешно кивнул и начал отдавать указания другому члену клана Чжан.

Вскоре к месту происшествия поспешили двое старейшин.

— Третий Старейшина, Седьмой Старейшина! — поприветствовали их двое прибывших стариков.

— Старейшина У и старейшина Мо, простите, что побеспокоили. — сжал кулак Чжан Учэнь.

Причина, по которой гении клана Чжан были квалифицированы в большинстве основных профессий, заключалась в том, что они набрали много экспертов из каждой профессии. И старейшина Мо и старейшина У были Пробуждающими Духов 9 звёзд и о них многие знали, даже в штаб-квартире гильдии Пробуждающих Духов.

— Не волнуйся, третий старейшина. Это не проблема. — Старейшина У усмехнулся и неторопливо погладил бороду. — Я уничтожу духов в скульптурах и верну скульптуры туда, где они должны быть!

Третий старейшина кивнул.

Хотя он был чрезвычайно уверен в силе двух старейшин, он всё равно считал, что должен понаблюдать со стороны. В конце концов, эти скульптуры передавались из поколения в поколение. Им просто не было замены.

Старейшина У огляделся и подошел к скульптуре Чжан Линжаня.

Он вынул из переносицы свой Первобытный Дух и нырнул внутрь скульптуры.

Ху!

Скульптура Чжан Линжаня сразу же замолчала и застыла на месте, как будто дух внутри нее был полностью уничтожен.

— Ладно, дело сделано! — Вернув свой Первобытный Дух в тело, старейшина У тихо усмехнулся.

Зачарование духов являлось чрезвычайно тонким процессом, поэтому даже Пробуждающие Духов 9 звёзд должны были действовать осторожно, особенно при работе с важными артефактами. Однако, уничтожить духа внутри артефакта не представляло проблемы.

Видя, как легко справился с этим старейшина У, третий старейшина вздохнул с облегчением.

Поскольку скульптуры предшественников не будут повреждены в процессе, их следует оставить в безопасности. Если духи будут быстро уничтожены, ущерб репутации клана Чжан будет сведен к минимуму.

— Тогда я побеспокою вас обоих, — снова вежливо сказал третий старейшина.

— Ничего страшного. Я вскоре избавлюсь от всех духов. — Старейшина У небрежно махнул рукой и направился к другим скульптурам.

Однако на полпути он вдруг краем глаза заметил застывшего старейшину Мо. Оглянувшись, он увидел, что глаза последнего расширились от ужаса.

Озадаченный, он спросил: —Что случилось?

— Твоя голова... — воскликнул старейшина Мо.

— Моя голова? — Сбитый с толку этим замечанием, старейшина У быстро просканировал свое тело своим духовным восприятием, и в следующее мгновение его колени подогнулись, и он почти упал на землю.

Он обнаружил, что на его голове проросли бесчисленные кактусы и цветы, и они становились все больше и больше с каждой минутой!

Осознав, что происходит, старейшина Мо взволнованно воскликнул: — Тебе не удалось полностью уничтожить духа! Ему удалось погрузиться в твой собственный Первобытный Дух, и он планирует забрать твой контроль над телом!

Ранее старейшина У погрузился своим Первобытным Духом в скульптуру, чтобы уничтожить дух внутри нее, и уже думал, что ему это удалось. Он не знал, что дух не только не был уничтожен, но даже воспользовался этой возможностью и посадил в его Первобытному Духе своё семя.

И духу хватило всего одного мгновения, чтобы поставить старейшину У в опасное положение.

Конечно, с силой старейшины У, его телом не мог овладеть слабый дух. Тем не менее, ему все еще было неловко ходить с головой, покрытой кактусами и цветами. Если всё так и останется, он опозорится на всю жизнь!

— Проклятье! — Осознав, что произошло, старейшина У задрожал от ярости. Как будто в ответ на его ярость, кактусы на его голове тоже безостановочно дрожали.

Он быстро просканировал свой Первобытный Дух и мгновение спустя сказал: — Этот дух пустил корни в моей акупунктуре Тяньхай, поэтому я не смогу справиться с ним в одиночку. Мне нужно, чтобы ты помог мне уничтожить его с помощью Эфирного Искусства Разрушения Цинчжэнь!

Старейшина Мо кивнул.

Он подошел к старейшине У и, сделав глубокий вдох, послал быструю волну энергии души в акупунктурную точку Тяньхая.

Падах!

Со звуком, напоминающим звук лопнувшего воздушного шара, что-то было уничтожено.

Старейшина У быстро осмотрел свой Первобытный Дух и вздохнул с облегчением. — Фух, кажется, на этот раз он полностью уничтожен... а?

Не успел он договорить, как заметил, что на голове старейшины Мо начал расти кактус.

— Т-ты... — старейшина Мо тоже был потрясен до глубины души.

Все, что он сделал, это использовал свою душевную энергию, чтобы победить дух. Опасаясь, что дух будет преследовать его, он даже позаботился о том, чтобы сразу же после контакта забрать свою душевную энергию! Как, черт возьми, он тоже поддался на нападение духа?

— Ради всего святого, что здесь происходит? — впал в панику старейшина Мо.

Обычно Пробуждающие Духов могли легко уничтожить духа с помощью своего Первобытного Духа. Будучи Пробуждающими Духов 9 звёзд, такой ситуации никогда не должно было с ними произойти.

И все же их обоих поразил один и тот же дух.

Кто же, скажите на милость, зачаровал в скульптуру такой надоедливый и беспокойный дух?

Как раз в тот момент, когда оба были поражены ситуацией, не зная, что им делать, кактусы на их головах внезапно вздрогнули, прежде чем произнести серию слов, которые смутно звучали как человеческая речь.

— Я Чжан Линжань. Я могу вам чем-нибудь помочь?

— ... — Старейшина У.

— ... — Старейшина Мо.

— ... — Чжан Учэнь.

Глава 1436 – Чжан Цзыцин

Прошло очень много времени, прежде чем старейшине Мо наконец удалось полностью удалить избавиться от кактуса на голове. Затем оба Пробуждающих Духов 9 звёзд уставились на множество скульптур неподалёку и в их глазах промелькнул страх.

Они были уверены в своих способностях зачарования духов, но они никогда не встречались с чем-то настолько странным. В мире существовало много различных техник зачарования духов, поэтому любой Пробуждающий Духов мог создать множество вариаций. Каждая из этих вариаций имела свои сильные и слабые стороны, но если говорить о духах внутри скульптур... даже им было трудно поверить в это, но эти духи были безупречными!

Какими бы средствами они ни пользовались, дух внутри скульптуры мог вызвать у них много проблем!

И проблем дух создал столько, что им начало казаться, будто они были почти беспомощны перед ним.

— Существует ли другой способ? — Прождав почти час, но не уничтожив ни одного из духов скульптур, Чжан Учэнь больше не мог сидеть спокойно.

Услышав эти слова, старейшина У сразу же покраснел от смущения. Он неловко повернулся к Чжан Учэню и сжав кулак ответил, — Третий старейшина, боюсь, что мы оба недостаточно квалифицированны, чтобы помочь вам в этой ситуации. Простите, но вы знаете кто именно зачаровал этих духов?

— Они были... практиком меча из Святилища Мудрецов, Чжан Сюанем! — неловко ответил Чжан Учэнь:

— Чжан Сюанем? — Старейшина У и старейшина Мо обменялись взглядами, но увидели лишь замешательство.

Они знали кое-что о нескольких необычайно талантливых Пробуждающих Духов, но никогда раньше не слышали об этом имени!

Более того ... практикующий меча? Что это значит?

— Его зачарование сильно отличается от известных нам методов. Если позволите, третий старейшина, почему бы вам не его? Скорее всего, он единственный, кто сможет остановить все эти скульптуры. — Поколебавшись предложил старейшина У.

Учитывая, что даже Пробуждающие Духов 9 звёзд вроде них оказались беспомощны перед такой задачей, скорее всего, только зачаровавший этих духов в скульптуры, имеются средства для устранения проблемы.

Услышав эти слова, третий старейшина начал потирать свою переносицу.

Подумать только, что благородный клан Чжан не сможет решить проблему, созданную молодым парнем! Если посторонним станет известно, что им пришлось умалять того парня, репутация клана Чжан, несомненно, упадёт!

Но, судя по состоянию вещей, они окажутся в еще худшем положении, если позволят скульптурам продолжать трепаться.

— Учжэнь, веди... — глубоко вздохнув, Чжан Учэнь махнул рукой.

Седьмой старейшина пошел вперед и немного поколебавшись, старейшины У и Мо пошли за ним.

Им было интересно увидеть человека, способного зачаровать настолько могущественный дух и перед которым они оказались совершенно беспомощны.

— Мастер Чжан и Святой Меча Цзянь Циньшэн пришли сюда, чтобы бросить вызов искусству владения мечом клана Чжан, поэтому они остановились в резиденциях конкурентов. — По пути объяснил Чжан Учжэнь.

В клан Чжан ежедневно приходило множество гостей. Некоторые пришли, чтобы бросить вызов клану Чжан, а другие приходили просто навестить... и чтобы проще размещать гостей, ориентируясь на цели их визита, было принято решение разделить зону для гостей.

Учитывая, что Цзянь Циньшэн имел личную неприязнь к главе их клана, само собой разумеется, что его отправили в резиденции претендентов.

Кроме того, в этих апартаментах проживало много других специалистов, и их специализации варьировались от мечников, копейщиков и мастеров сабель до специалистов на ладонях, кулаках и так далее.

— Скорей. Кто-то бросает вызов Чжан Цзыцин!

— Чжан Цзыцин? Ты имеешь в виду талантливую девушку, которая известна как лучший Художник в клане?

— Да! Она начала учиться живописи в три года и уже в восемнадцать лет уже может создавать картины уровня Выраженного Образа! Даже глава Гильдии Художников постоянно хвалит её! Он считает ее лучших молодых гением в мире... Я сомневаюсь, что кто-нибудь сумеет соперничать с ней. Кто же настолько ослеп, раз решил бросить ей вызов?

— Я тоже не уверен, но, кажется, это гость по имени... Чжан Сюань. Я слышал, этот парень увидел, как несколько человек дерутся из-за её картин, поэтому он подошел, чтобы посмотреть поближе. И увидев картины, он грязно выругался в их стороны, поэтому Чжан Цзыцин разозлилась и вызвала его!

— Грязно выругался?

— Я не уверен, но этот парень, кажется, сказал, что ее основы живописи жалки, и он даже предложил ей поучиться у него. Учитывая, что Чжан Цзыцин считает себя самой выдающейся в молодом поколении среди художников клана, вполне естественно, что она вышла из себя…

Пока Чжан Учэнь шел вперед, он услышал, как в толпе оживленно обсуждают происходящее.

— Пошли посмотрим.…

Они пришли сюда, чтобы найти Чжан Сюаня, но кто бы мог подумать, что молодой человек окажется втянутым в еще одну заварушку, прежде чем они уладят проблему со скульптурами?

Следуя за толпой, они вскоре нашли Чжан Сюаня. Он стоял посреди площади, а рядом с ним положив руку на лоб стоял расстроенный Цзянь Циньшен. Другая звезда шоу, Чжан Цзыцин, смотрела на Чжан Сюань с покрасневшим от ярости лицом.

— Ты хочешь бросить мне вызов в живописи? — небрежно подняв брови, спросил Чжан Сюань. — Каковы ставки? Я не собираюсь просто так тратить своё время на безымянное ничтожество.

Он слышал, что многие с пеной у рта пытаюсь заполучить хоть одну работу этой девушки1, поэтому он пришел сюда в надежде увидеть работу, которая могла бы его удивить. Однако, присмотревшись, он разочарованно покачал головой.

Удивляло, что девушка её возраста смогла нарисовать картину уровня Воображенного Образа, но в то же время именно из-за ее молодого возраста и отсутствия опыта ее концептуализация выглядела чрезвычайно незрелой.

В некотором смысле это было похоже на то, как самые красивые стихи в его прошлом мире, создавались через эмоции и пережитый опыт поэта. Только испытав что-то в собственной жизни, можно было создать живой образ, чтобы наблюдатели могли осмотреть его, осмыслить и пережив определённые эмоции передать через века. С другой стороны, те, кто рисовал исключительно через воображение, рисковали без достаточно выраженных эмоций, поэтому им и не хватало концептуализации.

Если бы на месте девушки стоял кто-то другой, то учитывая, что Чжан Сюань не собирался привлекать к себе много внимания, он бы даже не потрудился тратить своё время. Но именно ввиду того, что девушка напротив была гением клана Чжан, он не смог удержаться от нескольких отзывов.

Но кто бы мог подумать, что та вдруг так сильно разозлится на него?

— Ты... — Чжан Цзыцин так резко смотрела на Чжан Сюаня, что казалось, будто готова убить его одним взглядом.

Молодой человек перед ней был просто невыносим. Одно дело, если бы он сказал, что ей живопись просто чушь и плод воображения, но утверждать, что она была безымянным ничтожеством... она хотела, чтобы тот понял, что она, Чжан Цзыцин, известная фигура даже в Гильдии Художников и что он ей знали даже в высшем обществе!

«Чжан Сюань, чем ты себя возомнил? Ставка... ты вообще квалифицирован произносить такие слова?»

— Хорошо, я сделаю ставку! Эта картина известна как "Портрет Зимнего Снега". Это шедевр я нарисовала прошлой зимой. Если ты победишь меня, я бесплатно отдам её тебе! — Как бы ни злилась Чжан Цзыцин, она понимала, что Чжан сюань действительно может уйти, если она откажется заключить пари.

Она взмахнула запястьем, и в ее руках появился свиток.

Развернув его, на ней предстал образ из мира снега и предельного холода. Казалось, будто только взглянув на картину и шагнув к ней, можно было оказаться посреди мира холода и мороза.

Увидев, что она достает картину, толпа издала потрясенные восклицания, а на их лицах всплыла зависть.

«Раз Цзыцин достала даже эту картину, похоже, что она действительно разозлилась». Поглаживая бороду, заметил Чжан Учэнь,.

— Согласен. Это картина нравится ей больше всего, и она всегда считала ее своим ценным достоянием. Однажды мастер Гильдии Художников предложил за неё пятьдесят высших духовных камней, но она все равно отказалась её продавать. — Кивнул старейшина Учжэнь.

Картина была лучшим произведением Чжан Цзыцин, и было неизвестно, когда она сможет создать шедевр такого калибра еще раз. Поэтому она дорожила этой картиной, как своим ребенком, и даже старейшины клана Чжан не могли увидеть её. И все же, кто бы мог подумать, что она захочет поставить именно её....

— Ты довольно скупа. — С другой стороны, Чжан Сюань гадал, что же поставит Чжан Цзыцин, но увидев простую картину, демонстративно покачал головой. — Тебе не кажется, что гению клана Чжан вроде тебя должно быть стыдно обманывать меня такой простой картиной? Давай сделаем так. Если ты проиграешь мне, то отдашь один высший духовный камень?

— Один высший духовный камень? — От этих слов Чжан Цзыцин невольно сжала кулаки. Сплюнув сквозь стиснутые зубы, она спросила: — Ты уверен?

Чжан Сюань небрежно кивнул.

Для него сейчас, самую большую ценность представляли высшие духовные камни. Что касается простой картины... он всегда мог нарисовать такую и сам, поэтому она не представляла для него никакой ценности.

Глава 1437 – Зеркало У Дао

Видя, что парень напротив не в состоянии оценить ценность ее работы и просто считает ее простой картиной, Чжан Цзыцин сердито съязвила. — Отлично, тогда вот высший духовный камень! Если ты проиграешь, я потребую с тебя официальных извинений.

— Извиниться? Это невозможно. — покачал головой Чжан Сюань. — Я никогда раньше не проигрывал в состязаниях. Если ты хочешь бросить мне вызов, поторопись. У меня всё еще много дел, с которыми только предстоит разобраться, поэтому у меня не так много времени на тебя.

— Ты... Хорошо! — Чжан Цзыцин глубоко вздохнула и подавив эмоции, снова посмотрела на Чжан Сюаня. — Если трудно определить какое боевое искусство превосходит другое, то аналогичное относится и к качеству картин одного уровня. В конце концов, каждый человек определяет ценность на основе своего опыта и характера, поэтому, естественно, любая картина будет по-разному привлекать разных людей. Чтобы обеспечить справедливость нашего поединка, у меня есть артефакт, известный как "Зеркало У Дао", и он способен точно определить превосходство и неполноценность картины без малейшего несоответствия!

Произнеся эти слова, она выхватила круглое медное зеркало, и оно тут же тихо поплыло в воздухе.

— Зеркало У Дао? — Чжан Сюань был озадачен.

— Верно. Это артефакт, созданный основателем Гильдии Художников, основателем У Дао. Он способен точно определить истинный уровень картины. Хотя у меня в руках лишь имитация, её хватит, чтобы определить уровень картин нашего уровня! — Видя, что молодой человек напротив этого совсем не знает, недовольство и презрение Чжан Цзыцин лишь усилились.

Зеркало У Дао было лично создано основателем Гильдии Художников, и оно могло определить уровень любой существующей картины. Конечно, оригинальный артефакт хранился в гильдии, а в руках Чжан Цзыцин лишь его имитация. Тем не менее, эта имитация всё равно могла работать даже с картинами 8 уровня.

— Ты позволишь мне взглянуть на артефакт поближе? — Спросил Чжан Сюань.

— Держи! — Понимая, что парень напротив, несомненно, захочет проверить артефакт, Чжан Цзыцин взмахнула запястьем, и зеркало У Дао полетело к Чжан Сюаню.

Чжан Сюань на мгновение положил палец на зеркало, а затем вернул его Чжан Цзыцин, сказав: — Хорошо, я закончил проверку. Мы можем начать?

В Библиотеке Небесного Пути материализовалась книга, и бегло пробежавшись по ней, Чжан Сюань убедился, что артефакт действительно мог оценивать уровень картины.

— Ты уже закончил изучать зеркало? — Опешила Чжан Цицин.

Всего лишь мгновение назад молодой человек даже не знал, что из себя представляет Зеркало У Дао, и все же просто его коснувшись, он уже оттолкнул зеркало ей обратно, сказав, что он закончил проверять его.

— Ты что, шутишь?

— Это Зеркало У Дао, созданное Художником 9 звёзд Чжи Яном триста лет назад. Оно было выковано из Руды Золотого Жемчуга, и на зеркале установлено тридцать семь особых символов, использующих силу концептуализации живописи. В зеркало влит дух, который воплощает глубокое понимание картин старейшиной Чжи Яном, поэтому справедливо использовать этот артефакт в качестве судьи для этого конкурса. — Кивнул Чжан Сюань.

— Т-ты... откуда ты знаешь? — Поразилась Чжан Цзыцин.

Это зеркало У Дао хранилось в Гильдии Художников с самого его создания, и только услышав, что приближается собрание клана Чжан и что на него явятся претенденты, она обратилась к своему учителю с просьбой взять его.

Ей потребовались огромные усилия, чтобы узнать эту информацию, но высокомерному парнб напротив удалось узнать всё это, просто коснувшись его.

Даже ее учитель не был способен на такое!

— О. Я же Оценщик, так что смог узнать его с первого взгляда, — небрежно махнув рукой ответил Чжан Сюань.

— Оценщик? — Услышав это, Чжан Цзыцин пришла в еще большее замешательство.

Учитывая, что тот даже не слышала о Зеркале У Дао, как только его увидел, он никак не мог узнать всё это от одного касания.

«Оценщики не обладают такими способностями! Кого ты пытаешься обмануть?»

С другой стороны, Чжан Цзыцин знала, что сейчас не время задаваться такими вопросами. Она взмахнула рукой, и на столе появился листок белой бумаги.

В отличие от бумаги, которую обычно использовали Художники, эта белая бумага имела глянцевую поверхность, которая не могла промокнуть в чернилах.

— Это известно как "Бумага Наследия". Она сделана из свежей крови святых зверей и закалена в Камне Наследия. Сделанные из этой бумаги картины, смогут просуществовать несколько десятков тысячелетий и не потеряют цвета. По этой причине каждый такой лист стоит огромного состояния, — объяснила Чжан Цзыцин.

Стоявший позади толпы Чжан Учэнь кивнул.

Бумага для Художника была подобна мечу для мечника. Чем выше был класс бумаги, тем больше концептуализации в их произведениях можно было бы вывести.

Бумага Наследия считалась ценным достоянием всех Художников в мире. Из-за его малого производства даже Художники 9 звёзд использовали её только в важных случаях. Тот факт, что Чжан Цицин была готова принять этот вызов, отражало её серьёзный настрой.

Мысль мелькнула в голове Чжан Учэня и его осенило.

Скорее всего, до ее ушей уже дошла новость о разрушении формации, и просто так получилось, что вскоре на площадь явился неизвестный ей парень и раскритиковал ее картину. Чжан Учэнь предположил, что она решила воспользоваться этой возможностью и преподать тому урок!

Новость о том, что четыре часа назад Чжан Сюань уничтожил защитную формацию клана Чжан, уже распространилась по всему клану. Представители молодого поколения уже должны были слышать об этом.

Как человек, гордящийся своей принадлежностью к клану Чжан, Чжан Цзыцин несомненно разозлилась на Чжан Сюаня за то, что он унизил весь клан. Поэтому она решила воспользоваться случаем, чтобы показать этому молодому человеку, что на свете есть люди, которых он не может позволять себе унижать!

В противном случае, учитывая, что это была гостевая зона, как она, как один из лучших гениев клана Чжан, могла прийти сюда? Не говоря уже о том, чтобы так "случайно" ввязаться в противостояние с Чжан Сюанем?

Осознав это, Чжан Учэнь быстро огляделся и спустя мгновение покачал головой.

Заметив действия Чжан Учэня, старейшина Учжэнь понял, о чем тот думает, и послал телепатическое сообщение. — Раз они все здесь, похоже Чжан Сюаня ждут неприятности.

— Прекрасно. — хмыкнул Чжан Учэнь. — Пора бы этому парню узнать, что члены нашего клана Чжан-не слабаки, и чтобы он умерил своё высокомерие.

Большинство представителей молодого поколения пришли посмотреть шоу, поэтому план первого старейшины начал работать.

Учитывая, что Чжан Сюань пришел сюда, чтобы бросить вызов клану Чжан, то совершенно справедливо, что молодое поколение клана Чжан решило бросить ему ответный вызов!

Ху!

Пока они тайком разговаривали друг с другом, Чжан Цзыцин взмахнула запястьем, и в ее руке материализовалась кисть.

— Это "Небесная Лисья Кисть", сделанная из хвоста Небесного Святого Лиса! С точки зрения стоимости, она намного превышает Бумагу Наследия!

— Достала два бесценных сокровища... похоже, что этот парень будет полностью унижен!

— Я не уверен. Учитывая, как он принял вызов Чжан Цзыцин, хотя и видел ее мастерство в живописи, вполне вероятно, что он также обладает некоторыми навыками в живописи. Возможно, у него есть и свои собственные грозные артефакты!

— Ну, возможно.…

Увидев кисть в руках Чжан Цзыцин, в толпе тут же поднялся переполох.

Клан Чжан приглашал на своё собрание лучших специалистов на континенте. Хотя не все они были Художниками, они все равно слышали о некоторых известных артефактов в живописи.

Одним из таких артефактов оказалась Небесная Лисья Кисть. Даже если взять весь континент, мало что могло с ней сравниться.

— Срок – время горения палочки ладана. Если ты не закончишь картину к тому времени, то я буду считать это твоим поражением, — доставая чернильницу, небрежно произнесла Чжан Цзыцин.

Опуская кисть в чернильницу, она легонько щелкнула пальцем, и в центре площади вспыхнула палочка ладана. По площади начал разлетаться приятный аромат.

Поскольку это было проблемой между ними двумя, было решено, что должно быть ограничение по времени. В противном случае один из них мог отложить вызов на неопределенный срок, аргументируя незаконченностью своей работы.

— Ну хорошо, — ответил Чжан Сюань.

Судя по скорости горения ладана, у них оставалось меньше часа на создание картины. И, честно говоря, было нелегко создать удовлетворительную картину в течение часа.

— Тогда начнем. — Увидев, что молодой человек согласился, Чжан Цзыцин легонько постучала кистью по бумаге, и с кончика ее потекла тонкая струйка чернил.

Глава 1438 – Чжан Сюань собирается стать серьёзнее

— Это ... Техника Рисования Снежной Землёй!

— Легенда гласит, что в прошлом, когда основатель У Дао наблюдал за ласточками в воздухе, он заметил, как глубоко они погружали когти в заснеженную землю, и вдохновленный этим, он создал Техника Рисования Снежной Землёй. Используя эту технику картины, как правило, имеют более глубокую концептуализацию, и даже до завершения рисования окончательного произведения искусства, сердца многих зрителей полностью захватываются!

— Эта техника живописи передается на протяжении многих лет, но только небольшая горстка невероятно талантливых Художников может ее изучить. Кто бы мог подумать, что Цзыцин сможет не только выучить её, но и так гладко применять? Она точно победит в дуэли!

— Судя по всему, этому парню никак не победить, если только он не создаст картину 9 уровня…

Вокруг поднялась суматоха.

В тот момент, когда молодой гений клана Чжан сделал свой ход, внимание толпы было захвачено. Будь то кисть, бумага, чернила, техника рисования или даже душевное состояние, в ее живописи не было ни единого изъяна. Она рисовала так безупречно, что даже скептики благоговейно задерживали дыхание.

«Не плохо». Одобрительно кивнул Чжан Сюань.

Он сам был Художником 8 звёзд, а вдобавок обладал и Глазом Проницательности, поэтому видел намного больше, чем люди вокруг. Естественно, он понимал, что с девушкой напротив, будет нелегко иметь дело.

На самом деле, ее навыки были даже выше, чем у Зарождающегося Мудреца Гильдии Художников, с которым он столкнулся в Святилище Мудрецов.

Хотя на всем континенте проживало множество невероятных гениев и многие из них собрались в Святилище Мудрецов, Зарождающиеся Мудрецы не обязательно представляли собой вершину мастерства.

Например, даже если Чжан Фэн был Зарождающимся Мудрецом Гильдии Пробуждающих Духов, обладал невероятными способностями зачаровании духов, если бы он соревновался с гением, который только что вошел в штаб-квартиру Гильдии Пробуждающих Духов, Ван Ин, то сильно бы побледнел перед ней. Иначе старейшинам Гильдии Пробуждающих Духов не пришлось бы опускаться до того, чтобы искать помощи у Чжан Сюаня.

То же самое применимо и здесь.

Хотя Зарождающийся Мудрец из Гильдии Художников в Святилище Мудрецов был редким гением, было довольно очевидно, что он уступал Чжан Цзыцин.

Хуала!

Кисть Чжан Цзыцин будто танцевала в воздухе, создавая радостное для глаз зрелище. Несмотря на ее расслабленные движения, каждое её движение, было точным, безупречно контролируемым без малейшего отклонения. Каждый мазок кисти на листе бумаги, казалось, излучал пьянящее сияние, втягивая все глубже и глубже в мир, который создавала своей рукой Чжан Цзыцин.

— Мастер Чжан... она уже столько нарисовала! Ты тоже должен начать, иначе действительно проиграешь ей! — Пока Чжан Сюань неторопливо наблюдал за Чжан Цзыцин, рядом с ним раздался встревоженный голос:

Повернув голову, он увидел, как Цзянь Циньшен беспомощно мотал головой, схватившись за лоб.

— Нет повода для паники. — Чжан Сюань взглянул на благовонную палочку и увидел, что у него еще много времени для работы, поэтому он неторопливо махнул рукой, не обращая никакого внимания на беспокойство Цзянь Циньшэна.

Он был умелым Художником и мог создать картину за десять-двадцать вдохов. Он мог вообще не торопиться.

С другой стороны, Цзянь Циньшэн внезапно вспомнил, что Чжан Сюань недавно победил Зарождающегося Мудреца Гильдии Художников в Башне Грандмастеров, поэтому больше не стал настаивать, но спросил о другом. — Раз ты уверен, то ладно. Тогда ничего, если я пока кое-что с тобой обсужу?

— Младший, не стесняйся и спрашивай. — Сказал Чжан Сюань.

Цзянь Циньшен на мгновение призадумался, а затем, тщательно подбирая слова, спросил. — Дело вот в чем. В настоящее время ты представляешь собой практика меча из Святилища Мудрецов, но неужели ты также занимался и другими профессиями?

Честно говоря, он уже начинал жалеть, что привел сюда этого парня!

Они полагал, что они придут сюда, чтобы бросить вызов только практикам меча клана Чжан, но прежде чем они смогли встретиться хоть с кем-либо из практиков меча, молодой человек уже разрушил защитную формацию вокруг города и зачаровал скульптуры их предков. А теперь он даже бросил вызов одному из гениев клана Чжан в живописи.

«Формации, чары, живопись и оценка ... с такой скоростью, кто-нибудь еще запомнит, что ты практик меча?»

«Ты можешь меньше обращать внимания на себя?»

«Ты мой старший! Тебе действительно стоит хвастаться при мне еще и другими способностями?»

— Ну... думаю, прибыв в клан Чжан, я стал вести себя немного небрежно. — Услышав эти слова, Чжан Сюань смущенно почесал в затылке. — Прошу прощения, но похоже, что я недостаточно продумал свои действия.

Он так сильно сосредоточился на создании хаоса в клане Чжан, что почти забыл о главной причине его приезда сюда. Он должен был бросить вызов лучшим мастерам меча клана Чжан из молодого поколения, чтобы смыть унижение Цзянь Циньшэна, а с его стороны было неуместно отвлекаться на другие вещи. Другие подумали бы, что он просто мастер на все руки, не специализирующийся ни на чем.

Видя, что Чжан Сюань уловил намек, Цзянь Циньшэн с облегчением кивнул. — Ничего. Хорошо, что ты помнишь нашу главную цель.

Хотя он чувствовал себя немного неловко, видя, как молодой человек занимается другими делами и провоцирует клан Чжан на каждом шагу, он ни в коем случае не злился на него. Скорее, его нынешние ощущения больше склонялись к благодарности. В конце концов, если бы не молодой человек, скорей всего он бы никогда не нашел бы возможности отомстить Святому Мечу Син.

— Я понимаю, и буду иметь это в виду. — Кивнул Чжан Сюань.

В этот момент вокруг них раздались громкие аплодисменты.

— Поразительно! Она уже скоро закончит свою работу!

— Какое чудесное произведение искусства! Фея Цзыцин, не могла бы ты продать мне свою картину?

Со всех сторон слышался страстный спор. Чжан Сюань оглянулся и увидел, что Чжан Цзыцин уже отложила кисть и перед ней предстала законченная работа.

Это была бамбуковая картина.

Никакая зелень или растение не могли дополнить красоту бамбука, но больше всего поражало то, что каждое из изумрудных бамбуковых деревьев, словно выходил за поверхность картины и дрожало в соответствии с проносящемуся по площади ветерку.

«Значит, посвятила всю свою жизнь живописи ... не так уж плохо!» Одобрительно кивнул Чжан Сюань.

Он думал, что сможет победить, нарисовав простую картину, но оказалось, что победить девушку будет не так просто.

Мастерство девушки оказалось намного выше, чем он думал.

Живопись не обязательно должна быть сложной. Просто потому, что картина была более красочной и сложной, не означало, что она будет более высокого уровня. Аналогично, величайший звук был беззвучен, а величайшая форма бесформенна, большинство шедевров выглядели чрезвычайно простыми.

В некотором смысле способности повара определялись по тому, как тот готовил простейшие блюда.

На самом деле, чем проще выглядела картина, тем больше она демонстрировала способности Художника.

Если бы кто-то бросил короткий взгляд на ее произведения искусства, его простота заставила бы его казаться только на уровне изображения реальности. Но, по правде говоря, если присмотреться, то можно заметить, что каждый из этих бамбуковых стволов был настолько детализирован, что начинало казаться, будто смотришь на живые деревья. Вместо произведения искусства, их было бы правильнее назвать новой формой жизни.

Если бы не юный возраст Чжан Цзыцин и не её ограниченное развитие, она бы уже смогла создавать произведения искусства более высших уровней и сделать последний шаг вперед, чтобы стать настоящим Грандмастером 9 звёзд.

«Неудивительно, что другие считают, что мне не победить, не создав картины 9 уровня», подумал Чжан Сюань.

Учитывая качество работ Чжан Цзыцин, то для того, чтобы превзойти ее, действительно потребуется настоящая картина девятого уровня.

— Что? Мастер Чжан, уже собираешься признать поражение?

Пока Чжан Сюань глубоко погрузился в свои мысли, с противоположной стороны раздался насмешливый женский голос.

Повернув голову, он увидел, что Чжан Цзыцин смотрит на него с холодной усмешкой на губах.

Наконец-то она поняла, почему молодой человек предпочел ставку в виде высшего духовного камня, а не её картиной. Она подумала, что учитывая ценность её картины, он бы не смог предположить что-то настолько же ценное, когда проиграет.

В конце концов, он просто готовился к побегу, если дела пойдут не в его пользу.

— Признать поражение? Зачем мне это делать? — покачал головой Чжан Сюань. — Я признаю, что твоя живопись не так уж и плоха, и из уважения к тебе как к художнику я буду серьезен.

Произнеся эти слова, Чжан Сюань взмахнул рукой и выхватил меч. Он взмахнул им, покачал головой и убрал обратно в кольцо. После этого он достал другой меч, взмахнул и им, но также покачал головой и положил его обратно в кольцо.

Он повторил то же самое еще три раза, прежде чем, наконец, нашел меч по своему вкусу. Он быстро огляделся и легонько топнул ногой по земле.

Хула!

Камень рядом с его ногой взлетел вверх, мгновенно привлекая всеобщее внимание.

— Я начинаю, — небрежно сказал Чжан Сюань, направляя свой меч к камню.

— Собираешься конкурировать со мной без кисти и бумаги... простым мечом и камнем? — Чжан Цзыцин широко раскрыла глаза, не веря своим ушам.

Она почувствовала, что парень намеренно пытается унизить ее, и по ее венам прокатилась волна ярости.

Глава 1439 – Это победа Чжан Сюаня?

Она была одной из лучших гениев клана Чжан в молодом поколении, а также одним из лучших гениев Гильдии Художников. Она уже считала себя униженной только от того, что ей пришлось доказывать что-то безымянному парню, но тот даже в шутку воспринимал весь вызов и делал всё что хотел, не проявляя и капли уважения.

«Ты это имел в виду, говоря о серьёзности?»

Любой Художник использует кисть и бумагу, но не меч!

Пока Чжан Цзыцин распалялась от ярости, тело Цзянь Циньшэна дрожало от увиденного, и из него чуть не брызнула кровь.

Только что он сказал тому, что пришел сюда как представитель практиков меча из Святилища Мудрецов, а в следующий момент он действительно достал меч и заявил что будет рисовать с его помощью.

Лезвие меча было острым и холодным, что значительно затрудняло рисование.

«Я только хотел напомнить тебе об ответственности, чтобы ты не забыл о своей главной цели!»

«Я не просил тебя усложнять себе жизнь и тем более не хотел ставить тебя под поражение!»

«У неё Небесная Лисья Кисть и Бумага Наследия, и она даже рисовала, применяя сложную технику. Но ты решил поступить как обычный скульптор. Тебе действительно нужно так легкомысленно относиться к вызову?»

В этот момент на лице Цзянь Циньшена присутствовало лишь отчаянье. Без сомнения, на этот раз они точно проиграют.

Он не мог даже заставить себя смотреть на это.

— Может, у этого парня мозги заржавели? — Чжан Учэнь был также потрясен до такой степени, что не мог закрыть рот.

Он повидал немало сумасшедших, но никогда еще не встречал такого умственно отсталого парня!

— Рисовать мечом... что он задумал?

— Скорее всего, он догадывается, что не может превзойти Цзыцин, но в то же время он не хочет проигрывать без чести, — предположил старейшина Учжэнь.

— Возможно, так оно и есть. —После некоторых раздумий Чжан Учэнь так и не смог догадаться о намерениях Чжан Сюаня, поэтому согласно кивнул.

Будучи сильнейшим Художником клана Чжан в молодом поколении, Чжан Цзыцин сильно превосходила своих сверстников, а ее навыки стояли на одном уровне с большинством Художников 8 звёзд высшей категории. Даже если Чжан Сюань и успешно справился с Башней Грандмастеров, мало кто верил, что он сможет победить её.

Поскольку он не мог победить, то единственное, что он мог сделать, чтобы сохранить свою гордость – испортить поединок. Таким образом, даже если он проиграет, он все равно сможет уклониться от ответственности за кисть и бумагу.

Поняв мотивы молодого человека, Чжан Учэнь покачал головой, но бросив на него еще один взгляд, и снова застыл от шока.

Держа меч в руке, лезвие меча Чжан Сюаня находилось более чем в ци от камня. Он размахивал руками без остановки, покрывая камень шквалом Ци меча. Но по какой-то причине вся Ци меча, будто бы проходила мимо камня, не оставив на нем ни малейшего следа.

Окружающим людям казалось, будто он был одержим каким-то духом. На площади не было ни одного человека, который мог бы понять, что он задумал!

— Неужели этот парень ... сошел с ума?

— Я тоже так думаю. Иначе, какого черта он вдруг стал бы танцевать со своим мечом?

Каждый присутствующий вокруг смотрел на Чжан Сюаня ошеломлённым взглядом.

Большинство из них пришли из привилегированной среды, и были благословлены возможностью увидеть все виды техник живописи от мастеров Художников. Некоторые Художники предпочитали более тонкие методы рисования, некоторые более дикие и грубые, некоторые любили более кокетливый стиль живописи, а некоторые выбирали более стабильные методы.

Каждый мазок кисти Чжан Цзыцин выглядел элегантным, поэтому на её творчество было приятно смотреть. С другой стороны, Чжан Сюань напротив, дико приплясывал, словно его хватил удар, и, что еще хуже, он не оставлял на камне ни малейшего следа. Как будто он пришел сюда просто подурачиться.

Даже Чжан Цзыцин протирала глаза, гадая, не привиделось ли ей.

Только что молодой человек надменно заявил, что никогда раньше не проигрывал ни в каких состязаниях, и вдруг... он вдруг начал скачать как сумасшедший?

— Я закончил!

Пока все вокруг пребывали в ошеломленном состоянии, молодой человек глубоко вздохнул, вытер пот со лба и устало убрал меч обратно в кольцо.

Хула!

Камень упал на стол неподалеку, рядом с бамбуковой картиной, которую нарисовала Чжан Цзыцин.

— Закончил? — Удивленно воскликнула Чжан Цзыцин.

Она подсознательно бросила взгляд в сторону палочки благовония и в этот самый момент она погасла.

Молодому человеку удалось закончить работу вовремя, но ... какого черта?

«Я соревнуюсь с тобой в живописи, а не в скульптурах! Более того ... даже если бы мы соревновались в изяществе скульптур, ты должен был хотя бы придать камню форму, чтобы его можно было назвать “скульптурой”. Все подтвердят, что ты не коснулся камня свои мечом, так…какого черта?»

«К тому же ... всё это время ты беспорядочно размахивал мечом! Ты вообще ничего не делал, так почему же ты так устал?»

«Даже если ты хочешь действовать, по крайней мере, делай это в более убедительной ситуации! Как будто ты всех нас принимаешь за дураков!»

Не в силах вынести этого, Чжан Цзыцин воскликнула: — Ты уверен, что именно этой работой хочешь бросить мне вызов? Если ты еще не закончил, я не против предоставить тебе еще времени!

Поскольку она соперничала с ним, то хотела показать своё превосходства против его самой лучшей работы. Если за последний час состояние молодого человека несколько ухудшилось, она не возражала дать ему еще один шанс продемонстрировать свои истинные способности.

— В этом нет необходимости. Я уже закончил рисовать, — усмехнулся Чжан Сюань. Он жестом джентльмена указал вперед и сказал: — Думаю, можешь проверить обе работы Зеркалом У Дао.

— Проверить? — Увидев улыбку на лице молодого человека, щеки Чжан Цзыцин невольно задрожали.

«Все, что ты сделал, это перенес на стол кусок камня! Хотя ты и размахивал мечом примерно двадцать вдохов, ты не оставил на нем ни малейшего следа. Ты, правда, думаешь, что твой камень сможет сравниться с моей картиной 8 уровня?»

«Я действительно хочу вскрыть ваш мозг и посмотреть, откуда берется твоя уверенность!»

Чжан Сюань кивнул. — Конечно, если ты признаешь поражение, мы можем просто забыть об этом.

— Признать поражение? — Расхохоталась Чжан Цзыцин.

«Ты хочешь, чтобы я признала свое поражение?»

«Ты, должно быть, сошёл с ума! Ты сегодня не принял лекарство?»

—Да. Ты ведь своими глазами видела, сколько усилий я приложил, чтобы завершить этот шедевр. В ближайшее время я точно не смогу повторить такого шедевра! — Торжественно произнес Чжан Сюань.

— Усилия?

— Шедевр?

Толпа чуть не упала на землю, услышав эти пылкие слова.

Он не оставил на камне ни малейшего следа, ни вмятины, ни царапины. Если это можно считать шедевром, то даже собаку можно считать мастером живописи!

И у него все равно хватало наглости сказать "усилия".…

«Усилия в моей заднице!»

Видя бесстрашие Чжан Сюаня, Чжан Цзыцин недовольно хмыкнула. — Ты точно хочешь использовать Зеркало У Дао?

— Конечно! — Воскликнул Чжан Сюань и принял вид знающего всё на свете эксперта.

— Хорошо... я заставлю тебя пожалеть! — Холодно хмыкнула Чжан Цицин.

Она махнула рукой и в её ладони появилось Зеркало У Дао. Она протянула палец вперед и легонько постучала по нему, а затем от зеркала отразился яркий луч света.

— Младшая Чжан Цзыцин умоляет Зеркало У Дао оценить мастерство картин на столе!

Ху-Ла!

В следующее мгновение, Зеркало У Дао словно наполнилось жизнью. Оно засверкало семью цветами и яркий свет пронзил картину Чжан Цзыцин.

Мгновение спустя из зеркала раздался голос.

— Бамбуковая Картина. Бамбуковые деревья наполнены жизнью, а посреди гор раздаётся шепот ветра. Картина гармонична с природой. Чрезвычайно хороший шедевр 8 уровня!

Услышав приговор, Чжан Цзыцин вздохнула с облегчением, и на ее лице появилось гордое выражение.

Тот факт, что она получила такую оценку от Зеркала У Дао, означал, что даже если ее бамбуковая картина не достигала уровня её "Портрета Зимнего Снега", она не слишком ей уступала.

Зная, что все в ее руках, Чжан Цзыцин надменно посмотрела на Чжан Сюаня. — Хм, посмотрим, как Зеркало У Дао оценит твою работу!

Тзззззз!

Оценив ее работу, Зеркало У Дао начало сканировать камень на столе.

Внезапно оно на мгновение прекратило излучать света, но в следующее мгновение снова возобновила сканирование.

Словно не в силах полностью осознать увиденное, оно в третий раз осмотрело камень.

Только тогда оно, наконец, прекратило, и из него раздался голос. — Эта картина - действительно единственный в своем роде шедевр. Уровень этой картины превосходит предыдущую.

— Превосходит? — Чжан Цзыцин пошатнулась, а ее глаза чуть не вылезли из орбит.

Она не могла не задаться вопросом, е послышалось ли ей.

«Почему Зеркало У Дао произнесло такие слова?»

«Это случайный потрепанный камень, как же он может быть единственным в своем роде шедевром?

— Что происходит?

Чжан Учэнь и остальные тоже опешили от слов Зеркала У Дао.

Глава 1440 – П-предложение?

— Зеркало У Дао сказало, что ... я проиграла? — Чжан Цзыцин до сих пор не могла поверить в услышанное.

— Да. Хотя он использует самое простое искусство рисования, но в нём заключена сама суть живописи. На такое не способен даже Художник 9 звёзд. Твоя картина действительно не так уж плоха, но она бледнеет на его фоне. — Ответило Зеркало у Дао.

Артефакты на таком уровне уже обладали собственным сознанием и были способны взаимодействовать с людьми.

— Но он всего лишь махал мечом и даже не оставил ни одного следа на камне... какой Художник 9 звёзд не сможет повторить такого? — Продолжала в исступлении стоять на своём Чжан Цзыцин.

«Ты не можешь нести такую чушь! Мы все слышим тебя!»

«Каждый из присутствующих видел, что этот парень поднял случайный камень и лишь помахал мечом... и ни один из взмахов его меча не задел камня. Камень выглядит точно так же, как когда он поднял его. Где рисунок, о котором вы говорите?»

— Подойди поближе и внимательно осмотри его. Ты точно заметишь его изобретательность. — Поняв, что девушка совсем не понимает, Зеркало У Дао произнесло эти слова и замолчало. Голос зеркала звучал мечтательно, казалось, он все еще был глубоко погружен в красоту только что увиденного произведения искусства.

Чжан Цзыцин на мгновение заколебалась, но подойдя к столу, опустила взгляд на камень.

На поверхности камня все еще оставалась грязь, но, кроме нее ничего примечательного.

— Здесь вообще ничего нет... — даже внимательно оглядев камень, Чжан Цзыцин все равно не смогла найти никаких следов Ци меча, поэтому была сильно озадачена.

Поэтому она решила обследовать камень своим духовным восприятием.

То, что не было видно глазу, возможно, будет видно ее духовному восприятию.

«Хм?»

Как только ее духовное восприятие обернулось вокруг камня, тело Чжан Цзыцин заметно напряглось, и ее тело начало безостановочно дрожать: — Э-это же…

Ее губы непрерывно дрожали, демонстрируя полное недоверие.

— Что случилось? — Заметив эту странность, Чжан Учэнь и другие тоже нахмурились.

Они распространили свое духовное восприятие и на камень, и то, что они увидели, заставило их застыть на месте.

— Всё верно. Этот камень - произведение искусства, которое я создал с помощью меча. Ранее подобранный мною камень на самом деле превратился в пыль и сейчас находится в моём кольце, а вы сейчас видите картину... — видя, что им удалось заметить изменения в его камне, Чжан Сюань мягко усмехнулся.

Хотя могло показаться, что он просто дико выпускал шквал Ци меча и не оставляя ни единого следа на нём, на самом деле, он создавал точную копию камня.

Еще когда он был лишь Художником 7 звёзд, он уже воспринимл Воображенные Образы и мог рисовать прямо воздухом. Естественно, теперь, когда он стал Художником 8 звёзд, его мастерство стало намного выше.

Хотя картина была создана из Ци меча, даже Художнику 9 звёзд было бы трудно распознать ее истинную форму, не присмотревшись к ней духовным восприятием.

Даже до такой степени, что даже двое наблюдающих за всем процессом старейшины Чжан Учэнь и Чжан Учжэнь, не заметили ничего странного с камнем. Они и представить себе не могли, что поднятый с земли камень уже совсем исчез, и что они действительно смотрели на картину!

— Подумать только, что мы не заметили, что камень на самом деле стал картиной…

— Цзцин сумела вдохнуть жизнь в бамбук, сделать его реальным, но он уже перешагнул этот уровень. С помощью своей лвокости он полностью избавился от различий между реальностью и живописью... — придя к пониманию ситуации, Чжан Учэнь и Чжан Учжэнь вздрогнули от неверия.

Настоящие Художники 9 звёзд действительно могли создавать реалистичные произведения искусства и которые обычные культиваторы не смогли бы отделить от реальности. Просто ... никто не думал, что молодой человек уже способен на такой подвиг.

«Может быть, он уже стал Художником 9 звёзд?»

«Если так, то не слишком ли он страшен?»

— Я... проиграла! — Чжан Цзыцин протянула руку и погладив камень осознала, что его текстура ни капли не отличается от настоящего камня. Если бы она не использовала свое духовное восприятие, то не смогла бы понять, что перед ней лежала картина.

И в это мгновение её лицо побледнело.

Все это время она думала, что парень просто дурачится, но кто мог подумать, что он рисовал всерьез? Более того, его работа оказалась настолько высокого качества, что никто не мог её разглядеть.

Неудивительно, что Зеркало У Дао объявило её проигрыш... она действительно проиграла, и это было полным поражением. С самого начала у нее не было ни единого шанса против него.

— Если ты способен создать произведение искусства такого уровня только с помощью меча... тогда, какие картины ты сможешь создать кистью? — Не в силах больше терпеть, она перевела взгляд на молодого человека и спросила у него.

Раньше, когда другая сторона говорила, что он собирается стать серьезным, она думала, что он действительно пойдет на все. И все же, вопреки ее ожиданиям, он выхватил меч. Если он уже мог создавать такие произведения искусства с мечом в руке... то просто думая о том, какие грозные картины могли выйти от его кисти, она содрогалась всем телом.

— Я не лгал тебе, когда говорил, что собираюсь стать серьезным. Я отдал все свои силы на эту картину, и я не собирался щадить тебя, используя меч. — Заметив изумление на лице девушки, Чжан Сюань с улыбкой объяснил: — Должен признать, что ты прекрасно разбираешься в живописи. В противном случае я бы просто рисовал травинкой, а не мечом. Если вкладывать в картину свою душу, а не только умение, то неважно чем рисовать.

— Травинкой? — Услышав, что молодой человек действительно собирался использовать что-то подобное, лицо Чжан Цзыцин слегка дрогнуло. — Как ты собрался ею рисовать?

— Просто. — Чжан Сюань быстро огляделся и легонько поманил пальцем. Из сада неподалеку вылетела травинка и упала ему на ладонь. После чего он легонько взмахнул ею.

Ху-Ла!

Вода в ближайшем пруду немедленно поднялась и слегка намочила травинку. Затем он начал медленно двигать травинкой в воздухе.

Тццццццццц!

По мере движения Чжан Сюаня, окружающий воздух становился все более вязким, и через мгновение перед глазами всех присутвующих появилась величественная текущая река. Она мчалась быстро, и многим даже показалось, что в следующее мгновение она затопит всю площадь.

«Используя простую травинку, он смог нарисовать речной поток?» Чжан Цзыцин аж проглотила полный рот слюны.

В своих работах она всегда использовала самые ценные кисти и чернила, поскольку она всегда считала, что всё это необходимые инструменты для того, чтобы действительно выразить сущность картины и изображенных на ней предметов. Однако, посмотрев на творение парня, она поняла, что в прошлом довольно поверхностно мыслила.

Чтобы рисовать совсем не требовалась кисть. Внимательно приглядевшись весь мир мог стать и кистью и холстом! И нарисовать можно было всё что угодно!

— В твоей картине из реки лежит гораздо более глубокая концепция, чем в моей Бамбуковой Картине! — Глубоко вздохнула и покачала головой Чжан Цзыцин. Как ни не хотела она этого признавать, но парень напротив действительно сильно превосходил её с точки зрения живописи.

Даже эта созданная по прихоти речная картина превосходила уровень созданной ею Бамбуковой Картины.

— Не стоит так расстраиваться. Я смог значительно углубить свое понимание живописи, рисуя камень, и это единственная причина, почему я смог создать эту картину с помощью травинки... — объяснил Чжан Сюань.

Прочитав книги о Художниках 8 звёзд, ему так и не довелось применить навыки на практике, а недавно нарисованный им камень был первой картиной с тех пор. Благодаря этому опыту, он стал глубже понимать живопись и сильно углубился в её мистерии.

— Тебе даже удалось повысить своё понимание, когда ты рисовал камень? — Чжан Цзыцин чуть не упала.

Она всегда гордилась своим несравненным талантом в живописи, но не могла даже рядом стоять рядом с Чжан Сюанем. Пропасть между ними была так велика, что впервые в жизни она почувствовала отчаяние и беспомощность, как будто она участвовала в гонке с соперником, которого никогда не сможет догнать.

— Фея Цзыцин, я помню, ты как-то сказала, что если кто-то из молодого поколения превзойдет тебя в живописи, то независимо от происхождения этого человека, ты выйдешь за него замуж... это обещание все еще в силе?

Услышав это замечание, Чжан Цзыцин впала в ступор и покраснела.

Она пристально посмотрела в глаза Чжан Сюаню и начала хмуриться.

Глава 1441 – Чжан Цзян

Известная как одна из самых талантливых молодых девушек в клане Чжан, Чжан Цзыцин была знаменитостью среди молодого поколения. Кроме того, она обладала хорошим характером и восхитительной внешностью, поэтому у нее было много поклонников. Каждый день множество парней пытались приблизиться к ней, надеясь, что им просто повезет и они завоюют ее симпатию, и это стало очень сильно её злить.

Поэтому однажды она заявила, что если найдётся молодой человек до тридцати лет, который сможет превзойти её в игре в шахматы, игре на цитре или в живописи, то она без колебаний выйдет за него.

Хотя она и произносила такие слова, но только для того, чтобы другие не беспокоили ее. В конце концов, она не думала, что в мире найдется хоть один человек, который сможет её в этом превзойти.

Но кто бы мог подумать, что найдется парень, который сможет легко превзойти её в живописи?

Хотя тот парень и не обладал хорошим характером, она не могла отрицать, что он человек больших способностей. Поэтому она и не относилась к мысли столь категорично и смирилась стать его женой.

Такая мысль промелькнула в голове Чжан Цзыцин, когда кто-то в толпе напомнил ей об этом.

Никогда в жизни она не задумывалась о том, чтобы выйти замуж за какого-нибудь парня, поскольку считала, что они недостойны её, но парень напротив...

Как только эта мысль укоренилась в ее сознании, она начала её развивать и уже не могла остановиться. Поэтому она повернулась к Чжан Сюаню и спросила: — Ты умеешь играть на цитре?

— Время от времени играю, — кивнул Чжан Сюань.

Ну, на самом деле он был Демоническим Музыкантом 8 звёзд, но для него все равно было бы лучше держаться в тени.

— Тогда... как насчет шахмат?

Чжан Сюань покачал головой.

Он изучил много профессий, но шахматы просто не входили в набор интересующих его навыков, поэтому он никогда не стремился изучить их. Поэтому, можно было даже смело сказать, что он ничего о них не знает.

— Я могу научить тебя. Не хочешь ли заглянуть ко мне, где я бы смогла научить тебя этому искусству? — Слегка покраснев спросила Чжан Цзыцин.

Смысл ее слов был предельно ясен. В каком-то смысле это уже можно считать признанием.

— Научиться искусству? — Чжан Сюань немного нахмурился, а затем покачал головой. — Я научился своим искусствам только для удобства и считаю их развлечением. Я уже два дня занимаюсь живописью, извините, но боюсь, что мне неинтересно посвящать ей больше времени.

Он был здесь, чтобы встретиться лицом к лицу с кланом Чжан и заставить выйти из тени молодого вундеркинда, так откуда у него могло появиться свободное время на изучения искусства?

«Кроме того, я могу углубить свое понимание искусства, просто собрав соответствующие книги. Зачем мне тратить время на обсуждения с тобой?»

Услышав отказ молодого человека, Чжан Цзыцин сразу же побледнела. Тем не менее, она быстро заметила определенную деталь в заявлении молодого человека, и не могла не спросить: — Ты сказал, что провел за изучением живописи всего два дня?

— Думаю, примерно столько. — Чжан Сюань на мгновение задумался, а затем кивнул.

Единственная причина, почему он учился живописи, потому что эта профессия требовалась ему, чтобы повышать свой ранг Грандмастера. Он потратил примерно два часа на каждый уровень, поэтому, чтобы достичь ранга 8 звёзд, ему потребовалось бы около шестнадцати часов. Даже если сложить время, которое он потратил на просмотр книг по живописи и практические занятия, он не потратил более двух дней.

Однако, будучи скромным человеком, он решил округлить число до 2.

— Изучал живопись всего 2 дня, но достиг таких успехов? — Чжан Цзыцин не поверила своим ушам, когда услышала эти слова.

С другой стороны, Чжан Сюань не желал слишком зацикливаться на такой бесполезной теме, поэтому он протянул руку и потребовал: — Раз ты проиграла пари, пришло время заплатить.

Только из-за высшего духовного камня он принял вызов. А выйграв дуэль в живописи, он мог спокойно потребовать свою награду.

— Пари… — вспомнив о ставке на дуэль, Чжан Цзыцин не удержалась от смеха. — Нет ну вы слышали. Любой, кто превзошел бы меня в живописи, цитре и шахматах, мог жениться на мне без всяких проблем. Учитывая, насколько сильно ты превосходишь меня в живописи, если бы ты превзошел меня в играх в шахматы и цитре... я могла бы стать твоей женой…

Когда ее голос затих, лицо Чжан Цзыцин покраснело от смущения.

Девушке было уже слишком дерзко говорить так откровенно о столь щекотливом деле.

— О чем ты говоришь? Ты пытаешься отговорить меня забрать свой заработанный высший духовный камень? — Видя, что девушка не собирается платить высшим духовным камнем, Чжан Сюань выпучил глаза от ярости.

Они уже договорились об этом перед дуэлью, вокруг было так много свидетелей, кто мог это подтвердить! Как она могла нарушить свое обещание после проигрыша... и даже заставить его жениться на ней?

«Ты должны быть мечтаешь!»

— А? — Чжан Цзыцин была поражена неожиданным ответом.

Все шло не так, как она себе представляла.

— Поражение есть поражение. Несмотря ни на что, ты должна мне высший духовный камень! — Возмущенно воскликнул Чжан Сюань. — Не вынуждай меня. Ты не уйдёшь отсюда, не заплатив!

— Ты... — в этот момент Чжан Цзыцин едва не лишилась рассудка.

Неужели в глазах молодого человека она не стоила даже одного высшего духовного камня?

Если другие узнают, что она, одна из лучших гениев клана Чжан, была унижена из-за простого высшего духовного камня, над ней станут смеяться на всём континенте!

— Э-этот... этот Чжан Сюань мыслит очень странно! — Чжан Учэнь не мог поверить своим ушам. Прошло очень много времени, прежде чем он смог пробормотать эти слова.

— Действительно. Я впервые вижу, чтобы кто-то осмеливался отвергнуть Цзыцин, не говоря уже по... по такой абсурдной причине! — Старейшина Учжэнь также счел ситуацию непостижимой и не мог поверить своим ушам.

Как говорится, даже самый могучий из героев не способен преодолеть испытание красотой.

С способностями и внешностью Чжан Цзыцин, за ней бегало бесчисленное количество парней из высшего общества, и все же, она была отвергнута из-за простого высшего духовного камня.

Вспомнив недавнее, если бы молодой человек действительно женился на Чжан Цзыцин, учитывая её связи в клане, он смог бы получить все существующие в мире высшие духовные камни!

Зачем так суетиться ради одного высшего духовного камня?

После минутного раздумья, покачав головой, Чжан Учэнь заметил: — Скорее всего, он не хочет иметь никаких связей с кланом Чжан.

Такой талантливый человек, как Чжан Сюань, не мог быть дураком, поэтому он никак не мог не понять намерения Чжан Цзыцин. Тем не менее, он все же решил произнести эти сводящие с ума слова. Из этого было ясно, что он не хотел слишком глубоко связываться с кланом Чжан.

Возможно, отказ Чжан Сюаня к Чжан Цзыцин спровоцировал других гениев клана Чжан, поскольку из толпы вылетел один молодой парень и опустился прямо в центре площади. — Чжан Сюань, я Чжан Цзян из клана Чжан. Я хотел бы бросить тебе вызов.

— И в чем же ты хочешь бросить мне вызов? — Неторопливо спросил Чжан Сюань.

Он бы был слеп, если бы не заметил представителей молодого поколения клана Чжан среди толпы. Он знал, что его пытаются отвлечь и приписывал это к разрушению защитной формации у входа. Однако, поскольку он прибыл в клан Чжан, чтобы как можно сильнее размешать содержимое его котла, он не был против, чтобы они сами приходили к нему.

— У меня не так много талантов, но я уверен в своей способности укрощать животных. Поскольку ты осмелился оскорбить уважаемого члена моего клана, надеюсь, у тебя хватит мужества принять мой вызов! — Яростно воскликнул Чжан Цзян.

В отличие от враждебного отношения Чжан Цзяна, ответ Чжан Сюаня был довольно спокойным, как будто его совершенно не волновали его слова. — Как ты хочешь соревноваться?

— Просто. Три года назад клану Чжан удалось поймать свирепого святого зверя. До сих пор никому не удавалось приручить его, и даже мне. Если ты можешь успешно укротить его, я приму свое поражение, — сказал Чжан Цзян.

— А если я не смогу? — Спросил Чжан Сюань.

Судя по предложению Чжан Цзяна, он собирался посчитать Чжан Сюаня проигравшим, если то тен сможет приручить святого зверя, но такой вызов был несправедлив. Тот факт, что Чжан Цзян не смог приручить зверя, говорил, что с этим святым зверем было сложно иметь дело. Если он не смог приручить святого зверя, это говорило только о том, что тот святой зверь был очень силён и что способностей Чжан Цзяна нехватало для его приручения.

И хотя Чжан Сюань был уверен в своих навыках укрощения, эффективность его трюков ограничивалась животными, которые обладали драконьей родословной или были немного слабее его. Он не мог укротить зверей, чья сила сильно превосходила его собственную.

— Я слышал, что ты легко укротил дух в защитной формации перед городом, поэтому у тебя не должно возникнуть проблем с укрощением зверя, верно?

Улыбка скользнула по губам Чжан Цзяна и он продолжил. — Я провёл с тем зверем три дня, но наша близость уже достигла двадцати пяти пунктов. Если за три дня ты сблизишься с ним намного лучше, я признаю своё поражение!

— Двадцать пять очков? — Услышав о более справедливых правилах, Чжан Сюань наконец кивнул в знак согласия. — Тогда... если я укрощу Святого зверя, смогу ли я забрать его с собой?

Этот момент он должен был уточнить заранее. В конце концов, этот святой зверь принадлежал клану Чжан, поэтому, естественно, они должны были обсудить его распределение заранее, иначе могли возникнуть непредвиденные осложнения.

— Даже если этот святой зверь был пойман главой клана, если ты сможешь приручить его, ты сможешь его забрать! — Уверенно ответил Чжан Цзян.

В этот момент в его глазах вспыхнул злобный огонек, и он продолжил: — Если ты проиграешь вызов, я не буду требовать от тебя никаких высших духовных камней или чего-то подобного. Однако я хочу, чтобы ты встал на колени, извинился перед Цзыцин и убрался из клана Чжан!

Глава 1442 – Хочешь отомстить?

— Хорошо, я принимаю ваш вызов. — Кивнул Чжан Сюань.

Хотя он не был уверен, сможет ли он приручить Святого зверя или нет, он не считал, что ему будет слишком трудно превзойти рекорд Чжан Цзяна.

Не говоря уже о том, что святой зверь был захвачен отцом юного вундеркинда. Возможно, если ему удастся приручить этого святого зверя, он сможет выманить юного вундеркинда?

А что может быть слаще мести Цзянь Циньшэна через сына его заклятого врага?

«Что ж, если этот юный вундеркинд не осмелится появиться даже после этого, то, по крайней мере, появится отец. Хотя было бы лучше избить того вундеркинда, избив отца, я по крайней мере, смягчу его гнев... в конце концов, кто просил его родить такого бесстыдного сына? И, как говорится, "ошибка сына - ошибка отца"!»

— Тогда начнем! — Услышав согласие Чжан Сюаня, в глазах Чжан Цзяна промелькнуло волнение. Взмахнув рукой, старейшина за его спиной поспешно покинул помещение.

Вскоре старец вернулся на площадь, и взмахом руки перед глазами у всех возникла массивная черная клетка.

Клетка оказалась около сорока метров в длину, а на ее поверхности виднелись таинственные надписи. Было очевидно, что на неё наложили какую-то мощную формацию, чтобы не дать сбежать заключенной в нем форме жизни.

В клетке на земле лежал святой зверь, по форме напоминающий льва. Он лениво огляделся по сторонам, закрыл глаза и снова погрузился в сон.

Святой зверь был не слишком велик, всего четыре метра от головы до хвоста. Внешне не особо пугал, а его аура также не была особенно подавляющей, но по какой-то причине, увидев святого зверя, многие вокруг сузили глаза от изумления.

— Это Инфернальный Цилинь!

— Это легендарный святой зверь, а в зрелой форме его развитие достигает Святого 9 дана! Это чрезвычайно редкие существа, и даже на протяжении всей истории континента очень редко их ловили, и еще реже приручали... неудивительно, что даже гений в Укрощении Зверей, такой как Чжан Цзян, оказался перед ним беспомощен!

— Если бы я мог приручить такого зверя, моя боевая сила стала бы сравнима со Святыми 9 дана!

— Ха, легче сказать, чем сделать! По венам Инфернального Цилинь течет древняя родословная Цилинь, и его гордыня гораздо больше, чем вы можете себе представить. Не говоря уже о укрощении, вам будет трудно даже приблизиться к нему! Если это действительно так просто, Святому Мечу Синмэн не пришлось бы держать его в заключении целых три года!

— Это правда…

После потрясения, увидев Инфернального Цилинь своими глазами, лица толпы постепенно помрачнели.

— Третий старейшина, мы должны их остановить? — Старейшина Учжэнь на мгновение заколебался, а затем поинтересовался у Чжан Учэня.

— Нет, пусть. — покачал головой Чжан Учэнь.

— Но... чтобы приручить Инфернального Цилинь, Мастер Чжан должен войти в металлическую клетку. Как только он это сделает, зверь тут же атакует его! За последние три года от Инфернального Цилиня уже пострадало тринадцать Укротителей Зверей 9 звёзд! Учитывая, что он явился сюда, чтобы бросить вызов нашим практикам меча, если станет известно, что он был ранен нашим святым зверем... то боюсь, это может плохо отразиться на нашем клане. — Помрачнев произнёс Чжан Учжэнь.

Он не делал из мухи слона. Хотя многие могли не знать об обстоятельствах, окружающих Инфернального Цилиня, он прекрасно знал, насколько злобным то был.

С этим зверем просто слишком трудно иметь дело!

Не важно, какую вкусную еду или сокровища оставляли перед ним снаружи клетки, он ни разу дважды не посмотрел ни н одно. А когда кто-то пытался войти в клетку, то его тут же атаковали... именно из-за этого многие Укротители Зверей 9 звёзд получили ранения за последние три года. Очевидно, у Чжан Цзяна были злые намерения, раз он бросил такой вызов Чжан Сюаню. Он намеревался использовать этого злобного зверя, чтобы преподать Чжан Сюаню урок!

— Я догадываюсь, о чем думает Цзян. Если дело действительно дойдет до опасной ситуации, я вмешаюсь. — Сказал Чжан Учэнь.

Как он мог подняться до своего нынешнего положения, если бы даже не сумел разглядеть намерений молодого человека? Причина, по которой он предпочел ничего не говорить об этом, заключалась в том, что Чжан Сюань просто слишком сильно их шокировал. Он хотел пустить ситуацию самоходом, чтобы получить более четкое представление о способностях Чжан Сюаня и определить, как ему в будущем с ним общаться.

— Это... я понял. — Услышав, что третий старейшина не был против сложившейся ситуации, старейшина Учжэнь больше не вмешиваться.

Он перевел взгляд на Чжан Сюаня и увидел, что молодой человек глубоко задумался, словно пытаясь что-то понять.

«Инфернальный Цилинь…».

В этот момент Чжан Сюань неподвижно стоял на месте и изучал всю информацию о Инфернальном Цилине из Библиотеки Небесного Пути.

Злобная природа этого зверя описывалась в просмотренных им книгах Укротителя Зверей. Все, что ему потребовалось, это собрать несколько звеньев вместе, чтобы понять скрытые мотивы Чжан Цзяна.

«В теле этого зверя не течет Драконья Родословной, и его сила намного превосходит мою нынешнюю. Мне будет нелегко приручить его...». Чжан Сюань в отчаянии потирал свою переносицу и размышлял.

Честно говоря, если бы он знал, что ему придется встретиться лицом к лицу со святым зверем калибра Инфернального Цилиня, он бы никогда не согласился на дуэль. Хотя его метод укрощения был действительно ужасен, но по мнению Чжан Сюаня он будет крайне неэффективен против зверя такого калибра.

«Позволит ли вообще Инфернальный Цилинь приблизиться к себе?»

«Учитывая мою нынешнюю силу, скорей всего меня поджарят до хрустящей корочки, прежде чем я смогу даже приблизиться!»

«Как мне приручить такого зверя?»

«Поджарят до хрустящей корочки?» В этот момент Чжан Сюань взглянул на страшное пламя, окружающее Инфернального Цилиня и внезапно замер, как будто его внезапно осенило.

— Ты уже готов? Мы можем начать? — Видя, как Чжан Сюань застыл на месте, словно глыба льда, когда своими глазами ощутил ауру Инфернального Цилиня, радостная ухмылка незаметно всплыла на губах Чжан Цзяна.

— Конечно, начнем. — Чжан Сюань поднял голову и без колебаний кивнул. — Открой клетку.

Видя, как быстро Чжан сюань ответил ему, Чжан Цзян слегка опешил. Он ожидал, что тот будет колебаться от страха.

Тем не менее вскоре он расхохотался и кивнул: — Хорошо.

Независимо от того, действительно ли у Чжан Сюаня имелся план или же он просто храбрился, перед превосходящей силой Инфернального Цилиня он падёт! Вот так сейчас думал Чжан Цзян.

Чжан Цзян махнул рукой, и старейшина, который ранее принес металлическую клетку, быстро подошел и прижал к ней ладонь. Через мгновение в клетке появилась дверь. Она не была ни слишком большой, ни слишком маленькой, идеально подходящей для взрослого мужчины. Естественно, зверь, размером с Цилиня не мог выйти через неё.

Глубоко вздохнув, Чжан Сюань направилась к двери.

— Чжан... — Цзянь Циньшэн поспешно шагнул вперед, словно хотел отговорить парня от участия в таком состязании.

Возможно, он не слишком много знал о том, как укрощать зверей, но у него было четкое представление о том, что за человек Святой Меч Син. Тот был особенно хвастливым и надменным человеком, всегда желавшим покрасоваться. Но тем не менее, он действительно обладал способностями и мог хвастаться... и если даже он не смог приручить Инфернального Цилиня, то с этим зверем действительно было трудно иметь дело.

Войти и столкнуться лицом к лицу с таким страшным святым зверем... было слишком опасно!

— Не беспокойтесь. — Чжан Сюань повернулся и уверенно кивнул Цзянь Циньшэну. — Я использую свой меч, чтобы они узнали о величии Святилища Мудрецов!

— Что? — Цзянь Циньшэн был так сильно ошеломлен ответом Чжан Сюаня, что не сказу понял, что тот имел ввиду. Придя в себя, он тут же замахал руками: — Нет, я не это имею в виду…

Недавно он подумал, что парень занимается слишком многими вещами, и что его личность, как практикующего меч в Святилище Мудрецов размажется, поэтому он напомнил ему об этом ранее…

Но на этот раз он остановил Чжан Сюаня, потому что действительно волновался!

Святой зверь такого калибра уже достаточно страшен, а если Чжан Сюань войдёт в клетку даже с мечом в руке, не будет ли он мгновенно убит?

— Все хорошо. Я понимаю. — Чжан Сюань небрежно махнул рукой, а затем прыгнул прямо в клетку.

Ху-ху-ху!

Как только Чжан Сюань вошел в клетку, ему показалось, будто он перенесся в другой мир. Волны обжигающего жара безжалостно накатили на него, словно хотели сжечь дотла. Накопившийся в клетке обжигающий жар исказил пространство настолько, что невозможно было что-либо четко разглядеть, что и затрудняло окружающее восприятие.

«Инфернальный Цилинь процветает за счет пламени земли. Он спосбен по своему желанию создавать пламя и превратить все в радиусе трехсот Ли в пепел. Из-за его характера и склонности к разрушению, даже могущественные Кланы Мудрецов не осмеливаются так просто обижать его...», вспоминая описание зверя, Чжан Сюань кивнул.

Честно говоря, единственный клан, который обладал властью и ресурсами для поимки такого опасного зверя, был кланом Чжан. Если бы другие более слабые кланы применяли свои артефакты для его поимки, то скорей всего и артефакты и они сами превратились бы в пепел.

Ху!

Пока Чжан Сюань размышлял про себя, он внезапно почувствовал, что окружающая температура становится все выше и выше. Поняв, что в клетке оказался чужак, Инфернальный Цилинь, все это время лениво лежавший на земле, вдруг дико оскалился и поднялся.

— Инфернальный Цилинь, думаю, ты должен понимать, что я не из клана Чжан. — Чжан Сюань не выказывал ни малейших признаков страха, наблюдая за приближающимся грозным Инфернальным Цилинем. Вместо этого он тепло улыбнулся и заговорил: — Гордый святой зверь был заключен в клетку и уже долгих три года заточен в этом клане, тебя лишили чести и достоинства. У меня только один к тебе вопрос…

— Ты хочешь отомстить?

Глава 1443 – Я могу помочь тебе прорваться!

Услышав эти слова, Инфернальный Цилинь, наконец, остановился.

Видя это, Чжан Сюань тихо усмехнулся и продолжил: — Как и ты, Я страстно ненавижу клан Чжан. Если ты больше не хочешь быть пойманным и замученным, я могу вытащить тебя отсюда. Вместе мы поднимем много шума, и если ты того хочешь, можем даже уничтожить тех кто тебя здесь заточил…

— Уничтожить клан Чжан? Что ... что этот парень делает?

Услышав эти слова, Чжан Учэнь и старейшина Учжэнь почувствовали, что волосы у них встали дыбом, и чуть не упали в обморок.

«Что ты делаешь?»

«Ты должен приручить его! Зачем ты втягиваешь в это дело клан Чжан?»

Простой зверь Святого 9-дана не представляет большой угрозы для нашего клана, но все же... если он будет буйствовать и неустанно излучать свое пламя в центре города, мы окажемся в трудном положении!»

«И ... наша репутация будет сильно опущена!»

С ужасными выражениями на лицах, двое старейшин повернулись к Чжан Цзяну и увидели, что лицо парня уже побледнело от страха.

— Хмф! Если этому парню действительно удастся укротить Инфернального Цилинь и устроить беспорядок в клане, то за весь ущерб ты понесешь ответственность! — Холодно произнёс Чжан Учэнь.

— Но... — хотел возразить Чжан Цзян, но, встретившись с холодными взглядами двух старейшин, он мог только смиренно опустить глаза и принять их решение. — Я понимаю....

Услышав громкие слова от юноши, Инфернальный Цилинь презрительно усмехнулся. — Уничтожить клан? Ты уверен, что у тебя хватит сил и мужества бросить вызов одному из сильнейших Кланов Мудрецов?

Если бы его заточил один из мелких Кланов Мудрецов, он бы еще мог разгуляться, но здесь... даже он сам мог лишь лечь и смириться!

Отбросив все в сторону, его захватил человек, который взмахом руки сумел погасить его пламя. Если бы тот человек действительно намеревался убить его, то убил бы одним ударом!

— Клан Чжан действительно силен, и в его рядах много экспертов. Однако, как клан Грандмастеров, он должен подчиняться правилам. Если бы они действительно не уважали правила, они бы уже замучили тебя до покорности. Ты бы точно не лежал здесь спокойно, — ответил Чжан Сюань.

Инфернальный Цильинь фыркнул и отвернулся.

Он был в ярости от того, что его заключили в тюрьму, но он должен был признать, что клан Чжан никогда не относился к нему слишком плохо. В противном случае, они бы легко могли заставить его подчиниться, например полностью лишить поступающей духовной энергии, еды и питья. Даже если бы он не поддался этим дешевым трюкам, его жизнь могла бы превратиться в ад.

И причина крылась в том, что клан Чжан был кланом Грандмастеров. Они обязаны были подчиняться правилам, иначе бы рисковали потерять свой престиж и честь.

Каким бы могущественным ни был клан, если бы он обращал внимание только на цели, а не на средства, его бы запомнили, лишь как тираном. Могущественный клан, который обращает внимание только на цели, а не на средства, будет не более чем тираническим чудовищем, а тирания может завести только одного.

Кроме того, если бы Инфернальный Цилинь не захотел добровольно служить клану Чжан, то превратился бы в бомбу замедленного действия, которая могла взорваться в любой момент. Если бы зверь начал действовать в отсутствие хозяина и случайно убьёт нескольких младших отпрысков, это нанесет гораздо больший ущерб клану!

Видя, что Инфернальный Цилинь прислушивается к его словам, Чжан Сюань облегченно вздохнул и продолжил убеждать. — Я могу вытащить тебя, чтобы ты мог поквитаться с тем человеком, который и поставил тебя в такое положение. Более того, я могу даже очистить твою родословную, и ты вознесёшься к новым высотам!

— Очистишь мою родословную? Ты? — холодно хмыкнул Инфернальный Цилинь. От его тела распространилось облако пламени и обжигающий жар вокруг снова усилился.

Чжан Сюань почувствовал, как ему будто кто-то сдавил грудь. Казалось, он превратится в пепел, если произнесет неверные слова.

— Ты сомневаешься? — Хотя Чжан Сюань знал, что он по колено в опасности, он не проявлял ни малейшей нервозности. Вместо этого он уверенно улыбнулся. — Я могу доказать тебе это.

—Доказать? Как? — Нахмурился Инфернальный Цилинь.

— Я всего лишь культиватор Великого Владыки, человек, который не представляет для тебя никакой угрозы. Вру я или нет, ты определишь с первого взгляда. Подумай о том, как долго ты уже здесь заключён. Разве ты не хочешь достичь большей силы и заставить всех, кто тебя унижал, заплатить свою цену? Или тебе нравится быть инструментом для Укротителей Зверей клана Чжан? Тебе действительно нравится, как этот клан раздавливает твоё достоинство?

Чжан Сюань поднял глаза и посмотрел прямо в глаза Инфернальному Цилиню, продолжая соблазнять его своим голосом. — Возможность прямо перед твоими глазами. Воспользуешься ты ею или нет решать тебе. Но знай, что если ты упустишь такую возможность, она может больше никогда не представиться.

Инфернальный Цилинь прищурился, погрузился в глубокие раздумья, а в его глазах отразилось замешательство.

Но в этот момент кто-то из толпы крикнул: — Соглашайся!

Это кричала Чжан Цзыцин.

Ее крик немедленно привлек внимание окружающих, и на нее устремилось множество взглядов.

Осознав, что внезапно оказалась в центре внимания, Чжан Цзыцин широко раскрыла глаза и ее лицо мгновенно покраснело. В то же время ее руки дрожали от шока и она пробормотала: — Демонический Музыкант?

Слова, которые она только что произнесла, вырвались из ее горла прежде, чем она успела что-либо сообразить. Голос Чжан Сюаня, будто, обладал каким-то уникальным качеством, приводил ее в замешательство и заставлял подчиниться своей воле.

И тот факт, что молодому человеку это удалось, показал, что он не любитель демонических мелодий, как утверждал ранее. Напротив, он был специалистом, чье мастерство намного превосходило ее собственное!

Иначе вундеркинд вроде неё никогда бы не попала под его влияние и тем более не выкрикнула подобных слов.

Больше всего её расстраивал тот факт, что она единственная, кто попал под влияние его демонической мелодии. Среди толпы довольно многие уступали ей по развитию, но всё равно устояли.

Она понимала, что Чжан Сюань не специально воздействовал на неё, а скорее из-за ее высокой склонности к демоническим мелодиям. Именно из-за ее резкого отношения к музыке она подсознательно поддалась демоническим напевам Чжан Сюаня, что привело к тому неловкому событию.

В некотором смысле она походила на искусного музыканта. Такой человек мог расслышать в мелодии тонкие ноты, но обычный человек не заметил в мелодии ничего необычного.

Демоническая мелодия Чжан Сюаня была направлена исключительно на Инфернального Цилиня, поэтому она не слишком хорошо влияла на окружающих людей. Только из-за врожденной чувствительности к музыке она попалась. Другие вообще не ощутили никакого эффекта ... ну, по крайней мере, в данный момент.

Время шло, и остальные, сами того не замечая, тоже погружались под воздействие демонической мелодии Чжан Сюаня.

Оправившись от шока, Чжан Цзыцин в ярости стиснула зубы. «Хиф! Обладает такими глубокими способностями в демонических мелодиях, но называет себя простым любителем. Должно быть про шахматы он тоже солгал!»

Она уже проиграла ему в живописи, и было очевидно, что ей не сравниться с ним в мастерстве игры на цитре. Все, что осталось, - это шахматы, и сейчас ей, честно говоря, с трудом верилось, что он вообще ничего не знал о шахматах.

Она решила, что обязательно бросит ему вызов на шахматный поединок, как только он закончит с Инфернальным Цилинем!

Не обращая внимания на Чжан Цзыцин, Чжан Сюань продолжал убеждать. — Что ты решил? Просто попробовав, с тобой ничего не случится. Наоборот, если всё получится, у тебя появятся силы вырваться из этой клетки. Так почему ты все еще сомневаешься?

Как и предполагала Чжан Цзыцин, он не только использовал демонические мелодии, но и передавал Волю Небес.

Объединив две способности и дополнив их аурой Небесного Грандмастера, а также Сердцем Учителя, даже стойкая воля Инфернального Цилиня начала колебаться.

Спустя долгое время, Инфернальный Цилинь в конце концов кивнул. — Хорошо, я дам тебе один шанс.

Он слишком долго находился в ловушке. Было бы лучше, если бы он смог прорваться и сбежать... и он решил, что если этот молодой человек посмеет солгать ему, то тут же его и сожрёт!

— Ты действительно мудрый зверь! — Чжан Сюань тихонько усмехнулся и махнул рукой.

В его руке материализовался нефритовый пузырек, и, слегка встряхнув его, ему в руку упала пилюля. — Эта пилюля способна очистить твою родословную. Если ты её проглотишь, то я гарантирую, что ты сможешь прорваться менее чем за десять минут!

— Прорвусь?— Инфернальный Цилинь опустил взгляд на пилюлю в руке Чжан Сюаня.

В руке Чжан Сюаня лежала золотая пилюля, и от нее исходил соблазнительный аромат. Он ощущал в ней богатую духовную энергию, но кроме этого, она больше ничем не выделялась.

Глава 1444 - Прорыв Лазурного Дракона из Преисподней

Инфернальный Цилинь взял золотую пилюлю и слегка сжал ее. Чем дольше он смотрел на таблетку, тем больше недоумевал.

Как бы он на неё ни смотрел, пилюля выглядела совсем обычной и предназначалась для восстановления энергии. В ней не было ничего уникального! Хотя она и содержала довольно значительное количество духовной энергии внутри, но в глазах зверя его уровня, такое количество ничего не значило. Тем не менее, молодой парень в клетке утверждал, что эта пилюля поможет ему прорваться?

Неужели тот принимал его за дурака?

— Ты сможешь прорваться, просто поглотив её. Не сомневайся, такая возможность выпадает не каждый день! — Заметив скептическое выражение на лице зверя, Чжан Сюань продолжил настаивать.

Инфернальный Цилинь поколебался мгновение, а затем отбросил пилюлю обратно Чжан Сюаню и пробурчал: — Я никогда не проглочу пилюлю сомнительного происхождения. Может, она отравлена?

Даже клан Чжан не смог помочь ему прорваться, так как этого может добиться двадцатилетний мальчишка?

Кроме того, он уже внимательно рассмотрел пилюлю, и, кроме более сконцентрированной внутри духовной энергии, не заметил в ней ничего уникального. Хорошо, если бы после употребления пилюли он просто не смог прорваться, но если бы в пилюле скрывался яд, то он был бы обречен.

Это был риск, на который Инфернальный Цилинь не хотел идти.

— Яд? Услышав эти слова, Чжан Сюань широко раскрыл глаза и воскликнул обидчивым голосом: — Ты сомневаешься в моей честности? Я ни за что на свете не стал бы делать ничего подобного! Кроме того, я всего лишь в сфере Великого Владыки! Неужели ты думаешь, что я смогу создать яд, способный хоть как-то тебе навредить? Не говоря уже о том, что убив тебя, я ничего не получу!

Услышав эти слова, Инфернальный Цилинь замолчал.

Действительно, у молодого человека не было ни возможностей, ни мотива отравлять его.

Но люди были известны своей коварностью. Откуда ему было знать, какие заговоры планирует этот парень? Во всяком случае, употреблять что-то неизвестного происхождения выглядело глупым.

Таким образом, он решил больше не обращать на него внимания, и снова улёгся на землю, готовясь поспать.

Чжан Сюань негодующе хмыкнул: — Раз ты мне не веришь, я должен тебе это доказать!

Произнеся эти слова, он взмахнул рукой.

Ху-Ла!

Рядом с ним тут же появился Лазурный Дракон из Перисподней.

— Хозяин! — Лазурный Дракон преисподней склонил голову и смиренно приветствовал Чжан Сюаня.

— Съешь эту пилюлю и я помогу тебе прорваться! — Сказал Чжан Сюань, подбрасывая золотую пилюлю в руке.

— Да, хозяин! — Лазурный Дракон из Преисподней кивнул своей массивной головой и без колебаний проглотил пилюлю.

Гу гу гу!

Когда богатая духовная энергия вырвалась из пилюли, по морде Лазурного Дракона из Преисподней многие поняли, что ему приятно. Однако, вопреки ожиданиям, долгожданный всплеск энергии, который должен был привести его к прорыву, не возник.

Пилюля оказалась не такой эффективной, как думал дракон.

— Хозяин... — Лазурный Дракон из Преисподней растерянно посмотрел на Чжан Сюаня.

— Успокойся, все под контролем. — Чжан Сюань мягко усмехнулся и снова взмахнул запястьем.

Хуалала!

В воздухе материализовалось более сотни мечей. Начал перемещаться в клетке, с лязком и скрежетом, но вскоре они образовали что-то вроде моста.

— Ложись на мои мечи, — приказал Чжан Сюань.

Хотя Лазурный Дракон из Преисподней был озадачен намерением Чжан Сюаня, он все же послушно перелетел и лег на мостик из мечей.

Из-за длинного и стройного тела Лазурного Дракона из Преисподней, увидев его лежащим на мосту из мечей, многие представили себе сцену на вертеле.

— Хорошо, — удовлетворенно кивнул Чжан Сюань.

Взмахом руки он сформировал многочисленные нити чжэньци и закрепил ими Лазурного Дракона на месте, чтобы тот не упал с моста мечей. После чего он повернулся к Инфернальному Цилиню и сказал: — Мою пилюлю особенно трудно усвоить. Мне понадобится твоё пламя в качестве медиума. С его помощью он полностью расщепит содержимое пилюли. Раз ты мне не доверяешь, почему бы мне не доказать, как ты ошибался, и использовать твоё собственное пламя?

Хотя внешне Инфернальный Цилинь будто бы спал, но на самом деле он украдкой бросал любопытные взгляды на дракона, желая узнать, что именно задумал Чжан Сюань. Поддавшись своему любопытству, и интересовавшись, что же всё таки произойдёт с Лазурным Драконом из Преисподней, он всё таки кивнул.

Хотя он не осмеливался небрежно съесть пилюлю этого парня, но он не видел проблемы одолжить ему своё пламя. И если пилюля действительно обладала таким чудотворным эффектом и могла помочь ему прорваться, то, возможно, было бы не так уж плохо объединиться с молодым человеком.

Кивнув в знак согласия, Инфернальный Цилинь открыл пасть, и из нее вырвалось багровое пламя. В мгновение ока пламя охватило всю клетку.

— Сюда, сюда! Направь его прямо на дракона! — Приказал Чжан Сюань.

Тцццццццц!

Пламя обладало очень высокой температурой, поэтому всё вокруг искажалось. Как только пламя коснулось спины Лазурного Дракона из Преисподней, в воздухе раздалось громкое шипение.

В то же время Чжан Сюань также начал вращать меч, как будто жарил мясо на вертеле.

— …

Снаружи клетки, Чжан Учэнь и остальные ошеломленно переглядывались.

Даже гениальный Укротитель Зверей Чжан Цзян не смог понять, что происходило внутри.

Всем было ясно, что Лазурный Дракон из Преисподней - прирученный зверь Чжан Сюаня. Будучи простым культиватором сферы Великого Владыки, на него должно быть опустилось благословение, раз на его стороне стоял такой могущественный зверь высшего уровня Святого 8 дана... так почему же тогда он сейчас его поджаривал?

Пламя Инфернального Цилиня было намного сильнее, чем самое жаркое пламя земли и даже самые высокоуровневые артефакты Святого ранга легко расплавлялись его пламенем! Независимо от того, насколько мощным был Лазурный Дракон из Преисподней, он не смог бы долго выживать под таким жаром. При такой скорости он мог просто умереть!

— Это так он хотел продемонстрировать своё мастерство меча? — Пробормотал Цзянь Циньшэн.

Всего лишь мгновение назад Чжан Сюань сказал, что принесет славу Святилищу Мудрецов, поэтому Цзянь Циньшэн предположил, что тот собирался с мечом в руке сразиться против Инфернального Цилиня. Но оказалось, что он использовал его только как вертел для своего прирученного зверя.…

«В чем еще ты можешь заблуждаться?»

Тцццццц!

Под палящим жаром масло начало просачиваться на кожу Лазурного Дракона, и в воздухе повеяло особенно аппетитным мясным ароматом.

— Хозяин…

Лазурный Дракон из Преисподней уже достиг своих пределов. Он пытался ворочаться своим телом, но нити чжэньци так сильно связывали его, что он не мог эффективно использовать свою силу, поэтому все его усилия были тщетными.

Видя, что его жизнь висит на волоске, в глубине его глаз вспыхнуло отчаяние.

— Стисни зубы и терпи! Если хочешь прорваться, ты должен вытерпеть эту боль! — Телепатически ответил Чжан Сюань. — Лазурные Драконы из Преисподней культивируют холодную энергию, поэтому их культивация также склоняется к холодному атрибуту. Пламя Цилиня выжигает тебя, но одновременно иссушает все засорения в твоих меридианах и очищает твою родословную, тем самым подталкивает тебя к прорыву!

Проглоченная драконом ранее пилюля была пропитала чженьци Небесного Пути Чжан Сюаня, поэтому, естественно, она также могла очистить и кровь. К сожалению, её эффективность была крайне ограничена, поскольку развитие Лазурного Дракона из Преисподней сильно превосходило его собственное.

Другими словами, с самого начала он грубо лгал Инфернальному Цилиню. Его истинная цель состояла в использовании сильного жара Пламени Цилиня, чтобы очистить родословную Лазурного Дракона из Преисподней и предоставить тому импульс для пробития узкого отверстия, сдерживающего его на Святом 8 дана!

— Понял! — Поняв, что Чжан Сюань всё делает ради него, Лазурный Дракон из Преисподней крепко стиснул зубы и продолжал терпеть мучительную боль.

Когда пламя нырнуло в его тело, Лазурный Дракон из Преисподней почувствовал, как сильно забурлила его кровь. Постепенно на него начала накатывать слабость и меркнуть сознание.

Как раз когда он готов был потерять сознание, из проглоченной им пилюли высвободилась успокаивающая энергия, которая начала управлять пламенем внутри тела дракона и раскрывать все закупоренные места.

В результате его мутная кровь тоже начала проясняться.

«Работает!» Глаза Лазурного Дракона из Преисподней возбужденно блеснули.

Даже при том, что он полностью доверял Чжан Сюаню, но на него нахлынули облегчение и возбуждение, когда он увидел и ощутил происходящие внутри его тела изменения.

Собрав всю свою волю, он продолжил терпеть боль. В конце концов, его страдания окупились.

Три минуты спустя он почувствовал, что невидимый потолок, который ограничивал его культивацию на высшем уровне Святого 8-дана, начал ослабевать и как по нему начали расползаться трещины.

— Сейчас! — Вдруг раздался в голове Лазурного Дракона из Преисподней голос Чжан Сюаня.

Не колеблясь, Лазурный Дракон из Преисподней собрал всю оставшуюся энергию воедино и оглушительно заревел.

Бум!

Даже крепкая металлическая клетка задребезжала от оглушительного рева!

Треск! Треск!

Сила, которая за многие годы накопилась в теле Лазурного Дракона из Преисподней, начала подниматься к новым вершинам и словно бы его тело не могло больше сдержать весь поток, взрывная энергия потоком устремилась в небо.

— Ему удалось прорваться... золотая пилюля действительно могла помочь? — Убрав пламя, Инфернальный Цилинь застыл.

Он всё еще скептически относился к заявлению Чжан Сюаня, о том что золотая пилюля позволит ему прорваться менее чем за десять минут, но увидев всё это, начал верить, что тот не лгал…

Золотая пилюля была поистине чудесной!

Он поспешно перевел взгляд на молодого человека и увидел, что тот полностью поглощен контролем сотней мечей. Нефритовый пузырек, из которого он вынул золотую пилюлю, теперь стоял неподалёку от него на земле и открытый.

— Хе-хе, это все мое! — Глаза Инфернального Цилиня вспыхнули, и он взмахнул лапой.

Ху!

В мгновение ока нефритовый флакон завис перед ним в воздухе. Заглянув внутрь, он увидел семь золотых пилюль. Без малейшего колебания он поглотил их все.

Глава 1445 – Подчинись мне!

— Ты…

В тот момент, когда Чжан Сюань убирал мечи, он случайно увидел это и замер.

— Должен сказать, я очень благодарен тебе за щедрый подарок, но тебе больше не нужно притворяться. Я знаю, чего ты добивался. Ты говорил, что поможешь мне отомстить, но, в конце концов, хотел, чтобы я подчинился тебе? Ха-ха, мечтай!

Разжигая своё пламя, Инфернальный Цилинь посмотрел на Чжан Сюаня и холодно усмехнулся: — Все члены племени Цилинь гордые и благородные. Думаешь, мы согласимся подчиняться человеку?

Под этими страстными и возбуждающими словами скрывалось отвратительное намерение человека поработить его.

Учитывая, что он отказался подчиниться даже главе клана Чжан, как он мог добровольно подчиниться простому сопляку с развитием Великого Владыки?

Он так долго болтал с этим парнем, потому что ему наскучило одиночество и хотел поговорить хоть с кем-нибудь. Кто бы мог подумать, что молодой человек действительно принесет ему какие-то неожиданные выгоды?

Инфернальный Цилинь пристально следил за Лазурным Драконом из Преисподней. Хотя его развитие достигло высшего уровня Святого 8 дана, но оно было ограничено его собственной родословной. А если бы тот смог прорываться выше, то можно было бы смело утверждать, что он вознёсся к самим небесам.

И все же, просто проглотив золотую пилюлю, он сумел прорваться через узкое место и подняться в следующую сферу... поэтому Инфернальный Цилиьнь поверил, что золотые пилюли оказывают чудотворные эфеекты. Даже если бы они не были так эффективны на нем, он все равно получил бы большую выгоду от их потребления.

По крайней мере, продвинуться хотя бы на одну стадию он точно бы смог!

— Мои пилюли! — Не обращая внимания на насмешки Инфернального Цилиня, на лице Чжан Сюаня вырос абсолютный ужас.

— Я их уже проглотил, что ты сделаешь? Заставишь меня их выплюнуть? — холодно усмехнулся Инфернальный Цилинь.

«Ты заслужил это, оставив такое сокровище без должного внимания».

Я не ограничен кодексом чести или теми дурацкими принципами. Выживают наиболее приспособленные, а раз я смог получить их ,само собой разумеется, они мои!

— Нет, я не это имел в виду... — взволнованно воскликнул Чжан Сюань и поспешно покачал головой.

— Как будто мне есть дело до того, что ты имеешь в виду! Раз уж я подарил себе такое прекрасное лекарство, на этот раз я позволю тебе уйти. Убирайся из этой клетки или не вини меня!

Инфернальный Цилинь угрожающе взмахнул толстым хвостом и вернулся на то место, где лежал до этого.

— Я... — слова зверя не охладили возбуждения Чжан Сюаня. — Я переживаю не из-за того, что ты проглотил мои пилюли, но... у меня была только одна пилюля, позволяющая прорваться Святым зверям, и я уже скормил ее Лазурному Дракону из Преисподней!

— Одна? — Услышав эти слова Инфернальный Цилинь застыл. Он повернул голову и с сомнением спросил: — Если у тебя была только одна, то что за пилюли лежали в бутылке?

— Остальные…были отравлены! — Воскликнул Чжан Сюань.

— Отравлены? — Инфернальный Цилинь на мгновение удивился, а затем презрительно фыркнул. — Не думай, что я выплюну их только из-за твоих слов. Я уже усвоил всё что в них содержалось!

Даже если парень был возмущен его поведением, он ведь не полагал, что сумеет обернуть ситуацию своей нелепой ложью?

Прежде чем проглотить пилюлю, он тщательно просканировал ее своим духовным восприятием и убедился, что пилюли точно такие же, как и та, которую тот ранее ему предлагал. Если бы они действительно были ядовиты, его прирученный зверь был бы уже мертв!

И, кроме того, кто бы осмелился положить пилюлю, предназначенную для прорывов, в бутылку, наполненную ядовитыми пилюлями? Что, если кто-то случайно проглотит яд?

«По крайней мере, приложи немного усилий и придумай правдивую ложь! Я совсем не чувствую твоей искренности!»

Услышав эти слова, Чжан Сюань побледнел и, уныло опустив глаза, пробормотал: — Ты уже усвоил их содержимое? О нет, это катастрофа…

— Достаточно. Убирайся отсюда, и я тебя пощажу... — пресытившись театральностью Чжан Сюаня, Инфернальный Цилинь холодно хмыкнул и повернулся.

Но на полуобороте, он вдруг полностью застыл, и сильная боль внезапно взорвалась в его внутренностях.

У него возникло ощущение, чем-то напоминающее то, словно кто-то тянул его в обе стороны.

В то же самое время Инфернальный Цилинь почувствовал, как поток энергии просачивается в самые тонкие меридианы его тела и яростно грызет его нервы, вызывая сильную внутреннюю боль.

Столкнувшись с такой ситуацией, он запаниковал.

Инфернальный Цилинь мог превращать в пепел всё, что угодно. Поэтому большинство ядов попросту испарялись внутри его тела, не успевая толком нанести ему вред. Так почему же его тело внезапно будет мучить сильная боль?

Тззззззззз!

Пока он размышлял, внутренняя боль, быстро усиливалась и неудержимым потоком направлялась в каждую часть его тела.

Пах!

Инфернальный Цилинь ослабев рухнул на землю. У него не осталось сил, чтобы просто поднять голову.

— Но это ведь те же самые пилюли. Почему! — Яростно ругался Инфернальный Цилинь.

Он был полностью убеждён, что его нынешнее состояние вызвано проглоченными золотыми пилюлями. Когда он поглощал содержимое пилюль, несколько всплесков энергии вырвались из них и нырнули в самые глубокие его меридианы и стали ждать.

— Ты отравил меня! — и Инфернальный Цилинь яростно уставился на Чжан Сюаня.

Теперь все было ясно как день.

Тот намеренно поставил нефритовый флакон на землю, чтобы воззвать к его жадности.

Поступая так, он не только не ставил под угрозу своё достоинство Грандмастера, но также мог загнать и его в угол. Что еще более важно, ему некого было винить, потому что из-за своей собственной глупости он сам взял и проглотит эти чертовы пилюли…

Нет ничего страшнее бесстыдного Грандмастера!

— Ты должен был просто попросить меня, а не хватать без спроса! Почему ты такой безрассудный? Ты понимаешь, что это отравленные пилюли! — Беспомощно воскликнул Чжан Сюань.

— Ты... — дрожа от ярости, Инфернальный Цилинь не знал ,что сказать.

Что еще он мог сказать? Все, что сделал молодой человек - поставил рядом нефритовую бутылку. Во-первых, он уже предлагал ему золотую пилюлю, но он отказался. После чего, он сам схватил пилюли и проглотил их…

В глазах чужих, тот парень с самого начала и до конца не сделал ничего морально сомнительного!

Бросив злобный взгляд на Чжан Сюаня, Инфернальный Цилинь прорычал: — Дай мне противоядие!

Поскольку у него был такой яд, то должно было иметься и противоядие.

— Честно говоря, у меня нет противоядия от этого яда. Тем не менее, я знаю способ ослабить его действие... если ты подчинишься мне, я смогу тебе помочь… — С трудом выговорил Чжан Сюань.

— Хочешь, чтобы я подчинился тебе? Мечтай!

Подлостью, заставив его проглотить яд, этот парень все еще хотел, чтобы он подчинился ему?

Инфернальный Цилинь чуть не взорвался на месте. Он выпустил злобное убийственное намерение и яростно взревел: — Даже если сегодня я умру, ты умрёшь вместе со мной!

Бум!

Инфернальный Цилинь подпрыгнул в воздух, и со всех сил ударил копытом по Чжан Сюаню.

В одно мгновение пламя охватило каждый угол клетки, и ошеломляющая вспышка энергии, которая была достаточно мощной, чтобы даже разорвать черные как смоль трещины в пространстве, прорвала воздух, опускаясь на молодого человека.

Падах!

Но прежде чем атака достигла цели, Инфернальный Цилинь внезапно упал и тяжело ударился об землю. Его тело беспрестанно содрогалось от мучительной боли, а из уголка рта сочилась белая пена.

Яд оказался слишком силен.

Чжан Сюань подошел к нему и бесстрастно посмотрел на него сверху вниз. Он покачал головой и убедил, — Подчинись мне. Иначе такими темпами, ты умрёшь.

— Ты хочешь, чтобы зверь, обладающий древней родословной Цилиня, подчинился такому грязному и презренному человеку? Мечтай! — проревел, выплёскивая белую пену Инфернальный Цилинь.

Родословная Цилиня происходила из древних времен, а племя Цилинь доминировало еще в древнюю эпоху, когда по континенту бродили всевозможные звери. И хотя его чистота родословной сильно уступала предкам, подчиниться простому человеку ему не позволяла простая гордость!

Она скорее умрет, чем подчинится!

В противном случае клан Чжан не бездействовал, хотя и держал его в заточении целых три года.

— Значит, выбора нет... — Чжан Сюань покачал головой. Он как раз собирался еще больше раззадорить зверя своими словами, когда гнетущее давление внезапно навалилось на него сверху. В одно мгновение ему даже стало трудно дышать.

Подняв голову, он увидел, что ранее чистое небо уже заполнилось темными тучами. Внутри этих туч сверкала белая молния, всем своим видом предвещавшая катастрофу.

— Это испытание Святого 9 дана, сферы Восхождения Универсума? — Удивлённо прищурился Чжан Сюань.

Глава 1446 – Испытание сферы Восхождения Универсума

Святой 9 дана, сфера Восхождения Универсума - это весь воспринимаемый пространственный мир, образованный тремя измерениями. Те, кто достиг этой сферы, уже понимают пространство на очень высоком уровне и даже могут создавать пространство вокруг экспертов с развитием сферы Разделения Пространства, поэтому такие эксперты считаются самыми сильными на Континенте Грандмастеров.

Чжан Сюань думал, что поступит выгодно для себя, если обеспечит прорыв Лазурному Дракону из Преисподней, но, возможно, из-за прочного фундамента зверя, тот сумел быстро пробить два узких места с помощью Пламени Цилиня и пробиться сразу на уровень Святого 9 дана!

Создавать пространство – умение, которое диктуется самими небесами. Существа, который набрались наглости украсть у небес такую способность, должны были должным образом за неё заплатить.

Поэтому испытания, с которыми приходилось сталкиваться на таком уровне, были чрезвычайно страшными.

Если испытание сферы Разделения Пространства могло показаться трудным, то испытание сферы Восхождения Универсума могли вызвать отчаяние.

Если сравнить оба испытания, то даже объединив воедино силу десяти испытаний для экспертов сферы Разделения Пространства, она всё равно окажется слабее силы испытания Восхождения Универсума.

Тццлала!

В мгновение ока зловещие облака в небе уже покрыли площадь от четырех до пяти тысяч Мю и область продолжала расширяться.

— Это действительно катастрофа... — за пределами клетки Чжан Учэнь и Чжан Учжэнь дрожали от ужаса.

Они оба прошли через такое испытание, и даже с их нынешними развитиями, они все равно содрогались от мысли, снова встретиться с ним... нужно знать, что сила испытания, фактически, превосходила силу Святого 9 дана.

И такое мощное испытание возникло прямо посреди их города ... вся гостевая зона могла обратиться пеплом!

Этот молодой человек уже разрушил бесчисленное количество зданий возле формации у входа, и теперь он собирался уничтожить их гостевые помещения?

Чжан Сюань действительно был символом несчастья!

Как они должны были объяснить произошедшее главе клана?

— Все, поторопитесь и покиньте этот район! — Зная, что стоявшая вокруг толпа лишь провоцирует тучи в небе увеличиваться, Чжан Учэнь тут же громко закричал.

СУ-СУ-СУ!

Понимая опасность, уже мало кто осмеливался стоять на площади.

Остановить испытание было невозможно, и оно будет только усиливаться по мере сопротивления практика, к которому оно явилось. Одно дело, если им удастся нейтрализовать все разрушения, но если они потерпят неудачу, весь город может быть превращен в пепел.…

— Чжан Сюань действительно вестник несчастья... он должен был предусмотреть такую возможность, когда помогал тому прорываться! — Сплюнул сквозь зубы Чжан Учэнь.

Всякий раз, когда в клане Чжан кто-то готовился прорваться в сферу Восхождения Универсума, они обязательно готовили место для него заранее, а в некоторых случаях даже создавали формации, чтобы испытание не нанесло слишком большого ущерба. Тем не менее, этот парень на самом деле вызвал это испытание прямо посреди города…

Учитывая, сколько здесь гостей, они не смогут защитить всех! Если кто-то из них потеряет свою жизнь, то репутация всего клана сильно опустится!

Даже если в этой катастрофе не будет потеряно ни одной жизни, из-за огромного ушерба, над ними будет смеяться весь континент!

— Чжан Сюань, поторопись и уведи отсюда своего прирученного зверя. Неподалёку от горы располагается место с особой формацией, где он сможет наиболее безопасно справиться с испытанием! — Встревоженно посоветовал Чжан Учэнь.

В самом конце города находилось место, известное как Гора Дракона и Тигра. Она использовалась кланом Чжан в качестве благословлённой земле, где в основном культивировало молодое поколение. Для этой цели вокруг было установлено множество грозных формаций, и хотя это не помогло бы отразить молнию, но по крайней мере, подавило бы рост внутренних демонов в голове культиватора, поэтому он мог перенаправить больше сил на противостояние испытанию.

Если Лазурный Дракон из Преисподней окажется там, то бедствие могло миновать их клан.

— Хорошо... — Чжан Сюань бросил взгляд на ЛазурногоДракона из Преисподней и кивнул.

Но только он собирался приказать тому направиться к указанному месту, мощная волна мощи внезапно вырвалась из-за его спины.

После чего в воздухе раздался яростный рев Инфернального Цилиня: — Раз я всё равно умру, я забепру всех вас с собой!

И из тела зверя вырвалось мощное пламя.

«Плохо...», Чжан Учэнь впал в ужас от осознания происходящего.

Из-за заражения смертельным ядом, Инфернальный Цилинь уже решился на смерть. Таким образом, он решил использовать всю свою силу, чтобы еще больше спровоцировать молнии в небе и чтобы наверняка убить проклятого Чжан Сюаня и Лазурного Дракона из Перисподней.

А поскольку он стоял посреди испытания, то в момент, когда он высвободил свою силу, молнии в небе сразу же отреагировали на него

Ууууууууу!

В мгновение ока поле в пять тысяч му расширилось и покрыло расстояние уже в десять тысяч му, и тучи всё продолжали увеличиваться.

Если раньше молниеносное бедствие охватывало только гостевую зону, то сейчас оно охватывало огромную часть территории, где жили потомки клана Чжан.

— Ты... прекрасно! — Видя, что в такой критический момент Инфернальный Цилинь помог ему даже без подсказки, глаза Чжан Сюаня загорелись от восторга.

Учитывая размер собравшихся в небе молний, то по его мнению, в них, как минимум собралось энергии, как в десяти высших духовных камней. Если бы он мог поглотить её, его развитие определенно поднялось бы в более высокие сферы.

— Ха-ха-ха, вы все умрёте вместе со мной! — Полностью прослушав слова Чжан Сюаня, Инфернальный Цилинь сосредоточился только на одном – как можно сильнее усилить сверкающие молнии над городом. Бешено ревя, он высвобождал каждую толику своей энергии.

В этот момент он понял, что, высвобождая свои силы, боль внутри его тела также ослаблялась, поэтому он старался всё сильнее

Треск! Треск!

Еще до падения молнии, исходившее подавляющее от неё давление уже разрушило наложенную на клетку формацию. В то же время бесчисленные здания также поддались давлению и резко рухнули.

— Хозяин, что мне делать? — Видя, как его испытание вышло из-под контроля, Лазурный Дракон из Преисподней съёжился от страха.

Он слишком сильно сосредоточился на экстазе от прорыва и упустил из виду возможные последствия. Он никогда не думал, что дойдет до такого.

А если его хозяин окажется беспомощен в такой ситуации, то он действительно умрёт от удара током.

— Не стоит так паниковать. Продолжай провоцировать её. Чем больше оно будет, тем лучше. — Чжан Сюань дал указания дракону, а затем полетел к Чжан Учэню..

— Третий Старейшина, Седьмой Старейшина. — Чжан Сюань сжал кулак в их сторону.

С его нынешним развитием он мог свободно перемешаться и не привлекать внимания молний в небе.

— У тебя есть способ справиться с ситуацией? — Угрюмо спросил Чжан Учэнь.

Если Лазурный Дракон из Преисподней не уйдет, все будут обречены, как только молния ударит в землю!

—У меня есть идея, но для ее осуществления мне потребуется кое-что. У вас случайно нет с собой техник развития для Святого 7, 8 и 9 дана? Мне нужно как можно больше! — Настойчиво спросил Чжан Сюань.

Поскольку в небе уже дико искрились молний, словно так и ждали, когда же он их поглотит, само собой разумеется, что он должен был подготовить методы развития. Иначе он зря потратил бы этот драгоценный источник энергии!

— Книги? Зачем они тебе? — Чжан Учэнь просто опешил от просьбы Чжан Сюаня в такой момент.

События, произошедшие в Святилище Мудрецов сразу же были классифицированы, как конфиденциальные, и студентов строго предупредили, чтобы они не распространялись об этом. Конечно, вопрос времени, когда об этих инцидентах узнаю высшие представители власти сильнейших организаций, но в настоящее время Чжан Учэнь все еще не знал, как именно Чжан Сюань справлялся со всеми испытаниями молний.

— Нет времени объяснять! Мне нужно, чтобы вы дали мне как можно больше и прямо сейчас. Только так мы сможем справиться с этой катастрофой, иначе ... я тоже ничего не смогу сделать! — Настойчиво воскликнул Чжан Сюань.

— Я... у меня есть несколько книг с техниками развития сферы Призрачного Пространства. Я планировал передать их своим ученикам... что касается книг с техниками развития сферы Разделения Пространства, то все они хранятся в библиотеки, и даже с моим доступом, я не смогу провести тебя туда. Только высшие представите клана могут посещать отделы с нужными тебе книгами, но даже так, они могут вынести только одну книгу. Даже я не исключение из правил! — Немного помолчав, ответи Чжан Учэнь.

Те, кто достиг сферы Разделения Пространства, уже могли рассматриваться как существа, достигшие вершины на континенте. Поэтому даже если он и был третьим старейшиной клана Чжан, у него имелось лишь несколько таких книг в своей коллекции.

— Тогда мне придется попросить вас показать мне техники развития сферы Призрачного Пространства... — видя, что молния вот-вот упадет, Чжан Сюань понимал, что у него не так много времени, чтобы тратить его попусту. Он махнул рукой и призвал: — Поторопитесь и покажите их. Мне просто нужно взглянуть!

Видя, что у молодого человека есть идея, Чжан Учэнь не смел тратить время. Взмахнув запястьем, перед ним появилась стопка книг.

Глава 1447 – Пожалуйста, прими меня!

Книг в этой куче было не так уж много, всего штук двадцать-тридцать. Просканировав их, Чжан Сюань нахмурился.

Все они относились к постижению Святого 7 дана, но эти книги не были чем-то, что Чжан Сюань даже назвал бы даже техникой. Если бы он их обозвал, то назвал бы на "буклеты с заданиями".

В этих книгах расписывались вопросы и задания, которые учителя передавали своим ученикам в его предыдущей жизни. В общем, среди всех книг, только одна действительно оказалась полезной.

— Это... — Чжан Сюань хмуро посмотрел Чжан Учэня.

— Я уже нарушил правила клана, поэтому могу показать тебе только это. Тем не менее, эта техника сильна и подходит для культиваторов любого атрибута... — заметив на себе взгляд Чжан Сюаня, Чжан Учэнь неловко усмехнулся.

— ... — Чжан Сюань не знал, что сказать.

В отличие от академий, методы культивирования, которые передавались в кланах, были ограничены в разнообразии. Поскольку все члены клана Чжан имели одну и ту же родословную, то их атрибут чженьци не сильно отличался, поэтому скорей всего они культивировали очень мало высокоуровневых техник.

В то же время почетные старейшины, которые решили вступить в союз с кланом Чжан, вероятно, уже имели свои собственные методы развития и родословную. Таким образом, несмотря на влияние клана Чжан и его положение на континенте, их коллекция была довольно скудной.

— В таком случае есть ли у вас какие-либо техники развития физического тела или души? — Поколебавшись мгновение спросил Чжан Сюань.

Огромные и мощные молнии над головой представляли для него большой праздник, и он мог бы жалеть себя за утерянную возможность всю жизнь, если бы не воспользовался ей.

— Есть и много! — Старейшина Учжэнь щелкнул пальцем, и прямо перед ним появилась более тысячи книг.

— У меня с собой несколько книг о развитии души. — Сказал Чжан Учэнь и перед ним возникла груда книг.

Поскольку они не были секретными искусствами клана Чжан, они ничего не нарушали, показывая их Чжан Сюаню.

Видя, что хоть в этом он мог положить на этих стариков, Чжан Сюань вздохнул с облегчением. Он быстро взглянул на эти книги и собрал их в Библиотеке Небесного Пути.

— Хорошо, я пойду и разберусь с этими молниями! — Сказав эти слова, Чжан Сюань подпрыгнул и взлетел прямо в середину грозовых облаков.

— Ч-что? Что он собирается сделать? — Оба были явно шокированы резкими действиями Чжан Сюаня.

Даже лицо Чжан Цзыцин побледнело от ужаса.

Они думали, что у молодого человека будет хорошее решение, чтобы справиться с молниеносным бедствием, но вместо этого он бросился вслепую. Разве он не летел прямо в лапы смерти?

Хуала!

Чжан Сюань бросился прямо в темные облака.

В то же время, он быстро сливал техники развития физического тела и души и в итоге он получил две книги. Одну с Золотым Телом Небесного Пути, а вторую с Искусством Души Небесного Пути Великого Владыки.

«Я скорей всего, не смогу полностью поглотить молнии таких размеров, а если они действительно ударят, то Лазурный Дракон из Преисподней умрёт... тогда, выходите!

Глядя на грозовые тучи, простиравшиеся за горизонтом, Чжан Сюань знал, что, каким бы огромным ни был его аппетит, он не сможет проглотить всё полностью. Поэтому он также решил разрешить полакомиться своему клону, Тыкве Дунсюй и лозе.

— Как много энергии!

Глядя на огромные грозовые тучи вокруг, и ощущая концентрированную огромную энергию молнии, его клон, Тыква Дунсюй и лоза сразу же вгрызлись в них.

Чжан Сюань тоже не расслаблялся. Он отделил свой Первобытный Дух и начал яростно поглощать энергию молний вокруг себя. В то же время, благодаря Разуму Пустоты, его тело также начало втягивать энергию молнии и инстинктивно культивировать Золотое Тело Небесного Пути.

Некоторое время спустя, как и в прошлом, грозовые облака вскоре сбежали, когда поняли, что несколько инородных тел попросту грабят их энергию. Чжан Сюань быстро убрал своего клона, тыкву и лозу обратно в кольцо, и только потом вздохнул с облегчением.

Он оценил свои достижения и удовлетворённо кивнул.

Его развитие души успешно достигло высшей стадии Великого Владыки. В то же время его физическое тело также преодолело узкое место и теперь ему не могли навредить даже артефакты Святого ранга полувысшего уровня.

С нынешней упругостью его физического тела, даже если бы он стоял совершенно без охраны перед культиватором Святого 7 дана, последний все равно не смог бы причинить ему ни малейшего вреда.

В самом прямом смысле его можно было назвать оружием в форме человека.

И это была еще не самая радостная новость.

«Похоже, Врождённый Яд стал еще слабее после моего прорыва!»

Он понял, что чем больше энергии молнии он поглощал, тем сильнее он подавлял Врождённый Яд.

«Похоже, энергия молнии испытаний культиваторов, действительно очень полезна для меня. В будущем мне нужно найти еще…», подумал Чжан Сюань, небрежно бросив взгляд вниз.

И то, что он увидел, заставило его веки задергаться от ужаса.

Роскошные гостевые помещения клана Чжан превратились в груды щебня.

Даже устремившись прямо в тучи и поглотив огромную часть энергии испытания Восхождения Универсума, сконцентрированная в небе мощь была попросту слишком сильна. Здания внизу были очень старыми, поэтому и не выдержали давления.

Чжан Сюань поспешно повернулся к Чжан Учэню и остальным, и, как он ожидалось, увидел их искаженные лица. Невольно, но внутренне он вздрогнул.

Подумать только, он мог превратить это место в руины! Это было действительно... действительно... волнующе!

Из-за вызванного беспорядка, даже если молодой вундеркинд и продолжит скрываться, но его отец, Святой Меч Син ведь должен появиться?

— Мастер Чжан, спасибо за помощь в разрешении катастрофы. Иначе наш клан Чжан попал бы в беду... — сжав дрожащие кулаки, Чжан Учэнь поблагодарил Чжан Сюаня.

Никакие слова не могли описать то, что он чувствовал в этот момент.

Хотя молниеносное бедствие было принесено сюда этим молодым человеком, он сделал это только для того, чтобы укротить Инфернального Цилиня. Не говоря уже о том, что этот инцидент произошел под его наблюдением, то ответственно за все потери легли бы на его плечи.

Его собственная и всего клана Чжан репцтация пострадала, если бы он возложил всю вину на Чжан Сюаня.

Хорошо, что в конце концов проблема была решена, иначе последствия были бы действительно ужасными. Руины могли остаться не только от гостевого района, но и от всего города!

По крайней мере, только этой мыслью он мог успокоить своё возмущающееся сердце.

Чжан Учэнь повернулся к Чжан Цзяну и яростно взревел: — Чжан Цзян, за то, что ты действуешь по собственной воле, ты должен взять на себя ответственность за вызванный беспорядок. Я приказываю тебе вернуться в свою резиденцию и ждать наказания. Пока не будут отданы дальнейшие приказы, ты не должен покидать свои покои!

— Да... — сжав кулаки, Чжан Цзян уныло опустил голову. Обернувшись, он уже собирался вернуться в свою резиденцию, как вдруг что-то вспомнил и остановился. Он поспешно повернулся, смиренно сжал кулак в сторону Чжан Учэня и сказал: — Я уверен, что понесу наказание, но... моя дуэль с Мастером Чжаном еще не закончена! Третий старейшина, прошу, разрешите дождаться результатов. Как только результаты будут известны, независимо, выиграю я или проиграю, я отправлюсь в зал наказаний и буду ждать наказания за своё безрассудство…

Он вспомнил, что его дуэль с Чжан Сюанем все еще продолжается, и если его собираются наказать за это, то самое меньшее, что он может сделать, - это усложнить ситуацию и для Чжан Сюаня.

— Результаты? — Нахмурился Чжан Учэнь.

- Верно, третий старейшина. Мы поспорили, сможет ли он сблизиться с Инфернальным Цилинем лучше, чем я. Однако, я вижу, что зверь всеми силами хочет утащить его в ад за собой, поэтому я считаю, что нам не нужно ждать три дня... — поспешно объяснил Чжан Цзян.

Просто из-за того, как Чжан Сюань решил прибегнуть к отравлению, Инфоернальный Цилинь никогда бы не стал с ним сближаться. Если бы святой зверь мог подчиниться такому человеку даже после всего, что случилось, то надобность в Укротителях Зверей полностью бы отпала! Вместо этого каждый стал бы Мастером Яда!

Как и у людей, у святых зверей тоже была своя гордость. Они подчинялись только тем, кого уважали, и, естественно, а уважать человека вроде Чжан Сюаня, который воспользовался подлыми методами вроде яда... только слабохарактерный зверь признает такого человека своим хозяином!

Особенно это касалось такого вспыльчивого святого зверя вроде Инфернального Цилиня. Использовав против него такого подлого метода, никогда не вызовет его доброжелательности или уважения.

Услышав разговор между ними, Чжан Сюань смущенно почесал голову.

Он думал, что сможет завоевать уважение Инфернального Цилиня, заставив Лазурного Дракона из Преисподней прорваться прямо у него на глазах, тем самым убедив его подчиниться ему. Однако, видя, что Инфернальный Цилинь без колебаний провоцирует испытание молний только для того, чтобы справиться с ним, скорее всего, он больше не сможет его укротить!

—Забудь об этом, я признаю... — качая головой, Чжан Сюань уже собирался признать свое поражение, когда вдруг почувствовал легкое тепло на ноге.

Повернув голову, он увидел, что Инфернальный Цилинь лежит рядом с ним и облизывает его языком. С лицом, полным уважения и благоговения, он начал умолять: — Хозяин, пожалуйста, примите меня!

Глава 1448 – Твой учитель здесь!

— Э? — Тело Чжан Цзяна замерло от этих слов.

Чжан Учэнь и все вокруг смотрели на зверя непонимающими глазами.

«Что не так с этим зверем? Только что он бесстрастно заявлял, что никогда не запятнает древнюю родословную Цилинь, и хотел как можно быстрее убить Чжан Сюаня. И все же, почему он вдруг отбросил свою гордость и оказался на полу?

Чжан Сюань также был явно озадачен резкой переменой отношения со стороны Инфернального Цилиня. Он долго смотрел на зверя и только потом убедился, что перед ним лежал всё тот же гордый зверь. Со странным выражением на лице, он спросил: — Ты уверен, что хочешь признать меня своим хозяином?

— Да! Я клянусь своей древней родословной, что буду выполнять любые хозяина и не буду жаловаться! — Инфернальный Цилинь резко закивал головой, боясь, что Чжан Сюань может передумать.

— Хорошо. — Кивнул Чжан Сюань.

Как только он произнёс эти слова, то увидел, как капля крови Инфернального Цилиня полетела и проникла в его переносицу.

И когда их отношения хозяина и слуги были закреплены контрактом души, Чжан Сюань тут же понял, о чем думал зверь.

При нормальных обстоятельствах Инфернальный Цилинь никогда бы никому не подчинился. Однако, увидев, как он ныряет в тучи с молниями, настолько мощными, от которых он бы сам сбежал в страхе, Инфернальный Цилинь решил передумать.

Хотя Святые звери рождались с физическими телосложениями, намного превосходящие людские, но их Первобытный Дух был слабее. Поэтому они естественно уважали молнии, а к тем, кто мог с ними справиться, они относились как к божествам. Таким образом, увидев, что Чжан Сюань легко сумел прогнать такие мощные и яркие молнии, Инфернальный Цилинь пришел к соображениям, что не слишком много потеряет, если станет его прирученным зверем.

Кроме того, поскольку благодаря усилиям парня сумел прорваться Лазурный Дракон из Преисподней, то потенциально тот мог помочь и ему!

Мыслительный процесс зверей происходил намного проще, чем у людей. Нельзя сказать, что они были менее умны, но они воспринимали друзей и врагов гораздо проще, чем люди.

— Я не верю... как такое возможно?! — Видя, что Инфернальный Цилинь фактически признал Чжан Сюаня своим хозяином, лицо Чжан Цзяна побледнело и стало как у листа бумаги.

Это был святой зверь, которого не смог приручить даже глава их клана! Но завоевать его лояльность всего за двадцать минут…

Не говоря уже о том, что всего мгновение назад Инфернальный Цилинь обнажил свои клыки на Чжан Сюаня и умирая желал разорвать того в клочья... почему он вдруг внезапно изменил свое отношение?

«Ты понимаешь, что твоя резкая перемена отношения поставила меня в затруднительное положение? Я не только проиграл дуэль, но получу суровое наказание от главы клана, когда тот вернётся!»

Он должен был заплатить высокую цену, чтобы захватить этого огромного парня! Если он узнает, что тот попал в руки постороннего человека…

Пу!

Лицо Чжан Цзяна покраснело от разочарования, и с его губ сорвалась струйка крови.

— Ты ведь Инфернальный Цилинь, зверь с благородной древней родословной Цилинь! — Чжан Цзян не мог не воскликнуть в волнении.

— Ну и что? Этот парень - выдающийся молодой талант. Он достоин того, чтобы я посвятил ему свю жизнь! — Инфернальный Цилинь бросил надменный взгляд на Чжан Цзяна, будто выражая тому свое удовольствие стать прирученным зверем Чжан Сюаня.

— Ты... — Чжан Цзян чуть не рухнул на землю.

«Что случилось с твоей гордостью? Что случилось с твоим достоинством?»

«Не так давно ты бесстрастно кричал, что скорее умрешь, чем подчинишься человеку, но вдруг ты начал вести себя... ты ведь не поменялся душой с человеком, не так ли?»

— Раз ты признал меня своим хозяином, то, полагаю, было бы неуместно не преподнести тебе подарок, верно? — Полностью игнорируя хлещущую кровь Чжан Цзяна, Чжан Сюань слегка улыбнулся и щелкнул пальцем.

С выжидающим взглядом, Инфернальный Цилинь взволнованно ждал, но внезапно почувствовал, как из глубин его даньтяня хлынула энергия. Благодаря приливу этой энергии, он обнаружил, что до сих пор забитые меридианы в разных частях его тела, начали прочищаться и раскрываться.

— Это... тот смертельный яд? — Инфернальный Цилинь недоверчиво расширил глаза.

Проходящая по его телу энергия вызывала те же ощущения, как и та, которую он высвободил из поглощенных пилюль с ядом. Просто, вместо того, чтобы сеять хаос, она очищала его каналы, которые всё это время останавливали его культивацию и подталкивали его к большим высотам!

«Превратить смертельный яд в тоник по своей мысли, да на это даже не способны Грандмастера 9 звёзд!» От этого предположения Инфернальный Цилинь задрожал всем телом.

Именно в этот момент он по-настоящему осознал, насколько мудро он поступил, став зверем этого парня!

Он решил принять Чжан Сюаня своим хозяином инстинктивно, но кто бы мог подумать, что способности парня окажутся за пределами его ожиданий.

Обладая древней родословной Цилинь, он был благословлен превосходящей силой с рождения, поэтому он стартовал с гораздо более высокой точки, чем остальные звери. Но в то же время эта подавляющая сила стала и его ограничением.

Без сомнения его пламя стало его самым сильным оружием, но хотя оно и было мощным, он не мог взять его под контроль, поэтому он и не мог культивировать, используя маленькие меридианы в своём теле. Поэтому он и долго развивался.

Однако в этот момент всплеск энергии помог ему очистить и начать вливать во все эти маленькие меридианы энергию, поэтому он мог теперь пробить все свои узкие места самостоятельно!

Инфернальный Цилинь почувствовал, что удерживающий его культивацию потолок начал ослабевать и что он мог в любой момент подтолкнуть своё развитие.

— Хозяин…

— Поторопись и прорывайся. Не упусти эту возможность, — беспечно прервал его Чжан Сюань.

Понимая, что сейчас не время для слов, Инфернальный Цилинь закрыл глаза и направил энергию в свое тело.

Бум!

Мощное давление прокатилось по окрестностям, и в этот момент, Инфернальный Цилинь будто бы превратился в неукротимого завоевателя.

— Инфернальный Цилинь ... тоже собирается прорваться?

Лицо Чжан Учэня тут же перекосило от шока. Со слезами на глазах он воскликнул: — Мастер Чжан, пожалуйста, забери его отсюда. Наш клан не выдержит еще одной катастрофы! От имени Чжан Цзяна, я официально признаю поражение, хорошо?

Одного прорыва Лазурного Дракона из Преисподней хватило, чтобы превратить весь гостевой район в руины. Если более мощный Инфернальный Цилинь тоже прорвётся... то в руинах мог оказаться весь город!

— А... не стоит беспокоиться. Он лишь на продвинутой стадии Святого 9-дана, поэтому не вызовет никакого феномена. — неловко объяснил Чжан Сюань.

С помощью контракта души, он мог точно воспринять нынешнюю силу Инфернального Цилиня и сейчас он находился на продвинутой стадии сферы Восхождения Универсума.

Даже под импульсом невероятной чженьци, он сможет в лучше случае прорваться к высшему уровню Святого 9 дана... и, основываясь на своих сведениях, на каждой стадии Святого 9 дана не являлись испытания.

— Это было бы к лучшему... — Чжан Учэнь вдруг вспомнил, что нынешней сфере развития Инфернального Цилиня и вздохнул с облегчением.

Однажды укушенный, дважды застенчивый. Возможно, боясь повторения ситуации, он стал особенно тщательно относиться к этому.

И действительно прорыв между стадиями Святого 9 дана не вызывал никаких резких феноменов.

Когда Чжан Учэнь, наконец, успокоился, в его голове начало всплывать множество вопросов. Поэтому, он спросил слегка заинтригованным голосом: — Но даже так, прорваться даже на одну стадию на уровне Святого 9 дана так же сложно, как и воспарить в небеса... мне любопытно, как тебе удалось спровоцировать его прорыв?

Он мог еще объяснить прорыв Лазурного Дракона из Преисподней благодаря прочным основам и накопленной за все годы энергии, а также глубокому пониманию Чжан Сюаня... но учитывая, что он только что приручил Инфернального Цилиня и точно еще не разобрался в его телосложении, как ему удалось спровоцировать его прорыв?

Если этот молодой человек действительно мог обеспечить прорывы Святых зверей по своему желанию, он мог приручить любого святого зверя!

— Это... думаю, все это можно объяснить удачей. Инфернальный Цилинь, как оказалось накопил очень много энергии, поэтому, используя некоторые специальные средства, я смог задействовать его потенциал и помочь ему продвинуться. С другим зверем, всё могло пройти не так гладко.

Он никак не мог раскрыть существование чженьци Небесного Пути, иначе у него могли возникнуть большие неприятности.

— Извини, похоже я недостаточно обдумал свои слова. — Видя, что молодой человек ходит вокруг да около, Чжан Учэнь понял, что возможно посягнул на один из секрет Чжан Сюаня, поэтому поспешно отступил.

После чего он сжал кулак и улыбнулся: — Я слышал новости от наших отроков в Святилище Мудрецов, что твой учитель Мастер Ян, Ян Сюань. Это правда?

— Мой учитель действительно Ян Сюань, — ответил Чжан Сюань.

В этот момент он еще не был готов отрицать это. Учитывая свои нынешние способности и его низкий уровень развития, нельзя было сказать, что жадные люди попытаются причинить ему вред, чтобы раскрыть его секреты.

Ху Ивэя все равно не было рядом, и они не были в штаб-квартире Павильона Грандмастеров. Даже Святилище Мудрецов не смогло раскрыть подлинность его личности, поэтому почему он не мог обмануть и клан Чжан?

— Неудивительно...— кивнул Чжан Учэнь. — Могу я узнать, знаешь ли ты, где сейчас находится твой учитель?

— Мой учитель всегда был свободным человеком, он скитался по земле, не позволяя ничему себя сдерживать. Поэтому я не знаю. — Ответил Чжан Сюань.

Чжан Учэнь был немного озадачен, но затем, наконец, понял, почему Чжан Сюань пришел в клан Чжан, и все же вместо того, чтобы нанести визит своему учителю, почему он устраивал столько беспорядков? Оказалось, что он не знал, что его учитель находился в клане Чжан!

— Похоже это действительно совпадение. Мастер Ян в настоящее время находится в уединении у нас в клане и скоро оно уже закончится. — Улыбнулся Чжан Учэнь.

— Мой учитель, здесь? — Удивившись в лице спросил Чжан Сюань, но внутри у него уже похолодела кровь.

Глава 1449 – Резервуар крови

Все это время он открыто использовал имя Мастера Яна, чтобы скрыть существование своей Библиотеки Небесного Пути. И все же, кто бы мог подумать, что по каким-то таинственным законам мира, придуманный им из воздуха человек оказался настоящим... и мало того, он был даже великим старейшиной штаб-квартиры Павильона Грандмастеров, одним из сильнейших экспертов в мире!

Ему уже было крайне неудобно притворяться учеником такого человека, но кто мог подумать, что тот окажется в клане Чжан?

Если они оба встретятся, разве его фальшивая личность не будет раскрыта?

Прежде чем Чжан Сюань сумел сказать хоть слово, Чжан Учэнь нахмурился, — Мастер Ян?

— Ааа, что я говорю. Я уже давно не виделся с ним, поэтому неправильно выразился! — Поспешно исправился Чжан Сюань.

Он слишком сильно испугался и даже непреднамеренно назвал Ян Сюаня "Мастером Яном" вместо "учителя".

— Понятно. Мастер Ян находится в уединении в нашем клане уже более полугода, поэтому с твоей с ним прошлой встречи действительно прошло много времени, — Чжан Учэнь кивнул, будто бы принял оправдание Чжан сюаня.

— Будет ли неудобно моему учителю, если я навещу его, пока он в уединении? — Спросил Чжан Сюань у Чжан Учэня.

Учитывая, что Чжан Учэнь уже знал, что он "ученик Ян Сюаня", и, учитывая тот факт, что Ян Сюань в настоящее время находится в клане Чжан, было странно, что никто еще не позвал его. Для этого могло быть только два варианта. Во-первых, Чжан Учэнь пытался его прощупать. Во-вторых, Ян Сюань находился в самой критической точке своего развития и пока не мог покинуть свое уединение.

Но независимо от случая, они были на пользу Чжан Сюаню.

— Мастер Ян велел никому не прерывать его. Тем не менее, он должен выйти через несколько дней. Если ты никуда не спешишь, то сможешь с ним встретиться. — Ответил Чжан Учэнь.

— Какое облегчение. Я не спешу, поэтому подожду, пока мой учитель выйдет из уединения. — Чжан Сюань кивнул, втайне вздохнув с облегчением.

Похоже, у него оставалось еще несколько свободных дней. Однако, ради безопасности, он должен ускорить свои планы. Как только он выманит молодого вундеркинда из клана Чжан и изобьет его, он должен немедленно уйти. В противном случае, он столкнётся с огромной проблемой, если вдруг повстречается с Ян Сюанем.

— Могу я узнать, где сейчас находится мой учитель? Я просто пойду и выражу ему своё почтение, — спросил Чжан Сюань.

Самое меньшее, он мог узнать его местоположение. Таким образом, он будет знать, куда бежать, если услышит, что другая сторона вышла из уединения.

— Извини, но даже я не знаю. Только первый старейшина знает, где культивирует Мастер Ян. — Покачав головой ответил Чжан Учэнь.

— Вы не знаете? — Чжан Сюань покачал головой в притворном разочаровании.

Пока они разговаривали, Лазурный Дракон и Преисподней и Инфернальный Цилинь наконец закончили культивировать. Их тела будто пульсировали энергией и обоим так и хотело высвободить её.

Окружающая толпа с осторожностью смотрела на двух Святых зверей 9 дана из-за опасения перед их силой. Даже Цзянь Циньшэн был немного взволнован.

Нужно знать, что даже заместитель главы Святилища Мудрецов был только на начальной стадии Святого 9-дана, но Чжан Сюаньбудучи студентом уже приручил двух Святых зверей 9 дана с развитием начального и высшего уровня... это означало, что в Святилище Мудрецов больше никто не мог ему противостоять.

С такой силой он даже мог стать главой Святилища Мудрецов!

В то же время, противоречивые взгляды появились на лицах потомков клана Чжан. Они пришли сюда, чтобы преподать Чжан Сюаню урок, но увидев, какими тот обладал невероятными возможностями, как в живописи, так в укрощении животных, они начали колебаться.

Чжан Цзыцин и Чжан Цзяна можно было считать самыми талантливыми среди них, но, тем не менее, даже они не приблизились к уровню Чжан Сюаня. Если они сейчас бросят ему вызов, то только поставят себя в неловкое положение и еще больше запятнают репутацию клана Чжан.

В результате это привело к неловкому застою... ну, неловкому для всех, кроме Чжан Сюаня.

Он был просто счастлив получить немного покоя. В конце концов, отбиваться от всех этих надоедливых соперников было утомительно!

Его интересовал только один противник - молодой вундеркинд. Остальные были слишком слабы, чтобы заинтересовать его.

— Мастер Чжан, гостевая зона уже не подходит для жилья. У меня приготовлено другое жилье. Позвольте. — Видя, что гении клана Чжан полностью потеряли свою боевую волю, Чжан Учэнь глубоко вздохнул.

— Другое место жительства? — Чжан Сюань на мгновение задумался, — тогда я побеспокою третьего старейшину.

И правда. Учитывая нынешнее состояние номеров, он не мог здесь больше оставаться.

— Без проблем. Следуй за мной. — И третий старейшина повернулся.

Проинструктировав старейшину Учжэня как можно скорее привести в порядок комнаты для гостей, он быстро направился в сторону.

Перед уходом Чжан Сюань не забыл передать метод, как двух Пробуждающим Духов остановить статуи, и под их потрясенными взглядами он ушел.

Вскоре он прибыл в жилой район членов клана Чжан.

— Святой Меч Цзянь Циньшэн, ты можешь воспользоваться этой комнатой. Когда я разберусь с жильём остальных гостей, мы проведем турнир для подрастающего поколения. — Улыбаясь объяснял Чжан Учэнь.

— Хорошо, спасибо. — Кивнул Цзянь Циньшэн.

Он был в клане Чжан уже три раза, но это был первый раз, когда он вошел в жилой район основных членов клана Чжан.

В некотором смысле, он извлекал выгоду из поведения Чжан Сюаня.

Духовная энергия в этом месте не была столь насыщена, как в гостевом районе, но в воздухе стояла уникальная аура, которая будто заряжала энергией тело и ум, поэтому скорость развития увеличивалась.

— Мастер Чжан, не прогуляешься со мной? — Поселив Цзянь Циньшэна, Чжан Учэнь обратился к Чжан Сюаню.

— С удовольствием, — кивнул Чжан Сюань.

Просто случилось так, что он хотел понять клан Чжан намного лучше на тот случай, если ему когда-либо понадобится вырвать у них свою невесту. Поскольку Чжан Учэнь сам пригласил его на прогулку, у него не было оснований отказываться.

Даже если бы и существовала опасность, у него был Инфернальный Цилинь и Лазурный Дракон из Преисподней. Кроме того, он был гостем, а клан Чжан слишком дорожил своей репутацией, чтобы нападать на гостей.

— Сюда, пожалуйста. — указал рукой Чжан Учэнь.

На этот раз они не летали по воздуху, а шли пешком.

После всего, что случилось, солнце уже село. В небе уже поднялся полумесяц и мерцали звёзды. В эту ночь все казалось особенно холодным и заброшенным.

Двое мужчин шли по тротуару, один впереди, другой сзади.

В один момент Чжан Учэнь спросил, — Мастер Чжан откуда ты пришел? У тебя есть братья или сестры?

— Я сирота. Я не знал своих родителей, не говоря уже о моих братьях и сестрах. — Спокойно ответил Чжан Сюань.

Даже предыдущий он понятия не имел, кто его родители, поэтому, конечно, он ничего о них не знал.

— Сирота, да... — пробормотал Чжан Учэнь себе под нос, а затем понял, что произнёс свои мысли вслух. Поэтому он быстро отбросил мысли и продолжил спрашивать: — Раз ты сирота, почему твоя фамилия Чжан? Кто дал тебе имя?

— Хммм ... — Чжан Сюань задумался, но вскоре покачал головой. — Прошло слишком много времени. Я больше не помню.

Во-первых, память, которую он унаследовал от предыдущего, была неполной, так как он мог знать о таких осложнениях?

Для него было важно то, что его фамилия Чжан произошла не от Клана Мудрецов Чжан.

— Ты больше не помнишь? Твои родители, должно быть, уехали, когда ты была совсем маленький... — заметил Чжан Учэнь. Затем он внезапно тихо усмехнулся и спросил: — Тогда что ты думаешь о нашем клане Чжан? Ты заинтересован стать одним из нас?

— Спасибо за любезность, но мне придется отказаться. — Твердо ответил Чжан Сюань.

Из-за принуждения Ло Жосинь к помолвке с молодым вундеркиндом, который не соизволил даже прийти повидаться с ней, а затем тайно замыслив убить его, они все еще нагло надеялись пригласить его к себе в клан? Мечтайте!

— Понятно... — не ожидая, что молодой человек так решительно отвергнет его предложение, Чжан Учэнь оказался в несколько неловком положении.

Некоторое время между ними стояла тишина, но потом Чжан Учэнь что-то заметил впереди и вздохнул с облегчением. — Мы пришли.

— Пришли? Куда? — Застигнутый врасплох, Чжан Сюань поднял голову и увидел перед собой два массивных иероглифа.

— Резервуар Крови?

Глава 1450 – Это не он! Часть первая.

Эти два символа были написаны довольно древним шрифтом, а значит в них не имелось ни капли силы. На самом деле, издалека они даже казались каракулями ребенка, которого только научили каллиграфии.

Но начав тщательно их рассматривать, можно было заметить содержавшуюся в них особую ауру. Такая аура обычно присутствовала внутри артефактов, который пережили само время.

— Что это за место? — Удивленно спросил Чжан Сюань.

— Это место, где потомки клана Чжан пробуждают свои родословные. Войдя в Резервуар Крови, пробуждается родословная и будь то понимание культивации или профессии, они начнут продвигаться семимильными шагами! — Объяснил Чжан Учень.

— Пробуждают родословную? — широко раскрыл глаза Чжан Сюань.

Неудивительно, что эти два слова так сильно дезориентировали его. Во-первых, родословная клана Чжан имела отношение к контролю времени, поэтому, естественно, место, где пробуждалась их родословная, несомненно, имело сложные связи с квинтэссенцией времени.

— Не хочешь пойти взглянуть? — Усмехнувшись спросил Чжан Учэнь.

— Войти? Вы предлагаете мне попробовать? — Был поражен Чжан Сюань.

Было очевидно, что для клана Чжан Резервуар Крови представлял огромную ценность, и все же, пригласить чужака вроде него...?

— Наш Резервуар Крови действует только на потомков клана Чжан. На посторонних он никак не повлияет. Не волнуйся, ты ничего не нарушишь если попробуешь. Многие гости просят нас взглянуть на наш известный Резервуар Крови и время от времени мы проводим экскурсии. — Кивнул Чжан Учэнь.

Конечно, все это было ложью. Резервуар Крови был запретной землей для клана Чжан, поэтому даже потомкам клана Чжан приходилось получить разрешение от старейшин. Всё это он говорил, чтобы не вызвать у парня подозрений.

— Понимаю. — С другой стороны, Чжан Сюань совершенно не осознавал намерения третьего старейшины.

В данный момент он думал только о том, что произойдёт внутри Резервуара Крови.

Учитывая, что в этом месте пробуждались уникальные родословные, то возможно войдя туда, он сможет больше понять, на что способен клан Чжан. Это могло бы поставить его в более выгодное положение, когда он столкнётся с молодым вундеркиндом.

— Идём! — Видя полное отсутствие подозрений на лице Чжан Сюаня, Чжан Учэнь вздохнул с облегчением. Он подошел к печати перед воротами, достал свой жетон и легонько прижал его к печати.

Вен!

Массивные ворота Резервуара Крови медленно и со скрипом открылись.

Когда Чжан Учэнь вошел внутрь, Чжан Сюань осторожно последовал за ним. Как только он перешагнул через барьер, установленный вокруг Резервуара Крови, его тело немедленно содрогнулось.

Это было довольно смущающее ощущение, которое было чрезвычайно трудно описать, но если бы он действительно должен был выразить его словами, то возможно ощутил различные потоки времени. Он ощутил несоответствие в потоке времени вокруг него.

Возможно, потому что он слишком привык к естественному течению времени, он никогда не замечал его прежде, но как только он вошел в Резервуар Крови, разница стала очень очевидной.

— Это... — вопросительно произнес Чжан Сюань.

— Это свёрнутое пространство оставили наши предшественники. Они создали его используя сущность времени. Течение времени в этом пространстве происходит случайным образом. В один момент оно течет быстро, в другой медленно, поэтому те, кто впервые входят сюда, испытывают некоторое неудобство. Однако, как только родословная потомков клана Чжан сливается с этим пространством, тот сразу же погружается в реку времени. В этом состоянии потомок начинал переживать здесь целый год, но снаружи проходил лишь месяц. Это означало, что потомкам клана Чжан здесь удавалось лучше понять свои профессии и навыки. Но, конечно, все эти улучшения происходят только к душе, но боевые навыки всё это время ни капли не улучшаются. — Объяснил Чжан Учэнь.

— Значит, они смогут учиться целый год, а снаружи проходит всего месяц? — Поразился Чжан Сюань.

Даже если они не могли за это время хоть немного улучшить своё развитие, это все еще была чрезвычайно мощная способность.

Год за месяц, это означало бы временное замедление в двенадцать раз. Другими словами, потомки клана Чжан, пробудившую свою родословную, смогут учиться в двенадцать раз быстрее других, находясь внутри Резервуара Крови…

Неудивительно, что у клана Чжан было гораздо больше гениев, чем у клана Ло! Одного этого Резервуара Крови было достаточно, чтобы укрепить их положение как сильнейшего Клана Мудрецов на континенте!

«Глаз Проницательности!» Оправившись от шока, Чжан Сюань незаметно активировал свой Глаз Проницательности и начал внимательно изучать Резервуар Крови.

Свёрнутое пространство, которое образовывало Резервуар Крови, действительно значительно отличалось от всех, которые он видел раньше. С помощью Глаза Проницательности, он увидел множество, накрадывающихся друг на друга слоёв. Это пространство чем-то напоминало радугу. Они все текли в одном направлении, хотя и с несколько различными скоростями.

Однако эти потоки света были неосязаемыми существами. Их нельзя было ни трогать. На самом деле, пристально не приглядевшись, даже Чжан Сюаню было бы трудно увидеть их существование, не говоря уже о том, чтобы слиться с ними и изменить их скорость.

Пока Чжан Сюань шел вперед, Чжан Учэнь незаметно наблюдала за ним сбоку, и морщинки на его бровях медленно становились все глубже и глубже.

«Ни малейшего волнения... разве он не должен был быть им?»

Раньше и он, и первый старейшина подозревали, что Чжан Сюань был человеком, который недавно пропал без вести, и именно поэтому они намеренно привели его в Резервуар Крови, чтобы проверить свои сомнения.

Входя в эту комнату, обычные члены клана Чжан, даже те, кто никогда раньше не посещал его, замечали активность своей родословной и невольно впадали в бессознательное состояние. Их Первобытный Дух попадал в уникальный поток времени, и они мысленно обучались.

Но Чжан Учэню было очевидно, что Резервуар Крови никак не реагирует на Чжан Сюаня. Будто бы тот не только не имел малейшей капельки родословной клана Чжан, а вообще не был никак с ним связан!

«Точно, его Первобытный Дух...», осенило Чжан Учэня.

Даже если что-то случится с родословной потомков клана Чжан, резонанс всё равно мог произойти через Первобытный Дух и душу. В конце концов, даже если человек изменит все, он все равно не сможет изменить свою душу.

С такой мыслью Чжан Учэнь выступил вперед и предложил: — Резервуар крови использует сущность времени. Почему бы тебе не взглянуть на всё своим Первобытным Духом? Возможно, ты даже сможешь что-то понять.

— Первобытным Духом? — Чжан Сюань на мгновение задумался. — Понял.

Обладая средствами Оракулов Душ, его душа развилась до гигантских размеров, но изучив Небесное Искусство Распутывания Измерений, он научился свободно изменять ее размер. Учитывая это, даже культиватор вроде Чжан Учэня не смог бы увидеть ничего плохого в его Первобытном Духе, так что ему тоже нечего было скрывать.

И случилось так, что он захотел исследовать тайны сущности времени витавшей внутри Резервуара Крови.

Сев на землю скрестив ноги, Чжан Сюань извлек свой Первобытный Дух из переносицы.

И действительно, то, что он увидел своим Первобытным Духом действительно отличалось от того, что он мог увидеть своими физическими глазами. В одно мгновение ему показалось, что он окунулся в самую гущу морозной зимы, и что-то похожее на снежинки поплыло вокруг него.

Чжан Сюань инстинктивно понял, что эти снежинки были физическим проявлением времени Резервуара Крови, поэтому он протянул руку и попытался схватить их.

Хула!

Его руки просто проходили сквозь снежинки,

«Резервуар Крови также не реагирует на его Первобытный Дух. Неужели в нем нет и капли родословной?»

Тем временем Чжан Учэнь внимательно следил за реакцией Резервуара Крови, и в его глазах мелькнуло разочарование.

Если бы молодой человек действительно был членом клана Чжан, он, несомненно, смог бы повлиять на окружающее физическое проявление сущностью времени и даже впитать его в свою душу. Но раз его руки просто проходили сквозь снежинки, имелась лишь одна возможность…

Он не имел никакого отношения к клану Чжан!

Глубоко вздохнув, Чжан Учэнь покачал головой и позвал Чжан Сюаня: — Ладно, достаточно. Нам пора уходить.

— Уже? — Услышав эти слова, Чжан Сюань быстро вернул Первобытный Дух в тело и встал.

— Да. Хотя Резервуар Крови открыт для посторонних, это все еще запретная территория клана, поэтому здесь можно оставаться только ограниченное количество времени, — взмахом руки, объяснил Чжан Учэнь.

— Это... — видя строгий взгляд Чжан Учэня, Чжан Сюань обнаружил, что не знал, что сказать.

«Но я ведь не просился посетить Резервуар Крови! Вы сами привели меня сюда, и едва пробыв здесь пять минут, вы вдруг заставляете меня уйти с таким суровым выражением на лице, как будто я причиняю вам неприятности…».

— Ну тогда, прощайте. — Видя, что улыбка полностью исчезла с лица Чжан Учэня, Чжан Сюань не могла больше оставаться. Поэтому он повернулся и ушел.

«Если ты не хочешь, чтобы я что-либо увидел, пусть так и будет. Не то, чтобы я действительно хотел это увидеть! Хмф!»

«Я должен доложить об этом Первому старейшине.…».

Как только Чжан Сюань ушел, Чжан Учэнь тоже покинул Резервуар Крови. Он захлопнул массивные ворота и быстро полетел в направлении резиденции первого старейшины.

Он ушел слишком быстро, поэтому не увидел, что сущность времени в Резервуаре Крови начала безостановочно дрожать, словно увидела что-то ужасное и не смела даже пошевелиться.

Глава 1451 – Это не он! Часть вторая.

Бросившись вперед, Чжан Учэнь вскоре прибыл к первому старейшине.

— Ну что? — спросил первый старейшина.

— Это не он! — Покачал головой Чжан Учэнь.

— Не он?

— Я привёл его в Резервуар Крови, но тот никак не отреагировал. Я пытался вызвать резонанс через его Первобытный Дух, но сущность времени никак не отреагировала. Из этого я сделал вывод, что он не член клана Чжан! — И Чжан Учэнь быстро рассказал первому старейшине о том, что он видел в Резервуаре Крови.

— Похоже, я слишком много думал об этом. — Первый старейшина покачал головой, а его взгляд похолодел. — Поскольку он совершенно не связан с нашим кланом, пошли кого-нибудь, кто бросит ему вызов в мастерстве меча и преподаст ему должный урок. Он должен осознать, что наш клан не стоит унижать. Кроме того, учитывая, сколько беспорядков он учинил, ты должен отправить проверенного человека. Он не должен так легко уйти, иначе, что станет с достоинством нашего клана?

Этот молодой человек разрушил защитную формацию их города, оживил скульптуры их предков и вызвал крах их гостевой зоны. Если бы не их сомнения относительно его истинной личности, они бы ни за что не позволили ему делать, что вздумается!

Клан Чжан не мог выглядеть слабым перед другими, иначе силы, которые решили объединиться с ними, потеряют уверенность в их лидерстве!

— Этот парень укротил Инфернального Цилиня, поэтому если мы зайдём слишком далеко... он может стать причиной катастрофы, — нерешительно ответил Чжан Учэнь.

Хотя этот парень казался простым культиватором сферы Великого Владыки, он приручил Инфернального Цилиня, чье культивирование достигло продвинутого уровня Святого 9-дана. Если он действительно поднимет шум, то клану Чжан придётся заплатить высокую цену, чтобы разобраться с ним!

— Сделай проще. — Заложив руки за спину холодно хмыкнул первый старейшина. — Пусть члены внутреннего клана подавят свое развитие и бросят ему вызов. Заставь его остаться в клане Чжан и пусть он всю жизнь нам служит. Раз он забрал святого зверя главы клана, как мы можем позволить ему просто так уйти? И если он проиграет пари честно и справедливо, мы также сможем объяснить это Мастеру Яну.

Это правда, что кланы Грандмастеров были связаны принципами и правилами, но это не означало, что они были глупо честными людьми.

Отложив в сторону эти разрушенные здания, но только на Инфернального Цилиня их клан потратил огромное количество ресурсов. Как они могли просто подарить его Чжан Сюаню?

Не говоря уже о том, что тот парень пришел с намерением бросить вызов клану Чжан!

Честно говоря, если бы не его личность прямого ученика Мастера Яна, они бы захватили его и посадили в тюрьму!

—Вы правы. Кто будет подходящим кандидатом для битвы с ним?

Чтобы клан продолжал становиться все сильнее и сильнее, и в конце концов достиг вершины, им приходилось время от времени прибегать к тайным средствам. С некоторыми проблемами они просто не могли разобраться иначе.

Первый старейшина на мгновение задумался. —Сюй, Хэн и Цинь должны подойти. Их понимание глубоко, а сила достойна. Им не составит труда справиться с парнем сферы Великого Владыки.

— Хорошо. Я проинструктирую их позже, — ответил Чжан Учэнь. — Как идет подготовка к собранию клана? Когда оно состоится?

Они собирали самых выдающихся членов клана и сильных представителей многих профессий из-за предстоявшего собрания клана. Поскольку большинство людей уже прибыли, пришло время провести собрание клана.

— Мы начнём на рассвете. Как ты знаешь, оно связано с браком с кланом Ло, поэтому мы не можем позволить себе никаких непредвиденностей! — ответил первый старейшина, а в его глазах сверкнул огонек.

— Понимаю. Просто, молодой вундеркинд до сих пор отсутствует, так что... — нерешительно начал Чжан Учэнь.

— Как я уже сказал, мы воспользуемся собранием в качестве повода для проведения турнира, а человек, занявший первое место, женится на маленькой принцессе клана Ло вместо нашего юного вундеркинда. Нельзя терять время, иначе все может выйти из-под нашего контроля! — мрачно сказал первый старейшина.

— Думаю, это единственный выход. —кивнул Чжан Учэнь. Сжав кулак, он глубоко поклонился и сказал: — Я распоряжусь. Тем не менее, думаю, бросить вызов Чжан Сюаню можно будет только после собрания. В противном случае наши парни могут оказаться в неловком положении.

— Хорошо, оставлю это на твоё усмотрение. — Кивнул первый старейшина.

Пока они обсуждали Чжан Сюаня, тот уже вернулся в свою резиденцию. Пока он пробирался внутрь, он увидел человеческий силуэт, направляющийся в его сторону.

Человеческий силуэт сжал кулак и поприветствовал: — Учитель!

Это был Чжан Цзюсяо.

— Что ты здесь делаешь?

— Я слышал о вызванных вами беспорядках, — горько улыбнулся Чжан Цзюсяо.

Его недавно признанный учитель вызвал такой переполох, будто завтра уже не наступит. Он поднял такой шум, что если бы всех не сдерживал первый старейшина, то кто-то бы уже убил его.

Услышав эти слова, Чжан Сюань махнул рукой, показывая, что это ничего не значит, а затем поспешно спросил: — Почему твой клан так спешит провести собрание?

Без сомнения, собрание организовывалось из-за брака с Ло Жосинь. Однако, это всё, что он сейчас знал.

Даже сейчас он не был уверен, какой презренный план вынашивает клан Чжан!

— Я только что закончил расследование и похоже, собрание клана организуют лишь с одной причиной. Клан намерен провести отбор и выбрать другого человека из молодого поколения, который женится на маленькой принцессе из клана Ло, — ответил Чжан Цзюсяо.

— Выбор другого жениха? — Чжан Сюань удивленно вскинул брови. С плотно сжатыми кулаками, он спросил: — Что насчет молодого вундеркинда? Разве не он жених?

— Основываясь на слухах, молодой вундеркинд пропал без вести. Никто не знает, где он. Тем не менее, брак с маленькой принцессой клана Ло не может быть отменён. Поэтому старейшины решили найти самый выдающийся талант молодого поколения в клане Чжан, который и женится на ней. — Рассказал Чжан Цзюсяо.

— К черту все это! — Чжан Сюань почувствовал, как кровь прилила к голове, угрожая лишить его рассудка.

Они уже итак бесстыдно навязывали ей брак, а теперь они даже небрежно искали замену молодому вундеркинду только потому, что последний умышленно исчез.

Думали ли они когда-нибудь о чувствах клана Ло? За кого они принимают Ло Жосинь?

— Как они могут так легко относиться к браку с кланом Ло? — Взревел от ярости Чжан Сюань.

Это было действительно самое смешное, что он когда-либо слышал! Как мог клан Чжан даже подумать о том, чтобы найти кого-то, кто заменит молодого вундеркинда? Разве это не полное неуважение к другой стороне?

— Похоже, у клана Чжан тоже нет выбора. Я не слишком уверен в этом, но похоже за браком скрывается что-то очень важное для обоих кланов. В любом случае, одно можно сказать наверняка. Клан Чжан хочет решительно заключить брак, и они не позволят никому помешать этому. — Сказал Чжан Цзюсяо.

— Когда состоится турнир? — С мертвенно-бледным выражением лица спросил Чжан Сюань.

Чжан Цзюсяо ясно ощущал исходящее от Чжан Сюаня холодное убийственное намерение, и даже слегка дрожал от страха. На него накатило плохое предчувствие, и он воскликнул от ужаса: — Учитель, на турнире будет много экспертов! Вы не должны опрометчиво действовать! Я боюсь, что вы можете оказаться в опасной ситуации!”

Он очень хорошо знал характер своего учителя: упрямый и бесстрашный и никогда не колеблясь делал то, во что верил, даже если и рисковал. Даже в Империи Цинюань он бесстрашно выступил против Императора и заместителя мастера Павильона Грандмастеров.

Однако клан Чжан не стоило ставить на один уровень с силами Империи Цинюань. Будучи сильнейшим Кланом Мудрецов, клан Чжан был одной из сильнейших сил на Континенте Грандмастеров. Если его учитель вмешается в турнир, клан Чжан не мбудет мирно смотреть на него.

Даже эксперты высшего уровня Святого 9 дана не смогут выжить от гнева клана Чжан!

Зная, о чем думал Чжан Цзюсяо, Чжан Сюань зловеще улыбнулся: — Будь уверены, я не буду учинять неприятности. Проблемы будешь создавать ты!

— Я? — Ужаснулся Чжан Цзюсяо.

— Да. Я хочу, чтобы ты принял участие в турнире и стал чемпионом! — Закончил Чжан Сюань.

Глава 1452 – Восьмой прямой ученик

— Я? Чемпионом?

Чжан Цзюсяо был ошеломлен и тут же замотал головой: — Как я могу стать чемпионом?

В настоящее время он находился только в сфере Великом Доминионе. Даже если он и прорвётся в сферу Призрачного Пространства, он всё равно не будет соперником членам клана Чжан с таким же развитием, как например Чжан Хэн и Чжан Фэн. Он сомневался, что сможет выиграть даже первый матч, не говоря уже о чемпионстве. Он даже не смел об этом мечтать!

Он уже удивлялся, что его, члена боковой семьи, пригласили на такое важное мероприятие. А о получении чемпионского места на турнире он и не смел мечтать!

— В этом мире нет ничего невозможного. Если ты доверяешь мне, то за короткий период времени ты получишь огромную силу и превзойдёшь всех членов клана Чжан, — в меру спокойно ответил Чжан Сюань.

— Это... — видя, что Чжан Сюань не шутил, Чжан Цзюсяо с горечью ответил. — По моим сведениям, самый сильный в молодом поколении клана Чжан это Чжан Чунь и он уже достиг сферы Полуразделения Пространства. По слухам, некоторые даже уже достигли сферы Разделения Пространства, просто я о них не слышал. Против них ... я слишком слаб!

Не то чтобы он не верил Чжан Сюаню, но некоторые вещи были просто невозможны.

Он прекрасно знал, насколько велика пропасть между Святым 6-дана и Святым 8-дана. Против настоящего эксперта сферы Разделения Пространства, даже тысяча таких как он ничего не смогу ему сделать!

Кроме того, основные члены клана Чжан были первоклассными гениями, и было сомнительно, смогут ли боевые мастера того же уровня справиться с ними! Поэтому он и расценивал свои шансы на победу не выше нулевых.

— Не стоит принижать себя так. Тот факт, что ты решил признать меня своим учителем, означает, что твои глаза лучше видят, чем у других, — сказал Чжан Сюань.

— Для меня большая честь стать твоим учеником, но все же... — продолжал с горечью на лице Чжан Цзюсяо.

Он бы тоже хотел быть уверенным, но турнир должен был состояться завтра, а его сила была слишком.…

— Я знаю, о чем ты беспокоишься. — Заложив руки за спину, говорил Чжан Сюань. — Я, Чжан Сюань, поднялся из Королевства Тяньсюань. Менее чем за четырнадцать месяцев я прошел путь от Бойца 3-дана до высшего уровня Святого 6 дана. Всего у меня семь прямых учеников.

— Моя первая ученица, Ван Ин, вступила в Гильдию Пробуждающих Духов и она кандидат на следующего Мастера всей гильдии.

— Моя вторая ученица, Чжао Я – молодая госпожа Двора Кристальных Равнин.

— Ты уже встречался с моим третьим учеником, Лю Яном. Хотя сейчас никто не знает где он, он мужественен и решителен. Я не сомневаюсь, что в будущем он найдет свой собственный путь.

— Мой четвертый ученик, Чжэн Ян уже стал Боевым Потомком в Зале Боевых Мастеров и скорей всего в будущем станет следующим главой!

Чжан Сюань медленно подошел к Чжан Цзюсяо, а излучаемая им аура становилась всё сильнее и сильнее.

— Мой пятый ученик, Юань Тао - молодой мастер клана Юань. Он обладает самой чистой императорской родословной клана Юань и в будущем тоже станет главой клана.

— Мой шестой ученик, Лу Чун, унаследует наследие Оракулов Душ, и его понимание искусств души не сравнится ни с чем в мире!

— Моя седьмая ученица, Вэй Жуянь, недавно назначена главой Чертог Зала. Она обладает Врожденным Ядовитым Телом и Ядовитой Душой, и только глупец осмелится встать на ее пути!

— Все семь моих прямых учеников достигли великих свершений, и я горжусь ими. Я взял тебя в ученики только по одной причине, потому что я возлагаю на тебя большие надежды, но ты собираешься отступить?

В этот момент Чжан Сюань уже стоял прямо перед Чжан Цзюсяо. Они оба примерно одинакового роста, но по какой-то причине, Чжан Цзусяо ощущал, будто тот сильно возвышался над ним. Острый взгляд Чжан Сюаня будто заглядывал прямо ему в душу.

—Я... — руки Чжан Цзюсяо безостановочно дрожали. В этот момент он даже не мог сказать, было ли это волнение или трепет.

Он знал, что у его учителя было довольно много прямых учеников, но он не знал, что все они стали такими грозными фигурами!

Молодая госпожа Двора Кристальных Равнин, Боевой Потомок Зала Боевых Мастеров, глава Чертог Яда, молодой мастер клана Юань... каждый из них по положению ничем не уступал нынешнему заместителю главы клана Чжан…и все они были его учениками!

Если бы он не услышал этого собственными ушами, то никогда бы не поверил!

От всех этих подвигов кровь в его жилах закипала от возбуждения. Он хотел стать таким же могущественным, как и они, но в то же время сомневался в себе. Действительно ли он мог достичь такой высоты?

Но даже такой намёк быстро исчез из его сознания. Его учитель обладал большими возможностями, был человеком, который снова и снова разрушал все условности и делал из невозможного возможное.

Если такой великий человек верил в него, почему он не должен верить в себя?

Видя, как загорается боевое намерение в глазах Чжан Цзюсяо, Чжан Сюань удовлетворенно кивнул. Он посмотрел Чжан Цзюсяо прямо в глаза и выбросил последнюю бомбу. — Если ты сможешь стать чемпионом на турнире, я возьму тебя своим восьмым прямым учеником.

— Восьмым... — дыхание Чжан Цзюсяо ускорилось, услышав эти слова, и его лицо покраснело от волнения.

Он не мог поверить своим ушам.

Мир знал только одного единственного Небесного Грандмастера в лице Божественного Куна, и из его семидесяти двух прямых учеников даже самый слабый из них успешно стал Древним Мудрецом!

На самом деле, даже основатель Святилища Мудрецов, легендарный Древний Мудрец Бо Шан, не был одним из его сильнейших учеников!

Из этого можно было видеть, насколько это было ужасно-стать прямым учеником Небесного учителя-мастера.

Молодой человек, стоявший перед ним, тоже был Небесным Грандмастером, и хотя его семерых прямых учеников еще мало кто знал на Континенте Грандмастеров, но Чжан Цзюсяо не сомневался, что в ближайшем будущем каждый из них потрясёт весь континент. А если бы он смог стать восьмым, его будущее было бы безграничным!

«Даже основатель нашего клана не обладал выдающейся родословной от рождения. Только достигнув высшего мастерства, его способности стали передаваться из поколения в поколение через его родословную! Ну и что, что я из боковой семьи? Это не значит, что я не могу превзойти их и достичь самой вершины!»

Чем больше Чжан Цзюсяо думал об этом, тем больше возбуждался.

Короли, герцоги, генералы и министры достигали своего влияния, только потому, что власть и благородство сверкали в их родословной?

Кто сказал, что родословная определит конечный пункт назначения?

В таком случае, почему за последние несколько десятков тысячелетий ни один из выдающихся гениев, обладающих чистейшей родословной, не смог превзойти основателя?

Из семидесяти двух учеников Божественного Куна ни один не был рожден с сильной врожденной родословной!

Успех зависит не от родословной, а от неустанного труда и настойчивости! Только с твердым и непреклонным желанием проложить путь к вершине, только с твердым и непреклонным желанием, можно было получить слабый шанс взглянуть на вершину.

Конечно, хороший учитель, который укажет на правильный путь, тоже оказывал решающее значение!

Сейчас, эти два фактора уже были при нём. У него был лучший учитель в мире, и он также желал подняться на вершину. Сейчас ему просто стоило отправиться! Если он сможет пройти это испытание и стать восьмым прямым учеником своего учителя, перед ним откроется целый новый мир!

— Учитель, что мне делать? Просто скажите, и я обязательно сделаю! — Решившись, Чжан Цзюсяо с пылающей страстью уставился на Чжан Сюаня.

— Хорошо! — Видя, что Чжан Цзюсяо принял решение, Чжан Сюань кивнул. — Хорошо, встань на колени и поклонись мне!

— Прямо сейчас? — Удивился Чжан Цзюсяо. — Разве я не смогу стать твоим восьмым прямым учеником не став чемпионом турнира?

Он не смел поверить своим ушам. Только что Чжан Сюань сказал ему, что возьмет его в ученики только после того, как он станет чемпионом турнира. Тогда почему?

В ответ на сомнения Чжан Цзюйсяо, Чжан Сюань спокойно и уверенно улыбнулся: — Раз я сказал, что сделаю тебя чемпионом, ты определенно станешь им. Что плохого в том, чтобы провести церемонию признания заранее?

Услышав эти слова, по коже Чжан Цзюсяо побежали мурашки, а его сердце дико забилось от волнения.

Непоколебимая уверенность учителя вытеснила из его сознания все сомнения. Он ощущал, что если Чжан Сюань скажет, что он может что-то сделать, то он действительно сможет.

Внезапно эти непреодолимые горы, которые когда-то стояли на его пути, больше не казались невозможными.

Чжан Цзюсяо опустился на колени и совершил восемь громких поклонов, а затем торжественно поднялся на ноги, завершая церемонию признания учителя.

— Учитель, что мне теперь делать? — спросил он.

Поскольку учитель так глубоко доверял ему, у него явно был план.

— В настоящее время, твоё развитие лишь в сфере Великого Владыки. Если ты хочешь выиграть турнир, то должен быстро поднять своё развитие. Твоё развитие за одну ночь не поднять до Святого 8 дана, если только…

В этот момент Чжан Сюань на мгновение замолк, а затем посмотрел в определенном направлении.

— ...мы не используем Резервуар Крови клана Чжан!

Глава 1453 – Улучшение родословной

— Резервуар Крови? — От этих слов Чжан Цзюсяо смущенно почесал голову. — В это место допускаются только основные члены клана Чжан. Кого-то вроде меня туда не пустят…

Резервуар Крови представлял чрезвычайную важность для клана Чжан. Туда разрешали заходить только тем, чья родословная достигала определённого уровня. Члены клана вроде него не имели права туда заходить.

— Я проведу тебя, — сказал Чжан Сюань.

Если бы он хотел поднять развитие Чжан Цзюйсяо от Святого 6-дана до уровня, где он мог бы подчинить экспертов уровня Чжан Чуна, обычные методы обучения никак бы не помогли. В конце концов, Чжан Цзюсяо не обладал Библиотекой Небесного Пути и не мог культивировать Божественное Искусство Небесного Пути. С другой стороны, культивируя упрощённый метод, он бы потратил очень много времени.

Учитывая это, оставалось только одно последнее средство - использовать Резервуар Крови клана Чжан и изменить течение времени!

Благодаря этому они смогут увеличить время в двенадцать раз, что значительно повысит вероятность успеха.

— Ты проведешь меня? — Опешил Чжан Цзюсяо. — Но разве там не установлены формации и печати, которые мешают посторонним заходить внутрь?

Если бы каждый мог так легко войти в Резервуар Крови клана Чжан, то весь клан давно бы унизили.

Учитывая, что его учитель был чужаком для клана, как он мог войти в Резервуар Крови, а тем более привести его?

— Возможно, раньше я бы не смог войти туда, но теперь это уже не проблема! — Хмыкнул Чжан Сюань.

Когда Чжан Учэнь вёл его в Резервуар Крови, он тщательно изучал окружающие формации. Какой бы ни была формация изобретательной, но со стороны Библиотеки Небесного Пути она была переполнена изъянами. Просто используя любой из этих недостатков, они могли легко пройти внутрь, никого не потревожив.

— Идём!

Без особых объяснений Чжан Сюань повел их вперед.

Вскоре они оказались у входа в Резервуар Крови.

— Здесь! — Глубоко вздохнув, Чжан Сюань обошел вход, остановился в определенном месте и слегка постучал по формации перед собой.

Вен!

Послышалось легкое жужжание, и массивные ворота, за которыми лежал вход в Резервуар Крови, медленно отворились. В то же время, небольшое отверстие появилось и в формации.

— Быстрее! — Чжан Сюань быстро вошел, а Чжан Цзюсяо последовал за ним.

Формация очень быстро сомкнулась, и теперь снаружи никто бы не определил, что недавно там стояло два человека.

— Это и есть Резервуар Крови? — Как только Чжан Цзюсяо вошел, он сразу же почувствовал, что его клетки дрожат от волнения, а его Первобытный Дух бьётся в экстазе.

— Неплохо. Попробуй активировать свою родословную. Посмотрим, сможешь ли ты создать гармонию с сущностью времени, — проинструктировал Чжан Сюань.

— Да, учитель! — Чжан Цзюсяо кивнул, быстро сел на землю и приступил к медитации. Он активировал свою родословную и попытался наладить связь с окружающей сущностью времени.

Но вскоре он встал с ужасным выражением лица.

Теперь он, наконец, понимал, почему членам клана вроде него не позволялось входить в Резервуар Крови. Не то чтобы клан Чжан был скуп и дискриминировал их, но ... их родословная была слишком тонкой!

Даже войдя в Резервуар Крови, они все равно не смогут слиться с сущностью времени и развиваться, как члены внутреннего клана.

И поскольку они не могли этого сделать, то и смысла тратить своё время, приходя сюда, тоже.

— Учитель... — Чжан Цзюсяо посмотрел на своего учителя с виноватым лицом.

Его учитель прошел через все трудности, привел его сюда, но, в конце концов, из-за его собственных проблем, он не смог вызвать реакции Резервуара Крови. И из-за этого он считал, что подвел своего учителя.

— Успокойся. — Видя, что Чжан Цзюсяо не смог привлечь внимание сущности времени, Чжан Сюань нахмурился. — Пока просто продолжай культивировать. Я придумаю решение.

— Да, учитель! — Чжан Цзюсяо закрыл глаза и начал культивировать.

С другой стороны, Чжан Сюань активировал свой Глаз Проницательности и начал сканировать всё вокруг.

Он тут же увидел красочные потоки вокруг себя, но они были будто бы окружены маслом и Чжан Цзюсяо никак не мог погрузиться в эти потоки.

«Это из-за отсутствия чистоты в его родословной...». Нахмурился Чжан Сюань.

Сущность времени в Резервуаре Крови была оставлена основателем клана Чжан в подарок его потомкам. И хотя Чжан Цзюсяо обладал родословной клана Чжан, она была настолько тонкой, что он даже не мог активировать ее способность. В результате самое большее, что он мог сделать, - это притянуть радугу к себе, но полностью погрузиться в нее было ему не по силам.

«Если бы только его родословная была чуточку чище...», подумал Чжан Сюань.

И только он пожаловался на это, Библиотека Небесного Пути содрогнулась. После чего золотая страница материализовалась перед его глазами и с громким свистом, направляясь прямо к культивирующему Чжан Цзюсяо.

«Черт...». Тут же в шоке прищурился Чжан Сюань.

Книга Небесного Пути была оружием, перед которым были беспомощны даже Мастера Ядов 9 звёзд. Учитывая текущую силу Чжан Цзюсяо, он никак не мог противостоять золотой странице!

Он не думал никого убивать, так почему такое произошло?

Чжан Сюань попытался остановить золотую страницу, но было уже слишком поздно. Та нырнула прямо в переносицу Чжан Цзюсяо, но вместо того, чтобы превратить его на мясной паштет, она проскользнула в его разум.

После чего Чжан Сюань ясно увидел, что окружающая сущность времени начала яростно пузырится и начала как можно быстрее приближаться к культивирующему Чжан Цзюсяо.

«Это ... она усиливает родословную?» Чжан Сюань широко раскрыл глаза, явно потрясенный произведенным эффектом.

Всего лишь мгновение назад он хотел, чтобы родословная Чжан Цзюсяо была очищена, а в следующее мгновение к нему полетела золотая страница... может быть, помимо поднятия его Глубины Души, слияния содержания книг в Библиотеке Небесного Пути, запечатывания Злодея и убийства его врагов, он могла и улучшать родословную?

Если это было правдой, это было бы действительно страшно!

Нужно знать, что он пытался несколько раз улучшить родословные, но даже с помощью Библиотеки Небесного Пути, он так и не смог найти действенного способа. Кто бы мог подумать, что золотая страница действительно могла это сделать?

— Учитель, моя родословная…

В этот момент Чжан Цзюсяо также почувствовал происходящие в его теле изменения и дрожал от волнения, хотя и не понимал, что происходит на самом деле.

— Я помог тебе очистить родословную. Вот несколько высших духовных камней. Используй их и прорывайся! — Воскликнул Чжан Сюань и со взмахом его руки к Чжан Цзюсяо полетело три оставшихся у него высших духовных камней.

Хотя он принял Чжан Цзюсяо своим прямым учеником, ему всё еще было неловко раскрывать ему сущность золотых страниц. Поэтому он решил просто обойти эту тему.

— Да, учитель! — Хотя Чжан Цзюсяо понятия не имел, как его учителю удалось это сделать, он знал, что сейчас не время спрашивать об этом.

Крепко сжав в руке один из высших духовных камней, он закрыл глаза и начал яростно поглощать духовную энергию.

Хон! Лон!

Благодаря усилению его родословной, скорость, с которой он поглощал духовную энергию, стала намного быстрее, чем раньше. Все ранее заблокированные меридианы прочистились, самого понятия узких мест для него будто бы пропало!

Треск! Треск!

В мгновение ока он уже успешно укрепил своё развитие сферы Великого Владыки.

Зная, что Чжан Цзюйсяо остановился из-за отсутствия подходящей техники культивирования, Чжан Сюань быстро щелкнул пальцем и передал ему упрощенную версию Божественного Искусства Небесного Пути сферы Великого Владыки.

С повышением чистоты своей родословной, Чжан Цзюсяо, наконец, смог привлечь сущность времени, и используя ускоренное в двенадцать раз время, постиг переданную технику развития.

И ему не потребовалось много времени, чтобы полностью её понять.

В этот момент Чжан Цзюсяо намеревался вырваться из уникального состояния и укрепить своё развитие, но Чжан Сюань остановил его. Вместо этого он передал ему упрощенную версию Божественного Искусства Святого 7 дана.

Хотя эта техника еще не стала полноценной техникой Небесного Пути, у нее оставался только один недостаток. И хотя Чжан Сюаню было трудно проглотить его, но Чжан Цзюсяо рассматривал её, как полностью совершенную технику развития!

Тем не менее, из-за этого единственного недостатка упрощенное Божественное Искусство Небесного Путь оставалось невероятно сложным, поэтому и постигнуть его оставалось проблемой.

Глава 1454 – Начало турнира

На этот раз Чжан Цзюсяо потратил гораздо больше времени. Только когда солнце поднялось на востоке, Чжан Цзюсяо наконец открыл глаза, и те резко засверкали.

— Ну как? — Спросил Чжан Сюань.

— Учитель, мне удалось усвоить технику вплоть до высшей стадии Призрачного Пространства! Думаю, если начну культивировать её прямо сейчас, то не потрачу много времени! — взволнованно ответил Чжан Цзюсяо.

Даже если Резервуар Крови мог предоставить культиватору целый год, но в реальности прошел бы лишь месяц, это временное искажение применялось только к сознанию. Время, в прямом смысле, не замедлялось.

Поэтому хотя Чжан Цзюсяо и удалось усвоить путь развития вплоть до высшей стадии Призрачного Пространства, его настоящее развитие ни кали не изменилось. Он был все тем же культиватором начальной стадии Великого Владыки, каким он и вошел в Резервуар Крови.

Тем не менее, полностью освоив технику культивирования, он должен был суметь быстро поднять свое развитие, если бы начал культивировать прямо сейчас.

Именно благодаря этому методу, потомки клана Чжан возвышались над молодым поколением других кланов.

Чжан Сюань взглянул в небо, и примерно определившись со временем, нахмурился: — Солнце уже взошло, поэтому турнир уже скоро начнётся. У тебя больше нет времени на развитие. Мы должны отправляться. Пока мы будем пробираться, держи один высший духовный камень в руке и поглощая их него энергию, культивируй. Постарайся прорваться до начала турнира.

Если бы Чжан Цзюсяо был немного быстрее в своем понимании методов культивирования, они смогли бы успеть вовремя. Однако, его ожидания были слишком высоки.

У них больше не было свободного времени. Теперь, Чжан Цзюсяо мог попытаться прорываться лишь на ходу.

— Хорошо. — Зная, что нельзя терять время, Чжан Цзюсяо кивнул. Крепко сжимая в руке духовный камень, он начал быстро впитывать энергию, следуя по пятам за Чжан Сюанем.

— Турнир будет проводиться на спарринг-площадке. Но учитель, посторонним запрещено входить на ту территорию, поэтому боюсь, что вам не разрешат пройти туда! — Выйдя из Резервуара Крови нерешительно заговорил Чжан Цзюсяо.

Даже посторонним не разрешалось присутствовать на внутреннем турнире, поэтому его учитель не мог там присутствовать.

— Членам клана разрешено выводить своих подчиненных на ринг? — Нахмурившись, спросил Чжан Сюань.

— Конечно. Во время турнира многие получат травмы, поэтому кто-то ведь должен будет позаботиться о тебе. — Кивнул Чжан Цзюсяо.

— Хорошо. Я возьму на себя роль твоего подчинённого и выйду на спарринг-площадку вместе с тобой. — Сказал Чжан Сюань.

— Но как! Вы мой учитель, как я могу относиться к вам как к подчиненному? Это просто слишком... — тут же запротестовал Чжан Цзюсяо.

С его стороны было бы величайшей дерзостью считать учителя своим подчиненным! Он никак не мог сделать что-то неподобающее!

— Даже мысленно пройдя по пути развития, все равно неизбежно, что во время культивирования ты начнёшь совершать ошибки. Ради безопасности, я должен суметь вовремя давать тебе указания, — настаивал Чжан Сюань.

Чжан Цзюсяо, возможно, понял метод культивирования упрощенной версии Божественного Искусства Небесного Пути вплоть до высшей стадии Призрачного Пространства, но все равно по мере роста, он обязательно столкнётся со всевозможными преградами. И ради безопасности было бы лучше, чтобы Чжан Сюань был рядом и предлагал указатели, дабы убедиться, что ничего не пошло наперекосяк.

— Понял! — Понимая намерения своего учителя, Чжан Цзюсяо кивнул.

Топнув по земле Чжан Сюань быстро превратился в желтокожего старика.

Каким бы грозным ни было его искусство маскировки, в клане Чжан было слишком много экспертов. Если он будет притворяться подчиненным, по крайней мере, никто не обратит на него внимания. С другой стороны, если бы он притворился Чжаном Цзюсяо и участвовал в турнире вместо него, имелись шансы, что его бы быстро разоблачили.

Если бы можно было так легко выдать себя за члена сильнейшего Клана Мудрецов, его бы уже давным-давно уничтожили!

Именно по этой причине у Чжан Сюаня не было выбора, кроме как поднять развитие Чжан Цзюсяо и заставить того выступить вместо него.

С другой стороны, поняв, что никак не мог узнать в замаскированном старике Чжан Сюаня, Чжан Цзюсяо вздохнул с облегчением. После чего он быстро направился к месту проведения турнира.

— Цзюсяо, не используй силу своей родословной на турнире, потому что будет трудно объяснить, почему она вдруг так резко очистилась, — проинструктировал Чжан Сюань.

Если бы стало известно, что на самом деле существует способ поднять чистоту своей уникальной родословной, все Кланы Мудрецов на континенте пришли бы в бешенство.

А как только это произойдет, могут возникнуть серьезные проблемы.

В любом случае, это был просто внутренний турнир. Не должно было дойти до того, чтобы он использовал свои возможности.

— Будьте уверены, учитель! — Понимая возможные последствия, Чжан Цзюсяо мрачно кивнул.

На спарринг-площадках клана Чжан собрались все талантливые представители молодого поколения.

Первый старейшина сидел на самом верхнем месте и, видя энергичные и уверенные взгляды на лицах внизу, одобрительно кивал головой.

Как правило, большинство кланов со временем склонялось к упадку, будь то из-за высыхания их кадрового резерва или развития у молодого поколения. Однако даже после нескольких десятков тысячелетий наследия, хотя потомство клана Чжан было действительно ослабло, но каждый из них стремился стать сильнее.

Именно благодаря такому стремлению, все эти годы клан Чжан стоял на вершине и их положение никем не менялось.

— В этом турнире мы будем соревноваться не в поддерживающих профессиях, а в простом боевом мастерстве. Те, кто уверен в своих силах, прошу подняться в кольцо. Те, кому не хватает веры в свои силы, отойти. Каждый из вас сможет использовать любые имеющиеся средства, но если я обнаружу, что кто-то из вас прибегает к порочным искусствам, запрещенным Павильоном Грандмастеров, яду и прочему, вы не только будете исключены из турнира, но и не ожидайте, что я вас легко отпущу! — прогремел по всему полю голос первого старейшины.

— Да!

Толпа внизу громко ответила.

В этом турнире профессиональные средства были честной игрой, что означало, что участникам разрешалось использовать демонические мелодии, небесные дизайнерские творения, прирученных зверей и так далее... но яд был запрещен по очень очевидным причинам.

— Хорошо, тогда я объявляю начало турнира!

Хуала!

И только затихли эти слова, восемь дуэльных колец на поле немедленно ожили. Члены клана Чжан, желающие поучаствовать в первом раунде, тут же вскочили на свои кольца.

— Дуэльное кольцо D, четвёртая битва Чжан Линьцин и Чжан Цзюсяо!

Хула!

Чжан Линьцин вскочил на дуэльный ринг и высвободил свою чжэньци, раскрывая своё развитие высшего уровня Святого 6 дана.

Хотя он не был внутренним членом семьи и не имел доступа к лучшим ресурсам, он все еще был в гораздо лучшем положении, чем Чжан Цзюсяо.

— Где Чжан Цзюсяо? Неужели он не смеет принять вызов? — Начал оглядываться вокруг Чжан Линьцин.

Он заранее просмотрел соперника на матч. Противник была всего лишь отпрыском боковой семьи, которому каким-то чудом удалось попасть в Святилище Мудрецов, поэтому его по чистой случайности и пригласили на собрание. В противном случае, учитывая его личность, его даже не пропустили через главные двери!

Поэтому он считал этот поединок показательным. Он считал, что сможет без всяких проблем пройти дальше.

— Я знаю, кто такой Чжан Цзюсяо. Его развитие только в Выходе Апертуры ... он, вероятно, дрожит где-то в страхе при мысли о встрече с Линьцином!

— В конце концов, он из боковой семьи, чего от него ждать?

— Старейшина Фэнчэнь, думаю этот парень не поднимется. Давайте просто объявим о его поражении.

Так и не увидев Чжан Цзюсяо, огромный переполох вспыхнул посреди толпы внизу.

У простого отпрыска боковой семьи, даже если бы он присутствовал, не было бы никаких шансов продвинуться по служебной лестнице. В таком случае они могли просто признать его поражение и не терять время.

В конце концов, как мог отпрыск боковой семьи сравниться с основными членами?

— Я дам ему время. Если после этого его здесь не будет, я буду считать, что он проиграл, — председательствующий на дуэли старейшина Фэнчэнь махнул рукой и спокойно провозгласил.

За каждым дуэльным кольцом наблюдал соответствующий старейшина. Таким образом гарантировали справедливость поединков.

Хотя Чжан Цзюсяо еще не появился, но по официальным правилам, они должны были предоставить ему некоторое время.

— Это бессмысленно. Очевидно, что этот парень от страха сбежал!

— Всего несколько минут, о чем ты так беспокоишься? На самом деле, я хотел бы увидеть его появление. Было бы забавно увидеть, как он отчаянно борется.…

Члены клана Чжан вокруг кольца презрительно усмехались.

Четкая иерархия в клане Чжан воспитывала их в среде превосходства. Поэтому в их глазах члены боковых семей выглядели полными ничтожествами, о которых даже не стоило упоминать.

— Похоже, он все-таки не придет.…

Очень скоро время истекло. Видя, что вокруг по-прежнему никого нет, старейшина Фэнчэнь покачал головой и заявил: — Поскольку Чжан Цзюйсяо еще не пришел, я признаю его пор…

— Простите, я опоздал!

В этот момент в небе внезапно раздался голос.

Вслед за ним на ринг спустилась высокая стройная фигура.

Глава 1455 – Первый раунд. Победа.

Бум!

Удар от падения на дуэльное кольцо поднял в воздух облако пыли.

Чжан Цзюсяо вытер пот со лба.

К счастью, учитель подтолкнул его вперед, иначе они действительно не смогли бы успеть вовремя.

Он глянул вниз и увидел, что старик, под личиной которого скрывался его учитель, стоит в неприметном углу и улыбается ему. Затем он перевел взгляд на Чжан Линьцина и сказал: — Я ведь успел, верно?

— Ну и что, что ты успел? — Чжан Линьцин с усмешкой покачал головой и поднял палец.

Не понимая, что означал этот жест, Чжан Цзюсяо склонил голову в замешательстве.

— На тебя мне хватит одного движения! — Гордо заявил Чжан Линьцин. — Даже если твое развитие достигло начальной стадии Великого Владыки, в моих глазах ты никто. Я покажу тебе разницу между основными членами клана и боковыми семьями!

Сказав эти слова, Чжан Линьцин сделал шаг вперед, и шесть теней мгновенно появились вокруг него. С кажущимся легким движением ладони, от неё вырвалась пугающая мощь.

Могло показаться, что его атакам не хватало мастерства и точности, но удар ладонью на самом деле запечатал окружающее пространство.

«Силён». Кивнул Чжан Цзюсяо.

Как и положено члену основной семьи. Его не стоило недооценивать!

Любой другой культиватор начальной стадии Великого Владыки запаниковал бы в такой ситуации, но Чжан Цзюсяо уже углубил свое понимание культивации до высшего уровня Святого 7 дана в Резервуаре Крови. Вдобавок ко всему, будучи обученным Чжан Сюанем, он теперь понимал боевые техники на уровне выдающихся гениев основной семьи клана Чжан, поэтому, естественно, он не попался на такой простой ход.

Чжан Цзюсяо сделал один шаг назад и уплыл за пределы досягаемости удара ладонью. В то же время он продолжал сжимать высший духовный камень и яростно поглощать из него духовную энергию.

Хотя его скорость нельзя было назвать быстрой, но все последующие атаки Чжан Линциня оказались тщетными.

Другими словами, одно движение Чжан Линциня полностью провалилось, и не причинила Чжан Цзюсяо ни малейшего вреда.

Чжан Линьцин хмыкнул. — Признаю, что у тебя есть средства, но это все, на что ты способен!

Он не ожидал, что парень из боковой семьи действительно сможет найти лазейку в его атаке и уклониться от неё. С мертвенно-бледным выражением лица он превратил ладонь в коготь и ударил вперед.

Тссссс!

Чжан Цзюсяо сразу же ощутил, будто его тело связали веревкой, а мощная сила потянула его тело к Чжан Линьцину.

Учитывая огромное неравенство в силе между ними обоими, он знал, что ему будет невыгодно вступать в ближний бой. Поэтому глубоко вздохнув, он с большей интенсивностью вытянул духовную энергию из высшего духовного камня и взревел: — Давай, прорывайся!

Аура Чжан Цзюсяо вырвалась к облакам, а вслед за этим, его сила начала расти. В мгновение ока, он уже сорвал ограничивающее его узкое место и помчался к промежуточной стадии Великого Владыки.

Благодаря прорыву, его боевая сила поднялась почти в два раза, и теперь он смог противостоять жестокой атаке Чжан Линциня.

— Прорвался? — Чжан Линьцин широко раскрыл глаза от удивления.

Он знал, что Чжан Цзюсяо только недавно прорвался в начальную стадию Великого Владыки, поэтому считал, что тот всё занимался укреплением своего развития. Но внезапно тому удалось найти в себе достаточно энергии и совершить прорыв прямо в разгар дуэли!

«Но что с того?»

«Ему далеко до высшей стадии!»

— Тебе не кажется, что уже слишком поздно затачивать лезвие? — Холодно усмехнулся Чжан Линьцин, и с еще большей яростью начал вгонять чжэньци в свое тело, усиливая силу своего рывка.

Джи-Джи-Джи!

На поверхности появились глубокие ущелья. Чжан Цзюсяо обнаружил, что снова поддается силе, и его тело начало постепенно тянуться в направлении Чжан Линьцина.

Чжан Линьцин уже много лет остановился на высшей стадии Великого Владыки, и уже полностью ознакомился со своей техникой и способностями. Он двигался чрезвычайно гладко и без какой-либо скованности, которая обычно проявлялась у тех, кто только недавно прорвался.

— Слишком поздно? Научись держать язык за зубами! —Чжан Цзюсяо усмехнулся и убрал высший духовный камень в своё кольцо, а затем резко топнул ногой.

Бум!

Две массивные ямы появились на земле, и движущееся вперед тело Чжан Цзюсяо сразу же стабилизировалось.

На начальной стадии Великого Владыки ему может, и немного не хватало сила, но на промежуточной стадии её было более чем достаточно!

Даже при том, что основные члены клана Чжан были способны бросить вызов противникам за пределами своей сферы развития, стоило ли забывать о своей чистоте родословной. Даже не активируя способности родословной, она всё равно повышала его физические силы, поэтому победить противника, превосходящего его на целых две стадии развития, не представляла труда!

— Что?— Чжан Линьцин не мог поверить своим глазам. Он попытался еще больше усилить силу своего притяжения, но Чжан Цзюсяо не сдвинулся с места.

В этот момент он понял, что все это время недооценивал своего противника. Его самодовольность сменилась мрачностью, и сжав кулак, он бросился вперед.

В глубине души он считал, что терял своё достоинство, сражаясь против члена боковой семьи, но после двух предыдущих ударов у него не было выбора, кроме как признать возможность того, что он может проиграть этот матч, если не станет серьезным.

А этого он принять не мог.

Бум!

Когда он замахнулся кулаком, тот начал светиться сферой силы, которая чем-то по форме напоминала зонт, сокрушая окружающий воздух так сильно, что тот яростно скрипел в знак протеста, готовый развалиться на части в любой момент.

— Это техника Святого ранга высшего уровня, Кулак Пустоты!

— Эта техника направляет всю силу культиватора с помощью уникального метода, и выпускает. Подавляющая сила удара может даже создать область пустоты, поэтому от этой техники очень трудно защититься.

— Эту технику могут практиковать только основные члены клана Чжан. Этот парень из боковой семьи, скорей всего, не видел её раньше. Интересно, как он собирается с ней справиться?

Все глаза были сосредоточены на Чжан Цзюсяо. Им было любопытно, как молодой парень справится с атакой такого калибра.

С другой стороны, Чжан Цзюсяо полностью игнорировал всё вокруг себя. В этот момент он ни капли не паниковал. Перед тем как сокрушительная атака обрушилась на него, он медленно закрыл глаза.

Через свое духовное восприятие он мог чувствовать, как техника Чжан Линциня стала приближаться все медленнее и медленнее, почти как старик, практикующий Кулак Тайцзи.

«Итак, это преимущество, которым обладаю члены клан Чжан с чистой родословной», подумал Чжан Цзюсяо, а возбужденная улыбка поползла на его губы.

Он еще не полностью пробудил свою усиленную родословную, но уже чувствовал революционные изменения в своем теле.

Атака Чжан Линьцина была впечатляющей, но ему казалось, что она движется медленно, позволяя ему легко раскрыть все её недостатки.

«Учитель однажды сказал, что чтобы справиться с такой сильной атакой, требуется просто ударить по её сути», подумал Чжан Цзюсяо и используя свой палец в качестве меча, слегка постучал им перед собой.

Хуала!

Прежде чем палец Чжан Цзюйсяо смог дотянуться до Чжан Линьцина, на Кулаке Пустоты уже появилась трещина, а в следующее мгновение вся техника рассыпалась словно была хрустальной.

Ликующее выражение лица Чжан Линциня тут же сменилось ужасом.

Пэн!

Получив удар в грудь, Чжан Линьцин сильно ударился об землю. Мучительная боль охватила каждый дюйм его вен, и поток свежей крови хлынул из его рта.

— Т-ты... — Чжан Линьцин недоверчиво уставился на молодого человека.

Он знал, насколько силен его Кулак Пустоты, а при нормальных обстоятельствах даже эксперт начальной стадии Призрачного Пространства не осмелился бы встречать его прямо в лоб. Но ... Чжан Цзюсяо не только сделал это, он даже легко его разорвал!

Из этого инцидента он понял, что Чжан Цзюсяо уже достиг намного превосходящего его самого уровня.

«Неужели такой силой обладают члены боковой семьи?»

«Но это невозможно! Как он смог быть таким сильным?»

— Ты проиграл.

Вместо того, чтобы ответить на вопросы Чжан Линьцина, Чжан Цзюсяо заложил руки за спину и беспечно посмотрел на него.

А пока Чжан Цзюсяо величественно возвышался над Чжан Линцинем, один старик в углу неудержимо дрожал от ярости.

«Эта идиотская показуха! Он мог бы одним движением закончить всё, и все же, он потратил столько усилий и потратил целых три! Какого черта я принял такого ненадежного ученика?»

Глава 1456 – Теперь я могу прорваться!

Пока Чжан Сюань дрожал от ярости, остальные члены основной семьи клана Чжан разинув рты смотрели на Чжан Цзюсяо.

Учитывая, что Чжан Цзюсяо был отпрыском боковой семьи и был намного слабее, они думали, что Чжан Линьцин сможет победить его в одно мгновение. Но кто мог знать, что спустя три хода, на арене останется триумфально стоять именно Чжан Цзюсяо?

Не ожидая такого исхода, старейшина Фэнчэнь тоже на мгновение удивился, а затем вспомнил о своей роли и поспешно объявил: — Чжан Цзюсяо... победил.

За свою долгую жизнь он лишь пару раз видел, как культиватор одним пальцем побеждает превосходящего по силам противника.

Но опять же, на дуэльном кольце могло произойти все, что угодно. Никто обычно не удивлялся, когда более слабый побеждал более сильного, и поэтому, хотя он считал исход этого поединка довольно невероятным, но не слишком задумывался об этом.

— Следующий раунд, Чжан Линь и Чжан Фэнъюнь!

Победив, Чжан Цзюсяо спустился с кольца и сел отдохнуть. Он снова достал высший духовный камень и начал впитывать духовную силу.

Больше всего ему не хватало времени, поэтому он не мог терять ни секунды.

С другой стороны, спустившись с дуэльного кольца, Чжан Линьцин сразу же оказался в окружении своих сверстников.

— Что там произошло? — спросил высокий молодой человек.

Так как все произошло слишком быстро, и Чжан Цзюсяо ударил его прямо и открыто, большинству из них не удалось ничего понять.

— В этом парне есть что-то странное... — но Чжан Линьцин покачал головой.

Честно говоря, даже он сам до сих пор не мог понять, как он проиграл.

Его сила была выше, и использованная им боевая техника также была очень мощной, но он всё равно проиграл. Он действительно не мог с этим смириться.

Внезапно кто-то холодно хмыкнул и к ним подошел стройный молодой человек. — Подумать только, основной член клан проиграет ничтожеству из боковой семьи. Линьцин, ты действительно опозорил всех нас. На твоем месте я бы покончил с собой от стыда!

— Цюаньи, что ты хочешь этим сказать? — Лицо Чжан Линьцина тут же побагровело от ярости.

— Ничего. Мне просто стыдно за тебя, — презрительно ответил молодой человек по имени Чжан Цюаньй.

— Ты ... — Чжан Линьцин в гневе сжал кулаки.

Чжан Цюаньи происходил из того же рода, что и он, и оба они часто сражались друг с другом. Как бы он ни был зол в этот момент, но он не мог произнести и слова после недавнего проигрыша.

Таким образом, он несколько раз глубоко вздохнул и холодно ответил: — Если я правильно помню, ты столкнёшься с ним следующим, верно? Надеюсь ты запомнишь свои собственные слова и не опозоришься!

— Опозорюсь? Ха-ха, перестань шутить! Существует хоть одна вероятность, что я проиграю парню на промежуточной стадии Великого Владыки? — Чжан Цианьи яростно взмахнул рукой, и неукротимая аура вырвалась из его тела.

— Полупризрачное пространство? — Чжан Линьцин тут же прищурился от изумления.

Он часто сражался с ним, и их культивация всегда была равной. Всего за ночь тут сумел превзойти его?

— Да! Для культиватора самое важное это его культивация! Перед истинной силой навыки и боевые приемы ничего не значат. Если бы твоё развитие достигло Полупризрачного Пространства, думаешь, он бы смог справиться с твоим Кулаком Пустоты? — Холодно усмехнулся Чжан Кваньи.

От этих слов тело Чжан Линьцин напряглось.

Тот был прав. Если бы его атака была сильнее, даже если бы Чжан Цзюсяо ударил по отверстию, то сломал бы себе палец. Он никак бы не смог нейтрализовать его атаку!

— Будь уверен. Хотя мы соперники, но всё равно из одной семьи. Поскольку над тобой издевался посторонний, я, конечно, отомщу за тебя! — Чжан Цианьи холодно усмехнулся, перевел свой взгляд на Чжан Цзюсяо и холодный свет мелькнул в его глазах. — Позже я не буду таким же мягким. Я позабочусь о том, чтобы победить его одним ударом!

Услышав эти слова, Чжан Линьцин на мгновение замолчал, а затем слегка кивнул.

Сражаясь с Чжан Цианьи в течение многих лет, он знал, насколько тот был силён. Теперь, когда тот опередил его и почти достиг сферы Призрачного Пространства, он сможет с легкостью подчинить того парня из боковой семьи!

Турнир продолжился, и примерно через час начался второй раунд. Как и ожидалось, Чжан Цианьи действительно вышел против Чжан Цзюсяо.

Как и обещал, Чжан Цианьи сразу использовал всю свою силу. Было трудно сказать, сделал ли он это намеренно или нет, но он также применил Кулак Пустоты.

От могучей силы техники, даже печать вокруг кольца слегка вздрогнула. Ощутив силу техники ,Чжан Цзюсяо нахмурился. Вместо того, чтобы контратаковать, как он сделал с Чжан Линьцином, на этот раз он решил уклониться.

— Думаешь, я позволю тебе так легко уклониться? — Холодно усмехнулся Чжан Цианьи.

Используя свои новообретенные способности, он полностью запечатал окружающее пространство, и даже духовному восприятию было трудно проникнуть сквозь него.

«Похоже, я не смогу сравниться с ним с моим нынешним уровнем силы...», понимая, что на него в любой момент может опуститься ладонь Чжан Цианьи, Чжан Цзюсяо пробормотал себе под нос. — В таком случае мне придется прорваться!

Бум!

Прежде чем Чжан Цианьи успел среагировать, он уже ощутил, как из Чжан Цзюсяо вырывается мощная сила. В мгновение ока этот парень промежуточной стадии Великого Владыки уже успешно сделал шаг вперед в продвинутую стадию.

И снова подняв развитие, сила Чжан Цзюйсяо поднялась в несколько раз. Он быстро поднял руку и ударил кулаком в ответ.

Пэн!

Два кулака столкнулись, и оба парня отлетели в стороны.

— Как это возможно? — Чжан Цианьи недоверчиво округлил глаза.

Он ясно видел, что Чжан Цзюсяо прорвался к промежуточной стадии Великого Владыки во время боя с Чжан Линьцином, так почему он прорывался и сейчас?

Так быстро не культивируют!

— Не верю! — Взревел Чжан Цианьи и снова бросился вперед.

На этот раз он решил использовать не Кулак Пустоты, а технику, на которой специализировался.

Ху ху ху!

Порхая по дуэльному кольцу, остаточные изображения Чжан Цианьи заполнили всю область, образуя круглую клетку в центре с Чжан Цзюсяо.

Боевая техника Святого ранга высшего уровня, Искусство Извивающегося Дракона!

Эта боевая техника чем-то походила на Формацию Заключения, и после ее выполнения даже его давний соперник, Чжан Линьцин оказывался в затруднительном положении. Даже если Чжан Цзюсяо и прорвался, он только на продвинутую стадию Великого Владыки. По мнению Чжан Цианьи, Чжан Цзюсяо никак бы не выбрался!

«Как быстро!» Пойманный в ловушку, Чжан Цзюсяо чувствовал, будто его лишили не только ощущения духовной энергии, но и кислорода, поскольку у него резко заболела голова. Вскоре его лицо помрачнело.

— Ты должен радоваться, что сумел довести меня до такого состояния, раз мне пришлось использовать этот прием. Всю оставшуюся жизнь можешь хвастаться этим перед другими! — Холодно усмехнулся Чжан Цианьи и ударил несколько раз ладонью.

Пен Пен Пен!

Несколько мелькающих теней внезапно ударили Чжан Цзюсяо и последний получил ранения, но так и не осознал, откуда они пришли.

— Хех, будь уверен. Легко ты не проиграешь. Я буду медленно вбивать эту суть глубоко в твой разум, чтобы ты навсегда запомнил и передал остальным, чтобы члены боковой семьи никогда не смели поднимать руку на членов основной! — Презрительно ухмыляясь, продолжал Чжан Цианьи.

В этот момент Чжан Цзюсяо все еще возился и никак не мог найти возможность контратаковать.

— Разве ты не умеешь прорываться? Почему бы тебе не прорваться прямо сейчас? — Увидев, как сильно побледнел Чжан Цзюсяо, Чжан Цианьи расхохотался.

«Раньше тебе было весело делать прорывы, не так ли?»

«Почему бы тебе не сделать это снова?»

Чжан Цзюсяо вдруг хлопнул себя по лбу. — О, ты прав. Я ведь могу прорваться, да? И почему я не сделал этого раньше?

После чего, прежде чем Чжан Цианьи смог понять сказанное, аура парня внутри его ловушки снова начала расти, и всего за пол вздоха он уже преодолел свое узкое место и достиг высшей стадии Великого Владыки.

В следующее мгновение Чжан Цианьи внезапно ощутил хватку на своей шее и его подняли с земли, будто он был кроликом.

Глава 1457 – Прорываться так же легко, как и пить воду. Часть первая

Не ожидая, что Чжан Цзюсяо сможет снова прорваться и даже схватит его за шею, Чжан Цианьи начал бороться изо всех сил, как будто он был вытащенной на берег рыбой.

Только недавно он высмеивал Чжан Линьцина и поклялся победить Чжан Цзюсяо, но все пошло вопреки его ожиданиям.

Был ли Чжан Цзюсяо действительно членом боковой семьи?

Даже самые талантливые члены основной семьи не могли так быстро и пугающе прорываться!

«Он прорвался два раза подряд во время битвы?» Внизу, наблюдая за битвой, Чжан Линьцин пошатнулся и чуть не упал в обморок.

Он думал, что Цжан Цзюсяо едва удалось его победить, но кто бы мог подумать, что тот до сих пор скрывал такой козырь? Не успел он опомниться, а Чжан Цзюсяо уже достиг той же стадии развития, которой обладал и он сам!

Чтобы совершить прорыв в сферу Великого Влаыдки, Чжан Линьцин готовился целых два года и заплатил огромную цену, но Чжан Цзюсяо сделал то же самое за каких-то полчаса.

Был ли он человеком?

В толпе внизу поднялся шум, и даже у старейшины Фенчэня пересохло в горле.

Он уже давно стал членом этого клана, и повидал много выдающихся гениев. Он видел немало битв, когда один из соперников внезапно прорывался и переворачивал с ног на голову всю битву, но... прорываться по прихоти, и не говоря уже о коротких интервалах между каждым прорывом, такое он действительно видел впервые.

Это уже не талант, а абсурд!

— Этот болван! Если бы он следовал моим инструкциям, то уже достиг бы Призрачного Пространства. Высшая стадия Великого Владыки ... как мне удалось заполучить этого глупого ученика?

В отличие от потрясенной толпы, Чжан Сюань шепотом и клокоча от гнева, ругал Чжан Цзюсяо.

Учитывая усиление родословной Чжан Цзюсяо, ее частичное пробуждение в Резервуаре Крови и распространение упрощенной версии Божественного Искусства Небесного пути, он должен был суметь легко и непринуждённо прорываться от стадии к стадии. Но прошел уже час, а он поднял свое развитие только на три ступени. Чертовски медленно!

Если бы он знал, что этот парень на самом деле такой болван, он никогда бы не принял его в качестве своего прямого ученика!

Это был позор, ляп на его чистом досье!

На самом высоком помосте, воздвигнутом на площадке для спарринга, первый старейшина спокойно поглаживал бороду и наблюдая за поединками. Но вдруг к нему прибежал старейшина и что-то прошептал ему на ухо.

— Ты сказал, что... отпрыск из боковой семьи сумел пройти в третий круг?

— Да, первый старейшина! Его зовут Чжан Цзюсяо. Его первым противником был Чжан Линьцин, культиватор основной семьи с высшей стадией Великого Владыки. В начале матча Чжан Цзюсяо был лишь на начальной стадии Великого Владыки, но в ходе битвы ему удалось преодолеть свои пределы и совершить прорыв, победив Линьцина одним ударом!

— Тот факт, что он смог прорваться в разгар битвы, показывает, что он человек невероятной умственной устойчивости. В клане Чжан осмелится на такое. Похоже, что хотя Чжан Цзюсяо из боковой семьи, мы должны приглядеться к его таланту. — одобрительно кивнул первый старейшина.

Для него было утешением видеть, насколько выдающимся было молодое поколение клана Чжан.

Старец продолжал объяснять. — Вы правы, первый старейшина. Во втором раунде Чжан Цзюсяо столкнулся с Чжаном Цианьи, с парнишкой в сфере Полупризрачного Пространства из основной семьи. Цзюсяо прорвался к продвинутой стадии Великого Владыки и в конечном счете вынудил Цианьи выполнить технику Искусства Извивающегося Дракона…

Первый старейшина снова кивнул. — Искусство Извивающегося Дракона можно считать одной из самых сильных боевых техник Святого ранга. Я видел этого парнишку и он довольно талантлив. В будущем он станет ценным активом нашего клана.

Мгновение спустя он смущенно взглянул на старейшину. — Если Цианьи использовал технику, как Цзюсяо удалось победить?

— Это... как вы догадываетесь, Цзюсяо был загнан в угол... поэтому он снова прорвался и поднялся до высшей стадии Великого Владыки, — с горечью произнёс ворвавшийся старик.

— Снова прорвался? — Опешил первый старейшина. — Хочешь сказать, что рано утром этот Чжан Цзюсяо находился только на начальной стадии, но за это время он уже прорвался три раза и достиг высшей стадии?

— Не только... судя по нашим сведениям, он лишь несколько дней назад прорвался из сферы Выхода Апертуры, — сказал старейшина.

— Но это ведь целая сфера! Где этот парень? — с тревогой спросил первый старейшина.

— Он на дуэли в кольце D и сражается против Чжан Нинсинь!

— Нинсинь? Талантливый внук старейшины Усяо? Он ведь достиг начальной стадии Призрачного Пространства, верно? — спросил первый старейшина, переводя взгляд на кольцо D.

— Да. Напротив него стоят Чжан Цзюсяо, — сказал старейшина.

Первый старейшина присмотрелся и увидел, что перед Чжан Нинсином стоял молодой парень лет двадцати пяти.

Развитие того парня находилось на высшей стадии Великого Владыки, и он не выглядел человеком, который практиковал особо сложные техники, поэтому ему и не хватало боевой силы. Однако он впечатлял своим боевым чутьём и умение адаптироваться к битве. Атаки Чжан Нинсиня были острыми и мощными, и любой другой культиватор высшей стадии Великого Владыки уже сдался бы, но Чжан Цзюсяо невообразимыми способами и в последние моменты умудрялся уклоняться.

Понаблюдав некоторое время, первый старейшина глубоко нахмурился и спросил, — Ты не находишь это странным? Учитывая, что он легко уклоняется от атак Нинсиня, он, должно быть, уже видел его атаки. В таком случае, почему он не пытается контратаковать?

До сих пор они уже обменялись более десятка ударов, но даже обладая более высокой культивацией, Чжан Нинсин не получил никакого преимущества. Выглядело, будто его читали как книгу, а слабый Чжан Цзюсяо постоянно двигался в соответствии с каждой атакой первого и легко уклонялся. Но раз Чжан Цзюсяо видел каждое движения Чжан Нинсиня, почему не контратаковал?

Постоянно защищаться было глупо. Ведь обычно культиваторы защищались только до тех пор, пока не находили возможность для контратаки. Неважно, насколько хорошо Чжан Цзюсяо уклонялся от атак Чжан Нинсиня, вопрос времени, когда он расколется.

Заметив ту же проблему, старейшина на мгновение задумался: — Думаю... он просто не может контратаковать. В конце концов, между их силами огромная разница.

— Не может контратаковать... — повторил первый старейшина, а затем ему в голову пришла мысль, и он в шоке прищурился. — Нет, смотри. Не то чтобы у него не было возможности, но...

В этот момент первый старейшина застыл, поскольку сам не мог поверить в свою мысль.

— Но что? — С недоумением уставился на него старейшина.

— Он не прилагает никаких усилий, потому что хочет сохранить энергию и силы для прорыва в Призрачное Пространство! — воскликнул первый старейшина.

— Он бережет силы? Разве он только что не прорвался на высшую стадию Великого Владыки?

— Именно потому. Он только что прорвался и истощил свою энергию, а значит ему надо накопить как можно больше для создания импульса к прорыву, — хрипло сказал первый старейшина. — Посмотри на его левую руку. С самого начала боя он ни разу не разжал хватку!

— Вы правы! — Старейшина понимающе кивнул.

Чжан Цзюсяо уже несколько раз оказывался в опасной ситуации во время битвы с Чжан Нинсинем, но даже так, он не разжимал левый кулак.

Он думал, что это был план Чжан Цзюсяо, поэтому и не обращал на него особого внимания.

— В той руке он держит высший духовный камень, — сказал первый старейшина.

Старец на мгновение удивился, а затем активировал свое духовное восприятие. Ясно увидев, что лежало в руке Чжан Цзюсяо, он расширил глаза в неверии и сказал: — Справляясь с атакам Нинсиня, он продолжает поглощать энергию и поднимает свое развитие?

— Разве это не очевидно? — дрожащим голосом произнёс первый старейшина.

В свое время он повидал немало выдающихся гениев, но никогда не встречал настолько уверенного в себе!

Заниматься развитием в разгар битвы против намного сильного противника, о чем он... не боялся ли он смерти, или просто был настолько уверен в своей силе?

— Ты ищешь смерти! Я планировал скрыть это, но ты вынуждаешь меня!

Пока два старика приходили в себя от шока, Чжан Нинсинь яростно закричал и его аура начала усиливаться.

— Он тоже собирается прорваться? — хрипло воскликнул старец.

Глава 1458 – Прорываться так же легко, как и пить воду. Часть вторая

Узнав, что Чжан Цзюсяо культивирует во время битвы, они ожидали, что тот начнёт прорываться первым, но кто бы мог подумать, что Чжан Нинсинь опередит его?

Властная сила прокатилась по всему дуэльному кольцу и массивные потоки духовной энергии спустились с неба и начали вливаться в переносицу Чжан Нинсина. Его сила начала быстро увеличиваться, а из-за высвобождаемой им ауры начинало казаться, словно на кольце стоял тиран.

— Чжан Нинсинь довольно давно достиг начальной стадии Призрачного Пространства. Он собирался прорваться еще три месяца назад, но по какой-то причине сдерживался!

— Чем больше культиватор будет пытаться подавлять свой прорыв, тем больший импульс и силу он получит сразу после прорыва. Учитывая, что все это время Чжан Цзюсяо едва справлялся с атаками Нинсиня, то после прорыва, у него будет еще меньше шансов.

— Разрыв между высшей стадией Великого Владыки и промежуточной стадией Призрачного Пространства просто слишком огромен. Чжан Цзюсяо никак не победит!

— Хех, разве этот парень не умеет прорываться? Пусть попробует теперь!

Такие слова слышались со многих частей трибун.

Новости о последовательных прорывах Чжан Цзюсяо уже распространились далеко и широко среди основных членов клана Чжан, поэтому многие сейчас наблюдали за битвой именно на этом кольце, а не другими.

Все хотели увидеть, сможет ли член из боковой семьи продолжить прорываться дальше, но Чжан Нинсинь опередил его.

Мощный поток чжэньци протекал через тело Чжан Нинсиня. Стоя в самом центре дуэльного кольца, он холодно смотрел на Чжан Цзюсяо. — Ты должен гордиться. Хотя ты всего лишь отпрыск из боковой семьи, ты смог заставить меня использовать козырь.

Хула!

Не дожидаясь ответа Чжан Цзюсяо, он снова обнажил кулаки и снова обрушил атаки на последнего.

Когда его развитие достигло промежуточной стадии Призрачного Пространства, его боевая сила почти удвоилась. Даже видя приближение кулака, Чжан Цзюсяо чувствовал, будто какая-то рука удерживала его на месте, и как бы он ни боролся, он не мог сдвинуться.

В его нынешнем состоянии, даже если он и видел недостатки в атаках Чжан Нинсиня, он больше не мог уклоняться от них.

Тело Чжан Цзюсяо медленно поднялось в воздух.

— Разве ты не умеешь прорываться? Давай, прорвись ради меня, хорошо? —глумился Чжан Нинсинь.

Одно дело, когда Чжан Цзюсяо последовательно прорывался внутри сферы Великого Владыки, но прорыв в сферу Призрачного Пространства требовал гораздо более высокого знания пространственных законов.

Если бы это было так просто, то до тридцатилетнего возраста в сферу Призрачного Пространства прорывалось бы гораздо больше людей!

Хотя Чжан Цзюсяо и оказался в затруднительном положении, на его лице не возникло ни малейшего признака паники. Вместо этого он покачал головой и разочарованно нахмурился. — Я хотел бы прорваться, но просто еще не исправил некоторые детали.

— Не исправил? О чем ты там бормочешь? — Расхохотался Чжан Нинсинь. — Смешно! Прекрати свою браваду. Всем итак уже понятно, что ты уже израсходовал весь импульс для прорыва. Ты бы смог прорваться, если бы накопил достаточно энергии.

Прорыв происходит естественным путём, как только развитие человека достигает определенной точки. Если культиватор накапливал определённое количество энергии и достигал определённого уровня понимания, он мог свободно прорваться.

«Если бы можно было прорываться, просто исправив пару деталей, то сколько бы в мире существовало экспертов?»

Чжан Цзюсяо небрежно пожал плечами и ответил. —Я действительно фиксирую некоторые детали. Я ничего не могу поделать, если ты мне не веришь.

— Хм, тогда попробуй, что хочешь. Если ты можешь прорваться, я предлагаю тебе сделать это сейчас. В противном случае, этот матч закончится прямо сейчас... — Чжан Нинсин не мог больше тратить свое дыхание, поэтому он начал усиливать силу своей хватки.

в воздухе раздался громкий скрип и давление на кости Чжан Цзюсяо усилилось.

— Я намеревался найти способ и спокойно прорваться, чтобы не привлечь слишком много внимания, но ты вынуждаешь меня…

— Спокойно?

—Вынуждаю?

— У тебя всё в порядке с головой?

Толпа онемела от этих нелепых слов.

Как и следовало ожидать от члена боковой семьи, ему явно не хватало житейского опыта! Каждый год несколько дюжин членов клана Чжан прорывались в сферу Призрачного Пространства, а этот парень поднимал шум из пустого!

На возведенной платформе старец спросил, — Первый старейшина, вы думаете, что он действительно сможет прорваться в Полупризрачное Пространство?

С тех пор, как Чжан Цзюсяо поднял свое развитие с начальной стадии Великого Владыки до высшей, не прошло и часа. Честно говоря, выглядело бы слишком удобным, если бы он сейчас смог прорваться в сферу Полупризрачного Пространства.

— Не могу сказать. При нормальных обстоятельствах переход в новую сферу потребовал бы огромного количества накопленной энергии и подготовки. Учитывая, что недавно он уже несколько раз прорвался, я не думаю, что он сможет продвинуть свое развитие дальше, — задумчиво проанализировал первый старейшина.

Неудивительно, что первый старейшина думал именно так. Такой темп прорыва был просто неслыханным!

Хон! Лон!

— Забудь, я не могу проиграть турнир из-за чего-то подобного!

Прежде чем первый старейшина успел закончить, Чжан Цзюсяо с сожалением покачал головой, широко раскинув руки, и внезапно его тело содрогнулось. Вслед за этим раздался оглушительный гул, и из него вырвалось огромное количество энергии.

Его аура начала быстро расти, поднимаясь с непреодолимой скоростью, как будто бушевала буря.

В этот момент даже небо над ареной потемнело и заполнилось огромным количеством темных облаков.

— Э-это... — увидев собирающиеся облака, первый старейшина побледнел от шока. — Он прорывается не в Полупризрачное Пространство, а ... прямо на начальную стадию?

Только прорыв из сферы Полупризрачного Пространства на начальную стадию сопровождался с появление испытания молнии! Тот факт, что темные облака начали оседать, означал, что Чжан Цзюйсяо полностью обошел сферу Полупризрачного Пространства и непосредственно начал прорываться в начальную стадию Призрачного Пространства!

Неудивительно, что он сказал, что ему нужно исправить некоторые детали.

Прорыв в сферу Призрачного Пространства означал, что ему придется столкнуться с испытанием, поэтому естественно, ему нужно будет исправить некоторые детали и сделать некоторую подготовку!

Бум!

И пока все приходили в себя от шока, в небе засверкала молния, словно готовилась в любой момент обрушиться на землю.

— Ты... — Чжан Нинсинь не ожидал, что Чжан Цзюсяо действительно прорвётся и даже привлечет испытание молнией. Его ладонь дрожала от страха, и он почти потерял контроль над чжэньци.

— Даже если ты прорвёшься, мне придется победить тебя, прежде чем ты столкнешься со своей молниеносной бедой! — Насильно успокоившись, в глазах Чжан Нинсиня промелькнул холодный блеск.

Бум!

Он собрал всю силу в ладони и ударил Чжан Цзюсяо.

В этот момент молнии в небе еще не накопили свою силу. Он хотел использовать это отверстие и быстро подчинить Чжан Цзюсяо, пока тот находился в уязвимом положении.

Треск!

Но прежде чем удар ладони Чжан Нинсиня достиг цели, ему в голову ударила молния, и от его тела повалил белый дым.

Пу!

Из его рта хлынула свежая кровь, тело слабо покачивалось из стороны в сторону. Слегка покачиваясь, он выдохнул: — Почему молния такая мощная, она ведь еще не накопила столько силы. Почему испытание Призрачного Пространства такое мощное?

— Кто сказал тебе, что это испытание Призрачного Пространства? — покачал головой Чжан Цзюсяо.

Вслед за этим звук, от его тела послышался звук трескающегося бамбука.

Начальная стадия сферы Призрачного Пространства!

Промежуточная стадия сферы Призрачного Пространства!

Продвинутая стадия сферы Призрачного Пространства!

Высшая стадия сферы Призрачного Пространства!

Сфера Полуразделения Пространства!

В одно мгновение он уже достиг сферы Полуразделения Пространства, и ему оставался лишь шаг до становления истинным экспертом сферы Разделения Пространства!

Другими словами, к Чжан Цзюсяо явилось испытание для сферы Разделения Пространства!

Глава 1459 – Необъяснимое

— Испытание Разделения Пространства?

— Как это возможно?

— На одном дыхании перепрыгнул две стадии развития…

Все были ошеломлены.

Даже первый старейшина был потрясен до глубины души. Его щеки пылали, он несколько раз открывал и закрывал рот, но ничего не говорил.

Только что Чжан Нинсинь заявлял, что Чжан Цзюсяо никак не прорваться в Полупризрачное Пространство, но кто бы мог подумать, что он попросту прорвётся через всю стадию!

На Континенте Грандмастеров распространялось мнение, что великие гении способны совершать прорывы так же легко, как и пить воду... но даже питьевую воду не стоило пить быстро!

Действительно ли тот был из боковой семьи, а не юным вундеркиндом?

— Это... этого не может быть... это невозможно! — Лицо Чжан Нинсиня совершенно побелело от шока, и он отступил на несколько шагов.

Чтобы культиватор сферы Великого Владыки прорвался сразу в сферу Разделения Пространства ... неудивительно, что тот сказал, что ему нужно исправить некоторые детали, чтобы не привлекать слишком много внимания. Сейчас он не просто привлекал внимание, от увиденного многие могли сойти с ума!

«На самом деле перешагнуть через целую стадию... как, черт возьми, ему это удалось?»

Для того, чтобы перейти от начальной к промежуточной стадии, Чжан Нинсинь потратил много долгих месяцев на культивирование, и заплатил огромную цену за ресурсы для культивирования. Тем не менее, Чжан Цзюсяо удалось в одно мгновение преодолеть всё то, на что у него ушло столько усилий.

Из-за испытываемого сейчас разочарования, он готов был брызнуть кровью.

В этот момент ему казалось, будто из боковой семьи происходил он сам!

Пока толпа вокруг приходила в себя от шока, Чжан Сюань вздохнул с облегчением.

«Вот теперь сойдёт».

Когда Чжан Цзюйсяо занимался развитием, он заметил, что внутри Чжана Цзюйсяо дремлет огромная волна энергии, готовая вырваться наружу в любой момент.

Во время предыдущего перерыва Чжан Сюань использовал Библиотеку Небесного Пути, проанализировал всплеск энергии и рассказал Чжан Цзюсяо, как тому его извлечь. Тем не менее, он не думал, что Чжан Цзюсяо сможет прорваться сразу же в сферу Разделения Пространства.

«Если я не ошибаюсь, эта энергия возникла в нём, когда он частично очистил и пробудил свою родословную в Резервуаре Крови», подумал Чжан Сюань.

Ранее, он использовал золотую страницу и усилил родословную Чжан Цзюсяо, и в этот момент, чистота его родословной, скорей всего превышала таковую у юного вундеркинда.

«С нынешним уровнем чистоты родословной Чжан Цзюсяо не только сможет эффективно поглощать сущность времени в Резервуаре Крови и активировать ее, он также сможет взрывно поднимать своё развитие, как это делали Чжао Я и Юань Тао».

Поскольку Чжан Цзюсяо провёл мало времени в Резервуаре Крови, не говоря уже о том, что он провел большую часть времени, изучая техники Святого 6-дана и 7-дана, он не заметил присутствия дремлющей в его теле энергии.

Только когда Чжан Цзюсяо достиг высшей стадии Великого Владыки, Чжан Сюань заметил эту энергию. Поэтому на всякий случай, он и рассказал Чжан Цзюсяо специальный метод, как ему использовать эту энергию, но не думал, что она будет настолько эффективной.

В мгновение ока он прорвался через узкое место сферы Призрачного Пространства и устремился прямо в сферу Разделения Пространства.

Большинство гениев Кланов Мудрецов активировали родословные в юном возрасте, и постепенно использовали эту энергию для своих прорывов. С другой стороны, родословная Чжан Цзюсяо активировалась только когда он достиг сферы Великого Владыки, поэтому было трудно представить, каким количеством энергии он обладал.

«Как и следовало ожидать от родословной сильнейшего Клана Мудрецов...», с завистью подумал Чжан Сюань.

«Но, конечно, более важно то, что он смоделировал культивирование в воображаемом пространстве в своем сознании до своего прорыва, что позволило ему эффективно контролировать энергию в своем теле. В противном случае, ему было бы трудно так просто и последовательно прорываться, а в худшем случае, его энергия могла бы даже взбеситься, и он попросту бы взорвался изнутри».

«И хотя благодаря энергии родословной он так быстро и прорвался, но не стоит сбрасывать со счетов то, что он хорошо освоил Божественное Искусство Небесного Пути Призрачного Пространства».

«В противном случае, использовать такое огромное количество энергии единовременно опасно. В худшем случае он мог разлететься в пыль».

Можно сказать, что этот быстрый прорыв действительно зависел от удачи и времени, и он был необратим. Даже сам Чжан Сюань не смог бы повторить такое.

«Мне тоже нужно скорей прорваться, иначе мне будет неловко, если я не смогу победить своих учеников», смутился Чжан Сюань.

Даже недавно принятый им ученик стал сильнее его. Может быть, он больше умел обучать, чем культивировать?

Если бы не Сунь Цян, служивший для него эталоном, он действительно подумал бы, что не подходит для развития.

Тем не менее, в моем Божественном Искусстве Небесного Пути Призрачного Пространства имеется изъян.

Вспомнив своё еще незавершенную технику культивации, Чжан Сюань нахмурился.

Он был бы рад совершить прорыв, если бы мог, но пока его техника культивации не стала безупречной, он не хотел приступать к развитию с её помощью.

«Учитывая, сколько здесь экспертов, если я могу получить доступ к их коллекциям с техниками развития, мне не составит труда устранить этот последний недостаток. Учитывая это, я смогу достичь высшей стадии Призрачного Пространства в течение следующих нескольких дней!» Чжан Сюань отбросил свои опасения и снова посмотрел на дуэльный ринг.

Все больше и больше грозовых туч собирались в небе.

В этот момент все на площадке уже паниковали. Никто больше не сражался, а все бежали из радиуса молний. Даже первый старейшина попятился с мертвенно-бледным выражением лица.

Наблюдая, как грозовые тучи становились все больше и больше, Чжан Цзюсяо начал паниковать. Он с тревогой послал телепатические сообщения Чжан Сюаню. — Учитель, что мне делать?

— Ты мой прямой ученик. Ты должен справиться с этим испытанием собственными силами! — Сурово ответил Чжан Сюань.

Он был бы не прочь помочь другим пережить их собственные испытания, но не своим прямым ученикам.

Какими бы опасными ни были испытания, их можно было считать испытанием для культиватора. Этот опыт определял будущий потенциал и рост культиватора. В конце концов, Чжан Сюань не всегда мог быть рядом и защищать своих учеников, поэтому он не хотел, чтобы они зависели от него.

— Понял! — Ощущая на себе решительный взгляд своего учителя, Чжан Цзюсяо понял, что разговор окончен. Поэтому он стиснул зубы и снова уставился в небо.

— Следуй моему учению, и ты сможешь с легкостью преодолеть это испытание! — Проинструктировал Чжан Сюань.

Когда они были в Резервуаре Крови, он передал не только упрощенное Божественное Искусство Небесного Пути, но и способ справиться с испытаниями молний.

Хотя посторонние никак не могли узнать с помощью какого метода Чжан Сюань справлялся с испытаниями молний различных сфер культивации, он последовал примеру предшественников и составил набор стратегий, с помощью которых любой культиватор мог минимизировать ушерб.

— Понял. — Зная, что он мог рассчитывать только на себя, Чжан Цзюсяо глубоко вздохнул и громко взревел, а затем бросился прямо в небо.

Судя по тому, что он рискнул и в одиночку отправился в Империю Цинюань, чтобы заполучить себе место в Святилище Мудрецов, было не слишком трудно сказать, что он был цепким человеком.

Учитель уже дал ему все необходимые инструменты и теперь ему нужно было сделать последний шаг вперед собственными силами!

Казалось бы, спровоцированный действиями Чжан Цзюсяо, молнии в грозовых облаках начали потрескивать от ярости и с небес упала восьмиметровая молния.

Стиснув зубы, Чжан Цзюсяо бесстрашно бросился к ней.

Бум!

К тому времени, как молния рассеялась, Чжан Цзюсяо уже лежал на земле, а его тело было покрыто сильными ожогами. Его тело слегка дергалось в конвульсиях, и по-видимому, он получил серьезные травмы.

Увидев это, Чжан Сюань порывался броситься вперед и поддержать своего ученика, но в последний момент он заставил себя остаться на месте и отвел взгляд.

«Он должен пережить это своими силами. Только тогда он созреет и станет независимым».

Чжан Сюань считал, что, ухаживая за учеником он словно воспитывал детей. Когда они были маленькими и неподготовленными их еще можно было направлять, но в конце концов, они должны были научиться смотреть на мир и поступать самостоятельно.

Хотя он взял Чжан Цзюйсяо только день назад, но полагал, что тот уже был готов к этому. Во всяком случае, тот нуждался в этом испытании, чтобы глубже и лучше понять свою силу. Это разорвет его комплекс неполноценности, который он постоянно ощущал как отпрыск боковой семьи.

По этой же причине он и отпустил других своих учеников, чтобы полноценно отдохнули, расслабились, а затем нашли свой собственный путь и причины воевать.

Родители любят своих детей и планируют их будущее заранее.

Учителя любят своих учеников, создавая им возможности для самопознания, чтобы они могли учиться и взрослеть.

В настоящее время Чжан Цзюсяо уже достиг такого момента своей жизни. Прорвавшись через него, и он превратится в рыбу, которая в будущем превратится в божественного дракона.

С другой стороны, если он потерпит неудачу, естественно, Чжан Сюань вмешается и спасет его, но к тому времени... он больше не будет достоин оставаться его прямым учеником

.

Глава 1460 – Чжан Сюань исчезает

— Если Чжан Цзюйсяо сможет пережить это испытание, то необходимость в турнире отпадёт, — пробормотал Чжан Учэнь, глядя на затянутое тучами небо с потрескивающими потоками молний.

— Согласен. — кивнул первый старейшина. — Испытание явно намного сильнее обычного полагаю, что даже на Святому 8 дана промежуточной стадии не справиться с ним. Если он сможет справиться с ним и остаться живым, он, несомненно, станет лучшим среди молодого поколения!

На своем уровне развития они уже могли оценить силу испытания молний одним взглядом.

Явившееся испытание к Чжан Цзюсяо было столь же обширным, как океан. Одной только заключенной в молнии силы хватало, чтобы по их коже бегали мурашки.

Если Чжан Цзюсяо сможет пережить его, это будет означать, что фактически, он самый сильный среди молодого поколения клана Чжан.

— Откуда взялся этот отпрыск из боковой семьи? — Чжан Учэнь до сих пор не удалось принять неожиданный поворот событий.

Первый старейшина покачал головой и сказал: — Как только пропадёт испытание, задашь ему этот вопрос.

Пока они разговаривали, с неба уже упала вторая молния.

Треск!

На этот раз это была не просто молния. Она блеснула холодным оружейным блеском и у стремилась вниз, прорезая всё пространство на своём пути.

— Это же воин молний... — в ужасе проговорил один из старейшин.

Если удары молний считались простым ударом, то появление воина молний считалось ударом с использованием оружия.

Хотя оба удара били молнией, но разница в силе была колоссальной.

— Иди! — Проглотив пилюлю, Чжан Цзюсяо быстро восстановился. С яростным ревом он выхватил своё оружие и направил его прямо на падающую молнию.

Ранее его самое сильное оружие было Святого ранга среднего уровня, но когда он успешно поступил в Святилище Мудрецов, клан подарил ему артефакт Святого ранга высокого уровня, и в такой критический момент он без колебаний обнажил его.

Треск!

Когда оружие столкнулось с воином молний, тот мгновенно раскололся надвое. Но несмотря на это, мощь молнии, казалось, ничуть не ослабла.

Чжан Цзюсяо ни капли не удивился. Он растопырил пальцы и образовал над собой полусферический барьер чжэньци.

Когда молния ударила в барьер, раздался оглушительный взрыв, и мощная ударная волна встряхнула все дуэльные кольца.

Им очень повезло, что они находились внутри площади, поскольку вокруг было установлено множество стабилизирующих пространство формаций. В противном случае, все могло бы превратиться в руины от одного удара молнии.

Пэн!

В конце концов, Чжан Цзюсяо удалось отбиться от воина молний, но по его одежде пробегали искры. В то же время, он стоял по колено в земле, как будто его ударило пушечным ядром..

— Может, его уже убило током?

— Я так не думаю.

— Эта молния просто слишком страшна. Даже старейшины управления не смогли бы выжить! Учитывая, что он только что прорвался, не говоря уже о том, что он даже перепрыгнул через целую стадию и ни капли не усилил своё развитие... вы слишком оптимистично смотрите на всё.

— Будем надеяться, что с ним все в порядке. Даже если он из боковой семьи, это все равно благословение. С ним ничего не должно случиться!

Такие слова можно было услышать от всех членов клана, поскольку опасения и нервозность окрашивали их лица.

Хотя внутри клана многие соперничали, отдельные члены все еще праздновали появление новых гениев, а не подавляли их. Каждый прекрасно знал, что процветание клана зависит от количества и качества талантов, и только когда клан будет сильным, его будет ждать прекрасное будущее.

Ху!

Пока все беспокоились, Чжан Цзюсяо неторопливо выбрался со дна ямы.

Сейчас он был обуглен с головы до ног. Тем не менее, решимость все еще отражалась на его лице. Казалось, он вообще не боялся молний в небе.

Хон! Лон!

Третья молния должна была упасть очень скоро.

Испытание сферы разделения Пространства состояло из трех молний, и каждая из них была сильнее предыдущей. Бесчисленное множество экспертов погибала именно от этой молнии.

— Третья молния не только сильна, но и впрягает в себя Испытание Сердца. Будучи из боковой семьи, Чжан Цзюсяо никогда не проходил надлежащей подготовки и не развивал свои ментальные барьеры, поэтому ему будет нелегко преодолеть своих внутренних демонов, — обеспокоенно заметил первый старейшина.

— Да. Чтобы преодолеть это препятствие, помимо обладания огромной силой, он должен обладать непоколебимой волей. Боюсь, что он еще не готов к этому, — с опаской ответил Чжан Учэнь.

Если бы такой гений пал жертвой испытанию, это было бы действительно огромной потерей для клана Чжан.

— Однако молниеносное бедствие такого масштаба больше не является чем-то, во что мы можем вмешаться. Давай сделаем это. Иди и найди Чжана Сюаня, и если он поможет нам справиться с испытанием и спасти Чжана Цзюсяо... мы можем простить ему всё, что он сделал раньше, — сказал первый старейшина.

Основываясь на рассказе Чжан Учэня, он понял, что Чжан Сюань действительно был учеником Ян Сюаня. Учитывая, что он даже смог легко разобраться с испытанием Восхождения Универсума его Лазурного Дракона из Преисподней, то он должен был суметь справиться и с испытанием Чжан Цзюсяо.

— Хорошо! — Зная, насколько это важно, Чжан Учэнь быстро полетел к резиденции Чжан Сюаня и вскоре добрался до неё.

— Хм? Его нет? — Чжан Учэнь стремительно пронесся по резиденции своим духовным восприятием, но не нашел Чжан СЮаня.

Нахмурившись, он толкнул дверь и вошел.

— Старейшина Учэнь. — Тут же поприветствовал его Цзянь Циньшэн.

— Ты знаешь, где Мастер Чжан? — Прямо спросил Чжан Учэнь.

Ранее он привел сюда и Цзянь Циньшэна и Чжан Сюаня, и расставшись у Резервуара Крови, обычно Чжан Сюань должен был послушно оставаться в своей резиденции или, по крайней мере, оставаться поблизости, так почему же его нигде не было?

Цзянь Циньшэн задумался на мгновение: — Прошлой ночью он ушел с вами, а затем встретился с Чжан Цзюсяо.

«Чжан Цзюйсяо пришел сюда к Чжан Сюаню, и позже, они оба ушли и больше не возвращались. А раз Чжан Учэнь искал Чжан Сюаня, неужели что-то случилось?»

— Подожди, ты хочешь сказать, что Чжан Цзюсяо ... прошлой ночью приходил к Мастеру Чжану? Дабы убедиться, ты говоришь о потомке семьи клана Чжан, который недавно поступил в Святилище Мудрецов, Чжан Цзюсяо?

— Конечно, именно о нём я и говорю! — Хмыкнул Цзянь Циньшэн.

— Откуда Чжан Цзюсяо знает Мастера Чжана? — Чжан Учэнь не мог поверить тому, что он слышал.

Новый, восходящий гений клана Чжан действительно был знаком с подлым Чжан Сюанем?

— Откуда мне знать? Они ведь друзья, что странного? — Нетерпеливо ответил Цзянь Циньшэн.

— Ладно, я понял. Прости, что навязываюсь. — С недоверчивым выражением на лице Чжан Учэнь быстро полетел обратно на площадку для спарринга.

За то время, что он искал Чжан Сюаня, молния в небе уже закончила заряжаться и с оглушительным грохотом обрушилась вниз.

В следующее мгновение Чжан Цзюсяо обнаружил, что стоит в замешательстве посреди перекрестка, а его душа мерцала, готовая рассеяться в любой момент.

Он был просто обычным членом боковой семьи. В бегемоте, известном как Клан Чжан, у него не было никакого статуса, достоинства или даже уважения. Даже если бы он умер в Империи Цинюань, клан Чжан никак бы этого не заметил.

Родился никем, он и умер бы никем.

И именно благодаря его учителю, он мог всё изменить.

Его учитель помог ему попасть в Святилище Мудрецов, помог ему поступить и даже усилили его родословную.

«Раз учитель сказал, что я могу преодолеть это испытание, я смогу это сделать. Нет, я просто обязан это сделать! Даже если это будет стоить мне жизни, я не могу его разочаровать!»

Такова была воля, которая сейчас просто пылала в сердце Чжан Цзюсяо. Поразительно, но именно из-за этого удар молнии просто проскользнул мимо его тела, не причинив ни малейшего вреда.

Первый старейшина прищурился. — Это... сила родословной? И она даже чище моей? Но... это невозможно!

Глава 1461 – Пережить испытание

Чжан Цзюсяо очень незаметно активировал родословную и мало кто мог бы это заметить. Однако, из-за чистоты родословной первого старейшины, он сразу же почувствовал слабый резонанс от Чжан Цзюсяо.

И к своему шоку, он обнаружил, что родословная Чжан Цзюсяо, была даже сильнее, чем его собственная!

Во всем клане Чжан его родословная уступала лишь заместителю клана, Святого Меча Син. А член боковой семьи сумел так сильно подавлять свою родословную ... первый старейшина считал это немыслимым.

Первого старейшина стоял в шоке от изумления. «Я ощущал подобное только от юного вундеркинда, неужели это он?»

Юный вундеркинд родился с родословной, сравнимой с родословной основателя клана Чжан, и благодаря этому его сразу избрали следующим главой клана, а впереди его ждала жизнь величия.

Однако, к сожалению, позже произошел некий инцидент, и вскоре после этого ... он пропал!

Учитывая, насколько чистой была родословная Чжан Цзюсяо, мог ли это быть он?

«Нет. Цзюсяо уже под тридцать, а молодому вундеркинду должно было исполниться только двадцать в этом году. Возраст разный, а значит это не он. Кроме того, мы бы точно не смогли пропустить кого-то с такой чистой родословной в прошлом!»

Отпрыски клана Чжан, независимо от того, родились ли они в основной семье или боковой, проверяли свою родословную при рождении. На самом деле, у некоторых гениев могли проверить родословную с помощью уникальных методов. Естественно, Чжан Цзюсяо прошел бы через такую проверку, и это было бы подробно описано в записях.

Если бы у Чжан Цзюсяо действительно обнаружили такую чистую родословную, то это стало бы известно всем.

— Учжэнь, отправляйся в Зао Ритуалов и принеси мне запись о Чжан Цзюсяо, — приказал первый старейшина.

— Да! — Услышав приказ первого старейшины, старейшина Учжэнь поспешно ушел.

Вскоре он вернулся с книгой в руках.

Запись о Чжан Цзюсяо хранилась в архивной комнате Зала Ритуалов для боковых семей, поэтому найти ее не составило труда. Первый старейшина поспешно взял книгу и открыл ее. «Возраст действительно не идет в счет. Его душа стабильна, полностью слита с его телом, поэтому возможность того, что им владеет другой человек, равна нулю. Во время проверки он обладал только самой низкой чистотой родословной, о которой даже не стоит упоминать. Почему сейчас такая огромная разница?»

Первый старейшина быстро закончил просматривать запись и в итоге не понимая покачал головой.

Для проверки родословной членов клана Чжан использовали уникальный артефакт. И во время проверки ошибок не возникало. Кроме того, если бы родился кто-то с такой чистой родословной, Зал Ритуалов отреагировал, а скульптура Божественного Куна поднялась.

В общем, они бы узнали, если бы родился ребенок с чистой родословной, но затаиться более чем на двадцать лет, чтобы в итоге ослепить весь клан своим блеском?!

— Я хочу, чтобы вы исследовали всю историю Чжан Цзюсяо, собрали ее в отчет и принесли мне! — приказал первый старейшина.

Над разведывательной сетью клана Чжан не стоило насмехаться, и тот факт, что Чжан Цзюсяо был Грандмастером, еще больше облегчал изучение информации о нём. Поэтому вскоре старейшина Учжэнь снова вернулся с книгой.

Первый старейшина быстро просмотрел содержимое, и впал в еще большее замешательство.

Выглядело, будто Чжан Цзюсяо был довольно талантливым человеком, но, по стандартам клана Чжан, довольно тусклым. Переломный момент произошел около трех-четырех месяцев назад, поскольку его темпы развития внезапно ускорились. Тем не менее, он все еще не достиг того уровня, когда клану Чжан придется уделять ему много внимания.

Чжан Учэнь подошел и обеспокоенно сообщил: — Первый старейшина, я узнал, что только вчера вечером Цзюсяо приходил в резиденцию Чжан Сюаня. Более того, Чжан Сюань еще не вернулся в резиденцию.

— Цзюсяо встречался Чжан Сюанем прошлой ночью? — Первый старейшина был сбит с толку, узнав об этом. Он погладил подбородок и задумался, а спустя мгновение заметил: — Чжан Сюань, кажется, тоже пришел из Империи Цинюань…

Он просмотрел информацию о Чжан Сюане, и, учитывая, что Чжан Сюань также происходил из Империи Цинюань, можно было предположить, что именно там они и познакомились. А раз они вместе вступили в Святилище Мудрецов, они оба не могли не знать друг о друге.

Первый старейшина еще немного подумал, но так и не смог понять, что происходит. Он потер переносицу и указал: — Пока никому не говори об этом. Отправь несколько человек на поиски Чжан Сюаня, он не должен создать еще больше проблем!

Честно говоря, даже он должен был признать, что парень по имени Чжан Сюань был высшим гением, будь то с точки зрения мастерства Грандмастера или навыков вспомогательных профессий. Увы, но, к сожалению, он просто любил устраивать разрушения, куда бы ни пошел!

Менее чем через день после прибытия в клан Чжан он уже вызвал огромный переполох. Бесчисленные здания уже пали жертвой его тирании.

— Понял! — Чжан Учэнь кивнул и стремительно ушел.

Разобравшись со всем, первый старейшина снова обратил свой взгляд в сторону молний и увидел, что Чжан Цзюсяо уже справился с последней. Постепенно зловещие тучи начали рассеиваться.

Испытание оставило Чжан Цзюсяо в потрепанном состоянии. Было ли это его тело или его душа, они были в плохом состоянии. Несмотря на это, его аура быстро поднималась, и в то же время его тело будто собирало таинственную энергию, которая будто бы готовилась вырваться в любой момент и вызвать много разрушений.

— Это сила Разделения Пространства... он успешно прорвался! — взволнованно воскликнул первый старейшина.

Достигнув такого уровня до тридцати лет, Чжан Цзюсяо, несомненно, стал самым талантливым молодым человеком в клане Чжан.

Вздох!

Первый старейшина быстро спустился с платформы и встал перед Чжан Цзюсяо. Он выхватил пилюлю и сказал: — Проглоти её. Она поможет тебе скорей восстановиться.

— Спасибо, первый старейшина! — Поблагодарил Чжан Цзюсяо.

Первый старейшина протягивал пилюлю 9 ранга, которая эффективно залечивала раны, как телесные, так и душевные.

Однако, Чжан Цзюсяо не торопился употреблять её. Он быстро поблагодарил первого старейшину, а затем пробрался к тихо сидевшему старику в углу площадки, и с взволнованным выражением на лице сказал телепатически: — Учитель, мне удалось!

— Да, я видел. Проглоти пилюлю, которую тебе дал первый старейшина и восстанавливался. Её эффекты посредственны, но в твоём нынешнем состоянии это то, что тебе нужно, — телепатически ответил Чжан Сюань. — Кроме того, учитывая, какой переполох ты вызвал, первый старейшина точно будет допрашивать тебя. Ты знаешь, что я не люблю высовываться и не хочу раскрывать свою личность, поэтому хорошенько обдумывай свои ответы, хорошо?

— Да, Учитель! — Кивнул Чжан Цзюсяо.

После этого он проглотил пилюлю, и испытываемые им усталость и ноющая боль значительно уменьшились. Он быстро сел и направил целебную энергию пилюли по всему телу. Меньше чем за час он уже оправился от большинства ран.

Увидев, что Чжан Цзюйсяо восстановился, старейшина Учжэнь подлетел к нему и сказал: — Чжан Цзюйсяо, первый старейшина ищет тебя.

Чжан Цзюсяо кивнул.

Он бросил неприметный взгляд на своего учителя позади, только чтобы увидеть, что тот сосредоточенно смотрит на землю.

Зная, что его учитель не хочет привлекать к себе слишком много внимания, он повернулся и проинструктировал: — Я отправлюсь туда после встречи с первым старейшиной.

— Да! — вежливо поклонился Чжан Сюань.

Сейчас он повёл себя, как подчинённый Чжан Цзюсяо, поэтому, естественно, его действия должны были соответствовать.

Поскольку каждый участник турнира приводил с собой своих подчиненных, Чжан Учжэнь не придал особого значения их поведению. Он пошел вперед, а Чжан Цзюсяо последовал за ним.

Они покинули тренировочную площадку и направились к центру города.

В этот момент, Чжан Цзюсяо сильно нервничал.

Будучи отпрыском боковой семьи, он никогда не был в такой непосредственной близости от основной семьи.

Отбросив все в сторону, достаточно было просто выстроиться вокруг этого места, чтобы заманить в ловушку тех, кто не знал своего жизненного пути.

Чжан Учжэнь остановился перед залом. — Первый старейшина прямо внутри.

— Понятно. — Чжан Цзюсяо оценил здание перед собой и по его мнению огромный зал перед ним представлял что-то вроде гостейвой.

Без особых колебаний он вошел внутрь.

Едва переступив порог, он уже хотел оглядеться, как вдруг почувствовал, что на него давит мощное давление.

Бум!

Он ощутил ауру, переполненную злым намерением. Она напоминала злобного зверя.

— Что? — Почувствовав направленную в его сторону мощную силу, Чжан Цзюсяо напрягся.

Глава 1462 – Профессионально простой

Сила в зале не проявляла ни малейшего намека на милосердие. Если Чжан Цзюсяо останется прикованным к месту, он вполне может потерять свою жизнь.

Зная, что нельзя терять время, Чжан Цзюсяо глубоко вздохнул и быстро отступил.

Пэн!

Он обнаружил, что прижимается спиной к двери. Только в этот момент он понял, что дверь за ним была закрыта и запечатана несколькими слоями образований. Даже с его силой культиватора разделяющего измерения, он все еще был не в состоянии нанести ему хоть малейший урон.

- Черт побери! Зная, что ему уже слишком поздно уворачиваться, Чжан Цзюсяо щелкнул запястьем и ответил ударом ладони.

Бум!

Его ладонь столкнулась с ладонью нападавшего.

Кача!

Чжан Цзюсяо немедленно почувствовал сокрушительное давление на грудь, которое вытеснило весь кислород из легких. Раны, которые едва оправились от предыдущего удара молнии, снова открылись, и жгучая боль охватила тело Чжан Цзюсяо.

- Первичная стадия измерения разделяющего царства?”

Тем не менее, этот обмен ударами дал Чжан Цзюйсяо представление о силе нападавшего—другая сторона также находилась на начальной стадии разделения измерений.

- Хм!”

Поскольку они принадлежали к одной и той же сфере культивации, ему нечего было бояться. С сильным толчком на землю, Чжан Цзюсяо прыгнул вверх, направляя шквал ударов ладонями в направлении нападавшего.

Хула!

Потребовалось всего мгновение, чтобы яростные воздушные потоки полностью заполнили комнату, словно надвигающийся торнадо. Здесь и там раздавались мощные взрывы мощи, вызывая непрерывные звуковые удары.

Несмотря на то, что Чжан Цзюсяо едва достиг начальной стадии разделения измерений, симуляция, которую он прошел в резервуаре крови, позволила ему полностью осознать свою силу вплоть до фантастической вершины космического царства. Он также несколько раз пытался смоделировать прорыв, и это дало ему некоторый опыт в управлении силой разделения измерений. Таким образом, его движения были все еще довольно плавными, лишенными обычной скованности, которую имел бы культиватор, непривычный к их силе.

Бум-Бум-Бум!

Контратака Чжан Цзюсяо была быстрой, но его противник был еще быстрее. Последний успешно отразил все его удары ладонью, не получив ни малейшего повреждения.

Тем не менее, находясь в воздухе, Чжан Цзюсяо удалось хорошо разглядеть нападавшего.

Тот одет в довольно свободный халат, что затрудняло точное определение его телосложения. В то же время он носил маску и даже с помощью Духовного Восприятия Чжан Цзюсяо не мог проникнуть за неё. В общем, этот человек выглядел загадочно.

— Кто ты? Почему ты в резиденции первого старейшины? — Прищурившись крикнул Чжан Цзюсяо.

Ху!

Вместо ответа нападавший поднял ладонь и нанес еще один удар.

Тот двигался довольно плавно, отчего казалось, будто удар ладонью не был слишком силен. Однако возникшие у Чжан Цзюсяо мурашки говорили ему совсем об обратном.

Зная, что нападавший не выдаст себя так легко, Чжан Цзюсяо больше ничего не спрашивал. Подняв руки, он бросился вперед к незнакомцу в ближний бой.

Хотя по сравнению с Чжан Сюанем его талант мог считаться посредственным, но несмотря ни на что в Империи Цинюань он сплыл выдающимся гением. Естественно, у него были неплохие боевые способности.

Кроме того он уже получил индивидуальное руководство от Чжан Сюанем, и это вывело его мастерство в бою на совершенно новый уровень.

В мгновение ока он уже обменялся восемью ударами с нападавшим в маске. Хотя Чжан Цзюсяо много раз оказывался в опасном положении, нов решающий момент ему всегда удавалось в последний момент выскользнуть.

Хотя битва была трудной для Чжан Цзюсяо, человек в маске тоже не слишком хорошо себя чувствовал. Чжан Цзюсяо только недавно прорвался и все еще был ранен, но даже так он ведь получал индивидуальные уроки от Чжан Сюаня.

Не будет преувеличением сказать, что нынешние боевые навыки Чжан Цзюсяо считались одними из лучших на Континенте Грандмастеров. Таким образом, всего за несколько ударов нападавший в маске уже пытался не отставать.

— Хех! — Зная, что его загоняют в угол, нападавший в маске, вдруг холодно усмехнулся.

Затем из его тела мощная аура вырвалась, и его силуэт внезапно расплылся, как призрак. В следующее мгновение он уже стоял перед Чжан Цзюсяо с выставленной перед собой ладонью.

Пэн!

Неподготовленный к этому, Чжан Цзюсяо был отправлен в полет этим ударом ладони, и он врезался в стену позади него.

— Способность родословной! Ты из клана Чжан? — Воскликнул в шоке Чжан Цзюсяо.

Он был уверен, что способность, которую только что использовал нападавший в маске, была уникальной способностью родословной клана Чжан!

— Хмф!

Однако нападавший в маске так и не ответил. Вместо этого последний снова рванулся вперед, а окружающее время будто бы всё замедлилось. Прежде чем Чжан Цзюсяо успел осознать это, его ударили еще раз, и изо рта у него потекла кровь.

Родословная клана Чжан позволяла освободиться от оков времени и двигаться со скоростью, превышающей человеческую. На взгляд постороннего, это выглядело бы так, как если бы Чжан Цзюсяо замедлился и не смог угнаться за нападавшим в маске.

«Проклятье. Если так пойдет и дальше, этот человек забьет меня до смерти!»

Выдержав еще несколько ударов, Чжан Цзюсяо почувствовал, что подходит к своим пределам. Он знал, что не выдержит еще нескольких ударов, и его глаза покраснели от волнения.

Он пришел сюда, чтобы встретиться с первым старейшиной, но вместо встречи, столкнулся с нападавшим в маске. Тот каждый раз бил с намерением убить его и каждая атака направлялась прямо в жизненно важные органы, и если так будет продолжаться, он действительно может потерять свою жизнь!

«Я не могу больше сдерживаться».

Зная, что сейчас не время сдерживать свои силы, Чжан Цзюсяо глубоко вздохнул и закрыл глаза.

Он начал управлять своей родословной, и в одно мгновение все перед ним внезапно замедлилось

Это была способность родословной клана Чжан!

Он не мог пользоваться ею в прошлом, но, когда его родословная стала чище он обнаружил, что может активировать её по своей мысли.

А когда всё вокруг замедлилось, он и заметил человека в маске. Все, чего он раньше не мог воспринять, предстало перед ним с предельной ясностью.

«Хмф!» Чжан Цзюсяо поднял ногу и ударило человека в маске.

Пэн Пэн Пэн!

Нога, ладонь, кулак, палец... все виды атак обрушились на нападавшего в маске, как шторм. Тот словно никогда не думал, что Чжан Цзюсяо сможет двигаться даже быстрее его, и не успев реагировать уже оказался вбит в стену.

— Умри! — Зная, что родословную можно было активировать на определённое время, Чжан Цзюсяо не имел абсолютно никакого намерения сдерживаться.

Если он проявит милосердие к нападавшему сейчас, то вполне может лишиться жизни, как только его уникальная родословная начнёт восстанавливаться.

Он не был так добр, чтобы отдать свою жизнь за незнакомца, который хотел его жизни!

Пэн Пэн Пэн!

Шквал атак обрушился на нападавшего в маске и тот не мог найти окна даже для контратаки. Но как раз в тот момент, когда Чжан Цзюсяо собирался предпринять решительный шаг, огромная волна силы внезапно вырвалась из нападавшего перед ним, сбив его с ног.

После чего Чжан Цзюсяо почувствовал, как невероятная сила сковала его и не давала ему сдвинуться.

— Ч-что? Как ты можешь быть таким сильным? — В ужасе сузил глаза Чжан Цзюсяо.

Он уже достиг начальной стадии Разделения Пространства, но даже в этом случае сила нападавшего в маске смогла полностью обездвижить его. Это означало, что его противник оказался экспертом как минимум Святого 9 дана... или, возможно, даже выше!

Человек, обладающий такой силой, мог считаться одной из самых сильных фигур в клане, но было непонятно, почему такой могущественный человек решил замаскироваться и пытался убить его!

— Хватит, давай остановимся здесь. — Глубокий голос нападавшего в маске эхом разнесся по комнате.

После чего, аура нападавшего в маске продолжала расти, и в мгновение ока, она уже достигла уровня, который Чжан Цзюсяо никогда прежде не осмеливался понять.

«Этот голос...», в данный момент Чжан Цзюсяо привлекла не подавляющая сила, а знакомый голос.

Он поднял голову и увидел, что нападавший снимает маску, открывая очень знакомое лицо.

— Первый старейшина, вы... — опешил Чжан Цзюсяо.

Как мог злобный противник, каждое движение которого было направлено на его жизненно важные органы, решив затащить его в глубины ада, быть первым старейшиной?

— Твоя родословная чище, чем моя... скажи мне, Чжан Цзюсяо, как ты это сделал? — спросил первый старейшина спокойным, пытливым голосом, лишенным злобы или враждебности.

— Вы ... проверял меня? — Чжан Цзюсяо широко раскрыл глаза от удивления, когда холодный пот потек по его спине.

Всего минуту назад учитель напоминал ему не высовываться, но он уже выдал себя!

Казалось, ему действительно есть чему поучиться у своего учителя.

Его учителю удавалось скрывать свою личность Небесного Грандмастера от остального мира в течение столь длительного периода времени, но он не мог скрыть свою родословную более одного дня. Действительно, когда дело дошло до скромности, ему еще предстояло пройти долгий путь!

Глава 1463 – У меня скромный учитель

— Я понял это еще когда ты справлялся со своим испытанием, но мне было слишком трудно поверить, поэтому я хотел убедиться. Только подумать… — ответил первый старейшина.

Он пристально посмотрел в глаза Чжан Цзюсяо, будто бы пытался заглянуть тому глубоко в душу и сказал: —Я просмотрел информацию о твоём прошлом. Родословная в твоей крови была очень тонкой, ей практически не было. Так почему она внезапн