Book: Свадебное меню



Свадебное меню

Бобби Хатчинсон

Свадебное меню

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Теплый ветерок напевал весеннюю мелодию пешеходам, что запрудили в этот полуденный час центральные улицы Сент-Луиса, слегка затуманенные ласковым апрельским дождиком.

Фрэнки Гранателли было, однако, не до погоды. Раздраженно увертываясь от зонтов прохожих, она буквально тащила за собой под руку свою дородную, запыхавшуюся мать. Черт знает что, столько времени приходится терять!

Разумеется, заботу о еде на свадьбе Ника по традиции следовало оставить семье невесты. Но где там! Мама так беспокоилась, так изводила и доставала всех по этому поводу, что Синтия Бауэр, мать невесты, любезно уступила право решать все вопросы относительно меню семейству Гранателли.

Фрэнки нехотя должна была признать, что понимает беспокойство матери. Ведь на итальянской свадьбе угощение, а главное, его количество – основное достоинство в глазах гостей, а в том, что присутствовать будут все до последнего родственника, сомневаться не приходилось.

Да, если подумать, вполне понятно, почему мама не хочет оставаться в стороне. Она не могла взять в толк лишь одного – ее-то зачем втягивать во всю эту сумятицу, неужели просто потому, что ее мать, Тереза Гранателли, думает, будто недостаточно хорошо говорит по-английски?

По-английски мама говорит более чем сносно. И уж, во всяком случае, в состоянии договориться с каким-то там ресторатором о том, что подавать на свадьбе сына!

Но мама думала иначе, и никакие доводы Фрэнки ее не переубедили.

– Да где же этот чертов ресторан, в конце концов? – Вопрос Фрэнки прозвучал раздраженно, и ее мать, напустив на себя мученический вид, намеренно громко вздохнула. – Он должен быть где-то поблизости. Ты ведь этот адрес дала мне, мама? – Бросив хмурый взгляд из-под полей своей элегантной коричневой шляпы, Фрэнки увидела наконец впереди долгожданную вывеску: «Овальный мяч». – Вот он. Ну, слава Богу!

Фрэнки невольно ускорила шаг. Может, удастся быстро договориться об этом проклятом меню и вернуться к себе в магазин, глядишь, и не весь день у нее пропадет! Она с некоторым беспокойством подумала о заготовках из фетра, которые успела выкроить сегодня утром, ей бы сейчас натягивать их на болванки, отпаривать, постепенно придавая им форму модных шляпок! А вместо этого…

– Франческа, не так быстро, per favore,[1] я задыхаюсь. Ведь я уже не молодая женщина, ты должна понимать.

Тереза потянула дочь за руку, и Фрэнки, вздохнув, пошла медленнее, заставляя себя приноравливаться к царственно-неторопливой поступи матери.

– Я знаю, что это для тебя лишнее беспокойство, Франческа, – проговорила Тереза, перейдя на родной итальянский и придав голосу особенно трагический тон, от которого Фрэнки обязательно должна была почувствовать себя виноватой. – И мне жаль отрывать тебя от работы, но что я могу поделать? В конце концов, это свадьба твоего брата, и стол должен быть идеальным. Ники и сам бы так сказал, будь он здесь.

Ничего подобного! Ее старший брат вовсе не являлся рьяным приверженцем национальных традиций, как, впрочем, и она сама. Он даже не потрудился помочь разобраться в этом хаосе, им же созданном, а преспокойно вернулся к себе в Нью-Йорк – налаживать недавно им созданное деревообрабатывающее предприятие, – собираясь приехать лишь перед самой свадьбой.

Недурно устроился, а? Оставить хлопоты другим, а потом явиться на все готовое. Здорово придумано, fratello mio.[2]

Тереза была уже в отличной форме.

– Ты ведь понимаешь, Франческа, я никогда не стала бы просить тебя о помощи, если бы София хорошо себя чувствовала. София всегда рада пойти со мной и позаботиться о том, чтобы все было как надо, – даже если бывает занята.

Фрэнки стиснула зубы и закатила глаза, чуть не сбив при этом с ног небольшого росточка старика в черном плаще.

Сколько она себя помнит, а ей уже как-никак двадцать шесть лет, ей всегда ставили в пример старшую сестру. Неужели это будет продолжаться, когда ей будет тридцать, сорок… или даже пятьдесят?

– Бедняжка София, – продолжала Тереза, еще раз вздохнув. – Эта ее беременность совсем не похожа на три предыдущие. Проказник bambino доставляет ей массу беспокойства. То же самое было и у меня, когда я носила Винни. Так болела спина…

Тереза без передышки тараторила по-итальянски, не скупясь на мрачные подробности недомоганий, преследующих некоторых женщин во время беременности, о чем Фрэнки совершенно не хотелось слушать.

Покончив с хроническим несварением, она перешла к описанию ложных схваток, но тут, к счастью, они дошли до входа в ресторан.

– Этот парень, Торп, где он собирался встретиться с тобой, мама? – прервала Фрэнки нудный рассказ, толкнула тяжелую входную дверь и, войдя в просторный вестибюль, остановилась, чтобы осмотреться.

– По-моему, наверху, у него в офисе, но, может, лучше спросить?

В ресторане царило обычное оживление. Ровный гул голосов перемежался смехом, стуком ножей и вилок, звоном посуды. Аппетитные запахи приятно щекотали ноздри. Ресторан «Овальный мяч» лишь недавно сделался одним из самых популярных в Сент-Луисе, и теперь даже в понедельник, в спокойный полуденный час, дела здесь шли весьма бойко.

И Тереза, и Фрэнки бросали кругом оценивающие, критические взгляды. Ведь они сами специалисты, не понаслышке знакомы с ресторанным бизнесом и хорошо знают, что к чему.

Фотографии звезд американского футбола в рамках украшают стены, предупредительные официанты расторопно, но без видимой спешки обслуживают гостей, играет тихая, ненавязчивая музыка, столики с белоснежными скатертями расставлены на достаточном расстоянии друг от друга, что должно создавать у посетителей ощущение комфорта.

Недурно!

Конечно, это не заведение Гранателли. Ресторан Гранателли – одна из достопримечательностей Сент-Луиса, известный далеко за пределами города настоящей итальянской кухней. Но и этот был весьма и весьма неплох.

Рядом с ними вдруг возник, словно материализовался из воздуха, официант с безупречными манерами, и Фрэнки резко спросила:

– Где мы можем найти мистера Торпа?

– Мистер Торп, должно быть, у себя в офисе – вверх по этой лестнице и потом по коридору. – Официант проводил их до лестницы.

Фрэнки с трудом подавила в себе желание взбежать наверх, прыгая через ступеньку. Скорости Терезы могла бы позавидовать разве что улитка!

Наверху, в конце короткого коридора, в комнате с открытой дверью они увидели крупного мужчину, привольно расположившегося за письменным столом. Откинувшись на стуле и удобно устроив ноги на столе, он говорил по телефону, однако при появлении женщин тут же добродушно распрощался со своим собеседником, опустил ноги на пол, встал и вышел из-за стола им навстречу.

– Миссис Гранателли? – Он протянул Терезе огромную руку, и его лицо озарилось обаятельной улыбкой. – Эрик Торп, очень рад с вами познакомиться.

Боже мой, да он настоящий гигант, подумала Фрэнки.

Он был действительно очень большой. Темно-каштановые, чуть длинноватые волосы, взлохмаченные и немного вьющиеся. Нос капельку кривоват, но в целом лицо привлекательное. Даже очень привлекательное. Он мило улыбнулся, и на твердо очерченном подбородке появилась глубокая ямочка. В следующее мгновение его ясные зеленые глаза принялись с откровенным восхищением изучать Фрэнки.

– Это моя дочь Франческа, мистер Торп, – объяснила Тереза. – Иногда у меня не получается хорошо говорить по-английски, и тогда Фрэнки будет переводить.

Взгляд Торпа задержался на лице Фрэнки.

– Разумеется. Великолепно. Просто отлично. Входите же… – Он отступил на несколько шагов и повел рукой в направлении двух стульев. – Садитесь, миссис Гранателли. – Он вновь посмотрел на Фрэнки. – Очень рад с вами познакомиться… мисс Гранателли? – Темная бровь вопросительно приподнялась, а взгляд, скользнув по ее руке без обручального кольца, снова остановился на ее лице.

– Правильно, мисс Гранателли, – подтвердила Фрэнки и удивилась, почему ее голос звучит так сдавленно.

– Не хотите ли раздеться? Здесь довольно тепло.

Обе женщины вручили ему свои плащи, и он повесил их на стоячую вешалку за дверью. Шляпу Фрэнки не сняла – почувствовала, что ей понадобится вся ее уверенность в себе, а элегантная шляпа как раз этому и способствовала.

Эрик Торп не совсем соответствовал ее представлению о том, как должен выглядеть владелец ресторана, и поэтому она чувствовала себя немного неуютно.

Впрочем, что за глупости лезут ей в голову: кто может сказать, как именно должен выглядеть владелец ресторана?

Уж, во всяком случае, не как тип с центрального разворота журнала «Плейгерл».

Когда Торп, вешая плащи, повернулся к ним спиной, она еще раз бросила на него быстрый взгляд.

Да, ничего не скажешь, здоровенный детина! Плечи вон какие широченные, талия узкая, ягодицы крепкие, ноги длинные. Magnifico![3]

Фрэнки принялась украдкой изучать его лицо. От хозяина кабинета исходило ощущение силы.

И не только силы, подумала она, когда он прошел мимо нее и занял свое место за письменным столом.

Боже, как он двигался: плавно, можно сказать, грациозно – в том смысле, в каком говорят о грациозности хищных зверей.

Эрик Торп перехватил ее взгляд и несколько мгновений как бы удерживал его своими яркими зелеными глазами. Фрэнки внезапно смутилась, опустила глаза, переменила положение ног и несколько раз одернула юбку.

Мужчина взял со стола ручку и открыл какую-то папку.

– Итак, миссис Гранателли, свадебное меню. Я уже разговаривал с матерью невесты, и мы предварительно наметили кое-какие детали – разумеется, окончательное решение остается за вами. Вот что мы предлагаем. Для начала закуски, потом легкий суп, салат, основное блюдо и десерт. Позже будет подан свадебный торт.

Эрику оставалось лишь надеяться, что его слова не являются полнейшей бессмыслицей. Он старался изо всех сил не смотреть на Фрэнки Гранателли, но тщетно. Он лишь с трудом осознал, что Тереза спрашивает:

– А эти закуски, что конкретно они собой представляют?

– Маринованные моллюски, омары…

Он слышал свой голос, бойко перечислявший замысловатые названия, но ему казалось, что говорит кто-то другой. И не хватает воздуха.

С той секунды, как Эрик увидел эту высокую длинноногую женщину в шикарной коричневой шляпе, он ощутил пьянящий прилив восторга, и его сердце понеслось, словно игрок к заветной зоне.

У Эрика возникло странное ощущение, будто он уже давно знает эту женщину с темными глазами, вспыхивающими таинственными искорками, хотя на самом деле только что с ней познакомился. Она не была точной копией того нежного создания, которое являлось ему в мечтах, но он готов был признать, что реальность намного превзошла его фантазии.

– …и мы договорились, что будет пара закусок и два холодных блюда…

Может, он городит какую-нибудь несусветную чушь? Похоже на то, потому что миссис Гранателли начала качать головой: нет, нет, нет. И когда она повелительно подняла руку, он сразу умолк, а его взгляд вопросительно остановился на дочери.

– Мама спрашивает, а где же итальянское ассорти?

Она не самая красивая женщина, какую он когда-либо видел. Но дело совсем не в этом. У нее высокий рост, стройная фигура, хотя тело уж особенно роскошным не назовешь. Да и лицо чуть более угловато, чем это требуется для совершенной красоты. Рот капельку великоват. Губы полные, причем нижняя кажется припухшей, словно ее недавно целовали.

Он надеялся всем сердцем, что это не так.

– Ассорти – это прекрасно, – согласился он с деланным энтузиазмом. – Но нам подумалось, что на свадьбе всегда есть основание опасаться, что кому-то оно может попасть на одежду, и все это масло…

Волосы мисс Гранателли выбивались из-под шляпы изящными волнами цвета темного меда. Мать и дочь обменялись быстрыми и многословными репликами по-итальянски, после чего Фрэнки, нетерпеливо махнув рукой, сказала:

– Мама все равно настаивает на ассорти. И еще она хочет точно знать, что входит в каждую из перечисленных закусок.

Эрик следил за тем, как соблазнительно двигались ее губы, и до него не сразу дошел смысл услышанного.

– Вы хотите сказать, что она… что ей нужен список продуктов, входящих в состав этих закусок? – наконец сообразил он.

Мать и дочь одновременно кивнули, и Эрик пустился в подробное перечисление по памяти, разбирая одну закуску за другой:

– Моллюски, потом печеночный паштет, бекон, сливочный сыр, оливки и шпинат в слоеном тесте…

Тереза перебивала его почти на каждом слове, предлагая что-то добавить или убрать, а поскольку она говорила исключительно по-итальянски, Фрэнки все это переводила с явным и все нарастающим нетерпением.

Эрик вежливо записывал все предложения. Довольный тем, что обсуждение затягивалось, он все-таки чувствовал и некоторое беспокойство оттого, что уже с самого начала с меню возникли такие сложности.

Через полчаса после начала их беседы Тереза с помощью Фрэнки задала вопрос о количестве порций.

– Вы понимаете, миссис Гранателли, нам представляется излишним кормить гостей досыта закусками, так как у них впереди обильный обед. – Он назвал точные цифры по каждому наименованию, пояснив, что количество порций определялось по числу гостей и потребляемому в среднем объему пищи. – У вас ожидается четыреста гостей – значит, по три закуски на каждого.

Услышав это, Тереза заволновалась, отрицательно замотала головой и опять с пылом заговорила, явно возражая против чего-то.

Эрик терпеливо ждал перевода. Жаль, что у него так мало опыта в этом виде обслуживания клиентов. Но всегда надо с чего-то начинать, и потом, его шеф-повар Гас Вилатшети – гений кулинарии. Правда, он немного вспыльчив, но, как Эрик успел убедиться, таковы почти все его коллеги.

Кстати, если говорить о том, что с чего-то надо начинать, размышлял он, пока его собеседницы в очередной раз долго и многословно переговаривались между собой, надо бы ему придумать самый простой и эффективный способ поближе познакомиться с этой Фрэнки.

Эрик заполнял время ожидания тем, что бросал быстрые взгляды на ноги Фрэнки, узкие полоски которых открывались между верхом высоких кожаных сапог и подолом юбки в красную клетку. Он мог сказать только то, что они необычайно длинные, и в течение нескольких секунд даже пофантазировал относительно их формы.

– Мама считает, что этого количества закусок совершенно недостаточно.

В ее тоне прозвучала резковатая нотка: похоже, мать начала порядком раздражать ее, а в голосе старшей женщины Эрик уловил отзвуки нарастающей истерии.

– Что ж, никаких проблем! – сказал он решительно. – Думаю, можно будет немного увеличить наши цифры. Какое количество вы сочли бы приемлемым? – спросил он Терезу.

И был вознагражден полным благодарности взглядом Фрэнки, от которого у него, кажется, резко подскочило кровяное давление.

Прошло еще пятнадцать минут, в течение которых Тереза пыталась высчитать, сколько пищи обычно съедает дядя Вито и еще кто-то по имени Луиджи Депуоули.

Эрик позвонил вниз в ресторан и попросил, чтобы им принесли кофе и печенье. Он не собирался жаловаться на судьбу, но до него стало постепенно доходить, что контракт на обслуживание свадьбы Гранателли – совсем не простое дело. Он был чересчур радужно настроен – возможно, из-за того, что миссис Бауэр, мать невесты, отнеслась с восторгом ко всем его предложениям.

Миссис Гранателли – другого поля ягода!

К этому моменту Фрэнки уже то и дело закатывала глаза, повышала голос и жестикулировала так, что у Эрика стало складываться вполне определенное впечатление: еще немного – и нервы ее сдадут.

Эрик пока еще не определил точно, чем вызвана легкая трещина в его собственной, крепкой как гранит нервной системе: то ли этим нескончаемым перекраиванием меню, то ли близостью возбужденной – и возбуждающей! – женщины. Он ощущал ее легкий аромат – пряное, дурманящее сочетание запаха тела и духов.

Принесли кофе. Подкрепившись несколькими печеньями, Тереза вспомнила еще три очень сложных в приготовлении итальянских деликатеса – Эрику раньше не доводилось о них слышать, – которые она потребовала обязательно включить в свадебное меню.

Эрик пообещал поговорить с шеф-поваром.

– И еще суп. Фрэнки, скажи ему о супе.

Фрэнки скрипнула зубами.

– Маме не нравится ваше предложение о холодном супе из авокадо. Она считает, что следует подать суп-тортеллини.

– А вам не кажется, что для начала обеда он чуточку тяжеловат?

Еще один продолжительный и жаркий спор. На этот раз победа, видимо, осталась за Фрэнки, потому что тортеллини больше не упоминался, за что Эрик был несказанно ей благодарен. Гаса хватил бы удар.

– Скажите, пожалуйста, где тут дамская комната? – спросила Фрэнки от имени матери.

Получив ответ, миссис Гранателли поднялась на ноги и прошествовала по коридору в указанном направлении. Эрик и Фрэнки впервые остались наедине.

Она устало откинулась на стуле, вытянула вперед ноги и, со свистом выдохнув сквозь сжатые зубы, простонала:



– Она сведет меня с ума этим своим меню! Мы провозимся здесь до позднего вечера, это точно. Боже мой, с трудом добрались до супа. – Она сжала кулаки и помахала ими перед собой. – Как София могла так поступить со мной?

Она взглянула через стол на Эрика и увидела, что он неотрывно смотрит на нее.

– София – моя сестра. Это она обычно занимается подобными вещами с мамой. У нее больше терпения, чем у меня. Вы извините нас, мистер Торп. Видите ли, мама не может рассудительно относиться к этой свадьбе. Ник – это мой старший брат, и его как бы женит вся итальянская община, вот мама и боится, что вдруг эта свадьба окажется не такой, как ожидают ее друзья и родственники. Прямо не знаю, что с ней делать.

Она бросила взгляд на часы и быстро выпрямилась на стуле.

– Матерь Божья, уже четвертый час! Мне обязательно надо вернуться на работу. Придется нам сегодня прерваться и закончить в какой-нибудь другой день. Ведь эта чертова свадьба все равно только в июне. Времени достаточно.

Она вскочила на ноги, схватила с вешалки плащ и, прежде чем Эрик успел пошевелиться, оделась, так что ему не удалось поухаживать за ней.

Неужели он расстанется с ней, так и не успев по-настоящему узнать, какая она? В моменты отчаяния нужны отчаянные меры.

– Почему бы нам с вами не встретиться вдвоем и не попытаться найти какой-то взаимно приемлемый вариант, который удовлетворил бы вашу мать? Все это явно расстраивает ее, и мы могли бы постараться облегчить ее хлопоты. Вы знаете, чего она хочет, а я охотно пойду ей навстречу. Скажем, сегодня вечером? За ужином?

Она долго колебалась, сдвинув густые брови над прямым носом. Эрик ждал, затаив дыхание.

– Мне на самом деле нужно бы поработать допоздна, – начала она. – На мне висят все эти заказы, к которым я даже еще не приступала.

– Заказы на что? – Ему просто необходимо было знать о ней побольше – например, где ее можно будет найти, когда она уйдет отсюда.

– На шляпы. Я делаю дамские шляпы. Четыре месяца назад открыла магазин-мастерскую. Называется «Сумасшедший Шляпник».[4]

– Шляпы. – Единственным видом головного убора, о котором он вообще когда-либо думал, были шлемы для американского футбола. О шляпном производстве он не знал ровным счетом ничего. – Значит, вы сделали и эту, которая на вас? – Он протянул руку и одним пальцем слегка коснулся края шляпы.

Она кивнула. Когда он стоял так близко к ней, это очень странным образом влияло на ее сердцебиение.

Их глаза встретились, и будто невидимые чувственные токи проскочили между ними. И оба тотчас забыли и о шляпах, и о супе-тортеллини.

– Ладно, пусть будет ужин, – наконец согласилась она.

У Эрика было такое ощущение, будто он только что выиграл в футбольный тотализатор.

– И называйте меня Эриком, хорошо? – Он решил, что неплохо будет максимально развить успех. – А то «мистер Торп» заставляет меня чувствовать себя метрдотелем.

Она еще раз кивнула и чуть-чуть улыбнулась. Улыбка у нее была просто очаровательная.

– Так куда мне за вами заехать?

– Я смогу освободиться не раньше девяти. Может, вы заедете ко мне в мастерскую?

Эрик с радостью зафрахтовал бы космический корабль и залетел бы за ней в другую галактику в случае такой необходимости.

– Нет проблем.

Она назвала ему адрес, и он записал его, хотя эти несколько слов уже намертво отпечатались у него в мозгу.

– Значит, в девять.

Послышались размеренные шаги идущей по коридору Терезы.

– Нельзя ли мне называть вас Фрэнки вместо мисс Гранателли? Или я должен просить разрешения у вашей матери?

На этот раз она широко улыбнулась ему, и в глазах у нее сверкнуло что-то похожее на озорство.

– О, я думаю, вы можете называть меня Фрэнки, и давайте не будем впутывать сюда маму, хорошо? Чего доброго, еще решит поменять мне имя – она сегодня в растрепанных чувствах. Кроме того, только налоговая инспекция называет меня мисс Гранателли. От этого мне каждый раз, когда я слышу «мисс Гранателли», становится не по себе.

– Значит, Фрэнки. – Более прекрасного имени ему еще не приходилось слышать. – Я буду у вас ровно в девять.

Несколько часов, отделявшие «теперь» от «тогда», показались целой вечностью.

ГЛАВА ВТОРАЯ

«Сумасшедший Шляпник» оказался крошечным магазинчиком на самой границе престижного торгового района Центрального Вест-Энда. Он был зажат между лавкой, в которой продавалась бывшая в употреблении одежда, и магазином здоровой пищи. Над дверью красовалась резная деревянная вывеска, на которой был изображен профиль дамы викторианской эпохи в огромной изысканной шляпе.

Эрик постоял несколько минут на тротуаре перед мягко освещенной витриной магазина, рассматривая элегантную коллекцию шляп. Потом постучал в дверь. Сейчас, когда наконец наступил тот момент, которого он ждал всю вторую половину дня, им вдруг овладела некоторая робость. Испытает ли он снова тот самый всплеск узнавания, когда увидит ее? Останется ли странное ощущение, будто он выбрал единственно верный путь?

Ему показалось, что прошло много времени, прежде чем он услышал, как отпирают дверь, а вслед за этим появилась и Фрэнки – в виде силуэта на живописном фоне всевозможных шляп, обоев с рисунком из роз, больших и малых зеркал и небольшого застекленного прилавка, расположенного вдоль задней стены. Дверь позади прилавка была приоткрыта, и из нее в помещение магазина проникал яркий свет.

– Вы немного рано, – сказала она ему, улыбнувшись. – Впрочем, это даже хорошо, потому что все равно уже хочется есть, а у меня на пустой желудок работа идет неважно. Входите!

Она переоделась. Теперь на ней были облегающие черные брюки и бледно-желтая шелковая блузка; кроме того, он впервые видел ее без шляпы. Ее роскошные волосы представляли собой великолепную массу локонов, часть из них была схвачена серебряной заколкой на темени, а остальные рассыпались по плечам. Ему захотелось протянуть руку и погладить их.

Все те чувства, которые он сегодня уже испытал, снова нахлынули на него. Так что никакой ошибки нет.

– Вот тут я и работаю… – Она повела его в мастерскую, располагавшуюся позади прилавка; ее бедра слегка покачивались, притягивая его взгляд и поднимая кровяное давление.

В помещении магазина царил идеальный порядок.

В мастерской явно преобладал «контролируемый» хаос.

Деревянные шляпные болванки, похожие на лысые головы, стояли неровной шеренгой на полке над большим захламленным рабочим столом, а пол был усыпан обрезками фетра и соломки. В помещении сильно и остро пахло влажным фетром и клеем. Под яркой лампой стояла в полной готовности современного вида швейная машина.

В углу виднелась большая картонная коробка, переполненная разноцветными и яркими, словно летний закат, соломенными шляпками, лишенными пока каких-либо украшений. Повсюду в беспорядке стояли коробки и поменьше, наполненные шифоновыми шарфиками, огромными махровыми розами из шелка, лентами, искусственными ягодами, фруктами. И куда ни кинь взгляд, глазам представали шляпы, находящиеся на разных стадиях готовности.

Завораживающая и очень женская картина!

– Как вы этому научились, Фрэнки? Есть такой курс в колледже, куда можно поступить?

Фрэнки в этот момент отключала утюг для отпаривания. Обернувшись через плечо, она сокрушенно улыбнулась ему.

– Нет, в колледж я не поступала. С самого детства свихнулась на театре. Желания стать актрисой у меня не появилось, зато я была совершенно околдована закулисным миром, особенно костюмами. После средней школы сразу же устроилась помощницей костюмера в гастролирующую труппу. Мы путешествовали от одного театра к другому – Сент-Луис, Сиэтл, Миннеаполис, Нью-Йорк… А потом я встретила модельершу Мигз Креншоу. Ей уже тогда было под семьдесят. Вот уж ничего не скажешь – гениальная, эксцентричная женщина!

Губы Фрэнки расплылись в мечтательной улыбке.

– Я боготворила Мигз, она была моим кумиром. Ну вот, она взяла меня в ученицы, научила чертить выкройки, драпировать материал, кроить и шить. Много времени мы проводили в дороге, а по вечерам она показывала мне, как делать шляпы. Для услаждения души, говорила она обычно.

Руки Фрэнки были заняты: наводили порядок на столе, что-то доделывали на незаконченном темно-синем канотье. А глаза ее все еще хранили задумчивое выражение.

– Как видите, шляпное дело взяло верх. В прошлом году распрощалась с труппой, и вот теперь я здесь.

– Ваша учительница, эта… Мигз Креншоу… она, должно быть, очень вами гордится, – негромко сказал Эрик, наблюдая за сменой выражений на ее подвижном лице.

Фрэнки метнула на него быстрый взгляд, потом резко отвернулась и схватила со спинки стула поношенную коричневую кожаную куртку.

– Мигз так и не увидела «Сумасшедшего Шляпника». Она умерла за шесть месяцев до открытия.

– Мне очень жаль. Вы, должно быть, были к ней очень привязаны.

Он взял куртку у нее из рук и помог ей одеться, ощутив тепло ее тела.

– Я любила Мигз. Она многому меня научила. – Ее голос был тих и печален.

Фрэнки надела на голову берет такого же цвета, как ее куртка, только сделанный в стиле греческой матросской шапочки, и машинально сдвинула его набок, сразу сделавшись элегантной, озорной и чуточку опасной одновременно.

Она погасила везде свет, закрыла мастерскую, заперла входную дверь, и через несколько минут они уже сидели в приземистом спортивном автомобиле Эрика.

Он решил повести ее в недавно открывшийся небольшой и тихий ресторан. Здешний шеф-повар был другом Гаса Вилатшети, и Гас заверил Эрика, что кормят там великолепно.

По предложению того же Гаса Эрик и Фрэнки согласились предоставить выбор меню шеф-повару. Эрик заказал бутылку вина, и они смаковали его, болтая о разном в ожидании первого блюда.

– А как вы оказались в ресторанном бизнесе? – спросила Фрэнки. Ей было с ним удивительно легко: они шутили и смеялись над какими-то пустяками. От выпитого вина она настолько расхрабрилась, что стала задавать вопросы, занимавшие ее мысли всю вторую половину дня. Ей хотелось узнать о нем больше, узнать о нем все. – Знаете, сегодня вы застали меня врасплох, – с улыбкой призналась она. – Я ожидала… ну… – Фрэнки почувствовала, как розовеет ее лицо, она испугалась, что ее объяснение прозвучит глупо. – Просто я, наверно, совсем иначе представляла себе владельца ресторана, вот и все.

Он засмеялся приятным низким смехом.

– Занудным, да? Худым и сутулым? Ну, я в этом деле не с самого начала. Это моя вторая карьера. А начинал я как футболист. Играл средним полузащитником за «Кардиналов» Сент-Луиса, когда они еще базировались здесь. Но после четвертой операции на колене доктор сказал мне, что либо я с этим завязываю, либо останусь калекой на всю жизнь.

О футболе Фрэнки почти ничего не знала; слышала только, что игроки зарабатывают большие деньги. Но то, что он оказался профессиональным спортсменом, все объясняет. Если подумать, то именно так он и выглядит.

– Трудно было найти другую профессию? В каком возрасте вы бросили футбол?

– Сейчас мне тридцать пять, а ушел я пять лет назад. Да, вначале пришлось довольно трудно. Порой даже казалось, будто я создан только для футбола и не гожусь ни на что другое. Видите ли, «Кардиналы» завербовали меня прямо из колледжа. Профессиональный футбол – это все, чем я когда-либо занимался, и все, что я умел делать. Я любил свою работу, и мне показалось, что моя жизнь кончилась. – Он покачал головой и криво усмехнулся. – Крыша поехала, верно? Двадцать девять лет – преклонный возраст? Потом у одного моего старого друга по футбольным годам возникли финансовые трудности, и ему пришлось продавать ресторан, купленный когда-то в качестве инвестиции. Еда и стряпня всегда были моим хобби, вот я и купил этот ресторан, переименовал его в «Овальный мяч» и стал на ходу обучаться бизнесу. Было два неудачных года, но теперь дела идут довольно хорошо. Больше благодаря везению, чем способностям.

Фрэнки покачала головой.

– Вы слишком скромны. Я ресторанный бизнес знаю вдоль и поперек – как все дети у нас в семье. Мы выросли в задних помещениях заведения Гранателли. И мне известна история бурного успеха «Овального мяча». А такое бывает только тогда, когда глава заведения хорошо делает свою работу.

Он посмотрел на нее теплым, благодарным взглядом.

– Спасибо, Фрэнки.

Прибыл официант с чашками охлажденного супа, и после первого пробного глотка Фрэнки быстро съела его до последней капли.

– Не знаю, из чего приготовлен этот суп, но, хотя это точно не тортеллини, все равно замечательно вкусно.

Они засмеялись, а потом настала его очередь задавать вопросы:

– Сколько у вас в семье детей, Фрэнки?

– Шестеро. Я третья по счету. Самая старшая – София, я вам сегодня о ней рассказывала. Она давно замужем, у нее уже трое детей, а сейчас она ждет четвертого. Родители считают, что после Софии – она у нас идеальная дочь – форма для отливки у них сломалась.

Она наморщила нос и скорчила гримасу, а он улыбнулся.

– Следующим идет мой брат Ник – это тот, который собирается жениться. Ему двадцать девять лет. Ник всегда был образцовым сыном в семье, как София – образцовой дочерью. Маме с папой лучше было бы на них и остановиться, потому что дальше иду я. Мне двадцать шесть, и я никому не могу служить образцом, можете мне поверить. Но зато потом идет Карло, которому двадцать четыре. Карло учится на священника, – добавила она со смесью гордости и непонимания в голосе. – Мне в жизни не понять, как это мой трудноуправляемый младший братец решил стать священником. Вы бы видели, что мы с ним вытворяли, когда были маленькие. Потом идет Винни, – продолжала она. – Ему двадцать два. Он играет в рок-оркестре – полный антипод Карло. Но с Винни все в порядке, несмотря на то что у родителей от него болит голова. У него великолепный деловой склад ума. Малышка у нас в семье – Паола, ей девятнадцать. Она учится в колледже и всех сводит с ума – меняет приятелей каждую неделю, грозится вступить то в Корпус мира, то в Союз молодых коммунистов. Даже у меня бывают моменты, когда я беспокоюсь за Паолу.

– Похоже, все они отличные ребята, – заметил Эрик. Он с большим вниманием прислушивался к каждому ее слову. Он надеялся по-настоящему близко познакомиться с этими людьми – из-за Фрэнки.

На смену супу им принесли салат из шпината. Официант снова наполнил вином их бокалы и ушел.

– А у вас большая семья, Эрик?

Он опять улыбнулся ей мягкой, ласковой улыбкой и покачал головой.

– Я был приемным ребенком. Матери не помню. Она была матерью-одиночкой и отказалась от меня, когда мне стукнуло три года. Я рос довольно трудным ребенком и до того, как стал подростком, сменил что-то около семи семей, куда меня принимали. К тому времени я разболтался и сделался почти неуправляем. Вероятно, именно футбол не дал мне стать малолетним преступником. Один из наблюдавших за мной социальных работников записал меня в юниорскую команду, и я получил футбольную стипендию в колледж. С того времени футбол стал моей жизнью, а товарищи по команде – моей семьей. – Он пожал плечами. – Возможно, благодаря этому я и не попал в тюрьму.

– О, Эрик, это так ужасно. Мне очень жаль. – Она потянулась через стол и крепко пожала его руку. – Я даже представить себе не могу, каково это – расти одному, не зная любви родителей… – Услышанное ошеломило и ужаснуло ее, но в то же время возбудило еще больший интерес к нему.

Похоже, из него все равно получился замечательный человек, несмотря на столь тяжелое детство. Ко всем другим чувствам, которые он вызывал в ней, теперь прибавилось уважение.

После этого разговор перешел на более легкие темы. Фрэнки рассказывала смешные случаи из жизни гастролирующих трупп, а Эрик – всякие пикантные истории о своих друзьях по спорту и о поклонницах, которые исступленно преследовали их. К тому времени, как был съеден экзотический шоколадно-сливочный десерт, Фрэнки поняла, что раньше никогда и ни с кем столько не смеялась.

За кофе до нее вдруг дошло, что оба совершенно забыли об изначальной цели их встречи – постараться составить меню, которое могла бы одобрить Тереза. Она собралась было напомнить об этом, но потом решила, что не стоит. Этот вечер таил в себе некое волшебство, которое ей не хотелось разрушать.

Было уже поздно, когда они вышли из ресторана. Дождь перестал, и над головой ярко светили звезды.

– Вот уже почти и лето, – заметил Эрик, усаживая ее на низкое сиденье машины с такой осторожностью, словно она была фигуркой из драгоценного фарфора.

Фрэнки нравилась его галантность. Большинство мужчин больше не утруждают себя этими приятными для женщин мелочами.

– Мы могли бы поехать в какой-нибудь клуб и немного потанцевать, – с надеждой в голосе предложил Эрик, садясь на водительское место.

Фрэнки ужасно хотелось согласиться. Интересно, что она будет чувствовать, оказавшись в его объятиях? Но она знала, что завтра утром ей нужно будет очень рано встать и бежать в мастерскую, чтобы закончить недоделанную сегодня работу.



– Мне очень жаль, но не могу. Завтра у меня тяжелый день. Мой бизнес не настолько еще процветает, чтобы я могла нанимать работников, так что мне приходится являться до открытия и оставаться после закрытия магазина, чтобы было что продавать. Да еще и заказы – я буквально завалена ими из-за свадьбы.

Он кивнул и несколько секунд молчал, позволив мощному двигателю работать вхолостую.

– В свое время у меня было такое чувство, будто я женат на своем ресторане, – сказал он наконец. – Но приходит время, когда твое дело может обойтись без тебя. Главное – суметь определить этот момент.

– Ну а мое не может, – коротко сказала она. – Во всяком случае, пока. – И еще очень долго не сможет. Пока она не выплатит долг отцу – весь, до последнего цента и с процентами.

Точная сумма долга вспыхнула у нее в мозгу, словно неоновая реклама, чуточку омрачив удовольствие от приятно проведенного вечера. Она поймала себя на том, что ей хочется все рассказать Эрику, скрыв только наиболее болезненные моменты этой истории. Что-то в нем есть такое, что заставляет ее инстинктивно доверять ему. Обычно она не откровенничает так с людьми.

– Понимаете, мой отец, Дом Гранателли, был против того, чтобы я открывала свое дело, – начала она. – Он не мог взять в толк, почему я не берусь за ум и не выхожу замуж, как это сделала София. Или, если уж мне так нужна карьера, почему бы не выбрать его ресторан? Работы там столько, что хватит на всю семью, и он всегда говорит нам, что открыл ресторан именно как семейное дело. А теперь мы все разбежались в разные стороны и занимаемся чем-то другим, и это его огорчает.

Она не рассказала Эрику о долге. Просить у отца денег на «Сумасшедшего Шляпника» было очень неприятно. Она бы ни за что не стала этого делать, если бы хоть один из многочисленных банков, куда она обращалась, дал ей кредит – пусть даже под любой непомерный процент, какой им только вздумалось бы заломить. Но ей везде отказали. Так что отец остался ее последней надеждой.

Но, одолжив в конце концов нужную ей сумму, он сразу же сделал именно то, чего она больше всего боялась: рассказал обо всем дяде Вито и дяде Сэлу, те сообщили новость ее теткам, которые поведали о ней… всем остальным родственникам. В течение недели весь клан Гранателли оказался в курсе бизнеса Фрэнки, во всех его деталях, точно так же, как всегда был в курсе событий ее жизни.

Эта фамильная привычка все пересказывать вызывала у Фрэнки припадки ярости. Почему ее родственники не могут хотя бы иногда подержать языки за зубами? – в трехтысячный раз спрашивала она себя. Почему для них нет ничего святого?

Голос Эрика прервал ее мысли:

– Значит, теперь вы хотите доказать отцу, что можете добиться успеха в своем деле?

– Да, что-то в этом роде, – сказала она, и он больше не заговаривал об этом.

Общаться с ним было легко и приятно. Может, сейчас самое время изложить ему цели, к которым она стремится, подчеркнуть, что в ее мечтах нет места замужеству и двум-трем славным ребятишкам?

Но ведь они только что познакомились! А что, если он подумает, что она придает одному случайному вечеру большее значение, чем он намеревался вложить в него? Фрэнки промолчала, и путь до ее дома занял, казалось, всего несколько секунд.

Он остановил машину и повернулся к ней.

Сердце Фрэнки вдруг бешено застучало, нервы натянулись до предела. Вдруг он собирается поцеловать ее?

– Спасибо за ужин. А сейчас мне действительно пора…

Он наклонился к ней, взялся обеими руками за воротник ее куртки и мягко потянул ее к себе.

– Вы очаровательная женщина, Фрэнки. Я рад, что встретил вас.

Он остановился за мгновение до поцелуя, окинул взглядом каждый дюйм ее лица, задержавшись на губах.

«Я долго ждал», – послышалось ей, когда он притянул ее к себе и губами нашел ее губы. В первый момент она подумала, что он хотел этим сказать, но потом нахлынули ощущения, и мысли превратились в чувства, в тревожные сигналы желания.

В его объятии не было никакой неуверенности. Он точно знал, как разжечь тлеющий в глубине огонь.

Она ждала его поцелуя, но совсем не была готова к собственной реакции на него: потрясение и мгновенно вспыхнувшее желание. И жгучая необходимость теснее прижаться к нему.

Пролетело лишь одно мгновение, а она уже хотела его. Боже, как она его хотела! Ее губы разжались, и время перестало существовать.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Она прижималась к нему, ощущая наслаждение каждой клеточкой своего тела и чувствуя, как неумолимо оно нарастает, по мере того как поцелуй Эрика становился все глубже и требовательнее. Странно, но их объятия казались удивительно естественными, будто они уже делали это раньше много тысяч раз и потому легко предугадывали ответную реакцию, инстинктивно зная, как разжечь пламя любви, и только тесное пространство кабины не позволяло им приникнуть друг к другу так, как им хотелось.

Руки Эрика скользнули вниз и оказались под ее курткой. Он широко расставил пальцы, чувствуя пьянящее тепло ее кожи сквозь тонкую материю. Девушка дрожала под его прикосновениями.

За секунду до того, как он поцеловал ее, она казалась такой прохладной, такой сдержанной. Но уже в следующее мгновение стала огненно-жаркой. Возбуждающей. Опасной.

Он уловил момент, когда сотрясающие их обоих волны желания начали ее пугать, когда чувство уступило место разуму. Потеря контроля над собой встревожила ее, и он догадался, что она борется, стараясь вырваться из плена чувств. Он отодвинулся на достаточное расстояние, чтобы она могла ощутить себя снова свободной.

– Эрик, я… – Она с трудом сглотнула. – Мне надо идти. Сейчас уже, наверно, очень поздно. – Ее голос дрожал, как перед этим дрожало тело.

– Я провожу вас до двери. – Он коснулся пальцем ее щеки, потом открыл дверцу, вылез из машины и быстро обошел ее кругом. Его плоть набухла от желания, но сейчас не время! У них есть будущее – теперь Эрик был в этом абсолютно уверен. Он несколько раз глубоко вдохнул холодный ночной воздух и постарался хоть немного успокоиться.

Фрэнки показалось, что он восстановил самообладание гораздо быстрее, чем она. Когда он открыл перед ней дверцу и помог ей выйти, то вел себя спокойно и непринужденно.

– Где вы откопали эту куртку? – шутливо спросил он, проводя рукой по покрытому царапинами рукаву.

– Это куртка моего брата Ника. Я то и дело брала ее поносить, так что в конце концов он отдал ее мне.

– Хорошо. С характером. Как и вы, Фрэнки.

Эрик заставил ее почувствовать себя особенной.

А кроме того, миниатюрной – настолько он был выше ростом и шире в плечах. Это потрясающее ощущение, если ты – высокая женщина. Оно ей понравилось.

У двери он улыбнулся ей своей широкой, уверенной улыбкой и сказал:

– Мы так и не поговорили о свадебном меню, верно? Я дам вам знать через пару дней, и мы все обсудим. Вы как, согласны?

Она неуверенно кивнула. Губы все еще пылали от его поцелуев. Она ощущала, какие они распухшие и горячие, как сильно пульсирует кровь. В этот момент она не была уверена, что рискнет хотя бы еще раз увидеться с Эриком Торпом. Он слишком опасен для ее спокойствия и благополучия.

– Я буду очень занята ближайшие несколько недель, – выдавила она наконец из себя, но ее слова прозвучали не так убедительно, как ей хотелось бы.

Он пожал плечами.

– Значит, мне придется рискнуть, не так ли?

Ответить на это было вроде бы нечего.

– Ну, тогда спокойной ночи. И спасибо за чудесный ужин, – проговорила она охрипшим голосом и почти бегом кинулась к двери – а то вдруг ему взбредет в голову поцеловать ее еще раз!

Дома она разделась, приняла горячую ванну и сразу улеглась в постель, говоря себе, что совсем не думает о нем, ну нисколечко! Она заставила себя вспомнить, сколько шляпок продано за последние дни, мысленно распланировала работу на следующий день, напомнив себе, когда и какие заказы должны быть готовы. Она лежала под голубым пуховым одеялом, подаренным матерью к Рождеству, и ждала, когда же наконец заснет, решив совершенно не думать об Эрике Торпе.


Проклятье! Фрэнки снова подняла голову и, прищурившись, посмотрела на часы, стоявшие на ночном столике возле кровати.

Половина четвертого. Целых двенадцать минут прошло с тех пор, как она последний раз на них смотрела.

Заснуть никак не удавалось, и она начала приходить в отчаяние. Если бы она знала, что так получится, то было бы лучше действительно пойти потанцевать. Или заняться чем-то другим.

Эротические картины этого «чего-то» непрошено вспыхнули у нее в мозгу. Она застонала и перекатилась со спины на бок, со злостью взбила кулаком подушки под головой и попыталась улечься поудобнее. У нее заболела голова, и она недобрым словом помянула выпитое за ужином вино. Совсем по-другому болело все ее тело, и она прокляла поцелуи, которыми так охотно обменялась с Эриком.

Кончилось тем, что она позволила глубоко запрятанным в ее душе вчерашним чувствам выйти на поверхность и получить имя: ЭРИК ТОРП. Это имя отпечаталось у нее в мозгу заглавными буквами.

Он смутил ее покой. В один день он умудрился перевернуть вверх дном ее хорошо спланированную жизнь. Конечно, ему немного помогла и ее мать.

И все же почему этот мужчина действует на нее таким образом? Ведь ее и раньше целовали, причем столько раз, что и не упомнишь. Но прежде она никогда не чувствовала того, что почувствовала прошлым вечером, когда ее поцеловал Эрик. Вот так проблема!

Ибо, напомнила себе Фрэнки, серьезный роман или замужество для нее полностью исключаются. Ей придется вкалывать по меньшей мере несколько лет, чтобы ее «Сумасшедший Шляпник» стал доходным предприятием, ей предстоит выкупить закладную на него и обзавестись штатом работников. Сейчас все зависит от нее самой: сумеет ли она выплыть или пойдет ко дну.

А потом, один-единственный вечер, проведенный с ним, вовсе не значит, что он обязательно сделает ей предложение. Даже смешно так думать. Но все равно, внушала она себе, лучше покончить с этим прямо сейчас, если он за одну встречу произвел на нее такое сильное впечатление.

Она отнюдь не считала себя суперженщиной. И мечтала о любви точно так же, как всякая другая женщина, но некоторые вещи остаются неизменными. Например, мужчины не способны забеременеть, несмотря на все разглагольствования о равенстве.

Фрэнки насмотрелась на то, как ее собственная сестра буквально выбивается из сил, будучи домохозяйкой, – где уж тут думать о том, чтобы пристегнуть к этому еще и какую-нибудь требующую полной отдачи работу.

На седьмом месяце беременности София заботилась о трех маленьких бесенятах мальчишках, держала дом в безупречной чистоте, готовила так, что пальчики оближешь, пекла тонны всякой всячины – но начинала сочувственно кудахтать и приносила своему мужу Альдо стаканчик чего-нибудь выпить, когда тот усталый возвращался домой в конце дня и жаловался, как много он работает. Хотя ее собственные лодыжки так опухали, что походили на овальные мячи для американского футбола.

Окажись Фрэнки на ее месте, она поручила бы ему складывать выстиранное белье, заказала бы на ужин из ресторана пиццу, а потом приняла бы горячую ванну. В ее душе не было заложено это свойство – ухаживать за кем-то так, как ее мать и сестра ухаживали за своими мужчинами. Но ведь вполне возможно, что мужчины типа Эрика совсем не такие, возражал ей некий оправдывающийся голос. Возможно, они к этому пресловутому равенству относятся более серьезно, чем ее отец или Альдо. Не исключено, что современная женщина, как это обещают журнальные публикации, действительно может иметь все – карьеру, брак, семью…

Забудь об этом, говорила ей практичная, деловая сторона ее характера. Мигз однажды все это четко сформулировала, когда некая молодая, подающая большие надежды актриса, недавно вышедшая замуж, сообщила им, что она беременна.

– Но с этим проблем не будет, моя карьера как была, так и останется на первом месте, – заявила она. – Мы с Реймондом собираемся все родительские обязанности поделить абсолютно поровну. Это как весы, чаши которых необходимо держать в равновесии.

– Да, но их равновесие уже нарушено, – со вздохом сказала Мигз, когда актриса ушла. – Бедняжка сделала свой выбор независимо от того, понимает она это или нет. Ее карьеру придется отложить – и скорее всего, навсегда. Женщина может делать карьеру, это да. Она, разумеется, вправе делать карьеру и иметь личную жизнь. Но если к этому добавить брак и детей, то одна чаша весов опускается, и надо с чем-то расставаться. И в большинстве случаев расстается с карьерой женщина, а не мужчина.

Юная Фрэнки тогда спорила, утверждая, что феминистское движение преодолело такие устаревшие взгляды. Женщины в наши дни чем только не занимаются. Посмотрите на…

Но время доказало, что Мигз была права, нравится это кому-то или нет. У той талантливой актрисы возникло много осложнений в связи с беременностью и родами, ее ребенок оказался болезненным, и в результате ее карьера просто лопнула. Фрэнки с трудом переварила эту информацию и препроводила ее в архив памяти.

Итак, в лучшем случае женщина могла рассчитывать на два шанса из трех. А сейчас, в этой точке своего жизненного пути, она не могла себе позволить даже одного.

Прощайте, Эрик Торп! Встреча была коротка, но все равно прекрасна.

Надо попробовать считать шляпы – возможно, тогда удастся заснуть…


Утро следующего дня было холодным и серым, под стать мрачному настроению Фрэнки.

Цветы принесли через пятнадцать минут после открытия магазина. Это был огромный глиняный кувшин, в котором плотно стояли ирисы. Аромат цветов наполнил магазин обещанием весны, и Фрэнки при виде их не смогла удержаться от улыбки.

В сопроводительной карточке она прочла: «Доброе утро, прекрасная леди. Эрик».

Вечером он позвонил и спросил ее, не хочет ли она еще раз с ним поужинать. Она поблагодарила его за цветы и сказала, что ей надо непременно быть у родителей. И действительно пошла к ним, но весь вечер пребывала в жутком настроении.

На следующее утро колокольчик над дверью «Сумасшедшего Шляпника» мелодично тренькнул без четверти десять, и Фрэнки в мастерской тихо выругалась. Она как раз продевала тонюсенькую проволочку в край замысловатого розового сооружения, и если это тетя Розина явилась за своей шляпой, то Фрэнки потеряет как минимум полтора часа ценного рабочего времени.

Тетушкина шляпа уже готова, так что с этим проблем не будет. Дело заключалось в самой Розине. Ее язык не умолкал ни на минуту. Она будет рассчитывать, что ее угостят чашкой кофе. Обязательно захочет узнать, над чем работает сейчас Фрэнки. И станет подробно рассказывать о том, чем занимаются четыре ее дочери.

Maledizione![5] Ей бы радоваться: ведь предстоящая свадьба Ника заставила всю толпу тетушек и кузин Фрэнки ринуться к ней за новыми шляпками. Но у этого обстоятельства была не только положительная сторона.

Фрэнки вышла из двери мастерской с улыбкой, в которой было гораздо меньше приветливости, чем обычно, но при первом же взгляде на посетителя эта натянутая улыбка уступила место выражению безграничного удивления.

В магазине стоял Эрик – в белой трикотажной рубашке и старой красной куртке, украшенной спереди нашивкой в виде футбольного мяча. Выцветшие джинсы плотно облегали его бедра. В руках он держал огромную плетеную корзину, с какими ездят на пикники.

– Доброе утро, Фрэнки. – Он улыбнулся ей своей широкой, неотразимой улыбкой. – Вы уже позавтракали?

– Я… вообще-то… – Она еще не завтракала. – Нет.

Уже вторую ночь подряд она засыпала лишь под утро и не слышала звонка будильника. Приехав с опозданием в мастерскую, она лихорадочно взялась за работу, чтобы закончить два заказа, которые предстояло выдать клиенткам этим утром, и не успела выпить даже чашку растворимого кофе.

– Именно так я и подумал. Ну вот, подоспела помощь, так что посторонитесь. Мне самому пришлось еще до рассвета быть в доках, и я подумал, что мы можем заодно и позавтракать вместе.

Говоря это, он пересек магазин и прошел за прилавок, неся перед собой корзину. Миновал застывшую словно в трансе Фрэнки и направился прямо в рабочую комнату.

Она следила за ним, не отрывая глаз, а он одним взмахом развернул белоснежную скатерть и застелил ею свободную часть стола. Быстрыми, отработанными движениями он вынул большие белые салфетки, две фарфоровые тарелки, приборы и два изящных бокала на ножках, которые он наполнил соком из одного из серебряных графинов, оказавшихся в корзине. Еще там были две огромные кофейные кружки и несколько дымящихся судков с едой, от аромата которой текли слюнки, а также бумажные пакетики с печеньем, булочками и хлебом.

– Тащи пару стульев, женщина, и садись за стол, – приказал он. – Пока не остыло.

Еще не придя в себя, она повиновалась.

– Так, начнем с фруктов. Ягодный салат с этим вот кремом. И круассаны… отлично, они еще теплые. – Он щедро намазал два сливочным маслом, один вручил ей, а другой взял себе.

Казалось, Эрик только что вышел из-под душа, он был бодрым, невероятно красивым и чрезвычайно довольным произведенным им эффектом.

Она ощущала себя застигнутой врасплох и медленно соображающей от недосыпания. А тут еще вспомнила, что весь ее утренний макияж ограничился парой мазков губной помадой и торопливым подведением глаз, которые никак не хотели открываться, как следует. В качестве завершающего штриха она один раз прошлась щеткой по высохшим после душа волосам.

Проклятье! Если бы она знала, то надела бы кремовую шелковую блузку вместо этой тенниски из хлопка. На ногах у нее были старые разношенные и потому исключительно удобные туфли, хотя она могла бы надеть свои модные черные без каблуков. Внезапно она ощутила прилив раздражения и досады: он-то наверняка спокойно проспал всю ночь, пока она металась, крутилась и переживала.

Из-за него, между прочим.

Поэтому она спросила довольно язвительным тоном:

– Открываете новое дело, Эрик? Типа «Горячие завтраки на дом»?

И сразу же пожалела о своих словах, потому что радость у него на лице померкла и оно приняло несколько неуверенное выражение.

– Я подумал, что вам приходится столько работать и, наверно, у вас нет времени на завтрак по утрам. Это вышло чисто спонтанно. Надеюсь, вы ничего не имеете против?

– Да нет. – Это прозвучало ворчливо, и ей стало неловко за себя. – Я совершенно ничего не имею против. Просто это так… неожиданно – завтрак в виде пикника. И очень романтично.

Она отпила немного охлажденного сока и откусила кусочек круассана, привыкая к мысли о том, что он сидит за столом напротив нее. Если не очень задумываться, то все это просто весьма приятно.

Ну же, Фрэнки. От этого с ума можно сойти. Никогда еще ни один мужчина так не хлопотал ради нее.

– Изумительно вкусно! – Она улыбнулась ему глазами и губами. – Спасибо, Эрик. За то, что делаете это ради меня.

Он в ответ подмигнул ей, и она заметила, какие длинные у него ресницы.

Теперь он накладывал на тарелки щедрые порции пышного омлета, и Фрэнки, позабыв о ресницах, сосредоточилась на том, как все вкусно и как она проголодалась. Она набросилась на еду с неподдельным аппетитом, одобрительным взглядом приветствуя добавки и все время прислушиваясь, не звякнет ли в магазине колокольчик, возвещая о прибытии тетушки Розины. Но каким-то чудом этого не случилось. Может быть, Эрик наложил на магазин чары и заставил время остановиться?

Кофе был горячий и крепкий, и к концу второй чашки Фрэнки снова почувствовала себя человеком.

– Давайте поговорим теперь о свадебном меню. – Он вытащил из кармана лист бумаги и развернул его. – Здесь у меня еще один вариант. Может, вы посмотрите его и скажете, понравится ли он вашей матери? – Одна бровь у него как-то ужасно мило приподнялась.

Фрэнки взяла листок, и при этом их руки на мгновение соприкоснулись. Она ощутила этот контакт всем телом, до самых кончиков пальцев на ногах, обутых в старые удобные туфли, и вздрогнула.

– Потому что, – начал он, и теперь в его голосе не осталось и следа юмора, – я хочу предупредить вас, что не намерен больше притворяться, будто встречаюсь с вами по делу. Я хочу, чтобы мы лучше узнали друг друга, не прикрываясь предлогом свадебного обеда. Вы понимаете, о чем я говорю, Фрэнки?

Она все прекрасно поняла. В эту минуту инстинкт приказывал ей бежать как можно дальше от него, прямо сейчас. Она должна сопротивляться, избегать его, любой ценой не дать ему войти в ее жизнь. Иначе…

Иначе что? Ее жизнь никогда не станет снова такой, как прежде? Пострадает ее неоперившийся бизнес? Она никогда не сможет оплатить закладную?

Вот именно. Она связана обязательствами, которые должна выполнить. Ее охватила паника.

Ей хотелось, чтобы он ее поцеловал.

Она пробегала глазами подробный план меню, гадая, какого он ждет от нее ответа, и вдруг увидела спасительный выход.

– Этот вариант мне кажется великолепным, но так ведь было и с первым. Я должна показать его маме и узнать ее мнение. – И намеренно добавила: – Затем я собираюсь сказать ей, чтобы она общалась непосредственно с вами, Эрик. Ей нет нужды таскать меня с собой. Ее английский вполне хорош, к тому же теперь она вас знает, так что…

– То есть вы не хотите больше меня видеть?

Надо отдать ему должное, он прямо идет к цели. Как бульдозер.

А она действительно хотела сказать именно это? Да поможет ей Бог, именно это она и должна сказать. Но она услышала, как ее коварный рот произносит нечто совсем иное:

– Нет, я этого не сказала. Да, мне хотелось бы видеть вас снова.

Матерь Божья, неужели она одержима бесами?

От его улыбки у нее захватило дух. Он с быстротой и грацией в движениях обошел вокруг стола и уже заключил ее в объятия, но тут в магазине звякнул колокольчик и жизнерадостный, высокого тембра голос завопил:

– Франческа, Фрэнки, buon giorno.[6] Это я, тетя Розина. Где тут моя чудесная новая шляпа? Дай-ка мне скорее примерить ее…

Тетушка Розина всегда отличалась потрясающей способностью выбирать для визита самый неподходящий момент!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– О, матерь Божья, моя тетка пришла за шляпой. – Фрэнки закатила глаза к небесам – типичный для нее способ выражения досады, который Эрик находил очаровательным.

Он не отпускал ее еще несколько секунд и успел запечатлеть неторопливый поцелуй на ее полных губах. Щеки девушки порозовели, а дыхание на мгновение прервалось.

– Фрэнки? Франческа? Ты здесь, сага![7]

– Она через несколько секунд войдет сюда. Отпустите меня…

Он отпустил, но сделал это неохотно.

Фрэнки схватила с дальнего конца стола шляпную болванку с надетой на нее эффектной широкополой шляпой из розовой соломки и выскочила в дверь, ведущую в магазин.

– Фрэнки, а-ах, какая красивая… – Дальше хлынул взрывной поток итальянской речи, потом, почти без паузы, выплеснулся второй, еще более продолжительный и бурный, и все это с минимальным участием Фрэнки.

Похоже, эта тетушка Фрэнки – экспансивная и многословная леди, с усмешкой подумал Эрик. Он налил себе еще чашку кофе. Скоро ему надо будет уходить – у него назначена встреча с оптовиком и зеленщиком.

Сорванный им поцелуй жег ему губы. Фрэнки была подобна вулкану накануне извержения.

Те минуты два вечера назад, когда он обнимал, целовал и ласкал ее, врезались в память и волновали его обещанием чего-то неизведанного, что таила в себе эта необычная женщина.

Из магазина донеслась очередная серия охов и ахов. Особенно часто повторялась фраза: «Molto bene, magnifico,[8] Франческа».

Как хотелось верить Эрику, это означало, что тетушке шляпка понравилась. С итальянскими леди порой бывает трудно иметь дело, размышлял он, думая о Терезе и свадебном меню.

С итальянскими шеф-поварами, впрочем, тоже. Гас закатил чуть ли не истерику, когда Эрик объявил ему об изменениях, которые пришлось внести в меню в угоду Терезе. Но Эрик преисполнился и вечной благодарности к Терезе, несмотря на все создаваемые ею проблемы, потому что именно благодаря ей он встретил Фрэнки, на которой теперь собирался жениться.

Разумеется, после приличествующего периода ухаживания. Фрэнки потребуется время, чтобы привыкнуть к этой мысли, полагал он.

Из соседнего помещения продолжали доноситься обрывки разговора: в основном голос тетушки и изредка короткие ответные реплики Фрэнки. Ему нравилось слушать ее звучный, с небольшой хрипотцой голос.

Ему обязательно придется научиться говорить по-итальянски.

Еще одна проблема среди множества других. Расставшись с ней в тот первый их вечер, он часа два обдумывал, как ему вообще удастся выкраивать время, чтобы проводить его с Фрэнки и ухаживать за ней. Сам он был занятой человек, и она ему не раз говорила, как много ей приходится работать.

А еще он отличался тщательностью при выработке тактики. Эрик считал, что секрет успеха в делах заключается именно во внимании к деталям. Он не сомневался, что этот метод обязательно сработает и в его кампании за завоевание сердца Фрэнки.

Он еще никогда серьезно не ухаживал за женщиной, хотя многие женщины пытались ухаживать за ним. Для футболистов считалось вполне обычным делом, что женщины бегают за ними и предлагают себя. Он был нормальный, здоровый мужчина, и подобные попытки соблазнить его порой имели полный успех.

Но жениться? Ему нужны были дети, семейная жизнь, он хотел этого больше всего на свете. Он даже откладывал деньги на будущий брак, инвестировал их, купил дом и обставил его.

Но он готов был ждать, пока не встретит ту единственную женщину, которая ему нужна. У него перед глазами было слишком много примеров, когда его друзья по футболу женились в спешке и потом горько сожалели об этом.

У него в мыслях всегда жил образ этой идеальной женщины. Он был уверен, что как только встретит, так сразу узнает ее. Так и получилось. С первого же взгляда, брошенного им на Фрэнки, он понял, что это она. Он влюбился в нее прямо там, у себя в офисе.

Любовь с первого взгляда.

Теперь ему осталось лишь сделать так, чтобы и она в него влюбилась, и это может потребовать некоторых усилий, но он, черт возьми, обязательно справится. Он знал, что нравится женщинам, но Фрэнки не такая, как все, кого он встречал до нее. Она… уникальна.

Что ей может нравиться в мужчине? Ему придется это выяснить, причем как можно скорее. Ему надо будет узнать о ней побольше.

А он сам? Представляет ли он собой то, что в светской хронике обычно называют «подходящим кандидатом в мужья»? Эрик не был в этом уверен.

Он здоров, и это хорошо. Эрик коротко усмехнулся. У него отличные зубы. Это должно принести ему несколько баллов. У него довольно легкий характер. Он не воображал, что обладает какими-то блестящими способностями, просто считал себя трудолюбивым. Благодаря футболу он заработал больше денег, чем обычно имеют мужчины его возраста, но видел в этом скорее везение, нежели свою заслугу. А еще он удачно вкладывал деньги.

Возможно, у него найдется немало недостатков, но он по крайней мере признавал их в себе. Во всяком случае, основные. Он понимал, что порой бывает чуточку упрямым и, возможно, несколько прямолинейным, в особенности если дело касается того, чего ему хочется. И еще, пожалуй, он бывает нетерпелив.

Романтичен ли он? Ему часто приходилось слышать, что женщины любят все романтичное. Вот и Фрэнки назвала сегодняшний завтрак романтичным.

Эта мысль пришла ему в голову, когда он мылся под душем, и незамедлительный звонок шеф-повару привел его план в действие. Но здесь он исходил из чисто практических соображений.

Чтобы ухаживать за Фрэнки, ему придется урывать такие моменты в те часы дня, когда у него в ресторане и у нее в магазине нет большого оживления.

Диалог по поводу шляпы в соседней комнате все еще продолжался, не иссякая. Он взглянул на часы и быстро упаковал корзину. Возле телефона лежал блокнот. Несколько мгновений он думал, нахмурившись, потом черкнул несколько строк, сложил листок и оставил на рабочем столе на видном месте, где она обязательно его найдет.

Когда он вышел из двери мастерской, Фрэнки стояла к нему спиной, и он сразу охватил взглядом совершенно обворожительную линию ее стройных бедер и длинных ног. Его плоть немедленно отреагировала, и ему пришлось остановиться и постоять несколько секунд, прежде чем войти в помещение магазина.

Облокотившись на прилавок, Фрэнки выслушивала бесконечный рассказ о перенесенной Розиной гистерэктомии и последовавших осложнениях. Время от времени она кивала и цокала языком, а сама попеременно то думала об Эрике в задней комнате, то мысленно чертила выкройку премиленькой шляпки, которую хотела сделать для себя. Когда рот Розины остался открытым посреди фразы, а глаза под безумно накрененными полями розовой шляпы так широко раскрылись, что готовы были выпрыгнуть из орбит, Фрэнки обернулась.

Конечно же, там стоял Эрик и обворожительно улыбался ее пришедшей в смятение тетушке.

– Привет, как тут дела? О, эта шляпа выглядит на вас просто потрясающе, мэм.

Фрэнки едва удержалась, чтобы не хихикнуть при виде девичьего румянца, от которого зарделось все круглое тетушкино лицо.

– Тетя Розина, это Эрик Торп, – сказала она.

Розина кокетливо наклонила голову и протянула пухлую руку:

– Ciao.[9] Как поживаете, мистер… э-э… Торп?

Во взгляде, который она бросила на Фрэнки, содержалось не менее сорока неотложных вопросов. Откуда взялся этот симпатичный мужчина? Зачем Франческа прячет его в задней комнате? Какое отношение имеет он к ее племяннице? Почему у него в руках корзина для пикника, хотя нет еще и двенадцати часов? Что именно происходило там, в этой задней комнате?

Эрик понял, о чем спрашивали полные жадного любопытства глаза Розины, и подготовил алиби для Фрэнки.

– Мне пора возвращаться на работу, Фрэнки. Спросите вашу маму, что она думает относительно тех изменений, которые мы внесли в меню, и дайте мне знать, хорошо?

– Обязательно. И передайте вашему повару, что присланный им завтрак доставил мне огромное удовольствие.

Она небрежно помахала рукой в ответ Эрику, попрощавшемуся с ними обеими, и, когда дверь за ним закрылась, а рот Розины открылся, быстро сказала:

– Эрику принадлежит ресторан «Овальный мяч», который будет обслуживать свадьбу Ника. Позавчера мама целый день переделывала меню, и сегодня Эрик принес показать мне новый проект.

Как она и надеялась, упоминание о свадьбе Ника на продолжительное время отвлекло внимание Розины. Ник женился на девушке из высшего общества Сент-Луиса, и это обстоятельство было постоянной темой разговоров в семье.

– Сколько будет подружек невесты? В какие цвета они будут одеты на церемонии? Ты видела платье невесты? Тереза говорит, она такая красавица. Ты будешь на приеме, который устраивает для нее Бьянка?

Привыкшая к тому, что Розина выстреливает свои вопросы очередями, Фрэнки начала отвечать на них по порядку:

– Подружек будет шесть, включая меня. Цвета будут тускло-розовый, персиковый и серый. Нет, платье я пока не видела. Расспроси о нем Дайану на приеме. Прием будет в конце следующей недели, верно?

– В субботу, в половине восьмого. Хочешь, я заеду за тобой?

– Нет, Розина, спасибо. Возможно, я чуточку опоздаю. В конце недели в магазине всегда много заказчиц и покупательниц.

Фрэнки совершенно забыла об этом приеме – скорее всего, потому, что он уже третий по счету, куда ее пригласили. И это еще только со стороны семейства Гранателли. От матери она узнала, что еще по крайней мере четыре организуют друзья и родственники Бауэров, не считая многочисленных завтраков и нескольких вечеринок.

Бедной Дайане предстоит пережить весь этот ливень светских раутов. Просто удивительно, как ее еще не замучили ими до смерти, но каждый раз, когда Фрэнки встречалась с ней, она убеждалась, что будущая жена Ника только хорошеет.

Лучше она, чем я, мрачно подумала Фрэнки.

– Эта Дайана… она работает в Нью-Йорке?

Розина определенно собиралась вытянуть из нее всю информацию до последнего фактика.

– Да, у нее там свое дело. Она организует пешие экскурсии по городу для туристов, Розина.

– Значит, она прилетит, побудет на приеме и улетит обратно в Нью-Йорк? Эти прилеты-улеты, Фрэнки, не дают семье возможности как следует с ней познакомиться.

Бесконечно измученная этим инквизиторским допросом, Фрэнки собрала последние силы, чтобы не сорваться на грубость.

– Дайана – деловая женщина, так же, как и я. А для знакомства с семьей будут годы и годы. Она абсолютно идеально подходит Нику, а ведь только это и имеет какое-то значение, не правда ли?

– О, разумеется, – согласилась Розина и тут же переключилась на другое: – А в чем будет мать невесты?

На этот и еще четыре подобных вопроса Фрэнки ответила, что не знает, и под конец Розина временно исчерпала свой интерес к невесте и ее семье. По всей видимости, она была готова вернуться к теме Эрика, так что Фрэнки прищурилась, пристально посмотрела на тетку и нахмурилась.

– Что такое? Что случилось, Франческа?

– Ты знаешь, тетя, этой шляпе все же чего-то не хватает. Мне кажется, что поля должны быть чуточку более изогнутыми. Иди-ка в мастерскую и выпей кофе, пока я тут кое-что исправлю, хорошо?

После четырех чашек кофе Розина расплатилась наконец за шляпу и ушла. Пришла хозяйка второго заказа, оплатила его и сразу удалилась, за что Фрэнки была ей бесконечно признательна. Еще две покупательницы зашли в магазин, и после нескончаемых раздумий одна из них купила шляпку из индийской набивной ткани.

Когда и они тоже ушли, Фрэнки отправилась в туалет, где ополоснула лицо холодной водой, основательно расчесала щеткой спутанные волосы и заново наложила макияж. Будто сейчас не все равно, как она выглядит, раз Эрик уже ушел!

Она вернулась в мастерскую, начала обрабатывать паром неподдающуюся тулью одной шляпы и только тут заметила сложенный листок бумаги. Развернула и с волнением прочла две короткие фразы, написанные крупным четким почерком:

Предъявитель сего имеет право на прогулку вдоль реки при луне и на гамбургер в одном укромном местечке. Можно заехать за вами сегодня в семь? Э.

– Проклятье! – Фрэнки скомкала записку и изо всей силы запустила ею в стену, а потом разразилась сочной бранью.

И надо же ему быть таким привлекательным, таким неотразимым, таким внимательным, таким настойчивым… таким кладезем мужских добродетелей, которые ей сейчас-то и ни к чему! Вот если бы он явился, когда ей будет… ну, скажем, сорок один. Когда ее дело наберет полную силу, когда у нее будет свободное время.

И потом, стоит ли так расстраиваться из-за этого? Эмансипированная женщина, живущая в девяностые годы, определенно в состоянии справиться с небольшим романом в своей жизни. Да и вообще с этим справится сильная и самостоятельная женщина любой эпохи.

Что бы сказала в этом случае милая старушка Мигз? Как бы она поступила? Разве она не говорила, что вполне можно совместить карьеру и любовную связь? И что несовместимо с этим лишь замужество?

Можно не сомневаться: Мигз сказала бы, чтобы Фрэнки обязательно завела роман. Когда она умерла – а ей тогда было далеко за семьдесят, – у нее самой еще бывали неафишируемые любовные связи. Мигз верила, что мужчинам и женщинам дано жить на этой земле для того, чтобы доставлять наслаждение друг другу, и часто говорила, что не видит причины, почему нужно все осложнять юридическими бумажками.

Спасибо тебе, Мигз! Фрэнки послала ей воздушный поцелуй, потом подобрала записку Эрика и горячим утюгом разгладила ее.

Нет ничего дурного в том, чтобы завести непродолжительный роман с Эриком. Чем больше она об этом думала, тем больше ее привлекала такая перспектива. Она даже сама найдет способ предложить ему это. И чем скорее, тем лучше.

Может быть, сегодня вечером?

Да, сегодня вечером.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Ну, и где же это укромное местечко с гамбургерами, куда вы собираетесь повести меня ужинать, сэр?

Они прогуливались по берегу Миссисипи недалеко от Лаклидовой пристани, и Фрэнки подумала, что он, возможно, собирается пригласить ее в один из старомодных ресторанчиков, которыми славился район. Прогулка продолжалась уже час, и он своими рассказами из футбольной жизни заставил ее так хохотать, что у нее заболели мышцы живота.

– Если я скажу вам, куда мы идем, то сюрприза не получится, верно?

Дождь, не прекращавшийся последние несколько дней, внезапно перестал, и сумерки спускались так медленно, словно на дворе стояло лето, а не ранняя весна. По воде клубился легкий туман, и колесные пароходы, пришвартованные поблизости, поднимались из него наподобие каких-то странных доисторических монолитов. Фрэнки было слышно, как на одном из пароходов настраивают инструменты музыканты диксиленд-оркестра, готовясь к вечернему круизу с ужином. Посадка должна была вот-вот начаться.

– Проголодались? – Эрик крепко сжал ее руку. Фрэнки кивнула.

– Как волк. – Она совсем по-детски подпрыгнула и засмеялась, подняв к нему лицо с блестящими глазами.

– Тогда давайте вернемся к машине. Ехать совсем недалеко.

Весь день сегодня, как только она решила завести роман с Эриком, у нее было приподнятое настроение. Она продала еще две шляпы и приняла заказы на три, и это значило, что день с коммерческой точки зрения прошел весьма успешно. Закрыв магазин, она сразу заторопилась домой, чтобы успеть принять горячую ванну и как следует подготовиться к встрече с Эриком.

Упоминание о гамбургерах означало неофициальный характер ужина, поэтому она натянула свои любимые выцветшие джинсы поверх облегающей пикантной кружевной камизоли кофейного цвета. Сверху облачилась в старинную шелковую пиратскую рубашку, которую нашла в магазине театральных костюмов, на оттенок темнее камизоли. Верхние пуговицы она оставила расстегнутыми, чтобы из-под рубашки виднелось кружево, и надела гобеленовый жилет. На ноги натянула коричневые кожаные сапоги. И завершила наряд парой серег в виде большущих золотых колец. Затем щеткой она до блеска расчесала волосы, забрала их наверх и стянула коричневым шотландским шарфом так, чтобы они волной спадали ей на спину.

Усилия Фрэнки не пропали даром. Когда Эрик ровно в семь подъехал к ее двери, его глаза расширились от изумления при виде ее.

– Ты прекрасна, Забавная Мордашка. – Он ничего больше не добавил, но от его вдруг охрипшего голоса у нее по рукам побежали мурашки.

– Как можно быть прекрасной и иметь забавную мордашку в одно и то же время? – поддразнила она его, хотя прозвище ужасно ей понравилось.

– Если я скажу тебе, какая ты красивая на самом деле, то голова у тебя распухнет от зазнайства так, что ни одна из твоих шляпок не налезет.

– Ладно, демон-искуситель с медоточивым языком. Поехали отсюда, пока мы оба не захлебнулись в потоках лести.

Сегодня все получится идеально!

Во время поездки любопытство мучило ее все больше и больше, но Эрик не говорил, куда они едут. Они направлялись в сторону университета, но она никак не могла догадаться, куда именно он ее везет. Наконец он свернул на кольцевую подъездную дорожку какого-то старого каменного дома в районе резиденций, остановил машину и, обойдя вокруг капота, открыл дверцу с ее стороны.

– Эрик, мы с кем-то встречаемся? Чей это дом?

Она была разочарована и обеспокоена. В мыслях ей представлялось, что они будут только вдвоем, наедине. Сегодня ей совершенно не хотелось производить вежливый светский шум.

– Это мой дом, и я живу в нем один. Пошли же.

Ей даже в голову не приходило, что у него может быть такой дом. Квартира – это да, или даже городской дом с черными атласными простынями и джакузи. Но чтобы холостяк захотел жить в таком вот семейном особняке…

Ей пришла на ум тревожная мысль.

– Ты был прежде женат, Эрик? Этот дом…

Он поднялся впереди нее по ступеням, отпер дверь, втянул ее в парадный вестибюль, и его смех отдался эхом под высокими потолками.

– Нет, я никогда не был женат, честное слово. А дом я купил несколько лет назад. Пришлось немало всего заменить – в старых домах ужасная электропроводка, негодные трубы и сантехника. Но сейчас почти все уже работает как надо. Давай мне свою куртку и проходи в кухню – я сейчас займусь едой.

– Значит, ты ремонтируешь дом, чтобы продать его?

– Боже упаси! Я бы никогда не стал возиться с ремонтом только для того, чтобы продать дом кому-то другому. Нет, мне всегда хотелось, что называется, пустить корни, иметь свой собственный кров, и как только я увидел этот дом, то сразу же понял, что нашел то, что искал.

Она шла за ним словно в забытьи. Да, пространства здесь было хоть отбавляй. В нескольких местах стены еще хранили следы восстановительных работ – в зияющих дырах с неровными краями виднелись провода или трубы.

Мебель не представляла собой ничего особенного, у нее был вид просто давно находящейся в употреблении и удобной. Фотографии встречались нечасто, и на всех были засняты футбольные команды, а на каминной полке в гостиной стояло несколько серебряных призовых кубков.

Комнаты еще нуждались в покраске, но, когда они дошли до кухни, Фрэнки сразу поняла, на что он обратил главное внимание. Все здесь сверкало чистотой и новизной, стены были оклеены светлыми обоями с рисунком из огромных желтых подсолнухов.

Над кухонным столом висели на крюках кастрюли и сковороды с медными донышками. Рядом находились кухонные приспособления, какие только можно себе представить. Фрэнки увидела здесь три разных плиты, посудомоечную машину, несколько соковыжималок, измельчителей и сбивалок и целую полку кулинарных книг. А такой набор приправ и пряностей Фрэнки видела впервые за пределами кухни своей матери.

Ей показалось, что еще немного – и у нее выступит аллергическая сыпь.

За свою жизнь она успела насмотреться на то, как женщины у них в семье доводили себя постоянной стряпней до полного изнеможения, и давно уже поклялась, что не станет учиться ничему, кроме самых элементарных вещей – например, как заваривать чай. И не стала, чем вызвала у матери непреходящее чувство обиды.

Эрик наблюдал за ней, ожидая, видимо, как она отреагирует на все это изобилие. Ну, ей нет смысла создавать у него какие-то иллюзии. Она сморщила нос и покачала головой с сокрушенной улыбкой.

– Вижу, ты тут немало поработал, но должна тебе прямо сказать, что ненавижу и презираю кухни, – заявила она. – И готовить я не умею. В лучшем случае могу поджарить хлеб в тостере. Я не классическая итальянка.

Это совершенно его не смутило.

– Ну а я здесь хорошо управляюсь. Это мое хобби, так что проблем нет, не так ли? – Он открыл шкаф, вынул бутылку и налил немного красного вина в бокал. – Вот, попробуй это и поброди по дому, пока я занимаюсь гамбургерами.

Она так и сделала.

Дом был огромный, и чем дальше, тем большее чувство дискомфорта он в ней вызывал. Каждая комната, куда она заглядывала, все, на что бы она ни посмотрела, делали яснее ясного смысл того беззвучного сигнала, который посылал ей дом Эрика.

Это семейное жилище, молча трубил он. Иначе зачем бы холостяку иметь пять спален, три ванны полного размера и два туалета, огромную игровую комнату и бассейн – сейчас он без воды – на просторном огороженном заднем дворе? Не говоря уже о большущей террасе и специально оборудованном месте для барбекю, где можно зажарить на вертеле полслона.

Здесь было отчего испугаться. У него нет никаких родственников, но она явственно ощущала, что он привез ее к себе, чтобы познакомить с домом.

Единственное, что ей понравилось, так это спальня Эрика – большая, обращенная окнами на юг комната на верхнем этаже. Он обшил одну длинную стену кедровыми досками, что создавало впечатление бревенчатой хижины.

На громадной кровати с водяным матрасом лежало пуховое одеяло, очень похожее на ее собственное, только цвет был другой, более строгий – коричневый с черным.

Возле изголовья кровати стояла стереосистема. Пол с коричневым шерстяным покрытием устилали большие пушистые ковры. На спинке стула висел небрежно брошенный белый махровый халат. На ночном столике лежала биография какого-то спортсмена.

Ей не потребовалось больших усилий, чтобы вообразить себя лежащей вместе с Эриком на этом упруго колеблющемся матрасе и представить себе, как он раздевает ее – неторопливо и сосредоточенно. Потом она вообразила, как сама раздевается донага, закутывается в его халат, забирается в постель и прячется там, пока он не придет искать ее, и к черту ужин!

Неплохая идея, да только она не сможет заставить себя поступить так нахально.

Она мельком увидела свое отражение в зеркале и опустила уголки губ так, чтобы получилась гримаса сожаления. Она все еще была хорошо воспитанной итальянской дочерью и потому не могла вести себя так разнузданно, но мысль об этом заставила ее сердце заколотиться.

Фрэнки все еще не решила, как ей заговорить с Эриком на тему романа, и даже думать об этом было страшновато. Однако она тут же с усмешкой отмела эти страхи. Мужчины, которых она знала до Эрика, буквально заваливали ее такими предложениями, и большая часть времени уходила у нее на то, чтобы придумать мягкую формулу отказа. Ей и во сне не снилось, что наступит такой момент, когда предложение будет исходить от нее самой.

Времена действительно меняются.

Она уже снова спустилась на первый этаж и, смакуя вино в бокале, смотрела из широких окон гостиной на открывавшийся оттуда вид, когда за ней пришел Эрик.

– Еда готова, – сказал он, кладя руку ей на плечи, и повел ее в столовую, где уже накрыл деревянный стол плетеными подставками, расставил тарелки и разложил приборы. В стакане стояла роза.

Как выяснилось, этот мужчина действительно умел готовить.


Комната освещалась огнем, который Эрик развел в камине гостиной, и мягким светом лампы в углу. Фрэнки остро ощущала присутствие Эрика, удобно расположившегося в кресле на расстоянии нескольких футов от дивана, где после ужина полулежала она.

– Соус к гамбургерам был просто потрясающий, Эрик. Я так наелась, что у меня болит живот, – простонала она. – И где только ты научился готовить такой творожный пудинг?

– У одной леди по имени Эстель. Это мать моего лучшего друга. Его зовут Дэнвилл Тейлор, он играет за «Соколов».

– О, вот как. – Хорошо бы еще знать, кто такие эти «Соколы», подумала она, но промолчала.

– Это делается так. Берешь банку сладкого сгущенного молока и пачку мягкого творога, который смешиваешь с лимонным соком. Потом…

Фрэнки с трудом удержалась, чтобы не заорать на него. Ей совсем не нужен был рецепт творожного пудинга, и она все больше раздражалась с каждой секундой. Когда же наконец этот мужчина начнет атаку, хотела бы она знать!

Она тут умирает от желания, чтобы он обнял и поцеловал ее, а он сидит себе как истинный джентльмен, рассуждая о рецепте творожного пудинга, который дала ему чья-то мать. И каждый раз, когда их глаза встречаются, у нее такое ощущение, будто он прикасается к ней.

Эрик знал: если он прикоснется к ней, то в два счета потеряет контроль над собой. С той минуты, когда он заехал за ней, его желание бушевало подобно пожару, и ему приходилось так часто подавлять и тушить этот огонь, что он чувствовал себя совершенно измотанным – словно сыграл без замены весь матч против «Чикагских медведей».

Проклятье! Он не хотел, чтобы она думала, будто он привез ее сюда, к себе домой, с одной целью – уложить в постель. Но когда он смотрел на нее в мерцающем свете огня и видел эту прикрытую кусочком кружева соблазнительную ложбинку и туго обтянутые джинсами бедра и ягодицы, его желание становилось почти непереносимым.

– Как насчет того, чтобы поставить музыку? – Он поднялся на ноги в отчаянной попытке отвлечься на что-нибудь другое.

– Эрик. – Ее хрипловатый голос звучал завлекающе. – Конечно, обязательно поставь музыку, но потом иди и садись рядом со мной, хорошо, Эрик?

Так она в конце концов оказалась у него в объятиях и удовлетворенно вздохнула, когда их губы встретились. Но этот вздох превратился почти во вскрик, когда он завладел ее ртом с бурной, неудержимой страстью, побудившей ее собственное желание выплеснуться из сокровенных глубин навстречу его неистовому поцелую.

Крутые холмы его мышц дрожали под ее прикосновением, и она провела руками по его плечам, потом вниз по груди, ощущая под пальцами бешеный стук его сердца. Его ладони, распластанные у нее по спине, притянули ее еще ближе к нему, он оторвал ноги от пола и вытянулся на диване, а она оказалась лежащей на нем, ее ноги между его ногами, и только грубая ткань джинсов отделяла их тела друг от друга.

– Фрэнки… – Он едва слышно выдохнул ее имя пересохшим от страсти горлом. – Если ты хочешь прекратить это, то лучше скажи прямо сейчас, потому что еще несколько минут, и…

Его затвердевшая плоть пульсировала у нее под бедрами, и желание обдавало ее волнами жара. Она пошевелилась, будучи не в силах сдержать волнение, и он пробормотал какое-то проклятье.

– Фрэнки? – Вопрос прозвучал резко, отчаянно. Его дыхание стало быстрым и коротким, но он держал себя в руках. – Ты этого хочешь?

Он давал ей возможность принять окончательное решение, и теперь, когда момент для этого наступил, ее охватила радость. Ведь действия гораздо эффективнее слов. И ей теперь не придется придумывать, как предложить ему завести с ней роман. Она может просто начать его – прямо здесь и сейчас.

У нее был какой-то миг страшного сомнения, но она напомнила себе о принятом решении. Это ведь то, что ей нужно, то, что она мысленно себе представляла и чего хотела, разве не так? Еще ничто и никогда не создавало у нее ощущения такой неизбежности, как это.

Очутиться у него в объятиях было все равно что вернуться домой после долгого и трудного путешествия. И помимо страсти она ощущала удивительное чувство полной защищенности.

Постепенно она заставила себя расслабиться.

– Да, Эрик. Да, – прошептала она возле самого его уха. – Люби меня, пожалуйста.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Фрэнки была теплой и гладкой на ощупь и состояла из выпуклостей, мягких равнин и соблазнительных впадин, а Эрик налит силой и каменно-тверд, его мышцы вибрировали под изучающими прикосновениями ее пальцев.

– Долой эту одежду…

Несмотря на силу желания, обуревавшего их обоих, он раздевал ее медленно, с нежной осторожностью; ему пришлось сесть, чтобы расстегнуть ее шелковую рубашку и снять ее.

– Проклятье, мои пальцы слишком толсты для этих пуговиц.

Его руки немного дрожали, и расстегивание крошечных пуговиц стоило ему немалых усилий. Он губами прослеживал медленно открывающуюся дорожку, заставляя ее делать резкий вдох каждый раз, когда его горячий рот скользил по ее чувствительной коже.

– Вот это… – выдохнул он, проводя пальцами по шелковистой ткани ее камизоли. – Испорченная девчонка, так ты нарочно выставляла это, просто чтобы свести меня с ума?

Фрэнки кивнула, и зеленый оттенок его глаз сгустился до изумрудного. Его губы отыскали соски, едва прикрытые теперь шелковым кружевом, и он языком стал щекотать каждый набухший бутон, пока она не начала извиваться.

– Мне нужно, чтобы ты хотела меня, Фрэнки.

– Я хочу. Хочу тебя так, что не могу сказать словами…

Наконец и этот последний предмет одежды соскользнул к ней на талию, и у него перехватило дыхание, когда он стал пожирать глазами ее округлые, роскошные груди.

– Боже, как ты прекрасна! Просто невероятно, какая ты красивая.

Его слова доставили ей особое удовольствие, потому что она всегда считала единственной красавицей у них в семье свою младшую сестру.

С величайшей нежностью он развязал шарф, которым были связаны ее волосы, пропустил пальцы сквозь их густую массу темного золота и распустил их по ее обнаженным плечам. Потом взял ее набухшие груди в чаши ладоней и стал большими пальцами ласкать ее соски, заставляя их сжиматься и пульсировать под его прикосновениями.

Он был чудесным любовником, неторопливым и нежным.

А в ней росло нетерпение. Желание превратилось в подгоняющую боль, в необходимость, неимоверно распиравшую ее изнутри.

– Эрик, скорее…

– Терпение, любовь моя. Давай не будем торопиться. Я хочу насладиться каждым дюймом твоего тела.

Но она больше была не в силах терпеть. И, ухватившись за подол его рубашки, быстро стащила ее через голову, потому что хотела контакта с его обнаженным телом.

Его широкая грудь была покрыта густой порослью мягких завитков, и она провела по ней руками, наслаждаясь ощущением его горячей плоти под шелковистыми волосами и чувствуя, как ходят под кожей мощные мышцы. Нащупав затвердевшие кончики его сосков, она стала массировать их пальцами, повторяя то, что он делал с ней.

Его резкий, свистящий вдох показал ей, как это на него подействовало.

Руки Эрика опустились, нашли молнию ее джинсов. Он сел, и через секунду джинсы оказались снятыми вместе с крошечными кружевными трусиками, которые были на ней. Потом он встал и расстегнул свои брюки, не спуская с нее горящих страстью глаз.

Вид его эрекции послал новую волну желания в самые потаенные ее глубины.

– Иди сюда, ложись рядом, – приказал он, притягивая ее к себе, и вот они уже в объятиях друг друга на мягком ковре перед огнем камина, и его прикосновения перестали быть нежными.

– Эрик, mio саro[10]

Она гладила его лицо, волосы и тело, бормоча какие-то отрывочные фразы, не замечая, что говорит на мягком и мелодичном языке своих предков, в неведении того, что ее руки трясутся, а прижатое к нему тело дрожит, словно в лихорадке.

– Эрик, пожалуйста. Я просто не выдержу, если ты не поторопишься…

Собрав последние крохи самообладания, он отстранился на несколько секунд, нужных для того, чтобы надеть презерватив, а потом ее длинные беспокойные ноги обвились вокруг него, ее нежные руки взяли его в плен, приковали его к ней для танца любви.

Желание росло и росло с каждым его движением.

Внезапно он остановился, удерживая ее на самом краю, почти обезумевшую от желания.

– Тихо, Фрэнки, не двигайся, – приказал он с яростной настойчивостью. – Ты веришь… – он дышал громко и прерывисто, черты его лица приобрели суровую красоту от сдерживающих усилий и вескости того, о чем он собирался спросить, – в любовь… – она застонала и шевельнулась совсем чуть-чуть, а он на мгновение крепко зажмурился и задержал дыхание и лишь потом смог продолжать охрипшим голосом, – с первого взгляда?

Но она уже ничего не могла объяснить словами. Притянув к себе его голову, она поцеловала его с неистовым отчаянием, через поцелуй давая ему понять, какое неземное блаженство начиналось для нее.

Для слов было уже слишком поздно.

И они оба по безумной, головокружительной спирали низринулись в бушующий вулкан наслаждения.


– Эрик, здесь у тебя настоящая зона бедствия. Сколько же раз тебе оперировали колено? – Фрэнки с нежной осторожностью прикоснулась к его ноге, наслаждаясь ощущением грубой, покрытой волосами кожи и ужасаясь количеству шрамов.

Они лежали, растянувшись на ковре, и Эрик только что положил еще одно полено на пылающие в камине угли.

– Четыре. В футболе коленные проблемы вполне рядовое явление, что-то вроде профзаболевания. Тебе не холодно, нет? – Он протянул руку, взял мягкий плед с края дивана и укутал ее, потом сел, прислонившись спиной к дивану, и взял ее на руки. – Вообще-то, если я не играю в футбол как профи и не участвую в лыжных гонках, колено работает довольно неплохо. Оно не сделает меня инвалидом или чем-то вроде того, когда мы состаримся.

Фрэнки находилась в состоянии эйфории, ее переполняли умиротворенность и счастье, и она не позволила себе встревожиться от его слов.

– Заниматься любовью оно тебе определенно не мешает. Это было потрясающе, – промурлыкала она, и его руки крепче сжали ее в объятиях.

– И даже еще лучше, – согласился он, совершенно пренебрегая скромностью.

Она хихикнула и шлепнула его, но когда он снова заговорил, то поняла, что теперь он говорит вполне серьезно.

– Я не думал, что это случится с нами так скоро. Видишь ли, я хотел убедиться, что ты понимаешь, что для меня это не случайная связь, Фрэнки. Ты ведь это понимаешь, да?

У нее в мозгу прозвенел сигнал тревоги, и она попыталась засмеяться.

– Эй, мне не нужны твои уверения, я уже взрослая леди. И это ведь я первая… – начала она, но он перебил ее:

– Не надо шутить, это очень важно. Ты помнишь, о чем я спросил тебя несколько минут назад, когда мы занимались любовью? – Она задвинула те слова в самый дальний уголок сознания, потому что побоялась вникнуть в их смысл. Но сейчас отлично поняла, о чем речь, и до смерти перепугалась. – Я спросил тебя, веришь ли ты в любовь с первого взгляда, – с упрямой настойчивостью напомнил он. Взяв ее за подбородок, он ласково повернул ее лицо таким образом, что ей пришлось посмотреть на него. Большим пальцем он нежно водил по ее припухшей нижней губе. – Я влюбился в тебя, как только увидел, разве ты не поняла? Разве ты этого не почувствовала? Я хочу прожить с тобой всю жизнь, Фрэнки.

Придя в ужас, она открыла рот, чтобы сказать что-то, но он положил два пальца ей на губы и покачал головой.

– Не делай такое лицо. Я знаю, что мы должны были провести вместе еще много времени, прежде чем обсуждать такой важный вопрос, – тихо и серьезно сказал он. – Понятно, что нам нужно узнать друг друга и в других отношениях. Но раз уж это случилось сегодня – и, судя по всему, будет продолжаться и впредь, – то я считаю, что ты заслуживаешь того, чтобы знать о моих чувствах с самого начала.

Красивые глаза Эрика, казалось, светились мягким светом, а его честность и благородство проникли ей в самое сердце. Таких, как он, больше нет – объявляет о своих намерениях, словно джентльмен из другой эпохи… Что-то щелкнуло у нее внутри, и она попыталась сесть прямо, чтобы подумать, не поддаваясь чувствам. Он говорит ей, что не хочет с ней расставаться, ведь так?

Женитьба. Замужество.

И этот дом, эти пустые спальни наверху – он же захочет целую толпу детей.

Она никогда не расплатится с отцом, если будет все время ходить беременная.

Выпутывайся прямо сейчас, Фрэнки, советовал ей голос благоразумия. Он милый, смешной и щедрый и чертовски честный, а ты под конец сделаешь ему больно.

Ты и себе сделаешь больно. Его руки снова обняли ее, губы легонько ущипнули за мочку уха, и невольная дрожь тотчас прошла по ее телу. Эти любовные ласки, такие затягивающие, взрывные, невероятно прекрасные! Она не может уйти от него, пока не может. Не сейчас. Не сегодня, во всяком случае.

Но и вводить его в заблуждение она тоже не может. Ведь так?

– Ты… ты слишком забегаешь вперед, – с усилием выдавила она из себя. – Мне… я еще не готова думать ни о чем серьезном. Я говорила тебе, что значит для меня магазин? Ну так вот, у меня на него закладная в пользу отца, и, пока я не расплачусь по ней полностью, мне придется все силы отдавать «Шляпнику»…

Его губы прокладывали дорожку из поцелуев вдоль ее позвоночника, и она никак не могла вспомнить, что собиралась сказать. Одеяло соскальзывало все ниже и ниже.

– Конечно, ты еще не готова, – охрипшим голосом сказал он, покусывая губами чувствительное место ниже ее лопаток. – Мы больше не станем об этом говорить до тех пор, пока ты не будешь готова, обещаю. Но я хочу быть частью твоей жизни, Фрэнки. Этого пока достаточно…

Его руки прокрались вперед, накрыли ее груди, и она почувствовала, как все внутри тает, а соски твердеют от его прикосновений. Судорога неописуемо сильного желания сотрясла ее тело, а у него вырвался глухой, мучительный стон.

– Фрэнки, повернись ко мне и поцелуй меня.

Впоследствии Фрэнки мало что могла припомнить об остальных днях того волшебного месяца апреля. Зато ночи навсегда врезались ей в память – долгие ночи в объятиях Эрика, ночи, наполненные пьянящим ароматом их любви, пронизанные звуками их страсти и смеха…

Он был романтичным, любящим, страстным и нежным. И заботливым. Когда она сказала ему, что какое-то время не сможет с ним встречаться, потому что ее счета в ужасно запущенном состоянии и ей во что бы то ни стало нужно привести их в порядок, хотя она ненавидит и презирает бухгалтерию, то он пришел и все ей сделал, работая в ранние рассветные часы, а потом они занимались любовью.

Он здорово разбирался в счетах и обнаружил два пункта, по которым ее неправильно облагали налогом, и сэкономил ей значительную сумму денег.

И в довершение всего он действительно любил готовить. Он даже привел в порядок кухню в ее квартире и дополнил ее запас супов мгновенного приготовления всякими специями, незнакомыми ей банками и коробками.

Это составляло положительную сторону Эрика Торпа.

У него была и отрицательная сторона, и к середине мая, когда все зацвело, его поведение стало все больше беспокоить Фрэнки. Например, он преспокойно продолжал говорить о женитьбе и обязательствах при каждом удобном случае. Продолжал выспрашивать у нее, что конкретно ей не нравится в его доме, и какой дом ей хотелось бы вообще. Говорил, что купит тот, который ей понравится. Продолжал считать, что впереди их ждет вечное счастье.

Фрэнки упорно обходила и оставляла без ответа любое его упоминание об их будущем, но делать это становилось с каждым разом все труднее и труднее.

В досаде Фрэнки говорила себе, что Эрик упорен, настойчив и упрям и что долго обходить этот вопрос не удастся. От него просто сбеситься можно, и тонкости у него не больше, чем у самосвала. Все время говорит открытым текстом, что любит ее, и все тут! И что самое ужасное, она все больше и больше убеждалась, что начинает влюбляться в него.

Ему она, разумеется, об этом даже не намекнула.

Более того, если не врать себе самой, то ей придется признаться, что она уже влюблена в него, и давно.

Возможно, с того момента, когда впервые увидела Эрика Торпа – десятого апреля, у него в офисе, войдя туда вместе с матерью, которой не давало покоя это распроклятое меню к свадьбе Ника.

Однако этим вечером в середине мая ей позвонила не мать. Позвонил ее отец, Дом Гранателли.

После закрытия магазина Эрик привез ее домой, чтобы она переоделась к ужину, но одеться ей не удалось.

– О, привет, папа. – Фрэнки вырвалась из объятий Эрика с такой скоростью, что едва не сшибла телефон с ночного столика. – Да, папа, у меня все прекрасно. Дела в магазине идут хорошо – ты ведь получил чек, который я послала?.. А, хорошо… Нет-нет, никаких проблем, просто я ужасно… занята. – Она натянула простыню, чтобы прикрыть груди, словно Дом мог не только слышать ее голос, но и видеть ее пунцовое лицо. – Да, я знаю, что в пятницу мы справляем мамин день рождения. София звонила мне сегодня утром… Разумеется, я буду обязательно, папа, а ты как думал?

Она ощущала знакомое раздражение, пока отец опять говорил то же, что и всегда: она давно не заходила к ним в ресторан или домой, родные о ней беспокоятся, он знает, как это бывает, когда человек молод и не замечает времени. Но мама – дело другое. Она нуждается в том, чтобы видеться с детьми время от времени, верно?

– Пап, ну я же разговариваю с мамой по телефону раз по десять в день.

Главным образом об этом чертовом меню, из-за которого они все могут угодить в психушку. Они с Эриком только что отработали двадцать третий вариант, но и он не удовлетворил маму.

Но разговор по телефону совсем не то же самое, что обед за одним столом, стоял на своем Дом. Они скучают по Фрэнки. И кроме того, добавил отец с лукавством в голосе, он слышал, будто существует некий молодой человек, с которым она встречается. Кто-то из родственников случайно видел их в бакалейном магазине. Почему бы ей не приходить с ним, и чем чаще, тем лучше?

Вот, значит, из-за чего он позвонил. Родственники сочли, что их лишают лакомого куска сплетен по поводу ее и Эрика.

Фрэнки подавила в себе досаду и раздражение, отвечала отцу уклончиво, стараясь не дать Эрику догадаться, о чем идет речь, хотя внутренне злилась на отца за вмешательство в ее личную жизнь.

Наконец Дом попрощался. Фрэнки швырнула трубку на место и шлепнулась обратно в постель, закатив глаза и испустив тяжелый вздох.

– Твой отец? – Эрик полулежал, опираясь на подушки и заложив руки за голову, и смотрел в потолок.

– Да. – Она все еще не успокоилась после телефонного разговора и сначала не заметила необычного напряжения в его голосе.

– Как я понял, он звонил по поводу дня рождения твоей матери.

– Да.

После нескольких секунд напряженного молчания она наконец повернулась, посмотрела на него и озадаченно нахмурилась. Он всегда был настолько уравновешен и добродушен, что она не сразу поняла, как он рассержен. Он тяжело дышал, а его губы были сжаты в тонкую линию.

– В чем дело, Эрик?

Но она уже и так все поняла, можно было и не спрашивать.

– Ты не собираешься приглашать меня с собой, чтобы познакомить с остальными членами твоей семьи, Фрэнки. Это так? Я здесь, в твоей квартире, в твоей постели вместе с тобой, но ты ни словом не обмолвилась отцу, что не одна.

Она разозлилась.

– А по-твоему, я должна была сказать отцу, что в эту самую минуту ты лежишь со мной в постели? Да он тут же примчится сюда с дробовиком. Не глупи, Эрик!

Но она понимала, что он прав. Она действительно не хотела ни упоминать о нем, ни знакомить его с родными. Ей и в голову не приходило, что он до такой степени в курсе ее тактики уклонения и что его это так сильно задевает.

Внезапно ей стало жарко от ощущения неловкости и вины. Она протянула руку, собираясь погладить его по щеке, но он остановил ее стальной хваткой и повернулся к ней, и она увидела по его лицу и глазам, как ему больно и обидно.

Это удивило и испугало ее, и она залепетала, заикаясь:

– Дело не в том… просто они… мои родственники, Эрик, – ты должен понимать, как они это воспринимают…

– Я пытаюсь понять, как ты это воспринимаешь, Фрэнки. Именно это меня и задевает. – Он резким движением спустил ноги с кровати и стал натягивать белье, потом джинсы.

– Куда ты уходишь? – Она ожидала, что он останется на всю ночь, и сейчас чувствовала себя испуганной, покинутой, вынужденной оправдываться.

– Ты поступаешь так, что я чувствую себя каким-то жиголо – неплох для постели, но недостаточно хорош для того, чтобы связать со мной жизнь. Недавно ты и с сестрой говорила по телефону точно так же и, хотя я был здесь, рядом с тобой, ни разу не упомянула моего имени. А на прошлой неделе я слышал, как ты отказалась от приглашения на обед к дяде. Мы могли бы пойти, но ты отговорилась под каким-то предлогом. Почему, Фрэнки? Может, у меня дурно пахнет изо рта или руки в бородавках? В чем дело, Фрэнки? Ты что, стыдишься меня?

– Нет. – Она вылетела из постели, набросила на голое тело махровый халат. – Разумеется, нет. Эрик, не городи чепухи, ты тут совершенно ни при чем. Ради Бога, ты просто не понимаешь, как к этому относятся мои родственники. Они делают скоропалительные выводы, сплетничают, предъявляют требования, предполагают…

– И что же тут можно предположить? – Его голос был угрожающе спокоен. Он уже полностью оделся, а она не хотела, чтобы он уходил. Да еще в таком состоянии – рассерженный и обиженный. Мысль о его уходе пугала ее. Ужасно, если он будет думать, что она может стыдиться его.

Матерь Божья, она же любит его! Это чувство обрушилось на нее, словно удар в солнечное сплетение.

Она открыла рот, чтобы сказать ему об этом, но он стоял и смотрел на нее с таким каменным, замкнутым лицом, что у нее отнялся язык.

– Я не веду с тобой никакой игры, Фрэнки, – сказал он наконец тихим голосом. – Может, тебе самой стоит поточнее определить, чего именно ты хочешь от меня. Видит Бог, о своих чувствах я говорил тебе не раз и не два.

Он резко повернулся и схватил со стула свою куртку. Через мгновение она услышала, как за ним закрылась входная дверь. Он ушел.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Всю дорогу домой Эрик ругал себя последними словами. Он сказал то, что думал, но, может быть, он слишком давит на нее, слишком спешит? Ведь он же обещал дать ей время, не так ли? Да, он оскорблен в своих чувствах. Потому что любит ее. Но он не должен был устраивать целый скандал из-за того, что до сих пор не знаком с ее семьей. Еще успеет – у него для этого вся жизнь впереди.

Почему он позволил гордости взять верх над здравым смыслом? Особенно если учесть, что он не знает ровным счетом ничего о ее семье.

Когда он вошел, дом показался ему мрачным и страшно пустым. Он направлялся к телефону, чтобы позвонить Фрэнки, когда тот зазвонил.

– Эрик? – Ее голос, обычно такой жизнерадостный, сейчас звучал глухо и неуверенно. – Мне правда очень жаль, что так получилось. Я не хотела обидеть тебя. Просто меня бесит, что мои родственники хотят все время все обо мне знать. Это выводит меня из себя. Это не имеет ничего общего с моими чувствами к тебе. Прости, что я причинила тебе боль.

Все остатки гнева улетучились без следа.

– Милая, ты тоже прости меня. С моей стороны было несправедливо придираться к тебе из-за твоих родственников. – Он взглянул на часы. – Послушай, сейчас только половина двенадцатого. Хочешь, я сейчас же опять буду у тебя?

Она чуть-чуть помолчала.

– Да, очень хочу. Ты мне нужен. И еще…

– Что, Фрэнки?

– Поскорее, ладно?


В конце концов Эрик встретился с Домом Гранателли, и это случилось на полугодичном собрании Сент-Луисской ассоциации владельцев ресторанов.

Собрание происходило во вторник третьей недели мая, во второй половине дня. Когда деловая часть собрания закончилась, старые друзья и деловые партнеры стали подниматься со своих мест, чтобы встретиться и поговорить.

Эрик знал Дома Гранателли лишь понаслышке. Все, кто был занят в ресторанном бизнесе, с уважением относились к этому человеку, который поддерживал из года в год популярность и высокий уровень заведения Гранателли.

От Эрика не укрылись мрачные пристальные взгляды, которые бросал на него этот патриарх городского ресторанного бизнеса на протяжении всего продолжительного заседания. Этого не заметил бы только слепой. Очевидно, до отца Фрэнки дошли слухи о том, что его дочь встречается с владельцем ресторана, который будет обслуживать свадьбу его сына, и хмурые взгляды ясно говорили Эрику, что Дом Гранателли от этого далеко не в восторге.

Как только представился случай, Эрик протолкался через толпу и подошел к веселой группе людей, окружавших Гранателли. Он остановился там в ожидании, когда его рост и внушительная наружность обратят на себя внимание этого кружка.

Наконец их взгляды встретились.

– Здравствуйте, сэр. Меня зовут Эрик Торп, я организую обслуживание свадьбы вашего сына.

Высоченный Эрик возвышался над Гранателли, но присутствие того было тоже ощутимым – он держался с таким достоинством, что казался больше, чем был на самом деле. У него было покрытое темным загаром лицо с красивыми, правильными чертами и молодецкими усами такой же снежной белизны, как и его густые волнистые волосы.

– Дом Гранателли, рад познакомиться. – Радости у него в голосе не чувствовалось, хотя он и пожал протянутую руку Эрика.

Рукопожатие Дома было крепким и агрессивным. С близкого расстояния Эрик увидел сходство между отцом и дочерью – тот же упрямый подбородок, те же глубоко посаженные, сверкающие карие глаза. Эрик чувствовал, как эти глаза оценивают, изучают его. Дом Гранателли может стать грозным противником, решил он.

– Моя жена Тереза, она говорила мне о вас. Свадебное меню… с ним уже все улажено, да?

– Почти, – солгал Эрик.

Тереза оказалась крепким орешком, это уж точно. Она не согласилась с предложением Фрэнки вести переговоры непосредственно с Эриком, а Фрэнки столь же твердо отказалась тратить свое время на встречи. Так что Эрик теперь составлял бесконечные варианты меню и отдавал Фрэнки, а та передавала их Терезе.

Тереза то и дело меняла свои решения. Гас угрожал кого-нибудь убить, и Эрик временами очень жалел, что вообще связался с таким видом обслуживания.

– Прекрасно, прекрасно. Значит, с этим все в порядке. – Гранателли говорил холодно и держался отчужденно.

Судя по всему, дело здесь было в связи Эрика с дочерью Дома. У Эрика сложилось убеждение, что Дом Гранателли каким-то образом догадывался о тех страстных ночах, которые они провели вместе. Не исключено, что отцы в этом отношении обладают шестым чувством.

Эрику также было ясно и то, что Дом – самый настоящий, классический итальянский отец. Без единого слова он дал Эрику понять, что если он, Эрик Торп, позволит себе играть чувствами Франчески, то очень сильно за это поплатится.

Эрику надо было как-то выяснить отношения.

– Мистер Гранателли, можно пригласить вас выпить чего-нибудь? – Эрик решил, что в этой ситуации возможен лишь один игровой прием – прямой проход по середине поля. Игра слишком важна, чтобы пробовать какие-то изыски. У Гранателли был такой вид, словно он собирался отказаться. – Где-нибудь, где поспокойнее. Мне хотелось бы поговорить с вами с глазу на глаз.

Гранателли колебался. Кружок вокруг него стал таять – люди отходили, почувствовав, что у этих двух собеседников возникло какое-то серьезное дело. Наконец, пронзив Эрика долгим, внимательным взглядом, Гранателли наклонил голову, принимая приглашение с плохо скрытым раздражением.

В отеле, где проходило собрание, имелся небольшой, уютный бар, расположенный сразу за холлом. По предложению Эрика они туда и отправились. Дом заказал себе пиво, и Эрик последовал его примеру.

Когда их обслужили, Эрик отпил из своего стакана и сказал:

– Мистер Гранателли, вот уже около шести недель, как я встречаюсь с вашей дочерью Фрэнки. – Он решил, что самое лучшее будет сразу взять быка за рога.

Дом наклонил голову официальным, царственным жестом, который не был знаком согласия или одобрения, а означал лишь, что информация принята к сведению.

Эрик сделал еще один большой глоток и попытался расслабить свои напряженные мышцы. Он так крепко сжимал пивную кружку, что боялся раздавить ее. Черт побери, с этим человеком так просто не посидишь и не поболтаешь.

– Дело в том, что я люблю вашу дочь, сэр. И хочу на ней жениться, если она будет согласна стать моей женой. – Вот. Теперь это сказано. Эрик почувствовал, как у него на лбу и под мышками выступил пот. Его кружка опустела, и он просигнализировал официанту, чтобы тот принес им еще по одной. – Понимаете, окончательно между нами еще ничего не решено. Фрэнки нужно время… – Эрик умолк, не закончив фразы.

Гранателли сидел, уставившись на него, с замершей на полдороге ко рту кружкой.

– Ты, – наконец прорычал он, нахмурившись, – ты говоришь, что хочешь жениться на моей Франческе?

Отступать было некуда. Эрик расправил плечи и тоже уставился прямо в глаза патриарху.

– Да, сэр. Я сказал ей о своих планах и хочу, чтобы вы тоже знали. Я надеюсь получить ваше благословение, мистер Гранателли, – конечно, если Фрэнки…

Больше Эрик ничего сказать не успел. Гранателли внезапно потянулся через стол и схватил руку Эрика в обе свои, чуть не опрокинув кружки с пивом, которые официант как раз ставил на стол между ними. Лицо, которое только что было грозно нахмуренным, словно по волшебству вдруг осветилось лучезарной улыбкой.

– Так. Вот, значит, что между вами такое. Amore.[11] A-a-a, buono[12]. Stupendo.[13] Моя Фрэнки, она очень хорошая девушка, разве нет? Зови меня Дом, ладно? Официант. – Он повелительно щелкнул пальцами. – Принесите нам две двойные порции вашего лучшего шотландского виски.

Когда виски принесли, он поднял свой стакан и произнес официальный тост:

– Salute! За тебя и за мою Фрэнки. Будьте всегда счастливы.

У него это прозвучало так, будто все уже улажено. На какое-то мгновение Эрику стало не по себе, но он отмахнулся от этого чувства. Конечно же, Дом понимает, что Эрик изложил лишь свои собственные намерения. Фрэнки ведь может еще отказаться.

Он как раз обдумывал, как ему подчеркнуть это обстоятельство, когда Дом по-свойски наклонился к нему через стол:

– Ну, молодой человек, как я понимаю, ты играл в футбол. Какой позор, что у нас отобрали право играть в высшей лиге! Каковы, по-твоему, наши шансы снова завести футбольную команду здесь, в Сент-Луисе?

Этот предмет разговора живо интересовал Эрика, и через несколько секунд они углубились в его обсуждение.

На протяжении следующих двух часов они выпили еще несколько двойных виски, разговаривая о футболе, бейсболе, потом о ресторанном бизнесе. По мере того как день клонился к вечеру, они все больше размягчались, понемногу пьянея.

Эти двое мужчин были очень разными по возрасту, по происхождению и даже по языку, и тем не менее оба чувствовали, что во многом похожи. Общим было их отношение к делу – оба считали, что работа требует полной самоотдачи и досконального знания того, как функционируют рестораны. Оба любили одни и те же виды спорта, болели за одни и те же команды и даже критиковали одни и те же аспекты спортивной индустрии.

К тому времени, когда они собрались уходить, они уже понимали и уважали друг друга.

Оба решили, что лучше будет взять такси, чем вести машину, и расстались в холле, сердечно пожав друг другу руки.

– Arrivederci, Эрик. Скажи Фрэнки, чтобы скорее приводила тебя к нам домой на стаканчик вина моего собственного изготовления. – Дом по-приятельски хлопнул Эрика по плечу.

И опять Эрик ощутил тот слабый укол тревоги, который раньше вызвал у него беспокойство. Со времени ссоры они с Фрэнки старательно избегали разговоров о ее семье, и он, черт побери, не собирается небрежным тоном предложить ей зайти домой к Гранателли, чтобы выпить по стаканчику папиного вина. Сначала они с Фрэнки должны спокойно, без нервов обсудить этот ее пунктик в отношении родственников.

Но все равно он был рад, что откровенно поговорил с ее отцом.


Дом Гранателли и его брат Вито встречались каждый четверг, чтобы сыграть в карты и пропустить по стаканчику-другому вина. За этим делом разговаривали, естественно, о детях. Для чего тогда нужна семья, если не для того, чтобы делить радость и горе, неудачу и успех?

– Этот молодой человек, с которым встречается Франческа, Эрик Торп, он отличный парень, – похвастался Дом брату в тот четверг вечером. – Скопил порядочную сумму денег – ты ведь знаешь, сколько эти футболисты зарабатывают. Хороший бизнесмен, да и характером, похоже, не слаб, если справляется с моей дочкой. – Дом осушил свой стакан и снова наполнил и его, и стакан Вито своим любимым кьянти. – Моя Фрэнки, она хорошая девочка, только всегда была упрямой и своевольной, ты это знаешь не хуже меня, Вито. А теперь, слава Господу, нашлась и на нее управа. – Он чуть ли не потирал руки от удовольствия. – И такой джентльмен, Вито, ты просто не поверишь. В наши дни много ли молодых людей приходят к отцу просить руки дочери, как это делали мы в старину, спрошу я у тебя? «Я хочу жениться на вашей дочери» – он мне прямо так и сказал. Он будет хорошим приобретением для семьи, Вито. Salute!


Фрэнки насвистывала веселую мелодию, заканчивая отделку шести шляпок для подружек невесты. Это были впечатляюще нарядные сооружения из соломки тускло-розового цвета, с широкими полями, украшенными романтической «вуалью» из палевого и серого шифона. Одна из них предназначалась для нее самой. Шляпки получились даже лучше, чем она их мысленно себе представляла, и от этого настроение у нее было с утра отличное.

Ну разве что чуточку хотелось спать. Ее щеки порозовели, когда она стала вспоминать подробности вчерашних занятий любовью.

Эрик. Ее сердце переполняла нежность, когда она думала о нем. Она смахнула ниточку с мягкой алой блузки, которая была на ней, вспоминая, как он ввалился к ней накануне вечером с разноцветными свертками и пакетами с едой.

– Это по какому случаю? – Принимая от него пакеты, она сгорала от любопытства.

– Отмечаем наш юбилей, леди. Сегодня ровно шесть недель, как мы вместе. Гас испек мне двухслойный шоколадный торт ради такого праздника. Он в этой коробке.

– А что в других коробках?

– Подарки, разумеется. Юбилей – дело нешуточное.

В первой коробке оказалась ночная рубашка.

– Эрик, это просто фантастика! – воскликнула Фрэнки. – Та самая, что мы видели тогда в витрине. Но почему ты не сказал мне, что мы будем отмечать юбилей? Я бы сделала тебе шляпу или еще что-нибудь.

– Вот поэтому-то я тебе и не сказал. Тем более что второй подарок все равно получается для меня, – с широкой озорной улыбкой заявил он.

– Ты сам купил себе подарок? Вот это предусмотрительность!

– Но открывать коробку все-таки придется тебе.

Это было самое кружевное, самое соблазнительное, самое восхитительное белье, какое ей только доводилось видеть. Она вынула его из мягкой упаковочной бумаги.

– Ты будешь его носить, а я – получать от этого удовольствие, – прошептал он, уткнувшись носом и губами в чувствительное местечко у нее на шее.

Ночная прохлада превратилась в зной, и торт на какое-то время был забыт.

Вместо того чтобы уменьшаться с течением времени, их притяжение друг к другу, казалось, все возрастало, и Фрэнки должна была постоянно напоминать себе, что брак совсем не входил в ее планы. Это был просто роман, восхитительная короткая интерлюдия, которая должна рано или поздно неизбежно окончиться. Хотя временами она не могла представить себе жизни без Эрика и дважды ловила себя на том, что рисовала в воображении свадьбу.

Причем не свадьбу Ника, а свою, с Эриком.

Когда это случилось в третий раз, она запаниковала. Призвала на помощь дух бедной старушки Мигз, чтобы еще раз повторить трезвые рассуждения о таких предметах, как свадьба, закладные и женщины, у которых есть любимая работа.

Беда заключалась в том, что советы Мигз уже не казались такими эффективными, как когда-то.

Фрэнки надевала шляпы подружек невесты на болванки, когда зазвонил телефон.

– «Сумасшедший Шляпник»… О, привет, тетя Розина…

Какое-то время Фрэнки не удавалось вставить больше ни слова: Розина буквально захлебывалась изумительными новостями.

– Я просто должна была позвонить тебе сегодня с самого утра и поздравить – такой красивый мужчина, и теперь еще одна свадьба! Тереза свалится с ног со всеми свадьбами в семье. А ты хороша, ничего не сказала тетке! Когда ты сможешь привести его к нам на обед, Франческа?

Фрэнки отвела трубку от уха и смотрела на нее, озадаченно сдвинув брови, должно быть, Розина сегодня утром выпила слишком много кофе – говорит еще сумбурнее, чем обычно.

Из трубки хлынул новый поток слов. Розина предлагала организовать прием в честь помолвки.

– Постой, тетя Розина, подожди минутку. О чьей свадьбе ты говоришь?

– Как это – о чьей? Разумеется, о твоей, глупышка. Разве твоя тетя Розина не учуяла романа тогда утром, когда пришла за своей шляпой, и он был там? А ты, Фрэнки, хитрющая – надо же, притворилась, будто ничего не происходит. Дядя Вито сказал Сальваторе, что Эрик Торп к тому же и жених завидный – у него куча денег, на футболе заработал, и этот прекрасный ресторан. Сэл и я собираемся сходить туда пообедать – может, на будущей неделе. А вы уже назначили день или это все еще секрет?

Фрэнки утонула в бурном потоке слов, сбитая с толку всей этой болтовней, но начала уже раздражаться и злиться из-за того, что стала жертвой, судя по всему, самой свежей сплетни, получившей хождение в семье Гранателли. Кто-то из родственничков, должно быть, видел ее в обществе Эрика, произвел сложение, один плюс один, и получил в сумме пятнадцать, как обычно.

Наверняка так и было. Тетушка Розина всегда все понимает наоборот, в семье это общеизвестный факт. Фрэнки решила попытаться обратить все в шутку:

– Э, тетя, ты же знаешь, что я закоренелая холостячка. У меня свой бизнес, я уже связана по рукам и ногам. Откуда ты взяла, что я выхожу замуж, Розина? Ты опять все перепутала. Эрик и я просто хорошие…

Розина по-девчоночьи захихикала.

– Нет, нет, нет и нет. Больше никаких обманов, саrа. Твой отец сам сказал, что это так.

И Розина выплеснула на нее всю историю. Дом сказал Вито, а тот в свою очередь сообщил Сальваторе, что Эрик Торп пришел к нему и просил руки Фрэнки. Фрэнки на несколько долгих мгновений лишилась дара речи.

– Какие хорошие манеры у мальчика, Франческа! Он случайно не итальянец, нет?

Фрэнки поймала себя на том, что качает головой. Потом ей все-таки удалось прочистить горло и проговорить:

– Нет, не итальянец.

– Но он ведь католик, да?

– Я… видишь ли, тетя Розина, я толком и не знаю. Узнаю и скажу тебе, хорошо? – Фрэнки опустила трубку, не дожидаясь ответа Розины.

У нее тряслись руки. Должно быть, Розина все перепутала. Или она сама неправильно все поняла. Ведь Эрик даже не знаком с ее отцом. И вообще, Эрик никогда в жизни не пошел бы к ее отцу просить разрешения жениться на ней, когда он еще не просил ее выйти за него замуж.

Разве он мог бы так поступить?

Всю прошлую ночь они были вместе, и он ни словечком не обмолвился о ее семье. Розина ошибается, и все тут.

Снова зазвонил телефон, и Фрэнки после некоторого колебания подняла трубку.

На этот раз звонила ее двоюродная сестра Джина, и в животе у Фрэнки начались спазмы, пока она слушала, как та выстреливает информацию. Джина тоже только что услышала свежую новость по семейному телеграфу об этом парне, этом футболисте Эрике Торпе, который явился просить у Дома руки Фрэнки. «Представляешь, телефоны сегодня с утра буквально раскалились от звонков. Он – владелец «Овального мяча», верно? Ух ты, большие баксы».

Очень оригинально, очень остроумно с ее стороны – соблюсти старые традиции, послав его просить у папы ее руки. Теперь старшее поколение будет думать, что все только так и должны поступать. Что это вдруг Фрэнки решила следовать старым правилам? Ну да ладно – как насчет того, чтобы привести его на вечеринку, которую Джина устраивает в субботу на следующей неделе, чтобы большая часть молодежи Гранателли могла с ним познакомиться?..

На этот раз Фрэнки бросила трубку, не сказав ни слова, почти давясь от желчной горечи в горле. Неверие превратилось в злость, в холодную ярость, не оставившую места для других чувств, даже для боли.

Предательство. Эрик ее предал. Обратился к ее отцу, заявил о себе всем ее родственникам, всюду сующим свои носы, даже и не подумав посоветоваться с ней.

Это чудовищно! Это непростительно! Это самое большое унижение, какое ей когда-либо преподносила жизнь.

Фрэнки схватила куртку и перевернула табличку на двери своего «Шляпника» на сторону «Закрыто» перед самым носом у двух хорошо одетых женщин, как раз собиравшихся войти.

– Извините, непредвиденные обстоятельства, – пробормотала она, пробегая мимо них.

Это не было ложью. Она разыщет Эрика, и непредвиденные обстоятельства точно возникнут.

Крупные непредвиденные обстоятельства.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В «Овальном мяче» впервые проходил деловой завтрак центрального отделения Ротарианского клуба, и докладчик, эксперт по налоговому законодательству, дошел до середины своего выступления. Клуб по традиции устраивал встречи в обеденном зале одного из лучших отелей Сент-Луиса. И в этот раз президент клуба связался с Эриком и сказал ему, что члены клуба, желая переменить обстановку, проголосовали за то, чтобы попробовать «Овальный мяч».

Эрик не спускал пристального и критического взгляда со своих работников. Ему, естественно, хотелось, чтобы все прошло хорошо. Принимать регулярно полсотни бизнесменов не только выгодно, но и полезно, так как это сделало бы хорошую рекламу его заведению, если, конечно, ротарианцам у него понравится. Он приложит все силы, чтобы им понравилось.

Он оставался на заднем плане, следя за тем, чтобы все работало как часы, когда в ресторан ворвалась Фрэнки и, лавируя между столиками, направилась к нему. Он увидел ее, когда их разделяло ярдов двадцать.

– …и таким образом воспользоваться преимуществами, которые дают существующие правительственные программы… – бубнил докладчик.

– Эрик. Как ты мог так поступить со мной? Как ты мог? – Гневный голос Фрэнки перекрыл стоявший в зале сдержанный шум, словно тревожный удар колокола.

Она продолжала говорить на ходу, уже не в состоянии остановиться.

– Ты встретился с моим отцом за моей спиной. Как ты мог пойти на такой шаг?

Ее обычно низкий голос сейчас звучал тонко и пронзительно. Она потеряла всякую осмотрительность и даже не сознавала, что одетые в строгие, официальные костюмы люди, заполняющие зал, ставят обратно на стол свои чашки с кофе, удивленно переговариваются негромкими голосами и оборачиваются, чтобы посмотреть на нее.

– Ты спросил у него позволения жениться на мне — меня в жизни еще никто так не унижал. Об этом знает во всех подробностях вся чертова семейка, а ты прошлым вечером не обмолвился об этом со мной ни единым словом.

Ее голос становился все громче, и зрители замерли, разговоры прекратились. Фрэнки видела только Эрика, а он, высокий и элегантный в своем темном костюме, шел ей навстречу, недоуменно хмуря брови.

– Фрэнки, давай поднимемся ко мне в офис, и я объясню тебе, что именно произошло, – заговорил он.

Она выставила вперед руку жестом регулировщика движения.

– Не надо. Я больше никуда не собираюсь с тобой ходить, никогда в жизни.

Вопреки здравому смыслу она все-таки невольно представляла, как выйдет за него замуж. Она любила его. Любила всем своим существом. Но в этот момент она его ненавидела.

Он причинил ей боль. Ее поддерживала ярость, под которой пряталась эта невыносимая боль.

– Держись от меня подальше, Эрик Торп. Не хочу слушать никаких объяснений. Не хочу тебя больше видеть, никогда. Нашему роману конец, ты меня слышишь?

Ее слышали все, кто был в ресторане.

Эрик, который уже подошел к ней вплотную, попытался взять ее за плечи. Ему надо было как-то успокоить ее, чтобы иметь возможность поговорить нормально. И надо было каким-то образом увести ее из центра ресторана.

– Убери руки, Эрик Торп. – Она вырвалась, резко повернулась кругом и столкнулась с официантом, который шел с подносом, уставленным фужерами с красным вином. Фужеры полетели во все стороны, обливая вином Фрэнки, Эрика и сидящих поблизости посетителей.

– Эй, мой костюм!

– Официант, салфетку…

– Весь стол засыпан битым стеклом!

В начавшейся суматохе разъяренная Фрэнки выскочила на улицу.


Во второй половине дня ближе к вечеру Эрик сидел у себя в офисе за закрытой дверью, бессильно развалившись в кресле, то проклиная себя, то испытывая желание убить Фрэнки.

После ее эффектного ухода какой-то шутник в зале громко сказал: «Эх, классное шоу!», а кто-то другой засмеялся. И скоро уже весь зал покатывался от хохота.

Эрик, которому хотелось перерезать себе горло большим кухонным ножом, вместо этого вынужден был улыбнуться, пожать плечами и обратить все в шутку. Это был единственный способ хотя бы начать спасать то, что еще можно было спасти после такой катастрофы.

А пролитое вино! Проще будет сразу купить химчистку – столько испорченных костюмов и платьев он обязался отчистить за счет заведения.

У этой женщины чертовски крутой нрав!

Она выставила его ослом перед половиной Сент-Луиса, не говоря уже обо всех его работниках. Однако честность заставила его признать, что он сам виноват во всем случившемся. Он еще вчера решил, что должен сразу рассказать Фрэнки о встрече с ее отцом. Но им было так хорошо вместе, что он отложил разговор на потом.

Кроме того, он полагал, что беседа с отцом Фрэнки у них конфиденциальная. Дом, должно быть, полагал иначе. Ему, Эрику, явно предстояло еще многое узнать о том, как живет семья. Личного опыта общения с родственниками у него было явно маловато. Возможно, именно это и составляло часть проблемы.

Главным образом из-за этого он и оставлял на усмотрение Фрэнки все, что касалось отношений с ее семьей. И Эрик старался быть покладистым, дать ей время привыкнуть к мысли о том, что он станет неотъемлемой частью ее жизни.

Ну, с покладистостью теперь покончено. Он человек терпеливый, но не дурак и не тряпка. Пора менять тактику.

Какая еще к черту тактика? Он был дико зол на нее за то, как она поступила. Будь она сейчас здесь, он перегнул бы ее через колено и всыпал бы ей как следует.

Он даже слабо усмехнулся при мысли о том, что Фрэнки допустит нечто подобное. Но, черт побери, если бы кто-то из футболистов позволил себе так распустить язык перед командой, как это сделала сегодня Фрэнки, тренер отстранил бы его, пока тот не остынет и не придет в себя.

Может, это и есть как раз то, что нужно им с Фрэнки, – время, чтобы остыть. Передышка и ей, и ему – для того, чтобы подумать. Время и свободное место.

Чем больше он размышлял над этим, тем больше смысла видел в таком решении. Гнев и обида вспыхивали в нем каждый раз, когда он вспоминал, как она орала на него сегодня.

Без сомнения, ему пойдет на пользу, если он уедет на какое-то время, пока не придет в норму. Весь этот год он откладывал поездку в Атланту. Обещал друзьям, что приедет повидаться нынешней весной, но никак не мог выбрать подходящего случая.

Может, это время настало сейчас. Чтобы не оставлять себе шанса передумать, Эрик полистал свою записную книжку, снял трубку и набрал ряд цифр.

– Привет, Рэмбо, это я, Эрик… Да, я получил твою открытку. Меня интересует, свободна ли еще та запасная койка, о которой ты упоминал…

Через полчаса у него уже было зарезервировано место на рейс до Атланты, вылет завтра во второй половине дня.

Но вместо того, чтобы почувствовать радость от предвкушения встречи со старыми друзьями по футболу, Эрик ощущал тяжесть на сердце при мысли о предстоящей разлуке с Фрэнки, пусть даже они с ней в ссоре. Он подумал, не позвонить ли ей, просто чтобы сказать, что его не будет в городе несколько дней, но потом решил не звонить. Переживания еще слишком свежи у обоих, и вежливого разговора может не получиться. Кроме того, упрямая сторона его характера требовала дать ей немного повариться в собственном соку.

Да и некогда было особенно задумываться над этим. Если он уезжает, то до отъезда надо уладить миллион всяких дел.

Первым и самым важным было получить одобрение этого чертова меню для свадьбы Гранателли. До великого события остается меньше трех недель, так что если он одну неделю будет в отъезде, то все надо обговорить и решить окончательно прямо сейчас.

Он вынул из ящика стола папку для подшивки бумаг, вытащил последний из многочисленных проектов меню и поклялся, что и здесь упрется рогом. Никаких больше уступок капризам этих дамочек Гранателли. С Терезой он будет держаться твердо, так, как ему следовало бы держаться с Фрэнки.

Он будет настаивать, чтобы они встретились тет-а-тет, никаких третьих лишних, и тогда он представит ей окончательный вариант меню.

Он нашел номер телефона Гранателли и набрал его.

А много ли знает Тереза о его отношениях с Фрэнки? – вдруг подумалось ему. Вдруг она сочтет себя обязанной отчитать его так, как это сделала ее дочь? И сразу мысль о том, чтобы встретиться с Терезой тет-а-тет, перестала казаться ему удачной. Тереза Гранателли могла стать камнем преткновения.

Впрочем, ему не обязательно уединяться с ней в офисе, он может пригласить ее на ленч внизу, в зале. Тереза – женщина с большим чувством собственного достоинства, она ни за что не станет устраивать скандал посреди битком набитого ресторана.

Или станет? Ее дочь ведь устроила.

– Алло, это миссис Гранателли? Здравствуйте, Тереза, это Эрик Торп. Я только что узнал, что мне придется отъехать из города на недельку или около того, и мне хотелось бы окончательно уладить все, что касается меню.

К его удивлению, она сразу согласилась встретиться с ним на следующий день во время раннего ленча и не упомянула, что собирается привести кого-нибудь с собой в качестве переводчика.

Это его порядком встревожило. А впрочем, черт побери, если она начнет говорить что-то о них с Фрэнки, он просто будет с достоинством молчать.

Для парня, который на футбольном поле стоял, не дрогнув, перед лицом целой орды кошмарного вида гигантов, несущихся прямо на него, словно с намерением стереть его в порошок, он держится не таким уж молодцом. Неужели это так страшно – в собственном ресторане провести какой-то час в обществе пожилой дамы?


Выйдя таким эффектным образом из «Овального мяча», Фрэнки отправилась прямиком в тот район города, где находился огромный старый каменный дом, в котором она выросла. Ей надо наконец раз и навсегда разобраться с этой ее семейкой, говорила она себе, шагая по дорожке к входной двери.

В чем она не хотела признаться себе, так это в том, что подсознательно искала материнского утешения – совсем как в детстве, когда у нее что-то болело.

Сейчас она была ранена. И рана оказалась тяжелой.

В холле ее уже встречала Тереза.

– Франческа, как я рада тебя видеть! Но почему ты не в магазине? Еще ведь совсем рано.

Фрэнки несколько раз глубоко вдохнула, стараясь успокоиться. Важно как можно меньше поддаваться эмоциям. Достаточно и эмоциональности мамы. А она, Фрэнки, должна сохранить способность рассуждать здраво.

– Я закрыла его на вторую половину дня, мама. Мне нужно кое-что привести в порядок. Послушай, мне очень жаль, но с этого момента тебе придется самой вести дела с этим чертовым ресторатором, который будет обслуживать свадьбу Ника. Я больше никогда не хочу слышать имени Эрика Торпа, никогда! Ты поняла меня, мама? – Голос у нее чуть не сорвался, и она остановилась, чтобы сделать еще один глубокий вдох. – Ты понимаешь? – На этот раз у нее перехватило горло от подступивших рыданий.

Тереза не поняла ничего, но все равно успокаивающе кивнула. Обняв дочь за талию, потянула ее в большую старомодную кухню и усадила за длинный деревянный стол. Потом стала тихонько хлопотать, готовя кофе «каппуччино» и давая Фрэнки возможность прийти в себя.

– И еще, мама, объясни хорошенько папе и дяде Вито, что я никогда, никогда, никогда не выйду замуж.

Тереза ответила на эту новость кивком и междометием, выражающим согласие, достала из шкафа две чашки и поставила их на стол.

– Абсолютно никогда, мама. Останусь до конца жизни старой девой, а если папа и все остальные… кто мутит воду… не отстанут от меня, то я… я уйду в монастырь, и тогда папе никогда не видать этих чертовых процентов на его проклятый заем. Передай ему это от меня, ладно? Потому что если я попробую сказать ему сама, то черт меня дери…

В этом месте Фрэнки все испортила тем, что разрыдалась. Вскочив, она опрокинула стул, покружила по кухне в поисках бумажных салфеток и в конце концов бросилась в объятия матери. Перейдя на родной итальянский, забормотала сквозь слезы, что все равно любит его, жить без него не может, а теперь папа, и Вито, и Сальваторе, и Эрик – да, и он тоже, – все эти тупые мужики, вместе взятые, все поломали навсегда. Чертовы мужики!

Finito.[14]

Тереза умоляла сказать ей, как, каким образом мужчины могли сделать такую жуткую вещь.

Но Фрэнки разрыдалась так сильно, что не могла больше говорить.


Когда Тереза пришла, Эрик галантно усадил ее за выбранный им столик, напомнив себе о принятых накануне твердых решениях.

После того как официант принял у них заказ и принес им по бокалу белого вина, он протянул ей многострадальный проект меню и сделал глубокий вдох, словно готовясь к тяжелому поединку.

– Сюда включены некоторые блюда из тех, что вы просили, – начал он, готовый спорить и твердо стоять на своем, когда она начнет свои бесконечные расспросы и просьбы об изменениях. – Не все, но большинство. Мой шеф-повар настаивает на личной беседе с вами, если возникнут еще какие-то проблемы. Ему кажется, что это наилучший вариант, с которым мы все должны согласиться.

На самом деле Гас сказал гораздо больше, но передать его слова Терезе не осмелился бы никто.

Эрик ожидал взрыва и чуть не свалился со стула, когда она вынула из сумочки золотую ручку, поставила свою подпись внизу и сказала:

– Вот и прекрасно, благодарю вас за хлопоты. – На список блюд она едва взглянула.

Официант принес салаты. Ошеломленный Эрик жевал свой, не ощущая вкуса. Происходило нечто такое, чего следовало опасаться.

Тереза вежливо съела несколько кусочков, потом положила вилку и на протяжении долгой, впечатляющей паузы смотрела Эрику в глаза.

– Моя Франческа… – начала она, и сердце Эрика заколотилось. Дело обстоит еще хуже, чем он думал. – Она рассказала мне все, – зловеще заявила Тереза, качая головой и скорбно опустив уголки рта. – Но я женщина справедливая. И пришла сегодня сюда, чтобы выслушать вас, посмотреть на все и с вашей стороны, а не только с ее. Объясните мне, почему вы разбиваете сердце моей девочки? – Она пронзила его горящим взглядом и замолчала.

Эрик бессильно откинулся на спинку стула и устало вздохнул. Он ведь поклялся себе, что больше ни под каким видом не даст себя вовлечь ни в какие задушевные беседы с родителями Фрэнки, но кое-что нужно было сказать здесь и сейчас. И не так уж мало.

Он и не заметил, как начал говорить Терезе, почему не может ей ничего рассказывать; это привело к необходимости пояснить, что за разговор был у него с Домом, а оттуда дорога вела прямехонько к проблеме Фрэнки – почему она не хотела знакомить его ни с кем из других своих родственников.

Тереза слушала и время от времени кивала. К концу его рассказа она узнала многое из того, что происходит, а о том, чего не узнала, могла с легкостью догадаться.

– А, значит, моя Фрэнки рассердилась на вас за то, что вы поговорили с ее отцом о браке, да?

Эрик был вынужден признать, что Фрэнки действительно не была в восторге от его встречи с Домом Гранателли.

Тереза снова кивнула.

– А потом Доминик рассказал обо всем Вито. А Вито, естественно, поделился новостью с Сальваторе. – Она кивнула с таким видом, как будто для нее все начало наконец проясняться. – А моя Фрэнки, она кидалась чем-нибудь, да? Девочка всегда была немного вспыльчивая.

– Нет-нет, что вы, – возразил Эрик. – Не было ничего такого.

Тереза недоверчиво приподняла брови.

– Ну, – признался Эрик, – разбилось несколько фужеров. Но в этом я сам виноват не меньше, чем она, честно.

Официант убрал тарелки с салатом, подал спагетти с соусом из морских продуктов и удалился.

Тереза продолжала смотреть на Эрика этим смущающим взглядом, который, казалось ему, пронизывал его череп до самого затылка.

– Скажите, Эрик, вы росли в большой семье?

Он покачал головой. Рассказывая о своем детстве, он бегло описал свои хождения от одних приемных родителей к другим, стараясь, как делал всегда, придать рассказу шутливый оттенок.

Но, к его удивлению, большие темные глаза Терезы во время его повествования наполнились слезами. Потянувшись через стол, она сжала его руку повыше локтя, тихо бормоча что-то по-итальянски, потом похлопала его по плечу.

– Povero bambino, бедный мальчик.

От этого ему стало неловко, но на каком-то глубинном уровне, который он не мог до конца проанализировать, на него повеяло покоем и уютом.

Но это было еще не все, хотя он об этом пока не догадывался. С этой минуты Эрик приобрел, на радость или горе, но определенно навсегда, мать-итальянку.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Значит, все дело упирается в семью, – наконец сказала Тереза. – И, прежде чем жениться на моей Фрэнки, саrо, ты должен понять, что такое ее семья, да?

Эрик всей душой надеялся, что ей удастся помочь ему, потому что сам он пока не очень-то преуспел на этом пути.

– Эти Гранателли всегда болтают, – начала Тереза, подкрепляя свои слова движениями рук и глаз. – Совсем как в Куджоно – это маленькая деревенька в Италии, недалеко от Милана, где я выросла. Там каждый был частью всех событий. Рождения, свадьбы, похороны, смерти, мы все были к этому причастны. Секретов и тайн практически не существовало. Каждый знал все о каждом, понимаешь?

Эрик кивнул.

– Что до меня, – сказала Тереза, выразительно пожав плечами, – то я всегда любила эту близость, чувство безопасности, которую она мне давала. – В ее голосе послышалась нотка ностальгии, и она, на минуту замолчав, отпила вина из своего бокала. – А потом, когда я вышла замуж и приехала сюда, именно это я и ценила в семье Гранателли, эту близость, даже в Америке, где сохранилось так мало старых традиций. Я сильно скучала по своим, и мне становилось легче, когда я могла поговорить об этом с родными Доминика.

Официант принес им кофе, и Тереза опять замолчала, пока тот не ушел.

– Но люди разные – наши дети не такие, какими были мы. Вот моя Фрэнки, она всегда ненавидела эту манеру Гранателли совать свои носы в дела друг друга. С самого детства она очень скрытная. Она… timida. Как это будет по-английски? – Тереза нахмурилась.

– Стеснительная? – У Эрика в мыслях о Фрэнки это слово никогда не возникало, и все же если подумать, то не исключено, что Тереза права. Он вспомнил, как Фрэнки краснела в определенные моменты.

– Да, стеснительная. Ты действительно понимаешь. И значит, можешь простить ей эту маленькую слабость – такой мужчина, как ты, такой сильный, такой… attraente, привлекательный, и, – она сделала выразительный жест, обведя рукой ресторан, – преуспевающий. Я уверена, что, будучи таким великодушным, ты можешь понять и простить мою Фрэнки.

– Разумеется. – Эрик с трудом удерживался от улыбки, слушая такую щедрую лесть. Но он также хотел, чтобы она поняла его позицию. – Послушайте, – проговорил он, думая, как бы это получше выразить. – Тереза, я хочу, чтобы вы знали: я люблю Фрэнки. Мы собираемся пожениться, просто это может произойти не так скоро, как я рассчитывал. Я ценю все, что вы мне сказали, но, даже если бы вы ничего не говорили, я бы никогда не позволил этому маленькому… недоразумению, случившемуся с нами вчера, рассорить нас. – Он с трудом сглотнул. Уже со вчерашнего дня он гонит от себя одну мысль, которую боится даже обдумывать. – То есть, конечно, если Фрэнки любит меня. В противном случае все теряет смысл, не так ли?

Тереза сильно подалась вперед на стуле и впилась в него своими темными с поволокой глазами.

– Я говорю тебе правду, Эрик, – сказала она, произнося слова медленно и веско. – Фрэнки любит тебя. Я это знаю точно, потому что она сама мне говорила, и не один, а много раз. Она любит тебя, не сомневайся.

Словно огромный камень свалился у него с души.

– И вот еще что. – Тереза продолжала так же пристально смотреть на него, озабоченно нахмурив брови. – Ты уж извини, но я должна задать тебе один вопрос, очень личный.

Брови Эрика взлетели вверх, и опасения вновь нахлынули на него. Что может быть более личным, чем то, о чем они только что говорили? Безопасный секс? Его отнюдь не пуританское прошлое?

– Эрик, ты католик? – шепотом спросила она.

И Эрик вновь почувствовал такое облегчение, что едва не расхохотался вслух. С формальной точки зрения он действительно католик. Не исповедовался очень давно, но ей об этом говорить не обязательно.

Когда он утвердительно кивнул, она закатила глаза точно так же, как это делает ее дочь. Потом вскочила, обежала вокруг стола и бросилась ему на шею. Другие посетители его ресторана заулыбались, а служащие начали хихикать.

Эрик бросал на них убийственные взгляды, но Тереза, к счастью, ничего этого не замечала, тараторя с немыслимой скоростью и вытирая слезы на глазах кружевным платочком, вытянутым из рукава.

На этот раз, уверяла она, на его с Фрэнки свадьбе, никаких проблем с едой не будет. Она обратится к Костеллини, тому ресторатору-итальянцу, который обслуживал свадьбу Софии. Тогда Эрик увидит, что такое настоящий итальянский пир.

Ах да, раз уж об этом зашел разговор, Эрик должен как-нибудь прийти на обед в дом Гранателли, познакомиться со всеми родственниками. Может быть, в будущее воскресенье?

У него в мозгу замигала сигнальная лампочка.

– Постойте, Тереза. Прежде чем что-нибудь предпринимать, мне потребуется немало времени, чтобы поговорить обо всем с Фрэнки, да к тому же меня не будет в городе около недели. Кстати, мой самолет отлетает… – Он взглянул на свои часы. – Черт. Он отлетает через полтора часа. Мне пора ехать в аэропорт.

Но Тереза не собиралась отступать в отношении обеда. Она удержала его, схватив за рукав. Как насчет вечера накануне свадьбы? На этот вечер планируется большой семейный обед. Он бы там познакомился с Ники и его будущей женой и со всеми другими членами семьи Гранателли. Тереза и слышать не хотела об отказе. Так он согласен?

Эрик согласился. Он больше никак не мог задерживаться, но его все еще беспокоила одна вещь.

– Тереза, нельзя ли сделать так, чтобы этот разговор пока остался между нами? Я ведь несколько дней не увижу Фрэнки, а в последний раз, когда она узнала, что я за ее спиной беседую с ее родственниками, она на меня жутко обиделась.

Очень мягко выражаясь!

Тереза приставила палец к плотно сомкнутым губам и озорно подмигнула ему. Ни слова, ни полслова, мол, отсюда не выскочит.

Немного зная теперь нравы семьи Гранателли, Эрик мог лишь уповать на лучшее.


Фрэнки сдалась и, тихо выругавшись, отпорола огромную шелковую розу от поля шляпы. Все сегодня шло вкривь и вкось. Она едва сдержалась, чтобы не швырнуть проклятую шляпу через всю мастерскую, а потом не побежать и не растоптать ее.

Слезы, которые то и дело текли у нее из глаз после той сцены, что она устроила Эрику три дня назад, закапали на кремовый фетр, подготовленный для раскроя.

К черту Эрика Торпа! Она только о нем и думает, хотя собиралась раз и навсегда выкинуть его имя из головы. Она оперлась ладонями на стол и закрыла глаза, стараясь вернуть самообладание.

Она – деловая женщина, напомнила она себе в двухсотый раз. Бизнес у нее на первом месте. Она сделала выбор и собирается жить в соответствии с ним. Замужество совершенно не для нее!

С этим согласилась в конце концов даже ее мать.

Фрэнки кое-как удалось прожить субботу и воскресенье без Эрика, но к понедельнику время растянулось в целую вечность. До ленча она не подходила к телефону, но потом не выдержала.

Наверно, он уже готов извиниться, рассудила она. Набрала номер «Овального мяча» и попросила администратора пригласить к телефону Эрика Торпа.

– О, мне очень жаль, мисс Гранателли, но его нет. Он в отъезде… Я не знаю, сколько его не будет… Кажется, он улетел в Атланту, вы разве не знали? Здесь вместо него пока Арманд. Может быть, вы хотите поговорить с ним?

Фрэнки быстро положила трубку. Ее охватил холод, внутренности сжались, к горлу подступила тошнота. Она едва могла поверить в случившееся. Уехал, не сказав ей ни слова. Как он мог сделать такое – просто повернуться к ней спиной и уйти? В дополнение ко всему, что уже произошло?

Атланта. Он действительно говорил что-то о двух живущих там друзьях, играющих за… ну, в общем, местную команду, название она забыла. Одинокие мужчины, как ей сейчас припоминается.

Он говорил, разведенные. По всей вероятности, прожигатели жизни.

Ладно тебе, Фрэнки. Ты своими поддразниваниями заставила его сказать, что быть футболистом – значит иметь успех у женщин.

Должно быть, у этих двух типов в квартирах джакузи, черные атласные простыни. За ними повсюду таскаются поклонницы. Воображение рисовало ей кошмарные сцены, где Эрик ни чуточки не сопротивлялся притязаниям красоток.

К концу этого длинного дня у Фрэнки возникли самые черные предчувствия, ей даже стало казаться, что она заболевает чем-то ужасным. Ей ничего не хотелось, и меньше всего – возвращаться к себе в пустую квартиру. Как раз когда она ломала голову над тем, покрывает ли страховой полис на ее магазин закладную в случае самоубийства, позвонила мать и пригласила к себе на ужин.

– Папа и Вито отправились на бокс, – объяснила Тереза. – Я позвонила Софии, чтобы она тоже пришла, но она сегодня неважно себя чувствует. Так что будем только ты да я, ну и минестроне.[15]

– Бегу, мама. – Она давно не испытывала такой признательности за приглашение домой.

Увидев ее, мать нахмурилась и пощупала ей лоб. Сначала Фрэнки твердила, что ничего не случилось, но за минестроне она не выдержала и поделилась с матерью. Рассказала ей об Эрике все, с самого начала.

Ну, или почти все. Опустила только то, что матери так или иначе не захотелось бы слушать, – всякие интимные вещи. От этого и рассказ, кстати, получился намного короче.

– Так что вот, мама, я теперь не знаю, что мне делать, – закончила она свой рассказ. – Понимаешь, до появления Эрика у меня была полная ясность в жизни и в том, что я хочу от нее. А теперь… – Она пожала плечами и намазала маслом еще один кусок испеченного матерью хлеба. – Я больше не знаю, чего хочу.

Ей заранее было известно, что посоветует ей Тереза. «Будь как София: выбери замужество, детей, дом, церковь». Ну что ж. Очень неплохо и просто выговориться, чтобы полегчало. Ответ Терезы Фрэнки слушала вполуха.

– Саrа, в жизни порой приходится поступиться одним, чтобы получить другое. Приходится выбирать. Никому не дано иметь все.

Фрэнки вздохнула. Теперь вот придется слушать лекцию, но она ведь сама напросилась.

– Знаешь, – продолжала мать, – я с течением времени поняла, что не всякой женщине нужно выходить замуж. Сейчас на дворе девяностые годы. Женщины теперь могут выбирать, не то что в мое время. Я слышу, что они говорят в программе Донахью, как объясняют, почему не хотят выходить замуж, и во многих случаях приходится признать их правоту.

Фрэнки смотрела на нее, открыв рот. Неужели это говорит ее мать? Однако Тереза продолжала с задумчивой интонацией, какую Фрэнки слышала у нее впервые.

– Некоторые женщины нуждаются в любви мужчины, в его поддержке. Например, София или я в свое время. Другим этого не нужно. Их не пугает холодная, одинокая постель. Они живут ради других вещей, а не только ради любви мужчины, детишек, собственной семьи. Как и ты, они ценят деловой успех, деньги, известность. Я восхищаюсь такими женщинами, хотя и не смогла бы выбрать этот путь для своей жизни. Я полюбила твоего отца, и с тех пор…

Тереза обратила свои выразительные глаза на дочь и подняла руки жестом, которым было сказано все.

– Но ты не такая как я, саrа. Ты самая сильная из моих девочек, в этом нет никакого сомнения. Независимая – вот ты какая. Мне в радость иметь такую дочь, как ты, – с крепким характером, не боящуюся одинокой старости. Вот я и говорю – забудь его. У тебя есть о чем думать – твой магазин, твоя профессия. Кто знает, какого успеха ты можешь добиться?

Фрэнки была ошеломлена. И в то же время тронута словами матери. А Тереза уже рассказывала ей смешные случаи из детства и юности в Италии, всякие истории из своей жизни в качестве молодой жены в чужой стране, и у Фрэнки возникло такое чувство, будто они не только мать и дочь, а еще и подруги.

Но потом, сидя в одиночестве в пустой квартире, она спрашивала себя, почему такое удивительное изъявление поддержки со стороны матери не так уж и ободрило ее. Она сказала все то, что Фрэнки нужно было услышать, но это почему-то ничуть не помогло.

Что же с ней происходит?

Запасные носки и белье Эрика остались в спортивной сумке у нее в спальне, его купальный халат перекинут через спинку стула. Куда бы она ни посмотрела, всюду ее преследовали сладкие воспоминания о моментах, когда они были вместе.

Почему ее голова говорит одно, а сердце – другое? Как, например, Мигз вообще удалось прожить свою жизнь так, как она ее прожила, – в одиночестве, ни в ком больше не нуждаясь до самого конца? И почему к ней все время возвращается мысль о том, что, когда этот конец наступил, Мигз умерла одна, не оставив после себя ни мужа, который горевал бы о ней, ни внуков, которые вспоминали бы, какая замечательная была у них бабушка, ни семьи, которая проводила бы ее в последний путь?

О следующих восьми днях можно было бы сказать лишь то, что они так или иначе прошли. Тот, кто утверждал, будто время все лечит, ни черта не понимает в одиночестве, не раз возмущалась Фрэнки.

Она работала до полного изнеможения в мастерской и магазине, но все равно сон бежал от нее. Она без конца звонила в «Овальный мяч» и всякий раз получала один и тот же ответ: Эрик все еще в отъезде и они не могут сказать, когда он вернется.

Вернется ли он хотя бы к свадьбе или оставит все на свой персонал? До великого события остается чуть больше недели. И вообще, где этот скверный человек? Чем занимается? А главное, с кем он этим занимается?


За пять дней до свадьбы Фрэнки с рассветом уже была у себя в «Сумасшедшем Шляпнике». До полудня должны были прийти за четырьмя важными заказами, да еще одна из подружек невесты ужасно отравляла ей жизнь, упорно твердя, что ей совсем не нравится та потрясающая шляпа, которую создала для нее Фрэнки.

Фрэнки каким-то чудом сохранила самообладание и пообещала немного изменить шляпу, хотя на самом деле ее так и подмывало сделать нечто такое, чтобы у этой привереды действительно появились серьезные причины для жалоб.

Ей придется поработать над собой. Она рискует испортить Нику всю свадьбу, если ее настроение не улучшится.

Она как раз пыталась придумать, как этого добиться, когда во входную дверь громко забарабанили. Фрэнки вздрогнула и бросила взгляд на часы. Было только восемь, целых два часа до обычного времени открытия.

Она подошла к двери и отодвинула щеколду. Там, опираясь рукой на дверной косяк, стоял Эрик. У него были воспаленные глаза, а вокруг рта появились чуть заметные морщинки, которых раньше не было. Но его асимметричная улыбка была все такой же, как и хорошо знакомая, волнующая хрипотца в его низком голосе.

– Привет, Забавная Мордашка. Ты уже завтракала?

Вот нахал!

Ее сердце гулко стучало, все чувства пришли в смятение. С одной стороны, она злилась на него, а с другой – испытывала до смешного сильное облегчение при виде его.

Она не захлопнула дверь у него перед носом. Но и не бросилась к нему на шею. Только у нее перехватило горло, и она не могла выдавить из себя ни слова ему в ответ. Она с усилием сглотнула раз-другой, стараясь не заплакать: ей не хотелось, чтобы он догадался о ее волнении.

Его голос был так дорог ей, так хорошо знаком.

– Нам надо поговорить, дорогая. Может, ты все-таки впустишь меня?

Она попыталась придать своему взгляду рассерженное выражение, но сама уже кивнула и открыла дверь. Он вошел и, не коснувшись ее, направился прямо в мастерскую. Сделав несколько глубоких вдохов, она пошла за ним.

Как ей себя вести? Как поведет себя он? Судя по всему – как ни в чем не бывало.

Проклятье, он уже собирает целый пир на белоснежной скатерти, которую успел расстелить на столе. Когда она показалась в дверях, он поднял голову и посмотрел на нее. Их глаза встретились.

В его взгляде она прочла любовь и мольбу и ничего уже не смогла с собой поделать.

– Эрик, – выдохнула она и кинулась к нему, испытывая почти физическую боль от желания как можно скорее оказаться в его объятиях.

Но, как раз когда она огибала угол стола, на стене рядом с ней начал звонить телефон – длинными, настойчивыми звонками. Она подумала было не отвечать, но деловые привычки уже глубоко в ней укоренились, и она со вздохом сняла трубку.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Мама? Мама, это ты? – Фрэнки в первый момент даже не узнала голоса матери – так напряженно и испуганно он звучал.

– Франческа, слава Богу, что ты здесь. С Софией беда. У нее открылось кровотечение, давление подскочило. Ребенок… – Голос Терезы чуть не сорвался, но она откашлялась и продолжила: – Мы с отцом сейчас тут, рядом с ней, в больнице. Врачи собираются сделать кесарево, хотя ребенок должен был родиться через месяц с лишним. – Голос Терезы задрожал. – Твоя сестра и ее ребенок в ужасной опасности, саrа.

– А Альдо? Он… – Но Фрэнки тут же вспомнила, что муж сестры на этой неделе в отъезде по делам. – А как с детьми?

Эрик, уловив напряжение в ее голосе, хотя они с Терезой говорили по-итальянски, молча подошел к ней, обнял одной рукой за плечи и встал так, чтобы его сильное тело служило ей опорой.

– Альдо еще не вернулся. Мы пытаемся связаться с ним. Оставили для него сообщение в отеле, где он остановился, – ответила мать. – С мальчиками сейчас соседка Софии. Я звонила Асунте, она освободится около полудня, ты знаешь, как хорошо она умеет управляться с детьми. Но до тех пор, Франческа, может быть, ты смогла бы побыть там с ними? Им страшно, они видели, как Софию увезли на «скорой помощи». Надо, чтобы с ними побыл кто-то из своих.

– Я сейчас же еду, мама.

Фрэнки повесила трубку. Сдавленным голосом она в нескольких словах пересказала Эрику, что случилось.

– Поехали, – только и сказал он.

– Тебе совсем не обязательно ехать со мной, – слабо запротестовала Фрэнки, пытаясь отыскать свою куртку и ключи от магазина и борясь с накатившими на нее волнами шока и тревоги.

Ей больше всего на свете хотелось, чтобы он был рядом, но она мучительно осознавала, что с упорством, достойным лучшего применения, сама не позволила ему раньше познакомиться со своими родными, в том числе и с племянниками. А сейчас ей казалось нечестным бросать его прямо в гущу семейной беды.

– Не говори ерунды, Забавная Мордашка. Я возьму с собой еду – может, ребятам что-то и понравится. – Он схватил наполовину распакованную корзину и снова все в нее сложил, вытащил ключи от магазина из-под куска материи, выпроводил Фрэнки на улицу, вышел сам и запер дверь на замок. Через несколько секунд они уже сидели в машине, и Фрэнки говорила ему, как доехать до дома Софии.

– Какого возраста твои племянники, Фрэнки?

Глаза Фрэнки вдруг наполнились слезами. Тереза сказала, что жизнь обоих – и Софии, и неродившегося ребенка – в опасности. Фрэнки неожиданно пришла в голову мысль о том, как уязвимы ее маленькие племянники. Если что-то случится с сестрой, то их жизнь навсегда станет другой. Она быстро прошептала отчаянную короткую молитву, прежде чем ответить на вопрос Эрика:

– Нику семь, Бену пять, а Эдди два с половиной. Они чудесные мальчишки, только довольно озорные.

– Я люблю детей. – Эрик протянул руку и крепко сжал ее дрожащие пальцы. И – странное дело – это немного успокоило ее.

Взволнованная соседка встретила их у двери.

– Я пытаюсь одеть и покормить детей, но, боюсь, мне пока еще не вполне удалось это сделать.

Она была явно рада, что пришла помощь. С маленькими племянниками Фрэнки было не так-то легко справиться, и, похоже, этой женщине это не удалось.

В гостиной царил полный разгром. Повсюду валялись игрушки, кукурузные хлопья и целый набор разнокалиберных джинсиков и маек. Фрэнки поняла, что племянники разбушевались, и ее сердце ушло в пятки. У нее тоже не очень получалось их утихомирить.

– Тетя Фрэнки! Эй вы, это наша тетя Фрэнки. – Трое мальчишек в одних трусиках вихрем налетели на нее, вцепились, оплели ей ноги и чуть не повалили на пол. Карапуз Эдди, которого едва не растоптали в свалке, растянулся у ног Фрэнки и во всю мочь заревел, прижав к груди своего любимого плюшевого медведя.

– Ма-ма-ма, – визжал он.

– Наша мама заболела! За ней приезжала «скорая помощь»! – вопил Ник, а Бен колотил Фрэнки по ноге, требуя, чтобы на него обратили внимание, и пытаясь рассказать свою версию случившегося.

Эрик поставил корзину на пол и, присев на корточки возле Эдди, стал тихонько что-то бормотать ему. Не прошло и минуты, как этот крепенький малыш уже сидел у Эрика на руках, сунув в рот большой палец.

– Парни, это мистер Торп, – сказала мальчикам Фрэнки, стараясь перекричать весь этот гвалт.

– Зовите меня Эриком, ладно?

Они приняли его, что называется, «с ходу». Он разговаривал с ними спокойно, и это, как ни странно, в конце концов утихомирило их. С терпеливым вниманием он слушал их не всегда понятный лепет, задавал вопросы, успокаивал, говоря, что с мамой все будет в порядке. Объяснил им, как действует сирена «скорой помощи». Они притащили показать ему любимые грузовики, а Эдди дал подержать своего медведя.

Фрэнки не совсем поняла, как ему это удалось, но через некоторое время он убедил Ника и Бена одеться и подобрать с полу разбросанные вещи.

Пока Фрэнки одевала Эдди, Эрик организовал на кухонном столе пикник, и заинтересованные дети помогли ему распределить между ними свежие фрукты и огромные сдобные булки. Вскоре они уже с аппетитом уплетали еду, непрерывно болтая при этом с Эриком.

Он даже сумел заставить заработать современнейшую кофеварку Софии, чего Фрэнки никогда не удавалось, и настоял, чтобы она съела булочку с чашкой кофе.

Когда кухня снова была приведена в порядок, а дети спокойно сидели перед телевизором, Эрик предложил:

– Может, погрузим парнишек в машину и вернемся в магазин, чтобы можно было открыть его? Ведь сегодня, наверно, начнут приходить женщины за своими шляпками, в которых пойдут на свадьбу, не так ли?

Тревога за Софию совершенно вытеснила из головы Фрэнки все мысли о делах, и сейчас она вспомнила о шляпах, за которыми должны прийти до полудня. Они оставили записку тете Асунте с информацией о том, где будут мальчики.

Когда они вернулись в магазин, Эрик отвел возбужденную приключением троицу в мастерскую и чем-то занял мальчишек, пока Фрэнки пыталась улыбаться, обслуживая покупательниц. Смех и звуки шумной возни доносились до нее из мастерской; непрерывно звонил телефон, по мере того как все новые и новые родственники Гранателли узнавали о том, что случилось, но сегодня эта семейная служба новостей совсем не казалась Фрэнки вторжением в личную жизнь. Чаще всего звонившие предлагали практическую помощь, и Фрэнки становилось легче от этой постоянной поддержки.

В полдень Эрик свозил мальчишек поесть гамбургеров, а вскоре после их возвращения в магазин вплыла энергичная тетя Асунта, чтобы забрать детей. Асунта была не одна, она привела с собой свою дочь, семнадцатилетнюю Марию.

– Я считаю, тебе надо быть в больнице, Франческа, – заявила Асунта своим обычным безапелляционным тоном. – Моя Мария прошлым летом работала в бутике, да еще учится на всяких этих модельерских курсах. Она поработает здесь за тебя до закрытия, так что ты иди. А что касается этих шалопаев… – Она подхватила Эдди, посадила себе на бедро и чмокнула, каким-то образом успев в то же время схватить за руки двух других. – Я отвезу их домой. Мы будем делать пряничных человечков, а потом пойдем в зоопарк. Верно, мальчики? – Она вышла за дверь, и сразу же в магазине стало очень тихо.

У Фрэнки болела голова, ей трудно было думать о чем-нибудь еще, кроме опасности, угрожающей Софии и ребенку. Она больше всего хотела быть в больнице вместе с родными, но в то же время не решалась оставлять магазин на кого-то другого, особенно на такую юную девушку, как Мария.

– Она прекрасно справится, дорогая, – тихо сказал Эрик – так, чтобы его слышала одна Фрэнки. – Идем же, я отвезу тебя в больницу.

До их отъезда Мария успела задать Фрэнки несколько логичных вопросов о ее системе продаж, о том, где что хранится и какие заказы уже готовы, так что Фрэнки уехала не такая обеспокоенная. Ей стало ясно, что Мария умница. Она элегантно одета и вдобавок хорошенькая.

За несколько оставшихся часов работы магазина она не сможет причинить такого уж большого вреда. Если вообще оставлять «Шляпника» на кого-то, то пусть лучше это будет Мария.


Ожидание в больнице казалось бесконечным. Долгие послеполуденные часы тянулись и тянулись. Членам семьи время от времени разрешали навещать Софию, но бледность сестры и ее очевидные страдания действовали на Фрэнки самым гнетущим образом.

София испытывала сильный страх, но не за себя, а за ребенка.

Вопреки слабым возражениям Фрэнки Эрик оставался в больнице всю вторую половину дня. Он был безмолвным источником поддержки не только для Фрэнки, но и для Дома с Терезой. Приносил им то и дело чашки кофе, заставлял есть бутерброды, вывел Дома пройтись на свежем воздухе и каким-то образом вдохнул во всех часть своей непоколебимой веры в благополучный исход операции.

Врачи прилагали все усилия, чтобы замедлить кровотечение и снизить кровяное давление у Софии, перед тем как начать оперативное вмешательство, но пока им это не удавалось. Наконец наблюдавший Софию гинеколог торопливо вошел в комнату ожидания и объявил, что больше откладывать нельзя. Они будут оперировать немедленно.

Софию перевезли в расположенную рядом операционную, и с этого момента напряжение стало невыносимым. Мать Фрэнки молилась, ее губы беззвучно двигались, пока проходила минута за минутой; отец сидел рядом.

Фрэнки не могла сидеть на месте. Эрик ходил вместе с ней взад и вперед по коридору, держа ее руку в своей. Он понимал, что сейчас ей не хотелось разговаривать.

Когда они по меньшей мере в десятый раз проходили мимо комнаты ожидания, Фрэнки заглянула в дверь. И вдруг увидела своих родителей словно со стороны: симпатичная пожилая пара в тревожно-напряженных позах сидела на пластиковых стульях, держась за руки в стоическом молчании.

Фрэнки остановилась и стала смотреть на них. Она увидела в них не просто родителей, но и мужчину и женщину, все еще любящих друг друга, несмотря на долгие, прожитые вместе годы. Им порой даже не нужны слова, чтобы выразить свои чувства: у них за плечами целая жизнь доверия, поддержки и любви, откуда они могут черпать силы.

Будучи невидимой, эта связь между ее родителями, казалось, наполняла пустую, освещаемую неоном комнату каким-то ярким блеском. Что бы ни случилось – они все равно вместе, делят на двоих все, что приносит им жизнь, будь то радость или печаль, победа или поражение. Они на всю жизнь связали себя обязательствами по отношению друг к другу и с честью выполняют их. Это единство, эта ощутимая субстанция любви между ними укрепляет их души в моменты, подобные этим.

Фрэнки мысленно вернулась на несколько дней назад, вспомнила то жуткое чувство пустоты и одиночества, которое испытала без Эрика. Разве она этого хочет? Эрик оставил выбор за ней, не так ли? Он совершенно ясно дал ей понять, что она нужна ему навсегда.

И она до сих пор отвергала его предложение, не хотела отнестись к нему серьезно.

– Мистер и миссис Гранателли? – Ее мысли были прерваны врачом в маске, все еще болтающейся на шнурке, в измятом и запачканном кровью хирургическом костюме. Однако широкая улыбка на усталом лице уже сообщила хорошую новость, прежде чем он успел объявить ее:

– Ваша дочь произвела на свет прехорошенькую девчушку, весом в пять фунтов и одну унцию, и здоровенькую, несмотря на то что она такая миниатюрная. И у нее, и у матери дела идут отлично. Состояние их здоровья опасений не внушает. Поздравляю вас.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Это было вечером того же дня, только гораздо позже. Часы на ночном столике показывали без четверти двенадцать. Бесконечный, наполненный стрессами день подходил к концу, и сильные руки Эрика уютно обнимали обессиленное тело Фрэнки, а его огромная кровать была настоящим оазисом покоя – теперь, когда первый порыв страсти прошел.

– Знаешь, до свадьбы осталось всего несколько дней. Ник приезжает завтра, на репетицию. – Фрэнки словно плыла на облаке любви, и ее мысли перепархивали с предмета на предмет. – Мама одобрила наконец меню, да, Эрик?

Она почувствовала, как он кивнул.

– Все под контролем, – пророкотал он. – На свадьбе твоего брата будет самое экзотическое смешение блюд, какое когда-либо пробовал этот город. – У него вырвался тихий смешок. – Мы пошли на компромисс в закусках, уступили в салате и удержали свои позиции против спагетти. Потом, очевидно, твой брат сказал Терезе, что хочет risotto milanese[16] по рецепту вашей бабушки, иначе свадьбы не будет. Так что мы добавили это, но зато избавились от крема-мусса на десерт. Вместо него Гас создает шедевр – трехфутового лебедя из воздушного теста, украшенного розовым кремом, оплетенного у основания венком из шоколадных розочек и свежих ягод земляники. Благодарение Богу, что твоя мама в конце концов отказалась от супа-тортеллини, потому что в противном случае обед получился бы слишком плотным и гости просто заснули бы, не дождавшись разрезания свадебного торта.

– Неужели Ник тоже в это влез? Просто не верится. – Она засмеялась при мысли о том, что и брат приложил руку к меню. После всех хлопот, которые причинила Эрику ее мать, ему только не хватало, чтобы еще и Ник сунул сюда свой нос.

Надо же, бабушкиного risotto milanese захотел. Ммм, у Ника губа не дура. Она и сама обожала это блюдо.

Ее голова уютно устроилась в этом чудесном месте у него под подбородком, а их тела все еще оставались сплетенными. Его руки держали ее в крепком замке, и она вписывалась просто идеально в оставленное для нее пространство, словно именно для того и была создана.

– Эрик, я рада, что ты сегодня привез меня сюда, к себе домой.

– Правда? А я думал, что мой дом тебе не очень нравится. – На жалобу это не было похоже. У него в голосе слышалась усмешка.

– Я изменила свое мнение. Дому просто не хватает парочки штрихов, нанесенных женской рукой, – нескольких комнатных растений, картин, украшений, не представляющих собой футбольные призы.

И мужа по имени Эрик, хотела сказать она, но не смогла. Теперь, когда решающий момент наступил, она из смелой и независимой женщины превратилась в робкую, а он не продолжил разговора на эту тему, что ее порядком обеспокоило.

Ведь он же собирался сделать ей предложение? Или нет?

Что, если он передумал за время поездки в Атланту? Если те друзья убедили его, что просто романа с ней ему достаточно? Что ж, так ей и надо. Пожинай теперь плоды своего упрямства.

Господи, дай мне еще один шанс с этой свадьбой, про себя взмолилась она. Я быстро учусь. На этот раз сделаю все как надо.

Весь день какая-то ее часть наблюдала за ним. Восхищалась его силой, его ласковой мягкостью и способностью понимать, которые проявились в обращении с ее племянниками, тем, как его не испугала перспектива стать участником напряженной сцены в больнице в трудный для семьи момент. Из всего этого она сделала вывод, что он такой человек, который всегда будет давать и делать больше, чем должен.

А в конце дня он привез ее сюда, приготовил ей восхитительное суфле, настояв, чтобы она понежилась в горячей воде в его массивной ванне, пока он управляется на кухне. После того как они поели, он принес в гостиную бокалы с вином, а когда она пожаловалась, что у нее болят плечи, он растер ей спину. Потом переключился на ее ноги и, опустившись на колени, стал массировать ей лодыжки, время от времени позволяя рукам скользить вверх по ее икрам таким чувственным движением, что кровь у нее начинала пульсировать в сладком ритме.

После этого события стали развиваться быстро. Ее колготки оказались снятыми, а его руки стали подниматься все выше и выше. Потом, застонав, он подхватил ее на руки и отнес в спальню.

И все остальное было идеально – как всегда. Но никто из них так и не заговорил ни об их ссоре, ни о его поездке в Атланту, ни о сцене, которую она закатила у него в ресторане.

Неужели все из-за того, что Эрик передумал?

Он продолжал неторопливо обсуждать события дня, и тревога Фрэнки становилась все более мучительной.

– Я никогда не думал, что дети появляются на свет такими маленькими, – заметил он днем, когда они стояли у окна и, онемев от потрясения, разглядывали крошечную новорожденную дочурку Софии. – Похоже, что она может поместиться на одной моей ладони, – прошептал он в радостном удивлении.

Когда они уходили, у обоих в глазах стояли слезы.

– Я думаю, что обычно они не такие уж маленькие, – сказала сейчас Фрэнки. – Мальчишки были намного крупнее. Правда, здорово, что у Софии родилась девочка – после всех этих мальчишек? Она прелесть, отец избалует ее до невозможности. Альдо наверняка уже видел ее – мой двоюродный брат Луи поехал в аэропорт, чтобы дождаться рейса и отвезти Альдо прямо в больницу. Бедняга, он, должно быть, с ума сошел от беспокойства за целый день.

– Кто были те пожилые женщины в черном, которые всю вторую половину дня непрерывно входили и выходили из часовни при больнице? – Вид у Эрика был такой озадаченный, что, несмотря на растущую в ней тревогу, Фрэнки не удержалась и хихикнула.

– О, это двоюродная бабушка Фьоренца и ее сестра Камилла. Они так и остались незамужними. Им сейчас за восемьдесят, и каждый раз, когда что-то случается, они сразу приходят, чтобы помочь молитвами. Один из их племянников – священник, вот они и считают, что у них прямая линия связи с небесами. Они доводят папу до умопомрачения, потому что в итоге всегда именно ему приходится заботиться об их пропитании и платить за такси.

Все другие члены клана Гранателли сегодня тоже превзошли самих себя. Печенье, кексы, запеканки и соус к спагетти текли непрерывным потоком и в дом Софии, и в дом Терезы, а кузины все пекли и пекли, так что наверняка у Терезы к свадьбе образуется порядочный запас.

Фрэнки знала, что дом Софии к ее возвращению вымоют до блеска, а холодильник набьют едой домашнего приготовления, которой хватит на целый месяц. А подарков новорожденной нанесут столько, что ими можно будет обеспечить двойню плюс тройню.

Ее чокнутая семья ничего не делает наполовину.

Сегодня до Фрэнки вдруг дошло, что все эти пускай болтливые, но добросердечные и щедрые родичи не так уж и плохи. Это не значит, конечно, что они не достают ее, но теперь она хотя бы немного лучше их рассмотрела.

С семьи мысли Фрэнки перескочили на ее шляпный магазин, и, словно читая их, Эрик сказал:

– Эта твоя хорошенькая кузина великолепно справилась в магазине, верно? Кажется, она успела немало продать ко времени закрытия.

– Да, ты представляешь? Сегодня был один из самых лучших дней за всю историю «Шляпника».

Фрэнки сама еще не разобралась, какие чувства вызывает у нее это обстоятельство. Возможно, самую капельку чего-то похожего на ревность – оттого, что кто-то совсем неопытный пришел и сразу так хорошо справился с делом. Ведь магазин как-никак ее детище.

И если Эрик вскоре не поставит вопрос ребром, то магазин так и останется ее единственным утешением.

Однако же она, Фрэнки, должно быть, имеет неплохую голову для бизнеса, если распознала потенциальные возможности своей юной кузины.

– Я решила предложить Марии работать у меня по пятницам во вторую половину дня и по субботам. Если у нее и дальше дело пойдет так же хорошо, как сегодня, то осенью я, возможно, возьму ее на постоянную работу, – сказала она с надеждой на определенную реакцию с его стороны.

Ведь молодоженам необходимо проводить вместе побольше времени, не так ли? Эрик наверняка сейчас разовьет эту тему. Однако тот и не подумал, сказав только:

– Отличная мысль. Так у тебя будет гораздо больше свободного времени.

Проклятье! Он собирается вынудить ее саму заговорить о браке. Он просто невыносим. С чего же начать?

– Эрик.

– Ммм?

Все началось с ее родственников, так что Фрэнки решила начать с того же:

– Помнишь, я говорила тебе, как мне действует на нервы, когда родственники всюду суют свой нос?

– Да, пару раз я от тебя что-то такое слышал.

Он нарочно притворяется тупым, и она убьет его за это. Потом.

– Так вот, сегодня я, похоже, несколько изменила свое мнение по этому вопросу. Конечно, я по-прежнему считаю, что им не следует быть слишком любопытными, но думаю, что в такой семье, как наша, наряду с плохим неизбежно бывает и хорошее. Сегодня они оказались чем-то вроде… ну, страховочной сетки, что ли. Все помогали, выручали нас.

Она почувствовала, что ей необходимо видеть его лицо во время этого разговора, поэтому высвободилась и, сев в постели, стала смотреть на него сверху вниз. Простыня с черно-синим рисунком сбилась вокруг его узких бедер. Он красивый мужчина, тут нет никакого сомнения.

Его глаза оставались закрытыми, так что она не могла догадаться, о чем он думает. И поймала себя на мысли о том, как было бы здорово, если бы их дочери унаследовали его длинные загнутые ресницы. Его руки гладили ее обнаженное бедро неторопливыми круговыми движениями, которые она находила отвлекающими. Она схватила его руку и не отпускала ее. В такой критический момент она не даст ему соблазнить ее и увести в сторону от темы.

– Я хочу сказать, что Гранателли… ну да, языки у них работают сверхурочно, но и сердца, по-моему, тоже. Как ты думаешь, Эрик?

В ее голосе послышалась жалобная нотка, но он лишь еще раз промычал в ответ. Казалось, он почти спит.

Еще минута, и она его стукнет.

Ты так и не удосужилась извиниться перед ним, занудно сказал ей некий пуритански настроенный внутренний голос. Вот черт! Надо, наверно, прямо сейчас с этим и покончить.

– Эрик, я ужасно сожалею, что скандалила тогда у тебя в ресторане и разлила столько вина. И… – Она с трудом сглотнула. Хуже этого ничего нельзя и вообразить. – Мне очень стыдно, что я не представила тебя своей семье. С этой самой минуты я начну знакомить тебя со всеми, вплоть до последнего двоюродного дедушки и троюродных братьев и сестер, с каждой чокнутой тетушкой и каждым чудаковатым дядюшкой. Ну как, ты согласен?

Наконец, когда она почти дошла до последней точки, он открыл глаза. Взгляд их был нежен и одновременно серьезен.

– Насчет того разговора с твоим отцом, Фрэнки. Я не хотел, чтобы он думал, будто мне только и нужно, что затащить тебя в постель. Я хотел, чтобы он узнал о моих чувствах к тебе. – Эрик подробно объяснил, как вообще получилось, что он заговорил с Домом, и что именно было сказано. – Я заявлял о своих намерениях, только и всего. Оказывается, я тебя люблю, Забавная Мордашка.

Наконец-то! Вот он, ее шанс!

– Я тоже, оказывается, тебя люблю. Каковы же именно твои намерения, Эрик Торп? – Ее голос звучал не совсем твердо. Сердце стучало так, что ей стало страшно – вдруг с ней случится какой-нибудь сердечный приступ? Это, без сомнения, был самый важный вопрос, какой ей приходилось задавать за всю жизнь.

Он медлил с ответом. Лежал и смотрел на нее снизу вверх долгие десять ударов сердца. Потом сел, не торопясь взбил повыше подушки у себя за спиной. Медленно протянул к ней руку, отвел от лица несколько прядей волос, заправил их ей за ухо. И лишь после этого взял ее руки в свои и посмотрел ей прямо в глаза.

– Франческа Гранателли, не окажете ли вы мне честь стать моей женой?

Каждая клеточка ее тела наполнилась бурным ликованием, любовью, радостью и невероятным счастьем, равно как и изрядной долей облегчения.

– Я окажу вам эту честь, Эрик Торп, – ответила она скромным, полным достоинства голоском. Но смогла удержать эту мину не дольше двух секунд. – Да, да, да, да! – завопила она во весь голос. И тут же обрушила на его упрямую голову подушку. – А теперь, – вкрадчиво сказала она, – я хочу знать в мельчайших подробностях, что происходило в Атланте.

Но он повалил ее на себя и стал целовать, пока у нее не захватило дух, и скоро Атланта перестала казаться ей чем-то важным.

ЭПИЛОГ

«Любить и беречь». Сокровенность этих слов осталась в памяти у Фрэнки после церемонии словно эхо, символизирующее для нее истинный смысл всего представления.

Это и было представлением – именно так, как она и ожидала.

После самой церемонии в два часа дня непрерывным потоком пошли фотографы, начались встречи гостей, коктейли, речи… Дядя Вито побил все рекорды – у Фрэнки мелькнула дикая мысль, что, пока он закончит, они все успеют стать пенсионерами. И вот теперь наконец наступил черед свадебного обеда, расписанного Эриком и его персоналом буквально по секундам.

Погода была идеальная. Легкий ветерок доносил из близкого сада пьянящий аромат роз. Гости сидели за столами, расставленными вокруг бассейна у роскошного особняка Бауэров. Струнный квартет, расположившийся на почтительном расстоянии, негромко исполнял любовные баллады, под которые гости поглощали пищу.

А мама-то была права относительно количества, подумала Фрэнки. Было забавно наблюдать, как элегантно одетые гости Бауэров брали и по второй, а кое-кто и по третьей добавке, как это водится в семействе Гранателли.

То и дело кто-то начинал стучать ложечкой по бокалу, и, когда этот сигнал подхватывали все присутствующие, Ник целовал свою жену.

Фрэнки при этом пробирала дрожь. По ее мнению, это был варварский обычай.

Фрэнки время от времени мельком видела Эрика, который ненавязчиво следил за работой своего ресторанного персонала, стараясь, чтобы обслуживание было безукоризненным.

Эрик. Ее дорогой и любимый. Очень, очень скоро они тоже поженятся. Но уж совершенно не так. Без этого многолюдья, без этой помпезности и условностей, совершенно ненужных, чтобы засвидетельствовать такой глубоко личный момент в отношениях между мужчиной и женщиной, когда они отдают себя друг другу телом и душой на все дни своей жизни.

Ник и Дайана, выставленные на всеобщее обозрение, держались с элегантной стойкостью, но Фрэнки, смакуя каждый кусочек бабушкиного risotto milanese, дала себе клятву, что они с Эриком сделают все по-другому.

В приватной обстановке. Без шума. Без всех этих речей и стука по бокалам.

Свадьба в узком кругу, без официальности. А может даже, они обвенчаются тайно…

Она по секрету рассказала Нику о своей помолвке, решив, что родителям и остальным родственникам сообщит, когда кончится все это.

Тут снова кто-то начал стучать по бокалу, на этот раз где-то слева от Фрэнки.

Ник встал, вслед за ним встала Дайана, но он, вместо того чтобы обнять жену, поднял руки, призывая к тишине.

– Я хочу поблагодарить Эрика Торпа, человека, которому мы обязаны этим великолепным обедом.

Все зааплодировали, и Фрэнки увидела, что Эрик стоит прямо у нее за спиной. Она радостно вспыхнула, оглянулась через плечо на любимого мужчину и торжествующе подмигнула ему. Он заслужил каждое слово тех щедрых похвал, которыми его осыпали за приготовление и оформление блюд.

Аплодисменты быстро смолкли, потому что Ник опять поднял руку повелительным жестом.

– Я тоже хотел бы предложить тост. За здоровье моей сестры Фрэнки, которая только что обручилась с Эриком. Похоже, скоро у нас будет еще одна свадьба. За Фрэнки и за Эрика. Поздравляю. – Он поднял бокал, салютуя.

На какой-то момент воцарилась ошеломленная тишина, пока присутствующие переваривали новость, а потом произошел оглушительный взрыв аплодисментов, раздались одобрительные возгласы и свист.

Фрэнки была совершенно ошарашена. Как Ник мог так поступить с ней? Она бросила на него убийственный взгляд, а он ответил ей широкой ухмылкой и при этом – нет, вы только подумайте! – постучал ложечкой по бокалу.

Остальные тут же последовали его примеру, требуя ответа от нее и Эрика.

От смущения она словно приросла к месту. И вдруг ощутила у себя на плечах сильные руки Эрика, поднимающие ее со стула.

– Улыбнись, Забавная Мордашка, – прошептал он и обнял ее. – На нас смотрит вся твоя родня. – Потом медленно наклонился и поцеловал ее.

Шляпа свалилась у нее с головы, и первые несколько секунд она стояла подобно каменному изваянию, болезненно ощущая устремленные на них взгляды.

Но по мере того, как нежный поцелуй становился все интимнее, она все меньше ощущала на себе чужие взгляды, а потом и вовсе о них забыла.

Она есть и всегда будет его дорогой и любимой. Вот здесь – они двое, а вон там – весь остальной мир.

Ее руки медленно поднялись и обвили его шею.

Примечания

1

Пожалуйста (итал.). – Здесь и далее прим. перев.

2

Брат мой (итал.).

3

Превосходно! (итал.).

4

Персонаж из сказки Л. Кэрролла «Алиса в Стране чудес».

5

Проклятье! (итал.).

6

Добрый день (итал.).

7

Дорогая (итал.).

8

Очень хорошо, великолепно (итал.).

9

Привет (итал.).

10

Дорогой, любимый (итал.).

11

Любовь (итал.).

12

Хорошо (итал.).

13

Колоссально (итал.).

14

Кончено (итал.).

15

Мясной или куриный суп с овощами.

16

Рис по-милански (итал.).


home | my bookshelf | | Свадебное меню |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу