Book: Полуночные признания



Полуночные признания

Кэндис Проктор

Полуночные признания

Посвящается Тони, потому что однажды…

Глава 1

Июль 1862 года

Оккупированный северянами Новый Орлеан

Это было в Новом Орлеане, в один из тех невыносимо жарких дней, когда влажный воздух, казалось, уплотняется, как бы предупреждая о надвигающейся грозе, и дышать становится нестерпимо трудно. Хотя еще оставалось несколько часов до наступления вечерних сумерек, небо уже приобрело стальную – словно у орудийного ствола – окраску. Тучи беспорядочными клубами нависли над головой, своим мрачным видом оттеняя кладбищенские камни могильных склепов, которые белели на фоне увядающих красок дня.

Внезапно сгущающийся мрак расколола извилистая молния, прогремел гром. Эммануэль ускорила шаг, краем траурной юбки задевая помятый фрак своего спутника, старика с почтенной седой бородой. Посматривая на небо и держа старика под руку, Эммануэль поспешно прошла через величественные, хоть и тронутые ржавчиной ворота кладбища Святого Людовика.

– Да, в этом году нам не следовало приходить сюда, – задумчиво произнес доктор Генри Сантер, когда они повернули на заросшую сорняками аллею, тянувшуюся между высокими склепами. Кузнечики стрекотали в траве так дружно и громко, что невольно возникало ощущение, что это звенит сам воздух, густой и горячий. – Может, нам следовало выйти из больницы пораньше? Сейчас на улицах слишком много солдат.

Эммануэль и Генри Сантер разговаривали на французском, как и всегда, когда они были наедине.

– Не думаю, что генерал Бенджамин Батлер и его паразиты в синей форме, – срывающимся от волнения голосом произнесла Эммануэль, – помешали бы мне прийти на могилу отца.

– Эммануэль… – Замедлив шаг, пожилой доктор легонько дотронулся до руки своей спутницы. – Запомни, дитя: тебе может не нравится то, что делают люди, но нельзя без разбора ненавидеть каждого человека в форме.

Эммануэль быстро повернулась к старику. Запах цветов жасмина, которые были у нее в руках, пахнул ему в лицо.

– Разве форма убивает, калечит и разрушает? Нет, это делают мужчины.

– Иногда и женщины.

Девушка коротко рассмеялась. Присев на стертые от времени гранитные ступеньки, она положила цветы у мраморной плиты, которая закрывала вход в фамильный склеп семейства Маре. Старик положил сухую, больную артритом руку на ее плечо, крепко сжал его и опустился рядом. Сделав это трудное для него дело, он откинулся спиной на стену склепа, но не встал на колени, и Эммануэль поняла, что доктор не будет молиться. Он просто посидит, а потом они пойдут на другую сторону «города мертвых», к могиле его жены.

Достав из кармана четки, девушка начала молиться. Гладкие бусинки быстро двигались в ее тонких пальцах. Обычно она прочитывала все молитвы, но сейчас, когда невдалеке угрожающе сверкали молнии, а облака опускались все ниже, Эммануэль стало не по себе. Смутное предчувствие какой-то беды беспокоило ее. Снова прогремело, теперь еще ближе, и после двадцати молитв девушка решила остановиться.

– Она бы гордилась тобой, если бы могла тебя сейчас видеть, – тихо произнес доктор Сантер, когда Эммануэль подняла голову. – Я говорю о твоей матери.

Эммануэль отвела глаза. У нее запершило в горле.

– Я так не думаю.

– Ты слишком строга к себе.

С сомнением качнув головой, девушка поднялась с колен. Внезапный порыв жаркого ветра взметнул платье вверх. Удерживая равновесие, Эммануэль шагнула назад. Ее нога соскользнула с ровного каменного основания, и Эммануэль со слабым вскриком пошатнулась. Доктор Сантер поспешно вскочил на ноги и протянул руку, стараясь поддержать свою спутницу. В этот момент в воздухе раздался слабый свист.

Генри отпрянул назад, словно его толкнули, и ударился о дверь склепа. В безмолвном ужасе девушка увидела, что маленькая стрела впилась ему в грудь. На жилете доктора расплывалось ярко-красное пятно.

– Мой Бог! – произнес Генри странным свистящим шепотом, протягивая руку к Эммануэль. – Беги!

Кровь хлынула из его рта, ноги подкосились, и доктор медленно сполз на землю.

Какое-то мгновение Эммануэль колебалась – желание помочь человеку, который заменял ей отца на протяжении многих лет, было сильнее страха. И все же Эммануэль не хотелось встретиться лицом к лицу с охотниками за скальпами. И потому, подобрав юбки, она бросилась бежать.

Глава 2

Майор кавалерии Закери К. Купер стоял, прислонившись к застекленной створчатой двери кабинета генерала и наблюдая, как штормовой фронт приближается к Новому Орлеану. Ветер стал уже настолько сильным, что рвал падающие с неба дождевые потоки. За ними едва можно было различить слабый свет газовых фонарей, выстроившихся у стоящих вдоль аллеи особняков. В этой стихии было что-то первобытное. Глядя, как бурно заполняются водой сточные канавы, Зак подумал о том, что, наверное, и миллионы лет назад после душных жарких дней на земле шли проливные дожди. Этот город чем-то напоминал майору опасную женщину – в нем было что-то очень безрассудное и греховное.

Зак слышал, как за его спиной прощается полковник Эндрю Батлер, но даже не повернулся: чем меньше он будет иметь дел с оппозиционно настроенным братом генерала, тем лучше для его карьеры и душевного спокойствия.

– Спасибо, что подождали, Купер. Возьмите это.

Зак поспешно отогнал сторонние мысли. Бенджамин Батлер протягивал ему хрустальный бокал с французским бренди. Генерал, которого за глаза звали «зверем Нового Орлеана», был непосредственным командиром Зака. Выглядел он почти комично – низенький, толстый, с непропорционально большой головой и косящими глазами. Однако генерал был проницателен и опасен, в чем население Нового Орлеана уже имело возможность убедиться.

– Я получил еще одно сообщение из Вашингтона, – произнес Батлер. Пройдя по дорогому турецкому ковру, он приблизился к элегантному столу из красного дерева и достал из кожаной папки листок с вытисненными инициалами. Движения Батлера были, как всегда, быстрыми и несколько нервными. Пригородный дом, где они находились, когда-то принадлежал погибшему генералу конфедератов. Батлер не блистал талантами на поле боя, но по части присвоения чужой собственности он был неповторим. Опустившись в кресло, Батлер сложил пальцы и бросил взгляд на Зака.

– Похоже, госсекретарю пришлось извиниться перед голландцами за то, что он назвал «грубым и бестактным» обращение с их консулом.

– Хм… – Зак поднял бокал. Густая золотисто-коричневая жидкость слабо мерцала в свете канделябров. Воздух наполнился тяжелым запахом дорогого напитка. – Мы бы не раздели консула до носков, если бы он добровольно отдал ключи, когда я попросил его об этом. Что госсекретарь говорит о восьми тысячах долларов в серебряных монетах Конфедерации, которые мы у него забрали? Батлер откинулся на спинку кресла и опустил руки.

– В Вашингтоне очень хотят их получить. От меня лишь ожидают, что я прикажу начальнику военной полиции не забирать содержимое сундуков у граждан других стран. – Его губы растянулись в усмешке, обнажая на удивление ровные белые зубы. Улыбка была лучшим, что имел генерал, – он знал это и часто ею пользовался. – Так что считай, что я отдал тебе этот приказ.

Зак пригубил бренди и неожиданно решил высказать то, что давно накипело.

– Знаете, генерал, – сказал он, стараясь говорить как можно непринужденнее, – я хотел бы сказать вам насчет…

– Нет.

– Сэр?

Батлер снова улыбнулся:

– Я не отошлю вас обратно в ваш кавалерийский полк. Вы нужны мне здесь.

От порыва теплого влажного ветра дверь с силой ударила по стене. Зак попытался закрыть ее, налегая на щеколду.

– Сэр, – произнес он, стараясь справиться с чувствами и говорить ровно. – Армии нужны опытные кавалерийские офицеры. Южане с начала войны ходят кругами вокруг наших войск.

Это было правдой, но другая причина заставляла Зака стремиться в родной полк. Большинство солдат сочло бы большой удачей – и даже Божьей милостью – службу начальником военной полиции в Новом Орлеане. В этом спокойном городе можно было не опасаться кровавых стычек с противником и даже проводить вечера в театре или опере. Но Зак уже давно сроднился с солдатской судьбой и привык к опасности смерти или ранения – от сабельного удара, свистящих пуль или разрыва ядра. Боялся он совсем другого. И чем дольше Зак находился в Новом Орлеане, тем яснее ему становилось, что он должен вернуться в свой полк.

– Наши кавалеристы воюют все лучше, – произнес Батлер и улыбнулся, заметив на лице Зака недовольство.

– При соответствующем обучении они могут воевать отлично.

Батлер наклонил голову.

– Послушайте, майор. Я не сомневаюсь, что вы прекрасный кавалерийский офицер. Но вы также чертовски хороший начальник военной полиции. Вы мне нужны здесь – и чтобы держать этот город под контролем, и чтобы не выли эти гиены в Вашингтоне, которые хотят меня отсюда убрать. Как бы они ни критиковали ваши методы, вы все же офицер из Вест-Пойнта, несколько лет провоевавший на границе. Они это уважают. – Генерал подмигнул. «И они знают, что вы честный офицер», – сказали его странные, ничего не выражающие глаза, хотя Батлер никогда не произнес бы этих слов вслух.

Как и многие генералы армии унионистов, Батлер принадлежал к чисто политическим фигурам, назначенным на столь высокий пост Линкольном. Он был адвокатом и не воевал ни дня, когда Линкольн приколол на его мундир звезду и отправил командовать оторванными от мам парнями. Но вместо геройской гибели на полях сражений Батлер и его солдаты засели в Новом Орлеане, подальше от опасной Миссисипи, и начали дружно обогащаться – особенно командир.

– При всем уважении к вам, сэр, я считаю это только временным назначением, пока я находился на лечении после ранения.

Батлер снова улыбнулся, но на сей раз удивленно:

– Вы думаете, что уже восстановились?

– Да, сэр.

– Но ведь вы проводите по восемнадцать часов в день в седле.

– Для меня это обычное дело.

– А сегодня вы особенно много ездили. Даже моя жена заметила, как вы морщились от боли, когда пришли в столовую.

– Сэр…

Генерал быстро поднялся из кресла.

– Хватит, майор.

Зак с силой сжал челюсти.

– Есть, сэр.

Какое-то время они твердо смотрели друг на друга. Первым отвел глаза Батлер.

– Вот что, налейте себе еще бренди, – сказал он Заку.

– Спасибо, сэр, но я…

Его слова прервал стук в дверь. Генерал громко произнес:

– Кто это?

– Флетчер, сэр. Мне нужен майор Купер. – В дверном проеме показался высокий худощавый капитан с копной спутанных волос и пышными усами. На его полных розовых щеках блестели капельки дождя. С черных сапог на деревянный пол тут же натекли лужицы. Флетчер взглянул на Купера и улыбнулся. Капитан Хэмиш Флетчер знал, какой вопрос привел сюда Зака. И по лицу майора было нетрудно определить, что в переводе ему отказали. – Произошло убийство, – отрапортовал Флетчер.

Зак мгновенно сосредоточился. Он вспомнил прошлые доклады. «Это убийство, сэр…» «Еще одно убийство, сэр…» «Еще одно…» «Еще одно…» Он почувствовал, как сильно сжимается горло. Ему было трудно даже вдохнуть, но за него ответил Батлер. В голосе генерала звучало раздражение.

– Эта городская шушера убивает четыре-пять человек в месяц, – произнес он, поднимая бутыль с бренди. – На прошлой неделе это был ирландец, за неделю до этого – итальянец… или негр, или, может, немец или поляк. Ты прибегал к майору Куперу после каждого происшествия?

– Нет, сэр, – произнес Хэмиш. Его акцент был необычным. Родители Флетчера имели шотландское происхождение, но сам он вырос в Нью-Йорке. – Однако этот случай необычен. Убили креола. – Хэмиш посмотрел на Зака. – Доктора.

Батлер презрительно фыркнул и налил в бокал солидную порцию бренди.

– Креолы слишком высокого мнения о себе.

Хэмиш внимательно смотрел, как Зак допивает остатки бренди. Теперь майор снова держал себя в руках, не позволяя закрасться в сердце постыдному страху. Последнее время это чувство не покидало его, таясь где-то в глубине души. Нет, Батлер прав: в городе надо навести порядок. Но вряд ли в этих убийствах есть что-то особенное, зловещее. Не стоит думать, что все они имеют одну и ту же причину.

– Я пойду. – Зак приложил руку к шляпе. – Где тело?

– На кладбище Святого Людовика, – сказал Хэмиш и, когда Зак повернулся к нему, добавил: – Там, где этот человек был убит.

– Весьма удобно, – произнес Зак, цепляя саблю на пояс и отмечая про себя, что его руки, наконец, перестали дрожать.

Когда лошади несли всадников по сгнившим, поломанным тротуарам Бейсн-стрит, на улице все еще лил дождь.

– Я оставил на кладбище пару кавалеристов, – произнес капитан тоном полицейского – впрочем, перед войной он и работал в нью-йоркской полиции. Заку была не по душе такая профессия. Он никак не мог понять, зачем люди имеют дело с отбросами общества – каждый день, до конца жизни.

– Мы обыскали кладбище, – начал рассказывать Хэмиш, – но ничего не нашли. Надо сказать, это хорошее место, чтобы спрятаться и устроить засаду. Эти маленькие, похожие на храмы склепы буквально прижаты друг к другу.

Зак пристально вгляделся в высокие белые стены и покатые крыши гробниц, что как раз показались вдали, и внезапно выругался – пробежав по шее, струйка дождя проникла под его воротник. Надвинув широкополую шляпу на лоб, он заметил небольшое озерцо, что образовалось как раз под кладбищенскими воротами. Пришлось преодолеть эту водную преграду. Зак чувствовал острую, нестерпимую боль в ноге. Генерал был прав: в этот день он слишком много ездил. Однако раненая нога все же слушалась – и это можно было считать большой удачей, поскольку в бою пушечное ядро разорвалось совсем близко. Хирургам всегда проще отрезать ногу, руку или кисть, чем возиться с лечением. Большинство армейских докторов обычно выбирали легкий путь. Зак на протяжении нескольких лет мог наблюдать, как хирурги делали из сильных и здоровых мужчин жалких калек, и перестал уважать эту профессию.

– Что этот старый доктор делал здесь в такую ночь? – спросил Зак, пытаясь перекричать шум падающей воды.

Хэмиш рассмеялся:

– Он шел на могилу жены.

– Разве это забавно? – удивился Зак.

– Сегодня несколько эмигрантов из Ирландии погибли на Гэллатин-стрит, выполняя работу за мизерную оплату. Это, может, и печально, но к подобному я уже привык. – Флетчер потер руки. – Однако этот случай весьма загадочен, а для полицейского такие происшествия очень интересны.

– Не вижу ничего особенного, – сухо произнес Зак. Когда-то он любил подобные загадки и даже гордился своей способностью решать их. Но два года назад один человек дал понять, что Зак может не все. В результате погибла девушка по имени Рэйчел, которую майор любил. – Кроме того, – сухо добавил он, – я не полицейский, а кавалерийский офицер.

– Вот как? – Хэмиш хлопнул его по спине. – Посмотри в словаре, что значит «начальник военной полиции», парень.

Зак показал подбородком на то место, где, нетерпеливо переступая с ноги на ногу, стоял кладбищенский смотритель. Его качающийся фонарь бросал отблески на окружающие гробницы.

– Может, он что-то видел?

– Кто знает? – пожал плечами Хэмиш. – Этот приятель, похоже, знает по-английски лишь несколько слов. Ты, случайно, не говоришь по-немецки?

– Нет, – усмехнулся Зак.

– Утром нам нужно разыскать кого-нибудь, кто может с ним объясниться.

Подойдя к иммигранту, Зак взял из его рук фонарь и показал на ворота:

– Данке шён.

Флетчер с удивлением посмотрел на майора.

– Я и не догадывался, что ты владеешь немецким.

Мраморные склепы словно выстроились друг за другом вдоль прямых пересекающихся дорожек с проходами из подстриженной зелени и булыжников. По наклонным скатам стекала вода, заливая едва заметные надписи. Кое-где могильные плиты были разбиты и вскрыты. Там буйно росла трава, валялись щепки и белели изъеденные непогодой кости.

– А кто был этот доктор? – спросил Зак, когда они двинулись вниз по центральной аллее.

– Его имя Генри Сантер, – ответил Флетчер, стараясь идти в ногу со своим командиром. – Он руководил больницей Сантера на Бьянвиле, в старом квартале. Это единственная частная лечебница в городе, которая не закрылась во время войны.

– У него есть семья?

– Он вдовец. Жил на улице Конти со своей сестрой Элис Сантер. Нам туда. – Флетчер указал на двух солдат в синих мундирах, прячущихся от дождя у сложенной из маленьких кирпичей стены, которая окружала похожий на печь склеп. – Дальше по этой дороге.

Они повернули налево. Подойдя ближе, Зак заметил, что между мужчинами стоит маленькая женщина в черном платье – возможно, она и была сестрой убитого. Ее волосы намокли и налипли на бледное лицо. Она держалась в стороне от мужчин, словно желая быть от них подальше. Впрочем, это было неудивительно – из всех жителей города именно женщины наиболее открыто выражали свою ненависть и презрение армии унионистов. Вот почему Батлер обнародовал свой печально известный «Приказ для женщин».



Зак почти сразу увидел тело человека с седой бородой, в неестественной позе лежавшего у входа в склеп, на котором резцом было высечено «МАРЕ». Дождь безжалостно хлестал по бледным морщинистым щекам мертвеца. Вода насквозь пропитала короткую бороду и жилет, обагренный кровью от пробившей грудь темной деревянной стрелы.

Осторожно ступая на основание склепа, майор поднес фонарь к лицу убитого. В нос ударил аромат от лежащих на земле цветов жасмина, причудливо смешиваясь с запахами крови и влажного воздуха. Глаза доктора были закрыты, словно он забылся спокойным сном. Протянув руку, Зак дотронулся до все еще теплой шеи.

– Вы уверены, что он мертв? – спросил Зак стоящих рядом кавалеристов.

– Как можно сомневаться в этом, – произнесла молодая женщина с легким французским акцентом и едва сдерживаемой ненавистью, – если кто-то пробил из арбалета его сердце?

Глава 3

Зак внимательно посмотрел на незнакомку в промокшем шелковом платье. По ее бледному лицу сбегали дождевые капли. В черных глазах, под которыми возраст еще не прочертил морщин, ясно читалась враждебность. Определенно это была не сестра Генри Сантера.

Только француженки могут выглядеть столь изящно, как эта женщина с длинной шеей, хрупким телом, невероятно тонкой талией, высокой округлой грудью и аристократической посадкой головы, которая вызывала в памяти старинные замки, салоны, а также гильотину, отрубающую такие головы. Девушка словно излучала утонченность, хрупкость, аккуратность. Правда, со всем этим резко контрастировали горящие яростью глаза и чуть грубоватые полные губы. Однако даже падающие с маленького вздернутого носа капельки дождя и налипшие налицо волосы не портили изящный облик незнакомки. Она была очень красивой и одновременно грозной.

– Я видел людей, которые довольно долго жили – хотя и мучаясь – с такими же тяжелыми ранами, – произнес Зак, медленно выпрямляясь.

– Не сомневаюсь, – ее взгляд задержался на его сабле, затем переместился на «кольт», после чего незнакомка снова посмотрела на Зака, – что вы и сами нанесли немало подобных ран.

Зак повернулся к Флетчеру:

– Что она здесь делает?

Величественные усы чуть дрогнули.

– Позвольте представить вам мадам де Бове. Именно она была с этим джентльменом, когда его убили.

Зак внимательно взглянул на сохраняющую самообладание женщину.

– Вы видели, как это произошло?

– Да.

Большинство женщин, которым доводится быть свидетелями убийства, закатывают истерику и слабеют. Но мадам де Бове вела себя совершенно иначе. И это невольно вызывало уважение, интерес и даже подозрение.

– А вы не могли бы выбрать более подходящий вечер для посещения кладбища?

Девушка заморгала – дождевая капля попала ей в глаз.

– Супруга доктора Сантера и моя мать умерли в один день от эпидемии желтой лихорадки 1849 года. Мы приходим сюда каждый год молиться и возлагать цветы на их могилы.

Взгляд Эммануэль упал на лежащий у ног смятый, измазанный кровью букет жасмина.

«Как же она держится!» – подумал про себя Зак.

– А вы видели, кто это сделал?

Девушка не ответила на вопрос. Сузив глаза, она спросила сама:

– Разве это беспокоит вашу армию? Почему бы это дело не передать полиции Нового Орлеана?

Зак недовольно буркнул:

– В Новом Орлеане нет полиции.

– Потому что вы отправили большую часть из этих людей в тюрьму! – выкрикнула Эммануэль, теряя самообладание.

– Это так, – согласился Зак. Положив большой палец на ремень, он наклонился к ней. – А теперь вы расскажете мне, что случилось?

Стоящий позади него Хэмиш вытащил карандаш, потрепанную записную книжку в полотняной обложке и приготовился записывать. Эммануэль бросила короткий взгляд на капитана и опустила глаза.

– Мы всегда приходили на могилу моей матери в этот день, – произнесла она, глядя куда-то во мрак дождливой ночи. – Склеп семьи Сантер находится дальше. Обычно я читаю все молитвы. На этот раз я ограничилась только несколькими.

Зак заметил, что внешнее спокойствие было иллюзией. Девушка едва сдерживала дрожь. Майор понял, что она не желает показывать ему своих чувств из-за цвета его формы. Для нее он был врагом, которому не следует демонстрировать слабость. Но, похоже, была и еще какая-то причина для этой высокомерной ненависти.

– Продолжайте, – попросил Зак. – Вы видели кого-нибудь?

– Нет. Мне пришлось спешить из-за грозы. – Тут девушка осеклась, словно проглотив что-то. – Я уже встала, когда стрела из арбалета пролетела мимо меня.

– Стрела из арбалета? – недоверчиво переспросил Зак. И снова, вздернув подбородок, она кинула на него презрительный взгляд.

– Что вас удивляет?

Она вела себя явно вызывающе. Зак крепко сжал челюсти, но затем показал глазами на стрелу, пронзившую доктора в грудь.

– Это не арбалет. Стрела слишком мала. И сделана из дерева.

Он помолчал, ожидая ее реакции, но его собеседница молчала. Подняв глаза, Зак, к своему удивлению, увидел, что девушка смотрит куда-то вдаль. Что с ней? Дождь по-прежнему лил как из ведра, вода бежала по каменным сточным канавам. Маленькие ручейки струились по бледному, словно одеревеневшему лицу Эммануэль. Внезапно Зак понял, что девушка промокла насквозь, устала и не может говорить от горя и страха.

– Ладно, – произнес он. – Хватит об этом. Вы можете заболеть.

Майор поглубже натянул шляпу. В глазах девушки мелькнула неприязнь.

– Не заболею, – хриплым голосом произнесла она. Какое-то время они молча смотрели друг на друга, хотя в темноте сквозь струи дождя разглядеть чужое лицо было нелегко.

– Не обращайте внимания на мои слова. – Зак сдвинул шляпу назад. – Где вы живете?

Девушка чуть поколебалась.

– На улице Дюмен, между улицами Ройял и Шартр.

– Капитан Флетчер проводит вас домой.

– Спасибо, но мне не нужно сопровождение.

Зак изобразил на лице улыбку:

– Извините, мадам, но в данный момент я знаю о вас и о том, что здесь произошло, только с ваших слов.

От волнения и злости она тяжело задышала.

– Понятно. Хорошо.

Ночь была теплой. Зак еще раз оценивающе поглядел на стоявшую рядом молодую женщину. Судя по траурному одеянию, недавно овдовела, подумал он. Пришла сюда помолиться за умершую мать, а вместо этого стала свидетельницей жестокого убийства старого друга. Девушка была хрупкой и при других обстоятельствах вызвала бы в нем жалость и, может, даже рыцарские чувства, но она столь от-18 крыто выражала свою враждебность, что Зак испытывал к ней лишь странную смесь неприязни и постыдного плотского желания.

Резко отвернувшись от нее, майор посмотрел в глаза Флетчеру и произнес:

– Проводи ее до дома.

Сестра Генри Сантера, Элис, значительно старше доктора, подумал Зак, изучающе глядя на сидящую перед камином в кресле-качалке женщину. Ее руки покоились на коленях, спину она держала подчеркнуто прямо. В мягком свете торчащей из канделябра одинокой свечи волосы Элис казались белыми, контрастируя с розовым цветом лба. Руки были хрупкими, а лицо тонким, но морщины выдавали почтенный возраст. Однако в светло-серых глазах пожилой женщины читались ум и проницательность. Только еле заметная дрожь в голосе выдавала ее горе.

– С вашей стороны было очень любезно меня посетить, майор, – спокойно произнесла она. – Я вам признательна.

Это было неправдой, и они оба догадывались об этом. Лучше было бы, если бы Зак не приходил и не сообщал о смерти ее брата. Но как решил Батлер, смерть на кладбище не могла быть простой случайностью, и потому требовалось тщательно расследовать дело.

Зак оглядел комнату. Они сидели в гостиной городского дома Сантеров. Его взгляд на мгновение задержался на высоком лепном потолке, а затем перешел на богато украшенную мебель в английском стиле, закрытую от солнечных лучей белыми хлопчатобумажными покрывалами. Даже позолоченные сосуды были прикрыты тюлем, чтобы в них не пробрались спасающиеся от страшной жары мухи.

Откуда-то издалека послышался звон отбивающего часы церковного колокола. Когда звуки смолкли, Зак перешел к делу:

– Прошу меня извинить, но я должен задать вопрос. Есть ли у вас какие-либо подозрения относительно того, кто мог желать смерти вашему брату?

Сестра Сантера сделала короткий быстрый вдох и откинулась на спинку кресла. Какое-то время она обдумывала ответ, затем отрицательно покачала головой:

– Нет. Но Эммануэль могла бы ответить на этот вопрос намного лучше, чем я.

– Эммануэль?

– Эммануэль де Бове.

– А… – Зак опустил глаза на черную вельветовую шляпу, которая лежала у него на коленях, и какое-то время молча смотрел на золотистую эмблему в виде скрещенных кавалерийских сабель. Эммануэль де Бове, женщина в траурном платье на кладбище. – А почему? – спросил он.

– Эммануэль всегда помогала Генри в больнице. – Мягкий мелодичный французский говор был очень похож на акцент мадам де Бове. – Видите ли, создание больницы было давней мечтой моего брата, но основали ее три человека – Генри, отец Эммануэль Жак Маре и ее муж Филипп де Бове.

– Ее отец и муж – врачи? – Вот почему она так спокойна при виде мертвеца, подумал Зак.

– Да. Жак Маре скончался от страшной эпидемии желтой лихорадки в 1853 году. – Элис помолчала, затем крепко сжала губы, словно что-то вспомнив.

– А Филипп де Бове? – подсказал Зак, помогая ей.

– Он был убит на войне два месяца назад.

Совсем недавно, подумал Зак. Это объясняло ненависть молодой вдовы к его форме.

– Знаете, Эммануэль сама всегда хотела стать доктором, – продолжала Элис Сантер, – но женщинам не разрешают заниматься этим. – В голосе старой женщины прозвучало такое сожаление, что Зак заподозрил, что она и сама мечтала об этой профессии.

Он задал еще несколько вопросов – о больнице, знакомствах и привычках покойного, – после чего направился к выходу. И тут Элис Сантер внезапно спросила его о том, что, похоже, все время вертелось у нее на языке:

– Может быть такое, что Генри был убит по ошибке?

Зак резко повернулся и, подняв голову, внимательно посмотрел на женщину.

– Вы думаете, что целились в мадам де Бове?

– Нет, конечно, нет, – поспешно ответила Элис.

В первый раз за время их беседы Зак подумал, что она не столь искренна с ним, как хочет казаться.

Эммануэль стояла в дверях комнаты своего сына и прислушивалась к его слабому дыханию.

– Доминик, – еле слышно прошептала она, поскольку сын спал и у нее не было желания его будить. Она просто не сумела побороть в себе желание произнести его имя – как не смогла не прийти сюда, к двери, которая связывала их комнаты. Ей очень хотелось лишний раз убедиться, что сын жив и находится в полной безопасности.

Доминик выглядел совсем крошечным в большой кровати, которая была сделана из красного дерева и стояла на высоком постаменте. Сверху ее закрывала москитная сетка с балдахином. Странно – совсем недавно Эммануэль считала Доминика малышом, а ему уже одиннадцать, и скоро он станет совсем взрослым. Но ребенок и в таком возрасте беззащитен, а Новый Орлеан стал очень опасным городом. Даже перед войной жизнь здесь была трудной из-за частых эпидемий желтой лихорадки, тифа и болезней, которые вызывала близость болот. Смертельные эпидемии в этом городе начинались очень легко и добивали свои жертвы быстро. Стоя в темноте и наблюдая, как спит сын, Эммануэль чувствовала, как ее сердце наполняется глубокой и столь сильной любовью, что она с трудом поборола желание дотронуться до его теплой щеки.

Она хотела вернуться в постель, но потом передумала и направилась к застекленной раздвижной двери своей комнаты, через которую можно было наблюдать пустынные, омытые дождем мощеные мостовые на улице Дюмен. Должно быть, наступила глубокая ночь, поскольку больше не было слышно звуков из кабаре – доносился только шум воды, падающей с карнизов, льющейся с насыпей и собирающейся в лужах.

От бриза шелестели папоротники и качались розовые кусты. Ветер согревал лицо, но когда Эммануэль сложила руки на груди, она вдруг поняла, что дрожит. Это был какой-то внутренний озноб – от страха и горя, который она испытала на кладбище.

Впрочем, кровь и смерть – это ужасное, даже невыносимое зрелище для многих, но не для Эммануэль, которая посвятила свою жизнь лечению и изучению медицины. Нет, решила она, страх вызван лишь внезапностью, с которой был убит Генри Сантер.

Эммануэль вдруг вспомнила, что доктор Сантер изучал медицинские средства индейцев и писал трактат о кровопускании. Теперь эти труды будет некому завершить. Не откроет Сантер и особого отделения для приема родов после окончания войны. Эммануэль подумала о том, что лучше умереть в самом расцвете сил, чем дряхлым, всеми забытым стариком. Однако попытка убедить себя в этом ей не удалась, поскольку она хорошо помнила, как доктор мечтал об осуществлении своих планов.

Эммануэль смутилась от мысли, что она горюет не столько по доктору, сколько по своим надеждам, которые были с ним связаны. Она потеряла хорошего друга, уважительного учителя и делового партнера. Теперь обязанность управлять больницей – при всех вызванных войной трудностях – ляжет на ее плечи.

– Мой Бог! – вдруг услышала она знакомый голос. – Ты простудишься, сидя без обуви и в старой ночной рубашке.

Эммануэль почувствовала, как на ее плечи опускается шаль, и тихо рассмеялась:

– Здесь очень жарко, Роуз.

– Но ты холодна как лед. – Эммануэль обняла теплая рука цвета карамели. – Я это чувствую. Тебе надо вернуться в постель. Утро вечера мудренее.

– Лучше уже не станет.

Роуз скорбно выдохнула и опустилась на стул.

– Я знаю.

Она сочувственно помолчала. Когда-то Роуз была рабыней, но сейчас она просто прислуживала.

– По какой причине, как ты думаешь, кто-то застрелил этого старика? – спросила Роуз.

Эммануэль покачала головой:

– Не знаю. Я перебрала в памяти всех людей, кто был знаком с Генри, – его родителей, других докторов, но я не думаю, что кто-то стремился его убить столь хладнокровно, столь расчетливо…

Вдруг Эммануэль вспомнила, что Генри не хотел идти на кладбище в тот вечер. Неужели он о чем-то догадывался? Возможно, кто-то угрожал ему или он почувствовал какую-то опасность?

Сердце Эммануэль наполнило чувство вины.

– Я все думаю, что было бы, если бы я не стала уговаривать его пойти на кладбище? Или если бы мы ушли раньше?

– Ты задаешь глупые вопросы, – перебила ее Роуз. – Хватит проклинать себя.

– Но я что-то чувствую, Роуз. Какое-то зло или что-то страшное. Что-то… – Она замолчала, пытаясь подобрать слова.

– Ну а что ты ожидала, – бесцеремонно прервала ее Роуз, – когда ты днем режешь мертвецов, а потом ночью гуляешь среди могил?

Эммануэль непроизвольно рассмеялась, но тут же поспешно замолчала, бросив быстрый взгляд в полуоткрытую дверь спальни, где мирно спал Доминик. Эммануэль снова охватил страх за него. Что случится с ее сыном, если он останется без матери? Смерть может настигнуть быстро и совершенно неожиданно. Она появляется из ночи – от стрелы арбалета, острой сабли, болотного воздуха.

– Ты думаешь, что сегодня вечером хотели убить тебя? – сказала Роуз, наконец, произнеся вслух ту мысль, которую Эммануэль старалась от себя отогнать.

– О Боже, Роуз! – Эммануэль закрыла лицо ладонями, ее дыхание стало неровным. – У меня было нехорошее предчувствие. Я не думаю, что целились в Генри. И если бы я не споткнулась, если бы он не повернулся, чтобы мне помочь, стрела попала бы в меня.

– А этот майор-янки, о котором ты мне говорила, начальник военной полиции, – он знает об этом?

Опустив сжатые кулаки на колени, Эммануэль подняла глаза на свою подругу.

– Как я могла сказать ему, что Генри убили по ошибке? – Она отрицательно покачала головой. – Он бы мне не поверил.

– А если действительно кто-то пытается тебя убить…

– Что, как ты думаешь, янки сделают для меня? Начнут меня защищать? – Эммануэль внезапно поднялась, держа руками шаль. – Эти люди не из полиции, Роуз, это вражеские солдаты. Они могут арестовать кого угодно – тебя, меня, любого – и устроить пародию вместо суда. Для этого начальника военной полиции наверняка я – главный подозреваемый.

У Роуз от неожиданности перехватило дыхание.

– Но… почему?

– Ты бы только видела, как он смотрел на меня. Как будто знал, что я что-то утаила.

– Но ты ничего не скрываешь.

– Вот как? – произнесла Эммануэль, понизив голос, поскольку она услышала какое-то движение в спальне. В глазах начальника полиции, когда он глядел на нее, было что-то такое, словно он разгадал темные и ужасные тайны ее жизни. И она очень боялась, что он узнает все ее секреты.

На рассвете дождь прекратился. С отсутствующим видом дожевывая кусок французской булки, Зак медленно поднимался с чашечкой кофе в руке на веранду второго этажа. Она находилась с задней стороны выстроенного в греческом стиле роскошного особняка, который генерал Батлер передал в распоряжение своим офицерам. Дождевые капли продолжали падать с листьев старых, заросших мхом дубов, шлепаясь о банановые и абрикосовые деревья и папоротники раскинувшегося ниже сада. Темная мокрая земля испускала пар, густо наполняя утренний воздух запахами гниения и сырости.



Глядя поверх спутанных темно-зеленых веток, Зак задал себе вопрос: что вызывает в нем какое-то смутное беспокойство и будит чувственность и инстинкты? Его отец родился в Род-Айленде и принадлежал к старинному семейству Купер из Новой Англии. Семейство всегда славилось деловитостью и порядочностью. Но мать Зака выросла в другом мире – на Средиземном море, с его жаркими ночами, экзотическими цветами и чарующими звуками гитары. Постепенно Зак пришел к выводу, что он больше пошел в свою мать, чем в отца, что в нем кипит горячая и беспокойная кастильская кровь. Отец тоже быстро понял это и попытался выбить из него чуждый дух, но ничего не получилось. Врожденная кастильская необузданность продолжала жить в глубине его натуры – и Новый Орлеан ее снова пробудил. Новый Орлеан – и опасная, загадочная женщина в черном по имени Эммануэль де Бове. Внезапно Зак подумал о том, что произошедшее убийство может нести угрозу ему самому – его спокойствию, карьере и всему его будущему.

Он сидел в деревянном кресле-качалке на самом краю веранды, положив скрещенные ноги на перила, когда появился Хэмиш Флетчер.

– Итак, – произнес капитан, присаживаясь рядом, – вы узнали что-нибудь у сестры Генри Сантера?

Зак отрицательно покачал головой:

– Ничего особенного. Только то, что вчера исполнилась годовщина, как жена Сантера и мать мадам де Бове скончались от эпидемии желтой лихорадки.

Хэмиш дернул себя за ус.

– Думаешь, она говорит правду?

– Полагаю, мадам де Бове может и соврать, – ответил Зак. – Она способна на многое.

Усы Флетчера дрогнули.

– Похоже, тебе она не понравилась.

– Она и тебе явно не приглянулась, не так ли?

Откинув голову, Хэмиш рассмеялся:

– Это верно. За всю дорогу она не произнесла ни слова, затем коротко попрощалась и захлопнула передо мной дверь, когда я собирался любезно пожелать ей доброй ночи. Нелегко добыть нужные сведения у таких людей. Так что не стоит тратить с ней попусту время. А у этой сестренки нет каких-то мыслей по поводу убийства?

– Ни одной. Но у меня появились. – Протянув руку, Зак взял небольшой предмет со стола. – Его прислал армейский доктор. Он думает, что это может нам помочь.

– Черт возьми! – Насупив рыжие брови, Хэмиш наклонился вперед, чтобы лучше разглядеть то, что было в руках Зака. – Дама была права. Это стрела арбалета. Ты что-нибудь слышал о таких маленьких стрелах? – Он помолчал. – Что это за наконечник?

– Из серебряного сплава.

Флетчер откинулся назад с такой силой, что стул скрипнул.

– Боже! Что ты думаешь по этому поводу? Что кто-то прошлой ночью увидел старого доктора на кладбище и по ошибке принял его за привидение?

Зак отрицательно покачал головой:

– Тогда еще не было темно. – Он взял стрелу. – Весьма интересный выбор оружия. Почему убили именно из арбалета?

– Ну… – задумчиво тронул ус Хэмиш. – Это бесшумное оружие.

– Как и нож.

– Да. Но для того, чтобы воткнуть нож под ребра, надо подойти ближе. Это рискованно. И не всякий способен сунуть холодную сталь в живую плоть.

– У арбалета есть много преимуществ: бесшумность, возможность стрелять с безопасного расстояния, не пачкать руки в крови. Не нужно бороться с противником, наконец.

Хэмиш покачал головой:

– Сантер – старик, он вряд ли мог сопротивляться.

Зак заметил в саду дородную женщину в желтом платье.

Она развешивала белье. Какое-то время он наблюдал, как она встряхивала офицерские рубашки и развешивала их на веревке. Ему была неприятна мысль, что их обслуживают рабы. Война еще не скоро изменит существующее положение дел.

– Для тех, кто слаб или имеет какой-то физический дефект, – произнес Зак, – арбалет был бы прекрасным оружием.

Хэмиш буркнул:

– Ты имеешь в виду одного из пациентов доктора?

– Или женщину.

Хэмиш посмотрел Заку прямо в глаза.

– Она стояла рядом с Сантером, когда в него стреляли. – Он помолчал. – Или, по крайней мере, так она говорила.

– Хм. Мадам де Бове способна всадить мужчине нож между ребер, даже не поколебавшись. – Зак внимательно изучил стрелу. Подобные стрелы, как правило, изготовлялись из металла и имели четырехугольные наконечники, но древко этого обагренного кровью экземпляра сделано из дерева. – Если бы она и решила использовать арбалет, то по другой причине. По какой – нам еще не известно. – Он крепко сжал стрелу. – Здесь надпись – «Дюфур и сыновья». Посмотрим, что это может дать. Если мы найдем человека, который продал стрелу, может, мы найдем и того, кто ее использовал.

Хэмиш взялся за тонкое полированное древко и нахмурился:

– Дело будет нелегким.

– Подозреваю, что вдова, если захочет, может нам многое рассказать. – Опустив ноги на пол веранды, Зак продолжил: – Она удивительно быстро определила, что это стрела от арбалета. Думаю, она так же легко могла бы вычислить и того, кто эту стрелу пустил.

Флетчер поднял на него взгляд.

– Ты в этом уверен?

– Не совсем. – Закинув руки за голову, Зак сделал глубокий вдох. Солнце уже припекало. В полдень от жары и влажности будет трудно дышать. – Но я думаю, мне следует нанести ранний визит на улицу Дюмен.

– Да, ее не застанешь. – Флетчер щелкнул языком, как он часто делал в минуту задумчивости или волнения. – Она сказала мне, что утром будет в больнице Сантера.

Глава 4

Эммануэль знала, что начальник полиции янки обязательно придет. Она была просто уверена в этом, но все равно, когда в открытом окне заметила его фигуру, в сердце у нее что-то кольнуло.

Этого человек звали Закери Купер. Он был почти так же известен, как и его командир, Бенджамин Батлер. Когда Батлер желал обыскать дом какого-то из сочувствующих южанам граждан или намеревался бросить нежелательного редактора в тюрьму, его приказы выполнял именно Купер. Сейчас начальник военной полиции стоял на улице, небрежно опершись на кавалерийскую саблю. Прищурившись от солнца и откинув голову, Купер изучал фасад старого здания. Он был высок и худощав, намного стройнее крепкого рыжеволосого янки, который провожал ее вчера ночью. И моложе, подумала она. Глядя на загорелое лицо майора, Эммануэль решила, что ему, возможно, не больше двадцати шести или двадцати семи лет, хотя ночью он показался ей старше.

Солнечный блик сверкнул на рукояти сабли, когда майор шагнул с мостовой на дорогу. Эммануэль поспешно отпрянула от окна и тут же пожалела об этом – майор заметил это резкое движение и посмотрел на окно. Она буквально физически почувствовала его взгляд, словно Зак дотронулся до нее рукой. В его глазах сквозило подозрение.

Эммануэль отвернулась от окна и направилась к больному, за которым до того ухаживала.

– Как вы себя чувствуете, лейтенант? – спросила она, старательно расправляя простыни, смятые во время долгой мучительной ночи.

Лежащий в кровати парень был крайне изнеможен и тяжело дышал, но все же сумел выдавить из себя улыбку и достаточно ясно произнести:

– О, я скоро выпишусь, буду пить вино и есть пять блюд за один присест.

Эммануэль рассмеялась:

– Вам бы следовало поберечься первое время. – Она помогла больному сесть в кровати – при этом парень скривился от боли – и сказала более серьезным тоном: – Как ваше плечо?

– С ним все прекрасно, но вот из-за правой руки я не могу заснуть. – Он пытался шутить – этой руки у лейтенанта не было; он ощущал фантомные боли.

– Дайте мне взглянуть.

Эммануэль начала раскручивать бинты, и тут до нее донеслись шаги на лестнице. В походке чувствовалась уверенность, но было отчетливо слышно, что человек хромает. Эту особенность Эммануэль заметила еще прошлой ночью, но сейчас на шум шагов не обернулась.

– Кабинет доктора Сантера находится на первом этаже, – произнесла она, не поднимая глаз. – Любая сиделка покажет вам дорогу.

– На самом деле, – произнес глубокий голос с акцентом уроженца Новой Англии, – я хотел бы видеть вас.

Эммануэль уронила ножницы, которыми разрезала старые бинты, и поспешно наклонилась за ними.

– Прошу прощения, майор, но я занята.

– Я подожду.

От бинтов шел отвратительный запах, и Эммануэль стоило труда сосредоточиться на своей работе. Наконец на пол упала последняя повязка. Лейтенант Эмиль Руан был пленным. Раненую руку не лечили, пока его не освободили под честное слово. В больнице Сантера руку отрезали, надеясь, что это спасет парню жизнь, но было уже слишком поздно. Никто не знал, проживет ли он хотя бы следующую ночь.

«У тебя слишком мягкое сердце, – часто говорил ей Филипп, – но твердая воля». Теперь Эммануэль повторяла себе: «Ты знаешь, что люди умирают».

Но этот лейтенант так молод, отважен и приветлив… Эммануэль с трудом проглотила комок в горле и постаралась, чтобы ее голос прозвучал спокойно.

– Думаю, вам следует сделать винный компресс. Когда она наклонилась за подносом, лейтенант обнял ее за талию.

– Я делаю что-то не так?

– Вы сами это поняли, – тихо произнесла Эммануэль, поглядев ему в глаза. – Если есть кто-то, кому вы хотели бы написать…

Парень кивнул.

– Я попрошу мадемуазель Ла Туш повидать вас, когда она придет.

Лейтенант откинулся на подушку и закрыл глаза, позволяя ей обрабатывать то, что осталось от руки. Когда Эммануэль делала перевязку, она все время чувствовала за своей спиной присутствие майора-янки. Она не произнесла ни слова и только раз обернулась, чтобы увидеть его стоящим у стены с перекрещенными на груди руками. Его суровое и мрачное лицо было сосредоточенным.

– Почему вы перевязываете рану этого человека? – спросил майор, когда, завершив свою работу, Эммануэль приготовилась уходить.

– А что? Вы думаете, у меня получается плохо? – Эммануэль с вызовом повернулась к нему, одной рукой придерживая поднос на бедре.

– Дело не в этом. Я знаю, что женщины выполняют в больнице и другие обязанности.

Эммануэль раздражали подобные взгляды. Одни считали, что женщины чересчур эмоциональны, чтобы видеть больничные трагедии, другие обвиняли их в неспособности усердно изучать медицину. И почти все соглашались с тем, что женщина – леди! – не должна видеть мужские раны.

– Вы, по-видимому, никогда не слышали о Флоренс Натингейл[1], – отчетливо произнесла Эммануэль, когда они подошли к лестничному пролету. – Или о сестрах милосердия. Верите вы в это или нет, но есть места – такие, как Париж или Филадельфия, – где женщинам разрешается быть докторами. – Она с вызовом посмотрела на него. – Это вас удивляет?

Но во взгляде майора светилась ирония. У него были необычные для американца темные, почти черные выразительные глаза под дугообразными темными бровями. Эммануэль также обратила внимание на широкие скулы, сильный подбородок и загорелую кожу майора и подумала, что его предки были кавалеристами где-нибудь в Кастилии… или испанскими пиратами.

– Нет, – улыбнулся Зак, – я не удивлен, потому что слышал о Флоренс Натингейл. Но здесь не Крым, не Париж и даже не Филадельфия, и, по моему мнению, дамы, стремящиеся работать в больнице, могут только писать письма, раздавать лекарства, но они очень редко обрабатывают или перевязывают раны.

Эммануэль крепко сжала рукой перила, не зная, что ответить. Ведь майор и не подозревал, что именно она отрезала руку лейтенанту Руану. У нее не было права делать такие операции, но после смерти Филиппа она стала часто выполнять в больнице хирургические работы. Генри Сантер был одаренным доктором, но с возрастом его руки стали неуклюжими. И потому он был доволен, когда Эммануэль решила ему помогать.

– Лейтенант чувствовал себя плохо, – произнесла Эммануэль, стараясь быть спокойной. – Требовалось поработать с его плечом. Кроме меня, этим некому было заняться.

– Разве Генри Сантер был единственным доктором в больнице?

– Нет. Но доктор Ярдли любит утром поспать.

– Ярдли?

– Чарлз Ярдли.

Они спустились по лестнице, и Эммануэль повернулась к майору.

– У вас есть какая-то книжка, где вы все это можете записать? – поинтересовалась она.

Сжав зубы, майор кинул на нее злой взгляд.

– Это я поручаю капитану Флетчеру.

Повернувшись, Эммануэль быстро пошла к заднему выходу.

– Элис Сантер сказала мне, что ваш отец был доктором. – Несмотря на хромоту, майор старался не отставать от нее.

– Это так. – Эммануэль смутилась от мысли, что майор обсуждал ее с Элис Сантер. Значит, он расспрашивал про нее, разузнавал о ней подробности. Но что его интересовало? Эммануэль начала с шумом переставлять то, что было на подносе, на одну из длинных деревянных полок, которые тянулись от кабинета к двери во двор.

– Элис сказала, что ваш муж тоже был врачом. Эммануэль повернулась, чтобы посмотреть майору в глаза.

– Она упомянула, как он умер?

– Да. – Зак подошел вплотную; теперь он казался таким большим, что нависал над ней. Ей стало неловко от его близости, у нее даже замерло дыхание. – Расскажите мне о докторе Сантере, – произнес он.

Эммануэль поспешно взялась за медную ручку и распахнула дверь.

– Здесь был его кабинет. Не стесняйтесь, чувствуйте себя как дома.

Майор не пошевельнулся, даже не повернул головы – только продолжал смотреть ей в лицо.

– Когда я спросил Элис Сантер, может ли она назвать человека, который желал бы смерти ее брата, она посоветовала обратиться к вам. Почему? У него были враги?

«У него? – подумала она. – Скорее у нее».

– Они есть у каждого из нас, месье, – ответила Эммануэль, но ее голос предательски дрогнул.

– Но не всех убивают.

Эммануэль поспешила мимо него в кабинет. Это была маленькая комнатка, по стенам которой тянулись полки, уставленные старыми книгами в кожаных переплетах. У выходившего на задний двор окна располагался стол красного дерева, старый и в царапинах; стоящие рядом раздвижные стулья были обиты разорванной в нескольких местах кожей. По сравнению с образцовым порядком, что царил в больничных покоях, здесь было пыльно и пахло сыростью. Похоже, что большую часть своей энергии и денег старик тратил на саму больницу.

Подойдя к окну, Эммануэль выглянула в зеленый сад с вымощенными кирпичом дорожками. Сейчас здесь находился только высокий светловолосый мальчик, который со смехом наблюдал за проделками маленького серого котенка. Эммануэль с сожалением подумала о том, что она слишком мало внимания уделяет своему сыну.

– Мадам? – произнес майор. Эммануэль повернулась.

– Генри очень любил свою работу, – сказала она, тщательно подбирая слова, – и всецело отдавался ей. Иногда он бывал грубым, но только некоторые были этим недовольны.

– Это касалось больницы?

– В нашем городе есть два медицинских училища и медицинских общества: французское и американское. Иногда они довольно активно враждуют.

Майор сделал несколько шагов, изучая корешки книг на полках.

– Я полагал, что здесь все американцы уже на протяжении более чем пятидесяти лет.

– Формально – да. Но различия остаются. Французские и испанские доктора считают, что надо помогать природе, а не бороться с ней. Но американцы практикуют то, что они называют героической медициной. Они отравляют тело большими дозами каломели и хинина, прописывают слабительное, прогревания, ставят банки и делают кровопускание – до тех пор, пока их пациенты не теряют сознание. Доктор Сантер всегда говорил, что такие больные выздоравливают вопреки лечению, а не благодаря ему. И он часто называл подобных докторов полными идиотами.

Медленно повернувшись, майор оперся на полку, небрежно засунув большой палец за ремень.

– А что думали пациенты Сантера? Были такие, кто угрожал доктору? К примеру, солдаты? Кто-нибудь, кто мог потерять руку или ногу на операционном столе Сантера и быть против этого?

Эммануэль и сама думала о подобной возможности, но теперь, когда это было произнесено майором, да еще с пренебрежением в голосе, ей в голову ударила кровь.

– Генри Сантер был прекрасным хирургом.

– Возможно. Но большинство докторов предпочитают пилу, а не длительное лечение.

Подобное несправедливое обвинение она слышала часто. Многие люди просто не понимают, как трудно лечить заражение крови при серьезных ранах.

– Если ампутацию не провести в течение двадцати четырех часов, то смерть почти неминуема, – возразила Эммануэль, стараясь, чтобы ее слова прозвучали веско, как мнение профессионала.

– Но я все еще жив.

– Вы на редкость удачливы, майор. На кладбище полно людей, которые угрожали застрелить или кастрировать хирурга, если он к ним подойдет.

Зак рассмеялся:

– Как вы узнали?

– Иначе бы вы не сохранили свою ногу. – Она почти – почти – почувствовала к нему теплоту, но нашла в себе силы строго произнести: – Но вы правы. Люди, которым спасли жизнь ампутацией, часто этим недовольны. Как и семьи пациентов. Мужчины… женщины… дети – все умирают, и те, кто их любил, нередко винят в этом врачей. Возможно, вас интересуют имена пациентов доктора Сантера за последние несколько дней?

Это был длинный список – его изучение займет у майора много времени, а потом, может, все изменится, когда в город вернутся конфедераты.

– Я поручу это кому-нибудь из моих людей, – с легкой улыбкой произнес майор, словно прочитав ее мысли. – А теперь скажите, кого вы подозреваете больше всего?

Он был очень умен. Ей не следовало его недооценивать. Нужно держать с ним ухо востро. Майор элегантно оттолкнулся плечом от полки.

– К примеру, кто знал, что вы собирались прошлым вечером на кладбище?

Эммануэль покачала головой:

– Если вы, таким образом, хотите сузить круг поиска, месье, то с сожалением должна сказать, что мы ходим на кладбище каждый год, и очень многие знают об этом.

– Значит, тогда поставим вопрос иначе. Кто после смерти Сантера владеет больницей? Вы? Элис Сантер? Или Чарлз Ярдли?

Этого она боялась больше всего.

– Я, – глядя прямо в глаза майора, ответила Эммануэль. – Доктор Ярдли посещает больницу только в определенное время. У него есть собственная практика в городе.

Наступила опасная пауза, которая, к счастью, оказалась короткой.

– Ясно.

– Сомневаюсь. Не думайте, что я получила большое наследство. У нас теперь очень мало платных пациентов и всего один доктор с дипломом, а за здание приходится много платить. Генерал Батлер обложил неимоверными налогами всех, кого подозревает в пособничестве Конфедерации. Вряд ли нам удастся проработать еще хотя бы месяц.

– Если вы так не нравитесь Батлеру, то почему он вас совсем не закроет?

– Мы очень нужны населению города. Я работаю здесь потому, что доктор Сантер был моим другом, и эта больница была мечтой его жизни. Я не хочу, чтобы убийца Сантера торжествовал, и буду делать все, чтобы больница жила.

В проницательных глазах майора загорелся огонек.

– Возможно, по этой причине он был убит. Чтобы закрыть больницу.

Эммануэль отрицательно покачала головой:

– Война и ваша оккупация все равно закроют больницу, месье. У населения Нового Орлеана нет денег, чтобы платить за лечение.

Лицо майора стало холоднее и строже.

– Им следовало подумать об этом до того, как они решили отделяться, – холодно произнес Зак.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Казалось, даже воздух между ними наполнился взаимной неприязнью и чем-то еще, опасным и угрожающим.

Послышался звук открываемой двери.

– Эммануэль? – окликнул хорошо поставленный женский голос. – Ты где? Что это я такое услышала о докторе Сантере? Эти янки… О-о!

В дверном проеме стояла стройная элегантная женщина с золотистыми волосами и тонким, как у эльфа, лицом. Увидев майора, она замолчала на полуслове.

– Мадемуазель Ла Туш работает в больнице добровольной помощницей, – Эммануэль, намереваясь взять вязаную сумочку и перчатки с полки маленького столика, где она их хранила. – Она может ответить на все вопросы. А теперь вы должны извинить меня, майор. – Быстро пройдя к двери, она сняла с крюка черную соломенную шляпу. – Я обещала сыну взять его к деду, и мы уже опаздываем.

– Конечно, мадам. Мы можем закончить наш разговор позже.

Эммануэль подумала с неприязнью: нет, она не хочет видеть его еще раз. Механически завязав под подбородком потрепанную черную атласную ленту от шляпы, она быстро сказала Клер по-французски:

– Если у тебя есть время, загляни к лейтенанту Руану. Он хочет продиктовать письмо.

– Как он себя чувствует? – спросила Клер. В ее больших круглых глазах светилось участие.

– Умирает.

– Боже мой!

Выйдя в коридор, Эммануэль уже почти открыла дверь, ведущую в сад, когда ее внезапно окликнул майор:

– Один момент, мадам.

Эммануэль обернулась:

– Месье?

– Как вы узнали, что доктор Сантер был убит стрелой из арбалета?

Зак произнес это как бы случайно, словно вопрос только что пришел ему в голову, но Эммануэль знала, что майор приберег его напоследок, чтобы застать ее врасплох. О, этот майор очень умен, еще раз подумала она. Сердце Эммануэль тревожно забилось, но ей удалось сохранить самообладание.

– А чем он еще мог быть убит?

– А вы знали, что у стрелы серебряный наконечник?

Страх охватил Эммануэль.

– Мадам? – Жесткие, проницательные глаза майора сузились.

– Нет, – наконец выдавила из себя Эммануэль. – Откуда мне это знать? Как… странно. – Она перевела взгляд на маленькие стекла раздвижной двери. Доминик нашел веревку и волок ее по земле, играя с котенком. – Вы должны меня извинить, месье, – поспешно произнесла она. – Меня ждет сын.

Не оборачиваясь, она толкнула дверь, но внутри у нее все кричало: «Этого не может быть, не может быть… Может быть?»

– Мамочка! – Бросив веревку, Доминик бросился к Эммануэль. – Вот ты где! – Он широко улыбнулся. – Я думал, ты забыла, что обещала отвести меня сегодня к деду.

– Нет, конечно, нет, – сказала Эммануэль, протягивая дрожащую руку, чтобы взъерошить кудрявые светлые волосы мальчика, напоминающие о Филиппе. – Мы сейчас идем к нему. Мне только придется по дороге заглянуть домой.

– Зачем? – Доминик нетерпеливо забегал вокруг нее. – Мы уже опаздываем. А дедушка не любит, когда ты приходишь не вовремя.

– Я только на секунду. Мне нужно кое-что проверить.

– А что?

– Да так, пустяки.

– Скажи! – потребовал Доминик.

Но Эммануэль только покачала головой и рассмеялась. Всю дорогу до дома мальчик пытался выяснить, что ей там надо, но Эммануэль ничего не сказала ему.

Глава 5

Мальчик совсем не похож на мать, подумал Зак, глядя на Эммануэль и ее сына. Не только вьющиеся светлые волосы Доминика контрастировали с темными локонами Эммануэль. У сына были более мягкие черты лица, а в ясных голубых глазах читалась мечтательность. Уже сейчас было ясно, что через пару лет мальчик будет выше своей миниатюрной матери.

– Каждый раз, когда я его вижу, Доминик напоминает мне Филиппа, – произнесла мадемуазель Клер Ла Туш, подходя к Заку. Ее французский акцент был мелодичным, говорила она с легким придыханием.

Повернувшись, Зак увидел, что Клер задумчиво смотрит на ребенка. Она была моложе, чем надменная, самоуверенная вдовушка, и в свои восемнадцать лет чем-то походила на мальчика.

– Вы знали Филиппа де Бове? – спросил майор.

– Конечно. Мы дальние родственники – вернее, мы были дальними родственниками, – поправилась она, и ее широкие влажные глаза затуманились. – Девичья фамилия моей матери де Бове.

Это его не удивило. Зак находился в Новом Орлеане недолго, но уже понял, какое важное значение в этом городе играют семейные узы. Люди здесь были связаны не только через отца, но и через мать. Во многих смыслах Новый Орлеан можно было назвать городом матриархата, хотя этого слова здесь никто не произносил вслух.

– Именно из-за него вы вызвались помогать в больнице?

Ее пухлые губы чуть тронула тонкая улыбка.

– О нет. В этом виноват Антуан.

– Антуан?

– Мой брат. Мы как-то в начале войны присутствовали на обеде. Нас было четверо – Антуан, Филипп, Эммануэль и я. Эммануэль рассказала о группе раненых солдат, которых привезли по железной дороге из Виргинии, и я случайно сказала, что хотела бы делать то же, что и она. И Антуан произнес: «Так что тебя останавливает?»

– Другими словами, вы приняли вызов?

Девушка рассмеялась:

– Да.

Она прошла мимо него в сад. Майор проследовал за ней и остановился рядом с двухэтажным кирпичным домом, который стоял на краю больничной территории. Зак молча наблюдал, как девушка разговаривает с чернокожей кухаркой, которая переставляла на поднос кувшины с холодным лимонным напитком. Чем-то эта девушка напоминала Заку Рэчел – возможно, светлыми волосами и уверенной, надменной посадкой головы, с которой позируют на старинных монетах монархи. За последние сутки он уже дважды вспомнил о Рэчел, и это опять неприятно кольнуло сердце. Ведь Рэчел умерла из-за него.

– А в больнице есть другие молодые женщины, работающие на добровольных началах? – спросил майор, когда Клер закончила.

– Вряд ли, – ответила Клер, легко поднимая тяжелый поднос. Она была сильнее, чем это казалось. – Большинство людей считает, что молодым, изнеженным, скромным дамам не следует видеть все ужасы больничной жизни. – Она произнесла эти слова так, словно цитировала кого-то.

Майор взял из ее рук поднос и понес его через двор.

– Ваши родители не протестовали?

Клер открыла дверь.

– О, моя мать очень возражала.

– Но это вас не остановило.

Клер посмотрела на майора через плечо.

– Думаете, следовало?

Ему было неприятно второй раз входить в больницу. Хотя чистая, полная света и свежего воздуха больница Сантера резко отличалась от темных палаток со спертым воздухом в разоренной войной долине Теннесси, где Зак несколько месяцев мучился отболи, но запахи были такими же, да и общая атмосфера страданий и страха, казалось, присутствовала в каждом уголке. Зак ненавидел больницы. У входа в отделение на первом этаже он передал поднос в руки Клер Ла Туш и попросил:

– Расскажите мне о Генри Сантере.

Она пожала плечами:

– Что можно сказать? Ему было много лет.

«И он не принадлежал к моим поклонникам», – прочитал Зак ее мысли.

– И это все?

Клер снова пожала плечами:

– Семью Сантер уважают в городе.

Заку вспомнился маленький белый склеп, куда Эммануэль де Бове ходила молиться, – тот самый, где над входом было высечено «МАРЕ». На плите было только два имени. На крыше гробницы не стоял каменный ангел, перед склепом не было литых чугунных ворот со шпилем. Если в этом городе столь много внимания уделяется семейным связям, почему эта усыпальница была столь скромной?

Опершись о дверной косяк, Зак молча наблюдал, как Клер Ла Туш начала быстро обходить больных, раздавая охлажденные напитки, поправляя простыни и время от времени прикладывая свою мягкую руку к жарким от лихорадки лбам. Самые тяжелые обязанности – смена постельного белья, обмывание изувеченных тел, опорожнение подкладного судна – выполняли два чернокожих и один молодой белокурый юноша с тонким лицом, опиравшийся на костыль. Но и работа мадемуазель Ла Туш была нелегкой. У Зака невольно сжалось сердце, когда он увидел, как Клер поднесла стакан к губам безрукого юноши, которому было не больше шестнадцати. Она улыбалась, а когда юноша что-то произнес, Ла Туш рассмеялась и ласково провела рукой по его щеке. Но когда она отвернулась от этого пациента, Зак заметил в ее глазах слезы и не мог не оценить ее самообладание. Возможно, девушка и стала помогать в больнице, приняв вызов, но не по этой причине она продолжает работать здесь уже год, терпеливо перенося все трудности, к которым больше привычны закаленные в боях мужчины.

У девушек Юга выработался свой характер, подумал Зак, наблюдая за ее действиями. Легкомысленные на первый взгляд, они имели сильную волю; их можно было бы сравнить с распустившейся глицинией, под лепестками которой прячется гранитный булыжник. И тут Зак вспомнил об Эммануэль де Бове. У нее был другой характер. Она не скрывала свою решимость и острый ум и даже не старалась выглядеть мягче.

– Впечатляющее представление, не так ли? – раздался рядом томный, благородный голос. Зак сразу отметил, что его обладатель вряд ли был жителем Юга или даже атлантического побережья. Это был британский английский, язык Итона, Оксфорда и Эскота.

– Прелестная забота, нежное обслуживание раненых национальных героев.

Повернувшись, Зак увидел худого, среднего роста мужчину лет тридцати. Его походка была столь же вкрадчивой, как и его голос.

– Должно быть, вы – доктор Ярдли, – догадался Зак.

– Похоже, янки решили провести расследование нашего маленького убийства? Верно? – Человек снял с головы широкополую шляпу и вытер ладонью потный лоб. У него были длинные прямые, обрамляющие худое лицо светлые волосы. Бледная кожа плотно облегала череп. Налитые кровью зеленовато-карие глаза, под которыми виднелись темные круги, внимательно изучали Зака. Было похоже, что прошедшей ночью мужчина почти не спал. – Мне нужен кофе, – со вздохом произнес Ярдли. – Утром мне требуется, по крайней мере, три чашечки, а я выпил еще только две.

– А ваши пациенты?

Доктор помолчал. Было видно, что он на какое-то мгновение сжал челюсти, но затем его лицо расплылось в улыбке.

– Я хорошо знаю нашу умелую мадам де Бове: она уже осмотрела всех больных. Из нее вышел бы отличный доктор… конечно, если бы она была мужчиной.

Они сели за литой чугунный стол и принялись пить кофе в тени раскидистых ветвей персидской сирени, которая возвышалась над окруженным кирпичной стеной двором больницы. Вокруг бродили цыплята, выискивая зерно на покрытых мхом булыжниках дорожек. На веревках под теплым ветром сохло белье.

– Мадам де Бове сообщила мне, что больница находится на грани закрытия, – произнес Зак. Аромат кофе с сахаром был приятен и согревал его ноздри. – Это так?

–. – Англичанин сделал глоток и скривился. – Слишком мало пациентов, способных платить за лечение. Сантер всегда был чересчур щедр – при его мастерстве и при том уходе, что получали пациенты. И Эммануэль ничем не лучше его.

– Похоже, он был хорошим человеком.

– О да… в какой-то мере. Но он также отличался раздражительностью, был нетерпим к мнению других и высокомерен.

– Кто-то мог желать его смерти?

Ярдли откинулся назад.

– Странно, я думал, вы не зададите этот вопрос, майор. Надменный и нетерпеливый человек просто обязан иметь множество врагов, верно?

Зак сделал медленный глоток.

– С кем-нибудь в последнее время он ссорился особенно сильно?

Англичанин широко улыбнулся:

– Я об этом ничего не знаю.

– Вы с ним ладили?

Чашка Ярдли с шумом опустилась на чуть тронутую ржавчиной поверхность стола. Наклонившись вперед, он поднял палец.

– Ну, нет. Вы не повесите этот случай на меня. Я провел прошедшую ночь с моим другом.

На губах Ярдли появилась улыбка – странная, словно нарисованная.

С улицы, которую было видно сквозь дугообразные ворота, доносились шум проезжающих повозок и пронзительные крики уличной торговки: «Свежие дыни! Свежие дыни!»

– Почему вы покинули Англию? – спросил Зак. На лице доктора застыло все то же выражение.

– Мне не нравился климат.

Зак кивнул на пышные кроны деревьев и лежащий под ними богатый перегной.

– Вас не устраивает это?

Англичанин рассмеялся – на сей раз искренне:

– Я вырос в Индии. Жара меня не смущает.

– Но довольно странно, что вы поступили здесь именно во французскую больницу.

– А, вы уже разговаривали с нашей дорогой мадам де Бове, презирающей докторов, которые не учились в Париже или Монпелье. Раз об этом зашла речь, я тоже не сторонник методов, которые использует большая часть докторов-янки. К тому же Сантер не был столь радикальным, как Эммануэль. Она считает, что ртуть – это яд, и полагает, что болезнь порождают разного рода мелкие микроорганизмы, столь крошечные, что их никто не способен разглядеть.

– Микробы, – тихо произнес Зак.

– О Боже! – Англичанин откинулся на стуле и в изумлении взялся за шляпу. – Вы знаете о микробах?

– Я же начальник военной полиции. Одна из моих обязанностей – следить, чтобы город не страдал от летней эпидемии желтой лихорадки.

– И вы думаете, что с этой задачей можно справиться, прокладывая сточные канавы и осушая болота? Нет, нет, я ничего не имею против вас. Хотя с вашим приходом здесь стало заметно скучнее, должен признать, что запахи в городе улучшились.

Зак медленно растянул губы в холодной улыбке.

– И эпидемий больше нет.

Ярдли пренебрежительно махнул рукой:

– Для вас это – счастливое совпадение. Только очень здоровые живут в Новом Орлеане достаточно долго. Сейчас в год здесь умирает до двадцати процентов населения. Как вы думаете, сколько из ваших парней способны пережить полномасштабную эпидемию желтой лихорадки?

– Надеюсь, что все.

Ярдли рассмеялся. Население Нового Орлеана было даже недовольно отсутствием эпидемии в этом году. Все знали, что коренные жители города в отличие от пришельцев лихорадкой почти не страдали. Была надежда, что город избавится от непрошеных хозяев или, по крайней мере, горожане получат удовольствие наблюдать за похоронами янки.

Зак задумчиво провел пальцем по краям кружки.

– Все же почему из всех больниц этого удивительно нездорового города вы решили остановиться именно на этой?

– А, это из-за Филиппа. Филипп был… – запнулся, и Зак поднял на него удивленный взгляд.

Чуть подумав, англичанин продолжил: – Филипп – мой большой друг.

– А Генри Сантер?

Зак посмотрел прямо в глаза доктору, и тот выдержал этот взгляд.

– Мы были коллегами, но не друзьями. Честно говоря, я и представить себе не могу, кто хотел убить его и почему. Он всегда казался открытым, простым человеком. Если у него и были секреты, он хранил их очень хорошо.

Зак поднялся, чугунные ножки стула скрипнули на камнях неровной мощеной дорожки. Он отвернулся, но англичанин его внезапно окликнул:

– Что в этом деле такого, господин начальник военной полиции? Почему вас так интересует, по какой причине один старый доктор-креол отправился в могилу на год-два раньше, чем следовало?

– Убийство произошло во время моего дежурства.

– Но зачем заниматься этим столь скрупулезно? – спросил доктор.

Зак знал, что Ярдли вовсе не интересует ответ на этот вопрос, и направился прочь, к темному затхлому кирпичному туннелю, который представлял из себя ворота. До него донесся голос англичанина:

– Жаль, что вы увидели доктора только после смерти, майор. Вы бы с ним прекрасно поладили.

Эммануэль стояла на пороге комнаты, которая была спальней ее мужа на протяжении десяти лет их супружества.

Это была «гарсоньер» – «мальчиковая» маленькая комната, выходящая окнами на кухонное крыло дома, которое построили рядом с основным зданием, а не как обычно – сзади; два здания соединялись галереей. В Новом Орлеане в подобные комнаты переселялись мальчики по достижении ими тринадцати-четырнадцатилетнего возраста, так, чтобы они могли по вечерам приходить и уходить, когда пожелают. Люди считали, что Филипп спал в этой комнате, только когда боялся разбудить Эммануэль, которая нередко поздно возвращалась домой из больницы. На самом деле Филипп ночевал в этой комнате всегда, когда был дома.

После смерти Филиппа Эммануэль была здесь только однажды, с Роуз, чтобы забрать несколько вещей, которые хотела сохранить для Доминика. Другие вещи Филиппа оставались на своих местах. Придя сейчас, она замерла на пороге, словно почувствовав присутствие мужа. Его хлыст лежал там, куда Филипп небрежно бросил его, – на бюро за трубкой. Маленькая коричневая книга в кожаном переплете лежала на полу рядом с кроватью. Казалось, даже запах Филиппа едва уловимо ощущался в воздухе. Эммануэль стоило большого труда сделать шаг вперед. Хотя Филипп был мертв, она никак не могла избавиться от ощущения, что вторгается в чужое жилище. Но ей обязательно нужно было здесь кое-что найти.

Эммануэль заставила себя преодолеть короткий путь до большого старого шкафа из кедра, где Филипп хранил свои личные вещи, и, уже не колеблясь, повернула ключ в замке. Широкие дверцы скрипнули и распахнулись. Здесь запах Филиппа смешивался с едким привкусом гашиша, ветивера[2] и пыли.

Эммануэль точно знала, что ищет, поскольку уже видела это на нижней полке шкафа, перебирая вещи Филиппа после его смерти. Это был дубовый ящик, примерно восемнадцати футов в длину и ширину. В нем находился «набор для убийства вампиров» – бутыль со святой водой, деревянный крест и маленький арбалет вместе с четырьмя миниатюрными стрелами с серебряными наконечниками. Это было что-то вроде игрушки, весьма забавлявшей Филиппа, которую ему подарил брат Клер, Антуан Ла Туш.

Теперь на месте арбалета остался лишь отпечаток в пыли.

Глава 6

Затаив дыхание, Эммануэль опустилась на вязаный мат, который летом специально стелили на пол из кипарисовых досок. Ее охватил такой ужас, словно на нее налетел ревущий и оглушающий порыв ветра. У Эммануэль пересохли губы. В следующий миг она вспомнила о Доминике, который гостил у деда в его величественном особняке на Эспланад-авеню, но не могла сдвинуться с места и сидела, держась за край ящика.

Скрип половиц в галерее заставил ее поднять голову. В единственном маленьком окне мелькнула тень, и на пороге двери появилась знакомая фигура.

– Роуз! – Эммануэль поспешно поднялась, внимательно глядя на негритянку. – Ты в курсе, что арбалета нет?

Та кивнула:

– Я приходила сюда, как только мне сказали, что именно вынули из груди доктора Сантера.

Эммануэль даже не стала спрашивать, как Роуз узнала об этой маленькой деревянной стреле с серебряным наконечником. Хотя в Новом Орлеане проживало сто семьдесят тысяч жителей, по сути, он оставался маленьким городком.

– Сколько людей, как ты думаешь, видели этот дубовый ящик? – спросила Роуз.

Эммануэль отбросила волосы со лба и с удивлением обнаружила, что пропотела насквозь.

– Филиппу очень нравился арбалет. Он мог показать его кому угодно.

И для каждого, кто хорошо знал Филиппа, подумала она, не было тайной и место хранения арбалета.

Женщины молча переглянулись. Они обе понимали, какой страшный вывод следует из их открытия. Тот, кто поджидал Эммануэль и доктора на кладбище, до этого тайно побывал в комнате Филиппа и взял отсюда смертоносное оружие.

– У тебя больше неприятностей, чем ты думаешь, – произнесла Роуз, когда Эммануэль закрыла дверцы шкафа и повернула ключ. – Через дорогу на улице стоит майор. Он смотрит на дом так, словно знает, что здесь что-то скрывают.

Подобрав юбки, Эммануэль побежала по открытой деревянной галерее к двери Доминика, затем резко остановилась около своей комнаты, находящейся в передней части здания. Тяжелые бархатные шторы зеленого цвета были опущены, защищая помещение от солнечных лучей; только небольшую щель прикрывали длинные кружевные занавески. Выглядывая на улицу, Эммануэль постаралась не коснуться их рукой.

Зак Купер стоял на кирпичной мостовой на противоположном тротуаре, прислонившись плечом к столбу и сложив руки на груди. Его шляпа была низко надвинута на глаза.

– Мой Бог! – выдохнула Эммануэль чуть слышно, словно боясь, что майор ее услышит. – Это тот, о котором я тебе говорила, – начальник военной полиции.

– Хм, – задумчиво произнесла Роуз и внимательно поглядела на майора. – Он кажется мне привлекательным, но опасным. – Она повернулась к Эммануэль. Та отошла от окна, чтобы взять черные траурные перчатки и шляпу с кушетки. – Ты собираешься рассказать ему о «наборе для убийства вампиров» Филиппа?

– Что конкретно я могу сообщить ему? Что орудие убийства было подарено моему любимому мужу одним из его лучших друзей? – Эммануэль надела шляпу на стянутые в узел волосы, но на сей раз не стала завязывать ленты. – Они повесят и Антуана Ла Туша, и меня, и мы вряд ли сможем что-нибудь сказать в свое оправдание.

Натягивая перчатки, Эммануэль направилась в коридор. Роуз двинулась следом, но перед лестницей внезапно остановилась.

– А ты не думаешь, – выпрямившись и уперев руки в бока, как делала всегда, когда была очень взволнована, произнесла Роуз, – что ошибаешься относительно этого янки? Возможно, ты поможешь ему поймать настоящего убийцу? Кого-то, кто был в этом самом доме, когда ты мирно спала в своей кровати, как и твой ребенок.

Остановившись внизу лестницы, Эммануэль посмотрела на взволнованную негритянку.

– Я буду запирать на ночь двери, – произнесла она и вышла на залитую солнцем полуденную горячую улицу.

Зак стоял на месте, не двигаясь навстречу мадам де Бове. Ветер развевал ее траурную черную юбку. Остановившись около майора, Эммануэль подняла голову; солнце светило ей прямо в глаза. Она казалась бледной, черты лица словно утончились. Зака это удивило и заинтересовало. Не так легко было испугать эту невысокую женщину с таинственными, опасными и зачаровывающими темными глазами.

– Что вы делаете здесь, у моего дома? – требовательно произнесла Эммануэль.

Он медленно выпрямился, на лице появилась холодная неестественная улыбка. Эта леди определенно имела над ним власть.

– Сегодня днем вы с сыном собирались посетить деда, не так ли?

– Да, и уже опаздываем.

– Мы можем поговорить по пути. – Он сделал шаг с мостовой на дорогу.

Мимо с неимоверным грохотом пролетела деревянная повозка. Какое-то мгновение Эммануэль смотрела на майора, борясь с желанием выдохнуть: «Я не хочу идти с вами, месье!» – но ей удалось себя перебороть. Она была женщиной с сильной волей, мадам де Бове, и умела держать свои чувства под контролем.

Не произнеся ни слова, она повернулась и направилась к углу улицы Шартр. Эммануэль ни разу не оглянулась на майора – ее не интересовало, последует он за ней или нет. Где-то вдали церковный колокол начал созывать прихожан на вечернюю службу. Низкие ровные звуки поплыли над старинным городом.

– Если вы знали, что меня дома нет, – спросила Эммануэль, не оборачиваясь, – то почему вы здесь?

– Чтобы поговорить с вашими слугами.

Она замедлила ход.

– Роуз сейчас дома, вы можете ее повидать.

Зак отрицательно покачал головой:

– Позже. Понимаете, после разговора в больнице у меня возникли кое-какие вопросы.

– К примеру?

– Почему вы бросили Генри Сантера, когда его ранили? Любая другая женщина осталась бы помочь. Но не вы.

Они двигались вдоль улицы Шартр по направлению к Эспланад-авеню. По сторонам высились узкие дома, их замысловатые фасады выцвели под ярким солнцем. Воздух был горячим и влажным. Из темных арочных ворот ремесленных мастерских доносились различные звуки. Иногда можно было уловить запах горячего крахмала от отутюженного белья, сладкий, влекущий аромат свежеиспеченных кондитерских изделий, резкий привкус эля из кабаре, которыми была полна старая часть города даже на самых лучших своих улицах. Изредка доносился звон закрываемых ставень.

Когда майор уже решил, что его вопрос останется без ответа, Эммануэль отрывисто произнесла низким голосом:

– Он уже был мертвым и не дышал. Я ничего не смогла бы сделать для него. Он приказал мне бежать, и я последовала его совету. Сейчас мне стыдно за это. – Они остановились на углу, пропуская извозчика, который поворачивал с улицы Урсулин на улицу Шартр. – Как вы думаете, Сантера могли убить по ошибке? – Эммануэль пыталась говорить как можно непринужденнее.

– Вы хотите сказать, что убийца целился в вас? – уточнил Зак.

Эммануэль резко остановилась перед большой лужей. Майор сумел удержать ее за локоть.

Он заметил, что его собеседница буквально побелела, в ее глазах читался испуг.

– У меня нет врагов, месье, – тихо произнесла она дрогнувшим голосом.

Майор пристально посмотрел на нее. Он думал, что у нее карие глаза, но сейчас увидел, что на самом деле они зеленые. Это была таинственная зелень первобытного леса или глубокого океана в пасмурный день.

– Каждый человек имеет недоброжелателей. Вы сами сказали это.

Она сделала быстрый вдох.

– Я не знаю кого-либо, кто хотел бы, чтобы я умерла.

Внезапно Зак понял, что они стоят очень близко друг к другу. Он отпустил ее локоть и шагнул в сторону.

– И все-таки кто-то, очевидно, желает этого.

Майор сам сомневался в своих предположениях. Не все жертвы были знакомы со своими убийцами. Одних убивали по самым разным мотивам, других – просто из-за садистских наклонностей.

«В чем дело, капитан? – словно услышал он голос из прошлого. – Ты еще ничего не понял? Тебе нужна какая-то зацепка?»

– Месье?

Зак поднял голову и увидел всадника на лошади, который окликнул его.

– Эй! Куда вы идете?

Уступив дорогу, они молча двинулись в тень растущих вдоль Эспланад-авеню вязов и сикомор. Вскоре Эммануэль снова остановилась. Ее внимание привлекло извещение в черной рамке, которое трепало ветром на фонарном столбе.

– Вы уже разрешили забрать тело Генри Сантера? – произнесла Эммануэль.

Он помолчал.

– Не вижу необходимости в том, чтобы запрещать это.

– Вскрытие стали делать сравнительно недавно, и не все относятся к нему одобрительно.

– Особенно в такой жаре.

Эммануэль кивнула. Снова налетел горячий бриз, взметнув длинные черные ленты ее траурной шляпки.

Майор бросил мимолетный взгляд на Эммануэль. Мягкий изгиб ее лица и соблазнительные длинные густые ресницы пробудили в нем смутное беспокойство. Эта женщина была столь же чуждой ему, как и весь этот Новый Орлеан с его амулетами вуду, балами квартеронов, высокими, как обрывы, стенами дворов, над которыми виднелись кроны жимолости и ивы, с маскарадами вдень «Марди-Гра»[3], могучими дубами – и смертностью, которая вдвое превышала аналогичный показатель в самом неблагополучном городе Америки. Эммануэль де Бове чем-то напоминала этот город – она была красива, смугла и опасна. Он уже знал, что Эммануэль что-то от него скрывает и, может, даже несет ответственность за смерть седовласого старика, которого Зак нашел распластанным в луже крови на ступеньках семейного склепа. Тем не менее он не мог не восхищаться ею. Эта женщина влекла и рождала в нем желание – весьма неуместное в данных обстоятельствах.

Эммануэль свернула с Эспланад-авеню к реке и зашагала быстрее.

– Есть еще одна вещь, которая меня удивляет, – внезапно произнес майор, устремляясь следом.

Узкая улица с тесно стоящими домами вела к относительно широкой дороге.

– Что именно, месье? – Она отвернулась, глядя на повозку с мулом, двигающуюся от домов к прибрежной равнине.

– Если вы были так привязаны к Генри Сантеру, в чем пытаетесь меня убедить, то почему не хотите помочь в поисках его убийцы?

Дойдя до зеленой дорожки, что разделяла проезжую часть на две половины, Эммануэль остановилась. Повернувшись, она посмотрела прямо в глаза майору. Ветер трепал ленты ее шляпы и бил ими по руке. Она не станет утверждать, что хочет помогать следствию, – она и впрямь не горит желанием заниматься этим.

– Если бы Генри был убит снайпером-янки на поле боя, помогая раненым, вас бы это вообще не интересовало.

Зак сжал челюсти.

– Но его смерть вызывает много загадок.

Эммануэль покачала головой. Она хотела отвернуться, но майор поймал ее за руку.

– Вы не ответили на мой вопрос.

Эммануэль попробовала высвободиться, но Зак продолжал удерживать ее.

– Не ошибайтесь на этот счет, майор Купер. – Ее глаза враждебно сверкнули. – Генри Сантер заменил для меня отца. Но если вы отправите на виселицу невинного человека, это не вернет доктора к жизни.

Майор отпустил ее руку.

– Почему вы думаете, что тот, кого мы повесим, будет невиновен?

– С того момента, как вы заняли город, вы таки не смогли заработать репутацию сторонников законности и судебного порядка, – произнесла Эммануэль.

И хотя слово «вы» относилось ко всем солдатам-янки, а не к майору персонально, ее слова задели его за живое. К тому же в них была правда.

Рядом остановилась запряженная мулом повозка, и Эммануэль, схватившись за поручень, поспешно поднялась в нее, не давая майору возможности помочь ей. Она не хотела, чтобы он прикоснулся к ней снова.

Зак сделал шаг с тротуара. Эммануэль поняла, что майор не собирается больше следовать за ней, и облегченно вздохнула:

– Вам следует вернуться, чтобы поговорить с Роуз.

Зак медленно растянул губы в улыбке.

– Пожалуй.

– Однако вы напрасно потратите время. Она вам ничего не скажет.

Майор отрицательно покачал головой:

– Люди всегда говорят что-то полезное, даже когда не подозревают об этом. – Он сделал еще шаг назад, его подошвы увязли во влажной траве. – Увидимся завтра утром, мадам.

Повозка рывком двинулась вперед, но майор успел заметить в глазах Эммануэль выражение удивления и опаски.

Глава 7

Роуз не сразу ответила на стук в дверь, а потом приоткрыла ее не больше чем на восемь дюймов.

Роуз была высокой худощавой женщиной с длинной шеей, покатыми плечами и врожденной царственной осанкой. Бледная кожа цвета кофе с молоком говорила о смешанной крови, но все черты лица были африканскими: нос – плоским, губы – полными, а скулы – высокими и широкими.

– Мисс Эммануэль ушла, и вы знаете это, – заявила она, и ее губы враждебно сжались. – Зачем вы вернулись?

Майора удивил ее французский акцент, хотя, подумал он, этого следовало ожидать. Он был знаком со многими неграми из внутренних районов страны, обычно они говорили по-английски более басовито и с местным акцентом. Но эта женщина была креолкой, в ее голосе слышалось явное недружелюбие и более сильное влияние французского, чем у ее госпожи.

Бенджамин Батлер, возможно, за подобный прием приказал бы ее арестовать. Зак же снял фуражку и произнес:

– Я хотел бы задать вам несколько вопросов.

Женщина поколебалась, но никто в городе – мужчина или женщина, с белой, черной или кофейной кожей – не посмел бы сказать «нет» человеку в синей форме. Пожав плечами, она сделала шаг назад и пошире открыла дверь.

– У меня много дел. Вы говорите, а я буду работать.

Роуз провела майора по проходу во внутренний двор, заполненный горшками с лавром и апельсинами. Под жаровней тлел древесный уголь, над огнем в медном котелке варился суп, расточая аромат в горячем воздухе.

– Не знаю, о чем вы хотите спросить меня, – произнесла Роуз, помешивая суп длинной деревянной лопаткой. – Я не была знакома с Генри.

– Но вы знаете мадам де Бове. – Зак заметил под переплетенными кронами ивы и жасмина серую, изъеденную непогодой скамью и направился к ней, вспугнув пересмешника. Перелетев на галерею второго этажа, он недовольно чирикнул оттуда.

– Она родилась не здесь, не так ли?

Роуз бросила пристальный взгляд, ее глаза подозрительно сузились. Но, по-видимому, она решила, что ответ не принесет никакого вреда, и поэтому мрачно выдохнула:

– Ее мама и папа приехали сюда из Франции пятнадцать лет назад.

В 1848 году, высчитал Зак, произведя в голове несложный подсчет. По всей Европе тогда прокатились революции. Вряд ли было простым совпадением то, что семья Маре покинула страну именно в этот год. Но вслух Зак произнес:

– Сколько времени вы с ней?

– Я была первой рабыней, которую они купили. Мне было шестнадцать, столько же, сколько мисс Эммануэль. – Роуз очистила трехзубчатую лопатку о край медного горшка. – И с тех пор я с ней постоянно.

Зак почувствовал, что в нем растет раздражение. Вряд ли он сможет узнать здесь что-либо полезное. Трудно понять эту преданность, даже любовь, которую многие рабы чувствуют к своим хозяевам. Заку было неприятно думать, что женщина, к которой он чувствует симпатию, имела в собственности человека, словно какую-то вещь.

– Это ее отец, доктор Маре, подарил вас Эммануэль? – сухо спросил он.

Лопатка с грохотом упала на камни. Уперев руки в бока, Роуз резко повернулась к нему.

– Вы думаете, я рабыня? Ну, тогда я скажу вам, что так же свободна, как и вы. О, одно время я принадлежала цветному господину. Иногда он избивал меня до полусмерти только для того, чтобы показать, что он выше меня по положению. Он решил продать меня на пристани в тот день, когда семья Маре приехала из Франции. Они купили меня прямо там, на берегу, но быстро освободили. И я отработала до цента все, что они заплатили.

Изящным движением она подхватила лопатку и стала вновь помешивать содержимое котелка.

– Вы не знаете мисс Эммануэль, – произнесла Роуз, не глядя на него, – если думаете, что она когда-либо имела рабов. Она и Филипп были единодушны в том, что рабство – это зло.

– Из ваших слов я делаю вывод, что в других вопросах их мнения расходились.

Мулатка бросила на него быстрый взгляд и отвернулась.

– Я не говорила этого. – Она плотно сжала губы.

Зак понял, что вряд ли узнает что-то еще на этот счет. Вздохнув, он закинул ногу на ногу и произнес:

– Расскажите мне о Жаке Маре и его жене.


– Я хочу, чтобы ты поговорил со всеми, кто связан с больницей Сантера, – сказал Зак Хэмишу, когда они обедали в небольшом итальянском кафе около штаба.

Хэмиш поднял лицо от тарелки со спагетти, его глаза стали круглыми, как у совы.

– С каждым?

– Да. Пару человек отправь просмотреть папки на всех пациентов, которые за прошедший год скончались или подверглись ампутации.

– Ты думаешь, что искать надо там? – спросил Хэмиш, доставая из кармана записную' книжку. – Больных, которые могли быть чем-нибудь недовольны?

– Нет, но я хочу, чтобы вы сконцентрировались на людях, с которыми работал Сантер. На таких, как этот англичанин Ярдли. Посмотрите, что можно раскопать насчет него. Он утверждает, что прошлой ночью был с другом. Узнайте, кто этот человек, и постарайтесь найти кого-нибудь, кто мог бы подтвердить, что они были вместе. Англичанин говорит, что он не спорил с Сантером, но у меня есть ощущение, что здесь что-то скрывается.

Кивнув, Хэмиш открыл записную книжку с полотняным переплетом и начал составлять список, царапая бумагу тупым коротким карандашом.

– Затем надо проверить эту молодую женщину, Клер Ла Туш, – продолжил Зак. – Она – добровольный помощник, но, похоже, не очень ладила с Сантером. Может, ты сможешь разузнать, по какой причине.

Хэмиш перестал делать пометки в блокноте.

– А мадам де Бове?

– Я о ней позабочусь.

Хэмиш зашевелил усами и закусил губу.

– Ты не можешь ее подозревать.

Зак протянул руку, чтобы отломить кусок итальянского хлеба, который пекли в этом кафе.

– Почему бы и нет?

– Ну, прежде всего она женщина…

– Ха! Хочешь сказать, что убийства совершают только мужчины?

Хэмиш отрицательно покачал головой:

– Но не такие.

– А какие? Не думаю, что мы знаем мадам де Бове достаточно хорошо. – Зак встал. – Мне нужен список всех, кто приходил на кладбище, и тех, кто не появился там, хотя и должен был бы это сделать. – Этим вечером Заку надо было отправляться к Батлеру, и встреча могла затянуться, поскольку у генерала были далеко идущие планы по передаче конфискованных сахарных плантаций вместе с их чернокожими работниками перекупщикам с Севера.

Хэмиш кивнул и похлопал по записной книжке:

– Я все запишу, не волнуйся. – Зак улыбнулся, и Хэмиш недоуменно насупил брови: – Что в этом смешного?

Но Зак только усмехнулся и направился прочь.


– Возможно, теперь ты будешь разумнее, – произнесла Мари-Тереза де Бове, сидя в кресле и вяло обмахиваясь пальмовым веером в затхлом жарком полуденном воздухе. – Доминик должен уехать с нами в Бо-Ла. По крайней мере, на несколько месяцев.

Эммануэль и мать ее погибшего мужа сидели в задней галерее дома, выстроенного в стиле Ренессанса, но с греческими мотивами. С галереи было хорошо видно, как Доминик и его дед Жан-Ламбер играют с лошадиными подковами на маленькой лужайке. Жан-Ламберу было семьдесят шесть, но, несмотря на возраст, этот худой седовласый человек, приволакивающий ногу после случившегося прошлым маем сердечного приступа, все еще увлекался детской игрой в метание подков.

Когда-то фамильный дом располагался на улице Урсулин, в старом квартале. Но в связи с расширением города и постоянным наплывом нищих эмигрантов пришлось перебраться на Эспланад-авеню. Эта улица располагалась на высоком берегу, тянущемся к северо-западу от города, от Вье-Кер до Байу-Сент-Джон. Де Бове были одними из наиболее уважаемых и состоятельных жителей города. На протяжении нескольких поколений они как-то ухитрялись избежать разнообразных соблазнов, обанкротивших множество старых креольских семейств. Азартные игры и пьянство, дуэли и приверженность к «пласажам» – цветным любовницам, для которых белые мужчины строили роскошные дома, не привлекали их. Основой благосостояния де Бове была обширная сахарная плантация, известная как Бо-Ла, на Байу-Креве, но семейство уже давно освоило и другие занятия: морские перевозки, банковские операции, мелкое производство и операции с недвижимостью. Оккупация города войсками северян привела к большим потерям, однако не разрушила до основания состояние де Бове, как и у многих в этом городе.

Стоя у чугунных литых перил, Эммануэль с улыбкой наблюдала, как ее сын готовится к броску. Но когда она снова увидела хмурое лицо его бабушки, улыбка медленно сползла с ее лица.

– Это слишком щедро, – сказала она. – Кое-что из того, что мы слышим о патрулях янки, является преувеличением, но, боюсь, не все. Я чувствую себя спокойнее, когда мой мальчик здесь.

– Спокойнее? В городе? – Мари-Тереза нахмурилась. Она была моложе своего мужа лет на двенадцать или даже больше – высокая, все еще привлекательная, с серебристыми волосами, гордой осанкой и блестящими серыми глазами. – А если начнется желтая лихорадка?

Обычно все, кто мог себе это позволить, летом уезжали в загородные владения, спасаясь от частых эпидемий. Только в этом году присутствие недисциплинированных солдат-янки и действия партизан-конфедератов сделали пребывание в поместьях более опасным, чем в городе. К тому же на сей раз смертоносная лихорадка обошла Новый Орлеан стороной.

– Думаю, в этом году эпидемий не будет, – убеждала Эммануэль.

Мари-Тереза презрительно выдохнула; это был чисто галльский звук.

– Пф-ф-ф. Из-за нескольких прорытых каналов и осушенных болот? Это что-то меняет?

Сжав поручень, Эммануэль постаралась справиться с раздражением. Они обсуждали эту тему уже много раз, но Мари-Терезе так и не удавалось переубедить невестку.

– Очищая город, янки заботились исключительно о себе, – продолжала Мари-Тереза. – Они знают, что в случае эпидемии умрут первыми.

Эммануэль оттолкнулась от поручней.

– В первую очередь – но не только о себе.

Мари-Тереза элегантно пожала плечами:

– Умирают самые слабые.

Это прозвучало бестактно по отношению к молодой женщине, которая потеряла от лихорадки мать, а через пять лет и отца. Но и у Мари-Терезы эпидемия унесла двух сыновей.

Игра с подковами близилась к концу. Доминик со смехом побежал к конюшням, что располагались за домом, а Жан-Ламбер начал медленно и осторожно подниматься по ступенькам на галерею, опираясь на руку своего раба – массивного мулата Батиста.

Мари-Тереза отложила веер. Ее золотое кольцо звякнуло, ударившись о край железного стола.

– Это правда, что сказал Доминик? – спросила она. – Какой-то янки приходил к тебе в больницу Сантера?

Только через секунду Эммануэль поняла, что Мари-Тереза говорит об убийстве Генри Сантера.

– Он служит у генерала Батлера, – ответила Эммануэль, наблюдая, как Жан-Ламбер поднимается по ступеням, – начальником военной полиции.

– Вряд ли он побеспокоит тебя снова, – произнес Жан-Ламбер. От одышки его голос был неровным. – Бену Батлеру и его банде убийц и воров нет никакого дела до убитого южанина. – С помощью раба он опустился в белоснежное кресло-качалку. Его лицо слегка исказилось от боли. – Спасибо, Батист, – тихо произнес он.

– Не думаю, что майор Купер бросит расследование, – сдавленно произнесла Эммануэль.

Старик очень медленно повесил трость на ручку кресла и полез в карман за трубкой и кисетом.

– Ты, похоже, гордишься этим?

Эммануэль покачала головой:

– Нет, если ты подразумеваешь тщеславие.

Жан-Ламбер перестал набивать трубку и посмотрел на нее. В его взгляде промелькнуло некоторое удивление. У Филиппа были такие же синие глаза. И у Доминика тоже глаза викинга, как называл их Жан-Ламбер.

– А-а… Он, похоже, человек долга? Хочет поймать убийцу, поскольку это входит в его обязанности? Хорошо. – Он сунул трубку в рот и сжал ее зубами. – Интересно.

Эммануэль ничего не ответила, хотя она начала подозревать, что Зак Купер полон решимости найти убийцу и по другим причинам. В конце концов, как начальник военной полиции он должен был поддерживать порядок и наблюдать за всем в городе – от конфискации и распределения имущества мятежников до очистки улиц и предоставления пищи и крова тысячам негров, потерявших работу, и бедняцкому населению города. То, что он пришел на кладбище прошлой ночью, было объяснимо. Но почему он принимает личное участие в расследовании смерти Генри Сантера?

– Долг и честь? – насмешливо произнесла Мари-Тереза. – У янки? Сомневаюсь. Если бы Генри не убили таким странным образом, на следующий день никто бы об этом случае и не вспомнил.

Жан-Ламбер зажег спичку, но его рука замерла в воздухе. Он посмотрел на жену; в его глазах читались сдержанная неприязнь и враждебность.

– Человек не волен выбирать, как ему умереть.

Мари-Тереза ответила ему таким же холодным взглядом.

– Это зависит от жизни, которую он ведет, от друзей, которых выбирает.

Жан-Ламбер, потягивая трубку, ничего не ответил. Мари-Тереза повернулась к Эммануэль и отрывисто произнесла:

– Ты должна немедленно закрыть больницу.

Эммануэль возразила:

– Нет. Она будет работать.

Жан-Ламбер кивнул с молчаливым одобрением, но Мари-Тереза резко выдохнула, издав типично французское «пффф». В ее понимание благопристойности и респектабельности не укладывалось то обстоятельство, что супруга одного из де Бове трудится в лечебнице.

– Во вторник у нас будет собрание, – наконец произнесла Мари-Тереза, – на котором мы будем шить рубашки для пленных солдат Конфедерации. Их держат на Шип-Ай-ленде. Ты к нам присоединишься?

Мари-Тереза устраивала такие мероприятия каждый месяц и всегда приглашала на них Эммануэль. Но невестка ни разу не присутствовала, хотя знала, что это не улучшает ее репутацию в глазах окружающих. Чуть вздохнув, она произнесла:

– Я постараюсь. Но после того как не стало Генри, работы в больнице невпроворот.

– Тогда брось ее, – произнесла Мари-Тереза.

Эммануэль стиснула зубы, но ничего не ответила. Жан-Ламбер кашлянул, заполняя неловкую паузу.

– Сегодня вечером будут поминки – ты слышала об этом? – Наклонив голову, он сосредоточился на трубке. – Майор унионистов, о котором ты нам говорила, придет туда?

– Конечно, нет, – поспешно произнесла Мари-Тереза. – Появляться там, где поминают покойника? Даже у янки хватит такта, чтобы этого не делать.

Эммануэль бросила взгляд поверх сада в направлении конюшен, над которыми на фоне полуденного неба начали собираться бело-голубые облака.

– Он будет там.

Уже спускались сумерки, когда Эммануэль повернула на улицу Конти. Из садов доносился стрекот кузнечиков, громкий и отчетливый в жарком спокойном воздухе. В полдень, после того как она покинула Эспланад-авеню и вернулась домой, прошел короткий дождь. Теперь небо снова было чистым, ярко светила полная луна.

Эммануэль уловила отдаленный шум от расположенного на берегу кабаре: в субботний вечер ни война, ни оккупация не способны были помешать людям собираться в тавернах, бильярдных залах и борделях. Но дома на улице Конти были тихими, воздух напоен запахом жаренного в оливковом масле чеснока, слышался тонкий звон фарфоровой посуды. Внезапно Эммануэль почувствовала себя одинокой. Ей стало казаться, что кто-то крадется за ней, столь слабой и беззащитной. Эммануэль пыталась отогнать этот страх, но он шел за ней по пятам. Кое-как она добралась до угла Бургунди-стрит и увидела высокое узкое здание – городской дом Генри Сантера и его сестры Элис. За стоящим у дома фонарем виднелись дугообразные ворота и грациозная каменная лестница. Жилыми были второй и третий этажи дома.

Когда Эммануэль вошла в помещение, она обнаружила, что здесь уже полно народа. Мужчины и женщины стояли несколькими группами и негромко переговаривались. Из-за жары газовый свет не зажигали, окна занавесили черным, воздух был горячим и немного дымным от свечей, которые стояли в канделябрах у изголовья покойного. Эммануэль остановилась у холодного неподвижного тела Генри Сантера. Она часто видела умерших людей, но одно дело – просто мертвый, подумала она, другое – убитый.

Генри Сантер лежал на покрытом черной тканью столе около переднего окна гостиной. Руки покойного были сложены на груди. Когда Эммануэль посмотрела на Сантера, то внезапно ощутила запах жасмина и гвоздик и словно перенеслась обратно на кладбище. И хотя рубашка Генри была безукоризненно белой и хорошо отглаженной, а черный шелк жилета не окровавлен стрелой, его неподвижная поза чем-то напоминала жуткую сцену убийства.

Коротко вздохнув, Эммануэль поспешно отвела взгляд от лица своего старого друга. Морщинистые щеки сейчас разгладились, белая борода была безукоризненно ухожена. Человек на столе выглядел странно – это был Генри, но какой-то очень чужой, словно оболочка, не имеющая того, что когда-то было ее другом. Эммануэль почувствовала страх, но тут же устыдилась этого, поскольку ей следовало оплакивать Генри, который, вполне может быть, погиб вместо нее. Она с силой зажмурилась и прошептала: «О Боже, Генри. Мне так жаль. Может, это все предназначалось мне?»

Открыв глаза, она увидела выстроившихся для молитвы людей со шляпами в руках. Эммануэль словно вернулась в занавешенный черными драпировками зал с его остановившимися часами, и тихими разговорами собравшихся для погребальной церемонии. Она увидела Элис Сантер с серым от горя лицом. Эммануэль подошла к пожилой женщине, чтобы погладить ее холодную, страдающую артритом руку, дотронуться губами до сухой щеки и произнести приличествующие случаю, хоть и бесполезные фразы: «Он был замечательным человеком. Если я могу что-то сделать…»

Смерть была частой гостьей в этом городе; погребальные церемонии и ритуалы стали важной частью общественной жизни. Здесь встречались тетушки, дяди и двоюродные братья и сестры, которые не видели друг друга с прошлых поминок или крещения, – они разговаривали, ели, пили херес из тонких хрустальных бокалов. Все следовало согласно заведенному порядку.

Обычно на поминках говорили много и на самые разные темы, хотя и с неизменным выражением почтения к усопшему. Сейчас голоса были приглушенными, речь чуть слышна, присутствующие часто бросали опасливые косые взгляды на неподвижно стоящего в углу человека в синей форме. Его длинные золотистые волосы с красным отливом величественно лежали на широких плечах. Сложив руки на груди, он внимательно наблюдал за происходящим. Эммануэль вспомнила его имя – Флетчер. Она ожидала увидеть здесь майора Купера и почувствовала беспокойство, когда не обнаружила его.

– Итак, о чем мы думаем теперь? – прозвучал позади нее знакомый густой голос с французским акцентом. – Что убийца находится среди нас даже сейчас и случайно выдаст себя нервным тиком? Или, возможно, виновный, переполненный раскаянием при виде жертвы, упадет на колени для слезного признания?

– Антуан. – Эммануэль повернулась к стоящему за ней человеку. Высокий и худой Ла Туш был почти вдвое старше своей сестры Клер. Впрочем, морщины у орлиного носа и рта и складка между бровями говорили скорее не о его возрасте, а о трудной судьбе. На нем были фрак с длинными фалдами, атласная жилетка и бабочка, но все говорило о том, что он – плантатор: вид патриция, легкий запах дорогого табака, безукоризненный блеск высоких кожаных ботинок. Левую ногу Антуана заменял протез. Он служил в кавалерии конфедератов, пока не получил маленькую дробину в колено. За спасение ноги пришлось серьезно побороться – и Филиппу, и Генри, и Эммануэль, но все же ампутации избежать не удалось. Впрочем, Антуан все равно был обречен, поскольку одна пуля в том бою попала ему в живот и привела к неизлечимой болезни. Он мог прожить еще два года, может быть, пять, но состариться ему было не суждено.

– Антуан, – произнесла Эммануэль снова, сжимая, может, чересчур сильно его левую руку выше кисти. – Я должна с тобой поговорить.

Она заметила удивление в его светло-карих глазах.

– Да, конечно, дорогая. – Он бросил взгляд на Флетчера, усердно фиксирующего что-то в своей записной книжке. – Возможно, нам следует удалиться из комнаты.

Они молча вышли из столовой в заднюю галерею. В этот час небо было уже темным, воздух наполняли запахи жасмина и жимолости, свежих олив и апельсинов, росших в темном саду.

Антуан достал из кармана сигару. Взявшись за поручень, Эммануэль смотрела вниз, на слабо белеющие в лунном свете цветы.

– С тобой все в порядке, Эммануэль? – тихо спросил Антуан. – Даже при том, сколько ты всего видела, убийство не могло быть для тебя легким зрелищем.

Эммануэль повернулась, чтобы поблагодарить его улыбкой.

– Все нормально.

Из всех друзей Филиппа ей всегда больше всех нравился Антуан. Он был в семье единственным сыном, получил хорошее образование, но родители хотели, чтобы он продолжил дело отца и в один прекрасный день взял на себя руководство плантациями.

– Что-то случилось? – встревожился Антуан.

Эммануэль кивнула.

– Этот начальник военной полиции янки тебя видел?

– Нет. Зачем я ему? Если только…

Он сузил глаза, кончик его сигары отчетливо алел в полумраке.

– Это правда? В Генри выстрелили миниатюрной стрелой из арбалета? С серебряным наконечником? Бог мой! – Он шагнул назад, кончик его костыля глухо ударил о деревянный пол. Остановившись, Антуан повернулся к ней снова. – В полиции об этом знают?

– О наборе для убийства вампиров, что ты подарил Филиппу? Не думаю. Но, Антуан… – Она осеклась, поскольку невдалеке послышались шаги и голоса.

Антуан предостерегающе прижал палец к ее губам.

– Нам не следует говорить об этом здесь.

Эммануэль кивнула.

– Ты можешь прийти в больницу завтра утром?

– Да, конечно.

Она заглянула в переполненную комнату.

– Я не вижу Клер. Она здесь?

Антуан отрицательно покачал головой:

– Почему тебя это интересует? – В неровном свете газовых фонарей его лицо казалось бледным и напряженным.

– Она была этим утром в больнице, когда пришел Зак Купер, и могла что-нибудь ему сказать.

– Сомневаюсь. – Антуан сжал зубами кончик своей сигары. – А он довольно интересный человек, этот начальник военной полиции. Совсем не похож на Батлера и остальных политиканов и юристов из его банды.

– Разве? – Эммануэль откинулась на железную решетку ограждения галереи, ее локти оперлись на поручни.

– Это обычный кавалерийский офицер, окончивший Вест-Пойнт. Он попал сюда из-за какой-то раны.

– Из-за ноги, – кивнула Эммануэль и, видя, как Антуан удивленно поднял бровь, поспешно добавила: – Он хромает. Наверное, у него не много опыта в полицейских делах.

– Я думаю, ты ошибаешься.

– С чего бы? – покачала головой Эммануэль.

– На Западе, где он охранял форт Маккена, произошло сенсационное убийство. И именно он поймал убийцу. Об этом писали во всех газетах несколько лет назад.

Где-то вдалеке зазвонил соборный колокол.

– Я никогда об этом не слышала, – произнесла Эммануэль, ее голос прозвучал на удивление отчужденно.

Антуан улыбнулся:

– Ты редко обращаешь внимание на то, что не связано с медициной, моя дорогая.

Молиться начали примерно через полчаса.

Хотя Генри Сантер родился в католической семье, жизнь заставила его потерять веру в Бога. Медленно пропуская между пальцами бусинки четок, Эммануэль улыбнулась при мысли о том, что сказал бы Генри, если бы увидел, как она тихо произносит молитвы над его окруженным свечами телом. Она решила, что Генри понял бы ее. Погребальный ритуал создан больше для того, чтобы успокоить живых, чем помочь мертвым.

Они еще не дочитали последние десять молитв, когда Эммануэль услышала неровный звук шагов по ступенькам и увидела в двери высокую фигуру в синей форме. Прибывший двинулся по галерее для беседы с рыжим ньюйоркцем.

Итак, он пришел, подумала Эммануэль; ее дыхание стало быстрым. Ей следовало бояться этого появления, однако никакого страха она не почувствовала. Этот человек, подумала она, ее враг. Он подозревал ее в соучастии в убийстве и мог приговорить без суда и следствия. Он был угрозой для нее и в другом отношении, но об этом Эммануэль не рассказала бы и своей лучшей подруге. И, несмотря на все это, при его появлении она почувствовала радость.

Глава 8

– Привратник кладбища Святого Людовика никого не видел, – произнес Зак. Вечерний бриз приятно согревал его лицо. Чтение молитв заглушалось стрекотом кузнечиков и шумом фонтана в темном саду.

Из задней галереи городского дома Генри Сантера Зак мог видеть слабо освещенную столовую и переднюю гостиную. То, что идет война, подумал он, можно было определить, взглянув на собравшихся. Здесь присутствовало много женщин в траурной одежде. Бросалось в глаза и малое число мужчин, да и те были либо стары, либо совсем молоды, либо имели ранение. Некоторые из них смотрели явно недружелюбно, однако большинство демонстрировали равнодушие к двум офицерам в синей форме.

Откусив кончик сигары, Хэмиш сунул ее в рот.

– Нашел кого-нибудь, кто умеет говорить по-немецки?

Зак кивнул, его взгляд остановился на высоком угрюмом человеке на костылях. Наклонившись вперед, он что-то шептал на ухо красивой темноволосой женщине с элегантной миниатюрной фигурой и чересчур большим и чувственным для тонкого аристократического лица ртом. Это была мадам де Бове.

– Привратника кладбища зовут Кесслер, – уточнил Зак. – Он приехал сюда два года назад из Пруссии и очень старателен, как и все немцы. По его словам, за три часа до Сантера и мадам де Бове приходили двое пожилых негров, которые должны были отремонтировать семейный склеп своего хозяина.

Хэмиш хмыкнул и похлопал по карманам в поисках спичек.

– Может быть, наш друг с арбалетом перелез через стену. Так что не будем думать, что он использовал его из-за физической немощи.

Зак зажег огонь.

– А как насчет стрелы с серебряным наконечником?

– Ничего существенного. – Хэмиш выдохнул ароматный дым сигары, прикрывая ее рукой от ветра. – Я узнал об этом городе интересные вещи и невольно начал сомневаться, что это – часть Соединенных Штатов. Все эти вуду и «худу», «гри-гри» и «ю-ю», любовные амулеты… Я добрый пресвитерианин и не занимаюсь подобной ерундой.

Зак пристально посмотрел в ночной сад. Он и сам чувствовал, что это чужой мир, полный новых открытий, одновременно незнакомых и навевающих воспоминания. Но этот город не отталкивал его – наоборот, он был притягателен.

– Что-нибудь удалось найти?

– Я поговорил кое с кем о тех, кто работает в больнице, но они не сообщили чего-либо заслуживающего внимания.

Зак кивнул на столовую.

– Кто этот человек на костылях?

Повернувшись, Хэмиш проследил за взглядом Зака.

– А, это военный герой. Он живет по соседству. – Достав из кармана записную книжку, Хэмиш открыл ее. – Антуан Ла Туш. Потерял ногу после Пи-Ридж. Это его сестра работает добровольным помощником в больнице Сантера.

– Клер Ла Туш. – Прищурив глаза, Зак попытался ее разыскать в толпе. – Ее здесь нет?

– Мне сказали, что она не любит бывать на поминках, – усмехнулся Хэмиш. – Я бы на ее месте пришел сюда просто для того, чтобы обо мне не судачили. Эта публика любит поговорить друг о друге, не так ли?

Прозвенел комар, и Зак машинально ударил рукой по затылку.

– Я здесь не вижу и доктора Ярдли.

– Англичанина? – Хэмиш сжал сигару зубами. – Он был, но недолго. Примерно двадцать минут.

Зак наклонился, чтобы отчетливее видеть лицо своего друга.

– И?

Усы Хэмиша дрогнули.

– Похоже на то, что он не очень любит женское общество. Или по крайней мере здесь так думают.

К тому же к англичанам относятся плохо. Как и к шотландцам, – добавил он удрученно.

Зак поспешно наклонил голову, чтобы скрыть улыбку – удержаться он был не в силах. Донесся смех мадам де Бове – конечно, сдержанный, но ясно говорящий, что ей приятно находиться в компании одноногого молодого человека.

– А что люди говорят о ней? – внезапно спросил Зак. – О мадам де Бове?

Хэмиш провел рукой по лицу.

– Думаю, ее здесь немного боятся. Словно она не одна из них.

– Это так.

– Да? – Лицо Хэмиша затуманилось от сосредоточенных раздумий. – Но она француженка.

– Верно.

Зак направился к открытой двери столовой. Он заметил, что мадам де Бове остановилась у стола и поднесла к губам бокал с хересом. Даже на расстоянии он отчетливо видел ее глаза и медленно изогнувшиеся в улыбке губы, которые, казалось, говорили: «Попробуй поймай меня, если сможешь». Зак чувствовал – она опасается, что он узнает ее тайну, но, похоже, его самого она не боялась. Она играла с ним в утонченную, интеллектуальную, чувственную и опасную игру.

«Ладно, она француженка, – подумал он, – но остальные-то нет. Уже на протяжении шестидесяти лет они американцы, даже если не желают этого признавать».

– Ты думаешь, что она каким-то образом причастна к убийству?

Зак кивнул:

– Я просто уверен в этом и собираюсь доказать.

– Это вредит здоровью, – с враждебным вызовом произнесла Эммануэль, когда Зак подошел к ней. – Все эти мужские привычки – курение сигар и трубок.

– Вы заботитесь обо мне, мадам? – Он остановился около нее так близко, что кончик его ножен коснулся ее черных юбок. – Я тронут.

Она улыбалась натянуто и слегка презрительно, но Зак почувствовал, что ее дыхание участилось, движение высоких округлых грудей под черным кружевом траурного платья стало более заметным.

– Вы когда-нибудь видели легкие курильщиков? – Эммануэль. – Они коричневые, сморщенные и сухие.

Зак попытался представить себе эту картину; она показалась ему неприятной. Тем не менее он постарался изобразить на лице улыбку – столь же холодную, как и у Эммануэль.

– Вот как? Неудивительно, что когда он пробегает с полквартала, то начинает дышать, как паровоз.

Она рассмеялась – это был короткий, быстрый всплеск искреннего веселья, который словно озарил ее лицо.

– Вы делаете это намеренно, не так ли? – внезапно произнес Зак.

– Что, месье?

– Держите людей на расстоянии, заставляете их думать, что вы отличаетесь от остальных.

Эммануэль стала серьезной. Теперь она казалась растерянной и менее самоуверенной. Зак никогда не видел ее такой, но и сейчас она оставалась привлекательной.

– Я действительно странная.

Он отрицательно покачал головой:

– Вы просто не такая, как все. Это и кажется необычным.

– Да, большинству людей. – Их глаза встретились. Какое-то время они пристально смотрел и друг на друга, и было в этом что-то интимное и очень волнующее.

Зак первым отвел взгляд в сторону, туда, где спокойно разговаривали Антуан Ла Туш и сестра Генри Сантера Элис.

– Мне говорили, что они из старинной и уважаемый семьи, эти Ла Туш. Но никто не может сравниться со старинностью рода и богатством семьи де Бове.

– Похоже, вы интересовались мной, месье.

– Днем у меня было много работы.

– И что вам рассказали?

– Я узнал, что доктор Жак Маре прибыл в Новый Орлеан из Франции в 1848 году. – Держа в руках поднос с хересом, мимо прошел угрюмый чернокожий мужчина. Зак взял стакан и поблагодарил. – Эта дата говорит о многом, – продолжил он. – В тот год произошли революции, из-за которых пришлось бежать многим людям по всей Европе.

Эммануэль подняла бокал, словно произнося тост.

– В результате «свободы», «равенства» и «братства».

– Должно быть, у ваших родителей был интересный брак, – произнес Зак, пригубив из стакана. Херес был холодным и сухим.

– Скорее необычный – парижский революционер и внучка графа Бургундского, потерявшего голову на гильотине.

Эммануэль отпила глоток, ее глаза излучали легкий интерес.

– А кто вы, мадам, – продолжил Зак, видя, что она не реагирует на его слова, – аристократка или революционерка?

Вино смягчило ее губы, делая их полнее. В неярком свете глаза Эммануэль казались необычно большими.

– Я ни то и ни другое. – Она повернулась, чтобы поставить бокал на стол. – А это имеет отношение к убийству Генри Сантера? – Она бросила на него косой взгляд. – А, месье?

Видя вызов в ее глазах, Зак холодно ответил:

– Я навел справки об отличиях во французской и американской медицинских школах. Большинство докторов из Нового Орлеана пошли служить в армию конфедератов, но и те, кто остался, не припоминают особых споров между доктором Сантером и его коллегами.

Эммануэль раздраженно подняла брови.

– Вы и в самом деле думаете, что они вам все расскажут?

– Может быть. Над чем конкретно работал Сантер незадолго до гибели?

Эммануэль небрежно повела плечом, но это далось ей нелегко.

– На протяжении нескольких лет он писал труд о вреде кровопускания. В последнее время из-за недостатка лекарств, вызванного блокадой наших портов, Сантер занимался лечебными свойствами местных растений. Здесь в болотах живет африканец, которого все зовут Папа Джон. Большинство считают его шаманом вуду, но он всю жизнь изучает природные лекарства. Генри часто его посещал.

Зак медленно втянул в себя херес, не сводя взгляда с ее красивого лица, спокойного и одновременно лживого.

– Почему вы мне это говорите?

Она снова пожала плечами:

– Я думала, это имеет значение.

Он отрицательно покачал головой:

– Вы не желаете мне помочь и хотите, чтобы я ушел и оставил вас в покое. На что вы надеетесь? Что ваш Папа Джон – как это говорят – нашлет на меня «гри-гри»?

Она рассмеялась:

– Возможно. Говорят, он читает мысли и предсказывает будущее.

– А вы были у него?

Эммануэль задумчиво тронула брошь на блузке, затем, как бы опомнившись, поспешно отвела руку.

– Я не интересуюсь своим будущим, – произнесла она. Казалось, скулы обострились на ее красивом лице. – Никто не может предсказать… что будет угрожать ему.

– Должно быть, он не говорил Генри Сантеру о том, что ожидает его впереди. Или Сантер не принял предсказание всерьез.

– Генри не был доверчивым человеком, но Папе Джону он верил, – мягко произнесла Эммануэль.

– Я могу остаться, если это необходимо, – предложил Хэмиш, когда через пятнадцать минут они уходили с поминок.

Зак отрицательно покачал головой:

– Думаю, что мы узнали здесь все, что могли. Кроме того…

Они прошли через похожие на туннель ворота, затем на мгновение задержались на кирпичной насыпи. В теплом влажном ночном воздухе ощущались запахи города, смешанные со сладковатыми ароматами магнолии и жасмина, застоявшейся воды и влажной плодородной земли.

– Дадим им возможность обсудить нас.

Хэмиш и Зак повернули на Бургунди-стрит, по направлению к каналу, где они проживали. Генерал тоже занимал особняк, полный дорогих конфискованных вещей. Однако Зак прошел мимо дома для офицеров и направился к реке, где расположились многочисленные питейные заведения, бордели и карточные залы. Здесь собирались люди всех цветов кожи и национальностей и можно было узнать много интересного.

Самые злачные питейные заведения в Новом Орлеане находились на берегу, хотя таверны и казино были раскиданы по всему кварталу, по большей части на улицах, шедших параллельно берегу – таких как Бурбон и Ройял, – там же размещались и деловые учреждения. Зак пересек улицу Дофин и увидел пять или шесть солдат, собравшихся на насыпи. Их синяя форма в свете фонарей выглядела почти черной. Солдаты громко разговаривали, их движения были неловкими от солидной дозы алкоголя. Когда Зак подошел ближе, он понял, что солдаты окружили какого-то темнокожего человека средних лет, одетого в аккуратный однобортный костюм, с цилиндром на голове. Похоже, это был преуспевающий бизнесмен.

Широкоплечий дюжий сержант с развевающейся светлой бородой и ярко выраженным акцентом уроженца Огайо с силой дергал его за плечо.

– Ты думаешь, что ты такой же, как и белый, парень, – произнес он, наклоняясь над лежащим, – только потому, что какой-то «масса» дал твоей бабке свободу, когда она от него понесла? Ты считаешь, что это дает тебе право ходить по мостовой и не уступать дорогу настоящему белому?

Человек лежал не шевелясь, в тусклом свете трудно было различить выражение его черного лица. В этом городе было более одиннадцати тысяч «gens de coulcur librcs» – свободных цветных. Предки некоторых из них перестали быть рабами уже давно. Кое-кто даже получил образование, был обучен ремеслу и имел плантации с рабами. Сержант пнул цветного еще раз.

– Я с тобой разговариваю, черномазый.

– У меня большое горе, месье, – глухо произнес человек по-французски с безукоризненным парижским акцентом. – Я вас не понимаю.

– Отпустите его, – положив руку на саблю, произнес Зак. Его голос на почти пустой улице прозвучал громко и отрывисто.

Солдаты повернулись, у них были опухшие и красные от вина лица.

– Глядите-ка, кто к нам пришел, – произнес сержант. В то время как другие солдаты поспешно отступили, он сделал шаг вперед, тяжело дыша от злости. – Офицер – любитель негров.

На лице сержанта появилась кривая улыбка. Даже на расстоянии Зак уловил сильный запах алкоголя. Кулаки сержанта сжались, но Зак решил, что офицера он бить не станет.

Нападение было медленным и неуклюжим. Зак легко блокировал правый боковой удар левой рукой и правым кулаком стукнул противника прямо в нос. На подбородок и грудь сержанта хлынула кровь. Взвыв от боли, верзила отступил назад, прижав руки к лицу. Какое-то мгновение солдаты стояли, словно застыв. Затем они бросились на Зака.

Майор понял, что он может сбить с ног двух или даже трех, но их было шестеро. И эти солдаты наверняка собирались его убить, поскольку вряд ли они хотели предстать перед трибуналом за нападение на офицера.

Ударив одного из противников в лицо, Зак толкнул его на другого и успел вытащить саблю из ножен. Он думал, что это заставит нападающих бежать, но они были слишком пьяны и ничего не понимали.

Изрыгая кровавую пену, нападавший начал вырывать «кольт» из кобуры. Зак полоснул его саблей по шее, наполовину ее перерубив, а затем ударил кончиком лезвия в живот.

Трое оставшихся солдат от испуга кинулись врассыпную. Какой-то звук заставил Зака обернуться; он выдернул саблю из тела умирающего солдата как раз в момент, когда сержант снова кинулся на него; в его кулаке при свете фонаря сверкнул длинный охотничий нож. Хотя в ушах Зака бешено колотилась кровь, он расслышал за спиной быстро приближающийся топот. «Хэмиш», – подумал он. Но грузный ньюйоркец был все еще далеко. Усмехнувшись, Зак отступил на шаг, выгадывая момент, чтобы полоснуть саблей по белобрысой голове сержанта. Однако дорога была скользкой от крови, и Зак почувствовал, что теряет равновесие.

Он сумел удержаться – но лишь спустя мгновение после того, как нож сержанта проник глубоко в бок. Выругавшись, Зак выбросил вперед саблю, подобно штыку, – быстро и с достаточной силой для того, чтобы та пробила грудь противника и вышла из его спины.

– Черт, – произнес Зак, выдергивая саблю из тела мертвеца.

– Боже! – Хэмиш медленно обошел вокруг скрючившихся тел. Кругом были пятна крови – и на дороге, и на тротуаре, и даже на оштукатуренных стенах близлежащих домов. – Я оставил вас только на две минуты.

Зак наклонился, чтобы вытереть испачканный кровью клинок о мундир убитого сержанта.

– Вы очень быстро возвратились.

– Ваша похвала слишком щедра, – спокойно произнес знакомый голос Эммануэль. – Капитан не способен пробежать даже квартал.

Зак выпрямился. Цветной, к которому приставали солдаты, уже исчез. Почтенные граждане, жившие в высоких узких городских домах, что расположились по обе стороны улицы Конти, наверняка наблюдали за разыгравшейся сценой из-за занавешенных окон и сейчас отправились отдыхать. Но мадам де Бове, навещая своих больных, как подумал Зак, должна была услышать шум борьбы и прибежать сюда.

Металл тихо звякнул, когда Зак вложил саблю в ножны. Он повернулся к Эммануэль:

– Вам не следовало ходить одной в такое время.

Эммануэль перешла от одного неподвижного тела к другому, чтобы убедиться, что солдаты мертвы.

– Была ли необходимость убивать всех?

Конечно, это было нехорошо – то, что сделала его сабля. Но поскольку мадам де Бове лечила раненых, она видела и худшее.

– Это не все, – произнес Зак, все еще тяжело дыша. – Трое из них убежали.

– Они не могли уйти далеко, – буркнул Хэмиш; его лицо было темным от гнева.

– Это артиллеристы, возможно, из одного подразделения. Найти их будет нетрудно. – Зак почувствовал, что у него странно холодит бок, и с удивлением обнаружил на своей форме влажное темное пятно.

– Осторожнее, парень, – произнес Хэмиш, – из тебя льется кровь, как из плотины.

Но первой до него дотронулась мадам де Бове. Она обхватила Зака за талию, чтобы принять его вес на свои удивительно сильные плечи.

– Я подумала, что вас могут ранить.

– Ничего страшного, – произнес Зак, обхватив ее руку. Сквозь материю траурного платья он почувствовал ее тепло.

– Конечно, – сухо произнесла она. – И именно поэтому у вас весь бок мокрый от крови. Сюда. – Она что-то прижала к его ране. Зак решил, что это была ее полотняная сумочка. – Держите крепко. Это остановит кровотечение.

Зак взглянул на ее лицо – в свете фонарей оно было бледным и сосредоточенным.

– Рана неглубокая, – хрипло произнес он. – Я могу заняться ею позже.

– Не будьте дураком. Больница Сантера находится как раз за углом.

– Давай, парень, – произнес Хэмиш, присев на корточки около одного из убитых солдат. – Я сам управлюсь. Иначе я буду думать, что ты истечешь кровью по моей вине.

Эммануэль подняла голову, на ее губах появилась вызывающая улыбка, которую Зак видел уже не раз.

– Или вы боитесь, что я не справлюсь с вашей раной?

И конечно, Зак пошел с Эммануэль, опираясь на ее плечо и держась за талию. Сладковатый запах ее волос смешивался с ароматом жасмина, теплого ночного воздуха и привкусом только что пролитой крови.

Глава 9

Эммануэль повернула к улице Бьянвиль. Вечерний бриз слегка колыхал ветви банановых деревьев, что виднелись поверх стены. Откуда-то издалека доносились голоса и звуки льющейся в фонтане воды.

– Почему? – спросила он, наконец, когда они повернули за угол трехэтажного дома, который скрыл печальную картину уличной резни. – Почему вы это сделали?

Эммануэль продолжала смотреть только вперед.

– Даже самая простая рана может быстро загноиться в этом климате. Глупо и безрассудно относиться к этому легкомысленно.

– И вы решили обо мне позаботиться? Я польщен.

– В этом нет ничего особенного. Я забочусь и об облезлых собаках, и даже о хромом скунсе, которого однажды нашла на улице. – Эммануэль почувствовала, как Зак беззвучно смеется.

Они были так близко друг от друга, что она услышала удары его сердца и ощутила упругость мышц. Под ненавистной синей формой был полный жизни и сил мужчина. Его прикосновение, несомненно, волновало бы се, однако подобных чувств не следовало испытывать при мыслях об этом, во вражеской форме.

– Вы сделали хорошее дело, – произнесла она, помолчав. – Спасли этого цветного от солдат.

– Почему вы говорите «цветного»?

– Я не имела в виду ничего оскорбительного. Эти солдаты-янки, с которыми вы сцепились, не подозревают, что человек с темной кожей может быть образованным и состоятельным. Но здесь, в Новом Орлеане, почти столько же gens de couleur libres, сколько и черных рабов.

– И им до сих пор не разрешают голосовать.

– У меня тоже нет такого права, – мягко отозвалась она.

– Я думаю, что это неправильно.

Эммануэль сильно удивилась. Большинство мужчин – да и людей вообще – просто смеялись над желанием женщин получить возможность голосовать. Но у Зака было другое мнение.

«Я совершила ошибку, – подумала Эммануэль, все еще крепко держа его за талию. – Не надо было предлагать ему свою помощь, позволять обхватить себя за талию, дружелюбно разговаривать с ним».

– Вам нравится это? – неожиданно спросила она. – Я имею в виду – убивать.

Зак молчал так долго, что она уже начала сомневаться, ответит ли он вообще. Внезапно он глубоко и устало вздохнул, и это удивило Эммануэль.

– Нет, мне это не по душе.

Эммануэль вспомнила сцену, которую увидела, прибежав на шум: майор стоял среди группы солдат и с устрашающим видом наносил удары саблей направо и налево. Даже убийство Генри Сантера, столь страшное своей внезапностью и зловещей неизвестностью, не ужаснуло ее так, как те несколько мгновений на улице Конти. Эммануэль доводилось видеть результаты подобных столкновений, но она никогда не присутствовала во время них.

Эммануэль посмотрела на темный профиль майора, очерченный на фоне неяркого света, проникавшего на улицу из-за неплотно закрытых окон.

– А что такое война? Это и есть убийство.

– Нет, это другое дело. Солдаты хотели уничтожить меня из-за своей глупости.

Они дошли до входных ступенек больницы Сантера. Протянув свободную руку, Эммануэль с силой дернула за звонок, который издал резкий звук.

– Вы должны любить войну. Благодаря ей вы делаете карьеру.

Зак повернулся к Эммануэль:

– Вы хотите стать доктором. Значит ли это, что смерть доставляет вам удовольствие?

Она подняла глаза на майора, но расположенный у входа газовый фонарь светил ему в спину, так что черты лица трудно было разобрать.

Внезапно взвизгнули петли, и массивная дверь открылась.

– Бог мой! – произнес по-немецки появившийся в дверном проеме высокий, долговязый юноша. Он с изумлением смотрел на истекающего кровью офицера в синей форме. Ганс, которому было всего девятнадцать, переехал в Америку пять лет назад с матерью и четырьмя братьями, не желавшими принимать участие в объединительных войнах в Германии. Но, избежав бойни с французами, Ганс попал в Гражданскую войну в Америке и потерял часть ноги в кровавой стычке с патрулем янки в болотах Байу-Креве.

– Мне помочь? – спросил Ганс с сильным немецким акцентом.

Эммануэль чиркнула спичкой, чтобы зажечь фонарь, что стоял на длинном столе в самом начале комнаты.

– Я могу справиться и сама, спасибо. Но нужно немного теплой воды с кухни.

– Сейчас принесу.

– Кто он? – спросил майор, провожая взглядом молодого немца.

– Ганс? – Она повернулась, держа в руке фонарь, чтобы показать дорогу в коридор. – Он делает легкую работу по уходу за больными и следит за пациентами по ночам.

– На костыле?

– А где еще он найдет работу? – Эммануэль распахнула дверь. В дверном проеме проглядывалась бедно обставленная, но тщательно выскобленная комната, за ней виднелся главный кабинет. – Вам надо снять китель и рубаху. – Внезапно она смутилась, словно никогда не видела обнаженных мужчин. – И конечно, саблю.

Когда Зак снимал пояс, ножны звякнули. Повернувшись, он изучающе окинул взглядом комнату с высоким потолком и побеленными стенами. В центре стоял стол, на окнах не было занавесок.

– Это здесь вы занимаетесь хирургией?

Эммануэль повесила лампу на крюк рядом со столом, затем быстро сняла шляпу, стянула с рук перчатки и положила их на стол.

– А что, как вы думаете, мы здесь делаем? Вскрытия?

– Если вы хотели меня напугать, – произнес Зак, расстегивая пуговицы на форме, – то вы в этом преуспели.

У него оказались изящные кисти рук с длинными пальцами; Эммануэль поймала себя на том, что внимательно наблюдает, как он снимает мундир.

– Прижмите этот сверток к ране, – приказала Эммануэль и повернулась, чтобы вымыть руки.

– Он здесь давно? – поинтересовался Зак.

– Кто?

– Ганс.

– Почти три года. До того как его ранили, он работал сиделкой.

– Когда это было?

– В мае. – Она взяла полотенце из чистой, аккуратно сложенной стопки на полке рядом с умывальником. – Я хочу промыть рану, прежде чем ее перевяжу. В ней могут остаться частицы ткани… – Она повернулась, и ее голос внезапно оборвался.

Зак стоял, опершись бедром о стол. Одна его рука безвольно висела, вторая прижимала к боку свернутую сумочку. Без мундира он оказался стройным и поджарым, с жилистыми руками и плечами и словно отлитой из бронзы грудью. От этой мужественной красоты у Эммануэль перехватило дыхание.

– Вот вода, мадам, – произнес Ганс, стоя в дверном проеме.

Эммануэль поспешно направилась к нему, чтобы взять белый эмалированный таз, и, пробормотав слова благодарности, закрыла дверь. Машинально выполняя привычную работу, Эммануэль пыталась разобраться в своих чувствах. Она уже много раз видела мужские тела – пожалуй, даже чаще, чем девицы из прибрежного борделя. Это непрофессионально – что-то чувствовать при виде полуобнаженного торса. Наверное, решила она, это результат усталости. В последние дни ее так настойчиво преследовал страх, что она превратилась в школьницу – трусливую и влюбчивую.

– Я не курю, – произнес Зак.

Она обернулась – так быстро, что вода плеснула через край таза и намочила ее платье.

– Что вы сказали, месье? – Эммануэль посмотрела в его глаза и заметила, что за невероятно длинными ресницами прячутся смешинки.

– Это я говорю на тот случай, если вы горите желанием посмотреть, какого цвета мои легкие.

– Пф-ф. – Эммануэль решительно двинулась от двери и, подойдя к столу, с шумом поставила таз. – Я обычно вскрытиями не занимаюсь.

– Вы меня очень обнадежили.

Эммануэль отвела его руку от раны.

– Дайте-ка мне на нее взглянуть.

Лезвие ножа проникло глубоко, повредив мышцу. Как только Зак убрал сложенную сумочку с длинного уродливого надреза, хлынула кровь.

– Все могло бы быть значительно хуже, – произнесла Эммануэль. – Похоже на то, что ребра смягчили удар. – Она положила руку над раной. Его кожа оказалась теплой и мягкой, а мышцы были сильными и твердыми. Она почувствовала, что майор затаил дыхание.

– Больно?

Он хрипло рассмеялся:

– Не особенно.

– Терпите. – Эммануэль окунула ткань в воду и начала аккуратно очищать края раны.

– Где вы научились этому? – спросил Зак, прерывая неловкую паузу.

Эммануэль подошла к шкафу у двери, чтобы взять бутыль со спиртом. – Чему?

– Вот этому. Что это за две медицинские школы, о которых вы говорили? Я проверял. Ни одна из них не принимает женщин.

– Конечно. – Намочив ткань спиртом, она сильно прижала ее к надрезу в боку. От боли майор резко выдохнул. – Зачем им это, когда женщинам разрешается быть только домохозяйками?

– Тогда где вы учились? В Париже?

Резко выпрямившись, Эммануэль отвернулась.

– Я всегда хотела вернуться туда, – произнесла она, убирая спирт в шкафчик, и достала бинты и искривленные иглы, которыми обычно зашивала раны.

– Но вы так и не получили образование?

– Нет.

– Почему?

Эммануэль опустила бинты в воду, после чего встала перед ним с шелковой нитью в руке.

– Не понимаю, какое вам до этого дело, майор.

Он пристально посмотрел ей в глаза.

– Генри Сантер убит. А вы были с ним в тот вечер.

Эммануэль снова наклонилась над его раной, чтобы соединить края пореза свободной рукой.

– Именно поэтому вы интересуетесь мной, месье?

– Да.

Не предупредив его, Эммануэль с силой проткнула иглой кожу и почувствовала, как он вздрогнул.

– Думаю, это доставляет вам удовольствие, – произнес Зак. – И вы не ответили на мой вопрос.

Эммануэль сосредоточилась на зашивании раны. Во время работы ее бедро с силой нажимало на его ногу. Через синюю ткань формы она ощущала силу его мышц и тепло. Это отвлекало ее внимание и смущало, так что приходилось прилагать усилия, чтобы не потерять самообладание.

– Вы очень много спрашиваете.

– Где же вы учились медицине?

Она пожала плечами:

– Официально в медицинскую школу зачисляют только мужчин. Но тот, кто способен заплатить профессору двадцать долларов за курс, может присутствовать на этих лекциях. – Она сделала маленький узелок на конце нити и отрезала ее. – Даже женщины. – Она протянула руку за чистым бинтом. – Хотя я узнала значительно больше от своего отца и Генри Сантера, чем в лекционном зале.

– И еще от мужа.

– Оставим это, – холодно бросила она и приложила сложенную в несколько раз чистую ткань к его ране.

– Довольно необычно, – произнес Зак, – что представитель такой состоятельной семьи стал доктором.

– В этом нет ничего особенного. – Она начала бинтовать его грудь. – Есть доктора и среди других плантаторов.

– Но де Бове не только плантаторы.

Эммануэль пожала плечами:

– Филипп был четвертым сыном. Он никогда не надеялся что-либо унаследовать. – Завязав кончики бинта, она выпрямилась. – Как оказалось, он был прав.

На фоне золотистой кожи, которую можно встретить у потомков жителей Средиземноморья, повязка просто сияла белизной. Зак сидел на краю стола, свободно свесив руки; его обнаженная грудь слегка поднималась придыхании. Эммануэль снова почувствовала неловкость от того, что они наедине, и от этого странного, запретного влечения к мужскому телу.

– Как вы думаете, кто мог использовать арбалет? – тихо спросил он.

Вопрос был задан так внезапно, что Эммануэль сделала шаг назад и глубоко вдохнула.

– Месье?

– Это необычное оружие, – сказал он достаточно дружелюбно. – Тем не менее, вы стразу определили стрелу из арбалета. Даже при том, что она была маленькой и с серебряным наконечником.

Нет смысла отрицать это, подумала Эммануэль, но и правду сказать невозможно, или по крайней мере всю правду. Она молча смотрела, как майор взял рубашку и, морщась от боли, стал натягивать ее на себя. Он делал это медленно и неловко, поскольку рана была болезненной. Если бы перед ней был кто-то другой, она бы помогла ему одеться. Но сейчас Эммануэль не двинулась с места.

– Филипп… – наконец произнесла она, сжав пальцами черную ткань юбки, – Филипп часто охотился с арбалетом. Это… было ему интересно.

Его брови сошлись, образуя вертикальную складку.

– Ваш муж?

– Да.

Майор перестал застегивать мундир и выпрямился.

– Вы уверены, что он мертв?

Это прозвучало как будто случайно, но Эммануэль словно ударили, наполнив страхом и целым вихрем предположений. Как часто она снова и снова спрашивала себя: «Кто?» В глубине души она была уверена, что Генри убили по ошибке, что целились в нее, – иона долго думала: кому она встала на пути? И вот теперь возникла ужасающая мысль, что Филипп…

Но он мертв.

Эммануэль наклонилась, чтобы поднять ножны майора-янки. Они чуть поблескивали в свете, угрожающие и смертоносные.

– Если вы спросите, видела ли я тело, то я отвечу, что нет. Вам следует поговорить с теми янки, что воевали в Байу-Креве. Это они убили его. – Она взяла саблю.

Ее взгляд был пронизан презрением к этому человеку, его форме и должности. Ненависть прозвучала и в ее голосе, когда она произнесла: – Они его и похоронили.

Глава 10

Эммануэль не стала прощаться с майором, когда Ганс помогал ему подняться на лошадь.

Она пошла на второй этаж взглянуть на Эмиля Руана, молодого солдата конфедератов. Именно с этой целью направлялась она в больницу, когда увидела страшную сцену на улице Конти. Но еще на лестнице ее внезапно охватила дрожь – столь сильная, что пришлось прижаться спиной к стене и закрыть глаза. Подозрения, что Генри Сантер умер вместо нее, были не напрасны. Кто-то, не только знающий, как стрелять из арбалета, но и где найти его – достаточно маленький, чтобы легко спрятать, но и смертоносный, – хотел именно ее смерти.

Только двое мужчин могли быть причастными к этому. Первым был Антуан Л а Туш, который охотился в болотах и протоках Бо-Ла со своим двоюродным братом Филиппом, когда тот был ребенком, и подарил ему арбалет. Но у Антуана не было причин желать ее смерти. А вот у Филиппа…

Нет, решила Эммануэль, оттолкнувшись от стены и двинувшись вверх по лестнице, нужно гнать прочь эти мысли и не поддаваться унизительным мгновениям слабости и страха. Антуан не способен совершить убийство. А Филипп мертв.

Она нашла лейтенанта Руана изнемогающим от лихорадки. При появлении Эммануэль он начал умолять ее сделать что-нибудь, чтобы отступила боль в ампутированной руке. Эммануэль и Ганс работали четыре часа, обмывая разгоряченное тело лейтенанта водой с уксусом, и дали ему опиум. Когда на смену пришел Рудольф, массивный негр из Сенегала, помогавший в больнице уже более десяти лет, Эммануэль устало поплелась домой, чтобы немного поспать.

В больницу она вернулась в десять, сразу после похоронной мессы по Генри, но к этому времени Руан уже спал вечным сном. Впрочем, она заранее знала, что рассвета он не увидит.

Эммануэль опустилась на потертый, обитый кожей стул в кабинете Генри. Ее руки безвольно лежали на коленях, глаза устремились на буйную листву банановых деревьев и бегонии, что нависали над стеной, окружающей больничный двор, но ничего не видели. Вдруг кто-то за спиной произнес:

– Сон – это не прихоть, моя дорогая. Ты выглядишь как бродяга.

Эммануэль обернулась.

– Антуан! – обрадовалась она и поспешно поднялась, чтобы пожать его руки и поцеловать в щеку, как принято во Франции при встрече друзей. Она никогда не понимала сдержанных американцев, которые старались даже не касаться друг друга. – Спасибо тебе за приход.

Антуан посмотрел на нее сверху вниз. Он улыбался, но глаза были серьезными. Эммануэль вспомнила, как она, хоть и на одно короткое мгновение, заподозрила его в попытке убийства, и смутилась.

– Что-то не так? – спросил Антуан.

Эммануэль устало выдохнула:

– Один из раненых умер в больнице.

– А… – Он выпустил ее руку и легонько коснулся щеки Эммануэль. – Тебе не следует принимать каждую смерть так близко к сердцу, малышка. Их слишком много…

Эммануэль вгляделась в его тонкое, с орлиным носом лицо.

– Ты разговаривал с Клер?

Он так сильно сжал губы, что они побелели. Они не ладили – Антуан и его младшая сестра.

– Она не скажет твоему начальнику военной полиции о наборе для убийства вампиров, если ты имеешь в виду именно это. Но думаю, нам нечего бояться. Арбалет действительно необычный, Эммануэль, но я полагаю, что он существует не в единственном экземпляре. Должны быть и другие, похожие на него. – Антуан помолчал, затем внезапно рассмеялся: – Определенно их несколько, поскольку одним был убит Генри Сантер.

Эммануэль отрицательно покачала головой. У нее тревожно сжалось сердце.

– Тот арбалет, который ты подарил Филиппу, исчез, Антуан. Кто-то его взял.

– Бог мой! – Антуан подошел к окну, оперся на раму локтем и задумчиво поднес кулак к губам. – Понятно, почему ты не хотела, чтобы о нем узнал этот янки.

– Где ты его приобрел? – Антуан повернул к ней голову, и в его глазах Эммануэль увидела удивление. Она поспешно добавила: – Если не хочешь, не отвечай. Скажи только: этот человек может рассказать о тебе?

– Неуверен. Но думаю, что ты его знаешь лучше, чем я.

Эммануэль удивленно покачала головой:

– Кто это?

– Папа Джон.

От изумления Эммануэль долго не могла вымолвить ни слова. Кровь с силой стучала в висках.

– Что с тобой? – произнес Антуан. Эммануэль поспешно приложила палец к его губам.

– Вчера я сказала начальнику военной полиции, что Генри бывал на болотах.

– Что?

– Я не знала, откуда появился арбалет, и просто хотела, чтобы янки занялся чем-то другим и отвязался от нашей больницы. Я не могла представить…

– Не волнуйся. – Антуан ободряюще сжал ее руку. – Папа Джон посвящен во многие городские тайны, но ничего не скажет. – Внезапно он нахмурился. – Не скажет?

Зак сидел за маленьким круглым столом в кафе «Акуйя» на углу улиц Сент-Анн и Шартр, потягивая приправленный цикорием кофе и безучастно наблюдая, как два пожилых креола играют в домино. Рокочущий голос, в котором слышался странный шотландский акцент, внезапно прервал его мысли:

– И никто не сказал тебе, приятель, что после ранения нужно отдыхать?

– Именно это я и делаю, – медленно улыбнулся Зак другу. – К тому же у меня не рана, а царапина.

– Вот как? – Хэмиш приставил рядом с ним металлический стул и опустился на него со вздохом, который говорил о жаре, усталости и натертых ногах. – Я знаю трех парней из Огайо, которые молятся, чтобы ты не умер, и они не пошли под трибунал.

– Ты нашел их?

– Да. – Хэмиш снял шляпу и начал обмахивать красное потное лицо. – Я также побеседовал с другом Ярдли. Оказалось, что он заядлый игрок. Большую часть времени проводит, путешествуя вдоль реки на лошади. Он клянется, что Ярдли провел весь вечер с ним, хотя больше никто не может этого подтвердить.

Повернувшись, Зак позвал официанта, чтобы заказать еще два кофе.

– Ярдли мог задолжать?

– Я проверяю это. Пока могу сказать, что он ошивается в не подходящей для доктора компании. И Сантер был очень недоволен этим.

– Ярдли говорил, что он был особым другом Филиппа де Бове.

Зак помолчал, пока официант с едва скрываемым раздражением ставил чашки с кофе на их стол. Двое янки в форме не приносили дохода заведению, однако ни в одном кафе Нового Орлеана не осмелились бы отказать этим людям. Примерно с месяц назад в обувном магазине солдатам унионистов не продали пару ботинок, и тогда генерал Батлер приказал конфисковать торговую точку, а имущество продать на аукционе.

Хэмиш наклонился вперед.

– Как ты думаешь, что это значит?

– Трудно сказать. Но у меня есть еще одно имя, которое ты можешь добавить в свой список. – Он помолчал, пока Хэмиш вытаскивал свою записную книжку. – Это молодой немец по имени Ганс, работающий в больнице Сантера в качестве сиделки. По рассказам мадам де Бове, он был ранен в прошлом мае на войне. Узнай про него как можно больше.

Хэмиш кивнул, затем поднял глаза.

– Ты не спросил об этой странной стреле.

Зак медленно отпил кофе.

– Ты сегодня утром хорошо потрудился.

– Да. Я нашел джентльмена по имени Ла Барр, который говорил, что у него был дубовый ящичек, обитый медью по углам, и в нем хранилось то, что он назвал «набор для убийства вампиров».

– Вампиров?

– Да. – Рыжие усы Хэмиша дернулись. – Там были деревянный кол, крест, сосуд со святой водой и миниатюрный арбалет с четырьмя деревянными стрелами с серебряными наконечниками.

– И куда подевался этот набор?

– Он утверждает, что отдал его прошлой весной какому-то королю вуду в качестве платы за любовный амулет.

– Талисман сработал?

– Ла Барр не сказал, – буркнул Хэмиш. – Но назвал мне имя короля вуду – Папа Джон, это старый чернокожий, который живет за городом, в болотах на дороге к Байу-Соваж. – Он взял свой кофе и покачал головой. – Я знаю о королевах и колдуньях вуду, но никогда не слышал о королях.

– Мне уже говорили об одном, – задумчиво произнес Зак, глядя через улицу на железную решетку дома, около которой какой-то грек в феске установил прилавок и начал продавать мороженое. Рядом с ним мулатка в красном платье выкрикивала: «Имбирное пиво! Холодное!»

– Он приехал сюда после переворота в Санто-Доминго.

Хэмиш провел толстой рукой по лицу.

– Восстание рабов? Не хочу об этом даже вспоминать.

Зак покачал головой:

– Это было иначе. Сначала цветные начали стрелять в белых, затем состоятельные чернокожие сочли, что французская революция не принесла обещанных «свободы» и «равенства».

– Я знаю, – буркнул Хэмиш, – что, в конце концов, на острове практически не осталось белых – ни мужчин, ни женщин, ни детей. – Массивный ньюйоркец с шумом сделал большой глоток и медленно поднял взгляд на Зака. – Однако откуда вам известно об этом Папе Джоне?

– Мадам де Бове сообщила, что Генри Сантер часто ездил туда.

– Это она сказала? Про короля вуду? Что наш добрый доктор нашел с ним общего?

Зак бросил несколько монет на стол.

– Похоже, они оба интересовались лечебными растениями и старыми индейскими рецептами.

Хэмиш с сожалением посмотрел на небо.

– Мы вряд ли сможем съездить туда и вернуться до темноты.

– Сегодня будет полная луна, – улыбнулся Зак.

Хэмиш отставил стул; металлические ножки скрипнули на камнях.

– Ну, это воодушевляет. Мы отправляемся в темноте на болото, где полно аллигаторов, чтобы поговорить с бывшим рабом, который собирает землю с детских могилок и мешает с кровью девственниц, – и я должен радоваться тому, что наша встреча будет при полной луне?

Солнце неотвратимо двигалось на запад. Позади остался город с его тщательно ухоженными садами, высокими домиками и стоящими на Эспланад-авеню особняками. Дикая природа окружала всадников. Деревья еще не просохли от дождя, омуты были переполнены черной водой, а в траве шуршали невидимые создания. Поначалу им встречалось довольно много хижин, покосившихся, с подпертыми бревнами стенами. В полях паслись коровы, равнодушно отгоняющие мух хвостами, у рек удили рыбу подростки, молчаливо провожая глазами двух офицеров-северян.

Жизнь в этой сельской местности сильно отличалась от Нового Орлеана с его театрами, тесно стоящими друг к другу домами и тонкими запахами дам, которые гонялись за нарядами из Парижа. Вскоре перестали попадаться даже самые жалкие хатки с их дощатыми стенами и дымящимися кострами, на которых готовилась еда. Грязная дорога со следами колеи превратилась в тропинку, которую трудно было различить в густых зарослях между раскидистыми кипарисами и бледно-зелеными ивами, чьи редкие ветви медленно колыхались под вечерним бризом.

– Мне следовало подождать до завтра, чтобы поговорить с вами о короле вуду, – сказал Хэмиш и внезапно выругался, поскольку его лошадь оступилась на ржавеющих досках кадки с индиго, неведомым образом очутившейся в зарослях тростника. Какое-то создание выскочило из камыша и с всплеском скрылось в воде, отчего конь Хэмиша шарахнулся снова. Воздух, казалось, был наполнен стрекотанием насекомых; где-то перекликались утки и дикие гуси, по земле темными тенями пробегали маленькие зверьки, похожие на мышей.

– Он ждет нас именно сегодня, – произнес Зак.

– Боже, как он может знать о нашем визите?

Зак усмехнулся:

– Если ты им заинтересуешься, он немедленно будет в курсе этого.

– Ха! – произнес Хэмиш, затем опять выругался, поскольку от крика совы его лошадь нервно закрутилась на месте. – Мы едем ночью к тому, кто скорее всего замешан в убийстве.

Зак поднял голову, глядя на большое облако стрекоз – в этих местах их называли убийцами москитов.

– Я в этом не совсем уверен.

– Что? – Хэмиш с трудом повернулся назад, чтобы посмотреть в глаза Заку. – Но… у него был арбалет.

– Да. Вот почему я не думаю, что он совершил убийство, поскольку это странное оружие неизбежно привело бы нас к нему. Лечебные травы и порошки с любовными снадобьями – это больше ему подходит.

– И потому он не может быть преступником?

– Не в данном случае. – Увидев, что перед ним в темноте появилось какое-то строение, Зак резко натянул поводья, останавливая лошадь.

Он представлял себе жилье Папы Джона в виде хижины скваттера, выстроенной из неровных досок и покрытой кусками обмазанной дегтем бумаги – подобных строений было много между побережьем и рекой Байу-Соваж. Дом знахаря на болотах наверняка должен был быть грубо сколоченным, похожим на жалкие убежища загородных бедняков. Однако ничего подобного в этом на удивление элегантном здании, сооруженном из очищенных от коры бревен кипарисов и покрытом тростником, не было. Казалось, что этот круглый, со ступенчатой конической крышей дом построили в джунглях Африки, чтобы перенести сюда, в болота южной Луизианы. В дверном проеме стоял высокий худой чернокожий. К нему вели ступеньки наклонной лестницы, сделанной из связанных камышом стволов молодых деревьев.

– Не думаю, что я построил дом по всем принятым у нас правилам, – произнес негр, – но получилось довольно неплохо.

– Сколько лет вам было, когда вы покинули Африку? – спросил Зак, заставляя свою лошадь двигаться вперед.

Глаза старика заметно просветлели.

– Двенадцать. Или что-то около этого.

– О чем вы говорите? – поинтересовался Хэмиш, переводя взгляд с Зака на негра.

– О доме, – ответил Зак, спрыгивая с лошади. – И об Африке. – Подняв голову, он пристально вгляделся в старика. – Вы сойдете вниз или нам подняться к вам?

– Пожалуйста, – произнес Папа Джон, отступая.

Хэмиш издал странный сдавленный звук, но Зак подтолкнул его к лестнице. Старик улыбнулся, показывая большие, желтые от возраста, но ровные зубы.

Оттенок его кожи напоминал цвет эбонитового дерева и выдавал в нем уроженца Африки. На морщинистом от возраста лице остались зигзагообразные следы племенных татуировок, которые придавали ему угрожающий и вместе с тем привлекательный вид. Удивлял контраст между этой черной, странно раскрашенной кожей и белоснежной рубашкой с жабо, в которую негр был одет. По тому, что о нем знал Зак, старику должно быть около восьмидесяти. Тем не менее, Папа Джон сохранил гордую осанку. В свете уходящего дня была заметна только небольшая седина в его черных коротких курчавых волосах.

Внутри дома была одна большая комната, очень чистая и просто обставленная – с кроватью, столом и причудливо вырезанной полкой. С открытых стропил свисали гроздья высушенных растений. Их едкий аромат смешивался с влажным воздухом болот и резким запахом недавно отесанных бревен и керосиновой лампы, тускло сияющей среди мрака. Свечи в доме не горели.

Кроме лечебных трав, что свешивались сверху, ничто не напоминало о занятиях обитателя дома. Красная шторка закрывала половину комнаты, и первое, что сделал Хэмиш, – это отдернул занавес, за которым оказался целый ряд полок, шедших вдоль стены. Чего только не было на них – от связок с черным испанским мхом до таинственных, закрытых белыми фарфоровыми крышками синих стеклянных пузырьков и доверху заполненных раковинами, грубо вырезанных из дерева блюд.

Зак наклонился, высматривая змею, которую, как ему говорили, держит у себя король вуду, но единственным живым существом был большой белый кот, неподвижно растянувшийся на одной из полок. Поначалу Зак решил, что он мертв, но кот повернул голову и уставился на него немигающими зелеными глазами.

– Нет, у меня нет змеи, – немного удивленно произнес чернокожий. Он все еще продолжал стоять у дверей. – И то, что вас интересует, тоже не здесь.

– Откуда вы знаете, зачем мы пожаловали к вам? – спросил Хэмиш. Его голос прозвучал требовательно и грозно, как и положено нью-йоркскому полицейскому.

Губы нефа медленно растянулись в недоброй улыбке.

– Что вы можете искать, кроме земли с детских могилок и крови девственниц?

Хэмиш с трудом сдержал эмоции. Тем не менее его глаза удивленно округлились, а на мясистых щеках появились капли пота, несмотря на прохладу в доме негра.

– И где это?

Старик небрежно повел плечом:

– Зачем мне нужно хранить у себя арбалеты для убийства вампиров? Это предрассудки белых людей. – Новый Орлеан уже шестьдесят лет был американским, но в речи негра чувствовался мелодичный французский акцент. Чтобы яснее выразить свою мысль, он помогал себе жестами. – Я продал его прошлой весной.

– Это точно? – спросил Хэмиш, сложив руки на груди. – Кому?

Внезапно белый кот сладко потянулся и спрыгнул на подушечку, лежащую у двери. Папа Джон наклонился, чтобы почесать у него за ушами, словно забыв о своих гостях.

– Он не говорил мне своего имени, а я не спрашивал. Я никогда не видел этого человека раньше.

Хэмиш мрачно засопел, его щеки стали еще краснее.

– А как выглядел покупатель?

Негр снова пожал плечами:

– Это был белый. А все они очень похожи друг на друга. – Он издал странный кудахтающий звук, и кот полез ему на руки.

Зак подумал, что Хэмиш напрасно задает вопросы – негр все равно скажет лишь то, что посчитает нужным. Подняв голову, майор внимательно осмотрел висящие над ним связки с засушенными растениями. Некоторые – такие как наперстянка и мушмула – он узнал. Другие были совершенно незнакомы.

– Я слышал, что вы способны читать мысли, – внезапно произнес он.

Белый кот уже лежал на шее короля вуду.

– Я ничего об этом не знаю. – Выпятив нижнюю губу, Папа Джон посмотрел на Хэмиша. – Чужой страх нетрудно разглядеть и так, – он перевел взгляд на Зака, – как и чувство вины.

Зак даже не моргнул.

– Говорят, вы предвидите будущее.

– Люди многое болтают.

– И что Генри Сантер относился к вам с уважением. Вы вроде как даже были друзьями. – Зак оперся о массивный столб, его глаза сузились. – Вы предсказывали ему его будущее?

Негр молча гладил кота длинными, костлявыми, желтыми от возраста пальцами.

– Генри был стариком. Его не нужно было предупреждать, что смерть рядом.

– Во всяком случае, это заставило бы его быть осторожнее.

– Смерти избежать невозможно. – Папа Джон двинулся к двери. – Чему быть, того не миновать. Я понял это уже давно. – Он медленно повернул голову, чтобы посмотреть через плечо на Зака. – Вам тоже надо запомнить этот урок.

Зак покачал головой:

– Я не верю в судьбу.

– О да, сознательное решение. – Брови негра вопросительно поднялись. – Но кто-то ставит перед нами препятствия, которые мешают и меняют ход жизни, а иногда даже убивают нас. А?

Быстро темнело. У Зака возникло чувство, словно они изолированы от всех, что их мир ограничен кругом, который тускло освещает одинокая керосиновая лампа.

– А если бы вы уничтожили этот арбалет, – мягко произнес Зак, – вместо того чтобы его продавать?

– Мужчин очень просто убить. Как и женщин… Вам это следует знать, капитан, – сказал старик.

Зак опередил Хэмиша, который уже набирал воздух, чтобы поправить нефа, и произнес ровным, спокойным голосом:

– Я сейчас майор.

– Да, конечно. Мои извинения. – Папа Джон поспешно отошел от двери. – Я не очень гостеприимный хозяин. Может, вы хотите что-нибудь выпить? Немного имбирного пива?

Зак отрицательно покачал головой:

– Нам нужно возвращаться.

Он ожидал, что Хэмиш захочет обыскать дом, чтобы убедиться, что здесь нет арбалета, но по выражению лица массивного ньюйоркца понял, что с него достаточно шелкового голоса Папы Джона и странных ответов. Как только Зак кивнул ему, Хэмиш уже громко стучал ботинками по ступенькам.

Зак двинулся следом, однако в дверях все же задержался, чтобы еще раз посмотреть на негра, который продолжал неподвижно стоять возле стола.

– Вы сказали, что человека, которому продали арбалет, не видели раньше. Но это не значит, что вы его не знаете.

В глубине темных глаз старика мелькнуло удивление – и что-то еще.

– Это верно. Но много знать опасно, майор. Тот, кто взял этот проклятый маленький дубовый ящичек, приобрел его не для себя, а в подарок другу.

Это была очень важная информация. Зак замер.

– Он называл его имя?

Папа Джон покачал головой:

– Я не спрашивал. Зачем мне знать, как зовут человека, который интересуется вампирами и арбалетами?

С болота донесся крик совы, низкий и скорбный. Было уже почти темно, в лунном свете едва виднелись силуэты лошадей.

– Вам нужен еще какой-то ключ? – словно услышал Зак голос из прошлого. – Как насчет другого мертвеца?

– Набор предназначался для Филиппа де Бове? Не так ли? – догадался Зак.

Лицо негра было непроницаемым.

– Но он мертв, – задумчиво произнес майор.

– Так говорят.

– Но вы так не считаете.

Глаза негра удивленно округлились.

– Разве?

– Вы говорили об этом человеке в настоящем времени.

– Верно. Я просто небрежно подбираю слова.

Снаружи донесся низкий свист Хэмиша, одна из лошадей замотала головой.

– Я не заметил этого, – произнес Зак. Чернокожий шагнул вперед, и луна осветила белое жабо его рубашки.

– Временами мы все беспечны, майор, – задумчиво сказал Папа Джон.


– Я хочу, чтобы ты узнал все, что можно, о Филиппе де Бове, – произнес Зак, когда они повернули коней к городу. – Каким он был в жизни и подробности его смерти.

– Да. – Хэмиш бросил на него тревожный внимательный взгляд. – Я надеюсь, что хоть теперь ты отдохнешь, парень. Эта поездка была тебе не на пользу.

Зак улыбнулся, глядя в ночное небо. Воздух был теплым и бархатным.

– Но мне придется еще посетить больницу Сантера. Мадам де Бове должна мне кое-что объяснить.

Глава 11

Зак нашел ее в маленькой служебной комнатке на втором этаже больницы.

Лампа на раскрашенном столе напротив дальней стены заливала помещение бледным светом. Эммануэль стояла в одиночестве на исцарапанном, ничем не покрытом полу, сложив руки на груди. Ее спина была прямой и напряженной. Зак не видел ее лица, но она наверняка слышала, как он прохромал в комнату.

Двери и окна были распахнуты навстречу ночному ветру – теплому, со сладковатым запахом гардений и жимолости. Из четырех кроватей три пустовали, а на четвертой под белоснежной простыней угадывались очертания человеческого тела. Хотя лица не было видно, Зак сразу понял, что это Эмиль Руан.

– Пожалуйста, уйдите, – произнесла Эммануэль дрогнувшим голосом, не глядя на майора.

Зак положил руку ей на плечо и повернул лицом к себе. В глазах Эммануэль блестели слезы, но она не плакала; ее лицо искривилось от горя и гнева.

– Он прожил дольше, чем вы ожидали.

Эммануэль коротко вдохнула, подняв худенькие плечи; она неотрывно смотрела на одну из пуговиц его мундира.

– Тем не менее, он умер.

– Вы же знали, что это неизбежно.

Только сейчас она подняла голову. Ее глаза казались безумными.

– Как мы можем спасти жизнь человека, если совершенно не представляем, от чего он умирает?

– Когда-нибудь узнаем, – мягко произнес Зак.

Он молча смотрел на ее красивое лицо. Эммануэль пыталась сдерживать слезы, но ее полные губы дрожали.

Зак явился сюда, чтобы разоблачить ее попытку скрыть что-то важное, касающееся убийства Генри Сантера. Он хотел даже припугнуть ее. Но вместо этого просто прижал Эммануэль к себе.

Она сопротивлялась, но только какое-то мгновение. Зак почувствовал, что у нее замерло дыхание. Она опустила руки на его грудь и сжала пальцами темную форму. Уткнувшись в крепкое мужское плечо, Эммануэль уже не сдерживала рыданий. От ее волос приятно пахло сиреневой водой. Зак молча держал ее гибкое теплое тело в своих руках.

Потом он покорно шел позади нее через спящий город, залитый только мерцающим свечением ламп и бледным сиянием полной луны. В лицо бил прохладный ветер с моря.

Они молча повернули на улицу Дюмен. Шаги эхом разносились по пустынной в воскресный вечер дороге. Зак чувствовал себя неловко. Стоило ли ему обнимать Эммануэль, выражая тем самым сочувствие? Наверняка она этого не хотела. Да и он не стремился к тому, чтобы желание, которое всегда возникало у него при встрече с ней, волновало его все больше.

Нестерпимо затянувшееся молчание прервала Эммануэль:

– Вы видели Папу Джона?

В ее голосе звучал вызов. Подняв голову, она смотрела на звезды в ночном небе.

– Почему вы сами не сказали мне о наборе для убийства вампиров? Зачем вы послали меня к этому негру?

– До полудня я и не догадывалась, откуда появился этот набор.

– А-а… – Зак не особенно верил в то, что она говорила, но на этот раз слова Эммануэль прозвучали убедительно. – Похоже, в путешествие на болота вы направили меня для того, чтобы я пошел по ложному следу? Однако вам не повезло – я многое узнал.

– Вот как?

– Вы скажете мне, где этот набор сейчас находится?

Из таверны донесся звук банджо и смех мужчины. Эммануэль покачала головой:

– Не знаю. Я видела его в шкафу в комнате Филиппа вскоре после того, как он был убит. Но сейчас там его нет.

В комнате Филиппа. Зак бросил взгляд на идущую за ним женщину, на аристократический изгиб ее шеи и бледное свечение кожи в мягком лунном свете. Она выглядит такой холодной, подумал он, но это самообладание обманчиво, внутри она полна страсти. Однако почему у нее были отдельные комнаты с мужем?

– Знаете, мне придется обыскать ваш дом и больницу.

Повернувшись, Эммануэль пристально посмотрела ему в глаза.

– Если бы арбалет был у меня, я бы давно постаралась от него избавиться.

– Вы предполагаете, кто мог его взять?

– Нет, иначе я бы вам сказала.

– Сомневаюсь. – Рядом с ними возникла громада Кабильдо[4]. Его массивные, построенные еще испанцами стены были мрачными. Отсюда можно было видеть темные тени вязов и сикомор, растущих вокруг площади, и едва различимые из-за листвы силуэты высоких мачт стоящих у пристани кораблей.

– Очень странные интересы, – произнес Зак. – Вампиры и арбалеты.

– Филиппа завораживала смерть, связанные с ней легенды и ритуалы, сама ее… – она помолчала, с трудом подбирая нужное слово, – природа. Думаю, что и из-за этого он выбрал профессию врача – не столько для того, чтобы сохранять жизнь, сколько для того, чтобы препятствовать смерти.

– Похоже, они были разными людьми с Генри Сантером.

– Это так. – Здесь ветер с моря был сильнее, он трепал длинные ленты траурной шляпки и колыхал черное кружево. – Но не поймите меня неправильно, Филипп был превосходным доктором. Знающим, умелым, преданным своему делу…

– И занятым исключительно собой, – добавил Зак.

Она пожала плечами:

– Как и большинство ярких людей.

– А Генри Сантер? Имеет ли он какое-то отношение к вампирам и арбалетам?

– Он находил интересы Филиппа странными, но совершенно безвредными, если они никак не мешали работе.

– А они не мешали?

Что-то темное мелькнуло в глазах Эммануэль, она постаралась это утаить и поспешно отвернулась.

– Не они.

Зак заглянул Эммануэль в лицо.

– Но почему тогда арбалет Филиппа убил Генри Сантера?

Она отстранилась, уйдя в тень массивной каменной колонны нависшего над ними здания.

– Откуда я могу это знать? – спросила Эммануэль дрогнувшим голосом, в котором слышался страх.

Зак сделал шаг, почти прижав ее к колонне.

– Думаю, что вы что-то скрываете.

Она медленно покачала головой. Чтобы смотреть ему в лицо, ей пришлось изогнуть шею. Какая же она крошечная, подумал Зак, хрупкая и маленькая; чтобы ее поцеловать, мужчине нужно бы ее приподнять.

– Нет, – произнесла она.

Он прижал ее руки к стене и наклонился к ней совсем близко, но не касаясь лица. Она чуть дрожала; это был страх и что-то еще.

– Почему я должен верить? Вы хотите убедить меня, что рассказали мне все о Генри Сантере и о людях, которые могли желать его смерти? Черт побери, – выругался он, – когда вы поймете, что я вам не враг?

Ее взгляд быстро пробежал по синей форме и сабле, которой майор совсем недавно убил человека. Глаза Эммануэль потемнели, она с трудом сглотнула.

– Вы – мой враг.

Он взял ее за подбородок, заставляя смотреть себе в лицо.

– Но не в этом. Если вы знаете убийцу, но скрываете его имя, то тем самым сознательно препятствуете его задержанию.

Он заметил в ее глазах удивление.

– Я думала, вы подозреваете в убийстве Генри меня.

Зак покачал головой:

– Стрельба ночью из арбалета? На вас это не похоже.

– Но вы считаете, что я могла решиться на такой шаг.

– Да, вы могли убить, – ответил он; его пальцы, лаская, прошлись по ее щеке, – но не из холодного расчета, а в порыве эмоций.

Она бросила на него испуганный взгляд, растерянно открыв рот.

– Я очень сдержанный и расчетливый человек.

– Вот как?

Он хотел поцеловать эту женщину с самой первой встречи. Она недавно стала вдовой, была на стороне конфедератов и подозревалась в жестоком убийстве. Но все это не имело никакого значения, когда Зак стоял рядом с ней.

По прерывистому дыханию Зака Эммануэль поняла, что он хочет ее. Она неподвижно смотрела ему в глаза и не пыталась отстраниться. А ночь была полна очарования и таила в себе желания – сильные, опасные и запретные. Не отрывая взгляда от ее глаз, майор прикоснулся к ее рту.

Он услышал глухой стон и почувствовал, что ее губы ответили ему. И в следующий миг он снова потерял голову. Со стоном он прижал ее теплое податливое тело к своему, его руки скользнули по гибкой маленькой спине и опустились к бедрам. Он хотел ее с безрассудной страстью, которая отрицала логику и здравый смысл. Это было необузданное желание, кипящее в крови и туманящее взор, первобытное и примитивное.

Зак отвел голову, с силой сжав плечи Эммануэль. И в этот момент, словно опомнившись, она выскользнула из его рук.

– Это не должно случиться, – прошептала Эммануэль, отступая и дрожа от страсти.

Зак поднял руку, чтобы прикоснуться к Эммануэль, но потом отступил назад.

– Но мы оба знаем, что это произойдет, раньше или позже.

Она отрицательно качнула головой:

– Не прошло еще и трех месяцев, как я овдовела.

– А на протяжении скольких лет у вашего мужа была отдельная комната?

Эммануэль сложила руки на груди, с силой вдавив пальцы в бомбазиновые[5] рукава своего траурного платья.

– Это не имеет никакого значения.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Теплый влажный ветер колыхал тонкие кудряшки на ее лбу. Зак с трудом сдерживал желание дотронуться до них и снова привлечь Эммануэль к себе.

– Я могу добраться домой и одна, – произнесла она.

– Нет. Я провожу вас, – глухо ответил он.

На протяжении всего пути он ни разу не дотронулся до Эммануэль. А когда они дошли до ее дверей, Зак, не поворачиваясь, пошел прочь.

Глава 12

Через два дня Зак ехал на коне через старый квартал, направляясь от монетного двора к каналу Нью-Бейсн, откуда слышалась издевательская песенка «Красивый синий флаг». Голос звучал столь красиво и мелодично, что мог принадлежать ангелу – конечно, если бы тот был сторонником мятежных Конфедеративных штатов Америки.

Школьники и женщины Нового Орлеана часто пели патриотические песни. Подобные выходки разочарованного и мятежного местного населения Зак считал безвредными. Но с недавних пор Бен Батлер приказал жестоко преследовать всякое проявление недовольства и неповиновения. Он зашел в этом столь далеко, что наложил штраф на школы, ученики которых были замечены рисующими флаги конфедератов на своих тетрадях с прописями.

– Кто это поет? – спросил сопровождавший Зака сержант. Сердито прищурившись, он внимательно осмотрел кирпичные фасады пустых, обшитых досками складов, выстроившихся линией в этой части города.

Внезапно Зак заметил, как из-за полурассыпавшихся бочек выглянула взъерошенная кудрявая белобрысая голова.

– Едем к тому человеку, – приказал Зак. – Я хочу его задержать.

Мальчик, сидящий на вершине кучи из наваленных друг на друга бочек, настороженно следил, как военные приближаются к нему. Его короткие штаны и куртка были слегка помяты, но хорошее качество костюма говорило о том, что парень вырос в зажиточной семье. Он не был похож на уличного бродягу.

– Я могу отправить тебя в тюрьму за распевание этой песни, – сказал Зак, натягивая поводья. – Ты знаешь это?

Доминик быстро повернулся и от волнения сглотнул.

– Я не боюсь вас, – сказал он.

– Тогда почему ты собираешься удрать? – задал вопрос Зак, видя, как парень скосил глаза в сторону, словно оценивая расстояние до земли и время, за которое можно было бы скрыться за ближайший угол.

– Когда я вырасту, то отправлюсь на войну и убью много-много янки, – произнес мальчик; его ноздри широко раздулись то ли от страха, то ли от бравады.

Положив ладонь на луку седла, Зак наклонился вперед.

– Не думаю, что это понравилось бы твоей маме.

Парень с такой силой сжал челюсти, что на щеках показались желваки.

– Моя мама ненавидит янки не меньше, чем я. Они убили моего отца.

– Наверняка твоя мама не захотела бы, чтобы ты кого-нибудь убивал.

– Она сделает исключение для янки.

Зак вспомнил сосредоточенное выражение на лице молодой вдовы, когда она переходила от одного убитого солдата северян к другому.

– Не думаю, – мягко произнес он.

Доминик поднял голову:

– Вы собираетесь отправить меня в тюрьму?

– Ну… – Лошадь Зака переступила с ноги на ногу. – На сей раз я тебя отпущу, – наконец произнес он. – Но я советую тебе больше не петь эту песню.

– Да здравствуют Джефф Дэвис[6] и Борегард[7]! – воскликнул Доминик де Бове и, соскользнув с бочек на мостовую, стремительно понесся к узкой, заваленной мусором аллее.

Зак молча наблюдал, как убегал сын Эммануэль, затем повернул коня и направился к каналу Нью-Бейсн.

Эммануэль внимательно посмотрела на напряженное лицо сына. Тот медленно погрузил ложку в суп из стручков бамии и отправил ее в рот.

– Я слышала, что ты сегодня утром удрал от офицера-янки, – сказала она. – Внизу, у пристани. – Она узнала об этом от старого итальянца, который каждый день возил тележку со свежими фруктами по улицам квартала Куотер, и у нее тревожно сжалось сердце.

Доминик виновато сдвинул брови. Люди всегда рассказывают матери о его проделках. Так уж принято в Куотере.

– Я пел «Красивый синий флаг», – произнес он, подняв подбородок.

– Ох, Доминик, будь осторожнее.

Ложка Доминика с шумом ударила по краю тарелки.

– Думаешь, этот янки меня испугал? Я ненавижу их. Они убийцы, воры и подонки.

– Доминик… – произнесла, наклоняясь вперед, Эммануэль. К своей тарелке она так и не притронулась. – Послушай меня. Как ты можешь судить о каком-то человеке – и даже ненавидеть его – по одной только форме?

Доминик укоризненно посмотрел на нее большими глазами:

– Ты тоже ненавидишь янки. Когда женщина из «Батон-Руж» рассказала тебе, как патруль северян разбил ее мебель, разорвал одежду и украл серебро, ты сказала, что янки – мерзкие, жалкие чудовища. И еще ты говорила о том, что хотела бы, чтобы земля разверзлась и поглотила все синие мундиры на Юге.

Эммануэль какое-то время молчала. Она думала о том, слышал ли Доминик крики женщины, чью пятнадцатилетнюю дочь грубо изнасиловали солдаты.

– Я была очень рассержена, Доминик. Иногда люди в гневе говорят то, о чем не думают.

Доминик долго смотрел на нее в упор.

– Ты хочешь убедить меня в том, что любишь янки?

Можно сказать «нет». Это было бы очень просто. Но Эммануэль всегда старалась говорить сыну только правду.

– Нельзя ненавидеть того, кого ты не знаешь, – ответила она, тщательно подбирая слова. – И думать о человеке плохо только потому, что он носит форму или имеет кожу другого цвета.

Доминик смотрел на нее удивленными глазами.

– Но разве это правильно, что янки здесь делают?

– Нет.

– Тогда они плохие люди?

Эммануэль с силой выдохнула.

– Если бы все было так просто… – Она хотела съесть ложку супа, но передумала. – Если ты поел, иди умойся и надень шляпу. Нас ждет бабушка, и я не хочу опаздывать.

Доминик отодвинул стул и поднялся.

– Могу я взять свой пугач?

– Да, да. Но поспеши.

Быстро поведя носом, белка скользнула вниз по стволу орехового дерева, которое росло перед оградой старинного домика на Эспланад-авеню. Пробежав половину пути, она насторожилась и завертела головой, изучая залитую солнечными лучами лужайку. Эммануэль улыбнулась – зверек был совсем маленьким и не подозревал, что опасность поджидала его повсюду.

– Можешь целиться своим пугачом где угодно, но только не у этой ограды, мой мальчик, – мягко произнесла Эммануэль. – Иначе я заставлю тебя красить все заборы вокруг двора.

– Ну, мама! – заканючил было Доминик, но быстро прекратил, когда нашел для сушеных ягод другую цель – шарик на столбике ограды. Ягода точно поразила шарик, и по заросшей деревьями улице пронесся победный крик, от которого белка поспешно нырнула в раскидистую листву.

Эммануэль беспокоилась за сына. У Доминика было много различных игрушек, в том числе пугачей. Они продавались за ничтожную плату у Джексон-сквер облаченным в одеяла полуобнаженным человеком с бронзовой кожей. Как все мальчишки, Доминик очень любил военные игрушки, но в последнее время это стало беспокоить Эммануэль.

– Так и должно быть, – как-то сказал ей Филипп незадолго до своей гибели, когда она пожаловалась на интерес Доминика к «кровавым забавам». – Здесь такая жизнь – охота, рыбная ловля, езда на коне. Плантаторы развлекаются именно этим. Ему нужно полюбить все это.

– Он уже увлекается этим.

– И ты думаешь, это плохо? – спросил Филипп, и глубокая морщинка пролегла меж бровей. – Доминик не будет таким, каким ты хочешь его видеть, – он будет собой. – Филипп взял Эммануэль за руку, что делал крайне редко. – Мы с тобой плохо вписываемся в наше общество, Эммануэль, и это не принесло нам ничего, кроме неприятностей. Но Доминик соответствует этому миру. Так пусть он получает удовольствие.

Эммануэль печально улыбнулась на эти слова.

– Мой мудрый Филипп, – произнесла она.

И она не стала отбирать у сына его ружье, длинный охотничий нож и пугач, однако строго запрещала ему стрелять в то, что нельзя потом съесть. Возможно, ее мальчик не будет ученым или доктором, но он должен вырасти человеком, уважающим чужую жизнь.

– Мама, – позвал Доминик, обхватив рукой столб ворот, ведущих к массивному подъезду дома семьи де Бове. – Мы опоздали. Опять. Здесь уже много народа.

Сегодня у Мари-Терезы собирались дамы со всего города. По какой-то неведомой причине, которую Эммануэль не могла объяснить, ей очень не хотелось участвовать в этом мероприятии – шить рубашки и вязать носки для пленных, подобно верным долгу дочерям и правильно ведущим себя вдовам. Совсем недавно, теплой, напоенной жасмином ночью, она уединилась с человеком, которого должна была считать врагом. И даже сейчас, когда Эммануэль думала о майоре, она не чувствовала вины. Бесстыдное, горячее желание наполняло ее сердце.

– Мама, – позвал Доминик.

– Иду, – ответила она и ускорила шаги.

Не прошло и часа, как Эммануэль горько пожалела, что согласилась сюда прийти. Сидя рядом с Клер Ла Туш на обшитой полотном софе между высокими окнами гостиной, Эммануэль тихо ругалась про себя, стараясь соединить вместе два куска рубашки, которую ей поручили шить.

– Ба, – произнесла она тихо, затем бросила быстрый взгляд через комнату туда, где Мари-Тереза наблюдала за работой двух почтенных дам. – Что-то не так.

– Увы. – Клер наклонилась вперед, с подозрением глядя на результаты труда Эммануэль. – Ты пришиваешь карман к спине.

Эммануэль в досаде откинулась назад.

– Вот поэтому я и не приходила на эти собрания раньше.

Мягко рассмеявшись, Клер взяла из ее рук наполовину сшитую рубашку.

– Тогда почему ты пришла сегодня? – Она тоже посмотрела на Мари-Терезу. – Знаешь, ничего примечательного здесь ты не увидишь, даже если начнешь шить так же хорошо, как ухаживаешь за больными. Но, – она нахмурилась, рассматривая то, что сделала Эммануэль, – шьешь ты неважно.

– Я пришла потому… – Она осеклась, поскольку не хотела говорить Клер или кому-нибудь еще о том, как одиноко она чувствует себя последнее время. Ощущение оторванности от мира не покидало Эммануэль. – Я пришла потому, что никогда здесь не была. – В гостиной находилось около двадцати женщин. Не меньше половины были в траурных платьях – по мужу, сыну, брату, отцу или кузену. – Не думаю, что это правильно.

– Ты и так делаешь достаточно, – буркнула Клер, пытаясь исправить ошибку Эммануэль.

– Как и ты.

Клер быстро глянула вверх, зрачки ее глаз были как-то странно расширены, словно от страха.

– Но по другой причине, да?

– Клер, – начала Эммануэль, но в это мгновение коренастая горничная в отлично выглаженном платье принесла кофе; за ней двигался Батист с тяжелым серебряным подносом, наполненным сандвичами и небольшими пирожными.

– А, хорошо. – Мари-Тереза хлопнула в ладоши, словно режиссер на сцене. – Эммануэль, ты будешь разливать, а Клер поможет тебе, ладно?

Примерно через пять минут, когда Эммануэль все еще возилась с кофе, Клер внезапно уронила тарелку и упала.


Зак находился на берегу канала Нью-Бейсн, разбираясь с конфискованным грузом контрабандной соли, который переправлялся войскам конфедератов. Недовольный владелец прыгал с одной баржи на другую и кричал:

– Вы не имеете права это делать! У меня есть разрешение от самого генерала Батлера!

Внезапно к Заку подбежал молодой капрал с красным потным лицом и после отдания чести произнес:

– Майор Купер, сэр?

Зак посмотрел на капрала поверх потной розовой лысой головы хозяина баржи.

– Что это, солдат?

– Донесение от капитана Флетчера, сэр, – произнес тот, пытаясь отдышаться. Он был так молод, этот краснощекий капрал, что в его голосе чувствовался мальчишеский тенорок, а на подбородке росли только редкие белые волосы.

– Он не может сам справиться с этим делом? Капрал решительно замотал головой; его слегка выпуклые глаза выкатились еще сильнее.

– Нет, сэр. Он сказал, что вы обязательно должны присутствовать. Дело касается женщины. Молодой креолки.

Эммануэль? О Боже, только не это! Зак почувствовал леденящий страх, ярость и чувство вины одновременно. Он не должен был допустить, чтобы снова случилось убийство.

Горячий воздух не давал дышать полной грудью. В ушах шумело, сердце с силой билось в груди. Собравшись с мыслями, Зак спросил чужим, хриплым голосом:

– Как ее имя?

– Капитан просил передать, что имя женщины – Клер Ла Туш. Он думает, что ее отравили.

Зак сообразил, что судорожно схватился рукой за край баржи, и поспешно выпрямился.

– Где?

– В каком-то большом здании на Эспланад-авеню, сэр. Она принадлежит к одному из этих старых французских семейств со странными именами. Де… де… – Парень безуспешно силился вспомнить, но безнадежно покачал головой. – Капитан Флетчер говорил, что вы знаете, сэр.

– Де Бове, – произнес Зак, глядя, как с мутных вод канала медленно взлетает белоснежная цапля.

– Точно так, сэр. Де Бове.

Глава 13

Эммануэль одиноко стояла в задней галерее дома на Эспланад-авеню, крепко взявшись руками за перила. Она смотрела на лужайку, залитую солнечными лучами уходящего дня. В нижних ветвях большого дуба игриво порхали две сойки. Эммануэль прислушалась к их щебетанию, такому красивому и нежному. Внезапно ее охватила глубокая тоска по тому, чего уже никогда не будет в ее жизни.

Она никак не могла понять, что произошло. Кто охотится на людей, которых она любила? Но одно было для нее совершенно ясно – смерть Клер связана с той ужасной ночью на кладбище Святого Людовика. И она также знала, что на этом череда убийств не окончится.

Зак молча глядел на женщину с золотистыми волосами, которая лежала на обитой льном софе между двумя высокими сводчатыми окнами в гостиной Мари-Терезы де Бове.

Эта была полная жизни девушка, она не должна была умирать так тяжело, в мучительной агонии, крича от боли. Чувства вины и страха смешались в душе Зака, гнев переполнял его грудь. Если он не найдет убийцу, то несчастье случится снова.

– Когда это произошло? – спросил он подошедшего Хэмиша.

Массивный ньюйоркец протяжно выдохнул:

– Пару часов назад. Так сказала Эммануэль де Бове.

Зак посмотрел прямо в глаза капитану.

– Она здесь?

Хэмиш, разгоряченный и потный от жары, выглядел взволнованным.

– Она была с этой дамой, когда та умерла, но сейчас уже ушла.

Зак медленно обвел глазами гостиную. Наспех брошенные в кучи рубашки, недопитый кофе и недоеденные имбирные пирожные.

– Здесь, похоже, было много народа.

– Хозяйка дома приглашает дам каждый месяц – шить рубашки и щипать корпию для пленных, которые находятся на Шип-Айленд. – Хэмиш помолчал, глядя налицо мертвой женщины. Его подбородок дрогнул. – Не нравится мне все это, скажу я. Трупы появляются один за другим. Надо приглядеться – кто должен быть следующим?

– Да, веселого в этом мало. – Зак присел на корточки рядом с Клер. – Почему ты думаешь, что это яд?

Хэмиш провел рукой по лицу.

– Это диагноз мадам де Бове.

– Приведи ее.

Когда вошла Эммануэль, Зак стоял около открытой двери в следующую после гостиной комнату. По бледному лицу женщины легко было понять, что она потрясена, тем не менее держалась Эммануэль на удивление спокойно. В других обстоятельствах это вызвало бы у Зака восхищение, но сейчас к нему вернулись прежние подозрения.

Возможно, сомнения как-то отразились на его лице, поскольку в ответ на испытующий взгляд Эммануэль долго смотрела на него.

– Не говорите этого, – произнесла она.

Зак шагнул к ней, изучая ее тонкое лицо. Он знал, что должен соблюдать в их отношениях некоторую дистанцию, поскольку сейчас они не в тени Кабильдо, а в гостиной, где только что было совершено убийство. Он остановился, засунув большой палец за ремень.

– Похоже, у вас появилось обыкновение находиться в неподходящее время в тех местах, где непонятно почему погибают ваши друзья.

Эммануэль резко вдохнула, словно ей не хватало воздуха, и Зак почти пожалел о своих словах.

– Расскажите, что произошло, – сказал он.

Сжав пальцы, Эммануэль опустила руки – поразительно белые на фоне черного наряда. Зак захотел дотронуться до этих хрупких пальцев, чтобы согреть их… но сейчас он не мог это сделать.

– Мы с Клер разносили сандвичи… – Ее голос дрогнул, и Эммануэль с трудом сглотнула. – Внезапно у нее начались судороги. Я пыталась помочь ей подняться, но было слишком поздно. Думаю, у нее остановилось сердце.

Она посмотрела на чашки и тарелки.

– Никто больше не заболел?

– Нет.

– Только вы двое раздавали еду и напитки?

Эммануэль вдохнула с такой силой, что у нее расширились ноздри.

– Я знаю, что вы думаете, но вы не правы. Если Клер и была отравлена, то только не здесь.

– Почему вы так уверены?

– Мы сидели вместе на софе, и я обратила внимание на ее странные глаза. Зрачки были расширены.

Зак подошел к лежащему телу, чтобы взглянуть на спокойное бледное лицо. Кто-то закрыл глаза Клер.

– Кто-нибудь еще это заметил?

– Нет. Но вскрытие непременно покажет, что так и было. Часто яд начинает действовать только через несколько часов, но убивает очень быстро. – Она поколебалась. – Думаю, это может быть пижма.

Зак поднял голову.

– Пижма?

– Эта трава растет повсюду. Листья и стебель содержат масло, которое используется для борьбы с кишечными паразитами или чтобы… – Она поколебалась, но Зак перевел на нее взгляд, ожидая продолжения. – Чтобы помочь с некоторыми женскими проблемами.

– Но почему тогда она умерла?

– Маленькие дозы помогают в лечении, но большие способны убить. Для этого требуется немного – семь-восемь капель концентрированного масла могут привести к судорогам. – Она помолчала. – Возможно, она пользовалась этим средством, но не рассчитала дозу.

Зак с подозрением прищурил глаза.

– Вы не верите в это так же, как и я.

Громкие звуки в коридоре заставили их резко обернуться. Послышалось топанье сапог, затем молодой голос с бостонским акцентом громко произнес:

– Остановитесь! Капитан Флетчер! Вам нельзя идти дальше…

В сводчатом входе показалась высокая сухопарая фигура Антуана Ла Туша. Ворвавшись в комнату, он замер и с такой силой сжал кулаки, что его пальцы побелели. За ним показался рядовой. Широко открытыми глазами он вопросительно смотрел на майора. Зак отрицательно покачал головой.

– Мой Бог! Антуан! – Эммануэль бросилась к нему и уткнулась лицом в грудь. Зак неожиданно для себя почувствовал, что это больно его кольнуло.

Ла Туш обнял Эммануэль, сжав ее плечи.

– Увы, – прошептал он. – Это правда.

Какое-то время он стоял неподвижно, с закрытыми глазами. Затем медленно, неуклюже направился к распростертому телу; его костыли глухо стучали по полу. Подойдя к софе, он молча смотрел на свою сестру.

– Я хочу взять ее домой, – после паузы произнес он. – Сейчас же.

– Боюсь, что вы не можете сделать этого, сэр, – сказал Хэмиш, появляясь в проходе из коридора, отчего перепуганный рядовой вытянулся в струнку. – По крайней мере, не сейчас.

Ла Туш резко повернулся, быстро перенеся костыль.

– Она моя сестра, ты, ублюдок.

– Я сожалею, сэр, но нам нужно провести вскрытие тела.

Было видно, как по бледному напряженному лицу креола стекают капли пота.

– Что?! – спросил он, тяжело дыша.

Мадам де Бове положила руку на его рукав.

– Это медицинское исследование. Оно нужно для того, чтобы точно определить, кто ее убил.

Стоя у окна, Антуан перевел дикий взгляд с Хэмиша на Зака.

– Нет. – Он покачал головой. – Вы не будете ее резать.

– Мне жаль, – произнес Хэмиш, – но в данных обстоятельствах выбора нет.

– Если от этого тебе станет легче, – произнесла Эммануэль, все еще держа креола за руку, – я могу отправиться в армейский госпиталь и оставаться там до последнего.

– О нет, вы не можете, – произнес Зак.

Она повернулась и гневно посмотрела ему прямо в глаза.

– Если это потому, что я женщина, то, уверяю, вам не нужно волноваться. Я уже присутствовала на вскрытиях.

Зак с удивлением посмотрел на стоящую перед ним маленькую, но решительную женщину.

– Нет, – сказал он, – причина не в этом.

– А в чем? – требовательно произнесла она. Черты ее лица обострились.

Зак с трудом перевел глаза туда, где лежала Клер Ла Туш.

– Вы – одна из подозреваемых.

К семи часам утра солнце уже палило так сильно, что Зак почувствовал, как от пота его рубашка прилипла к телу. С Бейсн-стрит он направился к открытым воротам кладбища Святого Людовика. Сторож-немец Кесслер махнул рукой и крикнул: «Гутен морген!» Кивнув, Зак продолжал идти.

Семейный склеп Сантеров, где неделю назад был убит стрелой из арбалета доктор Генри, находился на дальнем конце аллеи. На фоне ярко освещенных солнцем белых могильных плит и черных, чуть покрытых ржавчиной решеток ярким пятном выделялись оставленные после похорон цветы. Подойдя ближе, Зак увидел, что они от жары уже увяли, а желтые и красные лепестки приобрели коричневую окраску.

Держа шляпу в руке, он остановился перед склепом и медленно обвел глазами могильные плиты и высокие побеленные стены кладбища. У него было чувство, что он чего-то не учел, не вычислил то, что смогло бы предотвратить гибель Клер Ла Туш. Две смерти, последовавшие друг за другом, но какими разными были они. Старика доктора поразили стрелой из арбалета «для убийства вампиров», а молодая красивая аристократка скончалась в агонии.

«В чем дело, майор? Ваша логика и острый ум снова вас подвели?»

Зак посмотрел на светло-голубое южное небо и с силой сжал фуражку. Он вспомнил, как два года назад, когда он служил в форте на Богом забытой окраине, кто-то начал убивать людей. Жертвы были разного возраста. Зак тогда был не начальником военной полиции, а всего лишь задиристым молодым кавалерийским капитаном, который любил загадки и гордился своим умением их решать. Хотя раскрытие убийств не входило в его обязанности, он заинтересовался этим делом и начал искать разгадку, пока не понял – слишком поздно для Рэчел и некоторых других, – что убийца намеренно сбивал его со следа, чтобы поиграть с ним, как с игрушкой.

Но нынешняя ситуация была другой. Смерть старика и девушки не была случайностью. Зак сдвинул шляпу на лоб, чтобы защитить глаза от солнца, и повернулся, собираясь уйти. Клер Л а Туш и Генри Сантер связывало что-то общее. И этим «что-то» были две вещи: больница Сантера и близкое знакомство с Эммануэль де Бове.

Когда Зак прибыл в больницу Сантера, то обнаружил множество людей. Здесь были и шумные дети, и потные, разгоряченные солнцем, злые женщины, которые молча, с каменными лицами смотрели, как приближается майор.

– Запомни, – говорила мадам де Бове облаченной в черное женщине с печальными глазами, которая держала девочку лет пяти, – ей нужны зеленые листья. Можно даже использовать молодые побеги одуванчиков, если ты больше ничего не можешь найти. Ешь и сама хотя бы немного.

Звон шпор заставил оглянуться мадам де Бове. Их взгляды встретились. Зак заметил, что она затаила дыхание. В глазах читались враждебность и злость.

– Я не могу уделить вам внимание, майор, – произнесла она и повернулась, чтобы уйти, но он остановил ее:

– Нет, сейчас самое подходящее время.

Какой-то светловолосый мальчик в длинной рубашке обхватил ногу Зака и начал плакать.

– У меня всего два вопроса, – уточнил Зак. Очень толстая женщина с выцветшими желтыми волосами и измученным заботами лицом забрала кричащего ребенка.

– И это все?

Присутствующие смолкли. Женщины и дети внимательно смотрели на майора, и в их взглядах читалась ненависть к нему и его форме.

– Спрашивайте, – произнесла Эммануэль и, сложив руки на груди, направилась к чугунному столу. Ее лицо приобрело сосредоточенное выражение.

Воздух в затененном деревьями дворе был прохладным. Зак закрыл дверь.

– Кто все эти люди?

– Каждый вторник и четверг мы даем бесплатные консультации для семей погибших на войне. Мы лечим вдов и детей.

– Мы? – Зак откинулся спиной на дверь и привычно положил руку на саблю. Это движение привлекло ее внимание. – Я не вижу Ярдли.

Эммануэль перевела взгляд на его лицо.

– Он будет здесь позже. Ярдли делает значительно больше, чем вы думаете, хотя и старается это скрыть.

– Почему?

– Что конкретно вы хотите уточнить?

– Конечно, я могу понять, почему он работает здесь, – отталкиваясь от двери, сказал Зак.

– Можете? – Эммануэль положила ладони на крышку стола и оперлась на руки. Взгляд ее был враждебным. – Вы видели высокую рыжую женщину с маленьким мальчиком?

– Нет. А я должен был заметить?

– Ее зовут Мэри-Энн Кэхилл. Ее восемнадцатилетний сын попал в плен и замерз прошлой весной в лагере Дуглас в Чикаго, а ее муж, Пэдди, еще жив и воюет в Виргинии. Из-за мужа ваш генерал Бен Батлер конфисковал ее дом и поставил его на аукцион. Домик небольшой, но в нем можно было жить. Человек, который приобрел дом, предложил этой женщине снять его в аренду, но у нее не было таких денег, и он вышвырнул ее с ребенком на улицу. Его зовут Эндрю Батлер. Он выполнял приказ начальника военной полиции, то есть ваш.

Зак сжал челюсти. Батлер начал проводить подобные акции с имуществом жителей Нового Орлеана даже до «Акта о конфискациях» Линкольна. Теперь, когда было дано официальное разрешение, конфискации стали массовым явлением. Благодаря им, генерал приобрел столько фамильного серебра, что его стали называть «ложечный» Батлер.

– Вы никогда не думали, – еле сдерживая эмоции, произнесла мадам де Бове, – что будет с теми детьми и женщинами, которые оказались на улице по вашей вине? Некоторых взяли родственники, но есть и такие, как Мэри Кэхилл, – они спят в парках и других общественных местах. Не знаю, что будет зимой. Я предложила ей одну из моих комнат, но эта гордая женщина отказалась.

Они остановились у расположенного в центре двора фонтана. Эммануэль опустила взгляд на качающиеся на волнах лилии. Зак и сам плохо относился к «Акту о конфискациях».

– Роуз говорила, что вы считаете рабство предосудительным, – произнес он, повернув голову к Эммануэль.

– Оно отвратительно, – с энергией ответила Эммануэль.

– Тогда почему вы поддерживаете конфедератов?

Эммануэль обошла стол и встала напротив майора.

– В Новой Англии, – произнесла она, – дети в пять лет уже работают на фабриках шесть дней в неделю по двенадцать часов и получают несколько пенни. Тем не менее, вы поддерживаете правительство Соединенных Штатов, которое это допускает.

– Эти дети не рабы.

– Но промышленная мощь Севера зависит от их дешевого труда так же, как аграрная экономика Юга от рабов. Обе стороны в этом не правы. Тем не менее, каждый обвиняет другого и ничего не делает у себя.

Зак вспомнил большое мрачное кирпичное строение, которое стояло – и сейчас стоит – на окраине его родного городка в Род-Айленде. Каждый день перед рассветом за воротами фабрики исчезали дети со впавшими глазами, бледные от нехватки солнечных лучей. Обычно они жили недолго. Те немногие, которые дотягивали до зрелого возраста, вынуждены были впоследствии посылать на фабрику своих детей.

– Но здесь больше рабства, чем эксплуатации труда, – мягко произнес он, – и вы знаете это.

– Да, – ответила она.

– И вы думаете, что свобода для миллионов не стоит того, чтобы за это бороться?

– Бороться? Да. Но нельзя убивать из-за нее. Ничто не может оправдать войну. – Она развела руками. – Посмотрите вокруг. Загляните в ту комнату, полную плачущих детей и скорбящих женщин. Поднимитесь наверх и посмотрите на изувеченные тела. Сходите на любое кладбище здесь, на Юге, или у вас, на Севере. Война не решает проблемы, месье, она создает их.

– Так выдумаете, рабство должно сохраняться? Только потому, что война против него требует много жертв?

Эммануэль возразила:

– Война началась не из-за рабства. Если бы дело было в этом, президент Линкольн подписал бы закон, освобождающий всех рабов. Мы воюем уже год, а освобождения так и не произошло.

– Но это будет.

На лице Эммануэль появилось выражение глубокой усталости.

– Через пять лет, может, через десять. Рабство исчезает повсюду. Одно государство за другим отменяют его. Но эта война… злоба, ненависть, вражда будут ощущаться на протяжении сотен лет.

Она замолчала. Наступила пауза, которую нарушал только плеск фонтана. Оба они чувствовали, как глубоко трогает их обоих эта тема. Где-то заплакал ребенок, и Эммануэль поспешила к больному малышу.

– Вы должны извинить меня, майор, – произнесла она. – Мне надо работать.

Она прошла мимо него к двери, но здесь задержалась, потому что он произнес:

– Вы так и не ответили на мои вопросы.

Глава 14

Эммануэль медленно повернулась.

– Спрашивайте, майор.

– В тот вечер на кладбище, когда был убит Генри Сантер, вы видели кого-то?

– Вы уже задавали этот вопрос.

– Как рассказал кладбищенский сторож, в ту ночь пришли два чернокожих, чтобы починить фамильный склеп своего господина. Вы их не заметили?

Эммануэль отрицательно покачала головой:

– Нет. Это большое кладбище, и склепы достаточно высоки, чтобы спрятать любого человека. – Сложив руки на груди, она подошла ближе. – О чем еще вам хочется узнать, майор?

– Подозреваете ли вы кого-нибудь? – поинтересовался Зак. – Что-нибудь, кроме работы в больнице, объединяло Клер Ла Туш и Генри Сантера? Может, это не имело особого значения, просто было совпадением, вроде рождения в один день или обоюдного интереса к опере?

Нахмурив лоб, Эммануэль задумалась, но потом отрицательно покачала головой:

– Прошу меня извинить. Мне ничего не приходит на ум. Вы говорили с ее родителями?

– Вчера вечером. Вы знаете, что мать Клер подозревает вас в смерти дочери?

– Меня?

– Она считает, что, если бы не вы, Клер никогда бы не стала работать в больнице.

Эммануэль утомленно вытерла лоб рукой. Она слишком много работала последнее время, и это начало сказываться.

– Мадам Ла Туш плохо знала свою дочь.

– Вот как?

– Я понимаю ход ее мыслей. Ею движет гнев и горе. Она находится под влиянием традиционных для нашего общества предрассудков. – Эммануэль помолчала. – Вы понимаете, о чем я говорю?

– Я читал Мэри Уолстонкрафт и Джона Стюарта Милля. – Зак улыбнулся, видя, как округлились ее глаза. – Это вас удивляет, не так ли? – Он наклонился к ней. – А вы не думали, что и вы не свободны от некоторых предубеждений, мадам де Бове?

– Вы хотите сказать о том, что я против мужчин в военной форме? Особенно в синей?

– Только против мужчин.

Какое-то время она задумчиво глядела на него. Ее дыхание стало частым и глубоким. Зак подумал, что услышит возражения на свои слова, но Эммануэль всего лишь произнесла:

– Ваш военный доктор уже закончил вскрытие?

Зак отрицательно покачал головой. Из дома снова раздался детский крик.

– Пока нет. Но я обещал семье Ла Туш, что тело будет выдано вовремя, чтобы они смогли завтра вечером устроить поминки. – Конечно, оно будет передано в закрытом гробу.

– Вы расскажете мне о результатах вскрытия? – Она помолчала. – Или вы не можете этого, поскольку я под подозрением?

– Я сообщу вам. Знаете, есть то, что объединяет Клер Ла Туш и Генри Сантера, но вы об этом не упоминали.

Эммануэль отрицательно покачала головой:

– О чем вы говорите?

– Филипп. Филипп де Бове. И вы.

Этот день показался ей бесконечным. К вечеру руки просто онемели. Приходилось лечить недоедавших детей и переболевших цингой женщин с впавшими глазами. После работы Эммануэль вместе с Домиником и одним из его друзей отправилась на поезде до Карролтона. Очутившись на покрытой травой равнине, мальчики с радостным смехом побежали вперед. Скоро Доминик запустил в бледно-синее небо ярко-красный воздушный змей. Эммануэль же направилась к вершине дамбы, чтобы посмотреть на домики из сплавного леса, выстроившиеся вдоль берега буро-серой реки.

В лицо ей бил холодный освежающий ветер. Постепенно таял гнев, который Эммануэль накопила за прошедший день, но тревога и лишающий сил страх не исчезали. Свет заходящего солнца отражался в волнах реки. Эммануэль сделала глубокий вдох, думая, как все это замечательно: детский смех, тепло солнечных лучей, величественная красота природы. Но все это бренно и может быть в один миг потеряно – как в случае с Филиппом, затем с Генри, а потом с Клер. От этой мысли на ее глазах выступили слезы. Эммануэль сильнее сжала край шляпы, которую трепал ветер, другая ее рука держала юбку. Она с трудом поборола в себе желание побежать вниз по лужайке и обнять сына, чтобы защитить его от неведомых угроз. Но внезапно она заметила направляющегося к ней всадника – высокого человека в синей офицерской форме; он сидел на коне столь же уверенно и красиво, как плантаторы Луизианы. Повернувшись спиной к ветру, Эммануэль молча смотрела, как массивная кавалерийская лошадь под углом взбирается вверх по склону, направляясь к ней. Всадник на лошади был частью того враждебного мира, вторжение которого каждый день приносило страдания; одного его появления было достаточно для того, чтобы ее сердце быстро и сильно забилось.

– Как вы узнали, где меня найти? – спросила Эммануэль, когда майор подъехал ближе. Откинув голову, она держалась за ленты своей шляпы, поскольку ветер попытался сорвать ее снова.

– Я заезжал на улицу Дюмен, – ответил майор и спрыгнул рядом с ней.

Они побрели по усыпанной раковинами дорожке на самом гребне дамбы. Гнедая лошадь майора ковыляла за ними. Было видно, как Доминик, растянувшись внизу в траве, пытается развязать узел на шнуре воздушного змея.

– Вы получили результаты вскрытия? – тихо спросила Эммануэль.

– Да.

Она бросила на него быстрый косой взгляд.

– И что нашел ваш доктор-янки?

Майор смотрел куда-то вдаль, на красивом мужественном лице невозможно было прочитать его мысли.

– Как вы и предполагали, это оказалась пижма. – Он переложил вожжи в другую руку. – Я поинтересовался, какие женские болезни лечат при помощи пижмы. Доктор ответил – в период месячных. – Майор бросил на нее взгляд. – И очень туманно объяснил, что так избавляются от нежелательного ребенка.

У Эммануэль замерло дыхание.

– Она была беременна?

– Нет. Хотя девицей тоже не была. – Он изучающе посмотрел в ее лицо. – И вы об этом знали, не правда ли?

Эммануэль не стала отрицать, она лишь повернулась в сторону видневшихся далеко внизу трущоб. Заросший сорной травой и ивняком участок земли между урезом воды и дамбой никому не принадлежал. Те, кому негде было жить, сооружали здесь домики на сваях, достаточно высоких, чтобы уберечь от ежегодного наводнения. Немногочисленная живность – куры и свиньи – бродила среди раскидистых ивовых кустов. Но Эммануэль всегда думала, что с порога этих домишек открывается очень красивый вид на реку.

– Вы знаете имя человека, с которым она встречалась? – спросил майор.

– Она не обсуждала со мной личные дела. – Это была святая ложь, призванная скрыть постыдную правду. Эммануэль подставила лицо лучам заходящего солнца и двинулась дальше. Раковины скрипели под ее ногами. Здесь, у реки, ветер был холоднее.

– Конечно, вы не знаете, кто хотел смерти мисс Ла Туш? – произнес майор, стараясь не отстать.

– Нет.

– Когда прошлым вечером я разговаривал с ее семьей, мне говорили, что она девственница. Они либо не знали правды, либо стыдились ее говорить. Или очень боялись.

– Боялись? – Эммануэль резко повернулась к нему. – Вы считаете, что они могли убить Клер только по этой причине?

– Такое случается, когда молодая женщина может навлечь позор на всю семью – старинную, гордую и очень респектабельную. Похоже на то, что мисс Ла Туш была очень смелой в своей сексуальной жизни. Доктор, который делал вскрытие, считает, что она делала кое-что… Ну, оставим это. Скажу только, что в борделях мужчины дают за это дополнительную плату.

Поняв, что он имеет в виду, Эммануэль покраснела.

– Я не столь наивна, майор, и понимаю, о чем вы говорите.

В глубине его опасно-темных глаз что-то блеснуло.

– Для некоторых людей – к примеру, очень гордого отца или разъяренных братьев Клер – это может быть достаточным основанием для убийства.

– Нет. Только не Антуан, – торопливо произнесла Эммануэль и тут же пожалела о своей поспешности, заметив на лице майора интерес.

– Какими были ее отношения с Генри Сантером?

– Я не думаю, что у нее была связь с Генри. – Она энергично покачала головой.

– Почему вы так уверены?

– Боже! Он был совсем старик!

Майор бросил на нее косой взгляд, на его губах появилась холодная улыбка.

– Такие вещи случались.

– Генри – честный человек. Он никогда бы не соблазнил женщину, которая годится ему во внучки.

– Клер Ла Туш была очень красивой и молодой.

– Нет, – произнесла она снова. – Вы не понимаете. В жизни Генри была только одна женщина. Его жена. Может, она и умерла тринадцать лет назад, но он до конца оставался преданным ей. Кроме того… – Шум заставил ее поднять голову. Красный змей Доминика то нырял вниз под порывом ветра, то снова взмывал в синее небо. – Генри Клер даже не нравилась. Он был признателен ей за то, что она делала в больнице, но он… – она помолчала, подбирая слово, – не одобрял ее.

– Он догадывался, что она принимала настойку опия?

Эммануэль вскинула брови.

– Армейский доктор считает, что она принимала это средство регулярно. И не убеждайте меня в том, что вы не знали о ее увлечении. Уж вы-то должны были заметить соответствующие признаки.

– Она пользовалась опием больше, чем это разумно, но регулярно. Большинство людей не понимают, насколько эффективным может быть это средство. Я пыталась предостеречь ее, но она только смеялась.

– Вы знаете, где она доставала опий?

Эммануэль отрицательно покачала головой:

– До того как война нарушила сообщения, его можно было найти повсеместно. Но сейчас положение изменилось. – В тени одного из домиков, сделанных из сплавного леса, сидел мулат и плел стул из ивовых прутьев. Эммануэль остановилась, глядя, как ловко движутся его руки. – Но есть еще вероятность, что смерть Клер произошла из-за неосторожности? – медленно произнесла она. – Я имею в виду – она могла решить, что беременна, и принять слишком большую дозу масла пижмы?

– Это не случайность, – возразил майор. – Пижма содержалась в настойке опия. Флетчер делал обыск и нашел бутылку. К слову, Антуан всячески стремился ему помешать.

– В настойке опия? Это средство сладкое, но не настолько, чтобы заглушить горечь пижмы.

Майор покачал головой:

– Это была новая бутыль. Даже если Клер заметила странный привкус, она могла предположить, что настойка просто плохо изготовлена. Похоже на то, что она не подозревала, что кто-то хочет ее отравить.

Из груди Эммануэль вырвался странный возглас. Майор повернул ее к себе.

– Послушайте, – произнес он, с силой прижимая ее руки. – В этом городе происходит что-то страшное, и вы знаете намного больше, но скрываете. Разве вы не ощущаете, что и над вами нависла опасность? Вам это безразлично?

Лицо Зака было свирепым и жестким.

– Вы думаете, я не боюсь? – возразила Эммануэль. – У меня сын, который потерял отца всего три месяца назад.

– Тогда почему, черт побери, вы не говорите мне правду?

Они были так близко, что она чувствовала странную смесь страсти и ненависти. Ее влекло к этому человеку, и одновременно она боялась его. Сердце Эммануэль забилось сильно и быстро. По его внезапно обострившимся чертам она поняла, что и он испытывает подобные чувства. Майор опустил взгляд на ее губы…

– Месье, – прошептала она. – Мой сын… Его друг…

Зак поднял голову и, продолжая тяжело дышать, убрал руки с ее плеч. Эммануэль поспешно отпрянула, но майор не сделал попытки снова дотронуться до нее.

– Скольким еще придется умереть, пока вы не преодолеете свои предубеждения и не скажете, что происходит? – произнес он с внезапной холодностью.

Взявшись за кончики складок своего траурного платья, Эммануэль медленно покачала головой:

– Это не имеет ничего общего с убийствами.

Она услышала, как ее издали позвал Доминик:

– Мама, мама! – Сын бежал к ней по дамбе; над его головой летел воздушный змей. – Мама, посмотри, как высоко!

– Закончим разговор на эту тему, – вздохнул майор. Взяв в руку поводья, он вскочил в седло и поскакал прочь. Его одинокая фигура четко вырисовывалась на фоне закатного южного неба.

Вечером того же дня Эммануэль внезапно проснулась с бьющимся от страха сердцем. Было где-то около полуночи, на улице к этому времени совсем стихло. Она села в кровати, пытаясь понять, что ее разбудило. Но в доме стояла такая тишина, что в ушах буквально звенело, а темнота вокруг была густой и непроницаемой.

Чувствуя, что от страха у нее по спине пробегают мурашки, Эммануэль прокралась к двери комнаты Доминика. Он мирно спал, в тишине ночи его дыхание было чуть слышно. Тем не менее Эммануэль заставила себя пересечь комнату. Ее босые ноги ступали совсем бесшумно по непокрытому полу. На миг Эммануэль смутилась – наверное, сейчас она выглядит глупо. Решив вернуться в постель, она все же направилась к двери, чтобы проверить, закрыта ли та на засов.

По пути она обратила внимание на стеклянные раздвижные окна в гостиной, которые были заперты на защелки. Она прошла дальше, к входу. Коридор был пуст, а дверь предусмотрительно закрыта от всех ночных угроз. Но… кто-то поднял засов! Эммануэль поняла, что она проснулась именно от этого звука.

Кто-то вышел, после чего закрыл за собой дверь.

Глава 15

Рано утром следующего дня Эммануэль взяла напрокат у одного из соседей аккуратную маленькую серую кобылу и поехала на восток. Там, у болота, в похожей на гриб хижине жил чернокожий, который, как говорили, был способен предсказывать будущее.

В детстве ее не учили езде верхом. Но в первый же год замужества, столь радостный для нее, Филипп взял ее в Бо-Ла и научил ездить на лошади, как и многому другому. Поэтому не было удивительного в том, что, проезжая мимо теснившихся хижин, полей сахарного тростника и леса, Эммануэль думала именно о муже.

Ночью, обнаружив, что на закрытой входной двери не было засова, она побежала к Роуз и нашла ее спокойно спящей.

– Но как? – недоумевала мулатка, когда Эммануэль все ей рассказала. Сев на кровати, она прижала кулаки к груди. – Как кто-нибудь мог войти? И что он здесь делал?

Вместе они внимательно осмотрели дом, пытаясь найти хоть какой-либо след ночного посетителя, но безуспешно.

– Это происшествие может иметь только одно объяснение, – решила Эммануэль, когда они сидели на кухне и пили из толстых кружек горячий кофе с цикорием. – Кто-то спрятался в доме днем, когда дверь не была заперта, а ночью сделал то, для чего пришел.

– Вот что я скажу, – произнесла Роуз. – С этого дня входная дверь у меня будет заперта весь день. А утром я буду выбрасывать все остатки пищи. Кто бы это ни был, он обнаружит, что ему нечего отравить.

Эммануэль промолчала, хотя, по ее мнению, если бы кому-то понадобилось их убить, то для этого совсем не обязательно подсыпать в еду яд.

– Ты слышала какие-нибудь разговоры на рынке, Роуз? – Это бойкое место было известным и ценным источником информации, которую здесь можно было узнать как у белых, так и у чернокожих.

– О, там много болтают, – беспечно сказала Роуз. – Но никто ничего на самом деле не знает.

– И о чем?

Роуз отвела взгляд.

– Глупые разговоры.

Держа кружку в руках, Эммануэль наклонилась вперед:

– Скажи мне, Роуз.

Роуз перевела взгляд на лицо Эммануэль и протяжно выдохнула:

– Некоторые считают, что это Филипп. Якобы он не погиб на болотах, как думают янки. Что он оправился, но потерял рассудок и теперь убивает всех, кого знает.

Эммануэль сжала кружку с такой силой, что сама удивилась, как та не треснула.

– Что еще?

Роуз пожала плечами:

– Другие винят английского доктора или немецкого парня, которому ампутировали ногу. Но, скорее, люди просто не любят тех, кто говорит с акцентом или живет не так, как они.

Эммануэль машинально кивнула, но у нее возникла мысль, которую она никак не могла отогнать. В конце концов, после долгих бессонных ночей, в течение которых она раздумывала над своим предположением, она направилась сюда, на протоки реки Байу-Соваж. Этот поступок казался ей глупым, поскольку хотя она очень уважала знания Папы Джона в области целебных растений, но никогда не верила в его способности предвидеть будущее. Поэтому, приближаясь к небольшой поляне, Эммануэль мысленно говорила себе, что она здесь только потому, что люди делятся с чернокожим своими секретами, предположениями и страхами. Внезапно она вспомнила, что Филипп совсем не верил в способности Папы Джона.

Когда она подъехала к хижине, неф сидел за небольшим, покрытым белым покрывалом столом, на котором не было ничего, кроме грубо вырезанных деревянных чашек, наполненных раковинами каури. По другую сторону стола стоял стул.

– Вы хотите сказать, что ждали меня, не так ли? – произнесла Эммануэль, натягивая поводья.

Откинув голову, негр раскатисто рассмеялся.

– Вы думаете, что знакомые сообщили мне о вашем визите?

Эммануэль привязала серую кобылу к ветке кипариса и направилась к негру.

– А это так? – поинтересовалась она, останавливаясь перед столом.

– Ничего подобного.

– Но тогда как вы догадались, что я приду?

– Наверняка я знаю только то, что мне говорят.

Поколебавшись мгновение, Эммануэль направилась к свободному стулу.

Она положила руки на белоснежную ткань.

– Тогда потрясите раковины каури и вызовите божество, чтобы оно сказало, кто это сделал.

– Это не так просто.

Эммануэль пристально взглянула ему в глаза.

– Вот как?

Негр протянул ей деревянную чашу с раковинами.

– Держите ее обеими руками. Очистите свой ум от всего постороннего, думайте только о том, что вы хотите узнать.

Чашка оказалась гладкой и холодной; казалось, она вибрировала, что испугало Эммануэль.

– А теперь закройте глаза, потрясите раковины и задайте свой вопрос.

Затем Папа Джон снова потряс раковины и начал петь песню на языке своей далекой родины – по рассказам Генри Сантера, негр адресовал магические песни четырем частям света, вызывая свое божество, а также «Всемогущего отца». Негр верил в особенную религию – вуду, в которой перемешались воспоминания о древних африканских религиях и мистический католицизм Санто-Доминго, острова в Карибском море, на котором Папа Джон был рабом до того, как его перевезли сюда, в Новый Орлеан.

Эммануэль молча смотрела, как неф раскачивается взад и вперед. Мускулы на его щеках странно провисли, а глаза закатились. Старик погрузился в транс. Внезапно он рассыпал раковины по столу. Эммануэль испугалась и вскочила. Однако Папа Джон остановил ее жестом и начал внимательно изучать их расположение.

– Довольно опасное сочетание свирепых чувств. Ненависти и даже темной кипящей ярости, – проговорил он, наклоняясь к раковинам и чуть не касаясь их лбом.

– Я знаю, – сказала Эммануэль.

Негр взглянул на нее, от удивления в уголках его глаз появились морщинки.

– В самом деле?

Эммануэль не очень-то верила в сверхъестественные способности Папы Джона, но доверяла своим предчувствиям.

– Я ощутила это. В ту ночь на кладбище.

– Что целились в вас?

– Да.

Негр снова начал рассматривать раковины, лежащие двумя параллельными линиями.

– М-м-м, – наконец пробормотал он после долгого, внушающего Эммануэль страх молчания.

– Что там? – тревожно произнесла она.

– Я вижу две угрозы. Одна направлена на вас, но вторая – на того, кого вы любите.

– Доминик. – Она наклонилась вперед, голос стал резким от страха. – Боже! Может, это не Доминик? – Она разом забыла, что когда-то не верила в способности Папы Джона.

Негр покачал головой:

– Не знаю.

– Что тогда вы имеете в виду? Почему вы не говорите, как зовут этого человека?

Папа Джон провел рукой по покрывалу:

– Вы можете прочитать здесь имя?

Схватившись за край стола, Эммануэль наклонилась.

– Я вижу только раковины, которые для вас что-то значат.

– Они мне не все открывают. – Негр говорил спокойным вежливым тоном. – Я хотел, чтобы это было не так, но пока что я благодарен, что узнал хоть что-то. – Он помолчал, как бы раздумывая. – По большей части.

Эммануэль медленно выпрямилась. Сейчас ей было стыдно за себя, за свой страх и грубость.

– Прошу прощения. Вы пытались мне помочь, а я сорвалась на вас. – Она достала из сумочки превосходный кубинский табак, который принесла с собой в качестве подарка, и положила на стол.

Негр внимательно смотрел ей в лицо.

– Иногда мы все хотим немного покричать.

Эммануэль смущенно рассмеялась.

– Спасибо, – поблагодарила она и направилась к своей лошади. – Вы не хотите сказать мне, чтобы я была осторожнее? – спросила она, подводя кобылу к пню, с которого могла взобраться в седло.

Негр подошел к ней и поднял голову, чтобы посмотреть ей в лицо.

– Вы уже ведете себя осмотрительнее. Только…

Он замолчал. Расправляя юбку, Эммануэль удивленно спросила:

– Что «только»?

Он снова помолчал, потом легонько ударил по шее кобылы на прощание.

– Поберегитесь, хорошо?


– Может, мне следует еще о чем-нибудь разузнать? – спросил Хэмиш.

Они сидели в кафе «Морнинг-Колл» и завтракали кофе с молоком и пончиками. В это утро с реки дул холодный ветер, с пристани доносились крики матросов, привязывающих канаты люгера[8], и голоса женщин, идущих на рынок с корзинами на головах. Мулатки двигались с врожденной грацией. Воздух был напоен запахами оливкового масла, солода и жареных зерен кофе. Это сочетание было характерно только для одного города на свете – Нового Орлеана.

– Что-то происходит между тобой и той французской вдовушкой, чьи друзья имеют плохую привычку превращаться в покойников, – произнес Хэмиш.

Повернув голову, Зак взглянул на него.

– Не поднимай брови и не изображай удивление, – продолжал Хэмиш, качая указательным пальцем. – Я наблюдал вчера. Даже слепой заметил бы, что между вами пробегали искры.

Зак негромко рассмеялся, но тут же замолчал и повернул голову к площади. На постаменте статуи Эндрю Джексона какой-то рабочий под личным наблюдением «ложечного» генерала Батлера усердно высекал новую надпись: «СОЮЗ ДОЛЖЕН И БУДЕТ СОХРАНЕН».

– Боже правый, она же подозреваемая, – наклоняясь вперед, произнес Хэмиш.

– Я в этом не уверен.

– Но ты же сам предполагал это раньше.

Зак пожал плечами:

– Думаю, она что-то скрывает от нас, но этого и следует ожидать, верно? Мы здесь не особенно популярны.

– Не стоит об этом вспоминать.

Зак наклонился вперед, продолжая наблюдать за рабочим на площади.

– Я хотел бы, чтобы несколько солдат обыскали кладбище. Пусть они обратят внимание на те склепы, где заметны следы недавнего ремонта, а потом поговорят с родственниками умерших. Нужно найти тех двух негров, о которых говорил сторож-немец. Они могли что-нибудь заметить.

Хэмиш что-то пометил в своей записной книжке.

– Помнишь – ты просил меня разузнать насчет Филиппа де Бове?

– Да, – медленно произнес Зак, глядя, как грузный ньюйоркец чешет шею.

– Поначалу я думал, что он был зачислен в медицинский корпус конфедератов и там убит. Но я ошибся. Похоже на то, что он тайно вывозил золото конфедератов через болота, после того как мы взяли город. Но ему это не удалось.

– Смерть героя, – мягко произнес Зак.

– Да. Но все, с кем я общался, признавались, что никогда бы не подумали, что муженек этой хорошенькой французской вдовушки участвовал в темных делишках.

– Как и все мы, наверное?

Хэмиш покачал головой:

– Я побывал там, где торгуют абсентом, играют в фараон, а потом в самых лучших борделях – вроде одного на Олд-Ливи-стрит, который торгует совсем молодыми девочками и мальчиками – для извращенных богачей. И думаю, я не узнал еще и половины.

Около железной ограды площади старая индианка раскладывала на одеяле сушеные растения на продажу. Зак внимательно за ней наблюдал.

– Похоже на то, что этот человек был способен убить из арбалета или отравить. Если это он, то вся история начинает проясняться.

– Вот как? Да, надо выяснить, что это была за экспедиция де Бове по переправке золота через реку Байу-Креве. Кто-то об этом уже говорил?

Солнце поднялось выше, нагревая воздух и прогоняя утреннюю прохладу.

– Не помню, – ответил Хэмиш. Металлические ножки стула скрипнули по камням, когда он отставлял его. – Но как я могу сейчас судить, двумя убийствами дело не ограничится. Их будет три и больше. Думаю, больница Сантера – очень нездоровое и опасное место.

Оставшуюся часть утра и большую часть дня Зак проверял выдачу еды городским беднякам. Все это время его мучило смутное беспокойство, неотвязчивое, словно старая мелодия или полузабытая мечта.

В конце концов, Зак оставил лейтенанта завершать работу и отправился на поиски Антуана Ла Туша.

Но найти его оказалось нелегко. Зак обнаружил Ла Туша в захудалом кабаре на Олд-Ливи-стрит. Он одиноко сидел в темном, подернутом табачной дымкой углу, за круглым столом, покрытым грязной скатерью, хотя, как заметил Зак, стоящий у локтя Ла Туша коньяк считался одним из самых дорогих.

Антуан опустошил очередной стакан и положил дрожащие пальцы на бутылку. Заметив Зака, он замер, но в следующее мгновение протянул руку и улыбнулся:

– Вот это да! Чем я обязан чести видеть нашего местного начальника военной полиции?

Спертый воздух в этом притоне сильно отдавал виски, пивом и потом.

– Я хочу с вами поговорить.

– В самом деле? – Ла Туш томно махнул рукой, и коньяк выплеснулся из горлышка. – Говорите.

Несмотря на ранний час, в баре уже было полно полупьяных ирландцев и итальянцев; кое-где были видны и темнокожие.

– Тема такая, что следовало бы выбрать более уединенное место, – произнес Зак.

Тыльной стороной ладони Ла Туш вытер лоб. Его шелковый платок на шее перекосился, воротник тонкой полотняной рубашки промок и пожелтел от пота.

– А, Клер. – Он сделал глубокий выдох, взгляд остановился на бутылке коньяка. – Вы правы. Об этом здесь не стоит говорить.

Он прихватил бутылку с собой. На улице солнце нещадно пекло крыши домов, но по сравнению с баром воздух на Олд-Ливи-стрит был свежим и сладковатым. Выйдя на мостовую, Ла Туш оперся на свой костыль и прищурился, глядя на светло-голубые облака:

– Сейчас меньше времени, чем я думал.

– Как долго вы пьете?

Ла Туш пожал плечами:

– Не знаю.

– Вы переживаете из-за смерти сестры?

– Нет. – Ла Туш безрадостно рассмеялся. – Вы ошибаетесь, майор. Скорбь – это жалкая эмоция. Вы не согласны?

– Может быть.

Они повернули к французскому рынку. Здесь ларьки прекращали работать днем из-за жары.

– Впрочем, майор, – произнес креол, неловко поворачиваясь на костыле к Заку, – я и в самом деле этим расстроен.

– Вы хорошо знали свою сестру? – спросил Зак. Ла Туш снова приложил бутылку к губам.

– Я думал, что уже ответил на этот вопрос.

– Вы догадывались, что у нее были интимные отношения с каким-то мужчиной?

Ла Туш откинул голову и судорожно сглотнул. Было видно, что слова Зака его потрясли.

– Как вы осторожно выразились, майор. – Он опустил бутылку. – Интересно, вы деликатны от природы или просто боитесь, что я оскорблюсь и вызову вас на дуэль? Знаете, я еще хорошо стреляю, хотя, конечно, и не могу фехтовать.

Зак не ответил, и, немного подождав, его собеседник продолжил:

– Моя сестра Клер имеет – имела – интимные отношения с мужчинами с пятнадцатилетнего возраста. Первым был красивый рослый ирландский рабочий, которого наняли поправить настил во дворе. Кто был последним, можно только догадываться.

– Кто-нибудь из больницы имел связь с ней?

– Поначалу я думал именно так, поскольку альтруизмом Клер не отличалась. Но, в конце концов, я решил, что недооценивал ее. – Ла Туш прислонился спиной к одной из ограждавших рынок массивных колонн и полузакрыл глаза. Рука с бутылкой лениво повисла в воздухе.

– Ваши родители знали?

Ла Туш повернул голову к Заку:

– О чем? Что их дочь была сексуально свободна? Не думаю. Хотя могу ошибаться.

– Почему они не выдали ее замуж?

– О, они пытались. Она отказывалась. Клер говорила, что пока в Америке муж имеет столько же власти над женой, сколько и над рабами, она никогда не выйдет замуж. Она не хотела, чтобы ею управлял мужчина. – На его губах появилась кривая ухмылка. – Но для Клер слово «никогда» длилось недолго. – Он выпил еще коньяку. – Что вы думаете? А? Что мы убили ее из-за того, что она опорочила семью? – Он коротко и хрипло хохотнул. – Она никогда не была таким позором, как я.

– Но вы не женщина.

Ла Туш сделал бутылкой широкий жест.

– Конечно, нет. Семейная честь находится между ног женщин, правда? – Он снова рассмеялся. – Мне нужно было убить старого Сантера? Ради чего? – Его глаза внезапно стали большими. – Вы же не думаете… О, майор. Я думаю, Сантер здесь ни при чем. Клер любила все изящное. Ей нравились молодые и красивые мужчины.

Солнце опускалось все ниже, небо окрасилось в бледно-розовый цвет. Людей на улице убавилось – многие уже ушли домой на ужин. Зак увидел, как на противоположной стороне сапожник закрывает ставни мастерской.

– Что вы знаете о смерти Филиппа де Бове? – поинтересовался Зак.

– Филиппа? – Ла Туш нахмурился, бутылка снова оказалась у его губ; смена темы явно озадачила его. – Вы убили Филиппа – вы, янки. Говорят, он умер мгновенно от выстрела в голову.

– Мог кто-нибудь его предать и сообщить о его миссии?

Внезапно Ла Туш замолчал, его слабое тело напряглось.

Только через несколько секундой произнес:

– Нет, я не знаю.

Быстро темнело. Усилился ветер. Небо затянули облака.

– Вы опоздаете на поминки своей сестры, – произнес Зак, всматриваясь в покрасневшее лицо креола.

Тот отрицательно покачал головой:

– Клер всегда ненавидела поминки. – Он невесело улыбнулся, а затем произнес: – Забавно, не правда ли? В жизни нет ничего постоянного. То, что вчера казалось нам очень важным, может через какое-то мгновение стать совершенно ненужным. – Он снова попытался приложиться к бутылке, но вдруг остановился и с силой выдохнул: – Прошлой весной в больнице произошел большой скандал. Я знаю, что к этому имели отношение Клер и английский доктор, Ярдли. Было много крика и шума. Каким-то образом в это были вовлечены Филипп, Сантер и этот немецкий мальчик – тот, что потерял ногу. Он тоже был там. Поинтересуйтесь у него.

– Ганс Спирс?

– Да. Ганс. Вы знали, что он был с Филиппом в Байу-Креве? Именно там его и ранили.

Зак удивленно спросил:

– Почему вы мне это говорите?

Оттолкнувшись спиной от столба, Ла Туш выпрямился, насколько это позволяли костыли.

– Может, вы думаете, что я откровенничаю с вами из-за Клер? Хотя в некотором смысле это верно.

– А в основном из-за мадам де Бове, не так ли? – мягко произнес Зак. – Она участвовала в этой ссоре?

– Поначалу нет, но потом появилась.

Заку показалось, что кровь перестала бежать по его венам и стала холодной. Он словно со стороны услышал собственный голос:

– Вы думаете, что она связана с убийствами?

– Эммануэль? – На этот раз смех креола был звонким и громким. – Вы в самом деле ее подозреваете, майор? Если бы я так думал, то не сказал бы вам ничего. – Его лицо стало серьезным и напряженным. – Я боюсь, что она станет следующей.

Когда Зак дошел до больницы Сантера, на город уже опустилась ночь. Наверху не было видно ни огонька, но сквозь щели в ставнях на первом этаже просачивался свет. Дверь была не заперта, и Зак вошел. Он оказался в маленькой комнатке около лестницы, ведущей наверх. Чарлз Ярдли сидел в кресле с прямой спинкой у кровати спящего ребенка. При звуке шагов Зака доктор поднял глаза и замер.

– Не надеялся найти вас здесь, – произнес Зак, останавливаясь в дверях.

Ярдли устало выдохнул:

– Тиф. Это место начинает напоминать благотворительную больницу. Его мать умерла час назад, но я начинаю думать, что мальчик может оправиться. – Он почесал глаз, после чего встал и направился к Заку. – Если вы ищете мадам де Бове, то ее здесь нет.

– На самом деле мне нужен Ганс Спирс.

– Сегодня вечером он не дежурит. Если вам нужно срочно с ним поговорить, то, возможно, вы найдете его дома с его «муттер» и четырьмя братьями. Он не очень общителен. Когда у него есть свободное время, он отправляется на строительство кирхи немецких иммигрантов.

– Тогда я пообщаюсь с вами. Если у вас есть время.

– Мой дорогой, как это некстати! – Англичанин оглянулся на спящего ребенка. – Думаю, я заслужил перерыв.

– Возможно, вы знаете, почему немецкий эмигрант, который работает сиделкой в больнице, внезапно решает принять участие в безнадежной попытке переправить золото конфедератов из Нового Орлеана?

– Почему? – Англичанин задумчиво нахмурился. – Давайте подумаем. К примеру, он захотел приключений. Или нет – он просто решил удрать от «муттер» и братьев. – Его губы растянулись в широкой улыбке. – От меня вам было много пользы? – Подойдя к стоящему на полке графину, он налил воды и опрокинул стакан в рот. – К тому же я не думаю, что попытка была безнадежной. Филипп вырос в Байу-Креве. Он смог бы пробраться к берегу залива без труда. – Англичанин отставил стакан в сторону. – Ему просто не повезло: его случайно обнаружил патруль северян.

– Дело не в этом.

Англичанин резко обернулся, его брови удивленно поднялись.

– Вот как?

– Вы знаете, кто мог сильно ненавидеть Филиппа и желать его смерти?

– Ну, таких людей может быть много, поскольку дело касалось больших денег. Куда оно делось, это золото конфедератов? Если вы думаете, что его отправили в Вашингтон, то вы еще наивнее, чем я предполагал.

– Вы имели какие-либо отношения с Клер Ла Туш?

Ярдли издал короткий смешок.

– Я? Вы, должно быть, шутите, – произнес англичанин, не очень умело делая вид, что эта мысль его забавляет. – Но нет, вы, думаю, не любите шуток, майор.

– Не по поводу убийства.

– Возможно, вы задали свой вопрос, потому что не знаете женщины, о которой идет речь.

– Я слышал, что прошлой весной у вас была серьезная ссора.

– Кто вам это сказал?

Зак холодно улыбнулся:

– О чем вы спорили?

– Ваш информатор вам этого не сообщил?

– Я задаю вопрос еще раз, – произнес Зак спокойным, ровным голосом. – Вы имели какие-то отношения с Клер Ла Туш?

Внезапно англичанин с силой сжал челюсти.

– Боюсь, майор, что ваши сведения далеки от реальности.

– Но вы знали, с кем мисс Ла Туш встречалась?

– Не уверен, что «встречалась» – правильное слово.

– И как бы сказали вы?

– У вас же есть подробные результаты вскрытия. Из них нетрудно догадаться, кто это был. – Ярдли начал поворачиваться, собираясь уйти.

Но Зак схватил его за плечо, повернул и толкнул обратно к стене.

– Кто, – произнес Зак, подняв рукой подбородок англичанина, – кто был этот человек?

Ярдли продолжал холодно улыбаться, но в его глазах мелькнул гнев.

– Вы и в самом деле не понимаете этого, майор? Вы хотите имя? Хорошо, это Филипп. Филипп де Бове.

Зак отпустил англичанина и, повернувшись, быстро пошел прочь. Конечно, доктор мог лгать. Но глубоко в сердце Зак был уверен, что услышал правду. Внезапно он остановился.

– А знает ли об этом мадам де Бове?

Ярдли одернул костюм и поправил упавшие налицо волосы.

– Что ее дорогую подругу трахал ее муж? – Он еще раз одернул пиджак за полы. – Не знала до того, как я и Клер не поругались.

– Так она знала?

– О, да. И бросилась на Филиппа со скальпелем. – Его серые глаза округлились, изображая наивное удивление. – Разве ваш информатор вам этого не говорил?

Глава 16

– Почему они устроили эти поминки? – спросил Хэмиш, когда они с Заком шли по узкой, залитой светом ламп улице старого квартала, направляясь к Эспланад-авеню, чтобы на запряженной мулом тележке добраться до городского дома семейства Л а Туш. – Они же всегда ненавидели их. И даже Клер, насколько я знаю.

– Это обычай. – Зак смотрел на темное небо. Над городом угрожающе нависли тяжелые облака.

– Думаю, они собираются не только для этого. Можно поесть и попить за счет покойника.

Зак наклонил голову, чтобы скрыть улыбку.

– Удалось что-нибудь узнать про тех двух чернокожих с кладбища?

Хэмиш громко фыркнул:

– Ты, наверное, не представляешь, сколько там склепов. Мы даже не смогли точно определить, что делали на кладбище эти двое. Похоже, они просто подмели ступеньки и поменяли цветы.

Зак покачал головой:

– Это не заняло бы много времени. Как рассказал Кесслер, они появились за два часа до Сантера и в суматохе, которая поднялась после убийства, незаметно исчезли с кладбища. Сторож не помнит, чтобы они вышли из ворот.

– Да? Даже если они и в самом деле что-то видели, они не скажут. Рабы боятся своих господ.

Они, наконец, достигли Эспланад-авеню. Прищурив глаза, Зак увидел, что мул с повозкой только что тронулся с места.

– Похоже на то, что главным подозреваемым является вдова. Она избавилась от своего неверного мужа, выдав его янки, то есть нам. А потом отравила его любовницу.

Зак с трудом сдержался от того, чтобы не нагрубить в ответ.

– Нам нужно точно знать, кто предал Филиппа, – спокойно произнес он, следя за тем, как мул, слабо освещаемый фонарями, движется им навстречу.

Хэмиш фыркнул:

– Я работаю над этим.

– Кроме того, – глядя на покачивающийся на повозке фонарь, сказал Зак, – у Эммануэль де Бове не было причин убивать Сантера.

– Вот как? А ты не думал о том, что больницу основали три человека, но после смерти двоих эта маленькая леди станет единоличной хозяйкой?

Зак покачал головой:

– Она сказала правду, когда утверждала, что больница Сантера на грани разорения. Я проверял. Здание заложено.

– Ла-адно… – Хэмиш расправил усы и поднял голову. – Тогда можно предположить, что убийца – Ярдли. У него были долги – не очень большие, но серьезные. И насколько я узнал, они не ладили после смерти де Бове. Именно Филипп де Бове и привел Ярдли в больницу, верно? Все эти азартные игры, пьянство и опиум не могли нравиться старику. – Мул остановился прямо перед ними. – Я думаю, – произнес Хэмиш, понижая голос, – ключевыми для нас являются стрела арбалета и яд. Ярдли и мадам де Бове могли знать о наборе для убийства вампиров, и оба они достаточно хорошо разбираются в ядах.

– Как и Папа Джон.

–. Но у него нет видимых мотивов. – Хэмиш вытащил записную книжку и поспешно перелистнул страницы. – У меня в списке есть еще один Ла Туш. Антуан. Он, может, знает о ядовитых растениях и не так много, но мог взять пижму у Папы Джона и подмешать ее в настойку опия для своей сестры. Думаю, он был способен убить Клер, спасая честь семьи. А соблазнил ее Филипп де Бове.

Зак выглянул в открытое окно. Он увидел покрытые мхом стволы дубов, чуть тронутые ржавчиной железные ограды и высокие двойные галереи элегантных домов, белые стены которых резко выделялись на фоне грозовых облаков.

– И Сантер?

– Старик не препятствовал этому. Все происходило прямо у него под носом, в больнице. – Хэмиш наклонился вперед и понизил голос. – И еще: у Ла Туша была причина, чтобы использовать арбалет, – он ведь калека, верно? И учти: он потерял ногу в больнице Сантера. – Насупив брови, Хэмиш помолчал, а затем произнес с меньшей уверенностью: – Конечно, не понятно тогда, как он с одной ногой перелез через ограду кладбища.

– Возможно, убийцы проникли туда иным путем.

Хэмиш фыркнул:

– А как они могли туда попасть? Пройти в ворота невидимыми как привидения?

Зак откинулся на спинку сиденья и сложил руки на груди.

– Ты забыл включить в список подозреваемых Ганса Спирса. Он потерял ногу во время стычки в Байу-Креве, помнишь? Если Филиппа предала Клер, Ганс имел все основания винить ее за свое увечье, не так ли?

Хэмиш молча смотрел на него.

– И Сантера?

– Может, убийца целился и не в Сантера. Предположим, что он намеревался убить Эммануэль де Бове, но по ошибке попал в Генри. Возможно, он не знал, какая из женщин выдала их, так что решил убить обеих.

Наступила долгая пауза. Ее прервал Хэмиш:

– Я пытаюсь составить наиболее правдоподобную картину событий, а ты надо мной смеешься.

Зак действительно улыбнулся, но через пару секунд снова стал серьезным.

– Следует помнить, что есть еще один человек, которого мы не учли.

– Кто это?

– Филипп.

Хэмиш уставился на него испуганными золотисто-карими глазами.

– Но… он мертв.

– Все говорят об этом. – Зак вытянул ноги и опустил руки на колени – так его меньше трясло во время езды. При движении в фургон из окна долетал слабый ветер, но внутри все равно было жарко. – Подумай о такой возможности, – негромко произнес он. – Арбалетом пользоваться не так просто – требуется большая осторожность. Филипп был единственным из известных нам, кто достаточно хорошо им владел. Как доктор, он знал точно, сколько пижмы требуется положить, чтобы убить женщину. Как любовник Клер, он знал, что она часто использует настойку опия. Похоже на то, что он был в курсе того, кто именно ей этот опий поставляет. Вспомним – у нее нашли новую бутылку. Когда Клер купила ее, яд, по всей видимости, уже был в ней.

– Но снова возникает вопрос, – возразил Хэмиш. – Если это был Филипп, то почему его жертвой стал Сантер?

– Может, преступник и не целился в Сантера. Возможно, Филипп собирался убить свою жену.

– Мы ходим кругами, – бросил Хэмиш, поднимаясь, поскольку фургон остановился. – Складывается впечатление, что ты просто не хочешь видеть реальных причин убийства Сантера, поскольку они указывают на мадам де Бове.

Зак медленно выпрямился, буквально физически чувствуя на себе взгляд могучего шотландца, но ничего не ответил и перешел на заднюю платформу.

Там, куда они приехали, улицы не были мощеными, поверхность дороги была исчерчена бороздами, а в сточных канавах от прошедшего дождя застоялись вода и ил. Заку пришлось перепрыгивать через яму, и он тихо выругался, когда от неловкого движения боль резанула бок.

– Все не заживает? – спросил Хэмиш, тяжело приземляясь рядом.

– Мог бы и не напоминать об этом.

– Тебе следовало бы еще несколько дней подлечиться.

Стоя на деревянной мостовой, они молча осматривали белый фасад выстроенного в новогреческом стиле здания, которое расположилось на высоком пирсе, защищавшем его от наводнений. Окна дома закрывали занавески. Здесь жила семья Ла Туш. В отличие от дома де Бове в этом здании явно просматривались экономические последствия войны. Кусты у ворот сильно разрослись, а краска на высоких зеленых ставнях требовала обновления.

– При дневном свете этот дом выглядит еще хуже, – произнес опирающийся на костыли высокий сухопарый человек. Он появился из тенистой веранды и сейчас медленно, с видимой болью на лице спускался к ним по ступенькам. На половине лестницы Ла Туш остановился. – возможно, нужно благодарить Бога за нашу бедность. Я заметил, что «ложечный» Батлер реквизирует только очень хорошие дома.

– Не думал увидеть вас здесь, – произнес Зак.

Ла Туш пожал плечами. Зак заметил, что его собеседник тщательно выбрит и аккуратно одет. Однако, как и при их первой встрече, он был слегка пьян.

– Я пришел к матери, – объяснил Ла Туш.

– Почему же вы не входите в дом? – поинтересовался Хэмиш.

Креол молча глянул на него, потом перевел взгляд на Зака.

– Я чувствовал, что вы придете.

– Почему? – удивился майор. – Что-то случилось?

– Это из-за Эммануэль. Мадам де Бове отправилась к больным старикам на улицу Пуле, в Фобур-Мариньи, и, насколько я знаю Эммануэль, она будет возвращаться домой пешком. Одна.

Зак внимательно посмотрел на собеседника.

– Вы могли ее проводить.

– Я предлагал. Но она настаивала, что я должен быть здесь, на поминках Клер. Я отправил ее в нашем экипаже и сказал, чтобы она попросила кучера подождать, но она отослала его назад. Сказала, что будет занята очень долго и не хочет утомлять лошадей. – Он рассмеялся низким голосом.

Зак повернулся, чтобы оглядеть темную пустынную улицу и низко плывущие облака. Откуда-то издалека донесся гром.

– Где здесь можно взять напрокат лошадь в это время суток?

– Неужели ты поедешь за ней? – удивился Хэмиш. Когда он смотрел на облака, кончики его усов обвисли. – Похоже, будет ливень.

– Здесь всегда идут дожди, – произнес Зак, когда первые капли упали на листья раскинувшейся кроны дуба.

Мягкий теплый дождь уже начал лить, когда Эммануэль покинула маленький домик в Фобур-Мариньи и направилась к Вье-Кер. Посмотрев на изорванные ветром облака, она какое-то время раздумывала, не поискать ли ей сдаваемую внаем лошадь. Но на улицах было все еще много народа, а семья больного старика, к которому ее позвали, могла только поблагодарить ее. Эммануэль решила добираться пешком.

Она прошла два квартала, когда хлынул сильный ливень. С карнизов полились потоки воды, по мостовой потекли грязные потоки. Прислонившись к железной ограде, Эммануэль стянула ботинки и чулки. Новая обувь, как и поездки на наемной лошади, была для нее сейчас непозволительной роскошью.

Когда она добралась до канала, вырытого на окраине старой части города, дождь уже хлестал как из ведра. Внезапно Эммануэль обратила внимание на то, что улицы опустели. Мурашки пробежали по ее спине. Нет, она совершила глупость, отослав обратно экипаж Антуана. Храбрость должна быть разумной.

И тут она заметила черную лошадь, которая, опустив голову, тащила фургон ей навстречу. Эммануэль остановилась и затаила дыхание. Дождевые капли, стекая по лицу, попадали ей в рот. Фургон остановился. Эммануэль увидела, как дверь распахнулась, на землю спрыгнул человек в темно-синей форме и в кавалерийских сапогах.

– Забирайтесь сюда, быстро, – скомандовал майор Зак Купер и протянул руку, чтобы помочь Эммануэль подняться в фургон. Черты его лица были жесткими, глаза закрывали опущенные поля офицерского головного убора.

Эммануэль какое-то мгновение колебалась, с силой прижимая к груди ботинки. Конечно, она хотела оказаться там, где тепло и сухо, но, с другой стороны, стремилась держаться подальше от этого человека.

– Спасибо, не нужно, – произнесла она и двинулась дальше.

Чтобы перекричать шум дождя, майор повысил голос:

– Черт побери, мадам! Даже если за вами сейчас не охотится убийца, вы заболеете. Так вы будете садиться в фургон?

Дождь нещадно хлестал ее, вода затекала за воротник, но Эммануэль продолжала идти. Она надеялась, что майор уедет. И в самом деле, за ее спиной раздался шум повозки, двигавшейся по раскисшей дороге, однако она услышала и топот сапог на деревянной мостовой. Ухватившись за локоть сильными пальцами, майор резко повернул ее к себе.

– Я просто не мог поверить, когда пришел на поминки Клер и услышал, что вы ушли одна – после всего, что произошло.

Гром заглушил его слова. Первый раскат был отдаленным, второй – сильнее и ближе.

– Мне надо было навестить больного.

Майор наклонился к ней.

– Тогда почему бы вам не поехать в фургоне?

– Вы знаете ответ на этот вопрос. – Она повернулась и пошла к каналу. Вода на дороге была холодной и грязной. Засунув ботинки под мышку, Эммануэль приподняла платье и нижнюю юбку, с неприязнью думая, что этот мужчина видит ее измазанные грязью ноги. Когда она уже подходила к заросшему травой берегу, майор внезапно произнес:

– Я знаю о Филиппе и Клер.

Эммануэль обернулась так резко, что чуть не уронила ботинок в канал.

– Что вы имеете в виду? – спросила она.

Он подошел ближе. Гигантским белым зигзагом мелькнула молния. Зак заметил огонек гнева в ее глазах. Начиналась буря.

– Вы лгали мне. Снова.

Эммануэль хотела сказать, что это не так, но поняла, что спорить бессмысленно.

– Это уже не имеет значения. Филипп мертв.

Зак наклонился к ней и произнес с явной угрозой:

– Я спрашивал вас, кто спал с Клер Ла Туш, и вы сказали, что не знаете.

Его слова прозвучали грубо, но у Зака и Эммануэль не было желания придерживаться каких-то социальных условностей.

– Что вы думаете? – требовательно спросила Эммануэль. Холодный дождь заливал ее лицо. – Что я убила Клер за то, что с ней спал Филипп? – Она попыталась презрительно рассмеяться, но от холода получился только низкий невеселый звук. – Филипп переспал с половиной женщин Нового Орлеана.

– Это вас не оправдывает.

Эммануэль молча смотрела на него сквозь падающий дождь. Она сказала чересчур много, позволила затронуть личные, откровенные темы. Повернувшись, Эммануэль двинулась по берегу канала к мосту.

– Черт побери, Эммануэль! – крикнул майор ей вслед. – Если это так мало значит для вас, тогда почему же вы набросились на него со скальпелем?

Она остановилась. На этот раз Эммануэль поворачивалась очень медленно; было видно, как ей трудно говорить ровным голосом.

– Я была вне себя от ярости.

Со смешанными чувствами она смотрела на майора, видя, как складки у рта на его лице становятся глубже. Интересно, заметил ли майор, что стал называть ее по имени? Наверное, нет.

– Что там происходило? – спросил Зак. – Не лгите. Эммануэль неожиданно для себя улыбнулась:

– Я махала скальпелем перед ним и угрожала отрезать ему одну часть тела.

Майор усмехнулся, но тут же стал серьезным. Подойдя совсем близко, он испытующе глянул Эммануэль в лицо.

– Кто в прошлом мае мог сообщить о Филиппе? Кто мог выдать его миссию?

По ее коже пробежал холодок, дыхание на мгновение замерло.

– Не уверена наверняка, – произнесла она, глядя прямо ему в лицо, – но у меня есть подозрения. Слишком много совпадений в том, что произошло. – Она помолчала, наблюдая, как майор воспринял ее слова, и пытаясь угадать, что он о них думает. – Вы все еще считаете, что Филиппа убила я?

Зак отрицательно покачал головой:

– Махание скальпелем подходит вам больше. – Струйки дождя бежали по его щекам, от воды мундир из темно-синего превратился в почти черный. – Ну, теперь вы сядете в фургон?

– Нет.

Майор с досадой вздохнул и отвернулся. Эммануэль подумала, что уж теперь-то он точно оставит ее. Но Зак снова попытался убедить эту несговорчивую гордую женщину.

– Вы, похоже, не понимаете, что здесь происходит, – требовательно произнес он. – Кто-то убивает людей, связанных с больницей Сантера, – сначала Филиппа, затем Генри Сантера, а теперь Ла Туш. Остаются двое – вы и Ярдли, если только жертвами не станут сиделки. В этом случае опасность будет угрожать Гансу Спирсу, Рудольфу и другим.

Наступила пауза. Эммануэль слышала только шум дождя и удары собственного сердца.

– Я живу в постоянном страхе, – медленно произнесла она. – Любой больной тифом, желтой лихорадкой или даже простудой может заразить меня.

Сжав губы, майор молча смотрел на нее; его ноздри раздувались от глубокого дыхания.

– Я никогда не сомневался в вашем мужестве. Дело в другом.

Если бы Эммануэль была тщеславна, ей было бы чем гордиться – силой воли, образованностью, интеллектом. Мужчины всегда утверждали, что женщины не только слабы, но и не очень умны. Это дало им право устанавливать такие законы, которые не позволяли женщинам иметь собственность и голосовать, зато разрешали бить жен. Вспомнив об этом, Эммануэль резко повернулась, но поскользнулась на мокрой траве и потеряла равновесие. Ботинок выскользнул у нее из рук и упал на пологий скат канала у самой воды. Зак Купер быстро схватил ее за плечи и помог устоять на ногах.

– Мой ботинок! – воскликнула Эммануэль, поворачиваясь к майору.

– Стойте здесь, – приказал он. – Я его достану.

– Нет. – Эммануэль взяла его за руку, пытаясь удержать. – Вы можете упасть.

Он обернулся, на его лице появилась кривая ухмылка.

– Здесь не так глубоко. И знаете, я умею плавать.

Налетевший порыв ветра взметнул обтрепанные ленты траурной шляпки Эммануэль и дернул за поля офицерской шляпы Зака.

– Я не сомневаюсь в этом, майор. – Ей пришлось кричать, чтобы он расслышал ее слова в шуме ветра, дождя и мчащихся по каналу потоков. – Но в грязной воде много бацилл.

– Я знаю об этом.

– Тогда вы понимаете, почему не стоит здесь плавать. В канале полно нечистот и заразных болезней. А ваша рана еще не зажила.

– Я не упаду, – заверил майор.

Эммануэль стояла на высоком берегу, прижав второй ботинок к груди и наблюдая, как майор спускается вниз по направлению к воде. Зак прислушался к ее словам и двигался осторожно, стараясь не попасть в водный поток, полный нечистот из сточных канав города и прочих смытых ливнем отбросов.

Он уже добрался до края воды и взял ботинок. Но в этот момент по воде плыла бузина, вырванная с корнем. Эммануэль крикнула, желая предупредить, но ее слова потонули в шуме дождя. За что-то зацепившись, дерево развернулось и задело майора веткой. Потеряв равновесие, он с шумным всплеском упал в канаву. Когда вода успокоилась, на поверхности можно было видеть только покачивающийся на желто-коричневой волне офицерский головной убор.

Глава 17

Канал был неглубоким. Через мгновение над водой появилась покрытая грязью голова майора. Он громко выругался.

– Бог мой! – Эммануэль стала спускаться вниз по берегу, но Зак уже выбирался на поверхность, издавая сапогами хлопающие звуки.

– Осторожнее, – произнес он, отплевываясь и фыркая. – Если вы упадете, я за вами снова не полезу.

С его слипшихся волос и костюма капала вонючая жидкость.

– Вы потеряли шляпу, – заметила Эммануэль и поспешно закрыла рот рукой, чтобы не рассмеяться.

Мелькнула молния. Лицо Зака было так перепачкано грязью, что виднелись только белки глаз. Тем не менее, майор торжественно поднял руку, в которой держал покрытый грязью ботинок.

– Но я достал вашу обувь, – важно сказал он.

Эммануэль больше была не в силах сдерживаться. Она залилась звонким и заразительным смехом.

– Ну а теперь вы заберетесь в фургон? – спросил, улыбаясь, Зак.

Эммануэль не возражала.

Через четверть часа Эммануэль постучала в ванную комнату. Дверь приоткрылась.

– Месье? – позвала Эммануэль, держа поднос на бедре. Показав майору расположенную рядом со спальней Филиппа ванную, она удалилась, чтобы переодеться и поискать, чем бы перевязать бок майора.

– Можете войти, – произнес Зак.

Толкнув дверь, Эммануэль увидела его стоящим с саблей в руке рядом с умывальником. На его спине и плечах все еще блестели капельки воды, ниже живота было обернуто полотенце. У Эммануэль не было времени, чтобы привести в порядок волосы и переодеться во что-то более подходящее. Она только успела накинуть тонкий летний пеньюар.

Майор опустил саблю в ножны и молча проводил ее взглядом, когда Эммануэль ставила поднос на небольшую разукрашенную тумбочку около умывальника.

– Хорошая комната, – заметил он, кивнув на глубокую медную ванну, выложенную португальской плиткой стену и закрытый пленкой, недавно установленный медный душ.

– Это сделал Филипп. – Она развернула маленький сверток и намочила ткань в карболовой кислоте. Немного жидкости из темной стеклянной бутылки пролилось на поднос, и только тут Эммануэль поняла, что ее руки дрожат.

. – Вы можете сесть здесь, – указала она подбородком на стоящий в центре комнаты высокий, похожий на скамью столик, обитый кожей.

– Для чего это? – спросил он.

– Для массажа.

Он взглянул на нее, прищурившись.

– Как я понимаю, Филипп был большим любителем удовольствий.

– Из семи смертных грехов за ним водилась пара, – ответила Эммануэль, склоняясь над его раной. След от ножевого удара на удивление хорошо затянулся.

– Вам повезло, что шов не разошелся, – произнесла Эммануэль, прикладывая материю к шраму.

Зак вздрогнул и судорожно вдохнул; теплая кожа дрогнула под ее рукой.

– Боже правый! Что это еще за состав?

– Асептическое средство, – небрежно произнесла Эммануэль, подумав про себя, что способ использования кислоты для уничтожения бактерий и предотвращения заражений был еще мало проверен.

– Мне кажется, что вы налили мне на рану чистый скипидар.

– Эффект почти тот же. Я еще наложу повязку с мушмулой. – Она отвернулась, но потом снова взглянула ему в полные боли и сомнения глаза. – Мне следует вам кое о чем сказать, месье, – поспешно произнесла она, боясь, что в следующую секунду передумает и промолчит.

– О чем?

– Кто-то посетил мой дом прошлой ночью. Я услышала странный звук, а когда пошла проверить, обнаружила, что у входной двери снят засов.

Зак замер.

– Вы уверены?

Эммануэль отрицательно покачала головой.

– Я очень тщательно все запираю с… со времени, когда все началось. Роуз выбросила все продукты с кухни – она думает, что нас пытались отравить.

– А вы как считаете?

– Я сомневаюсь в этом.

– Кто бы это мог быть?

– Не знаю. – Эммануэль достала бинт, чтобы сделать перевязку. – Вы мне верите? – спросила она, не оборачиваясь.

– Расскажите, что случилось прошлой весной, – тихо произнес Зак. – Что это был за спор между Клер, Филиппом и Ярдли?

Эммануэль медленно повернулась и внимательно посмотрела на майора.

– Расскажите мне, – требовательно повторил он, пристально глядя ей в лицо.

– Ладно. – Опустив голову, Эммануэль принялась бинтовать его руку. Говорить правду и смотреть при этом ему в глаза она не могла.

– С задней стороны больницы, над кухней, есть маленькая комнатка, где мы производим вскрытия. Я изучала там мускулатуру руки, когда услышала крики.

– Клер и Ярдли?

– Да. Держите это. – Майор взялся за край бинта, дотронувшись до ее руки. В его теплом прикосновении чувствовалась сила. Разжав пальцы, Эммануэль потянулась за другим бинтом. – Поначалу я на это не обращала внимания, но они находились в кабинете Генри, и в открытые окна все было прекрасно слышно. – Она обернула бинт вокруг его тела; марля ярко белела на фоне твердых мужских мускулов. – Я отправилась предупредить их.

– И скальпель был у вас в руках?

– Да. – Она подняла глаза и, увидев вопросительное выражение на его лице, опустила глаза. – Но это не было преднамеренно. – Она продолжала медленно бинтовать его поджарую мускулистую грудную клетку. Тишину ночи нарушал лишь шум дождя. Свеча чуть мерцала, отбрасывая неясные тени на покрытые плиткой стены. – Пока я не подошла ближе, я не могла расслышать, о чем они говорят.

– До этого вы не знали о Клер? – уточнил Зак.

– Вы имеете в виду о его связи с Клер? Нет. Но я догадывалась, что она флиртует с мужчинами. У нее было много несерьезных, коротких, случайных связей. Думаю, когда она затеяла интрижку с Филиппом, она втайне надеялась, что все будет так же.

– А оказалось по-другому?

– Она влюбилась в него. – Эммануэль затянула узел на повязке и сделала шаг назад. Их глаза встретились. Где-то вдалеке ударил гром, его раскаты заглушили шум дождя. Эммануэль поймала себя на мысли, что незаметно они стали так близки, что могут свободно обсуждать столь личные темы. Но она не чувствовала неловкости. Все было естественно и располагало к откровенности.

– Вы ее возненавидели? – спросил Зак.

Коротко вздохнув, Эммануэль с иронией улыбнулась:

– В конце концов, я сама в ее возрасте влюбилась в Филиппа.

– Но вам не понравилось, что она спит с ним.

– Конечно. – Ей словно надавили на грудь, горло сжалось. Эммануэль поспешно отвернулась, делая вид, что наводит порядок на подносе.

Он спросил ее негромко, но настойчиво:

– По какой причине она поссорилась с Ярдли?

Эммануэль замерла, все еще стоя к нему спиной. Руки с силой сжали ручку кувшина. Майор словно раздевал ее, вытягивая из нее тайну за тайной и выставляя всему миру то, что она хотела скрыть. Но некоторые секреты были слишком опасными, и не стоило выдавать их начальнику военной полиции победившей и мстившей противнику армии.

– Они с Филиппом были хорошими друзьями, – произнесла Эммануэль, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно. – У них похожие… вкусы. Клер как-то обнаружила, как они вместе идут в определенный дом на Олд-Ливи-стрит. – Она помолчала, анализируя, не сказала ли чего лишнего. – Вы слышали об этом?

– Да, – ответил майор.

Почувствовав боль, Эммануэль сообразила, что сжимает кувшин так сильно, что край крышки врезался в ее ладонь. Она поспешно начала мыть руки. Ей сейчас нужно было заняться хоть чем-то – лишь бы не смотреть на собеседника.

– Проблема была в том, что Клер вообразила, будто и Филипп любит ее. Она надеялась, что он будет ей верен, но когда узнала о его визите в тот дом… она прокляла Ярдли. Думаю, для нее это было проще.

Эммануэль понимала, что майор внимательно ее слушает. Было что-то особенное в этом откровенном рассказе под тихий шум дождя.

– Когда Филипп перебрался отсюда в «гарсоньер»?

Эммануэль оперлась о край умывальника. Ей становилось все труднее скрывать свои чувства, казаться спокойной, но она все равно пыталась держать себя в руках.

– Это было давно. Задолго до Клер. Десять – нет, одиннадцать лет назад. – Как она могла забыть? Доминику уже одиннадцать. – Именно тогда я впервые узнала, что Филипп был… – она с трудом сглотнула, – мне неверен.

– Должно быть, это было для вас ударом. Эммануэль повернулась к нему, удивленная этими словами и той мягкостью, с которой они были произнесены.

– Это так. Поначалу я думала, что смогу его изменить. – Она попыталась рассмеяться, но получилось фальшиво. – Потом я поняла, что он не настолько любит меня. – Ей было трудно говорить. – А это ранило больше, чем что-либо еще.

– Почему же вы набросились на него со скальпелем, зная одиннадцать лет, что он изменяет вам?

– Должно быть, я была вне себя. Мы с Филиппом заключили что-то вроде соглашения. Он был свободен в своих поступках, но должен был скрывать, что он больше мне не муж.

– Думаю, это не было секретом для других.

– Нет. – Она подошла к стоящей перед ним подставке, держа голову высоко и глядя ему в лицо с вызовом: ну что ж, смейся надо мной, смотри на меня сверху вниз. – Вы удивлены, не так ли? Что я пошла на такую дьявольскую сделку?

Зак медленно выпрямился. В тусклом свете лампы трудно было разглядеть его лицо.

– Вы могли с ним развестись. Может, это отразилось бы на вашей репутации, но так было бы лучше.

Эммануэль отрицательно покачала головой:

– Это не для меня.

– Потому что вы католичка?

– Я потеряла бы Доминика. По закону дети принадлежат их отцу. Семья Бове забрала бы его у меня. Я пойду на все, смирюсь со всем, лишь бы мне оставили моего сына. – Она помолчала, обдумывая то, что сказала. – Знаете, что говорят? Если в семейном шкафу хорошенько поискать скелет, то его обязательно найдешь. – Она сделала быстрый вдох. – Теперь вы, наверное, думаете, что у меня были основания для убийства Клер?

– Да.

Налетевший порыв ветра взметнул ветки оливковых и банановых деревьев в саду. Входная дверь, скрипнув петлями, ударила о раму. Эммануэль хотела было закрыть дверь на засов, но остановилась, взявшись за край панели и глядя на срывающиеся с края крыши струи дождя.

– Поначалу я была очень сердита на Клер, – произнесла она через несколько секунд, – но я не могла ее винить. Ей было всего восемнадцать. И она знала правду о том, как мы живем с Филиппом. Антуан проболтался, когда был пьян. Она думала, что мне это безразлично.

– А вам было не все равно?

Эммануэль пожала плечами:

– Не очень. Но определенно не настолько, чтобы убить ее и Филиппа. – Он поглядела на майора через плечо. – Вы ведь об этом подумали, не так ли? Что это я сообщила о миссии Филиппа и отравила Клер?

– Это было бы похоже на правду, если бы не смерть Генри Сантера.

Эммануэль резко повернулась.

– Возможно, у меня была еще одна причина убить Генри. Об этом пока не знает никто.

Зак сделал шаг вперед.

– Но как тогда вы пронесли на кладбище арбалет? – спросил он, наклоняясь ближе. Его глаза светились юмором, а складки у рта стали глубже. – Я слышал, что некоторые южные дамы прячут под юбками серебряные ложки, но арбалет, я думаю, утаить нелегко.

– Я могла укрыть его где-нибудь среди склепов.

– К чему такие сложности? Почему бы не отравить и Генри? Или воткнуть нож? Для вас это было бы нетрудно. Вы-то знаете, куда лучше всего воткнуть лезвие.

– Если уж зашла об этом речь, – произнесла Эммануэль, – то почему бы мне было не убить таким же способом Филиппа?

Он мягко отвел волосы с ее лица.

– Именно из-за него вы не вернулись в Париж, чтобы получить образование доктора?

Его слова звучали тихо и нежно, а прикосновения ласкали ее.

– Да, – произнесла она внезапно дрогнувшим голосом. – Всю свою жизнь я только и мечтала об этом. Но когда встретила Филиппа, то не могла думать ни о чем, кроме него. – На ее губах появилась печальная улыбка. – Я боялась расстаться с ним.

– И потому вы решили не учиться дальше. – Он тронул ее волосы, рассыпавшиеся пышным каскадом по плечам. Эммануэль чувствовала тепло его тела. Ее охватило желание.

– Вы бросили ради него свою мечту. Тем не менее он ничего вам не дал.

– Это еще одна причина, чтобы убить его, не так ли? – Наступила неловкая пауза, тишину нарушали лишь звуки дождя. Ванную неярко освещала газовая лампа. Протянув руку, Эммануэль дотронулась до его пальцев и мягко вздохнула.

– Скажите мне, месье, – произнесла она грудным шепотом, – вы верите в то, что я убийца, и, несмотря на это, хотите меня? Как мужчина желает женщину?

Он повернул руку и накрыл ладонью ее грудь. Эммануэль задрожала.

– Не знаю, – произнес Зак; его поблескивающие глаза стали безумными. – Но я действительно хочу.

Он замялся всего на секунду, ожидая, отодвинется ли она, воспротивится ли тому, что может произойти. Но Эммануэль покорно подставила губы.

Этот поцелуй был грубым и жадным, полным желания и необузданной страсти. Она нежно ласкала его обнаженную грудь. Затем ее руки обвились вокруг его шеи. Изогнувшись, Эммануэль закинула ногу ему на спину. Твердой мужской рукой он дотронулся до ее бедра и проскользнул под тонкую ткань пеньюара. От нежных прикосновений у нее перехватило дыхание. Эммануэль начала жадно, как рыба, хватать воздух. Наклонив голову, она проникла языком в его рот, втянула его губы – и услышала низкий стон животного желания, который вырывался из его груди.

Казалось, его руки были везде: стягивали пеньюар, ласкали ее грудь, скользя по изгибу бедер и зажигая плоть огнем. От ненасытного желания она почти лишилась дыхания. Ее волновал запах его сильного мужского тела. Эммануэль захотелось ощутить на себе его вес, почувствовать, как он будет проникать внутрь ее, заполняя интимные места тела.

Зак поднял голову, чтобы посмотреть на нее. Его грудь колыхалась от быстрого, возбужденного дыхания.

– Ты думаешь, не стоит этого делать? – произнес он хриплым от желания голосом.

– Нам нужно остановиться, – прошептала она.

Странная, горькая улыбка исказила его губы. Зак прикоснулся ладонью к ее щеке.

– Возможно, ты права. – Он погладил щеку рукой, превращая прикосновение в ласку.

– В комнате Филиппа есть его одежда. Надо пройти через боковую дверь, – произнесла она, отступая от него на шаг – подальше от этих опасных прикосновений и соблазнительной близости сильного мужского тела. – Ты найдешь там все, что нужно.

Она открыла дверь – и легкий порыв уже утихающей бури взметнул край ее пеньюара, заставив спешно схватиться за ткань руками.

– Эммануэль! – Зак решительно шагнул вперед.

Но она уже бежала; ее босые ноги скользили по влажному полу галереи, а ветер трепал непричесанные волосы.

Зак застыл в открытых дверях. Влажная ночная прохлада приятно ласкала кожу. Зак с силой втянул в легкие очищенный дождем воздух. Его сердце все еще сильно билось от первобытного мужского желания. Ему так хотелось броситься следом, прижать Эммануэль к своему сильному телу и немедленно взять ее. Но он сделал долгий, полный разочарования выдох и пошел в комнату Филиппа.

Взяв масляную лампу, Зак повернул ручку и распахнул стеклянную дверь. Филипп де Бове умер всего несколько месяцев, но в его комнате уже царило запустение. В воздухе перемешались едва ощутимые запахи пыли, табака и кожи.

Помещение было небольшим и разумно спланированным. Пол покрывали широкие доски из кипариса, на которые постелили летние соломенные коврики. Для обогрева был сооружен простой камин. В других особняках подобная комнатка предназначалась бы рабам или взрослеющим сыновьям. Но и этому скромному помещению Филипп смог придать элегантный вид, поместив здесь кровать из тонких кедровых досок и высокие шкафы, набитые книгами в кожаных переплетах. Побеленные стены украшали весьма искусно подобранные картины в фигурно вырезанных позолоченных рамах. На стоящем у окна столе, выполненном в стиле времен Регентства, стоял хрустальный графин с бренди. Зак направился в ближний левый угол – к высокому шкафу из кедра. Повернув ключ, он открыл дверцу…

Одежды не было. Зато на него пахнул отчетливо ощущаемый запах гашиша, смешанный с мускусным ароматом ветивера и легким привкусом опиума. На полке лежали три съежившиеся головы аборигенов островов Тихого океана с длинными спутанными черными волосами и навсегда застывшими страшными гримасами. Рядом находилась плетка с искусно разукрашенной ручкой и кожаными полосками, порядком изношенными, и аккуратно сложенная веревка. Не составляло большого труда понять, для чего они предназначались.

Отступив на шаг, Зак внимательно оглядел полки. Здесь была целая коллекция, которая напоминала бы экзотические принадлежности Папы Джона, если бы она имела медицинское предназначение. Скорее всего, эти предметы были собраны из желания удивить или поразить. Заку захотелось просто захлопнуть этот ужасный шкаф и навсегда забыть о его секретах. Он знал, что хозяйка дома не подозревает о тех вещах, что он обнаружил. Иначе она не направила бы его сюда, опасаясь раскрыть все тайны человека, с которым она вместе прожила двенадцать лет. Ветер на улице почти стих, о дожде напоминала только капель. После яростной бури эта относительная тишина казалась странной, почти неестественной. Заку на миг почудилось, что в углах таятся чьи-то тени – или призраки убитых.

Сжав челюсти, Зак начал внимательно изучать содержимое шкафа. Он не знал наверняка, что ищет, но вскоре понял, что копался здесь не напрасно. На последней полке, около книги большого формата с фотографиями обнаженных молодых девушек, лежал прямоугольный дубовый ящик, углы которого были обшиты медными полосами, а на одной стороне виднелись петли.

Он медленно откинул защелки и поднял крышку, надеясь обнаружить набор для убийства вампиров – бутыль со святой водой, большой крест, заточенную на одном конце деревянную палочку и маленький арбалет. Когда-то в наборе имелось четыре стрелы с серебряными наконечниками, каждая из которых покоилась в своей нише.

Теперь осталось только три.

Глава 18

Когда Зак покинул дом на улице Дюмен, о грозе напоминали только свежесть и легкий моросящий дождь. Выйдя с галереи на кирпичное крыльцо, майор остановился.

Черный костюм, белая полотняная рубашка и черный галстук, которые были на нем, когда-то принадлежали Филиппу де Бове – так же как и низкие черные ботинки и дорогая шляпа из бобра. Заку было неприятно сознавать, что эти вещи подошли ему по размеру – это как-то ставило их на одну доску: его и того человека, который коллекционировал трофеи охотников за черепами и фотографии несовершеннолетних обнаженных девушек, а также прятал у себя набор для убийства вампиров. Под мышкой Зак держал завернутую в брезент мокрую военную форму и дубовый ящичек, обитый медными полосами.

По содержимому шкафа Зак много узнал о странных наклонностях бывшего хозяина этого дома. У него мелькнула мысль, что Эммануэль все же, наверное, догадывалась об ужасной коллекции в комнате Филиппа, поскольку искала здесь арбалет после убийства Сантера, но, по ее словам, не нашла.

Майор сошел с мостовой и зашагал по дороге, широко расставляя ноги, чтобы не попасть в канавы от колес. Он хотел поднять голову и посмотреть, не наблюдает ли за ним Эммануэль из-за занавесок, но поборол этот порыв.

Зак вспомнил, как, стоя в «гарсоньер» с арбалетом, из которого убили Генри Сантера, он было заподозрил Эммануэль во лжи, решил, что убедил себя в ее невиновности только из-за внезапно вспыхнувшего желания. Это мимолетное сомнение выбило его из колеи. Но в следующее мгновение, трезво оценив ситуацию, он понял свою ошибку: если бы Эммануэль знала, что арбалет находится в шкафу, она никогда бы не оставила его одного в этой комнате. Он также вспомнил, как она упоминала о странной ночи, когда кто-то снял с двери засов. Похоже, что тот, кто воспользовался арбалетом, вернул его назад. Зака осенило: если кто-то тайком проник в дом, то он так же незаметно может совершить и убийство. Хорошо, что, выслушав рассказ Эммануэль о загадочном ночном визите, он не поспешил обыскать дом – тогда, обнаружив арбалет, он наверняка бы решил, что именно она виновна в убийстве, и мог приказать ее повесить.

Размышляя над этим, Зак дошел до конца улицы и только здесь позволил себе на мгновение оглянуться на высокий, укутанный вьющимися растениями балкон с чугунной решеткой, что вел в комнату Эммануэль. В его груди что-то сжалось, и, чтобы освободиться от тяжести, он с силой выдохнул. Сегодня он зашел слишком далеко. Эта женщина недавно овдовела, она яростно предана Конфедерации, с которой он воюет, и входит в число главных подозреваемых по делу об убийствах. Но, даже напомнив себе все это, Зак продолжал раздумывать над тем, что могло бы произойти, если бы он оказался с ней наедине в той комнате, где сейчас еле заметно дрогнула занавеска, словно отстраняемая чьей-то невидимой рукой.

Тучный ньюйоркец повернул арбалет; между его густых бровей появилась задумчивая складка.

– А ты спрашивал ее, как эта гадкая штуковина снова очутилась в комнате мужа после того, как она сказала, что арбалет исчез?

Стоя у окна своего кабинета, Зак молча наблюдал, как на противоположной стороне улицы молодой квартерон раскладывает на лотке дыни.

– Еще нет, – ответил он.

Разглядывая декоративную инкрустацию на деревянном ложе, Хэмиш понимающе скривился:

– Думаю, у тебя были причины с этим повременить.

Зак продолжал наблюдать за продавцом дынь.

– Да. – Если бы он остался у Эммануэль де Бове на ночь, то, конечно, не для разговоров о проклятом арбалете. Но Хэмишу об этом говорить не стоило.

– Почему эта дорогая маленькая игрушка появилась вновь?

Зак пожал плечами:

– Похоже, что убийца хотел подбросить улики против мадам де Бове.

– Возможно. Но она умная барышня, эта французская вдовушка. А что, если она оставила тебя в этой комнате специально, надеясь, что ты найдешь арбалет случайно и решишь, что его вернул кто-то другой, поскольку ты очень не хочешь ее подозревать? – Видя, что Зак смотрит на него тяжелым взглядом, Хэмиш добавил: – Твой интерес к ней серьезно мешает расследованию.

– Я с ней не сплю, – сказал Зак.

– Нет. Но хочешь. Не отрицай.

Зак положил арбалет в выстланный бархатом ящик и закрыл крышку.

– Я отправляюсь в церковь, – произнес он, запихивая ящик в полотняный солдатский ранец, и вышел из комнаты. Капитан смотрел на него удивленными и круглыми, как у совы, глазами.

Большая католическая церковь Успения святой Марии немецкой общины, выполненная в стиле, отдаленно напоминающем готический, была кирпичной. Сводчатые стеклянные окна перемежались с витражами. Еще не добравшись до деревянных входных ступенек, Зак понял, что строительные работы здесь кипят вовсю. У открытой двери были сложены приятно пахнущие свежеспиленные бревна, из церкви эхо доносило звук молотков.

Остановившись у огромной двери, Зак вдохнул знакомые запахи ладана и пчелиных сот. Неф удивлял своей простотой, стены были лишь побелены и украшены только несколькими терракотовыми дисками, на которых разместились картины, изображающие установку креста. На лесах около алтаря какой-то человек трудился над возведением ограждения с витыми деревянными столбиками. Это был высокий худой молодой мужчина с копной светлых волос. Заслышав шаги Зака, он поглядел вниз, и какое-то мгновение стоял неподвижно, крепко сжимая молоток.

– Гутен таг, – произнес он и небрежно бросил молоток в ящик у своих ног.

Зак медленно прошел по центральному проходу, внимательно глядя на немца.

– Вы трудитесь здесь, когда не заняты в больнице?

– Это не работа, – ответил Спирс, вытирая рукой потный лоб. На немце не было ни костюма, ни даже жилета – только простые брюки и рубашка без воротника. – Это я делаю для Бога. – Он свел руки, изображая арку. – Мы строим церковь все вместе. Моя мать и другие женщины носят кирпичи в своих фартуках. Помогают даже маленькие дети, которые могут дотащить за раз всего один кирпич.

Зак обратил внимание на изящно вырезанные из дерева столбики ограждения.

– Вы умелый плотник. Думаю, вы смогли бы заработать значительно больше, чем в больнице Сантера.

Спирс с чувством провел ладонью по ровной поверхности ограждения.

– Я работаю с деревом для удовольствия. – В пустой церкви его голос звучал гулко и усиливался эхом. – Но это не будет моей профессией. – Он захромал вверх по лестнице, где лежали жилетка и костюм. – Моя мать – вдова с четырьмя сыновьями, майор. Она могла позволить себе дать образование только самому старшему из нас, моему брату Бертрану. Тот заплатил за образование Карла, а когда медицинские школы откроются снова после войны, Карл поможет мне, а я, в свою очередь, Джозефу.

– Вы хотите быть доктором? – удивленно произнес Зак.

Он сам не мог понять, почему это известие так его ошеломило.

Молодой немец неопределенно хмыкнул и повернулся спиной, натягивая на себя жилетку.

– Работая в больнице, я многому научился. Кое-что знал и сам. Меня интересуют не только книги, но и такие тонкости, о которых не говорят в медицинских школах.

– К примеру, то, что знает негр на болотах?

– Да, Папа Джон. – Спирс одернул пиджак. – А что?

Зак снял с плеча рюкзак и вытащил обитый медными полосами дубовый ящик.

– Вы видели это раньше?

Немец медленно повернулся к майору. – Да.

От этой обезоруживающей откровенности Зак почувствовал неловкость.

– Когда?

Опираясь рукой на заграждение, Спирс протянул руку за ящиком и поставил его на ступеньки алтаря.

– Филипп показывал мне это прошлой весной, – произнес он и положил рядом с собой костыль. – Перед тем как покинуть Баварию, я сделал себе арбалет. Конечно, он был гораздо крупнее. Филипп знал, что мне это будет интересно. – Он открыл крышку ящика и какое-то время молча смотрел туда, где в углублении не было стрелы.

– Значит, вы знаете, как им пользоваться? – уточнил Зак.

– О да. – Немец затаил дыхание и бросил на Зака пристальный и тяжелый взгляд. – Но я не убивал Генри Сантера.

– Вы знакомы с кем-нибудь, кто умеет обращаться с арбалетом?

Спирс внезапно коротко рассмеялся:

– Что это? Возможность уйти от подозрения, указав на кого-то другого? Вы, видно, невысокого мнения обо мне, майор?

– Я вас вообще не знаю, – коротко ответил Зак. – А Филипп мог использовать арбалет?

– Конечно. Однажды мы отправились на охоту в Байу-Креве. Он взял с собой арбалет. Его может использовать даже ребенок, потому что он очень тщательно и умело сделан и натягивать его совсем несложно.

– Или женщина.

В глазах немца вспыхнул опасный огонек, но Спирс поспешил опустить взгляд.

– Возможно.

– А Антуан Ла Туш? Он интересовался арбалетами так же, как и Бове?

– Это ведь его подарок Филиппу.

Зак улыбнулся:

– Вот как? Это важная информация.

Немец сжал челюсти так, что на скулах заиграли желваки. Опустив глаза на ящик, он быстро и уверенно закрыл его.

– Любой мог воспользоваться им.

– С такой точностью? Я в этом сомневаюсь. – Зак протянул руку за ящиком, и Спирс безропотно отдал его. – А доктор Ярдли? Он знаком с арбалетами?

– Не могу сказать, – ответил немец, неловко выпрямляясь и стараясь перенести вес на здоровую ногу. – Я с ним мало общаюсь.

– Но вы хорошо знали Филиппа де Бове?

Спирс протянул руку за костылем, стоящим у ограждения.

– Филипп был не только хороший доктор, но и прирожденный учитель. Он часто помогал мне.

Это совсем не соответствовало тому образу развратного и самовлюбленного человека, который Зак нарисовал в своем воображении.

– Вот почему вы пошли с ним в ту ночь, когда он был убит?

Спирс поставил костыль под мышку и со вздохом оперся на него.

– Ему нужен был человек, которому можно было доверять.

– Кто еще отправился с вами?

Подняв голову, немец откинул волосы со лба.

– Чернокожий по имени Бабба. Он был убит вместе с Филиппом.

– И никто больше?

– Нет.

– Об этой операции кто-то донес.

Осторожно опираясь на костыль, Спирс взялся за ручку ящика для инструментов. Выпрямился он медленно и заговорил только через несколько секунд:

– Я ничего не знаю по этому поводу. Но Филипп думал именно так. Он сказал это, когда в него попала пуля.

– Мне говорили, что он умер быстро.

– Такое счастье выпадает не многим счастливчикам, майор, – заметил Спирс, повернувшись на костыле. – Даже когда ранение бывает в голову.

Он двинулся к открытой двери, Зак последовал за ним.

– А что точно произнес Филипп в тот момент?

На секунду Спирс приостановился, его лоб прорезала вертикальная складка.

– Помнится, он произнес «стерва» и добавил: «Она выдала всю игру, потому что хотела моей смерти, а ей всегда удается то, что она задумала».

– И после этого он скончался?

– Да.

– Вы видели его мертвым?

Кончик костыля глухо стучал по непокрытому полу, пока Спирс двигался к двери, из которой падал солнечный свет.

– Конечно.

– Как вы думаете, о ком он говорил? Может, о Клер Ла Туш?

– Не знаю.

– А как насчет его жены?

– Эммануэль де Бове? – Прищурившись на солнце, Спирс распахнул двойные двери и остановился. – Нет, она бы никогда такого не сделала.

– Почему вы так уверены?

Спирс оглянулся на него.

– В тот день погиб не только Филипп, но и Бабба тоже. Он был ее другом. К тому же она не отправила бы никого на смерть.

По улице пробежал мальчик.

– Но она же пошла на Филиппа со скальпелем, разве не так? – спросил Зак.

Внезапно Спирс рассмеялся. Выйдя на улицу, он поднял голову к голубому небу.

– Да. Но она хотела лишить его мужской чести, а не жизни.

– Из-за Клер?

Немец перевел взгляд на Зака.

– Это она сказала вам?

На какое-то мгновение Зак почувствовал себя неловко.

– А что, была другая причина?

Спирс пожал плечами и, двинувшись вперед, начал неловко спускаться по ступенькам.

Зак осторожно взял у него из руки ящик с инструментами и вернул его только на деревянной мостовой.

– Данке шён, – поблагодарил Спирс, но в его глазах читалась злость. Немец хотел повернуться, но вдруг остановился и задумчиво посмотрел на майора.

– В немецком есть такое слово, Leidenschaft, – уже спокойно произнес он. – Я вспоминаю его иногда, когда вижу Эммануэль де Бове. Это слово означает пыл, страсть.

– И страдание, – негромко заметил Зак. Глаза Спирса удивленно расширились.

– Вы говорите по-немецки?

Зак покачал головой.

– Я прочитал Гете.

– Необычное занятие для кавалериста, не так ли?

– Как и плотницкое ремесло для доктора.

Лицо Спирса расплылось в искренней радостной улыбке.

– Мы все имеем некоторые странности, не правда ли, майор?

Мальчик в аккуратном маленьком фургоне перед домом на улице Дюмен не заметил, как к нему подъехал Зак. Он сидел, закрыв глаза, подставив лицо лучам яркого полуденного солнца и бросив вожжи.

– Если ты не будешь следить, лошадь съест базилик у дверей миссис Анжело, – предупредил Зак.

Паренек быстро повернул голову, раскрыв рот от удивления. Зак чуть толкнул ногой лошадь, чтобы она подошла ближе к фургону. Мальчик бросил быстрый взгляд в сторону, к мостовой, словно раздумывая, куда удрать. Однако аккуратная маленькая черная кобыла мотнула головой, и паренек, забыв о бегстве, начал собирать вожжи.

– Как вы узнали, что ее зовут миссис Анжело? – спросил он, глядя на Зака чистыми голубыми глазами.

– Также как и то, что тебя зовут Доминик де Бове.

Доминик сглотнул.

– Вы разговаривали с моей мамой?

– Да, – ответил Зак, поправляя на плече солдатский мешок. – Но не о тебе. – Посмотрев на заднюю часть фургона, он увидел коврик для пикника, удочки и сети для ловли крабов.

– Мы собираемся на озеро половить крабов, – беспокойно произнес Доминик. – Это не нарушает законы янки?

– Насколько я знаю, нет, – улыбнулся Зак. – Я сам часто ездил за омарами, когда был в твоем возрасте. Мы ловили их в горшки.

– Горшки? – заинтересовался мальчик. Его лицо выражало недоверие. – Вы это выдумали?

Из дома вышла Эммануэль. Она не сразу заметила Зака.

– Увы, Доминик, я искала везде, но не нашла, – начала объяснять Эммануэль.

Увидев майора, она осеклась; краска залила ее щеки. Зак подумал, что у нее очень красивое лицо – с широкими скулами, изящным подбородком и полными пухлыми губами. Эти губы выражали страсть, были греховны, лгали.

– Мы сейчас уезжаем, месье, – произнесла Эммануэль низким, чуть хрипловатым голосом.

Зак положил руку на луку седла и оперся на нее.

– Мне нужно поговорить с вами кое о чем важном.

– Сейчас? – недовольно воскликнул Доминик. – Но мы опаздываем!

– Доминик! – одернула его мать. Затем она снова перевела взгляд на Зака. – Нельзя ли отложить разговор, месье? Я обещала ему эту поездку несколько недель.

– Я могу сопровождать вас до озера. Мы можем обсудить все, пока он ловит крабов.

Какое-то время Эммануэль молча смотрела на него. Зак пришел сюда, чтобы предъявить улику – ящик с медными полосами – и заставить ее сказать правду. Но когда он смотрел в ее темные, глубокие глаза, все, о чем он мог думать, – это о ее сладких, горячих губах, о пьянящей мягкости ее кожи и о том, как она стонала, когда он положил руку на ее грудь.

– Хорошо, – через несколько мгновений произнесла Эммануэль и с шумом выдохнула, из чего Зак заключил, что она тоже вспомнила о прошлой ночи. – Если позволите, я возьму большую корзину с крышкой для пикника.

Когда Эммануэль вернулась в прохладный коридор своего дома, ей навстречу вышла Роуз.

– Что вы делаете? – произнесла она громким шепотом. – Приглашаете с собой этого янки?

– Я его не звала. – Эммануэль прижала плетеную корзину к животу. – Либо мы едем с ним, либо от поездки на озеро придется отказаться. Что мне выбрать?

– Знаете, что я думаю? – заявила Роуз, глядя на Эммануэль, чуть прищурившись. – Если вы будете выполнять прихоти этого янки, то скоро погубите себя.

Эммануэль неестественно улыбнулась:

– Не смеши меня.

Роуз уперла руки в бока.

– Вы живете без мужчины очень долго, а этот – единственный, кто здесь хорошо выглядит. Но вы помните, кто он? Этот майор-янки может потащить вас за ваш хорошенький маленький зад в тюрьму быстрее, чем попугай произнесет «Дикси». Не забывайте это. А?

Глава 19

– Папьер и я часто приходили сюда ловить крабов и мелких креветок, – гордо произнес Доминик. – Он знает много такого, чего вы не знаете, – о заливах, болотах и обо всех животных и растениях.

Майор перевел свою кавалерийскую лошадь на легкую рысь, следуя за фургоном, который на ровной дороге двигался быстро.

– Папьер? – переспросил Зак, наклоняя голову, чтобы спрятать улыбку.

– Мой дедушка, – объяснил Доминик, бросая на него недовольный косой взгляд, как бы говорящий: «Ты не знаешь?» – А папа научил меня управлять лошадью. Мама говорила, что я слишком мал, но папа сказал, что мы, де Бове, прирожденные спортсмены. – Наступила пауза, нарушаемая только цоканьем копыт и позвякиванием упряжи. Внезапно Доминик сдавленным и безразличным голосом добавил: – Конечно, он многого не может. Чтобы пойти куда-нибудь, ему приходится звать на помощь Батиста.

От этих слов у Эммануэль к горлу подступил комок. Вплоть до мая Жан-Ламбер де Бове был полон энергии и, казалось, забыл о том, что перешагнул семидесятилетнюю отметку. Несмотря на крах супружеских отношений с Филиппом, Эммануэль удалось сохранить дружбу с Жан-Ламбером. Они не раз вместе ловили окуней в Бо-Ла и бывали на представлениях во французской опере. Но когда в Новый Орлеан пришло сообщение, что единственный сын старика погиб от пули янки в Байу-Креве, Жан-Ламбер сразу постарел на двадцать лет.

– Если бы не его нога, – продолжил Доминик, – он пошел бы убивать этих янки.

– Доминик, – прошептала Эммануэль, укоризненно нахмурившись. Однако всадник на лошади только рассмеялся и придержал от налетевшего ветра черную фетровую шляпу, из которой торчало страусовое перо.

«У майора сегодня новый головной убор», – подумала Эммануэль.

Мимо них уже проплывали предместья города. Здесь было меньше домов. Вдоль улиц тянулись побеленные стены, из-за обилия тепла и влаги густо заросшие гортензиями, жимолостью и алтеем. Эммануэль чувствовала тепло солнечных лучей, ритмичные движения фургона приятно укачивали ее. В полудреме она как будто издалека слышала негромкие звуки мужских голосов и пыталась представить, что было бы, если бы ехавший рядом человек не был врагом.

Повернув голову, Эммануэль заметила, что майор пристально смотрит на нее. В его темных глазах горел опасный огонек желания. Эммануэль знала, что ей следовало сделать вид, что ничего не произошло. Но заалевшиеся щеки и растрепавшиеся на ветру волосы выдавали ее. Первым не выдержал майор – он перевел взгляд на старинный высокий дом в креольском стиле. Его рука твердо сжимала рюкзак с ненавистным, ярко сверкающим на его крышке орлом Федерации.

Добравшись до озера, они начали собирать выброшенные на берег ветки, чтобы развести костер, для которого была вырыта ямка в песке. Пока Эммануэль расстилала коврик в тени ив и распаковывала корзину, Зак Купер и Доминик забросили со старого пирса сети в спокойные серо-голубые воды озера Понтчартрейн. Эммануэль с улыбкой наблюдала за ними. Доминик старался изобразить из себя специалиста, показывая майору, как привязывать в качестве наживки шеи цыплят и прикреплять их к сетям для крабов, а потом медленно опускать в озеро.

Много лет назад они часто приходили сюда вместе – она, Доминик и Филипп. Поначалу это доставляло им массу удовольствия и давало немало поводов для смеха – как у всякой молодой семьи. Но потом появилось раздражение, и они перестали устраивать совместные вылазки. Теперь Эммануэль не хотела об этом даже вспоминать.

– Мама! – крикнул с берега Доминик, поворачиваясь с живота на спину. До этого он внимательно наблюдал за лесками. – Майор Купер говорит, что там, откуда он приехал, много омаров, больших, как обеденная тарелка. Такое может быть?

– А из каких вы краев, месье? – спросила Эммануэль, подходя к тому месту, где майор присел на берегу, привязывая сеть к причалу быстрыми уверенными движениями.

– Из Род-Айленда, – не оборачиваясь, ответил Зак. – Мой отец – капитан. – Он опустил сеть в воду, прищурившись от отблесков на невысоких волнах. – Как и все мужчины в нашей семье.

– Но вы стали кавалерийским офицером. – Подойдя ближе, она оперлась бедром на изъеденный непогодой столб. Из-за широких полей шляпы ей пришлось поднять голову, чтобы видеть майора. – Вы не любите море?

Он поднял на нее глаза. Солнце окрашивало жестко очерченные линии его лица в золотистый цвет.

– Нет, почему же. Но не настолько, чтобы посвятить ему жизнь. – Он поднялся легким быстрым движением, чтобы проверить линь. – Моя мать всегда говорила, что настоящая жена у моего отца – это море; она же, с которой он встречается на стороне.

Эммануэль заворожено смотрела на его уверенные, сильные руки, способные нанести смертоносный удар саблей, но и достаточно нежные, доставляющие своим прикосновением удовольствие женщине.

– Должно быть, ей было трудно, когда он долго отсутствовал, – произнесла Эммануэль.

– Она любила его, – отозвался Зак. – И очень переживала и плакала каждый день, когда он был в море.

Внезапно налетевший бриз взметнул вверх юбки Эммануэль и чуть не сорвал шляпу с Зака Купера. Эммануэль коротко рассмеялась:

– Берегитесь, майор, иначе вам снова не избежать потерь.

– Возьмите. – Зак протянул ей свой головной убор.

Согретая солнечными лучами шляпа была изготовлена из тонкого черного шерстяного фетра. На одной стороне ее торчало страусовое перо, на другой блестел орел. Спереди был написан номер того кавалерийского полка, в котором служил майор до ранения; номер был украшен парой золотистых скрещенных сабель. Шляпа была воплощением того, что Эммануэль ненавидела, но тем не менее ее обладатель не вызывал у нее отрицательных эмоций. Эммануэль увидела имя, вышитое на полоске золотистыми буквами: ЗАКЕРИ К. КУПЕР.

– Скажите мне, майор, что значит буква К?

Зак потащил к себе мокрую сеть, и Доминик радостно закричал при виде маленького голубого краба, застрявшего в ячейках.

– Ксавье, – ответил майор, доставая добычу уверенными движениями.

Эммануэль зачарованно смотрела на его сильные мускулы, которые перекатывались под кителем.

– Согласитесь, странное имя для потомков многих поколений пуритан Новой Англии.

Зак подошел к корзинам, чтобы положить в одну из них краба.

– Мой дед по линии матери был испанским губернатором Кубы.

От удивления Эммануэль чуть не уронила шляпу.

– Ваша мать была испанкой?

Зак поднял голову – ее реакция насмешила майора.

– Знаете, вы не единственная, у кого родители были очень разными. Мой отец регулярно плавал в Гавану. Во время одной поездки губернатор совершил ошибку, пригласив офицеров корабля на бал, который давали в честь рождения короля. Поскольку моей матери в тот момент исполнилось шестнадцать, ей разрешили присутствовать. Через неделю, когда мой отец отплывал из города, она отправилась с ним.

– Так быстро?

– Она сказала, что уехала бы за ним после первой ночи.

Эммануэль пробежала пальцами вдоль мягкого края страусового пера на шляпе.

– Но почему? – негромко спросила она. – Как можно узнать человека за такой короткий срок?

– Она прислушалась к голосу своего сердца.

Эммануэль заметила, что майор внимательно смотрит на нее.

– И она никогда не жалела о своем решении?

Зак отрицательно покачал головой:

– Я как-то спрашивал ее: как она могла покинуть дом с человеком, которого плохо знала, и уехать туда, где до этого ни разу не бывала?

– И что она сказала?

– Лишь улыбнулась.

Эммануэль молча глядела на жесткую линию его губ, понимающие глаза, в которых таилась легкая чувственность. Возникла неловкая пауза, которую нарушали лишь разбивающиеся о береговые столбы волны и дуновение теплого ветра. Они многого не сказали друг другу в это мгновение, но поняли все и без слов.

Молчание прервал всплеск и ликующий крик Доминика:

– Мама! Посмотри, в сети два краба!

Они отвернулись друг от друга; волшебное очарование, длившееся всего несколько секунд, исчезло.

Потом они сидели в тени ивы и ели вареных крабов, яйца, чуть завядший салат-латук и сыр из корзины для пикников. Подкрепившись, Доминик взял ведро и лопату и направился к воде.

– Думаю, моллюски в двухстворчатых раковинах здесь несъедобны, – сказал Зак.

– Это так. – Эммануэль достала из корзины спелый апельсин и начала его чистить, быстро поворачивая в изящных, но сильных пальцах. – В них слишком много грязи из озера.

– Тогда почему он их ищет?

– В качестве наживки для креветок, – ответила Эммануэль. – Он разбивает их и бросает на дно, а когда снова забрасывает сеть, то вытаскивает креветок, которые приплывают пообедать.

Эммануэль разделила апельсин на дольки, и воздух наполнился приятным ароматом.

– Итак, вы собираетесь показать мне, что хранится в вашем рюкзаке? – поинтересовалась Эммануэль.

Зак повернул голову, чтобы прямо поглядеть ей в лицо. Их глаза встретились. Эммануэль поднесла дольку ко рту, и Зак вдруг обнаружил, что внимательно следит, как она вонзает ровные белые зубы в мякоть. Он откинул крышку солдатского ранца и вытащил обитый медью дубовый ящик.

Эммануэль быстро вдохнула. Недоеденный апельсин так и остался лежать в ее безвольно висящей руке.

– Это набор для убийства вампиров, который принадлежал Филиппу, – прошептала она. – Где вы его нашли?

– В ящике в шкафу его комнаты. Прошлой ночью.

– Но… – Она отрицательно покачала головой и судорожно сглотнула. – Это невозможно. Я все осматривала там в тот день, когда Генри был убит. Ящика не было.

– Но потом вы слышали, что кто-то приходил в ваш дом ночью.

Отложив апельсин, Эммануэль протянула руку к ящику. Майор молча наблюдал, как она откидывает застежки и поднимает крышку. Несколько мгновений Эммануэль молча смотрела внутрь, затем дрожащей рукой дотронулась до того места, где должна была находиться стрела, и перевела тревожный взгляд на майора.

– Вы мне верите?

– Выстрелите из него, – произнес Зак.

– Что?

Он взял арбалет с его бархатного ложа и протянул ей.

– Я хочу посмотреть, как вы будете из него стрелять. – Он показал подбородком на ствол сучковатого старого кипариса, который стоял примерно в двадцати пяти футах. – Похоже, это неплохая цель.

Она могла бы притвориться, что не умеет пользоваться арбалетом, неумело его зарядить и сделать неловкий выстрел. Вместо этого Эммануэль пристально посмотрела на майора, затем с видом опытного арбалетчика натянула тетиву и нажала на спусковой крючок.

Стрела, со свистом рассекая воздух, вонзилась в кипарис с мягким «тванк», которое в окружающей тишине эхом разлетелось по окрестностям.

Глава 20

Зак сидел неподвижно и смотрел на стоявшую перед ним женщину. Внизу, у берега озера, кричали чайки. Налетел прохладный порыв ветра, зашумели тонкие ветки ив; у Эммануэль загнулся край ее шляпы с черной лентой и страусовым пером.

Внезапно Зак поднялся со своего места и направился к дереву, чтобы вытащить стрелу арбалета. Когда он вернулся, то встал настолько близко к Эммануэль, что кончики его сапог коснулись ее пышного бомбазинового платья.

– Кто научил вас так стрелять? – жестко спросил он. – Филипп?

– Да.

Он отрицательно покачал головой, продолжая смотреть ей прямо в лицо. Было видно, что она лжет.

– Угу. А может, Антуан Ла Туш?

– Нет, – поспешно произнесла Эммануэль, но до того, как она опустила глаза, Зак успел заметить промелькнувший в них страх.

– Тогда кто? – Он подошел ближе и наклонил голову так, что между их лицами осталось не более дюйма. – Скажите, черт побери!

Эммануэль испуганно посмотрела на него. По ее зеленым глазам с поволокой было видно, что она колеблется, не решаясь сказать правду.

– Доминик, – наконец произнесла она сдавленным приглушенным голосом. – Он меня научил.

Майор поднял руку со стрелой, наконечник которой ярко сверкал в лучах заходящего солнца.

– На этом?

– Нет. – Она отрицательно мотнула головой. – На похожем арбалете, который был у Филиппа еще в детском возрасте. Вы же не подозреваете Доминика…

Она слегка дотронулась до него; это было простое прикосновение, но майор все понял и отдал ей стрелу.

– Нет.

Выпрямившись, Зак подошел к иве с редкими, низко стелющимися ветвями и посмотрел на мальчика. Доминик уже собрал полную корзину двухстворчатых моллюсков и теперь, сидя на берегу и разбивая раковины, бросал их в слегка волнующееся озеро.

– Филипп охотился с арбалетом, когда был ребенком? – спросил Зак, продолжая пристально смотреть на мальчика.

Эммануэль осторожно положила стрелу в бархатное углубление.

– Да, – произнесла она.

– Я полагаю, вместе со своим кузеном Антуаном. – Зак повернулся. – Почему вы не сказали мне, что этот набор подарил Ла Туш?

Эммануэль медленно выпрямилась; ее лицо сразу поблекло из-за страха.

– Антуан никогда бы этого не сделал.

– Чего этого? Не убил Генри Сантера? Не отравил свою сестру? – Зак подошел совсем близко. – Но ведь кто-то сделал это. И он знал, что Филипп хранит такую штуковину в своей комнате.

– У Филиппа было много друзей. Он мог показать арбалет любому из них.

– И сколько из них знают, как им пользоваться? И у них ведь есть повод для убийства Генри Сантера? Или Клер Ла Туш?

Она отвернулась и в волнении сложила руки.

– Думаете, я не задавала себе этот вопрос – и много раз?

– А что вы можете сказать о Гансе Спирее?

Она резко повернулась.

– Только не он.

– Ярдли?

– Нет!

– Папа Джон?

Эммануэль быстро шагнула вперед, предупреждающе подняв руку, словно желая заставить его замолчать.

– Этого вам даже не следует и предполагать.

Зак с удивлением смотрел в ее испуганные глаза.

– Почему?

– Он неф. Как вы не понимаете? Он беззащитен. При малейшем подозрении его могут повесить.

– Ладно. – Зак постарался говорить спокойнее и ровнее. – Тогда вернемся к Филиппу.

Эммануэль вздернула голову, словно ее внезапно ударили.

– Филипп мертв, – произнесла она громким шепотом.

– А что, если нет?

Майор ожидал, что она тут же примется опровергать его слова. Но вместо этого Эммануэль молча отошла и, опустившись на колени, начала медленно собирать то, что осталось от пикника. Повисла неловкая пауза, которую заполняли скрип качающихся от ветра веток и мягкий шум набегавших на берег волн.

– У Филиппа не было причин для убийства Генри Сантера, – произнесла она, наконец.

– Значит, целились в вас?

Эммануэль выпрямилась и, обернувшись через плечо, метнула рассерженный взгляд.

– Вы, наверное, думаете, что это я предала его и сообщила янки о Байу-Креве? – Ее голос дрожал от переполнявших эмоций. – Как только вы могли предположить, что я способна выдать отца своего ребенка?

– Но ведь вы были доведены до крайнего отчаяния. Я видел содержимое его шкафа.

Эммануэль тяжело вздохнула, но промолчала. Он медленно подошел к ней и взял за руку.

– Он вас бил?

Она отвернула лицо.

– Никогда.

Зак взял ее за подбородок и повернул к себе, чтобы она смотрела ему в глаза.

– Это вас он привязывал теми шелковыми веревками, что лежат в шкафу, и затем хлестал плеткой?

– Нет.

Зак почувствовал дрожь, которую она пыталась скрыть.

– Да, это было так.

Она хотела освободиться от его руки, но он держал крепко, и она сдалась.

– Хорошо, – с вызовом сказала она. – Он делал это. Филипп любил такие игры.

– Чем еще он занимался с вами?

Зак почувствовал, что его сердце бешено стучит в груди, а кровь с силой пульсирует в венах. Ее лицо исказила странная улыбка.

– Ничего такого, на что бы я не соглашалась. Вы удивлены, месье? Хм. Эти подробности вас возбуждают?

От Эммануэль исходил сладковатый мускусный и чертовски соблазнительный запах. Эта обольстительная женственность рождала в нем желание. В какую-то секунду ему захотелось повалить на землю и взять эту женщину, быстро и стремительно. Как бы это было замечательно – сдернуть с нее ее скромное траурное платье, чтобы солнце осветило красивые мягкие груди, поднять юбки и прикоснуться к обнаженным бедрам. А потом страстно целовать ее. Если бы сейчас на берегу не сидел ее сын, движениями опытного рыболова забрасывающий в воду сеть с моллюсками, Зак непременно удовлетворил бы свое желание прямо здесь, среди растущих под ивой разноцветных цветов.

– Черт побери, – прошептал он, чуть сжав ее подбородок.

Кончиками пальцев она прикоснулась к манжете его кителя.

– Я не предавала своего мужа, – произнесла Эммануэль. – Мы с Филиппом на протяжении нескольких лет жили отдельно друг от друга. Нас объединяли только работа в больнице и Доминик. Да, мы не были счастливы в браке. Тем не менее, Филипп все же остался мне другом. Я оплакивала его смерть и никогда бы не стала причиной его гибели. К тому же в ту ночь умер не только он.

– Вы до сих пор что-то недоговариваете, – задумчиво произнес Зак, пристально глядя ей в лицо.

Эммануэль коротко вздохнула – ее губы раздвинулись, а грудь колыхнулась.

– Я скрываю очень много, месье, – ответила она. – Как и мы все.

– Но это может стать причиной вашей смерти.

Эммануэль отрицательно покачала головой:

– Я не думаю, что меня кто-то хочет убить.

– Напрасно, – сказал майор и, повернувшись, быстро пошел к своему коню, безучастно щиплющему траву в свете косых лучей заходящего солнца.

В тот вечер Зак взял с собой стакан и бутылку бренди и направился с ними в галерею, что шла вдоль второго этажа загородного дома, который генерал Батлер выделил для своих офицеров. Воздух благоухал цветами луноцвета, дурмана и жимолости, которые в наступающей темноте казались белыми. Налив себе бренди, Зак поставил бутылку на стоящий у двери столик и подошел к литой чугунной балюстраде. Поставив ногу на нижнюю перекладину, он стал смотреть на сад.

Ночь была холодной и приятной, но майор продолжал чувствовать жар в теле от встречи с Эммануэль. Еще немного, и он, не сумев удержать себя, овладеет ей, как мужчина, изголодавшийся по женщине. От представшей перед мысленным взором картины Зак содрогнулся, тихо выругался и чуть отпил из стакана.

Он снова потянулся за бутылкой, но скрип в темноте заставил его поднять голову. В дверном проеме показалась высокая фигура с широкими плечами.

– Хочешь выпить? – произнес Зак, наливая себе бренди.

– Нет, если только у тебя не шотландское виски, – ответил Хэмиш. Он бросил шляпу на стол со вздохом, по которому было понятно, что весь день ему пришлось провести под палящим южным солнцем.

– Да, это была женщина, – произнес он, вытирая ладонью лицо. – Француженка. Я поговорил с лейтенантом в Байу-Креве.

У Зака стакан замер на полпути к губам.

– Она?

– Женщина, выдавшая Филиппа де Бове. Лейтенант сказал, что на ней была непроницаемая вуаль, но он уловил ее акцент. Она приехала в лагерь на аккуратненькой маленькой повозке с одной лошадью, рассказала им все, что они хотели знать, но не сообщила своего имени.

– И он позволил ей уйти, не задав ни одного вопроса?

Расправляя усы, Хэмиш вытянул шею и поднял подбородок.

– Как я узнал, она вела себя высокомерно, была украшена тафтой и жемчугами, имела манеры герцогини, но очень острый язычок. А с ней говорил парень, окончивший колледж в Филадельфии. Он даже не осмелился ее остановить.

– Тогда, должно быть, это Клер Ла Туш.

– Да. Или мадам де Бове.

Зак отпил бренди.

– Эммануэль клялась, что не причастна к этому.

– Да, – снова произнес Хэмиш. Его глаза заискрились сдерживаемым юмором. – А еще она говорила, что не знает имени человека, который имел связь с Клер Ла Туш, и кто подарил этот проклятый набор для убийства вампиров ее мужу на день рождения. У нее явно нелады с правдой.

Зак сделал еще один глоток.

– К чему ей это скрывать? По крайней мере от нас.

– Тайное всегда становится явным. Даже через много лет. А ведь ей придется жить здесь.

Зак откинулся спиной на балюстраду, поставив локти на перила.

– А Филипп де Бове? Известно наверняка, что он мертв?

– Ну… не совсем, – ответил Хэмиш, опираясь плечом на одну из элегантных круглых колонн, которые поддерживали крышу. – По словам лейтенанта, они похоронили двух человек – черного и белого – там же, в болотах, где их убили.

Зак бросил на него удивленный взгляд.

– А почему тела не доставили в Новый Орлеан?

– Пару дохлых конфедератов? По этой жаре? Ты об этом подумал?

– А немец? – спросил Зак. – Ганс Спирс? Как он смог скрыться от патруля северян с дробью в ноге?

Хэмиш пожал плечами:

– Возможно, ему повезло. У него больше мозгов, поэтому он смог с кровоточащей ногой спрятаться в болоте, набитом голодными аллигаторами.

Зак поднес стакан к губам.

– А почему лейтенант решил, что белый, которого он похоронил, был именно Филиппом де Бове?

– По его бумагам.

Зак пристально посмотрел на Хэмиша.

– Никто не занимался его идентификацией?

– Нет.

– Тогда, возможно, это был другой человек.

– Да. – Хэмиш моргнул. – Хотя Ганс Спирс говорил вам, что их было трое.

Зак с силой оттолкнулся от балюстрады.

– Что ты думаешь? Что Эммануэль де Бове – единственная, кто скрывает от нас правду?

Глава 21

Вечер понедельника был приятным. Зак нанял фургон с мулом и направился к Эспланад-авеню, к белому двухэтажному особняку в стиле греческого Возрождения, где проживали Жан-Ламбер и Мари-Тереза.

Его провел в главную гостиную тот же самый пожилой неф с благородными манерами, которого Зак запомнил еще с вечера, когда скончалась Клер Ла Туш. Задержавшись в широком дверном проеме, Зак обвел глазами покрытые полотном стулья, полированные столы из розового дерева и изысканные кружевные занавески на окнах. Теперь здесь не было прежнего беспорядка и суеты. Сейчас казалось даже странным, что в этой комнате произошло убийство.

– Я скажу мадам де Бове, что вы здесь, – произнес негр, положив шляпу Зака на низкий столик и с поклоном удаляясь.

Внезапно майор услышал отдаленный детский голос. Пройдя к узкому высокому окну, Зак выглянул в сад. На залитой солнцем траве лежал Доминик и играл с темно-каштановой собакой. Штаны мальчика были уже порваны когтями, но мамы майор не заметил.

– Мой внук сказал, что вы большой специалист в ловле крабов, – произнес голос с сильным акцентом.

Зак повернулся и увидел, что на него изучающе смотрит стоящая в дверях женщина. Мари-Тереза оказалась значительно выше Эммануэль де Бове, но стройность и тонкие черты лица придавали ей элегантность, даже, несмотря на черный траурный наряд. Эта женщина сохранила привлекательность, хотя ее узкое, резко очерченное лицо вряд ли можно было считать классическим. Седоватые волосы сзади были перевязаны в элегантный шиньон черной кружевной лентой. Зак подумал, что если Мари-Тереза и не слишком рада его визиту, то умело это скрывает.

– Ваш внук – хороший учитель, – произнес Зак, отходя от окна и раздумывая, что именно Доминик мог рассказать своей аристократичной бабушке об их поездке на озеро.

Мари-Тереза царственным жестом показала на стул около арфы – позолоченной и с множеством вырезанных на ней узоров.

– Пожалуйста, садитесь. Чем я могу быть для вас полезной?

– Думаю, вы мне очень бы помогли, если бы ответили на несколько вопросов, – сказал Зак.

Тонкие выгнутые брови Мари-Терезы поднялись, выражая вежливое удивление.

– Вопросы? – переспросила она, изящно опускаясь на край софы.

– О смерти Клер Ла Туш и Генри Сантера.

– Клер и Генри? Но… – Она помолчала. – Но эти два дела не связаны?

– Как знать.

Мари-Тереза изящно пожала плечами.

– С доктором Сантером работал мой сын, месье, но я была мало знакома с этим человеком.

– Но вы знали мадемуазель Ла Туш.

– Да. Ее мать – вторая кузина моего мужа.

– Как вы думаете, кто бы мог желать ее смерти?

Было видно, что этот вопрос взволновал пожилую даму, хотя она и попыталась держаться уверенно. Только кулаки на мгновение сжались, но тут же снова расслабились.

– Нет. Я не могу представить, кому бы это могло понадобиться. Она была прекрасным ребенком.

Зак наклонился вперед.

– Вы так считаете?

Мари-Тереза ответила жестким прямым взглядом.

– Не следует верить всему, что вам говорят, майор.

В дверях появилась тучная негритянка средних лет, которая держала в руках горячий кофейник и кувшин с теплым молоком. Взяв одну из чашечек, Зак подумал, что в роковой вечер убийства Клер густой кофе в эти тонкие и хрупкие фарфоровые чашки разливала мадам де Бове. Подождав, пока чернокожая служанка покинет комнату, Зак произнес:

– Расскажите мне о вашем сыне.

На губах Мари-Терезы появилась тонкая улыбка.

– О каком, майор? У меня их четыре.

– О Филиппе.

– А, о Филиппе, – горько выдохнула дама. – Он был яркой, блестящей звездой. Такие умирают совсем молодыми.

– Вы знаете кого-либо, кто хотел бы его убить?

Подняв чашку к губам, Мари-Тереза чуть отпила из нее.

– Мой сын погиб геройской смертью, майор.

– А может быть, его предали?

Дама на мгновение словно застыла.

– Вы так думаете? – произнесла она хорошо поставленным голосом и наклонила голову, раздумывая над чем-то. – Но кто мог поступить так низко и подло?

– Мы точно не знаем.

– Это, наверное, была женщина? – Ее чашка звякнула о блюдечко. Дама быстро поднялась и направилась к окну, чтобы выглянуть во двор.

– Я предпочел бы не отвечать на ваш вопрос.

– Вам и не нужно этого делать, майор, – произнесла дама, выпрямляя спину. – Брак моего сына не сложился. Он был здоровый мужчина, поэтому ему пришлось искать утешения на стороне.

– Вы можете сказать точно – с кем?

– Об этом вам лучше спросить у его вдовы.

– Она это знает?

– То, что мой сын был ей неверен? – Мари-Тереза отвернулась от окна и плотно сжала губы. – О, да.

Зак поднялся со стула, забыв, что держит в руке чашку с кофе.

– Скажите, мадам, что вы думаете о своей невестке?

Мари-Тереза закусила губу; такую привычку Зак встречал только у женщин французского происхождения.

– Ее выбрал мой сын.

– Но вы его не одобряли?

Лицо старой дамы чуть потемнело от неприятных воспоминаний.

– Он мог найти невесту в самых старинных и знатных семьях, но взял замуж дочь бедного доктора…

– …который был женат на девушке из французского графского рода.

– Да, конечно. Ее мать достаточно знатного происхождения, хотя семья и потеряла все во время революции. Но отец… Просто обычный буржуа. Вы знаете, что он был революционером? Из-за этого нам пришлось покинуть Францию.

– Вы не можете простить ей это до сих пор?

Мари-Тереза подошла к стоящему посреди комнаты бюро, сложив руки на черной юбке, которую носила в память о погибшем сыне.

– Возможно, именно происхождение объясняет… скажем, нестандартное поведение Эммануэль?

– Какое? Стремление стать доктором?

– И это тоже.

Снаружи послышался радостный голос Доминика. Зак понял, что пришла Эммануэль. Он интуитивно ощущал ее присутствие.

– Как вы думаете, она была хорошей женой для вашего сына? – машинально спросил он, хотя заранее знал, что ответит ему старая дама.

– Когда у человека ладится семейная жизнь, он не ищет утешения с другими женщинами. – Мари-Тереза вернулась к столу. – Могу я предложить вам еще кофе?

– Нет, спасибо. Мне пора. – Зак уже слышал голос Эммануэль в передней галерее. Она что-то быстро говорила сыну по-французски.

– Вы, должно быть, очень занятой человек, майор, – произнесла Мари-Тереза. Наверное, она поняла, что сюда идет ее невестка, но виду не показала. – Тем не менее, вы так скрупулезно занимаетесь этим неприятным делом.

Зак остановился, держа шляпу в руке; его мысли уже были целиком заняты женщиной, которая вот-вот должна была появиться в этой комнате. Он услышал, как где-то у входа старый дворецкий произносит: «Мисс Эммануэль, она в гостиной с посетителем».

– Произошло уже два убийства, – сказал Зак. – Я не хочу допустить третьего.

Тут до него долетел знакомый хрипловатый женский голос:

– Если она занята, я не буду ее беспокоить.

– Но, – возразил дворецкий, – она сказала, что хотела бы, чтобы вы присоединились к ним.

– Вы думаете, это может произойти? – поинтересовалась Мари-Тереза. – Третье убийство?

Зак неопределенно повел головой:

– Тот, кто смог убить и избежать наказания, склонен убивать снова.

Он повернулся к двери и внезапно понял, что Мари-Тереза специально задержала его, чтобы посмотреть, как он встретится с ее невесткой.

В дверях появилась Эммануэль де Бове с зонтиком в руках, который прихватила с собой на случай дождя. Ее густые темные волосы скрывала черная вдовья шляпа, ленты которой свободно свисали вниз. Увидев Зака, Эммануэль резко остановилась и, открыв рот, коротко вздохнула. С собой она принесла запахи сада, влагу предгрозового вечера – и тот мускусный запах, который был присущ ей всегда. И еще с ее появлением у Зака не только вновь проснулось разжигающее кровь желание, но и появилось ощущение тонкой, почти духовной связи с ней, которую он необъяснимо чувствовал с самого начала.

– Мадам, – произнес он, учтиво наклоняясь. Эта официальная галантность показалась ему смешной. Кровь волнующе бежала по его венам, а в голове вихрем проносились воспоминания о нежном вкусе ее губ.

Эммануэль наклонила голову с той же холодной любезностью.

– Майор. – Она бросила быстрый взгляд на свекровь. – Если я мешаю вам, то могу просто взять Доминика…

– Нет, – произнес Зак. – Я должен идти. – Повернувшись к Мари-Терезе, он добавил: – Спасибо за то, что вы уделили мне время, мадам.

– Жаль, что я ничем больше не могу вам помочь, – ответила пожилая дама, нахмурившись, словно и в самом деле была удручена этим.

Надевая шляпу, Зак вдруг понял, что все они трое играют свои роли в какой-то странной игре.


Эммануэль подошла к высокому окну в прихожей и проследила взглядом, как Зак Купер спускается по лестнице дома.

– Зачем он приходил? – спросила она, глядя на Мари-Терезу, с мрачным лицом стоявшую у двери.

Старая дама пожала плечами:

– Он хотел знать кое-какие подробности того вечера, когда умерла Клер. Надо отметить, что он очень энергичен. Пока еще никого не арестовали?

– Не думаю, что он что-либо нашел, – ответила Эммануэль, увидев в окно, что Доминик радостно приветствует майора.

– Доминик сказал мне, что майор сопровождал вас на озеро.

Эммануэль напряженно наблюдала, как ее сын побежал по лужайке к передним воротам, за ним следом понеслась собака. Тогда, на озере, после тяжелого разговора об арбалете, Зак вернулся на берег, чтобы помочь Доминику вытаскивать сеть. Они долго и яростно спорили о Севере и Юге и о войне, но не поругались. Зак показал Доминику кавалерийскую саблю. Эммануэль, ревниво следя за этим со стороны, с удивлением обнаружила, что взаимная привязанность майора и ее сына вызывает в ней противоречивые чувства.

– Доминик ненавидит янки, – произнесла Мари-Тереза резким тоном. – Они убили его отца.

– Я стараюсь привить своему сыну любовь к людям, – ответила Эммануэль, стараясь быть спокойной. – Даже если предрассудки есть у меня самой.

На лице Мари-Терезы отразилось неудовольствие.

– Что это? Возлюби врага своего? Хм! – Она сделала шаг вперед, ее голос дрогнул. – Ты плохо кончишь, Эммануэль. Связаться с янки? Но ты же овдовела всего три месяца назад.

У Эммануэль не хватило сил категорически отрицать обвинение, поэтому она сдержалась и спокойно произнесла:

– Я никогда никому не позволяла указывать, как мне надо жить.

– О, я знаю. – Мари-Тереза взялась за высокую спинку стула цепкими, покрытыми кольцами пальцами. – Ты признаешь, что испытываешь какие-то чувства к этому человеку?

– Я этого не говорила.

Пожилая дама покачала головой:

– Я и не ожидала услышать от тебя правду. А как же Доминик? Что станет с моим внуком, если ты выйдешь замуж за янки?

Эммануэль коротко рассмеялась:

– После того, что пережила с Филиппом?

В глубине стеклянно-серых глаз Мари-Терезы вспыхнул опасный огонек.

– Как ты смеешь говорить такие вещи – мне?

Эммануэль постаралась сдержаться.

– Мы обе знаем, кем был Филипп. Почему мы должны притворяться?

Лицо Мари-Терезы исказилось от гнева. Ее рот вытянулся, и она стала казаться старше своего возраста.

– Это ты сделала Филиппа таким.

– Нет. – Эммануэль отрицательно покачала головой, крепко сжимая в руках зонт. Раздался быстрый топот детских ног и лай собаки. – Вы не способны переубедить меня и глубоко в сердце признаетесь себе в том, что я права.

– Я знала отца Филиппа…

– Филипп не был похож на него, – заметила Эммануэль, поворачиваясь, чтобы уйти.

– Он мог бы стать таким же. Если бы у него была подходящая жена.

– Возможно. Но этого мы никогда не узнаем.

Она была уже почти у дверей, когда ее внезапно остановил голос Мари-Терезы:

– Ты знаешь, что кто-то выдал Филиппа тому патрулю северян в Байу-Креве?

Эммануэль медленно обернулась, опасаясь, что вот-вот в комнату войдет Доминик: он уже говорил с Леоном, старым чернокожим дворецким.

– Так вот почему здесь был майор Купер, – тихо произнесла она. – Из-за Филиппа.

– А что? – На лице пожилой дамы осталась печаль, оттененная глубокой морщиной меж бровей. – Что может быть общего между Филиппом и смертью Клер?

Эммануэль покачала головой:

– Не знаю.

Мари-Тереза бросила на нее сердитый взгляд.

– А это не ты предала моего сына?

Ее слова больно задели Эммануэль. Много раз она винила себя в смерти Филиппа. Ведь если бы их семейная жизнь была счастливой, возможно, она смогла бы спасти его – спасти от себя самого.

– Если я скажу «нет», – мягко ответила она матери Филиппа, – то вы поверите мне?

Пожилая дама только отвернулась – и тут же подняла руку к глазам, поскольку солнечный свет, проникавший через кружевные занавески, ослепил ее.

– Доминик часто спрашивает меня о том, когда мы отправимся в Бо-Ла.

– Я знаю.

Обычно Доминик гостил в Бо-Ла каждое лето, проводя время в поездках на коне по окрестностям, занимаясь рыбалкой и плавая на пироге по извилистым ручьям. Но в этом году Эммануэль не хотела расставаться с ним.

– Это много значит для Жан-Ламбера, – произнесла Мари-Тереза, – иметь возможность побыть с мальчиком и прогуляться с ним.

– Думаю, не очень безопасно и для Доминика, и для вас жить в Бо-Ла в такое тревожное время. Байу-Креве находится под контролем северян, но рейнджеры делают постоянные набеги на этот район.

Мари-Тереза повернулась, чтобы бросить на нее изучающий взгляд.

– Разве это плохо?

– Если ответные действия янки приведут к жертвам среди мирного населения, то да.

– Люди говорят, что наши войска могут начать наступление, чтобы вернуть Батон-Руж.

Эммануэль с сожалением глубоко вздохнула. Опять погибнет много людей.

– И это будет очень плохо для женщин и детей Батон-Руж, – сказала она.

Глава 22

Через два дня Эммануэль спустилась с узкого заднего крыльца дома. Над городом нависли густые грозовые облака. Закрыв луну и звезды, они наползали друг на друга. Воздух стремительно свежел, вдалеке сверкали молнии. По всему было видно, что совсем скоро начнется ливень. Возможно, вместе с ним разродится и эта женщина.

Внезапно Эммануэль почувствовала, что ее ноги слабеют. Она поспешно опустилась на ступеньку, опершись спиной на деревянный столб крыльца. Скоро наступит утро. Уже много часов Эммануэль находилась в маленьком домике, расположенном в бедняцком районе Нового Орлеана, который горожане из-за соседства с рекой называли Ирландским каналом. Если женщина не родит ребенка в ближайшее время, она умрет.

Эммануэль имела полное право оказывать помощь при родах, поскольку была акушеркой. Но ее услугами пользовались только бедняки и недавно прибывшие иммигранты. Более состоятельные жители обычно направляли своих жен в больницы, где доктора, исследуя будущих матерей, обычно не мыли руки после вскрытия, а затем удивлялись, почему их пациентки болеют и умирают. Но в последнее время докторов можно было по пальцам пересчитать – подавляющее большинство из них отправились на войну.

Внезапно воздух прорезал полный боли вскрик:

– Боже! Мисс Эммануэль! Быстрее сюда!

За ним раздался детский плач.

Вздохнув, Эммануэль набрала в легкие горячий неподвижный воздух и поднялась по ступенькам.

Когда Эммануэль покидала узкий домик в бедняцком переулке около Чупитулас-стрити поворачивала к железно-дорожной ветке, всходящее солнце уже посылало на землю бледно-оранжевые полосы. Город еще спал; утреннюю тишину нарушал только стук колес телеги молочника по узкой мостовой. На пустынной улице Эммануэль заметила лишь отдаленный темный силуэт негритянки, с природной грацией несущей на голове корзину с продуктами. Дождя так и не было.

Как хорошо сейчас идти, подумала Эммануэль, глубоко вдыхая свежий воздух. Эту ночь она провела без сна, но сейчас улыбалась. День непременно будет замечательным, поскольку в тихие предрассветные часы ребенок, наконец, появился на свет – большой, мускулистый, невероятно крикливый. Теперь и с матерью будет все в порядке. Когда малыш родился, Эммануэль шаталась от усталости, но ее переполняли радость и чувство победы.

Пока Эммануэль шла, день набирал силу. Внезапно она заметила, что в бакалейном магазине, расположенном на углу улицы, разбиты стекла. Тревожное предчувствие охватило Эммануэль. В этом пригороде жили бедняки, Эммануэль проходила по его улицам много раз в разное время суток, но никогда ей не было так страшно.

Она ускорила шаг, оглядывая тихие лавочки и покосившиеся дома. Звук чьих-то шагов заставил ее поспешно обернуться, но обезображенный бороздами от телег переулок был безлюден. Лишь свинья рылась в сточной канаве, и кот с короткой шерстью следил за ней с ближнего крыльца. Эммануэль решила, что ее опасения напрасны.

– Привет, мой маленький котик, – произнесла Эммануэль с натянутой улыбкой и двинулась дальше.

Только тут она почувствовала, как устала. Чувство радости и приподнятое настроение уже улетучились, осталось только сильное утомление, которого раньше она не испытывала. Повернув за угол, Эммануэль сильнее ухватилась за медицинский саквояж, который держала в руке. Позади взвизгнула свинья, Эммануэль интуитивно оглянулась, а когда повернулась снова, то увидела стоящего перед ней мужчину.

Эммануэль сделала судорожный вдох. Незнакомец был среднего роста. Из-под потертого, покрытого пятнами костюма виднелась расстегнутая на груди рваная грязная рубашка. В руках он держат охотничий нож, лезвие которого ярко сверкало в холодных рассветных лучах.

– Вы следили за мной, – хрипло произнесла Эммануэль.

– Да, – выдохнул человек. Его широкая светло-рыжая борода закрывала большую часть лица и незаметно переходила в волосы, клоками торчащими из-под старой помятой шляпы. Кожа была дряблой. Ее сероватый оттенок говорил о том, что перед Эммануэль скорее всего потребитель опиума.

– Я ждал этого день и ночь, – дико озираясь, прорычал мужчина.

– Меня? – Эммануэль бросила взгляд за спину незнакомца, но улица была пустынной. Бледные лучи освещали лишь покосившиеся лачуги, жалкие строения, покрытую засохшей грязью дорогу и заросшие сорной травой крылечки домов.

– У меня в сумочке есть только несколько долларов и немного морфина. Вы можете это забрать, но, пожалуйста, оставьте медицинские инструменты.

– Да, я возьму то, о чем ты говоришь. Но я здесь по другой причине.

На провисшей крыше обшитого досками магазина чисто и красиво запел скворец.

– Что привело вас в столь ранний час? – спросила Эммануэль.

– Я к тебе лично ничего не имею, поняла? – На какое-то мгновение незнакомец бросил взгляд куда-то в переулок позади нее. Его ноздри испуганно расширились, когда он услышал мягкий стук копыт по земле.

Эммануэль инстинктивно сжала крепче кожаную ручку своей сумки; швы с силой врезались ей в ладонь.

– Я никогда раньше не убивал француженок, – произнес незнакомец, снова переводя взгляд на ее лицо. Подняв руку с ножом, он бросился на Эммануэль. Смертоносное лезвие ярко сверкнуло в свете поднимающегося солнца.

Эммануэль вскрикнула от ужаса и попыталась закрыться от удара медицинским саквояжем. Сумка была настолько тяжелой, что от соприкосновения с ней нож вывалился из рук бродяги. Тот взвыл от боли и неожиданности.

– Ублюдок! – вскрикнула Эммануэль, с силой ударив его зонтом по голове. – Убийца! Помогите кто-нибудь, пожалуйста!

Послышался звук открываемых ставней. Топот конских копыт приближался. Кто-то закричал.

Защищаясь локтем, бродяга отпрянул, пытаясь дотянуться до ножа, который лежал у стеньг магазина. Эммануэль с силой ударила его в лицо медицинским саквояжем, и незнакомец упал на спину, закинув руки.

– Чертовка! – выругался он, глядя на нее. Из его носа капала кровь, но смотрел он не на Эммануэль, а на кого-то позади нее.

Эммануэль еще раз замахнулась на него сумкой, но мужчина на карачках отполз из зоны ее досягаемости.

– Чокнутая баба, – произнес он, обернувшись через плечо, после чего поднялся на колено и встал. – Неудивительно, что они хотят вас убить.

– Кто? – крикнула Эммануэль. – Кто хочет меня убить?

Но незнакомец уже убегал, неуклюже ступая на прогнившие корабельные доски, которые служили здесь мостовыми; длинные фалды сюртука развевались за его спиной.

Эммануэль неподвижно стояла на месте, дрожа от страха и злости.

Позади она услышала быстрые шаги. Ей на плечо опустилась теплая сильная рука. Повернувшись, Эммануэль увидела перед собой темно-синюю форму с двумя рядами медных пуговиц, украшенных орлами.

– Эммануэль, – произнес Зак Купер, – с тобой все в порядке? – Рядом с ним, беспокойно перебирая ногами, стояла большая лошадь, поводья которой спускались прямо в дорожную грязь. На синем покрывале под седлом было выведено золотыми буквами «КАВАЛЕРИЯ США».

Зак обнял ее за плечи.

– Он тебя не ранил?

Эммануэль с силой втянула в себя напоенный речной прохладой воздух.

– Все хорошо.

Внезапно она ощутила свою беззащитность. Ей захотелось прижаться к этой ненавистной синей форме и почувствовать себя в крепких мужских объятиях. Но… она была вдовой, а он – офицером северян, подозревавшим ее в убийстве. Вокруг уже хлопали двери, раздавались тревожные голоса. Стараясь держать спину прямо и с силой сжав зубы, чтобы они не застучали от страха, Эммануэль сделала шаг назад.

– Как вы здесь оказались?

Зак отпустил ее плечо.

– Когда солдаты возвращались, они заметили вас в очень поздний час. – Он посмотрел за спину Эммануэль: за бродягой уже гнались. – Я ехал из лагеря в Карролтоне и решил заглянуть сюда. И вдруг услышал ваш крик.

– Вы… – Она сделала еще один шаг назад, сильнее сжав ручку медицинского саквояжа. Сейчас ей уже захотелось запустить сумку в его голову. – Ваши люди за мной следят? Следуют по пятам? Шпионят?

Майор поспешно отступил и с беспокойством посмотрел на саквояж и зонтик.

– Мы охраняем вас.

Ее наконец перестало трясти.

– А если я скажу – большое спасибо, майор, но мне не нужна ваша защита? – с вызовом спросила Эммануэль.

Он озадаченно посмотрел на нее, но потом его губы медленно растянулись в улыбке.

– Я бы ответил, что знаю одного бродягу, который бы согласился с вами. – Он взглянул куда-то за ее спиной, где на узкой, покрытой бороздами дороге собирались местные жители. Они оживленно переговаривались, обсуждая последние события, и этот шум смешивался с гавканьем собак, мяуканьем котов, кудахтаньем кур и повизгиванием свиньи. – Здесь многие бы с вами согласились.

– Сколько еще? – требовательно спросила Эммануэль де Бове, глядя на Зака с противоположной стороны полутемной гостиной. Солнце было уже высоко, улицы заполнились звуками грохочущих по мощеной мостовой телег и стуком открываемых ставней. Но окна в этом доме были закрыты. В темноте Эммануэль казалась неясной тенью.

– И как долго ваши люди за мной следили?

Когда майор сопровождал ее сюда, на улицу Дюмен, они почти не разговаривали. Теперь он скромно стоял на пороге, держа в руке шляпу с пером. Казалось, доверительность, которая возникла между ними на залитых солнцем берегах озера Понтчартрейн, исчезла без следа.

– С вечера пятницы, – ответил майор и увидел, что Эммануэль вздрогнула. Видно, она вспомнила, что в этот день они отправились на озеро и он обнимал ее и говорил, что верит ей. А после этого вернулся в город и приказал своим людям следить за ней.

Резко повернувшись, Эммануэль направилась к двухстворчатым окнам, распахнула их, и в комнату проник слабый серый свет.

– А я думала, что вы начали мне доверять.

– Это действительно так, – произнес Зак, после чего добавил: – По большому счету.

Эммануэль вдруг рассмеялась – это был низкий, безрадостный смех.

– Тогда почему вы не сказали, что приказали своим людям следить за мной? – Она повернула к нему голову. – Если это было нужно для моей безопасности?

По мостовой прогрохотала повозка, хозяин которой громко рекламировал свой товар: «Теплые пирожки!»

– Я подозревал, что это будет вам не по душе.

Только теперь Эммануэль внезапно поняла, что все еще не сняла с головы траурную шляпу, а с рук – перчатки.

– Вы правы. – Бросив вещи на стоящий рядом стул, она посмотрела на них с такой злобой, словно это они были виноваты в том, что произошло. – Мне бы это не понравилось.

– Можно спросить – почему? – Он подошел к ней так близко, что мог до нее дотронуться. – Причина в том, что у этих солдат, как и у меня, синяя форма?

– Я не люблю, когда за мной вообще следят.

– Этот бродяга сегодня шел за вами по пятам, – произнес майор официальным тоном. – Он поджидал вас.

– Я знаю. – Вздохнув, Эммануэль потерла рукой лоб; с недавних пор это стало ее привычкой.

– Эммануэль… – Он помолчал, раздумывая, как преодолеть враждебность, которая возникла еще в первую ночь, на кладбище. – Если у вас есть соображения по поводу этого нападения, вы должны мне их сообщить. Вы что-то знаете. Верно? Иначе я не смогу вам помочь.

Эммануэль опустила руку.

– Вы как-то говорили мне о том, что Генри могли убить по ошибке, а на самом деле целились в меня? – Она протяжно, устало вздохнула. – Поначалу я и сама так думала. Но потом, после смерти Клер… я уже не так уверена. Похоже на то, что кто-то хочет убить всех нас. Может, это какой-то солдат, который потерял в больнице руку или ногу и считает нас виновными.

– Возможно, – сказал майор, хотя с недавнего времени думал иначе. – Кто из ваших знакомых мог желать вашей смерти?

Эммануэль отрицательно покачала головой:

– Я много думала над этим, но ни у кого нет для этого причин.

– И даже у Филиппа?

– Он мертв, – ответила Эммануэль ровным голосом.

– А если нет?

В горле Эммануэль быстро что-то дрогнуло, под кружевами на воротнике траурного наряда с силой забился пульс.

– Филипп – врач, а не убийца, – ответила она.

– Но согласитесь, такая мысль приходила вам в голову?

Эммануэль повернулась, чтобы поглядеть в окно.

– Поначалу я думала… если он поверил, что это я его предала… – Она отрицательно покачала головой: – Но он никогда бы не решился. Филипп не такой. Чтобы сделать подобное, он должен был сойти с ума. – Она помолчала. – После того как я сбила с ног этого бродягу, он сказал, что я сумасшедшая и что они хотят меня убить.

– Они! – громко повторил Зак. – Именно так он выразился?

– Да. Наверное, он точно не знал, кто его нанимал.

– Думаю, что вы ошибаетесь.

Эммануэль выглядела совсем маленькой и беззащитной, но выражение ее красивого лица было решительным. Заку так хотелось подойти и обнять ее, но вместо этого он крепче взялся за шляпу и повернулся, чтобы уйти.

– Я вас не поблагодарила, – сказала Эммануэль, останавливая его.

Майор обернулся.

– За что?

– Вы пытались меня защитить.

Всякий раз, когда он думал, что начал понимать эту женщину, она его снова удивляла.

– Вы чертовски твердолобая дама.

Она ответила с легкой лукавой улыбкой:

– Я это знаю.


– Во имя всех святых, – утомленно произнес Хэмиш, расправляя усы и оглядывая мутную поверхность реки. – Ты и в самом деле думаешь, что мы способны отыскать одного паршивого потребителя опиума в городе, где живет около двухсот тысяч человек, которые нас ненавидят и не будут нам помогать, даже если бы нас прислал папа римский?

Здесь, на пристани, он должен был проверить бумаги отправляющегося в Бостон корабля и дать разрешение на его отплытие. Эта инспекция была чисто формальной, поскольку груз состоял из хлопка и сахара, собранного в городе Эндрю Батлером, стремительно разбогатевшим в последнее время братом генерала. Запретить отправку было просто невозможно.

Зак оперся плечом об изъеденное непогодой деревянное ограждение пристани и пристально вглядывался в высокие мачты корабля.

– Это ты говоришь? Ты же полицейский!

– Угу, – буркнул Хэмиш. – Кроме того, ты же знаешь, что этот потребитель опиума напал не ради морфина и нескольких долларов. Значит, здесь следов он оставить не мог.

Зак перевел взгляд на красное лицо своего друга.

– Он говорил ей о том, что кто-то желал ее смерти. Хэмиш пристально, не мигая посмотрел майору в глаза.

– С каких это пор ты веришь всему, что сообщает мадам де Бове?

– Не сомневаюсь, что на этот раз она говорит правду.

– Ах вот как! Но мы не можем делать никаких выводов, пока не найден убийца.

Зак снова посмотрел на корабль. Нос был слишком широким, а корма чересчур низкой. На месте Эндрю Батлера он бы дважды подумал, прежде чем грузить товар на этот корабль.

– Может быть, – медленно произнес он. – Мы ведь ничего не знаем наверняка, не так ли?

Сдвинув брови, Хэмиш наклонился вперед.

– Что ты хочешь сказать? Что этот утренний бродяга с опиумом как-то смог послать стрелу арбалета прямо в сердце Генри Сантера?

Зак покачал головой:

– Нет. Но если убийца на сей раз нанял головореза, чтобы тот выполнил за него работу, он мог поручить ее кому-нибудь и раньше.

– Ты говоришь «он», а может, это была «она»? Что, если французская вдовушка подговорила этого парня сама только для того, чтобы уверить нас, что кто-то хотел ее убить?

– Она не догадывалась, что мы за ней следим.

– Это она говорит, что не знала.

– Чтобы так притворяться, нужно быть очень хорошей актрисой.

– Ха! Знаешь, что я скажу? Во всех случаях она самый вероятный убийца. Именно у нее был арбалет перед гибелью Сантера, в ее же доме он оказался впоследствии, и она знала, как им пользоваться. – Хэмиш покачал коротким загорелым пальцем перед лицом Зака. – И если ты веришь в чушь, что кто-то проник к ней ночью, чтобы украсть обитый медными полосами сундук, а затем залез снова, чтобы вернуть ящик на место, я стану думать, что это ты потребляешь опиум.

– Боже правый, Хэмиш! – Зак оттолкнулся от ограды и выпрямился, стоя на чуть провисших досках пристани. – С чего это Эммануэль де Бове убивать Генри Сантера? Чтобы унаследовать больницу, которую мы обложили непосильным налогом, потому что там лечатся конфедераты?

– Люди убивают не только из-за жадности.

– О, да. Тогда из-за чего? Из мести? Но после того как девять лет назад умер ее отец, именно Сантер заменял его Эммануэль.

– Я говорю о самозащите. Может быть, Сантер узнал, что она предала своего мужа янки.

В соборе, расположенном по другую сторону площади, начал звонить колокол. Протяжные и торжественные удары поплыли над старой частью города. Зак покачал головой:

– Мы не знаем, что именно она рассказала про Филиппа. И даже если бы это сделала она, и старик узнал об этом, это не значит, что он был готов немедленно бежать и сообщать кому-то о ней.

– Она могла подумать, что он решится на это.

– Нет. Ради этого она бы не стала убивать.

– А-а, – широкое лицо Хэмиша расплылось в самодовольной улыбке, – значит, ты все-таки подозреваешь ее?

Колокол продолжал созывать верующих на мессу.

– Большинство людей способно убить, если у них будет для этого достаточный повод, – медленно произнес Зак. – Те, кто отрицает это, по всей видимости, не совсем честны с собой.

– Возможно, у нее была какая-то причина, о которой мы не догадываемся.

Они повернули по направлению к набережной; Зак шел уверенно, несмотря на свою хромоту, Хэмиш же переваливался с ноги на ногу, как утка.

– Это ты мне говорил, что она что-то скрывает. Помнишь? Еще тогда, когда я считал ее несчастной вдовой.

– Я и сейчас думаю, что она рассказывает нам не все. Но я уверен, что убийца – другой человек.

– А я думаю, что она, – произнес Хэмиш, неловко отшатываясь от края пристани. – И я это докажу.

Зак сдвинул шляпу на затылок и прищурился, глядя на угрожающе чернеющее небо.

– Ты можешь попытаться. Но в данный момент займись этим бродягой, ладно?

Спустя два дня над городом все так же низко висели серые облака, не способные разразиться ливнем. Было только около пяти часов. Зак находился в здании суда, где улаживал несколько мелких дел. Внезапно к нему подошел один из людей Хэмиша – заикающийся капрал с небритыми щеками. По его взволнованному виду Зак понял, что у капрала какая-то важная новость.

– Господин майор! – выпалил он, быстро подходя к Заку и резко отдавая честь. – Капитан Флетчер приказал мне сообщить, что он нашел бродягу, сэр.

– Где он?

– Капитан? Он находится в военном госпитале на Мэгэзин-стрит, сэр.

– Он ранен?

– Он мертв – я имею в виду бродягу, – поспешно добавил капрал, заметив, как изменилось лицо Зака. – Флетчер привез туда тело для вскрытия.

Зак долго смотрел на капрала неподвижным взглядом, от чего тот даже побледнел.

– Бог мой, – наконец, сдавленно выдавил Зак. – Он убил его.

– Нет, сэр. – Голова молодого капрала энергично мотнулась направо и налево. – Этот человек был мертв уже тогда, когда мы его нашли. Капитан Флетчер приказал вскрыть тело для полной уверенности, но сомнений в причине смерти практически нет.

– От чего же он погиб?

– От яда, сэр.

Глава 23

Когда-то армейский госпиталь Сент-Джеймс на Мэгэзин-стрит был гостиницей. Это элегантное кирпичное строение с красивыми высокими окнами, литыми решетками балконов, покрытыми штукатуркой стенами и гипсовыми украшениями после появления в городе северян реквизировал генерал Батлер. Теперь перед домом можно было видеть настоящее столпотворение телег, движущихся взад и вперед на изрытом следами колес дворе. Не многие из перевозимых на телегах солдат были ранены или убиты в сражениях – большинство страдали от цинги, дизентерии и других болезней. Болотная лихорадка уносила из близлежащих гарнизонов по два-три человека в день. Отстоящего над госпиталем запаха стошнило бы любого. Проходя по коридору бывшей гостиницы, где в свете хрустальных канделябров были хорошо видны и пятна крови на раскрашенных под мрамор колоннах, и грязь на когда-то полированном полу, Зак невольно вспомнил об аккуратной и чистой больнице Сантера и почувствовал особое уважение к женщине, которая мужественно боролась за выживание этой лечебницы.

Небольшое строение, которое военные врачи использовали для вскрытий и бальзамирования, представляло собой приземистое здание с каменными стенами и утрамбованной землей вместо пола и находилось в непосредственной близости к кухне.

– И где вы нашли его? – спросил Зак Хэмиша, который стоял во дворе.

– На углу одного из сгоревших складов, – ответил Хэмиш. – Доктор считает, что он погиб вскоре после нападения на нашу вдову.

– Он здесь? Я имею в виду доктора.

– Августин Синклер, – произнес Хэмиш, изображая бостонский акцент и важно выпрямляя спину. – Он там. – Хэмиш пригнул голову и направился в дверной проем, за которым короткие ступеньки вели вниз. – Доктор бальзамирует нескольких солдат, чьи родственники в Колорадо хотят получить останки. Я сказал ему, что ты захочешь убедиться, что убит именно тот бродяга.

Воздух в помещении был наполнен зловонными запахами. Своим внешним видом это здание напоминало старый склеп. Его стены на три фута уходили в землю. Большинство домов в Новом Орлеане строились без фундаментов. Зак подумал, что при каждом дожде это помещение должно заливать.

– Да? – произнес молодой человек, поворачивая голову от тела лежащего перед ним солдата.

Доктор Синклер был невысоким, полным. На вид ему было не больше двадцати пяти, но он уже начал лысеть. Лицо его было невыразительным, пухлым и очень бледным. Под серым костюмом виднелась рубашка, покрытая пятнами крови и от этого похожая на фартук мясника с французского рынка. Похоже, он страдал насморком, поскольку постоянно шмыгал носом, глядя на Зака поверх очков, сдвинутых на самый кончик носа.

– Это майор Купер, – буркнул Хэмиш. – Он здесь, чтобы посмотреть на отравленного, которого мы принесли сюда.

– А, да. – Отложив скальпель, доктор сдернул простыню с одного из лежащих на столах тел. – Вот он.

– Боже, – пробормотал Зак, невольно делая шаг назад. Доктор снова шмыгнул носом.

– Те, кого отравили стрихнином, никогда не выглядят красивыми. Жертва получает чрезмерную стимуляцию, в результате чего начинаются конвульсии. После смерти тело остается в том положении, которое было в конце агонии, – глаза широко открыты, лицо обезображено довольно неприятной гримасой. Об этом важно помнить, – добавил доктор, – поскольку это позволяет определить время смерти.

Прищурившись, Зак наклонился, изучая искаженное лицо с дикими бледно-серыми глазами и спутанной рыжей бородой.

– Что вы сделали с верхней частью его головы?

– Нам это ни к чему знать, – заявил Хэмиш. От всего увиденного он был уже зеленым. – Ты его опознал?

– Это он.

– Хорошо. Давай побыстрее уйдем отсюда, – произнес Хэмиш и поспешил к ступеням, за которыми был виден прямоугольник серого неба.

Когда они выбрались на воздух, он опустился на карачки, оперся на кирпичную стену и, положив ладони на колени, сделал несколько больших вдохов.

– Знаешь, что я думаю? – произнес он, наконец. – Человек, который способен на подобное, должен иметь железные нервы. И когда я представляю, что такое делает дама… – Он замолчал, стоя с широко открытыми глазами, и на секунду Заку почудилось, что капитан вот-вот готов выплеснуть изо рта содержимое своего желудка. Но Хэмиш провел по лицу мясистой ладонью и тяжело сглотнул. – Хорошо, хорошо.

Но все предыдущее – ничто по сравнению с этим.

– Ладно, – сказал Зак. – Пойдем.

Они перешли на дорожку, тянущуюся вдоль заросшей травой полосы, на которой благоухали розовые и белые олеандры и давали тень высокие раскидистые сикоморы и вязы.

– У тебя есть какая-нибудь мысль по поводу того, кто был этот бродяга? – поинтересовался Зак.

– Ни одной зацепки. – Достав белый платок, Хэмиш вытер мокрое лицо. – У этого бедняка в карманах оказались изысканные золотые часы, которые он, возможно, вытащил у какого-то ротозея, обломок расчески и сто американских долларов.

– Американских?

– Да. О, и это. – Хэмиш запустил в карман руку и вытащил небольшую коричневую стеклянную бутылку. – Августин Синклер определил, что это опиум. Но в него добавлен стрихнин.

Зак взял бутылку и пристально посмотрел на ее содержимое.

– Похоже, наш убийца имеет доступ к опиуму и настойке опия.

– Бог мой, все это можно купить в любой аптеке.

– Но для покупки стрихнина надо сделать запись в книге продажи ядов.

Хэмиш протяжно, с тоской вздохнул.

– Как я понимаю, ты хочешь, чтобы я это проверил?

Зак слегка улыбнулся:

– Неплохая мысль.

Какое-то время они шли молча. Теплый ветер дул им в спину, облака темнели, близилась ночь.

– Где точно был склад, у которого вы нашли бродягу? – спросил Зак.

– Недалеко от места нападения на вашу вдову. – Заметив пристальный взгляд Зака, Хэмиш возмутился: – И почему ты так смотришь? Разве ты не подозревал ее еще раньше меня? Сказать по правде, с каждым днем мне кажется, что она все больше похожа на ту, кого мы ищем.

– Почему? Потому что она хладнокровно делает вскрытие, а тебя почти вырвало при виде покойника?

Красные щеки Хэмиша от злости стали розовыми.

– Она женщина, черт побери! Кто захочет связываться с особой, которая режет трупы и рассматривает их внутренности?

– Я, – негромко ответил Зак.

– Да? Ну а я, должен сказать, если она мне предложит что-нибудь выпить или съесть, прежде дважды подумаю.

Зазвонил колокол. Было всего около девяти часов, но, когда Зак подходил к дому на улице Дюмен, только на верхнем этаже сквозь ставни одной из спальных комнат пробивался неясный свет. Зак несколько раз ударил дверным кольцом, не очень надеясь, что кто-нибудь ему откроет, однако всего через несколько секунд он услышал мягкие шаги на лестнице. Скоро дверь распахнулась – перед ним стояла Эммануэль.

Она держала в руке простой латунный канделябр. От ветра пламя плясало на месте, бросая мягкий золотистый свет на ее лицо и придавая пышным черным волосам винно-красный оттенок. На хозяйке дома был лишь простой пеньюар из собранного в складки льна, подпоясанный кушаком.

– Вам не следует открывать дверь в таком виде, – заметил Зак.

– Я знала, что это вы. – Она загадочно улыбнулась и направилась к спиральным ступенькам, что виделись в конце коридора. Чуть поколебавшись, Зак двинулся следом. Дверь закрылась за ним с легким щелчком, который эхом разнесся по пустынному темному проходу.

– Не ожидал, что вы вернетесь так рано, – произнес он, ступая за ней по мягко изгибающейся лестнице, ведшей в жилые помещения первого этажа. – Простите, если я вас побеспокоил.

Сквозь тонкую материю он увидел ее босые ноги. Зак подумал, что ему следовало бы отвернуться, но не мог себя побороть.

– Я еще не спала. Доминик остался на ночь у бабушки с дедушкой, а Роуз ушла, так что я решила пораньше лечь, чтобы что-нибудь почитать.

У Зака от этих слов захватило дыхание; он мысленно представил ее обнаженное тело, распростертое на простынях, и распущенные шелковистые волосы.

В конце лестницы она повернулась к нему. Мерцающий свет свечи играл на ее тонком лице. Позади виднелись темные гостиная и столовая, но дверь в галерею была открыта ночному воздуху и сладковатым запахам двора.

– Вы нашли его? – спросила Эммануэль. – Я имею в виду бродягу.

– Да.

По его голосу, а может, выражению лица она поняла все.

– О, Боже, он мертв?

Казалось, она горюет о том, что напавший на нее мужчина лежит на холодном столе доктора Августина Синклера.

– Этот человек пытался вас убить, – удивился Зак. – Почему вы так обеспокоены его смертью?

Эммануэль подошла к открытой двери; от ветра пламя свечи бешено заметалось. Она поставила канделябр.

– Потому что его гибель как-то связана со мной. Но меня удручает любая смерть.

– Вы, возможно, единственный человек в этом городе, который так думает. Мы даже не знаем его имени.

Эммануэль сделала шаг в галерею. Теплый ветер взметнул ее волосы и отбросил на лицо. Мягко ступая по деревянному полу, Эммануэль подошла кокну, чтобы поглядеть на темный сад.

– Из ваших слов можно заключить, что вы не знаете, кто нанял этого человека? – спросила она.

– Нет. Но мы в курсе того, как он умер, – ответил Зак, а когда она вопросительно посмотрела на него, добавил: – От настойки опия, в которую был подмешан стрихнин.

– Боже мой, какая ужасная смерть!

– Да, но она может вывести нас на убийцу. Стрихнин при продаже регистрируется. Если человек, который нанял этого бродягу для убийства, приобрел его в городе, он должен быть зафиксирован в книге.

Эммануэль с такой силой сжала деревянные перила, что ее пальцы побелели.

– Он мог и не покупать стрихнин, – сказала она после секундного раздумья. – Он содержится в некоторых семенах и растениях – точно так, как ядовитое масло в пижме.

Зак подошел настолько близко, что при дуновении ветра край ее длинного тонкого пеньюара касался его ноги.

– А кто может знать, как получить стрихнин? – Она не отвечала, и он мягко добавил: – Помимо Папы Джона.

Эммануэль подняла голову, и он заметил в ее глазах страх.

– Боже, – произнес он, почувствовав себя так, словно кто-то ударил его в грудь, лишая воздуха. – Вы знаете этого человека, не так ли?

Она кивнула, ее лицо стало совсем белым в неясном вечернем свете.

– Над этим работали трое – Генри, Филипп и я. В небольших дозах стрихнин можно использовать, чтобы избавить человека от глистов. Как и пижму.

– Кто-нибудь знал о ваших экспериментах? – спросил Зак, с силой сжимая ее плечи, чтобы заставить смотреть на него.

Ее голова откинулась назад, губы раскрылись. Эммануэль посмотрела майору прямо в глаза.

– Я не уверена. Чарлз Ярдли, возможно, Ганс. А что?

– То, что один капитан считает убийцей именно вас.

Эммануэль коротко, с явным трудом, вдохнула, но не отстранилась от него и не поспешила переменить тему разговора.

– А что думаете вы? – спросила она. Он взял ее за подбородок.

– Это убийство мог совершить человек с большими психическими отклонениями. – Он провел большим пальцем по мягкой коже ее щеки. – А вы не страдаете этим.

На ее полных губах появилась лукавая улыбка.

– Я могла быть дико, сверхъестественно сумасшедшей. Вы, может, и не догадываетесь насколько.

– Я знаю это. – Он страстно хотел дотронуться до ее лица, привлечь к себе это теплое женское тело, снова почувствовать хмельной вкус поцелуев, запустить пальцы в шелковистые волосы и притронуться к послушной мягкости обнаженного тела, соблазнительно вырисовывавшегося под полотняным нарядом. Вздрогнув, Зак отстранился и сделал несколько шагов к концу галереи. Опершись плечом на деревянный столбик, он посмотрел на молнию, вспыхнувшую в темных густых облаках. Дул ночной ветерок – теплый, тяжелый и сырой, предвещая наступление дождя.

– Три года назад, – произнес Зак, – в форту Маккена на Западе произошла серия убийств. Они были другими – в том смысле, что между жертвами не было никакой видимой связи. Мужчины, женщины… – Он помолчал из-за нахлынувших воспоминаний. – И даже дети. Но все эти люди умерли насильственной смертью. Я тогда был всего лишь капитаном, но первой жертвой стал мой солдат и я самоуверенно решил, что в одиночку легко найду убийцу.

Эммануэль подошла ближе. Небо разрезала молния, ярко осветив все в округе, но Эммануэль продолжала смотреть на майора, не обращая внимание на приближающуюся грозу.

– И вы его поймали?

– В конечном счете. – Но недостаточно быстро, подумал Зак, чтобы уберечь Рэчел и всех прочих. Он сжал челюсти, чтобы не произнести это вслух. – Убийцей оказался лейтенант из нашего форта. Ему было всего двадцать. Окончил Вест-Пойнт, воспитывался в хорошей семье из Мэриленда…

– Он был сумасшедшим?

Зак с сожалением тяжело вздохнул.

– Не знаю. Я не доктор, но похоже, что он был в полном здравии. И это самое страшное. Он казался таким умным, интеллигентным, таким… нормальным. Но в его воспитании что-то отсутствовало. Я не сразу это понял, но потом пришел к выводу, что у него отсутствовала человечность. Он был настолько высокомерен, что, в конце концов, уверовал в свою исключительность и решил, что ему позволено все. Даже лишать другого человека жизни.

– И почему он убивал?

Зак повернулся к Эммануэль и привлек ее к себе.

– Для него это была всего лишь игра, – ответил он. Его руки сделали медленный круг, чувствуя под собой мягкость и теплоту ее тела под тонким полотняным покровом. – Соревнование умов. Его интеллекта против моего.

Эммануэль положила ладонь на его грудь.

– Зачем? Вы знали его?

– Мы не были друзьями, но я был с ним хорошо знаком.

– Вот как? Вы и не подозревали, на что он способен?

– Его бы не взволновала смерть какого-то потребителя опиума, который набросился на него с охотничьим ножом в окрестностях Ирландского канала. – Ветер взметнул ее волосы и разбросал по плечам, Зак рукой отвел их обратно. Его пальцы легко, как бы лаская, коснулись ее щеки. – Иногда я думаю, что у вас человечности чересчур много.

Эммануэль рассмеялась:

– Вот не знала об этом. Последнее время мне приходится все больше беспокоиться о самой себе.

Она хотела отвернуться, но Зак поймал ее за подбородок.

– Вы боитесь? – спросил он, пристально глядя в это красивое, пропорциональное лицо. – Вы стараетесь этого не показать, но вам страшно.

Эммануэль вздохнула – так тяжело, словно говорила этим вздохом о накопившихся эмоциях и стремилась теперь от них избавиться.

– Да, – призналась она. В ее больших глазах читалась боль. – Доминик уже потерял отца. Я не хочу, чтобы он лишился и меня… из-за убийцы или из-за подозрений капитана Хэмиша Флетчера.

Зак обнял ее за шею.

– Я не позволю, чтобы это произошло.

– А что, если ваш друг Флетчер прав в своих подозрениях? А? Что вы тогда сделаете, майор?

Он промолчал, но в данный момент не требовалось говорить. Она прочитала ответ в его глазах и улыбнулась. Если Хэмиш прав, то майор не станет ему мешать подвести ее под виселицу. Но это было ей безразлично. Она спросила, чтобы подстегнуть его, сделать вызов – все это питает страсть, подводя ее к опасной черте.

Эммануэль все еще улыбалась, когда майор внезапно с силой прижал ее к себе. Ей пришлось привстать. Ее руки обвили его шею, тело выгнулось, губы раздвинулись.

Поцелуй был полон огня, желания, страха и страсти и длился очень долго. Зак словно утонул, сгорел в нем. Его губы искали ее, требовали, брали, давали. Эммануэль закинула босую ногу на его бедро, и он перехватил ее, ощущая под пальцами гладкую мягкую кожу. Эммануэль издала глубокий стон, ее руки потянулись к пуговицам его кителя. Их обдувал теплый, меняющий направление ветер, в небе ослепительно мелькали белые молнии, гремел гром, еще долго гулявший раскатами по окрестностям.

– Я хочу тебя, – прошептал Зак, касаясь губами ее губ. Его рука скользнула по ее ноге, обнаженному бедру и мягкой плоти живота – и притянула ближе, к промежности.

– Здесь. Сейчас. Не надо откладывать.

– Не надо, – повторила она, и он легко толкнул ее через раздвижные стеклянные двери в темную столовую.

Глава 24

Для потерявшего голову Зака столовая была незнакомым помещением. При вспышках молний он успел заметить полированный стол из розового дерева, высокий буфет и массивное зеркало, висящее рядом с пустым камином. Зак протолкнул Эммануэль подальше от открытой двери. Они двое буквально прильнули друг к другу, тесно прижавшись телами и не отрывая губ. Внезапно Зак ударился о стол, затем перевернул попавшийся на пути стул и, не рискуя двигаться в темноте дальше, опустил Эммануэль на пол.

От движений пеньюар Эммануэль распахнулся, обнажая полные высокие груди и манящую черноту у соединения ног. Зак нежно коснулся губами розового пика, затем стал играть языком, и, когда сделал посасывающее движение, Эммануэль вскрикнула, выгнув спину.

– О Боже, – прошептала она, закрывая лицо. Зак хотел быть нежным, действовать медленно, но внутренний огонь уже сжигал его. Не могла себя сдержать и Эммануэль – она срывала с него одежду. Зак чуть отстранился, чтобы расстегнуть пояс, развязать кушак и стянуть мундир и рубашку. Эммануэль провела ладонью по его обнаженной груди и приглашающе развела ноги.

– Теперь, – произнесла она гортанным шепотом. – Прошу. Сейчас.

Наклонившись вперед, Зак накрыл губами ее рот; от глубокого, влажного поцелуя он, казалось, потерял дыхание. Расстегнув брюки, он прикоснулся к ее самому интимному месту и жадно глотнул воздух.

– Мой Бог, – прерывисто произнесла Эммануэль и рассмеялась, проведя рукой по его твердой, жаждущей плоти.

– Ты хочешь этого? – прошептал он ей в ухо, опуская ладони ей на бедра, чтобы притянуть ее к себе.

Ее руки прижали его еще крепче и направили его плоть.

Он вошел в нее сильно и глубоко и услышал вскрик. Ее руки обняли его, а тело выгнулось. Из горла вырвался тихий страстный стон, от которого он совсем потерял голову. Он вошел в нее еще и еще, сильней и сильней. Зака поглотило желание и удовольствие, которого он не испытывал никогда в жизни. Он взял ее – прямо на полу столовой. В открытые настежь стеклянные раздвижные двери врывался ветер; в дверном проеме были видны освещаемые молниями тучи. Она подавалась ему навстречу, отвечая на каждый толчок. Зак повис над ней на вытянутых руках, так, чтобы видеть ее лицо. В этот момент, ослепленный желанием и всепоглощающим ощущением удовольствия, он подумал, что всю оставшуюся жизнь хотел бы заниматься любовью с этой женщиной, видеть эти бездонные, как море, глаза. Но, едва возникнув, эта мысль ушла, сметенная неистовым ураганом острого наслаждения. Потные, с бешено бьющимися сердцами, прерывисто и жадно дыша, они буквально слились друг с другом.

Эммануэль вскрикнула, а потом замотала головой в диком наслаждении. Он тоже откинул голову, сжал зубы и застонал. Зак сделал последний, сильный толчок. Она продолжала дрожать – и он подарил ей освобождение.

Эммануэль лежала на спине. Поскольку летом пол был покрыт лишь плетеной соломой, она чувствовала плечами и спиной грубую подстилку. Послышались раскаты грома далеко, затем ближе, сильнее. Ветер зашелестел во дворе листвой и заставил скрипнуть петли стеклянных раздвижных дверей. Прошло уже несколько лет с тех пор, когда она наедине с мужчиной наслаждалась волнением в крови и чувствовала сердцебиение, скользя ладонью по его потной спине. Теперь в ней проснулось желание – столь сильное и неудержимое, что оно не могло ограничиться одним лишь любовным актом.

– Ты от меня, должно быть, обессилела, – мягко произнес Зак, поднимаясь на локте. – Тебе не больно? – Он начал целовать ее шею.

– Я не столь хрупкая, как кажусь. Зак посмотрел ей в глаза.

– Я знаю это.

В ярких вспышках надвигающейся бури он был очень красив. Смуглый, с резкими чертами лица, почти грубый во время их любовной игры, но вместе с тем и нежный. Этот человек одновременно и восхищал ее, и пугал. Даже если бы он и не подозревал ее в убийстве, он все равно внушал страх. Он был слишком чувственным, сильным, каким-то непостижимым. Связь с ним не могла ограничиться только телесным контактом, она подразумевала духовную близость, а это пугало ее.

Зак наклонил голову, его рот накрыл ее губы. Она снова растворилась в его поцелуе, их языки переплелись. Зак нежно гладил ее волосы.

– Я хочу тебя еще, – прошептал он. И тут Эммануэль с удивлением заметила, как он лукаво улыбнулся – почти как мальчик. – Эта солома так же сильно колет твою спину, как и мои колени?

Эммануэль сдавленно рассмеялась, и ее ладони скользнули к его узким обнаженным ягодицам.

– Да, кровать лучше. Но ты должен обещать снять свои ботинки и шпоры.

– Мои… – Зак поднялся на руках, и по удивлению, с которым он разглядывал брюки, все еще свисающие с ног, Эммануэль поняла, что о них он совершенно забыл. Повернувшись на бок, Зак оперся на локоть и внезапно весело рассмеялся. Вспышка молнии осветила его; казалось, он сиял бледно-голубым светом. Мышцы на груди выглядели сильными, а сухожилия на шее – крепкими. Эммануэль снова захлестнуло желание. Ей страстно захотелось повторить то, что они пережили. Чуть позже она поняла, что такие глубокие чувства породил в ней именно его смех – как и надежду, что он останется в ее жизни навсегда.

Ее комнату освещал фонарь-«молния» в резном деревянном футляре, который висел высоко и бросал оттуда темный мерцающий свет на бумажные светло-золотистые обои с розовыми полосами. Эммануэль внезапно остановилась и резко обернулась. Положив руку на бедро, она посмотрела на человека, который задержался у двери, небрежно перекинув через плечо мундир и ремень с саблей. Эммануэль подумала, что здесь, в ее личных апартаментах, заниматься любовью с Заком опаснее. Там, в столовой, где ими руководила безумная страсть, похожая на предгрозовой ветер, можно было убедить себя, что к нему она чувствует лишь физическое влечение – простое и не отягощенное чувствами, привязанностями и тайными желаниями. Но теперь…

– Ты передумала? – спросил Зак. Было видно, как он сжал челюсти. Хотя он надел брюки и рубашку, пуговицы не были застегнуты.

Протянув руку, Эммануэль взяла у него китель и повернулась, чтобы бросить его на стоящий около туалетного столика стул с круглой спинкой. Ей на секунду показалось странным присутствие в ее комнате ненавистной синей формы с двойным рядом медных пуговиц с орлами.

– Это тебе неприятно? – спросил Зак, подходя ближе. Их взгляды встретились через стекло зеркала. – Но совсем недавно такую форму носили и ваши солдаты.

– Однако прошло два года.

– Да. – Он развернул Эммануэль за плечо, чтобы посмотреть ей в глаза. – Тогда твой муж был еще жив.

Эммануэль стало горько от этих воспоминаний.

– Признайтесь мне, майор: вы говорите сейчас как начальник военной полиции генерала Батлера или мой любовник?

Зак уверенно скользил ладонями по ее спине, а затем притянул к себе за ягодицы.

– Твой любовник. – Он поцеловал ее. – Сейчас, – прошептал он. Его дыхание стало глубже и быстрее, и Эммануэль могла видеть, как под тонкой рубашкой вздымается его грудь. – На этот раз мы сделаем все правильно. – Он потянул за пояс, стягивающий ее пеньюар. – Сними это. Я хочу тебя видеть. Здесь, при свете.

Эммануэль отступила и с легкой улыбкой начала раздеваться.

– Я начинаю думать, что вы сластолюбец, месье, – сказала она, видя, с каким жадным выражением наблюдает он за ее движениями. Пеньюар упал к ее ногам.

Во взгляде его темных глаз сквозило неприкрытое желание, и от этого Эммануэль и сама начала загораться страстью.

– Тебе нравится это, не так ли?

Эммануэль сделала еще шаг назад и оказалась у самой кровати – большого ложа из красного дерева с искусно вырезанными столбиками, над которыми возвышалась тонкая сетка от москитов. Взобравшись по ступенькам, Эммануэль села на край высокого матраса и оперлась на руку. Она откинула голову, ее волосы упали на стеганое покрывало. Глядя на Зака, она слегка раздвинула ноги. Это была откровенно провокационная поза.

Зак встал перед кроватью, настолько близко, что его бедра коснулись внутренней части ее ног. Этот мимолетный контакт тут же наполнил Эммануэль сладкой истомой. Взгляд Зака медленно скользил по ее телу, лаская обнаженные груди и устремляясь вниз, к животу и соединению ног. Он нежно дотронулся до нее, и эта легкая игра его пальцев еще больше распалила ее.

– Вы меня дразните, месье, – произнесла Эммануэль, наклоняясь к нему.

Одной рукой он поглаживал ее затылок, другой развел ее ноги и придвинулся ближе. Его восставшая плоть, ощущаемая даже сквозь твердую ткань синей формы, коснулась ее мягкой кожи.

Зак легонько прикусил ее нижнюю губу и медленно лег на Эммануэль.

Она утонула в мягком пуховом матрасе. Но когда он уже был готов забыться в любовной страсти, она остановила его, упершись рукой в грудь:

– Ваши сапоги и шпоры, месье.

Он медленно выпрямился и, взявшись за края мягкой полотняной рубашки, стянул ее через голову быстрым плавным движением. Затем принялся расстегивать пуговицы на брюках, но в эту минуту вспомнил о сапогах и, опершись на кровать, стянул их с ног. Позолоченные шпоры слабо поблескивали в свете ламп. Он наклонился, снимая оставшуюся одежду и обнажая мускулистые ягодицы, поджарый живот и темный уголок внизу. Он был очень красив, и Эммануэль не удержалась от того, чтобы провести рукой по его соблазнительному телу.

Заметив, что она смотрит на него, он отшвырнул брюки в сторону быстрым, почти сердитым жестом и, повернувшись к ней, расставил ноги. В этой позе было что-то чисто мужское.

– Скажи мне: когда на мне нет формы, ты все еще считаешь меня врагом?

Эммануэль глубоко вздохнула:

– Так будет всегда.

Зак подошел к ней и, чуть раздвинув ее колени, прижался бедрами к ее ногам.

– Потому что я мужчина?

– У меня никогда не было проблем с другим полом, – ответила она и качнула головой, чтобы откинуть волосы с плеч.

Вытянув руки, Зак положил их на ее обнаженные груди и чуть сжал сильными смуглыми пальцами, чувствуя мягкость ее кожи.

Она могла сказать: «Ты мой враг, потому что заставил меня почувствовать то, чего у меня не было никогда. Я мечтаю о вкусе твоих губ, жажду прикосновения твоих рук к своему телу, хочу тебя с жадностью, которая поглощает меня, и я клянусь, что больше ни одному мужчине не позволю иметь надо мной такую же власть».

Но вместо всего этого Эммануэль произнесла:

– Я тебя боюсь. – И, даже сказав это, она выдала ему слишком многое.

Другой мужчина рассмеялся бы и начал осыпать ее щедрыми нежными поцелуями. Но Зак Купер лишь лукаво улыбнулся и скользнул ладонями по ее рукам, чтобы, взявшись за запястья, припечатать их к стене.

– Но тебе нравится это, – сказал он, придвигаясь ближе.

Глава 25

Рослый, стройный, совершенно обнаженный, он лежал в полумраке комнаты на кровати лицом вниз – начальник военной полиции федералистов, который стал ее любовником.

Прислушиваясь к стуку первых капель дождя по ставням, Эммануэль вдруг подумала, что все произошедшее с ней кажется очень странным. Прошлой ночью она занималась любовью с этим человеком много раз. Исследовав каждый дюйм его тела – языком, губами и руками, – теперь она знала его во всех подробностях. И вместе с тем Эммануэль никак не могла поверить, что она отдалась этому мужчине так безоглядно и поспешно, проведя в угаре страсти несколько часов.

Эммануэль думала, что Зак спит, но, когда она легонько дотронулась до его плеча, он повернул голову и лениво улыбнулся.

– Сколько времени? – спросил он.

– Думаю, три часа.

– Эммануэль! – Он погрузил лицо в ее спутанные волосы. – Один солдат федеральных сил видел, как я заходил сюда в девять вечера.

– О чьей репутации ты беспокоишься?

Он рассмеялся, и она почувствовала его теплое дыхание на шее.

– О своей.

– Вот как. – Она погладила его по затылку, совсем как Доминика. – Я подумаю над этим, месье. Убийство – это не всегда результат жадности, высокомерия или самовлюбленности.

Он удивленно посмотрел на нее:

– Так ты лежала рядом со мной и не могла забыть об убийстве?

Эммануэль улыбнулась:

– М-м-м… Какое-то время.

Зак перекатился на бок.

– Хорошо. А когда оно произошло?

– Прошлым летом. Одна из женщин-рабынь неподалеку от Бо-Ла потеряла единственного ребенка, которому было всего восемь лет. Поначалу все думали, что эта маленькая девочка выпала из галереи, которая шла по второму этажу дома, и ударилась головой о бордюр мостовой.

– Но это было не так?

– Нет. – Эммануэль бросила взгляд на дверь в пустующую комнату Доминика; ее голос дрогнул от страха – как у всякой матери, когда она вспоминает, как слаб и беспомощен ее ребенок.

– Она была уже мертва, когда ее перебросили через ограждение. Оказалось, что любовник этой женщины – он тоже был рабом – жестоко обращался с девочкой. Она начала кричать, и, пытаясь заставить ее замолчать, он ее задушил.

– Чтобы защитить себя?

Эммануэль покачала головой:

– Я говорю не об убийстве ребенка. Когда мать узнала правду, она покончила жизнь самоубийством, утопившись в болоте. Но перед этим она дала своему любовнику листья наперстянки, смешанной с капустой, и тот умер.

– Листья наперстянки?

– Да, они ядовиты.

– Здесь все – специалисты по отравлениям или же только те, с кем ты знакома? – Он повернул ее на бок и прижал к кровати красивым, атлетически сложенным телом. Эммануэль приятно было ощущать на себе эту тяжесть, вызывающую томительные чувства. – Хэмиш предупреждал меня, что надо быть осторожным во время еды.

Эммануэль внимательно посмотрела на него.

– Хочу заметить, месье, что эта женщина совершила убийство от горя, в порыве чувств.

Зак замер.

– Ты думаешь, что и в нашем случае может быть аналогичная причина? – Она хотела отвернуться, но Зак взял ее за подбородок и заставил взглянуть в его испытующие, внимательные глаза. – Что ты, Генри Сантер или Клер Ла Туш сделали такого, что могло бы пробудить в другом человеке сильное желание отомстить?

– Не знаю. А что, если ты оказался прав и Генри был убит по ошибке?

– Это другой вопрос. За что тебя и Клер Ла Туш можно сильно возненавидеть? – Не отрывая от нее взгляда, он легким прикосновением убрал ее спутанные волосы. – Если ты догадываешься, – мягко произнес он, – то должна мне сказать. Только при таком условии я смогу тебе помочь.

Она покачала головой и закрыла глаза, поскольку боялась, что от страха выступят слезы.

– Я не знаю, что происходит.

– А может быть такое, что убийца – это Филипп?

Эммануэль испуганно посмотрела на него.

– Филипп мертв.

Внезапно Зак сел и, сминая простыню, прижал Эммануэль к себе.

– Ты можешь быть уверена в этом? Он похоронен в Байу-Креве патрулем федеральных сил, которые идентифицировали тело лишь по документам в его кармане.

– Ганс говорил, что Филипп умер у него на руках.

– Возможно. А что, если у Ганса были свои причины скрывать правду о том, что произошло у реки? В конце концов, Ганс – единственный, кто смог спастись. Не так ли?

– На что ты намекаешь?

– Ни в чем нельзя быть уверенным.

– Ты не понимаешь. – Она встала на колени, как на молитве. – Филипп любил играть со смертью – он мог даже делать вещи, которые большинство людей сочли бы шокирующими или отвратительными, но никогда бы не совершил умышленного убийства. Я видела, как он плакал после смерти одного из пациентов. Страдания больных он ощущал как свои. Кроме того… – замолчала. Наступившую тишину нарушал только стук дождевых капель на крыше и шум бегущей по сточным канавам воды. – У Филиппа нет никаких причин меня убивать.

Зак смотрел на нее столь долгим и пристальным взглядом, что по коже Эммануэль пробежал холодок страха.

– Ты уверена в этом?

У Эммануэль появилось опасение, что он спросит ее о других мужчинах, которые были у нее в те долгие, полные разочарования и досады годы, когда Филипп развлекался на стороне. Хэмиш Флетчер наверняка бы задал этот вопрос. Но Зак Купер этого делать не стал. Он просто обнял ее и стал нежно и страстно целовать.

Зак ушел, когда уже темнело. Тихо соскользнув с кровати, он начал молча одеваться. Эммануэль же неподвижно лежала в темноте, незаметно наблюдая за ним. Она видела, как он надевает темно-синие брюки, рубашку из тонкого полотна, китель с двумя рядами медных пуговиц и подтяжки. Он свободно чувствовал себя здесь, в полутемной комнате женщины, которую когда-то подозревал в убийстве. А она, глядя на его – вражеский – пояс с саблей, не ощущала прежней ненависти – только невероятную сердечную тоску.

Придерживая руками ножны, Зак наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку. Его губы были мягкими. Она почувствовала теплое дыхание, когда он прошептал:

– Мне нужно идти. Не вставай.

Она обняла его за шею, задержав на короткое мгновение. От Зака веяло запахами ночи, человеческого тела и тем жарким и интимным, что они чувствовали в кровати. Ей вдруг стало безмерно печально; захотелось прижать его к себе еще сильнее и так и держать – всю жизнь.

– Я должен встретиться сегодня с генералом Батлером, – произнес Зак. Он коснулся губами ее щеки, а потом уха. – Я сейчас не знаю, когда освобожусь. Можно увидеть тебя в воскресенье?

Она повернула голову, и их губы встретились. Он долго целовал ее, словно не желая уходить. На этот день Эммануэль запланировала пойти с Роуз и Домиником на Конго-сквер, но даже если бы она не была занята, ее ответ был бы тем же.

– Я не могу сделать это еще раз, – прошептала она, продолжая обнимать его. Зак опустился на колено у кровати и взял ее лицо в ладони, чтобы пристально взглянуть в глаза. – Нам не надо больше видеться.

– Но мы встретимся. – Он криво улыбнулся. – Я не буду отрицать, что хочу тебя. – Он не сказал, что любит ее, но это чувствовалось в теплоте его темных глаз, в мягком изгибе его улыбки, в нежных прикосновениях. И когда он произнес: – Я люблю тебя, – у нее перехватило дыхание.

– Нет. – Она приложила пальцы к его губам. – Не надо.

Он чуть укусил ее за пальцы, а затем поцеловал их.

– Любить или говорить об этом?

Эммануэль покачала головой:

– То, что было у нас ночью, называется иначе.

– Как? Похоть? – Он провел пальцами, как гребнем, по ее волосам сверху вниз. Она не могла отвернуть голову и была вынуждена смотреть в его беспощадные настойчивые глаза. – Может, ты чувствовала страсть, когда я делал это… – его свободная рука скользнула вниз, к ее обнаженной груди, – это было так внезапно, что Эммануэль раскрыла рот, хватая воздух. Зак наклонился к ней, его губы почти касались ее, а глаза горели гневом. – Но ты не знаешь, что я чувствовал в эти минуты.

Он отпустил ее и выпрямился – так неожиданно, что она почти вскрикнула, – повернулся и вышел, оставив ее в одиночестве. Когда входная дверь закрылась за ним, Эммануэль бросилась на подушку. Она подумала, что сейчас расплачется, однако, к ее удивлению, сдержалась. После того, что произошло, у нее осталось только ощущение большой потери и терзающее душу смятение.

На следующий день было ясно. Золотистый солнечный диск посылал обжигающие лучи с голубого неба. После дождя над городом парило.

К полудню жара в кабинете генерала Батлера стала совсем нестерпимой. Густой, неподвижный воздух был наполнен запахами мужского пота, просыхающей шерсти и табачного дыма, поскольку с полдюжины мужчин в тяжелой сидней армейской форме дымили сигарами или выплевывали табак в заполненную до отказа латунную пепельницу.

– Теперь, – произнес генерал, просматривая гору бумаг на рабочем столе, – по поводу этой миссис Юджинии Филлипс, арестованной из-за того, что она засмеялась, когда наш покойный…

– Сэр, – прервал его Зак. Прежде чем явиться сюда, он четыре часа ходил с ордерами на аресты и конфискации; все это время Зак был на ногах. Он хотел поесть, отдохнуть и восстановить силы. По его спине струился пот, а мокрая рубашка прилипла к телу. – Как я понимаю, эта женщина устраивала день рождения для детей и даже не подозревала, что мимо идет траурная процессия.

Генерал поднял голову. На его щеках появился слабый румянец.

– А вы знаете, майор, что эту женщину уже арестовывали в Вашингтоне и судили за шпионаж?

Хэмиш ответил:

– Да, сэр. Мы проверили это. Ее освободили. – Массивный ньюйоркец бросил быстрый взгляд на Зака и отвел глаза. Чем-то Хэмиш сегодня был сильно огорчен, и Зак знал его достаточно хорошо, чтобы понимать, что причиной этого является не только жара.

– Ха! – произнес генерал. Маленький темнокожий мальчик, который обмахивал Батлера опахалом, задремал, и Батлер пнул его ботинком, от чего тот вздрогнул и принялся энергично работать. – Эта миссис Юджиния Филлипс явно не лояльна властям. Когда я предложил ей принести извинения, она отказалась, заявив, что поскольку никого не намеревалась оскорблять, то и просить прощения ей не за что.

– Генерал, – негромко произнес Зак, – у нее девять детей.

– Которым она, без сомнения, внушает ненависть к солдатам нашей армии. Без нее им будет лучше. – Макнув перо в чернильницу, Батлер стремительным росчерком подписал лежащий перед ним документ. – Она заслуживает такого же отвращения, как обычная уличная женщина.

Зак похолодел.

– Но, сэр, это означает…

– Я знаю, майор. Если жены этих мятежников ведут себя как шлюхи, то и относиться к ним надо соответствующим образом. Ее следует отправить на Шип-Айленд до дальнейших распоряжений. – Он поднял голову, его чуть косящие глаза на сей раз точно сфокусировались на Заке. – Вам ясно, майор?

– Да, сэр. – Зак отлично понимал, что суровость приговора объясняется не вымышленным оскорблением по отношению к погибшему лейтенанту, а тем, что миссис Юджиния Филлипс была еврейкой, а ее муж был известным в Вашингтоне адвокатом, куда более успешным, чем Батлер. Но свое мнение Зак не стал высказывать вслух.

– Вы что, стали защитником женщин Юга? – требовательно спросил Хэмиш, когда они примерно через полчаса покинули управление. – Не боитесь спорить с начальством? Если вы не будете придерживать язык, то скоро вас пошлют в ваш старый полк, как вы и хотели. Но рядовым, майор.

Хэмиш перешел на официальный тон и называл его по званию, а это был плохой признак. Зак вздохнул.

– Вы что-нибудь еще хотите сказать, капитан?

Усы Хэмиша недовольно дернулись.

– В конце концов, это вы поручили следить за одной дамой, что живет на улице Дюмен. И я видел, кто вышел из ее дома. Не думаю, что этот человек должен учить меня этике или чему-нибудь в этом духе, майор.

Зак с силой выдохнул.

– Как дела с книгой регистрации ядов?

Хэмиш засопел.

– Я не нашел каких-то имен, которые бы вызывали подозрение. Но в списке есть несколько докторов. Я послал пару солдат познакомиться с ними и определить, связаны ли они с больницей Сантера. Но многого от этого вряд ли стоит ожидать.

– Я подумываю о том, не нужно ли еще раз навестить Папу Джона в Байу-Саваж, – произнес Зак. – Поговорить подробно обо всем. – Зак старался не смотреть в лицо капитану. Он не знал, под каким предлогом отказать, если ньюйоркец вздумает сопровождать его.

Но опасения были напрасными. Хэмиш считал, что с него хватит путешествий по протокам и болотам; общество старого негра из Гаити было ему неприятно.

– Съездите, – сказал он, натягивая шляпу на лоб. – Может, хоть этот король вуду даст вам что-нибудь, от чего ваш член в брюках утихомирится.

– О Боже! – вырвалось у Зака. Он сжал челюсти от гнева. – Я не хочу обсуждать эту тему.

– Эта дама довольно подозрительна. Подумайте хорошенько, майор.

Было уже поздно, когда Зак повернул свою гнедую в тень старых кипарисов. Сучковатые корни деревьев выглядывали из вод залива, словно скрюченные колени. День клонился к закату, но это не принесло прохлады. Иногда Зак просто задыхался от влажного воздуха, думая, что вбирает в легкие больше воды, чем кислорода.

Над болотом кружились насекомые, в воде квакали лягушки. Здесь они были такой величины, что креолы с собаками охотились за ними и готовили из лягушечьих лапок прекрасные блюда. На какой-то момент Заку показалось, что слышится собачий вой, но потом он решил, что, возможно, этот звук издает какая-то птица. Когда он спрыгнул с лошади, то почувствовал, как сильно затекли его ноги. Стараясь меньше хромать, Зак пересек поляну перед хижиной, над которой возвышалась похожая на гриб соломенная крыша. К домику вела лестница, на которой стоял высокий чернокожий в безупречно белой рубашке. Когда Зак подошел ближе, мужчина улыбнулся Заку и произнес:

– А я уже удивлялся, что вы долго не приезжаете.

Глава 26

– Вы догадываетесь, почему я пришел? – спросил Зак, высоко подняв голову, чтобы разглядеть татуированное лицо человека в дверях.

– М-м-м… Но знаете ли это вы?

Зак, направляясь в болота, планировал расспросить Папу Джона про яды. Теперь же он неожиданно для себя произнес:

– Расскажите мне о Филиппе де Бове.

– Каждый человек имеет достоинства и недостатки, – ответил неф. – Что именно интересует вас?

– Филипп был способен на убийство?

Папа Джон спустился по ступенькам; хотя он и был уже стар, но еще сохранил грациозную и легкую походку крадущегося охотника.

– Почему вы спросили об этом? Потому что Филиппа влекла опасность? Или потому, что у него хранились сморщившиеся человеческие головы? Или потому, что он любил связывать своих возлюбленных шелковыми веревками? – Он остановился и, наклонив голову, посмотрел на Зака так пристально, что тот почувствовал беспокойство. – А вы знаете, что Филипп освободил негров на маленькой плантации, которую подарил ему отец, и, без сомнения, сделал бы то же самое в Бо-Ла, если бы дожил до времени, когда получил бы их в наследство? Что вы на это скажете?

– Война освободила всех рабов.

Папа Джон махнул в воздухе сухой рукой; этот жест напоминал пасс фокусника.

– Так все говорят. Но мира нет уже несколько лет, а женщина, которая стирает вашу рубашку, – еще рабыня, не так ли? Правда, теперь она принадлежит янки.

Сняв шляпу, Зак вытер пот со лба. Ему всегда было неприятно, что Батлер не только забирал в домах мебель или серебро, но и рабов. Однако Зак был его подчиненным и потому молчал.

– Мне известно, – произнес он, осторожно поправляя шляпу, – что де Бове был убит выстрелом в голову. Если бы он выжил, то стал бы умственно неполноценным.

Глаза Папы Джона ничего не выражали.

– Я слышал о людях, которые после подобного ранения становились способными убивать даже своих лучших друзей и любящих жен.

– Не подозревал, что у де Бове любящая жена, – сухо произнес Зак. Было похоже на то, что вряд ли он получит здесь интересующую его информацию.

– Скажите мне, майор, – сказал чернокожий, переходя на залитый солнцем участок поляны, где в беспорядке росли петрушка, рута, душица и блошница. – Вы нашли женщину, которая выдала его патрулю янки?

Зак стоял неподвижно у лестницы. На этот раз Папа Джон не пригласил его в дом, и Зак недоумевал по этому поводу.

– Вы знаете, что нет.

Наклонившись, старик начал собирать бледные зазубренные листья, распространяющие в воздухе острый, едкий запах.

– У вас словно завязаны глаза, – сказал он. – Это ваши предрассудки и комплексы.

– Что вы имеете в виду?

Медленно выпрямившись, Папа Джон посмотрел на Зака и рассмеялся.

– Думаю, вам следует догадаться самому.

Зак медленно вдохнул.

– Кто в этом городе может получить стрихнин из растений? Антуан Ла Туш? Чарлз Ярдли?

Держа в руках пригоршню растений, Папа Джон вернулся туда, где стоял Зак.

– Вижу, на этот раз вы не привели с собой вашего друга капитана Флетчера. Не хотите, чтобы он слышал, что я вам скажу?

Зак стойко выдержал его испытующий взгляд и чуть улыбнулся.

– Вы стараетесь сказать как можно меньше. – Он решил, что настало время повернуться и уйти, но передумал. – Знаете, – сказал он, – я слышал, многие считали Генри Сантера вашим другом. Однако вместо того, чтобы помочь найти виновных в его убийстве, вы действуете так, словно я вам враг.

Глаза старика стали суровыми и колючими.

– В этой войне чернокожие умирают, воюя в армиях противостоящих сторон. Почему вы считаете, что я поддерживаю вас? Только потому, что ваш президент говорит об их освобождении? А что потом станет с ними, с этими бывшими рабами, у которых нет работы и о которых никто не позаботится, когда они будут старыми и больными?

– Но, по крайней мере они обретут свободу.

– В самом деле? Я так не думаю. И чем больше будет продолжаться эта бойня, тем больше она принесет разрушений и жертв.

– Иногда следует идти на такие крайние меры, чтобы потом положение изменилось к лучшему.

Из открытой двери донесся какой-то слабый шум. Это был шепот или неловкое движение. Зак мог подумать, что это играет белый кот, но тот крался за ящерицей или каким-то-зверьком на краю поляны.

Папа Джон даже не оглянулся на эти подозрительные звуки.

– Скажите, майор, – произнес он, тяжело и с вызовом глядя на Зака, – как вы думаете, от чего разбогатели купцы-янки на Севере? Они торговали в Новой Англии, Африке и на Карибах сахаром, ромом и людьми. И еще несколько лет назад у них были рабы в Нью-Йорке и Коннектикуте. Вы думаете, если кое-кто здесь, в Луизиане, имеет рабов, а у ваших янки их нет, то вы лучше? Что на вашей стороне мораль? – Он наклонился так близко, что Зак мог хорошо разглядеть белки его глаз и каждую линию татуировки на его лице. – Это все предлог для того, чтобы вы могли объявить войну. И не думайте, что я перейду на вашу сторону.

– Я вас понял, – сказал Зак и повернулся. Подойдя к лошади, он взялся за поводья, но в этот момент старик его окликнул.

– Эй, майор!

Зак обернулся. Папа Джон снова стоял у открытой двери дома.

– Следите, чтобы на вас не напали, – произнес он. – Вы поняли?

– Почему вы меня предупреждаете? – спросил Зак, прищурив глаза.

Внезапно покрытое татуировкой лицо нефа расплылось в удивительно широкой улыбке.

– Друг Эммануэль – мой друг.


– Ты можешь сказать мне, что мы здесь делаем? – требовательно спросил Хэмиш. Он сделал поспешный шаг в сторону, чтобы не столкнуться с чернокожим мальчиком, играющим с другом в ракетки, но при этом Хэмиш чуть не ударился о шаткий деревянный лоток.

– Мы должны прозреть, – ответил Зак, медленно оглядывая разряженную в разноцветные яркие одежды публику, собравшуюся на Конго-сквер.

В этот полдень, как и каждое воскресенье, на окруженной высокими сикоморами пыльной площади, поросшей тощей травой, собирались городские рабы в своих лучших нарядах – потанцевать, поиграть и завязать любовные интрижки. Конечно, были и те, кто принадлежал к категории gens de coleur libres – «свободных цветных». Появлялись и белые, привлеченные музыкой, необычной едой и общей атмосферой веселья.

Хэмиш остановился и с изумлением уставился на деревянного петуха на столбе, яркий хвост которого трепал ветер. Затем повернулся к Заку:

– Я не понял твоих слов.

– Подумай вот о чем, – ответил Зак. – В городе живет около ста семидесяти тысяч человек. Из них примерно одиннадцать тысяч – свободные цветные и столько же – черные или цветные рабы.

– Да. – Хэмиш неопределенно махнул рукой в воздухе и спросил: – И что?

– Привратник на кладбище Святого Людовика сказал нам о двух чернокожих. Если бы мы их нашли, то могли бы спросить, видели ли они кого-нибудь. Нам говорили о том, что Филиппа выдала какая-то женщина с сильным французским акцентом, которая приехала в Байу-Креве. Я тогда спросил себя: кто она – его жена или любовница из аристократической семьи?

– Помнишь, я рассказывал тебе о солдате из Филадельфии, к которому обратилась эта особа? Парень явно не блистал умом, но даже он заметил бы, если бы она была чернокожей.

– Вот как? Он сказал, что на ней была вуаль, а на руках перчатки. Боже, в этом городе полно людей, в жилах которых течет негритянская кровь, но кожа не темнее, чем моя, а денег достаточно, чтобы позволить себе шелковые платья и модные экипажи. И большинство из них говорит по-французски.

С задумчивым видом Хэмиш дотронулся до усов.

На противоположном конце площади начали бить барабаны и тамбурины, заставив людей ритмично двигаться. Скоро должны были начаться танцы – странные, дикие вращения полуобнаженных, стройных, мускулистых черных тел. Те, кто не были нефами, образовали круг и стали хлопать; их плечи двигались в такт. Но и у белых, и у черных, и у цветных было по крайней мере одно общее: все они разговаривали по-французски. Белокожих янки в форме здесь терпели, поскольку их привела сюда необходимость, но было хорошо известно, что «американских негров», то есть жителей Севера, здесь ненавидят.

– Тебе стоит пристальнее приглядеться к людям, которые проживают в маленьких коттеджах для креолов, что стоят на краю Вьё-Карре или в предместьях города, таких, как Треме или Мариньи, – произнес Зак. Его голос был едва слышен на фоне странных звуков экзотического деревянного рога. – И ты увидишь, что у чернокожих женщин много детей со светлой кожей. Белые мужчины содержат цветных любовниц. Здесь это обычное явление.

– Что ты хочешь сказать? – спросил Хэмиш. Его лицо по какой-то причине внезапно покраснело. – Что у де Бове была говорящая по-французски любовница, которую он прятал в каком-то коттедже в районе Треме, и однажды она на него очень разозлилась?

– Возможно.

– Тебе следовало спросить об этом у его жены. – В глазах ньюйоркца мелькнула злоба. – В постели женщины откровенней.

Зак с трудом сдержался. Но возразить Хэмишу было нечем.

– Она могла и не догадываться.

– Ха! – выдохнул Хэмиш. – Если бы ее муж содержал цветную на стороне, она бы знала. – Позади него темнокожая женщина с пледом из шотландки на плечах сидела за столиком у ржавой железной ограды и продавала пиво, доставая его из корзины с холодной водой. Хэмиш купил пару бутылок и прижал одну из них к лицу. – Но все же с какой целью мы пришли сюда? – спросил он, протягивая вторую бутылку Заку. – Мне кажется, нам лучше посетить балы в залах Нового Орлеана. Посмотреть, кто из смуглянок ищет нового покровителя.

На противоположной стороне площади, в переднем ряду радостной, качающейся в такт толпы, обернулась высокая, красивая, грациозная женщина с кожей цвета кофе с молоком. Это была Роуз.

– Вот, смотри, – произнес Зак, возвращая пиво ньюйоркцу.

– Эй! – выкрикнул Хэмиш, широко разводя руками. – Что ты делаешь?

Зак уже пробирался сквозь толпу.

– Возьми немного джамбалайи[9]! – крикнул он, обернувшись назад. – Я тебя найду.

Когда Зак добрался до противоположной стороны площади, Роуз уже исчезла.

Разочарованный и потный, Зак остановился в первом ряду приплясывающих и хлопающих в ладони людей и прислушался к ударам тамтамов. Этот ритм вибрировал внутри его, будил примитивные, первобытные чувства.

– Этот ненормальный, – произнес мелодичный голос какой-то женщины позади него, – надел тяжелую синюю форму в такую жару.

Зак резко обернулся и увидел Роуз, которая спокойно и равнодушно смотрела на него. На солнце температура была не меньше тридцати пяти градусов, и даже ветер от реки был горячим.

– Вы знали, что я искал вас? – догадался Зак.

– Конечно.

Зака озадачило, почему Роуз поначалу попыталась скрыться, но потом все же решила вернуться. Он бросил взгляд на качающихся в ритме людей. Некоторые были одеты бедно, в обычную простую одежду, словно пришли на рынок. Но были и красивые женщины – с темной или медной кожей, с изысканными фигурами и грацией пантеры, которую подчеркивал танец под барабаны.

– Как я понимаю, многие богатые белые люди имеют здесь цветных любовниц, – как бы между прочим произнес Зак.

Роуз пристально, испытующе посмотрела ему в лицо.

– Но Филипп де Бове не был одним из них, если вы хотите узнать именно это.

– Почему вы так думаете? Вряд ли он был верен своей жене.

– Посмотрите на того ребенка. – Роуз показала подбородком на маленькую девочку примерно шести лет, которая с удовольствием танцевала в первом ряду. Она выглядела хрупкой и утонченной, как фарфоровая статуэтка. – Что вы видите?

– Прелестную маленькую девочку.

Роуз фыркнула:

– Это потому что вы с Севера. Здешние люди сразу смотрят не на синие глаза или белую кожу, а на то, как завиваются ее волосы, насколько полные у нее губы, какая у нее шея, походка. И после этого им не надо о ней ничего говорить – они знают, что она не настоящая белая.

– Но ее кожа белее, чем моя, – возразил Зак, понимая, что Роуз хочет сказать, но мысленно не соглашаясь с ней.

– Это так. У этой девочки было четыре деда и три из них белые, но один черный. И это самое главное. Даже если бы у нее была черной лишь прапрапрабабушка, это тоже играло бы роль. Этот ребенок может иметь светлые волосы, синие глаза и бледную кожу, но он все равно цветной.

Не зная, что за ней наблюдают, маленькая девочка закинула голову и, рассмеявшись, начала танцевать. Какой-то мужчина наклонился к ней, чтобы взять на руки. Это был белый в черных ботинках с уверенной осанкой богатого плантатора. Рядом с ним стояла хорошо сложенная женщина, но ее кожа и волосы были заметно темнее. В каком-то смысле их можно было назвать семьей – этого богатого белого с его цветной любовницей и светловолосым белокожим цветным ребенком. Но где-то, в городе или на плантации, этот человек имел еще одну белую семью.

– Вы знаете, что во всем этом самое плохое? – произнесла Роуз. – Эта девочка тоже думает, что она цветная. Когда она смотрит в зеркало и видит, что она белая, то понимает, что на самом деле это не так. То, что в ней течет кровь белых, для нее роли совершенно не играет.

Зак слушал все это молча.

– Мало кто из белых понимает то, о чем я говорю, – тихо добавила Роуз. Ее голос звучал теперь без прежней ожесточенности. – Но Филипп де Бове был не таким. Любой мужчина, который ищет утешения в обществе цветных женщин, рано или поздно будет иметь ребенка, такого, как эта девочка, которая не принадлежит ник тому, ник этому миру. Филипп не хотел такой судьбы для своего ребенка.

Зак тяжело вздохнул, и это удивило его самого.

– Была ли у Филиппа де Бове говорящая по-французски цветная женщина, которая желала его смерти?

Роуз зло рассмеялась.

– Может, обо мне думаете? Что это я отправилась в Байу-Креве и рассказала все патрулю янки? – Лицо Роуз стало мрачным, а глаза жесткими и ничего не выражающими. Наклонившись к Заку, она подняла амулет, что висел у нее на шее. – Если бы я начала убивать, то Филиппа в моем списке бы не было.

– А кто бы в нем значился? – спросил Зак.

Она рассмеялась – на этот раз искренне – и отвернулась.

– Может быть, вы.

Зак никак не мог найти Хэмиша.

Пришлось пробираться через толпу, мимо ларьков, в которых продавались кофе с цикорием, сладкие пирожные и булочки. На какое-то время он задержался, чтобы посмотреть, как мальчики играют с ракетками, затем прошелся мимо танцоров, но безуспешно. Возможно, что Хэмиш поймал карманного воришку или заметил какое-то правонарушение, мимо которого не смог пройти спокойно.

Внезапно маленький чернокожий паренек с курчавой головой и голой грудью, на которой просматривались тонкие ребра, с разбегу ударился в больную ногу Зака с такой силой, что тот скривился.

– Потише, парень, – произнес Зак, хватая негритенка за худенькое плечо. Он с трудом удержался на ногах, чтобы не упасть на столик, где продавали жареный арахис. – С тобой все в порядке?

Мальчик посмотрел на Зака живыми испуганными зелеными глазами, затем выхватил «кольт» из его кобуры и бросился бежать.

– Эй! – крикнул Зак, но подросток уже скрылся за углом лавочки. – Верни мне это!

Зак бросился следом, но паренек нырнул в толпу. Он был маленьким и тонким и потому легко скользил среди людей. Но у Зака было свое преимущество – его синяя форма и белая кожа. Все перед ним расступались.

Он пробежал за мальчиком всю площадь, а затем пыльную улицу. Негритенок бешено работал ногами, но было видно, что он задыхается. Зак заметил, что ему неохотно уступают дорогу. Симпатии этих людей были на стороне негритенка, и они делали все, чтобы он смог убежать.

Заку никак не удавалось догнать воришку, но он не отставал. Пробежав за мальчиком по залитой солнцем улице целый квартал узких домиков, он повернул за угол в короткий проулок со складами и кирпичными постройками, который выходил к берегу. Увидев это, мальчик резко остановился и обернулся в поисках укрытия. Он согнулся от страха и усталости.

– Отдай мне револьвер, – произнес Зак, с трудом переводя дух; пот заливал ему глаза, – и я тебя отпущу.

Мальчик попятился, прижимая «кольт» к груди и глядя широко раскрытыми глазами.

– Я ничего тебе не сделаю, – произнес Зак. – Просто верни мне оружие.

Но мальчик смотрел не на Зака, а на кого-то позади него. Зак медленно обернулся. За его спиной стояло восемь или девять негров с каменными, непроницаемыми лицами. Зак вытащил из ножен саблю, хотя отлично понимал, что при таком численном превосходстве это бесполезно. Тем более что один из чернокожих хладнокровно поднимал ружье. Если бы у Зака был его «кольт», он бы легко сразил этого человека. Но тот, кто послал мальчика украсть пистолет и заманить его сюда, учел все.

Вернее – учла, поскольку за человеком, который целился в голову Зака, стояла дама в черных перчатках, сжимая в руке бутылку с имбирным пивом.

Глава 27

Бутылка не разбилась, когда Эммануэль де Бове обрушила ее на голову чернокожего. Но сила удара была достаточна, чтобы тот выронил ружье. Воспользовавшись замешательством, Зак рванулся вперед и услышал крик Эммануэль:

– Не убивай их всех!

Зак полоснул саблей стоящего рядом человека.

– А почему бы… – сжав зубы, он снова поднял оружие и прищурился, выбирая следующую жертву, – и нет? – Он ударил еще одного и повернулся к третьему. – Они пытались… – Его сабля лишь коснулась руки следующей жертвы. Остальные негры побежали, стуча подошвами по дороге и часто оглядываясь с испуганным выражением на лицах. Зак не стал их преследовать и опустил клинок, с которого капала кровь, в ножны. – Они пытались меня убить.

Он медленно повернулся, чтобы взглянуть на Эммануэль, которая все еще разглядывала лежащего на земле человека. Утренний бриз трепал черные ленты ее траурной шляпы.

– Что ты здесь делаешь? – требовательно спросил Зак. Его голос прозвучал резко и холодно.

Эммануэль подняла голову. Ее взгляд был столь спокойным, словно он задал вопрос о полете воздушного шара или цирковом представлении, которые часто можно было видеть на главной площади.

– Я увидела, как ты бежишь за маленьким мальчиком по улице, а потом заметила этих людей и подумала, что тебе потребуется помощь, – просто объяснила она.

Сильный порыв ветра поднял лежащие под дубом сухие листья и засохший мох и разметал их полдороге.

– Это Папа Джон сказал тебе, что кто-то хочет меня убить?

Эммануэль отрицательно покачала головой. Зак подошел к ней.

– Но ты была у него этим утром?

Опустив глаза, Эммануэль наклонилась, чтобы поднять стрелу дартса. Стараясь не задеть острие, она осторожно поднесла ее к носу и принюхалась.

– Можешь не говорить, – произнес Зак. – Стрела отравлена, не так ли? – Протянув руку, он дотронулся до ее щеки и заставил повернуть голову. – Ты спасла мне жизнь, – сказал он. Его голос звучал мягче, поскольку возбуждение от пережитого уже прошло. – Не знаю, как мне тебя и благодарить.

Ее губы задрожали, а затем растянулись в улыбке, которая покорила бы его, если бы он уже не был очарован этой женщиной.

– Думаю, за это ты должен купить мне еще бутылку имбирного пива.

Но Заку прежде всего надо было что-то делать с мертвыми телами, вокруг которых уже начала собираться толпа. К счастью, прибежал Хэмиш. Его лицо было красным, словно его вот-вот хватит удар; он тяжело дышал и обливался потом.

– Прошу всех проходить мимо! – он командным голосом нью-йоркского полицейского и начал работать руками с такой энергией, словно имел дело со стадом баранов. – Назад, назад, назад! – Его злой подозрительный взгляд остановился на Эммануэль: – Лучше бы и вы ушли, мэм.

– Конечно, капитан, – спокойно согласилась она. – Хотя я думаю, что вам нужно что-нибудь выпить и несколько минут отдохнуть. Человеку вашей комплекции опасно бегать на такой жаре.

Она отвернулась, не обращая внимания на капитана, который от удивления разинул рот и не знал, что ответить. Зак взял ее за руку и остановил.

– Ты уверена, что с тобой все будет в порядке?

Подняв глаза, Эммануэль улыбнулась. Зак подумал, что совсем недавно он был наедине с этой женщиной и пылал от страсти. Он прижимал ее к себе, теряя голову от желания, дикого наслаждения и чувства единой плоти. И, несмотря на это, она осталась для него загадкой. В ней по-прежнему было что-то скрытое от него, что-то, к чему она его не подпускала.

– Да, – просто произнесла она.

– Я хотел бы вечером заглянуть к тебе домой. Посмотреть, как дела, – тихо произнес он и услышал, как Хэмиш фыркнул.

Вероятно, Эммануэль хотела ему возразить. Но вместо этого она с силой вдохнула, что выдало ее волнение.

– Хорошо, – согласилась она.

Только значительно позже, когда место кровавой схватки около Конго-сквер очистили от трупов и организовали поиск убежавших от Зака людей, Хэмиш смог, наконец, сесть и перекусить. Но теперь это было не имбирное пиво, а целая пинта эля в прибрежной таверне, где продавались вареные крабы, раки и мелкие креветки, которые подавали на больших круглых эмалированных блюдах.

– Должно быть, ты близок к тому, чтобы вычислить убийцу, – произнес Хэмиш, опытными движениями расправляясь с крабом, – если взялись уже за тебя.

Зак держал в руках холодную, запотевшую кружку, его пальцы нервно скользили вверх и вниз.

– Мы ищем человека, который умеет стрелять из арбалета и хорошо знаком с ядами, но единственный мужчина, который подходит под это описание, мертв, – рассуждал он.

– Или это женщина, – заметил Хэмиш.

– О Боже! – Зак поставил на стол кружку. – Если бы она хотела меня убить, то могла это сделать, когда я спал.

– Да. – Хэмиш протянул ему рака. – Но тогда ей пришлось бы куда-то девать твое большое тело, а это не так легко. Одна чернокожая и маленький мальчик – не помощники в таком деле.

Зак посмотрел сквозь мутное окно таверны на реку. Солнце светило все еще ярко, но уже приобрело золотистый оттенок, который говорил о наступлении вечера.

– Хотелось бы найти того пацана, который украл мой «кольт».

– По всей видимости, много он нам не скажет, – предположил Хэмиш, засовывая мясо краба в рот.

– Да. Но я боюсь, что он станет следующей жертвой.

Хэмиш протянул руку еще за одним крабом.

– Из-за этого парня чуть не убили тебя. Что ты переживаешь за него?

Зак мысленно представил испуганные зеленые глаза и худую, тяжело дышащую грудь. Отставив стул, он выпрямился.

– Меня это беспокоит.

– Святое чувство. – Хэмиш застыл, глядя на краба в руке. – А я бы не стал подставлять другую щеку.

Зак залпом осушил свою кружку.

– Но я не буду больше испытывать судьбу, капитан, – сказал он, уходя.

Эммануэль сидела в кресле в передней галерее своего дома. Держа на коленях открытую книгу, она рукой обмахивала себя веером. Сегодня она была в доме одна, поскольку в воскресные дни у Роуз были выходные, а Доминик снова отправился к бабушке и дедушке на Эспланад-авеню. Эммануэль хотела подышать свежим воздухом, но книга была скучной, и она больше интересовалась тем, что происходит на улице. Зак говорил, что придет. Она ждала его – и боялась.

Она вспомнила то, что прошлой ночью он говорил ей о своих чувствах. Очень многие мужчины легкомысленно относятся к этим словам. Они действительно увлекаются женщинами, но не обладают постоянством и глубиной. Их чувства незатейливы. Это любовь к шелковистым волосам, раскинувшимся по обнаженным плечам, к мягкой податливости женской плоти под ищущими мужскими руками. Такие мужчины не лгут, когда говорят красивые слова, а скорее преувеличивают или, наоборот, все упрощают, сводя свою страсть к мимолетному и быстро проходящему увлечению. И после горячих объятий и удовлетворения плотских желаний остаются лишь разочарование и боль.

Но иногда – и Эммануэль знала это – мужчины и женщины и в самом деле верили в любовь, в то, что это волшебство, радость и сладостное удовольствие будут длиться вечно.

Когда-то Эммануэль тоже любила сильно и страстно, это чувство захватывало ее целиком, определяло течение жизни и наполняло светом. Но это время прошло. А вместе с любовью умерла и вера в нее. И если даже самая пылкая страсть не может длиться долго, то, видимо, это всего лишь иллюзия, за которой следует разочарование, всего лишь заблуждение, вызванное тем, что человек стремится облагородить свою первобытную похоть.

Раздумывая над этим, Эммануэль энергично обмахивалась веером, совсем забыв о своей книге. Жаркий воздух был неподвижным, тяжелым и гнетущим, несмотря на то, что солнце уже садилось, погружая улицу в тень. Нет сомнения, подумала Эммануэль, Зак вынужден был задержаться на Конго-сквер. Она с беспокойством посмотрела на часы, прикрепленные к корсажу, и снова захотела увидеть его, услышать его мягкий голос, ощутить близость его тела.

Было что-то странное и даже унизительное в том, что, даже не веря в любовь, считая это чувство иллюзией, временным помешательством, чем-то вроде умственного заболевания, человек, тем не менее, может страдать и ощущать себя несчастным.

Он пришел с наступлением сумерек, когда Эммануэль зажигала свечи в передней гостиной. Воздух наполнился сладковатым запахом цветущего жасмина, который приносил вечерний ветерок из дворов и садов старого города. К этому времени Эммануэль, обдумав все, решила, что кто-то пытался убить Зака снова. Эта мысль пугала ее, воображение рисовало ужасающие картины.

Услышав звонок колокольчика, Эммануэль постаралась взять себя в руки и сойти по лестнице спокойно. Ей пришлось с силой сжимать полированные деревянные перила, чтобы побороть в себе желание и не побежать по ступенькам вниз. Она сказала себе, что не надо придавать особое значение этому визиту просто хочет поблагодарить ее за участие в его спасении. Она медленно сняла засов, хотя ее руки дрожали от спешки и волнения.

Зак стоял на ступеньках. Свет газовых фонарей на набережной хорошо освещал его лицо, но глаза оставались в тени.

– С вами ничего не произошло? – вырвалось у Эммануэль.

– А ты думала, что должно? – Он снял с головы шляпу и лукаво улыбнулся: – Ты же не бегаешь за мной с бутылкой имбирного пива?

Эммануэль быстро обняла его рукой за шею и прижалась головой к широкой груди, успев заметить удивление у него на лице. Он обнял ее сильными теплыми руками.

– Не говори мне, что ты за меня не волновалась, – произнес он. Она чувствовала щекой его теплое дыхание, когда он потерся о ее волосы. – Мужская гордость очень уязвима, а моя особенно.

Эммануэль мягко рассмеялась, но потом быстро стала серьезной.

– От жизни до смерти всего лишь один миг.

Зак взглянул ей в лицо темными глазами, в которых сквозили желание и страсть.

– Значит, я вам не безразличен, мадам де Бове?

Она ответила тем, что поднялась на носки и поцеловала его. Его губы тут же ответили ей поцелуями. Зак провел руками по ее спине и с силой привлек к себе. Эммануэль буквально утонула в поцелуе, забыв обо всем вокруг. Лишь краем сознания она уловила, что за ее спиной захлопнулась дверь, когда Зак толкнул ее сапогом, и что он вздрогнул, когда она, повиснув на нем, заставила его опереться на больную ногу.

– Я думал, ты не захочешь этого снова, – произнес он, мягко дыша ей в ухо. Ущипнув Эммануэль за подбородок, он осыпал ее шею поцелуями. Его дыхание стало быстрее и тяжелее, а руки принялись расстегивать пуговицы ее траурного платья.

– Я лгала, – прошептала Эммануэль.

Не отрываясь друг от друга, они начали подниматься к коридору, но на полпути Эммануэль остановилась, обняла его за голову и поцеловала.

И он взял ее прямо здесь, на витой лестнице. Она опиралась спиной на побеленную стену, платье было поднято к талии, а из горла вырывалось жаркое и тяжелое дыхание. На сей раз он уже не говорил ей о своей любви, но, когда страсть улеглась и дыхание успокоилось, Эммануэль вдруг поняла, как сильно она жаждет услышать эти слова, даже если и не верит им.

Чуть теплая, с легким запахом лаванды и роз, вода нежно ласкала ее тело – как и смуглые сильные мужские руки, медленно двигающиеся по ее обнаженной груди. Эммануэль наполовину сидела, наполовину лежала между его протянутых ног, так что ей приходилось изгибать шею, чтобы он мог целовать ее в губы.

Они устроились в большой медной ванне в комнате «гарсоньер» на втором этаже. Ванна была достаточно большой, чтобы в ней могли уместиться двое, хотя Эммануэль никогда и ни с кем ее не делила. Здесь стоял столик с бутылкой вина и двумя бокалами. Одинокая мерцающая свеча рисовала на стене небольшой золотистый круг.

– Эммануэль, – произнес Зак.

Эммануэль развернулась и оказалась на нем. Она провела рукой по его плечу и шее. Было восхитительно чувствовать под ладонью его сильные мышцы, теплую шелковую кожу и его твердую плоть у ее живота. Этот человек был красив и смугл, но слишком юн, чтобы питать надежду на длительные отношения с ним.

– Как ты думаешь, сколько мне лет? – внезапно спросила она, положив на его грудь ладонь и опуская на нее голову.

Зак взял бокал и, медленно отпив вино, пристально вгляделся в ее лицо.

– Это имеет значение?

– Мне тридцать лет. А тебе? Двадцать шесть? Двадцать семь?

На его лице не было ни удивления, ни разочарования: он слегка улыбнулся.

– В ноябре прошлого года мне исполнилось двадцать пять.

У нее словно оборвалось сердце, но она нашла в себе силы рассмеяться и, проведя пальцем по его тугой мышце, произнести:

– Увы, ты еще ребенок.

Он перехватил ее руку и привлек к себе с такой силой, что она почти упала на него.

– Да, я такой, – произнес он с лукавым выражением глаз. Его тихий голос был хрипловатым и чувственным. Зак приблизил голову к ее лицу. – Настоящий сорванец. – Она подумала, что он сейчас ее поцелует, однако Зак продолжал пристально смотреть ей в лицо. Не отрывая глаз, он снова сделал глоток вина.

Эммануэль выгнула спину, пытаясь отодвинуться, и тоже потянулась за бокалом. Но ее рука так сильно дрожала, что темно-красная жидкость чуть не выплеснулась через край. Эммануэль выпила вино быстро и большими глотками. Оно успокаивающе согрело, и ее слова прозвучали почти спокойно:

– Ты кого-нибудь раньше любил?

Глаза Зака потемнели, стали холодными, злыми и почти угрожающими.

– Нет. Хотя однажды был близок к этому.

Эммануэль замерла.

– И что произошло?

– Она умерла.

– Как?

– Ее убили.

Эммануэль поставила бокал на столик. Зак задумчиво устремил взор на стоящую рядом с ними свечу; было видно, что воспоминания причиняют ему большую боль.

– Это было в том форту, о котором ты мне говорил? – негромко спросила Эммануэль. – В форту Маккена?

Он кивнул, затем обнял ее и прижал к себе. Эммануэль положила голову на его мокрое плечо, чувствуя сильное и тяжелое биение сердца.

– Ее отец был начальником форта. Он хотел, чтобы она вернулась к матери на Восток, нашла там какого-нибудь респектабельного человека и вышла за него замуж. Но у Рэчел были другие планы.

– Она любила тебя, – поняла Эммануэль. Она вдруг почувствовала дикую ревность и тут же устыдилась.

– И именно из-за этого умерла. – Зак говорил на удивление ровно. Поставив бокал с вином, он погладил ее по влажным волосам, но его взгляд был направлен куда-то в пустоту. – Те люди, которых убил лейтенант, – они все были мне близки или, по крайней мере, что-то для меня значили. Молодой капрал из нашего подразделения… пожилая мексиканка, которая стирала мое белье… маленькая девочка, которую я учил играть в шахматы. – Он помолчал. – Последней была Рэчел.

Эммануэль провела рукой по его щеке, чтобы как-то его успокоить.

Он перехватил ее руку и с силой сжал.

– Этот лейтенант просто играл со мной. Как-то вечером я обыграл его в шахматы, и он решил доказать, что умнее меня, тем, что причинил боль мне и окружающим меня людям. Он думал, что я его не поймаю и даже не пойму, что это сделал он.

– Но ты его вычислил.

– В конечном счете – да. Он оставлял записки, издевался надо мной, спрашивал, нужен ли мне еще один труп, чтобы все понять. – Зак помолчал. – Он должен был отплыть в Калифорнию. Если бы я вовремя не сообразил, кто убийца, он успел бы уехать.

– Что ты с ним сделал? – чуть слышно спросила Эммануэль испуганным голосом. – Ты убил его?

– Нет. Я хотел и мог это сделать. Был момент, когда я почти совершил это.

– Не думаю, что ты сомневался в своем решении.

Зак взял ее за подбородок.

– Ты вспомнила об этом случае сегодня днем – и о том, что произошло на улице Конти? – Он отрицательно покачал головой. – Я солдат, Эммануэль. Меня давно приучили, что убивать надо лишь тогда, когда опасность угрожает тебе самому. Многих, кто не соблюдал этого правила, самих постигла смерть.

– Это относится и к лейтенанту в форту Маккена?

– Нет, это выглядело бы как холодное, расчетливое убийство. Я не палач.

Эммануэль считала этого человека не знающим жалости солдатом, несшим боль, смерть и разрушение. А теперь она узнала, что он сражается только для защиты себя или других и с большим уважением относится к человеческой жизни. Как она сама не могла это увидеть?

– Эти люди, которые сегодня пытались тебя убить, – негромко произнесла она. – Их послал тот же человек, который нанял бродягу?

– Хэмиш именно так и думает. Он полагает, что я близок к разгадке.

– Но ты так не думаешь?

Зак удивил ее тем, что негромко рассмеялся:

– В этом городе наберется немало людей, которые хотели бы видеть мой холодный труп на столе для вскрытия.

– Не говори так, – вырвалось у Эммануэль.

Взяв ее за руки, он приподнял ее так, что Эммануэль выпрямилась, представ перед ним обнаженной.

– Вот как, мадам де Бове! – произнес Зак с лукавой улыбкой. – Вы действительно уверены, что не любите меня?

– Нет. Это просто желание, – ответила она, но наклонилась к нему ближе, словно опасаясь, что может потерять его. А когда он приник к ее губам для долгого поцелуя, она почувствовала слезы на глазах.

Он начал ласкать ее – медленно и нежно, доставляя ей удовольствие и получая его сам. И хриплым шепотом он сказал эти три заветных слова, которые она так ждала: «Я тебя люблю». И она чуть не ответила ему. Но Бог ее уберег – этого «почти» не произошло.

В бледном свете раннего утра большой дом на Эспланад-авеню выглядел очень красиво. Белые дорические колонны поднимались к небу, а высокая лестница с кружевными литыми перилами расширялась книзу, словно приглашая всех подняться по ней. Но Эммануэль прошла мимо дома по узкой, выложенной кирпичом дорожке аллеи из розмаринов к маленькому садику, спрятавшемуся чуть в стороне, у конюшен.

Она знала, что в это время дня Жан-Ламбер бывает именно в саду. К девяти утра солнце становится золотисто-желтым и начинает нещадно палить, и старику бывает слишком жарко, чтобы работать на земле. Жан-Ламбер каждое утро поднимался очень рано ради того, чтобы оказаться здесь, в этом райском уголке, с его аккуратными живыми изгородями из темно-зеленых карликовых кустов серебристой кошачьей мяты и вьющихся роз.

Услышав шаги на тропинке, он оглянулся. Несмотря на возраст, он имел превосходный слух. В руке, на которой висела трость, он сжимал корзину с маленькими светло-красными розами.

– Папа, – произнесла Эммануэль, становясь на цыпочки, чтобы поцеловать его в щеку. Старик был очень высок – почти так же, как Филипп. – Мне нужно поговорить с тобой.

Живые синие глаза Жан-Ламбера сузились, когда он посмотрел ей в лицо.

– Что случилось, малышка?

– Я хочу, чтобы ты взял Доминика в Бо-Ла.

– И ты поднялась так рано, чтобы сообщить мне это? – Он повернулся, чтобы срезать лилию и осторожно положить ее в корзину. – Два месяца назад я предлагал тебе это, но ты сказала, что это слишком опасно.

– Я и сейчас так считаю.

Жан-Ламбер бросил взгляд на Эммануэль.

– И почему ты передумала?

Эммануэль тяжело вздохнула:

– Я боюсь, что кто-нибудь попытается его убить.

Глава 28

– Да? – переспросил Жан-Ламбер. В его глазах мелькнул страх, которого раньше Эммануэль у него не наблюдала. Большинство людей видели в нем дальновидного бизнесмена, успешного плантатора, но на самом деле больше всего на свете Жан-Ламбера волновал его маленький внук. – Кто угрожает Доминику? И почему?

– Не знаю. – Какое-то мгновение Эммануэль раздумывала: не делает ли она ошибку, рассказывая о своих подозрениях, поскольку Жан-Ламбер в последнее время чувствовал себя неважно? Однако если она хотела доверить Доминика его дедушке, то должна поведать ему обо всем. – Но думаю, что Доминику угрожает опасность. – Она провела рукой по бархатным листьям кошачьей мяты. Зубцы чуть покалывали пальцы. – Трудно понять, что происходит.

Неловко пошатнувшись, старик оперся на трость, а затем срезал побег с цинии. – Почему ты не рассказала мне, что тебя хотели убить? – спросил он, глядя на цветок. – Недалеко от Ирландского канала.

– Как ты об этом узнал? – удивилась Эммануэль. Старик повернул голову, в его ясных синих глазах мелькнули удивление и беспокойство.

– В конце концов, Новый Орлеан – не очень большой город.

Эммануэль несколько секунд раздумывала. Знает ли он о происшествии на Конго-сквер и о том, что один майор-янки частенько заглядывает в полутемный дом на улице Дюмен.

Жан-Ламбер срезал еще одну цинию.

– Почему у тебя возникли такие опасения?

Эммануэль поежилась от внезапного и необъяснимого озноба.

– Погибло слишком много близких мне людей, – объяснила она.

– А что думает начальник военной полиции? Кто за всем этим стоит?

– Он не знает.

– Он тоже считает, что Доминику угрожает опасность?

– Он этого не говорил. Но мне будет спокойнее, если он уедет с тобой.

Жан-Ламбер положил секатор в корзину и медленно повернулся к ней:

– А ты, моя девочка, поедешь с нами в Бо-Ла?

– Нет, я же работаю. Кроме того, для наблюдения за мной выделили солдата.

Подняв голову, старик прищурился, глядя на нижнюю галерею, где чернокожая служанка Целеста устанавливала стол для завтрака.

– Все же будет лучше, если ты отправишься с нами.

– Обещаю, что буду осторожна.

Старик бросил на нее задумчивый взгляд.

– Подойди, – махнул он рукой. – Мне пора перекусить. Помоги мне подняться по ступенькам. – Он внезапно остановился и в замешательстве огляделся. – Не могу найти секатор.

– Он в твоей корзине, папа.

На морщинистых щеках Жана-Ламбера появился слабый румянец.

– Так и есть. Трудно быть стариком.

Эммануэль обняла его и с чувством прижала к себе.

– Это лучше, чем быть мертвецом.

Жан-Ламбер коротко рассмеялся:

– Верно. – Он шагнул вперед, с силой опираясь на ее плечо. – Останься, моя девочка, на кофе с молоком и расскажи мне все об этом ирландце, которого ты колотила медицинским саквояжем и зонтом.


Эммануэль проверяла на складе больницы постельные принадлежности, когда Чарлз Ярдли распахнул дверь с такой силой, что та стукнулась о стену.

– Что, дьявол, ты сделала с моей пациенткой? – требовательным голосом спросил он, стоя на пороге. Солнце светило ему в спину, поэтому был виден лишь его силуэт.

Эммануэль обернулась так быстро, что чуть не выронила из рук поднос с марлей.

– Ты испугал меня.

Ярдли сделал пару шагов.

– Я говорю о женщине с пораженными раком ногами.

Теперь, когда Эммануэль могла разглядеть его лучше, она обомлела. Чарлз Ярдли всегда был несколько небрежен в одежде, но в разумных пределах. Никогда раньше она не видела его в измятом костюме с покрытым желтыми пятнами пота воротником.

– Бог мой, Чарлз. Ты выглядишь ужасно. Когда ты спал последний раз?

Ярдли рассеянно провел рукой по бледному, изможденному лицу и взъерошенным волосам.

– Думаю, пару дней назад. Не помню точно. – Он снова направил на нее тяжелый воинственный взгляд. – Но женщина с…

– Ты отпустил ее, – мягко произнесла Эммануэль. – В субботу вечером. Ты пришел очень поздно и осмотрел пациентку. Она сказала, что хочет домой, и ты не возражал. У тебя что-то с памятью?

Ярдли прислонился к стене и закрыл глаза.

– О Боже, – хрипло выдохнул он. – Как я мог забыть?

Она хотела дотронуться до его руки, но Ярдли внезапно отдернул ее.

– Чарлз! Что с тобой?

Доктор бросил на нее дикий, испуганный взгляд.

– Я похож на человека с разыгравшейся фантазией? С чрезмерным воображением?

– Нет. Ты, на мой взгляд, самый трезвый и даже циничный из всех, кого я когда-либо видела. – Она лукаво улыбнулась. – А что случилось?

– С недавних пор… – Он оттолкнулся от стены и встряхнулся, словно пробуждаясь ото сна. – Нет. Не обращай внимания.

– Скажи мне. Что-то явно тревожит тебя.

Ярдли какое-то время испытующе смотрел на нее.

– Подозреваю, что за мной наблюдают. Здесь. Можешь надо мной смеяться.

Сердце Эммануэль похолодело.

– Ты кого-нибудь видел?

– Нет. Иначе я не чувствовал бы себя полным идиотом. – Он быстро повернулся кругом. – Это… только ощущение, от которого я никак не избавлюсь. От этого… у меня на затылке поднимаются волосы. – Он внезапно невесело рассмеялся. – Я бы не поверил, если бы мне такое сказали, но это происходит со мной. – Он бросил на Эммануэль настороженный взгляд. – Недавно я понял, что постоянно оглядываюсь, когда иду по темной улице. А дома всю ночь проверяю запоры на дверях и окнах. Я ощущаю присутствие того, кто следит за мной. – Он подошел к двери, чтобы выглянуть наружу; с его лица не сходило настороженное выражение.

– Ты что-нибудь пробовал делать?

– Что я могу предпринять, кроме как не смыкать глаз и стараться поменьше быть дома?

– Ты мог бы поговорить с начальником военной полиции.

– Ха! – Он глухо, презрительно рассмеялся. – Чтобы он решил, что я рехнулся? Нет уж!

– Слушай, Чарлз. – Эммануэль сделала шаг, затем остановилась и сложила руки на груди. – Генри и Клер уже мертвы, а день назад пытались убить и меня. Если за тобой и в самом деле кто-то наблюдает, ты можешь притвориться, что этого не замечаешь.

В солнечном свете его лицо казалось белым и измученным.

– Что ты говоришь? – прошептал он. – Что кто-то выбирает жертву? Хочет убить нас всех? Но кто?

– Не знаю.

Он положил дрожащие руки на ее плечи.

– Ты должна знать этого человека.

Эммануэль несколько мгновений молчала.

– Зак Купер подозревает Филиппа.

Чуть пошатнувшись, Ярдли сделал шаг назад, его лицо перекосилось от страха.

– Но… он же мертв.

– Чарлз, прошу тебя… Сходи к Куперу. Поговори с ним.

Ярдли откинул волосы со лба, по его телу пробежала дрожь.

– Хорошо, – произнес он, подняв голову и глядя ей в глаза. – Я сделаю это сегодня днем. – На его губах появилось какое-то подобие улыбки. – А теперь скажи мне: какие у меня еще есть пациенты?

Эммануэль сделала шаг и быстро пожала ему руку.

– Повидайся с Купером. А потом отправляйся домой и немного поспи.


– Я сделал список, – сказал генерал Бенджамин Батлер, бросая Заку лист бумаги через стол, – и хочу, чтобы в следующее воскресенье кто-то из ваших людей побывал в церквах. Если эти священники, – генерал ткнул пальцем в документ, от чего тот заскользил по полированному красному дереву, – не подчинятся моим приказам и не включат в свою еженедельную молитву благословение президенту Соединенных Штатов, их следует арестовать, а церкви закрыть.

– Они заявляют, что у них свобода совести, сэр, – произнес Зак. – Вместо требуемой молитвы их прихожане во время минуты молчания молятся мысленно.

– В том числе и за победу Конфедерации, – выдохнул Батлер.

– Ну, им не разрешено делать это вслух.

– Ха! Как только их арестуют, – продолжал Батлер, попыхивая сигарой и принимаясь за разбор бумаг, – то отправят в военную тюрьму в Нью-Йорк. Это избавит их от неприятностей до конца войны.

И научит не противиться воле «хозяина» Нового Орлеана, подумал Зак, просматривая список.

– Я не вижу здесь отца Маллена, – с удивлением произнес он. Семидесятилетний священник церкви Святого Патрика доставил генералу неприятностей больше, чем кто-либо.

Батлер бросил быстрый взгляд на майора, передвинул сигару в угол рта и улыбнулся:

– Я люблю ирландцев. А теперь… – Он взялся за другой лист, и его улыбка исчезла. – Редакторы этих газет…

…Было почти пять часов, когда Зак покинул кабинет начальника. Когда он спускался по широким каменным ступенькам штаба, к нему подбежал какой-то солдат.

– Майор Купер. – Зак обернулся. – Здесь был человек, который хотел поговорить с вами, сэр. Он сказал, что пришел по очень важному делу, но вы знаете, что генерал не любит, когда его прерывают… – Солдат отвел глаза в сторону.

Зак спрятал улыбку.

– Кто он?

– Судя по акценту, это англичанин. Посетитель сказал, что он доктор, но по внешнему виду…

– Доктор Чарлз Ярдли? – резко спросил Зак.

– Да, сэр. Именно эту фамилию он и назвал.

– Когда он приходил?

– Два или три часа назад. Он просил передать вам, что направляется домой. Пробормотал, что ему надо поспать.

В то утро небо было ясным и синим, но, когда Зак уходил из штаба, начали появляться грозовые облака, горячий ветер рассыпал сухие листья магнолий по мостовым и заставлял шуметь листья банановых деревьев.

Доктор Чарлз Ярдли снимал небольшой коттедж в креольском стиле на Фобер-Треме. Это был квадратный дом, который выходил прямо на набережную и возвышался над землей только на высоту двух ступенек. В старой части города было много подобных строений. Это были незатейливые дома с покрытыми штукатуркой стенами, высокими фронтонами и четырьмя квадратными симметричными комнатами, расположенными так, что из одной в другую можно было попасть, минуя коридор. Входная дверь была раздвижной, стеклянной и закрывалась вертикальными ставнями из деревянных досок. Ставни с засовами были и на всех окнах.

Постучав в дверь, Зак с удивлением заметил, что створка от этого приоткрылась на три-четыре дюйма.

– Доктор Ярдли? – позвал он. За дверью было темно.

С улицы доносился тонкий голосок какого-то мальчишки, распевавшего: «Пять часов, шесть часов, семь часов, хо». По изрытой колеями дороге стучали копыта какой-то лошади, тащившей за собой дребезжащий фургон. Где-то далеко играли на скрипке. Но внутри домика не было заметно никаких признаков жизни. Только какой-то листок бумаги, сорванный ветерком из двери, взметнулся со стола и упал на пол.

Глава 29

Сразу за входной дверью начиналась небольшая квадратная комната, стены которой занимали книжные полки. На столе в стиле эпохи Регентства лежали беспорядочно разбросанные бумаги. Зак наклонился, чтобы поднять упавший лист, и с удивлением увидел на нем сегодняшнюю дату. Письмо начиналось словами: «Дорогие мама и Агнес». Зак засунул его под пустую бутылку из-под бренди, которая стояла рядом со стаканом. Зак мысленно представил картину того, что здесь происходило: Чарлз Ярдли в сумерках сидел за столом и сочинял письмо семье, которую он оставил в Англии.

– Доктор Ярдли! – окликнул Зак и обернулся. Если бы не полоски света, просачивающегося в комнату из открытой двери, дом находился в полной темноте. На пороге гостиной Зак остановился, чтобы его глаза привыкли к мраку. Окна закрывали тяжелые бархатные занавеси. На темной атласной обивке софы и стульев не было защищающих от солнца хлопчатобумажных покрытий.

И вдруг майор разглядел спящего человека, который растянулся на красном диване с синими полосами, стоящем рядом с погасшим камином. Спящий лежал совершенно неподвижно, одна его рука покоилась на бархатной подушке и, сгибаясь, почти касалась турецкого ковра на полу, голова же под неестественным углом уткнулась в другую подушку, из расшитого шелка.

В доме было жарко. Зак чувствовал, что рубашка прилипла к спине, а по щекам течет пот. Он открыл ставни, впуская в комнату свежий воздух. Какое-то мгновение Зак стоял неподвижно, ощущая нарастающее беспокойство и страх. Затем он подошел к доктору Ярдли. Тот был мертв.

– Черт меня подери, если я знаю! – произнес Хэмиш, приседая на корточки. За прошедший час прошел небольшой дождь, который не уменьшил жару, зато наполнил воздух тяжелыми испарениями. – Это мог быть яд, но не похоже на то, что доктор хотел покончить с собой, верно? – Массивный ньюйоркец наклонился и принюхался. – Он был пьян.

– Французское бренди, – произнес Зак, опершись плечом на стену у пустого камина и засунув большой палец за ремень. Уже почти стемнело. Окна были закрыты от любопытных глаз, комнату освещали только две керосиновые лампы. – Спиртное на столе в соседней комнате, – добавил он, когда Хэмиш взглянул вверх.

– А-а… – Хэмиш со стоном выпрямился, при этом его колени щелкнули. – Нам нужно отправить тело в армейский госпиталь. Интересно, к какому заключению они придут.

– Этим утром Ярдли хотел со мной повидаться. Он приходил в штаб, – Зак оттолкнулся от стены, – когда я был у Старика.

Хэмиш удивленно оглянулся.

– Зачем?

– Чтобы узнать это, я сюда и пришел.

Хэмиш наклонился, чтобы поднять бархатную подушку, что лежала у его ног, и бросил ее на стоящий поблизости стул.

– Ты уже осматривал помещение?

Зак отрицательно покачал головой:

– Только мельком. Я ждал тебя. – Он успел только прочитать письмо Ярдли матери. Это был набор ничего не значащих слов о жаре и духоте и о том, как ведут себя в городе янки.

Пока Хэмиш перебирал бумаги в комнате, Зак направился в спальню. Здесь под сеткой от москитов находилась кровать. Было заметно, что на ней лежали. Зак зажег латунную лампу на столике и оглядел помещение. Мебель была дорогой, но не отличалась чрезмерной роскошью. Создавалось ощущение, что все здесь было продумано и сделано со вкусом, но позднее заброшено.

Зак открыл верхнюю полку шкафа и начал внимательно осматривать содержимое. Ему было неприятно брать чужие вещи, которые Ярдли при жизни вряд ли захотел бы кому-либо показывать. Да Зак и не надеялся найти здесь что-либо существенное, проливающее свет на смерть Ярдли.

Выпрямившись, майор пробежал глазами по вещам, украшавшим камин. Похоже, что Чарлз Ярдли не был сентиментален. Предметы в комнате были красивы: искусно вырезанный из слоновой кости сундук, изображения архитектурных сооружений Кристофера Рена в резных рамках, серебряная флейта. Но это ничего не говорило о характере жившего здесь человека – кроме, может быть, его любви к красоте и музыке.

Под флейтой, на нотной бумаге внимание Зака привлек заголовок «Покорность любви», а чуть выше он заметил любопытную надпись, выполненную аккуратным почерком: «Каждый раз, когда я слышу это, я думаю о вас. Теперь, когда вы играете это, возможно, вы вспомните обо мне».

Зак положил музыкальный инструмент и еще раз оглядел комнату, опасаясь, что он пропустил что-то важное. Через десять минут он нашел небольшой сложенный листок, забытый хозяином в тяжелом зимнем пальто. «Ты можешь прийти ко мне сегодня, – написал кто-то на нем быстрым почерком. – От тебя я пылаю. Всегда. Не подводи меня». Подчерк был таким же, что и на нотах, только на этот раз под ними было что-то вроде подписи. «Де Б».

Де Бове?

– Нашел что-нибудь? – спросил Хэмиш. Послышались тяжелые шаги, и он появился в дверях.

– Нет. Ничего. – Зак повернулся и поспешно спрятал в карман сложенный вдвое листок.

Легкий туман закрыл пеленой луну и звезды, так что на улице было темно. Зак шел по набережной, глядя на темные массивные волны. Он был полностью сбит с толку, ярость и гнев заглушали в нем чувство страха.

Казалось, ничто не было способно остановить эту череду смертей. Тот, кого он больше всего подозревал, сам оказался жертвой. Кого теперь винить? Короля вуду, живущего в африканской хижине у реки Саваж, который хорошо знает яды и умеет предсказывать будущее? Загадочного эмигранта-немца с увечной ногой, пострадавшего из-за предательства какой-то женщины? Ла Туша, калеку, имеющего достаточно поводов для убийства своей сестры и ее любовника? Остается под подозрением еще и Эммануэль де Бове. Зак повернулся спиной к реке. Ветер трепал полы его кителя и раскачивал саблю. В городе один за другим гасли огни. Он был ответственным за жителей Нового Орлеана и делал все, чтобы уберечь их от желтой лихорадки, расселить беженцев и даже помешать братьям Батлер в их махинациях с конфискацией имущества. Но в этом запутанном деле он был бессилен.

Засунув руки глубоко в карманы, Зак нащупал маленький листок бумаги. Если старик и в самом деле был убит по ошибке, тогда последовательно целились в Эммануэль, Филиппа, Клер и Ярдли. Две женщины и двое мужчин, которых связывали друг с другом сложные отношения. Кто-то стремился уничтожить их – последовательно и безжалостно. У этого человека есть какая-то причина для столь жестоких действий, и он будет стремиться довести свое дело до конца.

Дойдя до самой возвышенной части набережной, Зак остановился. Дул прохладный ветер. Что-то дрогнуло в сердце майора, когда он подумал, что сегодняшней жертвой могла быть Эммануэль. Ему вдруг стало невыносимо страшно от осознания того, что он не способен защитить ее и не может поймать убийцу.

Она сказала, что не верит в любовь. Но он-то испытывал настоящее чувство. Не пустую влюбленность в приятную внешность, не внезапно вспыхнувшую похоть или сильное физиологическое желание, а то неповторимое страстное влечение, которое способно длиться долго и одухотворять человека. Возможно, длительность любовной связи говорит не столько о силе чувства, сколько о достоинствах мужчины или женщины. Потому что когда двое честны друг перед другом, принимают своего партнера таким, какой он есть, тогда и себя не боятся показать в истинном свете. И это уменьшает возможность взаимного разочарования.

Похоже, Эммануэль де Бове была с ним не до конца откровенна. Он понял это с самого начала, знал, что она прячет от него что-то важное. Но, несмотря на это, он продолжал желать ее или по крайней мере желать ту, которую хотела представить из себя Эммануэль де Бове. И все же он не переставал задавать себе вопрос: а что же она скрывала?


Он нашел ее в часовне на втором этаже больницы Сантера. Сложив руки в молитве, Эммануэль стояла на коленях у поручня перед алтарем. Ее лицо освещали золотистые лучи, падающие из высоких окон. Заметив Зака, она быстро перекрестилась и поднялась с колен.

– Ты слышала последнюю новость? – поинтересовался Зак.

Только теперь он увидел, что она плачет. Эммануэль быстро, неровно вздохнула.

– Я только что узнала об этом. – Она потерла ладонью лоб, но затем опустила руку. – Боже. Кто мог это сделать?

Заку внезапно захотелось обнять ее, чтобы как-нибудь утешить. Но вместо этого он сказал официальным сухим голосом:

– Почему ты не сказала мне, что спишь с ним?

Эммануэль откинула голову, как будто ее ударили.

– Не думаю, что это тебя касается, – взяв себя в руки, ответила Эммануэль. – Да ты и не спрашивал о том, с кем я занималась любовью последние десять лет.

– Люди вокруг тебя умирают.

– Я вижу. – Она сделала глубокий вдох. – Мой любовник является начальником военной полиции Бена Батлера. Это было моей ошибкой.

Эммануэль хотела пройти мимо него, но Зак схватил ее за руку и рывком повернул к себе.

– Почему ты не призналась мне в этом?

Эммануэль не шелохнулась.

– Я и не предполагала, что это относится к делу, – сказала она равнодушно, словно о чем-то постороннем.

– А Генри Сантер? Ты спала и с ним?

На этот раз Эммануэль с силой вырвала руку.

– Как ты мог подумать подобное? – Но ее гнев снова быстро сменился холодным пренебрежением. – Тебя не интересует, были ли любовниками я и Клер Ла Туш? – Она отвела от него взгляд, продолжая тяжело и быстро дышать. Ее лицо было спокойным. – Как ты мог это подумать? – требовательно спросила она. – О Чарлзе и обо мне?

– Из-за этого. – Он протянул ей свернутый листок бумаги. После секундного колебания Эммануэль взяла записку. Она долго читала ее, а затем негромко произнесла:

– Не похоже на то, чтобы он хранил подобные вещи.

– Думаю, он и не собирался. Это было в его кармане. – Издали донесся звон колокола. – Ты часто виделась с ним?

Отвернувшись, Эммануэль подошла к высокому узкому окну, из которого была видна улица.

– Нет, – произнесла она после паузы. – Я с тех пор его не видела.

– Почему? Что-то случилось?

Она пожала плечами:

– Ничего особого. Он нашел того, кто интересовал его больше.

Зак уже чувствовал, когда Эммануэль что-то недоговаривала. Вот и сейчас она снова пыталась усыпить его бдительность.

– А ты? – настойчиво интересовался он. Зак видел, как она замерла, подыскивая нужные слова.

– Я не убивала его в порыве ревности, если ты хочешь спросить об этом. – Какое-то время тишину нарушал только грохот едущей по улице повозки. Затем Эммануэль произнесла: – Как он умер? Ты знаешь?

– Он был задушен. По всей видимости, кто-то нашел его спящим на софе и задушил.

– Бедный Чарлз. – Эммануэль потеряла самообладание и, сложив руки, согнулась, словно от внутренней боли. Но потом она выпрямилась, сгоняя с лица следы переживаний, и повернулась к Заку. – Он говорил, что вчера хотел тебя увидеть. Ты встречался с ним?

Зак отрицательно покачал головой. Он боролся с желанием обнять ее и попытаться успокоить, сказать ей, что иногда можно дать волю своим чувствам. Похоже, эта женщина не контролировала себя только во время сна.

– Он устал, – произнес Зак, стараясь, чтобы его голос прозвучал как можно равнодушнее. – Я был у Батлера, а когда пришел к доктору домой, было слишком поздно. – Он перевел взгляд на ее лицо. – Ты знаешь, что ему было нужно?

– Он очень боялся: думал, что кто-то за ним следит.

– Он не догадывался кто?

– Нет. Ничего существенного. У него было просто ощущение. – Губы Эммануэль тронула печальная улыбка. – Чарлз не придавал большого значения таким вещам, как чувства или интуиция.

– Он дружил с Филиппом, – произнес Зак, направляясь к алтарю. – Не так ли?

– Да.

Зак обернулся.

– Твой муж знал, что ты близка с его хорошим другом и коллегой по работе?

Глядя ему в глаза, Эммануэль медленно кивнула.

– Откуда? – требовательно спросил он, снова подходя к ней.

– Чарлз ему сказал.

Боже, мысленно воскликнул Зак. Что же за брак у нее был?

– И Филипп рассердился на тебя?

– Нет.

– Почему?

Она выдохнула – тяжело и устало.

– Потому что Филипп сам изменял мне.

Зак наклонился к ней.

– С кем?

Она спокойно встретила его взгляд.

– Я не знаю.

Зак был уже достаточно опытен, чтобы понять, что ее красивые глаза сейчас лгут.

– Ты говоришь неправду, – произнес он и, отвернувшись, направился к выходу, оставив Эммануэль одну в золотистом свете пустынной часовни.

Глава 30

Полуденный бриз срывал розовые и белые лепестки с миртового дерева, гнал их по мостовым. Эммануэль откинула голову на обтрепанную спинку кресла из зеленой кожи в кабинете Генри Сантера. Она сидела со сложенными на коленях руками и, глядя на улицу из окна, тяжело вздыхала.

Все кончено. Когда-то она, ее отец, Генри Сантер и Филипп решили создать больницу. Столько часов провела она здесь, стольким пожертвовала ради нее… А теперь все пошло прахом.

Она услышала, как по деревянному полу позади нее стучит костыль. Холодные костлявые руки опустились ей на плечи.

– Увы, – произнес Антуан Ла Туш, поворачивая кресло так, чтобы Эммануэль могла на него смотреть. Сегодня у него был болезненный вид.

– Я только что узнал. Почему эти янки никак не могут найти убийцу?

Эммануэль попыталась ободряюще улыбнуться, но это ей не удалось.

– Они делают все, что в их силах, Антуан. Я искренне в это верю.

Поставив костыль, Антуан сел на край стола и наклонился, чтобы взглянуть ей в глаза.

– А ты, малышка, как поживаешь?

Она перевела взгляд на высокий потолок, а затем на выстроившиеся вдоль стен полки.

– Плохо. Эту больницу придется закрыть.

Он взял ее руку в свои.

– И ничего не удается сделать?

Она отрицательно покачала головой:

– Я сражалась много недель, но это не спасло положение. Больница не имеет права работать, когда в ней нет дипломированного врача. – Эммануэль вместе с Чарлзом Ярдли пытались найти себе помощника, но все трудоспособные доктора были призваны в армию конфедератов. Остались только очень старые или, наоборот, юные – и у тех работы было выше головы.

– Что будет с пациентами? – спросил Антуан.

– Я разговаривала с сестрами в «Отель де Дье». Они могут кое-кого взять. А Льюис из больницы милосердия сказал, что пристроит остальных.

– Это не твоя вина, – внезапно сказал Антуан, с силой сжимая ее руку. – Ты сделала все, что могла.

Эммануэль лукаво улыбнулась:

– Умом я это понимаю. Но… – Она помолчала. – Я не всегда действую рационально.

– Ха! – Он тронул пальцами ее щеку. – Ты очень уравновешенный человек. Когда война закончится, ты можешь открыть больницу снова.

У Эммануэль к горлу подкатил комок, который она с трудом сглотнула.

– Это здание было заложено, чтобы оплатить штраф, который Батлер наложил на всех, кто помогал Конфедерации. После войны… – Она снова качнула головой, не в силах говорить дальше.

– Эммануэль. – Антуан нахмурился. – Я не понимаю, что происходит вокруг, но хорошо знаю одно: ты в опасности. Теперь, когда тебе не надо думать о больнице… ты не покинешь Новый Орлеан?

Эммануэль тяжело, неровно вздохнула.

– Родители Филиппа в конце недели возьмут Доминика в Бо-Ла.

– Отправляйся с ним. Ради Доминика. Ты нужна ему живая.

– Я знаю, но… как я могу? Так много надо успеть…

Антуан соскользнул с края стола и встал на костыли, после чего улыбнулся:

– Скажи мне, что надо делать в первую очередь.

Было уже поздно, когда Эммануэль села в запряженный мулом фургон на Эспланад-авеню. Дубы и магнолии вырисовывались черными силуэтами на фоне бархатистого бирюзового неба, которое перечеркивали облака. Заходящее солнце окрашивало их в оранжевый и фиолетовый цвета. Эммануэль давно советовала Доминику проводить время здесь, на окраинах города, а не гулять в старых кварталах с их захудалыми кабаре, обгоревшими складами и суетливыми пристанями.

Доминик был ее первым и единственным ребенком, горячо любимым сыном, главным смыслом ее существования, но она так мало видела его в последние месяцы после смерти Филиппа и Генри! Эммануэль старалась всегда позавтракать с Домиником, а если удастся, то и пообедать, поговорить, пройтись с ним по набережной, пособирать ягоды или устроить пикник в парке. Однако она разрывалась между домом и больницей и жила с ощущением, что не справляется со своими обязанностями. Да и себе она уделяла чересчур мало времени.

Возможно, подумала Эммануэль, проходя в ворота сада, это в какой-то мере даже лучше, что больница закрывается. Ведь мальчику нужна мать – особенно после того, как он потерял отца.

– Мама! – Эммануэль остановилась у лестницы, повернув голову к конюшне. – Мама! – снова позвал Доминик, подбегая к ней по лужайке и держа в руке веревку с нанизанной на ней рыбой. – Это я поймал сегодня. Посмотри, какая крупная.

– Ты всегда ловишь самую большую, – ответила со смехом Эммануэль.

– Только когда тебя здесь нет, – произнес, подходя к ним, Жан-Ламбер. Он хромал и вынужден был с силой опираться на руку Батиста. – Добрый день, моя девочка. – Он наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку. – Ты выглядишь усталой.

– Я и в самом деле утомилась, папа, – ответила Эммануэль и, беря старика под руку, кивнула Батисту.

– Пойдемте, Доминик, – произнес массивный чернокожий, забирая у мальчика веревку с рыбой, – покажем это Целесте. Возможно, она что-то приготовит.

– Я слышал об этом докторе-англичанине, – сказал Жан-Ламбер негромко, чтобы не услышал Доминик. – Кажется, его звали Чарлз Ярдли. Это просто ужасно! – Он перевел глаза на Эммануэль. – Поехали в Бо-Ла с нами, девочка.

Они присели на старую, изъеденную временем ступеньку лестницы и какое-то время молчали, наслаждаясь освежающим бризом и сладкими запахами луноцвета и жимолости. Эммануэль подняла голову и разглядывала появившиеся на фоне пурпурного неба звезды.

– Людям и сейчас нужна медицинская помощь, – сказала она, чувствуя вину и разрываясь от сомнений.

– Бои в этом районе идут на убыль – значит, раненых станет меньше, так что их может принять больница милосердия и «Отель де Дье», – мягко ответил Жан-Ламбер. – Кроме того, ты можешь быть полезна и здесь, в окрестностях реки.

В тишине вечера звякнули цепи на качелях. Эммануэль глубоко, с силой втянула в себя воздух и протяжно выдохнула. Ей сейчас очень хотелось бросить все, забыть об ужасе этого душного и внезапно ставшего опасным города. Она мечтала слиться с простым, здоровым ритмом деревенской жизни и вспоминала о тихих, беззаботных днях, когда она ездила на лошади по полям и ловила на озере рыбу с Домиником и Жан-Ламбером. Как жаль, что повседневные заботы заполнили все свободное время.

Нет, в Бо-Ла она не будет чувствовать себя спокойно, но, по крайней мере, там она хотя бы отдохнет, найдет ту тихую гавань, где можно спрятаться от неизвестного и безжалостного убийцы, а заодно и от Зака Купера с его пьянящими словами о любви.

Возникшее после той холодной короткой встречи в часовне ощущение пустоты не покидало Эммануэль. Она как будто оцепенела от страха, горя и бесконечной череды смертей и обессилела от ночей безумной страсти, проведенных с Заком. Как она могла допустить это?

Она овдовела всего три месяца назад. К тому же Эммануэль всегда была яростным приверженцем Юга бы критически она ни относилась к местному правительству, развязавшему войну, ненавистную для любой женщины. И он, этот человек, пришедший в ее город как завоеватель, подозревающий ее в убийстве, занял все ее мысли!

Эммануэль слышала доносившееся издалека кваканье лягушек, шум листьев банановых деревьев, потревоженных теплым бризом, мелодический смех африканца, несущего свою поклажу. Это был ее мир. Именно так она жила двенадцать лет назад. Как она осмелилась надеяться, что у нее может быть какое-то другое будущее? С этими мечтами пора расстаться.

– Эммануэль. – Голос Жан-Ламбера вернул Эммануэль в реальность. Качели чуть скрипнули, когда он повернулся к ней. – Поедем в Бо-Ла вместе с нами.

– Да, – согласилась Эммануэль. Ей вдруг стало так горько, но эта секундная слабость быстро прошла, и равнодушие и чувство усталости снова захлестнули Эммануэль.

Эти узенькие дома в самой бедной части города называли «дробовиками», поскольку кто-то когда-то сказал, что, если выстрелить в такой домишко, дробь пробьет его насквозь. В районе рядом с Ирландским каналом было немало подобных сооружений из досок от барж, которые в свое время ходили по Миссисипи, а затем были разобраны. Однако несколько более прочных домов построили из пиленого леса, и хотя они имели всего одну комнату, их украшали высоким фронтоном и литыми чугунными ограждениями, а иногда и стройными колоннами в итальянском или новогреческом стиле, идущими вдоль крошечных фасадов.

Повернув на узкую Чупитулас-стрит, Зак за полквартала понял, в каком доме живут фрау Спирс и ее четверо сыновей. Было видно, что ставни здесь недавно покрасили, лестницу тщательно вымыли, а небольшой передний дворик вычистили от мусора и сорной травы, которые так портили вид стоящих вокруг зданий. По мере приближения к маленькому аккуратному домику Зак все больше терялся в догадках, почему овдовевшая немка и ее дети решили перебраться именно сюда, в Новый Орлеан, с его частыми грозами, убийственной жарой, эпидемиями желтой лихорадки и болотными болезнями.

На узком крыльце сидел какой-то человек – высокий и худой. Он что-то вяло наигрывал на гитаре и равнодушно наблюдал за Заком.

– Гутен морген, майор, – поприветствовал его Ганс Спирс, когда Зак подошел ближе.

– Доброе утро. – Поставив ногу на нижнюю ступеньку, он бросил взгляд на молодого немца. За спиной Спирса находился небольшой столик с книгами и бумагами.

– Вы пришли поговорить о Чарлзе Ярдли, – произнес Ганс утвердительно и, дотронувшись до струн, стал извлекать из гитары нежную, печальную мелодию.

– Я могу к вам подняться?

Ганс кивнул, полностью поглощенный музыкой.

– Вы хорошо его знали? – спросил Зак, пристально глядя на своего собеседника.

– Не так, как Филиппа, если вы спрашиваете именно об этом. – Он ответил спокойно, даже холодно, но Зак успел заметить, как у Спирса заходили на скулах желваки.

– Скажите мне честно, – произнес он, опираясь на чугунную ограду, чтобы облегчить боль в раненой ноге. – Вы боитесь?

На сей раз у Ганса получился совсем нестройный аккорд.

– Вы хотите спросить, не опасаюсь ли я того, что могу оказаться следующим? – Он повернул голову к Заку, его тонкое лицо казалось напряженным и измученным. – Конечно. А разве вам не было бы страшно?

– Пожалуй.

Ганс отложил гитару и поднялся. Сложив руки на груди, он поглядел куда-то вдаль. Солнце в этот день палило особенно сильно, небо было безоблачно-голубым, а воздух столь влажным, что, казалось, капли застыли в нем.

– Кто делает все это? – спросил Ганс дрогнувшим голосом, но тут же взял себя в руки. – И зачем?

– Не знаю. – Пожалуй, много общего, подумал Зак, у Эммануэль и у этого немца, умеющего держать себя в руках и контролировать чувства. – Я надеялся, вы сможете мне что-то подсказать. Может быть, вспомните кого-нибудь, кто недавно лечился в больнице Сантера и мог затаить злобу на работавших здесь людей? Может, вам угрожали? – Хэмиш до сих пор проверял длинный список пациентов, стараясь найти хоть какие-то следы, но Зак был уверен, что этот путь ни к чему не приведет.

Ганс отрицательно покачал головой и сглотнул.

– Я никого не подозреваю.

– А что произошло в больнице накануне убийства Филиппа де Бове? Тогда поссорились Клер Ла Туш и Чарлз Ярдли. Вы присутствовали при этом, не так ли?

– Я пришел в самом конце вместе с Сантером. – Немец устремил ясный, прямой взгляд на Зака. – А что?

– Все, кто был вовлечен в эту ссору или просто присутствовал при ней, уже мертвы. Все, кроме вас и Эммануэль де Бове.

– Я думал об этом бессонными ночами. – Он в отчаянии махнул рукой. – Я пытался читать, что-нибудь изучать, но слова просто плыли у меня в глазах.

Зак посмотрел на стопку книг и лежавший рядом раскрытый блокнот. Он был довольно обычным, с обложкой из черной ткани, уже обветрившейся от времени, но аккуратная запись в нем заинтересовала Зака.

– Что это? – спросил он, протягивая руку.

– Несколько конспектов Филиппа, которые он дал мне, когда учился в медицинской школе. Он думал, что они мне будут полезны. – В глазах немца внезапно загорелся интерес. – А что?

– Филипп? – Зак с силой сжал блокнот, почти раздавив его. – Это он писал?

– Да.

Боже правый, подумал Зак, и перед его глазами словно промелькнули сцены из недавнего прошлого. Теперь ему стало все ясно.

Глава 31

Зак думал, что может найти Эммануэль в больнице Сантера, но там не было никого, кроме сиделки из Сенегала, полной женщины, которая на громкий окрик майора медленно, с трудом подошла к двери и, открыв ее, произнесла:

– Все уехали. Хозяйка закрыла свое заведение. Вы не знали этого? Теперь, когда доктор Ярдли убит, больница не может существовать.

Обойдя высокое, покрытое белой известью здание, Зак остановился на залитой солнцем набережной и прислушался к глухому звону соборного колокола, который где-то вдали созывал на молитву. Эммануэль ничего не сказала ему в то утро, когда они встретились в часовне, о том злополучном, сложенном вдвое листке бумаги, который он обнаружил в костюме Чарлза Ярдли. Де Бове вполне могла спать с Ярдли. Чем больше Зак думал над этим, тем больше укреплялся в уверенности, что так оно и было. Но не Эммануэль написала эти обращенные к Ярдли страстные, чувственные строки – это сделал ее муж.

Филипп де Бове.

Зак обнаружил, что дверь, ведущая в темный узкий коридор дома на улице Дюмен, открыта, и прошел на звуки поющей во дворе женщины. В мощенном булыжником внутреннем дворе царил беспорядок. Было похоже, что здесь готовятся к отъезду. Зак остановился под дугообразным входом во двор, и сидящая на корточках перед открытым чемоданом Роуз, заметив его, тут же оборвала пение.

– Что вы тут делаете? – спросила она недружелюбно, с необычно сильным французским акцентом. – У нас много дел. В пятницу мы уезжаем в Бо-Ла.

– Где мадам де Бове?

Роуз принялась перебирать вещи.

– Она не хочет вас видеть.

Глядя на ее царственно изогнутую шею цвета кофе с молоком, Зак задал себе вопрос: насколько хорошо эта красивая мулатка знает свою госпожу, с которой прожила вместе много лет? И что она думает о нем?

– У нее нет выбора, – негромко произнес Зак.

– А-а… – Роуз подняла голову, на ее губах появилась недобрая, презрительная улыбка. – Так вы здесь как янки, а не как ее любовник?

– Сообщите ей обо мне, или я найду ее сам, – сказал Зак, чувствуя, что в нем растет раздражение.

Он думал, что Роуз встанет и проведет его по витой лестнице наверх. Но мулатка пожала плечами и снова склонилась над чемоданом.

– Она в комнате Доминика.

Хотя солнце сильно пекло, раздвижные стеклянные двери и ставни на окнах были широко открыты. Зак подумал, что Эммануэль может услышать его неровные шаги на лестнице и звон шпор, однако она не выглянула, когда он, пройдя по коридору, остановился у двери. Стоя к нему спиной, она держала в руках детскую рубашку.

– Тебе следовало предупредить меня об отъезде, – тихо сказал Зак.

– Потому что меня все еще подозревают в убийстве? – Только сейчас она обернулась, продолжая быстрыми движениями складывать одежду. – Единственное, о чем я сейчас думаю, – как увезти моего сына в безопасное место.

– И поэтому ты решила уехать?

Эммануэль наклонилась, чтобы положить вещи в сумку.

– Это главная причина.

Зак оглядел комнату.

– Где Доминик?

– Он у друга, который живет на Рампар-стрит. – Она протянула руку за другой рубашкой. – А в чем дело?

– Ты мне снова солгала. – Эммануэль замерла, и Зак заметил выражение вины и страха на ее лице, прежде чем она успела скрыть их под обычной маской безразличия. Он подошел к ней совсем близко и, наклонившись, спросил: – Ты сейчас думаешь о том, какую именно твою ложь из многих я раскрыл? – Эммануэль молчала, и, отвернувшись, Зак в досаде с силой хлопнул ладонью по кровати. – Знаешь, возможно, я бы уже нашел убийцу, которого ты боишься, если бы ты не лгала на каждом шагу.

– Может, пояснишь, о чем ты говоришь?

Зак подошел к открытым стеклянным дверям.

– Утром я видел Ганса Спирса. Он, как и ты, сильно нервничает.

– Что ты имеешь в виду?

Зак повернулся к ней и увидел, каким белым, сосредоточенным стало ее лицо.

– Записку, которую я нашел в доме Чарлза Ярдли, написала не ты, а Филипп.

Какое-то время Эммануэль не мигая смотрела ему в глаза. Затем выдохнула – протяжно, сдерживая себя – и откинула волосы со лба.

– Я бы не назвала это ложью, потому что тоже спала с Чарлзом.

– Как, вы втроем вместе?

– Нет!

Он слегка улыбнулся:

– Приношу свои извинения. Я дошел до того, что поверю почти во все.

На лестнице послышались чьи-то шаги, затем детский смех. В комнату направлялся Доминик.

– Возьми шляпу и перчатки, – сказал Зак. – Мы отправляемся на прогулку.

В неловком молчании они повернули к реке и собору. Невыносимая уличная жара угнетала. На пристани, где сейчас шли работы по разгрузке, было шумно.

– Расскажи мне о Филиппе, – попросил Зак.

Она какое-то время молчала, опустив глаза и с силой сжимая в руке зонт от солнца.

– Мне было семнадцать, когда я его встретила, – наконец произнесла она сдавленным, чуть хриплым голосом. – Тогда меня в основном интересовали книги и медицина. – Она замолчала, и Зак подумал, что Эммануэль унеслась мыслями в прошлое, пытаясь вспомнить ту девушку, которой когда-то была. – Вряд ли кому-то могла понравиться такая дама. Тогда я пришла к выводу, что надо пытаться стать либо привлекательной женщиной, либо доктором. И я выбрала второе.

Зак мысленно представил ее молодую, полную рвения, очень ранимую.

– И ты не хотела, чтобы тебя желали мужчины.

Она коротко рассмеялась:

– Да, пожалуй, ты прав. – Она прищурилась, разглядывая высокие черепичные крыши домов. – А потом встретила Филиппа.

– Он был не таким, как остальные мужчины?

Она кивнула.

– Филипп сказал, что я очень красивая. – Ее губы тронула добрая печальная улыбка. – Думаю, я смогла бы полюбить его только за это. Оценил меня по достоинству. – Она бросила взгляд на Зака. – Тебе интересно?

– Да. Он восхищался твоим умом и силой духа и вместе с тем желал тебя как женщину.

– Ты прав. Я встречалась с другим человеком, но он смеялся над моим стремлением изучать медицину. А Филипп поощрял меня, он восхищался мной, я ему нравилась. Это вскружило мне голову. Он был таким красивым, чувственным и сильным. Мог побеседовать об искусстве… музыке… жизни.

– И о грехах человеческой плоти, – сухо добавил Зак.

Ее лукавая улыбка не понравилась Заку, он почувствовал прилив ревности.

– Странно, что ради любви к нему ты оставила свои мечты вернуться в Париж и стать доктором.

Ее лицо стало серьезным.

– Он был для меня всем. Я боялась, что его родители будут против нашего брака, но все устроилось.

Они пересекли улицу Святой Анны и прошли мимо бильярдного зала; сквозь открытые двери были видны игроки в черных костюмах и ярких жилетках самых разных цветов.

– Вы были счастливы? – спросил Зак, снова взглянув ей в глаза.

– Поначалу. Он ввел меня в мир, о существовании которого я и не подозревала.

– Мир чувств, – заметил Зак. – Гашиш, шелковые узы и эротические ощущения на грани удовольствия и боли.

Они уже подошли к площади Джексона, украшенной сикоморами и вязами, ветки которых медленно покачивались от ветра. Эммануэль повернулась к майору.

– Да. – Она быстро подняла голову и вызывающе улыбнулась. – Мне нравилось это. Ты удивлен?

– Нет.

Она глубоко вдохнула и задержала дыхание. Улыбка медленно сползла с ее губ, а на лице появилось сосредоточенное выражение.

– Потому что это не соответствует твоему характеру? – внезапно спросила она, глядя ему прямо в глаза. – Эта необузданность, стремление отбросить условности и переступить за грань разрешенного.

Зак не стал этого отрицать. После того, что между ними было, она знала его достаточно хорошо.

– Так что случилось с Филиппом?

Они повернули за угол и двинулись вдоль чуть покрытой ржавчиной железной ограды, которая окаймляла площадь.

– Все изменил Доминик. – Она бросила на Зака быстрый косой взгляд. – Не пойми меня неправильно. Филипп был очень рад, что станет отцом. Но он… – Она пожала плечами. – Он потерял ко мне всякий интерес как к своей жене. Поначалу я думала, что он боится повредить ребенку, которого я ношу, и считает мое округлившееся тело непривлекательным. – Погрузившись в воспоминания, она какое-то время молчала. – Филипп любил стройных женщин.

Таких, как Клер Ла Туш, подумал Зак, молодых, с маленькой грудью и узкими бедрами. Рождение ребенка меняет фигуру.

– Я думала, что после рождения Доминика, – продолжала Эммануэль, – все возобновится.

– Но этого не произошло?

Она отрицательно покачала головой и пристально посмотрела на возвышающиеся над пристанью мачты.

– Филипп все больше времени проводил вне дома. Поскольку он учился в медицинской школе и работал с моим отцом и Генри в больнице, поначалу я не обращала на это особого внимания. Уже тогда у него была своя комната, «гарсоньер». Он стал ночевать там, когда я еще носила Доминика. Говорил, что не хочет беспокоить мой сон.

Она помолчала. На улице было почти безлюдно – люди спасались в домах от дневной жары.

Лишь шум ветра да крик чаек, кружащихся в вышине, нарушали тишину.

– Однажды ночью я решила пойти к нему. – Она чуть покраснела, словно было что-то постыдное в том, что молодая жена желает своего блудного мужа. – В тот вечер он встречался со студентом из медицинской школы, но я думала, что он уже ушел, поскольку было поздно.

– И что же?

– Я нашла их. Вместе. – Она нервно и зло сжала ручку зонта и повернула ее в руках. – Потом Филипп объяснил мне, что он всегда больше интересовался мужчинами, чем женщинами, и сказал, что никогда бы не женился, но он единственный сын у отца и ему нужен наследник. Филипп надеялся, что женитьба «вылечит» его, но увы… – Она с горькой улыбкой посмотрела куда-то вдаль, на глазах засверкали слезы. – Я почувствовала себя так, словно меня предали. Думаю, больше всего меня задело то, что он воспользовался моей доверчивостью. Филиппу следовало рассказать мне все заранее, чтобы я знала, за какого человека выхожу замуж. Помню, в ту ночь я сказала ему, что никогда больше не буду счастлива. – Если бы эти слова произнесла другая женщина, они прозвучали бы как в театральной мелодраме. Но в Эммануэль не было ничего наигранного. – Это очень трудно, – негромко произнесла она, – разочаровываться в человеке, которого любишь.

– А что было дальше? – тихо спросил Зак.

Она изящно пожала плечами:

– Он обещал, что подобное никогда не повторится. Я была тогда так очарована им, что поверила.

Заку невыносимо хотелось прикоснуться к Эммануэль, уменьшить ее боль, которая отдавалась в нем самом. Но вместо этого он произнес официальным тоном:

– Он не сдержал своего обещания?

Эммануэль отрицательно покачала головой:

– Не прошло и года, как я застала его снова, но на этот раз с женщиной. А потом я узнала, что у него были и другие мужчины и женщины.

– Ты не хотела с ним расстаться.

– Я не могла, потому что потеряла бы Доминика. Семья де Бове никогда бы не согласилась отдать его мне.

– Даже если бы узнала правду?

Эммануэль повернулась к нему, глядя на него широко раскрытыми глазами.

– Неужели ты думаешь, что я рискнула бы сказать им правду?

– Значит, Филипп тебе до сих пор не безразличен?

– Это тебя удивляет? – Они повернули к выходящим на площадь высоким открытым воротам. – Я не думаю, что любовь просто… испаряется. Она умирает медленно, день за днем. Постепенно из сердца уходит оскорбление за оскорблением, предательство за предательством. До самого конца я и Филипп оставались друзьями. Мы интересовались медициной и работали в больнице; наконец, у нас был Доминик. Я не хочу, чтобы ты думал, будто моя жизнь была плохой – совсем не так. Просто… в ней многое отсутствовало.

С севера набегали тучи. Солнце раскрасило в изумительные золотые цвета густые высокие облака.

– Я вспоминаю тот день, когда оказался на Конго-сквер, – произнес после паузы Зак. – Роуз сказала мне, что Филипп никогда бы не взял себе цветную любовницу, поскольку он не хотел, чтобы его ребенок страдал. По ее мнению, он отлично понимал, что это такое – когда о тебе судят по тому, к какой категории людей ты принадлежишь. – Зак посмотрел на Эммануэль. – Он считал себя особенным.

Эммануэль прямо посмотрела в его глаза, он с удивлением заметил в них боль.

– Мы не вольны выбирать тех, кого любим, – сказала она.

– Но мы можем сопротивляться и не потакать своим желаниям. – Произнеся это, Зак вспомнил, что присущие ему дисциплина и стремление следовать логике не помогают подавить страсть к этой женщине.

Эммануэль отрицательно покачала головой, ее губы тронула легкая печальная улыбка.

– Филипп был гедонистом. Он не мог отказать себе в физических удовольствиях, какими бы они ни были.

Какое-то время они шли молча. Усиливающийся ветер срывал сухие листья с магнолий и гнал их по мостовой. Зак первым нарушил паузу:

– Скажи мне, что случилось в тот весенний день в больнице?

Эммануэль удивленно заморгала – казалось, она совсем забыла о теме разговора.

– Ладно, – произнесла она негромко, после некоторого раздумья. – После того как я застала Филиппа во второй раз, мы пришли к соглашению, что будем жить в одном доме и представляться мужем и женой, но он переселится в отдельную комнату. И мы оба будем вести себя так, как захотим. – Подняв голову, она с вызовом посмотрела в его глаза, ожидая встретить осуждение.

Но Зак ничего не сказал, и она негромко продолжила, тщательно подбирая слова:

– Я тогда не думала, что у меня в жизни кто-то будет. Но время шло… – Она с силой сжимала ручку зонта. – Я часто в слезах лежала в кровати, мечтая о том, чтобы какой-нибудь мужчина хотя бы обнял меня. Это было нестерпимо. В конце концов, я подумала: если Филипп может получать удовольствие на стороне, почему и мне не попытаться? Но мимолетные увлечения мне ничего не давали.

«Сколько у нее могло быть мужчин?» – спросил себя Зак и почувствовал боль в сердце.

– По этой причине ты встречалась с Чарлзом Ярдли? – поинтересовался Зак. – Ты догадывалась, что он, как и Филипп, увлекается мужчинами?

– Понятия не имела до того дня, о котором ты спрашивал. Филипп действительно его любил. Сильно, чувственно. Мы считаем, что подобные отношения могут быть только между мужчиной и женщиной, но это не так.

– А Клер? Что она знала о пристрастиях Филиппа?

– Она была намного искушеннее в подобных вещах, чем я в ее возрасте.

Зак удивился тому, как просто Эммануэль говорила о неверности своего мужа и нестандартных любовных желаниях. Впрочем, за несколько лет она привыкла ко всему.

– Но по поводу чего конкретно произошла ссора? – спросил Зак, подозревая, что услышал только часть правды.

– Клер не обращала внимания на странности Филиппа и все равно любила его, но когда она узнала, что он любит Чарлза Ярдли, то решила оставить его.

Зак вспомнил об этом тонком, циничном англичанине с прямыми светлыми волосами и пренебрежительным взглядом.

– А что ты можешь сказать о Гансе Спирее? – внезапно спросил он. – Филипп имел связь и с ним?

Эммануэль сложила зонт и задумалась.

– Честно говоря, не знаю.

Наступила пауза, нарушаемая только криками чаек и порывами ветра. Солнце исчезло за угрожающе темными облаками, которых становилось все больше. Зак подумал: удивительно, как быстро в этом городе может начаться дождь.

– И именно поэтому ты перестала верить в любовь? – спросил он, помолчав. – Потому что какой-то мужчина обманул тебя?

– Ты ошибаешься. – Подняв голову, она посмотрела в предгрозовое небо. Ее тонкая шея при этом показалась ему совсем хрупкой. – Когда я встретила Филиппа, то влюбилась в него по уши и думала, что это навсегда. – На ее губах появилась печальная улыбка. – Как могло исчезнуть такое сильное, яростное, всепоглощающее чувство? Но оно прошло, испарилось в потоке дней.

– Так бывает не всегда.

Она бросила на него быстрый взгляд.

– Никто не может обещать вечную любовь.

– Но ты все-таки веришь в то, что это сильное чувство существует?

На миг она затаила дыхание, но затем коротко рассмеялась.

– Возможно, у меня старомодные взгляды, но я давно разочаровалась во всем.

На мостовую упали первые крупные капли дождя. В воздухе появился запах влажных камней и пыли.

– Скажи мне вот что, – спросил Зак. – Все те люди, с которыми ты спала…

– Их было всего три, включая Чарлза.

– Ты сказала, что мимолетные встречи тебя не устраивали. Возможно, потому, что ты не любила этих мужчин?

Эммануэль повернулась к нему. С удивлением Зак увидел, что у нее дрожат губы, а лицо стало бледным, словно Эммануэль боялась случайно сказать что-то лишнее. Налетел порыв ветра – мокрый, сильный. Он трепал ее простое черное платье, срывал шляпку, из-под которой выбились пряди. Зак отвел ее локоны за ухо, ненароком коснувшись щеки.

– Та ночь, которую ты провела со мной, тебе что-то дала?

– Ты сам все знаешь, – прошептала Эммануэль.

Дождь полил сильнее. Зак опустил руки на худенькие хрупкие плечи Эммануэль и секунду боролся с желанием обнять ее и прижать к себе.

– Я из тех, кто верит в нее, Эммануэль, – произнес он, проведя большим пальцем по ее шее.

Теплые капли стали мельче и падали мягче. Зак увидел, что Эммануэль плачет.

– Но не для меня. У меня на это больше не хватит сил, – тихо призналась она.

– Ты очень стойкая, – ободрил он.

Зак скользнул ладонями по ее рукам, словно лаская их на прощание.

– Когда ты уезжаешь в Бо-Ла? – Они шли рядом, но не дотрагивались друг до друга, словно чужие, – и ему сейчас казалось удивительным, что когда-то они были близки.

– В пятницу рано утром. – Она могла спрятаться от дождя под солнечным зонтиком, но не сделала этого. – Мы останемся там до конца сентября. Пока погода не переменится.

К сентябрю, подумал он, его в городе уже не будет.

– Я хочу отправить просьбу в Вашингтон, чтобы вернуться в прежний полк. Но сначала я найду убийцу.

Эммануэль посмотрела на него снизу вверх. По ее щекам текли струйки воды, капли срывались с кончиков черных завязок шляпы. «Именно такой, – подумал Зак, – я увидел ее в ту судьбоносную ночь на кладбище. Был дождь, от которого она совсем промокла, но при этом каким-то непостижимым, непонятным образом выглядела такой притягательной».

– А если у тебя не получится? – спросила Эммануэль.

– Я обязательно найду его.

Глава 32

С громким стуком на стол Зака упала потрепанная, покрытая пятнами и покоробленная папка. От удара из нее выпало несколько страниц.

– Что это? – спросил Зак, глядя на красное неулыбчивое лицо Хэмиша.

На какое-то мгновение Хэмиш сжал челюсти, от чего его роскошные светло-рыжие усы дернулись.

– Здесь ты найдешь фамилии всех, кто умер или перенес ампутацию в больнице Сантера за последние два года.

Только тут Зак заметил, что из-под папки на столе выглядывает еще одна.

– А это?

– Отчет о ядах, отпущенных аптеками. – Массивный ньюйоркец вытер носовым платком потный лоб.

Отставив стул, Зак подошел к окну, которое выходило на север. Солнце в него никогда не заглядывало, поэтому нижние стекла приобрели зеленоватый оттенок. Зак считал, что это микроскопические морские водоросли.

– И какие выводы нам следует сделать? – спросил майор, опираясь плечом о раму и глядя на людную улицу. Нещадно палящее солнце отражалось в лужах и медленно поджаривало город.

– Черт меня побери, если я знаю. Это совсем не легко, когда главный подозреваемый скончался. – Хэмиш сунул носовой платок в карман и опустился в деревянное кресло. – Я понял, что с англичанином что-то не чисто, как только увидел его.

Хэмиша весьма озадачил рассказ Зака о связи Ярдли и Филиппа. Горькую правду о замужестве Эммануэль майор сохранил в тайне.

– О Боже! – Потное от жары лицо Хэмиша внезапно приобрело багровый оттенок, а глаза округлились, словно он вспомнил о чем-то необычном. – Не говорите мне, что этот немецкий парень, Спирс, тоже с отклонениями.

Как странно звучит это слово «отклонения», подумал Зак. Нечто подобное можно сказать, например, и о синеглазой светловолосой девочке, чьи родители никогда не поженятся, поскольку ее мать – цветная. Зак представил выражение лица Бена Батлера, наказавшего еврейку девяти детей за смех на их дне рождения. Вспомнил он и снисходительный голос Чарлза Ярдли, когда тот сказал об Эммануэль: «Она могла бы стать хорошим доктором, если бы была мужчиной».

Чем больше Зак размышлял над этим, тем яснее понимал, почему Эммануэль стремилась скрыть правду. Для репутации Доминика слухи о поведении его отца имели бы печальные последствия.

– Кто его знает, – медленно ответил Зак. – Думаю, нам надо отправить пару человек, чтобы следить за ним.

– Ты подозреваешь, что он убийца? – кивнув, спросил Хэмиш.

– Трудно сказать. Но он может стать следующей жертвой. – Зак прислонился к оконному проему. – Довольно странно, что мы до сих пор не проверили всех друзей де Бове и людей, знакомых с ним.

Хэмиш задумчиво провел по усам.

– Такие сведения держат в секрете, не так ли? Он католик, доктор, из влиятельной семьи.

– Поэтому подобные секреты очень стараются скрыть. – Зак оттолкнулся от окна. – И могут ради этого даже пойти на убийство.

Хэмиш нахмурился:

– Ты так думаешь?

Зак отрицательно покачал головой:

– Я не уверен. Направь кого-нибудь в Байу-Креве, хорошо? – Он протянул руку за шляпой. – Я хочу поговорить с тем лейтенантом, который патрулировал город.

– Что он может добавить помимо того, что мы уже слышали?

– Возможно, мы на что-то не обратили внимания. – Зак взялся за ручку двери.

– О Боже, не начинай этого, – взмолился Хэмиш.

Зак на мгновение задержался.

– Чего?

– Говорить загадками. Как король вуду из Байу-Соваж.

К полудню в четверг все ставни в доме на улице Дюмен закрыли и заперли на засовы, с передней двери сняли колокольчик. Чемоданы и сумки были уже сложены на фургон. Эммануэль решила ночевать перед отъездом в большом доме на Эспланад-авеню, а отправиться в Бо-Ла планировалось рано утром.

Она стояла в центре темной гостиной, держа в руке шляпу и перчатки. У нее больше не было причин задерживаться здесь, но она все оттягивала отъезд, надеясь услышать на лестнице неровную хромающую поступь.

– Ты и в самом деле думаешь, что этот янки придет? – спросила Роуз.

Эммануэль подняла голову. Она хотела бы сказать «нет», но не смогла.

Роуз сжала губы и устало вздохнула:

– Он говорил, что любит тебя, а ты ответила, что не веришь ему. И ты думаешь, что он после этого придет и попытается тебя переубедить?

На губах Эммануэль появилась слабая улыбка.

– Возможно.

– Ха! Для умной женщины ты иногда говоришь довольно странные вещи.

Эммануэль попыталась рассмеяться, но чуть не расплакалась.

Роуз повернулась к ней и пристально посмотрела в лицо.

– Похоже, ты готова передумать?

Надев на голову черную соломенную шляпу, Эммануэль с отсутствующим видом затянула ленты.

– Честно говоря, не знаю.

Роуз кивнула:

– Мне кажется, я понимаю, почему он не пришел.

В пятницу утром, в те ранние часы, когда фонарщики еще ходят по городу с лестницами, гася газовые светильники, Зак покинул Парковый квартал и повернул лошадь вдоль реки. Когда он добрался до Эспланад-авеню, разделенную надвое аллеей с сикоморами, вязами и грациозными миртами, покрывшимися белыми, розовыми и красными цветками, солнце уже показалось на горизонте, чтобы бросить на город первые золотистые лучи.

Подъехав к белому дому де Бове, Зак направил лошадь к раскидистому старому дубу. Отсюда уже отъезжали две телеги, доверху нагруженные сундуками, и хорошо подрессоренная, поблескивающая, окрашенная в черный и желтый цвета карета.

Он не мог объяснить себе, почему приехал сюда. Определенно не для того, чтобы поговорить с Эммануэль, и даже не для того, чтобы взглянуть на нее в последний раз. Тем не менее он стоял неподвижно до тех пор, пока пыль от кареты не рассеялась в горячем утреннем воздухе. Только после этого он повернул лошадь к Байу-Соваж.

Он нашел Папу Джона рядом с его круглой африканской хижиной, на участке, где росли целебные растения. До появления майора негр стоял согнувшись, собирая растения, но когда Зак подъехал ближе, он выпрямился и повернулся.

– Итак, вы кое-что узнали? – удивленно спросил он.

– Вы тоже могли мне это сказать, – заметил Зак, спрыгивая из седла.

– Конечно, – согласился негр.

Зак привязывал свою гнедую к ветви кипариса.

– Какие-то люди несколько дней назад хотели меня убить.

Папа Джон хмыкнул:

– Я предупреждал вас, не так ли?

Зак подошел к нему. Пробивающиеся сквозь ветви солнечные лучи освещали его спину.

– Кто их нанял?

Старый гаитянец медленно покачал головой:

– Не могу этого сказать.

– Но, по крайней мере вы не будете утверждать, что не в курсе этого?

Папа Джон широко улыбнулся, обнажая белые зубы.

– Здесь считают, что я знаю все. Зачем мне подрывать свою репутацию?

– Я могу посадить вас за решетку.

– В этом я не сомневаюсь, но все равно ничего не скажу вам.

Коротко рассмеявшись, Зак отвел глаза. Папа Джон стоял, широко расставив ноги. Солнце ярко освещало его белоснежную рубашку с оборками.

– Тогда зачем вы сюда пришли, майор?

Зак отвязал свою гнедую и сунул ногу в стремя.

– Вы сказали, что Эммануэль – ваш друг.

– Это так.

Зак запрыгнул в седло.

– Она отправилась в Бо-Ла.

Негр ничего не ответил, но по его внезапно изменившемуся лицу Зак понял, что есть вещи, о которых Папа Джон не знает.

Зак уже собирался в обратный путь, но внезапно негр окликнул его:

– Майор!

Зак немедленно натянул поводья. На старческом лице цвета эбенового дерева были хорошо видны округлившиеся от страха глаза.

– Если вы узнаете имя женщины, предавшей Филиппа патрулю янки, то поймете, кто послал этих людей в прошлое воскресенье, чтобы убить вас.

Зак непроизвольно сжал поводья, гнедая нервно заплясала на месте.

– Мне нужно искать женщину?

– Я этого не говорил. – Папа Джон сделал шаг назад, все еще продолжая смотреть прямо в глаза Заку. – Мисс Эммануэль считает, что вы не такой, как все. Она думает, что вы умеете разглядеть в людях их истинные качества. Надеюсь, что она права, и это ее спасет.

Лейтенант из Байу-Креве прибыл в город в понедельник утром. Это был долговязый молодой человек в тщательно отутюженной одежде с копной белых волос.

– Вы спрашиваете, как я узнал имя похороненного в болотах человека? У него были с собой документы, сэр.

Зак в это время находился у пристани, осматривая выгоревший склад, на месте которого Батлер хотел построить хранилище для хлопка компании «Братья Эндрюс».

– Вы можете вспомнить, как он выглядел? – поинтересовался Зак.

Лейтенант Приели остановился, чтобы несколько секунд подумать.

– Он был высоким и худым, со светлыми курчавыми волосами и необычно живыми голубыми глазами. – Он поднял голову. – Я запомнил это потому, что один из солдат закрыл ему глаза после того, как мы бросили мятежников в яму и начали ее закапывать.

У Доминика такие же глаза, подумал Зак, и кудри.

– Вы уверены, что он мертв? – спросил Зак. Он слышал о случаях, когда раненые позднее приходили в себя и как-то ухитрялись выбраться из могилы.

Лейтенант рассмеялся:

– Конечно. У него была отстрелена половина головы.

На реке появился покрашенный в белый цвет ажурный пароход, чем-то напоминающий торт. Из его высокой трубы валил дым, от огромных колес по поверхности воды расходились бурые волны. Зак какое-то время наблюдал за судном.

– Кто еще был с тем человеком, которого вы похоронили?

– Тот, кого мы убили? – Лейтенант пожал плечами. – Какой-то негр. Я ничего не могу сказать о нем. И еще третий человек, но он от нас убежал.

«Ганс Спирс», – подумал Зак. С раненой ногой этот немец не мог бежать быстро, но, глядя на нерасторопного лейтенанта, Зак совсем не удивился тому, что кто-то смог скрыться от руководимого им отряда.

– Какая-то женщина предупредила вас о попытке тайного провоза золота, – сказал Зак, снова поворачиваясь, чтобы двинуться вдоль реки.

– Да, сэр.

Зак пристально взглянул в лицо лейтенанта Приели.

– Как она выглядела?

Лейтенант покачал головой:

– Она носила вуаль, сэр. Я не видел ее лица.

– Она была цветной?

– Негритянка? – Не думаю, сэр.

– Отчего такая уверенность, – произнес Зак, стараясь, чтобы его слова прозвучали ровно, – если ее лицо было скрыто вуалью, а руки в перчатках?

– Она была леди, сэр.

Зак показал подбородком по направлению к узкой улице.

– Встаньте на любом углу в старой части города, и вы увидите множество цветных женщин, получивших хорошее образование, говорящих по-французски, одетых со вкусом и имеющих в собственности черных рабов.

– Я думаю, что она и впрямь была леди, – медленно произнес он. – Ведь цветные чаще всего не отличаются миниатюрностью.

Зак быстро повернулся к нему.

– Она была высокой?

Он вспомнил о Роуз.

– Да, сэр. Необычно высокой. Особенно для женщины ее возраста.

Зак замолчал. Он внутренне похолодел, хотя солнце нещадно пекло плечи. Казалось, из него выкачали всю кровь.

– Что ты хочешь этим сказать?

– У нее был старческий голос.

Зак чуть не тряхнул лейтенанта за плечи.

– Сколько лет ей было?

Лейтенант Приели пожал плечами:

– Не знаю. Пятьдесят. Может быть, шестьдесят.

– Ты уверен? – резко спросил Зак. Он сразу вспомнил двух женщин. Первой была Мари-Тереза де Бове, гордо сидящая в гостиной дома на Эспланад-авеню и недовольно произносящая слова: «Мужчины, имеющие хороших жен, не ищут утешения на стороне». Но больше всего Зака сейчас волновала та, которая уехала в карете в Бо-Ла. Возможно, там ей угрожала смертельная опасность.

– Я не сомневаюсь в том, что она была немолодой, – сказал лейтенант Приели. – Сэр?

Но Зак уже не слушал его – он бежал.

Глава 33

Обширная плантация, известная как Бо-Ла, располагалась на берегах Байу-Креве. Она существовала почти столько же времени, сколько и сам город Новый Орлеан. Здесь не было храмов в греческом стиле с высокими белыми колоннами – такие сооружения американские плантаторы часто строили выше и ниже по течению Миссисипи. Дом в Бо-Ла был выполнен во французском колониальном стиле – главным этажом считался второй, а первый, с отделанным декоративными камнями входом, отвели под склад. Де Бове уже давно могли переехать в более просторный и роскошный особняк, но они предпочитали это простое белое здание с его покатой крышей с мансардными окнами и расходящимися от дома изящными дубовыми аллеями, вдоль которых шли деревянные заграждения, заросшие ползучими растениями. Заку пришлось гнать лошадь весь день, и сейчас гнедая почти выбилась из сил. Внезапно он услышал детский смех – где-то в саду из посадок апельсиновых деревьев и кустов роз. Это Доминик пытался помочь коричневой, весело лающей собаке выбраться из пруда для ловли рыбы с высокими берегами. В центре водоема находилась статуя обнаженной женщины с урной, из которой бил фонтан.

– Наполеон! – крикнул мальчик, когда собака выскользнула из его рук и снова плюхнулась в воду. От удара поднялся вихрь серебряных брызг, лилии в пруду колыхнулись волнами, а на берег выбросило несколько золотистых рыбок. – Наполеон! – снова выкрикнул мальчик, но в следующую минуту, словно забыв о собаке, стал собирать рыбок, чтобы выпустить их обратно в пруд.

Доминик был в полной безопасности, и это несколько успокоило Зака, который испытывал страшную тревогу. Может, и с Эммануэль все в порядке, подумал он и на секунду закрыл глаза, мысленно благодаря Бога.

– Могу я взять вашу лошадь?

Открыв глаза, Зак увидел стройного молодого улыбающегося негра в синей рабочей одежде и соломенной шляпе.

– Да, спасибо. – Выпрыгнув из седла, Зак похлопал гнедую по потной шее.

– Позаботься о ней, хорошо? Я ее почти загнал.

– Конь отдохнет, не беспокойтесь.

– Майор! – увидел Зака Доминик. Он бежал по дорожке, и поблескивающие белые раковины похрустывали под его ногами. Одной рукой мальчик прижимал к боку мокрую, тяжело дышащую собаку. – Что вы здесь делаете?

Вечер только начинался, но вечерний бриз уже заставлял шуметь широкие листья дубов и разносил сладковатый аромат лимонов, роз и жасмина. Солнце освещало покрытые декоративной штукатуркой стены дома и широкие, слегка изъеденные временем ступеньки лестницы, которая вела в переднюю галерею, где были видны кресла-качалки и открытые двойные двери. Какое-то мгновение Зак стоял на месте, очарованный тихой красотой и идиллической безмятежностью открывшегося ему зрелища. На секунду он усомнился в своих предположениях. Как человек, живущий в таком мирном месте, мог совершить целую серию убийств?

– Твоя мама в доме? – спросил Доминик.

– Нет. – Мальчик отрицательно покачал головой. Он тяжело дышал и жадно хватал ртом воздух. – Она и дедушка отправились на пирогах плавать по озеру. Моя мама очень хорошо ловит рыбу. – Он хлопнул рукой по мокрой собаке. – Я бы поехал вместе с ними, но Наполеон куда-то запропастился.

– Теперь ты его нашел.

– Он забрался в стойло в старых конюшнях. – Доминик наградил собаку еще одним шлепком.

Что-то шевельнулось на широкой галерее дома. Зак увидел в тени женщину в поблескивающем черном атласном платье, которая двинулась вперед. Без сомнения, это была Мари-Тереза де Бове – высокая, стройная, безукоризненно одетая. И смертельно опасная.

– Ты не посмотришь, Доминик, хорошо ли слуга позаботился о моей лошади? – попросил Зак.

– Конечно, месье, – произнес мальчик. Отпустив собаку, он побежал мимо дома.

– Майор Купер, – произнесла Мари-Тереза де Бове, подходя к одной из круглых колонн второго этажа. – Что-то случилось?

– Да, мадам. – Зак стал медленно подниматься по деревянным ступенькам, не сводя глаз с ее лица. – Кто-то хотел меня убить. Мне это очень не понравилось.

Седые брови дамы удивленно поднялись, но было в этом что-то неискреннее, фальшивое.

– Кто бы это мог быть, месье?

– Вы. – Зак остановился на верхних ступеньках. – Прошлым воскресеньем. На Конго-сквер.

– Извините, майор. Но я ни разу не была там.

– Вы правы. Но восемь чернокожих и мальчик-мулат, которые напали на меня, были наняты вами.

Дама чуть подняла голову, но ее лицо осталось спокойным и слегка презрительным.

– Это они сказали вам, эти чернокожие? И вы им поверили?

У Зака, конечно, не было доказательств, и Мари-Тереза отлично знала это. Даже если бы негры признали свою вину, то это ничего бы не значило против слова белокожей дамы, к тому же принадлежавшей к семейству де Бове.

– Скажите мне, мадам, – произнес Зак, останавливаясь у перил рядом с ней и глядя на обширные плантации сахарного тростника за садом, – знает ли ваш муж, что вы убили вашего сына?

– Я никого не убивала, майор.

– За вас это делали другие.

– Мой сын погиб от рук янки, – произнесла дама все тем же ровным голосом. – Может, он прожил недостойную, даже отвратительную жизнь, но умер геройской смертью.

Повернув голову, Зак бросил на нее пристальный взгляд.

– Именно поэтому вы и предали его? Чтобы он с честью погиб на войне, а не позорил бы семью своим нестандартным поведением?

Дама заметно разволновалась и вдохнула глубже. Было видно, как раздулись ее ноздри, а черное кружево колыхнулось на шее. Заку внезапно пришло на ум – как цинично с ее стороны носить траурное платье по сыну, погибшему из-за нее.

– Думаете, я не горевала, когда умер Филипп? – спросила Мари-Тереза дрожащим голосом. – У меня было четверо сыновей, а теперь нет никого. Все, что осталось, – это маленький мальчик, которого я даже не воспитываю.

– У вас есть муж.

На лице Мари-Терезы появилась улыбка, но она не прибавила теплоты ее холодным серым глазам.

– Допустим, майор, что это я сообщила о Филиппе вашим властям. За это вы хотите меня арестовать?

– Почему же? За вами целая череда убийств. От ваших рук погибли Генри Сантер, Клер Ла Туш и Чарлз Ярдли.

Дама отрицательно покачала головой, улыбка, словно нарисованная, не сходила с ее губ.

– Я повторяю, майор, что не причастна к этому. Хотя, не буду лгать, я не очень сожалею о смерти этих людей. Они достойны такой участи. Та же Клер Ла Туш родилась в благородной семье и воспитывалась как леди, но у нее оказались инстинкты уличной кошки.

– Однако ее семья так скорбит по ней, – негромко произнес Зак.

– Только потому, что они не знают, кем она была. Поверьте, если бы они узнали, они были бы рады от нее избавиться.

– А Чарлз Ярдли?

– Мир без него стал чище. Он такой же, как и мой сын, – сухо ответила дама.

– Но он работал доктором и был предан своему ремеслу. Как и Генри Сантер. – Зак с силой оттолкнулся от перил. – Вы стремились, чтобы о тайной жизни вашего сына никто не узнал, и поэтому убили этих людей. Но то, что вы хотели скрыть, все равно выплыло наружу.

Дама стояла неподвижно и молча смотрела на него, высоко подняв голову.

– Вы напрасно считаете меня глупой, майор, и не верите мне, – надменно произнесла Мари-Тереза.

И вдруг Зак со всей ясностью осознал свою ошибку.

Он вспомнил, как Эммануэль рассказывала ему, что Доминик научился стрелять из арбалета у деда. А мальчик гордо говорил Заку: «Мой дедушка знает много такого, что вы не знаете, о заливах и болотах и обо всех здешних животных и растениях».

И тот же Доминик упомянул: «Она и дедушка плавали на пироге из протоки».

Теперь он был уверен, что Мари де Бове сообщила о своем сыне властям, но не убивала Генри Сантера, Клер Ла Туш или Чарлза Ярдли. И не она пыталась погубить Эммануэль.

Зак с силой сжал плечо пожилой дамы:

– Где они? Куда Жан-Ламбер отвез вашу невестку?

Мари-Тереза по-прежнему сохраняла самообладание.

– Вы опоздали, майор.

Зак с силой толкнул ее и почти выкрикнул хриплым и злым голосом:

– Жан-Ламбер не знает, что это вы выдали Филиппа? Он думает, что его предала Эммануэль. Он узнал о ссоре в больнице и теперь проклинает ее за смерть Филиппа. Он ненавидел их всех и потому начал убивать, одного за другим. Не для того, чтобы они молчали, а для того, чтобы их наказать. И вы… вы позволили ему это сделать.

Только теперь старая дама вышла из себя. Ее лицо перекосилось, сразу став уродливым.

– В том, что произошло, – с ненавистью произнесла Мари-Тереза, – больше всего виновата она. Эммануэль была дочерью бедного доктора, и, тем не менее, я разрешила сыну на ней жениться. Я надеялась, что она сможет его направлять, как я на протяжении многих лет своего мужа. О, да, – произнесла она, видя изумление на лице Зака, – у его отца были те же наклонности, но я сумела побороть их.

– Где они? – «Не может быть, чтобы было уже поздно. Не может быть, не может быть…»

– Вы думаете, я когда-нибудь рыбачила в протоках? Откуда я знаю?

– Доминик, – внезапно вспомнил Зак и повернулся в том направлении, откуда теплый бриз доносил лай собаки.

– Не хотите же вы вовлечь во все это ребенка? – запротестовала Мари-Тереза, шагнув вперед, чтобы попытаться его остановить. Но Зак уже бежал вниз по ступенькам.

– Вы опоздали, майор, – произнесла Мари-Тереза, подходя к лестнице, когда Зак уже бежал по дорожке. – Слишком поздно.

Глава 34

Эммануэль всегда любила ловить рыбу в Бо-Ла. Существовало предположение, что когда-то могучая Миссисипи протекала именно здесь на своем пути к океану. Но с тех пор река уже давно изменила русло, а ее ответвление превратилось в тихое живописное озеро, которое питалось водами многочисленных болот и речушек Байу-Креве, расположенных между океанским побережьем и Билокси.

Эммануэль и Жан-Ламбер в последние годы бывали здесь часто, ловя окуней из старой пироги. В прошлом Эммануэль всегда ощущала здесь успокоение и безмятежность, но на этот раз чувство тревоги не покидало ее. Вновь и вновь она смотрела на высокий, покрытый ползучими растениями кипарис, за которым на восток тянулись почти непроходимые заросли. Где-то здесь был похоронен Филипп, хотя найти его могилу не представлялось возможным, поскольку она не была ничем отмечена.

– Я тоже часто думаю об этом, – произнес Жан-Ламбер, проследив, куда направлен взгляд Эммануэль. – Его не следует оставлять там одного.

Эммануэль быстро пожала скрюченную руку старика, как бы разделяя его горе.

– Когда война окончится, мы пошлем туда людей, чтобы разыскать могилу.

– Тогда будет слишком поздно, – произнес Жан-Ламбер, и она знала, что он прав. Всего за одно жаркое влажное лето место захоронения зарастет. А через два-три года уже никто не найдет его следов.

На краю болота показалась тонкая и изящная цапля, белая как снег. Птица взмыла вверх, и Эммануэль, наблюдая за ней, подняла голову и прищурилась от лучей жаркого полуденного солнца. Она думала о том, что все-таки не зря приехала в Бо-Ла – здесь она сможет наконец спокойно поразмышлять о своей жизни, взвесить все обстоятельства.

– Почему ты сделала это, Эммануэль? – негромко спросил Жан-Ламбер. – Почему ты рассказала о нем янки?

Эммануэль опустила взгляд на печальное, сосредоточенное лицо старика и вдруг почувствовала странный холодок, который заставил сжаться сердце и словно остановил кровь в венах.

– Вы ошибаетесь, папа.

Жан-Ламбер вздохнул.

– Тогда это была Клер. – Отложив удочку, он взялся за весло и начал грести, направляя пирогу подальше от прибрежного мелководья. – Филипп рассказал мне, что случилось в тот день в больнице. – Казалось, все внимание старого больного человека занимает работа веслом. – Там были ты, Клер и этот англичанин. После этого Филипп решил поступить в армию. – Внезапно он бросил на нее быстрый взгляд. – Ты знала о том, что после перевозки золота конфедератов в Билокси он хотел участвовать в боях и мечтал погибнуть? Ему надоело жить во лжи, выдавать себя за того, кем он на самом деле не был. – Старик помолчал, и какое-то время был слышен только шум листьев кипариса под ветром и плеск волн, ударяющих в узкий нос пироги. – Это был единственный оставшийся в живых мой сын.

Эммануэль внимательно посмотрела на такое знакомое, дорогое лицо сидящего перед ней человека.

– Папа, – медленно произнесла она, все еще не желая верить в свою догадку. – Это ты убил всех этих людей?

– Сантер погиб по ошибке, – ответил Жан-Ламбер таким спокойным голосом, словно они обсуждали, какие сосиски выбрать. – Ты оступилась, и стрела попала в него. В самом деле жаль.

– Папа, – снова произнесла Эммануэль, но на этот раз ее голос был тверже и увереннее. – Я не выдавала Филиппа.

Жан-Ламбер пожал плечами:

– Это не играет роли. Вы все трое виновны. Это из-за вас Филипп покинул Новый Орлеан и был убит.

Эммануэль молча посмотрела на отделяющую их от берега воду. Еще ни разу они не заплывали так далеко.

– Куда мы направляемся? – спросила она, стараясь не выдать дрожью в голосе свой страх.

– Озеро довольно глубоко на середине. Ты это знала?

Она бросила быстрый взгляд на берег, где, откинувшись спиной на дуб, сидел Батист. Казалось, он спал, надвинув шляпу на лицо. Эммануэль уже собиралась окликнуть его, когда Жан-Ламбер произнес:

– Он тебе не поможет.

И тут она поняла, как он, вернее, они совершали убийство.

– Те двое чернокожих рабочих, которых видел сторож на кладбище, – сказала она, – были ты и Батист?

На лице старика появилась слабая улыбка. В его чертах не было ничего негритянского, но годы поездки верхом по тростниковым полям покрыли его лицо и руки загаром, который был не у всякого квартерона.

– Никто не обращает внимания на негров, – произнес Жан-Ламбер, чуть поблескивая голубыми глазами. – Все, что мне было нужно, – это немного старой одежды и широкополая шляпа, которая закрывала лицо. Сторож посмотрел лишь на Батиста и не стал приглядываться ко мне.

– А Чарлз Ярдли? Ты приказал Батисту его убить?

– Батист следил за ним и положил опиум в бренди, чтобы он крепче заснул. А я задушил его подушкой. Батист в этом не участвовал.

Жан-Ламбер сжал губы, из чего Эммануэль решила, что старику очень не хотелось прибегать к помощи Батиста. Но почему этот высокий чернокожий не пытался остановить своего господина?

– Я бы вообще не использовал Батиста, – сказал Жан-Ламбер, – но я не способен сделать все сам.

Эммануэль оглянулась на неподвижную фигуру, терпеливо и преданно ожидающую на берегу. Батисту было нетрудно проникнуть в комнату Филиппа, похитить набор для убийства вампиров, а потом вернуть его на место.

– Впрочем, в случае с Клер мне его помощь не понадобилась, – чуть ли не с гордостью сказал Жан-Ламбер. – Она пришла ко мне, жалуясь на головную боль и на то, как трудно достать настойку опия. Клер знала, что я могу ей помочь. На случай, если бы она заметила странный вкус, я бы сказал ей, что добавил немного растений.

Жан-Ламбер всегда интересовался растениями. Здесь, в Бо-Ла, у него был садик, где он выращивал наперстянку, розмарин, белену и пижму. Как она могла забыть об этом?

– Так это ты нанял бродягу, чтобы он меня убил? – спросила Эммануэль, глядя, как старик глубоко погружает весло в темную воду. – Почему бы не попытаться просто застрелить меня? Или отравить, как Клер?

Жан-Ламбер покачал головой:

– После роковой ошибки с Сантером я боялся промахнуться еще раз. И не мог использовать яд, поскольку с тобой был Доминик.

Доминик, подумала Эммануэль, и от страха, ужаса и отчаяния у нее сжалось сердце. Мальчик ждет, когда она вернется домой.

Высоко над озером летел сокол. Воздух был наполнен жужжанием насекомых, которые, казалось, о чем-то предупреждали ее. Совсем скоро пирога выберется на середину озера.

– Что ты задумал, папа?

– Мы потонем, моя девочка. Вместе. Здесь.

– Папа… – Эммануэль наклонилась вперед, пристально вглядываясь в старое лицо, которое ей когда-то было так дорого. Сердце в груди билось с такой силой, что Эммануэль задыхалась.

– Подумай о Доминике. Что будет с ним?

– Ему трудно потерять нас обоих. Но у него все же есть Мари-Тереза. Она любит его больше, чем своих сыновей. Мари-Тереза даже пыталась убить этого майора северян, поскольку боялась, что ты выйдешь за него замуж и заберешь Доминика.

– Папа, послушай меня. – Они были уже совсем близко от середины озера. Филипп говорил ей, что здесь есть опасные течения, которые могут увлечь и понести, словно пробку. Когда-то очень давно, в безмятежные дни их первого совместного лета, Филипп научил ее плавать, но сейчас мысль о том, что она окажется в воде, привела ее в ужас.

– Папа, – произнесла она снова, с силой ухватившись руками за край пироги, – ты бы никогда не сделал этого до своей болезни. Ты ведь всегда был добрым и мягким. Пожалуйста, одумайся.

– Мне говорили, что когда человек тонет, он умирает легко, если не борется, а просто погружается в воду. – Жан-Ламбер смотрел уже не на нее, а на кипарисы и ивы, росшие на краю болот, среди которых погиб Филипп. И она поняла, что старик приготовился к смерти и если она не начнет немедленно действовать, то он утянет ее за собой в воду.

Эммануэль с силой навалилась на край пироги. Увидев встревоженное лицо Жана-Ламбера и услышав его вскрик, она перевалилась за борт и погрузилась в воду. Высокая темная волна тут же накрыла ее с головой, закрывая солнце и небо и лишая воздуха.

Глава 35

Зак Купер поднялся на гребень, который когда-то был берегом реки. Этот изогнутый участок с редкими дубами и ореховыми деревьями креолы называли Шеньер. Доминик сказал, что именно здесь пролегает самый короткий путь к той части озера, где Жан-Ламбер ловит с пироги больших жирных окуней.

Зак галопом гнал свою гнедую по узкой, едва заметной тропинке, не обращая внимания на ветки, которые хлестали его по лицу. Далеко впереди через просвет в высокой стене покрытых мхом кипарисов была видна широкая гладь сверкающей на солнце воды. Время от времени Зак подстегивал лошадь, заставляя ее бежать быстрее. Когда он стал спускаться к берегу, ее копыта оставляли глубокие следы на влажной и рыхлой земле. Теперь Зак уже видел вдали Эммануэль и отца ее погибшего мужа; их пирога, низко погрузившись в воду, находилась очень далеко от берега.

– Эммануэль! – вскрикнул Зак и направил гнедую прямо в озеро. Фыркая, лошадь погрузилась в воду, подняв фонтан брызг. Он услышал крик Жан-Ламбера, увидел, как перевалилась через борт Эммануэль. А через мгновение на середине озера было видно только дно перевернутой лодки и расходящиеся кругами широкие волны.

Эммануэль была удивлена тем, какой холодной оказалась вода. Открыв глаза, она увидела, что широкие юбки ее траурного платья выполняют роль буя, словно выталкивая ее вверх. Эммануэль вынырнула на поверхность и стала жадно глотать воздух, бешено колотя руками по воде. Кулаком она случайно ударила по веслу и, схватившись за него, огляделась, стараясь определить, где находится берег. Наконец она заметила возвышающиеся над водой зеленые деревья и, продолжая держаться за весло, поплыла.

Эммануэль знала, что у нее в запасе всего минута или две – дальше юбки пропитаются водой и потянут ее вниз. Ее охватил панический страх. Эммануэль начала усиленно работать ногами – и тут почувствовала, как кто-то схватил ее за колено. Она резко повернулась и увидела Жан-Ламбера. Сначала Эммануэль подумала, что он схватил ее, пытаясь спастись. Но, заметив на его лице улыбку, она поняла, что он желает умереть вместе с ней и поэтому тянет ее на дно.

Сжав весло, Эммануэль ударила им по лицу старика с такой силой, что волна словно прошла по всему ее телу до самых плеч. Жан-Ламбер отпустил ее, но плыть вперед не удавалось, потому что юбки стали уже тяжелыми. Эммануэль сильнее заработала ногами, стараясь держать голову выше уровня воды, и жадно глотая воздух. Но намокшая одежда тянула ее вниз, и она ушла с головой под воду. Эммануэль снова попыталась выбраться на поверхность, к воздуху. Но она была уже не способна видеть небо – только слабый свет, который мерцал над головой среди окружающей тьмы.

И тут она почувствовала, как кто-то сильный обхватил ее. Эммануэль начала бороться, думая, что ее опять тянет Жан-Ламбер. Но в ответ она услышала недовольное бурчание, после которого голос с явным северным акцентом произнес:

– Попробуй сделать это еще раз – и я снова брошу тебя в озеро.

Эммануэль закрыла глаза, потому что это был голос, который она любила. Он обещал спасение.

Доминику сказали, что пирога перевернулась, и его дедушка утонул. В какой-то мере это было правдой. Но Эммануэль решила, что когда-нибудь она обязательно объяснит сыну все, поскольку ложь и тайны могут привести к опасным последствиям.

Тело Жан-Ламбера удалось найти и вытащить – вместе с мертвым чернокожим слугой Батистом. То ли он пытался спасти Жан-Ламбера, то ли захотел разделить с ним его судьбу – Эммануэль не знала.

Вечером, когда Эммануэль вместе с Роуз упаковывала чемоданы, в дверях появилась Мари-Тереза.

– Ты разрешишь мне видеться с внуком? – спросила она.

– Время от времени, – ответила Эммануэль, поднимая взгляд. – Но лучше нечасто.

Какое-то время женщины молча смотрели друг на друга. Эммануэль подумала: «Ты была частью моей жизни на протяжении более чем двенадцати лет. Ты мать моего покойного мужа, бабка моего сына, но я до сих пор не понимаю тебя». Эта надменная леди была причиной смерти своего сына, хотела убить человека, которого любила Эммануэль, и не воспротивилась, когда Жан-Ламбер решил погубить саму Эммануэль. И, тем не менее, глядя в ее бледное лицо, Эммануэль чувствовала только жалость и какую-то неприятную неловкость.

А потом они покинули Бо-Ла. Зак Купер держал вожжи, Эммануэль же смотрела на высокий старый дом, на широких верхних ступенях которого стояла Мари-Тереза.

На ночь они остановились в старой гостинице неподалеку от Байу-Креве. После того как все уснули, Эммануэль и Зак вышли на широкую галерею, окружавшую верхний этаж. Вечер был прохладным; теплый, пахнущий жасмином ветер с реки усиливался – по всей видимости, собирался дождь. Стоя у перил, Эммануэль могла видеть только маленький краешек озера.

– Я по-прежнему не могу поверить, что Жан-Ламбер убил всех этих людей, – произнесла она, прижавшись к груди Зака. – Наверное, это результат перенесенного им инсульта. – Майор взял ее руки в свои и обнял. – Жан-Ламбер, которого я знала и любила, никогда бы не сделал ничего подобного.

– Ха! – произнес Зак. Она почувствовала его дыхание у своего уха. – А как ты будешь оправдывать его жену?

Эммануэль повернулась и пристально взглянула в еле видимое в темноте лицо.

– Что ты хочешь с ней сделать?

– Ничего. С точки зрения правительства Соединенных Штатов она является героиней. В конце концов, благодаря ее информации были захвачены пять тысяч долларов золота конфедератов.

– Но она пыталась тебя убить.

– У меня нет доказательств.

Эммануэль прижалась щекой к его груди и обняла за талию. Она ощутила, как бьется его сердце – сильно и ровно.

– Жан-Ламбер знал, что она хотела тебя убить. Но он не догадывался о том, что именно она предала Филиппа.

Зак погладил ее волосы.

– Это ужасно, – мягко произнес он, – когда женщина ставит репутацию семьи выше любви к своему ребенку.

– Для Мари-Терезы внешнее благополучие всегда было важнее всего. Но я никогда не подозревала, что она может зайти настолько далеко.

Зак осторожно положил руку на ее плечо.

– Что ты теперь будешь делать?

На лице Эммануэль появилась печальная улыбка.

– Вернусь обратно в Париж, чтобы получить диплом доктора.

– А потом?

– Приеду сюда. Все, чем владел Жан-Ламбер, сейчас принадлежит Доминику. Кроме того, Новый Орлеан – это мой дом.

– Но тебе здесь не разрешат практику.

– Нужно бороться. Кто-то должен быть первым, чтобы заставить их изменить мнение.

Наступила тишина, нарушаемая только стрекотом кузнечиков и шумом дубовых листьев под порывами теплого ночного ветра.

– Мой французский не очень хорош, – произнес Зак через какое-то время странно охрипшим голосом, – но я подучу его. Война не может продолжаться бесконечно.

Откинув голову, Эммануэль посмотрела в его лицо. На какое-то мгновение она затаила дыхание.

– Ты хочешь переехать в Париж, а потом ради меня вернуться сюда, чтобы жить здесь?

– Да, – просто сказал Зак. На секунду на его щеке заходил желвак. – Я люблю тебя, Эммануэль, и клянусь…

– Не надо. – Она приложила пальцы к его губам. – Скажи мне, какое свое качество, о котором ты никогда мне не говорил, ты считаешь самым худшим?

У него от удивления округлились глаза, затем он нахмурился, словно обдумывая ее слова.

– Помнишь, я рассказывал тебе, что мой отец – морской капитан? – сказал он, наконец. Она чувствовала пальцами движение его губ. – Но, ты не знаешь, что моя семья владеет корабельной компанией.

– Разве это плохо?

Он поцеловал ее пальцы.

– Ее основал мой прапрадедушка. Он сделал состояние на перевозке рабов из Африки на Карибские острова.

– Этот грех лежит на нем, а не на тебе.

– Но я думаю, что ты должна знать об этом до того, как выйдешь за меня замуж.

Она покачала головой.

– Ты не спросил о моей самой худшей черте.

В уголках его глаз появились морщинки, словно от улыбки.

– Ладно. И что это?

– Я лгала тебе, – произнесла Эммануэль, обнимая его за шею.

– И много раз. – Он обнял ее за талию. – В чем конкретно ты хочешь признаться?

– Когда я сказала, что не люблю тебя, я была неискренней. Я не могу жить без тебя.

Зак наклонился к ней и чуть слышно прошептал в ухо:

– Это все, о чем я мог только мечтать.

Он поцеловал ее в губы так мягко и нежно, что у нее на глазах выступили слезы.

Эпилог

Ступеньки лестницы, ведущей на чердак дома на Сент-Чарлз-авеню, были узкими и спиралеобразными. Маленькая девочка смело шагала по ним. Резиновые подошвы ее шлепанцев чуть хлопали на изношенных, старых деревянных досках. Следом за ней шествовала бабушка, опираясь костлявой рукой на грубо оштукатуренную стену.

На верхних ступеньках девочка распахнула дверь и замерла на пороге, благоговейно глядя на кучу сломанных стульев, ламп без абажуров и старых кожаных чемоданов, с трудом различимых в неясном свете.

– Здесь, – произнесла бабушка, показывая подбородком на большой, обитый кожей верблюда чемодан в углублении стены. – Это ее.

Эммануэль – именно так звали девочку – пробежала по комнате и опустилась на колени перед сундуком, по крышке которого шли деревянные рейки.

– Похоже, в нем хранят сокровища. – Она подняла круглые от радости глаза. – Это раньше принадлежало пиратам?

– Нет. Только моей бабушке. – Путь наверх оказался труден для пожилой женщины, и она со вздохом опустилась на потрепанный стул из тростника. – Давай, открой его.

Малышка осторожно приподняла крышку, петельки скрипнули. Заглянув внутрь, девочка удивилась.

– Что это? – спросила она, поднимая черную кожаную сумку, рваную и треснувшую от времени, которая лежала на куче связанных лентами бумаг и выцветших фотографий.

Наклонившись вперед, женщина взяла сумку и улыбнулась:

– Это медицинская сумка моей бабушки. Она была одной из первых женщин, получивших разрешение работать доктором в штате Луизиана.

Девочка важно кивнула. Она слышала об этом много раз.

– Она попала в тюрьму за то, что была суф… суф…

– Суфражисткой. Она дожила до того времени, когда женщины получили избирательные права.

Эммануэль снова заглянула в сундук и на этот раз вынула большую, приклеенную к толстому картону фотографию.

– Посмотри, бабушка. Это можно повесить в передней. – Прищурившись, она повернулась, чтобы свет от покрытых пылью окон упал на выцветший снимок. – Кто эти люди?

Пожилая дама наклонилась.

– Мои бабушка и дедушка в старости. Думаю, это снимали в пятидесятую годовщину их свадьбы. Вокруг них дети, внуки и правнуки.

Восьмилетняя Эммануэль, которая была единственным ребенком, села на пол и в изумлении произнесла:

– Сколько же их?!

Бабушка улыбнулась:

– Они очень любили друг друга.

Эммануэль показала пальцем на худого человека с седой бородой, который стоял с самого краю, небрежно опираясь на костыль.

– А это кто?

– Антуан. Они звали его дядей, хотя на самом деле он был двоюродным братом первого мужа бабушки. Антуан потерял ногу на войне, но выжил.

Замолчав, пожилая женщина отложила в сторону связку старых писем с парижскими адресами и осторожно подняла выцветшую фетровую шляпу со страусовым пером и уже потускневшими золотистыми скрещенными саблями.

– Это кавалерийская шляпа моего деда, – с гордостью сказала она.

По всей видимости, Эммануэль кое о чем не рассказывали. Иначе бы она не изумилась:

– Он был янки?

– Да. Начальник военной полиции Батлера. – Женщине не требовалось разъяснять, кем был Батлер. Даже через сто лет после войны каждый школьник в Новом Орлеане знал эту фамилию. – После женитьбы на моей бабушке он вернулся в свой кавалерийский полк.

– И воевал на стороне Севера?

–. Но как только война окончилась, он приехал сюда, чтобы основать в Новом Орлеане отделение своей корабельной компании.

Какое-то время девочка молчала, разглядывая на фотографии гордую женщину, на плече которой лежала рука ее мужа.

– Я рада, что меня назвали в честь нее, – внезапно сказала Эммануэль. – Она выглядит…

Девочка помолчала, подбирая слова, чтобы описать эту волевую, вызывающую почтение женщину, урожденную Эммануэль Маре.

– Как она выглядит?

– Словно прожила счастливую жизнь. – Эммануэль подняла голову, на ее лбу от напряжения появилась морщинка. – Это так?

Ее бабушка рассмеялась:

– Да, я думаю, ты права.

От автора

До начала XX века Новый Орлеан был одним из самых опасных мест в Северной Америке. Желтая лихорадка, тиф и малярия каждый год уносили жизни тысяч людей – и, видимо, именно по этой причине город был известен своими медицинскими учреждениями. Перед войной в Луизиане был даже переизбыток имеющих лицензию докторов.

Несмотря на нездоровый климат и тяжелые условия жизни, Новый Орлеан перед Гражданской войной был большим и процветающим городом, в котором сосуществовали различные культуры. Старая испанская и французская элита, эмигранты из Европы численность населения составляла 170 000 человек. Из них только 4169 человек имели в 1860 году рабов, и среди этих владельцев были креолы, янки, иммигранты и даже свободные цветные. Почти половина из 25 000 цветных горожан были свободными. Ирландских и немецких иммигрантов насчитывалось вдвое больше, чем чернокожих. Они были дешевой рабочей силой и работали в любых условиях, – достаточно вспомнить, что более восьми тысяч итальянцев и немцев погибли во время прокладки короткого шестимильного ответвления канала Нью-Бейсн.

Возможно, что именно постоянное присутствие смерти в сочетании с уникальной смесью культур придало Новому Орлеану его особенный дух. Когда генерал Батлер 1 мая 1862 года объявил себя хозяином города, он совершенно не представлял себе; как им следует управлять. Через восемь месяцев он был отозван и уезжал из города богатым человеком, но Новый Орлеан так и остался для него загадкой.

Примечания

1

Англичанка, во время Крымской войны помогавшая 30 раненым. – Здесь и далее примеч. пер.

2

Эфирное масло.

3

Карнавал в Новом Орлеане.

4

Здание в Новом Орлеане, где когда-то находилась испанская колониальная администрация.

5

Бомбазин – шелковая ткань.

6

Президент конфедератов Джефферсон Дэвис.

7

Один из полководцев южан.

8

Вид корабля.

9

Рис с курицей, ветчиной или устрицами.


home | my bookshelf | | Полуночные признания |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу