Book: Любовь не купишь



Любовь не купишь

Мэдлин Хантер

Любовь не купишь

Моему брату Дэвиду с любовью

Глава 1

– Если вашему брату донесут об этом, он вполне может лишить меня мужского достоинства, не говоря уж о голове, – сказал Томас.

Бледная луна отбрасывала неясные блики на стены домов, тянувшихся вдоль улицы. Время от времени Кристиана улавливала мелькание каких-то зловещих теней, но сегодня она не боялась ни воров, ни случайных ночных прохожих. Томас Холланд, один из рыцарей королевы, ехал рядом с ней на лошади, и пламя факела грозно поблескивало на рукоятке его меча. Вряд ли кто-либо отчаялся, бы сейчас напасть на них.

– Он ничего не узнает, обещаю вам. Никто не узнает, – заверила она Томаса.

У него были все основания волноваться. Если бы брат Кристианы Морван прослышал об их ночном путешествии, он бы с Томаса шкуру спустил. Конечно, тогда она постаралась бы взять всю вину на себя. Подумаешь – одной неприятностью больше!

– Торговец, которого вы хотите посетить, должно быть, богат, раз не живет над своей лавкой, – заметил Томас. – Это, конечно, не мое дело, миледи, но вы выбрали для визита странное время. Надеюсь, я провожаю вас не к любовнику – иначе сам король разделается со мной.

В другое время Кристиану рассмешило бы подобное предположение, но сегодня она так нервничала, что ей было не до смеха.

– Нет, это не любовник. Просто, к сожалению, в другое время его не застанешь дома, – ответила она, надеясь, что Томас не потребует дальнейших объяснений. Ей пришлось пустить в ход всю свою изобретательность, чтобы отправиться на эту тайную встречу, и выдумывать новую ложь уже не было сил.

Этот последний день стал самым ужасным и самым длинным днем в ее жизни. Неужели только вчера она встретилась с королевой Филиппой, которая сообщила, что король решил выдать ее замуж? С тех пор каждое мгновение казалось ей нескончаемой пыткой.

Нет, она вовсе не против замужества как такового. Ей уже минуло восемнадцать, и большинство ее сверстниц были замужем. Но в мужья ей прочили вовсе не Стивена Перси, рыцаря, которому она отдала свое сердце. И не другого рыцаря или лорда, достойного дочери Хью Фицуорина, девушки из благородной семьи, чей род брал начало в глубокой древности.

Король Эдуард решил выдать ее замуж за Дэвида де Абиндона, которого она даже ни разу не видела. За простого торговца!

Простого старого торговца, по словам ее опекунши леди Идонии, которая вспомнила, как в молодости покупала у него шелк.

Значит, король решил наказать ее. После смерти родителей она стала его подопечной и жила во дворце с его старшей дочерью Изабель и его молодой кузиной Джоан Кентской. Узнав о Стивене, он, видимо, был в ярости, раз собрался так жестоко наказать ее.

Стивен. Прекрасный белокурый Стивен. Ее сердце рвалось к нему. Его тайные знаки внимания стали солнечным лучом в ее серой, одинокой жизни. Он был первым мужчиной, осмелившимся ухаживать за ней. Морван пригрозил убить любого, кто посмеет бросить на нее нескромный взгляд. Ее брат был настоящим великаном, прекрасно владел оружием, и это успешно отпугивало любых возможных воздыхателей. А брак по расчету для нее был невозможен по причине отсутствия приданого. У других девушек при дворе были поклонники. Но не у нее. Пока не появился Стивен.

Это замужество станет жестокой расплатой за случившееся перед тем, как Идония застала их вместе. Но она не намерена приносить себя в жертву. Да и этот купец не захочет жениться, когда узнает, как король использовал его.

Они с Томасом следовали за белокурым юношей, которого разбудили в лавке де Абиндона. Молодой человек согласился проводить их к дому своего хозяина. Наконец, остановившись у каких-то ворот, постучал. Тяжелая калитка отворилась, и в проеме показался огромный силуэт.

Стражник держал в массивной руке факел. Никогда в жизни Кристиана не видела такого высокого человека. Тело великана было подобно стволу кряжистого дуба. Светлые волосы струились по его плечам.

Когда он заговорил, в его голосе зазвучал мелодичный шведский акцент.

– Эндрю, это ты? Какого черта ты тут делаешь? Констебли снова поймают тебя за ночные прогулки.

– Эти двое пришли в лавку, Сиэг. Должен же я был показать им дорогу!

Гигант поднял факел, чтобы получше рассмотреть гостей.

– Он ожидает вас. Только мне сказали, что придут двое мужчин, – настороженно заметил он. – Ну да ладно, идите за мной. Я проведу вас в кабинет и доложу о вашем прибытии.

– Я пойду с вами, – прошептал Томас Кристиане. – Если что-то случится…

– Я должна с ним встретиться одна. Здесь мне ничто не угрожает.

Томасу это не понравилось.

– Я вижу дворик за теми воротами. Подожду вас там. Крикните, если я вам понадоблюсь.

Она последовала за человеком-горой. Они пересекли дворик и вошли в дом. Узкая лестница вела на второй этаж.

Сиэг открыл дверь на верхней площадке и жестом пригласил Кристиану войти.

– Можете расположиться здесь. Господин Дэвид уже лег, так что придется подождать.

Она резко подняла голову.

– Мне не хотелось бы прерывать его отдых. Я могу прийти в другой раз.

– Хозяин велел разбудить его, когда вы придете.

Уже второй раз этот человек упоминал, что ее здесь ждали.

– Думаю, вы ошибаетесь… – начала она, но Сиэг уже вышел.

Комната на втором этаже оказалась довольно большой. Мебель едва угадывалась в лунном свете, струившемся сквозь высокие окна на дальней стене. Кристиана подошла к окну и потрогала пальцем поверхность. Стекло. Много стекла, и очень дорогого. Господин Дэвид явно преуспел, торгуя тканями и украшениями.

Это не удивило ее. Она знала, что некоторые торговцы так же богаты, как и землевладельцы, а кое-кто из них благодаря своему богатству даже стал лордом. Лондонские торговцы, с дарованной им королем хартией свобод, были весьма влиятельной группой, ревностно оберегающей свои привилегии и права. Эдуард прислушивался к ним не меньше, чем к своим баронам.

Сиэг вернулся и разжег огонь в камине, потом зажег свечи на столе. Кристиана оставалась у окна, стараясь держаться в тени.

Дверь возле камина отворилась, и в комнату вошел мужчина. Остановившись, он обвел помещение взглядом, заметил девушку у окна и сделал несколько шагов в ее сторону.

Пламя в камине высветило его высокую, стройную фигуру, блестящие каштановые волосы, четкие черты красивого лица, и Кристиана пришла в смятение. Какое унижение! Они пришли не к тому!

– Миледи? – прозвучал спокойный глубокий баритон. Красивый голос. Он притягивал и завораживал, вызывая желание слушать и слушать, даже если его обладатель говорил вздор.

Кристиана пыталась найти слова извинения.

– Вы хотите мне что-то передать? – пришел на помощь мужчина.

Возможно, ей удастся уйти, не раскрывая свое инкогнито.

– Прошу прощения, очевидно, произошла ошибка, – сказала она. – Мы, кажется, ошиблись домом.

– А кто вам нужен?

– Господин Дэвид, торговец.

– Это я.

– По-видимому, мне нужен другой Дэвид. Постарше.

– Я – Дэвид, торговец, и другого в Лондоне нет. Если вы что-то принесли мне…

Кристиана готова была провалиться сквозь землю. Нет, она просто растерзает Идонию, когда вернется домой. «Простой старый торговец» оказался мужчиной не старше тридцати лет.

Он замер на полуслове, по-видимому, поняв, что и она оказалась не той, кого он ожидал. Он приблизился еще на несколько шагов.

– Не могли бы вы сказать, зачем я вам понадобился? Молодой или старый – не в этом суть. Она пришла и теперь непременно расскажет свою историю. Этот красавец явно не захочет, чтобы король обвел его вокруг пальца.

– Меня зовут Кристиана Фицуорин.

Наступила тишина, нарушаемая лишь потрескиванием поленьев в камине.

– Стоило дать мне знать, и я бы сам к вам пришел. Кстати, мне сообщили, что королева намеревалась представить нас друг другу завтра в замке, – сказал он после продолжительной паузы.

После этих слов Кристиана наконец поняла, что не ошиблась домом.

– Я хотела поговорить с вами наедине.

– Тогда прошу вас, леди Кристиана, присаживайтесь и расскажите то, что хотели.

У огня стояли три массивных кресла. Подавив желание броситься прочь, Кристиана заняла среднее. Оно было слишком велико для нее, и, даже когда она уселась на самом краю, ноги все равно не доставали до пола. Ощущение было такое же, как накануне у королевы, – словно она ребенок, которого отчитывают за шалость. Подняв руку, Кристиана откинула капюшон накидки.

Дэвид де Абиндон устроился слева, повернув кресло так, чтобы сидеть к ней лицом. Сейчас, при свете камина, она могла разглядеть его.

Ее взору предстали искусно сшитые из отличной коричневой кожи сапоги и длинные стройные ноги в коричневых панталонах. Она отметила красивую мужскую руку с длинными пальцами, покоившуюся на ручке кресла. Хотя его одежда была лишена каких-либо украшений или вышивки, Кристиана безошибочно определила, что и материал, и сама работа были высшего качества. На несколько минут ее взгляд задержался на резном кресле, украшенном изображениями птиц и виноградных гроздьев.

Затем, хочешь не хочешь, пришлось посмотреть ему в лицо. Темно-синие глаза изучали ее так же внимательно, как и она его. Их выражение казалось достаточно дружелюбным, но Кристиана в смятении не понимала, что кроется за этим взглядом. Насмешка? Любопытство? Скука? Но несомненно, эти глаза под изящно изогнутыми бровями были прекрасны. Да и вообще его лицо выглядело совершенным, словно его вылепила рука искусного мастера. Прямой нос, красиво очерченный рот. Золотисто-каштановые волосы, чуть короче, чем было модно в этом году, разделялись посередине пробором и небрежно опускались на виски и щеки.

Да, Дэвид де Абиндон, лондонский торговец, был очень красив. Его можно было бы даже назвать прекрасным, если бы не жесткие складки у рта.

Казалось, он видит ее насквозь, и Кристиана ощутила неловкость. С ее стороны было неучтиво так разглядывать его, но и он тоже хорош. Он ведь старше, и ему легче держать себя в руках.

– Не хотите ли снять накидку? Здесь тепло, – тихо произнес он.

Одна только мысль о том, чтобы остаться без накидки, почему-то привела ее в ужас. Кристиана была убеждена, что без нее почувствует себя совершенно раздетой, и в ответ на его предложение только покачала головой и плотнее запахнула накидку.

Легкая улыбка вновь заиграла на его губах, но взгляд остался непроницаемым.

Поколебавшись, она произнесла:

– Мне говорили, что вы…

– Старше.

– Да.

– Меня явно спутали с моим покойным хозяином и партнером Дэвидом Константином. До меня он владел этим делом.

– Да, очевидно.

Молчание затягивалось. Он спокойно продолжал наблюдать за ней. Кристиана внезапно почувствовала, что от него исходит какая-то необъяснимая сила и еще что-то неуловимое, и ей стало тревожно. Но ведь она пришла сюда, чтобы поговорить с ним, и он просто терпеливо ждет, когда же она наконец изложит суть своего дела.

– Мне необходимо сказать вам кое-что важное.

– Рад слышать это.

Она, вздрогнув, взглянула на него.

– Что?

– Рад слышать, что речь идет о чем-то важном. Не хотелось бы думать, что вы одна проделали такой путь по ночным улицам ради пустяка.

Она не могла понять, то ли он отчитывает ее, то ли дразнит.

– Я не одна. Во дворе меня ожидает рыцарь, – многозначительно сообщила Кристиана.

– Как любезно с его стороны удовлетворить ваш каприз. Нет, не дразнит. Отчитывает.

Раздражение наконец заставило ее собраться с мыслями. Этот человек начинал вызывать у нее антипатию. В его присутствии она чувствовала себя незащищенной. Сквозившая во всей его повадке гордость и какая-то отстраненность еще больше раздражали ее. Она ожидала встретить пожилого человека, который отнесся бы к ней с большим почтением, понимая разницу в их положении.

– Господин Дэвид, я пришла просить вас отказаться от вашего намерения взять меня в жены.

Он взглянул на огонь, потом на нее. Закинул ногу на ногу и удобнее устроился в кресле. Непроницаемое выражение не покинуло его глаз, но на губах вновь заиграла легкая улыбка.

– А с какой стати мне делать это, миледи? Казалось, он совсем не удивился и не рассердился. Возможно, ей все-таки удастся добиться своей цели.

– Господин Дэвид, я уверена, что вы достойный и благородный человек. Но ваше предложение было принято без моего согласия.

Он бесстрастно посмотрел на нее.

– И?..

– И?.. – повторила она несколько растерянно.

– Миледи, для вас это прекрасный повод отказаться, но при чем здесь я? Выскажите вашу волю королю или архиепископу – и дело с концом. Меня ваше согласие или отсутствие такового не касается.

– Все не так просто. Возможно, в вашей среде так принято, но я подопечная короля. Он дал согласие от моего имени. Ослушаться его…

– Церковь не обвенчает женщину, не желающую вступить в брак, даже если это воля короля. Я же, напротив, дал слово и не могу отказаться. К тому же у меня нет для этого причин.

Его абсолютная безмятежность вывела Кристиану из себя.

– Тогда позвольте мне более ясно обрисовать положение, и у вас, возможно, появятся причины. Я не хочу выходить за вас замуж, потому что люблю другого.

Он продолжал смотреть на нее с той же невозмутимостью. Ни один мускул не дрогнул на его лице, словно они вели обычную светскую беседу.

– Для вас, несомненно, это повод для отказа, леди Кристиана. Но меня это опять-таки не касается.

Она не верила своим ушам. Неужто он готов мириться с тем, что она ему сказала? Неужели у него нет гордости? И сердца?

– Зачем же вам жениться на женщине, которая любит другого? – выпалила она.

– Полагаю, это случается сплошь и рядом. В Англии масса браков, заключенных в подобных обстоятельствах. В конце концов, это не так уж важно.

О святые угодники! Надо же было, чтобы ей попался человек, предпочитающий брак по расчету! Ну да, он же купец!

– В вашей среде это, возможно, и недостаточно серьезная причина, – попыталась объяснить она, – но браки, основанные на любви, стали…

– Вы уже второй раз произносите подобное, миледи. Больше так не говорите. – Он по-прежнему сохранял спокойствие и невозмутимость, но в его голосе прозвучали властные нотки.

– О чем вы?

– «В вашей среде». Вы уже дважды сказали это.

– Но я вовсе не хотела…

– Нет, вы именно хотели. Однако мы можем обсудить это в другой раз.

Она растерялась и упустила нить разговора. Но он помог ей.

– Миледи, я не сомневаюсь, что молодая девушка мечтает выйти замуж за человека, которого она, как ей кажется, любит. Но ваши чувства быстротечны и мимолетны. Вы переживете свое разочарование. А брак – это надолго. В конце концов все наладится.

Он говорил с ней как с ребенком и так бесстрастно, словно они обсуждали покупку партии шерсти. Она ошиблась, полагая, что сумеет вызвать его сочувствие. Ведь он же купец, и для него жизнь, наверное, состоит исключительно из расходов и доходов.

Ну что ж, возможно, он лучше поймет ее, если увидит, какой удар нанесет этот брак его гордости.

– Это не просто мимолетное увлечение с моей стороны, господин Дэвид. Я же не маленькая девочка. Я дала слово этому человеку.

– Вы с ним тайно обручились?

Кристиане отчаянно хотелось солгать. Искушение было велико, но ложь могла иметь серьезные последствия, и ей не хватило смелости.

– Неофициально, – наконец вымолвила она, надеясь, что некая двусмысленность собьет его с толку.

По крайней мере в его голосе послышался интерес.

– Этот человек просил вашей руки?

– Семья вынудила его покинуть двор прежде, чем он успел это сделать.

– Он что, мальчик, во всем послушный воле семьи? Кристиана подумала, что ни на секунду не должна забывать, с кем говорит.

– Такому человеку, как вы, пожелания родных могут представляться не столь важными, но он – отпрыск древнего рода с севера. В его окружении не принято пренебрегать родством. И все же, когда он услышит о нашем обручении, он вернется. Я в этом уверена.

– Итак, ваш избранник сказал, что хочет жениться на вас, но уехал, не доведя дело до конца.

Такая прямота покоробила ее.

– Да.

Он снова улыбнулся.

– Понятно.

Ей очень не понравилось это «понятно», и раздражение придало ей смелости. Она подалась вперед, чувствуя, как от гнева сводит скулы.

– Господин Дэвид, позвольте мне говорить с вами прямо. Мы были близки.

Наконец-то ей удалось поколебать его безмятежность. Он слегка откинул голову и изучал ее из-под полуприкрытых век.

– То есть?

Кристиана в отчаянии всплеснула руками.

– Мы были вместе в постели. Это для вас достаточно откровенно? Нас, кстати, застали вместе именно в этот момент. Ваше предложение подвернулось вовремя: королева сможет замять скандал, и мой брат не станет заставлять моего возлюбленного жениться на мне вопреки воле семьи.

Ей показалось, что его глаза гневно сверкнули.

– Вас застали вместе, и этот человек бросил вас в такой момент одну? Ваша преданность этому образцу рыцарства впечатляет.

Такая оценка Стивена была для нее равносильна пощечине.

– Кто вы такой, чтобы сметь критиковать…



– Вы опять за свое…

– Что вы имеете в виду?

– «Кто вы такой». Уже дважды сказали. Этой фразы вам следует избегать. – Он помолчал. – Кто этот человек?

– Я поклялась не говорить, – напряглась Кристиана. – Мой брат… И потом, вы сами сказали – вас это не касается.

Он встал, легко и грациозно, и направился к камину. Покрой камзола подчеркивал стройное, мускулистое тело. Дэвид был довольно высок, не как Морван, но все же выше многих. Кристиана обнаружила, что в его присутствии чувствует себя как-то неловко. Раньше ей казалось, что торговцы бывают исключительно тощими или тучными, но уж никак не такими красавцами.

Он пристально смотрел на пламя в камине.

– Вы ждете ребенка?

Подобная мысль потрясла ее. Она не думала об этом. А вот королева, очевидно, подумала. Она растерянно посмотрела на Дэвида.

Он обернулся и увидел выражение ее лица.

– Вам известны признаки? – мягко поинтересовался он. Она покачала головой.

– Вам нездоровилось с тех пор, как вы были с ним? Она покраснела и кивнула. Как раз этим утром у нее начались ежемесячные недомогания. Он снова отвернулся к камину.

Она гадала, о чем он думает, глядя на огненные языки, и молилась, чтобы у него хватило гордости отказаться от уже использованного товара.

Молчание затягивалось, и она не выдержала.

– Итак, вы пойдете к королю и откажетесь от своего предложения? – с надеждой спросила она.

– Думаю, что нет. Ее сердце упало.

– Юные девушки склонны допускать ошибки, – добавил он.

– Но это не было ошибкой, – заявила она. – Если вы не откажетесь, то в конце концов будете выглядеть весьма глупо. Он приедет за мной – если не до свадьбы, то после. И тогда я уйду с ним.

Он не повернул головы, но его тихий выразительный голос преодолел разделявшее их расстояние.

– А с чего вы взяли, что я отпущу вас?

– Вы не сможете помешать мне. Он рыцарь и прекрасно владеет оружием…

– В этом мире есть более эффективные средства, нежели сталь, Кристиана. – Он обернулся. – Я уже говорил, что вы можете пойти к архиепископу и заявить о своем нежелании вступать в этот брак. Но я отказываться не собираюсь.

– Благородный человек не стал бы обрекать меня на гнев короля, – с горечью заметила она.

– Благородный человек не станет обсуждать репутацию девушки, даже если она и просит его об этом. Мой отказ вызовет недовольство короля. Мне потребуется веское основание. И что же? Следует ли мне упомянуть, что вы не девственница? Это единственный путь.

Она опустила глаза. Паника и отчаяние, владевшие ею накануне, вновь вернулись.

Кристиана уловила какое-то движение, и через мгновение Дэвид де Абиндон стоял рядом. Сильная рука бережно приподняла ее подбородок, и вот она уже смотрит в его лицо. Казалось, эти синие глаза видят ее насквозь, проникают в ее мысли и душу. Даже ястребиный взгляд леди Идонии не был таким пронзительным. И таким завораживающим.

Исходящая от Дэвида мощь обволакивала ее. Она чувствовала его сильные пальцы на своем подбородке. Большой палец коснулся ее скулы, и Кристиана затрепетала.

– Если он придет за вами до свадьбы, я отступлюсь, – пообещал он. – Но насколько я знаю мужчин, думаю, он вряд ли появится, хотя из-за вас, безусловно, стоило бы рискнуть.

– Вы не знаете его.

– Согласен. И я не так стар, чтобы меня нельзя было удивить. – Он улыбнулся, разглядывая ее с высоты своего роста. Это была первая искренняя улыбка за весь вечер. Замечательная, кстати, улыбка. Он убрал руку, а ее кожа продолжала пылать там, где он касался ее.

Она встала.

– Я должна идти. Мой провожатый слишком долго ждет меня.

Он дошел с ней до двери.

– Я навещу вас через несколько дней.

Кристиана пребывала в полной растерянности. Он вынуждал ее согласиться с этим фарсом, и это ужасно осложняло положение.

– Прошу вас, не нужно. В этом нет смысла. Он повернулся и посмотрел на нее.

– Как пожелаете.

Как только они вышли из дома, она увидела стоящего в тени Томаса и бросилась к нему, затем оглянулась на Дэвида, оставшегося на пороге.

Томас повел ее к воротам.

– Ваш визит был успешен?

– Да, – солгала она. Томас ничего не знал о помолвке. Она еще не была официально объявлена, и прежде Кристиана надеялась, что после встречи с Дэвидом де Абиндоном вопрос решится сам собой. Но упрямство Дэвида перепутало все ее планы. Ей придется найти иной способ помешать этому браку.

Дэвид не сводил с нее глаз, когда она пересекала двор. Да, знатное происхождение сказывалось и в ее манере держаться, и в грациозной походке. Время словно остановилось для него, и происходящее казалось сном. В его душе наступила причудливая тишина. В этом только ему одному доступном мире он наблюдал за событиями отстраненно, как бы со стороны.

Несколько раз в жизни он испытывал подобное ощущение и сейчас был потрясен тем, что вновь переживает его. Он не пытался поставить под сомнение важность момента. Наступившую тишину он воспринимал как беззвучные шаги фортуны, поворачивающей свое капризное колесо и меняющей его жизнь непредсказуемым для него образом. В отличие от большинства мужчин он не боялся свидетельств своенравия судьбы, потому что до сих пор был одним из ее любимых чад.

Кристиана Фицуорин из Харклоу. Пещеры Харклоу. В этом совпадении было нечто интригующее.

Ворота за ней закрылись, и время снова возобновило свой бег. Дэвид стал размышлять о визите девушки и его последствиях для него.

Теперь понятно желание короля скрыть факт покупки Дэвидом той чрезвычайно выгодной торговой лицензии. Если об этом станет известно, другие купцы будут завидовать ему. Он сам предложил несколько способов утаить договоренность. Но речь шла об огромных суммах, и король, отчаянно нуждавшийся в средствах для войны с французами, хотел получить все деньги сразу. Решение отдать ему в жены девушку благородного происхождения и выдать полученную сумму за брачный выкуп тоже казалось весьма странным. К тому же девушка может не подойти ему.

Перед его мысленным взором предстало прелестное лицо Кристианы, ее черные волосы и белоснежная кожа. Ее темные глаза сверкали, как черные бриллианты. Она не была слишком хрупкой, но ее изящество создавало иллюзию хрупкости. Когда он сегодня увидел ее в неярком свете камина, у него перехватило дыхание. Так всегда бывало, если его взору открывалось нечто исключительно прекрасное.

Ее визит повлек за собой непредвиденные осложнения, но одно было теперь для него совершенно ясно. Кристиана Фицуорин удовлетворяла его по всем статьям.

Он был поражен, когда для закрепления этой сделки король выбрал ему в жены дочь Хью Фицуорина, – слишком отличались они по своему положению. Даже огромная сумма, которую он якобы выплатит в качестве выкупа за невесту, не устранит этого социального неравенства.

Король отмел все его возражения. «Мы пустим слух, что ты увидел ее, возжелал и выложил целое состояние, чтобы обладать ею». Что ж, теперь он знал, почему король остановил свой выбор на Кристиане. Замужество мгновенно погасит искры скандала вокруг нее и ее возлюбленного.

Хорошо, что он узнал правду. Ему не нравилось быть пешкой в игре других. Обычно он сам переставлял фигуры.

Он прошел через двор к Сиэгу.

– Все в порядке? – спросил швед.

– Это были не они.

– Ах ты, черт возьми! Дэвид засмеялся.

– Иди спать. Вряд ли они придут сегодня.

– Надеюсь, что нет. Этой ночью и так посетителей больше, чем днем. – Сиэг помолчал. – А что насчет стража леди Алисии?

Дэвид посмотрел в конец здания, где в окне виднелось колеблющееся пламя свечи.

– Он знает, где ему быть. Я приведу ее позже. – Он собрался уходить, но остановился. – Сиэг, завтра ты должен узнать для меня имя одного человека. Он рыцарь, и его семья с севера. Влиятельная семья.

– Не густо. Есть десятки…

– Он недавно покинул Вестминстер. Вчера или чуть раньше.

– Ну, это уже легче.

– Мне нужно его имя, Сиэг. И все, что сможешь узнать о нем.

Глава 2

Кристиана провела мучительную ночь, отчаянно пытаясь найти выход из создавшегося положения. Наступило утро, но она так ничего и не придумала, разве что написать Стивену, подкупить королевского курьера для доставки письма на север и молиться, чтобы оно дошло вовремя. Однако обручение было назначено через неделю. За это время Стивен никак не может успеть получить письмо и приехать за ней.

Единственным выходом оставался разговор с самим королем. Она решила, что не станет категорически отказываться от брака, но сообщит ему, что он ей не по душе. Возможно, ей удастся хотя бы убедить его отложить обручение.

Набравшись смелости, она покинула покои, которые делила с Изабель и Джоан, также находившимися под бдительным оком Идонии, и направилась в зал, где король принимал просителей. Войдя в приемную, Кристиана увидела, что та уже полна народа. Она сообщила свое имя секретарю, сидевшему у двери, надеясь, что ее положение во дворце поможет ей оказаться в числе первых.

Вдоль стены стояли скамьи. Рыцарь в латах уступил ей место, и она присела, дожидаясь своей очереди. Стоявшие загородили ее от входа.

Пока она сидела и обдумывала, как бы ей начать разговор, дверь в зал отворилась. Вошел паж, а за ним – ее брат Мор-ван. Затем она увидела, как он скрылся в покоях короля.

Значит, сейчас король сообщит ему о своих планах. Что скажет ее гордый брат? Какова будет его реакция?

Ответ не заставил себя ждать. Буквально через несколько минут стало ясно, что разговор идет на повышенных тонах. Значит, Эдуард вышел из себя, потому что Морван в минуты страшного гнева бывал холоден и сдержан.

Нужно немедленно уходить. Раз король гневается, нет никакого смысла с ним говорить. Да и Морвану не стоит видеть ее здесь.

Она уже поднималась, когда он стремительно вышел от короля. Его темные глаза сверкали, красивое лицо пылало яростью. Он направился к выходу с решимостью человека, готового к сражению.

Как же ей покинуть приемную, не рискуя столкнуться с братом?

Она поспешно осмотрелась. Еще одна дверь вела в коридорчик, связывающий приемную с личными покоями. Ходили слухи, что таким путем проникали к королю тайные гости, дипломаты и иногда даже женщины. И хотя официально этот путь никогда не считался запретным, все понимали, что быть обнаруженным в коридорчике – значит навлечь на себя неприятности. Даже королева им не пользовалась.

Но у Кристианы не было выхода. Слегка приоткрыв не слишком заметную дверь, она проскользнула в образовавшуюся щель. Коридор тянулся вдоль внешней стены замка, и она торопливо направилась в дальний его конец.

Внезапно позади нее раздался звук. Кристиана заметалась в поисках убежища и укрылась в небольшом алькове, где вжалась в стену, молясь, чтобы ее не обнаружили. Услышав шорох удалявшихся шагов, она с облегчением вздохнула.

Но тут, к ее ужасу, звук шагов донесся до нее с другой стороны. Замерев, она со страхом ожидала, что ее вот-вот обнаружат.

Невысокий седобородый мужчина средних лет торопливо проследовал мимо нее. Он не заметил Кристиану, его взгляд был устремлен куда-то вперед.

– Прошу прощения. Подождите, – услышала она его громкий шепот.

Далее в беседе участвовали двое. Мужчины говорили тихо, но она слышала каждое слово. Разговор шел на парижском диалекте, который она изучала по настоянию короля, а не на дурном французском, обычно используемом придворными.

– Если вас здесь обнаружат, вам не поздоровится.

– Приходится рисковать. Мне необходимо выяснить, правда ли то, что я слышал о вас.

– И что же такого вы слышали?

– Что вы можете нам помочь.

– Вы обратились не по адресу.

– Вряд ли. Я следовал за вами. Как мне сообщили, у вас есть доступ.

– Повторяю: вы обратились не по адресу.

– По крайней мере выслушайте меня.

– Нет.

Голоса стали удаляться.

– Вы не пожалеете, – продолжал уговаривать седобородый.

– Вам нечем заинтересовать меня.

– Откуда вы знаете, если даже не выслушали?

– Вы совершили глупость, придя сюда, а я не имею дел с глупцами.

Голоса и шаги становились все глуше. Кристиана дождалась, пока они окончательно не затихли, и, подхватив юбки, помчалась в свои покои.

Она сидела на постели, обдумывая, как ей подойти к королю завтра, когда в комнату ворвался все еще пребывающий в ярости Морван.

Кристиане крайне редко приходилось наблюдать его в таком состоянии, и сейчас главное было удержать его от необдуманного поступка. Успокаивая брата, она испытывала угрызения совести – ведь во всем виновата она сама. А Морван винил исключительно короля и торговца.

– Этот торговец даже не счел нужным прежде поговорить со мной! – негодовал Морван. – Он обратился прямо к королю! Наглость вообще присуща их сословию, но подобное поведение – это уж чересчур!

– Возможно, он не знал, как у нас принято поступать, – попыталась успокоить его Кристиана. Если бы брат снова стал спокойным и рассудительным, они могли бы обдумать ситуацию вместе и непременно нашли бы какой-то выход.

– Так принято везде, сестра.

– Что толку обсуждать это, когда король уже согласился?

– Да, Эдуард дал согласие. – Морван внезапно прекратил метаться по комнате и застыл, устремив взгляд на камин. – Это плохой знак, Кристиана. Это означает, что король действительно забыл.

Кристиана почувствовала щемящую жалость. Подойдя к брату, она обняла его, сразу выбросив из головы собственные горести и разочарования. Она так эгоистично заботилась о себе, что не подумала о куда более важных последствиях этого брака.

Мимолетные смутные воспоминания прошлой жизни пронеслись в ее усталой голове. Воспоминания о Харклоу и о счастье. Картины войны и смерти. Ощущения мучительного голода и неотступного страха. И наконец, ярко и отчетливо перед ее мысленным взором предстал Морван, уже высокий в свои десять лет, отважно шагающий через ворота замка, чтобы сдаться врагу. Он был совершенно уверен, что его убьют. С годами Кристиана все больше убеждалась, что сам Господь, должно быть, внушил тому шотландскому лорду мысль пощадить ее брата, чтобы она не осталась совершенно одна в этом мире.

Они бежали из Харклоу и явились к молодому королю Эдуарду. Когда они рассказали ему о смерти Хью Фицуорина и потере владений, Эдуард обвинил себя в том, что не пришел на помощь своему другу и стороннику. Эдуард поклялся Морвану и их умиравшей матери, что отомстит за них и вернет им родовые владения.

Это было одиннадцать лет назад. Долгое время Морван считал, что, когда он станет рыцарем, король выполнит свою клятву. С тех пор минуло уже два года, но король, казалось, не собирался вторгаться за шотландские границы. Все его внимание было сосредоточено на Франции.

А уж нынешнее намерение выдать Кристиану за этого купца означало, что король никогда не станет помогать Морвану вернуть Харклоу. Древние благородные корни семьи Фицуорин вскоре будут забыты.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что семья Перси не считала ее удачной партией. Но любовь Стивена, конечно, преодолеет эти мелочные соображения. А когда они поженятся, то его родные, как надеялась Кристиана, помогут Морвану вернуть утраченное.

Это тоже в ее глазах склоняло чашу весов в пользу Стивена. Кристиана считала, что бремя борьбы за честь их семьи не должно полностью ложиться на плечи ее брата, и хотела выйти замуж за человека, который окажет ему поддержку.

Морван поднял голову.

– Король сказал, что помолвка назначена на субботу. Я не понимаю этой спешки.

Не могла же она признаться своему старшему брату, что причина спешки заключается в том, чтобы не дать вмешаться ее возлюбленному. И возможно, чтобы Морван не успел узнать, что произошло между ними, и вызвать Стивена на поединок. Король Эдуард, вероятно, старался избежать конфликта с семьей Перси.

Попытки Кристианы успокоить брата не увенчались успехом. Его ярость нисколько не утихла.

– Не тревожься, сестра, я сам займусь твоим «женихом».

Дэвид стоял у двери своей лавки, наблюдая, как два его молодых помощника, Майкл и Роджер, несут шелка и меха. Из окошка длинного, нарядно украшенного экипажа за этим зрелищем наблюдала принцесса Изабель.

Сегодняшний приезд леди Идонии, леди Джоан и принцессы Изабель позабавил его и привел учеников в благоговейный трепет. Дамы прибыли якобы, чтобы выбрать ткань для туалета, который Изабель наденет на помолвку Кристианы, но раньше принцесса никогда не была его покупательницей. Новость о предстоящем обручении уже распространилась по Вестминстеру, и Дэвид не сомневался, что вскоре еще многие приедут посмотреть на него.

К их разочарованию, он появился, когда они уже готовились отбыть домой. Его интересы теперь не ограничивались стенами одной этой лавки, и он частенько оставлял его на Эндрю. Он улыбнулся, вспомнив, как миниатюрная леди Идония решительно загородила Изабель от Сиэга, словно опасаясь домогательств викинга.

Мальчики уложили свертки в карету, последний раз украдкой взглянув на знатных посетительниц и их сопровождающих.

«Нечасто выпадает такое событие», – подумал Дэвид, разглядывая толпу зевак, запрудивших улицу. Принцесса и знаменитая леди Джоан, члены королевской семьи, редко сами выезжали за покупками. Обычно было принято привозить товары к ним во дворец.



Кристиана, конечно, не приехала, и он гадал, какую уловку она придумала, чтобы уклониться от этой поездки. Он передал ей подарок с леди Идонией – красную накидку, отороченную черным мехом, которую сшил по его заказу портной Джордж. Та, в которой она появилась в его доме, выглядела далеко не новой да и была короче, чем носили в этом сезоне, на целую ладонь. Подопечных короля явно не баловали роскошью.

Ей, наверное, будет неловко принимать этот подарок. За те короткие мгновения в его кабинете он составил себе некоторое мнение о ее характере, и мнение это было благоприятным. А еще Дэвида поразила ее красота. Воспоминания о ее сверкающих очах и белоснежной коже преследовали его.

Она ждала своего возлюбленного. Сколько еще ей придется ждать?

В отличие от большинства мужчин он ценил женщин и понимал их. И он мог ощутить ее боль. Ведь он сам почти восемнадцать лет жил с такой мукой. Неужели он обречен всю оставшуюся жизнь вновь испытывать это чувство? Неужто такова цена за подарок судьбы?

На мгновение он позабыл, где находится, но шум улицы вернул его к действительности. Повернувшись, он вдруг заметил направлявшегося к нему человека в знакомой ливрее.

– Дэвид де Абиндон? – спросил посланец.

– Да.

Человек передал ему свернутый лист пергамента. Дэвид прочел записку. Он ожидал ее. Вернее, он ожидал встречи, которая должна последовать за ней. Десять лет. Лучше быстрее положить этому конец. Не стоит тянуть до обручения.

Но, повернувшись к посланцу, он сказал:

– Передайте, что я не могу встретиться с ней на этой неделе. В следующий вторник во второй половине дня. Она должна прийти ко мне домой.

Дэвид вошел в лавку. Майкл и Роджер закрывали передние ставни, а Эндрю вошел с рулоном ткани из задней комнаты.

– Я выписал счет на покупки леди Идонии и леди Джоан. – Эндрю опустил на пол свою ношу.

Дэвид хлопнул его по плечу.

– Итак, чуть ли не целый день в обществе прекрасной Джоан. Твои друзья месяц будут поить тебя элем, чтобы послушать эту историю.

Эндрю озорно улыбнулся.

– И я подумал о том же. Она действительно прекрасна. Как и леди Кристиана Фицуорин. Я видел их вместе в городе. Почему вы не рассказали нам о помолвке? Неловко было показывать леди, что мы впервые об этом слышим.

Остальные замерли, прислушиваясь к их разговору, как и стоявший у двери Сиэг.

– Это совсем свежая новость. Все молча ждали продолжения.

– Давайте закроем лавку и пойдем домой. По дороге я все объясню.

Хотя что он может объяснить? Не рассказывать же правду? Никто никогда не узнает ее, даже Кристиана. Надо срочно придумать что-нибудь убедительное.

Они уже собрались уходить, когда с улицы донесся стук копыт. Майкл подбежал к двери и выглянул на улицу.

– Рыцарь короля, – сказал он. – Тот самый, что искал вас утром.

Дэвид догадывался, кто это.

– Вы все отправляйтесь домой. И ты, Сиэг.

Дверь открылась, и вошел высокий темноволосый молодой человек. Он остановился на пороге и огляделся. На нем была одежда королевского рыцаря, на поясе висел длинный меч. Сверкающие черные глаза, так похожие на недавно виденные, но только мерцающие холодным огнем, остановились на Дэвиде.

Юноши обошли незнакомца, явно пораженные его ростом и осанкой. Сиэг многозначительно взглянул на Дэвида. Дэвид покачал головой, и швед тоже покинул комнату.

– Я – Морван, брат Кристианы, – произнес рыцарь, когда они наконец остались одни.

– Я знаю.

– Правда? А мне показалось, что вы решили – у нее нет родных.

Дэвид молчал. Он хотел дать гостю высказаться. Действительно, причин для возражений у Фицуорина предостаточно.

– Я подумал, что нам следует встретиться, – сказал Морван. – Должен же я посмотреть на человека, который покупает жену, словно породистую лошадь.

Дэвид подумал о тех двух часах, что провел этим утром с королевским секретарем, составляя брачный контракт. Было просто невозможно полностью скрыть так называемый брачный выкуп. Дэвид все же предпринял попытку и в итоге добился того, чтобы в контракте была лишь ссылка на сумму, основанную на сложных расчетах, связанных с ценой на прошлогоднюю шерсть. Непосвященному человеку в этом сроду не разобраться.

Морвану, должно быть, показали контракт, и он не оставил без внимания этот пункт.

– Король настаивал на брачном выкупе, как в давние времена. Я бы с радостью избежал этого.

Морван пристально изучал его.

– Если бы это была не моя сестра, то я, возможно, счел бы историю забавной. Вы готовы выложить немало, чтобы жениться на женщине, которую совсем не знаете.

– Такое случается сплошь и рядом.

– Да. Если приданое приличное.

– Я не нуждаюсь в ее приданом.

– Это я понял. Я также слышал, что у вас нет недостатка в женщинах, которые согрели бы вашу постель. Тогда почему вы платите целое состояние, чтобы заполучить мою сестру?

Дэвид вынужден был признать, что вопрос вполне логичный. Не стоит недооценивать этого молодого человека. Фицуорин собирал сведения о нем точно так же, как и он о Морване. Возможно, он удовлетворится объяснением, придуманным королем? «Мы пустим слух, что ты увидел ее, возжелал и выложил целое состояние, чтобы обладать ею».

– Я видел ее несколько раз и заинтересовался. Король проявил сочувствие.

– И вы попросили ее руки, только увидев ее?

– Мною иногда овладевают подобные прихоти. И почти всегда я добиваюсь своего. Что же до отсутствия приданого и брачного контракта, то все решилось само собой, как это часто бывает в ходе переговоров. – Слова прозвучали почти правдиво. По крайней мере Дэвид надеялся на это, потому что иного объяснения у него просто не было. Морван несколько минут обдумывал услышанное.

– Я поверил бы, если бы вы были глупцом, но не думаю, что это так. Скорее, вы выскочка, решивший купить себе таким образом положение и стремящийся вырастить своих детей в другой среде за счет благородного происхождения их матери.

Что ж, еще одно достоверное объяснение. Но если бы Морван поговорил со знающими людьми, он бы понял, насколько оно шито белыми нитками.

– Вы брат Кристианы и поэтому не представляете, насколько глупым может стать из-за нее даже самый разумный мужчина.

Пламя полыхнуло в темных глазах молодого человека. Нет, ему совсем не нравилась мысль о том, что какой-то купец возжелал его сестру.

– Я не дам разрешения на этот брак. Я не допущу, чтобы Кристиана стала женой простого торговца, как бы он ни был богат. Она не породистая кобыла, которую покупают, чтобы облагородить кровь бастарда.

Дэвид проигнорировал оскорбление, отметив лишь еще раз, что Фицуорин тщательно изучил всю его подноготную.

– Мы с ней уже говорили об этом. Она знает, что я не откажусь. У меня нет для этого повода.

– Ну тогда позвольте мне дать вам повод. Скажите королю, что у невесты есть брат, который готов биться за честь сестры. Объясните, что не предвидели этого, когда делали предложение.

– А как насчет недовольства короля, если я скажу подобное?

– Если потребуется, мой меч может послужить и кому-нибудь другому.

– А если я не сделаю по-вашему?

– Я выполню свою угрозу.

Дэвид не сомневался в его решимости. Фицуорин производил впечатление умного и скорее всего честного человека.

– А вам известно, почему ваша сестра не хочет за меня замуж?

– Это же очевидно, не так ли? Значит, он ничего не знает о любовнике.

– Разве?

– Она – дочь барона. Этот брак – оскорбление для нее. Дэвид подавил внезапно вспыхнувшее раздражение. Он давно научился не реагировать на подобные выпады. Однако за последние несколько минут он уже вытерпел от этого человека столько, что чаша терпения готова была переполниться. Он прислонился к стене, скрестил руки на груди и встретился взглядом с полыхавшими огнем глазами Морвана.

– Вы откажетесь?

– Не думаю.

Рыцарь окинул его взглядом с ног до головы.

– Я смотрю, у вас есть кинжал. А мечом вы владеете?

– Не очень хорошо.

– Ну тогда вам стоит поупражняться.

– Вы собираетесь убить меня?

– Если вы не покинете Лондон или не найдете причины для отказа, через месяц мы встретимся.

Гнев внезапно захлестнул Дэвида. Он почти никогда не терял самообладания, но сейчас был близок к этому.

– Сообщите, где и когда.

Он знал, что его собеседника переполняет такая же холодная ярость. Но он также заметил удивление молодого человека: его угроза вызвала вовсе не страх, а гнев.

– Посмотрим, придете ли вы, – сказал Морван с усмешкой. – Думаю, время покажет, что вы, так же как и большинство из вашей породы, богаты, но лишены чувства чести.

– А вы похожи на большинство нынешних рыцарей. Бездна высокомерия, но ни земли, ни денег, – парировал Дэвид. Он знал, что это недостойно, но терпеть больше не мог.

Глаза Морвана яростно сверкнули. Он резко повернулся и направился к двери.

– Моя сестра не для вас! У вас есть месяц, чтобы все изменить.

Словно пружина лопнула в Дэвиде. Едва незваный гость покинул его, Дэвид выпрямился одним плавным, молниеносным движением. Его рука опустилась на бедро, и длинный стальной кинжал просвистел в воздухе и вонзился в притолоку двери как раз там, где за секунду до этого стоял Морван Фицуорин.

Белокурая голова Сиэга появилась в проеме двери. Он взглянул на Дэвида, повернулся и выдернул еще дрожавший кинжал из дерева.

– Полагаю, пока еще рановато поздравлять вас с женитьбой.

Дэвид взял кинжал и убрал его в ножны. Теперь он был совершенно спокоен.

– Ты слышал?

– Да.

– Я же велел тебе уйти.

– Его меч и выражение лица заставили меня остаться. Я подумал, что сегодня мне представится возможность выплатить мой долг.

Дэвид не отреагировал на его слова и зашагал прочь.

– Хотите, чтобы мы занялись им? Девушка об этом никогда не узнает. Вокруг столько рек. Любой может случайно упасть и утонуть.

– Нет.

– Меч – не ваше оружие.

– До этого дело не дойдет.

– Вы уверены? Он выглядел решительным.

– Я уверен.

Они молча шли по аллее к дому. Наконец швед заговорил:

– Странное время вы выбрали, чтобы жениться.

– Да. – Это действительно было так. Через несколько месяцев возникнет масса вопросов, которые нужно будет решать.

– Это все затруднит, – заметил Сиэг.

– Я уже думал об этом.

– Можно отложить свадьбу до следующей зимы. Или до ноября. К тому времени все утрясется.

Дэвид покачал головой. Он не собирался давать ее возлюбленному целый год на раздумье, но и сам не намерен был ждать так долго, чтобы увлечь прекрасную Кристиану Фицуорин в свою постель.

– Нет, надежнее, если она уже будет в моем доме.

– А если что-нибудь случится?

– Ну тогда девушке дважды повезет. Она избавится от нежеланного мужа и станет богатой вдовой.

Холодный туман окутывал Стрэнд, по которому двигалась небольшая кавалькада. Джон Константин гордо восседал на своем коне. Его отороченная мехом и украшенная драгоценными камнями бархатная мантия была едва прикрыта наброшенной на плечи ярко-синей накидкой. Он взглянул на строгую, лишенную каких-либо украшений одежду Дэвида.

– Слава Богу, что ты хотя бы надел эту цепь, – заметил Джон с усмешкой. – Иначе тебя приняли бы за какого-нибудь сельского сквайра. Учитывая обстоятельства, ты мог бы принарядиться хотя бы один раз. Твой вид производит странное впечатление, Дэвид.

Дэвид хотел было сказать, что он вовсе не пытается произвести впечатление, а одевается соответственно своему вкусу, но понял, что лукавит. Отказ соперничать с аристократией в роскоши был его молчаливым осуждением ее претензий на превосходство.

Он чувствовал тяжелую золотую цепь, протянувшуюся от плеча к плечу. Даже ее он надел с неохотой, лишь ради Кристианы. Ее друзья смогут оценить стоимость этой безделушки.

– Ты бы видел лицо твоего дяди Гилберта, когда я сказал ему, куда еду, – вспоминал Джон. – Клянусь Богом, это было зрелище! Я спросил его, будет ли он присутствовать, прекрасно зная, что ему совершенно ничего не известно. Я заставил его вытягивать из меня подробности. По меньшей мере двадцать человек могли нас слышать. – Раскатистый смех Джона прокатился по Стрэнду гулким эхом. – «Как же, Гилберт, неужто ты не знаешь? – говорил я. – Дочь знаменитого Хью Фицуорина. Да еще с согласия самого короля, ни много ни мало. В королевской часовне, в присутствии королевской семьи…» – Он весь посерел, когда я наконец закончил.

Дэвид улыбнулся, представив выражение лица Гилберта, узнавшего, что Дэвид женится на дочери барона. Впервые мысль о помолвке доставила ему хоть какое-то удовольствие.

Он не говорил ни с одним из Абиндонов со времен своей юности и прекрасно помнил, что они сделали с его матерью. Он также никогда не продавал им товары, которые привозил из других стран. Да, конечно, это было ребячество, но иного способа отомстить у него пока не было. Когда-нибудь появится возможность проделать это более подобающим образом.

Джон посерьезнел.

– Хотелось бы, чтобы мой брат это увидел.

Да, подумал Дэвид. Но даже лучше, что он не увидит. Он задумался на мгновение о своем покойном учителе и партнере, который, пожалуй, спас его. Прекрасный человек, Дэвид Константин, чья вера в своего юного ученика принесла им обоим богатство и позволила Дэвиду стать тем, кем он был сегодня. Он любил своего учителя больше, чем иной сын любит отца.

Именно из уважения и любви к учителю он тянул время и выжидал. А когда тот умер, стал возделывать ту ниву, с которой скоро будет собран урожай.

Они проехали через Вестминстер к дворцу, и Дэвид направился к королевской часовне.

Вокруг нее собралась небольшая толпа. Прибытие короля не вызвало особого ажиотажа. Эдуард и Филиппа с детьми и ближайшими домочадцами ежедневно посещали службу. Дэвид без труда отыскал глазами Кристиану. Он узнал ее по красной накидке. Она молча шла между леди Джоан и леди Идонией.

Дэвид подошел к королевской семье. За ними виднелась напряженная фигура Морвана Фицуорина. Кристиана, стоявшая впереди него, смотрела на священника и ни разу не повернула головы.

Служба была короткой, и после нее священник подозвал к алтарю Кристиану и Дэвида. Она, не снимая накидки, так как в часовне было прохладно, прошла к брату, потом они вдвоем присоединились к Дэвиду. Кристиана по-прежнему смотрела куда-то вдаль. Она выглядела абсолютно бесстрастной и очень красивой.

Морван взял ее маленькую нежную руку и вложил в ладонь Дэвида. Легкая дрожь пробежала по ней, когда священник стал читать молитву; затем они должны будут дать клятву верности. Она произносила слова, словно заученный урок. Монотонность свидетельствовала о том, что эти слова не имеют для нее никакого значения, что она вообще не понимает их смысла.

Кристиана повернулась для обязательного поцелуя, покорно обратив к нему лицо, но не поднимая глаз. И Дэвид почувствовал странную смесь сочувствия и раздражения.

По закону церкви и королевства Кристиана теперь принадлежала ему, но она упорно игнорировала его все это время, пока они находились в часовне. Это не делалось напоказ: просто таким образом она старалась сохранить самообладание и не дать волю собственной боли. Вряд ли кто-нибудь это заметил, за исключением Морвана.

Дэвид подозревал, что Кристиана пытается превратить эту помолвку в сон, чтобы проснуться, когда вернется ее возлюбленный. Тогда она очнется и сделает вид, что ничего не было. Однако то, что он понимал эту девушку, вовсе не означало, что он склонен потакать ее иллюзиям и удовлетвориться ее безучастной покорностью.

Ему не было дела до того, что рядом стоят король и королева, что за ними наблюдает ее разгневанный брат. Это касалось только их двоих.

Он наклонился, прикоснулся к ее щеке и почувствовал, как она дрожит.

Капюшон все еще скрывал ее волосы. Он знал, что они распущены, символизируя ее невинность, – такова традиция. Он откинул капюшон. Густые черные локоны водопадом заструились по спине. Его рука скользнула за ними и обвила ее за талию.

– Посмотри на меня, Кристиана, – тихо велел он.

Черные ресницы затрепетали. Бледные веки медленно приподнялись. В двух черных озерах отразились удивление и страх.

Он наклонил голову и припал губами к ее нежным дрожащим губам.

Глава 3

Кристиана взглянула на шахматную доску, стоявшую на комоде между нею и Джоан, и передвинула пешку. Джоан мгновенно забрала одного из ее коней. – Ты сегодня плохо играешь, – заметила она.

Они сидели у окна спальни Изабель. Принцесса в сопровождении леди Идонии отправилась навестить подругу.

Кристиана пыталась сосредоточиться на игре и не думать о состоявшемся три дня назад обручении. Она особенно упорно гнала прочь мысли о Дэвиде де Абиндоне, однако его пронзительный взгляд и касание теплой руки все время всплывали в ее памяти, и это приводило ее в отчаяние. Он был очень добр к ней во время церемонии и обеда и, по-видимому, даже сочувствовал.

– Ты так и не рассказала мне, что чувствовала во время обручения, – сказала Джоан.

Кристиана пожала плечами:

– Да я почти ничего и не помню. Я была слишком расстроена.

Джоан тряхнула белокурыми локонами, и глаза ее блеснули.

– А поцелуй? Со стороны смотрелось замечательно. Кристиана уставилась на шахматные фигуры. Как она старалась стереть этот поцелуй из своей памяти!

Что ей сказать Джоан? Как объяснить, что только усилием воли она следила за ходом службы? Как признаться в том, что намеренно заставила мозг отключиться от происходящего, чтобы все выдержать. Разве может она поведать, что сердце ее заполнено Стивеном, уверенностью в его любви, а происходившее в церкви – всего лишь нелепый сон, который вскоре рассеется?

До того момента, как уверенная и властная рука не коснулась ее лица и не заставила очнуться, она была словно во сне. А теперь ее вернули к действительности и она поняла, что ее целуют.

Что это был за поцелуй? Сбивающий с толку. Пугающий. Долгий. Достаточно долгий для того, чтобы ясно дать понять: один из них намерен серьезно отнестись к этому обручению.

При одном воспоминании об этом ее снова захлестнула теплая волна. Она беспокойно заерзала и попыталась сосредоточиться на игре.

Да, ей вовсе не хотелось думать или говорить о том поцелуе.

– Он был достаточно приятен, – только и смогла заметить она.

Хотя бы эта часть фарса закончена. Теперь остается только дождаться Стивена.

– А тебя раньше когда-нибудь целовали? – спросила Джоан.

Кристиана и хотела бы довериться своей подруге, но Джоан слыла жуткой сплетницей. Правда, если Джоан станет сплетничать и Морван узнает о Стивене, возможно, ее брат убедит семью Перси передумать. Но она тут же устыдилась этой недостойной мысли. Ведь она не хочет, чтобы Стивен просил ее руки под угрозой меча. Да это и не понадобится.

Воспоминание о губах Стивена, прижимавшихся к ее губам, вспыхнуло в голове Кристианы. Поцелуй Дэвида был совсем другим – они стояли в церкви, перед королем и священником. И все же… Нет, она не хочет думать о том поцелуе.

– Меня целовали раньше. Откровенно говоря, мне не понравилось. Думаю, я одна из тех женщин, которым это не нравится.

На лице Джоан явственно читалась жалость.

– Он очень красив, – сказала она. – Раз тебе суждено выйти за торговца, то лучше уж за богатого и красивого.

Таково было мнение всего двора. «Бедная Кристиана. Милая девушка. Как жаль, что король решил выдать ее за простого торговца, но по крайней мере он богат и красив». Подобное сочувствие выказывают обычно искалеченному рыцарю. «Как жаль, что вы больше никогда не будете ходить, но по крайней мере вы живы».

– Знаешь, леди Элизабет делает у него покупки, – добавила Джоан как бы невзначай. – И леди Агнес, и другие.

Джоан вечно умудрялась узнавать подобные вещи. За последнюю неделю она, вероятно, собрала все возможные сведения о Дэвиде де Абиндоне. И теперь время от времени будет сообщать Кристиане подобные детали.

– Его лавка действительно великолепна. Право же, Кристиана, тебе следовало поехать с нами. Он привозит шелка из Италии и даже из самой Индии. У него есть и портные. Дамы, делающие у него покупки, дорожат им и ни на кого не променяют. Леди Агнес говорит, что серебристо-белый стиль леди Элизабет – это его идея. Странно, что ты раньше никогда не слышала о нем, если Элизабет – одна из его клиенток.

Год назад леди Элизабет, вдова, в течение нескольких месяцев находилась в близких отношениях с Морваном. Она была старше его лет на десять, но зато удивительно красива. Своеобразие ее внешности придавали рано поседевшие волосы и молочно-белая кожа. При дворе уже стали поговаривать о свадьбе, но потом Элизабет приняла предложение пожилого лорда, и ее дружба с Морваном внезапно угасла.

Уже два года Элизабет выделялась среди других своим особым стилем, подчеркивающим ее редкую красоту. Она одевалась только в белые и серебристо-серые тона. Даже ее бриллианты были в серебряной оправе.

– Изабель убеждена, что он заставит тебя работать на него, – хихикнула Джоан. – Идония говорит, что у богатых торговцев жены не работают. Но Изабель видела прислуживающих в лавках женщин и думает, что тебе это тоже грозит.

Святые угодники, да Морван скорее убьет ее, чем допустит такое!

– Твой ход, Джоан, – сказала она, решив, что пора прекращать этот разговор.

Вскоре в комнату вошел паж.

– Миледи, ваш муж в зале и требует, чтобы вы уделили ему внимание, – обратился он к Кристиане.

Она уставилась на мальчика так, словно он произнес что-то несусветное.

– Именно так он и сказал?

– Да, миледи.

– Мне вовсе не нравится такое поведение, – сказала она Джоан.

– А мне оно кажется вполне допустимым, – заявила та.

– Он пока еще не муж мне.

– Ах, Кристиана, ты же знаешь, что обручившихся часто называют мужем и женой. Ведь дело уже, можно сказать, наполовину сделано.

«Только не для меня! – хотелось закричать ей. – И он прекрасно знает это!»

Ей также совершенно не нравилось подчиняться Дэвиду де Абиндону. Когда Морван вложил ее руку в руку Дэвида, он передал ему власть над ней, но, учитывая обстоятельства, этот жест не имел смысла.

Она повернулась к пажу.

– Скажи моему будущему мужу, что я, к сожалению, не смогу сегодня принять его. Спасибо за визит, но я нездорова. Объясни ему, что у меня головная боль и головокружение.

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – заметила Джоан. Гораздо важнее было, чтобы это понял Дэвид. Она уже говорила ему, что им не следует встречаться, и если он решил, что обручение что-то изменило, то сейчас поймет свою ошибку. Она не намерена больше необходимого участвовать в этом фарсе.

Спустя некоторое время дверь распахнулась и вновь появился паж, покрасневший и запыхавшийся.

– Миледи, ваш му… этот человек идет сюда.

– Сюда?!

– Да. Его провожают к вам самым длинным путем, но он скоро будет здесь.

Она в отчаянии посмотрела на Джоан.

– Ты же знала, что делаешь, – засмеялась подруга. Кристиана вскочила.

– Помоги мне. Быстрее! – Она вбежала в спальню и откинула покрывало на своей кровати. – Укрой меня и задерни портьеры. Смотри, чтобы платье не выглядывало.

– Ничего не получится, – хихикнула Джоан, укутывая Кристиану.

– Скажи ему, что я отдыхаю, и отошли его. Джоан усмехнулась и задернула портьеры. Кристиана лежала совершенно неподвижно и слушала, как, что-то напевая, ходит Джоан. Наверное, она поступает глупо, но внутренний голос подсказывал, что ей больше не следует видеть этого человека.

Затем она услышала, как он вошел в комнату.

– Мистер Дэвид! – радостно воскликнула Джоан.

– Леди Джоан. Рад видеть хотя бы вас в добром здравии. Кристиана вздохнула. Этот голос без всяких усилий со стороны его обладателя придавал особое значение самым простым словам. Очевидно, он понимает, что, сказавшись больной, она солгала. Но ведь она на это и рассчитывала. Зачем же он вынуждает ее продолжать комедию?

– Да, я действительно в добром здравии. А вы?

– Вполне сносно, миледи. Правда, в последнее время я гораздо чаще, чем обычно, выхожу из себя.

– Вы, наверное, что-нибудь не то съели.

– Вполне возможно. Мне сказали, что Кристиана больна.

– Да. Она отдыхает, Дэвид, и ее не стоит беспокоить.

– А что с ней?

– Мы все так перепугались! Когда она проснулась утром, у нее вдруг появилась слабость, головокружение, и она едва не упала. Мы уложили ее обратно в постель. Вероятно, ей придется полежать несколько дней или даже недель.

«Не переусердствуй!» – взмолилась про себя Кристиана.

– Печально, – сказал Дэвид. – К здоровью нельзя относиться легкомысленно. Пожалуй, я заплачу монахам в аббатстве, чтобы они помолились за нее.

– Мы очень обеспокоены, но, надеюсь, все обойдется. Вам непременно сообщат, когда ей станет лучше.

– Она там? Я взгляну на нее перед уходом.

– Нет, не думаю, что это будет разумно, Дэвид, – поспешно проговорила Джоан. – От света ей только хуже.

«Вот-вот», – одобрительно подумала Кристиана. Но это не помогло.

– Я быстро.

Полог вокруг кровати распахнулся, и свет залил ее.

Она прикрыла веки, словно свет резал ей глаза, и застонала для пущей убедительности. Оставалось надеяться, что она выглядит достаточно бледной и больной.

Дэвид слегка толкнул ее в бедро, требуя подвинуться. Сдерживая негодование, она подчинилась, и он присел на край постели.

– Что ж, Кристиана, я очень встревожен. Головная боль и головокружение. Ты, похоже, действительно серьезно больна.

Жесткие складки вокруг его рта обозначились резче, и сейчас он вовсе не походил на того доброго дядюшку, каким показался вначале.

Он потрогал ее лоб.

– Жара нет. Но все же, думаю, следует немедленно послать за лекарем.

– Уверяю вас, в этом нет необходимости, – произнесла она слабым голосом. – Мне уже лучше, скоро все пройдет.

Он пропустил ее слова мимо ушей.

– Придется расспросить, кто из дворцовых лекарей более толковый. А то есть такие, которые так и норовят сразу пустить пациенту кровь, а это очень болезненно. Лучше бы избежать этого, как ты считаешь?

Кристиане уже однажды пускали кровь, когда ей было одиннадцать. Идея избежать этой процедуры показалась ей прекрасной.

– С другой стороны, головная боль и головокружение могут быть вызваны причинами, которые как раз и требуют кровопускания.

– Мне уже намного лучше. И свет больше не режет глаза.

– Мысль о кровопускании всегда приносит облегчение, девочка моя, но ненадолго. Если тебе сейчас немного лучше, стоит, пожалуй, отвезти тебя к моему знакомому сарацинскому лекарю. Он знаток женских болезней и лечит всех дорогих шлюх. Он очень опытен.

– Сарацин! Лекарь шлюх! – Она совершенно забыла придать голосу слабость.

– Ну да. Учился в Александрии. Сарацинские лекари гораздо лучше, чем христианские. Мы – варвары по сравнению с ними.

– Поверьте, в этом нет никакой необходимости! Честное слово, мне намного лучше. Я уже вполне здорова.

Он расплылся в улыбке.

– Правда? Что ж, это хорошая новость. Однако ты обязательно дай знать, если подобный приступ повторится. Я сразу же отвезу тебя к врачу. Я теперь за тебя отвечаю и не допущу небрежного отношения к твоему здоровью.

Она сердито посмотрела на него. Этот «муж», который только что велел «уделить ему внимание», сейчас снова напоминал о своих правах и предупреждал, что больше не стоит играть в подобные игры.

Он встал, очевидно, закончив свою нотацию. Кристиана, решив, что он сейчас уйдет, торжествующе взглянула на Джоан.

Но у Дэвида были явно другие намерения.

– День сегодня прекрасный. Возможно, тебе нужно просто подышать свежим воздухом.

– Я вовсе не уверена…

Его взгляд остановился на ближайшем шкафу.

– Твои вещи здесь? Мы сейчас оденем тебя, и я немного с тобой погуляю.

Кристиана прищурилась и взглянула на Дэвида. Один фарс за другим. Она не может снова сказаться больной, так как минуту назад признала, что здорова. Он умело обратил ее ложь против нее самой.

– Я уже одета, – заявила она, отбрасывая покрывало и признавая поражение.

– Действительно, – тихо вымолвил он, едва заметно улыбнувшись. – Какое разочарование! А я так рассчитывал на обратное.

От его улыбки и этих слов ей стало не по себе. Она признает поражение, но вовсе не собирается сдаваться.

– К сожалению, мы не можем пойти гулять вдвоем. Это непозволительно. Нельзя оставаться с мужчиной наедине.

Джоан усиленно закивала в знак поддержки.

– Леди Идонии нет, а Джоан должна встретиться со своим братом, – добавила Кристиана.

Подруга продолжала кивать, хотя у нее и не было подобных планов.

– Это очень серьезно, – подчеркнула Кристиана. – И расплата за непослушание будет суровой.

– Суровой, – как эхо, повторила Джоан.

Дэвид окинул девушек взглядом, явно говорившим, что их недостаточно строго наказывали в детстве.

– Я могла бы рискнуть, но королева чрезвычайно щепетильна в этих вопросах…

Не дав закончить фразу, Дэвид набросил накидку ей на плечи, потом нагнулся, чтобы застегнуть ее. Такая близость еще больше смутила Кристиану.

– Я не просто мужчина – я твой жених. Что может тебе грозить? Если я овладею тобой, это лишь раньше скрепит наш союз. И кроме того, теперь я отвечаю за твое плохое поведение, а не леди Идония или королева.

Он снова говорил с ней как с ребенком. Он и одевал ее, словно ребенка. Более того, он уже второй раз касался темы, которая крайне нервировала Кристиану. Она не хотела об этом думать. Раз у их отношений нет будущего, то даже шутить на эту тему не стоит.

Похоже, торговец чересчур серьезно отнесся к своим правам жениха. Кристиана не хотела оставаться наедине с Дэвидом де Абиндоном, но сама лишила Джоан возможности сопровождать их. Пока он надевал свою накидку, она подмигнула Джоан.

«Идония», – проговорила Кристиана одними губами и встала, чтобы идти к двери. Дэвид неожиданно наклонился и подхватил ее на руки. Она удивленно ахнула и уставилась на него широко распахнутыми глазами.

– Я умею ходить! – возмутилась она.

– Тут ступени. Если у тебя снова закружится голова, ты можешь упасть и сломать шею, – усмехнулся он.

– Скорее вы уроните меня.

– Вздор. Ты совсем легкая.

– О святые угодники! – простонала она обреченно. – Ну тогда по крайней мере идите по черной лестнице. Я не хочу, чтобы весь двор видел это.

Кристиана кинула на Джоан последний отчаянный взгляд. «Пришли Идонию», – снова беззвучно взмолилась она.

Дэвид опустил ее на землю у входа в небольшой внутренний дворик.

– Тут есть скамейки, и солнышко пригревает. Давайте посидим здесь, – робко предложила Кристиана.

– Нет, прогулка верхом мне больше по вкусу. Тогда Идония не сможет найти и вызволить ее!

– Я бы предпочла посидеть здесь.

– Вскоре солнце уйдет отсюда, и тогда ты замерзнешь. Прогулка верхом по солнышку принесет тебе больше пользы.

Интересно, все ли мужчины становятся такими упрямыми, добившись своего? Перестал бы Стивен говорить красивые слова после свадьбы? Неужели ухаживаниями они только стараются привлечь внимание женщины? Но как же ей не стыдно приравнивать Стивена к этому торговцу! Стивен – рыцарь; поэзия и романтика у него в крови.

Дэвид взял поводья из рук молодого грума.

– Я пошлю на конюшню за лошадью, – сказала Кристиана.

– Ты поедешь со мной. При головокружении нельзя ездить верхом одной. – Он усадил ее в седло и тут же устроился позади.

Кристиана никогда раньше не сидела на лошади с мужчиной. До чего неудобно, особенно когда пытаешься наклониться вперед! Да, поездка обещала быть не из приятных, и это не способствовало улучшению ее настроения.

Они выехали за пределы дворца и направились в сторону реки. Постепенно дорога становилась все более пустынной. Они отъехали всего на пару миль, но Кристиане казалось, что они уже на другом конце земли.

Некоторое время они ехали молча. Кристиана изо всех сил старалась не прикоснуться к мужчине, который был от нее буквально в дюйме. От этих усилий у нее даже заболела спина.

Внезапно Дэвид пришпорил коня, и это движение отбросило ее назад. Она почувствовала его руку на своей талии и удивленно замерла, когда какое-то неведомое ощущение волной прокатилось по телу. Исходящее от него тепло завораживало.

Она вздрогнула и снова напряглась.

– Ты боишься меня, Кристиана? – спросил он.

Его лицо было совсем рядом, голос – чуть громче шепота. Теплое дыхание Дэвида ласкало ее висок. Несмотря на это, дрожь вновь пробежала по ее спине. Очень странная дрожь.

– Конечно, нет.

– А держишься так, словно боишься.

«Он заметил, что я дрожу», – подумала она в ужасе.

– Я просто немного замерзла.

В ответ он укрыл ее полами своей накидки.

Сейчас он стал еще ближе. Она всей спиной чувствовала мускулы его груди. Дыхание Дэвида щекотало ее волосы, приводя в трепет. Они ведь были едва знакомы, и сейчас, оказавшись так близко к нему, Кристиана действительно испугалась, сама не зная чего. Она заерзала, давая ему понять, чтобы он отпустил ее.

Но тщетно. Вместо этого он склонил голову, и теплые губы коснулись ее шеи.

Жар его губ на коже… Он снова поцеловал ее, затем крепче прижал к себе, и легкие поцелуи заскользили вверх по шее. Восхитительная дрожь охватила Кристиану. Он стал легко покусывать мочку уха, и она ахнула.

Этот звук вернул ее к действительности. Она отстранилась.

– А теперь я боюсь вас.

– Это был вовсе не страх. Она оттолкнула его руку.

– Я хочу спешиться. Эта близость недопустима.

– Мы обручены.

– Не по-настоящему.

– Очень даже по-настоящему.

– Только не для меня. Отпустите меня сейчас же! Я хочу пройтись.

Он остановил коня, соскочил и помог ей спуститься. Она уже приготовилась к вспышке его гнева, но он лишь улыбнулся и зашагал рядом.

Даже на расстоянии Кристиана ощущала его притягательную силу. Этот мужчина с первой встречи заставлял ее чувствовать себя уязвимой.

Следует немедленно выбросить из памяти эту поездку. И она резко сменила тему беседы:

– Леди Идония сказала мне, что Абиндоны традиционно были в Лондоне олдерменами.

– Мой дядя Стивен был олдерменом около десяти лет назад, незадолго до своей смерти. У меня есть дядя Гилберт, мечтающий стать олдерменом.

– Его не было в субботу.

– Мы не поддерживаем отношений.

– И ваших родителей не было. Они умерли, или вы тоже не поддерживаете с ними отношений?

Он немного помолчал.

– Тебе не так уж много рассказали обо мне, да? Моя мать умерла. Отца я не знаю. Абиндон – фамилия моей матери.

Он незаконнорожденный! Из всех тем для разговора эта была, пожалуй, самая неудачная.

– Твой брат знает об этом, – добавил он.

– В этом нет ничего особенного, и он не счел нужным упоминать об этом. – Это была, разумеется, учтивая ложь.

– Что-нибудь еще хочешь узнать обо мне? Она задумалась на мгновение.

– Сколько вам лет?

– Двадцать девять.

– И вы ходили до двадцати пяти в помощниках?

– Точнее, до двадцати четырех.

– И как же вы успели так быстро разбогатеть?

Он засмеялся. Какой приятный, ласкающий слух смех!

– Это длинная история.

– Не такая уж и длинная, если вам всего двадцать девять. Он снова рассмеялся.

– Мой хозяин, Дэвид Константин, покупал товар у торговцев, приезжавших в Англию, в основном у итальянцев из Генуи и Венеции. Когда мне было около двадцати, я убедил его отправить меня во Фландрию, чтобы закупить шерсть прямо там.

– Ваша поездка была успешной?

– Более чем. Мы продолжали это дело год. Потом он согласился с еще одной моей идеей и дал мне большую сумму, чтобы я попытал удачу в других краях. Я путешествовал три года. Посетил множество портов, отправлял в Англию товары, нашел людей, которые захотели работать с нами. После этого у нас появилось большое преимущество.

Он рассказывал о сделанном им так, словно это все было легко и просто. Но даже Кристиана понимала, какой это огромный труд.

– Вы тогда все еще были его учеником?

– В глазах закона. На самом деле много лет Дэвид Константин был мне вместо отца. Затем он сделал меня своим партнером. Он был бездетным вдовцом, и после его смерти я унаследовал все имущество. Его состояние пошло на благотворительность и молитвы о его душе.

Она не думала, что торговцы тоже странствуют. В ее мире странствовать могли только рыцари.

– А в каких местах вы побывали?

– Я плавал вдоль побережья Аквитании и Кастилии и по Средиземному морю через Геркулесовы столбы. А потом вдоль побережья Черного континента[1].

– Земли сарацинов!

– Чтобы получать товары с Востока, необходимо торговать с сарацинами.

– Наверное, все время возникали опасные ситуации?

– Только однажды. В Египте. Я пробыл там слишком долго. Порты рады торговцам, потому что живут за их счет. Никому не выгодно их убивать. После Египта я отправился в Триполи и Константинополь, потом поплыл в Геную, затем во Францию, а оттуда – домой.

Кристиана мысленно представила себе, как он едет через пустыни и переходит Альпы. Она взглянула на кинжалы, висевшие на его поясе. Один явно служил украшением, но второй был огромен и выглядел устрашающе.

– Все равно все эти путешествия очень опасны. – Его рассказ показался ей невероятно захватывающим и интересным.

– Да, опасность была, но в основном денежного характера. Дэвид Константин сильно рисковал, согласившись на мою затею. Только сейчас, когда Эндрю приближается к этому возрасту, я начинаю понимать, как он верил в меня.

– Вы тоже отправите Эндрю в путешествие?

– Нет. Но я скоро пошлю его в Геную, откуда нам отправляют товары. Если там будет свой человек, мне не придется слишком часто ездить туда.

В Лондоне было много флорентийских банкиров и итальянских торговцев, и рассказы об их солнечной земле давно ходили при дворе. Кристиана даже немного позавидовала Эндрю. Ей внезапно подумалось, как скучно будет провести всю жизнь за вышиванием в одном из замков Стивена.

– Я сегодня приехал, чтобы поговорить с тобой о свадьбе, Кристиана. Весна и начало лета исключаются: в это время я буду частенько отлучаться из Лондона.

Множество торговых ярмарок проводилось именно весной и летом. Вероятно, ему нужно будет посещать их.

– Ну, тогда следующей осенью, – предложила она. – Октябрь или ноябрь.

– Нет. До Великого поста. Конец февраля.

– Всего через пять недель! Это слишком скоро.

– Отчего же?

Она сердито посмотрела на него. Он прекрасно понимал отчего. Кристиана ускорила шаг. Некоторое время они шли молча.

– Я сказал, что отступлюсь, если твой избранник появится, но ты же не думаешь, что я стану менять из-за него свои планы? Если ты ему нужна, ему следует поторопиться.

Возмущенная, она повернулась к Дэвиду.

– Вы тщеславный и надменный. Я ненавижу вас! Вы специально все это делаете!

– Нет. Я только стремлюсь избежать трудностей, которые могут мне помешать. Пять недель – достаточный срок, чтобы мужчина решил, нужна ему женщина или нет. Мне понадобилось всего несколько дней для принятия решения. А влюбленный должен действовать еще быстрее.

Он не верил, что Стивен появится. И теперь устроил для него испытание. Как он смеет утверждать, что понимает душу отважного рыцаря! Как смеет сравнивать себя с ним! Стивен так же отличается от этого торговца, как боевой конь от предназначенной для верховых прогулок кобылы. То же самое животное, но совсем иной породы и назначения.

– Пять недель, миледи, – твердо повторил Дэвид. Он взглянул на солнце. – А теперь нам пора возвращаться. У меня сегодня еще назначена встреча.

Он снова усадил ее на лошадь, и до самого Вестминстера они не проронили ни слова.

На заднем дворике их ожидала леди Идония. При их появлении она мгновенно встала со скамейки и направилась к ним.

Дэвид спешился, помог слезть Кристиане и повернулся к ее опекунше.

– Вы тоже решили выйти на воздух, миледи? День так хорош, не правда ли?

Леди Идония оказалась на высоте.

– Вам не следовало сегодня увозить Кристиану на прогулку. У нее было чрезвычайно сильное головокружение.

Дэвид непринужденно обнял невесту за плечи, тем самым удерживая ее на месте.

– Ваша забота о моей нареченной трогательна, миледи. Но мне нужно поговорить с ней наедине. Не могли бы вы подождать ее у лестницы?

Идония вспыхнула в ответ на столь откровенную дерзость, выразительно взглянула на свою воспитанницу и зашагала прочь.

Дэвид опустил руку и повернулся к Кристиане.

– Я навещу тебя на следующей неделе.

Стивен скоро приедет. Если она будет, ожидая его, встречаться с Дэвидом, то предаст свою любовь.

– В этом нет необходимости, – сказала она.

– Возможно. Но для тебя это будет полезно. Ты надеешься увидеть своего возлюбленного. Но что, если он не приедет?

– Приедет.

– А если нет?

Его настойчивость раздражала.

– И что тогда?

– Тогда через пять недель ты станешь моей женой. Не следует ли нам использовать это время, чтобы получше узнать друг друга? Для этого и существует помолвка.

«Но я на самом деле не помолвлена», – подумала она, упрямо глядя в пространство.

– Кристиана, если ты не хочешь больше видеться до свадьбы, так тому и быть. Но правильно ли это? Я спокойно лягу в постель с едва знакомой мне женщиной, но для тебя это ощущение может быть не из приятных.

Она потрясенно замерла, услышав столь откровенные слова о брачном, ложе. В голове мгновенно возникло воспоминание о них со Стивеном. Он не был незнакомцем, но ее шокировала его яростная страсть, настойчивость поцелуев, ужасные в своей интимности прикосновения к ее обнаженной коже.

Она растерянно смотрела на Дэвида де Абиндона, в то время как он откровенно наблюдал за ней. Как жестоко вынуждать ее думать о последствиях этого обручения! Но ее мозг уже начал представлять его на месте Стивена. Она была потрясена тем, как легко ей это удалось, и сердито отогнала приводившие ее в отчаяние и пугавшие мысли. Пять недель.

– Я что, должна сидеть и ждать, когда вы появитесь и велите мне уделить вам внимание? – саркастически поинтересовалась она.

– Я буду приходить, скажем, по понедельникам. Если не смогу, то предупрежу тебя. А если ты снова заболеешь, пришли мне записку.

Она кивнула и собралась уходить. Ей хотелось побыстрее покинуть его и вместе с ним – все то, что ее тревожило.

Он схватил ее за руку и притянул к себе. Затем мягко, но решительно заключил в объятия.

Отчаяние охватило Кристиану. Она вспомнила церемонию обручения. Нельзя допустить, чтобы он снова ее поцеловал.

Она стала вырываться и едва не позвала Идонию. Она пыталась отвернуться, но его губы все равно встретились с ее губами. Это был даже не поцелуй, а легкое касание. Она почувствовала такое же нежное прикосновение к щеке, к шее. Несмотря на ее любовь к Стивену, несмотря на возмущение тем, что этот человек вторгся в ее жизнь, она не могла не поддаться его нежной ласке. Она забыла обо всем, кроме восхитительных ощущений, захлестнувших ее.

Когда Дэвид наконец отпустил ее, она уже больше не пыталась уйти. Слегка ошеломленная, она взглянула на него. Его прекрасное лицо было необычайно сосредоточенно, и он смотрел ей в глаза властным взглядом. Казалось, он хотел тем самым что-то сказать ей. Но что? Она не понимала. Сейчас он снова поцелует ее. Ей следует поскорее отвернуться… Но когда его губы приблизились к ее губам, она не смогла устоять.

Это был чудесный поцелуй, полный тепла и обещаний. Его рука, притягивая, обхватила ее затылок. Волны блаженного тепла уносили ее все дальше.

Он слегка отстранился и нежно укусил одну ее губу, потом другую. Она затрепетала – то ли от восторга, то ли от испуга. Его губы стали настойчивее, они прижимались к пульсирующей на шее жилке, и Кристиана вновь и вновь переживала неведомое.

Дэвид поднял голову и посмотрел на нее. Сейчас он был поразительно красив.

– Ты заставляешь меня забываться, – сказал он, скользя ладонью по ее волосам.

Окружавшая их действительность медленно возвращалась. Как неприлична ее поза! Ужаснувшись, Кристиана поспешно вскочила, и он немедленно отпустил ее. Вспыхнув, она поспешила к двери.

Леди Идония ждала ее там.

– Пришли Идонию спасти меня! – передразнила она. – Я сидела тут почти час, хотя какой смысл беспокоиться о тебе? Ведь ты выходишь замуж за этого человека. Наконец ты вернулась – и что я вижу? Продолжай в том же духе, и в свадьбе вообще не будет необходимости.

Кристиана еще сильнее покраснела, чувствуя себя ужасно виноватой. Она любит Стивена. Что же толкнуло ее на неверность? Как она могла позволить этому человеку так ее целовать? И даже если он вынудил ее, как она могла забыться и не сопротивляться?

Она шла за Идонией, еще более растерянная и испуганная, чем в день обручения. Она больше не должна ничего подобного позволять. Никогда больше ей нельзя оставаться наедине с этим торговцем.

На площадке второго этажа она посмотрела в окно. Дэвид как раз садился на коня, и в это время какое-то движение в углу двора привлекло ее внимание. Из тени здания вышел мужчина и направился к Дэвиду.

Тот остановился и заговорил с незнакомцем, потом, похоже, собрался уезжать, но мужчина все шел рядом, продолжая говорить и жестикулировать. В конце концов Дэвид спешился. Привязав поводья к столбу, он последовал за незнакомцем и исчез за углом дома.

Кристиана нахмурилась. Она была уверена, что узнала этого человека. Это был тот говоривший по-французски дипломат, который проходил мимо ниши потайного хода, когда она пряталась там.

Глава 4

Дэвид стоял на пороге между кабинетом и спальней и рассматривал женщину, которую Сиэг только что привел наверх. Она все еще была привлекательна, хотя тринадцать прошедших лет неумолимо сказались на ней. Тогда, давным-давно, ей было не больше двадцати пяти лет. Все эти годы он помнил о ней.

Она еще не заметила его и скользила по комнате, проводя кончиком пальца по резьбе на креслах, изучая гобелены на стенах. Потом потрогала оконные стекла точно так же, как Кристиана в тот первый вечер.

Нет, он не станет вспоминать о Кристиане, иначе вряд ли сможет выполнить то, что ему сейчас предстоит. Он и так уже в последнее время больше думал о черных глазах своей невесте, чем о тщательно спланированном возмездии. Сегодня его час пробил, и менее всего ему хотелось, чтобы мечты о хорошей женщине сделали его слабым с плохой.

Лицо гостьи было белее, чем ее руки. Он знал, что она пользуется для этого пшеничной мукой. Искусно наложенная краска разрумянила ее щеки. Если бы это не было ему безразлично, то он нашел бы тактичный способ дать понять, что краска выглядит чересчур яркой в сочетании с медовыми волосами, которые с возрастом уже начали тускнеть. По-видимому, она принадлежала к числу тех женщин, которые часто смотрятся в зеркало, но не видят, что оно отражает.

Он неслышно переступил с ноги на ногу, но это движение все равно привлекло ее внимание. Янтарные кошачьи глаза обратились к нему. Он увидел в них сначала пристальное внимание, потом облегчение. «Да, – подумал он, – уж если эта женщина хочет заполучить мужчину, то, несомненно, молодого и красивого». Она продолжала смотреть на него, и в глазах ее не мелькало ни капли узнавания.

– Дэвид де Абиндон? – спросила она, прищурившись.

– Леди Кэтрин. Сожалею, что не смог увидеться с вами раньше.

Она неверно истолковала его слова и, польщенная, улыбнулась уже доброжелательнее.

Он жестом пригласил ее пойти с ним, и она приблизилась. Увидев, что это вход в спальню, она укоряюще взглянула на него, но порог все-таки переступила.

Медленно войдя, она вновь неторопливо осмотрелась, обращая внимание на детали, оценивая стоимость вещей. Ее взгляд то и дело останавливался на большой лохани, установленной у камина. Ее только что принесли слуги. Быть может, такая прихоть хозяина и вызвала у них удивление, но они благоразумно промолчали.

Лохань была наполнена водой, и у камина в ведрах тоже стояла вода. Дэвид поднял ведра и вылил воду в лохань.

Она насмешливо наблюдала за ним.

– Возможно, я пришла слишком рано.

– Это для вас.

– Думаете, мне следует очиститься?

«Ты настолько запачкана, что вся вода мира не очистит тебя».

– Нет, но я помню, как вы любите принимать ванну, и решил побаловать вас.

– Мой муж полагал…

– Я знаю, что полагал ваш муж. Но либо вы будете делать то, что я скажу, либо наша встреча закончится. – Он прислонился к стене и стал ждать.

Слегка раздраженная, она начала снимать свою дорогую одежду. Дэвид без труда подсчитал, сколько долгов наделал ее муж из-за гардероба жены.

Она развязала подвязки и сняла пояс. Происходящее ничуть не смущало ее. Он явно был далеко не первым незнакомцем, перед которым она обнажалась.

Рубашка упала на пол, и Кэтрин призывно посмотрела на него. Дэвид жестом указал на лохань, и она, подавив раздражение, подчинилась.

У нее не было детей, и фигура ее хорошо сохранилась. Пышная грудь заколыхалась в воде.

– Ну? – поторопила она.

– Ваш муж прислал вас сюда, чтобы убедить в чем-то. И уполномочил вести переговоры от его имени, так?

Она раздраженным жестом указала на ванну. Дэвид улыбнулся.

– Я делаю это лишь затем, чтобы вы имели все преимущества, миледи. Я помню, что вы лучше всего добиваетесь своего именно при таких условиях.

Снова пристальный взгляд. И огонек желания, погасший до того, как вспыхнуло пламя. Она тут же перешла к делу.

– Мой муж говорит, что вы скупили все его долги.

Ее муж брал деньги в долг у торговцев и банкиров в течение нескольких лет. Когда он стал занимать деньги у одного банкира, чтобы расплатиться с другим, стало понятно, что он на грани краха, и Дэвид задешево скупил его долговые расписки. Он даже не искал случая добиться торжества справедливости. Судьба сама дала ему в руки эту возможность. Это был один из ее многочисленных даров.

– Ему нужно время, чтобы выплатить долги, – продолжила она.

– Срок давно истек.

– Он подумал, что со мной вы можете оказаться более покладистым. Я пришла просить о продлении срока. Наши владения в последнее время приносили меньше дохода, но дела должны поправиться.

– Ваше хозяйство убыточно, потому что запущено. То, что оказалось в моих руках, уже приносит доход.

– Кредиты были выданы с условием, что владения будут нам возвращены.

– При своевременной выплате долгов. – Он помолчал. – Однако я полагаю, мы могли бы кое-что обсудить. У вас еще есть пожелания?

Ее лицо просветлело. Дело оказалось более легким, чем она ожидала.

– Да. Нам нужен новый кредит. Небольшой, пока все не уладится.

Ее муж воистину высоко оценивал услуги своей жены.

– Вы хотите, чтобы я выбросил деньги на ветер?

– Мы все вернем.

– Мадам, ваш муж игрок. Вы сами расточительны. Эти пороки редко кто может преодолеть. Я подумаю о продлении срока старых кредитов, но надежды получить долг мало. Так зачем мне снова давать вам деньги?

Она вызывающе посмотрела на него, и легкая улыбка появилась на ее накрашенных губах. Неторопливым, расчетливым движением она легла в лохани так, чтобы он мог видеть все ее тело в полной красе.

Годы снова отступили, и вот он уже стоял в другой комнате перед более молодой женщиной. Она часто посещала их лавку, но в тот злополучный день Дэвида Константина не было. Она купила дорогие ткани и оставила задаток, как было принято у части покупателей. Потом настояла, чтобы молодой ученик доставил товары в ее особняк, где она полностью оплатит покупку.

И он поехал, как и другие до него. Он наивно отправился за пять миль на север, в Хэмпстед.

Она приняла его в своих покоях, лежа в лохани, как лежала сейчас. Делая вид, что не замечает его присутствия, она потребовала, чтобы слуги распаковали все покупки и проверили их. А сама все это время медленно и томно мыла свое тело, временами вызывающим взглядом проверяя его реакцию на ее наготу.

А он не реагировал. В свои шестнадцать лет он был достаточно развит и имел кое-какой опыт, но держал тело в узде. Его знание женщин основывалось на связях с разбитными служанками, для которых переспать с ним было равносильно веселой игре. Инстинктивно он понял, что эта женщина на них не похожа и искушает его совсем с другой целью.

Она продолжала демонстрировать свое тело, и теперь уже гнев помогал ему держаться. В конце концов он отвернулся. Ему не нравилась эта игра в кошки-мышки. Она использовала свое положение, чтобы унизить его, и это его возмущало.

Наконец он почувствовал, что и она разозлилась. Она обратилась прямо к нему и стала заново торговаться. Она тянула время, отказываясь заплатить сполна. Ему все же пришлось взглянуть на нее, и тогда она положила ногу на край лохани, открыв его взору все свои прелести.

Он потерял над собой контроль, но не так, как ей хотелось. На лице его отразилось много разных чувств, но только не желание. Он смотрел на нее сверху вниз, и взгляд его был полон отвращения. Затем он повернулся и ушел.

Он уже почти вышел на дорогу, когда ее люди нагнали его и притащили назад. Они привязали его к металлическому кольцу на дубе, росшем во дворе. Просвистела плеть, он повернул голову и увидел в окне ее волосы цвета меда.

– Вы не помните меня, – сказал он. – Да, нас было много, так с какой стати вам помнить одного?

В последующие годы они нашли друг друга, мальчики, ставшие взрослыми мужчинами, те, кого она заманила в свои сети. Нездоровый аппетит этой женщины открыто не обсуждался, но о нем было известно. Именно поэтому Дэвид Константин никогда не позволял своим ученикам обслуживать ее или доставлять ей товары.

Но Дэвид не стал играть по ее правилам, поэтому плеть была более безжалостной к нему, чем к другим, виноватым лишь в том, что послушно возжелали ее. А потом их пороли по ее распоряжению, а она смотрела из окна. Однажды в Египте Дэвида отстегали, но сейчас впервые на его спине появились рубцы. В тот день из него выбили остатки романтических иллюзий юности.

Он бесстрастно смотрел на нее, наблюдая. На этот раз ее глаза вспыхнули: она его узнала. Ее взор медленно заскользил по комнате, оценивая опасность.

– Вы получили компенсацию.

Да, получил. Когда он, пошатываясь, вернулся домой и его хозяин узнал о случившемся, этот добрый человек сделал то, на что решится не каждый отец. Отправившись в суд на следующий день, он подал иск против этой женщины. После долгих разбирательств ее мужа заставили выплатить пятьдесят фунтов. Дэвид отказался прикасаться к этим деньгам.

– Другие не получили. И вообще, это не долг, который можно выплатить деньгами.

Она зло посмотрела на него, перевела взгляд на постель, потом – вопросительно – опять на него.

– Если вы хотите отсрочки, у меня другие условия. Я продлю срок выплаты в обмен на Хэмпстед и один час вашего времени.

– Земли Хэмпстеда принадлежат мне, а не мужу. Они не были заявлены как гарантия кредитов.

– Я знаю. Однако в обмен на них я не просто дам вам отсрочку, я прощу вам эти долги. – Он улыбнулся. – Видите, как умело вы ведете переговоры? Я уже уступил гораздо больше, чем собирался.

Он видел, как она мысленно противопоставляет полное разорение расставанию с усадьбой. Если он предъявит векселя к уплате, ей все равно придется продавать имущество.

– Зачем вам этот дом? Почему не другой? Вы что, хотите сжечь его?

– Нет, мы, купцы, очень практичный народ. Мы редко уничтожаем имущество. Это очень красивое здание, я всегда восхищался им. Мне вскоре понадобится загородный дом недалеко от Лондона. У меня нет на него обиды.

– А час моего времени?

– А это за другой долг. Вы пойдете туда, куда я скажу. Там один человек выпорет вас плетью, как пороли других ради вашего удовольствия. Десять ударов.

В ее глазах мелькнул ужас. Он с облегчением отметил ее реакцию: значит, она не извращенка и радости при этом не испытает.

– Не думала, что у нас так много общего, – медленно проговорила она.

– У нас нет ничего общего. Меня там не будет, хотя другие, возможно, придут. Им сообщат об этом, и они могут захотеть посмотреть. Я бы предпочел, чтобы вас порол ваш муж, что ему следовало сделать давным-давно. Но он прекрасно знает вам цену и если начнет, то может вовремя не остановиться. А мы добиваемся справедливости, а не мести или сведения ваших семейных счетов.

Она резко встала, вышла из лохани и начала вытираться. Однако постепенно ее поспешные, гневные движения замедлились, а выражение лица изменилось. Он видел, как она взвешивает, продумывает последний шаг этих переговоров, который, будучи достаточно удачным, может изменить все. И Дэвид с удивлением понял, что ему совершенно неинтересно добиваться ее дальнейшего унижения.

Он вытащил из кармана небольшой кошелек. В нем были деньги, составлявшие точную разницу между стоимостью Хэмпстеда и суммой долгов. Он бросил кошелек на ее одежду.

– Вот то, чего вы добиваетесь, но не кредит. Это было бы неразумно. Однако я всегда плачу своим шлюхам, использую я их или нет.

Он направился к двери.

– Итак, через неделю, мадам. Время и место вам сообщат. Потом ваш муж может связаться со мной для переговоров.

Ее голос, резкий и злобный, заполнил комнату:

– После этого тебе придется немало заплатить, ты, ублюдок шлюхи!

Дэвид замер. Справедливость, а не месть, напомнил он себе.

И однако же…

– Пожалуй, теперь это будет пятнадцать ударов, миледи. Последние пять – за оскорбление моей матери.

Он прошел через кабинет и холл и покинул дом.

Небо затянуло облаками, посыпал легкий снежок, когда Дэвид осадил коня у таверны. Справа от него, вдоль доков Саутуорка, качались на волнах мелкие суденышки. Вдоль набережной располагались небольшие домишки, где занимались своим ремеслом проститутки. Даже ночью здесь бурлила жизнь: после наступления темноты не разрешалось переплывать реку, и клиенты этих женщин часто оставались у них до рассвета.

В таверне царил полумрак, пахло сыростью. Дэвид подождал, пока глаза привыкнут к темноте, потом прошел к стоявшему в углу столу.

– Опаздываешь, – заметил мужчина, сидевший за столом. Дэвид устроился на скамье.

– Оливер, ты самый пунктуальный мерзавец на свете.

– Я занятой человек, Дэвид. Время – деньги.

– Это у твоей женщины время – деньги, Оливер, а не у тебя. Как Энн?

Приятель пожал плечами.

– Ей не нравится зима. Она считает, что ночи слишком долгие. Она, вероятно, вскоре переедет в Кок-Лейн. Там, за городскими стенами, жизнь вольготнее, чем здесь, в Саутуорке, хотя тоже приходится считаться с городскими законами.

Дэвид посмотрел на худого, жилистого черноволосого Оливера. Они были знакомы с детства, вместе играли и шалили на улицах. Иногда вместе противостояли обидчикам. Но потом бедная семья Оливера переехала в Гулль, а Дэвида забрали и послали учиться ремеслу.

Они встретились вновь, когда Оливер вернулся в Лондон несколько лет назад. Дэвид мгновенно понял, что нашел человека, которому может доверять. Как и Сиэг, его друг детства иногда занимался темными делами, но по-прежнему руководствовался принципами верности и справедливости, чем далеко не все рыцари могли похвалиться.

Решение Энн стать проституткой после их возвращения в Лондон пришло само собой. Зимние ночи и тогда уже казались ей слишком длинными. Своим ремеслом она, вероятно, зарабатывала в три раза больше, чем вместе с Оливером могла бы заработать честным трудом. Некоторые поручения, которые Оливер выполнял для Дэвида и других, тоже служили им небольшим подспорьем.

Дэвид вдруг задумался: как же он объяснит Кристиане дружбу с Оливером и Энн? История Сиэга тоже покажется ей странной, когда она поймет, что он не обычный слуга.

– Он говорил с тобой? – спросил Оливер.

– Дважды. Последний раз – сегодня утром.

– Я следил за ним, как ты велел. Вчера он встречался с хозяином корабля. Думаю, он скоро отплывет.

– Наверняка. Однако до этого он, я думаю, снова будет добиваться со мной встречи. Пока он лишь прощупывал меня и отнюдь не достиг своей цели.

– Ты, значит, считаешь, что все подстроено.

– Вероятно. Я отказал ему, но не наотрез. Оливер покачал головой.

– Не знаю. В его поведении нет ничего необычного. Он посещает торговцев, вот и все.

– Пока его предложение прозвучало лишь безобидным намеком. Он представляется торговцем, и это правда. Его главная цель – торговля, не считая письма для Эдуарда и его миссии в отношении меня. В этом весь смысл. Когда бы я ни отправлялся во Францию или Фландрию, я еду туда по своим торговым делам. Кстати, скажи Албину, что мне понадобится переправиться через неделю или около того.

– Бежишь от поединка? – ухмыльнулся Оливер.

– Я отправлюсь после переговоров с ним, но до свадьбы. Хочу поплавать вдоль побережья.

– Ты слишком торопишься, друг мой, – рассмеялся Оливер. – Отправляйся после того, как женишься на своей принцессе. А то вдруг заштормит, и ты пропустишь собственную свадьбу. Представляешь, как обидно?

Вот и Сиэг говорил то же самое. Он выбрал неудачное время для женитьбы. В путешествие надо было отправляться после свадьбы. Но он не собирался оставлять Кристиану одну, когда она станет его женой. Эта девушка и его постоянно возрастающее желание обладать ею все усложнили.

Ее глаза похожи на бриллианты со множеством граней, полные ярких бликов. Можно заблудиться в таких глазах.

Он почувствовал, что начинает утрачивать интерес к собственным хитроумным планам, в которых и Оливер играл свою роль. Дэвид наконец признался себе в этом и был крайне поражен. Ведь целых два года он готовил это дело. А теперь интерес угасал, и он даже подумывал устраниться как раз в тот момент, когда наступил решающий этап. Интересы его и Эдуарда так переплелись, что Дэвид не раз гадал, можно ли будет разделить их. Причиной этих размышлений стала Кристиана. Она заставила его больше думать о будущем, чем о прошлом. Он уже ощущал ответственность за нее и не раз задумывался, что будет с ней, если он проиграет эту игру.

Он изменил свое завещание, чтобы она осталась богатой вдовой, если с ним что-то случится. Часть средств будет у флорентийских банкиров. Если возникнет такая необходимость, он поручит Сиэгу и Оливеру вывезти ее из страны. Но все это будет недостаточной компенсацией для нее, если он потерпит неудачу.

Ее руки двигались так изящно, словно у танцовщицы. Иллюзия хрупкости возникла благодаря ее жестам.

Она по-прежнему ожидает приезда своего возлюбленного. Дэвид в этом ни минуты не сомневался. Стивен Перси. Совсем не трудно было узнать его имя и что он собой представляет. Эти сведения лишь подтвердили его первоначальные предположения: Кристиану ожидает жестокое разочарование.

Да, ее сердце, несомненно, будет ранено, но когда она сможет распрощаться с иллюзиями? Через две недели? Через месяц? Никогда? Последнее тоже было возможно. Первая любовь может быть слепа, а она уверена, что любит этого человека. Вполне вероятно, что она так и не сможет смириться с правдой. Бог свидетель, он уже видел подобное.

Итак, юный Перси за ней не приедет. И что дальше? Семья, в которой нет тепла? Дэвид грустно улыбнулся при этой мысли. Он прекрасно знал, как это бывает. Мужчины тут же находят любовниц или проводят слишком много ночей с проститутками на Кок-Лейн. А добропорядочные жены уходят с головой в религию или воспитание детей.

Что же до более смелых женщин… они в конце концов оказываются в постели таких мужчин, как Дэвид де Абиндон.

Он чувствовал, как ее гибкое тело прижимается к нему. Он ощущал ответную реакцию и видел, как Кристиана этого пугается. Дрожь пробежала по ее телу и передалась ему, и ему захотелось вновь и вновь целовать ее.

У него было достаточно опыта, чтобы понимать, насколько многообещающим может оказаться этот чувственный трепет.

Перед его мысленным взором вновь появились ее сияющие глаза, белоснежная кожа и чувственный рот, который так хотелось целовать. Он представил, как она приближается к нему, обнаженная и манящая, как обращает к нему свое прекрасное лицо и приоткрывает эти чудесные губы.

Но потом ее образ потускнел и исчез, и его сменило лицо другой женщины. Изможденное и усталое, оно тем не менее тоже оставалось прекрасным. Золотисто-каштановые волосы ореолом раскинулись по подушке. Глаза под бледными веками с нежностью смотрели на него, пока наконец не закрылись навсегда.

Потом и этот образ исчез, и в его памяти возникла комната с мерцающими свечами. Одежда висела на крючках вдоль стены, и слишком жаркий огонь пылал в камине. На коленях у кровати, прижавшись лбом к уже безжизненной руке, стоял убитый горем Дэвид Константин.

До того момента юный Дэвид не понимал, насколько сильно его учитель любил ее. Приходил ли он к ней по ночам, когда весь дом спал? Приходила ли она к нему? Господи, он надеялся, что так и было.

Но все это в прошлом, а сейчас он не хочет обдумывать степень риска, который до встречи с Кристианой не имел для него значения.

– Если ты откажешь этому купцу, приедут другие.

– Он сам вернется. Старайся побольше слушать, Оливер. Покрутись возле бродяг в таверне. Мне нужны новости из Нортумберленда.

– Что именно?

– Там есть рыцарь по имени Стивен Перси. Если он появится в замке, я должен немедленно узнать об этом. И еще выясни, что сможешь, о его семье.

Оливер приподнял бровь.

– А если этот человек приедет?

Значит, Сиэг уже поведал Оливеру о его интересе к Стивену Перси. И они, несомненно, догадались, что он имеет какое-то отношение к Кристиане.

Он вспомнил предложение Сиэга заняться Морваном. Оливер сейчас намекал на то же самое. Они не имели привычки браться за подобные вещи, но по дружбе сделали бы это для него. Их преданность иногда даже становилась обременительной. Ему достаточно тяжело было бороться с собой, каково же еще заботиться о душах верных ему людей?

Он подумал о своем обещании отступиться в случае приезда Стивена. Это был момент слабости, когда он смотрел в самое прекрасное лицо. Иногда его склонность к прекрасному подводила его, особенно когда он торговался. К счастью, Перси не вернется, чтобы испытать его честное слово. И все же…

– Просто сообщи мне немедленно, – сказал он. – Тогда и буду решать.

Глава 5

Кристиана была тверда в своем решении никогда больше не оставаться наедине с Дэвидом. В следующий понедельник она настояла, чтобы они сидели в саду, где леди Идония якобы случайно присоединилась к ним. Дэвид развлекал дам историями о своих путешествиях, и визит прошел довольно приятно.

Через несколько дней во время обеда у ее стола остановился сэр Уолтер Мэнни. Сэр Уолтер был из тех же мест, что и Филиппа поэтому считался человеком королевы. Во время беседы с Кристианой он упомянул, что знаком с Дэвидом и даже представил его королю два года назад. Эдуарду тогда нужно было передать послание в Гент, а Дэвид как раз собирался во Фландрию.

– Вы хотите сказать, что Дэвид доставил послание по поручению короля? – спросила она.

– Так всегда делается, миледи. Зачем посылать нарочного, когда туда же едет верный человек по своим делам? Иногда так даже удобнее, особенно если не хочется привлекать внимание. Например, все знают, что сейчас в Вестминстере гостит фламандский торговец. Мы предполагаем, что он доставил личное письмо королю от графа. Официальные контакты были бы неуместны, поскольку они противники, но на самом деле переговоры все равно идут. – Он обвел взглядом зал. – Вон он, рядом с леди Кэтрин. Его зовут Франс ван Хорст.

Кристиана посмотрела на седовласого мужчину. Именно его она видела разговаривающим с Дэвидом во вторник после обручения.

Потом, откуда-то из глубины сознания, всплыло еще одно воспоминание – о потайном коридоре короля. Два голоса, говоривших на парижском диалекте. Один – низкий, чуть громче шепота.

Дэвид? Голос был слишком тих, чтобы можно было сказать с полной уверенностью. Он достаточно хорошо знал Эдуарда, чтобы просить руки дочери Хью Фицуорина, однако никто никогда не видел его при дворе. Доступ в личные апартаменты короля скорее всего может объяснить это противоречие. Неужели в тот день там был Дэвид? В каких же он отношениях с королем, если может так свободно пользоваться этим тайным ходом? И чего хотел от него Франс ван Хорст?

– Интересно, оказывает ли Дэвид подобные услуги его величеству и сейчас?

Сэр Уолтер пожал плечами:

– Я только представил его королю. Продолжаются ли их отношения, сказать не берусь.

– А каким образом вы сами познакомились с моим женихом?

Сэр Уолтер заговорщически усмехнулся.

– Вам, конечно, известно, что он прекрасный музыкант? Самоучка при этом.

Кристиана кивнула, хотя впервые слышала об этом.

– Мы оба – члены Пуи, – поведал он ей.

Это было одно из многочисленных тайных обществ в Лондоне. Вся таинственность заключалась лишь в дате и месте проведения ежегодной встречи. Помимо распития крепких напитков, на протяжении всей ночи мужчины из Пуи состязались в исполнении песен собственного сочинения.

– Он играл вам на лютне? Вообще-то он предпочитает древнюю кельтскую арфу, но она не всегда подходит для исполнения песен, так что ему пришлось научиться играть на лютне. Два года назад он обошел меня и его песня победила, хотя я до сих пор утверждаю, что все произошло только из-за необычности звучания этой чертовой арфы, – сказал Уолтер.

И тут Кристиане пришел в голову замечательный повод не оставаться наедине с Дэвидом в предстоящий понедельник. Она призналась сэру Уолтеру, что ее дорогой нареченный ни разу не играл для нее. Не поможет ли сэр Уолтер исправить эту ситуацию?

Когда Дэвид прибыл с очередным визитом, она встретила его радостно и даже улыбнулась в ответ на его поцелуй.

– Я велел подать лошадей, – сообщил он. – Мы отправимся обедать ко мне домой. Ты должна познакомиться со слугами, и мальчикам надо узнать тебя.

Менее всего ей хотелось отправляться к нему домой и встречаться с людьми, причастными к его жизни. Они будут приветствовать ее как свою будущую хозяйку, а она все это время будет чувствовать себя лгуньей, потому что больше никогда не увидит их.

– Давайте пройдем через холл. Мне нужно повидать брата и кое-что сказать ему.

Морвана, конечно, там не оказалось, что ее не слишком удивило. Зато там был сэр Уолтер в окружении стайки молоденьких девушек. Он пел любовную песню, аккомпанируя себе на лютке и комично поднимая брови в самых душещипательных местах, что невероятно забавляло слушательниц.

– Дэвид! – воскликнул он, прерывая игру.

– Уолтер, – тепло приветствовал его Дэвид, и, взглянув на его окружение, произнес: – Вижу, ты воплощаешь в жизнь мечты англичанина.

Девушки повернулись и оценивающе посмотрели на него. Кристиана наблюдала, какое впечатление на них произвела его красота. Они все были не замужем и моложе ее.

– Я опробовал новую лютню, – объяснил сэр Уолтер, демонстрируя инструмент. – Но пожалуй, я все же предпочитаю старую.

– Так всегда бывает поначалу, – утешил Дэвид, подхватывая Кристиану под руку и увлекая за собой.

Она через плечо многозначительно посмотрела на Уолтера.

– Давай послушаем, как они звучат вместе, – торопливо предложил сэр Мэнни.

Девушки радостно захлопали. Дэвид посмотрел на приятеля, на лютню, потом на Кристиану.

Она улыбнулась и даже попыталась умоляюще взглянуть на него.

Вздохнув, Дэвид уселся и положил на колени лютню. Они с Уолтером о чем-то переговорили и начали исполнять песню о весне.

Они играли довольно долго, и каждый раз, когда Дэвид пытался откланяться, девушки начинали умолять играть еще.

В какой-то момент Кристиана поняла, что он сдался, понимая, что застрял здесь надолго. После этого он даже стал получать удовольствие, обмениваясь шутками с Уолтером, и, наконец, исполнил собственное сочинение.

Это была песня о любви, которую она никогда раньше не слышала. Мелодия была напевной и печальной. Кристиана закрыла глаза и почувствовала, как ее охватывает грусть.

Ее мысли обратились к Стивену, и ей стало еще тоскливее. Она пропустила мимо ушей следующие несколько песен: все ее думы и само сердце были с возлюбленным. Потом девушки вокруг нее стали подниматься, и она вернулась к действительности. Сэр Уолтер настаивал, чтобы Дэвид пообедал вместе с ним. Дэвид согласился, мельком взглянул на Кристиану и улыбнулся.

Они так и не поехали к нему домой. Она не познакомилась с его людьми. И что еще более важно, они не оставались наедине ни на минуту. Когда они наконец вернулись в покои Изабель, Идония и Джоан уже были там, так что его прощальный поцелуй был легким и сдержанным, как и при встрече.

Кристиана сняла серебристо-розовое подвенечное платье и передала его портному, который тактично отвел взгляд от стоящей в одной нижней рубашке заказчицы.

Все эти свадьбы творят чудеса с девичьим гардеробом. Кристиана, однако, не испытывала радости по этому поводу. Цена нового наряда заставляла ее чувствовать себя виноватой, потому что она знала, что никогда не наденет его. Было бы крайне неучтиво убежать со Стивеном вопреки воле короля, да еще прихватив платье, подаренное самой королевой.

Но более всего Кристиану тревожило то, что работа портного неумолимо приближалась к завершению. Примерки стали неприятным, неумолимым напоминанием о быстротечности времени. Половина из пяти недель уже прошла, а она до сих пор не получила никаких известий от Стивена.

Служанка помогла Кристиане надеть простое фиолетовое платье и накидку.

Сегодня пятница, и вскоре ей предстоит встреча с Дэвидом, потому что в понедельник его не будет в городе. Они собирались посетить скачки и конную ярмарку в Смитфилде, и Кристиана с удовольствием ждала этого.

Однако сначала она хотела кое-что сказать господину Дэвиду де Абиндону.

Дэвид въехал в Вестминстер в сопровождении Сиэга и Эндрю.

Сиэг хмурился.

– Значит, так. Если с ней выйдет красотка Джоан, я уезжаю, а Эндрю остается, – сказал он. – Но если появится эта вспыльчивая леди Идония, тогда все наоборот.

– Боюсь, что так, – кивнул Дэвид, и Эндрю насмешливо фыркнул.

Швед еще больше нахмурился.

– И кто бы ни остался, он будет отвлекать внимание второй дамы, чтобы она не помешала.

Дэвид снова кивнул. Он прибег ко лжи, придуманной самой Кристианой: мол, королева не разрешает девушкам оставаться наедине с мужчинами. Именно этим он объяснил Сиэгу и Эндрю необходимость их присутствия. Ему было почти тридцать, но Кристиана заставила его вспомнить уловки, используемые им еще лет в восемнадцать. Она избегала оставаться с ним вдвоем и проявляла в этом необыкновенную изобретательность. Его это не раздражало – только забавляло. Да и что говорить, она так очаровала его, что он был готов простить ей что угодно.

Их взаимная тяга друг к другу ставила Кристиану в тупик. Собственная реакция на его поцелуи и объятия пугала ее. Она была наивна и неопытна. Это ощущение невинности очаровало его, так же как ее мгновенно вспыхнувшая страсть вызвала в нем ответный огонь.

Он мог и не прибегать к этой игре. В конце концов, очень скоро она будет принадлежать ему. Он слишком часто думал об этих глазах и губах, чтобы отступить. Но он не хотел, чтобы она успела полностью выстроить круговую оборону. Его вовсе не прельщал выбор между воздержанием и изнасилованием в первую брачную ночь.

– А если вдруг не удастся отвлечь леди Идонию? – промолвил Сиэг. – Она словно львица, охраняющая свое потомство.

– Господи, Сиэг, да ты в три раза больше ее, – пробормотал Эндрю. – Просто засунь ее под мышку и отнеси подальше.

Эта мысль развеселила грозного шведа.

– Да? Так я делал дома, но мне казалось, что здесь, в Англии…

– Он шутит, Сиэг. Швед снова нахмурился.

Дэвид договорился встретиться с Кристианой на заднем дворе. Она и Джоан стояли рядом с двумя лошадьми, которых держали грумы. Сиэг повернул своего коня назад, а Дэвид незаметно дал обрадованному Эндрю несколько монет.

– Развлекай получше леди Джоан на скачках. Кристиана вопросительно посмотрела в сторону Эндрю.

– Он поедет с нами, – объяснил Дэвид. – Он должен встретиться на ярмарке по моему поручению с одним человеком.

Они отправились в путь, и к тому моменту, когда добрались до Стрэнда, Джоан и Эндрю опережали их корпуса на четыре. Кристиана, похоже, не возражала.

– Люди говорят о вас, – наконец сказала она. У Дэвида возникло ощущение, что она специально ждала момента, когда Джоан окажется слишком далеко, чтобы услышать ее.

– Люди?

– Придворные. Обсуждают вас. Нас. Обоих.

– Это неизбежно, Кристиана.

– Да, но то, что я слышала, слишком необычно.

– Тебе нет необходимости прислушиваться к придворным сплетням. Я сам расскажу тебе все, что ты захочешь узнать.

Она приподняла брови.

– Расскажете? Ну что же, прежде всего некоторые дамы сообщили мне, какой вы замечательный.

– Какие же именно дамы? – осторожно поинтересовался он.

– Например, леди Элизабет.

Это удивило Дэвида. Они с Элизабет были давними друзьями, и сплетни были не ее стилем.

– Мне лестно, что леди Элизабет хорошо отзывается обо мне.

– И Алисия. Проклятие!

Выражение лица Кристианы было подчеркнуто безразличным.

– Вы – любовник леди Алисии?

– Она так заявила?

– Нет. Но она, по-видимому, подразумевала это. Когда Дэвид предложил рассказать о себе все, что ей угодно, он не это имел в виду.

– К чему нам продолжать этот разговор? Я же не требовал у тебя имен твоих любовников. И ты не должна спрашивать у меня.

Она резко повернулась.

– Любовники! Как вы смеете предполагать, что у меня были любовники? Я говорила об одном человеке.

– Ты сообщила мне о нынешнем. Могли быть и другие, но я не стал спрашивать.

– Естественно, других не было!

– Никакого «естественно» тут быть не может. Но это не важно. – Он улыбнулся при виде ее растерянности. – Кристиана, мне почти тридцать лет, и я отнюдь не монах. Я не собираюсь изменять тебе. Но если наша супружеская постель окажется слишком холодной, я, наверное, поступлю так же, как другие мужчины, и найду тепло в другом месте.

Он намеренно заговорил о неприятном, чтобы она захотела сменить тему. И не ошибся.

– Это самое безобидное, что я слышала.

– Вполне вероятно.

Ее веки опустились.

– Вы купили меня?

Он ждал, как скоро она узнает об этом.

– Нет.

– Нет? Я слышала, что Эдуард потребовал выкуп за невесту. Большой. Морван говорит, что это правда.

Он успел подготовиться.

– Выкуп за невесту – это совсем иное. Эта древняя английская традиция, которая только делает честь женщине. При наличии приданого получается, что семья платит мужчине, чтобы сбыть ее с рук. Если подумать, то приданое гораздо более оскорбительно, чем выкуп невесты.

– Значит, это не слухи?

Он тщательно подбирал слова. Если она узнает правду через двадцать лет, он хотел иметь возможность сказать, что не лгал.

– Твой брат видел контракт, и ты скоро увидишь.

– И вы говорите, что это для меня не оскорбление, а честь?

– Совершенно точно. Ты бы предпочла, чтобы король отдал тебя просто так?

– Я бы предпочла, чтобы король и дальше не вспоминал о моем существовании! – вспылила Кристиана.

Некоторое время они ехали молча.

– Насколько велика сумма? Как дорого я стою? – наконец спросила она.

Значит, Морван не сказал ей. Что ж, скоро она сама увидит контракт.

– Ты хорошо считаешь?

– Отлично.

Ну разумеется, иначе и быть не могло.

– Тысячу фунтов.

Она осадила коня и в ужасе уставилась на него.

– Тысячу фунтов? Да это же доход графа! Зачем?

– Эдуард о меньшей сумме и слышать не хотел. Уверяю тебя, что я торговался очень настойчиво. Мне казалось, что и трехсот фунтов будет достаточно.

Ее глаза подозрительно сощурились.

– Морван прав. Вся эта история очень странная. А сейчас я и вовсе ничего не понимаю.

– Разве ты не стоишь тысячи фунтов?

– Вы, должно быть, были пьяны, когда сделали это предложение. И несомненно, испытаете облегчение, когда отделаетесь от меня.

– Он что, приехал?

Она проигнорировала эти слова.

– Для вас же будет лучше, если я разорву помолвку. Я слышала, мой брат угрожал вам.

– Ах, это.

– Все говорят о среде.

– Я полагаю, четверг, – спокойно поправил он. – Твой брат знает, что ты в курсе?

– Конечно. Я немедленно заявила ему, что ничего подобного не потерплю.

– Твоя забота трогательна.

– Но он и слушать меня не захотел. Вы, конечно, не станете с ним встречаться.

– Конечно, встречусь.

Она снова придержала коня. Джоан и Эндрю уехали далеко вперед.

– Вы, наверное, шутите.

– Разве у меня есть выбор?

– Вас не будет в городе в понедельник. И вы можете задержаться в пути.

– В конце концов мне все равно придется вернуться.

– О Господи! – Она нахмурилась.

Он взглянул на ее мило сморщенный лоб.

– Он не убьет меня.

– Ах, да не в этом дело! – ответила она с безжалостной прямотой. – Просто ситуация становится все более неприятной. Поединок, похищение, разрыв… Скандал будет ужасным.

– Кто-нибудь, возможно, напишет об этом песню.

– Не шутите, Дэвид. Вы действительно должны либо отступиться, либо уехать. Меч Морвана – это серьезно. Он вас, может, и не убьет, но сильно искалечить вполне способен.

– Ну да. Тысяча фунтов – это одно. Рука или нога – совсем другое. Я очень надеюсь, что ты стоишь этого.

– Опять шутите?

– Да нет. Но позволь мне самому решить проблему с Морваном. Есть ли еще слухи и сплетни, которые ты бы хотела обсудить?

Они приблизились к городу и поехали вдоль его северной стены.

– Да. Не все дамы, знающие вас, отзываются о вас восторженно. Леди Кэтрин говорила со мной. И с Морваном.

Дэвид ждал, не желая гадать, что за историю леди Кэтрин поведала им.

– Она сказала мне, что вы ростовщик, – тихо произнесла Кристиана, словно не хотела, чтобы ее услышали окружающие.

Он едва не рассмеялся от ужаса, прозвучавшего в ее голосе. Его невеста жила в мире, который больше не существовал. Этот мир был полон добродетельных рыцарей, прекрасных дам и историй о короле Артуре. Эдуард тщательно поддерживал эту атмосферу при дворе, устраивая всевозможные торжества и турниры. А всего в миле, за стенами Лондона, жизнь неумолимо бежала вперед.

– Это правда. Большинство торговцев дают деньги взаймы под проценты.

– Ростовщичество – грех.

– Возможно, но уже привычный. Это сейчас настолько распространено, Кристиана, что воспринимается как само собой разумеющееся. Англия не выжила бы без этого. Один такой греховный заем я предоставил королю. Два других – аббатству.

– Значит, вы даете взаймы только королю и аббатствам?

– У других я просто покупаю недвижимость и позднее продаю им же в установленное время и по оговоренной цене.

– С выгодой?

– А зачем бы иначе я стал это делать? Этим людям я не родня и не друг. Однако часто бывает так, что, когда я продаю им их владения, они, побывав в моих руках, становятся более доходны, так что выгоду скорее получают их хозяева.

– А если в назначенный срок они не смогут выкупить свое имущество?

Он пытался ради нее приукрасить ситуацию и сейчас в душе ругал себя за это. Он поклялся не оправдываться перед этой девочкой, а оставаться самим собой.

– Я продаю владения другим, – прямо ответил он. Некоторое время она размышляла над его словами.

– А почему не оставить их себе?

Он ожидал совсем иного, полагал, что она примется отчитывать его за бессердечность и станет причитать по поводу несчастной судьбы бедных должников.

– Я не оставляю их себе из-за проклятых указов короля Эдуарда, гласящих, что любой человек, имеющий доход от земель свыше сорока фунтов, должен быть посвящен в рыцари. Он дважды едва не поймал меня.

– О чем вы? Что значит «едва не поймал»? Да ведь быть рыцарем – это так замечательно! Их уважают больше, чем торговцев, и по положению они выше. Вы бы возвысились, став рыцарем.

Она произнесла это так наивно, явно не понимая, что унижает его. Поэтому он предпочел не заострять внимания на этом – пока.

– Я торговец – и доволен своим положением. Можно было подумать, будто он сказал ей, что предпочитает быть дьяволом, а не святым.

– Вы это серьезно, да? – с любопытством спросила она. – Вы действительно не хотите быть рыцарем?

– Никто не хочет, Кристиана, за исключением тех, кто стал рыцарем при рождении. И даже они пытаются избежать этого. Именно поэтому Эдуард и издает эти указы. Королевству не хватает рыцарей для удовлетворения своих амбиций. Рыцарство становится все менее привлекательным, вот поэтому Эдуард и повышает статус рыцарей. – Он помолчал, напоминая себе, что намерен жениться на этой девушке, поэтому следует объяснить так, чтобы она поняла. – Это вовсе не трусость, не боязнь воевать. Каждый лондонец готов защищать город и королевство. Мы покупаем то оружие, которое нам по карману, и умеем владеть им. У меня целая комната этого чертова железа. Многие горожане – отличные лучники, например Эндрю. Но проводить всю жизнь в битвах мало кого прельщает.

– Они всегда готовы сразиться и умереть…

– А также убить. Рыцари должны убивать – все равно, во имя правого дела или личной выгоды. Что бы там ни пелось в красивых балладах, в конце концов именно этим они и занимаются. Их войны разрушают торговлю, уничтожают сельское хозяйство, они сжигают города и деревни. Когда они побеждают, они грабят и насилуют.

Он потерял терпение, и эта тирада вырвалась сама собой. Кристиана смотрела на него так, словно он дал ей пощечину, и он пожалел о своей несдержанности. Она ведь молода и ничего об этом не знает. Нет, он явно слишком строг к ней.

– Без сомнения, есть много рыцарей, верных своей чести и клятве, – сказал он, чтобы как-то успокоить ее. – Говорят, что именно таков твой брат.

Это, похоже, отвлекло ее от той жестокой реальности, которую он неосмотрительно преподнес ей.

– Леди Кэтрин говорила еще что-нибудь?

– Не мне. Она говорит, что сообщила Морвану что-то важное. Он же утверждает, что это совсем не важно, а потом велел не поддерживать с ней слишком близких отношений.

– Прекрасный совет, Кристиана. Я к нему полностью присоединяюсь.

– Мне кажется, я достаточно взрослая, чтобы самой выбирать себе друзей.

– Только не в этом случае. Когда мы поженимся, тебе следует избегать общения с этой женщиной.

Она не скрывала раздражения, но сдержалась и сосредоточила все внимание на дороге, что вела в Смитфилд.

Глава 6

Смитфилд раскинулся с северной стороны от Лондона.

Владельцы верховых лошадей привязывали своих питомцев вокруг поля для скачек и вступали в оживленный торг. Покупатели часто просили продемонстрировать коня в деле – таким образом и возникли первые скачки. К толпам людей, желавших понаблюдать это зрелище, присоединились торговцы, бродячие артисты, и вскоре Смитфилд, скотный рынок Лондона, каждую пятницу стал превращаться в ярмарку.

Они привязали своих коней и устремились в толпу. Эндрю немедленно увлек Джоан в сторону. Кристиана, все еще обдумывающая недавний разговор, не заметила этого.

– Давай посмотрим на лошадок, – предложил Дэвид. – Выберем, на ком ты будешь ездить, когда покинешь дворец.

– Я не хочу, чтобы вы покупали мне лошадь, Дэвид.

– Но ты ведь не сможешь пользоваться королевскими конюшнями после свадьбы. Почему бы не заняться этим сегодня?

– Вы же знаете, что я все равно за вас не выйду.

– Ну, тогда я ее продам. Пока мы здесь, давай все же подберем тебе что-нибудь. Так, на всякий случай.

Кристиана не стала дальше упрямиться, и они отправились смотреть животных.

В конце концов они нашли то, что искали, – прекрасного черного жеребца. Владелец дал им седло, и Кристиана опробовала лошадь. Пока Дэвид обсуждал с хозяином цену и договаривался о доставке жеребца в Вестминстер, Кристиана искала в толпе давно запропастившихся куда-то Джоан и Эндрю. Но в такой толчее это было все равно что искать иголку в стоге сена. Ну конечно, это так похоже на Джоан – отвлечься и обо всем забыть.

На поле появились человек с медведем и танцоры. Медведь не заинтересовал Кристиану, а вот танцоры ее просто очаровали. При дворе она всегда старалась не пропустить ни одного их выступления. Ярмарочные танцовщицы были не так утонченны и умелы, как те, которых она видела раньше, но все равно она зачарованно следила за их движениями. Она даже завидовала этим женщинам, которые позволяли себе целиком отдаться музыке.

– Я бы хотела быть танцовщицей.

– Ты ведь танцуешь на балах? – спросил Дэвид. Кристиана вспыхнула. Она не заметила, что говорила вслух.

– Да. Но это совсем другое. Это как беседа за столом. Иногда я вижу танцовщицу, которая настолько захвачена музыкой и ритмом, что кажется – она унеслась далеко-далеко, совсем в иной мир.

Она почувствовала на себе взгляд Дэвида и, оторвавшись от зрелища, тоже посмотрела на него. Она иногда ловила на себе такой вот его внимательный взгляд. Он всегда вызывал в ней непонятное беспокойство.

«Как будто я прозрачная, – подумала Кристиана. – Несправедливо, что он умеет видеть меня насквозь».

– Я думаю, из тебя получилась бы прекрасная танцовщица, – сказал он. – Если тебе доставляет это радость, ты должна танцевать.

Наконец объявили перерыв, и толпа начала разбредаться.

– Нужно найти Джоан, – заметила Кристиана, вглядываясь в толпу.

– Мы наверняка с ними столкнемся. Если нет, то встретимся возле наших лошадей.

Они стали разглядывать выставленные товары. Кристиана гадала, о чем Джоан может беседовать с Эндрю и что сказала бы леди Идония, если бы узнала, что они потерялись.

Один из торговцев продавал жареный хлеб, политый медом. Пахло восхитительно. Она печально посмотрела на сладости: леди Идония никогда не разрешала ей покупать жирное и сладкое.

Дэвид заметил ее взгляд и отправился к продавцу.

– Я непременно испачкаю одежду, – заявила Кристиана. Именно эту причину обычно выдвигала леди Идония.

– Мы будем осторожны.

Он выбрал пышный, ароматный кусок и жестом велел ей следовать за ним к деревьям, где не было ни души.

Дэвид разломил обильно политый медом кусок хлеба и протянул его Кристиане. Она потянулась за ним, но Дэвид убрал руку.

– Зачем нам обоим пачкаться? – промолвил он и поднес хлеб к ее губам.

Хлеб был теплый, пахнущий дрожжами, медом, – одним словом, замечательный. Стараясь не коснуться пальцев, державших хлеб, она вытянула шею и откусила. Вкус тоже был божественный, и Кристиана даже причмокнула от удовольствия.

Дэвид засмеялся и отломил еще кусочек. Она приоткрыла рот.

– Я, наверное, сейчас похожа на курицу, – хихикнула она с полным ртом.

Он продолжал кормить ее. Она почувствовала, как с губ капает мед, и постаралась слизнуть капли. Он осторожно коснулся кончиком пальца уголка ее рта. У Кристианы задрожала нижняя губа, лицо и шея вспыхнули.

Последний кусок оказался слишком большим. Ее зубы скользнули по его пальцам, и она покраснела еще сильнее.

На этот раз его рука не отодвинулась. Пальцы прикоснулись к ее губам и замерли.

Она подняла глаза и увидела, как слегка напрягся его рот. Веки Дэвида были полуопущены: он смотрел, как двигаются ее губы. Наступила какая-то странная тишина, и Кристиана с трудом проглотила остатки сладкого.

Неторопливым движением, не отводя взгляда, он прикоснулся к уголку ее рта, собирая оставшийся мед.

Кристиана испытала внезапное, шокировавшее ее желание слизать каплю меда с его пальца. Он смотрел так, как будто понимал это. Действо продолжалось. Он словно приглашал ее подчиниться своему порыву.

Она застыла, завороженная. Шум скачек звучал отдаленным гулом. В неподвижной обволакивавшей тишине она слышала лишь, как ее сердце стучит все сильнее.

Он вдруг взял ее за руку и потянул в гущу деревьев. Она пошла за ним не то чтобы охотно, но и не противясь. Но она же не хочет этого, говорила она себе, однако пошла.

Он увлек ее за большой дуб и притянул к себе. Его рука скользнула под накидку и обвила ее талию.

Неведомые ощущения, нахлынувшие на нее в тот, последний, раз, вдруг вспыхнули с новой силой. Казалось, две недели они копились под замком, а теперь, свободные, хлынули на волю. Сладостная дрожь прокатилась по телу Кристианы.

Дэвид, притянув ее еще ближе, стал неторопливо покусывать ее губы. Кристиана не замечала ничего вокруг, чувствуя лишь его прикосновения. Медленный жар волнами разливался по ее телу.

Его язык пробежал по ее губам, призывая открыться. Цепляясь за остатки благоразумия, она упорно не подчинялась. Дэвид улыбнулся и вновь приник к ее губам.

Неужели она намеренно откинула назад голову, чтобы он мог поцеловать ямочку на шее? Разум подсказывал ей, что Дэвид увлекает ее к чему-то опасному и неведомому, но остановить его она уже не могла.

Он снова целовал ее, пока сильные руки путешествовали по ее телу под накидкой. Вот одна остановилась у самой ее груди. Кристиана почувствовала, как что-то сжалось внизу живота, запульсировало требовательно и настойчиво.

Она знала, что он сейчас сделает. Ей вспомнилось, как грубо и бесцеремонно касался ее Стивен, и она напряглась, почти готовая оттолкнуть Дэвида.

Но его касания были бережными и нежными. Дыхание ее стало прерывистым, тело замерло в ожидании.

Когда он наконец стал ласкать ее грудь, она с трудом подавила стон. Испытанное наслаждение испугало ее, и она попыталась отстраниться.

Не тут-то было. Его ладони прикасались к ней так, словно между ними и ее кожей не было никакой преграды; пальцы играли с ее соском до тех пор, пока пульсирующее ощущение внизу живота не стало почти невыносимым. Он сжал напрягшийся бутон и слегка потер его. На этот раз она не сдержалась и тихонько охнула. Его губы приблизились к ее уху.

– Пойдем ко мне. Это совсем недалеко.

– Зачем? – пробормотала она, все еще погруженная в водоворот чувств.

– Зачем? Во-первых, тебе следует познакомиться с теми, кто там живет, – сказал он, поднимая голову, чтобы поцеловать ее лоб. Руки продолжали ласкать ее, и Кристиане было очень трудно вникать в смысл слов. – А во-вторых, я уже не так молод, чтобы предаваться любви под деревьями.

Эти слова ворвались в ее сознание, как гром. Она резко вернулась к действительности, до нее снова донесся шум скачек. Рука Дэвида на ее теле внезапно показалась чем-то чужеродным и возмутительным. Зардевшись, она отвернулась.

– Это нехорошо, – только и вымолвила она.

– Нет. Это очень хорошо.

– Вы знаете, что я имею в виду. Он все еще продолжал обнимать ее.

– Твой возлюбленный доставлял тебе такое наслаждение? – мягко поинтересовался он.

Кристиана вспыхнула еще сильнее, боясь поднять на него глаза.

– Я так и думал.

– Это совсем иное дело, – с упреком сказала она. – Мы любим друг друга. А это… это… – Что же это такое? Как можно назвать это ужасное, это восхитительное ощущение?

– Желание, – подсказал Дэвид.

Значит, вот оно какое, это желание. Неудивительно, что священники постоянно предостерегают в своих проповедях против него. Да, похоже, что желание – действительно опасная вещь.

– Что ж, милая, если я не могу получить и то и другое, я выбираю желание, – заявил он. – Оно впоследствии может вырасти в нечто большее, но если его нет с самого начала, оно уже никогда не появится, а без него любовь умирает.

Он снова читал ей нотации, как ребенку, и это страшно раздражало Кристиану.

– Это неправильно, – твердо повторила она, отодвигаясь. – И вы это знаете. Вы соблазняете меня. Это несправедливо.

– Соблазняю? Зачем мне это?

– А зачем вы вообще все затеяли? Зачем стали просить моей руки? Платить брачный выкуп? – Она изучающе посмотрела на него. – Может, вы хотите уложить меня в постель, чтобы помолвку уже нельзя было разорвать, когда Стивен приедет за мной?

– Это хорошая мысль, но она не приходила мне в голо-, ву. Ведь я знаю, что он не появится.

Дэвид твердил это с самой их первой встречи. Спокойно и неумолимо он повторял это вновь и вновь.

– Вы не можете быть уверены, – вспылила Кристиана. Но на этот раз что-то в его голосе испугало ее. Он словно действительно знал.

– Он до сих пор не приехал, Кристиана, а ведь Стивен давным-давно получил твое послание.

– А вдруг посыльный не смог найти его?

– Я уже говорил с посыльным, которого ты наняла. Он передал твое письмо лично в руки, через десять дней после того, как оно было тобой написано.

– Вы говорили… вы вмешались… Как вы посмели!

– И очень кстати вмешался. Посыльный вовсе не собирался немедленно выполнять твое поручение. Он ждал, пока у него не появятся другие дела на севере, а на это могло бы уйти и несколько недель. Он также мог перепоручить доставку письма кому-то другому.

– Но для вас он отправился немедленно? И сразу доставил письмо?

– Я щедро заплатил ему. И за то, чтобы он привез ответ. Она не получила никакого ответа. Страшная тоска вдруг захлестнула ее. Она уже не слышала то, что говорил ей Дэвид, не хотела думать о последствиях. Значит, посыльный уже вернулся. И Стивен при желании тоже успел бы приехать. Или хотя бы прислать записку. А если посыльный признался, что действует по приказу ее жениха, и Стивен не захотел рисковать?

К счастью, гнев пересилил ее растерянность. Иначе она могла бы раскиснуть прямо перед Дэвидом. Она подняла на него возмущенный взгляд.

– Вам это доставляет удовольствие? Разрушать жизни людей?

– По правде говоря, мне было больно видеть, как ты страдаешь, – мягко вымолвил он.

– Ну тогда помогите! – с горячностью воскликнула она. – Отпустите меня и дайте уехать к нему.

Он посмотрел на нее так, что она почувствовала себя совершенно прозрачной.

– Нет. Он не желает действовать, чтобы удержать тебя, девочка. А я хочу этого.

Какое-то мгновение ей казалось, что он колеблется и раздумывает, не выполнить ли ее просьбу. Но его слова разбили эту едва теплившуюся надежду. Надув губки, она высвободилась из его рук.

– Я хочу сейчас же вернуться в Вестминстер.

Велев ей оставаться на месте, Дэвид отправился на поиски Эндрю и Джоан.

У Кристианы сложилось впечатление, что ему вдруг захотелось покинуть ее, да и она была рада его уходу. Он командовал ею прямо как Морван, а это ей ужасно не нравилось. Как хорошо, что они не поженятся. Жить с ним – все равно что все время находиться под опекой брата, который вечно критикует ее поведение. Леди Идонию всегда можно было отвлечь и обвести вокруг пальца. Но Дэвид видит ее насквозь.

Она была рада его уходу еще и по другой причине. Рядом с ним она все время ощущала себя беспокойно. Теперь она понимала, что так проявляет себя невесть откуда взявшееся желание. Возбуждение и предвкушение появились уже тогда, когда они еще только ехали через Стрэнд и разговаривали. Одно лишь воспоминание о тех мгновениях уже вызывало в ней чувственный трепет.

Он назвал это желанием. Оно не внушало ей доверия. Не нравилась и та невидимая связь, которая возникла между ними. Возбуждение, которое она чувствовала со Стивеном, в сравнении с нынешним казалось ничтожным и смешным, и это тоже ей не нравилось.

Стивен. Он до сих пор не приехал, не прислал ответа. Тупая боль сковала ее грудь. Она не станет думать об этом, не станет сомневаться в нем. И уж вовсе не позволит себе думать о последствиях этого для нее и Дэвида де Абиндона.

– А, вот ты где! – подскочила к ней Джоан, неожиданно появившаяся вместе с Эндрю.

Кристиана взглянула на подругу. Ее лицо раскраснелось, и выглядела она прекрасно. В волосах застряла соломинка.

– Да, я здесь. Дэвид пошел искать вас. И велел мне не двигаться с места. – Она выдернула соломинку из волос подруги. – Где вы были?

– О, везде! – воскликнула Джоан. – Без Идонии гораздо веселее.

– Могу себе представить. – Кристиана помахала соломинкой и приподняла брови. Эндрю вспыхнул и отошел.

Джоан пожала плечами:

– Под деревом стояла повозка с соломой. Мы залезли на дерево и прыгали с него в солому. Было очень весело.

– А я думала, что ты влюблена в Томаса Холланда.

– Ну да. Мы же просто играли!

– Джоан! Он же ученик торговца!

– Ах, ты так же невозможна, как Идония. Мы только один раз поцеловались.

– Целовались… Боже милостивый! Джоан прищурилась.

– Это был всего лишь один поцелуй. Я же не собираюсь за него замуж.

Она произнесла это небрежно, но Кристиана безошибочно услышала предупреждение. Дэвид был торговцем, и Кристиана собиралась за него замуж. «Я люблю тебя, – говорили глаза Джоан, – но не тебе осуждать меня».

Кристиана с грустью поняла, что подруга ее жалеет. Они все жалеют ее. Никакие желания и удовольствия не помогут забыть об этом.

В этот момент из толпы появился Дэвид и молча повел их к лошадям.

– Он, кажется, рассержен, – прошептала Джоан. – Что ты натворила?

Кристиана подозревала, что причина этого гнева крылась как раз в том, чего она не сделала. Тем не менее она обнаружила, что ей импонирует его злость. Наконец ей удалось пробить его невозмутимость и увидеть настоящие эмоции.

Они сели на лошадей и направились к Вестминстеру. Джоан и Эндрю отстали, а Дэвид, напротив, все пришпоривал коня. Кристиана не успевала за ним. Вскоре он придержал коня и поехал рядом. Она отметила это как свою победу. Он становился все более мрачным, и, отметив про себя, что в гневе Дэвид очень похож на Морвана, Кристиана перестала обращать на него внимание. Она стала размышлять о доме Стивена в Нортумберленде. Тревога, закравшаяся в душу после разговора с Дэвидом, рассеялась: она нашла массу объяснений задержке Стивена и отсутствию ответа на ее письмо.

– Ты снова думаешь о нем, так ведь? – вторгся в ее размышления суровый голос.

– Почему вы так решили? – виновато спросила она.

– Это видно по твоему лицу, девочка. У тебя на нем все написано.

Она была уверена, что успешно скрывает свои мысли о Стивене. Она так старалась не показать виду! Но ведь Дэвид всегда знал и видел гораздо больше, чем ей хотелось.

– Ты трусишь, Кристиана, – тихо продолжал он, но в голосе его слышался гнев. – Ты отказываешься посмотреть правде в глаза. Это касается не только твоего возлюбленного, но и нас.

– Нет никакой правды в отношении нас.

– Я желаю тебя, а ты – меня. Вот правда. Но это не сочетается с той сказкой, что ты себе придумала, так? Ты продолжаешь жить в мечтах, хотя совершенно не знаешь своего рыцаря.

– Ничего я себе не придумывала.

– Нет, придумала. Поединки и похищения – это все из сказок, а не из жизни.

Она отвернулась. Этот человек понимал ее как никто другой. Она вдруг снова почувствовала себя беспомощной перед лицом собственных страхов. Как он посмел сказать, что Стивен просто использовал ее? Это жестоко! Она его ненавидит!

Голос Дэвида прозвучал снова – сурово и безжалостно:

– Мне следовало бы отправить тебя к нему, и ты бы увидела, чем закончится эта сказка.

– Так что же вы не отправите? – воскликнула она. Он остановил их лошадей и, взяв ее за подбородок, повернул к себе лицом, хотя она упорно отворачивалась.

– Посмотри на меня, – приказал он, и в его синих глазах вспыхнул опасный огонек. – Потому что он снова использует тебя, прежде чем скажет правду. Прошлое – это прошлое, но теперь ты принадлежишь мне. Я тебя так просто никому не отдам. Никогда не забывай об этом.

Значит, причина его гнева кроется не только в ее отказе. Здесь было нечто более глубокое. Это касалось ее, его и Стивена.

Неужели он ревнует? К Стивену? Ему так несвойственно демонстрировать свои чувства! Но его гнев слишком очевиден. Может, это единственное, что не подчиняется его воле?

Сейчас в нем появилось нечто пугающее, и к ее страху примешивалось еще и другое – напряжение, которое всегда ощущалось между ними.

Когда они добрались до Вестминстера, он показался ей желанным убежищем после бури. Кристиана спрыгнула с лошади, не дожидаясь, пока ей помогут, и побежала в дом, даже не оглянувшись на Дэвида де Абиндона.

Глава 7

Кристиана откинула голову на край большой деревянной лохани. Ширма из плотной ткани, кольцом окружавшая ее купальню, удерживала пар. Влага и жара успокаивающе действовали на ее измученное тело.

Дворец почти опустел, когда она велела слугам приготовить ванну. В Вестминстере разнесся слух, что Морван с Дэвидом будут драться на Лондонском мосту, и придворные полетели туда словно мухи на мед. Идония осталась дома, а Изабель и Джоан отправились туда вместе с принцем Джоном и Томасом Холландом.

Не все при дворе одобряли этот поединок. Некоторые рыцари считали недостойным сражаться с простым торговцем, но даже они понимали Морвана. Поскольку взглянуть на их противоборство собиралось столько народа, все решили, что Фицуорин намерен лишь унизить Дэвида, и возражения несколько поутихли. Торговцы и в самом деле слишком часто забывали свое место. Проучив одного из них, Морван напомнит всему Лондону, что богатство никогда не сможет стать превыше происхождения и знатности.

Кристиана закрыла глаза и попыталась успокоиться. Она молилась, чтобы Дэвид отложил свое возвращение в Лондон. День поединка приближался, и она все чаще обращалась к Богу. Ей не хотелось, чтобы Дэвид пострадал. Он уже почти стал ей другом, она привыкла к его присутствию.

После поездки в Смитфилд она много думала о нем. Иногда ей вспоминался тихий, сдержанный голос, который она слышала в потайном коридоре короля. Она практически не сомневалась, что именно с Дэвидом говорил тогда Франс ван Хорст. А иногда она вдруг вспоминала, как они стояли вдвоем под дубом. Эти воспоминания и завораживали, и тревожили ее, возникая внезапно, против ее воли.

Какое из двух зол хуже? Если Дэвид вернется из своего путешествия, ему придется встретиться с ее братом на глазах у сотен людей, и он будет выглядеть глупо. А если не вернется, то весь Лондон сочтет его трусом. Морван и двор предпочли бы, вероятно, последнее. Урок будет преподан без всяких усилий.

Ее брат затеял поединок из любви к ней и ради чести семьи, но она бы предпочла, чтобы он не вмешивался. Он лишь усугубил и без того сложную ситуацию и вполне может сорвать все ее планы. Неужели Морван считает, что унижение заставит Дэвида отказаться от нее? Оно, скорее, сделает его лишь более упрямым. Он даже может отказаться сдержать слово и отпустить ее со Стивеном.

Правда, Стивена нет в Лондоне, а свадьба назначена уже через двенадцать дней. Она старалась не думать о ней, но это становилось все труднее. Одно дело – терпеливо ждать, и другое – смотреть, как с каждым днем неумолимо тают надежды. В последнее время Кристиана ловила себя на том, что все время прислушивается к топоту копыт. Может, Стивен вот-вот явится и похитит ее? Она представляла, как он скачет вдоль реки в окружении своих друзей, возможно, уже накануне свадьбы. Станет ли он ждать так долго? Как он увезет ее? Вокруг всегда столько народа!

Внезапно она застыла.

Как раз сейчас вокруг почти никого.

Утром, когда пошла молва о поединке на мосту, ей так и не удалось найти брата. Кто пустил этот слух? Сам Морван? Или кто-то другой, надеявшийся, что Вестминстер опустеет?

Невероятное возбуждение охватило ее. Неужели Стивен сегодня придет за ней? Если так, то его план дерзок и гениален. Это, конечно, только ее предположения, но уж больно все совпадает. Он вполне мог воспользоваться сведениями о поединке, чтобы решиться на похищение. Она восхитилась его умом и предусмотрительностью.

Радостно улыбнувшись, она коснулась волос, собранных в узел на макушке, и задумалась, есть ли у нее время, чтобы вымыть и высушить их.

Рука ее замерла при звуке шагов за ширмой.

Она просто не могла поверить своим ушам. Наконец-то! Порывисто отодвинув ширму, она собралась встречать своего возлюбленного.

Ее взгляд упал на дорогие кожаные сапоги, затем поднялся выше. На одном боку висел меч, на другом – два кинжала. Темно-синие глаза, казалось, проникали в глубину ее мыслей.

– Ты ожидала кого-то другого? – спросил Дэвид. Он расстегнул пояс с мечом и положил оружие на один из комодов.

Она поспешно задвинула ширму и погрузилась воду.

– Нет. Я просто не ожидала вас.

– Я же обещал прийти. Но ты, наверное, решила, что я уже мертв.

– По меньшей мере тяжело ранены, если бы у вас хватило глупости встретиться с ним. Почему вы здесь? – Все шло не так, как она хотела, и Кристиана поморщилась. Ее слова прозвучали так, словно она недовольна тем, что он жив.

– Эдуард помешал этому, как я и предполагал. Он ведь рассчитывает на выкуп.

Она услышала, как он шагает по комнате. Он явно не собирался уходить.

Что, если она права и Стивен сейчас появится? Он застанет здесь Дэвида. Пусть Морван и не пустил ему кровь, а вот Стивен вполне способен на это.

– Вы должны уйти, Дэвид.

– Не думаю.

– Тогда хотя бы выйдите в другую комнату и подождите меня там.

– Мне и здесь вполне уютно.

Она сердито стукнула ладонью по воде.

– Ты слишком хорошего о нем мнения, милая моя. Стивена Перси нет ни в Лондоне, ни в Вестминстере. Он не появится ни сегодня, ни в ближайшие дни.

Кристиана погрузилась в воду по самые плечи. «Он читает мои мысли. Ему известно имя Стивена. Есть ли что-то такое, чего он не знает?»

– Это я отправил придворных к Лондонскому мосту, Кристиана. К чему мне лишние свидетели на нашем истинном месте поединка?

– Вы боялись, что все увидят, как мой брат возьмет над вами верх?

– Нет. Если бы он вынудил меня убить его, я тогда мог бы солгать тебе, и ты никогда бы не узнала правды.

Нет, это, конечно, нелепо. Дэвид никогда бы не сумел победить ее брата. Уж тот умел обращаться с оружием… однако же…

Шаги приблизились к лохани. Отодвинув ширму, он передал ей полотенце.

– Ну довольно об этом. Вода остывает. Вытирайся. Она схватила полотенце, задвинула створку ширмы и подождала, пока он отойдет.

Вода действительно остывала. Пара уже не было, становилось прохладно.

– Позовите, пожалуйста, служанку.

– Я отослал ее.

Она взглянула на свое обнаженное тело, прислушалась к тишине в замке, подумала об одежде, лежащей на стуле у камина. Вода становилась все холоднее, но не это стало причиной охватившей ее дрожи.

– Идония должна вскоре вернуться, Дэвид. Вы поставите меня в неловкое положение, если она застанет вас здесь.

– Леди Идония решила прокатиться с Сиэгом. Я думаю, поездка будет долгой.

Эти его игры ужасно раздражали ее. Она вскочила и стала поспешно вытираться.

Она покажет этому торговцу, что такое благородная женщина!

Обернув тело полотенцем, она вышла из лохани и отодвинула ширму.

Он сидел на высоком сундуке, прислонившись спиной к стене. Его холодный взгляд лениво заскользил по ее телу. Кристиана пыталась подавить охватившую ее панику.

Он подбросил в камин еще одно полено, и в маленькой комнате, заставленной сундуками и комодами, стало совсем тепло. Кристиана села на табурет и стала вытирать ноги концами длинного полотенца.

Она не поднимала головы, но чувствовала, что он наблюдает за ней, и изо всех сил старалась выглядеть хладнокровной.

– Откуда вы узнали его имя? – спросила она, гордясь тем, что ей удалось придать голосу непринужденность. Сейчас она наверняка кажется такой же невозмутимой, как и он. Но тут же чуть не застонала от собственной глупости.

Не стоило напоминать о Стивене Перси при подобных обстоятельствах!

– Я с самого начала знал, кто он. Ничего удивительного. Ты практически сама назвала мне его имя. Мне также известно, что ты не первая невинная девушка, которую он соблазнил, и, безусловно, не последняя. Некоторые мужчины коллекционируют победы, и он один из них.

Его слова всколыхнули ее потайные мысли, от которых она усердно отмахивалась, и они пытались вырваться на свободу долгими бессонными ночами, когда она лежала и считала оставшиеся дни. Она загнала их в самый дальний уголок и сейчас была возмущена тем, что этот человек так легко добрался до них.

Вот он сидит здесь, такой чертовски невозмутимый, думала Кристиана, и смотрит на нее так, словно она его вещь. Она изо всех сил противилась ощущению уязвимости и беззащитности, которое вызывал в ней этот взгляд.

– Я ненавижу вас, – пробормотала она. Он слегка прикрыл веки.

– Осторожнее, девочка. Мне может захотеться дать тебе новый повод для ненависти. Я пришел к выводу, что предпочитаю ненависть твоему безразличию.

Он спрыгнул с сундука, и она напряглась.

– Ты все еще ждешь его, – сказал он. – Прошло уже столько времени, и правда так очевидна. Как хорошо, что скоро наша свадьба. Ты бы провела всю жизнь в ожидании, лелея умирающую мечту.

– Возможно, так и будет, – решилась она, как бы бросая ему вызов.

– Нет. Сегодня ты очнешься от этих грез.

Он шагнул к ней. Она вскочила, сжимая полотенце, и попятилась к стене. Дэвид остановился.

Ей не нравилось, как он смотрит на нее. И еще менее ей нравилось, как она реагирует на это. Несмотря на все ее раздражение, возбуждение упорно овладевало ею. Отчетливые и яркие воспоминания о наслаждении, испытанном, в Смитфилде, вернулись против ее воли.

– Я требую, чтобы вы ушли. Он покачал головой.

– Твой брат уже отступился. Как и Стивен Перси. Дуэли не было, не будет и похищения. Теперь дело только за нами двоими.

Ее сердце отчаянно заколотилось.

– Вы пугаете меня, Дэвид.

– Наконец-то я добился твоего внимания. Но ты путаешь, это вовсе не страх.

– Нет, теперь это страх. – Ужасное и чудесное сочетание боязни и предвкушения, влечения и отказа. Все переплелось, как запутавшиеся в узел струны, вызвав смятение в ее душе. Если он немедленно не покинет ее, какая-нибудь из этих струн непременно лопнет.

– Если вы не уйдете, уйду я. – Неведомо откуда Кристиана нашла в себе силы говорить спокойно.

Он указал на одежду, лежащую на стуле, и на дверь.

– Я не удерживаю тебя, Кристиана.

Чтобы выйти, ей нужно было миновать его. Кажется ли ей, что его глаза словно подзадоривают ее? Ему это нравится, подумала она, и злость на мгновение затмила остальные чувства, придав ей смелости.

Дочери Хью Фицуорина не пристало стесняться торговца, решительно подумала она. Высокородная дама может пройти по Стрэнду голой, и ее знатность защитит ее не хуже доспехов. Сколько портных и галантерейщиков вроде Дэвида видели ее в одной лишь рубашке? А это полотенце закрывает ее гораздо больше. Если настроиться определенным образом, такие мужчины просто перестают для тебя существовать.

Кристиана опустила глаза и собралась с духом. Она представила, что он простой торговец, пришедший показать свой товар, и приказала себе отрешиться от него и от тех странных ощущений, которые он так легко вызывал в ней. Крепко придерживая полотенце, она спокойно подошла к стулу и нагнулась за одеждой.

В этот момент его пальцы скользнули в ее волосы и, запутавшись там, резко потянули ее назад. Одежда выпала из рук, когда она, ахнув от неожиданности, внезапно увидела перед собой его пылающие синие глаза.

– Никогда больше не делай так, – предупредил он. – Никогда.

Она понимала, что он еле сдерживается, и замерла, не осмеливаясь даже дышать.

Постепенно огонь в его глазах погас, исчезли жесткие складки вокруг рта. Она почувствовала, что он вновь овладел собой, и гнев исчез с его прекрасного лица.

Однако сменившее его выражение было столь же опасно. Он не отпустил ее – напротив, пальцы сжались еще сильнее.

Он неторопливо вглядывался в ее лицо, потом его взгляд переместился ниже, на обнаженные плечи и шею. Никогда в жизни ее не рассматривали так пристально. Она ощущала его медленный властный взгляд так, словно он прикасался к ней.

Дэвид притянул ее к себе. Дрожь тревожного ожидания волной прокатилась по ее телу. Ноги едва держали ее, когда его губы приблизились к ее губам.

Она пыталась собрать в кулак всю свою волю. Но как ей было устоять против такого поцелуя? Ей становилось все жарче, ее тело устремилось ему навстречу.

Губы скользили по ее щеке, шее, плечу, задерживаясь там, где бешено билась жилка. Он перебирал ее до предела натянутые нервы и чувства так, как будто это были струны лютни. Она понимала, что сдается, но наслаждение, захлестывающее с каждой новой лаской, заставляло желать все большего.

Он осторожно, но решительно потянул за края полотенца, и Кристиана очнулась.

– Нет, – прошептала она.

– Да, – сказал он.

Полотенце выскользнуло из-под ее рук и приоткрыло спину. Тот страх, что вроде и не был страхом, вспыхнул с новой силой, и она намертво вцепилась в свой скудный наряд.

Он не стал продолжать борьбу, а лишь крепко обнял ее. Она чувствовала обнаженной кожей спины его теплые ладони.

Это ощущение потрясло ее. Даже восторг от его поцелуев как-то померк. Где-то в глубине себя она вновь почувствовала то странное пульсирование.

Он снова приник к ее губам, а его руки скользили все ниже, по бедрам, пояснице и ягодицам. Она удивленно вздрогнула. Незнакомое ей доселе пульсирование пошло в галоп. Это происходило где-то в самом низу, его руки находились совсем близко от этого места.

Она уже не в силах была остановить его. Голос разума совсем ослабел и затих. Возбуждение, впервые испытанное ею в Смитфилде, затмило все прочее.

Он обхватил ее с такой властной настойчивостью, что она ахнула и пульсирующий сгусток наслаждения вспыхнул, как жаркое пламя.

Его пальцы замерли у ее бедер, там, где они соединялись. Она испытывала то же, что и когда ждала прикосновения к своей груди, только сейчас сила этого яростного предвкушения потрясла Кристиану.

Внезапно страх вновь поднялся из глубины ее души. Происходило нечто такое, чего никогда не было между нею и Стивеном.

– Дэвид, – слабо запротестовала она.

Он поднял голову и посмотрел на нее. Его лицо преобразилось и было прекрасным. Нежность, светившаяся в его глазах, лишила ее дара речи.

Он прижал ее бедра к себе, и она почувствовала, как в ее живот уперлось что-то жаркое и твердое.

От неожиданности ее глаза широко открылись. Он снова наклонился, чтобы поцеловать ее.

– Да, – тихо сказал он.

Очень странная мысль сначала как-то робко возникла у нее в голове, а потом стала обретать все более четкие очертания.

Нет, это невозможно!

Словно читая ее мысли, его рука скользнула между ее бедер. Его пальцы нашли то средоточие всех ее ощущений, что так безудержно стремилось к удовлетворению.

Она вскрикнула от остроты наслаждения, но тут же вырвалась из его рук.

Его реакция была столь же сильной. Удивление сменилось недоумением, а потом и гневом. Потуже обмотавшись полотенцем, она отошла, отчаянно пытаясь разобраться в собственных мыслях и чувствах.

Она не хотела его рассердить. Ей хотелось объяснить. Но как объяснить?.. Причудливая, нелепая идея застряла в ее мозгу. Возможно, она ошибается, и, если заговорить с ним об этом, он не поймет. И все же она не хотела, чтобы он так прикасался к ней, пока она точно не убедится.

Он продолжал смотреть на нее, но тепло в его взгляде сменилось холодной непроницаемостью. Кристиана чувствовала себя страшно глупо, стоя посреди комнаты в одном полотенце, и не знала, как выйти из этого положения.

– Ну что ж, Кристиана. Если ты не хочешь отдаться мне сейчас, я подожду, – наконец вымолвил он.

Она вздрогнула. «Отдайся мне», – умолял ее Стивен в тот день. Она думала, что он предлагает ей выйти замуж. Но похоже, это имело какое-то иное значение. Неужели она все поняла совершенно неверно?

Ей необходимо с кем-то поговорить. Сейчас же. Но с кем? С Джоан. А достаточно ли просвещена Джоан?

Дэвид направился к двери. «Сегодня ты очнешься от грез», – сказал он, и она очнулась. Пробуждение было ужасным.

– Я не вернусь, Кристиана. Пусть будет по-твоему. Сегодня я узнал, что Эдуард будет присутствовать на нашей свадьбе. Если я понадоблюсь тебе до этого, ты знаешь, где меня найти.

Он повернулся, чтобы уйти. В сумятице мыслей, одолевавших Кристиану, вдруг всплыл один мучивший ее вопрос.

– Кто вам Франс ван Хорст?

Вопрос был неожиданным и нелогичным, поэтому застал Дэвида врасплох, но он быстро взял себя в руки.

– Он фламандский торговец. У нас общие дела.

Он лгал. Кристиана кожей чувствовала это. «Боже милостивый, осталось всего двенадцать дней, а я совсем его не знаю».

Потрясение обострило ее интуицию. Масса пробелов в сведениях о Дэвиде вдруг стали вполне очевидными. Она просто не замечала их раньше, не обращала на них внимания.

Например, таинственные встречи с Франсом ван Хорстом. Загадочные поездки, которые он столь часто предпринимал. Каким образом он оказался на короткой ноге с Эдуардом? Зачем просил ее руки и собирается платить огромный выкуп? Почему его слуга напоминает солдата? Откуда ему известно, что Стивен не приедет? А ведь он точно это знал.

Наконец она заговорила.

– Кто вы? На самом деле?

Вопрос вновь застал его врасплох. На кратчайшее мгновение маска упала с его лица, и в глазах цвета морской лазури она увидела бездну чувств. Потом маска вновь была водружена на место, и он улыбнулся. Это была легкая, ничего не выражавшая улыбка.

Он открыл дверь.

– Вы знаете, кто я, миледи. Я – лондонский торговец, заплативший целое состояние за право уложить вас в свою постель.

Она стояла, по-прежнему придерживая полотенце, и слушала его удалявшиеся шаги.

На ее последний вопрос он ответил на том же языке, на котором он был задан. На прекрасном французском, с истинно парижским выговором.

Наступила глубокая ночь. Все во дворце стихло, и Кристиана выскользнула из постели. Леди Идония спала мертвым сном. Неудивительно, она вернулась после прогулки с Сиэгом раскрасневшаяся, со сверкающими глазами и выглядела гораздо моложе своих тридцати восьми лет. Без шарфа, со спутавшимися волосами, она без особого жара пробормотала что-то осуждающее в адрес самого Дэвида и его самоуверенного слуги.

Кристиана добралась до кровати Джоан и тронула ее за плечо. Вокруг была кромешная тьма, и это вполне устраивало ее. Она чувствовала себя полной идиоткой и не хотела видеть, как развеселится ее подруга.

Наконец Джоан проснулась.

– Это я, Кристиана. Мне нужно поговорить с тобой. Это очень важно.

Последовали потягивания и зевки, потом Джоан подвинулась, и Кристиана уселась рядом, накрывшись покрывалом.

– Джоан, мне нужно знать, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они женятся.

– О Боже! – воскликнула Джоан. – Ты хочешь сказать… никто еще… Идония не…

– Идония говорила. Когда мне было лет десять. Но мне кажется, я неверно поняла ее. – Кристиана прекрасно помнила слова наставницы. Все было очень кратко, конкретно и тогда показалось Кристиане глупым и неинтересным. Видимо, Идония сочла, что со временем здравый смысл заполнит пробелы, но до сегодняшнего дня этого так и не произошло.

– Осталось меньше двух недель до твоей свадьбы, Кристиана.

– Вот поэтому я и хочу знать.

– Да уж. Нужно время, чтобы привыкнуть к мысли об этом.

– Как долго?

– У меня это заняло три года. Замечательно.

– Ну так расскажи мне. Джоан вздохнула.

– Так. Скажи, ты видела когда-нибудь животных во время спаривания?

– Я живу при дворе с семи лет. Где в этих замках и дворцах можно найти животных? На конюшнях? Я же выросла не в загородном имении, как ты, Джоан.

– Святые угодники!

– Скажи мне прямо и без обиняков. Называй все своими именами.

Подруга глубоко вздохнула и стала объяснять. С каждым ее словом Кристиана чувствовала себя все большей дурочкой. С того момента, как Дэвид прикоснулся к ней, она подозревала подобное, но ее мозг просто отказывался это признать.

Внезапно до нее дошел смысл шуток на эту тему, непонятных слов в песнях. Рука Стивена, раздвигавшая ее бедра… Дэвид… О небеса!

– А может мужчина понять, делала ли ты это раньше? – осторожно поинтересовалась она.

Она даже в темноте почувствовала, как взгляд Джоан впился в нее.

– Обычно да.

Далее последовало разъяснение. Кристиана вздрогнула, услышав о боли и крови.

– Ты хочешь сказать, что занималась этим и не понимала, что делаешь? Это какая-то бессмыслица.

– Нет. Я думала, что это так. И сказала об этом Дэвиду. Джоан с трудом подавила смех.

– Вот это да! Обычно девушкам приходится объяснять, почему нет доказательств их девственности. А ты, напротив…

– Не смейся надо мной, Джоан. Это серьезно.

– Да. Он может решить, что ты солгала, чтобы отказаться от свадьбы?

«Да, может», – грустно подумала Кристиана. Рука Джоан коснулась ее.

– Кто это был? Ты такая скрытная. Неудивительно, что ты так переживаешь из-за этой помолвки. Я никогда не видела тебя разговаривавшей с мужчиной больше одного раза, разве что… Это он? Стивен Перси? О, Кристиана!

Она и не подтвердила, и не стала отрицать. Джоан догадалась, и Кристиана даже была рада этому. Ей стало легче оттого, что она наконец поделилась с кем-то этой мукой, хотя сейчас боль слегка притупилась.

Джоан нашла в темноте ее руку. Затем заговорила, осторожно подбирая слова:

– Я должна кое-что сказать тебе. Ты все равно об этом услышишь, при дворе вечно сплетничают. Дядя Стивена был на мосту, и мы с Томасом говорили с ним. Он получил сегодня послание из Нортумберленда. – Она сжала руку Кристианы. – Стивен был помолвлен десять дней назад. Их родители сговорились, когда они были еще детьми.

Резкая, нестерпимая боль пронзила ее сердце. Она росла, ширилась, достигла самых укромных уголков и всколыхнула все страхи, опасения и сомнения. Теперь они лавиной захлестнули ее.

– Я уверена, что он любит тебя, – успокаивала ее Джоан. – Семья заставила его так поступить. Так принято.

Ну да, принято. Мужчины женятся на женщинах, которых не любят, и развлекаются на стороне. Она внезапно со всей отчетливостью поняла, что комплименты Стивена были лживы, а ухаживания – бесчестны. Обычное обольщение, игра, чтобы скоротать время. И ведь он знал, что дома его ждет будущая жена. Возможно, угрозы Морвана еще подлили масла в соблазнительный огонь риска.

Она вспомнила о письме, которое послала ему. Смеялся ли он? Собственная наивность, в полной мере постигнутая ею сегодня, угнетала Кристиану. Но это пустяк по сравнению с тем, что она ощутила, узнав о помолвке Стивена. Тело бил озноб, сердце ныло и готово было разбиться на части. Она отпустила руку Джоан и вскочила.

– Мне так жаль, Кристиана, – повторила ей вслед подруга.

Едва сдерживаясь, Кристиана бросилась к своей кровати. Упав на нее и уткнувшись в подушку, чтобы заглушить звук, она выплакала все свое унижение, горечь и разочарование.

Глава 8

Кристиана не вставала два дня. В первый день она терзалась воспоминаниями, которые нынче предстали совсем в ином свете. То же лицо Стивена и те же слова, но теперь с пугающей ясностью стало очевидным совсем иное их значение. Правда привела ее в ужас, и к концу дня она уже почти ненавидела Стивена Перси, унизившего и предавшего ее.

Следующий день она провела в каком-то отупении, не замечая времени. Ее обволакивал успокоительный туман, хотелось так навсегда и остаться в постели.

В воскресенье она наконец встала и оделась. Она сумела почти совсем не думать о Стивене, но иногда мысли привычно возвращались к нему. Тогда гнев и боль вспыхивали в ней прежде, чем она успевала прогнать воспоминания.

Ко вторнику ей уже было значительно лучше. Она почти пришла в себя и даже рассмеялась над шуткой Изабель, когда они одевались утром. Идония и Джоан с облегчением переглянулись, и это вновь вызвало у нее смех.

А потом, сразу после обеда, прибыл портной для последней примерки подвенечного платья, внезапно напомнив ей, что ровно через неделю она выйдет замуж за Дэвида де Абиндона.

Она как-то забыла об этом, поглощенная новым горем. Сейчас же, неподвижно стоя в роскошном серебристо-розовом платье, она поняла, что пора посмотреть реальности в глаза.

Да, свадьба состоится. Через неделю Морван в буквальном смысле передаст ее Дэвиду. Она станет жить в доме, куда отказалась идти, и будет хозяйкой слуг, с которыми не захотела встретиться. Центр ее жизни переместится из Вестминстера в торговый район Лондона. Ее жизнь навсегда будет связана с этим человеком.

Ничто уже не будет по-прежнему. Она посмотрела на Джоан и Изабель. Останутся ли они ее друзьями? Возможно. Но они неизбежно отдалятся, когда она перестанет жить во дворце. Морван и Дэвид не испытывают друг к другу приязни. Позволит ли ей муж видеться с братом? В его власти будет запретить ей это.

Пока продолжалась примерка, она думала о Дэвиде. Ей отчаянно хотелось возненавидеть его за его правоту в отношении Стивена, но у нее ничего не получалось. Если бы Дэвид не открыл ей истину, увидела бы она ее сама? Несложно найти отговорки, оправдывающие Стивена, как это сделала Джоан. Это успокаивает, избавляет от боли и поддерживает иллюзии вечной любви.

Она почти не знала Дэвида и не особенно стремилась восполнить это. А он, несмотря на ее скверное отношение к нему, все же пытался подготовить ее к неизбежному разочарованию и боли.

Она плохо вела себя с ним. Верный своему слову, он больше не появлялся в Вестминстере. Она оскорбила его в тот день, не понимая, как это произошло.

Портной ушел, и, подойдя к окну, Кристиана посмотрела во двор. Она представила, как в нем появляется Дэвид, спешивается и направляется к ней. Она вообразила, что он целует ее, и она затрепетала. Она вспомнила его сильную руку на своей груди и стиснула зубы от разбуженного желания. А дальше она заставила себя представить то единение тел, о котором ей рассказала Джоан.

Воображение подвело Кристиану, и картина перед ее глазами померкла, словно кто-то опустил занавес. В первый раз боль и кровь – так говорила Джоан. Наслаждение и ужас.

Он не придет. «Ты знаешь, где найти меня», – сказал он. Приглашение. Но куда? В его общество или в его постель?

Кристиану удивило собственное настроение. Ее сердце действительно жаждало появления Дэвида в маленьком дворике под ее окнами. Она скучала по нему, и мысль о том, что он ждет ее, значительно облегчила ту боль, что терзала ее в последние дни. Да, она боялась того, что казалось теперь неизбежным, но это не могло затмить воспоминаний о его добром отношении к ней. Мысль о Стивене все еще ранила душу, но воспоминания о Дэвиде смягчали боль.

Ходили слухи, будто он так желал ее, что заплатил огромную сумму, чтобы король Эдуард разрешил ему жениться на ней. Мысль о супружеском ложе вызывала в ее душе смятение, но по крайней мере Дэвид добивался ее честно. Он не пытался заполучить желаемое украдкой, между делом, как Стивен.

Он имеет право знать о ней правду. Ей необходимо объяснить ему, какую глупую ошибку она допустила по своему невежеству. Мужчины придают большое значение девственности.

Решиться идти к нему нелегко. Она собрала всю свою волю в кулак. Им предстоит вместе провести всю жизнь. Как она взглянет ему в глаза на свадьбе, если не откроет ему истину?

Завтра она пойдет и отыщет его. Она отправится на своем черном жеребце и наденет красную накидку.

Вечером она спустилась вниз задолго до ужина, чтобы найти Морвана. Она обнаружила его рядом с молодой вдовой, недавно приехавшей навестить Филиппу. Его темные глаза сверкали. Бедная женщина выглядела как растерявшийся зверек, неожиданно высвеченный вспыхнувшим рядом факелом. Но сейчас Кристиана хотя бы понимала, что у брата на уме. Решительно подойдя к нему, она прервала процесс обольщения громким приветствием и бесцеремонно попрощалась с дамой.

– Потом, Кристиана! – рявкнул Морван.

– Нет, сейчас, брат, – ответила она. – Пойдем в сад, там мы сможем говорить без свидетелей.

Морван, кипя негодованием, оставил свою несчастную жертву и последовал за сестрой. Солнце уже село, начинало смеркаться.

Он не скрывал раздражения, но Кристиану это не тревожило. То, что говорили о ее брате, вдруг тоже приобрело новый смысл. Оказывается, он не намного лучше Стивена, разве что не соблазняет девственниц.

– Завтра я собираюсь отправиться в город и повидать Дэвида, – сообщила она. – Я хочу, чтобы ты проводил меня к нему.

– Дай ему знать, и он сам приедет сюда.

– Он не приедет. Я с ним поссорилась, когда мы виделись в последний раз.

– Ну, тогда пусть он подождет до свадьбы.

– Я должна поговорить с ним, Морван. Мне это необходимо.

– Благодаря королю у вас впереди много лет для разговоров. Я не поеду. – Морван повернулся, чтобы уйти.

Кристиана схватила брата за руку.

– Он думает, что я уже не девственница.

Он остановился и внимательно посмотрел на Кристиану.

– Почему?

Она смело встретила его взгляд. Теперь она понимала брата, чрезмерно, как ей казалось, опекавшего ее. Как и Дэвид, он хорошо знал мужчин и оберегал ее от таких, каким был сам.

– Потому что я сказала ему об этом.

– Ты солгала ему в таком вопросе? Даже ради того, чтобы избежать свадьбы, Кристиана, такая ложь…

– Я думала, что это правда.

Наконец до Морвана дошел смысл сказанного.

– Кто? – тихо спросил он. Слишком тихо.

– Это не важно. И не пытайся настаивать. Все позади. Благодаря Идонии ничего не произошло. Кстати, если бы ты не отпугивал каждого подошедшего ко мне юношу, у меня был бы хоть какой-то опыт в отношении мужчин. А так я была совершенно беспомощна и еще три дня назад даже не представляла, чего они от меня хотят.

– Боже милостивый!

– Вот именно. Восемнадцать лет – и ничего не знаю. Познавать это на практике не лучший способ, так? А я чуть было не отправилась на брачное ложе совершенной невеждой.

– Проклятие!

– Так что я не солгала Дэвиду. То, что случилось между мною и тем мужчиной, показалось мне итогом всего.

– И он все равно берет тебя в жены?

– Да. Я сказала ему перед помолвкой. Дэвид ответил, что моя репутация погибнет, если помолвка будет аннулирована по этой причине.

Морван задумчиво покачал головой.

– Эта женитьба с самого начала показалась мне бессмысленной.

– Сейчас не это меня тревожит. Я должна встретиться с ним до свадьбы. Я хочу ему объяснить.

Брат обнял ее за плечи и повел назад к замку.

– Ты права. Не зная правды, он может причинить тебе лишние страдания.

Ее удивило то, с какой откровенностью брат говорит с ней. Возможно, ей следовало поговорить с Морваном, а не с Джоан. Она улыбнулась, представив смущение брата, если бы она потребовала от него откровенных объяснений.

– Он может неправильно истолковать твой приход, – предупредил Морван. – Говорят, он страстно желает тебя. Возможно, именно этим все и объясняется.

– Ну, тогда жаль, что я была так неопытна. Я могла бы в ту ночь обменять свое тело на свою свободу.

– Так не делается, Кристиана.

А как делается? – хотелось ей спросить.

– Я выхожу за него замуж через несколько дней. Когда он выслушает меня, он наверняка правильно все поймет. Я должна пойти и хочу, чтобы ты проводил меня.

Красивое лицо Морвана напряглось.

– Значит, я должен сам отдать тебя ему до свадьбы? По своей собственной воле?

– Мне предстоит провести с ним всю жизнь. Я не хочу начинать эту жизнь со лжи. И пусть он знает, что ты со мной согласен. Тогда, возможно, в дальнейшем он не встанет между нами.

Сдаваясь, Морван вздохнул.

– Ну, тогда завтра. Хотя для меня это равносильно смерти. Никогда не думал, что вручу столь бесценный дар человеку, который мне так неприятен.

Они придержали лошадей в конце аллеи, ведущей к лавке Дэвида. Большая повозка, груженная рулонами грубой ткани, стояла перед входом.

Сомнения охватили Кристиану еще накануне вечером, и сейчас она подумывала, не повернуть ли назад. Если Дэвид занят…

– Он прервет работу, когда ты появишься, – заявил Морван, направляя коня к дому.

Кристиана последовала за ним.

– Не знаю, может…

– Он желает тебя, а все остальное не имеет значения. Доверься мне в этом деле, сестра. Я знаю, о чем говорю. – И, подмигнув, брат помог ей спешиться. – Ты приняла решение с ясной головой и чистым сердцем, Кристиана. Ты была права. Свадьба все равно состоится, так что лучше тебе объясниться с ним. Ну же, смелее!

Она кивнула и вошла в лавку.

Двое юношей обслуживали клиентов. Тот, что был помоложе, лет четырнадцати, подошел к ней.

– Меня зовут Майкл, миледи. Чем могу быть полезен?

– Я – Кристиана Фицуорин. Мне нужно повидать вашего хозяина. Он наверху?

Майкл потрясенно кивнул.

– Моя лошадь на аллее, – сказала она, передавая ему накидку. – Когда освободишься, позаботься о ней, хорошо?

И она отважно зашагала вперед. Сначала поднялась на второй этаж, где работали портные. Оттуда вверх шли крутые ступени, и, набравшись смелости, она приподняла юбку и сделала первый шаг.

Чтобы удержать равновесие, Кристиана опиралась о стену. Лестница была узкой и неудобной. Все ее внимание было приковано к ступеням, так что для нее оказалось полной неожиданностью, что путь ей прегражден.

На третьей ступени сверху сидел маленький черный котенок. Он жалобно и испуганно мяукал. Каким-то образом он сюда залез, но не знал, как выбраться.

Кристиана замешкалась. Ей не приходилось общаться с кошками. Большинство людей их обычно боялись. Но этот, такой маленький, был прелестен. И не давал ей пройти.

Она взяла котенка на руки. Сначала он свернулся у нее на груди, словно благодаря за спасение. Но когда она стала подниматься выше, он в ужасе заверещал и вцепился ей в грудь. Она ахнула, когда острые коготки впились ей в кожу.

На верхней площадке раздались шаги. Затем появился полуобнаженный Эндрю, который в изумлении уставился на нее.

– Дэвид! – позвал он, обернувшись.

Через мгновение показался Дэвид. Как и Эндрю, он был раздет до пояса, и пот блестел на его плечах после напряженной работы на чердаке. Ее поразили скульптурный рельеф мышц, идеальная стройность и одновременно сила.

Кристиана никогда близко не видела раздетых мужчин. Правда, летом рыцари тоже иногда раздевались до пояса на своих боевых учениях во дворе, и некоторые девушки специально проходили мимо. Но леди Идония категорически не одобряла такое поведение и выговаривала им за греховные помыслы. Сейчас вид обнаженного тела Дэвида потряс ее. Она не могла оторвать глаз от его прекрасного лица и тела.

Из оцепенения ее вывел котенок, снова вцепившийся в нее своими маленькими коготками. Она покачнулась.

– Держись, – сказал Дэвид. Он присел на ступеньку и потянулся к котенку, с осторожностью высвобождая его когти из платья Кристианы.

Малыш сначала возмущенно мяукнул, а потом довольно свернулся калачиком у него на груди. Дэвид рассеянно погладил котенка и повернулся к гостье. Вид его обнаженных рук, прижимавших черный меховой комочек к груди, показался Кристиане невероятно соблазнительным.

– Вы заняты. Мне следовало прежде сообщить вам. Дэвид нагнулся, поставил котенка позади себя, снова выпрямился и улыбнулся.

– Не настолько занят, чтобы не обрадоваться твоему приходу.

Он поднялся и шагнул к ней.

– Я помогу тебе спуститься. – Протиснувшись, он взял ее за руку, терпеливо ожидая, пока она нащупает ногой ступеньку, а где-то посередине лестницы спрыгнул вниз и, схватив Кристиану за талию, поставил ее рядом с собой.

– Подожди меня здесь.

Не было никакого приветствия, никаких комплиментов. Он не спросил, зачем она пришла, и вел себя так, словно знал. Она поторопилась раствориться в сумраке коридора.

Дэвид следил за ее удаляющейся фигуркой. Она удивила его своим приходом. Он недооценил ее.

Эндрю спрыгнул с лестницы, держа в руках их рубашки, и посмотрел вслед удалявшейся Кристиане. – Она вот-вот сбежит, – заметил он как бы между делом.

Дэвид взял одежду.

Эндрю махнул в сторону лестницы.

– Когда ты вымоешься и оденешься, она уже уйдет.

– Ты что, советуешь, как мне обращаться с женщинами? Эндрю засмеялся:

– С женщинами? Господи, нет, даже и не подумал бы. Но она же еще девочка. Клянусь, в этом отношении у меня больше опыта, чем у тебя в последнее время. – Он натянул рубашку. – Только что была смела, а через секунду уже смутилась. Она призвала на помощь все свое мужество, чтобы прийти сюда, а сейчас твердит себе, что надо уходить. Да еще твой теплый прием поддержал ее. Учтивый, ничего не скажешь.

Дэвид посмотрел на опустевшую лестницу. Сарказм Эндрю был обоснован. Он даже не поздоровался с Кристианой, а ведь ей действительно потребовалось много мужества, чтобы прийти.

– Ну тогда отправляйся вниз и задержи ее, – велел он. – Загороди эту чертову дверь мечом, если понадобится.

Эндрю ухмыльнулся.

– Хорошо. Я скажу Сиэгу, что мы прервем разгрузку ковров. Мы с ним займемся этим перед ужином, без тебя.

Проводив Эндрю взглядом, Дэвид отправился смывать с себя пыль.

Она, конечно, уже слышала о помолвке Перси. Как она восприняла это? Ему не хотелось, чтобы Кристиана страдала, но и мысль о том, что она ищет оправдания своему соблазнителю, была ему тоже неприятна. Женщины способны всю жизнь придумывать оправдания, лишь бы не признавать очевидное.

С тех пор как они расстались, все его мысли были о ней. Он редко сомневался в своих поступках, но теперь днями и ночами взвешивал свои действия и слова. Он, конечно, не привык иметь дело со столь юными девушками и иногда забывал, что она еще, по сути, ребенок. Даже его приветствие сегодня… любая женщина типа Алисии была бы рада тому, как он воспринял ее приход. Но Кристиана вовсе не походила на Алисию.

Дэвид был в Вестминстере в понедельник и почти уже дошел до ее покоев. Но остановился и только после долгой внутренней борьбы заставил себя уйти. «Пусть она придет сама, – решил он. – Или мы встретимся уже на свадьбе». Он сохранял эту решимость до прошлой ночи, когда Оливер появился поздно вечером с новостями. И тогда он узнал, что больше нельзя ждать ее прихода.

Вытираясь на ходу, он отправился одеваться. Если бы не преждевременное прибытие груженного коврами корабля из Испании, он бы избавил Кристиану от такого смирения ее гордости. Он собирался забрать ее из Вестминстера этим утром, и только разгрузка задержала его. Однако она пришла. Небольшой подарок от дамы по имени Судьба. И для Кристианы так тоже лучше.

Он спустился вниз и у выхода заметил уголок красной накидки. Она уже надела ее. Эндрю в небрежной позе стоял в дверном проеме, упершись ногой в косяк, так что Кристиана не могла обогнуть его.

Дэвид направился к ним, и юноша бросил на него многозначительный взгляд. Он отошел и позволил ей пройти прямо навстречу Дэвиду.

– Ты готова идти? – спросил Дэвид.

– Идти? – повторила она, растерявшись от его внезапного появления.

– Мы отправимся ко мне домой. Джон Константин придет на обед, но прежде нам нужно смазать твои царапины.

Она слабо улыбнулась.

– Ваш дом… да, я бы хотела увидеть его. Возможно, хотя сомнительно, что она пришла просить аннулировать помолвку. Он позволил себе вздохнуть с облегчением, не услышав этой просьбы.

– Как ты добралась сюда?

– Верхом. Морван сопровождал меня. Он вернется за мной часа через три.

Интересно!

– Давай пройдемся. Я велю мальчикам привести лошадь к дому.

Отдав помощникам распоряжения, он повел ее по аллее, обняв за плечи и наслаждаясь ее теплом.

Он внимательно вгляделся в ее лицо. Ничто не могло укрыться от его взгляда. Она была так же хороша, как всегда, но он отметил едва заметные перемены. В ее так хорошо знакомых ему чертах он отчетливо разглядел следы муки, терзавшей ее в последние дни.

Кристиана повернула голову, и ее сверкающие глаза встретились с его глазами. В них, этих черных бриллиантах, он тоже заметил перемену. Их блеск слегка померк, куда-то исчезли питавшие их сияние доверие и невинность.

Я сотру память о нем.

Она продолжала поглядывать на него время от времени, словно что-то хотела сказать. Наконец все же собралась с духом.

– Вы оказались правы насчет Стивена. Он тоже помолвлен. Это давняя договоренность. Но ведь вы были в курсе, да? Вы уже при нашей встрече знали, что я скоро услышу об этом.

Как скоро она сможет читать его мысли так же, как он – ее? Природа наградила ее умом и проницательностью. Девушка часто неверно истолковывает то, что видит, но женщина – никогда.

– Я знал.

– Почему вы не сказали мне?

– Это не мое дело.

– До придворных слух дошел позже, чем до вас. Даже его дяде сообщили совсем недавно.

– Торговцы и паломники каждый день приезжают с севера. Они привозят новости и сплетни.

– Вы расспрашивали их?

– Да.

– Я чувствую себя очень глупой. Вы, наверное, невысокого мнения о женском уме, и о моем в частности.

– Ты не права. Если наш разговор тебе неприятен, давай его закончим.

Они уже направились к дому, когда она остановилась и повернулась к нему. Глядя ему в глаза, она спросила:

– Теперь вы мне скажете, почему вы женитесь на мне?

Он отвел взгляд от ее глаз, полных тревожного любопытства. Истерзанная, измученная, она думала, что ничего не потеряет от откровенных вопросов и прямых ответов. Как она отреагирует, если узнает правду?

И какова эта правда?

Он уже давно не думал о причудливой сделке, которая подарила ему Кристиану. История, придуманная им и Эдуардом, превратилась в реальность. Он действительно увидел ее, попросил ее руки и предложил за нее целое состояние. Деньги были за нее, а лицензия стала подарком, но не наоборот. Если бы король завтра потребовал еще тысячу фунтов за Кристиану, он бы заплатил без малейших колебаний.

Он желал ее. Не на одну ночь или несколько месяцев. Он мечтал о постоянстве брака. Он жаждал ее тело и ее душу. Ему нужны были ее преданность и ее открытость. Он спрашивал себя, зачем ему все это, и не находил ответа. Просто так случилось.

– Я женюсь на тебе потому, что хочу этого, – сказал он.

Глава 9

Ворота были распахнуты. Кристиана на мгновение остановилась, но потом смело шагнула во двор, полный смеющихся женщин, звонко хлопающих специальными валиками по белью. Две огромные лохани стояли рядом, одна из них на небольшом огне.

День стирки.

Худая старушка в платке вышла к ним навстречу. Дэвид обнял ее и поцеловал в щеку.

– Говорили, что ты отправился за грузом, и я не ожидала увидеть тебя, – улыбнулась женщина.

– Оставайся с нами пообедать, Мэг, – сказал Дэвид. – Джон придет. – Он повернулся и притянул к себе Кристиану. – Это Кристиана. Моя жена.

Мэг посмотрела на девушку слезящимися глазами, и ее беззубый рот расплылся в улыбке.

– Она красавица, Дэвид. – Старушка подмигнула Кристиане. – Берегись: с тех пор как он научился ходить, с ним одни хлопоты.

Дэвид потянул Кристиану за собой.

– Значит, ты и все женщины остаетесь обедать, Мэг. Я скажу Витторио.

Кристиана последовала за ним в холл.

– Мэг давно вас знает, – заметила она, разглядывая обстановку просторной комнаты. Красивые стулья, прелестные гобелены. Прекрасные медные кольца для факелов на стене.

– Моя мать работала у нее, когда я был ребенком.

В дальнем конце коридора открылась дверь, и до них донеслись звон посуды и сердитый мужской голос. Появилась толстушка средних лет, несущая стопку серебряных тарелок. Она бросила на Кристиану любопытный взгляд. Дэвид представил ее как Джеву, домоправительницу. Женщина улыбнулась, но в ее внимательных темных глазах читалась настороженность.

Затем Дэвид повел ее на кухню.

– А это Витторио. – Невысокий крепыш с глазами навыкате отдавал отрывистые приказания девушке и мужчине. Над огромным очагом висели медные горшки. Крепыш нагнулся над одним из них, потянул носом и приподнял густые черные брови в знак одобрения.

– Витторио! – окликнул его Дэвид. Толстяк выпрямился и обернулся.

– Ага! Женщина! Жена! – объяснил он своим помощникам. Они прекратили работу и заулыбались.

Повар с энтузиазмом захлопал в ладоши.

– Наконец-то! Синьорина Кристиана, да? Прекрасное имя. Красавица, Дэвид.

– Леди Кристиана пообедает с нами. И Мэг со своими женщинами тоже.

Витторио кивнул:

– Да-да. – Он снова повернулся к очагу и махнул своим помощникам.

Дэвид повел ее в другое здание, располагавшееся напротив ворот. В свое первое посещение она была в просторной гостиной, но сейчас он провел ее в небольшую спальню.

– Я велю Джеве принести мазь, – пояснил он и ушел.

Она сняла накидку. В этой спальне было несколько женских вещей. Простая накидка висела на крючке, на столе лежал серебряный гребень. Кристиана присела на кровать в ожидании Джевы.

Но вместо нее вернулся Дэвид, принесший миску с водой, тряпку и небольшую склянку.

Осторожными движениями он спустил с ее плеча платье. Обнажились царапины. Он обошел ее и начал расшнуровывать завязки на спине. Кристиана с удивлением взглянула на него.

– Боюсь испачкать его мазью, – пояснил он, помогая Кристиане раздеться. Обыденность его интимных жестов взволновала ее.

– Это комната Джевы?

Дэвид окунул тряпочку в воду и стал смывать капельки крови с ее груди.

– Джева живет в городе со своей семьей и приходит сюда днем. Это была комната моей матери. Она десять лет работала домоправительницей у Дэвида Константина. Их познакомила Джева. Мама стирала здесь вместе с другими, и, когда его домоправительница умерла, он взял ее на это место.

– А потом сделал вас своим учеником?

– Да.

Он осторожно промыл царапины на ее плече. Она пыталась не обращать внимания на его близость и ту бережность, с которой он заботился о ней. Она снова взглянула на лежащие на столе предметы, напоминавшие о незримом присутствии умершей женщины.

Дэвид взял склянку с мазью.

– Не волнуйся. Ты не вторгаешься в святая святых. В этой комнате бывают посетители.

Он стал мазать царапины, и Кристиана замерла от прикосновения его пальцев и легкого пощипывания мази. Она подняла голову и увидела, что он смотрит на нее. Этот взгляд уже был ей знаком.

Нет, пожалуй, лучше объяснить, зачем она пришла, и побыстрее. Им нужно поговорить, но только не в этой комнате.

– Здесь есть сад? – спросила она, вставая. Он набросил накидку ей на плечи.

– Сюда, пожалуйста.

Сад располагался позади дома. Высокая стена окружала его. Сейчас, кроме каких-то кустов и плюща, в саду не было видно другой растительности, но чувствовалось, что летом здесь царит буйство красок и цветов. И на большой грядке возле кухни наверняка выращивали овощи.

– А вот тут есть еще садик поменьше. – Он подвел ее к двери в стене.

Крошечный маленький садик очаровал ее. Все вокруг заросло плющом. Два огромных дерева занимали почти все пространство. В жару здесь, несомненно, прохладно и тихо. Лестница из зала вела прямо на второй этаж дома.

Вряд ли можно найти более уединенное место, решила Кристиана.

– Присядем? Мне нужно кое-что сказать вам.

Они сели на скамью, стоявшую в глубокой нише, образованной плющом. Солнечный свет пробивался сквозь густую листву, испещрив зеленый полумрак желтыми пятнышками.

Кристиана наклонилась, сорвала веточку плюща и принялась нервно обрывать с нее листья. Пора начинать.

– Когда мы впервые встретились, я сказала вам… я дала понять, что я не… что Стивен и я…

– Это сейчас не имеет значения.

– Нет, имеет. Я должна кое-что объяснить. – Она попыталась вспомнить заранее подготовленную речь.

Его тихий голос нарушил тишину:

– Ты хочешь признаться, что были и другие?

– Господи, нет! Я не лгала. Наоборот. Получается, что никого не было, даже Стивена. Я, судя по всему, ошиблась. – Вчера ей казалось, что, когда она произнесет эти слова, сразу станет легче. Но выходило иначе.

Долгое время он хранил молчание, а Кристиана продолжала судорожно обрывать листья с плюща.

– Девушке трудно настолько ошибиться, Кристиана. Даже невозможно, как мне кажется.

О небеса, какой же дурой она себя чувствует!

– Возможно, если девушка не знает, о чем говорит, Дэвид.

Его молчание на этот раз длилось еще дольше. Некоторое время Кристиана терпела, а потом украдкой взглянула на него.

– Вы сердитесь?

– С чего бы? Обычно мужчина сердится, когда узнает, что у его жены уже были любовники, а не из-за ее невинности.

– Вы могли подумать, что я намеренно солгала. Чтобы оттолкнуть вас.

– Я тебе верю. То, что ты мне сказала, многое объясняет. Когда ты поняла свою ошибку?

Кристиана полагала, что просто признается и на этом все закончится. Она вовсе не рассчитывала на обсуждение этой темы.

– После нашей прошлой встречи.

Он замолчал, и она поняла, что он вспоминает тот вечер. Его тело, прижавшееся к ее телу. Ту интимную ласку. Ее потрясенное восклицание.

– Я, наверное, испугал тебя.

Его взгляд искрился теплом и заботой. Иногда он бывал очень добрым. Возможно, он даже понимает, как это все для нее мучительно. А вдруг…

– Нет, – произнес он с улыбкой.

– Что «нет»?

– Ты гадаешь, не можем ли мы, учитывая обстоятельства, отменить свадьбу. Нет.

Она залилась румянцем. Право же, как ее выбивает из колеи эта его способность читать мысли! Он легко прикоснулся к ее волосам.

– Хотя, учитывая это поразительное признание, я, возможно, не стану соблазнять тебя сегодня, как собирался.

Она едва не кинулась его благодарить, но вовремя остановилась и еще сильнее покраснела.

– С кем ты советовалась?

– Я спросила Джоан.

– Она ведь не замужем. Ты уверена, что она сама понимает, о чем говорит?

– В отношении мужчин на Джоан можно положиться. Дэвид засмеялся.

– Да, подозреваю, что это так.

Никогда в жизни Кристиана не испытывала такой неловкости и такого смущения. Она мечтала, чтобы кто-нибудь вошел и сообщил о прибытии Джона Константина.

– Сколько раз ты была с ним?

Святые угодники! Она уставилась на свои колени, усыпанные листьями плюща и веточками.

– Только один раз. Не судите его строго, Дэвид. Он вполне мог счесть, что я согласна. Моя наивность была безгранична.

– Ты была раздета?

Она замерла, как от удара. Не отводя глаз от своих коленей, она увидела его руку с веточкой плюща. Этот жест тронул Кристиану. Тем не менее он ждал ответа. Как странно: когда Дэвид считал ее опытной, он не требовал никаких объяснений, а теперь вдруг настаивал на подробностях. Она лишь приоткрыла дверь, а он, похоже, был полон решимости досконально изучить содержимое комнаты.

– Частично. Я оставалась в нижнем платье.

Его рука отвела прядь с ее виска.

– Он касался тебя?

– Мы были вместе в постели. Он никак не мог не коснуться меня, – резко ответила она. – Я не хочу об этом говорить. Зачем вы спрашиваете?

– Чтобы знать, насколько нужно быть с тобой осторожным.

Она глубоко вздохнула. Оказывается, бывают ситуации, когда уже невозможно смутиться больше, и она достигла такого состояния. И даже почувствовала определенное облегчение – хуже уже не будет.

– Не так… как вы в прошлый раз. Идония помешала, и как раз вовремя, по ее словам. Он, правда, уже прикоснулся к моей груди. Он причинил мне боль.

Она почувствовала, что с удовольствием жалуется на Стивена. А тогда она считала, что только так и бывает.

– Мне не понравилось, – добавила она честно. – Я решила, что я одна из тех женщин, которые… которые…

– Холодны?

– Да.

– Мы оба знаем, что это не так, Кристиана. На самом деле холодных женщин не много. Просто есть невежественные, эгоистичные и нетерпеливые мужчины. Я не из них, и ты скоро в этом убедишься.

В глубине сердца Кристиана это предполагала. Поэтому и удерживалась от паники, когда думала о неизбежной и уже совсем близкой свадьбе. Поэтому и решилась прийти сюда, несмотря на предостережение Морвана. Но все же она была рада, что Дэвид решил не соблазнять ее сегодня.

Она еще не все сказала ему. Ей хотелось добавить, что она больше не возражает против своего замужества. После всех ее отказов и капризов Дэвид заслужил услышать эти слова. Она хотела пообещать ему быть хорошей женой, хотя сама еще не понимала, что это значит. Кристиана намеревалась поблагодарить его за безграничное терпение. Она предполагала, что все это будет уже легко произнести после того, первого признания, но обнаружила, что сейчас говорить еще труднее.

Пока она искала слова и собиралась с духом, его правая рука улеглась у нее на коленях рядом с ее рукой, ладонью вверх, словно ожидая.

Она улыбнулась. Сегодня их не соединит ни священник, ни близкий родственник, но, возможно, именно сейчас произойдет что-то более значимое, чем официальное венчание.

Он все понял и облегчал ей первый шаг. Сегодня все начинается по-настоящему, говорила его рука.

Навсегда. На мгновение необъятность этого понятия ужаснула ее, но она тут же отмахнулась от собственного страха.

Ведь именно затем она и пришла, разве нет?

И Кристиана вложила свою маленькую ручку в его ладонь. По собственной воле.

Он осторожно потянул ее. Так, чтобы усадить к себе на колени.

Кристиана посмотрела в бездонные синие глаза, полные добра и тепла, и решила, что, наверное, больше ничего не стоит говорить.

Несмело обняв его за плечи, она потянулась к нему и прикоснулась к его лицу. Она впервые сама к нему прикасалась. Ощущение было совсем другим, и оно ей понравилось.

Пальцы Кристианы робко заскользили по его лицу, достигли губ и слегка погладили их.

Он не шелохнулся. Она встретилась с ним взглядом и, собравшись с духом, подалась вперед, чтобы запечатлеть на его губах поцелуй.

Она никогда не делала этого раньше – ни с ним, ни с другими – и теперь растерялась, не зная, как быть дальше. Она чуть крепче прижала рот к его губам. И почувствовала, как его губы дрогнули в улыбке.

Она отстранилась.

– Ты смеешься надо мной, потому что я не знаю, как это делается?

Его ладонь легла ей на затылок.

– Нет. Я думаю о том, что это был самый прекрасный поцелуй в моей жизни.

Она покраснела и снова поцеловала его. На этот раз он проявил большую инициативу и помог ей.

Ей нравилось, как он целуется, всегда нравилось. Ее тогда сразу охватывало состояние восторга, и земля начинала уходить из-под ног. Но на этот раз она не дала себе окончательно потерять голову, а стала скрупулезно следить за его действиями и повторять их. И наконец, ее губы раскрылись ему навстречу.

Он не был так груб и настойчив, как Стивен, а сначала нежно ласкал влажную глубину ее рта, отчего мурашки волна за волной бежали по спине. Интимность этой ласки поразила ее, и, когда поцелуй стал еще глубже, она почувствовала в нем страсть, и это возбудило ее не меньше, чем нежные прикосновения. Она раньше была так увлечена собственными чувствами, что не замечала его реакции. Оказывается, доставлять наслаждение столь же приятно, как и получать его.

– Господи! – воскликнула она, отстранившись.

– Тебя наверняка уже целовали.

– Это было не так приятно.

– А! Наверное, помогает то, что теперь ты уверена – от этого у тебя не появится ребенок.

Она закрыла глаза и застонала от стыда. Уткнувшись лицом в его плечо, она огорченно пробормотала:

– Откуда ты знаешь?

Он рассмеялся.

– Ты всегда держала губы крепко сжатыми, словно они были вратами в рай, Кристиана. Сначала я думал, что тебе просто не нравится. Но это – единственное логичное объяснение.

Она тоже рассмеялась так, что слезы выступили на глазах.

– О святые угодники! Уверяю тебя, это было то, что я еще в детстве поняла из объяснений Идонии. Ты, наверное, считаешь меня самой глупой девушкой на свете.

Он покачал головой.

– Я думаю, что ты самая прекрасная девушка. Кристиану это тронуло: ведь он, несомненно, знал столько красивых женщин! Он раньше никогда не говорил ей таких слов.

– Ты не веришь мне.

– Я не уродина, Дэвид. Я знаю это. Но мне далеко, например, до Джоан.

– Леди Джоан похожа на луч солнца. А ты, ты – бархатная ночь. Темное небо. – Он прикоснулся к ее волосам. – Бледный свет. – Его пальцы погладили щеку. – Звезды. – Он поцеловал уголок ее глаза.

Звук голосов вдруг донеся до них из большого сада, и Кристиана недовольно посмотрела в ту сторону. Ей хотелось подольше сидеть в этом укромном уголке, смеяться и говорить с Дэвидом, а может, и целоваться.

– Нам пора, – сказал он с сожалением. – Наверное, пришел Джон.

Джон действительно уже разговаривал с Сиэгом и одновременно отыскивал взглядом влюбленных. Когда они с Кристианой вышли из сада и поздоровались, он понимающе посмотрел на Дэвида.

Глава 10

По-видимому, этот обед выходил за рамки обычных. Возможно, визит Джона Константина был тому причиной, а может, присутствие Кристианы вдохновило Витторио на приготовление всевозможных деликатесов.

– Могу поклясться, он один из лучших поваров в Лондоне, – поведал ей Джон. – Я при каждом удобном случае напрашиваюсь сюда на обед. – Он похлопал себя по располневшей талии. – Лучше пусть не готовит для твоей свадьбы, Дэвид. Иначе король заберет его у тебя.

Витторио убедился, что все на столе безупречно, и только тогда сел рядом с Сиэгом. Вскоре все за столом уже болтали по-итальянски.

– Они совмещают еду с обучением, – объяснил Дэвид. – Этот язык им понадобится для торговли.

Кристиана наблюдала за мальчиками. Эндрю был старше ее, а Роджер года на два моложе. Однако им казалось странным, что их ровесница выходит замуж за хозяина. Впрочем, совсем юных девиц достаточно часто брали в жены, так что Кристиана выглядела вполне взрослой для этой роли.

Джон принялся за лососину.

– Слышал, ты сегодня получил новую партию товара, Дэвид.

– Ковры из Кастилии.

– Ты стал получать много грузов зимой.

– Я получаю их тогда, когда они приходят.

– Черта с два. Ты полагаешь, что весной или летом будут перебои в торговле, так? – Джон понизил голос. – Он опять за свое, да? Еще одна чертова кампания. Еще одна армия пойдет во Францию – и многие товары будут конфискованы. Я рад, что занимаюсь шерстью. Она ему никогда не понадобится.

– Если Эдуард и дальше будет жить в долг, то у королевства не будет денег даже на покупку твоей шерсти, Джон, не говоря уже об испанских коврах.

– Ты никогда не останешься внакладе, Дэвид. Ты слишком хорошо знаешь, что им нужно. – Он наклонился к Кристиане. – У него редкостное чутье, миледи. Не захотел и думать о продаже шерсти-сырца и меня отговорил. И тем самым спас мою шкуру. Почти все, кто этим занимался, остались без штанов.

Обед был долгим, атмосфера – дружеской и непринужденной. Дэвид и Джон говорили о делах и политике, довольно откровенно обсуждая действия Эдуарда. Некоторые высказывания даже казались Кристиане не совсем лояльными. Бароны и рыцари, вероятно, тоже судачили между собой, но не в королевском дворце.

Она оглядела людей, сидевших за тремя другими столами. Сиэг, Витторио, Джева, ученики, прачки… Судя по всему, домашнее хозяйство Дэвида было большим и хорошо отлаженным. Как же она станет вести его, когда сюда переберется?

На протяжении всего ужина Дэвид давал ей понять, что не забывает о ее присутствии. Его жесты и взгляды свидетельствовали о том, что, несмотря на беседу с гостем, все его мысли заняты ею. Время от времени Дэвид клал ладонь поверх руки Кристианы и слегка поглаживал ее. Он умело поддерживал то единство, которое возникло между ними в маленьком садике.

К концу трапезы она все острее чувствовала его прикосновения и взгляды. Когда ученики стали вставать из-за стола, а слуги занялись своими делами, Кристиана как-то очень остро ощутила их с Дэвидом близость, хотя внешне ничего не изменилось.

Джон Константин не стал задерживаться после того, как столы были убраны. Они проводили его во двор.

– Увидимся на свадьбе, миледи, – сказал Джон. – Это правда, что будет король?

– Говорят. Кристиана – его подопечная.

– Я слышал, что тебя уговорили перенести торжественный обед в Гилдхолл*.

Кристиана, не желая поставить Дэвида в неловкое положение, и виду не показала, что ей ничего не известно о проведении собственной свадьбы. Она никогда не интересовалась этим, считая, что торжество все равно не состоится.

Бедный Дэвид! У него не было выхода, так же как и у нее, но он всеми силами пытался достойно вести себя в сложившейся ситуации. Неужели они просто два человека, пытающиеся приспособиться к неизбежному?

– Да, – кивнул Дэвид. – У нас будет скучный, многолюдный пир, а потом – другой, здесь, дома. Побереги аппетит, Джон. Витторио будет готовить для второго.

Джон засмеялся.

– А твой дядя Гилберт, Дэвид? Он придет?

– Я пригласил его. Я даже одолжил королевского пажа, чтобы отправить ему приглашение..Жена Гилберта – хорошая женщина, и я не хотел бы обижать ее. Она заставит муженька прийти. – Глаза Дэвида озорно блеснули. – Он с ума сойдет, принимая решение. Откажется – не увидит короля. Согласится – окажет мне честь.

– Да, – усмехнулся Джон. – Смутить покой дядюшки Гилберта – уже хороший повод для женитьбы, а у тебя он, несомненно, не единственный.

Джон удалился, и внезапно во дворе стало очень тихо. Рука Дэвида обвила ее талию.

– Пойдем, я покажу тебе дом.

Сначала они побывали в конюшне, где в стойле стоял ее черный жеребец рядом с двумя лошадьми Дэвида. Кристиана подумала, что теперь, раз конь останется у нее, пора дать ему имя.

В здании, выходящем фасадом на улицу, находились комнаты, в которых жили Майкл, Роджер и еще несколько слуг. Эндрю, как она уже знала, спал в лавке. Ее поразило, что у каждого из работников Дэвида была своя небольшая комнатка. Его слуги имели больше возможностей уединиться, чем высокородные подопечные короля.

Тишина встретила их, когда они снова вернулись в холл. В кухне тоже было пусто. Витторио с корзинкой как раз уходил за покупками для ужина.

В какой-то момент Кристиана, вздрогнув, поняла, что вокруг нет ни души.

Она последовала за Дэвидом на склад. Аромат корицы и гвоздики пахнул ей в лицо. Ковры, шелка, приправы. Предметы роскоши. Да, Джон прав: Дэвид всегда продаст такие товары. Они созданы для избранных, и многие готовы питаться одним супом, лишь бы купить их.

Она почувствовала его руку на своем плече, когда он снова повел ее к кухне, и внезапно в этом жесте ей почудилась опасность. Неужели он специально распустил всех слуг, или же природная учтивость заставила их ретироваться, чтобы хозяин мог остаться наедине с невестой?

Они определенно находились в огромном доме одни, и, когда подошли к лестнице, ведущей в покои Дэвида, нервы Кристианы были натянуты до предела.

Дэвид слегка подтолкнул ее к лестнице, но она уперлась уже на второй ступеньке.

Его насмешливая улыбка заставила ее снова почувствовать себя ребенком. Он взял ее руку.

– Пойдем же, девочка. Ты должна увидеть свой дом.

Разум Кристианы боролся с паникой. Ведь она, в конце концов, уже бывала на верхнем этаже. Они вскоре поженятся, и Дэвид сказал, что не собирается ее сегодня соблазнять… И она уступила.

При свете дня она увидела, насколько хороша гостиная. С одной стороны окна выходили в сад, и летом эту просторную комнату с высокими потолками наверняка заливал аромат цветов. Дэвид стал разжигать камин, а она в это время рассматривала убранство комнаты. Каждый резной стул, каждый гобелен, каждый предмет обстановки вплоть до серебряных подсвечников обладал собственной, только ему присущей красотой. Она провела кончиком пальца по резьбе стула, на котором сидела в ту первую ночь. Что тогда подумал этот мужчина о юной девице, пришедшей к нему заявить, что она любит другого?

Стивен. Мысль о нем все еще отзывалась болью в ее сердце.

Она подняла голову и наткнулась на взгляд Дэвида.

– Эти прелестные вещи достались тебе вместе с домом? – спросила она.

– Нет.

Она так и предполагала. Его вкус чувствовался во всем.

– Ты, должно быть, тратишь много времени на поиски таких вещей.

– Да нет. Просто что-то привлекает мое внимание, и я это покупаю.

Она взглянула на гобелен, висевший на стене. Превосходно! Она вдруг вспомнила слова о том, что Элизабет очень полагается на его вкус. У него от природы дар замечать все красивое. И это, должно быть, дает ему огромное преимущество перед другими купцами.

Я думаю, что ты самая красивая девушка на свете.

Ее глаза медленно скользили по оконному переплету. Она чувствовала на себе его взгляд.

Небольшая книга лежала на низком столике у камина. Наверняка, если она откроет ее, то обнаружит там прекрасные иллюстрации. В этой комнате собрано только лучшее.

Что-то привлекает мое внимание, и я это покупаю.

По обе стороны от камина были расположены двери. Кристиана подошла к правой, открыла ее и оказалась на пороге спальни. Не обращая внимания на тревогу, которую вызывал в ней его неотступный взгляд, она вошла.

Комната была обставлена скромно. Возле камина стояло кресло; в центре комнаты на небольшом возвышении стояла внушительных размеров кровать. Тяжелые голубые занавеси образовывали полог, и в щель между ними виднелось дорогое, подобранное им в тон покрывало. В камине горел огонь.

Она прошла мимо окон, выходящих в сад, и, войдя в дверь в дальнем конце спальни, оказалась в гардеробной. Здесь стояли сундуки и деревянная лохань, как у Изабель. Имелся также небольшой камин. В углу, в нише, находилась труба, через которую подавалась вода, как и в других комнатах дома.

Вернувшись в спальню, она осмотрелась, привыкая. Дэвид стоял на пороге, небрежно прислонившись плечом к косяку. Она застенчиво улыбнулась, чувствуя себя непрошеной гостьей.

– А где моя комната?

– Ты имеешь в виду будуар? Его здесь нет. Торговцы не имеют подобных комнат. Твое место рядом со мной.

Он подошел к камину, где весело горел огонь. Она посмотрела на жаркое пламя и расценила его как знак судьбы.

Кто приготовил эту комнату? Джева? Дэвид не стал бы раскрывать свои намерения женщине. Значит, Сиэг. Великан Сиэг первым покинул обеденный зал. Она сомневалась, что он действовал по велению Дэвида. Это просто было сделано, и все. Она старательно избегала смотреть на кровать, занимавшую так много места. Конечно, Сиэг не мог знать о заверениях Дэвида там, в саду.

Ей было трудно просто так стоять на месте, и она стала искать новый объект для изучения. Увидев еще одну дверь, она решительно направилась к ней.

Едва заглянув в боковую комнату, она замерла на пороге. Это был кабинет. Она бросила на него беглый взгляд и поняла, что теперь действительно вторглась в святая святых. Начав пятиться, она уперлась спиной в грудь Дэвида. Его рука накрыла ее руку, и он подтолкнул ее вперед.

– Это твой дом, – сказал он. – Здесь для тебя нет закрытых дверей.

Дом. У нее не было дома с тех пор, как они бежали из Харклоу. Король и придворные постоянно переезжали из одного замка в другой, и она нигде не чувствовала себя дома, даже в Вестминстере. На протяжении пятнадцати лет она всюду ощущала себя гостьей.

Эта маленькая комната оказалась для нее открытой, но было очевидно, что для всех других сюда пути нет. К полкам не прикасалась рука домоправительницы, и на них лежал тонкий слой пыли. Ее взгляд задержался на небольшой картине в византийском стиле, соседствующей с прекрасной фигуркой из слоновой кости. У стены стояла старинная арфа. На полках – книги.

Большой стол был завален какими-то бумагами. Возле него стояло кресло, а под ним – небольшой сундук.

Уголком глаза она заметила, что на другой стене тоже были полки. Она повернулась и ахнула: прямо перед ней оказалось мужское лицо.

Дэвид засмеялся.

– Это удивительно, правда?

Ошеломленная, она приблизилась к полке. Лицо мужчины было высечено из мрамора и поражало своим реализмом. Тот, кто вытесал его, явно обладал божественным даром. Имитация кожи была столь полной, что, казалось, дотронешься – и почувствуешь ее тепло.

– Я нашел это в Риме, – объяснил он. – Среди древних руин. Она лежала под обломком колонны. Там много таких статуй. Целые фигуры. Я недавно видел несколько статуй в Реймсском соборе, они почти так же совершенны. Но к северу от Альп ничего подобного не встретишь.

Реймс, недалеко от Парижа. Что же он там делал? Глупый вопрос. Он ведь торговец.

– Ты сам вез ее домой?

– Нет, я подкупил Сиэга, – засмеялся он.

– Ты так любишь картины и скульптуры. Почему же ты не стал ваятелем или рисовальщиком?

– Потому что Дэвид Константин – торговец, а я был его учеником. Мальчиком я иногда болтался возле рисовальщиков и смотрел, как смешивают краски и рисуют.

Мастер терпел меня и даже показал, как изготавливать инструменты для рисования. Однако у судьбы были на меня иные виды, и я об этом не жалею.

Кристиана подошла к столу, на котором лежали бумаги с какими-то странными значками. Это оказалась карта. Дэвид делает карты?

Не сегодня, напомнила она себе.

Она снова обернулась к полкам с книгами.

– Могу я посмотреть одну из них?

– Которую?

– Самую большую.

Дэвид снял огромный фолиант и положил его на стол, прикрыв им загадочную карту. Кристиана села в кресло, осторожно открыла книгу и с удивлением уставилась на страницу, испещренную линиями и точками.

– Это язык сарацинов, Дэвид?

– Да. Там прекрасные рисунки. Смотри дальше. Она начала листать фолиант.

– Ты можешь это прочитать?

– Кое-что. Я так до конца и не научился хорошо читать на этом языке.

– Но ведь это запрещено, – с сомнением заметила Кристиана, зная, что церковь не одобряет определенные книги.

– Возможно.

Она наткнулась на одну из иллюстраций, действительно странную и прекрасную. Маленькие человечки в тюрбанах и причудливой одежде расположились на большом ковре, символизирующем мир.

– Ты научишь меня это читать?

– Если захочешь.

Он взял арфу и стал рассеянно перебирать струны. Инструмент издавал прелестные, нежные звуки. Она продолжала переворачивать страницы, время от времени оборачиваясь на Дэвида. Его пальцы, перебиравшие струны, извлекали щемящую душу мелодию.

В конце книги были вложены несколько отдельных страниц с рисунками, и Кристиана мгновенно поняла, что это рисовал он.

На двух небольших листочках были изображены лица двух женщин.

Одно из них особенно привлекло внимание Кристианы. Прекрасное и грустное, оно казалось ей неуловимо знакомым. Несомненно, это портрет его матери. Как-то жутковато было всматриваться в лицо умершей женщины, но Кристиана не могла оторвать взгляда.

– Ты расскажешь мне о ней?

– Когда-нибудь.

На втором рисунке была изображена восточная красавица с раскосыми глазами.

– Кто она? – Кристиана понимала, что, возможно, ее любопытство переходит границы дозволенного. Но женщина с портрета смотрела на нее столь уверенно, что трудно было удержаться.

– Я ее встретил в Александрии.

В обоих рисунках чувствовалось неравнодушие художника к натуре.

– Ты любил ее? – спросила Кристиана, сама слегка потрясенная своим напором. Но впрочем, это не слишком смутило ее: Дэвид уже не казался ей таким чужим.

– Нет. Я из-за нее едва не погиб. Но ее красота произвела на меня впечатление, как и твоя.

Что-то в его тихом голосе заставило Кристиану замереть. Она оторвалась от изображения женщины и перехватила его взгляд. Он смотрел на нее и ждал. Это у него хорошо получалось. Что-то в его взгляде и упрямо сжатых губах подсказало ей, что он не собирается ждать долго.

Дэвид перестал перебирать струны, и в наступившей тишине Кристиана услышала стук собственного сердца. Совсем одни. Ни единого звука во всем доме.

Она снова перевернула страницу, но так и не поняла, что там изображено.

– Знаешь, я только один раз видел тебя с распущенными волосами, – заметил Дэвид. Она почувствовала, как его рука потянулась к ней, еще до того, как пальцы коснулись ее волос. – Они всегда заколоты, даже когда ты купаешься.

Ее тело затрепетало. Купание. Его руки и его прикосновения.

– Распусти волосы. Сделай это для меня, Кристиана. Это было нечто среднее между приказом и просьбой.

Она заколебалась. Но ведь ей скоро выходить замуж за этого человека. Она не должна его бояться, уговаривала себя Кристиана, в то время как мятущийся разум призывал немедленно бежать.

Она посмотрела на него, умоляя вспомнить об их разговоре в саду, понять и подождать.

– Морван уже, наверное, приехал за мной. Нам надо возвращаться.

– Я дал ему знать, что мы здесь.

– Ну, тогда он скорее всего ждет во дворе. Он самане войдет в дом.

Дэвид указал на окно.

– Оно выходит во двор. Посмотри, ждет ли он тебя.

Кристиана подошла к окну и, встав на цыпочки, осмотрела пустынное пространство. Тихий голос Дэвида обволакивал ее.

– Он не придет. Он признал, что ты принадлежишь мне. Как и ты сама признала это.

Кристиана взглянула в чистое предвечернее небо. Какая-то часть ее отчаянно хотела вырваться отсюда. Но его прикосновения, слова, таинственная тишина в доме пробудили в ней и другие чувства, и сладостная, томительная истома охватила ее.

– Ты иногда пугаешь меня, – сказала она. – Я знаю, что не должна бояться, но не всегда могу с этим справиться.

Дэвид несколько минут молчал.

– Да, – наконец вымолвил он. – Для девственницы это естественно.

Она почувствовала, как он шагнул к ней, ощутила его присутствие у себя за спиной. Она и ждала, и страшилась, и все внутри ее напряглось, как струна, от этого ожидания.

Его рука легла ей на талию, и она судорожно вздохнула. Губы приблизились к ее обнаженному плечу, и он осторожно поцеловал оставленные коготками котенка царапины. Кристиана закрыла глаза, наслаждаясь его восхитительной близостью.

– Распусти волосы, Кристиана.

Она подняла руки и стала неловко вытаскивать шпильки. С каждой расплетенной, высвобожденной прядью она казалась себе все слабее и беззащитнее.

Тяжелые локоны волна за волной падали ей на спину, касаясь его рук. Она тряхнула головой, высвобождая последние пряди, и положила шпильки на подоконник.

Дэвид зарылся лицом в шелк ее волос, и его теплое дыхание овеяло ее шею.

Он повернул ее к себе и взял в ладони ее лицо, словно это было нечто хрупкое и бесценное. А затем запечатлел на ее губах осторожный, нежный поцелуй.

Она вздрогнула. Попыталась ответить. Поцелуй стал жарче, и Дэвид крепче сжал объятия. Ее руки поднялись и на мгновение замерли, прежде чем она решилась тоже обнять его.

После этого она ощутила в нем перемену. Его поцелуй стал настойчивее, он намеренно разжигал в ней желание. Его рука легла на ее грудь. Она ахнула и закрыла глаза.

Дэвид прижался губами к вырезу ее платья, а его пальцы ласкали ее грудь.

Страх подсказывал ей остановить его, но желание не позволяло сделать это. Ручейки желания слились в бурный, стремительный поток, и борьба с этим потоком казалась невозможной и бессмысленной.

Он творил с ней чудеса. «Я тону в наслаждении», – подумала Кристиана.

Он поднял голову и посмотрел на нее, наблюдая за ее реакцией. Его бездонные глаза говорили, что сегодня от него помощи ждать не стоит.

Он стал медленно двигаться в сторону спальни, увлекая ее за собой.

Куда они идут? Чего он хочет?

– Я не… – прошептала она, уже делая шаг в ту сторону.

– Ты ведь поэтому пришла, да? Чтобы убедиться, что быть со мной вовсе не так уж ужасно?

Она замерла на пороге.

– Ты говорил… ты говорил, что сегодня не станешь…

– Я сказал «возможно», но я ошибся. Он снова взял ее лицо в ладони.

– Его тень стоит между нами, и я должен прогнать этот призрак. Сегодня мы перевернем новую страницу. Тебе так будет легче.

Она прочла решение в его глазах.

– Не бойся. Я подожду, пока ты сама захочешь этого. Все будет хорошо, обещаю.

«Я беспомощна перед своими чувствами, – подумала Кристиана. – Не стоит бороться с ними. Этого все равно не избежать. Я его навеки».

Она чуть повернула голову и поцеловала его ладонь.

Дэвид подхватил ее и понес в спальню.

Глава 11

Ее тонкие руки, обвившиеся вокруг его шеи, судорожно сжались, когда он приблизился к постели.

«Все будет хорошо, обещаю». Смелые слова из уст человека, последний раз имевшего дело с девственницей более десяти лет назад. Но он действительно постарается, чтобы ей было хорошо. В этом он не солжет.

Как же он сразу не понял, что она невинна? «Она же еще девочка, – сказал Эндрю. – Только что была смела, а через секунду уже смутилась».

Он сел на край кровати, усадил Кристиану к себе на колени и стал ее целовать.

Невинная и неискушенная. На протяжении всего обеда его изумленный взгляд вновь и вновь останавливался на ней. Он недоумевал, как ему себя вести после ее признания. Возможно, ему следует немного подождать и сегодня не трогать ее. Или, наоборот, пора заняться ее приручением. Но в конце концов его желание решило за него. Он не даст ей уйти, не овладев ею.

Кристиана несмело прикоснулась к его лицу, и его желание вспыхнуло огнем. Он жадно приник к ее губам, подавляя бурю чувств, грозящих захлестнуть его. Медленно и осторожно, напомнил он себе.

Он ласкал ее грудь, и на этот раз ее руки обвили его уже не из страха. Ее тело расслабленно приникло к нему. Она пыталась отвечать на его жаркие поцелуи, и ее безыскусные попытки едва не лишили его остатков самообладания.

Его поразила та радость, которую вызывала в нем ее невинная страсть. С Кристианой все было не так, как с другими. Он чувствовал, как ее тело откликается на его ласки, и прислушивался к ее возбужденному дыханию. Он был в восторге от ее неумелых объятий, ее удивленных восклицаний. Он ликовал от мысли, что, несмотря на короткий опыт с Перси, никто, кроме него, не пробуждал в ней желания.

Он нащупал шнуровку корсета и потянул завязку.

Она на мгновение напряглась, но потом доверчиво замерла, позволяя спустить платье с плеч. Ее губы задрожали и веки опустились, когда он прикоснулся к ее соску сквозь тонкий батист нижней рубашки.

Маленькая рука заскользила по его груди, и буря вновь едва не захлестнула его. Он следил за сосредоточенным выражением ее лица. Да. Решившись, сестра Морвана Фицуорина не собиралась отступать в испуге.

Он опустил бретельки рубашки, и его взору предстали два пышных полушария. Пальцы Дэвида обвели сначала одну окружность, затем другую. Дыхание Кристианы участилось, и она уткнулась лицом в его плечо.

Ее тело поражало своей безупречной красотой. Кожа была не белой, как у многих англичанок, а скорее цвета слоновой кости. Оттенка выжженных солнцем пляжей Средиземного моря. Он слегка сжал тугие соски, и она мгновенно откликнулась на ласку. С тихим стоном она выгнулась, приблизив к его губам светло-коричневые тугие бутоны. Дэвид наклонил голову и нежно поцеловал сосок.

Она едва не отскочила.

Он крепко держал ее и успокаивающе поцеловал в щеку.

Господи, чертов Стивен, должно быть, совсем не думал о ней. Если бы Идония не застала их, он бы причинил ей такую боль!

Вспыхнувший гнев тут же накрыло волной нежности. Он ласкал ее грудь до тех пор, пока не почувствовал, что ее тело просит высвобождения. Потянувшись, он откинул покрывало. Сегодня он неспешно покажет ей всю красоту истинного наслаждения. Сейчас самое главное для него – она.

Не выпуская Кристиану из объятий, Дэвид встал и осторожно положил ее на постель. Черные огненные глаза настороженно следили за его действиями. Не остановиться ли ему на этом? Обнаженная до талии, она выглядела прелестной и свежей и напоминала ему девушек его юности, лежавших на сене или в траве. Ей также пошел бы ковер из листьев плюща. Если он доживет до лета, то теплые звездные ночи подарят им немало наслаждения.

При этой мысли его руки сами потянулись к ней.

Кристиана закусила губу. Одновременно испуганная и возбужденная, она с любопытством наблюдала, как постепенно обнажается ее тело. Избавившись от платья и рубашки, он развязал подвязки и снял с нее чулки.

Страх еще окончательно не покинул ее. Но, словно приправа, он добавлял вкуса бурлившей в ней смеси чувств.

Дэвид сбросил рубашку и лег рядом. Она вздохнула с облегчением, когда его упругое тело снова оказалось в ее объятиях.

Коснувшись спины, она почувствовала рубцы шрамов. Странное, безудержное желание рвалось наружу, сотрясая все ее тело.

Он жарко целовал ее, а его руки скользили по ее животу, бедрам, ногам, не пропуская ни дюйма. Ее тело выгнулось навстречу властным, горячим, уверенным ласкам, и все в ней дрожало в такт их общему бешеному пульсу.

Он обхватил ее грудь и потер пальцем сосок.

– Сейчас я буду целовать каждую клеточку твоего тела, – сказал он. – Не стесняйся. Нет ничего запретного, если это доставляет наслаждение.

И он стал выполнять обещанное, каждую минуту заново изумляя ее. Несколько раз его губы даже оказались меж бедер, отчего она громко вскрикнула.

Она задыхалась, судорожно сжимая его спину. Ее пальцы чувствовали, как напряжены его мускулы.

Когда он встал и начал сбрасывать с себя оставшуюся одежду, она потянулась, чтобы помочь ему, и ее рука случайно коснулась его возбужденной плоти. Она ощутила, как он вздрогнул всем телом, и, уже не стесняясь, снова прикоснулась к нему.

Но страх, таившийся в ней, еще не отступил.

Он почувствовал это и вернул ее руку на свое плечо. Его рука скользнула меж ее бедер, а его губы и язык вновь стали творить чудеса с ее телом.

Вспыхнувшее в ней безудержное желание наконец победило страх. Ее тело рвалось выплеснуть все накопившиеся эмоции, и она с трудом сдерживала рвавшийся из груди крик наслаждения.

Его голос теплым облаком окутал ее.

– Не противься, Кристиана. Дай волю страсти. И она с благодарностью расслабилась.

Его волшебные прикосновения доводили ее до безумия. Нежная ласка ввергала в блаженство. Жар и властность рук заставляли трепетать и желать большего.

Его тихий голос проник сквозь пелену терзающего ее желания.

– Ты хочешь меня, Кристиана? – Он прикоснулся к чей так, что она вскрикнула от острого желания и с трудом сумела кивнуть. – Ну тогда скажи мне об этом. Назови меня по имени и скажи.

Откуда-то издалека она услышала свой голос, и ее бедра поднялись навстречу накрывающему ее телу.

Он овладел ею осторожно и неспешно, и ее потрясло совершенство этого соития. Но нет, оказывается, это еще не все. Теперь она действительно почувствовала обжигающую боль.

Он нежно поцеловал ее и слегка отстранился.

– Тут ничего не поделаешь, дорогая. – Он резко вонзился в нее, и на мгновение острая боль затмила наслаждение. Но это вскоре прошло.

Она обхватила его как можно крепче, вбирая в себя, и ела их ритмично задвигались в танце страсти.

Ничто – ни его прикосновения, ни уроки Джоан – не подготовили ее к той близости, которая возникла между ними. Кожа к коже, дыхание в дыхание, сплетенные тела… Ошеломительно! Каждый раз, когда он чуть отстранялся, она ощущала потерю. И каждый раз, когда он наполнял ее, восторг вновь захлестывал ее. Как все это удивительно!

Он замер, и она, открыв глаза, увидела, что он смотрит на нее. Обычная бесстрастность на лице исчезла, и его синие глаза светились такой нежностью, какую ей еще не доводиилось наблюдать.

– Да, – прошептала она, когда он снова вонзился в нее. Было немного больно, но она не могла противиться мощи этого натиска, силе его желания. Она хотела узнать его и таким.

Он посмотрел ей прямо в глаза и поцеловал, сдаваясь желанию. Сильные, глубокие толчки завершились долгим безудержным высвобождением.

Она продолжала обнимать его, пока они плыли в заполненном чувствами пространстве. Его сердце стучало у ее груди.

Постепенно она начала возвращаться к действительности. Почувствовала его силу и вес, щекочущую прядь на своей щеке.

«Мы почти не знакомы», – подумала она, и ей вдруг стало невероятно неловко.

Он приподнялся и нежно поцеловал ее.

– Ты великолепна.

Она не знала, что он хотел этим сказать, но поняла, что он доволен.

– Это гораздо приятнее, чем я предполагала, – призналась Кристиана.

– Тебе было больно?

– Нет. Мне даже жалко, что все уже закончилось.

– Это потому, что ты еще не удовлетворена. Кристиана вспомнила бурное завершение.

– По-моему, мы оба удовлетворены, Дэвид.

Он покачал головой и прикоснулся к ее груди. Ее глаза распахнулись: она поразилась собственной реакции на это прикосновение. Его рука скользнула между ее ног.

– Я бы еще раньше помог тебе, дорогая, но нужно было, чтобы в первый раз ты сама захотела меня.

И она снова потеряла ощущение реальности, вновь и вновь выкрикивая его имя.

И потом, когда она подумала, что больше не вынесет, когда решила, что сейчас либо умрет, либо потеряет сознание, напряжение лопнуло, словно натянутая пружина, и она закричала, чувствуя, как горячая лавина наслаждения накрывает ее.

– О Боже! – произнесла она чуть позже, задыхаясь и дрожа в его объятиях.

– Вот именно. – Он засмеялся, притянул ее к себе, зарылся лицом в ее волосы и стал баюкать.

Кристиана все еще не могла прийти в себя. Их близость была прекрасной, безмерной и оттого немного пугающей. Всего за какой-то час между ними возникла неразрывная связь, причем навечно. Кристиана не ожидала, что так всецело будет принадлежать ему.

Она задремала, а когда проснулась, в комнате уже стемнело. Издалека доносились голоса. Она повернулась и увидела Дэвида, смотревшего на нее.

Интересно, он смотрел на нее так же, как на свои скульптуры и картины? Ну что ж, и это немало. На его месте мог бы оказаться мужчина, которому вообще нет до нее никакого дела.

– Мне пора возвращаться, – сказала она.

– Ты останешься здесь. Я отвезу тебя утром.

– Идония…

– Я сообщил ей, что ты со мной. Она не будет волноваться.

– Она поймет…

– Не думай об этом. Я отвезу тебя на рассвете. Голос Витторио донесся откуда-то из сада. Все, должно быть, знают или догадываются. Она подумала о косых взглядах слуг и учеников, Идонии и придворных.

– Ты останешься здесь со мной, – повторил он, и это вовсе не прозвучало просьбой.

Он встал с постели и подошел к камину. Мощные мускулы напряглись, когда он потянулся за поленом и положил его в огонь. Во внезапно вспыхнувших языках пламени она увидела на его спине шрамы. Откуда они у него? Его покойный хозяин вряд ли поднимал на него руку.

Дэвид повернулся к ней, и она удивилась тому удовольствию, которое испытывала, просто глядя на него.

Откинув покрывало, он неспешно провел рукой по ее телу.

– Тебя ничего не беспокоит, дорогая? Я опять хочу любить тебя, но боюсь сделать тебе больно.

Снова? Как часто люди занимаются этим? Несмотря на всю искушенность Джоан, в ее познаниях оказалось много пробелов.

Его откровенное признание вызвало в ней трепет. Она понимала, что ей предстоит решать.

– У меня ничего не болит, – призналась она и потянулась, чтобы обнять его.

На протяжении ночи он сумел приковать ее к себе невидимыми цепями. Она чувствовала, как это происходит, гадая, сознает ли он это.

Поздно ночью, когда они сидели в тепле у камина, она спросила его о свадьбе и узнала, что церемония состоится в соборе, в присутствии епископа, а не в местном приходе.

– Свадьба становится все более пышной, – заметила она.

– Это неизбежно. Как только стало известно, что будет присутствовать Эдуард, все засуетились. А я-то надеялся, что его появление станет сюрпризом.

Дэвид говорил о короле так непринужденно! Почему же она не решается спросить его об этих отношениях? Как ни странно, ей казалось, что эта тема запретная и касаться ее не стоит.

Именно поэтому она перевела разговор на другое.

– Дэвид, а чего еще ты ожидаешь от меня? Он удивился.

– Что ты имеешь в виду?

– Я слишком мало знаю о супружестве. Мое образование не отличалось практичностью.

– Я рассчитываю, что ты будешь мне верна. Теперь к тебе не прикоснется никто, кроме меня.

Его решительный тон потряс ее.

– Ты понимаешь это, Кристиана?

– Разумеется. Я не настолько глупа, Дэвид. Я имела в виду домашнее хозяйство. У тебя все так хорошо организовано.

– Я как-то об этом не думал.

«Зачем же ты искал жену, если не понимал, на что она нужна тебе?»

– Изабель считает, что мне придется у тебя работать, – сказала она, усмехнувшись.

– Неужели? Признаюсь, мне это в голову не приходило, но идея замечательная. Мы достанем тебе прялку.

– Я не умею прясть.

– Научишься.

– Сколько ты сможешь заработать на мне, если я научусь?

– По меньшей мере пять фунтов в год.

– Значит, за двести лет я смогу вернуть тебе то, что ты за меня заплатил?

– Да. Разумная сделка с моей стороны, верно? Они посмеялись над этой шуткой, и он добавил:

– Что ж, можешь заняться домашним хозяйством. Думаю, Джева будет рада этому. А мальчикам временами нужна материнская рука.

– Они почти мои ровесники, Дэвид.

– Это не важно. Майкл и Роджер часто бывают вдали от дома и успевают стосковаться по теплу очага. А потом у нас появятся свои дети.

Дети. Все, о чем он до этого говорил, могла бы обеспечить ему дочь любого богатого торговца.

И детей тоже. Но их сыновья будут внуками Хью Фицуорина.

Морван подозревал, что таким образом Дэвид стремится обеспечить родословную своим потомкам. Неужели он прав? Она вдруг захотела, чтобы именно так и было. Это бы многое объяснило и означало бы, что она дала ему то, чего не могла дать другая женщина.

Поздно ночью она проснулась в его объятиях, поражаясь, как ей уютно рядом с ним. Как странно так быстро привыкнуть к человеку, который совсем недавно едва был ей знаком!

Верный своему слову, на рассвете он отвез ее в Вестминстер. Она прошла по коридорам дворца, казавшегося ей необычно чужим, и скользнула в свою постель, когда Джоан и Идония еще крепко спали.

Чья-то рука тряхнула ее за плечо, и, открыв глаза, она увидела перед собой сияющее лицо Джоан.

– Не пора ли пообедать? Ты спишь как убитая. Кристиане очень захотелось пропустить обед и спать дальше, но она все же встала и попросила Джоан позвать служанку.

Спустя час, одетая и причесанная, она сидела рядом с Джоан над все еще полной тарелкой и разглядывала привычную картину, от которой она, оказывается, успела отвыкнуть. Она сейчас жила в каком-то другом мире, и причиной этому была ночь, проведенная с Дэвидом. Джоан расспрашивала о его доме, и она вяло отвечала, не желая делиться воспоминаниями.

К концу обеда к их столу подошла леди Кэтрин. Ее кошачьи глаза довольно сверкали. Немного поболтав с Джоан, она повернулась к Кристиане.

– Вы совсем скоро выходите замуж, да, милочка? Кристиана кивнула. Джоан удивленно взглянула на Кэтрин, словно та допустила бестактность.

– У меня для вас небольшой подарок. Я пришлю его в ваши покои, – сказала Кэтрин перед уходом.

Кристиана гадала, с какой стати леди Кэтрин делать ей подарок. Ведь они вовсе не были друзьями. Но все же этот жест тронул ее. По-видимому, Морван, как обычно, погорячился, предостерегая ее от общения с Кэтрин.

Томас Холланд увел Джоан, и Кристиана вернулась в опустевшие покои, радуясь возможности побыть одной.

Жизнь при дворе отвлекала ее от мыслей о вчерашнем дне и о будущем.

«Четыре дня – и я навсегда уйду отсюда», – подумала она, глядя в окно. Она уже не боялась этого. Мысленно она уже покинула дворец.

Размышления Кристианы были прерваны звуком открывающейся двери. Наверное, Джоан или Идония. Она не видела свою опекуншу с тех пор, как вернулась от Дэвида, и несколько страшилась встречи с ней.

Однако шаги были явно мужские. Значит, это Морван. Он только взглянет на нее и все поймет. Хватит ли у нее смелости сказать: «Да, ты был прав: это было волшебно, и мне понравилось»? Он столько лет оберегал ее от всех мужчин, а теперь она отдалась тому, кого он ненавидит.

Шаги приблизились и замерли на пороге.

– Дорогая, – произнес знакомый голос.

Не веря, она обернулась.

В дверях стоял не кто иной, как Стивен Перси.

Глава 12

– Стивен! – ахнула Кристиана.

Он улыбнулся и направился к ней, раскинув руки для объятий. Она следила за его приближением со странным сочетанием растерянности, радостного волнения и холодной объективности. Она отметила его литые мускулы, грубую красоту лица. Белокурые волосы и светлая кожа показались ей блеклым пятном в сравнении со смуглым обликом Дэвида.

Она не могла пошевелиться. Растерянность и тоска парализовали ее. «Не сейчас! – кричала ее душа. – Месяц назад или месяцем позже, но только не сейчас! Особенно не сегодня!»

Сильные руки обняли ее, жесткий рот с силой прижался к ее губам.

Она отпрянула, и в его зеленых глазах промелькнуло удивление, сменившееся… раздражением?

– Ты сердишься на меня, любовь моя, – со вздохом сказал он. – Ну что ж, ты имеешь на это право.

Она отвернулась, вцепившись в подоконник, чтобы не упасть. Боже милостивый, неужели ей не будет покоя? Она обрела душевное равновесие, смирилась и даже настроилась на новую жизнь, а теперь вот это.

– Зачем ты здесь?

– Чтобы увидеть тебя, разумеется.

– Ты вернулся в Вестминстер, чтобы увидеть меня?

– Да, дорогая. Зачем же еще? А поводом для поездки послужил турнир перед Великим постом.

Турнир должен был начаться на следующий день после ее свадьбы. Стивен обожал эти игрища. Она подозревала, что именно потому он и приехал, но ее разбитое сердце все же хотело верить, что его привела любовь к ней.

Боль была еще слишком свежа, унижение слишком сильно, чтобы она могла полностью отрицать возможность истинного чувства. Кристиане отчаянно хотелось верить в это. Но за последнее время она успела повзрослеть.

– Когда ты приехал?

– Два дня назад. Прийти к тебе сразу мне помешала болезнь моего друга Жоффрея. Он сильно простудился и сейчас лежит в лондонском доме леди Кэтрин.

– Ты дружен с Кэтрин?

– Не я, а Жоффрей. – Он шагнул к ней. – Она рассказала мне о твоей помолвке с этим торговцем, – сочувственно произнес он. – Если бы Эдуард не был моим королем, я бы бросил ему вызов за то, что он так тебя унизил.

Его забота показалась ей несколько наигранной, как маска, надеваемая на маскарад.

Он потянулся и погладил ее лицо. Разбитое сердце, жаждущее бальзама новых иллюзий, вздрогнуло. Но разум, помнящий о прошедшей ночи, заставил ее отодвинуться.

– Ты ведь уже знал о предстоящей свадьбе из моего письма, разве нет?

– Да, я получил твое письмо, дорогая. Но я просто не верил, что король осуществит это. И теперь Кэтрин рассказала мне о твоем несчастье и унижении.

Как любезно со стороны Кэтрин, с горечью подумала Кристиана. Почему эта женщина вмешивается в ее жизнь? И откуда она узнала о ней и Стивене?

Джоан. Это Джоан насплетничала. Так что же, теперь о ее личных делах знают все? И они будут с любопытством следить, как у них на глазах разворачивается эта драма.

– Возможно, мне не нужно было приезжать, – пробормотал Стивен. – Но Кэтрин уверяла, что ты захочешь меня увидеть.

– Я рада нашей встрече, Стивен. И пользуюсь случаем поздравить тебя с обручением.

Он состроил кислую гримасу.

– Это выбор отца и дяди. По правде говоря, она мне совершенно не подходит.

– И все же она будет твоей женой. Как Дэвид – моим мужем.

– Да, и у меня сердце разрывается от того, что мы ничего не можем изменить.

Огонек в ее душе внезапно погас, словно задули свечу. Наверное, это кончилась юность. Острой боли не было, но какая-то часть ее наивной, романтической натуры умерла, и Кристиана с горечью ощущала эту потерю.

Она знала правду, но все это время у нее оставалась слабая надежда. Если бы Стивен не приехал, надежда бы постепенно исчезла, как исчезает небольшая лужица под жаркими лучами солнца.

А если бы он заговорил иначе? Что, если бы он пришел умолять ее бежать с ним? Ведь именно этого она ожидала еще неделю назад.

Да, тогда она последовала бы за ним, несмотря на позор, который неминуемо навлекла бы на себя таким поступком. Тогда его приезд мгновенно излечил бы ее и развеял все сомнения.

Теперь же, однако, это уже невозможно.

Страшное озарение молнией вспыхнуло в мозгу, и она забыла о присутствии Стивена.

Теперь это невозможно. Дэвид позаботился об этом. Прошлой ночью он узаконил их брак.

И куча свидетелей… даже Идония и ее собственный брат.

Странный холодок пробежал по спине Кристианы.

Дэвид знал, что Стивен появится. Он расспрашивал торговцев и паломников. Но он не мог быть уверен, что Стивен не собирается претендовать на нее. На всякий случай он решил исключить такую возможность. Он сознательно сделал так, чтобы она не смогла уехать со Стивеном. И даже если бы она убежала, несмотря на незримые узы, соединившие их прошлой ночью, он имел право вернуть ее.

Безжалостность этого расчета потрясла Кристиану.

Она помнила, какой беззащитной позволила себе быть с ним. Дважды глупо с ее стороны. Опять детские иллюзии. Ее глупая доверчивость, наверное, невероятно смешна.

Размышления Кристианы были прерваны голосом Стивена, раздавшимся позади нее.

– Мы ничего не можем изменить в отношении нашей семейной жизни, но существует не только долг, но и любовь.

– О чем ты, Стивен?

– Ты же не любишь этого человека, Кристиана. И никогда не полюбишь. Он простолюдин, и его прикосновения оскорбят тебя. Я бы избавил тебя от этого, но это не в моих силах. Зато я могу облегчить твою боль, дорогая. Наша любовь нам поможет. Выполняй долг перед этим торговцем и храни ее в сердце.

Она хотела возразить: прикосновения Дэвида не могут оскорбить ее. Но как объяснить это, какими словами? А вдруг это волшебство больше не повторится? Ведь с его стороны это был коварный расчет. Возможно, в их законную первую брачную ночь она действительно почувствует себя оскорбленной.

Ну а чего она ожидала? Дэвид – торговец, а она – его собственность. Очень дорогая собственность. Вряд ли король Эдуард возместит ему убытки.

Любовь, грустно подумала она. Она-то вообразила, что нынче ее испытала. Но ее наивность беспредельна. Дэвид был прав. Романтически настроенная, глупая девчонка, она не знала реальности. Жизнь оказалась совсем другой. И мужчины тоже.

– Я почти замужняя женщина, Стивен. То, что ты предлагаешь, бесчестно.

Он улыбнулся ей так, как улыбаются несмышленому ребенку.

– Любовь не имеет ничего общего с честью и бесчестьем. Главную роль здесь играют чувства, и ты скоро поймешь это.

– Надеюсь, ты не настолько безрассуден, чтобы просить сейчас доказательств моей любви. Я выхожу замуж через несколько дней.

– Нет, я не стану давать торговцу повод упрекать тебя в неверности, хотя мне невыносима мысль о том, что он первым овладеет тобой. Выходи за него, как велит долг, дорогая, но знай, что я с тобой.

– Я честная женщина, Стивен. И полагаю, что ты меня совсем не любишь. Для тебя это игра, в которой ты ничем не рискуешь, а я рискую всем. Я больше в нее не играю.

Он было запротестовал и потянулся к ней, но шаги в прихожей остановили его. Кристиана повернулась к двери.

Господи, неужели ей нет никакой пощады? На пороге стоял Морван, в упор глядя на них. На мгновение в комнате повисла напряженная тишина.

– Перси, рад тебя видеть, – сказал Морван, входя в комнату. – Ты приехал на турнир?

– Да, – ответил Стивен, отступая от Кристианы. Морван вновь посмотрел на них.

– Полагаю, вы желаете друг другу счастья в вашей будущей супружеской жизни?

Кристиана молча кивнула. Не было смысла даже пытаться объяснить присутствие Стивена. По глазам брата она видела, что тот уже слышал сплетни.

– Знаешь, Стивен, в замужестве моей сестры есть много странного, – заметил Морван, направляясь к камину. – Говорят, что король продал ее за деньги, и я уж было поверил этому. Но потом мне подумалось, что причина может быть иная. Возможно, король пытался спасти ее репутацию и честь моей семьи от позора.

Кристиана видела, как мужчины смотрят друг на друга. «Не надо, Морван, – про себя молила она. – Это теперь уже не имеет значения».

– Мне нужно идти, миледи, – с улыбкой поклонился ей Стивен. Она растерянно махнула рукой и посмотрела ему вслед.

– Сэр, – окликнул его Морван. – С вашей стороны было бы неразумно продолжать в том же духе.

– Ты угрожаешь мне? – сквозь зубы осведомился гость.

– Нет, теперь это уже не мое дело. Я просто по-дружески предупреждаю. Ее муж – не обычный торговец. У меня есть основание полагать, что он умеет пользоваться кинжалами, висящими у него на поясе.

Стивен снисходительно фыркнул и покинул комнату. Кристиана перехватила мрачный взгляд брата.

– Обычно свидания своим бывшим возлюбленным назначают хотя бы через некоторое время после свадьбы.

Она промолчала.

– Поскольку ты провела ночь в постели этого торговца, ты уже можешь считать себя замужней женщиной.

– Дэвид. Его зовут Дэвид. Ты всегда называешь его «этот торговец» или «этот человек». А у него есть имя.

Он посмотрел на нее из-под опущенных век.

– Я прав, да? Ты спала с ним.

Лгать не было смысла. Она кивнула, чувствуя себя уже совсем не так уверенно, как утром, когда она еще не понимала мотивов Дэвида.

– Ты не должна видеться с Перси.

– Я не назначала ему встречу.

– И все равно ты должна быть осторожна. Такие вещи сходят с рук, если женщина осмотрительна или ее мужу все равно, но у тебя нет опыта в подобном обмане, а твой жених не производит впечатления покорного рогоносца.

– Я сказала Стивену, что он меня больше не интересует.

– Он тебе не поверил.

Морван просто хотел помочь ей, и его совет в таком деле мог быть не менее полезным, чем совет любого другого опытного человека. А он, несомненно, спал не с одной замужней женщиной.

– Ты презираешь меня? – прошептала она. Болезненная гримаса исказила его лицо. Он шагнул к ней и обнял ее.

– Нет. Но я не хочу, чтобы ты стала женой этого человека, как не хотел, чтобы ты стала шлюхой Перси. Ты понимаешь это? И я виню себя, потому что не нашел способа увезти тебя отсюда.

Она посмотрела в его темные глаза, полные тревоги.

– Не думаю, что быть женой Дэвида так уж плохо. Он может быть очень добрым.

Слабая улыбка тронула его губы.

– Ну что ж, это хорошая новость. Я рад, что у него есть иные таланты, кроме приумножения своего богатства.

Кристиана хмыкнула. Морван порывисто сжал ее в объятиях.

– Удели мне время в эти последние дни. Я хочу побыть е тобой.

Она кивнула и грустно проводила его взглядом.

Морван уже заранее скучал по ней. Вскоре им предстояла разлука, и оба они как никогда чувствовали родственную связь во время последних совместных обедов и ужинов, когда весело болтали с друзьями за столом.

Постоянное присутствие Морвана рядом с ней имело, по-видимому, и другую причину. Стивен не осмеливался приблизиться к ним, и вездесущим придворным нечем было питать свое любопытство.

Но сплетники по-прежнему были настороже. Стоило Стивену встать из-за стола, как взгляды мгновенно устремлялись в его сторону. А вдруг он наконец подойдет к ней? Становилось все более очевидным: двор решил, что ее роман со Стивеном неизбежен. У нее создалось впечатление, что многие из числа знати даже одобрили бы такое легкомыслие, словно подобная интрижка могла возвысить ее. Брак с торговцем тогда оказался бы пустой формальностью, и с ним легче было бы смириться или проигнорировать.

Да, Джоан разболтала всем ее тайну. Она сама со слезами призналась в этом, когда Кристиана потребовала ответа. Джоан утверждала, что обмолвилась всего лишь одной подруге. Кристиана без труда представила, как небольшой ручеек сплетен в течение часа превратился в целый поток.

Последующие дни прошли в подготовке к свадьбе. В субботу Филиппа пришла в ее покои, чтобы осмотреть ее гардероб, и немедленно заказала для нее еще несколько рубашек и поясов. Состоялась и примерка новой накидки. Были присланы галантерейщики, чтобы Кристиана могла выбрать головные уборы. Прибыли сундуки для белья и посуды.

Кристиана почти все время проводила в своей комнате, собирая вещи, но все мысли ее были с Дэвидом. Они условились не встречаться до свадьбы, так как у обоих было много дел. И все же она рассчитывала, что он придет. Должен же он убедиться, что Стивен не уговорил ее бежать с ним или совершить еще какой-то бесчестный поступок. Он должен был удостовериться, что его план сработал.

Но Дэвид не появился. Миновала суббота, потом воскресенье. Наступил понедельник, и Кристиана начала испытывать раздражение.

Дэвид наверняка знал о возвращении Стивена. Как он мог оставлять ее одну, рядом с мужчиной, желающим соблазнить ее, в которого она к тому же была влюблена? Неужели он настолько самоуверен? Не сомневается, что одна ночь может перевесить чашу весов в его пользу? Неужели его не беспокоит ее реакция на присутствие Стивена?

Кристиана беспрестанно размышляла над этим сутками напролет. Но в ночной тиши недовольство постепенно отступало под натиском совсем других мыслей. Перед глазами вставал образ Дэвида, его синие глаза, широкие плечи. Все ее тело наливалось желанием, и беспокойные мысли плавно превращались в сладостные сновидения.

Она просыпалась каждое утро, чувствуя себя так, словно ею овладел призрак, с которым невозможно испытать наслаждение.

Дэвид так и не пришел, зато приходили другие. По одной или парами придворные дамы навещали ее.

Похоже, Джоан болтала напропалую, и не только о Стивене. Каждая дама считала своим долгом просветить сироту, которая, говорят, была невероятно невежественна в вопросах плотских утех.

Даже слуги решили помочь ей. Когда она купалась в день свадьбы, молоденькая служанка, помогавшая ей, без всякого стеснения поведала, как заставить мужчину сходить с ума от желания. Кристиана покраснела от корней волос до кончиков пальцев. Она сомневалась, что благородные дамы позволяют себе подобное, но все же завязала узелок на память.

Все подруги собрались наряжать ее к свадьбе, и каждая развлекала как могла. Они дарили ей цветы и весело щебетали, пока слуги одевали ее. Потом пришла Филиппа. Королева внимательно осмотрела Кристиану, поправила красную накидку на ее плечах и вместе со своими дочерьми, Идонией, Джоан и еще несколькими придворными дамами повела Кристиану вниз.

Там их ждал Морван. На нем был парадный костюм; вокруг талии красовался рыцарский пояс, но на этот раз без меча.

– Пойдем, – сказал он, беря ее за руку. – Король уже ждет.

Двери распахнулись, Кристиана шагнула на порог и застыла.

– Святые угодники! – ахнула она.

– Ничего себе зрелище, правда? – сухо заметил Морван. Двор был заполнен людьми, лошадьми и экипажами. Она увидела леди Элизабет, садящуюся в одну из роскошных, празднично убранных карет. Рыцари и лорды уже восседали на конях. Король Эдуард, в расшитом золотом красном одеянии, прогуливал своего жеребца у двери. Длинная шеренга королевских стражей замерла в ожидании.

Такое количество гостей тронуло Кристиану. Они пришли, чтобы почтить ее семью и, возможно, поддержать ее. Их приезд был также и данью уважения к ее брату, и она была благодарна за это.

Король махнул рукой, и к порогу подкатили три золоченые кареты.

– О небо! – снова ахнула Кристиана при виде этого великолепия.

– Одна карета для невесты. Сама королева поедет с тобой, – пояснил Морван.

– Эта процессия растянется на полгорода. Весь Лондон будет наблюдать мою свадьбу.

– Король чтит тебя, Кристиана.

Она отвела взгляд от улыбающегося Эдуарда и прошептала брату:

– Я не глупа, Морван. Король выказывает свое отношение не ко мне, а к Лондону. Это свадьба не Кристианы Фицуорин и Дэвида де Абиндона. Он выдает дочь аристократа за сына города. Он дарит меня Лондону. Я – символ его щедрости по отношению к городу.

Морван взял ее за локоть и подтолкнул вперед.

– Ничего уже не изменить. Главное, помни, что ты – дочь нашей матери, и поступай соответственно. Я буду ехать рядом с тобой.

Когда он усаживал ее в карету, она нагнулась и прошептала:

– Зато я вовсе не девственница, приносимая в жертву, как они считают.

Кавалькада двинулась со двора во главе с королем и его сыновьями. К тому времени, когда они достигли Стрэнда, по обе стороны дороги образовались плотные толпы народа. За городскими воротами толпа еще увеличилась, и конным стражникам пришлось прокладывать каретам путь. Медленно, под пристальными взглядами они продвигались к собору Святого Павла.

Морван помог ей выйти из кареты.

– Ну что, брат, неужели у тебя нет слов для напутствия? – спросила она, когда они приблизились к входу в собор. – Никаких советов? Никаких поучений о том, что нужно быть покорной и верной женой? Ведь у меня нет отца, чтобы наставить меня на путь истинный, так что эта миссия выпадает тебе.

Морван остановился и заглянул сквозь распахнутые двери в собор, заполненный шумными придворными и любопытными горожанами.

– Да, у меня припасены для тебя кое-какие слова, но это не поучения, малышка. – Он склонился к ее уху. – Ты очень красивая девушка. Женщина имеет власть над мужчиной, сестричка. Научись пользоваться ею – и ты станешь хозяйкой положения.

Она засмеялась, и брат повел ее между скамьями.

Дэвид ждал их у алтаря, и сердце Кристианы вздрогнуло. Он был великолепен, безупречен, ни в чем не уступал любому присутствующему здесь лорду. Наряд его сочетал голубое с золотом; богатое шитье украшало грудь. Кристиана гадала, кто уговорил его согласиться на это. Тяжелая золотая цепь протянулась от плеча до плеча.

Морван подвел сестру к Дэвиду, который все это время не отрывал от нее взгляда.

– Ты самая прекрасная девушка из всех, которых я когда-либо встречал, – повторил он слова, произнесенные им в маленьком саду, увитом плющом.

У нее накопилось за это время немало обид и сомнений, но нежный взгляд синих глаз, звук уже ставшего родным голоса успокоили ее. Еще будет время все выяснить. А сейчас – свадьба и весь Лондон смотрит на нее.

Спустя час она вышла из собора с золотым обручальным кольцом на пальце. Рука Дэвида де Абиндона по-хозяйски обнимала ее за талию. У ступеней их ожидала карета, но Сиэг подвел к ним коня.

– Ты поедешь со мной, дорогая. В такой толпе карете никогда не добраться до Гилдхолла.

– Ты бы мог предупредить меня, Дэвид, – упрекнула она, когда толпа хлынула из собора во двор и на улицы. – Это было похоже на прелюдию к жертвоприношению.

– Я и сам не предполагал, хотя, наверное, следовало ожидать чего-то подобного. Эдуард обожает пышность.

Это ее не убедило. Она считала, что Дэвид всегда все знает. Кристиана бросила на него недоверчивый взгляд. Столь откровенное безразличие к масштабам празднества задело ее, но ведь он не девушка, которую выставили на всеобщее обозрение.

– Король, очевидно, очень высоко ценит тебя, раз появился с такой свитой, – сухо заметила она.

– С моей стороны было бы глупо думать так. Это не имеет отношения ни ко мне, ни к тебе.

Верхом на лошади Дэвида они влились в поток рыцарей и лордов. Кристиана коснулась бриллианта в серебряной оправе, украшавшего ее шею. Его принесли, когда она одевалась.

– Спасибо за подарок. Он превосходно гармонирует с платьем.

– Эдмунд заверил меня в этом. Я рад, что тебе нравится.

– Эдмунд?

– Портной, который шил твое подвенечное платье, Кристиана. И большинство твоих туалетов и накидок. Его зовут Эдмунд. Он один из самых известных мастеров в Вестминстере и лучший в своей профессии.

Кристиана почувствовала, что краснеет. Она, конечно, знала имя портного, но просто забыла его. А Дэвид напоминал, что она должна знать людей, обслуживающих ее, и не думать о них как о пустом месте.

Ее сожаление быстро сменилось раздражением: первыми словами мужа стал скрытый упрек.

Тут же вспомнились и другие основания для недовольства.

– Я думала, что ты навестишь меня, – сказала она.

– Мы же условились, что я не стану этого делать.

– И все равно я надеялась, что ты придешь. Дэвид взглянул на нее, но промолчал.

– Он вернулся, – добавила она. – Но ты это, конечно, знаешь.

– Знаю.

И все. Никаких вопросов, ни слова.

Неужели тебя не интересовало, что может произойти? выпалила она. – Неужели ты так чертовски уверен в себе?

Своим приходом я бы оскорбил тебя. Я полагал, что дочь Хью Фицуорина слишком горда, чтобы покинуть супружеское ложе и уйти к другому мужчине, особенно когда сна узнала правду о нем.

– И все равно…

– Кристиана, – тихо прервал он, прижимаясь губами к ее уху, – не стоит сейчас это обсуждать. Я не приходил, потому что был занят подготовкой к свадьбе. За это время я улаживал свои дела, чтобы провести следующие три дня в постели с тобой. А ночами думал о том, как мы окажемся рядом.

Она и хотела бы избежать той восхитительной дрожи, которую вызвало прикосновение его губ, но ее тело тоже предавало ее ночами и сейчас отреагировало против ее воли.

Она заставила себя вспомнить, как он расчетливо соблазнил ее, чтобы привязать к себе. Ее раздражала его самоуверенность.

– Отчего ты решил, что я захочу провести следующие три дня именно таким образом?

– Ты теперь моя жена, девочка. И конечно, можешь выбирать, но только если я тебе это предлагаю. – Он прижался губами к ее виску и вкрадчиво произнес: – Ты убедишься, что я хороший хозяин. Я всегда предпочитал убеждение приказу.

Его рука скользнула вверх, под пышные складки ее накидки, и нежно прикоснулась к ее груди.

Кристиана вздрогнула и нервно оглядела улыбающуюся толпу.

Он погладил напрягшийся сосок и поцеловал ее в щеку. Ей неудержимо захотелось повернуть голову и укусить его в шею. Но когда она обернулась, губы встретились с его губами и слились в жарком поцелуе.

Весь Лондон смотрел на них.

– Дэвид, люди… они же все видят… – прошептала она, задыхаясь. Он поднял голову, но не убрал руку. Его пальцы сводили ее с ума.

– Нет, им не видно. Кто-то, может, и догадывается, но это его дело, – прошептал он. – Если сердишься на меня, то можешь высказать мне все после пиршества. Обещаю слушать внимательно и учесть все твои замечания. – Он снова поцеловал ее. – Даже когда я буду ласкать тебя, я буду внимательно слушать твои упреки. Мы будем обсуждать мое плохое поведение, пока окончательно не лишимся дара речи.

К этому моменту ей было уже очень трудно вспомнить, в чем она хотела упрекать его и что обсуждать.

И когда она почувствовала неудержимое желание, они прибыли в Гилдхолл. Дэвид поставил ее на землю. Кристиана покачнулась, боясь, что ослабевшие ноги не удержат ее.

– Это несправедливо, – прошептала она. Он взял ее руку и повел в Гилдхолл.

– Я играю без проигрыша, Кристиана, и сам устанавливаю правила. Разве ты не поняла этого до сих пор?

Глава 13

Дэвид стоял в тени, наблюдая, как в вихре танца пары кружились возле огромного костра. В середине двора несколько женщин энергично отплясывали в одиночку. Их заводилой была Энн, подруга Оливера, которая время от времени, когда позволяли обстоятельства, подрабатывала танцовщицей. Вокруг нее плясали служанки и прачки. А в самой гуще танцующих с раскрасневшимся лицом и сияющими глазами летала в танце Кристиана Фицуорин.

Казалось, что отблески костра тоже плясали в такт бьющим барабанам. И дом, и двор высвечивались языками огня, людские фигуры колдовски двигались в пламени факелов. Огонь окрасил небо в оранжевый цвет, и издалека, наверное, праздник казался пожаром. Священники, несомненно, заявили бы, что эта сцена очень похожа на преисподнюю с кучей грешников.

Гости заполнили двор, сад и комнаты. Они даже восседали на крыше конюшни. Слева от Дэвида несколько пар обнимались в темном уголке.

Громкий смех привлек его внимание, и он заглянул в зал. Толпа на мгновение расступилась, и он увидел сидевшего у камина мужчину. Тот хохотал, обнимая расположившихся у него на коленях двух девушек. Лишь золотое шитье на красной тунике напоминало о том, что это король. Все остальные знаки королевского отличия Эдуард отбросил, как только отправил жену и детей домой. Он уже много выпил, и собравшиеся давным-давно перестали относиться к нему как к монарху, а просто приняли в свой веселый круг.

Дэвид вновь устремил взгляд на молодую жену. Ему всегда нравилось смотреть на нее, но сейчас она была особенно хороша. Ее раскованность и наслаждение танцем завораживали его. Как и король, она сумела быстро раскрепоститься, и Дэвиду доставляло удовольствие наблюдать за ее почти ребячьим весельем, когда она танцевала, пила и обменивалась шутками с соседями.

От рождения изящная, Кристиана ухитрилась придать благородство даже этому непритязательному танцу. Ее губы изогнула чувственная улыбка, и она кружилась, жадно отдаваясь свободе, которой ей всегда так недоставало.

Он наблюдал и ждал, подавляя желание подойти к костру, подхватить ее на руки и унести.

Он желал ее. Нет, жаждал. Он желал ее уже много недель, а ночь, проведенная вместе, лишь еще больше распалила его. Все последние дни желание не оставляло его ни на минуту.

Невинность Кристианы разоружила его до опасной степени. Ее страсть была беззащитна, а полная открытость, готовность отдать всю себя подкупали. В отличие от опытных женщин, с которыми он привык иметь дело, она не защищалась от глубоких чувств, которые могла вызвать такая близость. Не ведала о том, как превратить этот акт в чисто физическое наслаждение, не открываясь. Она позволила им обоим утонуть в водовороте эмоций под волной всепоглощающей нежности. Он видел удивление в ее глазах и едва не предостерег ее. Но не стал – ведь именно эта глубинная близость позволила ему понять и узнать ее. Он хотел этого всей душой. И тоже оказался беззащитным перед волшебством, которого не испытывал уже много-много лет.

Его взгляд следовал за ней, тело откликалось на чувственные движения ее танца. Он мысленно представил, как она смотрит на него и выдыхает слово «да».

Появление неподалеку мужской фигуры прервало его вырвавшиеся из-под контроля мысли. Морван шел сквозь толпу, на ходу потягивая вино и неторопливо разглядывая танцующих.

Барабаны отбили финальную дробь, и танец оборвался. Повсюду вокруг костра застыли неподвижные фигуры, все еще тяжело дыша. Кристиана и Энн со смехом обнялись.

Она решила, что Энн – жена Оливера. Придется сказать ей правду.

Морван жестом подозвал Кристиану. Она подбежала к нему с широкой улыбкой. Он наклонился и что-то сказал, и Дэвид увидел, как прямо у него на глазах с лица Кристианы исчезло выражение счастья, словно одежда, рывком сброшенная с тела.

Она обняла брата и горячо заговорила, без сомнения умоляя остаться. Морван покачал головой, погладил ее по щеке и отошел.

Кристиана смотрела ему вслед. Она внезапно показалась Дэвиду страшно одинокой, хотя ее окружало множество людей. Он видел, что она старается не обнаружить своих чувств, но без труда ощутил ее печаль.

Вся ее жизнь, ее семья, ее прошлое сейчас покидали этот дом.

Дэвид шагнул вперед, подошел к жене и расправил накидку на ее плечах. Она слабо улыбнулась, и ее взгляд снова устремился вслед удалявшемуся мужчине.

Дэвид покачал головой и направился за Морваном, окликая его. Он и сам не мог поверить, на что готов пойти ради нее.

Молодой рыцарь обернулся и подождал Дэвида.

– Ты уходишь, Морван?

– Да, лучше будет, если я уйду сейчас. – Он бросил взгляд на сестру.

– Ты должен навестить ее в ближайшее время. Она будет скучать по тебе.

Фицуорин явно удивился.

– Ее жизнь изменилась, и ей будет тяжело, – продолжил Дэвид. – Я не хочу, чтобы она была несчастна. Приходи когда захочешь. Этот дом всегда открыт для тебя.

Эти слова еще больше изумили Морвана. Он улыбнулся и кивнул.

– Я благодарю тебя за это, Дэвид. От нас обоих. Дэвид вернулся к Кристиане и заботливо запахнул на ней накидку.

– Что ты ему сказал? – спросила она, все еще не отрывая глаз от брата.

– Я сообщил ему, что он может навещать тебя, когда захочет.

– Правда, Дэвид? – Она повернула к нему сияющее лицо. Ее искреннее удивление и благодарность тронули его.

– Я знаю: он единственное, что у тебя есть, дорогая. Он лишь хотел защитить тебя, это по-мужски, и не мне винить его в этом. Я не встану между вами.

Она теснее прижалась к мужу и посмотрела ему в глаза с детской доверчивостью.

– Он не единственное, что есть у меня, Дэвид. Теперь уже не единственное. У меня еще есть ты, а у тебя – я, правда?

Он обнял ее, и она положила голову ему на грудь, но взгляд ее все же был устремлен в ту сторону, где в темноте исчез ее брат.

Все, что она имела, все, что приобрела за эти годы, исчезло за воротами. Жизнь, которой она должна была жить по праву рождения, положение, гарантированное ее голубой кровью, – все стало недоступным отныне и навсегда. Дэвид не сомневался, что она понимает это. Она знала, чего лишило ее замужество.

Он поцеловал ее волосы и закрыл глаза. Он вернет ей все, что она теряет, и даже больше. Это в его власти. Дэвид не сомневался, что сделанное ему предложение осталось в силе и наверняка прозвучит снова. Ему только нужно теперь разыграть игру, изменив финал. И он точно знал, как это сделать. Он обдумывал свой план уже много недель.

Словно читая мысли мужа, Кристиана запрокинула голову и посмотрела ему в глаза.

– Ты очень добр ко мне, Дэвид. Я знаю, что ты позаботишься обо мне и сделаешь все, что в твоих силах.

Он наклонился, чтобы поцеловать ее, и ее раскрывшиеся губы устремились ему навстречу. Дрожь пробежала по ее телу, она прижалась к нему и крепко обняла. Он ощутил мгновенное головокружение, и пружина, сдерживавшая его чувства на протяжении последних часов, лопнула.

Она обнимала его так жарко, так же, как и он, жаждала поцелуев. Возможно, причиной тому были вино и танец. А может, ее благодарность за Морвана. Но какая разница? Он был рад столь пылкой страсти независимо от того, чем она вызвана.

Они стояли неподалеку от костра, два силуэта, слившихся воедино, забыв про окружающий шум и многолюдье. Дэвид вновь и вновь целовал ее, и жажда его все разгоралась.

Наконец он все же нашел в себе силы отстраниться.

– Пойдем наверх, сейчас, – прошептал он, зарывшись лицом в ее локоны; ее аромат сводил его с ума.

– Да, – ответила она. – Сейчас.

Почти ничего не видя и не замечая от безудержного желания, Дэвид все же каким-то образом сумел без помех пересечь двор, войти в дом и подняться на второй этаж. Группа гостей при их появлении тактично удалилась из верхней гостиной, и он быстро захлопнул за ними дверь.

В спальне он стащил с себя и с нее накидки, бросил их на пол и в обнимку с Кристианой рухнул на кровать, накрыв жену собой. Ее податливое тело выгнулось ему навстречу. Все мысли оставили его, он был переполнен лишь ощущением ее тела, ее ароматом. Он пытался сдержать себя, утихомирить бушевавшую в нем бурю, но когда она обхватила его голову и сама неумело впилась в его губы, разум оставил Дэвида.

Ему удалось стащить с нее платье не порвав, но шнуровка корсета не поддалась опытным пальцам. Он пытался распутать узел, целуя и покусывая выступающие из выреза соблазнительные холмы ее грудей. С отчаянной решимостью он перевернул ее на живот и уставился на запутанный шнурок.

– Не шевелись, – пробормотал он, вытаскивая свой кинжал и расправляясь с последним препятствием. – Это старый забавный трюк. Твои слуги завязали узел, который невозможно развязать.

Она звонко рассмеялась и стала помогать ему избавить ее от последних одеяний. Затем, встав на колени, раскрыла ему объятия, словно их расставание длилось целую вечность.

И тогда он совершенно потерял голову. В безудержном вихре поцелуев и ласк им удалось снять с него одежду. С восклицаниями, вздохами и восторженным смехом их руки встречались на его поясе и рубашке, и, наконец, пальцы Кристианы ощутили его кожу.

Прикосновение Кристианы лишило Дэвида остатков терпения.

– Я обещаю, что буду не торопясь любить тебя, дорогая, – промолвил он. – Только позже. Всю ночь, если захочешь. Но сейчас я не могу ждать.

Он навис над ней. Она смотрела на него черными сияющими глазами.

Подстегиваемый воображением, он больше не мог сдерживаться. Сквозь пелену охватившей его страсти он взглянул на нее и увидел промелькнувшее в ее глазах удивление и настороженность.

– Не бойся, – сказал он, приподнимая ее бедра. – Я просто хочу поцеловать тебя. Всю.

Он понимал, что не сможет долго наслаждаться. Его тело просто не выдержит этого. Но оказалось, что и у нее терпения не больше. Она извивалась и кричала, и вскоре он понял, что ее высвобождение близко.

Он мгновенно приподнялся, чувствуя, как она разочарована тем, что он подвел ее к краю пропасти и остановился.

– Скоро, дорогая, – успокаивающе проговорил он и вонзился в ее лоно.

Он вздрогнул от мучительного наслаждения.

Ее руки ласкали его, сияющие глаза и вздохи говорили ему, что он удовлетворяет не только ее тело. Нежность обволакивала их обоих, соединяя так же накрепко, как были сплетены их тела.

Он почувствовал, как она напряглась и вытянулась в предвкушении ослепительного пика, и он сам больше не мог сдерживаться. Его рука скользнула между их тел, к ее лону, и он подарил ей долгожданное высвобождение. Она изо всех сил обняла его, затягивая вместе с собой в восхитительное забытье.

Он редко стремился к одновременному окончанию. Честно говоря, даже избегал этого. Сейчас же, когда их страсть достигла апогея, он почувствовал ее наслаждение так же остро, как свое собственное.

Когда их дыхание чуть-чуть восстановилось, он перевернулся на спину, увлекая ее за собой.

Через некоторое время она приподняла голову и задумчиво распахнула глаза.

– Я слышу лютни, – удивленно сказала она.

– Ты льстишь мне.

Она засмеялась и игриво толкнула его в плечо.

– Да нет же, Дэвид, правда. Послушай.

Он прислушался и действительно уловил нежные звуки. Бережно сняв с себя Кристиану, он встал и исчез в гардеробной.

Она ждала, все еще качаясь на волнах их любви, а лютни тем временем зазвучали громче.

Дэвид вернулся и снял покрывало с постели.

– Они играют для тебя. Ты должна поблагодарить их. – Он накинул покрывало себе на плечи и им же укрыл жену.

Дверь, ведущая в сад, была открыта, и они вышли на балкон. Дэвид приподнял ее и усадил на каменный парапет, заботливо обернув покрывало вокруг ее ног.

Внизу, в крошечном садике, она увидела четырех мужчин с лютнями. Они пели песню о любви, и она узнала низкий бас Уолтера Мэнни.

– А другие кто? – шепотом спросила она.

– Они все из Пуи. Такова традиция, когда кто-то из нас женится.

Мужчины вновь запели. Фигуры певцов лишь смутно вырисовывались в темноте, под чистым ночным небом, сверкавшим мириадами звезд. Дэвид обнял ее под покрывалом, прижался щекой к ее волосам. Было что-то невероятно романтичное в этом сочетании ночного сада, нежных напевов, близости возлюбленного и еще совсем свежих воспоминаний о проведенных в постели мгновениях.

Следующую мелодию Уолтер исполнял один. Кристиана уже слышала эту песню. Ее пел Дэвид тогда, во дворце, и песня показалась ей очень грустной. Теперь же она поняла, что мелодия вовсе не грустная, а нежная и прекрасная. В тот день песня пробудила в ней воспоминания о Стивене, и Кристиана не вникала в смысл слов, но на этот раз она слушала внимательно.

Песня посвящалась благородной красавице с волосами, темными, как бархатная ночь, кожей, напоминающей лунный свет, и глазами, сверкающими словно бриллиантовая россыпь звезд…

Кристиана внезапно замерла. В этой прелестной девушке она узнала себя. Это была песня о ней, и ее сочинил Дэвид. Он играл ее в зале в тот день, а она даже не расслышала слов.

Лютня Уолтера смолкла, и Кристиана посмотрела на стоявшего рядом с ней мужа. Ее сердце переполнили благодарность и гордость.

– Спасибо, – прошептала она, целуя его. Прозвучало еще несколько песен, потом музыканты подошли под балкон и поклонились ей.

– Благодарю вас, Уолтер, – тихо проговорила Кристиана.

– Всегда к вашим услугам, миледи, – ответил он и исчез в темноте.

– Какая замечательная традиция, – сказала она Дэвиду, когда они вернулись в спальню. – Ты тоже участвовал в подобном?

– Да, и я стоял холодными ночами под балконами, исполняя песни для молодых жен и ожидая, пока новобрачная не поблагодарит нас. Но иногда молодожены настолько увлечены, что обращают на нас внимание лишь через несколько часов. Правда, жених за это потом расплачивается.

Она засмеялась и положила голову ему на плечо.

– У нас получилась чудесная свадьба, Дэвид. Мне было так весело! Энн говорит, что для новичка я танцую очень хорошо. Она пообещала научить меня, если я захочу.

– Если тебе это нравится, конечно, поучись.

– Энн очень симпатичная. И Оливер тоже. Он твой давний друг?

– Еще с детства.

– Они давно женаты?

Странное выражение промелькнуло на его лице. Он был сейчас так красив; золотисто-каштановые волосы спадали на лоб, темно-синие глаза казались бездонными озерами.

– Кристиана, Оливер продает женщин. Энн живет с ним, но она ему не жена. Она просто одна из них.

– Ты хочешь сказать, что она падшая женщина? Энн – шлюха? Она делает это с незнакомцами, за плату? И он позволяет ей, даже приводит к ней мужчин?

– Да.

– Но как он может? Мне казалось, она дорога ему, Дэвид. Как…

– По правде говоря, я не знаю.

Она представила Энн, такую милую, с каштановыми локонами и юным лицом.

– Это, должно быть, ужасно для нее.

– Я подозреваю, что она старается ни о чем не думать, чтобы не ранить себе душу.

Неужели люди могут так? Быть вместе и ничего не чувствовать? Или просто получать удовольствие, забыв о том, кто доставляет его? Как печально, как страшно! Ей было жаль Энн и вовсе перестал нравиться Оливер, способный на такое. Они, конечно, бедны, но ведь есть какие-то иные способы заработать на жизнь.

Да, она была вынуждена признать, что люди оказываются в одной постели по совершенно различным причинам. И она даже подозревала, что любовь зачастую не имеет к этому никакого отношения, особенно у мужчин. Ведь желание, которое возникло между Дэвидом и ею, было главным образом физическим. Для него этим все и ограничивалось. Раньше на ее месте были другие женщины и он желал их, а теперь желал ее. Кого он захочет в следующий раз?

Волшебство и восторг внезапно как-то померкли.

Насколько оно живуче, это желание? Может, если мужчина платит за женщину тысячу фунтов, он собирается желать ее долгое время? А потом его желание иссякнет – и что ей останется? Дом и, может быть, дети. Это немало, но она хотела большего.

Да, в постели этого человека ее может поджидать разочарование, гораздо более глубокое, нежели она познала со Стивеном Перси.

Какая-то странная пустота возникла в ее душе, создавая ощущение полного одиночества, несмотря на то что Дэвид по-прежнему обнимал ее. Она замечательно провела эти последние часы, смеясь, танцуя, изумляясь и восторгаясь их обоюдной страстью. Как романтично было прижиматься к нему под нежные звуки лютни! Кристиана вдруг с ужасом осознала, что по своей наивности предалась новым иллюзиям, вновь погрузилась в несбыточные мечты.

Он шевельнулся, и через мгновение его синие глаза уже внимательно смотрели на нее.

– О чем ты думаешь?

«Неужели ты не знаешь? – хотелось спросить ей. – Ты же всегда все знаешь».

Встретившись с ним взглядом, она поняла, что он действительно знает.

– Я думаю о том, что я еще многого не понимаю. – Она указала рукой на постель. – Ты, наверное, находишь меня слишком наивной и неопытной по сравнению с другими женщинами, которых ты знал.

Прекрасные. Уверенные в себе. Женщины, знающие жизнь. Почему же, ради всего святого, он женился именно на ней?

Он погладил ее по щеке.

– Я нахожу тебя великолепной, Кристиана.

Она почувствовала облегчение, но ненадолго.

– Алисия была твоей возлюбленной, ведь правда? – выпалила она.

– Да. Но это все в прошлом.

– Но были и другие, из моих знакомых, – мрачно сказала она.

Он продолжал молча смотреть на нее.

– Элизабет? – спросила она, чувствуя острый укол ревности. Никто не сможет соперничать с Элизабет.

– Элизабет – старый друг, но любовниками мы никогда не были.

Ревность мгновенно сменилась возмущением.

– Но почему? Ты ведь лучше многих мужчин, с которыми у нее была связь. А тот лорд, за которого она вышла замуж, вообще страшен и уродлив.

Дэвид рассмеялся.

– Теперь ты сердишься на нее за то, что она со мной не спала? Просто Элизабет предпочитает молодых любовников.

– Ты молод.

– Недостаточно молод для нее. Она любит совсем мальчиков. Ей нравится влиять на них.

– Как Морван?

– Да.

Она вспомнила то время, когда Морван не отходил от Элизабет. Это длилось очень долго. Тревога за брата прогнала ее беспокойство о себе.

– Ты знаешь об их романе? Что произошло? При дворе ходили слухи, что они поженятся, а потом все внезапно оборвалось. Морван не захотел говорить со мной об этом.

Дэвид молчал, но Кристиана решила добиться правды.

– Ну пожалуйста, Дэвид, скажи мне, – умоляла она. – Он же мой брат! Я ведь не болтлива, ты знаешь. При дворе я единственная женщина, которая не сплетничает.

– Редкое качество, и не мне его портить.

– Я всегда слушаю, но никогда не рассказываю услышанное.

– Элизабет не вышла за твоего брата потому, что он ни разу не сделал ей предложения. Она любила его, а он ее – нет. Или не так, как ей хотелось. Элизабет слишком горда, чтобы согласиться на такое. К тому же она бесплодна. Она знала это с детства. Вот почему только старики, уже имеющие наследников, просили ее руки. Когда-нибудь твой брат снова станет лордом Харклоу и захочет наследника.

– Не думаю, что он им станет. Король поклялся, что позаботится об этом, но он забыл.

– Мужчины не забывают своих клятв.

Она гадала, что еще знает Дэвид о тех людях, с которыми она прожила всю жизнь. Возможно, если она докажет, что ей можно доверять, он когда-нибудь поделится с ней. Как приятно разговаривать в теплой, уютной постели. Днем, одетый, он все еще оставался для нее загадкой, но постель на время уравнивала их.

– Я удивилась, увидев у тебя в доме короля, – заметила она, гадая, как долго сможет пользоваться нынешним настроением Дэвида.

– Даже короли любят повеселиться. Королевская власть иногда становится в тягость, а Эдуард еще молод. Он ненамного старше меня.

– Вы, похоже, хорошо знакомы.

– Ему со мной проще, чем с другими горожанами, которые перед ним уж слишком трепещут. К тому же я кое в чем помогаю ему. Он иногда посылает меня с поручениями. Чаще всего во Фландрию. Несколько раз я доставлял письма губернатору Гента.

– Ты и сейчас для него ездишь?

– Время от времени.

Бот так. Она вспомнила свои глупые сомнения. Нужно было спросить раньше. Теперь все выглядело совершенно разумно и невинно. И все же…

– Эти поездки опасны?

– До сих пор опасности не возникало.

Она не об этом его спрашивала, но решила пока довольствоваться таким ответом.

Перед ее мысленным взором вдруг предстали те, с кем она познакомилась нынче в Гилдхолле, и в частности седой тонкогубый Гилберт де Абиндон, который пытался не смотреть на Дэвида, даже когда тот представлял ему свою жену.

– Мне понравилась Маргарет, жена Гилберта. Мне кажется, мы с ней можем подружиться. Как ты думаешь, он это позволит?

На самом деле она хотела узнать, позволит ли Дэвид. Белокурая и дружелюбная Маргарет была чуть старше ее. Они с удовольствием познакомились и поболтали, пока их мужья стояли как истуканы.

– Очень возможно. Гилберт чрезвычайно амбициозен. За твое благородное происхождение и связи при дворе он простит тебе такую оплошность, как брак со мной. Как большинство богатых торговцев, он хочет поднять семейный статус.

– И все же ему может не понравиться наша дружба. Ведь вы с ним так ненавидите друг друга.

В ответ – молчание. Она повернулась и увидела, что его взгляд устремлен куда-то вдаль. Потом он взглянул на нее, и его глаза сверкнули. Неужели его рассердило лишь одно упоминание о дяде? Но Дэвид, словно почувствовав ее тревогу, успокаивающе поцеловал ее.

– Я ненавижу его за то, что он сделал с моей матерью. А он ненавидит меня за то, что я жив и ношу имя де Абиндонов. Он худший из нашего племени, девочка моя. Он не умеет слушать других и лишь осуждает. Он полон чванства и каждое утро посещает церковь, а потом целый день всех проклинает. Если бы он сегодня был в этом доме, он бы не заметил ни радости, ни веселья, а лишь один грех. Имей это в виду, если хочешь подружиться с Маргарет. Надеюсь, что ей недолго мучиться и вскоре она станет молодой вдовой.

Кристиана растерянно заморгала. Желать кому-нибудь смерти – это ужасно. Еще больше ее потрясло то, как равнодушно он произнес это.

– Нам нужна служанка, чтобы помогать тебе одеваться и причесываться, – как ни в чем не бывало продолжал он, – Джева считает, что ты сама должна выбрать ее. Навести Маргарет и попроси помощи в этом деле. Посмотрим, позволит ли ей Гилберт.

Он погладил ее, и Кристиана почувствовала, что он снова хочет предаться любви. Поэтому она была поражена, когда он заговорил:

– Моим дядям Гилберту и Стивену было уже за двадцать, когда моя мать была еще девочкой. А потом ей исполнилось четырнадцать, и они увидели, как она прекрасна. Братья решили выгодно выдать ее замуж. Они все рассчитали. Им нужен был только благородный человек. Или, на крайний случай, торговец из Ганзейской лиги*. Они назначили ей солидное приданое и начали усиленно представлять ее мужчинам. Они таскали ее за собой на каждый пир, одетую как леди.

– И это помогло?

– Да, помогло. Об этом периоде ее жизни мне рассказал Джон Константин. Предложения полились рекой. Гилберт и Стивен, конечно, выбирали жениха по своему вкусу. Они заигрались и стали сталкивать одного претендента с другим.

– Она не согласилась с их выбором? Поэтому…

– Хуже того. Их родители умерли, а слуги баловали ее. Она влюбилась. Ее возлюбленный исчез к тому моменту, когда она обнаружила, что носит ребенка.

– Это был один из претендентов?

– Нет. Однако братья решили избавиться от позора обычным способом. Они потребовали назвать имя соблазнителя, чтобы заставить его жениться, но она отказалась. Гилберт пытался выбить из нее имя, и все равно она молчала. И тогда они нашли ей мужа, который был на все согласен, и решили быстро выдать ее замуж.

Кристиана содрогнулась. Она помнила тот вечер, когда впервые пришла в дом Дэвида и он спросил, не носит ли она ребенка. Он счел, что ее история такова же, как история его матери, а его выбрали в мужья, чтобы скрыть позор.

– Она не стала выходить за него, – продолжил Дэвид. – И все время ждала, что ее возлюбленный вернется. Она заявила священнику, что против этого брака.

«Его мать оказалась смелее меня, – подумала Кристиана. – Бог мой, что же творилось в голове Дэвида в ту ночь, когда он так невозмутимо слушал меня?»

– И что предприняли братья?

– Они отослали ее прочь. В Гастингсе у нас какие-то родственники, и она отправилась туда. Гилберт велел ей отказаться от ребенка, когда тот родится. Если она этого не сделает, предупредил он, они перестанут ей помогать, словно она для них умерла. И ни при каких обстоятельствах она не должна была возвращаться в Лондон.

– Но она не отказалась от тебя. И вернулась в Лондон.

– Она боялась, что ее возлюбленный приедет и не найдет ее, и поэтому поторопилась вернуться. Каким-то образом она нашла Мэг и стала работать с прачками. Мэг была повивальной бабкой, когда я родился. В те годы мы жили в маленькой комнатке позади конюшен, у реки. Кроме Мэг и других работниц, я был единственным, с кем общалась моя мать. Гилберт и Стивен ни разу не проведали ее и, верные своему слову, не дали ей ни шиллинга. Им было все равно, жива она или нет.

– А ты? Ты знал, что они твои родственники?

– Только когда мне исполнилось семь лет, я услышал о людях, носивших такую же фамилию, как и моя мать, и призадумался. Стивен тогда начал преуспевать. Я знал, что я незаконнорожденный. Другие мальчики постарались просветить меня. Спустя несколько лет мать стала домоправительницей у Дэвида Константина, и жить ей стало полегче. Гилберт и Стивен так и не простили ему того, что он помог ей. Они считали, что она несет заслуженную кару. Мол, нужда и тяготы – справедливая плата за ее преступление против Бога и родных. Главным образом родных!

Он рассказывал эту историю так же просто и спокойно, как говорил обычно. Но Кристиана чувствовала, какой отпечаток она оставила на всей его жизни и его характере.

Кристиана вспомнила рисунок, изображавший эту женщину, и, глядя на совершенные черты Дэвида, видела в нем его мать. Но эти бездонные глаза были не материнские.

– Как звали твою мать?

– Джоанна.

– А отца? Ты знаешь, кто он?

– Единственным отцом для меня был мой хозяин. Первый раз, когда я увидел его, он отругал меня за украденное яблоко. Потом выпорол и отвел к матери. Через несколько недель он появился снова и повел меня в город посмотреть, как вешают вора. На обратном пути он поведал мне, что для умных людей есть два пути разбогатеть. Один – воровство, а другой – торговля, но у воров жизнь значительно короче. К восьми годам я уже крал не раз, так что урок был для меня не лишним.

Она вспомнила бродяжек, ворующих на улицах еду и все, что под руку подвернется, и представила среди них маленького Дэвида. Он, конечно, никогда не попадался.

– Думаю, он хотел жениться на ней, – задумчиво продолжал Дэвид. – Я помню, как застал их, когда мне было лет двенадцать. Они сидели в зале и обсуждали что-то очень важное. И я понял, что именно.

– Полагаешь, она ему отказала?

– Да. В то время я считал, что он сделал предложение из-за меня. Мы тогда уже стали очень близки, словно отец и сын. У нас даже было одно имя. Она выбрала его из Библии, но в Англии оно достаточно редкое. Дэвида Константина с самого начала поражало то, что мы тезки. Мне казалось, что он дал работу матери, чтобы получить сына. Но сейчас я думаю, что все было наоборот.

– Она отказала ему из-за твоего отца?

– Да. Ее сердце еще ждало, хотя рассудок уже сдался. В юности я презирал ее за это, но, когда она умерла, кое-что понял.

Кристиана припомнила, сколь терпелив и тактичен был Дэвид во время их помолвки, но также – как жестко и безжалостно он высказывался о Стивене.

Ты все еще ждешь его, когда правда так очевидна. Если бы Эдуард не отдал тебя мне, ты бы провела всю жизнь в ожидании, в мире померкших иллюзий.

Он ужасно рисковал.

Кристиана прижалась к Дэвиду, от которого исходило такое успокаивающее тепло. Она оценила его доверие, его рассказ. Понемногу благодаря вот таким моментам он и в самом деле перестанет быть для нее чужим. Ведь не в его характере делать подобные признания. Это стало возможным только благодаря их обоюдной нежности и мгновениям страсти.

Она потерлась щекой о его грудь, потом повернула голову и нежно лизнула его сосок. Он прикоснулся к ее волосам, побуждая продолжить. Только теперь она вспомнила, что именно об этой ласке рассказывала ей утром служанка.

Он позволил ее губам и языку ласкать его, а потом осторожно перевернул ее на спину.

– Кажется, я обещал тебе медленное наслаждение, – сказал он. – Давай посмотрим, насколько медленным мы сможем его сделать.

Много позже – Дэвид умел не торопиться, когда хотел, – они лежали в полумраке, отгороженные пологом кровати от звуков и огней продолжающегося свадебного пира. Кристиана начала дремать в его объятиях.

Он зашевелился, и она почувствовала на себе его взгляд.

– Ты говорила с ним? – тихо спросил он.

Она совсем забыла об этом. Забыла о Стивене Перси и своей обиде на Дэвида. Этот день и эта ночь рассеяли ее подозрения, и сейчас ей вовсе не хотелось углубляться во все это.

Он живет реальностью, подумала Кристиана. Это она строит воздушные замки. Но он ведь сочинил песню о ней! Он считает ее прекрасной и написал об этом. Возможно, он слагает такие баллады и о закатах, и о лесных полянах.

– Да, говорила.

– И чего он хочет?

– Он непорядочный человек. Он помолчал некоторое время.

– Я не желаю, чтобы ты с ним виделась, – промолвил он наконец.

– Он часто бывает при дворе. Значит, я не смогу бывать в Вестминстере?

– Я не об этом. Ты знаешь, о чем я.

– Все кончено, Дэвид, как между тобой и Алисией. Это то же самое.

– Нет. Я никогда не любил Алисию.

Она повернулась к нему, готовая продолжить эту тему., – Ты ведь не собирался отпускать меня с ним, да?

– Я не лгал, когда обещал это. Просто я был уверен, что он не приедет.

– А если бы приехал?

Его пальцы прикоснулись в темноте к ее щеке.

– Я бы не отпустил тебя.

Почему? Из-за гордости? Из-за нежелания потерять вложенные деньги? Чтобы не дать ей повторить судьбу его матери? Она не хотела знать правду. Нужно оставить себе немного иллюзий.

– А откуда ты знал, что я к тебе приду?

– Я не ожидал этого. Я сам собирался к тебе.

– А если бы я не пришла и не поддалась твоему обольщению?

– Разве у тебя был выбор? Это заставило ее задуматься.

– Ты очень изобретателен, Дэвид, очень расчетлив. Множество свидетелей. Вся твоя челядь! Идония! Ты все продумал? Может, ты и простыни сохранил? Ты оставил их на постели, чтобы Джева увидела их на следующее утро? – Это прозвучало более капризно, чем она хотела.

Он поцеловал ее в висок и притянул к себе.

– В самый первый раз, когда я увидел тебя, и всякий раз после этого ты твердила мне, что любишь его, Кристиана. До последней среды. Ты твердила это, несмотря на то, что уже вспыхнуло между нами, несмотря на то, как он обошелся с тобой. Да, я был расчетлив, дорогая, и изобретателен. Я намеренно соблазнил тебя, чтобы привязать к себе. А как еще я мог поступить? Склониться перед этим рыцарем, раз я торговец? Ты бы хотела, чтобы я сдержал слово и отпустил тебя?

Она слегка вздрогнула от такого напора. Все представлялось совсем в ином свете, когда она смотрела на ситуацию его глазами. А она уже и забыла, какой была до прошлой среды.

– Нет, – прошептала она, и это была правда. Ей вовсе не хотелось, чтобы он хладнокровно позволил Стивену увлечь ее за собой. Причины такой ее реакции были еще не до конца ей ясны, но она боялась слишком глубоко в них вдаваться.

Они затихли, и Кристиана закрыла глаза. Сон уже почти сморил ее, когда она услышала его смех.

– Да, девочка моя, я был расчетлив и не полагался на случай. Я сохранил простыни.

Глава 14

Сквозь сон Дэвид почувствовал, как отодвигается полог кровати, и отвернулся от брызнувшего в лицо потока яркого света.

– Черт! – произнес мужской голос, и он окончательно проснулся.

Дэвид приоткрыл один глаз и увидел, если ему это, конечно, не снилось, что жены рядом нет, а у кровати стоит король Англии.

– Проклятие, Дэвид! Нет, все же это не сон.

– Милорд? – приподнялся он на локте. Король, нахмурившись, уставился на постель.

– Ты хочешь аннулировать брак? Филиппа заверила меня, что она невинна. Клянусь тебе. Я говорил, что нужно удостовериться, но она и Идония…

Дэвид проследил за взглядом короля. Одеяло было откинуто, и взору открывалась белоснежная простыня без единого пятнышка.

Вот досада! Менее всего он предполагал, что кто-нибудь станет искать доказательство невинности Кристианы. И вообще, что здесь делает Эдуард?

– Пусть вас это не тревожит, милорд. Я не стану аннулировать брак.

Нахмуренный лоб Эдуарда разгладился.

– Очень великодушно с твоей стороны.

– Я торговец, и великодушие нам не свойственно. Это скорее для ваших рыцарей. Просто моя жена пришла ко мне девственницей. Если бы я знал, что нынче утром кто-нибудь станет искать доказательств, я бы зарезал курицу.

Эдуард, еще окончательно не протрезвевший, бросил на него недоуменный взгляд. Король явно пробыл в его доме всю ночь. Где и с кем? Нет, это не его дело.

– Хотите взглянуть на доказательства? Я сохранил простыни, – сказал Дэвид со смешком, но тут же понял, что мысли Эдуарда уже далеко.

– Мне нужно поговорить с тобой.

Дэвид обвел взглядом спальню с раскиданной повсюду одеждой.

– Может, в кабинете? Эдуард кивнул и вышел.

Дэвид, набросив халат, последовал за ним. Король стоял у окна в глубокой задумчивости. Дэвид подошел к нему и тоже выглянул во двор. Рыжая служанка из соседнего дома с интересом разглядывала остатки ночного пиршества.

Король вздохнул.

– Наверное, нужно ей что-то дать, а? Черт, ничего не помню! – Он растерянно похлопал себя по карманам в поисках кошелька.

– Вообще-то она приличная девушка, – заметил Дэвид. – Подождите минутку. – Он вышел в гардеробную и вернулся с лиловой шелковой вуалью, расшитой золотом.

Эдуард внимательно оглядел вещицу.

– Чертовски красиво, Дэвид. У тебя нет ничего попроще? Я даже не помню, получил ли я с ней удовольствие. А вот для Филиппы это будет неплохой подарок. И повод для примирения…

Дэвид снова сходил в гардеробную и вернулся с голубой вуалью, без вышивки.

– У тебя что, их целый ящик? – насмешливо поинтересовался король, запихивая вуали в карман. – Лучше спрячь их от жены. А за эти тебе заплатит мой казначей.

Дэвид представил, как он явится в Вестминстер и потребует плату за вуали, купленные королем для случайной девицы и забытой жены.

– Считайте их подарком, – сухо сказал он. – Вы хотели о чем-то поговорить со мной?

– Да. Совет заседал два дня назад. Принято решение выступать сразу после Пасхи. Я сегодня вызову баронов.

Дэвид терпеливо ждал продолжения.

– Нам стало известно, что Гросмонт сразился с французами и взял Гасконию, – продолжил король. – Более того, он продвинулся далеко на север, аж до Пуатье. Порт Бордо теперь наш. Мы пойдем этим путем, соединимся с ним и направимся на северо-восток.

– Пуатье далеко от Парижа. Весенняя распутица затруднит продвижение.

– Совет это учел. Если наша армия соединится с воинами Гросмонта, мы станем грозной силой. А высадка в Бордо для нас безопасна.

Совет баронов, очевидно, знает что делает. Они опытные вояки. И все же выработанная ими стратегия показалась Дэвиду неудачной.

Эдуард взглянул на него и весело заметил:

– Ты не в восторге. Говори свои соображения. Мнение торговца, конечно, не играло роли, но Дэвид все равно решил высказаться.

– До Бордо семь дней пути морем. Для армии это очень долго, да еще может помешать шторм. Французы уже ждут вас у Пуатье. Даже одержав решительную победу, вы все еще будете очень далеки от Парижа. Если ваша цель – французская корона, вам нужно брать город и королевский трон.

– Со мной идет двадцать тысяч человек, – бодро заметил Эдуард. – Мы пройдем через Францию, как горячий нож сквозь масло.

«Как и все воины, падкие на трофеи, твои застрянут во Франции, как ложка в густой сметане», – подумал Дэвид.

– Те орудия, что ты предлагал мне, – где они? – спросил король.

– Вдали от Пуатье. Одно здесь, за городскими стенами. Если у вас окажется свободное место на корабле, оно ваше. Пришлите своих людей, и я научу их обращаться с ним.

– Так, хорошо. Одной игрушки, наверное, достаточно. Мне понадобятся те карты, что ты делал. Они готовы? Нам нужно знать все существующие пути и иметь возможность выбрать самый лучший. Особенно меня волнует Луара во время весеннего разлива.

– Давайте посмотрим. – Дэвид взял несколько свитков с полки и положил их на стол. – Вот это карта севера. Другая – Бретани, от Бреста до болот Нормандии. А на большой показаны все дороги, ведущие из Бордо. – Он развернул самый большой лист. – Только учтите, что я был там в ноябре и слияния рек помечены мною не на основе личного опыта. Но состояние дорог можно оценить и поздней осенью. – Он указал на одну из линий. – Вот этот путь достаточно короток и проходит по возвышенности, так что лучше воспользоваться им, а не основной дорогой. Он пролегает через земледельческие районы, где мало городов. – И там не особенно разживешься трофеями, подумал Дэвид. А бароны наверняка захотят следовать по нижней, едва проходимой дороге, чтобы удовлетворить алчность своих солдат.

Рассматривая карту, Эдуард восхитился ее качеством.

– У тебя талант к подобным вещам. Я сказал совету, что лучше тебя это никто не сделает.

– Вам нужны все карты?

– Остальные можешь принести позже. А вот эту я заберу сейчас. Нам не терпится приступить к осуществлению наших планов. – Он взял свиток и засунул его под мышку. – Какая удачная мысль: нарисовать сразу три варианта! И несмотря на твои возражения, это все же будет именно Бордо.

«Ну да, – подумал Дэвид. – Армия высадится и вступит в бой. Будут сражения, осады городов, рыцари и солдаты обогатятся, грабя местных жителей. А после летних боев все вернется на круги своя. Пока ты не возьмешь Париж! это будет длиться до бесконечности».

А вот как отразится решение короля на его собственных планах – это совсем иное дело, и позднее он тщательно все обдумает.

Внезапный звук у них за спиной заставил мужчин обернуться. Удивленная Кристиана застыла на пороге. В руках она держала поднос с едой и элем.

– Милорд, – промолвила она, быстро входя и ставя поднос на стол. – Прошу прощения. – Она вышла.

Они молча смотрели ей вслед.

– Она слышала, как ты думаешь? – спросил Эдуард, нахмурившись.

– Если и слышала, то никому не скажет. – Какая разница: ведь невозможно незаметно отправить флотилию из сотен кораблей. Так что это «вторжение» никого не застанет врасплох.

Он улыбнулся королю, но мысли его уже были заняты совсем другим.

На четвертое утро после свадьбы Дэвид сообщил Кристиане, что они поедут в предместье, к северу от города.

– Я недавно приобрел земли в Хэмпстеде. Тебе стоит взглянуть на них. А мне там следует сделать кое-какие дела.

– Это ферма?

– Там есть и фермы, но я хочу показать тебе дом.

– Много ферм?

– Десять, если мне не изменяет память.

– Ты не боишься, что доход от них превысит лимит в сорок фунтов и Эдуард навяжет тебе рыцарство? – поддразнила она Дэвида.

– Боюсь. Поэтому я и купил земли на твое имя.

– На мое имя?!

– Да. Они принадлежат тебе, как и доход от ферм.

Кристиана пыталась осмыслить эту поразительную новость. Замужние женщины почти никогда не имели личной собственности. Она всегда переходила к их мужьям. Из всех известных ей дам землей владела только леди Элизабет. Джоан рассказывала ей, что Элизабет всегда требовала от своих старых мужей закрепить за ней право на владения.

– Дом, который Эдуард пожаловал нам в качестве твоего приданого, также твой.

– Почему, Дэвид?

– Я хочу, чтобы ты чувствовала почву под ногами, а без владения землей это невозможно. Меня устраивает богатство, основанное на кредитах и деньгах, но для тебя это пустой звук. И потом, я часто рискую в торговле, и сильно рискую. Я должен быть уверен, что, если я допущу просчет, ты от этого не пострадаешь.

Все звучало разумно, но тем не менее крайне удивляло ее.

– Позволь рассказать тебе об этом доме, – проговорил Дэвид, когда они свернули с дороги на аллею. – Я получил его взамен одолженных денег. Раньше он принадлежал леди Кэтрин. Если тебя это смущает, ты можешь продать его и купить другой дом в предместье. Надо, чтобы у тебя было куда уехать летом из города.

Чувство вины, которое она ощутила, услышав эту новость, мгновенно исчезло при первом же взгляде на дом. Высокий, монументальный, с каменным фундаментом, он великолепно смотрелся в окружении садов. Застекленные окна второго этажа свидетельствовали о его новизне.

Когда они вошли, каменщики выкладывали плиткой пол в холле. Дэвид направился к ним, а Кристиана стала осматривать комнаты. В здании осталось очень мало мебели, и каждый шаг отдавался гулким эхом. Дэвид хотел, чтобы она выбрала обстановку по своему вкусу.

Они вышли на улицу.

– Давай проедем чуть дальше, – сказал он. – Меня там ждут.

Через полмили они увидели мужчин, работавших в поле. Три человека окружили большой металлический цилиндр, – лежащий на бревнах. Плотный черноволосый мужчина что-то объяснял остальным.

– Что это? – спросила Кристиана.

– Игрушка. Увидишь, как она работает.

Дэвид привязал лошадей к дереву и направился к мужчинам. А Кристиана, поплотнее завернувшись в накидку, присела у небольшого костра. Дэвид вместе с остальными суетился вокруг странного сооружения, а черноволосый все время норовил заглянуть в дыру. Кристиана– проследила направление его взгляда и увидела вдали старый деревянный сарай.

Дэвид насыпал в отверстие какой-то песок из кожаного мешка, потом засунул туда палку. Затем взял большой круглый камень, лежавший рядом в груде ему подобных, и закатил его в цилиндр.

Подойдя к костру, он зажег факел.

– Заткни уши, – велел он Кристиане и поднес факел к сооружению.

Через мгновение тишину нарушил самый громкий раскат грома, который она когда-либо слышала. Дым вырвался из цилиндра, а сам он отскочил назад. Крыша старого сарая разлетелась в щепки.

Кристиана вскочила и подбежала к дымящемуся чудовищу. Черноволосый отвел других в сторону и что-то стал им объяснять.

– Что это такое? – спросила Кристиана, заглядывая в пышущее жаром жерло.

– Будущее. Это называется орудием.

Кристиана обошла кругом и посмотрела на груду круглых камней. – Это устройство для осады?

– Да.

Она слишком много знала об этих устройствах. Ребенком она наблюдала, как вокруг Харклоу сооружались оборонительные башни. Она видела пожары и ужасные разрушения и до смерти боялась летящих огненных шаров. Она взглянула на сарай. От него остался лишь кусок стены. Эта игрушка значительно дальше бросала камни, чем любая из тех машин, которые она видела в Харклоу.

– Ты собираешься их делать и продавать?

– Нет. Их будут делать другие. Это неизбежно. Я впервые увидел такую штуку во время моей первой поездки, возле Пизы. Тогда ядра совсем не попадали в цель, сейчас дело пошло значительно лучше. Они мне интересны, вот и все. А это орудие – для Эдуарда. Они будут у других королей, значит, и он должен иметь такое же. – Он направился к лошадям. – Хочешь посмотреть на сарай?

Она вовсе не была уверена, что хочет этого, но все равно поехала.

Увидев дымящиеся руины, Кристиана оценила нежелание Дэвида становиться рыцарем. Как можно защититься доспехами и щитами от таких орудий?

Рядом находилось еще несколько совсем заброшенных зданий.

– Должен тебя предупредить, что эта часть владений тебе не принадлежит, – пояснил он, спешиваясь.

Она огляделась и обнаружила лишь следы запустения. Похоже, что Дэвид оставил себе самую заброшенную часть владений.

– Тебе нужны поле и старые постройки, чтобы играть с твоими игрушками?

– Да. Кроме того, здесь можно найти еще кое-что полезное. – Он направился в одну из конюшен.

Крыша конюшни прохудилась, и через нее пробивались лучи солнца. Дэвид вошел в стойло и присел на корточки. Проведя по высохшей земле, он поднял руку. На пальцах засверкали песчинки.

– Такое можно найти в старых конюшнях или на фермах. Без этого не получится порох, который приводит в действие орудия. Говорят, что его рецепт был вывезен с Востока и английского названия у этого вещества нет, хотя некоторые называют его «селитра».

– А это были люди короля?

– Двое из них. Третий привез орудие из Италии.

– И Эдуард будет пользоваться им? Он повезет его во Францию? В Бордо?

Дэвид не ответил. Они вновь сели на лошадей и вернулись к тем, кто находился у орудия. Дэвид переговорил с черноволосым мужчиной и увел Кристиану.

– Я знаю, что ты слышала наш разговор с Эдуардом, – сказал он. – Ты, конечно, понимаешь, что ничем не должна проявить свою осведомленность. Даже когда все станут говорить об этом, ты должна изображать полное неведение.

Значит, это правда. Она слышала, как король упомянул Бордо, и видела карты у него в руках – те, что раньше заприметила в кабинете Дэвида. Ее муж не только доставлял послания. Он выполнял и другие поручения Эдуарда. Гораздо более опасные. Достаточно опасные и важные, раз король рассказал ему о Бордо.

Она молилась, чтобы теперь, когда Эдуард выбрал направление удара, он оставил Дэвида в покое. Ведь он не рыцарь и не барон. Королю не следует использовать его подобным образом – торговцу войны не приносят дохода, лишь одни убытки.

Они подошли к дому. Каменщики уже уехали, но возле дверей была привязана лошадь и стоял какой-то человек.

Дэвид остановил коня и пристально посмотрел на незваного гостя.

Незнакомец был высок, светловолос и бородат. Темная коричневая накидка свисала до земли. Его лошадь производила впечатление загнанной клячи.

Дэвид спешился и помог слезть Кристиане.

– Подожди в сторонке, пока я поговорю с этим человеком.

– Здесь холодно.

– Ничего не поделаешь, но все равно не входи.

Они были на воздухе почти весь день, и прохлада давно уже проникла под ее накидку.

– Я поднимусь наверх, а ты можешь воспользоваться холлом, – предложила она.

– Ты не должна входить в дом, пока он здесь, – резко произнес Дэвид. – Ты должна слушаться меня.

Его тон потряс Кристиану. Она видела, что он не отводит от незнакомца взгляда и уже совсем забыл про нее. Она никогда не ощущала себя настолько далекой от него, как сейчас, даже тогда, когда впервые увидела его. Это внезапное безразличие, так резко контрастирующее с постоянными заботой и вниманием, которое он оказывал ей после свадьбы, больно ранило ее.

Внимательно оглядев вновь прибывшего, она направилась в сад.

Дэвид медленно пошел к дому. Он ждал этого человека, но не сегодня и не здесь. Во-первых, Оливер еще не получил сообщения. Значит, он приехал через северный порт, сделав ради безопасности большой крюк. Такую предусмотрительность Дэвид ценил. Далее: он был один. Значит, либо он очень смел, либо чрезвычайно уверен в себе. А возможно, и то и другое.

Дэвид привязал поводья к столбу у конюшни и направился к светловолосому.

Они не поздоровались, но этот человек показался Дэвиду неуловимо знакомым. Похоже, и гость ощущал то же самое.

– Как вы нашли меня? – осведомился Дэвид.

– Прежний владелец сообщил Франсу, что вы приобрели этот замок. Я подумал, что вы приехали с молодой женой. Кстати, она прекрасна. Достойна своего рода. И вас.

Дэвид проигнорировал комплимент, лишь отметив его неординарность.

– Франс дружен с леди Кэтрин? Она одна из вас? Наблюдает?

Незнакомец замялся, но Дэвид все понял без слов. За деньги леди Кэтрин готова на все, что угодно.

– Вы не должны были появляться в присутствии моей жены. Я не хочу, чтобы она имела к этому какое-либо отношение.

– Я не мог ждать бесконечно. Приехав сюда, я сильно рисковал.

Голос мужчины стих, и наступила полная тишина. С каждым мгновением она становилась все напряженнее. Мужчины смотрели друг на друга. Тот, кто заговорит первым, окажется в менее выгодном положении.

Дэвид спокойно ждал. По части ожидания у него было гораздо больше опыта, чем у его гостя. Фактически вся жизнь.

– Вы знаете, кто я? – наконец не выдержал незнакомец.

– Догадываюсь. Полагаю, что вы добиваетесь того же, что и Франс. Но я сказал ему, что не стану вам помогать, так что мне непонятна причина нашей встречи.

Блондин вытащил из складок накидки свернутый лист.

– Это одно из ваших посланий. Мы нашли его в бумагах Жака ван Артевельда.

– Мы с вашим посланцем уже обсуждали мои отношения с Жаком. Наша с ним переписка касается торговли, только и всего.

– Подобные знакомства привели его к смерти.

Жак ван Артевельд был другом Дэвида. Его смерть в прошлом году от рук разгнезанной толпы стала огромной потерей для Дэвида, и сейчас его возмутило такое небрежное упоминание о гибели этого человека.

Конечно, было совершенно ясно, что действиями толпы руководил граф Фландрии. Неужели и его собеседник причастен к убийству?

– Мы встречались исключительно по делу, – спокойно сказал Дэвид.

– Давайте оставим эти игры. Франс уже говорил, что мы знаем о вас все. Ну, не совсем все, конечно. Но достаточно. Вовсе не содержание письма побудило Франса принести его мне. Дело в печати. – Длинные пальцы мужчины перевернули послание. – Необычная печать. Три сплетенные змеи. Как она к вам попала?

– Она была на одном из украшений моей матери.

– А что это за украшение? Кольцо? С серым камнем?

В наступившей тишине Дэвид переваривал этот поразительный вопрос.

– Да, кольцо.

Гость вздохнул, подошел ближе и всмотрелся в лицо Дэвида.

– Да, я вижу. Только у вас глаза другого цвета. У него были карие. А рот тот же. И даже голос…

– Я не знаю, говорите вы правду или лжете. Вам что-то нужно от меня, и в ваших интересах подчеркнуть сходство.

– Я приехал сюда не для того, чтобы обманом склонить вас к предательству.

– Уже одна наша встреча может быть истолкована как предательство. Ваше присутствие компрометирует меня. Вы не должны были ставить меня в подобное положение.

– Мне было очень важно повидаться с вами. Вы ведь понимаете это.

– Не уверен.

– Почему вы никогда не обращались к нам?

– У меня не было необходимости, да и вам это было ни к чему.

– Вы нам нужны сейчас.

Дэвид посмотрел в серьезное, полное ожидания лицо незнакомца.

– Да, должно быть, сейчас я вам необходим. Проницательный взгляд незнакомца остановился на лице Дэвида.

– Вы правы. Вы нужны моей стране, и не только ей. Я догадываюсь, что успехи в торговле скоро перестанут удовлетворять вас. Да и теперь эти победы уже кажутся пустыми и бессмысленными, не так ли? Особенно в сравнении с политикой.

Дэвид отвел взгляд, понимая, что уже одним этим признает свое поражение.

И жестом пригласил гостя в дом.

Кристиана, сидевшая на скамье в саду, плотнее закуталась в накидку. Ей совсем не нравилось торчать здесь, пока Дэвид проводит свою тайную встречу. Еще меньше ей нравилось то, каким тоном он отослал ее.

Появление незнакомца удивило Дэвида, и это в какой-то степени объясняло его поведение. Она сомневалась, что вновь прибывший имеет какое-то отношение к торговле. Он явно не был торговцем, несмотря на простую накидку и тощую клячу. Как бы он ни старался, ему не удалось скрыть свое происхождение, так же как невозможно было бы скрыть рост. Она безошибочно определила его истинное положение. Аристократы всегда узнают друг друга.

Мужской разговор затянулся. Кристиана продрогла до костей.

Если Дэвид вскоре не придет за ней, она ослушается его и пойдет в дом. Быть послушной женой – это одно, и совсем другое – насмерть замерзнуть.

Ее взгляд заскользил по окнам, ища признаки жизни. Дэвид приказал не входить в дом, но не уточнял, где ей находиться.

Она встала и направилась к несчастной кобыле. Да, для аристократа это неподобающая лошадь. Возможно, он оказался в трудном положении и нуждается в займе?

Кристиана успокаивающе гладила бедное животное, а глаза ее не отрывались от висевшего на лошадином боку мешка.

Нет, нельзя так поступать!

И все же, моля Бога о прощении, она заглянула внутрь.

В мешке находилась одежда, очень дорогая, из роскошной ткани, совершенно не сочетающаяся с такой лошадью и скромной накидкой. Значит, этот человек нарочно переоделся в старье. В этот момент до нее донеслись какие-то звуки, и Кристиана отскочила в сторону.

Она как раз поворачивала за угол дома, когда услышала голос Дэвида:

– Мы не должны встречаться в Англии.

Она замерла, прижавшись к каменному фундаменту.

– Я завтра уеду. Не тревожьтесь. Я понимаю, чем вы рискуете, и не стану подвергать вас опасности, – заверил незнакомец. Он говорил по-английски, но акцент безошибочно выдавал в нем француза.

– Франс не должен возвращаться в Англию, пока все это не закончится. Он неосторожен, и его последний приезд сюда вызвал подозрение. Его связь с известной особой еще более осложняет ситуацию, – сказал Дэвид.

Франс ван Хорст. Французский аристократ! Святые небеса!

– Он уедет со мной и не вернется. Дама тоже исчезнет.

– Есть еще одно, последнее условие. Мне понадобятся от вас документы, заверенные свидетелями.

Лишь биение ее сердца нарушало наступившую тишину.

– Вы не доверяете мне, – наконец произнес незнакомец. – Думаю, винить вас в этом не стоит. Как мне доставить вам эти документы?

– Я сам приеду к вам за ними.

Кристиана пыталась осмыслить услышанное. Документы? Почему Дэвид тайно встречается с французским аристократом и обсуждает подобные вещи? Ее сердце екнуло от ужаса, когда она подумала о возможной причине. Но если ее догадка верна, то Дэвид должен предоставить документы, а не наоборот.

Теперь до Кристианы донесся скрип седла и перестук копыт, и она отступила в тень.

– Надеюсь на более близкое знакомство, теперь уже во Франции, – на прощание проговорил незнакомец.

Стук копыт начал удаляться. Понимая, что Дэвид сейчас отправится на ее поиски, Кристиана бегом бросилась в сад.

Глава 15

Как только муж занялся своими делами, Кристиана отправилась в дом Гилберта де Абиндона. Никто, казалось, не удивился, что она пошла одна, и Кристиана восхитилась этой новой для нее свободой, так отличавшейся от жизни в Вестминстере, где каждый ее шаг был под контролем. Она радовалась, словно ребенок, проходя по улицам города и время от времени останавливаясь, чтобы посмотреть в витрины лавок.

Маргарет и обрадовалась ее визиту, и одновременно всполошилась. Сомнение на мгновение промелькнуло на ее бледном лице, но тут же сменилось решительностью.

– Твой муж знает, что ты здесь? – спросила она, отослав прислугу за вином.

– Это он предложил, чтобы я пришла. Мне нужна служанка, и Дэвид подумал, что ты сможешь помочь мне.

Маргарет склонила голову набок и удивленно приподняла брови.

– Ты ведь знаешь, что наши мужья терпеть не могут друг друга.

– Да, и такая вражда еще сильнее, когда возникает между родственниками. Если мой визит принесет тебе неприятности, я уйду.

Маргарет села у окна и похлопала по подушке рядом с собой. Кристиана приняла приглашение.

– Я справлюсь с Гилбертом. Я недавно узнала о своей беременности, так что скажу, мол, мне было плохо, а твой визит вылечил меня. – Она хитро улыбнулась. – Этот ребенок уже многое изменил и еще изменит. Теперь Гилберт станет глиной в моих руках.

Кристиана растерянно заморгала от подобней откровенности. Маргарет казалась такой хрупкой и нежной, что трудно было представить ее единоборство с закаленным в сварах супругом.

Жаль, что в Маргарет ценится лишь ее способность к деторождению. Но Кристиана тут же напомнила себе, что и ее замужество, возможно, состоялось по этой же причине.

В течение нескольких следующих часов они поняли, что чрезвычайно симпатичны друг другу. На следующий день Маргарет прислала Кристиане девушку по имени Эмма. Эмма была дочерью разорившегося торговца, но тем не менее оказалась отличной служанкой. Она приходила каждое утро на рассвете и, пока Кристиана спала, помогала Витторио и Джеве.

Девушка поведала ей историю разорения своей семьи. Ее отец, богатый торговец, потерял все нажитое в одночасье из-за одной неудачной сделки. Кристиана тут же задумалась, насколько прочно положение Дэвида. Он ведь и сам намекал на возможные превратности судьбы, когда рассказывал о землях, купленных на ее имя. Поразмышляв на эту тему и оценив свое нынешнее хозяйство, Кристиана приняла решение. Пора приобретать практические навыки, поскольку в один прекрасный день она может остаться без слуг. Она начала учиться готовить у Витторио, а у женщин – шить. Джева обучала ее ведению домашнего хозяйства.

Близкие ее не забывали. Несколько раз приезжал Морван, чтобы совершить совместную верховую прогулку и убедиться, что сестра счастлива. Однажды ее даже навестили Изабель и Идония. Им захотелось посмотреть на новый дом Кристианы. Маргарет приходила по меньшей мере раз в неделю, и они еще больше сдружились.

К концу Великого поста стали прибывать войска для участия во французской кампании короля. Большинство солдат жили в лагерях, разбитых прямо в поле. В ожидании погрузки на корабли они изнывали от безделья и днем шатались по и без того переполненному городу. Из-за них Дэвид ограничил ее свободу передвижения и запретил прогуливаться в одиночестве.

Во вторник перед Пасхой, вернувшись домой с рынка, Кристиана обнаружила ожидавшую ее Джоан и тут же стала жаловаться подруге, что из-за подготовки к войне стало меньше продуктов и цены подскочили.

Джоан рассмеялась.

– Ты говоришь, словно жена какого-нибудь обувщика, Кристиана. Мы сейчас пойдем в твою комнату, и я научу твою служанку новой прическе. Ты мне покажешь вещи, которые подарил твой богатый муж, а я тебе расскажу последние дворцовые сплетни.

– Как поживает Томас Холланд? – поинтересовалась Кристиана.

– Его отправили в Саутгемптон, чтобы наблюдать там за погрузкой. Ты когда-нибудь видела что-нибудь подобное? В гавани стоят, наверное, кораблей двести. Говорят, что и в других портах то же самое. И никто не знает, где высадится Эдуард, когда доберется до континента.

«Бордо, – чуть не сказала Кристиана. – Он отправляется на помощь Гросмонту к Пуатье». Все корабли были торговыми судами, и теперь торговля с другими странами прекратилась. Но Джоан не интересуют трудности, которые возникнут из-за этого.

– Без Томаса стало как-то одиноко, но, к счастью, Уильям Морган оказался очень внимательным, так что в итоге мне не так уж скучно, – хихикнула Джоан. – По правде говоря, любой девушке было бы трудно заскучать сейчас при дворе. Вестминстер просто кишит рыцарями и баронами, и все они здесь без жен. Любая дама, а их, как ты знаешь, немного, окружена целой толпой мужчин. Это так восхитительно!

– Если бы я по-прежнему жила с вами, вряд ли бы мне понравилось, – заметила Кристиана со смехом. – Я бы умерла от жажды в этом море мужского внимания. Морван наверняка громогласно запретил бы всем даже приближаться ко мне.

– Но теперь он уже не волен тобой командовать. Ты должна навестить нас, – стала уговаривать Джоан, заплетая длинные волосы Кристианы в косы и укладывая их вокруг головы. – Приезжай, пока не ушли корабли, пока во дворце весело.

– Я замужем, Джоан. Мое место теперь здесь.

– Но ты же можешь приехать на несколько дней, правда? Мне тебя не хватает. Приезжай хотя бы на Пасху. И захвати с собой Дэвида.

Кристиана вспомнила пышные пиры и турниры, которые проводились при дворе на Пасху. Приятно было бы посетить их в качестве взрослой дамы, а не ребенка.

Тем же вечером она рассказала Дэвиду о приглашении Джоан. Они сидели наверху, где она под руководством мужа училась писать по-сарацински.

– Что ж, съезди, если тебе этого хочется, – проговорил он.

Она уставилась на коробочку с песком, в которой выводила палочкой буквы. Они были женаты пять недель, и Дэвид ни разу не сопровождал ее во дворец, даже когда она отправлялась на обед.

– Джоан обещала договориться о покоях для нас на несколько дней. Как ты думаешь, мальчики не будут возражать, если мы Их покинем на Пасху?

– Домочадцы могут отпраздновать и без нас.

– Значит, ты согласен?

– Дело в том, я должен уехать из Лондона.

– А если бы не это, ты все равно бы отказался?

– Ты жила в том мире и сейчас живешь им, и я не стану лишать тебя этого. Но я там чужой. Не хочу быть выскочкой, который проникает во дворец, держась за шлейф жены.

Значит, их совместные визиты во дворец невозможны? Его откровенное признание огорчило Кристиану. Она скучала по мужу, когда бывала в Вестминстере. Душа ее не принимала участия в веселье, а оставалась здесь, с ним. Иногда Кристиана вдруг поворачивалась, чтобы поделиться с ним каким-то наблюдением или пошутить, и каждый раз удивлялась, что его нет рядом.

Кристиана любила поездки во дворец, но ей всегда не терпелось вернуться к Дэвиду и рассказать ему новости и сплетни. Похоже, ничто не способно порадовать ее, если она не сможет поделиться этим с ним.

Кристиана взглянула на мужа, задумчиво смотревшего на огонь. Хотя он целыми днями был занят, у нее создалось впечатление, как будто он все время чего-то ждет. Она всегда бывала так счастлива видеть его, что невольно сразу бросалась ему навстречу, а он, смеясь, подхватывал ее на руки и целовал. И его возвращение домой к обеду, и каждый вечер, проведенный вместе, наполняли ее спокойствием и умиротворением, словно с его уходом она делала глубокий вдох и выдыхала только тогда, когда он оказывался рядом. Он был душой этого дома, его сердцем. Его присутствие создавало ощущение безопасности, уюта и тепла.

– Мне нужно поговорить с тобой об этой поездке.

– Ты уедешь надолго? – спросила Кристиана, возвращаясь к своим буквам. Она не представляла, как сможет жить без него, особенно ночами.

– Возможно, недели на две, а может, и дольше.

– А з какие края?

– На запад. Королю донесли о мошенничестве среди королевских поставщиков. Он попросил меня разузнать подробности, прежде чем начнется официальное расследование.

Еще одно одолжение для Эдуарда? Да, этими тайными поездками можно объяснить любое отсутствие.

– Ты впервые уезжаешь после нашей свадьбы.

– Поэтому мы и должны поговорить. Все поездки в какой-то степени опасны. Я должен кое-что объяснить тебе перед отъездом.

Она резко вскинула голову. Его взгляд был спокоен, но она многое узнала о нем в эти последние недели. Он перестал быть для нее совершенной загадкой. Сейчас в его глазах она заметил* легкий налет тревоги. Необъяснимая тревога немедленно охватила и ее.

– Я тебе оставлю ключ от ящика в кабинете. Там деньги. И еще покажу тебе сундук, где хранятся документы на все наши владения. Торговые счета находятся в лавке. Эндрю тебе объяснит. А если вдруг понадобится помощь, можешь рассчитывать на Джона Константина. – Дэвид помолчал. – Он – мой душеприказчик.

Кристиана все же сумела вывести еще одну букву.

– Ты едешь всего лишь разбираться со сборщиками.

– Ты должна быть ко всему готова. Я видел слишком много женщин, которых несчастье заставало врасплох.

– Я не хочу об этом говорить.

– Я тоже, но придется.

Она сжала зубы и попыталась отогнать страшную догадку. Куда он едет на самом деле? По-видимому, в какое-то очень опасное место, и поручение у него крайне рискованное.

Связанное с Эдуардом? Ей хотелось верить в это, но в голове все время вертелись Франс ван Хорст, потайной коридор и французский аристократ, встречавшийся с Дэвидом.

Он следил за ней тем знакомым ей взглядом, который обычно подмечал слишком многое. Неужели он и сейчас читает ее мысли?

Нет, она, конечно, ошибается. Все это глупые домыслы. Но ведь он знал о Бордо?..

Нет, это невозможно. Ни золотом, ни серебром не подкупишь Дэвида. Алчность не в его натуре.

– Думаю, что с помощью Джона я справлюсь, – сказала она. – Не беспокойся об этом.

– Если со мной вдруг что-нибудь случится, можно продать лавку. В этом тебе поможет Эндрю. А мальчиков определят к другим торговцам.

– А меня, Дэвид? Мне тоже найдут нового хозяина?

– Никто не властен над твоей жизнью. Но тебе, несомненно, будут советовать вновь выйти замуж и объединить твои владения с владениями другого торговца.

– Ты тоже советовал это женщинам в подобных ситуациях?

– Случалось. Но ты, разумеется, прекрасно обойдешься без этого. Ты будешь очень богата.

Он говорил это так, словно надеялся успокоить ее. Мол, богатая овдовевшая благородная дама сможет найти мужа, достойного ее. Неужели он способен так легко отдать ее другому мужчине?

– Полагаю, что все владения на мое имя оформлены должным образом? И денег хватит, чтобы купить новые земли? Ну, тогда я, наверное, вообще больше не выйду замуж.

Он протянул руку и погладил ее по щеке.

– Мне не хотелось бы думать, что ты проживешь свою жизнь в одиночестве.

– Давай будем откровенны, Дэвид. Если ты умрешь, твои чувства уже не будут иметь никакого значения. Ну что, мы закончили с этой мрачной темой? Когда ты уезжаешь?

– Через два дня.

В Великий четверг. Джоан сказала, что, судя по слухам, флот отправится во Францию вскоре после Пасхи. Два дня и потом еще две недели в пустом доме. Она знала, что какая-то часть ее просто перестанет существовать. Может быть, навсегда. Она не хотела верить в это, не могла мириться с такой возможностью. Но что поделаешь, он считал своим долгом предупредить ее. Он не стал бы говорить об этом, если бы опасность была невелика.

Щемящая боль сжала тисками ее сердце. Она очень надеялась, что он едет по поручению Эдуарда. Ведь он не станет так мучить ее ради чего-то иного.

Кристиана пыталась каким-то образом обрести душевное равновесие. Она упрямо твердила себе, что если он замешан в чем-то бесчестном, то она не хочет больше видеть его. Она говорила себе, что, если случится худшее и она станет богатой вдовой, это не так уж плохо. Но слова не помогали. Она изо всех сил старалась сохранить выдержку и не заплакать.

Внезапно Дэвид подошел и поднял ее на руки. Прежде чем она спрятала лицо у него на груди, Кристиана заметила удивление в его глазах.

– Я не хотел расстраивать тебя, девочка моя. Оказавшись в его нежных объятиях, она разрыдалась.

– Неужели не хотел? Но ты же говоришь о смерти и вдовстве так, будто обсуждаешь вопрос о поставках шерсти в будущем году.

– Это просто потому, что я надеюсь на лучшее. Я умудрялся выходить сухим из воды в ситуациях, которые были значительно опаснее этого небольшого приключения.

Многое в этом человеке еще оставалось для Кристианы загадкой, но кое-что о своем муже она уже знала, поэтому сейчас безошибочно поняла, что он говорит неправду. В последнее время он уже почти не лгал ей просто потому, что она старалась не задавать вопросы, вынуждавшие его ко лжи. Чаще он отделывался двусмысленным объяснением, как сейчас.

Она прижалась лбом к его груди, и его руки теплым кольцом окружили ее.

– Неужели ты не можешь остаться? Пусть это сделает другой, – прошептала она.

– Никто больше не сможет сделать этого, – тихо сказал он. – Я дал слово.

– Ну, тогда мне все равно, куда ты едешь и зачем, – вымолвила она. – Ты торговец, и у тебя впереди много поездок, и даже очень долгих. Отправляйся туда, куда зовет тебя долг, Дэвид, но только обещай мне, что вернешься.

Дэвид и Сиэг уехали в четверг утром. Кристиана, чтобы отвлечься, с головой окунулась в домашние дела. Она так долго выбирала наряды для посещения дворца, что Эмма совершенно сбилась с ног. Кристиана старалась не вспоминать прошедшие две ночи, полные нежности и страсти.

На время отсутствия Сиэга Дэвид нанял для охраны двух мужчин, и во второй половине дня один из них проводил ее в Вестминстер.

Она заняла свою прежнюю кровать и изо всех старалась делать вид, что ничего не изменилось. Иногда ей это удавалось, но чаще, когда они с Джоан лежали на кровати и сплетничали, ее мысли неожиданно устремлялись к Дэвиду. Ей нестерпимо хотелось узнать, где он и что с ним.

Ее терзали подозрения по поводу его миссии. Многие факты упорно намекали на его предательство. А ведь его измена поставила бы под угрозу жизнь близких ей людей. Она твердила себе, что нет никаких доказательств того, что Дэвид продает сведения французам, и это лишь плоды ее мрачного воображения.

На пасхальном пиру король официально объявил о походе на Францию. Это известие было встречено ликующими возгласами. Распространился слух, что войска начнут посадку на корабли в среду.

Во вторник утром Джоан встала рано.

– Будет большая охота, потом всевозможные пирушки в тавернах на Стрэнде, а вечером – главный пир. Последнее торжество перед тем, как все рыцари покинут Лондон, – сообщила она, направляясь к сундукам Кристианы, чтобы выбрать для нее наряд. – Ты должна поехать со мной и Уильямом, тогда Идония оставит нас в покое. Это будет такой веселый день, что воспоминаний хватит до конца лета.

Кристиана прекрасно проводила время при дворе, хотя и беспокоилась за Дэвида. Джоан была права: Вестминстер действительно был полон рыцарей, жаждущих оказать внимание любой особе женского пола. Они оттачивали свое поэтическое мастерство даже на признанных недотрогах. Придворные дамы обычно благосклонно принимали ненавязчивые знаки внимания, и Кристиана следовала этому правилу, что в какой-то степени помогало ей отвлечься от тревоги за Дэвида.

Как и большинство дам, она сопровождала охотников и любовалась, как мастерски мужчины владеют луком и копьем. Все утро она держалась рядом с Джоан и ее спутником. Молодой граф был совершенно покорен Прекрасной дамой Кента. Джоан флиртовала напропалую, подавая ему чересчур большие надежды. Кристиана подумала о Томасе Холланде, руководящем погрузкой кораблей в Саутгемптоне. Сначала Эндрю, теперь Уильям, и еще бог знает сколько было, кроме них. Да, Джоан явно не отличалась постоянством.

После охоты они оказались в одной из больших таверн. В ней находилось столько народу, что невозможно было и шагу ступить. Кристиана вскоре потерялась. Встав у стены, она попыталась разглядеть Джоан и Уильяма.

– А, вот ты где, – произнес вкрадчивый голос у ее плеча. Она повернулась и увидела возле себя леди Кэтрин. Кошачьи глаза женщины сверкнули.

– Ужасно, правда? Я примерно чего-то в этом роде и ожидала, поэтому и заняла большую комнату наверху. Пойдем, пообедаешь с нами, Кристиана.

Она заколебалась, помня, что Дэвид и Морван велели ей избегать Кэтрин.

– Морван скоро придет, – успокоила ее леди Кэтрин.

Кристиана почти не видела брата в последние дни. Рыцари короля обучали военному искусству горожан. Ей показалось странным, что Морван согласился обедать с Кэтрин. Но впрочем, возможно, они помирились?

Толпа продолжала напирать. Кэтрин прикоснулась к ее руке и качнула головой в сторону лестницы. Кристиана раздумывала над предложением. Было бы приятно провести время с Морваном перед его отплытием.

– Благодарю вас, – наконец приняла она решение. Дэвид не стал бы возражать, зная, что там будет Морван.

Она последовала за Кэтрин на второй этаж. Даже там царила толчея: многие, как и Кэтрин, оказались предусмотрительными и заказали отдельные комнаты. Спутница поднялась еще выше и провела ее внутрь.

Два длинных стола, накрытых на множество народу, расположились в узком пространстве между кроватью и камином. Стоял теплый апрельский день, и окна, выходившие в сад, были открыты.

В комнате находился лишь один человек – Стивен Перси.

– Я должна пойти и привести остальных, – прощебетала леди Кэтрин, снова направляясь к двери. – Я скоро вернусь.

Кристиана уставилась на Стивена. Он улыбнулся и, подойдя к столу, налил вина в две чаши.

– Какое удачное совпадение, Кристиана, – заметил он, передавая ей сосуд. – Я боялся, что не увижу тебя до отплытия.

Она взглянула на ломящиеся от яств столы, накрытые для гостей. Как скоро они придут?

– Ты едешь с отцом? – спросила она.

– Да. Король собрал огромную армию. Война обещает быть блестящей. Посиди со мной, пока другие не подошли.

Дэвид велел ей не встречаться с бывшим возлюбленным. Ей, конечно, следует немедленно уйти. Но с другой стороны, они будут одни всего несколько минут. Что плохого в том, чтобы пожелать ему счастливого пути? Она села напротив.

– Как твой торговец? – поинтересовался Стивен.

– Дэвид здоров.

– Ты одна. Он не сопровождал тебя ни разу во время всех твоих визитов. – Похоже, Стивен решил, что она сбежала от Дэвида во дворец и ищет утешения среди старых друзей.

– Он очень занятой человек. Сейчас его нет в городе.

– А я ожидал, что он обрадуется возможности в качестве твоего мужа лишний раз переступить порог дворца.

– Его такие вещи не интересуют.

Стивен насмешливо приподнял брови, подался вперед, и его взгляд заскользил по ее лицу.

Это не вызвало у Кристианы никакого отклика. Как ни странно, она словно увидела его в первый раз. Лицо, которое она раньше считала мужественным и красивым, теперь показалось ей грубоватым. Была какая-то расплывчатость в линии скул и подбородка, особенно по сравнению с четкими чертами Дэвида. Белокурые волосы были, пожалуй, жестковаты, а густые брови сливались с бледной кожей, делаясь почти невидимыми.

– Ты так прекрасна, – тихо сказал он. – Мне кажется, ты хорошеешь с каждым днем.

Она поднесла чашу с вином к губам и ощутила его алчный взор. Его рука потянулась к ее щеке.

В это мгновение, за секунду до прикосновения, она вдруг с полной уверенностью кое-что поняла.

Например, что никто больше в эту комнату не придет, тем более Морван. Стивен устроил все это с помощью леди Кэтрин, или, может, Кэтрин сама предложила. Столы, посуда существовали лишь для того, чтобы удержать ее здесь, оставив наедине со Стивеном.

Глядя на это чужое лицо, она также поняла, что никогда не любила этого человека. Она увлеклась им до головокружения и восторга, но эти чувства со временем прошли бы, не попытайся он соблазнить ее и тем самым нарушить весь привычный ход ее жизни. Она убедила себя, что любит его, скрывая таким образом настигшие ее чувства вины и унижения. Но ни с ее, ни с его стороны это не было любовью. И сейчас Кристиана испытывала лишь полное безразличие.

И наконец она со спокойным смирением, вызвавшим у нее улыбку, осознала, что дочь Хью Фицуорина влюбилась в простого торговца. Огромное чувство нежности к Дэвиду переполняло ее.

Она отстранилась от протянутой к ней руки.

– Нет.

Кисть упала. Он выпрямился, внимательно разглядывая ее. Что ж, пусть смотрит сколько хочет, ему все равно не найти того, что он ищет.

– Ты быстро повзрослела. Теперь я вижу перед собой женщину.

– У меня не было иного выхода. Я, наверное, слишком долго оставалась ребенком.

– Невинность имеет свое очарование, – заметил он, усмехнувшись.

– И удобство.

Он отвел взгляд и пожал плечами.

– Твой купец – очень счастливый человек, милая моя. Она ощутила симпатию к Стивену. Он, конечно, негодяй, но больше уже не опасен для ее сердца.

– Никто при дворе никогда не поверит этому, но я-то знаю, как мне с ним повезло.

Как приятно было произнести это вслух. Защитить мужа от жалости и сочувствия этих людей.

Стивен недоуменно взглянул на нее и несколько фальшиво рассмеялся.

– Ну, тогда мои усилия бессмысленны.

– Ты прав.

Он притворно вздохнул.

– Сначала меч твоего брата, теперь любовь твоего мужа. Не история, а сплошная трагедия.

«Нет, она всегда была фарсом. Написанным и сыгранным тобой, человеком, который считал, что это настоящая жизнь». Но Кристиана больше не винила его за это. На самом деле все это уже не имело значения. Так же как и он сам.

Обед все же был подан, и она осталась обедать со Стивеном. Теперь она уже не считала это предательством. Ее любовь к Дэвиду служила ей защитой, и Стивен наверняка больше не посмеет атаковать эту крепость. Они непринужденно болтали, и час пролетел незаметно.

Однако к концу обеда ей показалось, что он вновь пытается на ней оттачивать свое мастерство обольстителя. Его улыбки стали нежнее, а лесть – более цветистой. Несколько раз его рука как бы случайно касалась ее запястья.

Она следила за его попытками с насмешкой и удивлением, но все же решила, что лучше бы ей уйти.

Стивен оказался проворнее и встал между нею и дверью. Его ленивая, многозначительная улыбка наполнила ее тревогой.

– Обед был прекрасным, и я с удовольствием провела время со старым другом, Стивен. Но теперь я должна идти.

Он покачал головой, и его глаза полыхнули зеленым огнем.

– Долг, который велит тебе уйти, был навязан тебе. В этом мире, любовь моя, и в этой комнате ты свободна от него.

Она ругала себя за свою, оказывается, еще не изжитую доверчивость.

– Меня зовет не долг, а моя любовь к мужу, – твердо произнесла она, надеясь развеять все его иллюзии.

Словно весенний ветерок пронесся в ее душе, когда она вслух сказала о любви к Дэвиду. Как давно она любит его? Кажется, всю жизнь.

Какая ирония, что первым человеком, которому она сообщила об этом, оказался Стивен Перси! Хотя в какой-то мере это справедливо. Теперь она должна сказать это Дэвиду, когда он вернется. Если вернется. А может, ей ничего и не нужно будет говорить. Он только посмотрит на нее и все поймет. Из всех ее мыслей и чувств, которые он легко читал, эта, наверное, будет самой очевидной.

Стивен не отступил с ее пути и не отвел пристального взгляда, как будто проверяя ее решимость. Она, в свою очередь, твердо смотрела на него. Ее ответ не произвел на него впечатления, на которое она рассчитывала. Наоборот, в его глазах вспыхнул яростный огонь, и губы сжались.

Он протянул к ней руки. Кристиана попыталась уклониться, но он схватил ее за плечо и притянул к себе. Удивленная его агрессивной настойчивостью, она начала вырваться, но руки сжались стальными капканами.

– Женщина, подобная тебе, не способна любить торговца. С таким же успехом можно смешивать масло и воду. Ты просто убедила себя в этом, чтобы легче пережить свое падение, любовь моя. Вот и все.

– Ты ошибаешься, – процедила она сквозь сжатые зубы. – Я люблю Дэвида и не люблю тебя. А теперь отпусти меня.

– Ты можешь думать, что не любишь меня, но скоро убедишься в обратном.

Его губы неумолимо приближались к ней. Она в отчаянии увертывалась, но его жадный рот уже оставил след на ее шее и щеке. Он схватил ее за волосы, чтобы не дать отвернуться, и грубо прижался губами к ее губам. Второй рукой он обхватил ее ягодицы. Кристиану затошнило. Подумать только! Из-за этого негодяя она плакала! Она стала вырываться изо всех сил.

Стивен засмеялся.

– А ты темпераментная. Это несколько притупит разочарование от того, что ты уже не девственница. Воспоминания о страсти, которую я разбудил в тебе в тот раз, вновь и вновь возвращаются ко мне, и мое тело жаждет удовлетворения.

– Страсть? Я не испытывала с тобой никакой страсти, ты, глупец. Ты причинил мне боль, унизил меня, но больше ты этого не сделаешь! Отпусти меня – или я закричу, и тогда весь двор узнает, что ты берешь силой женщин, которые отказывают тебе.

– Ты не отказываешь, ты просто боишься, – пробормотал он, по-прежнему прижимая ее к себе. – Я покажу тебе, что такое любовь настоящего мужчины. Если ты и закричишь, то только от желания. Но все равно никто тебя не услышит. Стены здесь толстые, вокруг шумно, так что не стесняйся.

Боже, его самоуверенности нет границ! Неудивительно, что Идония так опасалась, чтобы они оставались наедине с мужчинами.

Ладони Стивена беззастенчиво блуждали по ее телу. Она сжала зубы от отвращения и в отчаянии стала шарить рукой по столу позади себя. Ее пальцы нащупали кувшин.

И очень вовремя. Дыхание Стивена стало прерывистым и тяжелым. Он пытался опрокинуть ее на стол. Его рука уже начала поднимать ей юбку.

Кристиана прекратила борьбу, оперлась бедрами о край стола и улыбнулась Стивену. Тот торжествующе посмотрел на нее и на мгновение остановился. В этот момент Кристиана резко подняла колено и ударила его в пах. И одновременно обрушила на его голову кувшин.

Лицо Стивена скривилось от боли и изумления, и он согнулся пополам. Кристиана резко оттолкнула его от себя.

– Я честная женщина и люблю своего мужа! – возмущенно воскликнула она. – Никогда больше не прикасайся ко мне!

Сбегая по лестнице, она услышала позади себя шаги. Вот Стивен уже почти догнал ее. Она судорожно рванулась вперед. Протискиваясь через толпу, она поспешила в общий зал.

Там она заметила леди Кэтрин, зеленые глаза которой излучали злорадное удовлетворение. Стивен говорил, что у него нет дружеских отношений с Кэтрин. Однако же эта женщина изо всех сил старается помочь ему. Странно.

– Ты могла бы по крайней мере попрощаться со мной, милая, – прошептал Стивен ей на ухо. Его попытка говорить непринужденно не скрыла гнева в его голосе.

Разъяренная, она повернулась к нему, но, прежде чем успела заговорить, он наклонился и поцеловал ее, улыбнулся и исчез в толпе.

Глава 16

Флот отплыл, и в Лондоне наступила непривычная тишина. Кристиана вернулась домой и стала нетерпеливо считать дни до возвращения Дэвида.

Начались весенние штормы, и вскоре разнеслась весть о том, что флот возвращается. Задолго до того, как на Темзе показались первые мачты кораблей, все уже знали, что неблагоприятная погода вынудила короля Эдуарда отложить вторжение.

Город снова наполнился солдатами. На этот раз они не болтались по улицам, а сразу отправлялись по домам. Эдуард не мог держать войска в бесконечной боевой готовности, поэтому на время распустил их.

Кристиана сама удивилась тому облегчению, которое испытала, узнав, что вторжение отменено. Слава Богу, планы Эдуарда переменились, и теперь уже мысль о возможной измене Дэвида не беспокоила ее.

Ей не терпелось увидеть мужа. Воспоминания о нем преследовали ее каждую минуту днем и тем более ночью. Она поняла, что уже давно любит его. Раньше она отказывалась признать это, считая, что должна хранить верность Стивену. К своему стыду, она долго не давала волю чувствам еще и потому, что Дэвид был торговцем. Дамам благородного происхождения не пристало их любить. Ее воспитали в убеждении, что подобная ситуация невозможна.

А любит ли он ее? Возвращаясь домой, он при встрече радовался не меньше ее и казался грустным, отправляясь в дальний путь. В моменты страсти она видела в его глазах нечто большее, чем наслаждение, но, по правде говоря, не знала, что именно. У нее не было опыта в подобных вещах, так что она далеко не все еще в нем понимала.

Время тянулось медленно, и с каждым днем она все яснее осознавала, что не сможет скрыть своих чувств. Но ведь когда она подарит ему наследника, и его сердце должно растопиться. А до тех пор ее любви хватит на двоих. Кристиана была уверена, что он обрадуется ее признанию. Она не думала, когда именно скажет ему об этом, решив, что все просто произойдет само собой при их встрече.

Он приехал на день раньше. Она услышала стук копыт, когда шила на втором этаже, и, отбросив шитье, бросилась вниз. Распахнув дверь, она кинулась к нему и оказалась в его объятиях.

Он подхватил ее, как обычно, и закружил, целуя. Она крепко обнимала его, жадно вдыхая родной запах и упиваясь восхитительным ощущением близости их тел.

Ее кровь бурлила от радости.

– Я так рада, что ты вернулся целым и невредимым. Я должна тебе что-то сказать…

Выражение его глаз заставило Кристиану умолкнуть на полуслове. Он изучал ее с каким-то болезненным вниманием. Его взгляд был холоден. А руки, скорее, не обнимали, а удерживали ее в плену, пока он рассматривал ее.

Она вдруг заметила жесткие складки в уголках его рта. Что-то темное и тревожное исходило от него. Она никогда не видела у Дэвида такого лица. На какое-то жуткое мгновение ей даже показалось, что она никогда раньше не видела этого человека.

– Что случилось? – Неужели его все же раскрыли? Грозит ли ему опасность?»

Он поставил ее на землю и пошел вместе с ней к дому. Рука на ее плече казалась жесткой и властной.

– У меня было трудное путешествие, мне нужно вымыться и поесть, Кристиана. Мы поговорим позже. Пошли ко мне слуг.

Его рука опустилась, и он направился через холл к их покоям. Его слова и поведение ясно показывали, что она, лишняя.

Встревоженная и обиженная, Кристиана принялась хлопотать. Она отправила наверх Эмму и слугу приготовить ванну, распорядилась, чтобы Витторио подавал как можно скорее обед, а сама заметалась по холлу, гадая, что вызвало в нем такую перемену.

Неужели он так расстроен, что его планы были сорваны? Если он был во Франции и сильно рисковал, может, там произошло что-то неприятное? В его глазах она явственно разглядела гнев и холод отчуждения.

Он обедал вместе со всеми, сидел рядом с ней и слушал отчет Эндрю. Ничто, в сущности, не выдавало его дурного настроения, но Кристиана безошибочно чувствовала, что это так. В конце стола Сиэг, упорно молча, поглощал обед, из чего можно было сделать вывод, что он разделяет настроение Дэвида.

Она мечтала, как они после его возвращения при первой же возможности окажутся в постели, но сейчас не расстроилась, когда он после обеда передвинул стул поближе к огню. Все остальные ушли, а она сидела напротив, наблюдая, как он пристально смотрит в огонь.

Наступило очень странное молчание. Какое-то время она терпела, потом попыталась завязать разговор. Она рассказывала о мелких домашних происшествиях, о реакции горожан на возвращение флота. Она взволнованно поведала ему о прощании с Морваном и об огромном облегчении, когда он неожиданно вернулся. Пока она говорила, он не отводил от нее внимательного взгляда, и ей стало как-то не по себе. Она часто рисовала в своем воображении его приезд, и каждый раз сердце готово было выскочить от переполнявшей ее любви. Сейчас же все эти чувства отступали под натиском мрачного холода, веявшего от сидящего напротив мужа.

Она начала рассказывать ему о пасхальных торжествах, но он прервал ее так резко, что стало ясно – он ее совсем не слышал.

– Тебя видели, – произнес он.

Кристиана вздрогнула. Неужели эта перемена в Дэвиде как-то связана с ней?

– Видели? Что ты имеешь в виду? – Она интуитивно почувствовала необходимость защиты.

Он встал, схватил ее за руку и потянул к лестнице.

– О чем ты говоришь? – Она оглянулась на ставшего ей внезапно чужим человека, почти тащившего ее по ступеням.

Он буквально заволок ее в спальню и резко захлопнул дверь. Кристиана ощутила, что его ярость достигла опасной точки. В ее душе вспыхнул ответный гнев, смешанный со страхом и тревогой. Она стряхнула его руку и попятилась к окнам.

Он встал напротив, упершись руками в бока.

– Тебя видели, девочка. С твоим любовником.

– При дворе были рыцари, оказывавшие мне знаки внимания, Дэвид. Но это же совершенно безобидно. И многие, несомненно, видели меня, но вовсе не с любовником.

Ее беззаботный ответ только ухудшил дело. Его гнев вспыхнул с еще большей силой.

– Рыцари, оказывающие тебе внимание, – это неизбежность. Стивен Перси, похоже, тоже оказался таковым, несмотря на все твои клятвы и заверения. Тебе не потребовалось много времени, чтобы снова найти путь в его постель.

Его резкие слова потрясли Кристиану. Она уже забыла о том обеде со Стивеном, потому что все последние дни упивалась своей любовью к Дэвиду. Она молча уставилась на него, зная, что у нее на лице написано о встрече со Стивеном.

– Это тоже было совершенно безобидно, – сказала она, понимая, что ее слова ничего не изменят. Сама встреча уже была предательством, и Дэвид вправе заподозрить худшее.

– У тебя нет опыта измен, дорогая. Ты даже не знаешь, когда надо солгать и как это сделать. Безобидно? Люди видели, как леди Кэтрин отвела тебя на верхний этаж таверны, а потом вернулась одна. Спустя час ты сошла вниз с Перси. Мне сказали, что прощальный поцелуй был довольно целомудренным, но тогда он уже мог позволить себе сдержанность и соблюдение приличий.

– То, что тебе рассказали, – правда, но я ничего плохого не делала в той комнате, – объяснила Кристиана со спокойствием, которого совершенно не ощущала. Ей нечего было противопоставить этим обвинениям, кроме своего честного слова. – Кто сказал тебе об этом, Дэвид? Нас видели многие, и мне жаль, что я не подумала, как это будет ими расценено и какой удар может нанести по твоей гордости. Но кому могло понадобиться говорить тебе об этом? Кэтрин? Это она сговорилась со Стивеном завлечь меня туда.

– Леди Кэтрин, несомненно, с нетерпением ждет возможности рассказать мне об этом, – с горечью сказал он.

– Тогда кто? – Но она уже знала ответ. Дэвид только что вернулся в Лондон. Тот, кто рассказал ему, пользовался его доверием. – Оливер! – возмущенно ахнула она. – Ты поручил ему следить за мной! Силы небесные! Все время? Когда я ходила по городу, он постоянно был рядом? Ты так мало доверял мне?

– Он находился рядом ради твоей же безопасности, а не с целью в чем-либо уличить. Уж в этом-то я доверял тебе, иначе не позволил бы посещать дворец, куда у Оливера нет доступа.

– Он был там? В таверне?

Дэвид угрожающе приближался к ней, и она стала отступать, пока не уперлась спиной в подоконник.

– Он пытался скрыть от меня правду, но я вижу его насквозь, как и тебя, так что сумел добиться признания. – Он протянул руку и прикоснулся к ее лицу. Как она раньше любила этот жест! – Значит, ты наконец заполучила своего рыцаря. Ну что, ты не разочарована? Все оказалось как в балладах и поэмах, которые ты слышала с рождения? Почувствовала ли ты в его объятиях, что проводишь время с равным тебе, а не унижаешь себя в постели простого купца?

«Нет! – хотелось закричать ей. – Все наоборот!» Но признать, что Стивен касался ее, было все равно что подлить масла в огонь.

Дэвид не удерживал ее, но внезапно она почувствовала себя словно в клетке. Вкрадчивые чувственные нотки в его голосе насторожили ее.

– Я не сделала ничего плохого, – повторила она, пытаясь найти в его глазах понимание и веру. Но увидела только бушевавший огонь и мрачную решимость, которая сильно встревожила ее.

Он наклонил голову, и она попыталась отвернуться. Но Дэвид схватил ее за волосы и, не дав пошевелиться, прижал губы к ее губам.

Она любила его, соскучилась, и сначала ее тело с готовностью откликнулось. Но, почувствовав, как вспыхивает его страсть, Кристиана поняла, что сейчас им движет не любовь, а уязвленная гордость, и это слишком сильно напомнило ей о домогательствах Стивена. Она резко отвернулась и попыталась вырваться.

– Не надо.

– Надо, моя девочка. Я две недели не имел женщины. Вот что привлекает в супружестве. Не нужно терять время на ухаживание и обольщение, когда тебя все ждет дома. К тому же мужчина может избегать жену, если хочет, а женщина должна быть послушной мужу, который имеет на нее права.

Он так и не отпустил ее. Она отчаянно извивалась в его сильных руках. Обида затмевала все остальные чувства. Казалось, что ею пытается овладеть незнакомец.

– Я боялся, что, побывав со Стивеном, ты станешь мне противна, – сказал он, скользя руками по ее телу. Он улыбнулся недоброй улыбкой. – Какая была бы ирония, верно? Заплатить столько серебра за собственность и обнаружить, что больше не хочешь пользоваться ею.

Ужас охватил Кристиану, когда она услышала, как холодно он говорит об этом. Да, конечно, она для него вещь. Он и соблазнил-то ее лишь для того, чтобы иметь законное на нее право. Но когда эти мысли прозвучали вслух, Кристиане стало совсем тошно.

– Собственность… – ахнула она.

– Да, купленная и оплаченная.

Ее глаза затуманились слезами, и показалось, что сердце сейчас не выдержит и разорвется. Однако его отповедь не только ранила Кристиану, но и задела ее гордость. И ярость придала ей сил.

– Я вовсе не собираюсь быть собственностью, которой ты пользуешься по своему усмотрению! – воскликнула она, снова пытаясь вырваться. – Не смей наказывать меня любовью!

Ее сопротивление только распалило его. Он грубо прижал ее к стене.

– Ты моя жена. У тебя нет выбора.

Она закричала, но он подхватил ее на руки и понес к кровати, словно она – рулон ткани. Когда он швырнул ее на постель, она попыталась вскочить. Но он схватил ее, прижал к себе и держал так, пока она не перестала биться в его руках.

Отчаяние захлестнуло Кристиану. Она прикусила губу, борясь со слезами. Вспомнила свою глупую, наивную радость, с которой бросилась ему на шею всего несколько часов назад. Любовь, живая, но истерзанная, спряталась на дне ее души.

Рука Дэвида заскользила по ее спине, пальцы впились в узел на шнуровке платья.

– Мне жаль, если я был груб, но я ни с кем не собираюсь делить тебя, и уж меньше всего – с тем человеком. – Его голос стал тихим, но гнев все еще не утих. – Ты больше никогда не должна видеться с ним. Если ослушаешься, я его убью.

Он сказал это просто и спокойно, голосом того Дэвида, которого она хорошо знала. Тепло рук, так ею любимых, проникало сквозь тонкую ткань ее рубашки. Ее наивная любовь вспыхнула было с новой силой, но гордость взяла верх.

Она перевернулась на спину. Настроение Дэвида не улучшилось, хотя теперь он пытался это скрыть. Она смотрела на него, так легко заставлявшего ее сердце трепетать. Выражение его лица стало мягче, движения – ласковее. Томное желание затрепетало в ней, и она ужаснулась тому, что даже в эту минуту не может оставаться равнодушной.

Его слова вновь зазвучали в ее мозгу, и Кристиана остановила его руку. Какое сейчас значение имеет ее любовь?

– Итак, наконец долой иллюзии, – произнесла она, прищурившись. – Тебе, наверное, так утомительно было притворяться перед наивной девочкой, на которой ты женился.

Он непонимающе смотрел на нее. Его молчание еще больше рассердило Кристиану, и она язвительно бросила:

– Торговец решил воспользоваться своей собственностью? Ну что ж, давай, муж. Востребуй свои права. Покажи, что ты равен любому барону, насильно использовав его дочь. Ты будешь достаточно груб? Чтобы убедиться, что урок о собственности хорошо усвоен?

Он по-прежнему не реагировал. Она задыхалась от боли, но продолжала:

– Не утруждай себя обольщением. Земля ничего не чувствует, когда ее пашут, как и дерево, когда его рубят. Я буду думать о том, кто я и кто ты, и вытерплю. Но только побыстрее. – И она посмотрела на него – вернее, сквозь него.

Ей показалось, что он сейчас ее ударит. И в то мгновение, когда глаза его потемнели и гнев готов был вырваться наружу, она вскочила и бросилась к гардеробной.

Она успела захлопнуть дверь перед его носом. Яростный удар едва не сорвал ее с петель. Она подтянула ко входу тяжелый сундук и боязливо отступила, когда раздался следующий удар.

Потом все затихло. Кристиана заперла дверь, ведущую на садовую лестницу, и застыла в ожидании. Но Дэвид больше не пытался войти.

Вздохнув с облегчением, она опустилась на стул и дала волю слезам. Она плакала и плакала и никак не могла остановиться, вспоминая его жестокие слова. Ее бедная любовь снова напомнила о себе и лишь умножила муки.

В конце концов ею овладело тупое безразличие. Лишь одна мысль вновь и вновь пробивалась сквозь пелену. Ей нужно уйти из этого дома и от этого человека. Она не станет, не может с ним жить после того, что открылось сегодня. Должно пройти время, возможно – вечность.

Дождь не утихал, колючие струи били Дэвиду в лицо. Он стоял на маленьком причале и смотрел на капли дождя, разрисовывавшие грязноватую гладь Темзы. Он уже вымок насквозь. Волосы шлемом облепили голову. Прошло много времени, прежде чем холодные капли остудили его гнев.

Вновь обретя разум, он наконец смог подумать о том, что произошло. Произнесенные слова обратно не вернешь. Они неотвязно звучали в его голове. Его злые упреки. Ее грубые оскорбления. До, как он жестоко унизил ее.

Слава Богу, что она сумела вырваться.

Они достаточно хорошо успели узнать друг друга, чтобы наносить удары по самым больным местам. Он никогда не забудет ее злой насмешки, но он не мог винить ее в этом. С самого первого дня, когда она пришла к нему, Кристиана отважно пыталась не обращать внимания на то, что сделало замужество с ее жизнью.

Ни с одной женщиной он не был так груб и безжалостен, как сегодня с Кристианой. Оливер и Сиэг оказались правы. Ему не следовало возвращаться домой и начинать разговор, когда он, узнав о ее измене, пылал гневом, словно сухое полено, только что брошенное в огонь. Он и тогда признавал их правоту, но все же не внял их советам и мольбам.

Оливер и Сиэг сидели напротив него за столом таверны и с преувеличенным вниманием слушали об ожидании на берегу Нормандии появления флота. Дэвид рассказывал им, как начались сильные штормы и как он понял, что по крайней мере в этом месяце будет избавлен от принятия решения.

Оливер был очень внимателен и задавал массу вопросов, но Дэвид уловил признаки смятения на лице старого друга. А уж что с ним стало, когда Дэвид спросил о Кристиане! Бедный Оливер! Он пытался солгать, замять разговор, уклониться от ответа… По-видимому, на лице Дэвида появилось опасное выражение, так как он почувствовал руку Сиэга на своем плече и услышал голос шведа, советовавшего ему несколько дней не появляться дома.

Бесполезно. Он должен был немедленно увидеть ее и посмотреть в ее лживые сверкающие глаза. Он хотел почувствовать себя свободным от любви, делавшей его слабым и уязвимым.

Сойдя этим утром с корабля, он понял, что любит ее. Он давно заметил, что с ним происходит что-то необычное, но лишь в Нормандии признался себе в этом. Он разыскал Оливера до возвращения домой, так как знал: едва он переступит порог, ему уже будет не до старого друга.

Он вспомнил, как она бежала ему навстречу, сияющая, раскрасневшаяся. Он зачарованно наблюдал за ней. Неужели она способна так умело притворяться? К своему ужасу, он понял, что по-прежнему желает ее.

Какая опасная смесь! Он подставил лицо дождю. Гнев, желание и ревность. Почему он позволил ей играть в эту игру? Почему медлил, не давая ей понять, что все изменилось? Он наблюдал, ждал и – да! – надеялся. Ждал признания и надеялся услышать мольбы о прощении и слова о том, что она больше не любит Перси.

Глупец! Неверные жены никогда так не поступают. Даже если их припирают к стенке неопровержимыми фактами, они продолжают лгать. Честность – это слишком опасно, ведь мужчины так непредсказуемы в своей реакции. И уж он-то, конечно, доказал это сегодня. Он сам вынудил ее ко лжи, порожденной страхом.

Он старался не вспоминать ее потрясение и ужас.

Она все отрицала, но он не поверил. Она любила сэра Стивена, и ее рыцарь отправлялся на войну. Она дала понять, что Стивен неискусен в любви, но это ни в коей мере не успокаивало Дэвида. Любящая женщина всегда жаждет большего, чем плотские утехи, и простит любую неуклюжесть.

Он вспоминал ее горячие возражения. Одна фраза особенно показалась ему достоверной. «Леди Кэтрин привела меня к Стивену без моего ведома», – сказала она. Этому Дэвид действительно верил. Кристиана не сама организовала эту встречу – ее туда заманили. Учитывая ее чувства к Стивену, остальное было настолько неизбежно, что практически снимало с нее всякую вину.

Что касается леди Кэтрин и ее роли во всем этом… что ж, когда он разберется со своими делами, он позволит себе не только добиваться справедливости, но и мстить.

Через некоторое время Дэвид понял, что домой все равно придется возвращаться, и повернул коня. Что он скажет Кристиане? Было искушение сделать вид, что этого дня вообще не было и он в ярости не набрасывался на нее.

Согласится ли она с тем, что они квиты: ее измена и предательство, его попытка взять жену силой? Если бы дело было только в этом! Но его слова и поведение оскорбили ее гораздо больше, нежели способно оскорбить физическое насилие. Чтобы сделать ей больно, он сказал ей, что она всего лишь куплена им для плотских утех. Она не скоро простит ему эти слова.

Едва войдя в дом, Дэвид сразу заподозрил неладное. Казалось, время повернулось вспять и вновь возникла пустота, господствовавшая здесь после смерти его матери и учителя. Кристиана заполняла эту пустоту своим милым щебетом и улыбками. Сейчас же его шаги отдавались эхом так, словно дом был совсем пуст. Он прошел к очагу, страшась услышать правду.

Джева вышла их кухни, взглянула на него и покачала головой.

– Ты весь промок, Дэвид. Нужно переодеться.

Он повернулся спиной к огню. Домоправительница напевала, расставляя тарелки на столе. Она вела себя как ни в чем не бывало, и его дурные предчувствия отступили. Затем она снова исчезла на кухне.

Он посмотрел на стол, пересчитал тарелки. Их оказалось на одну меньше, чем обычно, и тревожное предчувствие вновь охватило его.

Медленно поднимаясь в свои покои, он уже знал, что обнаружит там.

В гардеробной была на месте вся одежда, которую он когда-либо дарил ей, включая и красную накидку. Зато все ее старые вещи исчезли. Хотя нет, не все. В одном сундуке он обнаружил ее шаль. Он прижал ее к лицу, вдохнул аромат Кристианы, и его сердце сжалось.

Выйдя из гардеробной, он стремительно пересек спальню, не желая видеть место их печального поединка.

Сиэг сидел на корточках перед камином и разводил огонь. При виде мокрой одежды Дэвида он удивленно приподнял брови.

– Ты что, пытался утопиться?

Дэвид молчал.

– Ты причинил ей зло?

Он покачал головой. Сиэг встал.

– Я же советовал тебе подождать. Ты был вне себя. Я никогда не видел тебя таким.

– Мне следовало тебя послушать.

– Да, только ты не желал слушать советов, если дело касалось этой девочки.

Дэвид заколебался. Будь на месте Сиэга любой другой, он бы никогда не спросил, но Сиэг наблюдал его и в минуты слабости.

– Где она?

Глаза шведа сверкнули.

– Черт! Ты что, не знаешь? Клянусь, она сказала мне, что ты согласен, иначе я никогда бы не стал провожать ее…

– Куда?

– Обратно в Вестминстер. – Сиэг направился к двери. – Я пойду туда и верну ее. Проклятие!

– Не нужно. Пусть пока побудет там.

– Ты хочешь сказать, будто уступишь этому глупому рыцарю свою жену? Ты позволишь украсть ее у тебя?

– Я сам во всем виноват, – сказал Дэвид. – Как думаешь, она собирается остаться при дворе? Или тебе кажется, что она намерена пожить где-то в другом месте?

– Она сообщила, что останется в Вестминстере, хотя вовсе не обязана отчитываться передо мной.

– По сведениям Оливера, сэр Стивен отбыл в Нортумберленд несколько дней назад. Своим обещанием она хотела успокоить меня, что не уйдет к нему. – Дэвид горько усмехнулся. – Я Пообещал убить его, если она это сделает. Видимо, она мне поверила.

Сиэг пожал плечами.

– Если Стивен Перси на севере, почему она отправилась в Вестминстер? И зачем ей тогда вообще уходить из дома?

Ответ был очевиден. «Она не убежала к Перси. Она бежит от меня».

Кристиана сидела в саду, благоухающем майскими цветами, смотрела на нежные бутоны и улыбалась. Оказывается, не так уж плохо быть женщиной, а не ребенком. В прошлом году она бы восприняла это буйное цветение как само собой разумеющееся. Сегодня же она от души наслаждалась им.

Дэвид научил ее этому – обращать внимание на окружающую ее красоту.

Она вздохнула. Несмотря на теплую погоду, в саду было пустынно – шло время обеда. Она избегала совместные трапезы, где неизбежно приходилось болтать и улыбаться. Она бежала в Вестминстер совсем за иным – чтобы побыть одной и залечить раны.

Во дворце ее встретили с радостью и сочувствием. Леди Идония лишь взглянула на нее и тут же поняла причину ее приезда. Ее бывшая наставница, не задавая лишних вопросов, принялась устраивать Кристиану как дорогую гостью. Джоан и Изабель, несомненно предупрежденные Идонией, также не требовали никаких объяснений. Многие годы они заменяли ей семью, и сейчас, в трудный для нее момент, окружили заботой. Даже Филиппа, узнав о ее затянувшемся визите, пришла навестить ее. Оставшись наедине с Кристианой, она попыталась по-матерински поговорить с ней о превратностях супружества. Королева даже предложила написать Дэвиду, что это по ее просьбе Кристиана до сих пор остается в Вестминстере. Тогда он не осмелится прийти за ней и она сможет побыть при дворе подольше.

А зачем? Чтобы примириться с мыслью о совместной жизни с человеком, которому в лучшем случае нужно от нее одно – ее тело? С человеком, который приобрел родовитую и красивую жену так же расчетливо, как выбирал своих лошадей? Который не поверил ей, зная, что она всегда была с ним честна, которому она безразлична, но которого любит до сих пор?

В этом и заключалась вся проблема. С остальным она бы смирилась и приняла как неизбежное, если бы не любила его. Таков был удел большинства женщин, и, отправляясь на собственную свадьбу, она ожидала, что и ее ждет то же самое. Взаимное безразличие можно было бы вынести. Ведь Маргарет же мирится с этим!

Да, ей нужно время. Время, чтобы перестать любить его.

Она очень старалась добиться этого в последние недели, постоянно напоминая себе о жестоком равнодушии Дэвида и попытке взять ее силой. Но ничего не получалось. Любовь никак не хотела умирать.

Кристиана оторвалась от созерцания цветов. Сколько же ей понадобится? Сколько пройдет времени, прежде чем она сможет вернуться в тот дом и в ту постель, столь же безразличная к нему, как и он к ней? Сколько должно миновать дней, чтоб его прикосновения вызывали лишь физическое удовольствие? Или она и вовсе могла бы отрешиться от происходящего. Разве Дэвид не говорил, что именно так поступала Энн, продавая свое тело? Ведь и она, Кристиана, для него всего лишь очень дорогая шлюха.

Нет, конечно, ее чувство умрет, если она будет находиться далеко от него.

В этот момент открылась выходящая в сад дверь и на пороге появился Морван. Он взглянул на нее, потом сел рядом и молча обнял ее. Кристиана положила голову на его плечо.

Она совсем не говорила с братом в последнее время и, если честно, старательно избегала его. Когда они встречались, она отводила взгляд от его вопрошающих глаз. Сейчас же он наконец разыскал ее, и Кристиана была ему за это благодарна. У него была сила, которой он наверняка поделится с сестрой.

Глядя на Морвана, она видела, как он встревожен. Она также заметила в выражении его лица и что-то еще, предвещавшее решительный разговор.

– Почему ты здесь, Кристиана? – наконец спросил он, единственный среди всех требуя объяснений.

– Я не могла больше там оставаться.

– Почему же?

Потому что муж совсем не любит ее. Она не могла произнести эти слова. Это звучало бы слишком по-детски. Как большинство аристократов, Морван считал, что любовь не самое главное в семейной жизни.

– Он тебя обидел? Сделал больно?

– Нет. – Да. Он сделал ей больно, но в другом смысле. Она не хотела объяснять, не хотела, чтобы ее брат убил Дэвида.

– Он злоупотреблял своими супружескими правами? – продолжал допрос Морван.

– Нет, – прошептала она.

– Он ходит к другим женщинам? Если так, то должен сказать тебе, Кристиана, что у мужчин…

– Да нет, Морван. Это он думает, что я была с другим. Со Стивеном. И не верит мне, что между нами ничего не было. Он потерял разум от гнева и ревности. Мы ругались и наговорили друг другу страшные вещи.

– Все супруги ссорятся. И наши родители не были исключением.

– Это совсем иное.

– Откуда ты знаешь?

– Отец любил маму? Вопрос удивил Морвана.

– Это был брак по любви. Я думаю, они любили друг друга до самого конца.

– Ну, тогда у них действительно было по-иному.

– Их отношения – большая редкость, Кристиана. Думаю, что большинству такое просто не дано испытать.

– Даже тебе?

– И мне тоже. Как почти все мужчины, я довольствуюсь малым.

Кристиане стало грустно. Она вспомнила рассказ Дэвида о том, что Элизабет не хватало любви Морвана. Теперь она понимала Элизабет и не удивлялась, что та предпочла старого барона, к которому не питала никаких чувств. Жизнь с Морваном не принесла бы ей счастья.

– Ты не можешь оставаться здесь, – мягко промолвил брат. – Со мной говорила Филиппа. Эдуард узнал о твоем приезде и стал интересоваться причинами. Вряд ли он получил какие-то сведения от Дэвида, но король, похоже, благоволит к твоему мужу и вмешался по собственной инициативе.

– Я не могу вернуться туда.

– Больше тебе некуда идти. Она закрыла глаза.

– Бог милостив, Кристиана, и когда-нибудь у меня будет свой дом. Двери его всегда будут для тебя открыты. Но пока у тебя нет выбора. – Он помолчал и осторожно добавил: – Если только ты не хочешь отправиться на север, к Перси. Стивен предлагал содержать тебя?

Она усмехнулась.

– Он не предлагал ничего постоянного, брат. Но даже если бы предложил, я бы не поехала. Он мне безразличен, и я не собираюсь позорить тебя и мужа подобным образом. К тому же Дэвид пригрозил убить Стивена, если я это сделаю. Я ему верю. Ты бы меня отпустил, окажись на его месте?

– Вряд ли.

– Так я и думала.

Морван подбадривающе улыбнулся ей.

– Я попросил Идонию сложить твои вещи. Лошади ждут. Я сейчас отвезу тебя домой.

Кристиана сжалась.

– Так скоро?

– Что бы там между вами ни произошло, лишний день тебе не поможет.

– Я не знаю, как вынесу это. Последний раз, когда я видела его…

Последний раз, когда она видела его, он ее чуть не ударил, потому что она говорила с ним, как королева с простолюдином.

– Думаю, он будет счастлив снова увидеть тебя, – сказал Морван. – Я уже в третий раз везу тебя к нему. Он явно должен проникнуться ко мне огромной симпатией.

Она принужденно засмеялась шутке брата, сильно сомневаясь, что Дэвид обрадуется ее возращению.

Дэвид услышал стук копыт во дворе, когда заканчивался обед. Эндрю многозначительно посмотрел через плечо, подтверждая его догадку. Майкл радостно объявил слугам, что их хозяйка вернулась.

Дэвид жестом велел всем заниматься своими делами. Он прошел ко входу и остановился на пороге. Навстречу ему медленно ехала на лошади Кристиана. Ее сопровождал Морван.

Она отсутствовала почти три недели. Никакой связи между ними все это время не было. Дэвид хотел забрать ее из дворца, но помешала королева. Три недели и до этого еще две. И тот самый один ужасный день.

Лошади остановились. Кристиана смотрела на него с непроницаемым выражением. Морван пытался держаться непринужденно и дружелюбно.

– Кристиана попросила меня проводить ее домой, – сказал он, помогая сестре слезть. – Вестминстер ей наскучил.

Дэвид ждал. Кристиана сделала несколько шагов и посмотрела ему в глаза.

– Это неправда, – тихо проговорила она. – Он заставил меня уехать.

– И все же я рад, что ты вернулась. Кристиана бросила на него скептический взгляд.

– Ты не уволил Эмму?

– Она в доме.

– Я пойду отдохну, – заявила она. – У меня болит голова и все кружится перед глазами.

Дэвид дал ей пройти, отметив про себя, что она снова воспользовалась своей старой отговоркой. Морван поставил сундуки у двери.

– Благодарю тебя, – сказал ему Дэвид. Морван нахмурился.

– Не благодари меня. Ее что-то мучает, и я не знаю что. Если бы у меня был свой дом, я бы не привез ее сюда. И учти: через несколько дней я приеду ее проведать.

– Я не стану ее обижать. Морван сел на коня.

– И все же я приеду.

Дэвид пересек двор, вошел в дом и собрался подняться наверх. Тут он увидел Эмму, выходящую из бывшей комнаты его матери и осторожно закрывавшую за собой дверь.

– Мне кажется, ей совсем плохо. Она сказала, что не сможет подняться наверх.

Он взглянул на дверь, за которой пряталась от него молодая жена. Откроет ли она ее когда-нибудь по своей воле, или ему придется снова применять силу? Он подождет. Что-что, а ждать он умеет. Уж в этом-то он преуспел.

– Что ж, пусть она пользуется этой комнатой, пока ей не станет лучше. Постарайся, чтобы ей было удобно.

Глава 17

Лежа в супружеской постели, Кристиана твердила себе, что у нее еще есть время передумать. Дэвид будет отсутствовать несколько дней. Никто не подозревал, что заболевшая хозяйка прокралась по лестнице в спальню, пока все спали. Она еще могла бы вернуться в комнату Джоанны и продолжать притворяться больной.

Хотя вряд ли кто-нибудь в доме верил в ее болезнь, кроме доверчивой Эммы. Забота, с которой все относились к ней в первые дни, сменилась молчаливым любопытством.

Ее рука заскользила по прохладным простыням – там обычно спал Дэвид. Наверное, она допустила ошибку, придя сюда сегодня. Даже если бы она ушла сейчас, он, с его проницательностью, несомненно, узнал бы о ее посещении. Глупо было с ее стороны приходить сюда и пытаться представить, что они снова вместе и она не чувствует себя раздавленной.

Дэвид не стал разоблачать ее мнимую болезнь. Все три недели в присутствии слуг он относился к ней с подчеркнутым вниманием, нежно целовал каждый раз, когда вечером возвращался домой, накрывал ее руку своей, когда они сидели за столом.

Но когда они оставались одни, она видела по его глазам, что он все понимает. Просто проявляет выдержку и – отнюдь не бесконечное – терпение. Иногда ей казалось, что он обдумывает свое отношение к ней.

Поскольку у нее якобы не было сил подниматься наверх, Кристиана взяла за привычку вышивать после ужина в холле. Вскоре к ней стал присоединяться Дэвид. Сковывающее как лед напряжение витало над их вымученной беседой, но в последние дни, когда паузы стали увеличиваться, к напряженности добавился еще и трепет ожидания. Когда она поднимала голову от шитья, то ловила на себе его взгляд, будивший в ней тот прежний страх, который вовсе не был страхом. Она корила себя и молилась, чтобы он оставил ее в покое и не напоминал ей своим присутствием и взглядом, как по-прежнему сильно она любит и желает его.

А он, похоже, намеренно делал это. Каждое прикосновение, каждый нежный поцелуй, перед тем как она отправлялась в спальню Джоанны, неустанно напоминали ей о наслаждении, которое они вместе испытали. Он неторопливо и методично распалял ее желание.

И преуспел в этом. Последние дни, лежа в своей одинокой постели, она стала думать, что, по-видимому, сможет смириться. Она выбрала эту жизнь не по своей воле. Почему бы не воспользоваться ее преимуществом? Зачем отказывать себе? Ведь теперь ясно, что этот голод, однажды проснувшись, уже никогда не исчезнет.

Вернувшись из Вестминстера, Кристиана каждую ночь лежала без сна. Она прислушивалась к шагам у двери, ожидая, что он наконец придет воспользоваться своим правом и потребует от нее исполнения супружеского долга.

Прошлую ночь она совсем не сомкнула глаз. Он собирался уехать утром на одну из торговых ярмарок. На этот раз она не сомневалась в истинности его намерений, потому что с ним ехал Джон Константин. Поездка планировалась недолгой, но накануне вечером, сидя у камина, они оба остро чувствовали приближающееся расставание. Неужели Дэвид, как и она, вспоминал свой предыдущий отъезд и все, что последовало за ним?

Его прощальный поцелуй на ночь был долгим и вовсе не целомудренным. Жаркое, неутоленное желание захлестнуло ее, прежде чем он отстранился. Если бы он сейчас поднял ее на руки и понес в постель, она бы не стала останавливать его.

Но он этого не сделал, и Кристиана отправилась в маленькую спальню, служившую в последние дни ее комнатой. Она ждала, молясь, чтобы он пришел и прекратил ее мучения, хотя и страшилась его прихода. Но, Господи, как хотелось почувствовать его рядом с собой! Оскорбленная гордость и боль отступили на второй план. Ее уже не пугала даже ее любовь. Она справится как-нибудь с этим чувством.

Дэвид пришел, но гораздо позднее. На рассвете дверь в ее комнату распахнулась. Повернувшись, Кристиана увидела, что он стоит на пороге. Она приподнялась на постели, прикрыв простыней голые плечи.

Он сел рядом, и она увидела, какое усталое у него лицо. Он тоже плохо спал в последние дни.

– Ты сейчас уезжаешь? – спросила она.

– Да, Джон уже ждет. Здесь остается Сиэг. Ходят слухи, что Эдуард снова собирает армию, Кристиана. Если в городе начнут появляться солдаты и рыцари, не покидай лом без Сиэга или Витторио.

Надо же, а она и не слышала последних новостей. Хотя это совсем неудивительно – ведь она не выходила из дома из-за своей «болезни» больше месяца. Правда, Маргарет несколько раз навещала ее, но она не интересовалась ни сплетнями, ни политикой.

А может, об этом еще никто и не знает? Только Дэвид, которому сказал сам король?

«Он едет всего лишь на торговую ярмарку, – твердила она себе. – В компании Джона Константина, а не Сиэга».

Он положил руку на ее колено. Кристиана посмотрела на его столь совершенной формы кисть, ощутила тепло ладони. Притягательная сила, всегда исходившая от мужа, этим утром чувствовалась особенно остро.

– Пора с этим заканчивать, – сказал он. – Ты не можешь больше оставаться здесь.

Они ни разу не говорили о том страшном дне и о причинах, побудивших ее притвориться больной. И она очень надеялась, что они никогда не затронут эту тему.

– И Морван так говорил. Он заявил мне в Вестминстере, что я не могу там больше оставаться. Теперь я слышу это от тебя.

– Но я говорю только об этой комнате. Я не допущу, чтобы еще одна женщина похоронила себя в ней заживо.

– Тогда дай мне денег на оплату слуг, и я уеду жить в Хэмпстед. Я верну долг, когда стану получать ренту с ферм.

Искра гнева вспыхнула в его синих глазах, но он тут же овладел собой и медленно покачал головой.

Рука все еще лежала на ее колене, успокаивая своим теплом, обещая наслаждение. Лучше бы он пришел ночью. Лучше было бы обойтись без слов.

– Что ты говоришь, Дэвид? Ты требуешь, чтобы я исполняла свой супружеский долг?

– Я прошу тебя вернуться к нормальным отношениям и в нашу постель.

– А как насчет Стивена Перси?

– Мы оставим его в прошлом.

– Ты ведь так и не поверил мне? Но решил проявить доброту и простить. Какая щедрость! Но я не нуждаюсь в твоем прошении.

– А может, оно нужно мне.

– Не знаю, смогу ли я простить, – прошептала она, и воспоминания о том дне вновь стали между ними стеной. – Даже сейчас, когда ты просишь меня вернуться, мне кажется, что тебе просто необходима твоя собственность и тебя сердит то, что ты лишен ее. Возможно, многим женщинам приходится выслушивать подобные заявления, а потом смириться и жить дальше. Наверное, для того и придумано приданое: с ним легче сохранить чувство собственного достоинства.

– Мы оба наговорили много резкостей. Я никого не считаю своей собственностью, и менее всех тебя.

Он наклонился. Она хотела отвернуться, но не могла, хотя и понимала, что продолжение принесет ей только муку. Теплое прикосновение, тихий голос, пронзительные синие глаза – она была беззащитна перед всем этим. Воспоминания об их ночах, терзавшие ее во мраке одиночества, держали тело в состоянии постоянного возбуждения. Его поцелуй был долгим и жарким, и она не могла противиться, потому что, несмотря на все свои доводы и обиды, по-прежнему жаждала его.

Он целовал ее, и мир вокруг них перестал существовать. Нежно, почти лениво он покусывал ее губы. Его язык неторопливо вторгался в ее рот, и она переставала быть хозяйкой своего дрожащего, жаждущего тела. Теплая волна захлестнула Кристиану, унося боль и обиду.

Тихий внутренний голос пытался предостеречь ее, но пугающее в своей безудержности желание взяло верх. Она откинула край простыни и робко обняла Дэвида за плечи.

Они снова осторожно поцеловались, как молодые влюбленные на первом свидании. Потом неторопливо, бережно, словно он прикасался к чему-то драгоценному, он прижался губами к ее шее.

Кристиана открыла глаза и поймала взгляд Дэвида. Он, конечно, понял, что тело предало ее и своим неистовым желанием лишило сил сопротивляться.

– Иди ко мне, – сказал он. Усадив ее на колени, он положил ее голову на свое плечо. Она все еще цеплялась за простыню, тянувшуюся за ней подобно шлейфу. Несмотря на то что между ними были эта простыня и одежда Дэвида, Кристиана наконец снова почувствовала его и вздохнула, наслаждаясь этой близостью. Прошло столько времени с тех пор, как он в последний раз обнимал ее!

Да и в Дэвиде страсть, по-видимому, побеждала все его сомнения и сдержанность. Последней здравой мыслью Кристианы было, что она заплатит болью за это удовольствие.

Она обхватила его шею и прижалась к теплому плечу, прося большего, торопя. Затянувшееся воздержание лишило ее стыдливости, и она не позволила мужу прервать их долгий, яростный поцелуй. Его руки разомкнулись, и она застонала, когда его ладонь заскользила по ее обнаженной спине.

Он посмотрел ей в глаза. Потом его взгляд переместился ниже – она все еще удерживала простыню.

– Тебе это не особенно помогло тогда, в гардеробной, дорогая, – тихо сказал он. – Убери ее.

Он нежно погладил ее сжатую в кулак руку, и она ослабла под его ласковым прикосновением. Дэвид высвободил простыню из ее руки и отбросил в сторону. Прохладный воздух коснулся обнаженного тела Кристианы.

Он смотрел на нее так, как часто смотрел раньше, и она внезапно почувствовала смущение и невероятное возбуждение. Она стиснула зубы и еще крепче прижалась к нему.

Голос Дэвида теплым дуновением коснулся ее уха.

– Не прячь лица, Кристиана. Желание – замечательная вещь. Я хочу видеть твои глаза, когда буду любить тебя.

Осторожно взяв Кристиану за подбородок, он заставил ее встретиться с ним взглядом. Он даже еще не прикоснулся к ней, но тело ее уже пылало.

Она послушно смотрела, как он целует ее грудь и прикасается влажными губами к набухшим соскам. Он возбуждал ее неторопливо, словно время не имело значения, словно никто не ждал его во дворе и ему не предстояло путешествие. Ее грудь никогда раньше не была такой чувствительной, и его опытные ласки доводили ее до безумия.

Он поднял голову. Затуманенным взором Кристиана проследила за его взглядом. Смуглая рука Дэвида легла на ее белоснежный живот и заскользила вниз, гладя бедра. Они оба следили за ее продвижением. Дыхание Кристианы перешло в прерывистые вздохи.

– В моих интересах было бы оставить тебя неудовлетворенной, – тихо проговорил он. – Воздержание – мощный стимул. Думаю, ты недолго будешь «болеть» после моего возвращения.

Но она почти не слышала его слов. Она пристально следила, как его рука подбирается к темному треугольнику, и в яростном пламени вспыхнувшего пожара все остальное перестало иметь значение.

– Но к сожалению, я не могу сделать этого, – продолжал он. – Мне тебя недоставало, и я не намерен дольше терпеть. Откройся мне, дорогая, – проговорил он, и его пальцы коснулись тугих завитков.

Она ждала, что он будет решителен и груб и у нее не останется выбора. Но оказалось, он вовсе не собирался действовать против ее воли.

Она заколебалась и едва не признала, что желает его, как уже было когда-то, когда он заставил ее произнести эти слова вслух.

– Откройся, – велел он, а рука его меж тем продолжала сводить ее с ума. – Нет ничего дурного в том, что я дарю тебе наслаждение.

У нее не было сил сопротивляться. Закрыв глаза, она подчинилась и приняла неизбежное. Это не заняло много времени.

Она металась в его объятиях, чувствуя, что внутри ее все туже сжимается пружина желания. Дэвид крепко обнимал ее, покрывая неистовыми поцелуям, поглощая губами ее крики, когда яростная волна наконец накрыла Кристиану.

Он долго держал, не выпускал ее, потом поднял голову и взглянул ей в глаза. Она увидела на его губе каплю крови.

Затем он встал, погладил ее по щеке и произнес:

– Я должен идти.

Он удовлетворил ее, но в ней по-прежнему бушевало желание. Она едва не попросила его остаться и продолжить.

Но он ушел, доказав, что ему нет нужды применять силу, что он вполне еще способен попросту соблазнить ее. А ей он предоставил решать, возвращаться ли к мужу по собственной воле.

Во время их любовного единоборства Кристиана не думала ни о чем, даже о том, что она значит для него. Лишь позднее, когда он ушел, боль и сомнения вновь нахлынули на нее. Возможно, со временем они перестанут ее мучить. Может быть, через несколько лет ее любовь станет лишь забавным воспоминанием.

Нужно уйти из этой спальни, пока она не заснула. Если Эмма обнаружит ее здесь утром, весь дом решит, что она выздоровела, и тогда она уже не сможет вернуться в комнату Джоанны. У нее не будет выбора. Кристиана улыбнулась тому, с какой жадностью она ухватилась за эту возможность самообмана. Остаться здесь, заснуть – и дело сделано. Тогда ничего не придется решать самой.

Она уютно свернулась калачиком, и ее охватила блаженная истома. Она еще убеждала себя уйти, а веки уже смыкались. Вот так и сдаются на милость любви, лишаются гордости, соглашаются на все, лишь бы быть рядом с любимым, пусть и довольствуясь малыми крохами ответного чувства.

Кристиана не знала, как долго проспала, но вдруг ее что-то разбудило. Какой-то звук нарушил ее покой.

Большой темный силуэт мелькнул у того окна, что было рядом с дверью в гардеробную.

– Дэвид? – пробормотала она, протирая глаза.

Странная тишина была ей ответом, потом она услышала тихие шаги. Темное пятно зашевелилось. Рядом замаячили другие.

Страх окончательно прогнал сон, и Кристиана закричала. Большая тень кинулась к ней. Сильные руки прижали ее к постели, а кто-то торопливо затолкнул тряпку в рот.

Она заметалась, пытаясь избавиться от кляпа. Но руки железными тисками держали ее, пока она не устала сопротивляться. Она вглядывалась в незнакомые лица, едва различимые в лунном свете. Сердце ее бешено колотилось во вновь наступившей тишине.

– Ну-ка успокойтесь, миледи, ничего с вами не случится, – прошептал мужской голос совсем рядом с ее ухом.

Это не англичанин, подумала Кристиана, снова дернувшись. Скорее всего шотландец.

Тиски ослабли. Внезапно перед глазами заблестела сталь.

– Слушайте внимательно. Мы позволим вам встать, но нас здесь трое и мы вооружены, так что лучше бы вам слушаться. Бы сейчас пойдете в гардеробную, оденетесь и соберете свои вещи.

Вещи? Они собираются куда-то везти ее? Куда и с какой целью?

Она судорожно попыталась оценить грозившую ей опасность. Как они проникли в дом? Где Сиэг?

– Вы поняли? Не трогайте кляп.

Она кивнула. Через мгновение ее отпустили и силуэты отступили. Дрожа от ужаса, она встала с постели, радуясь хотя бы тому, что свечи не зажжены и незнакомцы не увидят ее обнаженное тело.

Ноги едва слушались ее, когда она направилась к гардеробной. Главное – не паниковать, а разумно оценить ситуацию. Несмотря на их предупреждение, Кристиане хотелось кинуться прочь. Она тут же решила, что в темной гардеробной вытащит кляп и закричит.

Но дверь в сад была открыта, и гардеробная достаточно освещалась, чтобы было видно каждое ее движение.

Она набросила на себя шаль. Затем ей подали небольшой сундук, и она стала запихивать туда все, что попадалось под руку.

Надев туфли, Кристиана повернулась к похитителям. Она пыталась оставаться спокойной, несмотря на то что страх по-прежнему не отпускал ее. Но если она поддастся ему, то она погибла. Если Сиэг жив, он спасет ее, когда ее будут выводить из дома. Она постарается как можно больше шуметь: вдруг кто-нибудь из домашних проснется?

– А сейчас мы спустимся по лестнице и пройдем в конец сада, – предупредил незнакомец.

Ее сердце оборвалось. Значит, они перелезли через стену, а Сиэг спит у ворот. Ни он, ни остальные в таком случае не услышат шума.

Они окружили ее, словно арестанта, и повели к двери, выходившей в сад. У садовой стены двое из них быстро вскарабкались по невесть откуда взявшейся лестнице.

– А теперь вы. С другой стороны тоже лестница. Осторожно, миледи. Если упадете, будет больно, – предостерег шотландец.

Она вскарабкалась на стену, повернулась, ничего не видя, и нащупала ногой ступеньки с другой стороны. Кто-то подхватил ее и опустил на землю. Процессия двинулась по аллее, в конце которой ожидали лошади. А затем ей связали руки, прежде чем усадить в седло. Она почувствовала себя еще более беспомощной.

Они ехали по спящим улицам, и Кристиана судорожно оглядывалась в надежде увидеть факел в руке случайного прохожего или стражника. Если их кто-то увидит, заметит ли он кляп? Воспользуются ли эти люди ножами, если их попытаются задержать?

Улицы как назло были совершенно пустынны. Сердце Кристианы сжалось, когда она увидела, что они приблизились к городским воротам и стражник спокойно пропустил их.

Возглавлявший кавалькаду никуда не сворачивал, и Кристиана поняла, что они направляются к северной дороге.

Север. Нортумберленд. Стивен?

Семья Перси имела владения в Шотландии, на границе с Англией, в Нортумберленде. Этот шотландец – один из их людей?

Стивен похитил ее? Зачем? Это было бы безумием. Если только его гордость не смогла смириться с тем, что он проиграл простому торговцу. Во время турниров Стивен не умел проигрывать. А если не он, то кто? Никто другой не приходил на ум.

Кристиана твердила себе, что Стивен не сделал бы такой глупости, но в душе сомневалась в этом. Он может счесть, что это как раз возможно. Он даже может решить, что это романтично, по-рыцарски, что он поступает благородно, спасая ее.

Ей казалось, что тогда, за обедом, он все же смирился с ее отказом. Неужели он вновь станет выяснять, насколько ее ответ окончательный? Неужто его непомерное тщеславие не дает ему поверить, что она не любит его?

Святые угодники! Дэвид убьет их обоих!

Когда они уже отъехали несколько миль от Лондона, впереди показались какие-то силуэты. Спутники Кристианы, поравнявшись с ними, остановились.

– Быстро вы управились, – произнес женский голос.

Глаза Кристианы расширились, и она стала пристально вглядываться в темноту. Она знала этот голос. Стало быть, это проделки Стивена! И снова ему помогает леди Кэтрин!

– Вот деньги, – сказала Кэтрин сопровождавшим Кристиану незнакомцам. – Они вам понадобятся. Делайте все точно так, как я велела, и не задерживайтесь. На месте вам заплатят остальное. И помните: она не должна пострадать.

Кристиана издала нечленораздельный звук. Леди Кэтрин повернулась к ней.

– Ты хочешь что-то сказать, девочка? Вытащите кляп!

Грязные пальцы вытащили тряпку из ее рта, и Кристиана несколько раз судорожно втянула воздух, прежде чем заговорить.

– Куда вы меня везете?

– Скоро узнаешь.

– Если вы похитили меня из-за выкупа, скажите сразу. Назовите цену и отвезите меня домой. Я заплачу.

– Щедрое предложение, но выкуп нам не нужен, – проговорила Кэтрин.

– Тогда почему? Для кого вы стараетесь? Для Стивена Перси?

Кэтрин засмеялась.

– Все узнаешь в свое время, дорогая. Ты еще поблагодаришь меня за это.

Неужели Кэтрин, как и многие при дворе, решила, что ей следует вернуться в объятия Стивена?

– Мой муж убьет вас, – прошипела Кристиана ожидавшим в стороне мужчинам. Она вдруг поняла, что впервые сочла своим защитником Дэвида, а не Морвана. Дэвид действительно убьет их. Какому же хозяину понравится, когда крадут его собственность?

– К тому времени, когда он найдет тебя, этот вопрос уже потеряет для него актуальность, – заметила леди Кэтрин. – У него будут более серьезные заботы. Везите ее и помните, что с ней надо обращаться как с королевой. Не пытайся бежать, Кристиана. Они должны доставить тебя, и если понадобится, они просто привяжут тебя к лошади.

– Это безумие… – запротестовала Кристиана, но кляп вновь оказался у нее во рту, и она едва не поперхнулась словами.

Леди Кэтрин и ее молчаливый спутник повернули на юг, а похитители Кристианы направили лошадей на север. Она вцепилась связанными руками в луку седла, покачиваясь в такт ходу лошади.

Север… Нашел же время Стивен воплощать в жизнь услышанные в детстве баллады!

Неужели он забыл, что эти длинные душещипательные сочинения нередко заканчиваются ревностью и смертью?

Глава 18

Дэвид наконец дал волю тому, что было унаследовано им от отца. Тому, о чем он много лет старался не думать. Сейчас он позволил этой темной силе выйти на волю.

Дэвид направился к воротам. Сиэг шел за ним. Лоб шведа был нахмурен. Сиэг винил себя в исчезновении Кристианы и готов был сделать все, чтобы вернуть ее. Дэвид ценил помощь друга, но счел, что она понадобится ему позже.

– Мечи, Сиэг. Не забудь упаковать их, – напомнил он. Швед кивнул, и Дэвид выехал за ворота. Вполне возможно, что мечи ему не понадобятся. Вполне возможно, он найдет Кристиану совсем в другом месте. Сомнительно, конечно, но все же он решил проверить.

Он остановился и оглянулся на дом, где прожил почти всю свою жизнь. Если его предположения правильны, он может сюда больше никогда не вернуться.

Кровь отца, которая текла в его жилах, не позволяла ему отчаиваться. Какие могут быть чувства, когда имеется цель и появляется возможность отомстить?

Дэвид давно знал о таившейся в нем безжалостной силе. Еще мальчиком он много думал о том, что в нем от Абиндонов, а что – от другой ветви. Он пытался воссоздать образ отсутствующего отца по своим чертам, к которым Абиндоны явно не имели никакого отношения. Любовь к красоте. Сдержанность. Жесткий расчет. Способность убивать. Даже сухость Гилберта не могла сравниться с его собственной холодной жестокостью. Это всегда было в нем, но он никогда еще этой силой не пользовался. Была еще и слабость, которой нужно было опасаться. Кровь матери слегка смягчила эти черты, но по-настоящему владеть ими научил его Дэвид Константин, и это было самым бесценным его даром.

А вот обижая Кристиану, он явно проявил отцовские качества.

Он проверит сначала Вестминстер и Лондон, на всякий случай.

Чуть позже, впервые в жизни, он въехал во двор Гилберта де Абиндона. Грум подбежал к лошади, но Дэвид сам привязал поводья к столбу.

Все сидели за столом, когда он вошел в обеденный зал. Дэвид специально выбрал это время. Если бы он приехал в отсутствие Гилберта, весь гнев его дяди потом обрушился бы на Маргарет, чего Дэвиду вовсе не хотелось. Он предпочитал иметь множество свидетелей. Тогда, возможно, он удержится от того, чтобы опустить свой кулак на лицо Гилберта, когда тот станет оскорблять его. А это непременно произойдет.

При его появлении Гилберт прервал беседу. Он побледнел так, будто увидел перед собой призрак. У Маргарет тоже вытянулось лицо.

Дэвид кивнул дяде и тут же повернулся к его жене.

– Я ищу Кристиану, Маргарет.

Она нахмурилась.

– Ищешь?

– Ее нет дома.

– Значит, ей лучше?

Оказывается, Кристиана ничего не рассказала своей новой подруге.

– Да. Но ее нет уже два дня. Она заходила к тебе?

Маргарет наконец все поняла, но ничем этого не выдала. Гилберт, конечно, оказался менее тактичным.

– Стало быть, твоя высокородная женушка уже сбежала от тебя? – язвительно поинтересовался он.

– Она здесь, Маргарет?

Та покачала головой.

– Ты никогда не знал своего места, парень! – прорычал Гилберт. – Это же сколько надо иметь спеси, чтобы жениться на такой женщине! Разумеется, она сбежала. Удивительно только, что она не сделала этого раньше.

Дэвид, словно не слыша его, продолжил:

– Ты знаешь, где она, Маргарет?

Бедная Маргарет снова покачала головой. Ее взгляд наполнился тревогой, а рука легла на слегка округлившийся живот, словно защищая его.

Гилберт засмеялся.

– Как приятно созерцать униженную гордыню! Такова плата за грехи. Поищи-ка в дворцовых постелях, племянничек. У таких женщин нет абсолютно никаких нравственных устоев.

Дэвид резко вытянул руку и схватил дядю за шею. Гилберт закричал и откинулся на спинку кресла. Дэвид прижал его к деревянной спинке. В обеденном зале воцарилась тишина, десятки глаз наблюдали за невиданным зрелищем.

– Ни слова больше, дядя, или же я освобожу твою молодую жену от несносного старого мужа, – предупредил он. – А сейчас ты разрешишь Маргарет проводить меня до двери, а сам останешься здесь. Ты согласен?

Гилберт бросил на него яростный взгляд. Пальцы Дэвида сжались крепче, и дядя тут же кивнул.

Маргарет встала и подошла. Дэвид опустил руку.

– Мне очень жаль, – сказал он ей, когда они шли к двери. – Я не мог не прийти.

– Я понимаю. Не тревожься. Он несколько дней попыхтит, наговорит про тебя кучу гадостей, но это же для тебя не новость.

Дэвид остановился у двери.

– Она когда-нибудь упоминала при тебе о сэре Стивене Перси?

Изумление Маргарет было совершено искренним.

– Нет, Дэвид. Она не говорила ни об одном мужчине, кроме тебя и своего брата.

Он кивнул и направился к выходу.

– Будь здорова, Маргарет.

Она вышла следом за ним во двор.

– Почему ты спрашиваешь меня об этом рыцаре, Дэвид? Ты считаешь, что Кристиана сбежала?

– Есть такая вероятность.

– С этим человеком? – Она недоверчиво посмотрела на него. – А я-то считала тебя исключением из правила, гласящего, что все мужчины – глупцы. Она всегда говорила только о тебе – так тепло, с такой любовью, с таким уважением. Если она и ушла, то не по своей воле. Я в этом уверена. – Маргарет нахмурилась. – Она в опасности, да? О Боже…

– Не думаю, что ей грозит опасность, – успокоил ее Дэвид. – Возвращайся к мужу. Скажи, что я не отпускал тебя до тех пор, пока ты не ответишь на мои вопросы.

– Ты должен найти ее…

– Я найду.

Дэвид наблюдал, как Морван упражняется с боевым топориком. Его обнаженные спина и плечи блестели от пота.

Дэвид почувствовал какое-то движение и, обернувшись, увидел двух женщин, заглядывавших во двор через забор. Они оценивающе рассматривали молодого человека и что-то со смехом шептали друг другу на ухо. Потом начался учебный бой, и Дэвид ждал, зная, что Морван уже заметил его.

Вскоре противник Морвана жестом попросил пощады. Оба рыцаря направились к чану с водой и умылись. И наконец Морван подошел к Дэвиду.

– Я тебе нужен? – спросил он, еще толком не отдышавшись.

– Да. Три ночи назад Кристиана исчезла из дома. Никто не видел ее, и она никому не сообщила, куда направляется.

Рука, вытиравшая лоб, застыла.

– Она приходила сюда, Морван?

– Нет.

– Ты говорил, что, если бы была возможность, ты увез бы ее. Ты сделал это?

Морван бросил на него сердитый взгляд.

– Если бы я забрал ее у тебя, я бы не делал это тайком. Дэвид направился к выходу.

– Она не уходила к нему! – крикнул Морван вслед. Дэвид обернулся.

– Откуда ты знаешь?

– Потому что она пообещала мне, что не сделает этого.

– Тебе она обещала больше, чем мне.

– А зачем убеждать человека, который ничему не верит? – сердито огрызнулся Морван и подошел ближе.

– Надеюсь, скоро я узнаю правду. Морван задумался.

– Последний раз, когда Кристиана отправилась во дворец, она же предупредила тебя?

– Да.

– Ну вот видишь. И она сказала мне, что не любит его. Если она с Перси, Дэвид, то не по своей воле.

– Я уже думал об этом. Ты знаешь его лучше меня. Это в его характере? Он способен похитить ее?

Морван невидящим взором окинул двор.

– Будь я проклят, если знаю. Он тщеславен и всегда казался мне немного туповатым. Женщины говорят, что он тяжело воспринимает отказ. А мужчины – что он тут же бросается в бой, если считает себя униженным.

Дэвид молча размышлял над услышанным. Ему следовало раньше встретиться с сэром Стивеном или по крайней мере больше узнать о нем. Гордость удерживала его, и это его ошибка. Всегда нужно знать силу и слабость своих соперников. Даже зеленый юнец понимает это.

– Я дам тебе знать, когда найду ее.

– Значит, ты едешь на север? – осторожно осведомился Морван.

– Да.

– Я поеду с тобой.

– Нет, я отправлюсь один. Во-первых, ты нужен королю, чтобы готовить армию. Во-вторых, я не собираюсь делать это по-рыцарски.

Он повернулся, чтобы уйти, но Морван удержал его.

– Пообещай мне, что, если найдешь ее там, дашь ей возможность высказаться. Ты должен выслушать ее, – повторил Морван.

Дэвид взглянул на удерживавшую его руку, потом – в пристально смотревшие на него глаза. Неужели у него такой грозный вид, что даже Морван способен встревожиться?

– Я выслушаю ее, брат.

Значит, он уезжает с Сиэгом и Оливером на север. Но прежде он направился к каменной лестнице, что вела в личные покои Эдуарда.

Дэвид и Оливер медленно продвигались по крыше постоялого двора. Внизу, во дворе, было пустынно, виднелся лишь темный мужской силуэт, подпиравший забор.

С самого начала было ясно, что Сиэгу на крышу лезть не стоит. Он продавил бы черепицу. Ему было велено ждать внизу, а потом войти обычным путем, чтобы подстраховать их.

– Это напоминает мне былые дни, – весело прошептал Оливер, когда они осторожно ступали по черепице. – Помнишь, как мы, мальчишки, пробрались через крышу в продуктовую лавку? Мы тогда набили все карманы солью.

– Ничего подобного, мы были не столь практичны, Оливер. Это была корица, и стоила она дороже золота. Они бы повесили нас, если бы поймали, невзирая на то что мы были детьми.

– Все равно, отличное было приключение.

– По крайней мере твоя мать воспользовалась нашей добычей. Моя же выбросила все сокровища и потащила меня к священнику.

– Да, нелегко тебе пришлось. И особенно когда ты стал взрослее, – заметил Оливер.

– Это уж точно.

Нога Оливера соскользнула, и одна черепица с шумом рухнула во двор. Друзья замерли.

– Стоит перерезать горло этому рыцарю уже хотя бы за то, что его так трудно было разыскать, – пробормотал Оливер.

Дэвид усмехнулся. Да, Перси действительно было нелегко найти, и это не способствовало улучшению настроения Дэвида.

– Похоже, он прячется, а это плохой знак.

Они отправились сначала во владения отца Стивена, потом к его дяде и, наконец, в дом, где жил он сам. Не было никакой необходимости приближаться к замкам и поместьям. Несколько часов, проведенных в ближайшем городке или деревне, давали им все необходимые сведения. Сэра Стивена никто не видел по меньшей мере неделю. Наконец по дороге к югу случайный разговор с бродячим циркачом позволил им узнать, что Перси обретается на постоялом дворе в нескольких милях к северу от Ньюкасла.

Дэвид посмотрел вниз, в темный двор. Сиэг поднял голову и кивнул. Значит, они находились как раз над комнатой Стивена. Стояла теплая июньская ночь, и окно у него было открыто.

Из комнаты не доносилось ни звука. Дэвид, ухватившись руками за карниз, осторожно нащупал ногами подоконник и с тихим стуком спрыгнул внутрь.

Всматриваясь в сумрак, он увидел на кровати белокурого мужчину, лежавшего к нему спиной. Его рука покоилась на талии лежащей рядом фигуры. Темные длинные пряди рассып&чись по подушке.

Внутри все сжалось. Неистовая ярость ослепила Дэвида, и он выхватил из ножен кинжал.

В этот момент рядом с ним появился Оливер, проникший тем же путем. Он жестом велел Дэвиду не двигаться и направился к двери, за которой уже ждал Сиэг.

С появлением Сиэга всякая осторожность уже оказалась излишней. Швед с шумом вломился в помещение и выхватил меч. Стивен резко вскинул голову.

Сиэг оказался рядом с ним прежде, чем тот успел повернуться, и прижал палец к губам Перси, а меч – к его горлу. Стивен замер, а женщина продолжала спать.

Дэвид зажег свечу и подошел к постели, чтобы наконец рассмотреть своего соперника.

Ярко-зеленые глаза настороженно смотрели на него. Черты лица были грубоватыми, а кожа казалась очень бледной, особенно сейчас, когда кровь отлила от лица. Дэвид неохотно признал, что женщины могут находить его привлекательным.

– Кто вы? – хрипло спросил Стивен, пытаясь придать голосу нотки негодования.

Дэвид наклонился, чтобы лучше видеть его.

– Я муж Кристианы.

Взгляд Стивена скользнул по Дэвиду, потом переместился на Сиэга и Оливера.

– Слава Богу, – вздохнул он с облегчением.

Сиэг, нахмурившись, взглянул на Дэвида. Дэвид, в свою очередь, сделал знак Оливеру, и тот встал по другую сторону кровати.

Оливер дернул за иссиня-черные пряди, струившиеся по худой спине. Девушка открыла глаза и повернулась. Она успела пронзительно крикнуть, прежде чем рука Оливера накрыла ее рот.

– Проклятие, Дэвид, это не она! – с изумлением проговорил он.

– Естественно. Я и не предполагал застать здесь свою жену. Сама бы она к нему не пришла, а он никогда не любил ее настолько, чтобы похищать. Но я должен был убедиться.

Девушка заметила меч у горла Перси. Впрочем, он находился не так далеко и от ее собственной шеи. Сжавшись в комочек, она смотрела на мужчин широко раскрытыми глазами.

Дэвид насмешливо взглянул на сэра Стивена.

– Вы думали, что мы ее родственники?

Тот неопределенно дернул плечом.

– Еще одна девственница, чтобы потешить ваше тщеславие, сэр Стивен?

Рыцарь прищурился.

– Ты что-то потерял, торговец? Ее тут нет, ты же видишь, так что уходи.

– Ты держишь ее в другом месте?

Стивен засмеялся.

– Она, конечно, мила, но не настолько, чтобы я так сильно утруждался.

Горячая волна вновь грозила захлестнуть Дэвида.

– Мила, говоришь?

Презрительная ухмылка заиграла на лице молодого человека. Сиэг слегка приподнял меч, вынуждая подбородок Перси тоже подняться. Стивен заколебался, глядя на острие меча, но тщеславие взяло верх.

– Да, – язвительно повторил он. – Очень мила. И стоила долгого ожидания.

– Я его сейчас убью, – деловито предложил Сиэг.

– Нет, он мой.

Девушка начала плакать, уткнув лицо в ладони. Оливер сел рядом с ней и погладил по плечу. Она что-то пробормотала между всхлипываниями.

– Учитывая твое положение, ты либо очень смел, либо чрезвычайно глуп, раз так дразнишь меня, – заметил Дэвид.

Стивен засмеялся.

– Я тебя не боюсь, торговец. Только тронь волос на моей голове – и тебе не уехать домой. Если тебя не повесят по решению суда, то с тобой расправится моя семья.

– Ценное замечание. Только я уже и так покинул дом, и, похоже, мне терять нечего.

Улыбка исчезла с лица Стивена.

– Дэвид, – сказал Оливер, – эта девушка почти ребенок. Посмотри, какая она маленькая. Сколько тебе лет, девочка?

– Этим летом будет четырнадцать, – отчаянно зарыдала она и сердито взглянула на Стивена. – Ты ведь собирался отвезти меня в Лондон!

Стивен закатил глаза.

– Мы поедем, милая. Когда будет безопасно.

– Нет, – вмешался Оливер. – Он оставит тебя один на один с гневом твоих родных, и тебе повезет, если ты окажешься в монастыре. Ты из какой семьи? Небогатой? Да? Тогда они точно не будут подавать в суд на Перси. Нет, девочка, боюсь, что выбор у тебя такой – либо в монастырь, либо в уличные девки.

Девушка снова разрыдалась, а Перси выругался.

– Ну что, будем его убивать? – осведомился Сиэг. Быстро, легко, заманчиво. Дэвид бесстрастно смотрел в лицо хорохорящегося соперника.

– Думаю, нет.

Стивен облегченно выдохнул. Сиэг выругался и убрал меч в ножны.

– Дай мне твой кинжал, Дэвид, – проговорил он, протягивая руку.

– Зачем?

– Ради любви к этой стране и ради защиты немногочисленных девственниц.

Стивен озадаченно нахмурился.

– Помнишь того лекаря в тюрьме, Дэвид? Того, что когда-то служил при дворе? Ну так он рассказал мне, как они превращали мужчин в евнухов. Оказывается, все очень просто. Одно движение кинжала…

Глаза Стивена расширились от ужаса.

– Сиэг… – начал Дэвид.

– Давай кинжал. У тебя он всегда острый. А после мы мгновенно исчезнем.

Дэвид посмотрел на покрывшийся испариной лоб Стивена, на плачущую девушку, подумал о страданиях, которые причинил Кристиане этот повеса.

– Если ты настаиваешь, – милостиво согласился он.

– Да. Оливер, подержи-ка его.

Девушка увидела блеснувший в полумраке кинжал и разразилась хриплыми криками. Сэр Стивен только что не выпрыгнул из кожи, в ужасе глядя на приближающегося Сиэга, а потом повернулся к Дэвиду.

– Ты, конечно, шутишь.

– Я уже говорил: мне нечего терять.

Стивен нервно засмеялся и поднял руку, словно защищаясь.

– Послушай. То, что я сказал раньше о Кристиане… Я лгал. Я никогда не был с ней. Правда, никогда.

– Думаю, ты лжешь сейчас.

– Клянусь тебе. Я едва прикоснулся к ней! Да, признаю, я пытался, но, черт побери, мы все пытаемся, так ведь? – Он растерянно повернулся к Сиэгу и Оливеру, ожидая поддержки.

– Так, сейчас посмотрим. Сядь ему на ноги, Дэвид. А ты, Оливер, надави ему всем телом на грудь. – Сиэг протянул руку к простыне.

– Боже! – закричал Стивен. – Клянусь своей душой, она отвергла меня!

Дэвид улыбнулся.

– Я знаю это.

Сиэг сделал еще движение, и Стивена, похоже, оставили последние силы.

– Откуда? – прохрипел Стивен, завороженно глядя на сверкающую сталь.

– Она сказала мне. – Дэвид положил руку на плечо Сиэга. – Пойдем, Сиэг. Оставь его.

– Проклятие, Дэвид, он так отвратителен…

– Пошли.

Оливер встал с постели и начал шарить вокруг.

– Подождите во дворе, мы сейчас спустимся.

– Мы?

– Но нельзя же оставить ее здесь. Если девчонку обнаружат, ее репутации конец. Я пообещал отвезти ее в Ньюкасл и оставить в аббатстве. Она скажет, что на нее напали, она потеряла память и много дней бродила, пока какая-то добрая душа не привела ее в город.

– А тебе не кажется, что это несколько затасканное объяснение?

– Ее родные поверят, потому что захотят поверить. А по дороге я научу ее, как притвориться девственницей, когда она будет выходить замуж.

– Оливер…

– Она всего лишь ребенок, Дэвид. Слишком доверчивая, вот и все.

– Ты же торгуешь женщинами. Тебе положено сбивать их с пути истинного, а не спасать. – Дэвид посмотрел на девушку, которая была ненамного моложе Джоанны в критический в ее жизни момент, потом вздохнул и направился к двери.

Проклятие! Такими темпами он никогда не уедет из Англии!

Но ведь в том-то и была цель его врагов.

Глава 19

Кристиана попыталась разорвать связанные вместе простыни, но узел оказался прочный. Она накрутила эту импровизированную веревку на руку, прикрыла сверху легкой накидкой и решила, что все должно получиться.

Покинув свою комнату, она направилась через внутренний дворик в холл. Прекрасная Элоиза шила там со служанками и тремя дочерьми. Она подняла белокурую голову и улыбнулась Кристиане.

– Чудесный вечер, – заметила Кристиана бесстрастным тоном, которого придерживалась со дня своего приезда сюда. – Я, пожалуй, посижу немного в саду.

– Ветер становится прохладным, – сказала Элоиза.

– Я взяла с собой накидку.

Женщина кивнула и вернулась к прерванному разговору.

Кристиана заставила себя идти неторопливо, пока не достигла сада. Медленно и неуклонно она приближалась к высокому дереву, растущему в дальнем его углу.

Пять дней! Уже пять дней она пленница и до сих пор не знает, зачем ее привезли сюда. Не знает этого и Элоиза. Возможно, это известно ее мужу, в роскошном жилище которого Кристиана оказалась, но он ничего не объяснял. С того дня, как она, грязная и растрепанная, готовая убить или быть убитой, переступила порог этого дома, никто ничего ей не говорил. Правда, к ней относились как к гостье и оказывали радушный прием.

Но кое в чем ее все-таки ограничивали. Ей не разрешалось покидать дом.

Но она все равно уйдет. Вчера она обнаружила это дерево. Оно возвышалось над стеной, и Кристиана торопливо вскарабкалась на него, чтобы проверить, можно ли им воспользоваться, чтобы бежать. Оказалось, что по ту сторону двадцатифутовой стены нет ничего, что облегчило бы спуск. Но несмотря на разочарование, она все равно начала строить планы.

Сейчас, настороженно озираясь, она пряталась в тени этого дерева. До полной темноты оставалось еще не менее двух часов. Достаточно, чтобы бежать отсюда и отыскать какое-то пристанище.

Взобравшись на дерево, Кристиана нашла крепкий сук, нависавший над стеной, и уселась на него. Привязав веревку к ветке, она перекинула второй ее конец по ту сторону стены. Посмотрев вниз, она увидела, что от веревки до земли остается расстояние футов десять. Ну что ж, значит, придется прыгать.

Если простыни порвутся или развяжется узел, то она расшибется. Оставалось лишь надеяться, что у мужа Элоизы все в доме высокого качества.

Уцепившись за веревку, она стала перебирать руками, постепенно спускаясь. Когда она была уже почти на середине, до нее донесся какой-то шум.

В саду все ближе раздавались голоса, много голосов. Она продолжала медленно спускаться, время от времени задирая голову и в страхе ожидая, что над стеной вот-вот появится чье-то лицо. Но снизу, должно быть, веревки не было заметно. Голоса стихли.

К концу простыни она еще привязала несколько полотенец и сейчас добралась как раз до этого места. Узел растянулся под ее весом. И в тот момент, когда ее руки уже совсем ослабли, она услышала треск и через мгновение упала на землю. Высота была небольшой, всего футов восемь, но она все равно испугалась. Осторожно встав, Кристиана огляделась.

Она оказалась между двух высоких стен на очень узенькой улочке. В одном ее конце виднелись дома и крыши. В другой стороне – одна зелень. Кристиана ликовала. Что бы там ни задумали по поводу нее эти французы, им придется подыскать для этого другую англичанку.

Она переберется через реку и направится к побережью, держась подальше от дорог. Возможно, ей удастся найти английского рыбака или торговца, который согласится помочь ей.

Она остановилась у стены и напряженно прислушалась, нет ли погони. Вокруг стояла тишина, и она вновь пошла вперед.

Внезапно из-за угла появился мужчина и встал на ее пути, скрестив руки на груди. Кристиана остановилась, вглядываясь в него в свете сумерек.

Это явно был не хозяин дома, где ее держали. Мужчина был слишком высок и строен, хотя его волосы были такие же светлые и одежда столь же дорогая. Кристиана осторожно двинулась вперед, надеясь, что этот человек не имеет к ней никакого отношения, хотя он и следил за ее приближением со странной сосредоточенностью.

Она только было решила мило улыбнуться и сделать вид, что живет поблизости, когда поравнялась с ним и наконец разглядела его лицо.

Она узнала его и поняла, что это взаимно. Сердце ее упало, однако ноги сами продолжали нести ее к этому французскому аристократу, который встречался с Дэвидом, переодевшись бедняком.

Тогда она видела его издалека, но запомнила его лицо гораздо лучше, чем ей казалось. Карие глаза, полуприкрытые веками, внимательно смотрели на нее. Между светлыми усами и короткой бородкой сверкнула улыбка.

– Вы с характером. Это хороший знак. – И он посмотрел на свисавшую с ветви веревку из простыней и полотенец. – Вы могли бы разбиться.

– А разве это важно?

– Очень важно.

– Ну что ж, приятно слышать.

Француз поклонился и галантным жестом пригласил Кристиану обратно в ее тюрьму.

Она сидела за шитьем у открытого окна. Вокруг расположились женщины и девушки, склонившиеся над своим вышиванием. Время от времени они с любопытством поглядывали на нее. Им так и не объяснили, почему они должны развлекать и опекать эту чужестранку. Прошла уже неделя с тех пор, как Кристиана пыталась убежать, но ее отношения с обитателями дома не потеплели ни на йоту.

В противоположном конце зала, у камина, стояли четверо мужчин. Двое из них были местными баронами, прибывшими несколько дней назад по приказу французского короля. Другие приехали раньше. Город был наводнен рыцарями и солдатами. Часть из них разбила лагерь по ту сторону реки, которая служила естественной защитой для этого нормандского города. Они частенько приходили сюда и о чем-то разговаривали с высоким светловолосым мужчиной, сидевшим сейчас у камина.

Теперь Кристиана уже знала его имя. Теобальд, граф де Сенлис. Не просто дворянин, как она предполагала, а вельможный барон, равный по положению английскому графу; и к тому же советник французского короля.

Он лишь раз заговорил с Кристианой, чтобы убедиться, что ей не причинили вреда, но не стал отвечать на ее настойчивые вопросы. Она, однако, подозревала, что ее привезли сюда именно по его приказу.

Она по-прежнему пленница. Но зачем? Обитательницы дома этого не знали. Граф отказывался отвечать. Она изучила это здание наизусть, но держалась в стороне, наблюдая за прибытием очередных вельмож и деловыми переговорами в дальнем конце зала.

В первые дни своего пребывания здесь Кристиана все ждала приезда Дэвида. Она представляла, как он призовет на помощь Морвана и Уолтера Мэнни, других рыцарей. Они ворвутся по мосту в город и потребуют ее освобождения. Совсем как в балладе.

Она поморщилась от собственной глупости. Если бы Дэвид собирался спасать ее, он бы уже был здесь. Он даже успел бы оказаться здесь раньше ее. Не обнаружив ее дома, он мог бы немедленно отправиться из Лондона во Францию. Ведь похитители везли ее на север, до самой Шотландии, прежде чем сесть на корабль. Бессмысленная трата времени. Впрочем, и вся эта история казалась Кристиане бессмысленной.

Она закрыла глаза, размышляя над своим положением, и окружающее перестало существовать. Но вдруг какая-то суета отвлекла ее от раздумий.

В дальнем конце зала граф встал, прислушиваясь к словам стражника. Широкая улыбка появилась на его лице. Он повернулся и что-то сказал хозяину дома. Один из баронов весело хлопнул по плечу рядом стоящего.

Дверь в зал распахнулась, и она увидела приближающего рыцаря. Пламя факелов отражалось в его доспехах.

Еще один барон. Они готовятся к вторжению короля Эдуарда. Подобные встречи и советы проходят сейчас, по-видимому, по всей Франции. Сначала вошел один из оруженосцев графа, неся в руках шлем и щит. Она взглянула на яркий сине-золотой герб. Пять золотых дисков над тремя переплетёнными змеями.

Три переплетенные змеи… Кристиана вздрогнула.

Рыцарь вошел в зал. Высокий и стройный, он спокойно огляделся и снял перчатки. Он двигался в доспехах так плавно, словно это была его вторая кожа. Затем он остановился, держась гордо, даже вызывающе. Каштановые волосы обрамляли его прекрасное, загоревшее до бронзового отлива лицо. Синие глаза пристально вглядывались в нее.

Кристиана смотрела и смотрела, не в силах вымолвить ни слова. Граф шагнул вперед и с улыбкой протянул руки вновь прибывшему.

Добро пожаловать во Францию, племянник!

Дэвид де Абиндон, ее Дэвид, повернулся к графу де Сенлису.

Племянник! Потрясенная, Кристиана переводила взгляд с одного на другого. Она внезапно поняла, почему лицо графа казалось ей неуловимо знакомым.

Она ощущала прилив гнева. Дэвид так непринужденно и естественно чувствовал себя в этих проклятых доспехах, словно он всю жизнь был рыцарем.

Конечно, ну конечно! Почему же она не заметила этого раньше? Рост, сила. Отсутствие почтения. Он не сказал ей, даже ни разу не намекнул! Ею овладело безудержное желание придушить мужа.

Граф тихо заговорил и жестом пригласил гостя к камину.

– Я сначала поздороваюсь с женой, – заявил Дэвид и, не мешкая, направился к ней.

Она укоризненно посмотрела ему в глаза. Он не отвел взгляда, спокойного, невозмутимого, непроницаемого.

– Ты не пострадала? Здорова?

– Я здорова, если не считать ощущения, что я совершенная дура, вышедшая замуж за лжеца.

Дэвид наклонился, чтобы поцеловать ее.

– Я все объясню, когда мы останемся одни, – тихо сказал он. – А сейчас пойдем, посидишь рядом со мной. Не принимай близко к сердцу то, что я буду говорить, дорогая. Пусть граф считает, что между нами не все ладно.

– Уж в этом-то я смогу тебе помочь.

Но граф хотел поговорить с Дэвидом наедине. Он отослал баронов и хозяина дома и раздраженно нахмурился, когда Дэвид подвел Кристиану к камину.

– Из-за вас я теперь рискую ее жизнью, как собственной, – заметил Дэвид. – Она имеет право знать ситуацию.

Дэвид встал возле камина. Кристиана села в кресло. Она ощущала растерянность, потрясение и гнев одновременно, однако уже начала кое-что понимать. Ей вдруг показалось, что именно здесь место ее мужа. Тень, витавшая за его спиной, вдруг обрела плоть и кровь. Кто же он на самом деле?

Она взглянула на графа и по одобрительному выражению его лица поняла, что и он это видит.

Дэвид повернулся к дяде и дал волю накопившемуся в нем раздражению.

– Я говорил вам, что мою жену нельзя в это втягивать. Граф поднял руки.

– Ты не приехал в апреле. Я решил поторопить тебя.

– Тогда я достиг Нормандии, но тут разыгрался шторм. Вы же сами прекрасно это знаете. Флот едва добрался обратно до Англии.

Значит, он все-таки был во Франции на Пасху. Впрочем, она поняла это, как только он вошел в зал.

– Мои люди тебя ждали в Кале и Сен-Мало. Ты не приехал.

– Не настолько же я глуп, чтобы высаживаться в крупном торговом порту, где меня могут узнать! Ты бы допустил подобную небрежность?

Де Сенлис задумался и кивнул.

– Ты прав, но все равно ты опоздал. Я ожидал тебя давным-давно. Армия готова выступить.

– Я опоздал, потому что моя жена исчезла и я искал ее.

– Ты знал, где она.

– Нет. И не мог покинуть Англию, не выяснив, что с ней.

Граф вспыхнул.

– Они должны были оставить…

– Не было ни записки, ничего. – Дэвид бросил гневный взгляд на де Сенлиса. – Ты послал Франса сделать это, да? Вопреки нашей договоренности.

– Он знал людей. Он знает твои привычки.

– Да. Но он положился на леди Кэтрин, которая не испытывает ко мне симпатии. У нее в отношении меня свои планы. Мне повезло, что я выбрался из Англии живым.

Француз побагровел.

– Из-за нее твоя жизнь была в опасности?

– Ты полагал, что мне больше негде искать Кристиану. Но у моей жены есть любовник, который живет на севере.

Граф с некоторым разочарованием взглянул на Кристиану; она ответила ему вызывающим взглядом. Будем надеяться, что у Дэвида есть веские основания для того, чтобы говорить своему дяде о ней подобные вещи.

– Леди Кэтрин это знала, – продолжил Дэвид. – Поэтому велела людям, которых наняла вместе с Франсом, не оставлять никакой записки, чтобы пустить меня по ложному следу. Они даже вывезли ее из страны через северный порт. Вот почему я и прибыл только сейчас. – Он помолчал и угрожающе улыбнулся. – Пока я метался по стране, леди Кэтрин отправилась к королю и рассказала ему обо мне. Она могла поведать ему немало интересного, так как Франс сообщил ей о моем родстве с вами.

Грозное выражение появилось на лице графа, и Кристиана даже встревожилась. Один раз она уже видела такое, только на лице совсем другого человека.

– Я займусь ими обоими. Женщиной и Франсом.

– Я уже сделал это.

– Если англичанка выдала тебя Эдуарду, твоя информация окажется бесполезной. Он может переменить порт.

Значит, ее подозрения были верны. Дэвид собирался назвать порт высадки графу и французам, но не ради золота и серебра. Раз он один из де Сенлисов, это даже не измена. Каждый дворянин признает и уважает зов крови. Мудрый король или лорд никогда не просил своих подданных выбирать между клятвой верности и преданностью роду.

– Это вполне возможно, – сказал Дэвид. – Но мне удалось узнать, что даже спустя две недели после встречи с леди Кэтрин король не передумал. Он уже отдал приказ, и отменять его было поздно. Я даже думаю, не позволил ли он мне бежать для того, чтобы я сообщил о предательстве леди Кэтрин и тем самым поставил под сомнение ценность своих сведений.

Все внимание Дэвида было сосредоточено на дяде. Он ни разу не отвел своих синих глаз от лица старика. Карие глаза графа так же по-ястребиному смотрели на племянника.

Кто же Дэвид на самом деле? Теперь она узнала ответ на этот вопрос, но еще не понимала, как ей воспринимать эту новость. Вроде бы она должна испытывать облегчение – ведь ее муж не простолюдин. Тогда почему ее захлестывает этот неудержимый гнев?

Граф в задумчивости расхаживал по залу и кивал.

– Пожалуй, ты прав. Лето быстро проходит. Если он намерен выступать, то это должно произойти немедленно. Его армия собрана. Сейчас слишком поздно менять планы. – Он резко повернулся к Дэвиду. – Значит, они у тебя?

– Да. Их даже больше, чем он предполагает. Мне известны все дороги, по которым он будет двигаться, все направления, число солдат. У меня все есть.

Де Сенлис ждал. Дэвид улыбнулся.

– У тебя есть документы? Старик раздраженно вздохнул.

– Мой здесь и заверен. Коннетабль[2] привезет второй от короля. Но мы теряем время.

– Ты уже нарушил большинство наших устных договоренностей. У меня теперь не осталось выбора. Я не могу вернуться в Англию, и, хотя Эдуард когда-нибудь может поверить в непричастность Кристианы и принять ее обратно, сейчас она вынуждена жить не так, как хотела бы. Для начала новой жизни мой золотой запас слишком скуден. Без документов я дальше не двинусь.

Наступила напряженная тишина. Что-то мрачное и зловещее промелькнуло на лице француза. Кристиана судорожно вдохнула. Она гадала, что задумал граф. Его так же невозможно было понять, как и Дэвида.

Карие глаза под нависшими веками сверкнули в ее сторону, и Кристиана похолодела.

Дэвид прищурился.

– Не позорь свое имя и свой род даже мыслью об этом. Она ни о чем не осведомлена, так же как была бы твоя жена в подобных обстоятельствах.

Но это же неправда, взволнованно подумала Кристиана. Наверняка его дядя тоже видит людей насквозь, как и Дэвид. Она опустила глаза и молилась, чтобы ее лицо не выразило ничего, кроме страха.

Граф некоторое время изучал ее, потом рассмеялся.

– Когда ты ждешь коннетабля? – спросил Дэвид.

– К утру.

– Тогда ты чересчур нетерпелив. Разве странно, что я требую письменных гарантий?

Опасный упрек из уст торговца, пусть и родственника. Но граф не рассердился, скорее наоборот.

– Все мужчины думают о вещах, которых никогда не сделают, племянник. Наличие возможностей и воплощение их в жизнь – совсем не одно и то же.

Дэвид задумался, потом кивнул, словно принял объяснение графа и счел его разумным.

Напряжение, кажется, начало спадать.

– Я обещаю, что у вас будет достаточно времени. Когда я уезжал, корабли и наполовину не были готовы, – проговорил Дэвид.

Это еще больше разрядило обстановку. Граф почти тепло улыбнулся.

Дэвид подошел к Кристиане и взял ее за руку.

– Покажи мне наши покои. Я хочу избавиться от этих чертовых доспехов, в которых жарился на солнце целый день.

– Я пришлю своих оруженосцев помочь тебе, – пообещал дядя. – И пусть тебе приготовят ванну.

Кристиана молча последовала за Дэвидом к тому крылу, где находилась ее спальня.

– Общение с этим человеком выматывает меня, – пробормотал Дэвид, пока они шли по темному двору. – Это все равно, что вести переговоры с собственным отражением в зеркале.

Глава 20

Оруженосцы, помогавшие Дэвиду снимать доспехи, называли его исключительно милорд. Кристиана раздраженно взглянула на мужа. Сама поза Дэвида уже говорила о его высоком происхождении.

Рядом с горящим камином слуги наливали воду в глубокую деревянную лохань. Одна из девушек постоянно поглядывала на Дэвида и мило улыбалась каждый раз, встречаясь с ним взглядом. Когда было вылито последнее ведро, Кристиана решительно сказала:

– Вон! Я сама поухаживаю за мужем.

Слуги торопливо покинули комнату. Оруженосцы, весело попрощавшись, ушли вслед за ними. Дэвид разделся и залез в лохань.

Вид его обнаженного тела взволновал Кристиану больше, чем ей хотелось бы. Она ругала себя за свою слабость, за то, что ее сердце не хочет слушать голоса разума. Их совместная жизнь была иллюзией. Она ошибалась, предполагая, что сможет довольствоваться лишь одним наслаждением. Он всегда оставался для нее незнакомцем. А она – его игрушкой, которая делит с ним постель, но не жизнь. Сейчас она все выскажет ему, а потом потребует отдельную комнату.

Она поставила стул у лохани и села, разглядывая Дэвида.

– Разве ты не собираешься поухаживать за мной? – спросил он.

– Мойся! – грозно приказала она, бросая ему кусок мыла. – И рассказывай!

– А-а, – задумчиво протянул он.

– Никаких «а-а», Дэвид! Еще одно «а-а» – и я тебя утоплю!

– Ты вправе сердиться, дорогая. Поверь, мне так хотелось не впутывать тебя в это дело. Ты не должна была ничего знать. Тогда ты осталась бы чистой перед Эдуардом. Граф удивил меня этим похищением. Честно говоря, я разочарован.

– Неужели?

– Да. Я ожидал от него большего благородства. Похитить невинную женщину, подвергнуть ее опасности! Это крайне некрасиво с его стороны.

– Ему нужно название порта, Дэвид. Он вполне мог бы убить меня, если бы это помогло.

– Именно поэтому нужно создать впечатление, что мы с тобой не ладим. Он не должен думать, что может использовать тебя как средство давления. Как только прибудет коннетабль, я получу гарантии твоей безопасности. Вот тогда-то мы и поговорим. По слухам, коннетабль честен до смешного.

Она закатила глаза.

– Давай начнем с самого начала. Граф действительно твой родственник?

– Похоже, что так.

– Как давно ты знаешь об этом?

– Почти всю жизнь. Мать рассказала мне об отце, когда я был еще ребенком. Давала мне понять, что я не просто подзаборное отребье.

– Почему же ты не сказал мне?

– Претендовать на родство легко, но доказать его трудно. Если незаконнорожденного не признали, такое утверждение бессмысленно. Это что-то изменило бы для тебя, дорогая?

Она чуть не произнесла «нет», но решила быть честной.

– Немного, в самом начале.

– Ну, тогда сожалею, что не сообщил тебе.

– Ни о чем ты не сожалеешь. Твоя гордыня настаивала, чтобы я приняла тебя как торговца, а не как сына графа де Сенлиса. Ты очень странный, Дэвид. Мало найдется людей, считающих, что благородное происхождение принижает их. – Кристиана не скрывала своего гнева. – Ты все время лгал мне.

– Только чтобы защитить тебя. Это все качалось задолго до нашей встречи. Я стремился оградить тебя, не поставить под удар, если у меня что-то сорвется.

– Я твоя жена. Никто бы не поверил в мою неосведомленность.

– Ты – дочь Хью Фицуорина и была подопечной короля. Все бы поверили в твою невиновность! Ни Эдуард, ни его бароны не сочли бы тебя ответственной за поступки твоего мужа-торговца.

Такое объяснение привело ее в ярость.

– Я твоя жена! Если бы твой план провалился, в лучшем случае меня бы заставили смотреть, как тебя будут истязать. Но самое главное – то, что ты скрыл от меня свое истинное происхождение, а значит, и истинную суть.

Жесткие складки появились у его рта.

– Ты не была моей женой уже много месяцев. Следовало ли мне доверять незнакомке, жившей в моем доме на правах гостьи или дальней родственницы?

– Лучше гостья, чем дорогая игрушка! Лучше дальняя родственница, чем пилюля для излечения самолюбия брошенного отцом сына!

Его глаза сверкнули.

– Ну что ж, тогда не вижу смысла что-либо объяснять тебе. Ты знаешь обо мне больше, чем я сам.

– Я? Сейчас я думаю, что совсем не знаю тебя! И не утверждай, что наша ссора сподвигла тебя на этот обман. Ты ведь не собирался просвещать меня, какой бы покорной я ни была. И что дальше? Ты остался бы во Франции и послал за мной? Письменно приказал явиться к тебе сюда?

– Я всегда был намерен дать тебе возможность выбирать.

– Правда? Зато твой дядя лишил меня этой возможности!

– Это еще как сказать.

Кристиана отвернулась и смотрела в сторону, пока не взяла себя в руки.

– Ты должен мне все рассказать. Сейчас же. Мне необходимо трезво расценивать свое положение.

– Все началось с ерунды. Эдуард попросил меня сделать карты. Я подумал, что в свое время по его вопросам я смогу определить порт высадки. Я ведь так и не простил отца за то, что он сделах с Джоанной. Он сломал ей жизнь и бросил. К тому же ему не было никакого до меня дела. В общем, я намеренно стал не очень осторожно вести себя во Франции, чтобы любой внимательный человек мог меня заподозрить. И еще стал использовать печать с тремя змеями. Они были вырезаны на перстне, который отец оставил моей матери. Она считала его обручальным кольцом, но подозреваю, что он просто расплатился с ней за услуги.

Он задумался, но Кристиана вернула его к действительности.

– Дэвид!

– Извини. В общем, я хотел, чтобы слух о моем существовании дошел до графа и чтобы он попытался использовать меня для своих целей. А я бы тогда стал упрямиться и позволил уговаривать себя. Потом бы уступил, отказался от платы, чтобы стало понятно – во мне заговорила кровь предков. Он проникся бы ко мне доверием. А потом я назвал бы ему не тот порт. Французская армия двинулась бы в одном направлении, а Эдуард пришел бы с другой стороны, и победа англичанам была бы обеспечена.

Кристиана вглядывалась в его лицо. Он говорил спокойно и непринужденно, словно речь шла о чем-то совсем обыденным.

Ему это нравится, поняла она. Он ездил на Черный континент и чуть ли не каждый год переходит через Альпы. Ему необходимы эти приключения, этот риск, эти трудности.

– И твоя семья расплатилась бы за судьбу твоей матери, – подытожила она.

– И это тоже. Сомневаюсь, что после подобной неудачи граф де Сенлис остался бы советником короля. Он потерял бы положение и честь, но все равно это значительно меньше, чем потеряла Джоанна. И все-таки это было бы возмездием.

– Что же тебе помешало?

– Ничего. Все шло по плану. За исключением нескольких сюрпризов. Сначала умер Оноре, прежний граф, и его место занял его брат, Теобальд, который оказался гораздо более опасным.

Кристиана взволнованно заходила по комнате, ожидая продолжения. Но Дэвид молчал.

– Что ты имел в виду, когда говорил, что его наследник желает ему смерти? – наконец не выдержала она.

– Это был второй сюрприз. Довольно солидный. Он не подкупал меня золотом и серебром. Вместо этого он предложил мне официальное признание и титул графа де Сен-лиса. Другие сыновья Оноре и Теобальда мертвы. Он заверил, что поклянется, будто его брат тайно обручился с моей матерью. Это было бы ложью, но гарантировало мое право на наследство.

Кристиана изумленно уставилась на него. Дэвид, ее торговец, – граф де Сенлис!

– Мужчины склонялись к измене и за гораздо меньшую цену, девочка моя.

– Ты же говорил, что не хочешь быть рыцарем. Он засмеялся.

– Дорогая, рыцарь – это одно. А влиятельный граф и советник короля Франции – совсем иное.

– Значит, ты согласился?

– Я пока не решил. Что бы ты мне посоветовала?

– Ну нет, Дэвид. Ты затеял это без меня, так что не перекладывай теперь с больной головы на здоровую. – Она снова заходила взад-вперед по комнате, размышляя вслух: – Немало рыцарей присягали сразу двум королям или лордам. У многих английских баронов есть земли и во Франции. Каждый может попасть в двойственное положение. Любой понимает, что иногда интересы сталкиваются.

Взглянув на нее, он покачал головой.

– Моя ситуация иная. Если я назову порт и тем самым помогу графу и Франции, то я предам моих друзей, моего короля и мою страну. За предложенную цену я готов сделать это, но не стану делать вид, что мой поступок благородный.

Черт бы его побрал! Он только еще больше все запутывал, не давая ей возможности найти его действиям какое-то оправдание.

– Франция – тоже твоя страна, Дэвид. Твой отец – француз.

– По правде говоря, я обнаружил, что меня беспокоит не Англия и даже не Эдуард. У него были бароны, совершавшие более страшные предательства, и он способен был понять и даже простить их. Нет, меня тревожит Лондон. Если бы не мой город, я бы не стал колебаться.

Он протянул ей кусок мыла.

– Раз ты отослала слуг, то можешь по крайней мере вымыть мне спину.

Она присела возле лохани и стала намыливать его плечи. Несмотря на бушевавшую в душе бурю, Кристиана все же подумала, что уже очень давно не прикасалась к мужу. Напрягшаяся спина под ее ладонью навела ее на мысль, что и он чувствует то же самое.

– Ты солгал мне в апреле, когда говорил, что отправился в Солсбери. На самом деле ты был во Франции.

– Зачем же мне было волновать тебя? – Он посмотрел на нее через плечо. – А как много ты поняла сама?

– В итоге почти все, не считая истории о твоем отце. Я подслушала, как Франс в первый раз уговаривал тебя. Я тогда пряталась в потайном коридоре Эдуарда. Только я еще не знала, что это был именно ты. Я догадалась, что он французский агент. Потом я наблюдала вашу встречу в Вестминстере. Когда граф приехал в Хэмпстед, я сразу распознала в нем французского аристократа.

– Ты думала, что я продаю секреты Эдуарда за серебро?

– Так звучало одно из объяснений. Хотя именно это и сбивало меня с толку. Ты сам слишком богат и щедр, и тебе не свойственна алчность.

– Если ты знала так много, странно, что ты не покинула меня раньше. Или не рассказала о своих подозрениях Эдуарду. Почему же ты не сделала этого?

Кристиана отвела взгляд от его проницательных глаз. Нельзя, чтобы он увидел ее незащищенность. И потом, пришла ее очередь задавать вопросы.

– Ты сказал, что вернешься в апреле, и я поверила тебе. Это тоже была ложь?

Он покачал головой.

– Я тогда еще ничего точно не решил, но в любом случае собирался вернуться. Если бы я назвал графу порт Бордо, Эдуард никогда не заподозрил бы меня, пусть даже вся Франция ждала бы его там. Я совершенно серьезно считал, что Теобальд позволит мне уехать.

Его пристальный взгляд, тихий голос и близость волновали Кристиану, и решимость уже почти оставила ее. Она провела ладонью по его плечу, смывая мыло.

– Но теперь леди Кэтрин рассказала Эдуарду о тебе, и ты не можешь вернуться. Зачем ей это? Она никогда не простит тебе Хэмпстеда?

Несколько минут Дэвид молчал. Кристиана поняла, что он раздумывает над ответом, и приготовилась услышать новую ложь.

– У нас с леди Кэтрин давние отношения, а ее бывшие владения являются лишь незначительной частью этой истории. Она велела выпороть меня, когда я был юношей. Следы этой экзекуции сейчас перед тобой. Недавно я ответил ей тем же.

Она отпрянула и посмотрела на широкую спину и пересекавшие ее шрамы. Несмотря на решимость относиться к нему с тем же безразличием, что и он к ней, сердце Кристианы сжалось.

Ей даже не нужно было слушать эту историю, она прекрасно представляла ее себе. Пальцы Кристианы скользили по тонким рубцам, и она видела, как его секли. Вот леди Кэтрин, уверенная в своей безнаказанности, назначает кару за какую-то незначительную провинность. Это, конечно, было не в Лондоне. В городе она бы не посмела вести себя так.

Дэвид сказал, что ответил тем же. Означает ли это, что на коже леди Кэтрин теперь такие же шрамы? Кристиана очень надеялась на это.

Она почувствовала нежность к мальчику, с которым так жестоко обошлись, и едва удержалась, чтобы не поцеловать эти шрамы.

«Это безумие, – укоряла она себя. – Ему не нужны ни моя любовь, ни мое сочувствие. Я никак не причастна к его прошлому, и мне нет места в его будущем. В лучшем случае я для него помеха, которая осложнила его планы».

– Ты говоришь, что еще не принял решения. Что будет, если завтра ты не назовешь порт?

Хорошо, что она не может видеть его лицо. Если он лжет, то она не узнает этого.

– Граф сделал все возможное, чтобы мне не оставалось другого пути. Леди Кэтрин выдала меня Эдуарду, но вряд ли для графа это было новостью. Он заинтересован в ее предательстве – теперь легче держать меня в руках. А вот задержать меня в Англии она решила самостоятельно. Граф же велел похитить тебя, чтобы иметь гарантию моего появления. Раз в Англии мне грозит опасность, значит, его предложение становится все более заманчивым. Но несмотря на родство, он вряд ли позволит мне уехать отсюда живым, если я откажу ему.

Она пожалела, что он не солгал.

– Тогда у тебя нет выбора.

– Да нет же, есть.

Ей стало совсем тошно. С одной стороны, ему предлагали положение и богатство, гораздо большее, чем он когда-либо ожидал получить. Титул графа де Сенлиса принадлежал ему по праву, и он должен был принять его. Но силы небесные! Те, кого она знает и любит, приплывут на своих кораблях во Францию. Ее брат, ее король, Томас, другие… А с другой стороны, Теобальд убьет его, если Дэвид не согласится.

Впрочем, его судьба не должна ее беспокоить.

Она едва не обняла его и не принялась умолять найти наилучший выход.

Затем она снова села.

– Тебя действительно чуть не поймали?

– Да нет, никто не остановил меня. Доспехи оказались хорошим маскарадом, ведь в Англии рыцари повсюду. Даже здесь они помогли мне добраться без всяких помех.

– А герб на твоем щите?

– Тебе нравится? Я же не мог быть рыцарем с пустым щитом. К счастью, никто не заметил, что он недавно нарисован, и не заинтересовался его происхождением.

– Ты, значит, искал меня на севере?

– Да. – Он одарил ее понимающим взглядом. – Не волнуйся. Он не пострадал. Хотя, когда Сиэг предложил его кастрировать, твой герой едва не умер от страха. Но я спас его от этой пытки, и, думаю, он проникся ко мне вечной благодарностью.

Она взглянула на камин. Ее мало волновало, кастрировали ли Стивена, что бы это ни значило.

– Еще нас задержало то, что Оливер захотел позаботиться о девочке, которая была со Стивеном. Ей не было и четырнадцати.

Кристиана почти не слушала его. Сняв с огня ведро воды, она понесла его к лохани и тут заметила, что Дэвид на нее смотрит.

– Что?

– Ты не слушаешь меня? Неужели ты не ревнуешь? Я сказал, что с ним была девушка.

Она сердито прищурилась.

– Господи, каким же идиотом ты иногда бываешь! – закричала она, выплескивая на него воду.

Она уставилась на стену, вне себя от ярости. За ее спиной он встал из лохани и вытерся. Через несколько минут он подошел к ней и осторожно дотронулся до ее плеча.

– Ты ведь мне не веришь! – Она возмущенно сбросила его руку. – Ты никогда не переставал лгать мне, а я с самого начала говорила тебе только правду. Ты что, думаешь, все привыкли ко лжи, как ты?

– Я верю тебе, но откуда мне знать, любишь ли ты его? Ты ничего не говорила об этом.

– Я сказала тебе, что все кончено.

– Это не одно и то же.

– Значит, следовало просто спросить меня, раз тебе так интересно.

Он подошел ближе.

– Я не заводил разговора об этом по той же причине, что и ты не спрашивала меня о Франции. Мы старались уберечь друг друга. Я никогда не заговаривал о твоей любви к Стивену, потому что боялся услышать ответ и надеялся, что время само все расставит по местам. Но времени у нас больше не осталось, поэтому я спрашиваю тебя. Ты все еще его любишь?

Она закрыла глаза, вслушиваясь в звуки его прекрасного голоса и сожалея, что ей придется отвечать на этот вопрос.

Но он прав. Сейчас он наконец был с ней честен, и она не станет начинать со лжи.

– Я больше ничего не чувствую к нему и сомневаюсь, что любила его.

– Почему?

Потому что теперь она знает, что такое любовь.

Он терпеливо ждал ее ответа, и она внезапно почувствовала себя ужасно уязвимой. Это был второй вопрос, честный ответ на который означал бы ее признание в любви.

Но почему бы ей не признаться? Сказать правду и уйти. Кристиана поморщилась. Мелодраматический бессмысленный жест. Он позволит ей уйти, и ничего от этого не изменится. Его не тронут ни признание, ни ее уход. Ему все равно.

– Почему ты веришь мне сейчас, Дэвид? Потому что мои слова подтвердил Стивен? Ты поверил этому глупцу, хотя не захотел поверить мне?

– В сложившихся обстоятельствах он бы поклялся в том, что до сих пор хранит невинность. Это не имело значения, я уже раньше поверил тебе. Когда бы я ни вспомнил о том дне, я все время вижу, как прекрасная девушка бежит мне навстречу и на лице ее радость, а не вина и страх. – Его ладони легли ей на плечи. – Что ты тогда хотела мне сказать?

Еще один трудный вопрос.

Он догадывается, вдруг поняла она. Разум подсказал ему то, что раньше скрывала пелена гнева.

Она вдруг остро ощутила его близость. И почувствовала, что он полон ожидания и нетерпения.

Ей до боли хотелось признаться ему, но она сразу вспомнила обвинения, которые бросала ему в лицо в тот ужасный день. Она помнила, как избегала и его самого, и его ласк во время их помолвки. Она представила мальчика, которого мучили по велению высокородной леди Кэтрин.

Да и как она сейчас скажет ему о любви?.. Ведь он наверняка подумает, что причиной ее признания стало то, что из простого торговца он вдруг превратился в наследника графа.

– Я не помню, – пробормотала она.

Он молча продолжал гладить ее руку. Кристиана закрыла глаза, наслаждаясь этой целомудренной лаской. Несмотря на откровения, которые обрушились на нее сегодня, на решение расстаться с этим чужим ей человеком, его близость дарила ей удивительное спокойствие.

– Мне нужно кое-что узнать у тебя, – наконец вымолвил он.

– Ни одна моя история не может сравниться с твоей.

– Тебе не причинили вреда?

– Нет. Мы ехали верхом много дней, и седло стерло мне кожу до крови, а лицо обветрилось и покраснело от жаркого солнца, но это пустяки. Ночами мы останавливались на убогих постоялых дворах и спали вместе в одной душной комнате, но мужчины не докучали мне, хотя один из них смотрел на меня слишком откровенно. Еда была ужасной, а путешествие по морю – страшным. В итоге я выглядела как последняя оборванка, а пахло от меня так, что ты бы от меня отшатнулся, только и всего.

Дэвид повернул ее лицом к себе. На нем был длинный свободный халат наподобие сарацинского. Она увидела в его взгляде то, чего ей еще никогда не доводилось наблюдать, то, что так старательно пряталось за напускным спокойствием. Тревогу, нерешительность. Сомнения. Он выглядел совсем другим, не таким, как раньше.

Он прикоснулся к ее щеке.

– Если я решусь, ты не обязана оставаться. Эдуард поймет, что ты не имеешь к этому никакого отношения. Ты можешь вернуться домой.

Она смотрела на него, и любовь разрывала его сердце. Такой малости было достаточно, чтобы пробудить вновь все ее чувства к нему.

– Вот почему ты записал все владения на мое имя? Чтобы их нельзя было конфисковать.

– Да. Я не хотел, чтобы ты осталась без средств, если эта опасная игра не удастся.

– Почему ты не подождал с женитьбой? Это же началось задолго до нашей встречи. Зачем было так усложнять себе жизнь?

Она еще произносила эти слова, когда вдруг осознала правду. Истина, которую она от себя так старательно скрывала, вдруг предстала перед ней во всей своей обнаженности.

Боже милостивый! Очередная иллюзия! Но как же она за нее цеплялась!

Она с отчаянием посмотрела в его синие глаза.

– Ты ведь никогда не просил моей руки, да? Это была идея Эдуарда. Он задумал эту свадьбу ради того, чтобы получить с тебя деньги. Ты не мог отказать ему.

Он наклонился. Выдержка покинула его, и он позволил ей увидеть то, чего так жаждала ее душа.

– Нет, – тихо сказал он. – Я увидел тебя и заплатил Эдуарду целое состояние, чтобы тебя заполучить. И я не мог ждать, хотя это было эгоистично с моей стороны. У меня больше нет времени, Кристиана, мне надо решать. Если я соглашусь, ты останешься со мной?

Она едва слышала эти слова. То, что открылось ей сейчас, сделало все предыдущие события незначительными. Она не могла отвести от него глаз, смотрела и смотрела, всем сердцем чувствуя возникшую между ними связь. Кристиана не сомневалась: никто и никогда еще не видел его таким.

Все отражалось в этих бездонных глазах, абсолютно все. Вина за то, что она подвергалась опасности. Боязнь самого себя. Неистовые желания и неукротимый нрав. Но все это затмевало главное и необъятное, то, что сулило счастье и спасение. Ее собственная любовь расправила крылья и с благодарностью потянулась навстречу этому огню.

Губы Дэвида приоткрылись, взгляд потеплел. Казалось, он испытал невероятное облегчение.

– Ты останешься? – повторил он.

– Я не уйду, – прошептала она. Другого ответа и быть не могло. – Я останусь с тобой, кем бы ты ни был – графом или торговцем.

Он прижался губами к ее губам, и Кристиану захлестнуло ощущение покоя и тепла. На какое-то мгновение их души слились воедино.

Это слияние было настолько полным, что слова казались лишними. Но Дэвид не успокаивался.

– Что ты хотела сказать мне в тот день, Кристиана?

– Разве ты не понял? Я была уверена, что ты видишь меня насквозь.

– Гнев и боль ослепили меня. Когда я сошел с корабля, мое сердце было полно любви к тебе. А рассказ Оливера пронзил меня, словно кинжал, и превратил в безумца.

Она потеряла дар речи от его спокойного признания. Заговорив об этом первым, он облегчил ей задачу. Он всегда так делал, с их первой встречи. Сначала из-за понимания и сочувствия, на смену которым пришла любовь.

Она прикоснулась к его лицу, пальцы заскользили по его скулам.

– В тот день я хотела сказать, что люблю тебя. Я поняла это, когда леди Кэтрин привела меня к Стивену. Я осознала, что люблю тебя уже давно.

Он снова поцеловал ее нежно и восхитительно. Губы Дэвида прошептали ей на ухо:

– Они схватили тебя в нашей спальне. Я понял это, когда вернулся.

Звук его тихого голоса согревал ее не меньше, чем его ласки. Восхитительное умиротворение охватило ее. Теперь он знает, что она любила Дэвида-торговца задолго до того, как ей стала известна вся правда о нем, и что она вернулась к нему по собственной воле.

– Ты хочешь меня, Кристиана? Ты ляжешь со мной в постель?

– Ты же знаешь: да, да, да!

Ее готовность, ее любовь ошеломили его, и он сжал ее в объятиях. С того самого момента, как он вернулся домой и увидел беспорядочно сбитые простыни на их супружеской постели, желание обладать ею жило в нем постоянно. Сейчас, однако, он сдерживал свои порывы. Уже одно то, что она находилась рядом, успокаивало его так, как не могла успокоить никакая удовлетворенная страсть.

Она останется с ним, кем бы он ни был. Она давала ему больше, чем он ожидал, гораздо больше, чем заслуживал.

Кристиана улыбнулась.

– Неужели это было так давно, что ты разучился? Дэвид усмехнулся.

– Да. Наверное, мне следовало постоянно упражняться. Ее брови удивленно приподнялись, и он рассмеялся.

– У меня никого не было все это время. Мне больше нравится сидеть с тобой у камина, чем искать утехи на стороне.

Она нахмурилась.

– Как это странно, Дэвид. Я боролась со своей любовью – ты пытался скрыть свою. Мы все это время оставались слепы. Почему? Ты же так прозорлив. Неужели жестокие, злые слова способны возвести такие стены?

– Это все в прошлом. Не стоит…

– Нет, стоит. Я хотела сделать тебе больно – ты стремился к тому же. Мы бросали друг другу в лицо наши страхи и наши иллюзии, и каждый из нас верил им, хотя правда была прямо перед нами. – Она пристально посмотрела на него. – Если бы я тогда подумала хорошенько, то поняла бы, что ты никогда не считал меня своей собственностью. Напротив, все твои поступки говорили об обратном. Если ты и купил себе знатную жену, то не стал пользоваться этим. Почему?

Он не переставал ей удивляться. Оказывается, девочка очень быстро повзрослела, и ее цепкий ум, свободный от постоянной опеки, уже научился добираться до самой сути вещей.

Он полюбил ее, когда она была наивна и неопытна, а теперь она и вовсе сведет его с ума. Он будет просто боготворить ее.

– Ты была такой невинной, дорогая.

– Не такой уж и невинной. Взрослые женщины наставляют девушек перед свадьбой. Я знала, что мужчины обычно ожидают от женщины гораздо большего, чем ты когда-либо требовал от меня. Ты сдерживал себя в постели.

– Мы ведь совсем недолго были вместе, Кристиана. Она задумалась.

– Нет, дело не в этом. Ты знал свою силу, а я – нет. Думаю, ты опасался, что я действительно почувствую себя использованной. И потому все время держал свои чувства под контролем.

Поразительно! Он был очень осторожен с ней, никогда не заходил дальше того, что позволил себе в брачную ночь. Он сдерживался, не задумываясь над этим, и только сейчас понял, что она права.

– Знаешь, я ведь ревновала. Мне не нравилось представлять, что с Алисией и другими ты делал то, чего никогда не делал со мной. Я останусь с тобой, Дэвид, но не в качестве какой-то драгоценной вазы, которую ты боишься разбить.

Она игриво толкнула его и поцеловала так, что у Дэвида захватило дух.

Довольная реакцией, она взглянула на него. Дэвид обхватил ее и прижал к себе, и она с жаром откликнулась. Недели ожидания и томления взяли свое, и он приник к ее губам в яростном поцелуе. Она отдалась этому поцелую, и страсть слила их воедино. Но потом она отодвинулась.

– В день свадьбы служанка дата мне очень полезные советы, – заметила она, избегая его взгляда. – Она сказала, что мужчинам нравится смотреть, как женщины раздеваются. Желает ли мой муж, чтобы я разделась для него?

Она посмотрела на него и покраснела, а он ощутил, что сердце вот-вот вырвется из груди. Затем Кристиана отошла, и пальцы ее коснулись шнуровки платья. Этот жест едва не лишил его остатков самообладания. Он прислонился к спинке кровати, скрестил руки на груди и принялся наблюдать.

Он, конечно, много раз видел, как она раздевается, но это было совсем иное. Она двигалась так изящно, так грациозно, что ее робость и неловкость почти не ощущались. Она наверняка не предполагала, что это так трудно. Он сдержался, чтобы не улыбнуться при виде румянца на ее щеках и сияющих глаз. Она повернулась и позволила платью соскользнуть на пол. Ее руки потянулись к поясу с чулками.

– Нет, – сказал он. – Сначала рубашку.

Кристиана выпрямилась. Скрестив руки на груди, невероятно застенчивая – девственница, да и только! – она спустила рубашку с плеч. И вот перед ним постепенно обкакалась грудь, потом бедра и ноги.

Тонкая рубашка невесомым облаком упала к ее ногам, и она переступила через нее. Несколько мгновений Кристиана стояла так, прежде чем поднять глаза. Их яркий блеск дал понять Дэвиду, что данное действо может так же сильно возбуждать женщину, как и мужчину.

Ее красота, как всегда, завораживала его. Ее откровенное желание дарить ему радость уже само по себе было наслаждением. Он не хотел торопить события.

– А теперь чулки.

Кристиана грациозно согнула колено и потянулась к подвязке. Его глаза с удовольствием скользили по изящной линии плеча, тонкой талии и великолепно очерченным бедрам. Ее груди набухли от желания.

– Теперь другой.

Она удивленно взглянула на него, но послушалась.

Он не мог наглядеться на плавные линии бедер и ягодиц, когда она склонилась над подвязкой. Она, должно быть, почувствовала свою незащищенность, потому что смелость оставила ее, и она быстро расправилась со вторым чулком.

Кристиана выпрямилась и посмотрела на него глазами, похожими на тающие звезды. Дэвид жадно впитывал весь ее облик, ее несравненную красоту, стройную и изящную фигуру.

– Волосы, Кристиана. Распусти волосы.

Она подняла руки к шпилькам, и от этого движения приподнялась ее грудь с набухшими сосками. Иссиня-черные локоны водопадом заструились по плечам и спине. Дэвид не пытался скрыть, какие чувства охватили его.

– Иди сюда, девочка моя, и поцелуй меня так, как должна целовать любящая молодая жена.

Она медленно направилась к нему, и сердце его едва не остановилось – такой любовью и нежностью светилось ее лицо.

Она приблизилась к мужу и положила ладони ему на грудь. Он не торопился, он пока отдал инициативу в ее руки. Ее язык скользнул по его губам, сначала несмело, потом более настойчиво.

Он обнял ее, наслаждаясь ощущением бархатной кожи под своей ладонью. Он погладил ее лицо и отстранился, наблюдая, как ее спина выгнулась и грудь приподнялась ему навстречу. Дрожь, когда он коснулся ее напрягшегося соска, молнией отозвалась в ее чреслах.

Ни один из них не поддался нетерпению, оба стремились продлить чувство восхитительного предвкушения.

Она неторопливо погладила его грудь.

– Служанка сказала, что мужчинам также нравится, когда женщины раздевают их.

Он не ответил, и она начала старательно развязывать шнуровку на его восточном одеянии. Он закрыл глаза, ощутив жар маленькой ладони. Как давно он не получал от нее даже такой малой ласки!

Она оголила его плечи и прижалась лицом к груди.

– Ты был прав, – заметила она. – Воздержание – мощный стимул для страсти. Часть меня уже кричит от нетерпения, а другая хочет бесконечно длить прелюдию.

– Ты знаешь, что будет потом, в этом я тебя никогда не подводил. Так что давай удлиним сам путь, потому что каждый раз он всегда бывает иным.

Она улыбнулась и кивнула. Ее руки заскользили по его спине, и он почувствовал, что теряет голову.

– Что еще рассказала тебе служанка? – спросил он.

– Что мужчинам нравится, когда их гладят и целуют. Но это я уже и сама поняла. – Она коснулась губами его груди. – И еще кое-что. Тогда меня это шокировало, но теперь уже нет.

Она осторожно высвободилась из его объятий. Ее губы заскользили вниз.

Дэвид смотрел и ждал, почти не дыша. Жаркий туман страсти обволакивал его. Он одновременно видел все и ничего. Ее руки сбросили на пол его одежду. Затем ее пальцы коснулись его набухшей плоти. Смелость Кристианы и тронула, и потрясла его. Он также поражался обманчивому спокойствию своего тела.

Она снова погладила и вопросительно взглянула вверх. Он наклонился и поднял ее.

– Как хочешь, дорогая.

Она уютно устроилась в его объятиях.

– Ну, тогда веди меня в постель, мой торговец, чтобы я могла показать тебе мою любовь.

Он отнес ее на постель и вытянулся рядом с ней.

Прохладный ночной воздух из открытого окна овевал их разгоряченные тела. Увлекаемый желанием, Дэвид решил доставить ей такое наслаждение, о котором она даже не подозревала.

Неторопливо и намеренно, зная все ее слабые места, он лишил Кристиану остатков самообладания. Не опустив рук ниже ее бедер, он сумел подвести ее к пику наслаждения.

Она схватила его за плечи.

– Дэвид, я… пожалуйста…

Его руки и губы замерли, и она открыла возмущенные глаза.

– Дэвид!

– Тихо, дорогая. Я же сказал, что никогда не подводил тебя.

– Ты хочешь сначала замучить меня до смерти? – воскликнула она, стуча кулачком по его плечу.

Он засмеялся.

– Это мучительно, только если ты стремишься к завершению. Наслаждайся процессом, зная, что в конце концов ты все равно полетишь.

Ее лихорадочное возбуждение утихло, и она нежно обняла его. Его рука заскользила вниз по ее телу.

– Ну давай еще раз.

Он видел восторг в ее глазах и сам едва не расслабился. Он снова довел ее почти до предела и заставил балансировать на самой грани.

Она ногтями впилась в его плечи, и он стал успокаивать ее поцелуями.

– Это было чудесно, – прошептала она. – Неужели с каждым разом будет лучше и лучше?

– До определенной степени.

– Ты собираешься так провести всю ночь?

Он засмеялся.

– Да нет, вряд ли. Любовь, конечно, сделала меня очень великодушным, но и моему благородству есть предел.

Она посмотрела на него.

– Думаю, что в эту игру могут играть двое, Дэвид. Тебе это понравится?

– Очень, если ты этого хочешь.

Она привстала и толкнула его на постель. Прежде чем ее руки заскользили по его груди, она крепко поцеловала его. Дэвид закрыл глаза и погладил ее.

– Нет, Дэвид. Ты не давал мне дотронуться до тебя, так что и ты не прикасайся ко мне.

Он сам научил ее этому, и сейчас ее ласки едва не лишили его чувств. Когда она остановилась, он открыл глаза.

После этого он уже не мог ни о чем думать и лишь смотрел сквозь туман охвативших его ощущений на чувственные линии ее спины и ягодиц. Сдерживая себя изо всех сил, он продлевал наслаждение. Они оба уже были готовы сделать последний шаг, и Кристиана почувствовала это. Он поднял ее и посадил верхом на свои бедра.

Она удивилась, но инстинктивно приподнялась и приняла его в себя.

Его вздох вторил ее вздоху, она закрыла глаза и снова медленно поднялась.

– Это невероятно, Дэвид.

– Иди ближе, – велел он.

Она нагнулась, и он, потянувшись, коснулся губами ее груди.

– Дэвид! – ахнула она. – Дэвид! – снова выкрикнула она, на этот раз нетерпеливо.

Он никогда не видел у женщин такого бурного завершения. Удивление, желание и любовь слышались в ее криках. Она яростно целовала его, глядя прямо в глаза, когда ее страсть достигла апогея.

Наконец Кристиана уткнулась лицом в его шею.

– Как думаешь, нас кто-нибудь слышал?

– Нас?

Она засмеялась.

– Ну ладно. Меня.

Он подумал об открытом окне и безмолвной ночи. Весь дом и половина города, наверное, слышали ее. Кто же после этого поверит, что между ними нелады?

Но сейчас это уже не важно.

– Я уверен, никто не слышал, дорогая.

Она уютно улеглась рядом. Он никогда не чувствовал подобного умиротворения и позволил себе упиваться своими ощущениями, подозревая, что это может никогда не повториться.

По-видимому, ему следовало рассказать ей все. В конце концов ему все равно придется сделать это. Такая любовь, как у них, не допустит долгого обмана, даже если он нужен для спокойствия Кристианы.

– Ты когда-нибудь был там? – спросила она. – В Сенлисе?

– Два раза. Первый раз это было несколько лет назад, а еще совсем недавно.

– Ты заходил в дом?

– Да. Графа не было, и я вошел как купец, предлагающий товар. Никто не вспомнит.

– Ты хочешь заполучить Сенлис?

– Кто бы на моем месте не захотел?

Она приподнялась и посмотрела ему глаза.

– Ты.

– Я решаю не только за себя. Мне необходимо знать, чего хочешь ты.

– Я хочу, чтобы ты был всегда со мной, живой и невредимый. Вот что по-настоящему важно. Но я знаю, что ты вряд ли сможешь жить без риска, и не стану требовать этого от тебя. Что до остального… И Англия, и Франция имеют на тебя виды. Оба, и Эдуард, и Теобальд, вправе ожидать твоей преданности. – Она помолчала, размышляя. – Я думаю, ты должен выбрать ту жизнь, для которой ты рожден.

Как она сразу добралась до сути! Жизнь с ней будет потрясающе интересной.

– А ты, Кристиана? Как насчет той жизни, для которой ты была рождена?

Она улыбнулась и прижалась лицом к его груди.

– Я была рождена для замужества с благородным человеком, Дэвид. А ты всегда был одним из самых благородных людей на свете.

Глава 21

Проснувшись, Кристиана обнаружила, что в комнате никого нет, а в окно уже струится утренний свет. Сладостные воспоминания о минувшей ночи тут же исчезли. Она встала и быстро оделась.

Значит, он сейчас с ними. Она не могла молиться за тот или иной исход, хотя знала, какой бы предпочла сама. Он мог бы назвать им порт, стать наследником де Сенлиса и жить так, как дается далеко не каждому. Или он откажется, потеряв прошлое, но не приобретя иного, и даже, возможно, погибнуть. Выбор отнюдь не богатый. И все же, несмотря на соблазнительный титул и все, что ему сопутствовало, Кристиану мало прельщала подобная перспектива.

Она взволнованно заходила по комнате, ощущая себя словно в клетке, и это лишь усилило ее тревогу. Покинув спальню, она отправилась по лестнице на крышу.

Горшки с летними цветами и вьющимися растениями украшали плоскую поверхность. Дэвид стоял у низкого парапета, глядя вниз, на улицу. Рядом находился плотный мужчина с длинными каштановыми волосами.

Заметив Кристиану, Дэвид поманил ее.

– Милорд, это моя жена, Кристиана Фицуорин. А это коннетабль д'О, дорогая.

– Я – кузен Теобальда, миледи, а значит, родственник и вашего мужа. – Он взглянул на Дэвида. – Дочь Хью Фицуорина, ни много ни мало. Ты постарался для де Сенлиса. Теобальд рад, что благодаря твоей жене мы породнимся с таким древним родом.

Кристиана подошла к парапету. Внизу, на улице, она заметила суетящихся солдат.

Значит, дело сделано. Она взглянула на неподвижное лицо Дэвида.

– Миледи, ваш муж останется здесь, в городе, – сообщил коннетабль.

Она переводила взгляд с одного мужчины на другого. Что-то в их поведении ее настораживало.

– Вы хотите сказать, что я все еще пленница? – уточнила Кристиана.

– Вы вполне свободны. Я могу обеспечить вам сопровождение до Сенлиса.

– Значит, пленник – мой муж?

– Гость. До тех пор, пока не высадятся англичане. Тогда он сможет присоединиться к вам. Он не учился боевому искусству, так что это сражение не для него.

– Я бы предпочла остаться с мужем.

Коннетабль посмотрел на бесстрастное лицо Дэвида и улыбнулся.

– Как пожелаете, – проговорил он, поклонился и направился к лестнице.

Кристиана подождала, пока он скроется из виду.

– Почему ты не можешь уехать, Дэвид?

– Он не доверяет мне. Боится, что я солгал. Но твое решение остаться со мной несколько успокоило его.

– Но зачем держать тебя здесь, если армия уходит?

– Теобальд поведет армию. Он уже покинул дом. Коннетабль же останется в городе с частью солдат на тот случай, если Эдуард высадится в другом месте.

– И твой дядя согласился на это?

– Даже граф де Сенлис не может противостоять коннетаблю. Теобальд хотел, чтобы я был рядом с ним и увидел блестящую победу Франции, которой я поспособствовал. Однако д'О настоял, чтобы я остался в его распоряжении. По-видимому, он сомневается, что Теобальд покарает своего племянника. – Он улыбнулся. – Коннетабль не слишком хорошо разбирается в людях.

Он обнял Кристиану и прижался щекой к ее волосам. Как жаль, что ей нечем успокоить его!

– Почему же коннетабль не доверяет тебе? Ведь все так логично. Любой разумный человек принял бы именно такое решение, и даже многие английские рыцари и лорды признают его справедливость.

– Он только что объяснил мне. Почти извинялся. Судя по всему, если бы я был рыцарем, он не сомневался бы во мне. Его смущает то, что я торговец, к тому же лондонский.

– Это возмутительно! Он сомневается в порядочности торговцев?

– Несомненно, как и все. Но все же он больше склонен верить мне, чем не доверять. Он поведал, что встречайся со многими лондонцами и знает, что мы прежде всего верны самому городу. Он не понимает людей, дающих клятву верности не человеку, а месту, но признает, что и это может быть серьезно. Он вполне допускает, что я могу предать Эдуарда или даже корону, но не Лондон. Поэтому-то и решил остаться вместе со мной.

Неиссякаемый поток рыцарей устремился по мосту с противоположного берега реки. Они проходили через город к южным окраинам. Пешие солдаты и повозки тянулись за ними. Улицы были похожи на разноцветные реки.

Взгляд Дэвида бездумно скользил по этому потоку.

– Я должен был настоять на твоем отъезде в Сенлис, но боялся, что потом не смогу тебя оттуда забрать. Подозреваю, что Теобальд безжалостен в гневе. И все же там тебе было бы безопаснее. Коннетабль, правда, обещал позаботиться о тебе, но и он не всесилен.

– О чем ты, Дэвид? Думаешь, Эдуард действительно изменил свои планы и ты окажешься виноватым?

Дэвид обнял Кристиану и повел на ту сторону крыши, где открывался вид в южном направлении. На поле, вдали, собиралась армия. Впереди, под золотисто-голубыми знаменами, стояли три всадника.

– Теобальд? Дэвид кивнул.

– С ним пять тысяч человек. Остальные присоединятся ближе к югу.

– Значит, они идут к Бордо? – спросила она, хотя ответ был очевиден. Вот какое будущее он избрал для них.

Но вместо радости она ощутила тревогу. Он не так ее понял. Она хотела уверить Дэвида, что любит его независимо от его положения, что считала его благородным человеком еще до того, как узнала о его отце.

Он сделал это ради нее, поняла она! Чтобы вернуть ей ту жизнь, которой лишил, женившись на ней.

Граф и герцог двинулись вперед, и огромная масса нестройными рядами потянулась за ними.

– Да, они идут на Бордо, – подтвердил Дэвид.

На его лице появилось какое-то странное выражение. Глаза следили за удалявшимися знаменами.

– Но не Эдуард.

Кристиана в изумлении открыла рот.

– Я посещал его еще до визита леди Кэтрин, рассказал ему всю правду и предложил закончить игру, которую начал. То есть назвать им один порт, чтоб наша армия пришла в другой. Я уговаривал его подумать о Нормандии, поскольку половина французской армии уже переместилась на юг. Неудача при попытке отплыть в Бордо вынудила Эдуарда изменить планы, а живший при дворе норманский рыцарь рассказал ему о не защищенных стенами городах и хороших дорогах Нормандии.

Она проследила за взглядом Дэвида, все еще различая солнечные блики на доспехах графа.

– Эдуард высадится в Нормандии? Здесь, на северном побережье? – Огромное облегчение захлестнуло ее, но вместе с ним появился и ужасный страх за Дэвида.

– Если в последний момент ему ничего иного не взбредет в голову, что тоже вполне возможно. И если он вдруг не усомнится во мне. Леди Кэтрин непременно наговорила ему разного о моей двуличности, но я все же надеюсь, что Эдуард знает ей цену. Норманн и я смогли назвать ему три подходящих места для высадки. Он воспользуется тем, где будет благоприятный ветер.

– А королю известно о де Сенлисе и о том, что тебе предложили? Тогда он не поверит твоему решению.

– Я рассказал ему все. Я не был уверен, что леди Кэтрин пойдет к нему подрывать мою репутацию, но подозревал это. Поэтому предпочел обо всем сообщить Эдуарду сам. И очень хорошо сделал. Когда я наконец добрался до Франса, мои подозрения подтвердились.

– Значит, тебе ничто не грозит в Англии? И ты можешь вернуться? – «При условии, что ему удастся выбраться отсюда живым».

– Да.

– И все же, убедив Эдуарда идти в Нормандию, ты мог потом предать его. Когда ты решил окончательно?

Он продолжал смотреть вслед уходящим.

– Сегодня рано утром. Рыцарь или торговец, сказала ты. Я поймал тебя на слове.

– А если бы я сказала по-другому? Если бы я сказала, что хочу быть женой графа?

– Я бы сделал это для тебя и примирился со своей совестью. – Он посмотрел на жену и улыбнулся. – Подозреваю, что нашел бы оправдание такому решению. Думаю, власть и роскошь могут утихомирить любое чувство вины. Такая жизнь заманчива. И я не стану делать вид, что не испытал искушения.

Она крепко обняла его.

– Ты многим пожертвовал ради своего города и короля, Дэвид. Эдуард очень обязан тебе.

– Он ничем мне не обязан, Кристиана. Если бы не он, ты не стала бы моей женой. Это я в долгу перед ним.

Его взгляд вновь вернулся к войску. Графа уже едва можно было различить. Кристиана опять заметила какое-то странное выражение на лице Дэвида; в его глазах на миг промелькнуло сожаление.

Он одержал блестящую победу благодаря великолепной игре и смелому расчету, но не торжествовал. Она попыталась его утешить.

– Со временем он поймет, Дэвид. Он знает, что такое верность долгу и перед каким трудным выбором порой судьба ставит человека. Он, может, и не простит тебя, но поймет.

Дэвид напрягся при упоминании о графе, которого он предал.

– Дэвид, я знаю, что тебе больно. Он твой дядя… Он закрыл ей ладонью рот, заставляя замолчать.

– Я должен был рассказать тебе вчера вечером, – начал он. – Но я боялся. Весь последний час я гадал, скажу ли когда-нибудь тебе об этом.

Она растерялась, нахмурилась и вопросительно посмотрела на него, ожидая объяснений.

– Теобальд мне не дядя, Кристиана. Понадобилось несколько минут, чтобы до нее дошел смысл сказанного.

– Неужели ты настолько умен, Дэвид? Настолько изобретателен и смел? Ты нашел человека, на которого похож, и задумал этот сложный план? И рассказал об этом мне, чтобы я вела себя достаточно убедительно, если мне станут задавать вопросы?

Он покачал головой.

– Все гораздо хуже, девочка моя. – Он посмотрел на превратившегося в точку человека на горизонте. – Теобальд мне не дядя. Он мой отец.

Кристиана не знала, как долго они стояли неподвижно после произнесенных им слов, но, когда он заговорил снова, последние солдаты уже покидали город.

– Он даже не помнил, как ее зовут. Он соблазнил ее, воспользовался ее любовью, оставил с ребенком, сломал ей жизнь. Я ношу ее имя, но оно ему ничего не сказало. И он, и Оноре в молодости не раз бывали в Лондоне, и Теобальд решил, что я – плод одной из греховных связей его брата. Это стало последней насмешкой над верной любовью Джоанны.

Кристиана вновь попыталась успокоить его.

– Это было тридцать лет назад. Когда тебе будет пятьдесят пять, думаешь, ты будешь помнить имена всех женщин, с которыми спал?

– Да, все до одного.

– Если только в пику ему. Дэвид словно не слышал.

– Было два кольца, серое и розовое. Он решил, что у меня кольцо Оноре, серое, и никогда не просил показать его. В Хэмпстеде он посмотрел на меня и увидел своего брата.

– Ему более знакомо лицо брата, чем собственное. Как часто мы видим свое отражение в стекле или металле?

– Она ничего не значила для него, была лишь красивой девушкой, с которой он некоторое время развлекался. Дочь торговца, слишком ничтожная для сына де Сенлиса.

Что она могла возразить на это? Он много лет наблюдал за страданиями Джоанны, жил в тени ее разочарований. Видел, как безответно любил ее Дэвид Константин, человек, которым он так восхищайся. Разве можно после этого успокоить его словами?

– Почему ты не сказал ему правду? Зачем позволил думать, что ты его племянник?

– В Хэмпстеде, когда я осознал его заблуждение, я был потрясен. В остальном же меня это вполне устраивало. Если бы я поправил его, это могло бы все усложнить. Он мог разозлиться внезапному появлению незаконнорожденного сына или даже заподозрить, что я мщу ему. Да и мне, признаться, было нелегко. Встреча с ним оказалась гораздо труднее, чем я предполагал. Я собирался презирать его – и вот он передо мной. Я вдруг получил ответы на сотни вопросов, которые носил в себе всю жизнь. Они были не очень радостными, но по крайней мере я получил их. – Он грустно улыбнулся. – Внешнее сходство, манеры – все это было неожиданно, как удар. Если бы он тогда признал меня, обратился как отец к сыну, я не знаю, что бы со мной было. Поэтому я позволил ему думать иначе. Она молча слушала.

– Итак, Кристиана, ты замужем за человеком, который заманил собственного отца в ловушку. Это серьезное преступление в любой семье, особенно знатной.

Он искал в ее лице признаки осуждения или разочарования, но видел только понимание и любовь.

Кристиана подумала о той тоске, которая проглядывала в нем и раньше, и сердце ее наполнилось сочувствием.

– Ты сожалеешь об этом? Когда ты смотрел ему вслед, тебе хотелось все изменить?

– Только из-за тебя я мог бы сделать по-иному. Но для него – никогда. Я даже не жалею о том, что заварил всю эту кашу. Я такой, как есть, и моя «графская половина» рада, что я хоть немного отомстил за Джоанну.

– Ты ненавидишь своего отца, Дэвид? Он покачал головой.

– Это было бы все равно что ненавидеть самого себя. Но и любви к нему у меня нет. Пусть Теобальд и дал мне жизнь, но единственным отцом, которого я знал и любил, был Дэвид Константин.

Он взял ее за руку.

– И что теперь?

– Теперь я позабочусь о твоей безопасности. – Он улыбнулся. – Месть графа де Сенлиса и коннетабля д'О – детские игрушки в сравнении с тем, что сделает со мной Морван Фицуорин, если с тобой что-нибудь случится. Думаю, ты должна попросить прелестную Элоизу показать мне дом. Весь, целиком. Скажи ей, что я хочу посмотреть, как живут богатые французы.

Дэвид и Кристиана неторопливо переходили из комнаты в комнату. Дэвид без устали расточал комплименты, и Элоиза лучилась гордостью за свой прекрасный дом. Кристиана подумала, что муж несколько перебарщивает, зато эта неторопливая прогулка дала им возможность скоротать время, а также тщательно изучить каждое помещение, каждое окно, каждый выход. Особенный интерес у него вызвал чердак, на который можно было попасть по единственной узкой лестнице.

Наконец они оставили Элоизу в зале и вышли в сад.

– Судя по всему, отсюда нет иного выхода, кроме парадных дверей. Разве что спуститься из окна по приставной лестнице, – сказал Дэвид.

– Ах так вот что ты искал? Я бы и сама рассказала тебе. Есть еще один путь, только потребуется веревка. – Она потянула его в сторону дерева, радуясь найденному решению. Они с Дэвидом убегут… куда? К Эдуарду и его армии, в безопасность. Но насколько длинны руки у графа, если он задумает мстить? Возможно, им придется покинуть не только Францию, но и Англию и отправиться, например, в Геную.

Когда они приблизились к дальнему углу сада, сердце у нее упало. Там, где раньше стоял высокий старый дуб, сейчас остался лишь пень.

– Я выбралась этим путем неделю назад, – пояснила Кристиана. – Теобальд поймал меня. Он, должно быть, приказал срубить дуб после этого.

– Не важно. Сомневаюсь, чтобы нам удалось перейти мост.

Кристиана, прижавшись к Дэвиду, наконец задала вопрос, которого так старательно избегала:

– Сколько еще? Когда Эдуард высадится?

– По моим подсчетам, дней через пять-шесть.

– Ты должен бежать. Тебе нельзя оставаться здесь. Когда они узнают… Сегодня вечером я отвлеку стражников, и ты…

– Я не оставлю тебя.

– Ну, тогда мы вдвоем должны найти какой-то способ! – в отчаянии воскликнула она.

– Если он существует, то я найду его. Но кто знает? Возможно, когда английская армия ворвется в Нормандию, коннетаблю придется организовывать оборону и он забудет обо мне.

Он произнес это так беззаботно, что Кристиана даже улыбнулась. Она, разумеется, не верила этому, да и Дэвид тоже.

Проснувшись следующим утром в пустой постели, она быстро набросила на плечи шаль и пошла искать Дэвида. Она нашла его на крыше: он смотрел на запад. Только что рассвело, и город лежал у их ног в серой дымке. Несмотря на тишину, чудилось, будто в воздухе что-то назревает, словно где-то далеко, за чистым горизонтом, собиралась гроза.

Когда она подошла, он на мгновение взглянул на нее и вновь устремил взгляд вдаль.

– Посмотри вон туда, в сторону моста. Кристиана всмотрелась в утренний туман и увидела какое-то большое темное пятно, движущееся вдоль дальнего берега реки. Постепенно темная масса стала распадаться на части. Чуть позже оказалось, что это люди. Их были сотни.

Они двигались быстро, неся мешки и ведя за собой животных. Солнце встало, и в его лучах она разглядела в толпе женщин и детей. Они миновали аббатство, построенное Вильгельмом Завоевателем и его женой Матильдой, и начали собираться у дальнего конца моста, требуя впустить их в город.

– Кто они?

– Крестьяне. Ремесленники. Женщины. Дети. Они бегут от армии Эдуарда.

К воротам устремились стражники. Выкрики из толпы становились все громче.

– Армия уже близко? – спросила Кристиана.

– Пожалуй, в нескольких часах отсюда.

– Она придет сюда? К нам? Ты мог бы предупредить меня, Дэвид. Я бы так не тревожилась.

– Я не был уверен. В апреле я случайно обнаружил небольшой порт неподалеку отсюда. Мы там были с Сиэгом. Во время шторма волны понесли торговое судно к побережью. Оно оказалось в ста ярдах от берега и не село на мель. Должно быть, из-за сильного течения море здесь стало глубже. Это идеальное место для высадки армии. Но существовала вероятность, что ветер погонит корабли Эдуарда дальше, на восток, к другим портам.

– Ты не хотел вселять в меня напрасную надежду.

– Я не хотел напрасно волновать тебя, дорогая.

– Волновать? Бог с тобой! Эдуард освободит тебя. Цвет английской армии идет нам на помощь, – проговорила она улыбаясь.

– Это произойдет, если город сдастся.

– Конечно, сдастся. Иных вариантов нет.

– Лондон бы стоял до последнего.

– Лондон окружен стенами.

– Надеюсь, ты права.

– Что такое, Дэвид? Что тебя тревожит?

Прежде чем он успел ответить, на крыше появились два рыцаря из свиты коннетабля.

Глава 22

Дэвид возбужденно расхаживал по небольшому чулану, в котором невыносимо пахло селедкой. Бочки с ней были рядами расставлены вдоль стены. Только свеча освещала темное помещение, и он попытался определить, какое сейчас время дня.

Ему повезло, что он еще жив. Когда коннетабль обвинил его в предательстве, было заметно, что он едва сдерживается, чтобы не проткнуть его мечом. Паника и суматоха, вызванные приближением английской армии, спасли ему жизнь. Вокруг творилось что-то невообразимое. Коннетабль пытался организовать защиту города. На восток и юг были посланы нарочные, чтобы вернуть армию Теобальда и призвать население противостоять вторжению. Дэвида заперли в эту каморку, чтобы казнить после того, как минует угроза.

Перед тем как его увели, Дэвид пытался уговорить коннетабля не оказывать сопротивления Эдуарду. Он сообщил им, что в английской армии по меньшей мере двадцать тысяч солдат, а у коннетабля в городе осталось всего три тысячи. Он напомнил им, что, сдав город, они уберегут население и потеряют только имущество. Но к его мнению никто не прислушался. Французский король приказал коннетаблю д'О остановить Эдуарда, и коннетабль собирался сражаться за честь Франции, несмотря ни на что. Город не станет сдаваться и не будет просить пощады.

Дэвид старался уловить сквозь толстые стены какие-нибудь звуки, но в доме стояла тишина, лишь издали доносился какой-то гул. Сражение будет происходить у моста. Если горожане сумеют отстоять его, то река окажется более грозной преградой, чем любые стены.

Он надеялся – ради Кристианы, – что мост устоит. Если англичане прорвутся и наводнят эти улицы, его жена, как и прочие, окажется в опасности. Он сомневался, что они поверят, будто она англичанка. Они никого не станут слушать, когда ворвутся в этот дом и начнут грабить. Дэвид усмехнулся, подумав об иронии судьбы. Он, несомненно, сегодня погибнет, но если все же уцелеет, то в случае поражения Эдуарда его повесят французы. Но тогда хоть Кристиана будет в безопасности.

Он заколотил кулаком по стене в отчаянии от того, что не может помочь ей. Ее отправили к Элоизе и остальным женщинам сразу после его ареста. Она вырывалась из рук стражей, уводивших ее. Дэвид молился, чтобы эти рыцари по-прежнему охраняли комнату, в которой находились женщины. Хоть какая-то, но все же защита.

Он поднял свечу и осмотрел свою тесную темницу, жалея, что в ней нет ничего, кроме селедки. Тот, кто потрудится сломать эту дверь, убьет его уже из-за одного того, что не найдет здесь ничего ценного.

Словно вторя его мыслям, у двери раздался какой-то звук. Но это был не топор и не лом, а скрежет металла о металл.

По-видимому, Эдуард решил идти дальше. Значит, его все-таки повесят. Он отошел к дальней стене и стал следить, как открывается дверь.

На пороге, бледная как привидение, появилась Элоиза. Кристиана стояла за ней, прижимая лезвие кинжала к горлу их белокурой хозяйки.

– Извини, Дэвид, это был единственный способ. Она из тех женщин, которые подчиняются только мужу, поэтому мне пришлось немного подбодрить ее, – сказала Кристиана и убрала кинжал в ножны, висевшие у нее на поясе.

Элоиза была близка к обмороку и прислонилась к стене, чтобы не упасть.

– Что там происходит? – спросил Дэвид.

– Мост захвачен, – сообщила Кристиана, изо всех сил стараясь выказать бесстрашие. – Охранявшие нас рыцари давно ушли, и я следила за происходящим с крыши. Наша армия в городе, как ты и говорил. Они тащат все, что можно унести. Люди кидают в них скамьи и камни с крыш, и это замедляет их продвижение, но ненадолго.

– С нами никого не осталось! – запричитала Элоиза. – Ворота охраняются кучкой слуг и грумами. Когда мост пал, все солдаты ушли.

Кристиана подошла к мужу и тихо сказала:

– Она хотела взять дочерей и бежать, но я убедила ее, что лучше оставаться здесь, чем оказаться на улице. Это, конечно, не крепостные стены и долго они не выстоят, но хотя бы на время защитят от солдат, которые убивают всех без разбору. Я видела это с крыши.

Дэвид посмотрел ей в глаза и понял, что она все понимает. Он повернулся к Элоизе.

– Вы правильно сделали, что освободили меня, мадам, – успокаивающе проговорил он. – Судьба всегда улыбалась мне. Возможно, она и сегодня будет добра. Давайте пойдем и оценим ситуацию.

Плохие новости ждали их уже во дворе. Слуги, охранявшие вход, бежали, и ворота стояли нараспашку. Издалека до них доносились крики и стоны: по городу шли победители.

Он подбежал к воротам и закрыл их. За мгновение до этого во двор ворвались шесть женщин, бросившихся с мольбой в ноги Элоизе.

– Этот дьявол, английский король, приказал убивать всех! – воскликнула одна из них. – Они снимают одежду с трупов и отрубают пальцы, чтобы забрать кольца. Они насилуют женщин, прежде чем перерезать им горло.

Дэвид задвинул засов на воротах и обвел взглядом двор. Кристиана права. Стены были не из самых крепких, зато подчеркивали богатство дома. В конце концов солдаты либо начнут крушить ворота, либо полезут через стены. Но все равно здесь было спокойнее, чем в городе.

Кристиана стояла в стороне и, на глазах бледнея, слушала рассказы о резне и насилии. Шум бесчинствующей армии становился все громче. Воины приближались.

Дэвид подошел и обнял ее.

– Ты помнишь чердак над спальнями, куда ведет узкая лестница? Отведи женщин туда.

– А ты?

– Я вскоре присоединюсь к вам. Похоже, мне все-таки понадобятся доспехи. Я никогда не предполагал, что придется надевать их для защиты от своих соотечественников. Мой отец был бы доволен. Судьба наказывает меня за предательство, подвергая тебя опасности.

– Не вини себя в этом. Не ты привез меня сюда, – успокаивающе сказала Кристиана.

– Но ты все равно здесь. – Он заколебался, не желая говорить о грозящем ей ужасе. – Если они придут, скажи им, кто ты. Говори только по-английски, ссылайся на защиту брата и короля.

– Это не поможет. – Она повернулась к женщинам. – Я уже видела такое раньше, в Харклоу. Мой брат признал поражение и пошел на верную смерть, чтобы спасти мою мать от того, что нам грозит сегодня.

Она подошла к женщинам и что-то сказала им. Обрадовавшись, что кто-то руководит ими, они последовали за ней на чердак.

Дэвид зашел в комнату за доспехами. Интересно, смог бы он, надев их, провести Кристиану по улицам? Он покачал головой. У него не было с собой никаких доказательств причастности к армии Эдуарда, а герб на его щите не был знаком солдатам. Они примут его за француза. Впрочем, в любом случае он не бросит остальных на произвол судьбы, да и Кристиана не позволит ему этого. Хотя бы в момент гибели он должен оказаться мужем, которого она заслуживает. Взяв меч, он направился к лестнице, ведущей на чердак.

Кристиана уже нашла женщинам занятие. На полу были расстелены рулоны ткани. С помощью кинжала Дэвида они разрезали ее на полосы.

– Что вы делаете? – спросил Дэвид.

– Знамена, – объяснила его жена. – Белые с зеленым – это цвета Харклоу. Есть еще цвета Томаса Холланда. Мы вывесим их из окон. Кто знает, может, они привлекут внимание тех, кто сможет прийти на помощь.

Помогая Дэвиду надеть доспехи, она протянула ему кинжал.

– Он не защитит меня от вооруженных солдат, – сказала она, вдевая кинжал в ножны на его поясе. – Я недостаточно смела, чтобы использовать его против других, да и против себя тоже.

Женщины открыли окна и вывесили импровизированные знамена. Летний ветерок доносил крики умирающих. Когда они укрепляли ткань, раздался громовой удар в ворота. Все мгновенно замолчали.

Казалось, сам воздух пропитан страхом. Дэвид взглянул на восемь женщин и трех девочек. Их лица были едва различимы в сумрачном свете. Он притянул к себе Кристиану и отвел ее в сторону.

Взяв ее лицо в ладони, он закрыл глаза, наслаждаясь ее нежными, мягкими губами. Его сердце переполнила щемящая нежность. Он всей душой чувствовал ее страх и мучился оттого, что не может помочь.

– Когда я поеду осенью в Геную, ты поедешь со мной, – прошептал он. – После этого испытания переход через Альпы покажется мелочью. Мы проведем зиму в Италии, побываем в Риме и Флоренции.

– Я готова, – прошептала она. – И может, нам даже удастся поплавать по морю, попасть в земли сарацинов и любить друг друга в тени какого-нибудь шатра.

Он поцеловал ее веки и почувствовал соленый вкус слез. До них донесся звук, означавший, что ворота не выдержали ударов.

– Посмотри на меня, Кристиана, – попросил он.

Ее веки медленно приподнялись, и он вгляделся в сверкающую бриллиантовым блеском глубину ее глаз. Она улыбнулась отважно и грустно и запечатлела на его губах прощальный поцелуй.

Они отстранились друг от друга. Со двора доносились крики и топот. Кристиана протянула ему меч. Позади них, на чердаке, стояла мертвая тишина. Женщины уже не могли плакать. Молоденькие дочери Элоизы с мольбой смотрели на своего единственного защитника. Взглянув в последний раз на свою красавицу жену, Дэвид открыл дверь и встал на верхней площадке узкой лестницы.

Звуки погрома заполнили здание. Дэвид стоял на своем посту, прислонив меч к стене и ожидая солдат, которые рано или поздно должны были появиться.

Дверь на чердаке была закрыта, но, к сожалению, она не запиралась изнутри. Когда его убьют, ничто не спасет Кристиану и остальных. Солдаты уже около часа бесчинствовали в спальнях, зале и кладовках, так что вскоре должны были объявиться и здесь.

Если ему повезет, то люди, ворвавшиеся в дом, могут закрыть ворота, чтобы не дать другим воспользоваться чужим богатством. Если ему еще больше повезет, то среди них не будет стрелков. А если судьба по-прежнему благосклонна к нему, то, возможно, здесь окажется кто-то из свиты Эдуарда, чтобы оставить дом в распоряжении короля.

Он гадал, найдет ли среди этих людей рыцарей и помогут ли призывы к их благородству. В этот момент снизу донеслись мужские голоса.

Англичане быстро поднимались по ступеням. Все они были веселы и обменивались впечатлениями об уже захваченных драгоценностях, серебре. По их говору Дэвид понял, что это не рыцари.

Шестеро солдат появились из-за поворота лестницы. Первый уже достиг последнего пролета, когда они наконец увидели его. Шесть пар глаз с удивлением уставились на Дэвида.

– Кто ты, черт возьми? – рявкнул один из солдат.

– Англичанин, как и вы. Торговец из Лондона.

– Ты не похож на торговца.

– Никто из нас не похож на себя сегодня. Это война.

– А что там за дверью? – спросил один из них.

– Ткани. Обычные дешевые ткани.

– Он лжет, – заявил солдат. – Там спрятаны специи и юлото.

– Клянусь, в этой комнате нет ни золота, ни специй.

– Отойди и дай нам посмотреть.

– Нет.

На лестнице снова послышались шаги, затем появились новые лица. Дэвид взглянул на мечи и кинжалы в их руках.

Те, что стояли рядом, пристально рассматривали его, взвешивая, не скрывают ли доспехи огромную силу. Узкая лестница не давала им броситься на него одновременно, и первые могли вполне погибнуть от его меча.

Людская цепочка пришла в движение, когда снизу появилась рыжая голова.

– Расступись! – скомандовал звонкий голос. Остальные потеснились и пропустили молодого человека.

Сквайр, догадался Дэвид, судя по его возрасту и одежде. Лет двадцать, не больше. Наслаждается властью в этом аду.

Юноша взглянул на меч Дэвида и вытащил из ножен свой.

– Мы открыли эти ворота. Трофеи наши, – заявил он.

– Поскольку я стою на верхней ступени, совершенно ясно, что раньше сюда прибыл я, – спокойно ответил Дэвид.

Возбужденные выкрики и ругательства разнеслись по дому. Те, что стояли внизу, призывали разделаться с Дэвидом и наконец добраться до золота.

Дэвид смотрел на тех двоих, что стояли рядом с ним. Когда товарищи стали торопить их, лица обоих приобрели грозное выражение. Дэвид наблюдал и ждал, готовясь к атаке.

«Значит, это будет юноша», – с сожалением подумал он.

Рыжеволосый внезапно устремился вперед. Рука Дэвида коснулась бедра. И не успел противник преодолеть последние две ступени, как вдруг дернулся и с удивлением повел глазами в сторону кинжала, торчавшего из его шеи. Через мгновение он упал, загородив телом путь наверх.

Толпа замерла, но потом крики и ругательства зазвучали еще громче. Дэвид потянулся за мечом.

Он чувствовал, как нижние начинают напирать, подгоняя тех, кто стоял впереди. И вот уже чьи-то руки отбросили в сторону тело молодого сквайра. Слышалось прерывистое дыхание рвущихся к бою мужчин. Дэвид вообразил себя де Сенлисом и стал холоден и беспощаден.

Но внезапно снизу волной накатила тишина. Солдаты, стоявшие наверху, стали оглядываться, а затем прижались к стене, пропуская поднимавшегося высокого темноволосого рыцаря в королевских доспехах.

Темные пылающие глаза весело и удивленно сверкнули. Сэр Морван спокойно ждал, пока солдаты дадут ему пройти. Поравнявшись с телом погибшего, он нагнулся и небрежено вытащил кинжал из раны. Обтерев лезвие, он встал рядом с Дэвидом у двери.

– Таков недостаток кинжала, – непринужденно заметил он, вручая его хозяину. – Пустив его в дело, ты остаешься безоружным. Его взгляд скользнул по доспехам Дэвида. – Хорошая сталь. Германская?

– Фламандская.

– Разве ты не должен находиться в Англии? По-моему, в Нортумберленде?

– Дела привели меня сюда.

– А моя сестра?

– Я нашел ее. Но не с Перси.

Несколько солдат начали возмущаться, что все самое лучшее всегда достается рыцарям. Рука Морвана неторопливо потянулась к мечу, и ворчание прекратилось.

– У тебя здесь уязвимая позиция, – сказал он.

– Да. Хорошо, что ты появился. Морван пожал плечами.

– Когда мы форсировали мост, я потерял интерес. Насилие и грабежи не прельщают меня, зато привлек дом, где помнят цвета Харклоу. – Он взглянул на дверь. – Что бы ты ни охранял, это не стоит жизни. Отойди и дай солдатам поживиться. Их нельзя удержать, если они почувствовали запах добычи и крови. Мы с Томасом Холландом пытались сейчас воспрепятствовать убийствам и изнасилованиям, но все без толку.

– Я не могу отойти.

– Они все равно войдут, это лишь вопрос времени. Там действительно золото, как говорят внизу?

Дэвид покачал головой и жестом пригласил его взглянуть. Морван приоткрыл дверь, заглянул в комнату и окаменел. Закрыв дверь, он обжег взглядом Дэвида.

– Скажи, что это не мою сестру я видел сейчас среди тех женщин.

– Если настаиваешь, то это не твоя сестра.

Морван зарычал, снова открыл дверь и опять захлопнул ее.

– Гром и молния! Что она делает здесь?

– Навещает моих друзей. Кто же ожидал, что наша армия окажется здесь и начнет бесчинствовать?

– Когда я вытащу ее оттуда, я убью тебя.

– Если сможешь вытащить, то убивай. – Он указал на солдат. Ропот возобновился, и Дэвид почувствовал, что положение становится критическим. – Сколько их там?

Морван пожал плечами.

– Двадцать. Или тридцать.

– Так сколько? Разница, я бы сказал, есть. Фицуорин грустно улыбнулся.

– Вряд ли. Что двадцать против двоих, что тридцать – все равно это безнадежно. Я чертовски хорошо владею мечом, Дэвид, но не настолько. А мои королевские доспехи не долго будут сдерживать их. – Тем не менее он повернулся к лестнице и принял боевую стойку. Затем он с раздражением поправил меч в руке Дэвида, устремив острием вверх. – Учитывая то, как ты держишь меч, окажется тридцать против одного с половиной. Лучше стой справа от меня. Туда мы обычно ставим молодых.

В этот момент лестница задрожала. Еще некоторое время она скрипела и стонала. Ей вторили возмущенные восклицания, а потом солдаты стали судорожно вжиматься в стену. Из-за поворота появилась огромная фигура. Человек с ухмылкой посмотрел на Дэвида.

– Прошу прощения, – заметил Морван. – Тридцать против десяти.

– Да. Но как чертовски трудно было найти тебя, Дэвид, – сказал Сиэг, карабкаясь наверх. Двое солдат допустили ошибку, не отступив достаточно быстро. Сиэг спокойно поднял их за шиворот, стукнул головами друг о друга и бросил вниз. – Сначала я отправился в замок, но мне сказали, что в него не пробраться. Потом пошел туда, где устроился король, а затем решил, что ее держат здесь.

Возмущение придало смелости нескольким солдатам, и они стали размахивать перед лицом Сиэга ножами. Не глядя, он протянул руку к ближайшему глупцу и ударил его головой о каменную стену.

– Оливер с тобой? – спросил Дэвид, когда Сиэг наконец подошел вплотную.

Швед рассмеялся и, вытащив меч, пригрозил им недовольным. Его лицо прямо-таки сияло в предвкушении боя. – Я потерял его на улице. Все двери открыты, столько красивых вещей… он просто не устоял. Очень жалел, что тебя нет рядом.

Морван приподнял брови, услышав эти слова. Дэвид улыбнулся и пожал плечами.

– Нам все равно нужна помощь, чтобы вывести отсюда женщин, – сказал Морван. – Теперь, когда твой великан здесь, я могу сходить за подкреплением. Томас должен быть где-то поблизости, да и другие тоже. Можешь прикрыть меня со спины, Дэвид?

При виде грозного лица рыцаря никто из солдат, толпившихся на лестнице, не решился напасть на него.

– Сумели ли гонцы добраться до графа, чтобы предупредить его? – спросил Дэвид, когда Морван ушел.

– Нет. Мы с Оливером оставались в нескольких милях к югу, как ты и велел. Гонцы вышли прямо на нас, и мы захватили их. Теперь граф не скоро узнает о высадке Эдуарда. – Он указал мечом в сторону солдат. – А сейчас я очищу от них лестницу.

– Постарайся не убивать зря. Ведь они вроде бы наши соплеменники.

Сиэг спустился на две ступени, чтобы можно было выпрямиться в полный рост. Он взял в левую руку кинжал, а в правую – меч, угрожающе посмотрел на солдат и издал боевой клич викингов.

Понимая, что рыцарь короля пошел за подмогой, толпа притихла. А кровожадность Сиэга совсем отбила у них охоту нападать, и они стали пятиться вниз.

К тому моменту, когда вернулся Морван с Томасом Холландом и еще двумя друзьями, большинство солдат уже исчезли, а с остальными оказалось нетрудно справиться.

Дэвид открыл дверь и вошел в чердачное помещение.

При виде спасителей женщины и плакали, и смеялись. Кристиана бросилась в объятия Дэвида.

– Слава Богу, ты цел! Ты спас нас всех, Дэвид!

– Это твои знамена помогли, дорогая. Твоему брату наскучило грабить город, и он решил выяснить, почему здесь вывешены цвета его семьи.

Она удивленно повернулась к рыцарям.

– Морван! Томас!

Морван обнял сестру и сердито посмотрел через ее плечо на Дэвида. Кристиана перехватила его взгляд.

– Не смей, Морван! Он спас меня и всех остальных. Французские солдаты и рыцари бросили нас, и он один защищал нас от опасности. Лучше и ты бы не сумел.

Выражение лица Морвана смягчилось.

– Если все было так, как ты говоришь, то я пока не стану его убивать.

Тут вмешался Томас Холланд:

– Придется отвести женщин к Эдуарду. В любом другом месте они будут в опасности. Велите им не поднимать глаз, когда мы пойдем по улицам.

Кристиана кивнула и подошла к Элоизе и ее дочерям. Дэвид махнул Сиэгу.

– Ты понесешь малышку. Не давай ей видеть тела убитых.

Пока его жена объяснялась с остальными женщинами, Дэвид направился к Элоизе. Она неподвижно сидела на тюке ткани, измученная и безразличная. Ее руки сжимали что-то блестящее.

Она увидела Дэвида, и пальцы ее разжались. Она держала в руке золотое ожерелье с изумрудами.

– Я думала, если дойдет до самого страшного, я смогу заплатить им, чтоб не трогали дочерей.

– Теперь им ничто не грозит, мадам. Я уверен, что и ваш муж в безопасном месте. Его, по-видимому, доставят в Англию в ожидании выкупа, как и остальных богатых горожан. Таких людей невыгодно убивать.

Она взглянула на ожерелье.

– Прошу вас, возьмите его. Я хочу возместить тот вред, что причинил мой муж, похитив Кристиану, и еще отблагодарить вас за вашу помощь.

Дэвид без труда оценил стоимость золота и изумрудов. Но его роль в событиях этого дня была далеко не так благородна, как предполагала белокурая хозяйка дома, и он не собирался принимать от нее подарки.

– Вас спасло появление брата моей жены. Если хотите выразить благодарность, подарите ожерелье ему. А сейчас мы должны идти. Слушайтесь Кристиану.

Они повели женщин вниз. Во дворе все они обнажили мечи. Сиэг после недолгих уговоров завязал глаза младшей дочери Элоизы и взял ее на руки. Дэвид обнял Кристиану, и все направились через кровавый ад и разрушения по когда-то богатым городским улицам.

Эдуард сидел, окруженный писцами, которые тщательно перечисляли трофеи, подлежащие отправке в Англию. При виде женщин, сопровождаемых рыцарями, они удивленно умолкли. По дороге к процессии присоединились еще несколько женщин, так что зрелище они представляли внушительное.

Если Эдуард и способен был в отношении женского пола на что-то недостойное, то этому не суждено было сбыться. При рыцарях он не мог сделать ничего иного, как предложить дамам свою защиту.

Дэвид повернулся, чтобы уйти вслед за Кристианой, но король жестом остановил его. Отослав всех остальных, Эдуард посмотрел на Дэвида через стол, заваленный картами, и широко улыбнулся.

– Великолепный план! Господи, какая победа! Дэвид подумал о сотнях трупов, которые они только что видели, изуродованных и раздетых догола. Улицы были залиты кровью.

– Это правда, что вы приказали никого не щадить? Эдуард скривился.

– Раз они не сдались, это мое право. Они знали, на что шли. Сотни наших воинов погибли из-за их сопротивления. Не только на мосту, но и на улицах. Но потом я отменил приказ. Проклятие, они должны были сдаться!

«Перед лицом двадцатитысячной армии должны были. Но Лондон не сдался бы», – подумал Дэвид.

Эдуард явно смотрел на уничтожение города как на издержки войны. Он радостно улыбнулся и показал на карту.

– Нам открыт путь до самого Парижа. Их армия вернется еще не скоро, и нас никто не остановит. – Он слегка нахмурился. – Ты знаешь реку Сомма, Дэвид? Меня она беспокоит. Мы можем оказаться зажатыми между нею и Сеной, а там всего несколько мостов. Ах, черт, нужно было поручить тебе сделать и эти карты. Твои намного лучше.

Дэвид взял перо, склонился над картой и нарисовал две черточки.

– Вот здесь. Вы можете форсировать реку, но там, как в море, существуют отливы и приливы, так что нужно переправляться, когда вода спадет.

Эдуард довольно потер руки.

– Великолепно. В наших руках коннетабль. А это означает богатый выкуп. Я отправлю его и других заложников вниз по реке вместе с трофеями. Полные корабли трофеев. Кстати, а где те орудия?

– Недалеко, в городе Байо.

– Отлично. Мы отправимся туда.

– Мои люди покажут вам дорогу.

– Разве не ты сам? Ты должен пойти с нами. Это будет победоносное шествие.

– Моя роль завершена. Я бы хотел вернуться с женой в Лондон.

Эдуард посмотрел на него, и его лицо стало серьезным.

– Ты многим пожертвовал, чтобы сохранить преданность мне. Я не забываю подобных вещей. В последние два дня я жаловал рыцарское звание людям, которых никогда раньше не видел. Давай же сделаем это сейчас. Займи место, положенное тебе в силу твоего происхождения и заслуженное твоей преданностью.

– Ваше предложение – большая честь для меня, но я бы предпочел отказаться.

Эдуард выглядел слегка раздраженным, и Дэвид улыбнулся.

– Однако у меня все же есть несколько просьб, если вы хотите наградить меня.

Брови короля вопросительно поднялись.

– Вернувшись в Лондон, я принесу вашему казначею треть стоимости лицензии, которую вы передали мне. Еще одну треть я выплачу через два года и последнюю – через четыре.

– Ты уже заплатил…

– Нет, это был брачный выкуп за Кристиану. Я хочу, чтобы эта история стала правдивой, и прошу вас никогда не рассказывать о нашей договоренности.

Эдуард рассмеялся.

– Девушка завоевала твое сердце, да? Ну что ж, было бы глупо с моей стороны отказываться от еще одной тысячи фунтов. Все будет так, как ты просишь. А другие просьбы?

– Я прошу вас помочь брату Кристианы вернуть Харклоу, когда придет время.

Эдуард задумался, потом кивнул.

– Леди Кэтрин должна быть выслана из Лондона, – продолжал Дэвид. – Она знает слишком много, и если вам снова понадобится моя помощь, то из-за нее подобная услуга может оказаться бессмысленной.

Эдуард усмехнулся.

– Жаль, что тебя не было, когда она явилась с новостями. Она все говорила и говорила, и я не прерывал ее. Она, думаю, умна, а я никогда особенно не жаловал умных женщин и уже отправил ее в замок Райзинг составить компанию моей матери. Там за ней будут присматривать. Эти двое, думаю, сведут друг друга с ума своими кознями. А вот торговец, Франс, устроился с меньшими удобствами, и ему придется потерпеть, пока я вернусь и получу за него выкуп.

– Я бы хотел отправиться с Кристианой и вашими людьми уже утром.

– Конечно. Я поручу тебе доставить некоторые документы. Мы нашли письменные планы вторжения в Саутгемптон. Я велю священникам зачитать их с амвона, чтобы люди знали, как была близка Англия к тому, что на ее земле могут появиться французские войска.

В этот момент вошел герцог Уорвик, и Эдуард повернулся поприветствовать его. Дэвид откланялся и направился в комнату, куда поместили женщин. Сиэг стоял у ее дверей.

– Прежде чем двинуться дальше на юг, ты отвезешь короля в Байо, – сказал ему Дэвид.

– Хорошо. Я должен показать ему орудия?

Дэвид кивнул и достал из кармана камзола документы.

– Вот признание меня законным наследником за подписью Теобальда и разрешение французского короля, по которому я наследую Сенлис. У тебя уже есть кольцо и рисунок. Дождись, когда Теобальд узнает о моем предательстве. Ты окажешься в опасности, если сам сообщишь эту новость. Правда, самый рискованный момент наступит, когда он увидит, что камень в кольце розовый.

– Я знаю, что делать.

– Ты вернешься потом в Лондон? Сегодня ты с лихвой заплатил тот долг, о котором все время твердил мне.

– Отнюдь нет, Дэвид. Те мамлюки* убили бы меня, если бы ты не устроил побег…

– Мы с Морваном сегодня не справились бы одни.

– Да будет тебе. Я, пожалуй, некоторое время повоюю. Когда французы наконец нагонят нашу армию, сражение будет захватывающим. Я сообщу тебе, если задержусь до осени.

Дэвид посмотрел на документы в огромной руке шведа.

– Будь осторожен, друг мой. Я не могу предвидеть, как он отреагирует.

Люди сновали по пристани, перенося награбленные товары на корабли. Трофеи были переписаны и оценены, и сейчас все это отправлялось в Англию.

Дэвид стоял посреди этих богатств. В десяти шагах от него в открытом ящике сияли на солнце серебряные блюда.

Он смотрел, как Кристиана шла по пристани навстречу брату, и понимал, как ей тяжело. Она видела слишком много ужасного накануне и понимала, что это свидание может оказаться последним.

Чем обернется для него гибель Морвана? Он и не пытался прогнать эти мысли. Ему было бы выгодно, если бы Морван Фицуорин никогда больше не вернулся в Англию.

Ведь в таком случае Кристиана становилась наследницей Харклоу. А Эдуард рано или поздно выполнит свое обещание и вернет им родовые владения. И Дэвид де Абиндон, незаконнорожденный сын благородного Теобальда де Сенлиса, станет лордом Харклоу.

Одно дело – быть английским рыцарем, и совсем иное – английским бароном.

Но по правде говоря, земли и титулы менее всего волновали Дэвида. Будучи торговцем, он понимал истинную ценность Харклоу. Он бывал там, как и в других местах вдоль шотландской границы. Но он один знал, что в горах Харклоу и на близлежащих землях есть много древних пещер, в которых еще со стародавних времен обитали животные. И в этих пещерах находилось редкое вещество, называемое селитрой, необходимое ему для изготовления пороха. Запасы одного лишь Харклоу могли принести баснословную выгоду.

А он заплатил королю Эдуарду тысячу фунтов за право быть единственным поставщиком селитры для нужд королевства и взял Кристиану Фицуорин в жены, чтобы скрыть эту сделку.

Сейчас он смотрел на брата и сестру, а его мозг невольно уже подсчитывал огромные убытки, если Морван выживет и придется расплачиваться с ним за содержимое этих пещер.

Да, возвращение Морвана было совсем не в его интересах. И если поручить Сиэгу позаботиться о том, чтобы он пал на поле боя…

Кристиана взглянула на брата сверкающими от слез глазами. Даже на расстоянии чувствовалось ее отчаяние.

Сердце Дэвида наполнилось жалостью. Забыв обо всех своих подсчетах, он желал лишь одного – утешить и защитить ее.

Теобальд был прав. Понимание выгоды и сам выбор – это далеко не одно и то же. Он не воспользуется блестящими возможностями, которые госпожа Удача предлагала ему.

Потому что он любит свою жену.

Кристиана и Морван стояли рука об руку, а мимо сновали люди, грузившие трофеи.

В этом, по сути, и был смысл войны. Выгода самого примитивного свойства. И все разговоры о чести и благородстве сегодня казались Кристиане лживыми.

– Теперь в каждом доме Англии будет новая посуда и ткани, – заметил Морван, взглянув на тяжело груженные корабли.

– Тут есть твои трофеи?

– Нет. Мой трофей – это ты. Для меня этого достаточно. – Он взглянул туда, где неподалеку от них стоял Дэвид. – И для твоего торговца. По крайней мере на этот раз.

– Дэвид. Его зовут Дэвид.

– Хорошо. Для Дэвида.

– Я знаю, ты по-прежнему не жалуешь его, Морван, но он хороший человек. И ты не можешь отрицать, что он доказал это.

– Да, в нем есть доброта и что-то гораздо большее, чего я не понимаю. Но он доказал, что может защитить тебя. Сегодня я спокойно оставляю тебя, хотя на сердце у меня все равно будет тоскливо.

– Мы расстаемся ненадолго. Война прекратится с наступлением зимы.

– Сколько бы она ни продлилась, не думаю, что мы скоро увидимся. Теперь, когда ты в безопасности и у тебя есть дом, мне нет надобности находиться при дворе. Пожалуй, когда завершится кампания, я отправлюсь путешествовать.

Кристиана, и без того расстроенная пережитым, при этих словах еще больше сникла. Обняв брата, она сказала:

– Я молюсь, чтобы ты передумал. Мое место рядом с ним, но это не уменьшает мою любовь к тебе. Если тебе нужны приключения, пусть они будут недолгими. Я всегда буду ждать тебя. Верь мне, прошу.

– Я вернусь, Кристиана. Но ты нашла свое будущее, а теперь и мне пора найти свое. – Он немного отстранился и улыбнулся. – А сейчас нам пора прощаться. Долг зовет. И никаких слез, сестра. Мы расстаемся не навсегда. Возвращайся к мужу.

Вскоре его фигура затерялась в толпе, а Кристиана все искала взглядом его темные волосы и молилась, чтобы его слова сбылись и она не в последний раз видела его.

Дэвид встал у нее за спиной. Она почувствовала его присутствие, а потом его руки нежно обняли ее.

– Я люблю тебя, – сказал он.

Как похоже на него – сказать то, что ей нужно именно в этот момент! Но ведь эти синие глаза всегда смотрели ей прямо в сердце. Она повернулась к мужу, в свое безопасное убежище.

– Я тревожусь за него.

– Он сильный и опытный боец, Кристиана. К тому же в сражениях рыцарей обычно не убивают, а берут в плен, чтобы получить выкуп.

– Да. Но у нас нет отца, чтобы заплатить выкуп. Он может всю жизнь протомиться во французской темнице, если Эдуард не поможет.

– Если его схватят, я вытащу его оттуда.

Она посмотрела ему в глаза и поняла, что это правда. С помощью кинжала или денег, но он сделает это для нее.

Страшные картины прошедшего дня померкли. Его любовь и забота прогнали грусть и тоску, захлестнувшие ее после ухода брата.

– А где Сиэг? Он возвращается с нами?

– Он решил повоевать. Он получает от этого удовольствие.

– Но сначала он отправился к твоему отцу, да? Ты послал его вернуть документы? Рисунок с изображением твоей матери исчез из книги. Значит, ты и его отдал Сиэгу. Чтобы граф знал, кто ты на самом деле и почему это сделал.

Он снова удивился. И одновременно почувствовал гордость.

– Ты становишься опасно умной, дорогая.

– Сколько у нас времени?

– В Англии он ничего не сможет мне сделать.

– Да нет, сможет, но я не это имела в виду. Как долго проживет граф? Сколько пройдет времени, прежде чем Сенлис станет твоим?

На этот раз он не просто удивился, он буквально опешил. Тут уж изумилась она. Оказывается, он даже не рассматривал подобную возможность.

– Он последний представитель древнего рода. Об этом я знаю больше, чем ты. Он не захочет, чтобы этот род оборвался, а земли вернулись короне. Такие люди готовы пойти на все, чтобы иметь наследника. Несмотря на твое предательство, узнав правду, он никогда не забудет, что ты – его единственный сын.

Дэвид замер, обдумывая услышанное.

– Ну так сколько, по-твоему, у нас времени?

– Ему около пятидесяти пяти лет. Если ты права, в чем я сомневаюсь, то мне не скоро еще придется решать подобные проблемы.

Дэвид сказал это непринужденно, но Кристиана почувствовала перемену. Она достаточно знала его, чтобы представить, какая буря бушует в его душе.

Он понял, что Сенлис когда-нибудь может принадлежать ему. Он снова начал ждать. А ждать он умел. Кристиана протянула руку и погладила его.

– Мне нравится быть с тобой, и меня не страшит долгое ожидание. Я люблю тебя. И благодарю Бога за нашу любовь. Меня всегда будут согревать твое тепло и доброта.

– Вся та доброта, что ты видишь во мне, – это лишь отражение тебя самой, девочка моя. Ты делаешь меня лучше, чем меня создал Господь.

– Неправда. Как странно, что ты до сих пор не понимаешь некоторых своих черт.

– Они бы вообще не проявились, если бы не ты.

Она начала возражать, но выражение его лица остановило ее. Возможно, он и прав. Разве его любовь не помогла ей узнать себя так, как она никогда бы не смогла узнать сама?

Двое мужчин протащили мимо них кровать, и это зрелище вернуло ее к действительности.

– Пожалуй, только любовь может заставить забыть то, что мы видели здесь, – сказала она.

Он покачал головой.

– Я знаю темные стороны человеческой души гораздо лучше тебя, Кристиана, и картины войны – далеко не самое страшное. Но любовь – грозный соперник. Возможно, даже единственный.

На какое-то мгновение в его глазах отразилось все, как тогда, в ночь их воссоединения. Она увидела и темные силы, и способность сдержать их. Да, Морван был прав. В Дэвиде, кроме доброты, есть и много всего иного.

– Ну, тогда давай любить друг друга, раз уж нам это дано, Дэвид. Я хочу, чтобы любовь стала нашим домашним очагом, который всегда будет жарко пылать. Я не хочу снова гадать, не было ли это иллюзией, за которую мы цеплялись в нашем отчаянии.

– Это была не иллюзия. Ты покорила мое сердце задолго до того, как я обнаружил тебя здесь, и оно твое навсегда. Я не из тех, кто, завладев чем-то ценным, упускает это из рук.

Его поцелуй, неторопливый и властный, напомнил ей о пережитых ими минутах страсти. Наконец, чуть отстранившись, он сказал:

– Давай уйдем отсюда и отправимся домой. Несколько человек замерли, глядя на влюбленных. Но Кристиана не смутилась.

– Да, Дэвид, пойдем домой. Отведи меня в наш дом и в нашу постель.

Они пошли по причалу, взяв с собой самые дорогие трофеи – друг друга.

Примечания

1

Африка. – Здесь и далее примеч. пер.

2

Один из высших сановников французской монархии в XIII—XVII вв., главнокомандующий.


home | my bookshelf | | Любовь не купишь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 3.9 из 5



Оцените эту книгу