Book: Соблазнитель



Соблазнитель

Мэдлин Хантер

Соблазнитель

Глава 1

1818 год

Дьявол во плоти все-таки явился к ней.

Очевидно, мадам Леблан исполнила свою давнюю угрозу и вызвала его из Парижа.

Роскошная зеленая карета, щедро украшенная позолотой и резьбой и запряженная четверкой белых рысаков, подкатила ко входу в школу и остановилась.

«Вот в таких экипажах и разъезжают принцы», – подумалось Диане.

Однако приезд опекуна далеко не всегда обставлялся столь пышно. Иногда он приезжал верхом на лошади, один раз даже пришел пешком. Был год, когда он и вовсе не появился. Разгневанная мадам Леблан едва не перевела ее в сиротский приют, основанный монахами ордена доминиканцев. Но, слава Богу, тут подоспела присланная опекуном женщина и внесла плату за содержание Дианы в интернате за полгода вперед.

Вряд ли чопорный опекун обрадуется, когда выяснится, что его срочно вызвали в Руан из-за возмутительного поступка его подопечной. На сердце у Дианы стало тревожно, она зябко поежилась, подумав, что ее дерзкий план обречен на провал. Ужасное будущее, уготованное безжалостной фортуной, нарисовалось ей вдруг во всех отвратительных деталях. Но рассудок ее решительно отвергал унылую перспективу и требовал положить конец нынешнему прозябанию.

Диана давно втайне мечтала совершить романтическое путешествие в страну своих девичьих грез и встретить там благородного рыцаря. Но, похоже было, что опостылевший интернат навсегда останется единственным ее пристанищем в этом суровом и безжалостном мире. Розовые же мечты со временем поблекнут и утратят свою былую привлекательность...

Дьявол во плоти вышел из кареты, облаченный, как и положено сатане, в темно-синий плащ и ботфорты. Ветер трепал его черные как смоль волосы, придавая всему облику дикарскую свирепость.

Диане вспомнилось, что далеко не всегда этот мужчина носил дорогую одежду, было время, когда он появлялся в потертом сюртуке, худой и бледный. Но порядок их встреч, происходивших раз в году, оставался неизменным. Скользнув холодным взглядом по ее лицу, опекун интересовался, хорошо ли к ней относятся в интернате, прилежно ли она учится, имеются ли у нее пожелания и, наконец, сколько ей исполнилось лет.

Судя по безучастному выражению его лица, ответами он мало интересовался. И поэтому Диана говорила всегда только то, что ему хотелось услышать. Лишь однажды, когда ее несправедливо выпороли за проступок, которого она не совершала, Диана попросила опекуна за нее заступиться. К ее немалому удивлению, с тех пор ее больше не пороли. Мадам Леблан расстроилась, получив от него выговор, но соблюдала запрет. Сегодня, видимо, она вызвала его сюда, чтобы заручиться разрешением на экзекуцию.

Щурясь от ветра, Дьявол во плоти шагнул к дверям школы.

– Только посмей донести на меня! Тогда тебе не жить! – сдавленно прошептал кто-то у Дианы за спиной.

Резко, как от удара розгами, она обернулась. Черные, глубоко посаженные глазки учительницы музыки мадам Уазо светились угрозой, запавшие щеки побледнели, темные волосы воинственно топорщились, ноздри прямого носа хищно раздувались.

Подперев бока кулачками, она прошипела:

– И не сомневайся, что я исполню свою угрозу. Лучше стисни зубы и стерпи наказание, Диана, тогда я стану твоей подругой. В противном случае... – Мадам Уазо многозначительно вскинула тонкие брови.

По спине Дианы пробежал озноб, словно на нее повеяло холодом из разверзшейся могилы ведьмы.

– Тебе все равно никто не поверит, – продолжала запугивать ее мадам Уазо. – Твой опекун уедет, а мы с тобой останемся. Пошевели мозгами, деточка, и сделай правильный выбор. Стой здесь и жди, пока я тебя позову!

Она повернулась и ушла, бедняжка затравленно, оглядела свое скромное пристанище, будто ища поддержки у хорошо знакомых ей предметов обихода: жесткой кровати, накрытой стареньким покрывалом, скрипучего деревянного стула и колченогого письменного стола. Рассохшийся гардероб облупился и нуждался в покраске, поцарапанный тазик для умывания помялся и побился за многие годы употребления. Но как ни убого выглядела ее нынешняя обитель, здесь проходила почти вся ее жизнь, а другого дома Диана даже не помнила.

Что ж, подумалось ей, уж лучше худо-бедно существовать в привычной обстановке и терпеть незаслуженные нападки мадам Уазо, чем столкнуться с пугающей неизвестностью, подобной бездонной черной бездне, и бесследно в ней исчезнуть, как песчинка на дне океана или пылинка в бескрайней раскаленной пустыне.

Так одиноко и жутко Диане еще никогда не было.

Вместе с неосознанным страхом в голову начали заползать ядовитыми гадами старые вопросы, преследовавшие ее с раннего детства, как-то: кто она такая? как очутилась в школе-интернате? есть ли у нее родные? Несколько лет Диана не задавалась ими, но с недавних пор они снова стали мучить ее и звучать в ушах настолько требовательно и громко, что казалось, эхо отзывалось тупой болью в пустотах ее сердца.

Ответы можно было найти, лишь выбравшись из этого крохотного замкнутого мирка.

Требовалось только собраться с духом и воспользоваться представившимся ей шансом.

Так что же делать? Остаться здесь или же отдаться на милость этому демоническому мужчине, прозванному ею Дьяволом во плоти?


– ...Если девчонка остается ненаказанной, я буду вынуждена требовать, чтобы она покинула школу. Я не могу допустить растления своих целомудренных воспитанниц! – воскликнула мадам Леблан срывающимся на визг голосом.

Дэниел Сент-Джон раздраженно поморщился, вынужденный отвлечься от размышлений о своих незаконченных делах в Париже, и прервал безудержный поток слов дородной седоволосой директрисы:

– В своем письме ко мне вы утверждали, мадам, что речь идет о чем-то весьма серьезном. Однако насколько я понял из ваших устных объяснений, моя подопечная замечена лишь в чтении какой-то подозрительной книги. Но что же в этом предосудительного? В школе девочка должна учиться, а книга, как известно, источник новых знаний. Ее следовало бы поощрить за рвение, а не наказывать. Вы вполне могли бы разобраться с этой пустяковой проблемой сами и не заставлять меня мчаться сюда, бросив все свои дела. Я ведь подумал, что бедное дитя заболело и умирает...

Досаднее всего в этой истории было то, что письмо от директрисы настигло его в Париже, где он был проездом и задержался только в силу случайного стечения обстоятельств.

– Если вам кажется, что девочка в чем-то провинилась, – продолжал выговаривать директрисе он, – то поступите с ней так, как вы всегда поступаете в подобных случаях. Разве не за это я вам плачу? Не было никакой необходимости вызывать меня сюда, мадам!

Директриса склонила голову и смерила его исподлобья недобрым взглядом.

– Проступок, который она совершила на этот раз, заслуживает более сурового наказания, чем временное ограничение ее дневного рациона хлебом и кипятком, месье! Позвольте напомнить вам, что вы строго-настрого запретили мне применять к ней телесные наказания, не получив на то вашей санкции.

– В самом деле? – Дэниел удивленно вскинул брови. – Не припоминаю, когда я отдавал такое распоряжение.

– Давно, месье, несколько лет назад. Я предупреждала вас, что подобное попустительство закончится бедой. Так оно и случилось!

Теперь ему смутно вспомнилось, как искренне просила его когда-то юная дева с лицом беспризорницы защитить ее от несправедливых наказаний. Однако же своих указаний в связи с этим ему вспомнить не удалось. Вот к чему приводит излишнее великодушие! Приходится терпеть из-за него разные неудобства, прерывать деловую поездку и тащиться в чертову глушь. Нет, впредь нельзя позволять себе ничего подобного.

Он выпрямился в кресле и приготовился уже было отменить свой приказ, когда взгляд его случайно упал на ивовые розги, лежащие на письменном столе. Ангельское личико плачущего ребенка вдруг явственно вспомнилось ему, как и дрожащий от волнения голос его подопечной, жалующейся на излишнюю суровость мадам Леблан.

– Я хотел бы взглянуть на эту книгу, – твердо сказал он.

– В этом нет особой необходимости, месье! – воскликнула директриса. – Уверяю вас, что такого рода чтиво совершенно не предназначено для детского чтения.

– И, тем не менее, мадам, я предпочел бы в этом лично убедиться, – настаивал опекун. – Нельзя же пороть ребенка розгами за безобидный интерес к стихам Овидия или религиозному трактату какого-то еретика.

– Позволю себе не согласиться с вами, – упорствовала мадам Леблан.

– Покажите мне книгу, мадам! – строго повторил Дэниел.

Директриса подошла к книжному шкафу, отперла дверцу одним из ключей, висевших у нее на шнуре, и взяла с полки маленький том в красном переплете. С брезгливой миной вручив его посетителю, она повернулась к нему спиной и отошла к окну, демонстрируя тем самым свое порицание печатного издания, которое он держал в руках.

Стоило только его пролистать, как он тотчас же все понял. Строго говоря, книгой этот томик и не являлся, скорее, это был альбом гравюр, весьма наглядно и детально иллюстрирующих изобретательность греховодников, предающихся разнузданному разврату. Некоторые из выбранных сластолюбцами поз определенно требовали значительных физических усилий, другие были довольно незамысловатыми, иные же вообще не поддавались осознанию их здравомыслящим человеком. Он захлопнул книжку и сказал:

– Мне все ясно. Позовите сюда девочку, мадам!

Лицо директрисы просияло.

– Я попросила бы вас, месье, присутствовать на экзекуции, – прошептала она. – Негодница должна знать, что ее наказывают с вашего одобрения.

– Пусть ее приведут сюда, – повторил опекун, брезгливо поморщившись.


В кабинет директрисы Диану привела мадам Уазо. Опекун сидел в кресле за письменным столом, рядом с ним стояла, скорчив свирепую мину, мадам Леблан, выразительно поглядывая на ивовые розги. Дэниел скользнул раздосадованным взглядом по своей провинившейся подопечной и, нахмурившись, уставился в угол. Диана не преминула воспользоваться этим, чтобы хорошенько разглядеть своего опекуна.

В сущности, он вовсе не походил на дьявола, это она сама так его прозвала еще в раннем детстве из-за пристального взгляда и кустистых бровей. Но потом, обнаружив, что опекун почти не смотрит на нее, Диана перестала его бояться. Еще у него был прямой нос и резко очерченный подбородок. Улыбаясь, он всегда насмешливо кривил рот и немного щурился, что, как ей казалось, должно было нравиться женщинам. Во всяком случае, мадам Уазо краснела от смущения, когда он появлялся в интернате.

Теперь он уже не казался ей старым, как раньше, в детстве; ему, пожалуй, было около тридцати. Странно, что для нее опекун всегда был взрослым человеком, внушавшим ей трепет и уважение. Сейчас он явно скучал и едва ли не зевал. Какой же наивной она была, возлагая на него большие надежды! Опека наверняка тяготила его, и рассчитывать на милосердие этого человека ей не стоило. Из размышлений Диану вывел визгливый голос мадам Леблан:

– Как и следовало ожидать, месье был потрясен, узнав о твоем позорном поступке, негодница!

Опекун скривил в насмешливой ухмылке рот и спросил, постукивая кончиками пальцев по красному переплету:

– Как вы можете объяснить свое недостойное поведение?

Мадам Уазо подошла к ней поближе, как бы напоминая о своей угрозе. Мадам Леблан вперила в Диану злобный взгляд, словно внушая ей мысль упасть на колени и просить о пощаде. Лицо опекуна вновь обрело бесстрастное выражение, ему явно хотелось поскорее покончить с этим недоразумением и уехать.

Диана выбрала безопасный вариант ответа и пролепетала:

– Нет, месье, я не могу объяснить свое недостойное поведение. – Она потупилась, проклиная себя за трусость, но краем глаза все же успела заметить, что опекун пронзил ее испытующим взглядом, прежде чем откинуться в кресле и отдать директрисе команду начинать. Диана похолодела и закусила нижнюю губу, чувствуя, как от обиды по коже поползли мурашки, а к горлу подкатил ком:

Мадам Уазо и Леблан поставили в центре помещения скамейку и стул, и Диане было приказано принять соответствующую унизительную позу: встать на коленях на скамеечке, склонив голову на сиденье стула, и оттопырить зад.

Опекун устремил задумчивый взгляд в облупившийся потолок, не проявляя к происходящему видимого интереса. Директриса взяла со стола розгу и сжала ее в руке, как рапиру. Порке подвергались в интернате не только учащиеся, но и согрешившие служащие. Несколько месяцев назад мадам Леблан собственноручно выпорола одну из уборщиц, пойманную при попытке выскользнуть из школы ночью на любовное свидание с мужчиной.

Сгорая от стыда и моля Бога, чтобы Он ниспослал дрему на ее опекуна, Диана заняла постыдную позу и вцепилась руками в сиденье стула.

Мадам Уазо не торопясь задрала подол ее мешковатого платья, и директриса вновь порекомендовала ей попросить прощения. Диана промолчала, и тогда розга, со свистом распоров спертый воздух кабинета, обожгла ее ягодицу. Диана заскрежетала зубами. Последовал новый хлесткий удар, уже по другой ягодице. Боль разлилась по низу живота, по всему телу стал расползаться жар, а соски грудей отвердели.

– Достаточно! – нарушил тишину голос опекуна.

Однако директриса все же хлестнула Диану розгой в трети й раз.

– Я сказал, достаточно! – повысив голос, повторил опекун.

– Но, месье, у нас обычно...

– Довольно. И покиньте кабинет, – непререкаемым тоном произнес демонический мужчина.

Диана попыталась было встать. Но мадам Уазо помешала ей, нажав рукой на поясницу, и приторно-слащавым голоском проворковала, обращаясь к мадам Леблан:

– Похоже, ее опекун настолько разъярен, что счел своим долгом лично исполнить наказание. По-моему, это правильное решение, не так ли?

Директриса что-то невнятно пробурчала в ответ и первой вышла из кабинета. Легонько шлепнув ладошкой Диану по розовой попке, мадам Уазо тоже выскочила за дверь.

Опекун встал и приблизился к Диане. Она замерла, готовая провалиться сквозь пол. Опекун хмыкнул, внимательно осмотрев следы от розги, одернул подол ее платья и приказал ей встать. Она проворно вскочила и повернулась к нему лицом. Он опять уселся в кресло за письменным столом и спросил, нахмурившись:

– Откуда у вас эта вещь?

– Какое это имеет значение? – с вызовом воскликнула она.

– Прошу ответить на мой вопрос! Я должен знать, каким образом в учебное заведение с едва ли не монастырскими порядками попало столь вульгарное издание! – повысив голос, произнес опекун.

В ушах Дианы прозвучала угроза, которую прошептала ей на ухо мадам Уазо. От этой вздорной особы можно было ожидать чего угодно, она могла и убить. А господин опекун, пожалуй, даже обрадовался бы, если бы это произошло, поскольку у него поубавилось бы хлопот.

– Я ее украла, – ответила Диана.

– У книготорговца?

– Это не важно, главное, что мадам Леблан обнаружила ее в моей тумбочке. Объяснения ее не интересуют, она говорит, что они лишь усугубляют прегрешение.

– Неужели? – Дьявол во плоти хмыкнул и вскинул бровь. – Какая чушь! Однако, полагаю, вам ясно, что именно потрясло мадам Леблан, хотя брошь и не была найдена.

– Очевидно, вычурные позы мужчин и женщин, изображенных на гравюрах. Как я догадываюсь, они совершают нечто недозволенное и греховное, – невинно хлопая глазками, пролепетала Диана.

– Что ж, книжку вы, пожалуй, действительно украли, – с ухмылкой произнес опекун. – Вот только почему-то скрываете, у кого именно. Случайно, не у мадам Леблан?

Диана молча покачала головой.

– В таком случае она принадлежит другой вашей наставнице, вероятно, той самой, которая с удивительной услужливостью оставила вас здесь наедине со мной, – прищурившись, процедил прозорливый опекун, и Диана почувствовала, что он любой ценой узнает правду.

Впервые за многие годы этот демонический мужчина жег ее своим проницательным взглядом, вселяя беспокойство. Она задумалась, не решаясь рассказать ему правду. Но червь сомнения, грызший ее сердце, напомнил ей, что в прошлый раз ее перестали наказывать, после того как она пожаловалась ему. Диана собралась с духом и выпалила:

– Да, я взяла эту книжицу у мадам Уазо. О ней мне рассказала одна наша воспитанница. Ей всего четырнадцать лет, но мадам Уазо однажды завела ее в свою спальню и дала ей посмотреть эти фривольные гравюры. А потом сказала, что дамы, позволяющие господам так шалить с ними, купаются в богатстве и роскоши. Я решила выкрасть эту книжку и бросить ее в огонь. Однако мадам Уазо обнаружила пропажу и объявила, что у нее пропала ценная брошь. Директриса распорядилась, чтобы произвели обыск во всей школе, и книжку нашли у меня. Вот и все.

Дьявол во плоти окинул ее изучающим взглядом, пожевал губами и внезапно спросил:

– Сколько вам теперь лет?

– Шестнадцать, – вздрогнув, ответила Диана.

Опекун окинул ее подозрительным взглядом и покачал головой:

– Лгать грешно! Я привез вас сюда лет двенадцать назад, и уже тогда вы не были ребенком. Итак, сколько же вам лет на самом деле?



Диана отвела глаза, поймав себя на мысли, что ее заветная мечта близка к осуществлению. Но только куда вдруг пропала вся ее смелость?

– Шестнадцать, – снова солгала она.

– Не пытайтесь обмануть меня, маленькая лгунья! – Опекун погрозил ей пальцем и добавил, зловеще сверкая глазами: – Мне думается, что правда быстрее выплывет наружу, если распустить эти детские косички и надеть на вас другое, красивое дамское платье.

– Но мне и в самом деле только шестнадцать! – стояла на своем Диана.

– Ах вот как! Тогда вам придется распустить волосы для начала, а потом, возможно, и снять свою нелепую одежду, – прорычал опекун. – И не заставляйте меня ждать!

Проклиная себя за глупость и упрямство, Диана развязала шелковые ленточки и расплела косички. Волосы волнами упали ей на спину и плечи.

Глаза демонического мужчины потеплели, но это лишь испугало Диану и насторожило ее.

– Так сколько же вам лет, юная леди? – вкрадчиво спросил опекун. – Только не говорите, что всего шестнадцать. Я вижу, что вы умышленно вводите меня в заблуждение. Итак, я хочу услышать наконец правдивый ответ!

– Мне шестнадцать лет, – прошептала Диана.

– Тогда раздевайтесь, мадемуазель! Снимайте с себя платье!

У Дианы вытянулось лицо, в глазах застыл ужас.

Глава 2

Воздух в кабинете директрисы словно бы сгустился. Судорожно вздохнув, юная притворщица с мольбой взглянула на своего опекуна, однако он снова сурово промолвил:

– Раздевайтесь, иначе я сам вас раздену.

– Но как вы надеетесь определить мой возраст, месье? – дрожащим голоском спросила она, чувствуя, как расползаются по коже мурашки.

– По форме бедер и грудей, по тону голоса, по округлости ягодиц, – промурлыкал опекун. – Кое-что я уже видел, а теперь хочу рассмотреть вас получше, мадемуазель. Для шестнадцати лет вы чересчур женственны. По-моему, вам значительно больше.

Лицо Дианы стало пунцовым, темные глаза вспыхнули от негодования. Она горделиво вскинула подбородок и поджала губы. В этот момент опекун отметил, что она очень похожа на своего отца, и тотчас же потерял всякий интерес к затеянной им игре. Взгляд его подопечной внезапно стал холодным, она вздохнула и грудным чувственным голосом промолвила:

– Мне двадцать лет, месье.

Теперь не по себе стало ему, уж слишком решительно это было сказано, так, словно бы она перешла в наступление.

– Это известно мадам Леблан? – помолчав, спросил он.

– Мой возраст ее мало волнует. Меня доставили в интернат совсем еще маленькой и необразованной, и я попала в младшую группу. Однако считать директриса умеет... – Диана чуть заметно улыбнулась.

– Мадам Леблан еще ни разу не пыталась заговорить со мной о вашем будущем, – промолвил опекун. – Странно...

– А зачем ей это? – Диана передернула плечами. – Ведь вы продолжаете оплачивать мое пребывание здесь. Учусь я хорошо, порой даже заменяю преподавателей, мадам Леблан этим очень довольна. Сама же я не хочу уходить отсюда, мне здесь уютно и спокойно. Вот почему я и скрывала свой возраст от вас на протяжении нескольких последних лет.

Дэниел отметил, что недооценивал ее смекалку, и нахмурился, устыдившись своего равнодушного отношения к этой девушке. Ему следовало бы приглядеться к ней повнимательнее и задуматься о ее будущем. Вместо этого он ограничивался формальными вопросами и внесением очередного взноса за ее содержание. Теперь же ему стало ясно, что пора изменить эту ненормальную ситуацию.

– Прошу вас извинить меня за обман, месье, – сказала Диана, снова густо покраснев. – Но вам ведь известно, что у меня нет другого дома. Интернат заменил мне друзей и семью. – Она грустно улыбнулась и замолчала.

Опекун взглянул на ее хорошенькое свежее личико и на мгновение пожалел, что не настоял на своем требовании и не удовлетворил мужское любопытство.

– Будем считать, мадемуазель, что этого разговора не было, – решительно произнес он, отогнав дурацкие мысли. – Если хотите, вы можете здесь остаться. Я буду продолжать регулярно вносить за вас плату мадам Леблан. Возможно, со временем она сделает вас настоящим преподавателем и станет оплачивать вашу работу.

Диана прошлась по кабинету, рассеянно проводя пальцами по корешкам книг, стоящих на полках, и промолвила, остановившись у письменного стола:

– Весьма соблазнительно, месье, но есть одна проблема... Мадам Уазо рано или поздно припомнит мне историю с книгой, и тогда моя жизнь в этих стенах станет невыносимой... Вот почему я должна покинуть это заведение как можно скорее. Надеюсь, что вы поможете мне найти работу, ведь я хорошо училась. Я буду вам чрезвычайно признательна...

– Я мог бы поговорить с кем-то из своих парижских знакомых, – сказал Дэниел. – Им наверняка требуется опытная гувернантка.

– Я бы предпочла жить в Лондоне, месье! – сказала Диана, да так быстро и решительно, что он внутренне напрягся от мысли, что она помнит что-то из своего прошлого. Стараясь не выдать охватившей его смутной тревоги, Дэниел озабоченно наморщил лоб и возразил:

– В Париже мне было бы легче вас устроить.

– Но в Лондоне я могла бы сойти за француженку и получать за свой труд большее вознаграждение! – парировала Диана, вновь проявив завидную сообразительность.

На душе у Дэниела заскребли кошки: она и в самом деле не забыла многого из своего прошлого!

– Если вы не поможете мне, месье, я как-нибудь устроюсь там сама, – добавила Диана.

Ему живо представилось, как она приедет одна в Лондон, без опекуна и защитника, и тотчас же попадет в беду, что соответственно скверно кончится и для него самого.

– Это исключено! – строго сказал он. – Я не могу вам этого позволить!

– Вашего разрешения мне уже не требуется, месье, – с усмешкой заметила Диана. – Я благодарна вам за вашу заботу, но теперь, когда я стала совершеннолетней, опекун мне больше не нужен. И мне достанет мужества самостоятельно построить свою дальнейшую судьбу. Я выбрала Лондон и не изменю решения.

Такой тон ее голоса заставил Дэниела похолодеть. И как всегда случалось с ним в минуты внутреннего напряжения, его мозг немедленно заработал особенно интенсивно и плодотворно. То, что представлялось ему нежелательным, волшебным образом трансформировалось в заманчивую перспективу, сулящую удачное решение всех его накопившихся проблем. Воистину порой нужда подталкивает колеблющегося человека на самые неожиданные шаги! Нет худа без добра...

Но все-таки тревога не исчезла полностью из его сердца. Несомненно, Диана собиралась узнать все о своем прошлом, поэтому лучше было пока присматривать за ней. Дэниел скользнул изучающим взглядом по ее фигуре и представил ее не в отталкивающем мешковатом платье, а в изящном наряде модного фасона, с забранными на макушке волосами и дорогим ожерельем на шее. Это милое юное создание с огромными невинными глазами и нетронутым гримом лицом затмит своей девичьей красотой любую светскую львицу. Вдобавок, она обладает проницательным умом и твердым характером.

Да, решил Дэниел, она определенно подходит для роли, которую он ей уготовил.

– Я скажу мадам Леблан, что вы сегодня же уедете отсюда вместе со мной. Все дальнейшее мы с вами обсудим позже, когда доберемся до Парижа.


Укладывая в саквояж свои скромные платья, Диана с легкой грустью подумала, что ей вряд ли доведется их надеть: гувернантка выглядела бы в детской одежде просто нелепо. Ничего, успокоила себя она, можно все перекроить и перешить.

Из ящика своего маленького письменного стола она достала Библию на английском языке – одну из немногих вещей, оставшихся у нее от периода ее жизни до интерната, погладила переплет ладонью и, просунув руку в ящик поглубже, нащупала там узелок из носового платка.

Она развязывала его редко и всегда волновалась, когда делала это. Вот и теперь ее сердце затрепетало, лишь только она разложила содержимое узелка на столешнице: золотое колечко и клочок бумаги – единственную записку от Дьявола во плоти. Когда-то давно, в ранней юности, она надевала колечко на палец каждый вечер перед тем, как лечь спать. Но постепенно воспоминания о детстве поблекли, и она прекратила исполнять этот бессмысленный ритуал.

Содержание записки Диана помнила: в ней Дэниел Сент-Джон сообщал, что он посылает ей на память кольцо, принадлежащее ее отцу, – единственную ценную вещь, оставшуюся от него. С того Рождества, когда в интернат доставили письмо, прошло немало лет, и опекун, вероятно, давно забыл о нем. Но Диана хранила заветный узелок, лелея надежду узнать, откуда у опекуна это колечко и почему он вообще стал заботиться о ней.

Дверь спальни распахнулась, и вошла директриса.

– Не суетись, милочка, пусть он подождет, – многозначительно промолвила она, выглянув в окно.

– А вдруг он уедет без меня? – с тревогой спросила Диана.

– Не уедет, уверяю тебя, я хорошо разбираюсь в мужчинах. – Мадам Леблан обернулась и властно добавила, указав рукой на кровать: – Сядь! Я должна тебе кое-что сказать.

Диана послушно села.

Расхаживая перед ней по комнате взад и вперед, мадам Леблан с придыханием проговорила:

– Такое происходит здесь уже не в первый раз, милочка. Время от времени одна из моих воспитанниц уезжает отсюда, чтобы стать гувернанткой либо приживалкой у своего родственника. Но я-то знаю, что за этим кроется нечто большее! И да простит мне мое прегрешение Пречистая Дева Мария, но я не могу не дать тебе, моя деточка, напутствия, ибо это мой долг!

– В этом нет никакой необходимости, мадам! Вы и так многому меня научили! – воскликнула Диана.

– Но только не этому! – Директриса сложила руки на своем пышном бюсте и промолвила, прищурив глаза: – Требуй от него в уплату за свои услуги драгоценности и недвижимое имущество, разумеется, с официально оформленными документами на право владения. У тебя должна быть бумажка, заверенная нотариусом, на каждый подарок, чтобы не возникло никаких недоразумений.

– По-моему, у него нет особых причин быть настолько щедрым, – заметила Диана.

– Причина в скором времени появится. Он сообразил, что ты вполне созрела, и решил, что тебя легко соблазнить. Но теперь уже поздно что-либо предпринимать. Видит Бог, я расстроена.

– Вы напрасно расстраиваетесь, мадам! Он всего лишь согласился помочь мне устроиться на хорошее место, – поспешила успокоить ее Диана.

– Наивное создание! – всплеснув руками, воскликнула мадам Леблан. – Он печется о своей выгоде, хочет сделать тебя своей любовницей. Ну что ты вытаращилась? Не понимаешь, о чем я говорю? Все дело в этой книге, Диана, в этих гадких картинках! Именно так мужчины поступают со своими любовницами, но никогда на них не женятся!

Живо представив себе пикантные гравюры, Диана густо покраснела и пролепетала:

– Нет, этого не может быть, мадам. Вы заблуждаетесь.

– Я живу на этом свете шестой десяток и давно поняла, что от нас, женщин, нужно мужчинам, – с улыбкой промолвила директриса. – Не верь их бесстрастным лицам, подумай о своем будущем. Копи имущество и бриллианты, пока еще молода и хороша собой, пусть он заплатит сполна за каждую вольность, которую ты позволишь ему совершить с тобой.

Диане вдруг стало так душно, что она заерзала на кровати, пытаясь отделаться от навязчивых видений. Почему мадам всегда сгущает краски, когда говорит о мужчинах? Чем они ей так насолили? Нет, определенно все не так уж страшно, решила Диана и сказала:

– Я полагаю, что вы заблуждаетесь на его счет, мадам.

– Он богат! Он соблазнит тебя роскошью, а потом... – Мадам Леблан в ужасе закатила к потолку глаза.

Диана встала и твердо сказала:

– Благодарю вас за искреннюю заботу обо мне, но мое общение с месье Сент-Джоном будет непродолжительным.

– Что ж, деточка, не забывай молиться каждый вечер, быть может, Господь и вразумит тебя в минуту сомнений...

Диана взяла с кровати саквояж и еще раз промолвила:

– Благодарю вас за все, что вы для меня сделали, мадам.

Дородная матрона порывисто заключила ее в объятия, чего никогда прежде не делала. Этот искренний жест настолько растрогал Диану, что на глаза навернулись слезы. Она готова была простить директрисе все ее вспышки гнева, поведать ей все свои девичьи тайны, как родной матери. Охваченная внезапным порывом нежности, Диана шепнула ей на ухо:

– А книжку я стащила из комнаты мадам Уазо. Она показывала ее своим воспитанницам.

Мадам Леблан отшатнулась, побледнев как мел, и замерла в остолбенении. Диана рассыпчато рассмеялась и выпорхнула за дверь, чувствуя себя птичкой, наконец-то обретшей свободу.


Но радость ее была преждевременной, внизу, в вестибюле школы, ее поджидала мадам Уазо. Она обняла Диану за талию и увлекла в уголок, с заговорщическим видом шепча:

– Не торопись, милочка, нам надо кое о чем поговорить...

Диана собралась уже было с размаху огреть ее саквояжем и вырваться, но воспитательница вдруг улыбнулась ей, совсем как своей старой подружке, и проворковала:

– Я тебя недооценивала! Ну кто бы мог подумать, что под маской наивной простушки скрывается дальновидная и практичная соблазнительница. Я искренне за тебя рада, Диана!

– По-моему, вы меня переоцениваете! – возразила ее опешившая ученица.

– Не скромничай, тебе больше не надо притворяться. Мне как-то не верится, что ты не понимаешь, какая тебе привалила удача. Впрочем, без доброго дружеского совета тебе не обойтись, опыта у тебя пока маловато... Непременно пиши мне почаще, я помогу тебе сказочно разбогатеть. Мы должны помогать друг другу, не так ли?

– Извините, мадам Уазо, но я в вашей помощи не нуждаюсь! – отстраняясь, холодно ответила Диана.

– Ах, какие мы гордые! Не слишком ли много ты о себе возомнила, сирота безродная! Как бы тебе не опалить крылышки! Смотри, пожалеешь, что отказалась от моей дружбы, да будет уже поздно. Не ты первая попадаешь в сети сластолюбивых богачей, советую не задирать нос раньше времени.

Диана молча проскользнула мимо нее к дверям и вышла на крыльцо. Порывистый холодный ветер хлестнул ее по лицу, едва не сорвав с нее головной убор. Мадам Уазо, следовавшая за ней, с жаром прошептала, поглядывая на Дэниела, который с мрачным видом стоял возле кареты:

– Ах, какой мужчина! Учти, он очень опасен! Под его безупречным обликом вальяжного джентльмена кроется дикарская страстность и неуемная жажда богатства и наслаждений. Чутье подсказывает мне, что свое состояние он получил не по наследству, а в результате каких-то махинаций. И, тем не менее, его с радостью принимают в лучших домах Франции! И женщины от него просто без ума. Советую тебе быть с ним начеку!

– Ваша рекомендация несколько запоздала, мадам Уазо! Мне так или иначе придется сесть в его экипаж и остаться с ним наедине, – парировала Диана.

Мадам Уазо звонко расхохоталась, что привлекло к ним внимание Дэниела. Он сделал кучеру знак забрать у Дианы саквояж и брезгливо посмотрел на мадам Уазо. Та отступила к дверям школы, повторив напоследок:

– Помни, что я тебе говорила. И непременно пиши мне!

Кучер открыл дверцу кареты, Дэниел подал Диане руку и помог ей сесть в экипаж. Сердце ее наполнилось смутной тревогой. Она с тоской взглянула в последний раз в окошко на двери школы и почувствовала себя так, словно бы очутилась на судне, отправляющемся в далекое опасное плавание. Как она оказалась в этой ситуации? Где ее семья? Есть ли у нее свой дом? Ответы на все эти вопросы мог дать лишь один опекун. Однако он только загадочно улыбался и не произносил ни слова. Диана глубоко вздохнула и забилась в угол кареты, мысленно приготовившись к новым сюрпризам судьбы.

Глава 3

Парижский дом, в который привез ее опекун, привел Диану в восторг уже одним своим фасадом из глазурованного кирпича и с изящными пилястрами. В отличие от холодного и неприглядного здания школы, построенного из обыкновенного известняка, этот дом всем своим обликом сулил входящему в него комфорт и уют.

Впрочем, возможно, что настроение у нее поднялось просто потому, что их долгое путешествие подошло к концу. Всю дорогу Дэниел Сент-Джон хранил молчание, задумчиво уставившись в окно. Диана беспокойно ерзала на сиденье кареты, не решаясь задавать ему вопросы. Порой она ловила на себе его изучающие взгляды и тогда невольно съеживалась и замирала, не в силах даже пошевелиться.

Но вот, наконец, карета остановилась, и Диана, окинув из окошка взглядом и другие дома на этой улице, с удивлением обнаружила, что все они без исключения производят солидное и благоприятное впечатление.

Дэниел собрал в стопку документы, которые он изучал во время поездки, и стал засовывать их в портфель. Краем глаза Диана увидела внутри его знакомый красный корешок и выпалила, вытаращив глаза:

– Вы украли книжку мадам Уазо!

– Любопытно, что ваши первые за все долгое путешествие слова, мадемуазель, прозвучали как обвинение, – с усмешкой промолвил опекун. – Вам не кажется, что это дерзость? Советую вам впредь следить за своими манерами, коль скоро вы рассчитываете работать гувернанткой в приличном доме.



– Но ведь я сказала правду, месье! Разве книга мадам Уазо не находится в вашем портфеле? – возразила Диана.

– Да, она действительно там, я захватил ее с собой машинально, задумавшись, как мне лучше поступить с вами. Но ничего страшного в этом нет, рано или поздно ее все равно кто-нибудь украл бы из сундучка мадам Уазо.

– Вы намекаете на то, что взяли ее ради сохранения благочестия воспитанниц интерната? Что ж, в таком случае вы поступили мудро, месье. Я предупредила мадам Леблан о безнравственности мадам Уазо, но директриса, как мне показалось, не восприняла мои слова всерьез. Вы должны сжечь эту пакость, любую ересь следует предавать очистительному огню.

– Вы так считаете? – Дэниел хмыкнул и достал книжку из портфеля, намереваясь пролистать ее и удостовериться в справедливости такой оценки.

– Мы, кажется, приехали, месье! – воскликнула Диана. – Не пора ли нам выйти из этой духоты на свежий воздух?

– Потерпите еще минутку, мадемуазель. Сперва нам надо решить, как поступить с этой книгой. По-моему, определенную ценность она все-таки представляет. Ее переплет выполнен из прекрасной кожи, гравюры тоже отменного качества. Пожалуй, эта безделица стоит немалых денег! Жаль отправлять ее в огонь, это безрассудное расточительство.

– Но я говорила о содержании этого безнравственного издания, месье, а вовсе не о переплете! – густо покраснев, возразила Диана.

– Возможно, на некоторых страницах напечатаны стихи или карты, – задумчиво пробормотал Дэниел и раскрыл книжицу.

Мысль о том, что он станет перелистывать страницы, сидя рядом с ней, повергла Диану в ужас, и она поспешно заявила:

– Уверяю вас, месье, что там исключительно картинки фривольного толка!

– Неужели? – Опекун удивленно вскинул брови. – Так вы, значит, уже ее просмотрели? – Он вперил в нее сатанинский взгляд, и Диана зарделась от смущения.

Правда заключалась в том, что она действительно ознакомилась с содержанием этого томика, не найдя в себе сил побороть охватившее ее любопытство и необъяснимое возбуждение. Тем не менее, она пролепетала, глядя ему в глаза:

– Ну как вы могли так обо мне подумать, месье? Разумеется, нет!

Улыбнувшись уголками рта, Дэниел сказал:

– Рад это слышать. Если бы вы поступили иначе, я бы пожалел, что прервал заслуженное вами наказание.

Раскрыв рот, Диана обмерла, отчетливо представив, что именно созерцал опекун, пока ее пороли розгами, поставив в унизительную позу. Самое ужасное заключалось даже не в этом, а в том, что в аналогичной позе была запечатлена одна из обнаженных женщин, изображенных на страницах этой книги. Диане хотелось от стыда провалиться сквозь днище кареты. Ей вдруг вспомнилось произнесенное директрисой пророчество: «А теперь он решит, что тебя легко соблазнить!»

К счастью, лакей распахнул дверцу кареты, Дэниел вышел из нее и протянул Диане руку.

Свежий воздух охладил Диану и быстро привел ее в чувство.

– Добро пожаловать в мою парижскую обитель, – сказал Дэниел, когда она ступила на тротуар, и, повернувшись, направился к дому.

Лишь тогда она сообразила, что здание целиком принадлежит ему одному, а не сдается внаем, как ей поначалу казалось. Значит, он действительно очень богат и поэтому опасен. Ей вспомнилось предостережение мадам Леблан, и она вдруг опять почувствовала предательскую слабость в коленях.

– Вам дурно, мадемуазель? – спросил у нее лакей, несший саквояж, и подхватил ее под локоть.

Услышав это, Дэниел обернулся.

Ноги Дианы словно бы приросли к тротуару. Сделав глубокий вдох, она сказала:

– Вы не предупредили меня, что я буду жить здесь, а не в меблированной комнате. Мне бы не хотелось обременять вас...

– У меня достаточно свободных комнат для гостей, – ответил Дэниел. – Вы не будете мне в тягость, у меня вам будет гораздо спокойнее и удобнее, чем в жалкой каморке с мышами, клопами и тараканами.

Нервно поеживаясь, Диана с опаской поднялась по белым мраморным ступеням к парадной двери. Дэниел сказал:

– Будет проще, если я представлю вас прислуге и знакомым как свою дальнюю провинциальную родственницу.

– А в действительности я не довожусь вам кузиной? – поинтересовалась она.

– Нет, – ответил он.

Диана вздохнула с облегчением: по крайней мере, теперь она знала наверняка, что не связана со своим опекуном кровными узами. Для начала и это было неплохо.

Дверь открылась, и Диана робко переступила порог, испытывая странное ощущение, что это ее первый шаг на пути к утрате девственности. Отсутствие родственных связей с Дэниелом уже почему-то не радовало ее, а его намерение обмануть прислугу настораживало. Он подвел ее к широкой лестнице и сказал:

– Прежде всего, я хочу представить вас моей сестре.

У Дианы словно гора свалилась с плеч: ведь если бы он вынашивал в отношении ее бесчестные планы, то вряд ли бы привел ее в дом, где живет его сестра. Диана горделиво вскинула голову, выпрямила спину и, чувствуя себя сказочной принцессой, стала подниматься по устланным ковром мраморным ступеням. Гостиная, в которую привел ее Дэниел, оказалась настолько просторной и роскошной, что ей показалось, будто она попала в рай. Ее сердце переполнилось восторгом, а глаза засверкали при виде больших зеркал в позолоченных рамах, отражающих свет, льющийся из огромного окна, кремовых шелковых обоев, хрустальных люстр, бронзовых канделябров и резной мебели из красного дерева, чудесно сочетавшегося с узорчатым персидским ковром пастельных тонов. В камине потрескивали малиновые уголья.

Посередине всего этого сказочного великолепия восседала на стуле, напоминающем трон, высокая прекрасная брюнетка с бледным лицом. Это была ухоженная женщина лет сорока, и рядом с ней Диана почувствовала себя нищей крестьянкой.

– Позволь мне представить тебе Диану Албрет, Жанетта, – сказал Дэниел. – Я счел целесообразным забрать ее из интерната. Какое-то время она поживет здесь.

– Добро пожаловать в наш дом, – густым сопрано промолвила Жанетта. – Присядьте на кушетку. Вы, наверное, утомились с дороги.

– Благодарю вас, мадемуазель, – ответила гостья. – Я здесь надолго не задержусь. Месье обещал помочь мне устроиться гувернанткой в Лондоне.

Дэниел сел в кресло и рассеянно промолвил, отряхивая манжетой рукава невидимые пылинки со своего сюртука:

– Вообще-то в Лондон я собираюсь отправиться не раньше чем через месяц, но вам не придется здесь скучать, уверяю вас. Париж – это не тот город, который можно осмотреть лишь мельком. Моя сестра позаботится о том, чтобы вы побывали во всех его интересных местах, а также ни в чем не нуждались.

Диана смекнула, что возражать бесполезно, однако робко пролепетала:

– Благодарю вас за гостеприимство, месье, но я бы не хотела им злоупотреблять.

Дэниел откинулся на спинку кресла и с улыбкой сказал:

– Вы нас абсолютно не обремените, Диана. Не так ли, Жанетта? Ведь ты покажешь ей парижские достопримечательности, верно? Салоны, галереи, музеи, соборы, скверы и парки, в общем, все, что, безусловно, порадует и развеселит нашу гостью, только что покинувшую стены интерната. По-моему, ей необходима передышка перед тем, как снопа окунуться в зыбкое болото жалкого прозябания, на которое она хочет себя обречь. Ведь жизнь гувернантки так скучна и безрадостна! Особенно в Англии с ее постоянными дождями и туманами.

Нарисованная им невеселая картина ее будущего моментально омрачила Диане настроение, но возразить ей было нечего, все его доводы были вполне справедливы и обоснованны.

Вместе с тем в душе Дианы шевельнулось некое странное ощущение, что Дэниел умышленно сгущает краски, чтобы подольше задержать ее в своем доме. Это подозрение зародилось у нее уже во время их долгого молчаливого путешествия, когда она то и дело ловила на себе его изучающие взгляды, и окрепло в процессе их разговора о красной книжице фривольного содержания. Присутствие в доме сестры Дэниела сразу же перестало казаться ей надежной гарантией сохранения ее душевного покоя и целомудренности, ведь за месяц всякое могло произойти...

– Надо кликнуть Поля, – сказала Жанетта, нервно комкая в руках шелковую шаль, укрывавшую ее колени. – Наша гостья выглядит утомленной, ей нужно умыться и отдохнуть.

Дворецкий Поль оказался высоким полным мужчиной в голубой ливрее и с тщательно причесанными рыжими волосами. Он ласково посмотрел на хозяйку и, подойдя к ней, легко поднял ее с кресла. Она сказала ему:

– В китайский будуар, пожалуйста. Диана, следуй за нами!

Они поднялись по лестнице на третий этаж, окна коридора которого выходили в сад, и остановились у массивной двери, украшенной причудливой резьбой. Поль толкнул ее ногой и внес Жанетту в спальню, где пахло кедром, а интерьер, выдержанный в бело-голубых тонах, удачно дополняли дорогие фарфоровые вазы с цветами, источавшими неповторимый аромат.

Усадив Жанетту в кресло возле камина, лакей разжег в нем огонь, низко поклонился и вышел за дверь.

– Как видите, дорогая Диана, я страдаю хромотой. Ноги я повредила несколько лет назад, но благодаря завидной силе Поля не чувствую себя отрезанной от мира. Все уже привыкли к тому, что он носит меня на руках, словно младенца, так что пусть и вас это не смущает.

– Честно говоря, мадемуазель Жанетта, я опасаюсь другого, – с застенчивой улыбкой сказала Диана. – Ваш брат хочет представить меня своим знакомым как свою провинциальную кузину. Не удивит ли их то, что у вас объявилась бедная и плохо воспитанная родственница?

– Ваше образование позволит вам быстро освоиться в свете, дорогая Диана, – успокоила ее Жанетта. – Что же касается вашего облика, то мы его слегка поправим. Нужно лишь сделать вам соответствующую прическу и подобрать для вас нарядные платья.

– Благодарю вас, но я не собираюсь покидать стены вашего дома вплоть до отъезда в Англию, – сказала Диана.

– Моему брату нужно закончить кое-какие свои дела во Франции, – возразила Жанетта. – Когда он приезжает к нам из Англии, в нашем доме всегда полно гостей. Он будет огорчен, если вы станете избегать общения с ними. Прошу вас это учесть.

Лакей внес в комнату саквояж гостьи.

– Я покину вас, Диана, служанка поможет вам переодеться. Отдыхайте, чувствуйте себя как дома.

Поль унес ее из спальни и затворил за собой дверь. Диана пересела в ее кресло, поближе к горячему камину, и сразу же почувствовала себя уютнее. Пляшущие языки пламени завораживали ее, постепенно расслабляя и успокаивая. Но укоренившаяся в сердце тревога порождала в ее голове рой противоречивых мыслей, в основе которых лежало предостережение мадам Леблан: «Он соблазнит тебя роскошью, а потом...»

Диана боялась даже взглянуть на окружавшее ее богатство и сомневалась, что ей следует подвергать себя испытанию комфортом и благами. Ведь окунувшись после пребывания в раю снова в серую мирскую суету, она вполне могла впасть в ипохондрию. Впрочем, возразила она себе, может статься, что все это лишь ее фантазия. Зачем Дэниелу соблазнять нищую сироту и задерживаться из-за нее во Франции? Это только стечение обстоятельств, у него действительно есть важные дела в Париже, препятствующие быстрому отбытию в Англию. Надо набраться терпения и подождать...

Блаженное тепло, исходящее от камина, разморило Диану, она закрыла глаза и расслабилась, чего давно уже себе не позволяла. Казалось, что кто-то убаюкивает ее, прижимая сильными руками к своей груди. Внезапно в это приятное ощущение вторглись воспоминания из ее раннего детства, связанные с неким долгим и опасным путешествием, сначала в экипаже, потом на корабле. Она словно бы провалилась в пугающую темноту и едва не расплакалась, как в ту жуткую ночь, когда ей было страшно и одиноко в окружавшем ее зыбком мраке, и чьи-то заботливые руки нашли ее и прижали к влажному шерстяному бушлату, который она оросила слезами, преисполнившись благодарностью и нежностью.

Нечто похожее она чувствовала и во время поездки со своим опекуном в карете, но только тогда еще не до конца осознавала это.

Да нет же, возразила себе Диана, такого просто не могло случиться, прежде всего, потому, что она давно уже не ребенок, а Дэниел никогда не проявлял особой заботы и ласки, да и вообще всегда держался с ней холодно и немного отстраненно. Пожалуй, именно такое его отношение к ней и вызывало у нее смутное беспокойство.

Диана вздохнула и погрузилась в дрему, представив себе роскошный виноградник, пронизанный лучами солнца и ароматом спелых золотистых ягод.


Она сидела неподвижно в кресле возле камина в ожидании лакея, который позовет ее обедать, и созерцала свое непривычное отражение в зеркале. С новой прической, сделанной служанкой, она выглядела старше своих лет и более зрелой. Внезапно дверь спальни распахнулась, и вошел Дэниел. Диана вздрогнула и обернулась. Он сказал:

– Жанетта попросила меня проведать вас и справиться о вашем самочувствии. Вам комфортно в этой комнате?

– Честно говоря, не совсем, – встав с кресла, ответила Диана. – Я бы хотела перебраться в спальню поменьше и поскромнее, в этих же апартаментах я чувствую себя не в своей тарелке.

– Но маленькие комнатки находятся в мансарде и заняты прислугой, гостей мы там не размещаем, – ответил Дэниел.

Он окинул оценивающим взглядом помещение, будто видя его впервые, задумчиво наморщил лоб и вдруг стремительно направился к столу возле огромной кровати с балдахином, на котором красовалась одна из очаровательных фарфоровых ваз.

– Подойдите ко мне, – сказал он удивленной Диане.

Но она словно приросла к полу, смущенная тем обстоятельством, что он стоит слишком близко к кровати, а кроме них двоих, в спальне никого нет. Ему вообще не следовало входить в ее спальню, пусть он и находится в собственном доме. Сердце ее вдруг бешено заколотилось в груди, и щеки стали пунцовыми от прилива крови. Но Дэниел с невозмутимым видом повторил:

– Подойдите же ко мне поближе!

И взял в руки вазу.

Диана даже не шелохнулась, и тогда он сам подошел к ней со словами:

– Не можете же вы стоять у камина, словно вкопанная в течение месяца! Рано или поздно вам придется сдвинуться с этого места.

– Но здесь так тепло и уютно, что я готова простоять на этом месте до самого отъезда в Лондон, – сказала она, потупившись.

– Как я догадываюсь, в вашей спальне в интернате всегда было холодно, – с тяжелым вздохом произнес Дэниел. – Очевидно, таким образом, директриса укрепляла ваш дух. Вот, возьмите эту вазу! – Он протянул ей хрупкое фарфоровое изделие. – А теперь разбейте ее!

От удивления глаза Дианы едва не вылезли из орбит.

– Бросьте вазу на пол! – повторил он.

– Нет! Я не могу этого сделать, – решительно ответила она, прижав дорогую вещь к груди.

Дэниел сжал горячими пальцами ее тонкие запястья. Она почувствовала шершавость его кожи и вздрогнула, пронизанная непривычными ощущениями, сходными с теми, что она испытала во время постыдной порки и позже, в его карете. Он смерил ее тяжелым испытующим взглядом, и по всему ее телу пробежал трепет. Ей показалось, что минула целая вечность, пока он разжал пальцы. Диана покачнулась и уронила вазу на пол. Черепки разлетелись в разные стороны и разбились на мелкие осколки, ударившись о стену и зеркало. Она молча созерцала эту завораживающую картину, широко раскрыв глаза.

– Это всего лишь забавные безделицы, – вкрадчиво произнес Дэниел. – Разбив одну из них, вы не будете бояться расколотить и другую. Только глупец становится рабом красивых бездушных предметов, даже если их можно как-то использовать.

Он снова взял ее за руки и погладил подушечками пальцев ее нежные ладони. Кровь взбурлила в жилах Дианы, сердце ее снова бешено забилось, и ей почудилось, что в спальне вдруг стало слишком жарко. Время словно бы застыло, все завертелось у нее перед глазами, она поняла, что вот-вот лишится чувств и рухнет на пол. Подобное головокружение она испытала лишь однажды, когда смотрела с крутого скалистого берега на бушующее внизу море.

Дэниел отпустил ее руки, нарушив очарование момента, резко повернулся к ней спиной и направился к двери, громко говоря на ходу:

– Бейте по одной вазе ежедневно, Диана, если почувствуете в этом потребность! Можете разнести в щепки хоть всю мебель, если вам этого захочется.

Она застыла на месте, ошарашенная всем произошедшим с ней в течение дня и не уверенная, что ей все это не померещилось.

В дверях он задержался и, обернувшись, опять пронзил ее чарующим взглядом потемневших глаз. И сердце Дианы отозвалось на этот молчаливый вызов легким трепетом, как будто кто-то невидимый тихо окликнул ее по имени.


– Немедленно объясни мне, Дэниел, как ты намерен поступить с ней! – потребовала Жанетта, когда они с братом остались вдвоем.

– Прошу не разговаривать со мной таким тоном! В чем ты меня подозреваешь? – возмущенно воскликнул, в свою очередь, Дэниел, нервно расхаживая по комнате.

– Зачем ты привез ее сюда? – прищурившись, спросила Жанетта, откинувшись на спинку стула. – Что ты снова задумал?

– Я же сказал, что меня вынудили сделать это чрезвычайные обстоятельства. В школе она оставаться не могла, дальнейшее пребывание в интернате двадцатилетней женщины было чревато скандалом. Рано или поздно она бы сбежала оттуда в Лондон, и вот тогда бы для нас действительно могли начаться крупные неприятности. Я понял, что она кое-что помнит о своем прошлом...

– О Боже! Какой кошмар! – прошептала Жанетта.

– Это точно, – подтвердил с тяжелым вздохом Дэниел и поморщился, увидев искаженное ужасом лицо сестры, многократно отраженное овальными зеркалами. Странная привязанность Жанетты к старомодным интерьерам коробила его, но он мирился с этой прихотью калеки и не скупился на расходы, чтобы хоть немного скрасить ее убогое существование. Свой будуар она сделала максимально светлым и роскошным, что обошлось Дэниелу в целое состояние. Но он был готов построить для нее золотой дворец, если бы только это помогло ей забыть о своем увечье.

– Так ты намерен удерживать ее здесь бесконечно? – спросила Жанетта, немного успокоившись. – Она ведь уверена, что в скором времени поедет в Лондон!

– Так оно и будет, но не раньше, чем я завершу свои, дела с месье Дюпре. После этого я смогу заняться Тиндалом, для чего мне придется поехать в Англию, – спокойно сказал Дэниел.

– Но ведь это дьявольски опасно, – озабоченно промолвила Жанетта.

– Пусть это тебя не тревожит, занимайся своими проблемами! – раздраженно воскликнул Дэниел.

Жанетта зябко повела плечами и потуже стянула на груди концы шали. Дэниел угрюмо молчал, явно не желая посвящать ее в детали своего плана. Но она уже и сама начинала кое о чем догадываться.

– А девчонка весьма свежа и хороша собой, – задумчиво произнесла наконец она, лукаво поглядывая на брата. – Надо лишь слегка нанести на ее природную красоту глянец, но это я беру на себя.

– Только не переусердствуй, иначе можно все испортить, – пробурчал Дэниел, нахмурив брови.

Удовлетворенно вздохнув, Жанетта выпрямила спину и вновь затронула щекотливую тему, от разговора на которую Дэниел упорно пытался уйти:

– Прошло столько лет, и я подумала, что ты поставил крест на этом деле. Но коль скоро ты снова занялся делами с Гюставом Дюпре, значит, сдаваться ты не собираешься.

– Ты ведь знаешь, что я привык все доводить до конца, – заметил Дэниел, криво ухмыльнувшись.

– Я бы не советовала тебе связываться с Эндрю Тиндалом, ничего путного из твоей затеи не выйдет. Не забывай, что он брат маркиза и обладает обширными связями в Англии. Как бы тебе не лишиться не только всего состояния, но и жизни! Подумай хорошенько, стоит ли так рисковать? Не лучше ли тебе вообще не уезжать из Парижа?

– До сих пор я всегда добивался того, к чему стремился, – возразил ей Дэниел, гневно сверкнув глазами. – Нет, эта игра стоит свеч! Я все продумал и уверен, что посрамлю всех наших недругов.

– Только не втягивай в свои интриги это невинное сознание! Я не хочу, чтобы она пострадала из-за меня, – скатала Жанетта.

– Дело не только в тебе, у меня есть и другие причины довести эту затянувшуюся на долгие годы партию до конца. Еще раз прошу тебя не вмешиваться в мои дела! Поверь, никто не причинит ей никакого вреда, – твердо сказал Дэниел.

– Не слишком ли ты самоуверен? Впрочем, возможно, ты и прав. Будем надеяться, что и на этот раз ты добьешься своего. В конце концов, все это не женского ума дело. Оставим пока твои грандиозные планы в покое и поговорим о насущном. Ты поручил мне заботу о Диане. В связи с этим я хочу снова спросить у тебя, не намерен ли ты ее соблазнить?

Дэниел расхохотался, как бы показывая тем самым, что считает её подозрения абсурдными.

Но Жанетта и бровью не повела, она слишком хорошо знала брата, чтобы поверить в искренность его намерений.

– У Дианы глаза отца, – перестав смеяться, серьезно произнес Дэниел. – Как же я осмелюсь ее обольщать, постоянно помня об этом?

Он потупился, поймав себя на том, что невольно озвучил уже давно терзавший его вопрос. Особенно часто Дэниел испытывал угрызения совести во время продолжительного путешествия с Дианой в экипаже. Но стоило лишь ей посмотреть на него пристальным немигающим взглядом, как он тотчас же забывал о ее поразительном внешнем сходстве с отцом и приходил в возбуждение.

Подобное волнение он испытал и совсем недавно, в ее спальне, обставленной в экзотическом китайском стиле.

– Это довольно-таки слабый довод, – с сомнением промолвила Жанетта. – Если ты замышляешь именно то, что я предполагаю, тогда она должна сохранить свою девственность.

– Послушай, Жанетта, сегодня ты уже во второй раз оскорбляешь меня глупыми подозрениями! – в сердцах воскликнул Дэниел. – Ты ведь знаешь, что я не совращаю наивных девиц.

– Порой страсть затмевает мужчинам рассудок, и они перестают контролировать себя, – парировала Жанетта.

– В этом ты права, но ведь я пока еще не настолько испорчен! Не нужно делать из меня дьявола-искусителя.

Он вскочил, не на шутку разъяренный нападками сестры, и уже собрался было уйти, когда Жанетта вдруг беззлобно расхохоталась и со вздохом промолвила, покачивая головой:

– Ах, мой дорогой Дэниел! Я вовсе не имела в виду, что ты уподобился дьяволу. Напротив, я считаю тебя нормальным мужчиной. Но кто знает, быть может, именно это в данном случае и есть самое досадное.

Глава 4

Гюстав Дюпре вытянул из книг, стоявших на полке, два тома и бережно положил их на письменный стол. Однако погружаться в чтение он вовсе не собирался, старый хитрец всего лишь хотел произвести впечатление занятого просвещенного человека на важного гостя, которого ожидал.

Немного подумав, Гюстав решил, что двух фолиантов, пожалуй, будет маловато, и вновь окинул пытливым взглядом свою библиотеку, которой он очень гордился. Это не имеющее себе равных собрание научных изданий было предметом жгучей зависти всех его знакомых. Сам гениальный Фурье пользовался порой его сокровищницей мудрости. Гюставу доставляло особое удовольствие заставлять коллегу томиться в его приемной – так он мстил Жозефу за то, что тот обнаружил ошибку, допущенную им в математических расчетах, которые должны были обеспечить ему всемирное признание и славу.

В кабинет вошел его новый секретарь Адриан и доложил, что карета посетителя подъехала к подъезду их дома.

Гюстав уселся в кресло за столом и промолвил:

– Проводите его ко мне, как только он придет.

– Не угодно ли вам будет, чтобы я присутствовал при вашем разговоре? – спросил Адриан.

Гюстав ответил ему не сразу, скрыв раздражение за маской задумчивости. Да как осмелился этот щенок предложить ему, Гюставу Дюпре, свои услуги в решении столь щекотливой проблемы? Ведь еще совсем недавно он протирал штаны на студенческой скамье в университете! Да не видать бы этому английскому выскочке его нынешней должности, если бы война не унесла столько славных сынов Франции! Этот не в меру самоуверенный юнец имел наглость однажды указать ему на ошибку, допущенную им в фундаментальном трактате, написанном на латыни. Да и вообще постоянно выказывал к нему непочтительность, что со стороны человека с сомнительной родословной и внешностью метиса было очень недальновидно. Другой бы на его месте ежедневно благодарил судьбу за то, что вообще получил работу, не говоря уже о том, что это было место секретаря одного из выдающихся ученых Европы.

Но с другой стороны, посетитель упоминал в своем письме какие-то книги на иностранном языке, в связи с чем услуги Адриана вполне могли бы пригодиться, рассудил Дюпре и снисходительно сказал:

– Можете остаться, это пойдет вам на пользу.

Адриан вышел из кабинета и вскоре вернулся, неся под мышкой три толстые книги и ведя за собой высокого господина средних лет, одетого в строгий деловой костюм.

Гюстав улыбнулся и указал ему рукой на стул напротив себя. Дэниел Сент-Джон кивнул и сел. Адриан положил свою ношу на край стола и отошел к окну.

Дюпре устремил на посетителя пристальный взгляд. Сент-Джон держался подчеркнуто невозмутимо и с нескрываемым достоинством, как и подобает состоятельному мужчине.

– С вашей стороны, месье Дюпре, было весьма великодушно принять меня в своем кабинете, – наконец промолвил он, изобразив на лице подобие любезной улыбки.

– Ваше письмо с описанием редких книг заинтриговало меня. Вряд ли в них содержатся какие-то ценные сведения, но, тем не менее, будет полезно на них взглянуть. Расскажите, как вы их нашли! – сказал Дюпре.

– Как вы знаете, я занимаюсь торговлей, – начал свое повествование Дэниел. – Один из принадлежащих мне кораблей курсирует в восточных водах Средиземного моря. Однажды его капитана попросили сделать одолжение турецкому султану – доставить в Египет несколько вельмож. И вот во время вояжа произошло несчастье – скончался министр. Среди личных вещей покойного находились упомянутые мной книги. Капитан оставил их себе на память об этом добром человеке, а позже передал их мне. Я же, будучи наслышан о вашей библиотеке, подумал, что они могут вас заинтересовать. Вот взгляните. – Он раскрыл один из принесенных секретарем томов. – Здесь практически нет текста, только цифры и чертежи.

– Но ведь это манускрипт! – воскликнул изумленный Дюпре.

– Верно, разве я не упоминал об этом, месье? – сказал Дэниел, сделав недоуменное лицо, хотя и вспомнил, что совершил этот досадный промах.

Гюстав пододвинул рукопись поближе к себе и понял, что она написана не на латинском, а на неизвестном ему арабском языке. Чертежи и математические формулы его заинтересовали, он стал перелистывать манускрипт и вдруг заметил в нижнем углу страницы один любопытный чертеж, показавшийся ему знакомым. Сердце ученого тревожно екнуло, как в тот памятный миг, когда он почувствовал, что близок к завершению многолетнего математического исследования.

Но демонстрировать заинтересованность было не в его интересах, поэтому он изобразил на физиономии безразличие, и собрался было уже перевернуть страницу, как над столом наклонился его нахальный секретарь. Он ткнул пальцем в причудливую вязь арабских букв и сказал:

– Я изучал этот язык и могу кое-что вам перевести.

Побагровев от ярости, Гюстав захлопнул манускрипт, едва не раздробив его солидным кожаным переплетом пальцы всезнайки, и вежливо попросил гостя на минутку выйти из кабинета. Когда Сент-Джон удалился, закрыв за собой дверь, Дюпре накинулся на молодого человека:

– Не смейте впредь совать свой нос в мои дела, тем более при посторонних! Не забывайте, что на ваше место найдется немало достойных кандидатов. Да как вы посмели вмешаться в мой разговор с посетителем! Он заломит за свои книги баснословную цену, если смекнет, что они представляют значительную ценность.

– Прошу прощения, месье, но я лишь хотел помочь вам узнать, о чем в этой рукописи идет речь, – виновато сказал секретарь.

Гюстав открыл книгу на заинтересовавшей его странице и задумчиво уставился на изображенные на ней цилиндры, соединенные прямыми линиями. Подобный чертеж он уже где-то раньше видел... Только вот где? Быть может, этот выскочка что-то вспомнит? Ведь должен же он как-то отрабатывать свое жалованье! Дюпре прокашлялся и спросил:

– Ну и что же вы думаете об этом, юноша?

Адриан задумчиво наморщил лоб и наконец изрек:

– По-моему, здесь речь идет о механике и, в частности, о металлических конструкциях.

Сердце Гюстава застучало так, что его прошиб пот. Он внезапно понял, почему чертеж показался ему знакомым. Ему уже доводилось видеть почти такой же, только менее подробный, в другом манускрипте, в котором также говорилось о железе. Эта рукопись и теперь хранилась на верхнем стеллаже в его кабинете, прямо над его головой, несколько десятков ветхих страничек, испещренных странными записями и рисунками, сделанными рукой человека, доживающего свои последние дни. Так и не разобравшись толком в этих двусмысленных каракулях, Дюпре поставил манускрипт на полку и забыл о нем на многие годы.

Кровь гулко стучала у Гюстава в висках, ему казалось, что сердце вот-вот лопнет от переполняющей его радости. Он готов был вскочить и немедленно достать эту старинную рукопись с полки, чтобы убедиться в своей правоте.

Усилием воли подавив приступ щенячьего восторга, Дюпре взял себя в руки и спокойно попросил Адриана пригласить посетителя войти. Знания секретаря он собирался использовать при переводе записей с арабского на французский, но посвящать юнца в суть манускрипта в его планы, разумеется, не входило. Лавры первооткрывателя многовековой научной тайны должны были достаться только одному ему, Гюставу Дюпре, и увековечить это имя, сделав его обладателя богатейшим человеком в мире.


Из камина доносилось негромкое потрескивание угольев. От чашки, стоявшей на столике возле кровати, исходил дразнящий аромат шоколада. Этот диковинный густой напиток Диана впервые отведала три дня назад, когда сидела с Дэниелом в саду, болтая о разных пустяках. Горячий шоколад ей так понравился, что она стала пить его с тех пор каждое утро, прямо в постели, наслаждаясь теплом в спальне и строя догадки о том, как пройдет ее новый день в этом гостеприимном доме.

Затем в спальню входила служанка. Умывшись и одевшись с ее помощью, Диана спускалась в столовую завтракать. К ней присоединялась Жанетта, и они обсуждали свои планы. Дэниел ни разу не присутствовал при их утренней беседе, он с раннего утра уезжал из дома по делам.

Случалось, что Диана завтракала одна, и тогда она отправлялась на прогулку по близлежащим улочкам и переулкам, покидая дом через черный ход. Смешавшись с толпой прохожих, Диана чувствовала себя дерзкой и зрелой женщиной и преисполнялась самоуверенностью и гордостью.

Она взяла со столика хрупкую фарфоровую чашечку, с наслаждением вдохнула своеобразный аромат напитка и сделала первый глоток. Горьковато-сладкая на вкус экзотическая субстанция, доступная лишь богатым, вселяла в пьющего ее чувство довольства и благополучия. Как и многое другое в этом роскошном доме, какао было прекрасным источником чувственного наслаждения.

Но привыкать к нему бедной девушке было опасно. Ведь, став обыкновенной гувернанткой, она могла страдать без этого милого пустяка, к которому успела привязаться, и остро ощущать свое униженное положение.

Диана откинула одеяло и вскочила с кровати. Нежиться, как королева, ожидающая помощи прислуги, она сегодня не собиралась. Быстренько расчесав шелковистые волосы и уложив их на затылке в пучок, она взглянула в зеркало и осталась вполне довольна собой.

Вопреки ее ожиданиям завтракать одной ей на этот раз не пришлось. За столом сидели Поль и Дэниел Сент-Джон, они о чем-то тихо разговаривали. Заметив Диану, дворецкий встал и ушел. Она подошла к буфету и стала накладывать в тарелку булочки и пирожные, чувствуя спиной изучающий взгляд Дэниела. Изо всех сил стараясь сохранять хладнокровие, она подошла к столу и села напротив него. Он налил ей в чашку кофе из большого серебряного кофейника и спросил:

– Как вы находите Париж? Не нуждаетесь ли в чем-нибудь?

Диана усмехнулась и в тон ему спросила:

– Не обижают ли вас здесь? Хорошо ли вы учитесь?

От изумления у Дэниела полезли глаза на лоб, подобной дерзости от нее он явно не ожидал. Диана язвительно намекнула ему, что с ней пора уже разговаривать как со взрослой. Заметив его замешательство, она удовлетворенно улыбнулась и промолвила:

– Хотя сейчас мы и не в школе, месье, вы можете продолжать задавать мне вопросы.

– Тогда ответьте, всем ли вы довольны, – усмехнувшись, сказал Дэниел.

– Да, месье. Мы с вашей сестрой прекрасно проводим время: ездим по городу, а также регулярно посещаем магазины и салоны. В Париже мне все внове, а потому наши прогулки служат и своеобразной школой. Надеюсь, полученные здесь уроки помогут мне, когда я стану гувернанткой в Англии.

– Безусловно, в этом вы правы. Изысканные манеры существенно увеличат ваши шансы получить хорошее место, – согласился с ней Дэниел. – Не исключено, что вас возьмет к себе какой-нибудь богатый аристократ.

– Я бы предпочла служить в состоятельной, но не в аристократической семье, – подчеркнула Диана.

– Не станем загадывать, я уверен, что вам обязательно улыбнется удача, – уклончиво ответил Дэниел.

Диана не нашла, что на это сказать, и занялась едой.

На какое-то время в комнате воцарилось молчание. Стараясь не обращать внимания на его изучающий взгляд, Диана тщательно пережевывала пищу, запивая ее кофе. Но помимо ее желания в голове у нее звучали предостережения мадам Леблан, странным образом ассоциирующиеся с неожиданным приходом Дэниела в ее спальню в день их приезда. Тогда он тоже смотрел на нее очень пристально, повергая ее в оцепенение и лишая способности сопротивляться. Вот и теперь она чувствовала, как снова погружается в оторопь и недоумение.

Диана оторвала взгляд от тарелки, отогнав это наваждение, и пролепетала:

– Честно говоря, месье, порой мне кажется, что я все еще нахожусь в интернате.

– Надеюсь, что в моем доме несколько более комфортные условия, – сказал Дэниел. – Не обижайтесь на мою сестру, если она докучает вам советами и наставлениями. Роль опекуна доставляет ей подлинное удовольствие. Ведь прежде ей ни о ком не доводилось заботиться.

– Вы с Полем разговаривали по-английски, когда я вошла сюда, – сказала Диана, желая как-то ослабить возникшую между ними напряженность. – Он англичанин?

– Да, – сказал Дэниел, кивнув.

– А вы? Он говорит по-французски с легким акцентом, а вы абсолютно чисто.

– Я гражданин мира, хотя и родился во Франции, – с улыбкой ответил Дэниел. – Но поскольку я прожил много лет в англоязычной среде, то склонен считать себя скорее англичанином, чем французом, хотя свободно владею обоими языками.

– Вы много путешествовали по свету? Как это интересно! – воскликнула Диана. – А где вы были в годы войны?

– Главным образом на Ближнем Востоке, но бывал и в Вест-Индии. В Европу в те смутные годы я почти не заезжал, – сказал Дэниел.

Но это было не совсем верно, один раз в год он обязательно возвращался во Францию, и, как подозревала Диана, не только для того, чтобы проведать ее в Руане и внести за нее очередной взнос. Дэниел редко рассказывал ей о себе, поэтому она воспользовалась его внезапной словоохотливостью и задала давно мучивший ее вопрос:

– А как следует правильно произносить вашу фамилию, на французский или английский манер? Мадам всегда говорила: «Сен-Джон», однако однажды я слышала, как вы сами представились иначе – Сент-Джон.

– Право же, это не столь уж и важно, – улыбнулся Дэниел.

– Она коверкала и мою фамилию, всегда говорила «Албрей» вместо «Албрет», – запальчиво сказала Диана. – Я никогда ее не поправляла, но знала, что она ошибается. Ведь я англичанка, а не француженка.

– Почему вы так считаете? – насторожившись, спросил он.

– Потому что я думаю во сне по-английски, – ответила она. – И помню разрозненные фрагменты своей прошлой жизни в Англии, откуда меня привезли во Францию на корабле.

– Вы правы, Диана, вы действительно англичанка. Часто ли вам доводилось разговаривать на родном языке в годы учебы?

– Директриса запрещала нам говорить по-английски, она рьяная сторонница Наполеона.

– Так вы разучились говорить по-английски?

– Нет, у меня была английская Библия, каждый вечер я читала ее вслух.

– Понимаю... – Дэниел задумался о чем-то своем, но Диана вскоре нарушила ход его мыслей, задав ему еще один важный для нее вопрос:

– Как все это случилось, месье? Как я очутилась во Франции? Вы сказали, что мы с вами не родственники, но тогда почему вы привезли меня в эту страну?

Однако ответа она не получила: в комнату вошел, неся Жанетту на руках, Поль, и Дэниел переключил все свое внимание на сестру.

Поль усадил Жанетту на стул и пошёл с ее тарелкой к буфету. Ласково улыбнувшись Диане, Жанетта сказала, обращаясь к брату:

– Я рада сообщить тебе, что новые наряды нашей гостьи скоро будут готовы. Сегодня состоится последняя примерка.

Вернувшийся в этот момент к столу Поль омрачил ее приподнятое настроение, пробасив:

– К сожалению, мадемуазель, сегодня мы с вами не сможем выехать в город. Я должен выполнить одно важное поручение месье Дэниела.

– Что ж, отложим примерку до завтра, – покосившись на брата, сказала Жанетта.

– Если хочешь, я могу сопроводить вас к портному уже сегодня днем, – предложил Дэниел. – После полудня я буду свободен.

– Чудесно! – обрадовалась Жанетта. – Диана, ступай к себе и приведи голову в порядок. Платья надо примерять с красивой прической.

На щечках Дианы расцвел стыдливый румянец. Извинившись за промах, она вскочила из-за стола. Дэниел вызвался проводить ее до спальни. Когда, миновав длинный коридор, они стали подниматься по лестнице, Дэниел сказал:

– Не сердитесь на мою сестру, она чересчур строга к вам. Ваши волосы всегда выглядят прекрасно.

Тронутая этой лестью, Диана покраснела еще сильнее.

– Предлагаю отныне говорить исключительно по-английски, – продолжал Дэниел, беря ее под локоть. – Вам необходимо попрактиковаться перед отъездом в Лондон.

Диана несколько оживилась, получив подтверждение его намерения совершить вояж в Англию, и спросила:

– А вы думаете и мечтаете на английском или французском?

– Это зависит от обстоятельств, – ответил Дэниел. – В минуту опасности почему-то на французском. Ну, вот мы и пришли! – Он открыл дверь ее спальни. – Я оставляю вас одну, мне надо закончить кое-какие дела. Да, возвращаясь к вопросу о языках... Я начинаю думать на французском, когда попадаю в сети Амура. Странно, конечно, однако это именно так!

Он галантно поцеловал ей руку и удалился в свой кабинет.


– Слишком много кружева, надо бы придать этому платью более строгий вид! Эта бахрома на кайме ему только вредит.

– Прекрати, Дэниел! Если ты и дальше будешь придираться к мелочам, Диана сможет выйти вечером из дому не раньше, чем еще через неделю.

– Уж лучше пусть она останется дома, чем появится в приличном обществе в смехотворном наряде, почти целиком состоящем из оборок, рюшей и помпонов, – парировал Дэниел, расхаживая по примерочной известной парижской модистки и разглядывая смущенную Диану со всех сторон, словно манекен.

Обитые темно-фиолетовым шелком стены примерочной, походившей более на гостиную, скрадывали морщины на его лице. Освещенное падающим из высоко расположенных окон светом, оно казалось особенно бледным и суровым, словно бы сделанным из фарфора, как прекрасные китайские вазы в ее спальне. Поймав на себе ее мимолетный взгляд, он повернулся к ней спиной и уставился на сестру, упорно не желавшую пойти на попятную и отдать это платье в переделку. Но упрямая Жанетта лишь поджала губы и вскинула подбородок, давая понять брату, что переубедить ее ему не удастся. Тогда он обратился к модистке, не проронившей во время спора ни слова, с вопросом, прозвучавшим скорее как настоятельное пожелание:

– Вы наверняка сумеете устранить все излишества за пару дней, мадам. Не так ли?

– Разумеется, месье, – ответила та с покорностью робкой служанки, не смеющей перечить своему господину.

Мнение Дианы явно никого не интересовало.

Она подошла поближе к большому зеркалу и взглянула в него. Насыщенный лиловый цвет платья удачно подчеркивал аристократическую белизну шеи и рук, глубокий вырез на груди являл взору больше тела, чем она когда-либо оставляла неприкрытым тканью, высокая талия придавала бюсту вызывающую объемистость, а пышные кружева – некоторую фривольность всему ее облику.

И лишь испуг, читавшийся в ее больших темных глазах, свидетельствовал, что незнакомка, смотревшая на нее из зеркала, никакая не светская львица, а смущенная провинциальная девица, чувствующая себя неуютно в этом вызывающем наряде.

Но еще сильнее поразило Диану выражение лица Дэниела, который пристально рассматривал ее, не заботясь, что она видит его в зеркале. Его ноздри чувственно трепетали, сверкающие глаза излучали опасность и завораживали, губы слегка подрагивали. Сердце Дианы вдруг застучало так сильно, что ей стало трудно дышать. Она смущенно потупилась и провела рукой по гладкой ткани. Взгляд Дэниела скользнул по ее фигуре от плеч до пят и переместился на искусно уложенные на голове волосы. Диана непроизвольно дотронулась до прически, что не укрылось от Жанетты.

– Пожалуй, ты прав, Дэниел, – промолвила она. – Лучше убрать излишнее кружево и отпороть с каймы бахрому.

– Нет, я передумал, – внезапно сказал Дэниел. – Пусть все останется как есть.

Жанетта недоуменно вскинула бровь, испытующе взглянула на брата, но ничего не сказала. Модистка же поспешила поддержать его:

– Разумеется, месье, вы правы. У вас отменный вкус!

Диана молча прошла в служебное помещение, чтобы надеть другой экстравагантный наряд. Отделка платьев и фасоны ее совершенно не волновали, поскольку она абсолютно не разбиралась в капризах моды. У нее никогда в жизни не было столько предметов туалета, она даже сомневалась, что все они уместятся в ее гардеробе.

Жанетта заказала для нее шикарные платья на все случаи жизни – для утренних и вечерних выходов, для дневных визитов и званых обедов, для ужинов и пикников. Очевидно, подумалось Диане, круг ее новых знакомых будет определен с той же скрупулезностью, что и все эти наряды. Ей же отведут роль марионетки, чье мнение никого не интересует.

Она вспомнила, как оцепенела под взглядом Дэниела, и с-ужасом подумала, что готова была тогда выполнить любую его волю. И хотя пока еще у нее не имелось основания подозревать его в опасных и дурных намерениях, на душе у нее стало тревожно, шевельнулась догадка: а вдруг это попытка соблазнить ее роскошью?

Внутренний голос требовал, чтобы она заявила, что не нуждается в дорогих подарках и вообще намерена немедленно покинуть этот дом. Диана тупо уставилась на гору шикарных платьев. Помощница модистки предложила ей примерить очаровательный наряд из желтого муслина, предназначенный для прогулок. Диана не осмелилась ей возразить, подумав, что это стильное платье, подчеркивающее стройность ее тела, должно понравиться Дэниелу, так как оно смотрится незатейливо и элегантно.

Губы Дианы изогнулись в лукавой улыбке, на щеках выступил румянец, а в глазах запрыгали проказливые огоньки. Примерка продолжалась еще несколько часов.

Глава 5

На другой день Жанетта слегла в постель, подкошенная приступом мигрени, и оставшейся без присмотра Диане вздумалось почитать книгу, уединившись в саду. Щебетали птички, гудели шмели, ласковый ветерок трепал ее локоны, солнышко, выглядывавшее то и дело из-за пушистых облаков, пекло ей макушку.

Но не успела она прочитать и двух страниц книги, которую взяла в библиотеке, как почувствовала, что кто-то наблюдает за ней из-за раскидистых розовых кустов. Она подняла голову и увидела Дэниела. Он подошел к ней и спросил:

– Вы читаете ради удовольствия или же от скуки?

– Я хочу расширить свой кругозор, – ответила она, потупив взор.

– Сегодня выдался на редкость погожий денек, – сказал Дэниел. – Почему бы нам не совершить прогулку в открытом экипаже по Парижу? Так мы совместим приятное с полезным.

– Увы, месье, мои новые платья еще не доставили из мастерской, поэтому я вынуждена отказаться, – пролепетала Диана.

Он забрал у нее книгу и возразил:

– Для прогулки в двуколке не нужно одеваться как принцесса.

Диана вздохнула и, встав со скамейки, пошла вместе с ним в дом, испытывая смутную тревогу. Роскошный кабриолет ожидал их у парадного входа, и они отправились на прогулку по городу. Близость Дэниела вселяла в Диану уже знакомое ей чувство раскованности, но она держала себя в руках, намеренная заставить его ответить на все терзавшие ее вопросы. Дэниел делал вид, что любуется весенними улицами, но Диану это не смущало.

– Как вы нашли меня, месье Сент-Джон? – спросила она.

– Я заметил вас из окна дома, – не глядя на нее, ответил он, – и подумал, что вы изнываете от одиночества.

– Я подразумевала вовсе не это! Мне важно знать, как я вообще стала вашей подопечной. Кто назначил вас моим опекуном?

– К вашему сведению, никто, – обернувшись, ответил он.

– Объясните! – потребовала Диана.

– Дело в том, что я знал вашего отца. Однажды он прислал мне письмо, в котором просил присмотреть за вами, пока он будет в отъезде. Вот так и произошла наша встреча.

– Но в ту пору вы были еще очень молоды!

– Да, но это не мешало мне серьезно заниматься торговлей и вообще быть ответственным человеком, – сказал Дэниел. – Впрочем, я всегда подозревал, что ваш отец обратился ко мне просто потому, что я тогда находился в Лондоне и был не слишком обременен делами.

Такое начало заинтриговало Диану, и она спросила:

– Но почему отец не поручил заботу обо мне родственникам?

– По-моему, он с ними поссорился, а ваша мама скончалась, – с печальным вздохом ответил Дэниел.

Теперь картина стала проясняться. Диана смутно помнила своего отца, жгучего брюнета с голубыми глазами. Мать же она вообще не помнила, но ей часто вспоминалась одна пожилая дама, хотя та и не приходилась ей бабушкой.

– И что же помешало вам вернуть меня отцу? – спросила она.

– Война, – помрачнев, сказал Дэниел. – Я отдал вас на время одним пожилым супругам, но потом, так и не дождавшись весточки от вашего отца, принял другое решение...

Сообразив, что она круглая сирота, Диана оцепенела.

В одно мгновение рухнули все ее заветные надежды. Коль скоро в Англии ей некого разыскивать, то незачем и возвращаться туда. Сердце Дианы сковала тоска, смертельно побледнев, она спросила:

– А как звали моего отца?

– Джонатан.

– А чем он занимался?

– Он был судовладельцем.

– А где мы с ним жили?

– У вас был свой дом, но потом его продали с торгов за долги, в которые ваш отец залез незадолго перед своим исчезновением.

На глазах Дианы навернулись крупные слезы, в горле застрял горячий ком, а грудь сдавил железный обруч. Уж лучше бы она осталась в своей каморке, а не раскатывала по Парижу в роскошном кабриолете с Дэниелом Сент-Джоном.

Тоска становилась невыносимой, будущее представлялось ей бездонной пропастью. Диана заскрежетала зубами от отчаяния и глухо разрыдалась. Дэниел обнял ее за плечи и привлек к себе. Она уткнулась лицом в его шерстяной сюртук и дала волю слезам.


Ему не следовало говорить ей горькую правду. Нужно было выдумать изощренную небылицу и оставить ей надежду когда-нибудь найти своих родных и близких. Пусть бы разыскивала их в самых невероятных местах бесконечно долго и, разумеется, безуспешно, зато продолжала бы утешаться мечтой о встрече с ними.

Прочитав мольбу в ее серьезном и честном взгляде, Дэниел не посмел ей солгать и рассказал почти правдивую историю, исказив только одну ее часть. О многом же он вообще счел нужным умолчать, чтобы не разбить хрупкое девичье сердце.

Она продолжала рыдать, орошая слезами грубую ткань его одежды, и в душе Дэниела воскресла боль от пережитой когда-то им самим семейной трагедии. В детстве он тоже познал одиночество и вынес немало страданий, борясь за место под солнцем в этом суровом и безжалостном мире. С годами воспоминания о пережитых невзгодах стерлись, однако порой старые сердечные раны давали о себе знать. Своим исцелением он в значительной мере был обязан Жанетте. Вспомнив о сестре, Дэниел снова пожалел, что не ввел Диану в заблуждение и лишил ее остатков иллюзий относительно будущего. Пусть бы лучше она пребывала еще какое-то время в неведении об их злосчастной судьбе.

Рыдания девушки постепенно стихли, она выпрямилась. Застывшая на ее бархатистой коже слезинка вызвала у него прилив сочувствия и нежности. Ему вспомнился вчерашний эпизод в примерочной, и воображение услужливо развило сцену у зеркала и нарисовало ее продолжение, в котором фиолетовое платье медленно сползло по обнаженному телу Дианы и она, переступив через него, выпятила грудь и раскрыла рот в ожидании его поцелуя.

Сам того не осознавая, Дэниел склонил голову и, слизнув кончиком языка слезу, чмокнул ее в розовую щечку.

В глазах Дианы он прочитал испуг и любопытство, поцелуй смутил и насторожил ее, словно она почувствовала в нем нечто большее, чем желание утешить и успокоить ее.

Еще мгновение, и он поцеловал бы ее в дрожащие пухлые губы. Но внезапно лошадь испуганно заржала и встала словно вкопанная, едва не сбив зазевавшегося пешехода. Дэниел очнулся от наваждения, мысленно чертыхнулся, проклиная несвоевременное вожделение, и сказал, протягивая Диане носовой платок:

– Вытрите слезы! Пожалуй, прогулку нам лучше продолжить пешком, так вы быстрее успокоитесь.

Этот жест внимания и трогательной заботы смягчил ее испуг и легкое нервное потрясение. Диана, облегченно улыбнувшись, прильнула головой к его плечу. Он помог ей выбраться из кабриолета, она взяла его под руку и преисполнилась светлой радостью, граничащей с безудержным восторгом. Чутье подсказывало ей, что в их отношениях происходит кардинальная перемена, которая вот-вот изменит ее дальнейшую судьбу.

Впервые она почувствовала это у модистки, наблюдая в зеркале необычное выражение лица Дэниела. Дрожь, пробежавшая тогда по ее спине, была не случайной, – словно рябь на зеркальной поверхности реки, она предвещала надвигающуюся бурю. Умелый художник отобразил бы такую деталь на листе одним лишь мазком акварели, но общий тон картины тотчас же переменился бы и заставил внимательного созерцателя насторожиться.

Сумеет ли Дэниел Сент-Джон развеять все ее сомнения и сделать ее жизнь спокойной и безоблачной?

В этот ясный день в парке было много посетителей, одни из них степенно прогуливались по аллеям, другие отдыхали в беседках и на скамейках. Судя по блаженным улыбкам на лицах парижан, их всех радовало стремительное наступление весны.

– Признайтесь, Дэниел, ведь никакой мигрени у Жанетты нет? – немного осмелев, спросила Диана. – И в саду возле вашего дома вы набрели на меня вовсе не случайно. Вы все это подстроили, чтобы спровоцировать меня на откровенный разговор.

– Рано или поздно он все равно бы состоялся. Любой человек на вашем месте захотел бы узнать ответы на мучающие его вопросы. Мне следовало рассказать вам обо всем раньше, но я не решался, не желая вас огорчать: ведь вы так долго мечтали отправиться в Англию и найти там свои родовые корни.

– Я все равно поеду туда, ведь я англичанка! – сказала она и надолго замолчала, погрузившись в нахлынувшие воспоминания.

– Взгляните-ка на ту лужайку, Диана! – воскликнул ее спутник. – Сегодня в парк пожаловал сам король со своей свитой. А с ним и герцог Веллингтон в сопровождении прекрасных дам. Я представлю вас им как свою кузину. Улыбайтесь!

Диана вымучила жалкое подобие улыбки, чувствуя себя нищенкой в окружении надменных аристократов. Едва скользнув по ней высокомерным взглядом, знатные вельможи возобновляли прерванный разговор. Элегантные молодые красавицы в роскошных платьях улыбались Дэниелу и заводили с ним непринужденную светскую беседу. Диане почему-то вспомнились вдруг эротические картинки из красной книжицы, и воображение нарисовало ей Дэниела, совершающего с этими дамами греховные деяния. А потом на один мимолетный миг она представила за этим занятием себя в его объятиях.

Внутренний жар охватил все ее тело, лицо запылало от стыдливого румянца, ей отчетливо вспомнились прикосновения к ее нежной коже его пальцев, потом – поцелуй в щечку, и все закружилось у нее перед глазами...

– Диана! – окликнула ее молодая красивая дама в розовом шерстяном платье, которую сопровождал солидный светловолосый джентльмен. – Диана! Ты не узнала меня? Ведь это же я, Марго!

Диана пригляделась к ней получше и наконец-то узнала свою школьную подругу. Марго обняла ее и спросила:

– Неужели тебя забрал к себе из интерната Дьявол во плоти?

Диана пожала плечами:

– Да, пока я живу в его парижском доме. Но в скором времени мы уедем в Англию, где я буду работать гувернанткой.

– Пресвятая Матерь Божья! На что ты себя обрекаешь? Это же сущий ад! – испуганно воскликнула Марго.

Диана окинула подругу оценивающим взглядом и поняла, что та процветает. Разодетая в пух и прах, Марго выглядела многоопытной светской львицей и прекрасно вписывалась в свое новое окружение. Было несколько странно слышать от нее такие слова: ведь она тоже устроилась после интерната гувернанткой.

– Глядя на тебя, – заметила Диана, – не скажешь, что ты попала в ад.

Марго кокетливо поправила на голове шляпку и проворковала:

– Мне повезло, месье Джонсон оказался добропорядочным и щедрым джентльменом. Он купил мне уютный домик в Париже, где я останавливаюсь, когда мы приезжаем во Францию.

– Выходит, не исключено, что мы снова встретимся когда-нибудь в Англии? – спросила Диана ради поддержания беседы.

– Конечно! Только зачем же так долго ждать, приезжай ко мне сегодня же после обеда. Поболтаем, вспомним своих школьных подруг, – сказала Марго, поправляя жемчужное ожерелье.

– Наверное, в Париже у тебя много друзей? – спросила Диана, лелея надежду, что ей удастся встретить среди ее знакомых кого-то, кто что-то знает о погибшем в войну судовладельце Джонатане Албрете. Те скудные сведения о нем, которые она почерпнула из рассказа Дэниела, не могли ее удовлетворить.

– Естественно, – пожав плечами, сказала Марго. – Ведь Париж теперь просто наводнен англичанами. Могу тебя с кем-то из них познакомить, разумеется, не сегодня, в другой раз, когда я устрою очередную вечеринку для самых близких знакомых. – Она многозначительно подмигнула и улыбнулась Диане, совсем как одна из блудниц, изображенных в красной книжице.

– Чудесно! – образованно воскликнула Диана, подумав, что, даже если ей не удастся ничего разузнать о своем отце, новые знакомые смогут дать ей какую-нибудь полезную зацепку для поисков ее родовых корней в Англии.

– Я помню, как боялась твоего опекуна, когда он приезжал к нам в школу. А сейчас от одного только его взгляда у меня сладко замирает сердце, – прошептала Марго и хихикнула.

Заметив, как заблестели у нее глазки, месье Джонсон извинился перед Дианой и Дэниелом, взял свою пассию под локоток и увлек ее прочь, подальше от греха.

– Вас обрадовала встреча с вашей школьной подружкой? – спросил у Дианы Дэниел, когда они возвращались к экипажу.

– Да, чрезвычайно! – с чувством воскликнула Диана. – Она так похорошела! А какие роскошные на ней жемчуга! Месье Джонсон очень щедр с ней, хотя они и не женаты. Странно, не правда ли? Любопытно, чем это объясняется?..

– Советую поговорить об этом с Жанеттой, – уклончиво промолвил Дэниел, пряча ухмылку.

Диана так не считала, она была убеждена, что мужчина лучше знает причину поразительного великодушия покровителя ее школьной подруги. Помолчав, она снова вернулась к этой теме:

– Мне показалось, что он увлечен ею. Так отчего же тогда он на ней не женится?

– Возможно, у него уже есть жена, – хмыкнув, ответил Дэниел. – Но она равнодушна к нему. Не исключено также, что он помолвлен. Да мало ли может быть разных обстоятельств, препятствующих его женитьбе на ней! Главное, что они оба вполне довольны своими отношениями.

Диане вспомнилось, как пылко поглядывали на самого Сент-Джона великосветские дамы, встретившиеся им во время променада, и подумалось, что одна из них наверняка его Марго.

– А у вас, месье Дэниел, случайно, нет больной супруги? – выпалила она, не совладав с любопытством.

– Хотя ваш вопрос и нельзя назвать пристойным, я отвечу: нет; жены у меня нет, ни больной, ни здоровой, – сказал он.

– Вам просто не встретилась женщина, достойная быть вашей супругой, – сказала Диана, садясь в кабриолет.

Дэниел пристально посмотрел на нее и с горькой усмешкой возразил:

– Скорее я не считаю себя достойным роли супруга. Отказываясь жениться, я тем самым избавляю какую-то женщину от бесчисленных бед.

Глава 6

Новый гардероб для Дианы был наконец-то доставлен, и тотчас же начали приходить письма с приглашениями на рауты, балы и званые обеды.

Стоило только ей появиться в свете в новом роскошном платье, как подруги Жанетты перестали смотреть на нее как на ребенка и стали более откровенными в разговорах. Однажды Дэниел пригласил ее на променад в парк Тюильри, и все джентльмены делали ей комплименты, а дамы рассматривали ее в лорнет.

Лишь один Дэниел абсолютно не изменил к ней своего отношения. Он по-прежнему был с ней предупредителен и вежлив, но особой нежности в связи с ее новым обликом не проявлял, словно между ними и не возникало никакой интимности и доверительности, как будто он вовсе не утешал ее однажды во время прогулки в кабриолете и не целовал в щечку. И порой Диана даже сожалела, что расплела косички и сняла школьные мешковатые платья.

Несмотря на новый статус, Диана чувствовала себя в свете белой вороной, поэтому обрадовалась, получив письмо от Марго. Надев желтое муслиновое платье, она спустилась в гостиную, собираясь осведомить Жанетту о своих планах на этот день. В комнате она застала не только хозяйку дома, но и ее брата; судя по напряженным лицам обоих, они о чем-то спорили.

– Ты чудесно выглядишь сегодня! – воскликнула Жанетта, окинув ее внимательным взглядом. – Не правда ли, она прекрасна, Дэниел?

Стоявший возле окна Дэниел обернулся и хмуро пробурчал:

– Да, вид у нее действительно цветущий.

– Сегодня мне хотелось бы остаться дома, Диана! – сказала Жанетта. – Я так измучилась за минувшую неделю, что мне нужно отдохнуть. Ты не возражаешь?

– Ничуть! Кстати, я приглашена в гости к своей школьной подруге, она живет неподалеку, так что я прогуляюсь до ее дома пешком, – ответила Диана. – Сегодня такая чудесная погода.

– Вы собираетесь проведать Марго? – встревоженно спросил Дэниел. – По-моему, вам не следует этого делать.

Это было сказано таким непререкаемым тоном, что Диана вздрогнула и не сразу сообразила, как ей лучше ответить. Однако она, в конце концов, стряхнула легкую оторопь и не менее твердо промолвила:

– Благодарю вас за совет, месье, но мы с Марго будем говорить не о политике, а о своих школьных годах. Я, кажется, помешала вашей беседе. Пожалуй, будет лучше, если я отправлюсь к ней сейчас же и вернусь через несколько часов.

– И вовсе вы нам не помешали, – заверил ее Дэниел, смягчив тон. – Между прочим, разговор шел о вас! Вечером я еду в оперу, и вы должны сопровождать меня. Будьте добры вернуться от вашей подруги заблаговременно, чтобы успеть переодеться. И коль скоро вы намерены отправиться к мадемуазель Марго пешком, то возьмите с собой сопровождающего.

Жанетта испуганно замерла в кресле, а Диана поспешила покинуть гостиную, где была встречена столь неприветливо. В то, что разговор действительно шел о ней, ей не верилось, поскольку важной персоной, достойной обсуждения, она себя не считала. Напротив, сердитый тон Дэниела навел ее на мысль, что она так ему надоела, что стала вызывать у него раздражение. Вот и в оперу он ее не пригласил, а приказал ей пойти туда с ним.


Толпы народа, заполнившие Пале-Рояль, действовали месье Гюставу Дюпре на нервы, и без того расшатанные превратностями судьбы и ночными бдениями за письменным столом в кабинете. Избалованный затишьем, воцарившимся в парке в годы войны в связи с заметным сокращением населения Парижа, он уже не мог примириться с наводнившими город солдатами оккупационных войск, с утра до позднего вечера бесцельно фланирующими по улочкам и скверам и горланящими похабные песни. В равной мере его бесили и демобилизованные соотечественники, и британские гвардейцы, и прусские служаки. В ясный весенний день эта бесцеремонная разношерстная публика заполонила примыкающие к парку классические аркады, летние кафе и скамейки на аллеях.

Вот почему старый ученый был приятно удивлен, обнаружив укромный уголок, откуда можно было спокойно созерцать прогуливающихся по дорожкам прекрасных дам, и наслаждаться при этом относительной тишиной. Правда, на одной из скамеек уже сидел какой-то мужчина и читал книгу.

Присев на каменную тумбу, нагретую солнцем, Гюстав положил руки на трость, сжал ее коленями и блаженно зажмурился. Он проделывал эту процедуру регулярно, будучи уверен, что солнечные ванны улучшают память и вообще работу мозга.

Сегодня же ему вдобавок хотелось немного успокоиться. Ведь грядущей ночью, еще до наступления рассвета, ему предстояло узнать, был ли он прав в отношении купленного у Сент-Джона манускрипта и произойдут ли в его жизни кардинальные перемены.

На аллее появились две молодые дамы. В ожидании, что они сядут где-то рядом, его сердце затрепетало. Но, к его огорчению, дамам что-то не понравилось, и они пошли в обратном направлении.

Гюстав решил, что их отпугнуло что-то в его костюме, и поспешил убедиться, застегнута ли у него ширинка.

– У вас все в порядке, месье Дюпре, их напугал я! – отложив в сторону книгу, промолвил господин с соседней скамьи.

Приглядевшись к нему, Дюпре решил, что его сальные космы и длинные старомодные усы действительно могли произвести отталкивающее впечатление на чувствительных дамочек. А когда этот неприятный субъект осклабился, обнажив гнилые желтые зубы, Гюстав распознал в нем негодяя, рядом с которым порядочные французы брезговали даже находиться, и встал, чтобы уйти.

– Не уподобляйтесь этим гнусным лицемерам, Дюпре! – рявкнул его мерзкий сосед. – Пытаться унизить меня просто глупо.

Месье Дюпре оцепенел и затравленно огляделся по сторонам, опасаясь, что кто-то из его знакомых увидит, что он разговаривает с изгоем, отвергнутым парижским обществом.

– Неужели вы даже не поприветствуете меня, старина? Неужели мы с вами не перекинемся словечком-другим о добрых старых временах? – не унимался отвратительный предатель.

– Я не здороваюсь с изменниками! – пробурчал Гюстав.

– А я гляжу, вы стали теперь еще и знатоком человеческих душ! Очевидно, придумали какой-нибудь математический способ отделения зерен от плевел вопреки отсутствию очевидных различий между ними, – съязвил субъект.

– Оставьте меня в покое! – повысил голос ученый. – Я не желаю с вами общаться, Эркюль! Общеизвестно, что вы продавали наши секреты англичанам, и поэтому теперь все вас презирают. Даже высокомерные британцы глядят на вас свысока, им тоже претит общение с мерзавцем, предавшим свою родину.

– Наполеон свихнулся, Гюстав! – возразил Эркюль. – Он готов был погубить Францию ради утоления своей жажды власти. Успехи вскружили ему голову, он даже согласился стать императором! Этот самодовольный выскочка потерял ощущение реальности. Нами правил умалишенный!

– Значит, вы теперь стали врачом-психиатром? – хмыкнув, ехидно пробурчал Дюпре.

– Я солдат, который временно ослеп от слишком яркого ореола своего кумира и слишком поздно прозрел. Но я ни о чем не жалею и, уверяю вас, непременно найду себе достойное применение на своей родине.

– Да как вы смеете намекать, что действовали столь позорным образом исключительно в интересах Франции, стремясь освободить ее от тирании! – в гневе вскричал Дюпре. – Вы рассчитывали, что благодарные англичане окажут вам после войны всяческие почести и ответные услуги. Какой же вы глупец! И как только вы осмелились остаться в Париже, где все знают, что вы представляете собой на самом деле?!

– Вот именно потому-то я и не покинул Париж! – пылко ответил ему Эркюль. – Я надеюсь разыскать того мерзавца, который меня предал. Ведь я был связан лишь с одним полковником, погибшим в бою под Ватерлоо.

Гюстав в сердцах стукнул о землю тростью и сказал:

– Прощайте, Эркюль. И при нашей следующей встрече не ждите от меня приветствий.

– Вы не здоровались со мной на протяжении всех двадцати четырех лет нашего знакомства, поэтому я на вас не обижаюсь.

Гюстав повернулся к нему спиной и решительно пошел прочь. Эркюль расхохотался и бросил ему вдогонку странный вопрос:

– Я забыл спросить у вас, Дюпре, успешно ли пополняется ваша знаменитая библиотека?

По спине Гюстава пробежал озноб, и он ускорил шаг.


Домик Марго, располагавшийся неподалеку от особняка Сент-Джона, был маленьким, но очень милым. Прекрасно выглядела сегодня в своем голубом платье и новом серебряном ожерелье и его хозяйка – всем своим видом она как бы подтверждала, что лучше пропускать наставления мадам Леблан мимо ушей и жить своим умом.

Потратив битый час на воспоминания о школьных годах, подруги отправились в близлежащий парк. Там уже выгуливала двух детишек знакомая Марго по имени Мария, служившая гувернанткой в семье высокопоставленного вельможи, обладавшего обширными связями в английских правительственных кругах.

Судя по бледному лицу Марии, легко было догадаться, что ей приходится не только присматривать за детьми, но и выполнять иную домашнюю работу. Диана усомнилась, что она может свободно встречаться с друзьями, как избалованная Марго, поскольку свободного времени у бедняжки наверняка не оставалось.

Расспросить свою новую знакомую относительно отца Диане в этот раз не удалось. Их разговор прервал бесцеремонный английский офицер, который с наглой ухмылкой обнял Марию за талию и что-то шепнул ей на ушко. Густо покраснев, она высвободилась и поспешно увела детей из парка. Офицер подмигнул оцепеневшим подругам, расхохотался и неспешно удалился в направлении других прогуливающихся по аллее дам.

Марго ловко разрядила обстановку, заведя разговор о женской моде и престижных салонах. Диана не преминула проявить осведомленность в этих вопросах и похвасталась своим новым гардеробом. Марго одобрила обновки, взяла ее под руку и увела из парка, сославшись на то, что ожидает гостей.

– Не волнуйся, хамов, подобных этому офицеру, среди моих друзей нет, – успокоила она Диану, когда подруги подошли к ее дому.

К своему смущению и удивлению, Диана заметила чуть поодаль экипаж Сент-Джона, сам Дэниел прогуливался взад и вперед по тротуару. Заметив дам, он приподнял шляпу и кивнул им.

– Как я вижу, твой кузен очень предупредителен, раз лично заехал за тобой. Жаль, что он поторопился, ему придется подождать, пока я представлю тебя своим друзьям.

Диана попыталась было протестовать, однако Марго и слышать ничего не желала. Холодно кивнув оторопевшему Дэниелу, она втолкнула Диану в дверь и захлопнула ее за собой.

Еще в прихожей Диана услышала веселые мужские голоса, доносившиеся из гостиной, и несколько оробела. Но Марго крепко взяла ее за руку и буквально втащила в комнату, где четверо молодых англичан о чем-то непринужденно болтали за бутылкой бургундского. Завидев дам, они повскакали с мест и галантно поклонились. Хозяйка дома представила всем им свою школьную подругу и усадила ее на кушетку возле окна.

Рядом с ней вскоре сел один из англичан, голубоглазый брат виконта по имени Верджил Дюклерк. Выяснилось, что в Париже он проездом, однако собирается посетить оперный театр и несколько музеев.

– Я не ищу здесь сомнительных приключений и чувственных наслаждений в отличие от многих моих соотечественников, которые заполонили поверженный Париж подобно кровожадным хищникам, учуявшим легкую добычу.

– В самом деле? – вскинув брови, воскликнула Диана. В окно ей было хорошо видно, как нервно потирает ладони Дэниел, прохаживаясь возле дома Марго, в который его не пригласили. Застоявшиеся лошади встряхивали гривами и всхрапывали, тщетно пытаясь отпугнуть слепней. Кучер дремал.

– Давно ли вы знакомы с Марго? – спохватившись, спросила у Верджила Диана.

– Всего несколько дней. Мы с ней познакомились в одной компании, разговорились, и она любезно пригласила меня к себе, – ответил месье Дюклерк.

– Догадываюсь, что она хотела познакомить вас со мной, – с улыбкой промолвила Диана, взглянув на Марго, которая раскраснелась и повеселела после бокала вина.

– Вполне возможно, – сказал Верджил, взглянув на Диану так, что ей вдруг стало душно.

Она пригубила вино и сказала, глядя в окно:

– В скором времени я отправлюсь в Лондон с намерением получить там место гувернантки. Не могли бы вы ответить на несколько вопросов? Мне требуется совет англичанина, вращающегося в свете. Дело в том, что я разыскиваю одного человека.

– Как его зовут? Чем он занимается? – живо спросил Верджил.

– Его фамилия Албрет, он судовладелец, занимался морскими перевозками, но бесследно исчез во время войны...

– Он ваш родственник? Впрочем, это не имеет значения, поскольку я все равно о нем никогда не слышал. Рекомендую вам навести о нем справки в страховом обществе, в архиве должны были остаться какие-то записи...

Их разговор прервал влетевший в гостиную Сент-Джон. Его лицо пылало благородным гневом. Он подошел к Верджилу и с грозным видом спросил:

– Тебе уже сказали, что Диана – моя кузина?

– Разумеется, старина! Рад нашей встрече! Не думал увидеть тебя в Париже! – оправившись от потрясения, воскликнул месье Дюклерк. – Какими судьбами ты здесь?

– Я пришел за своей кузиной, – холодно обронил Дэниел. – Пошли, Диана! Нам надо поторапливаться.

– Мой кузен, очевидно, никак не привыкнет к тому, что я давно уже не школьница и могу решать сама, с кем проводить время. Не сердитесь на него, Верджил, – сказала Диана.

– Уверяю тебя, что он уж точно заметил, что ты выросла из школьных платьев, – язвительно вставил Дэниел.

– Надеюсь, что мы с вами увидимся в театре. Спасибо вам за полезный совет. До свидания, – сказала Диана и лишь после этого встала и пошла к выходу.

Дэниел задержался, чтобы поговорить о чем-то с Верджилом, и, догнав ее, сердито произнес:

– Прошу вас впредь так никогда не поступать!

– Как именно? Не посещать своих подруг? – спросила с невинным видом Диана.

– Не заставлять меня вас ждать! Вы забыли, что должны быть этим вечером со мной в оперном театре?

– Простите, месье Сент-Джон, это вы забыли, что меня туда никто не приглашал, – парировала Диана.

– Разве? – Он понимающе ухмыльнулся. – В таком случае я приглашаю вас сейчас.

Она вновь почувствовала себя куклой, с которой можно особенно не церемониться, и вспылила:

– Между прочим, вас тоже никто не приглашал в гости к Марго! Джентльмены не вламываются в чужие дома без приглашения.

Лицо Дэниела стало суровым. Он строго промолвил:

– Я счел необходимым войти туда, когда понял, что вас показывают молодым джентльменам как потенциальную содержанку. Вам вообще не следовало появляться в этом притоне, и я не мог не вмешаться. Видимо, моя сестра пока еще не все вам объяснила о нравах Парижа. Здесь мало быть только элегантной. Запомните, Диана, впредь не позволяйте Марго втягивать вас в свои сомнительные игры. И никогда не заставляйте меня ждать.

Глава 7

Однако она заставила-таки его ждать.

Теряя терпение, Дэниел расхаживал по библиотеке, одетый в шикарный фрак. Но Диана задерживалась: сначала ей не понравилась прическа, сделанная служанкой, а потом на платье вдруг обнаружился маленький дефект.

– Она делает это специально, – сказал Дэниел Жанетте, читавшей книгу в кресле возле камина.

– Ты должен отнестись к ней снисходительно – сегодня ее первый выезд в театр. Ей хочется выглядеть безукоризненно, – возразила Жанетта, хотя понимала, что Диана мстит ему за его грубый тон в утреннем разговоре.

– Ноги ее больше не будет в доме Марго, я застал там нескольких джентльменов, явно приглашенных на «смотрины», – пробурчал Дэниел.

– Предупреди ты меня, что ее школьная подруга способна заняться сводничеством, я бы помешала их встрече. Но хочу заметить, что никакого права запрещать Диане делать что-либо у нас нет. Не может же она всю жизнь просидеть взаперти, ей необходим житейский опыт, – парировала Жанетта, с интересом наблюдая быструю смену чувств на лице брата и делая соответствующие выводы из увиденного.

– Вот и просвети свою подопечную в неписаных законах общественного устройства, дорогая сестрица! А то все твои наставления сводятся к дамским туалетам, духам и прическам.

– Визит к Марго стал для нее полезным уроком. И давай прекратим этот бессмысленный спор! Не беспокойся, мы с ней непременно потолкуем о том, как приличной девице следует вести себя в Париже, чтобы сохранить невинность до брака. – Жанетта притворилась, что перевернула страницу, и вновь уткнулась носом в книгу. Но Дэниел успел перехватить ее пытливый взгляд и побледнел.

Ему стало понятно, что сестра догадывается об истинных мотивах его повышенной заботы о добродетельности Дианы. Он постарался придать своему облику больше уверенности и мудрого спокойствия, что оказалось очень своевременно: в библиотеку величественно вплыла Их подопечная.

Дэниел взглянул на нее и почувствовал, как пересохло во рту от волнения.

В мгновение ока он понял всю тщетность своих попыток оградить Диану от амурных поползновений молодого Дюклерка и ему подобных. Вне всяких сомнений, поклонников у нее возникнет целый сонм, причем уже сегодня вечером, в опере.

В отделанном кружевом фиолетовом платье, с роскошной прической и слегка наивным выражением лица она походила на китайскую фарфоровую статуэтку, застывшую в грациозной позе. Несомненно, этот редкостный розовый бутон долен был произвести в свете подлинный фурор.

Сглотнув ком, Дэниел осевшим голосом произнес, пронзив Диану сатанинским взглядом:

– Пожалуй, мне стоит нацепить шпагу, чтобы защитить ее от натиска темпераментных обожателей.

Легкий румянец, выступивший на щеках и шее Дианы, подсказал ему, что теперь уже и она знает, как в действительности он к ней относится. Глядя на него чуть испуганными глазами, она молча протянула ему руку, чтобы он проводил ее до кареты.


Весь недолгий путь до театра Диана пребывала под воздействием его магнетизма, подчинившего себе ее волю и рассудок. Роскошное убранство оперы и шикарные наряды знатной публики повергли ее в не меньшее волнение. Все происходившее вокруг представлялось ей волшебством, от обилия впечатлений сердце то и дело замирало, однако она готова была смотреть и смотреть по сторонам, словно очарованный сказкой ребенок. Она потеряла счет господам, посетившим их ложу, чтобы засвидетельствовать свое почтение месье Сент-Джону и его милой кузине. Выходя в антракте в буфет и фланируя рядом с Дэниелом по холлу, она с удивлением обнаружила, что многие из подруг Жанетты, которых она знала как замужних дам, развлекаются в обществе других мужчин и не испытывают при этом никакого смущения. Более того, кое-кто из их кавалеров многозначительно поглядывал в ее сторону и даже подмигивал ей. В конце концов, ее нервы сдали, и она спросила, когда они с Дэниелом вернулись в ложу:

– Зачем вы меня сюда привели? Почему бы вам не взять с собой какую-нибудь свою близкую парижскую знакомую? Я заметила, что большинство джентльменов пришли сюда со своими Марго, а не с кузинами или женами.

– Мне хотелось дать вам возможность развлечься, ведь вы прежде не бывали в театре, не так ли? – Дэниел улыбнулся, помолчал и добавил: – А вы, оказывается, не так уж и наивны! Пожалуй, Жанетте не придется просвещать вас в нюансах быта парижского полусвета.

– Да, пожалуй, вы правы, тем более что вряд ли ей удастся ответить на все мои вопросы, – без тени кокетства ответила Диана.

Свет в зале стал гаснуть, началось второе действие. Пышное зрелище и великолепная музыка произвели на Диану поразительное воздействие, ничего подобного она прежде не испытывала. О своем соседе справа она почти забыла, целиком отдавшись охватившим ее впечатлениям.

И поэтому внезапно заданный вопрос поверг ее в замешательство.

– Какие же именно проблемы вам хотелось бы обсудить с моей сестрой? – вкрадчиво спросил Дэниел.

После долгого молчания она ответила, глядя на сцену:

– Мне хотелось бы понять, месье Сент-Джон, с какой целью вы показываете меня в свете. Признайтесь, что у вас на уме?

Ответа не последовало, Дэниел погрузился в раздумье.


Вне всяких сомнений, она была далеко не простодушной выпускницей школы-интерната, неспособной заметить под мишурным блеском окружающей обстановки истинную подоплеку его намерений. Она поняла, что он исподволь готовит ее к какой-то ответственной роли, и не пожелала стать его марионеткой. Сверкающие от восхищения глаза и восторг, написанный на ее нежном, почти детском лице, были всего лишь маской, под которой таился проницательный ум зрелой личности. Дэниел интуитивно почувствовал в ней Божью искру еще раньше, в школе, но не придал этому должного значения, о чем теперь пожалел, обнаружив, что не готов дать правдивый ответ на ее вопрос.

Посещение оперы в ее обществе доставило ему колоссальное эстетическое и чувственное удовольствие, в столь приподнятом настроении он давно уже не пребывал. Ему было чрезвычайно приятно как от ощущения исполненного им долга наставника, так и от близости юной красавицы, которую никто из его знакомых, естественно, не воспринимал как его кузину. Зависть, читавшаяся в масленых взглядах мужчин, льстила его мужскому самолюбию и возвышала его в собственных глазах. Однако уже к финалу спектакля Дэниел подумал, что такое развитие событий противоречит его первоначальному плану и чревато нежелательными последствиями. Странная тревога вдруг поселилась в его сердце, слегка омрачив ему настроение, и, покидая зал, он машинально озирался по сторонам.

В ожидании карет у входа в театр собралась большая толпа, состоявшая не только из богато одетой публики, но и городских бездельников, бродяг и воришек. Опасаясь возникновения в сутолоке неприятных инцидентов, Дэниел отвел Диану в сторонку и стал высматривать свой экипаж.

– Сенклер! – хрипло крикнул кто-то в толпе за его спиной, с явной угрозой в голосе.

Дэниел обернулся и увидел, что на него надвигается, сжав нож в руке, какой-то бородатый тип с пылающим взором безумца и одетый в лохмотья. Дэниел схватил Диану за локоть и попытался закрыть ее собой. Но она споткнулась и вновь очутилась между ним и незнакомцем. Нападавший грубо оттолкнул ее в сторону и замахнулся ножом на Дэниела. Ловко выбив оружие из руки негодяя, Дэниел изо всех сил ударил его кулаком по физиономии. Нападавший охнул и согнулся в три погибели. Дэниел отшвырнул ногой нож на мостовую.

Все произошло так быстро, что никто из стоявших рядом обывателей не успел вмешаться в схватку. Испуганная до смерти Диана рухнула без чувств на тротуар. Позабыв об опасности, Дэниел метнулся к ней. Бедняжка была бледна и едва дышала. Какая-то дама завизжала и тотчас же упала в обморок, заметив на руке Дианы кровь от пореза ножом. Дэниел склонился над ней и, подхватив, понес ее на руках в свою карету. К счастью, порез оказался неглубоким, однако потрясение ее было серьезным.

– Кто это был? Почему он вдруг напал на нас? – очнувшись, прошептала она.

– Какой-то сумасшедший француз, ненавидящий англичан, – сказал Дэниел. – Очевидно, он меня с кем-то спутал.

– Мне холодно, – прошептала Диана.

Он уложил ее к себе на колени и обнял, чтобы согреть.

– Мне так стыдно... Вот уж не думала, что я такая трусиха! – с вымученной улыбкой промолвила она. – На мгновение мне почудилось, что я умираю...

По спине Дэниела пробежал озноб: она действительно была на волосок от гибели и спаслась только чудом. Его тревога передалась ей, она закрыла глаза и задрожала.

Он прошептал, чуть ли не касаясь губами ее полураскрытого рта:

– Слава Богу, опасность миновала, мы едем домой...

Диана прижалась к нему и расплакалась.

Аромат ее фиалковой воды вскружил ему голову, тепло тела проникло в его чресла и пробудило желание. Диана вдруг затихла и перестала плакать. Казалось, воздух в карете сгустился. К терпкому запаху сафьяновой обивки примешался другой, типично мужской. Диана перевернулась на спину, ощутив головокружение, и судорожно вздохнула. Не выдержав, Дэниел наклонился и запечатал ей рот жарким поцелуем.

Это стало роковой ошибкой, поставившей под угрозу все его тщательно обдуманные планы. Но в тот момент он еще этого не понимал. Ослепленный порывом страсти, Дэниел сжал ее хрупкие плечи цепкими пальцами так, что она застонала. Это еще сильнее распалило его, и он стал покрывать поцелуями все ее лицо. Она не оттолкнула его...

...Ей следовало предвидеть, во что выльется его поцелуй, еще когда он только склонился над ней, сверля ее сатанинским взглядом. Напряжение, возникшее в это мгновение в карете, тоже должно было насторожить ее, равно как и прикосновение его рук к ее волосам, разметавшимся по сиденью. Даже легкое поскрипывание рессор таило в себе скрытое предупреждение о нависшей угрозе. Но предательская слабость приковала ее к его коленям.

Поцелуй сначала показался ей неописуемо нежным, приятный жар стремительно распространился по животу и бедрам, а соски моментально отвердели. С поразительной ясностью Диана вдруг осознала, что не противилась этому соприкосновению их губ потому, что сама того давно втайне желала. Так вот почему она ощущала дрожь, когда сидела с ним рядом! Вот чем объяснялись внезапные приливы жара, охватывавшие ее от одного лишь его взгляда!

Это поразительное прозрение привело Диану в такое бурное волнение, что она заелозила на коленях Дэниела, задышав громче и чаще. Он тихо зарычал и впился ртом в ее нежную шею. Все помутилось у нее перед глазами, мурашки поползли по телу. Он стиснул пальцами ее тугую ягодицу и хрипло спросил, обдавая жарким дыханием:

– Тебе уже не страшно?

– Мне гораздо лучше, – выдохнула Диана, все еще не понимая, что с ней происходит и почему ей хочется чего-то большего.

Словно прочитав ее мысли, он опять поцеловал ее в губы и сильнее впился пальцами, в ее пылающее тело. Сиденье громко заскрипело под их тяжестью, Диана ахнула и застонала, изогнувшись в дугу. Дэниел просунул язык ей в рот и начал нежно поглаживать ладонью внутренние стороны ее бедер. Множество раскаленных иголочек пронзили низ ее живота, а груди набухли. Не помня себя, Диана замотала головой, Дэниел развязал шнурки ее плаща и начал ее раздевать, шепча:

– Ты не боишься замерзнуть?

Она была готова лежать в его объятиях даже в сугробе.

Плащ упал на пол кареты, по спине Дианы пробежал озноб, однако причиной был вовсе не холод. Ее руки обвили плечи Дэниела, а твердые соски впились ему в грудь.

После этого он окончательно потерял рассудок. Он лобзал ее с дикарской страстью и бесстыдно ласкал интимные части горячего тела, на котором с каждым мгновением становилось все меньше одежды. Соски грудей Дианы напряглись, отзываясь на ласки. Дэниел принялся теребить их и посасывать через шелковую ткань платья.

В голове у Дианы помутилось. Еще никогда не чувствовала она такого, божественного удовольствия! Ей хотелось ощущать его снова и снова. Она стала повизгивать от нетерпения и восторга.

Дэниел уложил ее на сиденье поудобнее и, глубже просунув руку под ее ягодицу, впился ртом в сосок. Его жадное рычание и неукротимый натиск лишили Диану воли к сопротивлению и затмили ей рассудок. Она уже была готова на все ради новых сладких мгновений. Прочитав это на ее лице, Дэниел отшатнулся и стукнул кулаком по стенке кареты. Это на мгновение отрезвило Диану, но взгляд Дэниела вновь упал на ее набухшие груди, и он опять впился ртом в торчащий сосок. Она впала в новый приступ неукротимого вожделения, граничащего с дикарской страстью. Тело ее требовало немедленного райского блаженства, но слабый внутренний голос настойчиво предостерегал ее от этого безрассудного шага. Собрав остатки воли, Диана убрала руки с плеч Дэниела и прошептала:

– Не надо... Мы не должны этого делать...

Все ее женское естество протестовало против отказа от возможного удовольствия, и в душе она хотела, чтобы Дэниел не внял ее просьбе.

Он скользнул по ней мутным взглядом, продолжая сжимать одной рукой нежнейшую часть ее плоти, и она чуть было не уступила бесовскому наваждению. Поцелуй он ее снова – и она бы шагнула в пропасть. Но Дэниел убрал руку и сказал:

– Да, разумеется. Мы увлеклись и забыли об осторожности. Иногда с людьми такое случается. Главное, что мы вовремя опомнились.

Он усадил ее рядом с собой и накинул ей на плечи плащ. Сердце Дианы заныло от стыда и, как ни странно, от разочарования. Дэниел обнял ее за плечи, утешая и успокаивая, но от этого на душе у нее не полегчало. Очарование восхитительного момента растаяло, и между ними вновь возникла невидимая стена условностей. Когда карета наконец остановилась, Диана поняла, что Дэниел намерен по-прежнему вести себя предупредительно и вежливо, но отстраненно. Это ее не обрадовало, и, выходя из кареты, она почувствовала легкую грусть.

– Ступай к себе, Диана, – сказал ей Дэниел. – Служанка перевяжет тебе руку.

У нее перехватило дыхание от его поразительной выдержки. Она взбежала по ступенькам, но на середине лестницы замерла и оглянулась. Он стоял на том же месте и смотрел на нее так, что у нее задрожали колени. Собрав остатки сил, она с трудом одолела пролет и вновь обернулась. На этот раз в его глазах она прочла откровенную страсть и поняла, зачем он стукнул кулаком в стенку кареты. Это был знак извозчику не останавливаться возле его дома! И если бы она вовремя не предостерегла его, то...

С пылающим лицом и замирающим сердцем она побежала по длинному темному коридору в свою спальню и перевела дух, лишь затворив за собой дверь. Но еще долго потом она стояла неподвижно и прислушивалась, не крадется ли Дэниел во мраке к ее девичьей цитадели, чтобы исправить ошибку и лишить ее невинности. Воображение рисовало ей жуткие сцены изнасилования, и душа ее замирала.

Глава 8

А тем временем герой этих страшных фантазий бесшумно скользил, не различимый в темноте в своем черном костюме, по узким улочкам спящего города. Дэниел пытался сосредоточиться на деле, ради которого он и покинул тайком свой дом в столь поздний час, однако мысли его постоянно возвращались к незабываемым мгновениям сладострастия, которые он испытал с юной красавицей в полумраке кареты после посещения оперного театра.

Но предстоявшая ему этой ночью миссия была настолько важной, что он, чертыхаясь, гнал прочь несвоевременные воспоминания о полученном удовольствии и клялся впредь не поддаваться губительному соблазну, дабы не разрушить одним необдуманным поступком заветные планы. А ведь именно так и могло бы случиться, если бы он задержался в экипаже и нарушил свой главный жизненный принцип – никогда не утрачивать самообладание, тем более в угоду капризам своей похоти.

Но уже спустя минуту проклятое наваждение вновь обуяло Дэниела – оно отвлекало его от рациональных размышлений дурманным ароматом, и уводило в туманные розовые дали подобно миражу. Пробормотав проклятие, он замер у крыльца и попытался взять себя в руки. Ежеминутно вспоминая податливое тело Дианы и ее томные вздохи, легко было ненароком и запороть все дело, а вот этого-то допустить ему было нельзя. Он вздохнул и стал тихо пробираться к цели по дорожке, едва заметной в темноте. Ноги сами несли его вперед, но дух роптал, и Дэниел мысленно взывал о помощи к небу.

Это проклятое место он обычно объезжал за три квартала, из-за него и весь Париж стал ему ненавистен. И лишь чрезвычайные обстоятельства заставили его вернуться туда, где он когда-то испытал одно из величайших потрясений всей своей жизни.

Он остановился и, припав спиной к стене, вгляделся во мрак, прикидывая, сколько еще шагов ему осталось до рокового места. Для случайного прохожего этот отрезок дороги, вымощенный булыжником, не представлял никакого интереса, все следы разыгравшейся на нем кровавой трагедии давным-давно были стерты подошвами тысяч башмаков.

Словно ожившие тени прошлого, на Дэниела нахлынули кошмарные подробности тех отвратительных событий, зазвучали в голове пронзительные вопли и леденящие кровь крики, пробудилось в груди мерзкое ощущение страха и беспомощности.

Дэниел оставался в оцепенении всего несколько мгновений, но они показались ему вечностью. Собравшись с духом, он решительно пошел к заветной цели, чуть было не забытой им, пока он ласкал и целовал Диану, чтобы выполнить миссию, которую едва не провалил, охваченный желанием овладеть прекрасной девственницей.


В доме было темно и тихо. Только в одном из крохотных окошек мансарды мерцал огонек. Дэниел прокрался по проулку на задний двор, снял с себя сюртук и, повесив его на сук старого каштана, стал карабкаться вверх по стене, цепляясь за выступы и выбоины в кладке. Его черная сорочка скрадывала тусклый лунный свет; не скованные сюртуком, его движения были быстрыми и ловкими, Со стороны никто бы даже не заметил Дэниела на темном фоне, поэтому он действовал уверенно и хладнокровно.

Добравшись до окошка второго этажа, он просунул пальцы под приотворенную створку, аккуратно распахнул ее и проворно проник в комнату, освещенную отблесками затухающих в камине угольев. На длинном столе у стены стоял причудливый аппарат, ради которого он прокрался в этот дом ночью. Рядом, откинувшись в кресле, спал, похрапывая, какой-то человек, очевидно, уставший за день настолько, что не смог дойти до кровати.

Дэниел на цыпочках приблизился к странному устройству, состоявшему из двух цилиндров, установленных на деревянной раме, и тянувшихся от них к сосуду с жидкостью проволочек, вынул с помощью деревянной линейки проводки из колбы и опустил в жидкость руку. Пальцы нащупали брусок твердого металла, поверхность которого была неровной, словно бы испещренной насечкой, а один из краев – округленным.

Дэниел извлек из кармана брюк аналогичное изделие, подменил им оригинал и, подсоединив к нему проводки, ретировался через окошко, очень довольный результатом операции.

На обратном пути в подворотне хрипло залаяла собака, и Дэниелу вдруг вспомнился дикий вопль оборванца, напавшего на него с ножом у входа в оперу. Его следовало разыскать, и как можно скорее, пока еще позволяло время. Дэниел тяжело вздохнул и прибавил шагу.


Все переменилось, и Диана не могла притворяться, что ничего особенного не произошло.

Конечно, Дэниел держался с ней так, словно бы того порыва страсти и не было вовсе, но все его уловки не могли восстановить их прежние отношения. Допущенное ими в карете грехопадение незримо ощущалось и за обеденным столом, и во время их непродолжительных встреч, и даже после того, как они расставались.

Всякий раз, когда Дэниел приближался к ней, у Дианы сладко замирало сердце, она постоянно жаждала его новых поцелуев. А по ночам ей казалось, что он вот-вот постучит в ее дверь, и она металась на кровати, изнемогая от смутных предчувствий.

Но самое ужасное заключалось в том, что отказать ему в ласках она была не в силах, из чего следовало, что ей нельзя больше оставаться в его доме.

Выезжая в свет вместе с Жанеттой, Диана при случае намекала, что она не заинтересована в работе компаньонкой или гувернанткой во Франции, поскольку намерена обосноваться в Англии. Видимо, Жанетта поставила об этом в известность брата, и однажды за завтраком тот сказал, что желает побеседовать с ней с глазу на глаз о чем-то важном.

Диана подумала, что он собирается попросить у нее прощения за свое экстравагантное поведение в экипаже, и не стала торопиться. Но Жанетта спустя короткое время попросила ее не заставлять Дэниела ждать слишком долго, и Диана поняла, что разговор ей предстоит серьезный.

Дэниела она застала в библиотеке сидящим с задумчивым видом в кресле у камина. О чем он размышлял, созерцая огонь в очаге, угадать было невозможно, однако интуиция подсказывала ей, что это нечто глубоко личное, лишающее его покоя вот уже многие годы.

Она села в кресло напротив него, он скользнул по ней взглядом, и промолвил:

– Жанетта сказала мне, что ты настаиваешь на скорейшем отъезде в Англию. Так вот, сегодня утром я сообщил ей, что мы отправимся в Лондон уже на этой неделе.

Диана была так ошеломлена таким неожиданным поворотом событий, что ничего не ответила. Помолчав, он продолжал:

– Жанетта поручила мне сделать тебе одно заманчивое деловое предложение. Дело в том, что она поедет в Лондон вместе с нами. Но в Англии у нее мало друзей, поэтому ей потребуется компаньонка, чтобы не было слишком грустно и одиноко.

Диана усомнилась в искренности его слов, однако не подала виду и спокойно спросила:

– Будет у меня в Англии возможность выходить вместе с ней в свет и заводить новых друзей?

– Естественно, – кивнув, Ответил Дэниел. – Ничто практически не изменится.

Лицо его при этом оставалось невозмутимым, что навело Диану на предположение, что он уже давно принял это решение. А Жанетта исподволь подготавливала ее к роли содержанки своего любимого брата. Случай в карете был только прелюдией к тому, что ожидало ее в Лондоне. Значит, он жарко лобзал ее после оперы вовсе не в порыве чувств, а следуя холодному расчету, как опытный искуситель.

– А что станет со мной, когда Жанетта вернется во Францию? Ведь тогда у вас пропадет нужда в моих услугах? – спросила она, стараясь не выказывать волнения.

– А к тому времени ты обзаведешься достаточным количеством новых знакомых и сможешь поступить на работу в приличную английскую семью компаньонкой либо гувернанткой. Не исключено, что ты выйдешь замуж, и тогда вся твоя дальнейшая жизнь сложится совершенно иначе, – с завидной хладнокровностью ответил Дэниел.

Но Диана не собиралась притворяться, что остается в неведении относительно его истинных намерений.

– Абсолютно ясно, что никто не захочет жениться на мне, узнав, что я долгое время была компаньонкой сестры холостяка. Сомнительно также и то, что меня возьмут на работу в добропорядочную английскую семью. Поэтому было бы разумно и справедливо, если бы я получила за свои услуги нечто основательное и ценное, как-то: драгоценности, недвижимость или же определенное соглашение о моем содержании.

От изумления у Дэниела вытянулось лицо.

– Очевидно, ты неправильно меня поняла, Диана! – наконец сказал он, сверля ее взглядом.

– Я все поняла правильно, – стояла она на своем. – Я давно уже подозревала, что вы не случайно балуете меня. Моему гардеробу позавидует иная дочь графа, я окружена роскошью, как великосветская дама. Мадам Леблан предупреждала меня о подобных искушениях, и теперь я убедилась, что она была права.

– Я понимаю, что после случившегося в карете это воспринимается тобой иначе, но в действительности все обстоит совсем не так, – заявил Дэниел.

– Не надо принимать меня за полную дуру! – в сердцах воскликнула Диана. – Я не поверю, что вы хотите сделать меня всего лишь компаньонкой Жанетты и не станете добиваться от меня ничего большего.

– Клянусь, что никаких дурных намерений у меня нет, – сказал Дэниел и улыбнулся. – Это лишь плод твоей фантазии.

Диана почувствовала, что ее разбирает смех, и воскликнула, закрыв от смущения лицо руками:

– Боже, какая же я глупая! Мне так неудобно перед вами...

– Диана, я не сержусь, у тебя имелись основания для разных догадок относительно всего происходящего, но я еще раз заверяю тебя, что не собираюсь затаскивать тебя в свою постель.

Он встал и прошелся по комнате.

Диана заерзала в кресле, почувствовав, что ей стало жарко.

Дэниел остановился возле камина и промолвил, глядя на пламя:

– Тебе следует понять, что в некотором смысле я действовал не бескорыстно, окружая тебя роскошью невниманием. Для делового человека важно иметь в своем доме привлекательную молодую женщину. Супруги у меня нет, сестра – калека, поэтому роль очаровательной приманки для моих деловых партнеров придется сыграть тебе. В этом нет ничего постыдного, так уж устроен этот мир. Появляясь в обществе с юной и хорошенькой кузиной, я быстрее расширю свой круг полезных знакомых. Вот и весь мой интерес!

– Следует ли из этого, что мне придется флиртовать с мужчинами? – спросила Диана, зардевшись.

– Не обязательно, однако поклонники у тебя все равно появятся. Мы будем вместе посещать салоны и клубы, где собираются деловые люди, и они не оставят тебя без внимания.

– Хорошо, что вы мне все это объяснили, – с облегчением сказала Диана. – Теперь многое прояснилось. Ведь после того случая в карете я уж было подумала, что у вас совершенно другие намерения. Теперь я успокоилась... Ведь этого больше не повторится?

Дэниел резко обернулся.

– А вот в этом я не уверен. Ведь я мужчина, а ты привлекательная молодая женщина. Однако превращать тебя в свою любовницу я не собираюсь.

– Такой ответ меня не устраивает, – резко сказала Диана. – Вы должны твердо обещать мне, что никогда не поддадитесь соблазну воспользоваться тем, что я проживаю в вашем доме, и превратить меня в свою любовницу.

Она старалась говорить это спокойно, однако сердце ее трепетало.

– Повторяю, Диана: обещать, что я всегда буду контролировать свои эмоции в твоем присутствии, я не могу. Многое будет зависеть от твоего поведения. Так что постарайся быть благоразумной и не провоцировать меня на необдуманные поступки.

– Мне странно все это слышать! – воскликнула Диана. – То вы говорите, что не собираетесь искушать меня, то намекаете, что всякое возможно. Я в совершенной растерянности!

– Ты хотела откровенного разговора, и ты его получила, – возразил ей Дэниел, разведя руками.

Диана потупилась, охваченная сомнениями. Откровенность Дэниела оказалась чрезмерной. Тогда, в карете, она поняла, что может и не устоять перед соблазном ощутить удовольствие, и теперь вовсе не была уверена, что снова не растает в его объятиях.

– Ответь мне на один вопрос, Диана, – вкрадчиво промолвил Дэниел, глядя на нее так, что она впала в оцепенение. – Ты хочешь, чтобы я сделал тебя своей любовницей?

– Разумеется, нет, – пролепетала она, дрожа от возбуждения и страха. В одно мгновение он вновь превратился в демонического мужчину, рокового искусителя, устоять перед которым у нее не было сил.

Дэниел подошел к ней и, взяв ее за подбородок, заглянул в глаза. По коже Дианы пробежали мурашки, она задрожала, почувствовав сладостное томление.

– Ты лжешь! Ты вовсе не уверена в этом, – прищурившись, промолвил Дьявол во плоти. – Подумай над моим предложением, приняв его, ты получишь неплохой шанс устроить свою дальнейшую судьбу. Относительно меня можешь быть спокойна, я не стану домогаться тебя по многим причинам.

Он убрал руку и направился к двери.

Диана закусила губу.

Глава 9

– Позволь представить тебе графиню Гласбери, – сказала Жанетта, когда Диана вошла в гостиную лондонского дома Дэниела, где сидела молодая брюнетка с бледным лицом и теплым, дружелюбным взглядом. Она была моложе Жанетты, почти ровесница Дианы, и совершенно не походила на тех надменных французских аристократок, которых Диана видела в парижских салонах и театрах.

– Так вот вы какая, оказывается! – воскликнула гостья, пристально рассматривая компаньонку Жанетты. – Мой братец наверняка влюбится в вас, когда вы с ним познакомитесь. Как, впрочем, и другие джентльмены из высшего общества. Они будут слетаться на вас, как шмели на цветущий клевер.

– Между прочим, один из ваших братьев, Верджил Дюклерк, уже обратил на нее внимание в Париже, когда был там проездом, – заметил Дэниел и тепло улыбнулся Диане.

– Вы познакомились с Верджилом? Как это мило! Он со дня надень должен вернуться в Лондон из Франции. Полагаю, что вам обоим будет приятно встретиться вновь и продолжить знакомство, – прощебетала графиня Гласбери, сверкая глазками.

От смущения щеки Дианы стали пунцовыми, как розы, она принялась нервно обмахиваться китайским веером. Вряд ли графиня пришла бы в восторг, если бы узнала подлинные обстоятельства их знакомства, подстроенного легкомысленной Марго.

– Графиня любезно согласилась стать твоей дуэньей на балах и приемах, – заметила Жанетта, кокетливо улыбаясь.

– Разумеется, лишь в том случае, если нам удастся заманить туда и вас, Жанетта, – добавила гостья. – В этот четверг я даю, званый ужин и надеюсь увидеть вас там обеих вместе с Дэниелом. Я бы раньше выслала вам приглашения, если бы знала, что вы в Лондоне. Соберутся только мои близкие друзья, поэтому наша славная Диана будет чувствовать себя легко и раскрепощенно.

После ее ухода Диана долго не могла успокоиться, в ее голове не укладывалось, что она обрела покровительницу в лице настоящей английской графини. В Париже такое было бы невозможно, сливки высшего общества брезгали общаться с представителями низших классов.

– Графиня очень великодушна, – сказала она, – однако я бы не хотела чувствовать себя в окружении знатных аристократов белой вороной. Пожалуй, мне лучше остаться в четверг дома, поезжайте к ней без меня.

– Тебя не должен смущать ее титул, – сказал Дэниел. – Графиня придерживается передовых воззрений и предпочитает окружать себя людьми демократических убеждений. Такими, как, например, я. Кстати, она недавно разъехалась с мужем, и ведет жизнь свободной женщины. Смелый поступок, не так ли?

– И за это подверглась остракизму несносных лицемеров из высшего сословия, – добавила Жанетта. – Ее супруг вел себя недостойно, она устала от его измен и порвала с ним. По-моему, безнравственно терпеть выходки супруга и втайне мстить ему, прыгая в течение дня из одной чужой кровати в другую. Но англичане странные люди, они упорно притворяются порядочными, хотя на самом-то деле погрязли в грехе. Во Франции все обстоит иначе. По крайней мере, мы не строим из себя невинных ангелов и не отворачиваемся от падших.

Дэниел пропустил эту гневную тираду сестры мимо ушей.

– Среди друзей графини есть люди самых разных убеждений и классов, – сказал он. – Уверен, что Диане будет полезно познакомиться с ними.

– А вы, мадемуазель Жанетта, поедете к ней в этот четверг? – спросила Диана.

– Общение с англичанами меня не интересует, – ответила сестра Дэниела, – Поэтому тебе придется поехать туда с моим братом. А пока, моя дорогая, прогуляйся немного по саду. Мне надо кое-что обсудить с Дэниелом.

– Хорошо, – с кроткой улыбкой ответила Диана и вышла из комнаты, отметив, что лицо Дэниела помрачнело.

– Прошу тебя впредь этого никогда не делать! – воскликнула Жанетта, лишь только они с братом остались вдвоем. – Избавь меня от неожиданных визитов своих лондонских подружек. Я согласилась покинуть Париж исключительно ради Дианы, но не желаю терпеть притворное внимание твоих любовниц, будь они графинями или женами судовладельцев!

– Не вижу ничего дурного в том, что графиня засвидетельствовала тебе свое почтение, – миролюбиво произнес Дэниел, обеспокоенный необоснованной вспышкой гнева Жанетты. – А уж принимать приглашения на вечеринки для узкого круга либо нет – это твое личное дело. Могу лишь сказать, что продолжительное уединение тебя до добра не доведет. У тебя и так расшатались нервы после морского вояжа, тебе нужно развеяться.

– Не учи меня жить! Избавь меня от своих советов! Не забывай, что я не подвластна твоим чарам. С меня будет достаточно общения с Полем и Дианой.

– А вдруг кто-нибудь приедет с визитом к ней? Такое вполне возможно. Ты снова закатишь мне истерику? – с раздражением спросил Дэниел.

– Ты клялся, что Тиндал никогда не появится в этом доме.

– Он – нет, однако я не ручаюсь за других.

– Что ж, в таком случае не рассчитывай, что я стану любезничать с ними! Скорее я буду молча сидеть в углу, уткнувшись в книгу! – отрезала Жанетта.

Дэниел подошел к ней и положил ей руки на плечи. Она прильнула к его бедру и промолвила, смягчив тон:

– Возможно, я немного погорячилась, дорогой братец. Мне тяжело терпеть это слишком долго. Надеюсь, что скоро все закончится.

– Да, я постараюсь завершить это дело как можно быстрее, – заверил ее Дэниел.

Жанетта шмыгнула носом и расплакалась. Он погладил ее по голове. Глотая слезы, она прошептала:

– Только запомни одно, Дэниел: я не допущу, чтобы бедняжка пострадала. Я слишком привязалась к ней. Ты хочешь ее, я знаю, но этому не бывать, заруби у себя на носу!

Дэниел стиснул зубы.


Он и сам знал, что интимная связь с Дианой невозможна. И Жанетта могла бы не напоминать ему об этом. Эта мысль и без того не выходила у него из головы даже ночью.

А ведь в Париже он чуть было не овладел ею! До рокового поступка оставался один шаг. Он и сейчас порой терял самообладание, любуясь ее умопомрачительной красотой. В минуту вожделения было так легко забыть все, что удерживало его от совращения этой девушки, – и ее происхождение, и обстоятельства их знакомствами предназначенную ей роль в задуманной им интриге.

Желая отвлечься от очередного приступа вожделения, Дэниел вышел в сад и стал бесцельно прогуливаться по аллее, Шелест листвы раскидистых деревьев и благоухание цветов быстро успокоили его и даже несколько подняли ему настроение. Более обширный, но менее ухоженный, чем тот, что окружал его парижский дом, этот сад являлся предметом острой зависти всех его лондонских соседей. Их бесило то, что какой-то парвеню завладел этим лакомым кусочком территории в самом центре города, и при встрече с ним они надменно задирали нос и молча проходили мимо. Однако Дэниела это нисколько не задевало, дом и примыкающий к нему запущенный сад он приобрел исключительно ради достижения определенной цели.

Диану он обнаружил сидящей на скамье под старым каштаном, укутанной в свой долгополый школьный плащ. Теперь у нее был другой, новый, нарядный и теплый, но она почему-то предпочла ему старый и нелепого фасона. Впервые Дэниел заподозрил, что администрация школы попросту прикарманивала часть его денег, предназначенных для ее личных нужд. Он же ни разу не удосужился проверить, выполняет ли директриса его наказы. Судя по внешнему виду плаща, он был куплен, когда она была еще подростком. Дэниел почувствовал угрызения совести и подумал, что это своеобразное предостережение ему с небес. Тяжело вздохнув и мысленно попросив Бога простить его за греховные мысли, Дэниел подошел к Диане.

– Так, значит, вы заставили Жанетту приехать в Лондон? – без обиняков спросила она. – И никакая компаньонка ей не нужна! Скорее, это она должна сопровождать и развлекать меня, не так ли?

После такой лобовой атаки присесть рядом с ней на скамью Дэниел не осмелился. Однако у него хватило выдержки, чтобы с невозмутимым видом ответить:

– Я взял ее с собой, потому что мне был нужен Поль. Она же, как ты понимаешь, не может обходиться без его помощи.

– Значит, вас с Полем связывают и какие-то другие отношения? Он не только ваш дворецкий, но и помощник? – продолжала задавать непростые вопросы Диана, в очередной раз проявив удивительную сообразительность.

– Да, мы с Полем знакомы много лет, и нередко он исполняет мои особые поручения. Он один из немногих, кому я полностью доверяю, – сказал Дэниел. – Какие еще будут вопросы?

– Мне хотелось бы знать, что это за шум доносится со стороны площади, – прищурившись, сказала Диана.

– Очевидно, это отголоски очередной многолюдной демонстрации, – пожав плечами, ответил Дэниел. – Лондонцы постоянно протестуют против чего-то или выражают свое несогласие с политикой правительства.

– В Париже я ни разу не видела таких больших и шумных сборищ, – заметила Диана. – Если там и случались демонстрации протеста, то они были намного скромнее.

– В Париже спокойствие на улицах обеспечивали оккупационные войска, англичане же бунтуют у себя дома, – сказал Дэниел.

Диана взглянула на живую изгородь, разделявшую сад на две половины, наморщила лоб и спросила:

– Мне показалось, что у вас с графиней особо близкие отношения. Она одна из ваших Марго? Не бойтесь шокировать меня правдивым ответом, откровенные высказывания подруг Жанетты быстро развеяли остатки моих школьных иллюзий.

– Но почему ты спрашиваешь об этом?

– Мне любопытно!

– А почему тебе любопытно?

Она передернула плечами.

– Ты станешь меня ревновать, если я отвечу на твой вопрос утвердительно?

– Конечно же, нет!

– Ты снова лукавишь, Диана. Помимо ревности, я не вижу других причин для подобного любопытства.

Она густо покраснела, и ему захотелось запечатлеть на ее порозовевшей щеке поцелуй.

Поймав его страстный взгляд, Диана тотчас же насторожилась, вспомнив, что может за ним последовать, и с легким кокетством заявила:

– Меня бы такой ответ успокоил.

Столь прозрачный намек на ее подозрения обескуражил Дэниела, он думал, что она уже никогда не усомнится в благородстве его намерений. Поборов желание растолковать ей, что она заблуждается и мужчина способен обхаживать желанную строптивицу, даже имея десять Марго, Дэниел ответил:

– С графиней нас связывают чисто дружеские отношения. Что же до твоего душевного спокойствия, то тебе придется положиться на мое честное слово. А теперь, если у тебя нет ко мне других вопросов, я бы тоже хотел кое о чем тебя спросить. Удовлетворена ли ты своим нынешним положением? Устраивает ли тебя спальня? Довольна ли ты новыми нарядами?

– Есть ли у тебя какие-то пожелания или жалобы? Хорошо ли ты учишься? – удачно подражая его голосу, съязвила Диана и невинно заморгала, совсем как наивная школьница.

Дэниел расхохотался, она тоже прыснула со смеху. Их обоих охватило беспричинное веселье, хотя было абсолютно ясно, что разговор едва не принял опасный характер. Сама того не понимая, Диана провоцировала Дэниела на необдуманные действия двусмысленными вопросами, кокетливыми улыбками и дразнящим звонким смехом. Он же злился, чувствуя в полной мере всю нелепость своих безуспешных попыток играть роль заботливого опекуна и радушного хозяина, и балансировал на грани срыва. Временная эйфория явилась своеобразной разрядкой.

– Я вполне довольна и своими комнатами, и новым гардеробом, – отсмеявшись, промолвила Диана. – Однако меня смущает общество, с которым вы собираетесь меня познакомить. Насколько я поняла из вашего рассказа, это разношерстная компания, состоящая из представителей разных классов.

– Да, пожалуй. Но что тебя не устраивает? Может быть, ты предпочла бы общаться только с аристократами? Или чувствовала бы себя увереннее среди моих близких друзей и знакомых? Какова твоя главная цель? – в свою очередь спросил Дэниел, не желая больше ходить вокруг да около.

– Я хочу узнать все о своей семье, – без обиняков ответила Диана, чем окончательно обескуражила собеседника. Менее всего ему хотелось услышать от нее такой ответ. Пожалуй, он предпочел бы узнать, что его подопечная намерена подыскать себе выгодную партию. Поборов растерянность, Дэниел сказал:

– Я полагал, ты навсегда отказалась от этой бессмысленной затеи. Ведь твои родители давно скончались.

– Возможно, мои родители действительно умерли, но история моей семьи сохранилась. И я намерена завтра же начать восстанавливать ее по крупицам.

Услышав это, Дэниел испытал подлинное потрясение. Ему живо представились нежелательные последствия расследования, проведенного Дианой, и он пожалел, что познакомил ее с графиней Гласбери, в салоне которой вращались самые разные люди.

– У меня уже есть приблизительный план действий, – продолжая повергать его в ужас, рассказывала Диана. – Мистер Дюклерк, с которым я познакомилась в доме своей школьной подруги Марго, дал мне ценный совет. Он порекомендовал обратиться в страховое общество. Остается только уточнить его адрес. А вы, мистер Сент-Джон, разве не страхуете там свои товары?

Она устремила на него пытливый взгляд, и на мгновение Дэниела вновь потрясло поразительное сходство ее глаз с глазами ее отца. Во рту у него пересохло, грудь сдавил стальной обруч, и ему расхотелось с ней флиртовать. Более того, он отчетливо вспомнил, почему он обязан выбросить из головы все похотливые мысли, связанные с этим ангельским созданием. Дэниел сделал успокаивающий вдох и сказал:

– Да, разумеется, и адрес нужной страховой компании мне хорошо известен. Мы с тобой непременно съездим туда на этой же неделе.

– Так вы поможете мне? – переспросила Диана, еще не веря, что ей так повезло.

– Естественно, – с улыбкой ответил Дэниел.

Диана захлопала в ладоши. Он подумал, что сейчас она бросится к нему на шею от переполняющей ее радости, но этого, к его легкому сожалению, не произошло.

Они расстались, и Дэниел пошел в дом, где его поджидал Поль. Слуга молча вручил ему только что доставленный пакет.

Прочитав письмо, Дэниел помрачнел.

– Я немедленно выезжаю в Хэмпстед. Тебе же придется присматривать в мое отсутствие за Жанеттой. Она все еще не привыкла к новой обстановке, тоскует по Парижу и своим французским друзьям. Надо постараться помочь ей поскорее обрести душевное равновесие.

– Здесь, в Лондоне, это невозможно, – со вздохом заметил Поль. – Причина вам хорошо известна, месье.

Дэниел взглянул в окно. Диана сидела на скамье, запрокинув голову, и задумчиво смотрела на голубой небосклон. Легкий ветерок трепал ее локоны, на дорожке возле ее ног прыгали воробьи. Дэниел наморщил лоб и добавил:

– Пожалуйста, Поль, проследи, чтобы в ее камине всегда горел огонь. Она больше никогда не должна возвращаться в сырую и холодную комнату.


Сжимая в руке рукоять сабли, двое мужчин выплясывали суровый танец единоборцев, исполненные силы, храбрости и ловкости. Поединок происходил в бывшей столовой старой усадьбы.

Дэниел наблюдал его с порога просторного зала, завороженный четкостью грациозных движений соперников и звоном стали. Фехтовальщики не обращали на него внимания.

Один из них – высокий жилистый мужчина с седеющими волосами – был одет в голубой шелковый жилет и старомодные бриджи. Его движения были грациозны и стремительны, но взгляд холодных темных глаз оставался невозмутимым.

Его противник – холеный блондин, одетый в сорочку и брюки со штрипками, – размахивал саблей с такой необузданной яростью, что неопытный зритель наверняка бы решил, что он обязательно станет победителем. Однако его бывалый партнер легко парировал все удары и уклонялся от неожиданных выпадов. Наконец тренировочный бой закончился, темпераментный блондин обтер лицо полотенцем и направился к Дэниелу.

Приветствиями они не обменялись, поскольку не были друг другу представлены. К тому же, как брат маркиза и член парламента, Эндрю Тиндал игнорировал всех сомнительных незнакомцев.

Когда Тиндал с невозмутимым видом проходил мимо, Дэниел внимательно вгляделся в его лицо. Преисполненное самоуверенности и властности, оно внушало доверие сильным мира. К высказанному Тиндалом мнению прислушивались и вельможи, и архиепископы. Его репутация была безупречной, усомнившимся же в порядочности этого человека достаточно было посмотреть ему в глаза, чтобы понять, что они не могут лгать.

Однако порочащие его слухи иногда возникали, главным образом – относительно амурных похождений Эндрю. Так, пару лет назад едва не разразился грандиозный скандал, после того, как один шотландский фермер обвинил Тиндала в изнасиловании своей дочери. Но Эндрю убедил всех, от кого зависело решение этой проблемы, что он только охотился в окрестностях фермы и даже не видел эту девицу.

Тем не менее, Дэниел не сомневался, что обвинения, выдвинутые против него, обоснованны, поскольку Тиндал уже давно прослыл гурманом, любившим юных девственниц. Их респектабельному члену британского парламента поставляла одна сводница, к услугам которой прибегали многие вельможи, падкие на невинных простушек.

Дэниел обнажил шпагу и подошел к наставнику по фехтованию. Проводив Тиндала взглядом, шевалье сказал:

– В настоящей схватке неуемный темперамент опасен, в живых остается тот, кто не только ловок, но и хладнокровен.

– Я не забыл твоих уроков, Луи, – сказал Дэниел. – Нужно отдать ему должное, фехтует он прекрасно. Не правда ли?

– Но при этом он слишком высокомерен и склонен недооценивать противника, что когда-нибудь плохо для него кончится, – заметил старый мастер, эмигрировавший в Англию после Французской революции. – Ты уж поверь мне, старому дуэлянту, на слово.

– Ты всегда был непререкаемым авторитетом по части охлаждения горячих голов, мой дорогой Луи, – с ухмылкой промолвил Дэниел. – Кстати, ты не собираешься вернуться на родину? Ведь сейчас на троне вновь один из Бурбонов, Луи Филипп.

– Я слишком стар, мой друг, чтобы начинать все заново, – со вздохом ответил почтенный шевалье. – Здесь, в Англии, мне живется совсем неплохо, так что уж как-нибудь доживу свой век в Хэмпстеде. Разумеется, если только и здесь не разразится смута. Вот будет потеха – спастись от революции в молодости и погибнуть в ее горниле на склоне лет в чужом краю.

– Время от времени волнения здесь возникают, но до революции, думаю, дело не дойдет, – успокоил его Дэниел.

– С таким правительством всякое может случиться, – сказал мудрый мастер. – К власти пришли идиоты! Они защищают интересы горстки богачей и совершенно не заботятся о голодающем народе. Впрочем, хватит обсуждать политику, Дэниел, займемся-ка лучше фехтованием. В этом-то я уж точно разбираюсь. А философ из меня никудышный, ты сам это знаешь.

Луи, конечно, лукавил, он прекрасно разбирался и в философии, и в политике, его острый и проницательный ум без труда мог проникнуть в самую суть любой проблемы, как его шпага – в сердце противника.

Дэниела радовало, что в отличие от большинства своих земляков-эмигрантов Луи не торопился вернуться в Париж, чтобы восстановиться в прежних правах. Многие годы он был и наставником, и преданным другом Дэниела, готовым всегда помочь ему и советом, и делом. В самом ближайшем будущем его помощь могла понадобиться.


Луи вручил Дэниелу футляр с парой дуэльных пистолетов и с брезгливой гримасой промолвил:

– Терпеть не могу эти жуткие штуковины! В них нет ни изящества, ни благородства. Другое дело – рапира или шпага!

– Да, пистолет – орудие грубое и жестокое, зато удобное и эффективное! – Дэниел зажал ящичек под мышкой и направился в сторону парка, расположенного за старым замком.

Вскоре с ним поравнялся всадник – молодой человек с бледным изможденным лицом и темными сверкающими глазами.

Это был Адриан, секретарь Гюстава Дюпре.

– Каким ветром тебя занесло сюда? – с удивлением спросил Дэниел – Ведь мы условились, что Францию ты покинешь не раньше чем через месяц.

– Дюпре решил, что секретарь ему больше не нужен, – ответил молодой человек. – Теперь я оказался не у дел.

– О своем будущем не тревожься, о нем позаботится наш министр иностранных дел, – сказал Дэниел. – Главное, чтобы Дюпре ни в чем тебя не заподозрил.

Они вышли на поляну, Адриан прикрепил к дереву мишень, Дэниел достал из ящичка пистолеты, зарядил их и спросил:

– Куда будешь целиться?

– В голову, – ответил Адриан и, взяв у него оружие, произвел выстрел. Пуля попала в ствол ниже мишени.

– Ты по-прежнему мажешь, это может стоить тебе жизни, Адриан, – заметил Дэниел. – Надо поражать врага в голову или сердце с первого же выстрела. Вот так!

Он вытянул руку и начал было прицеливаться, но вдруг спросил:

– А почему Дюпре отказался от твоих услуг? Он перестал писать свои трактаты?

– Разве я не сказал? Он прервал свои научные бдения во Франции и приехал в Англию, – ответил Адриан.

От изумления Дэниел вздрогнул и спустил курок. Грохнул выстрел, но пуля не попала даже в ствол старого вяза.

– Вам тоже не помешает немного потренироваться в стрельбе, – язвительно промолвил Адриан. – Советую целиться в голову либо сердце, так вернее.


Попрактиковавшись в стрельбе по мишени примерно час, они пошли назад в дом, где Адриану предстояло встретиться со своими друзьями по спортивному клубу. Разговор снова зашел о Гюставе Дюпре. Обоим было абсолютно ясно, что недавно ученый сделал какое-то открытие и теперь готовится оповестить о нем научный мир.

– Он захватил рукопись с собой в Англию? – спросил Дэниел.

– Понятия не имею, – пожав плечами, сказал Адриан. – В последнее время старик начал осторожничать и перестал делиться со мной своими планами. Он даже пропустил несколько заседаний Парижского ученого совета.

– Но зачем он пожаловал в Англию?

– Возможно, он решил, что здесь, в столице страны-победительницы, демонстрация успехов французского ученого получит больший общественный резонанс.

Дэниел самодовольно ухмыльнулся: если все именно так и обстояло, тогда позорный провал опыта Дюпре в Лондоне произведет эффект разорвавшейся бомбы и больно ударит по престижу Франции. Карьера же самого Дюпре, положившего на алтарь тщеславия и гуманность, и сострадание, будет полностью разрушена, что станет ему заслуженным наказанием.

Однако у Дэниела имелись основания подозревать Гюстава в еще более тяжком грехе – в жадности и в связи с этим сомневаться в том, что в Париж он прибыл, движимый лишь жаждой славы в научном мире. Скорее им руководило другое намерение – сказочно обогатиться. И в этом случае могли возникнуть непредвиденные затруднения с завершением задуманного дела. Требовалось все тщательно взвесить...

У входа в дом их поджидали члены Общества дуэлянтов – Верджил Дюклерк и Джулиан Хэмптон, последний являлся стряпчим, к услугам которого Дэниел часто прибегал, заключая торговые сделки. Дэниел поздоровался с обоими, но примкнуть к их компании отказался, сославшись на неотложные дела в городе. Он вообще предпочитал не вступать с этими молодыми людьми в тесное общение, считая их праздный образ жизни бессмысленным и противоречащим своим идеалам и убеждениям.

Прощаясь с Адрианом, он сказал:

– Узнай, пожалуйста, где сейчас проживает Дюпре. И постарайся быть в курсе его нынешних занятий и планов. Я буду тебе за это очень признателен.

Адриан молча кивнул, пожал ему руку и побежал догонять своих приятелей.

Глава 10

Как известно, деньги обладают одним печальным свойством – их вечно не хватает.

Именно этот удручающий постулат омрачал настроение Эндрю Тиндала в это чудесное утро, которое он встречал, по своему обыкновению, в беседке и с чашкой чаю в руке.

Ему не требовалось просматривать приходно-расходную книгу, чтобы понять, насколько скверно идут его финансовые дела. Он осознал, что положение его плачевно, еще в день своего совершеннолетия и с тех пор ежедневно проклинал судьбу-злодейку, которой было угодно сделать его только братом маркиза, но не маркизом.

Но и это было лишь полбеды: как назло, его старший братец оказался не только скрягой, но и плодовитым здоровяком. С рождением трех его наследников шансы Эндрю получить желанный титул практически свелись к нулю.

Однако капризы фортуны не сломили волю Эндрю Тиндала, он решил пойти своим путем и добился значительных успехов как на политическом поприще, так и на ниве предпринимательства. Обзаведясь обширными полезными связями в палате общин, он выгодно женился и провернул ряд прибыльных афер. Тяжелый недуг вскоре свел его молодую супругу в могилу, но скорбел он по ней недолго: за время своего непродолжительного супружества Эндрю успел разочароваться в умственных способностях жены, а потому вздохнул с облегчением, став состоятельным вдовцом средних лет.

Дворецкий поставил на столик поднос с утренней почтой. Просмотрев карточки с приглашениями, Эндрю обратил особое внимание на одну из них – ту, на которой было указано только время встречи: вечер следующего дня.

Плотоядно улыбнувшись, Эндрю подумал, что на сей раз он строго взыщет с миссис П., если ее протеже снова окажется не девственницей. В прошлый раз ему подсунули подпорченный товар, девица не была невинной, хотя и утверждала обратное. Но его, старого воробья, провести на мякине было трудно, уж он-то знал в этом толк и мог отличить бутон от махровой розы.

– К вам посетитель, сэр, – кашлянув, произнес дворецкий. – Я сказал ему, что вы сегодня не принимаете, но он настаивает...

– Гоните наглеца взашей, джентльмены в такую рань с визитами не приезжают, – пробурчал Эндрю, раздосадованный тем, что его отвлекли от приятных размышлений.

– Разумеется, сэр, однако он утверждает, что вы его старинный знакомый. Вот его визитная карточка.

Эндрю раздраженно выхватил у дворецкого карточку, взглянул на нее и наморщил лоб: с ранним посетителем они не встречались более двадцати лет. Что же привело его сюда?

– Проводи его в библиотеку, я приму его там, – сказал Эндрю, решив удовлетворить свое любопытство.

Гюстав Дюпре с интересом оглядел книжные стеллажи. На них покоилось внушительное собрание сочинений классиков мировой литературы и современных книг по естествознанию – обычный набор чтения людей, возомнивших себя интеллектуалами, но в действительности не прикасавшихся к переплетам томов, пылящихся на их книжных полках, с момента окончания университета.

Среди книг Тиндала имелись и весьма дорогие издания, призванные, вероятно, подчеркнуть состоятельность их владельца. Роскошным было и все убранство помещения: Эндрю любил и умел пустить пыль в глаза, как и всякий нувориш, кичащийся своим богатством.

– Признаться, вы меня удивили. Ведь мы договорились никогда не встречаться, – раздался за спиной у гостя голос хозяина дома.

Гюстав вздрогнул и резко обернулся. Как и прежде, Тиндал застал его врасплох и вывел из равновесия. Но на этот раз Дюпре был намерен отстаивать свои требования и не поддаваться ни на какие уловки этого беспринципного интригана, готового на все ради своей корысти.

– Я решил посетить Лондон. В конце концов, сейчас добрая половина англичан собралась в Париже, – сказал он.

– Мне с трудом верится, что вы пришли ко мне лишь ради ознакомления с моей скромной библиотекой, не идущей ни в какое сравнение с вашей, – ответил Эндрю.

– Я сделал колоссальное открытие мирового значения, – без обиняков выпалил гость. – Оно изменит устоявшийся порядок вещей. – Он испытующе уставился на хозяина дома.

Но Тиндал и бровью не повел. Он спокойно достал табакерку и взял из нее щепотку.

– Но я почему-то не читал о вашем открытии в газетах, – наконец промолвил он.

– Вы и не могли ничего прочесть о моем открытии в газетах, мой любезный старый друг, – с самодовольной ухмылкой ответил Дюпре. – Потому что я еще не рассказывал о нем ни одной живой душе. Дело в том, что из моего открытия можно извлечь неслыханные прибыли, если должным образом применить его на практике. Люди, сумеющие воспользоваться им первыми, сказочно разбогатеют.

Тиндал втянул ноздрей понюшку, чихнул и поинтересовался:

– А вы не преувеличиваете значимость своих изысканий?

– Нет, сэр! Иначе я бы не стал беспокоить вас предложением профинансировать мой проект, – сказал Дюпре.

– И сколько же он потребует средств? – спросил Тиндал, доставая из табакерки вторую щепотку.

– По моим расчетам, не менее пяти тысяч фунтов.

– Сколько? Пять тысяч? Об этом и речи быть не может! Вы переоцениваете мои финансовые возможности! – вскричал Эндрю, сделал вторую понюшку и снова чихнул.

Гюстав обиженно поджал губы. Тиндал выдержал паузу, испытующе взглянул на него и сказал:

– Что ж, расскажите мне о своем замечательном открытии, старина.

Гюстав заколебался: ведь раскрыв секрет, он мог остаться на бобах, слепо доверять Тиндалу было опасно. Вот разве что он побоится обмануть его из опасения, что в отместку ученый раскроет одну старую, тайну уважаемого члена парламента...

Дюпре глубоко вздохнул и решил ознакомить Тиндала со своим открытием в самых общих чертах, не вдаваясь в технические детали.


Сверкание хрустальных бокалов и блеск столового серебра. Балы, приемы, визиты. Пунш и шоколад, пирожные к чаю. Вся эта роскошь стала непременным атрибутом ежедневного распорядка дня Дианы с тех пор, как ее взяла под свое крыло графиня Гласбери. Словно бы задавшись целью не давать ей ни минуты покоя, Пенелопа с утра до вечера водила свою подопечную по лучшим салонам и гостиным Лондона, где знакомила ее с герцогинями, поэтами, графами и театральными импресарио.

В Лондоне начался светский сезон, и фешенебельные дома, театры и рестораны заполонила шикарно одетая публика из высшего общества. Очутившись в этой круговерти, любая девушка на месте Дианы потеряла бы голову, перестала бы задаваться вопросами и забыла бы обо всех своих насущных делах. Однако она отдавала себе отчет в том, что в один прекрасный день этот праздник закончится и для нее начнется совсем иная, монотонная и скучная жизнь обыкновенной гувернантки.

Дэниел почему-то не торопился начать поиски следов ее родственников, как не обмолвился еще ни словом о ее возможном трудоустройстве. Утром он уходил из дома прежде, чем она пробуждалась, а днем и вечером они редко встречались, поскольку ее вывозили на различные увеселения.

Все это настораживало Диану, и она все чаще проникалась ощущением, что ей исподволь готовят какой-то подвох. Вот и сегодня она так разволновалась, пока служанка делала ей высокую прическу, что, оставшись одна, открыла окно в надежде, что прохладный весенний ветерок остудит ей голову. Вид сада успокаивал, хотя со стороны площади доносились какие-то подозрительные звуки. Диана догадалась, что это шумит очередная демонстрация, и нахмурилась.

В салонах и театрах в эту пору было весело и беззаботно, улицы же превратились в место, где ежедневно разворачивались подлинно трагические события.

Стоически переносившие многие годы тяготы войны люди протестовали, столкнувшись с ограничением своих прав и унижением в мирное время.

Диана почти привыкла к этим отголоскам народного гнева, но сегодня они внезапно прозвучали для нее особенно пронзительно и тревожно, как звуки трубы, зовущей ее на решительный бой со своей судьбой. Это был знак свыше, и Диана прониклась благоговейным трепетом, почувствовав, что все переменилось. Казалось, какая-то неведомая сила перенесла ее в прошлое, в те школьные годы, когда она носила не роскошную прическу и шикарное платье, а скромные косички и униформу. Растревоженное сердце гулко забилось у нее в груди, наполнившейся тоской. Лицо Дианы исказилось, и на глаза навернулись крупные слезы. Никогда еще она не чувствовала себя такой беззащитной, беспомощной и одинокой. Ветер крепчал, но Диана этого не замечала и долго стояла возле открытого окна, размышляя о своей печальной участи.

На балу у леди Старбридж от кавалеров у нее не было отбоя. Молодые люди то и дело приглашали ее на танец. Роль сопровождающей ее светской дамы исполняла графиня Гласбери.

Дэниел наблюдал эту занимательную картину издали, заняв удобную позицию в углу зала возле окна. Вот его пассия благосклонно кивнула в ответ на приглашение на танец от четвертого сына бедного баронета, и скулы Дэниела свело от досады так, что он едва не заскрежетал зубами. Его подмывало встать рядом с Дианой и помочь ей сделать правильный выбор.

Между тем музыканты заиграли вальс, и молодой улыбающийся аристократ закружил Диану в танце. Лицо ее светилось от счастья, им было невозможно не залюбоваться. Взгляд Дэниела был прикован к ее грациозной фигуре, отчетливо выделяющейся на общем размытом фоне.

С другого конца зала танцующей красавицей любовался еще один мужчина. Узнав его, Дэниел помрачнел: это был Эндрю Тиндал, его заклятый враг, коварный обманщик и законченный негодяй, подлинный дьявол, скрывающийся под ангельским обличьем, хищный волк, прячущий свой зловещий облик под овечьей шкурой. В сердце Дэниела с новой силой вспыхнула жажда отмщения.

Музыка смолкла, Тиндал порыскал взглядом по залу и стал с живым интересом рассматривать графиню Гласбери, что было на руку Дэниелу. Пока Тиндал отвлекся от Дианы, он решил поближе познакомиться с ее новым кавалером, розовощеким юношей с круглыми глуповатыми глазками.

Представив ему Дэниела как своего кузена, Диана многозначительно взглянула на графиню и величественно удалилась в дамскую комнату. Пенелопа последовала за ней. Заметив это, Кристофер Микем обронил с усмешкой:

– Интересно, почему дамы всегда уходят туда вдвоем? Вот я, к примеру, никогда не беру туда с собой сопровождающего. Забавный феномен, не правда ли? – Он залился счастливым смехом, довольный своей плоской остротой.

– Рад слышать, что вам не потребуется там мое общество, – в тон ему съязвил Дэниел. – А дамы, вероятно, поступают так, чтобы посплетничать наедине о нас, мужчинах.

– Вот как? – Молодой человек удивленно вскинул бровь. – И о чем именно, по-вашему? Что они о нас думают?

– Подозреваю, что ничего хорошего, – мрачно сказал Дэниел.

Бодрый толстячок перестал улыбаться, пожевал губами и спросил:

– А вы, как я слышал, занимаетесь фрахтом. Интересно, какие именно грузы вы главным образом доставляете в Англию?

– Самые разнообразные, исключая, конечно, опиум и живой товар, – холодно ответил Дэниел, не переносивший праздного любопытства.

– Говорят, опиум приносит огромные барыши! – с юношеской непосредственностью воскликнул Микем. – А как насчет рабов? Говорят, их перевозка тоже выгодна!

– На людском несчастье всегда можно погреть руки, – уклончиво ответил Дэниел, проникаясь неприязнью к собеседнику.

– Моя семья тоже вкладывает немалые деньги в перевозку по Темзе грузов, – сказал молодой человек и покраснел, не зная, как лучше перевести разговор на более интересную тему. Прокашлявшись, он робко промолвил: – А ваша кузина весьма приятная девица, мистер Сент-Джон. Я бы с радостью проведал ее как-нибудь, с вашего позволения, разумеется.

– На это не требуется моего разрешения, главное, чтобы проявила благоволение сама Диана, – сказал Дэниел.

– Чудесно! – вскричал Микем. – Вы меня очень обрадовали. Ведь в отличие от прочих присутствующих здесь красавиц она так мила, свежа и непосредственна! И совершенно не гордится своей внешностью. С ней приятно общаться.

– Все это так, – согласился Дэниел. – И оттого вдвойне печально. Я бы даже сказал – трагично!

Юноша недоуменно вскинул брови.

– Я думаю, что ее никто не возьмет замуж, – понизив голос, доверительно сказал ему Дэниел.

– Неужели за ней нет никакого состояния? – выдохнул Микем.

– Ни фунта.

– Не может быть!

– Ни пенса за душой!

Микем озадаченно почесал в затылке.

– Но ведь вы... То есть все предполагают, что вы не оставите ее в столь бедственном положении...

– Увы, но я не смогу ей ничем помочь! – со вздохом огорчил его Дэниел. – Ее покойный брат взял с меня слово не давать ей приданого. Он хотел быть уверенным, что человек, сделавший ей предложение, руководствуется исключительно велением своего сердца, а не корыстью.

Микем растерянно улыбнулся.

– Благородное решение, хотя и несколько опрометчивое, – промямлил он. – Воистину трагическая ситуация!

– Вот и я о том же! Он был мечтателем и скончался, так и не освободив меня от бремени данного ему слова. Трагедия!

Дэниел снова тяжело вздохнул и развел руками. Микем кивнул.

Вскоре к ним вернулись Диана и Пенелопа. Музыканты заиграли вальс. Четвертый сын баронета на сей раз пригласил на танец графиню, Дэниел – Диану. Лукаво улыбнувшись, она согласилась, и они закружились по залу. Она старалась не смотреть ему в глаза, но это у нее плохо получалось. Наконец их взгляды встретились, и им обоим показалось, что музыка звучит только для них двоих.


Дом погрузился в ночную тишину. Дэниел вышел из библиотеки и стал на цыпочках подниматься по лестнице, живо представляя себе Диану, крепко спящую после своего триумфа на балу. Влечение к ней было так велико, что лишь невероятным усилием воли Дэниел смог обуздать его. Внушив себе, что ему не следует совершать этот роковой шаг по многим причинам, Дэниел миновал дверь ее спальни и вошел в соседние апартаменты.

Их тоже занимала дама. Интерьер ее будуара был выдержан в строгом классическом стиле и совершенно не походил на романтическую обстановку ее парижской спальни. Глаза Дэниела постепенно привыкли к темноте, и то, что он увидел, повергло его в оцепенение.

На широкой кровати лежали, обнявшись, два человека.

– Не буди его! – прошептала женщина.

Это предостережение было бессмысленным, поскольку Дэниел онемел.

– Подай мне халат, – сказала Жанетта, сев на кровати. Он взял с кушетки халат и передал ей.

– Отнеси меня в гостиную, там и поговорим, – сказала она, одевшись.

Дэниел отнес ее на руках в соседнюю комнату и усадил там в кресло.

– Зажги свечи! – сказала Жанетта, принимая королевскую позу. – И успокойся наконец! Что тебя так потрясло?

– Не знаю, но я в шоке, – хрипло ответил Дэниел.

– Мне странно это слышать, по-моему, тебя невозможно было чем-либо удивить уже с момента твоего рождения, – с усмешкой промолвила Жанетта. – Или тебя покоробило, что твоя хромоногая сестра спит с лакеем-простолюдином? Экая невидаль! Послушай, держи язык за зубами, не говори ему, что ты все знаешь, так будет лучше.

– А в чем я могу упрекнуть его? Ты ведь давно уже не девственница, – пробурчал Дэниел.

– От тебя несет портвейном. Опять пил один в библиотеке? – с упреком проворчала сестра. – Ну, рассказывай, как все прошло на балу. Он ее видел?

– Да. Однако их не представил и друг другу, – ответил брат.

– Ты не передумал? – с тревогой спросила она.

– Нет, – ответил он осевшим голосом, не решаясь признаться в том, что чувства, охватившие его во время вальса с Дианой, на какое-то время вытеснили из его сердца жажду отмщения.

– Итак, ты пришел, чтобы восстановить покинувшее тебя мужество, братец, – со свойственной ей проницательностью сказала Жанетта. – Зажги еще несколько свечей, я покажу тебе свои безжизненные ноги. Может, это поможет тебе собраться с духом? Ты ведь и привез меня сюда, чтобы я постоянно напоминала тебе о том, что ты должен исполнить свой долг.

– Не говори так! – воскликнул Дэниел. – Мне больно слышать от тебя такие чудовищные вещи.

– Ах вот как! Мы стали сентиментальными! Тогда объясни, какого дьявола ты регулярно приезжал во Францию даже во время войны, хотя это было чертовски опасно.

– Чтобы увидеться с тобой, убедиться, что ты жива и здорова, ни в чем не нуждаешься, – вяло ответил Дэниел.

– И только-то? Сомневаюсь! Ты приезжал в Париж, чтобы не угасла твоя ярость! А посещая школу-интернат, ты оживлял свои воспоминания. Разве не так?

– Ты заблуждаешься, – глухо сказал Дэниел.

– Ах, только не надо мне лгать! А главное – не надо обманывать самого себя. Ты отдал эту девочку во французскую школу лишь для того, чтобы получить дополнительный стимул к действию. – Жанетта все сильнее распалялась.

– Неправда! Я вынужден был так поступить, потому что ты жила во Франции. Не мог же я поселить вас обеих в Англии! Тебе вряд ли бы это понравилось, ведь тебе страшно даже выйти из дома на улицу! – в сердцах вскричал Дэниел.

– Пожалуйста, тише! Ты разбудишь Поля! – сказала Жанетта, покосившись на дверь.

– Пусть проснется, мне все равно! – размахивая руками, воскликнул Дэниел. – Он залез к моей сестре в постель, а я, его господин, еще должен оберегать его покой! С ума можно сойти!

– Ты сам не ведаешь, что говоришь! Ты бредишь, мой дорогой! Видел бы ты себя сейчас со стороны! – попыталась урезонить его Жанетта. – Что тебя взбесило? Что выбило тебя из колеи? Может быть, то, что я осмелилась взять от жизни толику радости? Не поставила на себе крест? Я свободная женщина, дорогой братец, и буду решать сама, с кем мне спать.

– Значит, ты свободный человек, а я твой раб? И обязан пожертвовать своим счастьем, чтобы отомстить тому негодяю? Ты так считаешь, сестричка? – парировал Дэниел.

– Приведи его ко мне, я с радостью пущу ему пулю в сердце и отдамся в руки Фемиды, пусть меня повесят! – с пафосом воскликнула Жанетта. – Но только не требуй, чтобы остаток жизни я провела в ожидании шанса спустить курок пистолета.

– Он искалечил тебя, Жанетта! Лишил тебя ног! Да после этого месть должна стать единственным смыслом твоей жизни!

Жанетта зажала уши ладонями и взвизгнула:

– Отнеси меня обратно в постель! Я поняла, зачем ты пришел ко мне в спальню ночью! Чтобы лишний раз убедить себя в необходимости заманить его в свои сети этой девчонкой. Обо мне же ты даже не подумал. Давай прекратим этот разговор, я устала и хочу спать.

Дэниел тяжело вздохнул и отнес ее на кровать. Поль спал, уткнувшись лицом в подушку, одеяло сползло с его плеч.

Жанетта скинула халат и бросила его на пол.

Дэниел отвернулся.

– Послушай, брат! – прошептала Жанетта, залезая под одеяло. – Калекой ведь можно стать и случайно. Если бы мои ноги вдруг ожили, я бы все забыла и простила. И если твое сердце противится тому, что мы задумали, то не кори себя за это.

Дэниел поспешно покинул комнату. Поль захрапел.

Глава 11

– Разумеется, в первую очередь меня интересует научный аспект этого вопроса, ведь я не мануфактурщик, а ученый! – подчеркнул собеседник Дюпре, сэр Джером Скотт, когда официант, сменив приборы, удалился.

Разговор происходил в одном элитном лондонском клубе, куда Скотт пригласил своего французского коллегу. Гюстав изображал на лице вежливую улыбку и согласно кивал, слушая пространные рассуждения сэра Джерома о последних открытиях в сфере химии, но думал о другом.

Он выбивался из графика. Тиндал просил его ускорить приготовления к демонстрации результатов открытия, но дело застопорилось. Для наглядного показа своих достижений Гюставу требовались реактивы и другие материалы, подходящее помещение где-нибудь на окраине города, рабочие для монтажа оборудования. И организовать все это было необходимо без лишнего шума, тихо и скрытно.

Беда заключалась в том, что Гюстав не говорил по-английски. А простые лондонцы не владели ни французским, ни латынью. Дюпре очутился в тупиковой ситуации. Поэтому внезапное появление в клубе его бывшего секретаря было воспринято им как явление ангела-спасителя. Адриан Бершар окинул рассеянным взглядом зал и направился к столику, за которым уже сидел его приятель. Перехватив заинтересованный взгляд Гюстава, сэр Джером усмехнулся и спросил:

– Вы тоже находите присутствие в столь почтенном заведении этого молодого человека странным?

– Признаться, да, – сказал Дюпре. – Что он тут делает?

– Он член этого клуба. Не могли же мы отказать сыну графа!

У Гюстава вытянулось лицо. Адриан умолчал о своем аристократическом происхождении, когда устраивался к нему в секретари. Да и его черные, как маслины, миндалевидные глаза не давали повода заподозрить в нем отпрыска английского графа.

– Выходит, его мать – уроженка Средиземноморья? – вскинув брови, осторожно спросил он.

– По-моему, это очевидно, – пожав плечами, сказал сэр Скотт. – Граф поступил благородно, признав его своим сыном. Он третий ребенок и вряд ли наследует титул. Я слышал, что после окончания университета он сам обеспечивает себя; отец не дает ему ни пенса и правильно поступает. Поговаривают, он время от времени исполняет поручения министерства иностранных дел. Что ж, остается только сожалеть, что среди членов кабинета находятся люди, не проявляющие должной щепетильности в вопросе генеалогии своих сотрудников.

– Любопытно, – пробурчал Гюстав, думая о том, рассказал ли Адриан кому-либо о своей службе в качестве секретаря французского ученого. Это представлялось ему малоправдоподобным, поскольку не делало чести амбициозному юноше. Гюстав то и дело поглядывал в его сторону на протяжении всего обеда, решив покинуть это заведение одновременно с ним.

Заметив Дюпре возле гардероба, Адриан удивился, но не подал виду, что они знакомы. Именно это и требовалось французу. Он догнал Адриана уже на улице и, поравнявшись с ним, спросил:

– Вы считаете признаком хорошего тона игнорировать своего прежнего работодателя?

– Нет, месье Дюпре, я просто онемел от удивления, увидев вас здесь. Надеюсь, вы довольны своим визитом в Лондон?

– Честно говоря, мне совсем не до развлечений, слишком много работы. По-моему, я поторопился, рассчитав вас. Ваша помощь могла бы мне сейчас понадобиться.

Адриан остановился и твердо заявил:

– Я не нуждаюсь в дополнительном заработке, месье.

– Но мы не станем это афишировать, – доверительно промолвил Дюпре. – Деньги вам не повредят, а наше сотрудничество останется в тайне. Я и сам не заинтересован в огласке подлинной цели своего пребывания в Англии. Ну, так вы согласны?

– Увы, нет. Я ничем не смогу быть вам полезен. Впрочем, если ваши поручения не будут чересчур обременительными...

– Разумеется, нет! И займут они у вас, как я надеюсь, не слишком много времени. Оплата за ваши труды будет та же, что и прежде. По-моему, это вполне резонно. Итак, по рукам?

– Хорошо, вы меня уговорили, – неохотно сказал Адриан. – Но деньги прошу вперед, хотя бы в размере двухнедельного жалованья. Если это вас устраивает, тогда позвольте мне сделать вам свое первое одолжение. Возле дома напротив стоит подозрительный бородатый тип. Он не сводит с вас глаз, очевидно, распознав в вас иностранца. Как бы он не стащил у вас бумажник! Лондон кишит мошенниками.

Гюстав испуганно обернулся. Перехватив его встревоженный взгляд, подозрительный субъект с бородой, одетый в потертый сюртук и старую шляпу, быстро удалился.

– Вот видите, я был прав! – воскликнул Адриан. – Учтите, английские воры – лучшие в мире! Держите ушки на макушке.


– Мисс Албрет? – окликнул кто-то Диану на улице. Обернувшись, она увидела в окошке кареты Верджила Дюклерка, чьи голубые глаза светились радостью, и сидящего с ним рядом хмурого Джулиана Хэмптона, молодого адвоката, делающего стремительную успешную карьеру. Его представила ей графиня на одной из вечеринок для узкого круга. Мистер Хэмптон проявил редкую выдержку и за весь вечер не проронил ни слова, хотя Диана и ждала, что он вот-вот заговорит стихами, Вот и сейчас его безупречный облик излучал завидное самообладание и невозмутимость. Диана горделиво вскинула подбородок и молча пошла дальше, все еще сердитая на Дэниела Сент-Джона, снова улизнувшего из дома с утра пораньше. Лошади за ее спиной недовольно фыркнули и забили копытами. Верджил выскочил из кареты и, догнав Диану, спросил:

– Вы прогуливаетесь в одиночестве, мисс Албрет? А где же лакей Сент-Джона? Вы где-то его потеряли? Садитесь в карету, мы вместе его разыщем.

– Благодарю вас, но я не нуждаюсь в чьей-либо помощи. У меня есть кое-какие личные дела. До свидания! – не останавливаясь, ответила Диана и ускорила шаг.

Однако молодой человек не отставал.

– Но вам не следует ходить по городу одной, это опасно! – воскликнул он на ходу.

– Я прогуливаюсь уже четверть часа одна, и пока еще со мной ничего не произошло. Прощайте!

Верджил обогнал ее и встал, закрыв ей дорогу.

– Уверяю вас, мисс Албрет, вам будет гораздо удобнее проделать остаток пути в моем экипаже, – настаивал он.

Такой тон ей не понравился, она обожгла его взглядом и твердо заявила:

– Мне хочется прогуляться пешком, но вы можете сопровождать меня, коль скоро вам это угодно. Вот только что подумает оперная певичка, которой вы очарованы в последнее время? Да и моему кузену вряд ли понравится, что вы меня преследуете.

Верджил растерянно захлопал глазами, явно не ожидая от нее такой осведомленности.

– Не слишком-то вы со мной любезны, мисс Албрет, – наконец произнес он.

– Вас неприятно удивила моя откровенность? – в свою очередь спросила она. – Честно говоря, все эти светские условности за последние недели мне осточертели, и сегодня я решила не церемониться с прилипчивыми воздыхателями.

Верджил молча отошел к своей карете, сказал что-то в окошко, и экипаж, быстро набирая скорость, укатил в сторону площади. Вернувшись к Диане, Верджил взял Диану под локоть и спросил:

– Итак, куда мы с вами направляемся?

– В страховую компанию Ллойда! Ее главная контора находится в центре города.

– Прогулка займет у нас не менее получаса, – предупредил ее Верджил. – Дэниел мог бы и подвезти вас туда, – язвительно добавил он.

Диана чуть не заскрежетала зубами от злости: «кузен» еще две недели назад обещал ей, что сделает это в ближайшие дни. Разумеется, ему незачем было торопиться, ведь его лично это не касалось! Ведь не он был бедным сиротой, без прошлого, без родственников и без собственного дома. Ему было неведомо ощущение пустоты в сердце, которую требовалось хоть чем-нибудь заполнить. Вот он и откладывал ее дела постоянно, предпочитая сначала решать собственные проблемы. И так могло продолжаться бесконечно...

– А вот и мистер Сент-Джон собственной персоной, – внезапно произнес ее спутник. – Пожалуй, я лучше уйду.

Резко обернувшись, Диана увидела на мостовой Дэниела, сидящего верхом на серой лошади. Он спешился и направился к ним. Верджил отвесил ему вежливый поклон и быстро удалился. Подойдя к Диане, Дэниел сердито спросил:

– Ну и что мне с тобой делать?

– Оставить меня в покое! – холодно ответила она. Дэниел взял за узду своего скакуна и пошел рядом, говоря при этом:

– Женщинам не следует гулять одним по Лондону. Разве моя сестра тебе это не объяснила?

– Но я видела на улице множество женщин, гуляющих без сопровождающих, – возразила Диана.

– Это женщины определенного сорта; они ищут себе клиентов, – сказал Дэниел, помрачнев. – Они бедны и не имеют работы.

– Но я тоже одинокая, бедная и безработная!

– И куда же ты направляешься?

– В главную контору страховой компании Ллойда. Я не намерена ждать до старости, пока вы соизволите мне помочь! Ради этого я и приехала в Лондон, а вовсе не для того, чтобы развлекать вас с сестрой, хотя я ее и люблю. И не задерживайте меня, пожалуйста, лучше уйдите! – в сердцах воскликнула Диана.

Однако Дэниел не внял ее просьбе и продолжал идти рядом, ведя в поводу своего скакуна. Люди стали обращать на них внимание.

– К чему устраивать здесь спектакль? – с досадой проворчал Дэниел. – На нас смотрят! Ты в роскошном платье, я – с лошадью в поводу. Согласись, картина довольно нелепая!

– В другой раз я надену свое старое школьное платье, – не оборачиваясь, ответила Диана. – Когда я ходила в нем по Парижу, на меня никто не обращал внимания.

– Если бы ты пришла в таком платье в страховую компанию, с тобой бы там и разговаривать не стали, – усмехнувшись, сказал Дэниел. – Да и сегодня тебя там примут лишь потому, что ты со мной.

Это прозвучало так, словно бы она без него была полным ничтожеством и всём ему обязана.

– Ах вот как! Что ж, посмотрим! – с вызовом воскликнула Диана и стиснула зубы.

Главная контора компании Ллойда, располагавшаяся в здании Королевской биржи, кишела посетителями. Дэниел взял свою растерявшуюся спутницу под руку, чтобы она не потерялась в толпе, и уверенно повел ее вверх по лестнице, говоря на ходу:

– Я представлю тебя господину Томпсону, мы с ним старые знакомые. Держись с достоинством и ничего не бойся.

Диана и не чувствовала никакой робости, она приблизилась к столу секретаря с видом знатной светской дамы и взглянула молодому человеку прямо в глаза. От смущения клерк покраснел и выронил перо. Диана наградила его улыбкой.

Они прошли в кабинет мистера Томпсона, где встретили радушный прием, и Диана изложила суть своей просьбы.

– Я разыскиваю своего родственника Джонатана Албрета, – обворожительно улыбнувшись, промолвила она, ласково глядя на покрасневшую лысину хозяина кабинета. – Он, возможно, пользовался услугами вашей компании лет пятнадцать назад. Нельзя ли поискать какие-то записи о нем в вашем архиве, сэр?

– Разумеется, мы сделаем все, что возможно, – с любезной улыбкой ответил мистер Томпсон, поедая посетительницу масленым взглядом. – Я распоряжусь, чтобы кто-то из моих служащих просмотрел документы, тех лет и отправил вам с посыльным информацию.

– А нельзя ли сделать это сейчас? Я была бы вам за это очень признательна, – сказала Диана, улыбнувшись. – Я веду поиски вот уже несколько месяцев, но, к сожалению, пока безрезультатно.

– Мистер Томпсон очень занятой человек, – вмешался в разговор Дэниел, но хозяин кабинета перебил его, заявив, что при всей своей занятости он все же не оставит расстроенную девушку без внимания. По его приказу клерк стал приносить один за другим толстенные тома архивных документов. Дэниел издал тяжелый вздох.

– Если у мистера Сент-Джона есть какие-то другие важные дела в городе, он может идти, – не оборачиваясь, сказала Диана и вновь ласково улыбнулась мистеру Томпсону. – Я уверена, что мне здесь помогут.

– Да; мой дорогой Сент-Джон, ступайте, если вы торопитесь, – живо подхватил эту мысль хозяин кабинета.

– Нет, я подожду свою кузину здесь, – твердо сказал Дэниел и сел в кресло возле окна, мрачный как туча.

Два часа спустя Диана закрыла последний том и констатировала, что никаких записей, касающихся страхования судов ее отцом в компании Ллойда в течение шести лет до своего загадочного исчезновения, не обнаружено. Весь кураж, охвативший ее в момент прихода в эту компанию, улетучился вместе с надеждой продвинуться в поисках своего родителя.

Заметив печаль на ее милом лице, господин Томпсон сказал:

– Если хотите, мы можем проверить записи и за другие годы.

– Благодарю вас, но в этом нет надобности, – сказала Диана упавшим голосом.

Молодой клерк смотрел на нее так, словно готов был дать ампутировать себе ногу, если это хотя бы немного могло облегчить ее страдания.

– Пошли, Диана, – сказал Дэниел.

Ей стыдно было смотреть ему в глаза, ведь она отняла у него напрасно столько драгоценного времени и вдобавок вела себя в кабинете непозволительно дерзко. Да и лошадь, оставленная им у входа в биржу, наверное, застоялась. Едва сдерживая слезы и внушая себе, что компания Ллойда не единственное лондонское страховое общество, обслуживающее судовладельцев, она с унылым видом спустилась по лестнице и вышла из здания. Пока Дэниел отвязывал своего коня от фонарного столба, ей удалось взглянуть на его лицо.

Оно было суровым, но не раздраженным, хотя глаза его сверкали, словно раскаленные уголья. Дэниел хранил задумчивое молчание, и она была благодарна ему за то, что он избавил ее от насмешливых вопросов, как-то: довольна ли она теперь? угомонится ли хотя бы ненадолго? и вообще, зачем ей потребовалось заставлять трех джентльменов тратить свое время ради ее прихоти?

Чем ближе они подходили к воротам на западной границе лондонского Сити, именуемым Темпл-Бар, тем явственнее становились тревожные перемены в атмосфере города. Люди стали двигаться заметно быстрее. Бедняки спешили к берегу реки, экипажи и одетые в дорогое платье переходы торопились в противоположную сторону. Дэниел остановился и прислушался.

Порыв холодного ветра донес до них глухой гул толпы.

– Очередное шествие, – сказал Дэниел, – кажется, напротив парламента. Что ж, это значит, что сессия уже идет. Надо быстрее убираться отсюда, пока еще не началась заварушка.

Они свернули в безлюдный проулок. Двери лавок и ставни на окнах были заперты, бродячие коты и бездомные псы попрятались в подворотнях, притихли даже крысы на помойках. В воздухе Лондона запахло бедой. Дэниел подвел своего коня к тумбе и велел Диане встать на нее.

– Нам лучше ехать дальше верхом, – пояснил он. – Поедешь у меня за спиной. Не бойся, это не страшно.

– Но мне еще никогда не доводилось этого делать, – робко сказала она, с опаской оглядывая скакуна.

Конь покосился на нее лиловым глазом и заржал.

– Сегодня у тебя особенный день – многих смелых начинаний. Ты обворожила клерков страховой компании, а теперь вот попытайся понравиться моей лошади. Подтяни повыше подол юбки, и я тебя подхвачу.

Он вскочил в седло, наклонился и рывком усадил ее на коня позади себя.

– Обхвати меня руками и держись крепче, чтобы не упасть. Да нет же, не цепляйся за седло, обними меня за талию.

Диана неохотно подчинилась.

– Теперь весь город увидит твои голые ноги, – трогая коня с места, сказал Дэниел. – Это еще один твой отважный поступок. Так ты далеко пойдешь!

Отголоски беспорядков на улицах становились все громче, слышались призывы к убийству и грабежу. Дэниел пришпорил свою лошадь, и она понеслась галопом.

У Дианы перехватило дух от охвативших ее новых ощущений: никогда еще она не прижималась грудью к мужскому телу, тем более сидя верхом на лошади, с оголенными до коленок ногами. Что бы сказала мадам Леблан, если бы увидела свою воспитанницу в столь пикантном положении? Диане стало жарко. Она почувствовала, что готова скакать на коне с Дэниелом хоть на край света, забыв все свои тревоги и заботы. Ей уже не было одиноко и страшно, она чувствовала себя защищенной и почти умиротворенной.

Вскоре она убедилась в верности принятого Дэниелом, решения. На улицах творилось нечто невообразимое, задерживаться хотя бы на миг было чрезвычайно опасно. Толпа бесновалась. Дэниел на всякий случай свернул, в ближайший тихий проулок, крикнув Диане:

– Держись за меня крепче! Похоже, что возле парламента началось побоище. Демонстранты разбушевались, на нас могут напасть. Попытаемся прорваться вскачь.

Крепче обняв его за талию, Диана со страхом наблюдала, как неистовствующая людская масса превращается в обезумевшее звериное стадо. Казалось, что вот-вот в ход пойдут ножи, спрятанные под лохмотьями, полетят булыжники и бутылки, зазвенят стекла в окнах, заполыхают дома. Но Дэниел, бормоча проклятия, лишь крепче сжимал поводья и гнал коня вперед под крики и улюлюканье хулиганов, норовивших преградить им путь.

– Почему они злятся на нас? Чем мы перед ними провинились?

– Они люто ненавидят всех сытых и добротно одетых, потому что сами голодны и бедны как церковные мыши, – ответил Дэниел и пришпорил скакуна.

Однако одному из рассвирепевших дебоширов удалось-таки ухватиться за уздечку, другой оборванец дернул Диану за лодыжку. Она пнула его ногой в небритую физиономию – он отпустил ее щиколотку и, пошатнувшись, рухнул в канаву с нечистотами. Дэниел хлестнул коня плеткой, и тот вынес их на свободное место. Окольным путем они выбрались из беспокойного квартала и, убедившись, что опасность миновала, спешились.

Диана долго не могла успокоиться и отдышаться. До самого дома ни она, ни Дэниел не проронили ни слова. Усталый конь беспокойно храпел, порывы ветра все еще доносили до них отголоски волнения. Темнело. Сырой холодный воздух и далекие раскаты грома предвещали грозу. Диана, зябко поеживаясь, куталась в плащ. Возле дома Дэниел остановился, окинул ее хмурым взглядом и, велев ей ждать его в библиотеке, повел коня в конюшню. Хлынул дождь.

Диану пронзило чувство, что она снова стала школьницей, которую вызывают в кабинет директрисы, чтобы отчитать за какой-то проступок, а может быть, и выпороть.

К счастью, Дэниел не уселся за письменный стол и не стал разглядывать ее, словно скверную девчонку, достойную розог, а по своему обыкновению уставился в окно. После продолжительного молчания он произнес:

– Я понимаю, что сегодня тебе пришлось испытать сразу несколько неприятностей. Крепись, Диана, я тебе сочувствую.

Дэниел старался говорить искренним тоном, однако чуткое ухо Дианы уловило в нем фальшивую ноту.

– Может быть, уже и не стоит разыскивать своих пропавших родственников? – продолжал он вкрадчивым голосом.

Диана вздрогнула и напряглась.

– Ты молода и хороша собой, – говорил он, – тебе нужно строить свое будущее, а не топтаться на месте, скованной узами прошлого. Потерянных лет не вернешь, утраченных возможностей ничем не восполнишь.

– Но еще труднее жить без крепких кровных уз, – возразила Диана. – Я хочу найти своих родственников, узнать историю нашей семьи, выяснить обстоятельства своего рождения. А вдруг найдется какой-нибудь кузен, который меня вспомнит и обрадуется нашей встрече?

Дэниел обернулся и сурово сказал:

– Так или иначе, но впредь не выходи одна из дома.

– А как же наш уговор? Разве мы не условились еще в Париже, что мой образ жизни в Лондоне практически не изменится?

Диана вызывающе подперла бока кулаками.

– Я настаиваю, чтобы тебя кто-то сопровождал во время прогулок по городу, – нахмурив брови, произнес Дэниел.

– Это все? – спросила Диана. – Если да, тогда я пойду.

Капли дождя забарабанили в окно, сверкнула молния, ударил гром, эхо разнесло его гулкие отголоски по всему дому.

– Нет, не все! – зловеще сверкнув глазами, произнес Дэниел. – Похоже, ты быстро овладеваешь искусством подчинять мужчин своей воле. Твое сегодняшнее поведение в страховом обществе вышло за рамки приличия. Ты откровенно кокетничала с господином Томпсоном и его служащими. Мне было стыдно присутствовать при этом, Диана!

– Какая же это дерзость? – передернув плечами, воскликнула она. – По сравнению с откровенным флиртом, который себе позволяют некоторые графини, это всего лишь невинное баловство.

– Не надо сравнивать себя с сорокалетними аристократками!

– Естественно! – фыркнула Диана. – Куда мне до них! Ведь я всего лишь нищая двадцатилетняя сиротка, не имеющая ни пенса за душой. Так что же дурного в том, что я сумела вскружить голову какому-то лысому толстяку из страховой конторы и заставить его отложить все другие дела и порыться в архиве? Кроме как улыбкой, мне было нечем ему отплатить.

– Его вполне мог бы отблагодарить и я, – возразил ей Дэниел.

– Предпочитаю платить за себя сама! – воскликнула Диана. – Скажите-ка мне лучше, месье, наш уговор уже принес вам какие-то плоды? Вы почувствовали результат моего присутствия в вашем доме? Расширился ли круг ваших полезных знакомств? Короче говоря, я хочу знать, оправдываются ли ваши расходы на меня.

– Ну и вопросы ты порой задаешь! – покачав головой, промолвил обескураженный Сент-Джон. – Я не перестаю тебе удивляться.

– Я предпочитаю вас изумлять, а не давать вам повод читать мне нотации. Коль скоро все идет гладко и вы получаете уже некоторые дивиденды, ваши лекции совершенно излишни. Лучше подсчитывайте барыши и дайте мне возможность спокойно заниматься своими личными проблемами.

С этими словами Диана повернулась и вышла из библиотеки, чувствуя, как нарастает в ней ярость. Она еще никогда не испытывала столь сильного желания дать волю скопившейся злости. Взгляд ее случайно упал на две большие китайские вазы, стоявшие по обе стороны от лестницы. В отличие от тех, что украшали ее будуар в Париже, эти вазы были розовато-зеленого цвета и покрыты причудливой росписью.

Диана задумчиво уставилась на цветочный орнамент глазурованного фарфора, призванного демонстрировать утонченный вкус его обладателя, взяла вазу в руки и замерла, проникаясь ощущением слияния с этим безупречным творением неизвестного мастера. Какими неизведанными путями попал этот шедевр древнекитайского гончарного искусства в Англию? Как он очутился в этом доме? И почему принадлежит мужчине, который в определенном смысле владеет и ею самой?

Она разжала руки – и бесценное изделие разбилось вдребезги, упав на мраморный пол.

Эхо разнесло звон череп ков по длинному коридору, двери комнат распахнулись, выбежали слуги и замерли в ужасе. Из библиотеки вышел Дэниел, привлеченный странным шумом.

Диана застыла в грациозной позе, переполняемая головокружительным восторгом от содеянного.

Дэниел с недоумением взглянул на осколки шедевра и промолвил:

– Это ведь Мин!

– Вы так любите свои безделицы, что даете им ласковые прозвища? – насмешливо поинтересовалась Диана.

Потрясенные такой дерзостью, служанки и лакеи пораскрывали рты.

– Это имя императора, в эпоху правления которого была создана эта прекрасная ваза! Ей, по меньшей мере, триста лет! В паре она была бесценна!

– Что ж, вторую я расколочу в другой раз. Вы же сами посоветовали мне бить по одной вазе ежедневно, если мне этого захочется, – невозмутимо сказала Диана.

– Тогда, в Париже, я имел в виду совсем другие вазы, те, что стояли в твоей спальне, – сухо заметил Дэниэл.

– А какая разница? Мне все равно что разбивать!

– Вот именно, – с мученическим лицом простонал Дэниел. – Но главное, что ты наконец-то решилась это сделать. То ли еще будет! – Он махнул рукой и уныло поплелся обратно в библиотеку.

Победно взглянув на притихших слуг, Диана с гордым видом стала подниматься по ступенькам.

Глава 12

– Господа еще не освободились, миледи, – сообщил им в окошко кареты лакей. – Осмелюсь предположить, что они будут заняты еще час. – Он отвесил дамам поклон и ушел.

– Надеюсь, что вы не против того, чтобы немного их подождать? – с виноватым видом спросила Пенелопа.

– Разумеется, нет! – поспешила заверить ее Диана, смущенная предупредительностью и вежливостью графини, обращавшейся с ней, сомнительной кузиной судовладельца, как со знатной аристократкой. – Вот только я еще никогда не бывала в таком изысканном английском обществе.

Они направлялись в Эссекс для участия в торжествах в доме леди Пеннелл и по дороге заехали в Хэмпстед за братом Пенелопы Верджилом. На прием был приглашен и бывший супруг Пенелопы граф Гласбери, поэтому она предусмотрительно заручилась поддержкой двух своих братьев – старший из них, виконт Леклер, обещал подъехать несколько позже.

– Если желаете, мы можем войти внутрь и взглянуть на поединки, – сказала Пенелопа. – Этот спортивный клуб принадлежит шевалье Луи Корбе, снискавшему славу лучшего фехтовальщика Англии. Бытует мнение, что своих учеников он обучает искусству побеждать как в бою, так и на дуэли.

– Вы меня заинтриговали! – воскликнула Диана. – Но разве дам допускают в подобные заведения? Я слышала, что в лондонский фехтовальный клуб «Анджело» вход женщинам категорически запрещен.

– Для нас здесь сделают исключение, – с лукавой улыбкой сказала Пенелопа. – Уйдя от мужа, вскоре я убедилась, что вряд ли сумею чем-то еще шокировать высшее общество.

Диана успела заметить, что графиня регулярно испытывает терпение высшего света. Но делала она это весьма самобытно: не обзаводилась множеством любовников, как поступили бы на ее месте другие свободные дамы, а заводила знакомство с людьми из низших сословий. Жанетта предсказывала, что скоро чаша терпения знатных аристократов переполнится, и двери их домов для сумасбродной отщепенки навсегда закроются.

Пенелопа вышла из кареты и, толкнув дверь, сделала Диане знак следовать за ней. Они на цыпочках прокрались по коридору к двери зала и, приоткрыв ее, припали глазом к щелке, как шаловливые дети, подглядывающие за взрослыми на балу. Их взорам предстали три пары фехтовальщиков, оттачивающих свое боевое мастерство. Это было завораживающее зрелище. У Дианы перехватило дух. Пенелопа прошептала:

– Они страшно рискуют, фехтуя без защитных фуфаек. Одно неловкое движение – и прольется кровь.

Об этом Диана как-то не успела подумать, она была слишком потрясена видом шестерых мускулистых мужчин, обнаженных выше пояса. Голое мужское тело она видела впервые в жизни. Во рту у нее пересохло, в груди вспыхнул огонь.

– Оказывается, ваш кузен тоже здесь, – сказала графиня. – Он фехтует с шевалье Корбе, владельцем клуба. Пожалуй, эти двое превосходят всех остальных в этом искусстве. Мой брат предпочитает действовать более осторожно и продуманно, ему недостает смелости и фантазии.

Диане сейчас было не до всех этих тонкостей, она поедала глазами Дэниела, который держался хладнокровно и уверенно, отражая атаки седоволосого тренера. Красота его тела потрясла Диану, – прекрасно сложенное, оно походило на скульптурное изваяние. Любая принятая им в поединке поза, всякое его движение таили в себе смертельную угрозу для противника, недюжинную силу и грациозность кровожадного хищника.

Вид его мощного торса, блестящего от испарины, стройных бедер и сильных ног настолько поразил Диану, что она покраснела и даже слегка вспотела, как тогда в его карете, в пылу поцелуев и ласк. Ей вдруг захотелось пощупать его волосатую грудь, погладить ладонью живот, дотронуться пальчиком до пупка...

Полет ее фантазии бесцеремонно прервал заметивший дам Верджил Дюклерк. Он гаркнул, перекрывая голосом звон стальных клинков:

– Привет, Пенелопа! Какими судьбами?

Дамы распрямились и отпрянули от щели. Бои тотчас же прекратились, Верджил и другие мужчины побежали в угол зала надевать сорочки. Исключением стал один только Сент-Джон. Опустив рапиру, он обжег Диану сатанинским взглядом и ухмыльнулся.

Она словно бы вросла в пол, раскрыв рот. Из оцепенения ее вывел сердитый голос Верджила, который первым подошел к Пенелопе и спросил:

– Не слишком ли много ты себе позволяешь?

Сорочка, накинутая впопыхах на плечи, лишь частично прикрывала его наготу.

– Откуда же мне было знать, что вы здесь фехтуете почти нагишом? – не моргнув глазом парировала она.

– Это случается довольно редко, лишь когда мы отрабатываем приемы защиты. Нагота помогает нам помнить о своей уязвимости. Послушай, Пенелопа, и ты еще вынуждаешь меня оправдываться? Какое бесстыдство! Да какого дьявола вы вообще сюда заявились? Женщинам здесь не место. Это чисто мужское заведение. Разве тебе это не известно?

– Нам захотелось хотя бы одним глазком посмотреть, как вы тренируетесь, – поспешила оправдаться графиня. – Слава Богу, что у вас был обнажен только торс, иначе...

– Прекрати, Пенелопа! Ты совсем потеряла стыд! Тебе следовало немедленно повернуться и уйти, а не пялиться на голых джентльменов. Я уже не говорю о том, что ты скверно влияешь на мисс Албрет... – Он задохнулся от возмущения и умолк.

Дамы переглянулись.

К Верджилу подошел другой фехтовальщик, уже переодевшийся в цивильное платье, – симпатичный шатен с обворожительной улыбкой. Диана окончательно смутилась, Пенелопа взяла ее под руку и увела из здания, сказав раздосадованному Верджилу, что они подождут его в карете.

– Иногда он становится чересчур щепетильным. Обидчивость была ему свойственна и в детстве, но с годами она усугубилась. Даже не знаю, откуда взялась у него эта черта характера. В нашей семье других ворчунов не было. Он, конечно, руководствуется благими намерениями, однако порой его чопорность утомляет, – сказала она, когда они вышли наружу.

– Я тоже заметила, что Верджил сильно изменился с момента нашей последней встречи, – сказала Диана. – Но все-таки подглядывать за полуголыми джентльменами дурно.

Их догнал симпатичный улыбчивый шатен, Пенелопа обняла его, чмокнула в щеку и представила Диане:

– Познакомься, пожалуйста, с моим младшим братом Данте. Ему всего лишь восемнадцать, однако он уже умудрился впутаться во множество скандальных историй. Как ты здесь очутился, братец? Неужели приехал, чтобы поддержать свою сестренку? Как твои успехи в учебе?

– Я с радостью тебя поддержу, дорогая Пенелопа, но боюсь, что сперва я тебя огорчу: меня временно исключили из университета, – ответил симпатичный юноша, то и дело с интересом поглядывая на Диану.

– Как? Опять? Что же ты натворил на этот раз? – всплеснув руками, воскликнула Пенелопа.

– Ничего особенного, мы с приятелями немного пошалили, – пожав плечами, ответил Данте.

– Похоже, нам с тобой нужно серьезно поговорить с глазу на глаз, – суровым тоном сказала Пенелопа. – Извини, Диана, с этим несносным мальчишкой вечно хлопот не оберешься.

– Не стану вам мешать, – сказала Диана. – Пойду погуляю по парку, здесь такая благодать!

Она улыбнулась обаятельному юноше и направилась к тенистой буковой аллее, благостная тишина которой сулила покой и умиротворение. Погруженная в размышления о превратностях своей судьбы, она и не заметила, как очутилась в безлюдной глуши. Бывать одной в такой местности ей прежде не доводилось. Интернат в Руане находился неподалеку от жилых кварталов города, в Париже парки, в которых она прогуливалась, были ухоженными и многолюдными. Усадьба, в которой она теперь оказалась по воле случая, был весьма обширной и запущенной.

Тем не менее, никакого страха перед природой Диана не почувствовала, напротив, у нее возникло ощущение, что она попала в знакомую местность. Возможно, отчасти это объяснялось окружающей тишиной и безлюдьем, столь привычными ее сердцу.

Внезапно тишину разорвали ружейные выстрелы. По-видимому, неподалеку кто-то охотился. Диана предусмотрительно свернула на другую тропинку и вскоре увидела впереди просвет. Она сделала еще несколько шагов и обнаружила на поляне маленький домик.

Сердце Дианы тревожно екнуло, ком подкатил у нее к горлу – столь явственно вдруг вспомнилось ей, что она уже видела такую же картину прежде. И этот домик, и ветви деревьев, нависших над ним, были ей знакомы. Она, пожалуй, могла бы описать эту избушку более подробно, даже не обойдя вокруг нее. Диана потерла пальцами виски: может быть, ей просто напекло голову? Или виной всех этих странных ощущений стали впечатления, полученные ею в коридоре перед спортивным залом? Она встряхнула головой и, рассмеявшись, подошла к домику поближе.

Заброшенный и старый на первый взгляд, он в действительности не был необитаемым. Дверь отворилась, и на крыльцо вышел старик с большой седой бородой и одетый бедно, однако опрятно. Увидев Диану, он спросил:

– Неужели шевалье стал давать уроки фехтования дамам?

– Нет, я всего лишь его гостья, – сказала Диана, – и не собираюсь учиться драться на шпагах.

– Вы француженка? – уловив легкий акцент, спросил старик.

Диана приблизилась к нему, снова почувствовав странное волнение, и в свою очередь спросила:

– А кто вы?

Он с удивлением посмотрел на нее и рассмеялся.

– Я Джордж, здешний сторож. Я жил здесь еще до того, как шевалье Корбе купил эту усадьбу, вернее, выиграл ее в карты. Бывший владелец был таким же вертопрахом, как и те молодые бездельники, которые приезжают сюда размахивать без толку рапирами и саблями. Они тоже, как я подозреваю, проматывают свое состояние на красоток, вино и азартные игры. Но позвольте и мне удовлетворить свое любопытство, мадам. Кто вы?

Разочарованная услышанным, Диана, сама того не желая, сказала:

– Никто!

Ей вдруг снова стало одиноко и грустно. Она тяжело вздохнула, повернулась и собралась уже было уйти, как вдруг Джордж спросил:

– А вы сумеете найти обратную дорогу? Здесь ведь легко заблудиться.

Диана замерла, сообразив, что действительно брела по тропинкам, не запоминая их.

– Слава Богу, что вы встретили меня, – сказал старик, заметив растерянность на ее лице. – Ступайте вон по той дорожке, что справа от нас, она приведет вас к самому дому. Только не пересекайте луг, на нем господа бездельники практикуются в стрельбе из пистолетов.

– Я думала, что там кто-то охотится, – смущенно промолвила Диана.

– Теперь ни птицы, ни зверя здесь уже не стало, – сокрушенно покачав головой, сказал бородач. – Город подбирается к имению все ближе и ближе. Вот раньше, в пору моей молодости, в этих местах для охотников было настоящее раздолье.

– Я, пожалуй, пойду, спасибо за совет, – сказала Диана и пошла по указанной ей тропинке. Когда она вывела ее к просторному лугу, странное чувство, что данная местность ей знакома, совершенно исчезло. Следуя указаниям старика, Диана продолжала идти вперед по тропинке вдоль луга, любуясь ранними цветами и размышляя о том, повстречается ли ей хозяин усадьбы и пригласит ли он ее снова посетить эти волшебные места. Она бы с радостью побегала босиком по травке, насобирала бы на лугу цветов и сплела бы из них венок.

Внезапно тишину разорвал сухой щелчок, что-то просвистело возле самого ее уха и глухо ударилось в ствол дерева. Диана вскрикнула и, присев на корточки, замерла, обхватив голову руками. Кто-то стрелял в нее из пистолета! По спине у Дианы поползли мурашки. Подобный шок она уже испытывала раньше, возле входа в оперный театр, когда на нее напал сумасшедший оборванец с ножом в руке.

На другой стороне луга из кустов появился человек. Увидев Диану, он подбежал к ней и взволнованно спросил:

– Вы не ранены? Вас не зацепила пуля?

Диана покачала головой, не в силах промолвить ни слова.

– Слава Богу! – со вздохом сказал незнакомец. – Я целил в зайца, но промахнулся. Здесь обычно никто не прогуливается, и когда я услышал ваш крик, то страшно перепугался. Позвольте мне проводить вас до особняка! Кстати, меня зовут Эндрю Тиндал, я никогда не прощу себе такую оплошность.

Диана присмотрелась к нему повнимательнее. Светловолосый и высокий, этот мужчина вызывал к себе доверие честным выражением лица и прямым взглядом. Он явно был джентльменом. У нее отлегло от сердца. Она сказала:

– Благодарю вас, я буду вам очень признательна. По правде говоря, я не на шутку перепугалась.

Мистер Тиндал понимающе кивнул, и они молча побрели по тропинке. Диана взглянула на него из-под опущенных ресниц и пришла к выводу, что ему уже под пятьдесят, но он чудесно сохранился. В молодости он был, очевидно, очень хорош собой, да и теперь выглядел импозантно в своем модном сюртуке и с коротко подстриженными волосами. Мощный квадратный подбородок и пронзительно-голубые глаза делали его похожим на спартанца, сохранившего прежнюю закалку и уверенность в себе. Несомненно, прекрасные дамы всегда были к нему благосклонны.

Мужчин его возраста Диана повидала после окончания школы уже немало. Кое-кто из них пытался не замечать течения времени и притворялся молодым, отчего выглядел смешно и нелепо. Другим, отчаявшимся сдержать натиск надвигающейся старости, на вид вполне можно было и в их пятьдесят дать все шестьдесят лет. Эндрю Тиндал удачно придерживался золотой середины, не стеснялся своей зрелости, но и не ставил на себе крест, о чем свидетельствовали как его здоровый вид, так и манера щеголевато одеваться.

Он улыбнулся Диане, поймав на себе ее пытливый взгляд, и сказал внушающим доверие тоном:

– Коль скоро случилось так, что я чуть не убил вас, могу ли я узнать ваше имя?

– Диана Албрет, – ответила она, стараясь говорить без французского акцента, но обмануть Эндрю ей не удалось.

– Так вы француженка? – Он удивленно вскинул брови.

– Нет, англичанка. Но выросла во Франции.

– Вероятно, туда вас забросила злодейка-судьба в трудные военные годы.

Он сочувственно нахмурился, чем еще больше расположил ее к себе. Диане захотелось все ему рассказать, объяснить этому добропорядочному, солидному джентльмену, как важно для нее найти свои корни в Англии. Может быть, подумалось ей, он заинтересуется ее историей и хоть чем-то ей поможет в отличие от Дэниела.

– Нынешний владелец имения ваш родственник? – спросила она.

– Нет, я беру у него уроки фехтования; – сказал Эндрю. – А как вы оказались в его владениях? Приехали с кем-то из его знакомых?

– Да, вместе с леди Гласбери.

– Ах вот оно как! Кажется, я видел вас с ней на приеме у леди Старбридж на прошлой неделе. Графиня дружна с шевалье?

– Не думаю. Мы заехали за ее братом.

– Вы имеете в виду Верджила Дюклерка? Он член Хэмпстедского общества дуэлянтов. Большой оригинал, однако! Мнит себя корсаром, регулярно практикуется в фехтовании. Кто же станет драться на дуэли в наш просвещенный век! Это же варварский пережиток. Я – другое дело, для меня главное в поединке – его спортивная сторона. К вашему сведению, рапире и шпаге я предпочитаю саблю – оружие времен моей славной молодости. Люблю, знаете ли, иногда тряхнуть стариной!

Эндрю жизнерадостно и заразительно рассмеялся; отчего помолодел еще на несколько лет.

Диана улыбнулась.

– Какой славный сегодня выдался день! Как приятно погулять по лугу! – сказал ее спутник. – Почему бы нам не спрямить путь через лесок? Там есть ручеек, вдоль которого цветут крокусы. – Он ласково, совсем по-отечески взглянул Диане в глаза.

– А там не будут стрелять? – на всякий случай спросила она, готовая забыть совет старика Джорджа ни в коем случае не сворачивать с указанной им дороги.

– Со мной вам нечего бояться, – заверил он ее. – Мы будем идти на безопасном расстоянии от стрельбища.

Диане стало спокойно после таких слов человека, годящегося по возрасту ей в отцы и разговаривающего с ней так, словно бы она его племянница или дочь. Не тревожило ее даже то, что он чуть было не застрелил ее ненароком. Главное, что, находясь рядом с ним, она не испытывала ни головокружения, ни недостатка воздуха. Мило улыбнувшись Эндрю Тиндалу, Диана со спокойным сердцем пошла с ним через луг в лесок, где в сыром овражке журчит ручеек и цветут крокусы, а вокруг ни души...


– Приношу вам свои искренние извинения за мою сестру, Сент-Джон, – взволнованно промолвил Верджил. – С тех пор как она стала жить отдельно, с ней происходят невообразимые истории. Свобода определенно пошла ей не на пользу.

Дэниел улыбнулся: чудачество отмечалось не только за одной Пенелопой в семействе Дюклерков, сам Верджил тоже прослыл большим оригиналом по части нелепых поступков.

– Сама она замужняя дама, так что ее присутствие в зале, где находились полуобнаженные мужчины, никого особенно и не шокировало, – говорил он, подвязывая галстук перед зеркалом в раздевалке. – Но с ней рядом находилась ваша невинная кузина. Я непременно напомню сестре о ее моральном долге перед вами. Коль скоро она взялась опекать это неискушенное создание, пусть оберегает ее целомудрие и репутацию.

– Не надо делать из мухи слона, мой дорогой друг, – снисходительно произнес Дэниел. – Я уверен, что все это не более чем недоразумение. Знай ваша сестра, в каком мы там виде, она бы ни за что не заглянула в зал.

– Вы чрезвычайно великодушны, – сказал с облегченным вздохом Верджил. – У меня словно камень упал с сердца. Приятно иметь дело с человеком, разделяющим твои нравственные воззрения. – Он взглянул на себя в зеркало и приосанился.

Дэниел кивнул и отвел взгляд, опасаясь выдать охватившую его неловкость. Если шалость леди Гласбери еще можно было простить, то его собственное поведение заслуживало строгого порицания.

Он заметил подглядывающих в щелку женщин задолго до того, как на них обратил внимание Верджил, в тот момент, когда повернулся лицом к двери, отражая стремительную атаку Луи. Он отчетливо видел особенное выражение лица Дианы, поедавшей его глазами. Она оценивала его не столько как бойца, сколько как самца, и это доставило ему величайшее удовольствие. Он распустил перед ней хвост, словно павлин перед своей пернатой подругой во время любовного танца. И теперь ему было стыдно за свой глупый поступок.

Они вышли во двор, где их ожидал экипаж графини, и обнаружили, что Дианы в нем нет. Сестра Верджила сообщила им, что она пошла прогуляться и пока не вернулась.

Встревоженный ее долгим отсутствием, Дэниел бросился на ее поиски. Верджил и Данте вызвались ему помочь. Дэниел отправил братьев осматривать луг, а сам пошел на стрельбище. Обходя дом, он увидел привязанную к столбу лошадь Эндрю Тиндала и пришел в еще большее волнение. Отголосков пистолетных выстрелов со стороны стрельбища не доносилось, но интуиция подсказывала ему, что идти следует именно в этом направлении. Дэниел прибавил шагу.

Звонкий смех Дианы, который он услышал издали, немного успокоил его. Стараясь не наступить на сухую ветку, он подкрался к овражку, в котором весело журчал ручеек, и замер. Диана сидела на пеньке с охапкой крокусов на коленях, а стоявший перед ней мужчина протягивал ей новый цветок. Знай Диана, какой опасности подвергается, уединившись в лесу с Эндрю Тиндалом, она бы предпочла пасть от шальной пули.

Но бедняжка ни о чем не догадывалась, а потому улыбалась, беря у злодея цветок. Ведь честные глаза Тиндала наверняка внушали ей безграничное доверие, а сам он казался ей воплощением порядочности и доброты.

Если бы она видела ту ярость в его взгляде, которую увидел Дэниел во время его тренировочного боя с Луи, то не вела бы себя с ним столь беззаботно. От внимания Дэниела не укрылось и вожделение, отобразившееся на его лице при виде Дианы на балу у леди Старбридж. Вот почему теперь, застав их наедине, Дэниел напрягся и весь обратился в слух и зрение.

Тиндал присел на пень рядом с Дианой и дал ей еще один цветочек. Она стала с умилением его рассматривать, он же что-то говорил ей тихим голосом, косясь на ее бюст. Неужели этот мерзавец осмелится осуществить свои гнусные намерения прямо здесь, на краю овражка? Дэниелу не верилось, что с возрастом этот закоренелый сластолюбец окончательно обнаглел и потерял осторожность. Но ведь не случайно же в народе говорят: «Седина в бороду, бес в ребро!»

Дэниел приготовился выйти из своего укрытия и вмещаться.

Цветок выпал из руки Тиндала и поплыл, уносимый водой.

– Какой вы неловкий! – воскликнула Диана и звонко расхохоталась. – Теперь ловите его! Или вы боитесь замочить штаны?

– Нельзя быть такой жадной! – сказал ей в ответ Эндрю. – Разве вам мало тех крокусов, что вы уже нарвали? Чем плох, к примеру, вот этот? – И он протянул руку к цветам, лежавшим у нее на коленях.

Затаив дыхание, Дэниел пристально следил, как меняется выражение его лица, как вспыхивают у него от похоти глаза и хищно раздуваются ноздри. Смотреть на это спокойно было невозможно, Дэниела подмывало выскочить из укрытия и, кинувшись на этого негодяя, задушить его или забить до смерти руками и ногами, а потом столкнуть его в воду и утопить. Это дикарское желание было настолько сильным, что Дэниел с трудом сдерживал его, внушая себе, что нельзя поддаваться слепому порыву, надо набраться терпения и ждать, чтобы не погубить свой давно вынашиваемый план отмщения.

Удача сама шла к нему в руки. Он предполагал, что ему потребуется ждать этого счастливого случая несколько недель, а то и месяцев. Но судьба распорядилась иначе, Дэниел чувствовал, что не пройдет и пяти минут, как все будет кончено.

Между тем Тиндал закончил свой рассказ о лепестках, пестике и тычинке, плотоядно улыбнулся и засунул стебелек крокуса Диане в завиток за ухом. Она с опаской покосилась на него, однако вновь успокоилась, едва лишь взглянув ему в ясные глаза. Откуда же ей было знать, что им нельзя доверять, что под маской благодушия скрывается жуткий зверь, нападающий на свою жертву внезапно, без предупреждения.

Воображение нарисовало Дэниелу возможное развитие этой призрачной идиллии: неожиданное грубое нападение насильника на Диану, ее пронзительный крик и тщетные попытки оттолкнуть распалившегося крепкого мужчину, злорадство и страсть на искаженном лице Эндрю и, наконец, ужас и страх перед неминуемой расплатой в его глазах за мгновение до своей смерти.

Кровь вскипела в жилах Дэниела, в голове у него помутилось, пальцы сжались в кулаки, а по спине побежали мурашки. Такое случалось с ним всякий раз, когда он вспоминал причину своей давней ненависти к этому оборотню. Терпение его стремительно таяло.

Между тем Диана грациозно наклонилась, чтобы сорвать еще один приглянувшийся ей цветок. Тиндал не преминул воспользоваться этим, чтобы скользнуть по ней далеко не отеческим взглядом. Терпение Дэниела иссякло. Он решил, что Диана сполна испила чашу страданий, поэтому впутывать ее в свою затею не надо. Лучше придумать какое-то новое решение.

Глава 13

Дэниел вздохнул с облегчением и вышел из-за кустов. Звук его шагов испугал Диану, склонившуюся к пурпурному цветку. Она вздрогнула, обернулась и распрямилась, устыдившись вдруг того, что стоит к Дэниелу спиной. Он возник совершенно внезапно, словно черт из-под земли, и это странное обстоятельство его появления в лесу воскресило в ее памяти прозвище, которым она его наделила в юности – Дьявол во плоти. Сердце затрепетало у нее в груди, а в душе возникло тревожное предчувствие. На мгновение ей почудилось, что в лесу потемнело, притихли птички и умолк звонкоголосый ручеек. Воздух словно сгустился, и ей вдруг стало душно.

Дэниел дружелюбно улыбнулся и стал приближаться к ней. И хотя взгляд его светился добротой и безмятежностью, Диана почувствовала исходившую от него затаенную угрозу.

– Так вот вы где! – воскликнул он. – А мы уж было подумали, что вы потерялись. Графиня с нетерпением ждет вас! Пора возвращаться!

Тиндал оправился от оторопи, встал с пенька и сказал:

– Каюсь, это я задержал вашу кузину здесь, уговорив ее полюбоваться крокусами. Ведь они скоро отцветут... – Он вздохнул.

– На самом деле я просто заблудилась, – вмешалась Диана. – И мистер Тиндал вызвался проводить меня до замка. Но крокусы так очаровали меня, что я не утерпела и начала их собирать, хотела подарить букетик Пенелопе.

– Мисс Албрет великодушно умолчала об одной моей непростительной оплошности, – добавил Эндрю. – Но я полагаю необходимым признаться, что познакомился с вашей кузиной именно благодаря своей рассеянности. Дело в том, что я чуть было, не ранил ее, практикуясь в стрельбе из пистолета. Меня напугал заяц, выскочивший из зарослей, и я случайно выстрелил, плохо прицелившись. Потом я услышал женский крик и поспешил проверить, не случилось ли беды. Слава Богу, ваша кузина отделалась испугом. Я подумал, что ей необходимо расслабиться и успокоиться, и привел ее в этот волшебный уголок природы. Не правда ли, Сент-Джон, здесь очень мило?

Ошеломленный таким бесстыдным лицемерием, Дэниел даже не сразу сумел ему ответить.

– Благодарю вас за любезную заботу о моей кузине, – промолвил он осевшим голосом. – Но в случившемся есть и толика моей вины. Мне следовало предупредить ее относительно опасностей, подстерегающих беспечных юных девиц в местном лесу. Ведь она и не подозревала, что здесь летают не только шмели и пчелки, но и шальные пули из пистолетов неумелых стрелков. Еще раз выражаю вам свою признательность, мистер Тиндал. – Он поклонился Эндрю и встал рядом с Дианой, давая понять, что более не задерживает собеседника, покрасневшего от злости до корней волос.

Молча проглотив горькую пилюлю, завуалированную вежливой тирадой, Тиндал кивнул Диане на прощание и неспешно удалился. Проводив его ненавидящим взглядом, Дэниел прошипел:

– Никогда больше не общайся с этим человеком. Ясно?

– Отчего же? – Диана удивленно вскинула брови. – Он показался мне славным джентльменом, искренне расстроенным своим непроизвольным выстрелом в мою сторону. Я бы тоже до смерти перепугалась, если бы на меня выскочил из кустов заяц. Я совершенно не сержусь на него и не вижу причин для того, чтобы впредь избегать его.

Это прозвучало как дерзкий вызов. Лицо Дэниела исказилось гримасой негодования, он вскричал:

– Надо быть слишком наивной, чтобы поверить его басням! Тиндал не испугается даже медведя и не промахнется в бегущего зайца. Он умышленно выстрелил поверх твоей головы, чтобы заручиться поводом для знакомства с тобой. Вероятно, он увидел тебя на опушке и решил воспользоваться ситуацией. Я знаю эту местность как свои пять пальцев и уверен, что именно так все и было. Впредь прошу тебя быть более осмотрительной.

– Что за вздор! – воскликнула Диана, изрядно уставшая от постоянных нравоучений, произносимых раздраженным и высокомерным тоном. В конце концов, какое право он имел разговаривать с ней так, словно бы доводился ей старшим братом? И с какой стати он ополчился на мистера Тиндала, позволил себе колкие намеки в его адрес? Бедняга и без того был огорчен этим нелепым происшествием на лугу, неподалеку от которого он упражнялся в стрельбе из пистолета. – Что за несусветная чушь? И что за недопустимый тон! Вам не помешало бы поучиться у мистера Тиндала хорошим манерам, Сент-Джон. И с какой стати ему искать встречи со мной, если он мне в отцы годится?

– Святая наивность! – Дэниел всплеснул руками. – Неужели ты искренне полагаешь, что возраст мужчины может послужить препятствием, когда дело касается амурных интриг?

– Возможно, я в чем-то заблуждаюсь, но в отношении меня мистер Тиндал вел себя безупречно, и мне понравилось быть в его обществе. По-моему, мы с ним вполне могли бы стать друзьями.

– Он вряд ли удовлетворится дружбой, уверяю тебя!

Диана истерически расхохоталась:

– То же самое мне говорила мадам Леблан о вас, едва ли не слово в слово!

– Так она была права, разрази меня гром! – в сердцах вскричал Дэниел и приблизился вплотную.

Она бесстрашно вскинула подбородок и взглянула ему в глаза.

В них сверкнули холодные стальные искры, подобные тем, которые она заметила в день их приезда в Париж из Руана, когда он вдребезги разбил китайскую вазу. Этот же недобрый блеск возник в них и позже, в гостиной кокотки Марго, куда он вломился без приглашения. Да уж не ревность ли это? Пронзенная невероятной догадкой, Диана покраснела и пришла в ярость.

– Так вы намеренно отваживаете меня от людей? – дрожащим от негодования голосом спросила она. – И не отходите от меня ни на шаг во время балов и торжеств, чтобы все знали, что я бедная сирота, с которой им не стоит общаться?

– Нет! – возразил Дэниел. – Я намекаю, что они будут иметь дело со мной, если чем-то тебя обидят!

– И, тем не менее, рассчитываете, что всерьез меня все равно никто не воспримет, поскольку я бесприданница.

Он промолчал, чем подтвердил справедливость ее упрека.

Обида и горечь захлестнули Диану.

– Но вы не учли, Сент-Джон, что я уже не наивная провинциалка, вы сами испортили меня роскошью, балами и дорогими платьями. Я стала вашей куклой, однако не намерена просидеть свои лучшие годы на полке. Что ждет меня, когда представление закончится? Да меня не возьмут даже гувернанткой! Ведь ни для кого в Лондоне уже не секрет, что меня принимают у себя графини и герцогини. А коль скоро вход в высшее общество в недалеком будущем окажется для меня закрытым, я, пожалуй, заранее поищу другой выход.

– Как прикажешь это понимать? – с подозрением посмотрев на нее, спросил Дэниел.

– Атак, что я намерена проведать свою подружку Марго, недавно вернувшуюся вместе с мистером Джонсоном из Парижа в Лондон. – С этими словами Диана повернулась и пошла прочь, но Дэниел догнал ее и бесцеремонно схватил за руку.

– Черта с два! – воскликнул он и рывком привлек ее к себе.

Ошеломленная столь бурным натиском, она не смогла сопротивляться. Тепло его тела проникло во все ее клеточки, и негодование сменилось иными чувствами, далекими от неприязненных. Ее сердце просило нежности и ласки, душа, наполненная тоской и пустотой, жаждала любви и заботы, слабая плоть требовала мужских объятий, измученный рассудок – забвения и розовых грез.

– Ты должна сторониться Тиндала, – внушал ей Дэниел вкрадчивым голосом, уже не настаивая, а как бы предупреждая ее об опасности необдуманных шагов.

– Но ведь у него нет в отношении меня дурных намерений, – робко возражала она. – Он джентльмен, у него такой честный взгляд! Он так искренне сокрушался из-за того нелепого случая, так увлекательно рассказывал мне о цветах, что я прониклась к нему искренней симпатией.

– Именно так и заманивают простушек в свои сети ловеласы, – сказал Дэниел и, наклонившись, поцеловал ее в пухлые алые губы, подтвердив этим справедливость своих слов.

Диана окончательно сомлела, и он стал целовать ее все жарче и настойчивее, просовывая язык ей в рот, согревая дыханием ее шею, плотнее прижимаясь к ней мужским естеством. Ей стало сладостно тревожно и захотелось ощущать эти ласки снова и снова вопреки призывам рассудка помнить о том, к чему это приведет. Ей было приятно чувствовать себя желанной, знать, что хотя бы кому-то она нужна и дорога, изучать реакцию собственного тела на прикосновения к ее нежной коже губ и пальцев мужчины.

Совершенно расслабившись, Диана забыла, где они находятся, и более не испытывала смутной тревоги. Ненавистная пустота в груди сменилась ощущением беспричинной, безмерной радости, пусть и эфемерной, но давно желанной.

Рука Дэниела проскользнула под ее плащ, его поцелуи обжигали ей шею, заставляя сердце стучать быстрее и громче. Когда же его пальцы коснулись ее грудей, она ахнула и поняла, что пропала.

– Ты не должна водить знакомство ни с ним, ни с ему подобными вертопрахами, – внушал ей Дэниел, теребя пальцами сосок, внезапно отвердевший.

Пронизанная неописуемым блаженством, Диана была не в силах промолвить в ответ ни слова. Он целовал ее снова и снова, доводя до умопомрачения, и вот наконец она страстно ответила на его поцелуй и непроизвольно прижалась к нему всем своим горячим трепещущим естеством.

Дэниел осмелел и начал возбуждать ее так настойчиво и бесцеремонно, что с ее губ стали срываться стоны. Его руки проникали в ее самые сокровенные местечки, повергая ее в шок и трепет. Без его внимания не остались ни ее вздымающиеся груди, ни напрягшийся живот, низ которого все явственнее наливался тревожной тяжестью, ни бедра, непроизвольно пришедшие в движение.

Внезапно кто-то окликнул Дэниела по имени. Диана вздрогнула, услышав это, но он слишком увлекся амурной игрой, чтобы насторожиться. Тогда она извернулась и выскользнула из его объятий, пока не стало слишком поздно. Дэниел поднял голову и оцепенел, узнав голос Верджила, доносившийся со стороны тропинки.

Диана оттолкнула его и отпрянула, стыдливо пролепетав:

– Но вы же клялись мне в Париже, что это никогда не повторится...

На поляне появился Верджил. Он с удивлением посмотрел сначала на Диану, затем на Дэниела, но промолчал.

– Мы здесь собирали крокусы, – пролепетала Диана и показала ему букетик.

– Да, мне уже сказал об этом Тиндал, повстречавшийся по дороге, – сказал Верджил, опустив глаза. – Пенелопа просила нас поторопиться с отъездом, она хочет приехать на бал раньше, чем граф.

– Разумеется, мы не станем нарушать ее планы, – осевшим голосом произнес Дэниел и выразительно посмотрел на Диану.

Она горделиво вскинула подбородок и, подойдя к Верджилу, взяла его под руку. Дэниел уныло поплелся следом, меланхолично нюхая цветок и жуя лепестки.


– Он очень осторожен, – сказал Адриан, морщась от гнилостных испарений сточных канав, ароматов кожевенных складов, запаха гари и прочих миазмов, отравляющих воздух бедных кварталов на южном берегу Темзы. – Если бы я не знал, что он замышляет, я бы, вероятно, не придал этому происшествию никакого значения.

Дэниел слушал его, рассеянно оглядывая ветхие домишки тихого переулка на окраине Саутуорка, и непроизвольно сравнивал их с роскошными домами аристократов и промышленников в центральной и западной частях Лондона.

– Он хотел арендовать помещение именно здесь, подальше от суеты Сити и любопытных журналистов. Естественно, местные жители не говорят по-французски, Дюпре же не знает английского. Так что без моей помощи ему было никак не обойтись, – говорил Адриан, обходя большую лужу. – Еще он велел мне сделать чертежи, по которым будут изготовлены цилиндры. Нужные для опытов химические реактивы Гюстав, очевидно, смог раздобыть сам, так как относительно их он со мной не разговаривал.

– Хорошо, что старик тебя заметил, – сказал Дэниел, с трудом заставив себя думать о деле, а не о недавнем конфузе, случившемся в лесу, где он сначала чуть было не прикончил Тиндала, а потом едва не лишил Диану невинности. Слава Богу, что ему помешал Верджил, иначе бы не избежать беды...

– Да, мне повезло! – рассмеявшись, воскликнул Адриан, уверенный, что Дэниел его внимательно слушает. – Он имеет скверную привычку ходить, уставившись в землю и что-то бормоча себе под нос по-латыни. Признаться, я не думал, что старый хрыч прибегнет к моим услугам, он ведь чертовски скрытен и скуп. Я согласился помочь ему не столько ради скудного вознаграждения, сколько для того, чтобы держать его в поле зрения. Ну вот мы и пришли!

Приземистое строение с облупившейся штукатуркой внешне походило на заброшенный склад, давно никем не арендуемый и нуждающийся в ремонте. Однако три новеньких замка на его двери наводили стороннего наблюдателя на мысль, что внутри хибары хранятся королевские драгоценности.

– Я не стал заказывать у замочных дел мастера копии ключей, чтобы не насторожить Дюпре. Мы вполне обойдемся и без них, – сказал Адриан и достал из кармана сюртука отмычку.

Заслонив его спиной, Дэниел поинтересовался, где он обучился воровскому делу.

– В Турции, где я служил секретарем у одного дипломата. Начальник охраны посольства оказался мастером на все руки, он-то и дал мне несколько уроков взлома замков, – ответил Адриан и легко открыл два первых запора.

– Постой, на другой стороне улицы стоит какой-то подозрительный субъект и смотрит в нашу сторону, – прошептал Дэниел. – А вдруг Дюпре нанял его присматривать за складом? Схожу-ка я проверю, что это за тип!

Адриан отпрянул от двери и повернулся лицом к улице.

Дэниел скорчил свирепую физиономию и с решительным видом стал переходить дорогу. Подозрительный бородач, одетый в лохмотья, тотчас же нырнул в проходной двор.

– Слава Богу, кажется, пронесло, – промолвил Адриан и возобновил свои манипуляции с замком. – Добро пожаловать в тайную кладовую месье Дюпре! – спустя минуту воскликнул он и распахнул дверь.

На Дэниела пахнуло сыростью и плесенью. Старая штукатурка почти полностью осыпалась, посеревшие стены были поражены грибком. Свет проникал в помещение сквозь щели в ставнях на крохотном оконце под самым потолком. Возле дальней стены стоял стол, на нем было смонтировано причудливое устройство, состоящее из нескольких металлических цилиндров, соединенных проводками с котлами, наполненными какой-то жидкостью.

– Здесь он и проводит свои опыты? – спросил у своего спутника Дэниел. – А что в чанах? Чугун или железо?

– Понятия не имею, – пожав плечами, ответил Адриан.

– Однако такое оборудование стоит немалых денег, – задумчиво сказал Дэниел, разглядывая прибор.

– Я лично потратил около тысячи фунтов, думаю, несколько сотен должны стоить и химикалии, – сказал Адриан. – Любопытно, что бруски металла в котлах одного размера. К чему бы это?

– А черт его знает! – воскликнул Дэниел. – Вот только откуда у него деньги? Насколько мне известно, наследства он не получал, а на те жалкие крохи, которые время от времени ему платили за его лекции в университете, не разгуляешься. Здесь же мы видим внушительную установку, предназначенную скорее не для научных опытов, а для демонстрации результатов многолетних исследований перед промышленниками с целью заинтересовать их и убедить вложить в новое производство большие средства. А сколько экземпляров ключей для замков он заказал?

– Два, – ответил Адриан. – Следовательно, у него появился партнер.

– Нам остается лишь узнать его имя, – сказал Дэниел.

Глава 14

Узнав, что на званый обед к леди Пеннелл приглашен Эндрю Тиндал, Диана пришла в смятение: ведь Дэниел строжайшим образом запретил ей общаться с ним! Было очевидно, что его требование невыполнимо.

Гостей в этот раз ожидалось около тридцати персон, среди них – один известный актер, популярный сочинитель, несколько членов парламента, один граф, два барона и один виконт. Приезда великосветских дам, разумеется, не предвиделось, леди Пеннелл была теперь у них не в фаворе; в отличие от них джентльмены находили собрания в ее салоне весьма интересными и не упускали случая посетить их.

– Слава Богу, мои братья согласились прийти, – сказала Пенелопа Диане, когда они уединились в одной из комнат для гостей. – Признаться, я не думала, что соберется так мало народу. Боюсь, что уклониться от разговора с графом не удастся. Как бы не вышел скандал!

Положение Дианы было еще хуже, поскольку ей предстояло маневрировать между Сциллой в лице Дэниела и Харибдой в лице Тиндала. Оба джентльмена почему-то внушали ей трепет. После жарких лобзаний в лесочке со своим бывшим опекуном она потеряла покой и сон, у нее уже не оставалось сомнений в том, что договор, заключенный ими в Париже, утратил силу.

На протяжении всей поездки в карете Пенелопы Диана терзалась беспокойством и сомнениями. Более всего тревожило ее то, что она вопреки голосу рассудка стала входить во вкус бурных ласк Дэниела и не желала противиться им. Так неужели она столь же порочна по своей природе, как Марго? Неужели и ей уготован жалкий жребий стать содержанкой?

В ожидании, пока служанка достанет из саквояжей и приведет в порядок ее платья, Диана сказала:

– Как мило было со стороны леди Пеннелл пригласить меня к себе на ужин! Вот только не пойму, чем я обязана такой чести.

– Ей нравится окружать себя интересными людьми!

– Но что же интересного нашла она во мне?

– Не надо себя недооценивать, – сказала Пенелопа. – Ты хороша собой, умна и привлекательна. Разве этого мало? К тому же леди Пеннелл заинтригована Дэниелом.

– В самом деле? Отчего же?

– Мне думается, что он представляется ей той загадочной фигурой, одно лишь присутствие которой в ее салоне может вызвать живой интерес остальных гостей и поднять престиж ее балов и званых обедов в глазах влиятельных персон. Ведь твой кузен всегда был окружен таинственным ореолом, о нем ходят самые невероятные слухи.

– Например? – Диана вскинула брови.

– Например, бытует мнение, что свое богатство он нажил, совершая пиратские набеги на торговые суда в далеких южных морях. Поговаривают также, что он был связан с военными моряками и оказывал им особые услуги. Кое-кто утверждает, что он вовсе и не англичанин, а француз, еще в раннем детстве вывезенный своими родственниками-аристократами из охваченной революционным безумием Франции в Англию. Если это правда, тогда и в твоих жилах течет благородная кровь! – Пенелопа рассмеялась. – Но лично я всем этим домыслам не верю.

Диана хихикнула:

– Да, все это, конечно, несусветная чушь, иначе бы я что-то знала. Пожалуй, мне пора взглянуть на свой гардероб. Надеюсь, что служанка уже привела его в порядок!

Она встала и вышла в соседнюю комнату, где хлопотала над ее вещами симпатичная молодая горничная.

– Извините, мисс Албрет, могу я задать вам один вопрос? – смущенно обратилась она к Диане, сделав реверанс.

– Да, конечно, спрашивай, – сказала Диана, присаживаясь к столу, на котором уже стойл поднос с напитками и закусками.

– Я родом из Фенвуда, и фамилия тамошнего викария тоже Албрет. Вы с ним, случайно, не родственники?

При этих словах сердце Дианы забилось так сильно, что в груди у нее возникла боль, а к горлу подкатил ком.

– Извините меня за бестактный вопрос, – заметив ее смущение, добавила девушка, виновато моргая, – но мне просто стало любопытно, как это у вас, француженки, может быть такая же фамилия, как у него...

– А где находится эта деревня? – сдавленно спросила Диана.

– В двух часах езды в экипаже отсюда, неподалеку от Бринли. Мистер Пол Албрет всегда служил там викарием, еще до моего рождения...

– Как тебя зовут? – спросила у служанки Диана.

– Мэри!

– Я рада, что ты рассказала мне об этом человеке, Мэри. Возможно, мы с ним действительно родственники. Это надо обязательно выяснить. Ему можно написать письмо?

– Да, он постоянно живет в деревне и никогда оттуда не выезжает, – сказала горничная.

– У него есть дети? – спросила Диана.

– Две дочери и сын. Они давно уже уехали из Фенвуда и, насколько мне известно, никогда туда не возвращались. Вот все, что я могу сказать о викарии. Моя семья очень мало знает о нем, потому что мы уэслианцы[1] и не ходим в церковь.

–Спасибо, Мэри, – сказала Диана. – А пока ступай, мне надо побыть одной. Твой рассказ очень взволновал меня.

Едва лишь служанка вышла из комнаты, как Диана села за письменный стол и стала сочинять письмо.


– Можно подумать, что это не званый ужин, а сессия парламента, – прошептала Пенелопа, склонившись к уху Дианы, когда они перешли в гостиную из столовой.

Диана сочувственно пожала ей руку. Как ни отвлекали ее на протяжении всего застолья воспоминания о поцелуях с Дэниелом в лесу и мысли о своем возможном родстве с деревенским викарием, она все же не осталась безучастной к тревоге покровительницы, втянутой в недостойный фарс.

Стычки между супругами Гласбери с нетерпением ожидали все гости, это чувствовалось и по их многозначительным взглядам на враждующие стороны, и по напряженной атмосфере в столовой. Граф и графиня хранили подчеркнутое спокойствие во время ужина, однако все понимали, что скандал неизбежен.

Гости разделились на два лагеря, большая их часть поддерживали графа, в том числе и Эндрю Тиндал. Дэниел занял сторону Пенелопы и потому примкнул после ужина к меньшей группе, образовавшейся вокруг графини.

Пенелопа вела себя так, словно ничего особенного не происходило, но Диана чувствовала, что она взволнована. Внезапно лицо графини окаменело. Граф Гласбери, седоволосый худой мужчина средних лет с густыми бровями и чувственным ртом, встал с кресла и решительно направился к супруге. Сторонники Пенелопы расступились перед ним, смущенно пряча глаза, и графиня прошептала:

– Началось!

Граф окинул супругу надменным взглядом и спросил:

– Как поживаешь, моя дорогая?

– Прекрасно! – ответила она.

– Это заметно! – язвительно сказал граф. – В городе не смолкают разговоры о твоем скандальном поведении. Тебе завидуют все безмозглые вертихвостки Лондона. Еще бы, ведь у тебя есть и свой дом, и личный экипаж. А главное – ты позволяешь себе любые вольности. Вот сейчас, к примеру, ты с удовольствием пестуешь так называемую кузину какого-то торговца.

Диана побледнела и напряглась, Дэниел, однако, не повел и бровью, хотя тоже слышал этот оскорбительный выпад.

– Послушайте, граф! – предостерегающе промолвил Верджил.

– Не надо, Верджил, я сумею постоять за себя, – сказала Пенелопа, оправившись от шока. – Этот выживший из ума развратник не стоит того, чтобы из-за него трепать себе нервы.

– Мир, как я заметил, стремительно катится в преисподнюю! – с пафосом воскликнул граф. – Графини и герцогини не гнушаются проводить время с безродными нуворишами, возомнившими себя джентльменами.

– А чем общество богатых молодых мужчин приятной наружности хуже компании потасканных вырождающихся аристократов, прожигающих остатки своего состояния в кутежах с кокотками? – парировала Пенелопа, насмешливо прищурившись.

– Странно, что вы, граф, вообще почтили нас своим вниманием, коль скоро общество друзей графини вам так ненавистно, – заметил Верджил.

– Я рассчитывал поговорить с женой с глазу на глаз! – огрызнулся граф. – Пора положить конец ее безрассудным выходкам, бросающим тень на мою репутацию.

– Ты напрасно тратишь время, – сказала Пенелопа. – Я к тебе никогда не вернусь.

– Если мне будет угодно, ты будешь вынуждена вернуться, закон на моей стороне! – с угрозой промолвил граф, сверкнув глазами.

– Только попытайтесь прибегнуть к силе, и вам самому придется ответить за это по закону, – предупредил его Джулиан Хэмптон, адвокат. – Я позабочусь об этом, можете не сомневаться.

Граф помрачнел и поспешил ретироваться. Пенелопа сказала Диане:

– Прими мои извинения за его оскорбления в твой и твоего кузена адрес. Порой он чересчур многое себе позволяет, забывая о возможных неприятных последствиях. Очевидно, постоянные кутежи совершенно расстроили его рассудок.

Диана кивнула, хотя прекрасно понимала, что граф просто не считает нужным с ней считаться, ставя ее не выше прислуги.

– Где находится твоя спальня? – понизив голос, спросил у Пенелопы Верджил.

– В восточном флигеле, но я делю ее с Дианой, – сказала графиня.

– Я непременно проведаю вас, когда гости разойдутся.


Гостиная почти опустела, когда к Дэниелу подошел Верджил.

– Мы с Хэмптоном собираемся сыграть в карты. Не хотите ли к нам присоединиться? – спросил он.

– Я не играю в азартные игры с друзьями, – ответил Дэниел.

– Сделайте ради меня исключение из этого правила, Сент-Джон! Впереди долгая ночь, Хэмптон, как вам известно, молчун, я могу помереть со скуки, – настаивал Верджил.

– Ну, хорошо, сыграю с вами партию-другую, – неохотно согласился Дэниел, хотя и знал заранее, что приятель наверняка проиграет из-за своего необузданного темперамента и потом ему придется дать бедолаге шанс отыграться.

Поднимаясь по лестнице в будуар графини, где в маленькой гостиной имелся ломберный столик, друзья столкнулись на площадке с Эндрю Тиндалом, спускавшимся в холл.

– Послушай, Дюклерк, а почему бы нам не пригласить его в нашу компанию? – сказал Дэниел Верджилу. – Вчетвером играть гораздо интереснее.

– Лучше не надо, – покачав головой, ответил Верджил.

– Ты не прав! Ведь ты пригласил меня не в библиотеку, а в будуар своей сестры не случайно! Ты хочешь, чтобы мы защитили ее от графа, если ему вздумается вломиться к ней с бесчестными намерениями под утро. Я прав?

Верджил нахмурился и стиснул зубы. Дэниел продолжал:

– Так вот, рассуди сам, разве не будет лучше, если с нами в критический момент окажется один из его друзей? Это остудит пыл графа и поможет нам избежать скандала.

– Хорошо, пусть так и будет, – согласился с ним Дюклерк и пошел догонять Тиндала.

Ночь обещала стать богатой на всякого рода происшествия. Обыгрывать друзей Дэниел не любил, а вот врагов он оставлял в дураках с огромным удовольствием.

Вскоре вернулся Верджил, ведя за собой Эндрю Тиндала. Хэмптон поджидал всю компанию в коридоре. Все вместе они направились в восточный флигель, где находились комнаты Пенелопы.

– Только дайте мне слово не напиваться вдрызг и не буянить, – сказала, встречая их, графиня, уже заказавшая заранее для гостей вина и виски. – Мы с Дианой устали и хотим выспаться, так что не шумите, сидите здесь тихо как мышки.

Присутствие в смежной комнате Дианы стало сюрпризом для Дэниела. Несомненно, графиня умышленно пригласила ее в свою спальню, чтобы подстраховаться на случай бесцеремонного вторжения к ней беспутного супруга, вознамерившегося овладеть сбежавшей женой силой.

Для Дэниела такое соседство в течение ночи было суровым испытанием его воли и благоразумия. Весь этот вечер воспоминания о поцелуях с ней в лесу возле ручья не давали ему покоя. И теперь вопреки его желанию в чреслах у него вспыхнуло пламя. Это обстоятельство не способствовало концентрации мыслей на карточной игре, хотя и приятно бодрило.

Диана вышла в гостиную, села за письменный столик в углу и стала что-то писать, делая вид, что не замечает мужчин. Графиня устроилась с ней рядом на диванчике с бокалом легкого вина. Дэниел сел так, чтобы Диана была ему хорошо видна. Тиндалу пришлось усесться за ломберный столик спиной к ней, чем он был явно разочарован.

Диана закончила писать и подсела к Пенелопе. Тиндал не преминул этим воспользоваться и улыбнулся ей.

Она любезно улыбнулась ему в ответ, наградила улыбкой Верджила и Хэмптона, но Дэниела продолжала игнорировать.

Однако это его нисколько не огорчало; он чувствовал нутром, что мысленно она уже тает в его воображаемых жарких объятиях и подставляет ему лицо для поцелуев.

– Сегодня вы явно не в ударе, Сент-Джон, – сказал адвокат Хэмптон, когда Дэниел в очередной раз проиграл Тиндалу десять фунтов.

– Зато мистеру Тиндалу везет, – отметила Диана.

Тиндал просиял и спрятал деньги в карман. Взгляд Дианы скользнул по Дэниелу, и картины сладких мгновений, пережитых ими в окружении крокусов, вновь возникли перед его мысленным взором. Диана покраснела, словно прочитав его мысли, и стыдливо потупилась. Дэниел оживился и предложил увеличить ставки, чтобы немного расшевелить остальных игроков, огорченных его слабой игрой. Тиндал поддержал эту идею. Хэмптон же пытливо посмотрел на Дэниела и произнес:

– Если дамы устали, то почему бы им нас не оставить? Что может быть скучнее, чем созерцать плохую карточную игру?

– Ради Бога, не беспокойтесь о нас! – воскликнула графиня. – Ведь самое интересное только начинается. К тому же я должна присматривать за своим братцем, чтобы он не проигрался в пух и прах.

– Право же, сестрица, не путай меня с Данте, я давно уже не зеленый юнец, за которым нужен глаз да глаз, – простонал Верджил и плеснул себе в бокал еще виски.

– Предлагаю поднять ставку до пятидесяти фунтов, господа, – сказал Хэмптон и начал сдавать карты.

Услышав такую цифру, Диана встрепенулась и с опаской посмотрела на ухмыляющегося Дэниела. Тиндал зловеще прищурился. Воздух гостиной словно сгустился от напряжения, воцарившегося вокруг ломберного столика. Неожиданно для всех Дэниел произнес, обращаясь к Тиндалу:

– А почему бы нам ее не удвоить? Пусть будет сто!

Веки Тиндала вздрогнули, но ответить он не успел: дверь скрипнула, и в комнату вошел незваный гость. Точнее, он пятился в нее из коридора, желая быть уверенным, что его никто не видит. Хэмптон положил карты на стол и сложил руки на груди. Верджил насупился, Дэниел положил ему руку на плечо, успокаивая. Тиндал ухмыльнулся. Дамы пришли в изумление.

Граф Гласбери обернулся и обмер, увидев собравшуюся в гостиной компанию. У него даже раскрылся рот.

– Не желаешь ли промочить горло виски на сон грядущий, милый? – приторным голоском спросила графиня.

Граф нахмурил брови, на скулах у него заиграли желваки. Улыбка на лице Тиндала стала шире.

Хэмптон сжалился над графом и подсказал ему удачный выход из этого конфузного пассажа:

– Очевидно, кто-то из лакеев распустил слух, что здесь играют в карты, ваше сиятельство, и вы решили к нам примкнуть?

– Да, именно так, – хрипло произнес граф.

– Вам очень повезло, что слухи об игре подтвердились, – невозмутимо продолжал хитрый адвокат. – В противном случае вы могли бы оказаться в весьма щекотливой ситуации.

Граф покраснел до корней волос, но стойко перенес этот щелчок по носу и заявил, приосанившись:

– К сожалению, мне не сказали, что здесь собрались никудышные игроки. Не хочу оставлять вас без штанов, господа, а потому предпочитаю удалиться.

– Спокойной ночи, милый, – проворковала графиня. Граф вышел, хлопнув дверью, и все разразились хохотом.


В течение следующего часа Тиндал уверенно выигрывал. Диана откровенно радовалась его успеху, что бесило Дэниела. Первым вышел из игры Хэмптон, заявив, что не желает присутствовать при чьем-то полном разорении. Раскланявшись с дамами, он покинул гостиную.

Проиграв еще триста фунтов, Верджил тоже счел благоразумным ретироваться, пока не стало поздно.

После этого Дэниел проиграл своему единственному противнику тысячу, но выразил желание снова попытать удачу.

– Похоже, сегодня фортуна от вас отвернулась, – сдавая карты, промурлыкал Тиндал.

– Фортуна, как известно, изменчива, – уклончиво ответил Дэниел. – Признаться, меня несколько отвлекает графиня.

– А меня вдохновляет ваша кузина, – сказал Эндрю и улыбнулся Диане.

– Раз мы вас отвлекаем, то нам лучше удалиться, – сказала Пенелопа и встала с дивана. – Спасибо за приятную компанию, господа, увидимся завтра.

С этими словами она удалилась в спальню, за ней последовала Диана. Дэниелу тотчас же нарисовалась сцена их раздевания и умывания перед сном, и он проиграл еще две тысячи фунтов. В соседнем помещении все стихло, видимо, дамы наконец-то улеглись. Дэниел встряхнул головой, отгоняя наваждение, и спросил у Эндрю:

– Как насчет того, чтобы поднять ставку до двух сотен?

Тиндал шумно втянул ноздрями спертый воздух, сглотнул слюну и молча кивнул. Дэниел наполнил бокалы виски, соперники сделали по глотку и продолжили игру.

Она затянулась до рассвета...

Глава 15

– Ты чем там занимаешься, Диана? – крикнула Пенелопа из спальни, где уже битый час сидела перед зеркалом, заставляя служанку снова и снова переделывать ей прическу.

– Пишу письмо, – отозвалась Диана и, поставив точку, потянулась за конвертом.

Над письмом викарию она корпела две последние ночи, но ни один из избранных ею вариантов послания своему однофамильцу в Фенвуде ее не устроил. Первое обращение к нему показалось ей чересчур длинным, второе – излишне жалостливым, а потому она решила ограничиться просьбой сообщить ей все, что ему известно об исчезнувшем судовладельце Джонатане Албрете, разумеется, если таковой состоял с викарием в родстве. Указав свой лондонский адрес, Диана запечатала сургучом конверт и пошла с ним в спальню.

– Как это можно отправить? – спросила она у Пенелопы.

Графиня взяла конверт, отдала его горничной и, велев ей передать письмо дворецкому, отпустила ее.

– Какой кошмарный день мне сегодня предстоит! – воскликнула она, когда служанка ушла. – Ненавижу прогулки по взморью! Там всегда дует пронзительный холодный ветер, даже если здесь чудесная погода. Мужчины хотят отправиться к морю пораньше, чтобы порыбачить до нашего приезда. Но все равно мне придется терпеть его почти весь день, что после внезапного ночного визита в мою спальню равносильно пытке. Эти выходки меня просто пугают!

Графиня подразумевала графа, но все сказанное ею Диана вполне могла бы сказать и о себе. Если раньше она только смущалась в присутствии Дэниела, то теперь он внушал ей страх. Вернее, не сам он, а те чувства, которые он в ней пробуждал.

Стоило ей лишь мельком взглянуть на него в тот вечер, когда мужчины затеяли в их маленькой гостиной картежную игру, как она живо вспомнила все случившееся между ними в лесу у ручья. Его руки, тасующие карты, словно наяву касались ее тела; губы, влажные от вина, вот-вот должны были запечатать ей рот жарким поцелуем, а глаза засветиться дикарской страстью.

Конечно же, Дэниел знал, что она чувствует, сидя напротив на диванчике. Он играл с ней умышленно, пробуждал в ней опасные воспоминания, наслаждался тем, что она оцепенела и не может покинуть гостиную под каким-то благовидным предлогом. Ей не оставалось ничего другого, кроме как ерзать на диванчике и смущенно краснеть от легкого покалывания в разбухших сосках и сладкой тяжести внизу живота.

Диана была не готова снова вытерпеть эту упоительную пытку, ей требовалось время, чтобы передохнуть и прийти в чувство, попытаться все спокойно осмыслить и принять здравое решение. Поколебавшись, она робко промолвила:

– Сегодня мне что-то нездоровится. Пожалуй, лучше я побуду дома и немного отдохну.

– Что случилось, дорогая? – озабоченно спросила Пенелопа, повернувшись к ней. – Уж не виной ли твоему недугу эти дурацкие ночные посиделки? Быть может, стоит послать за доктором?

– Нет, не надо! Это скоро пройдет, я просто переутомилась! – воскликнула Диана, с детства не переносившая знахарей и врачей. – Надеюсь, что мне полегчает, если я немного прогуляюсь по парку, а потом прилягу и посплю.

– Если хочешь, я останусь с тобой! – предложила Пенелопа. – Ты сегодня такая бледная.

– Благодарю за сочувствие и заботу, графиня, но в этом нет необходимости. Думаю, что все обойдется.

– Что ж, как тебе угодно, – сказала Пенелопа. – Придется мне в одиночку сражаться с этим драконом. И зачем только я поддалась его уговорам и не потребовала развода! Прав был господин Хэмптон, когда предупреждал меня о возможных неприятных последствиях такого великодушия. Значит, верно говорят, что за проступки мужчин всегда расплачиваются женщины.


Усевшись в халате в кресле возле окна, Эндрю Тиндал с мрачным видом наблюдал, как от дома отъезжают кареты. Взгляд его застыл на роскошном экипаже, запряженном четверкой отменных вороных лошадей. Столь богатого выезда даже он себе позволить не мог, а вот прохиндей Сент-Джон сумел. Тиндал закряхтел от досады, вспомнив, что проиграл ему ночью целое состояние в карты. Как же такое могло случиться?

Урон, понесенный Тиндалом в гостиной графини, был действительно огромен, он равнялся двадцати тысячам фунтов. Никогда еще Эндрю не испытывал такого потрясения. И дернул же его черт сесть за ломберный столик в этой сомнительной компании! Ведь прежде он играл только наверняка, когда знал, что не проиграет. Он презирал игроков, не знающих меры и не способных вовремя обуздать азарт, встать и уйти, пока не потеряли все свои деньги. Да и вообще карты не доставляли ему особого удовольствия. Несомненно, на него снизошло какое-то наваждение.

Виной всему, разумеется, была эта девчонка. Из-за нее он так и не смог сосредоточиться на игре, то и дело представляя себе юную нимфу в разных соблазнительных позах. Это невинное прекрасное создание излучало особую чувственную ауру, обладало неповторимой грацией и было прекрасно развито для своего возраста. На взгляд Эндрю, ей было не более семнадцати лет, что делало ее для Эндрю особенно привлекательной. Девицы, которых поставляла ему для плотских утех сводница миссис П., не шли с ней ни в какое сравнение, все они были грубыми и тупыми, ему же хотелось чего-то утонченного, изящного, оригинального. Диана полностью соответствовала его вкусу, а потому невероятно его возбуждала. Он был готов рыть копытами землю ради обладания такой породистой кобылкой, подобно старому коню, заприметившему в табуне еще непокрытую самку.

Пока Диана сидела с ним рядом, на диванчике, он так и не смог совладать с возбуждением и был вынужден беспокойно ерзать на стуле, тщетно пытаясь унять ноющую боль в чреслах. Теперь, вспоминая свое лихорадочное состояние за ломберным столиком, он вдруг понял, что в действительности был возбужден еще с того момента, когда впервые увидел ее на балу. Несомненно, похоть совершенно затмила ему рассудок.

Однако же еще ни одной смазливой девице не удавалось довести его до прострации. Ведь будь он в здравом уме, разве проиграл бы за ночь двадцать тысяч фунтов? Диана же сумела ввергнуть его своими улыбочками в такое душевное смятение, что он опомнился, лишь когда подсчитал общую сумму проигрыша.

После такого потрясения Эндрю было уже не до рыбалки, сказавшись больным, он остался дома зализывать раны. Проводив рассеянным взглядом удаляющиеся по аллее кареты, Тиндал тяжело вздохнул и тупо уставился на лужайку возле парадного входа. С каждой минутой лицо его все больше мрачнело, подозрение, что Сент-Джон ловко обманул его, стремительно крепло в раскалывающейся от боли голове. Представив себе, как ликует сейчас этот шулер, Тиндал вскочил с кресла и заметался по комнате, готовый расколотить что-нибудь со злости.

Внезапно он заметил за окном нечто такое, что заставило его остановиться и присмотреться к заинтересовавшему его объекту получше. Лицо Тиндала просветлело, на губах заиграла похотливая улыбка: он узнал в стройной дамской фигуре знакомые черты предмета своего вожделения. На прогулку вышла Диана Албрет собственной персоной! Один лишь вид ее великолепных каштановых локонов поднял Эндрю настроение. Волнение снова вселилось в скованное тоской мужское естество. Тиндал вдруг вздрогнул, пронзенный великолепной идеей, сулящей ему легкое решение всех насущных проблем.

В свете ниспосланного ему прозрения надменный Сент-Джон из победителя превратится в жертву, достойную справедливой кары. А Диана Албрет при всей ее внешней привлекательности заняла в его глазах место, предопределенное ей судьбой, – заурядной парии, единственным достоинством которой были стройная фигурка и ангельское личико. Когда все свершится, почтенные люди единодушно согласятся в том, что виноват сам глупец и гордец Сент-Джон, а доверчивый добряк Эндрю пал жертвой своих искренних заблуждений. Разумеется, вопрос о карточном долге в двадцать тысяч фунтов отпадет, ибо мертвецы, как известно, претензий по частным обязательствам не предъявляют.


Прогулявшись по аллеям старинного парка, Диана успокоилась и вернулась в свои апартаменты с твердым намерением сегодня же приступить к решительным действиям. Безделье и пустое времяпрепровождение ей уже опостылели, а живой мужской интерес, проявляемый к ней Дэниелом, вызывал у нее серьезные опасения за свое будущее. Как только дамы уехали на взморье, где они собирались пробыть до вечера, она подошла к гардеробу и начала переодеваться.

За окном светило яркое солнце, тучки исчезли за горизонтом, день обещал быть ясным, однако Диана решила не рисковать и надеть добротные полусапожки, платье из плотной ткани и плащ: путь ей предстоял неблизкий. Конечно, было бы предпочтительнее облачиться в свою старую школьную одежду, и не столько ради конспирации, сколько для большего душевного спокойствия. Мысли о том, что новые вещи куплены ей мужчиной, не являющимся ни ее родственником, ни опекуном, выбивали ее из колеи и мешали ей сосредоточиться на обдумывании плана действий. Тем не менее, Диана смирилась с этим неудобством и, быстренько одевшись, вышла из спальни.

Тишина, воцарившаяся в доме, напомнила ей безмолвие в ее школьной каморке, с которым она свыклась за долгие годы тоскливого одиночества. Но в отличие от былой поры розовых девичьих грез теперь Диана не прониклась неосознанным страхом и желанием разрыдаться от отчаяния. С тех пор как она рассталась в Руане с мадам Леблан, бывшая наивная школьница многое повидала и кое-чему научилась. У нее уже не осталось никаких иллюзий относительно мотивов странных поступков Дэниела, она знала наверняка, что в другой раз он уже не удовлетворится поцелуями с ней наедине в безлюдном месте, как тогда, возле бурного ручья в лесном овражке. А потому ей требовалось срочно покинуть и его гостеприимный дом, и радушную сестру и бежать куда глаза глядят, подальше от их подарков, советов, наставлений, ласк, объятий, пока она еще не сошла с ума. Сердце подсказывало Диане, что здесь, в родной Англии, она не погибнет, порвав с Дэниелом, и сумеет самостоятельно наладить свою жизнь.

Спустившись на первый этаж, она разыскала на кухне служанку Мэри и спросила у нее, как добраться до ее деревни.

– Вы намерены съездить туда, миледи? – удивилась девушка.

– Да, я подумываю над этим, – уклончиво ответила Диана.

– Надо сперва добраться по дороге на запад до Уитема, затем свернуть на проселок, ведущий на север, а потом снова двигаться в западном направлении до Бринли, – выпалила Мэри, польщенная намерением прекрасной светской дамы посетить ее родную деревушку ради встречи со своим возможным родственником – викарием Албретом.

– И сколько времени обычно уходит у тебя на поездку туда? – спросила Диана.

– На повозке – часа два, но в хорошую погоду. Это, разумеется, отсюда, а не из Лондона, – сказала девушка. – В дождливую пору проселок после Уитема превращается в сплошное месиво, и тогда путешествие на телеге может растянуться на полдня. Так что лучше поезжайте туда в ясный день, миледи.

Поблагодарив отзывчивую девушку за полезный совет, Диана покинула дом через черный ход, как делала это в первые дни своего пребывания в Париже, и вновь почувствовала себя бедной сиротой без единого пенса в кармане, на которую никто не обращает внимания. Но это вполне ее устраивало, поскольку выглядеть и ощущать себя нарядной игрушкой Дэниела Сент-Джона ей совершенно не хотелось.

Рассудив, что телега движется ненамного быстрее, чем пешеход, Диана решила идти пешком и бодро зашагала по дороге, ведущей на запад, уверенная в том, что успеет вернуться в усадьбу раньше, чем рыбаки и сопровождающие их дамы с увеселительной прогулки на взморье.

Но не прошло и часа, как до нее дошло, почему люди предпочитают быстрой ходьбе медленную поездку в повозке.

Во-первых, ее французские полусапожки на тонкой подошве на деле оказались далеко не такими добротными, какими казались, пока стояли на полке в гардеробе: они не только натерли ей до красноты пятки, но и насквозь промокли, едва лишь в Уитеме она свернула на раскисший от дождей проселок. Во-вторых, от усталости у нее распухли и разболелись ноги, и без того саднившие от продолжительной ходьбы по изрытой ухабами дороге. Значит, права мудрая мадам Леблан, учившая своих воспитанниц не соблазняться роскошью и благами, дабы не разнежиться и не поддаться соблазну ублажить свою размякшую плоть. Она же не вняла этому уроку и теперь наказана за это.

Развивая сей перл благоразумия, Диана рисовала в своем воображении пророчествующую с кафедры директрису и пыталась смиренно принять боль в ногах как справедливую кару за ласки Дэниела. Но сколько бы ни внушала она себе, что поступила скверно, доверившись мужчине, раскаяния не наступало. Но сколько бы ни твердила она, что Дэниел – это коварный искуситель, опасный зверь, натуральный дьявол во плоти, сердце ее лишь сладко замирало и отказывалось в это поверить.

Внезапно послышавшийся скрип рессор и стук лошадиных копыт нарушил стройный ход ее размышлений. Она сошла с дороги на обочину, чтобы пропустить экипаж, однако он, к ее немалому удивлению, остановился. Диана подняла голову и увидела сидящего в двуколке с вожжами в руках Эндрю Тиндала.

– Ба! – изумленно воскликнул он. – Да это же мисс Албрет! Как вы здесь очутились? Вот уж никак не ожидал вас встретить в этом забытом Богом местечке.

– Я решила прогуляться по окрестностям, – сказала Диана. – А куда вы направляетесь?

– Хочу проведать одного своего приятеля и погостить у него денек. Однако позвольте мне сперва отвезти вас обратно в усадьбу. По-моему, вы удалились от нее чересчур далеко.

– Благодарю за предложение, но прошу вас не затрудняться, – любезно ответила Диана. – Я не стою того, чтобы из-за меня откладывать свои дела.

– Ваша скромность лишний раз свидетельствует о вашей завидной добродетельности, мисс Албрет. Но позвольте мне оказать вам эту незначительную услугу, она совершенно не затруднит меня, – настаивал Эндрю.

– Еще раз прошу вас не беспокоиться, – упрямилась Диана. – Право же, я не прощу себе того, что задержала вас. Я люблю долгие пешие прогулки, они доставляют мне удовольствие, особенно в такой чудесный день, как сегодня. Право же, поезжайте своей дорогой, а я...

Эндрю выбрался из двуколки и воскликнул:

– И слышать ничего подобного не желаю! Позвольте мне вас подсадить!

Лучше бы он этого не говорил! Чаша терпения Дианы переполнилась, ей надоели мужчины, бесцеремонно вмешивающиеся в ее личную жизнь в самый неподходящий момент и навязывающие ей свое покровительство. Не удостоив Тиндала ответом, она уселась на валун, лежащий у дороги, подперла голову ладонями и уставилась на мыски своих загубленных полусапожек.

– Вы чем-то расстроены, мисс Албрет? Вас что-то тревожит? – участливо спросил мистер Тиндал. – Поделитесь со мной своей бедой, вам тотчас же станет легче.

Диана подняла голову и взглянула ему в глаза. Они были не бездонными и бесстрастными, как у Дэниела, а добрыми, сочувственными и ясными, какие бывают только у добропорядочных джентльменов. Его открытое, честное лицо внушало Диане доверие, и одного взгляда на него было достаточно, чтобы она успокоилась и поверила ему свою тайну.

– Я не просто прогуливаюсь ради удовольствия, – сказала она, особенно не задумываясь о возможных последствиях столь опрометчивой откровенности. – Я направляюсь в деревню Фенвуд, где живет один мой родственник. Я узнала о его существовании совершенно случайно и решила его проведать.

– Так он вас не ждет? – с удивлением спросил Тиндал.

– Нет, – с глупой улыбкой ответила Диана, чувствуя себя полной идиоткой. – Ведь мы с ним даже не знакомы, я хочу сделать ему приятный сюрприз.

Глаза Эндрю потеплели, улыбка на его одухотворенном лице стала еще шире. Он ласково посмотрел на Диану и задал ей очередной вопрос:

– А вы уверены, что он будет вам рад? А вдруг он откажется вас принять?

Такой исход ее долгого и утомительного путешествия даже не приходил ей в голову. А ведь вполне могло статься, что викарий не захочет иметь Ничего общего с дочерью Джонатана Албрета, даже если она и приходится ему родственницей. Представив себя стоящей на пороге дома сельского священника перед захлопнувшейся у нее перед носом дверью, Диана густо покраснела.

Заметив, что она смущена, Тиндал ободряюще промолвил:

– Успокойтесь, мисс Албрет, скорее всего все будет хорошо, как вы и предполагаете. А знаете что? Ведь я вполне могу и отложить свой визит к приятелю до завтра. Позвольте подвезти вас до Бринли! Там вы подождете, пока я съезжу в деревню к вашему родственнику с вашей запиской, и, если он проявит благожелательность, проведаете его. После этого мы с вами вернемся в усадьбу. Полагаю, что даже раньше других.

Это предложение пришлось Диане по душе.

– Я даже не знаю, как смогу вас отблагодарить за бескорыстную помощь, – пролепетала она.

– Право же, мисс Албрет, это сущие пустяки! – воскликнул Тиндал. – Только так и должны поступать истинные друзья. Садитесь в двуколку, мы помчимся быстрее ветра!


– Я обожаю море! – сказал Хэмптон. Это были первые слова, произнесенные им за последний час. – Созерцая его, понимаешь, что такое истинное величие. Признаться, теперь я даже рад, что не вернулся утром в город.

Он с наслаждением вдохнул влажный горьковатый воздух и блаженно зажмурился, подставив одухотворенное лицо солнцу и ветру.

– А вот я ненавижу море, – сказал Дэниел, прищурившись.

Его раздражал и слепящий солнечный свет, от которого слезятся глаза, и запах гниющих водорослей, от которого першит в горле. Прекраснодушная белиберда о возвышенном ему всегда претила, сентенций, касающихся высоких материй, он никогда не понимал, и коль скоро море олицетворяло собой абсолютное величие, то и оно вызывало у него неприязнь.

– Мне странно слышать это от вас, Сент-Джон, – заметил Верджил. – Ведь именно морю вы обязаны своим богатством.

Дэниел скептически поморщился и пожал плечами: дескать, при чем здесь богатство, если при виде бушующих волн у него ком подкатывает к горлу? После стольких лет болтанки в морской стихии ни о какой любви к ней не могло быть и речи.

Бескрайняя, своенравная и непредсказуемая, она повергает человека в трепет, постоянно напоминая ему о его ничтожестве ритмичными ударами волн о борта утлого суденышка, кажущегося хрупкой скорлупкой на фоне громады водяных валов. Оказавшись в полной власти провидения, человек поневоле вспоминает все свои прегрешения и клянется впредь никогда не нарушать евангельские заповеди. И если судьба оказывается к нему милостива, он вспоминает эти унизительные мгновения с внутренним содроганием.

Какими же нелепыми казались пережившему все это жалкие потуги людей навязать морю свою волю! Из всех их смешных затей такого рода самой дурацкой Дэниелу казалась спортивная рыбалка. Она была, на его взгляд, сродни дуэли, только сражаться приходилось не с человеком, а с самой дикой природой. Угадать исход этого поединка несложно.

Стоя на уступе скалы между Верджилом и Хэмптоном, вооруженными длинными удилищами и рыболовными баграми, Дэниел с ухмылкой наблюдал, как его приятели суетятся и пыжатся, пытаясь продемонстрировать ловкость и сноровку в противоборстве с одной из могущественных сил на планете. Наградой за их дерзость служили несколько пойманных рыбин. Каждый новый трофей вызывал у всех присутствующих бурю восторга и шквал радостных эмоций.

Верджил умудрился поймать огромного тунца, Хэмптону пока не везло, но это абсолютно его не огорчало, он продолжал наслаждаться задумчивым созерцанием величественной водной стихии. Сидевший рядом со своим старшим братом Данте не проявлял к рыбалке никакого интереса и явно был далек от восхищения картиной торжества явлений высшего порядка.

– Когда, по-вашему, сюда прибудут дамы? – наконец спросил он у Дэниела.

Но Дэниелу и самому хотелось бы знать ответ на этот вопрос; ему не терпелось увидеться с Дианой, вдохнуть запах ее волос, полюбоваться ее нежной кожей и румянцем, вспыхивавшим всякий раз, когда их взгляды встречались. Где же, черт бы ее подрал, она запропастилась?

Он заставлял себя не оборачиваться, но постоянно прислушивался к звукам, доносившимся со стороны дороги, по которой должны были приехать экипажи с дамами. Но пока его чуткий слух еще не уловил ни звуков дробного стука лошадиных копыт по каменистому проселку, ни конского храпа, ни скрипа рессор карет и двуколок, ни звонкого женского смеха. Опечаленный этим, он даже не удостоил нетерпеливого юношу ответом и лишь сильнее помрачнел.

– Когда же ты наконец угомонишься, ненасытный жеребец? – проворчал Верджил, с досадой покосившись на голову брата. – Ты хотя бы понимаешь, что дуэль с кем-то из разъяренных мужей, которым ты наставил рога, закончится для тебя печально? Если кто-то из них вызовет тебя, можешь считать, что ты покойник.

– Это наводит меня на мысль, что ему пора брать уроки фехтования и стрельбы у шевалье Луи, – заметил Хэмптон. – Учитывая его очевидную склонность к гимнастическим упражнениям, пусть и особого сорта, можно не сомневаться, что плата за учебу себя оправдает.

Данте поднял голову и вполне серьезно промолвил:

– Вы же не верите на самом деле, что кто-то из этих старых пердунов оскорбится и вознамерится наказать меня за мои невинные шалости с их женами, изнемогающими от неудовлетворенности? Помилуйте, мистер Хэмптон, да им на это наплевать.

– Это как сказать, – усмехнувшись, возразил ему Верджил. – Даже скопцу обидно, когда у него за спиной все постоянно насмехаются над его немощью. Кому приятно прослыть рогоносцем по милости какого-то безусого юнца, исключенного из-за своей неуемной похоти из учебного заведения?

– Юнца? – Данте расхохотался. – Да я ненамного моложе вас!

– Тем более пора бы понимать, что такое безответственное поведение чревато печальными последствиями!

Дэниела их пикировка мало интересовала. Куда больше занимали его звуки, все явственнее слышавшиеся со стороны дороги. Несомненно, это был шум приближающихся экипажей.

Наконец-то!

Душа его возликовала, но лицо осталось бесстрастным. Он притворился, что все его внимание устремлено на леску удилища, и даже не обернулся, хотя один лишь долгожданный звук наполнил его гулко стучавшее в груди сердце приятными предчувствиями скорой встречи с Дианой.

Томление плоти становилось невыносимым. Он уставился на море, борясь изо всех сил с желанием заскрежетать зубами: проклятые пенистые гребни волн пробуждали в его памяти воспоминания о журчащем лесном ручейке и цветущих крокусах, в окружении которых они предавались сладостным ласкам; крики чаек звучали почти как утробные женские стоны, а шум прибоя походил на шелест листвы деревьев, под сенью которых они с Дианой тогда чуть было не распростерлись, сраженные стрелами Купидона. Какая досада, подумалось Дэниелу, что он тогда не овладел ею...

Он закрыл глаза, пытаясь избавиться от этих пагубных видений и коря себя за непростительные юношеские порывы. Нельзя же уподобляться Данте, он давно уже не бесшабашный повеса, не видавший больших жизненных затруднений. Ему не к лицу изнывать от неудовлетворенной страсти к юной невинной девице и терзаться наивными грезами. Лучше встряхнуться и подумать, что он скажет ей при встрече.

– А вот и наши леди! – раздался чей-то восторженный возглас, и всем рыбакам стало не до клева.

Как и другие, Дэниел стал сматывать удочку. Лакеи принялись шустро доставать из корзин салфетки, посуду, вина, закуски и фрукты. Дэниел перехватил острый взгляд графа, устремленный из-под насупленных кустистых бровей в сторону одного из экипажей, сам взглянул туда же и узнал в даме, выходящей из кареты, Пенелопу. С высокой прической и в новом роскошном наряде она выглядела очень соблазнительно.

Следом на лужайку величаво вышли еще две прекрасные дамы в шикарных платьях для пикников и прогулок. Их головы увенчивали широкополые соломенные шляпы с шелковыми бантами и причудливыми декоративными перьями, плодами и ягодами.

Сердце Дэниела замерло в ожидании появления третьей спутницы графини – богоподобной девы с большими невинными глазами, повергающими мужчин в оторопь.

Но вместо этого ангельского создания из кареты выбрался заспанный лакей и захлопнул за собой дверцу.

Разочарование, охватившее Дэниела, не поддавалось описанию словами. Собравшись с духом, он подошел к графине, окруженной двумя очаровательными спутницами, которые что-то щебетали, не слушая друг друга, и отвесил ей поклон.

– Как я рада, мистер Сент-Джон, что и вы здесь, чтобы за меня заступиться! – проворковала она, поглядывая на своего непредсказуемого супруга, который пока наблюдал за ней издали.

– Я с удовольствием исполню роль вашего верного пажа, миледи, но меня тревожит отсутствие в вашей свите моей кузины. Где Диана? Ответьте же скорее, не томите! – воскликнул он, отмечая, как похорошела Пенелопа, обретя долгожданную свободу.

– Она предпочла остаться в усадьбе и отоспаться. Мне стыдно признаться, но это я виновата в ее недомогании после бессонной ночи. Честно говоря, я тоже хотела понежиться подольше в постели, но... – Она выразительно взглянула в сторону графа, покосилась на своих спутниц и доверительно добавила: – Приходится крепиться, быть мужественной и все такое прочее... В общем, вы меня понимаете.

Дэниел кивнул, хотя предпочел бы, чтобы графиня воздержалась от поездки на взморье и не оставляла свою подопечную без присмотра. Разумеется, самой Пенелопе до Дианы было мало дела, но Дэниела ее благополучие не могло не волновать. Особенно насторожило его подозрительное отсутствие среди прибывших вместе с графиней Эндрю Тиндала. Он, как вскоре выяснилось, тоже занемог и остался в усадьбе. Это означало, что Диана в доме не одна, – слуг Дэниел в расчет не брал как людей, не представляющих для нее никакой угрозы.

– Прошу вас простить меня, графиня, – сказал он. – Мне нужно срочно вернуться в имение. Меня не на шутку тревожит недуг, подкосивший мою кузину. О вас же позаботятся ваши славные братья, не сомневаюсь, что они сумеют оградить вас от любых нападок недоброжелателей. Желаю вам приятного пикника, миледи.

С этими словами Дэниел повернулся и быстро пошел к своей роскошной карете, запряженной четверкой вороных. Верджил и Хэмптон проводили его недоуменными взглядами, нахмурились и, переглянувшись, побежали его догонять.

– В чем дело? Вы покидаете нас, Сент-Джон? К чему такая спешка? – спросил Верджил, подбежав к карете. Вид у него был взъерошенный, как у драчливого воробья. Хэмптон сверлил дезертира пытливым взглядом и угрюмо помалкивал.

– Обстоятельства вынуждают меня срочно вернуться в усадьбу, Дюклерк. А вам рекомендую безотлагательно примкнуть к свите вашей сестры, пока не возникли неприятности, – сухо ответил ему Дэниел через окошко кареты.

– Что стряслось? Мы требуем объяснений! – стоял на своем Верджил. – Вы ведете себя не спортивно, настоящие рыбаки друзей не бросают. Не правда ли, Хэмптон?

Адвокат кивнул.

– Диана слегла в постель, возможно, ей потребуется моя помощь, – ответил Дэниел, даже не улыбнувшись его шутке. – Трогай, голубчик! – крикнул он кучеру.

– Позвольте мне поехать с вами! – крикнул Верджил и схватился за ручку дверцы. – Я вам пригожусь.

– Здесь вы нужнее, оставайтесь со своей сестрой, – непререкаемым тоном промолвил Дэниел. – Графиня нуждается в защите.

В голубых глазах Верджила промелькнула обида.

– Вместо него поеду я, – твердо заявил Хэмптон. – Вторжение всей этой беспокойной компании в сей восхитительный уголок первозданной природы бесповоротно отбило у меня охоту здесь оставаться. День загублен! Пожалуй, я все-таки уеду вечером в Лондон. Надеюсь, вы не станете возражать, Сент-Джон?

Дэниел обреченно вздохнул, вынужденный смириться с тем, что ему не удастся побыть наедине с Дианой, оставшейся в доме без присмотра. Видимо, опытный адвокат что-то заподозрил во время карточной баталии в дамском будуаре. А вдруг и графиня тоже почуяла флюиды, которыми они обменивались с Дианой? Да и негодяй Тиндал весьма чуток.

Проклятие!

– Так и быть, залезайте в карету, – неохотно бросил он навязчивому Хэмптону. – Ваше общество не обременит меня.

Карета тронулась с места. Проводив ее взглядом, Верджил пробормотал что-то себе под нос и направился к дамам, чьи звонкие возбужденные голоса и громкий смех свидетельствовали о том, что у них разыгрался аппетит. Слуги торопливо заканчивали приготовления к пикнику. Граф Гласбери прохаживался неподалеку, хищно раздувая ноздри и бросая пламенные взгляды в сторону Пенелопы, которая демонстративно игнорировала его. Верджил понял, что скандала не избежать, и ускорил шаг. Ему показалось, что над морем сгущаются тучи.

Глава 16

В ожидании скорой встречи с викарием Диана лихорадочно повторяла слова, которые собиралась произнести, войдя в его домик. Трогательные картинки предстоящей драмы будоражили ее разыгравшееся воображение, пробуждая воспоминания о многих тоскливых годах одинокого прозябания в интернате, в течение которых единственным ее утешением была мечта о воссоединении с родственниками. На глаза Дианы навернулись слезы.

Она заморгала, пытаясь побороть нахлынувшие чувства, и, в конце концов, резонно возразила себе, что викарий может ее вообще не принять, будучи либо однофамильцем, либо слишком дальним родственником, седьмой водой на киселе, которому недосуг копаться в своей родословной.

Но как ни пыталась Диана внушить своему растревоженному сердцу, что нельзя трепетать прежде времени, щемящая боль в груди нарастала. И чем дольше отсутствовал мистер Тиндал, тем сильнее становилось охватившее Диану тревожное предчувствие. Минул час, а он словно в воду канул.

Она то и дело подходила к окну взглянуть, нет ли на улице знакомой двуколки. Номер в трактире любезно оплатил Тиндал, чтобы избавить ее от неудобств ожидания в общем зале. И она была ему за это признательна.

Обстановка комнаты была скромной, но приличной: муслиновые занавески на окошке, покрывало из такой же ткани на кровати, миленькие желтые подушки, пододеяльник василькового цвета. Именно такой Диана и представляла свою новую обитель в Париже, пока ехала туда из Руана. Дэниел же поселил ее в хоромах, где она чувствовала себя розовым бутоном, помещенным в хрупкую фарфоровую вазу.

Но вот наконец к трактиру подкатил кабриолет Тиндала. От волнения кровь застучала у Дианы в висках, а на щечках запылал румянец. Она порывисто распахнула дверь, намереваясь побежать Тиндалу навстречу, но замерла на пороге, услышав его приближающиеся торопливые шаги. Разговаривать в коридоре было неприлично, и, собравшись с духом, Диана стала ждать.

Спустя минуту Тиндал уже рассказывал ей о результатах своей поездки в деревню. Встретившись со старым викарием, он сообщил ему, что с ним желает увидеться некая мисс Албрет, его предполагаемая родственница. Но священник не выказал в связи с этим ни восторга, ни желания удовлетворить просьбу Дианы, сославшись на слабое здоровье и усталость. К тому же викарий был уверен, что в родстве они с мисс Албрет не состоят, а потому никакого смысла в свидании с ней он не усматривал. Этот рассказ охладил пыл Дианы и поверг ее в уныние, породив пустоту в душе, истерзанной бесплодными надеждами.

Она подошла к окну, свет в котором, как ей показалось, внезапно потускнел, и затуманившимся взором окинула пустынную улочку. Рыдания подкатили к горлу. На мгновение Диане почудилось, что она задыхается и вот-вот упадет в обморок. Такой несчастной и одинокой она давно себя не чувствовала.

– Мне мучительно больно видеть, мисс Албрет, как вы страдаете, – положив теплую ладонь ей на плечо, сочувственно, промолвил Тиндал. Этот отеческий жест принес ей некоторое облегчение.

– Коль скоро мы с викарием не родственники, то и встречаться нам бессмысленно, – упавшим голосом ответила Диана. – Благодарю вас, мистер Тиндал, за то, что вы проведали его и избавили меня от унизительного конфуза.

Она обернулась и увидела, что Тиндал смотрит на нее с неподдельной скорбью. Ей стало чуточку неловко за то, что она огорчила такого участливого и добропорядочного джентльмена, и она поспешила исправить свою ошибку, промолвив:

– Все непременно образуется. Просто мне хотелось разыскать кого-нибудь из своих родственников, чтобы не чувствовать себя одинокой.

– Но ведь у вас есть кузен, – возразил ей Тиндал.

– Да, вы правы, – пролепетала Диана.

Она потупилась, устыдившись своей лжи: ведь в действительности Дэниел не был ее кузеном, да и с ним она решила расстаться, легкомысленно возложив на встречу с викарием слишком много надежд. Испытав удручающее разочарование, Диана даже не знала, где ей теперь жить и как зарабатывать на хлеб.

– Вы подавлены, мисс Албрет, – сказал Тиндал. – Я это предвидел и заказал ужин, его подадут нам в номер. Согласитесь, что сейчас вам не хочется ощущать на себе посторонние взгляды, вы и без того расстроены.

– Я вам очень благодарна, мистер Тиндал, вы так предусмотрительны! – воскликнула Диана, тронутая такой заботой. – Действительно, теперь я бы меньше всего хотела очутиться в обществе любопытных незнакомцев.

– Рад слышать, что мое общество вам не в тягость, – с обворожительной улыбкой промолвил Тиндал. – Полагаю, что беседа отвлечет вас от неприятных мыслей, а ужин поднимет вам настроение. Не повредит и бокал доброго вина!

– Признаться, я не голодна, однако с удовольствием проведу некоторое время в вашем обществе. Вы всегда предупредительны и любезны, мистер Тиндал, я ценю ваше внимание к моей скромной персоне, – сказала Диана, зардевшись.

– Вам обязательно нужно что-то съесть, мисс Албрет, иначе вы рискуете упасть в голодный обморок, – заметил Тиндал, косясь на ее бюст. – А мне еще предстоит доставить вас обратно в имение.

Однако возвращаться в усадьбу Диане в данный момент совершенно не хотелось, хотя рано или поздно она должна была это сделать. Но прежде ей требовалось успокоиться, собраться с мыслями и сделать выводы из постигшего ее разочарования.

Ужин был подан в номер на трех подносах, которые внесли лично хозяин заведения, его супруга и дочь. Они пододвинули стол к окну и принесли еще один стул.

– Пахнет аппетитно, – заметила после их ухода Диана, разглядывая содержимое кастрюль – жаркое из телятины, куриное рагу, запеченный картофель и хрустящий хлеб. Все это следовало запить вином, бутыль которого красовалась в середине стола. У Дианы потекли слюнки.

– Незамысловатая сельская пища, – со вздохом сказал Тиндал. – Мне она больше по душе, чем экзотические яства, которыми потчуют гостей на лондонских раутах. У меня от них изжога.

Диана хихикнула и кивнула в знак согласия. Тиндал указал ей рукой на стул, и она села.

– Вы один из милейших людей, которые мне когда-либо встречались, мистер Тиндал!

Он скромно улыбнулся и налил ей вина в бокал.

– Любой джентльмен поступил бы так же, мисс Албрет. Что ж, попытаюсь поднять вам настроение, чтобы вы снова безмятежно улыбались. Ваше здоровье!

Они выпили, и битый час он развлекал ее шутками и приятной беседой. Смутная тревога и горечь разочарования постепенно оставили Диану, сменившись беспричинным весельем. Заметив, что она пьяна, Тиндал выдержал паузу и поинтересовался:

– Позвольте спросить, мисс Албрет, отчего вас так расстроила сегодняшняя неудача? Неужели вам настолько важно разыскать своих родственников? Вас беспокоит ваше нынешнее положение? Вы чем-то недовольны? Поделитесь со мной своими тревогами, и вам полегчает.

Диана положила вилку и сказала, наморщив лоб:

– Нельзя удовлетворяться достигнутым, пока ты молод, я бы хотела как-то изменить свою жизнь, внести в нее разнообразие.

– Вы абсолютно правы! – воскликнул Тиндал. – Тем более что о вашем кузене ходят самые невероятные слухи. Вам следует как можно скорее покинуть его дом. Дело в том, что Сент-Джон считается в свете темной лошадкой. У него нет родословной, разбогател он благодаря различным махинациям, обзавелся полезными знакомствами, соблазняя влиятельных дам, а теперь вот ввел в высшее общество вас. При этом он отпугивает ваших поклонников, держится с вами вовсе не как родственник. Я видел, как он танцевал с вами на балу... Поймите меня правильно, мисс Албрет, но люди все подмечают. Ваше имя начинает обрастать сплетнями и домыслами, что может повредить вашей репутации...

Диана поджала губы, ее симпатии к собеседнику поблекли, хотя никакого потрясения от его совета она не испытала, граф Гласбери уже говорил нечто подобное о Сент-Джоне. Молчание затягивалось, однако Тиндал истолковал его по-своему.

– Прошу вас извинить меня за нескромный вопрос, мисс Албрет, он обусловлен моей искренней тревогой за вас. Вы так молоды и наивны, так свежи и невинны, что я не могу не поинтересоваться вашими отношениями с кузеном. Признайтесь, он вас домогается? В тот вечер, когда мы играли в карты в вашем будуаре, я почувствовал, что вы его боитесь, и не без оснований: он явно питает к вам далеко не родственные чувства!

– Вы заблуждаетесь, мистер Тиндал! – пролепетала Диана, побледнев как белоснежная скатерть, которой был накрыт стол.

Лицо Тиндала просветлело, он облегченно вздохнул:

– Право же, вы меня успокоили! Я рад это слышать. Меня ввели в заблуждение ваши слова о неудовлетворенности вашим нынешним положением, и я подумал, что...

– Но я вовсе не имела в виду, что собираюсь убежать от своего кузена! – солгала Диана, покраснев как алый мак. Такая направленность беседы была ей не по нутру: как ни любезен был мистер Тиндал, отцом ей он не доводился. – Я подразумевала совсем другое: то, что у меня нет состояния, мой праздный образ жизни, постылые светские рауты, балы и званые обеды. Все это, возможно, весело и славно, но мне пора задуматься о будущем. Я не хочу становиться бедной родственницей, зависящей от милости своих богатых покровителей. Такая роль меня совершенно не устраивает.

– Похвальное умозаключение, – отметил Тиндал, упершись локтями в столешницу и сцепив пальцы. Он положил подбородок на руки и вкрадчиво произнес: – Хочу сказать, мисс Албрет, что я готов оказать вам любое содействие. Вы меня понимаете?

Диана посмотрела в его честные голубые глаза и прочла в них искреннюю озабоченность, однако что-то в его тоне ее насторожило, поэтому она кивнула и промолчала.

Он продолжал:

– Почему бы нам не стать добрыми друзьями? Кто знает, быть может, со временем наши отношения перерастут и в нечто большее, чем дружба...

Все завертелось у Дианы перед глазами, она приросла к стулу и онемела от изумления.

Тиндал протянул руку и коснулся ее подбородка.

– Конечно, я значительно старше вас, но в этом нет ничего необычного. Вы понравились мне, едва лишь я вас увидел, и с тех пор я лелею надежду, что вы примете мою симпатию к вам благосклонно и не отвергнете мои ухаживания.

Диана широко раскрыла глаза: он набивался в кавалеры!

Воспользовавшись ее замешательством, Тиндал встал и наклонился. Она не сразу сообразила, зачем он это сделал, но спустя мгновение все разъяснилось.

Милый, любезный, честный мистер Тиндал поцеловал ее. Она не сопротивлялась.


– Не вижу оснований предполагать, что он последовал за Дианой, – сказал Хэмптон, успокаивая разволновавшегося Дэниела, который смотрел в окно кареты. – Он уехал значительно позже и, возможно, другой дорогой.

– Скоро все выяснится, – сказал Дэниел, – я буду рад оказаться в дураках.

Прибыв в усадьбу, они не обнаружили в доме ни Дианы, ни Тиндала, но, расспросив прислугу, узнали, что служанка Мэри рассказала Диане о викарии Албрете из своей деревни Фенвуд. Конюх же сообщил им, что вскоре после ухода Дианы из усадьбы Тиндал велел подготовить для него экипаж. Подозрения Дэниела окрепли, и он решил немедленно отправиться на их розыски.

– Он производит впечатление приличного человека, – продолжал рассуждать его спутник. – Все считают его порядочным и честным, не думаю, что он способен на подлый поступок.

Дэниел имел основания придерживаться иного мнения. Он знал, что Тиндал питает слабость к юным красавицам, особенно к девственницам с хорошими манерами, нежной белой кожей и темными волосами, желательно – беззащитным и нуждающимся в покровительстве богатого и влиятельного мужчины.

Карета свернула на глинистый проселок и поехала медленнее. Терпение Дэниела истощалось. Хэмптон оставался невозмутимым, что бесило Дэниела: адвокат явно недооценивал опасность, нависшую над Дианой.

– Если вы так уверены в порядочности Тиндала, – раздраженно пробурчал он, – тогда зачем вы составили мне компанию?

– Буду с вами откровенен, – со вздохом отвечал Хэмптон. – Я поехал с вами исключительно ради вашего же благополучия, чтобы удержать вас от необдуманных поступков. – Он кивнул на пистолеты, прикрепленные к стенкам кареты.

– Если мне потребуется прикончить негодяя, – процедил Дэниел, – я убью его голыми руками.

– В этом я не сомневаюсь, – усмехнувшись, сказал адвокат. – По-моему, у вас богатый опыт в делах такого рода. Но сегодня вам это не удастся, я об этом позабочусь.

Карета достигла окраины Бринли, Дэниел попросил кучера ехать помедленнее, и приятели стали внимательно всматриваться в окрестности. Наконец Дэниел заметил у трактира знакомую двуколку. Велев кучеру остановиться, приятели выскочили из кареты.

– Где хозяин кабриолета?– спросил у трактирщика Дэниел.

– Наверху, в номере, – ответил тот.

– Он там один?

Трактирщик молча покачал головой. Дэниел метнулся к лестнице. Хэмптон схватил его за локоть, воскликнув:

– Не делайте поспешных шагов!

Дэниел оттолкнул его и стал бегом подниматься на второй этаж, перепрыгивая через две ступеньки. Первый номер пустовал, Дэниел рванул на себя дверь второго и замер, потрясенный представшей его взору сценой, на пороге.

Склонившись над сидящей Дианой, Тиндал жарко целовал ее в губы, сжав ей голову ладонями. Она же словно приросла к стулу, раскраснелась и не пыталась оттолкнуть его. Дэниел пришел в ярость и шагнул к столу. Тиндал, услышав звук его шагов, обернулся и отпрянул от Дианы. Тихо охнув, она закрыла лицо руками и отвернулась.

Дэниел стал медленно приближаться к Тиндалу, намереваясь превратить его физиономию в кровавый рубленый бифштекс. Но Хэмптон сжал ему локоть и прошептал:

– Опомнитесь! Не забывайте, с кем вы имеете дело! Будьте благоразумны!

Это отрезвило Дэниела. Тиндал не сводил с него глаз. Диана уронила руки на колени и уставилась невидящим взглядом в окно. В номере воцарилась тягостная тишина.

– Мисс Албрет, оставьте нас, пожалуйста, одних, – сказал Хэмптон уверенным голосом юриста.

Диана сочла разумным промолчать и выскользнула из комнаты. Все и так было понятно, оправдываться не имело смысла, Дэниел застал ее в номере в объятиях другого мужчины. Как только дверь за ней захлопнулась, Тиндал сел, выпил бокал вина и сказал:

– Это всего лишь невинный поцелуй, господа! Диана восприняла его благосклонно, и я не вижу причин для скандала!

Дэниел боролся с желанием задушить этого негодяя. Почувствовав это, Хэмптон встал между ним и Тиндалом.

– Вы скомпрометировали девушку уже тем, что заманили ее в номер, – строго сказал он. – Возможно, она этого не поняла, но вы-то знали, что делаете. Нужно найти выход из этого двусмысленного положения.

– Я готов заплатить умеренную компенсацию, – предложил Тиндал.

– Диана – не молочница, от которой можно откупиться парой фунтов!

– Позволю себе с этим не согласиться! Уж не намекаете ли вы на то, что я, как джентльмен, обязан теперь жениться на этой бесприданнице?

– Разрази меня гром, если я допущу это! – воскликнул Дэниел, побагровев от негодования.

Тиндал расхохотался:

– Вы так отстаиваете честь этой милой, но безродной девицы, будто бы сами имеете на нее виды. Но согласитесь, она пустышка! Право же, господа, нужно решить это недоразумение миром.

– И что же вы предлагаете?

– Я готов взять ее в жены, но при условии, что мне простят карточный долг и заплатят двадцать тысяч наличными, – не моргнув глазом ответил Тиндал.

– Сорок тысяч... Не многовато ли?

– Полагаю, что дело того стоит. Я мог бы вообще не обсуждать этот пустячный вопрос!

– А я вполне бы мог вас прикончить, – заметил Дэниел, теряя терпение.

– Вы мне угрожаете? – прищурившись, спросил Тиндал.

– Он взбешен, а вы провоцируете его на грубость, – сказал Хэмптон.

Тиндал смерил Дэниела насмешливым взглядом:

– Ах, какие мы чувствительные! Вы защищаете ее так, словно бы она – ваша родная сестра.

Дэниел рассвирепел. Он давно искал случая поквитаться с этим мерзавцем, и вот теперь сама судьба давала, ему шанс исполнить свой долг.

– Довольно! – вскричал он. – Никаких соглашений, только дуэль. Завтра утром в Лондоне я пришлю к вам своего секунданта. Прощайте!

Тиндал побледнел.

Глава 17

Казалось, в доме объявлен траур в связи с чьей-то внезапной кончиной. Тишина становилась уже невыносимой, но Диана стоически терпела гнетущую атмосферу. Своим легкомысленным поведением в трактире она запятнала собственную репутацию и бросила тень на доброе имя Дэниела и его сестры. Теперь из-за ее глупости страдали порядочные люди.

Посещавшие Дэниела мужчины выглядели так, словно они пришли на поминки. Чаще других приходил адвокат Хэмптон, заезжал и Верджил Дюклерк. Других посетителей Диана не знала. Как-то раз вечером пришел седоволосый человек благородной наружности и сразу же проследовал в кабинет. Диана видела его мельком, когда он проходил через библиотеку, где она читала книгу.

Она тихонько подкралась к двери кабинета, припала к ней ухом, но ничего не услышала: массивная дверь надежно хранила секреты хозяина. Дэниел проводил в кабинете большую часть дня и почти не разговаривал с Дианой с тех пор, как они вернулись в Лондон. После резкого разговора с Тиндалом он лишь поинтересовался, не обидел ли ее злодей. Она попыталась было оправдаться, но слушать ее он не пожелал.

На другой день после скандального происшествия они вернулись в Лондон. В карете Диана сидела одна, Дэниел предпочел путешествовать с кучером на козлах. Багаж прибыл позже, в карете графини, о нем позаботился Хэмптон.

Седоволосый мужчина аристократического вида находился в кабинете недолго, вскоре он вышел оттуда с лицом персонажа греческой трагедии. Дверь после его ухода осталась приотворенной, Диана собралась с духом и вошла в кабинет без стука.

Дэниел молча смотрел в окно.

– Нам надо объясниться, – сказала Диана. – Я хочу вернуться во Францию, так будет лучше и для вас, и для меня.

– В этом нет необходимости, ты ни в чем не виновата, – не оборачиваясь, сказал Дэниел.

– Мне следовало предвидеть последствия своего легкомысленного поведения, – возразила она. – Вина целиком лежит на мне.

– Ошибаются даже опытные люди, – глухо произнес Дэниел, не удостоив ее и взглядом.

Между ними вновь возникла невидимая стена, от их прежней доверительности не осталось и следа. Она почувствовала, что стала ему обузой, и зябко поежилась.

– Все было совсем не так, как вы думаете! – запинаясь произнесла она, ощущая себя школьницей, оправдывающейся за невинную шалость. – Тиндал вызвался подвезти меня в своей двуколке до деревни, а потом предложил подождать его в трактире, а сам отправился к викарию в Фенвуд, узнать, желает ли тот меня принять...

Дэниел обернулся:

– А вернувшись оттуда, он заказал обед в номер, ты выпила вина и размякла, он же вдруг повел себя вовсе не так, как следует отцу или заботливому дяде. Верно?

– Да, – растерянно ответила она.

– А потом он что-то говорил о любви и даже, как я предполагаю, о браке.

– Именно так! Откуда вам это известно?

– А потом он начал тебя целовать и обнимать. И ты позволила ему все это!

– Я была ошеломлена! Все получилось так неожиданно, так быстро...

– Это не имеет значения!

– Отчего же? Именно это как раз и решило все дело! И вообще ничего особенного не произошло! Вы сами все видели! – запальчиво воскликнула Диана.

– Чем вы там занимались, я толком не понял, – сухо ответил Дэниел. – Однако я твердо знаю, что произошло бы, если бы я туда не приехал. Тиндал не удовлетворился бы поцелуями. Ведь его репутации ничто не угрожало, ты сама согласилась уединиться с ним в номере.

Диана растерялась и не сразу подобрала слова для ответа. Она действительно вела себя как доверчивая дурочка.

– Но кому какое до меня дело? – пролепетала она. – Да никто бы никогда и не узнал, что я ужинала с Тиндалом в трактире!

– Святая наивность! – всплеснул руками Дэниел. – Такие происшествия моментально становятся притчей во языцех. Впрочем, я сам об этом побеспокоюсь, не забивай себе этим голову.

В душе Дианы шевельнулось тревожное подозрение.

– Скажите, а кто этот суровый мужчина, который только что вышел от вас. Шевалье Корбе? Раньше он сюда не приезжал.

Дэниел прошелся по комнате, остановился у стола и неохотно ответил:

– Мы с ним старые приятели, я попросил его об одной услуге.

– Какой услуге? Боже, что вы наделали! Неужели вызвали Тиндала на дуэль? – в ужасе вскричала Диана.

– Разумеется! – отрезал Дэниел.

– Что? – Диана не поверила своим ушам. – Но ведь я не довожусь вам родственницей! Вы же не несете за меня никакой ответственности! Зачем же пытаться убить из-за меня невинного человека? А вдруг он убьет вас? Из-за сущего пустяка, легкого поцелуя! Какая дикость! А что станет с Жанеттой, со мной, с Полем в случае вашей гибели? Каково будет мне винить себя в вашей смерти до конца своих дней?

– Не волнуйся; я все предусмотрел, – заверил ее Дэниел. – Я написал на всякий случай завещание, в котором отдал соответствующие распоряжения относительно твоего благосостояния.

– Мне ваши деньги не нужны! Я хочу, чтобы вы отказались от дуэли. Это безумная и бессмысленная затея! А что, если мне были приятны его знаки внимания? А может, он искренне желает стать моим кавалером? А вдруг я благосклонно приняла его поцелуй, намереваясь стать супругой второго сына маркиза?

Дэниел рассеянно перекладывал бумаги с места на место.

– Возможно, все так и было, – сказал он. – Но это ничего не меняет. Вызов брошен, отступать поздно.

Диану подмывало разубедить его в этом, но доказывать свою невиновность и убеждать Дэниела, что поцелуй Тиндала был ей противен, она не стала, не желая подливать масла в огонь его гнева. Однако ей было неприятно, что Дэниел допускает, что она флиртовала с Тиндалом и даже могла ему отдаться. В сложившихся обстоятельствах требовалось действовать осмотрительно, чтобы не допустить дуэли. Ей страшно было даже подумать, что Дэниел может погибнуть. И она решила заронить в нем сомнение в правильности принятого им решения, и заставить отказался от поединка.

– Вы поступаете не только глупо, но и лицемерно, – выпалила она, подойдя к столу. – Вспомните, что вы позволили себе в карете! Поцелуями тогда дело не ограничилось...

– Я все помню и, тем не менее, нахожу свое поведение нормальным. Тебе этого не понять, – ответил Дэниел. – И прошу не равнять меня с Тиндалом!

– Не вижу никакой разницы в вашем поведении! – пылко возразила Диана. – Разве что мистер Тиндал имел в отношении меня серьезные и благородные намерения, о чем сразу же мне и сказал! В отличие от вас...

– Да как можно верить этому негодяю! – взорвался Дэниел. – Так или иначе, одному из нас придется дорого заплатить за свои похотливые поползновения.

– И когда же состоится дуэль?

– Сейчас Луи встречается с Тиндалом. Полагаю, что скоро все решится.

– А Жанетта знает, что вы задумали?

– Безусловно.

– Уверена, что она умоляла вас отказаться от своей безумной затеи!

– Тут вы с ней расходитесь во мнениях, она одобрила мое решение.

– Подозреваю, что она просто не знает всех подробностей дурацкого происшествия в трактире, – растерянно произнесла Диана. – Но я сейчас же поделюсь ими с ней.

Она повернулась, чтобы пойти к его сестре и обрести в ее лице единомышленника, но Дэниел охладил ее пыл, сказав совершенно немыслимую вещь:

– Не торопись, она все знает в мельчайших деталях.

Диана вздрогнула, однако не остановилась.


– Отговорите его от этой авантюры! – заявила она Жанетте, которую нашла в гостиной.

– Это не в моих силах, – сказала сестра Дэниела, отрешенно глядя в камин. Сегодня она выглядела необычно подавленной и бледной, на лице у нее прибавилось морщин.

Диана принялась расхаживать взад и вперед по комнате, пытаясь найти выход из тупика. Тревога и тоска в ее сердце становились невыносимыми.

– Дэниел воспринял все чересчур болезненно, – наконец промолвила она. – По-моему, дуэль из-за такого пустяка – это нелепость! Неужели нельзя договориться с Тиндалом по-хорошему?

– Отчего же? Можно. Он изъявил готовность жениться на тебе при условии, что ему заплатят за это сорок тысяч фунтов.

– Ваш брат скорее умрет или убьет, чем выполнит это требование?

– Отнюдь нет! Причина его отказа в другом!

– В чем же именно?

Жанетта комкала в руках края шали.

– Ему претит мысль о том, что ты пожертвуешь собой ради предотвращения дуэли.

– Но выбор следовало сделать не ему, а мне! – запальчиво возразила Диана.

– Мой брат думает иначе. И, честно говоря, он в любом случае не отдаст тебя Тиндалу, скорее убьет его, чем допустит, чтобы этот негодяй овладел тобой.

Диана положила руку ей на плечо и спросила, глядя в глаза:

– Дэниел сказал, что вам все известно. Может быть, я чего-то не знаю или не понимаю?

Жанетта тяжело вздохнула.

– Так и быть, я попытаюсь объяснить, как все обстоит на самом деле. Видишь ли, Диана, тебе не нужно ни в чем себя винить. Тиндал заманил тебя в трактир умышленно, чтобы спровоцировать моего брата бросить ему вызов. Накануне Тиндал проиграл Дэниелу в карты двадцать тысяч, и отдавать их ему не хочется, В случае смерти Дэниела долг исчезнет.

– Как это подло! Как низко! Джентльмены так не поступают! – взвизгнула Диана.

– А кто тебе внушил, что Тиндал – джентльмен? – Жанетта истерически расхохоталась. – Он злодей, не брезгующий ради своей выгоды никакими средствами, Поль тоже придерживается такого мнения, это он предположил, что Тиндал использовал тебя как приманку. А Хэмптон просто уверен в этом.

Ошарашенная, Диана понурилась. Получалось, она стала пешкой в большой мужской игре! Добряк оказался расчетливым и коварным мерзавцем! И все его услуги – банальное притворство. Она же наивно поверила ему и плясала под его дудку. В результате ему удалось осуществить свой злодейский план.

Одно дело – быть послушной куклой Дэниела, другое – марионеткой злодея Тиндала. Боже, какая же она дура!

Но ужаснее всего было то, что по ее вине над Дэниелом нависла смертельная угроза.

– Значит, Тиндал уверен в своей победе? – спросила она.

– Он снискал себе славу лучшего стрелка Англии, – с мрачным видом ответила Жанетта.

– Надо предотвратить эту дуэль! – воскликнула Диана.

– Это невозможно, уже слишком поздно. Мне ли не знать своего брата? Он обязательно встретится с Тиндалом с единственной целью – убить его.


Дождавшись, пока в доме все стихло, Диана встала с кровати, преисполненная решимости осуществить свой план. Она созрела для решительного шага и не собиралась отступать. Угроза гибели, нависшая над Дэниелом, помогла ей разобраться наконец в своих чувствах к нему.

Она достала из шкафа модное платье, которое еще ни разу не надевала: весьма фривольного фасона, этот наряд из розового атласа был щедро отделан бахромой и кружевом. Раньше Диана стеснялась даже смотреть на него, теперь же смело сняла ночную сорочку и натянула платье на голое тело. Взглянув на себя в зеркало, она остолбенела: декольте было вызывающе глубоким, плотно обтянутые тканью бедра казались вызывающе крутыми, талия – чересчур тонкой. В таком виде она мало отличалась от парижских кокоток. Но именно это ей и было надо. Ведь она задумала совершить нечто необычное, дерзкое и, пожалуй, даже безумное.

Сердце Дианы екнуло: а вдруг ее план сорвется? Во время их разговора в кабинете он держался подчеркнуто холодно и отстраненно. Тем не менее, она решила попробовать его переубедить, хотя Жанетта и утверждала, что это невозможно. Пусть его сестра остается при своем мнении, это не помешает ей, Диане Албрет, попытать удачи.

Рассудив таким образом, она покинула спальню и пошла на роковое свидание с Дьяволом во плоти.

Глава 18

Подкравшись на цыпочках к двери его комнаты, Диана приоткрыла ее и затаила дыхание, прислушиваясь. В спальне горел свет, но было тихо.

У нее задрожали колени, над верхней губой выступила испарина. Сделав глубокий вдох, она попыталась внушить себе, что бояться нечего. Ведь Дэниел не чужой ей человек, и то, что она задумала, обусловливалось благими намерениями, а не дьявольским наваждением. Ради спасения чьей-то жизни можно и согрешить, это не распутство.

Диана отворила дверь и вошла в комнату.

Экзотический интерьер спальни Дэниела поразил ее настолько, что она замерла, разглядывая оригинальную обстановку: гардероб, украшенный инкрустацией в азиатском стиле, с пышными цветами и райскими птицами, резные столбики по углам огромной кровати, отделанной восточным орнаментом, изящный комод, обильно покрытый резьбой и выполненный из редких пород дерева трех цветов.

Все эти и другие забавные вещицы Дэниел привез из разных стран, в которых бывал в годы своей буйной молодости. Они свидетельствовали о его солидном жизненном опыте, тонком вкусе и пристрастии к необычным изделиям восточных умельцев.

Сам он сидел в кресле возле камина и при свете свечей читал книгу. Одет он был в просторное японское кимоно синего цвета с белым орнаментом, и, глядя на него в таком наряде, Диана живо вспомнила свою спальню в его парижском доме, обставленную в подобном стиле.

Его вытянутые ноги были босы, из-под распахнутых краев кимоно выглядывала обнаженная грудь. Увидеть его таким Диана не рассчитывала, она надеялась, что застанет его спящим под одеялом в темной комнате. Неожиданная картина смутила ее и обескуражила.

Отдыхающий идол был великолепен. Даже расслабленный, он излучал особую притягательную энергию, которая всегда необъяснимым образом воздействовала на Диану и заставляла ее кровь струиться быстрее. Причудливая игра света и тени на его мужественном лице придавала ему суровости, темные глаза светились, словно таинственные далекие звезды.

Дэниел не слышал, как она вошла, и продолжал читать. Диана застыла на пороге, со страху потеряв голос, и лишь с большим трудом хрипло спросила:

– Что вы читаете?

Он вздрогнул и пробурчал:

– Стихи.

Он поднял голову и взглянул на нее.

Диане почудилось, что он видит ее голое тело сквозь ткань, и она смущенно переступила с ноги на ногу, чувствуя себя развратницей.

Дэниел хмыкнул, покачал головой и с улыбкой промолвил:

– В этом наряде и с распущенными волосами ты выглядишь богиней. Это Жанетта рекомендовала тебе надеть такое платье?

– Нет. Но именно она купила его для меня в Париже, – ответила Диана, озадаченная его вопросом.

– Значит, ты пришла ко мне в таком виде по собственной воле? Что же подтолкнуло тебя на такой смелый шаг?

Диана густо покраснела, не решаясь выразить свое намерение словами. Она рассчитывала, что он все поймет, лишь взглянув на нее, без всяких объяснений.

– Ты хочешь искусить меня, Диана?

– Да! – выдохнула она, задрожав от охватившего ее возбуждения.

– Не думай, что тебе удастся уйти, смутив меня своей красотой, придется заплатить сполна за свою дерзость.

– Я знаю.

– По-моему, ты не понимаешь, чем это для тебя чревато.

– Я не наивная девица и знаю, что меня ждет.

– Но ты не знаешь, что на уме у меня! Немедленно ступай в свою спальню!

Диана сделала два шага вперед.

– Я не хочу, чтобы вы с Тиндалом дрались на дуэли. Откажитесь от нее!

Дэниел досадливо поморщился, но скользнул заинтересованным взглядом по ее ногам и спросил:

– Неужели ты хочешь выйти за него замуж и ради его спасения готова пожертвовать своим целомудрием?

Она подошла к нему поближе и взглянула в его темные глаза, пронзавшие ее насквозь.

– Я лишь хочу предотвратить дуэль!

– Но мы будем драться не только из-за тебя!

– Да, я понимаю. Не столько из-за меня, сколько из-за своей гордыни.

– Выходит, ты намерена спасти бесчестного человека, введя в соблазн меня? – Он положил книгу на колени. – Позволь мне сохранить хотя бы крупицы совести в том, что касается тебя. Возвращайся в свою комнату, не доводи меня до греха.

Эти слова поубавили у Дианы решительности, она задрожала и зябко повела плечами. Но еще сильнее расстроило ее подозрение, что Дэниел не испытывает к ней безудержного вожделения. Всему виной, подумалось ей, ее неискушенность в амурных делах, будь она более опытной, он повел бы себя иначе.

Ей следовало покинуть его спальню и сохранить остатки гордости, но она не смогла. Впервые они с Дэниелом оказались так близко друг от друга, почти обнаженные, и если бы она ушла, то никогда бы уже не почувствовала магическую силу его мужской ауры. И она продолжала стоять на том же месте.

– Оставь меня, пожалуйста, – сказал он и раскрыл книгу.

Трепеща и едва держась на ослабевших ногах, Диана встала рядом с его голыми ногами на колени. Дэниел продолжал притворяться, что читает.

Она расстегнула верхние пуговицы платья и обнажила бюст. Пальцы ее дрожали, по спине ползли мурашки. Края платья разошлись.

Дэниел вкрадчиво промолвил:

– Не торопись! Искушение не терпит суеты.

Она взглянула на него с удивлением.

Дэниел смотрел на нее с неподдельным интересом, положив книгу на столик рядом с подсвечником.

Все смешалось у нее в голове, перед глазами поплыл розовый туман. Словно во сне она продолжала раздеваться, чувствуя, что Дэниел жаждет овладеть ею, и возбуждаясь от этого. Наконец она справилась с последней пуговицей и посмотрела на свои нагие груди. Соски набухли и отвердели.

Диана взглянула на Дэниела и догадалась, что он чего-то ждет от нее. Сглотнув ком, она окончательно обнажила груди, тяжелые и чувствительные, и почувствовала, что вот-вот произойдет нечто, еще неведомое ей. С каждым мгновением охвативший ее восторг усиливался. Атлас платья ласкал ей кожу, взгляд Дэниела вселял в нее трепет.

– Ты уверена, что осознаешь все, что делаешь? – спросил он.

Вместо ответа Диана погладила его ладонью по колену. Он порывисто наклонился и привлек ее к себе. Она запрокинула голову, и он жадно поцеловал ее в губы. Диана даже не заметила, как очутилась в его объятиях, сидящей на его голых коленках. Тепло его тела проникало сквозь тонкую ткань в каждую ее клеточку. Его окрепшее мужское естество жгло ей бедро, воспламеняя в ней темные желания. Она теснее прижалась к Дэниелу и обняла за плечи.

Его жаркие поцелуи вскоре совершенно лишили ее стыда, под кожей возникло приятное покалывание, низ живота налился тяжестью, в набухших грудях вспыхнули крохотные огоньки. Непривычные ощущения слегка напугали Диану, она задрожала и задышала громче и чаще.

– Я же просил тебя покинуть меня, – поглаживая ее по волосам, сказал Дэниел. – А теперь не обижайся.

Он принялся целовать ей шею и грудь, она изогнулась и замотала головой. Дэниел стал сосать сосок. С губ Дианы сорвался стон, бедра ее увлажнились.

– Ты не передумала приносить себя в жертву? – спросил Дэниел, подняв голову. – Еще не поздно уйти.

– Я хочу, чтобы ты отменил дуэль, – чуть слышно произнесла она.

–Ты уверена, что сможешь уйти, если я откажусь выполнить твое требование? – спросил Дэниел и, не дожидаясь ответа, стал теребить пальцами ее соски. Диана напряглась и шумно задышала. Дэниел продолжал: – Не кажется ли тебе, что ты предлагаешь мне дьявольскую сделку? Не пожалеем ли мы потом об этом? Ты действительно готова отдаться мне ради спасения Тиндала? Молчишь? Тогда я снимаю с себя ответственность за последствия.

Он встал, держа Диану на руках, отнес ее на кровать, бесцеремонно сорвал с нее платье и отшвырнул его в сторону. Она осталась абсолютно нагой. Окинув ее сладострастным взглядом, Дэниел начал раздеваться.

Диану охватил страх, она едва не вскочила и не убежала в чем мать родила. Но под пронзительным взглядом Дэниела почувствовала себя беззащитной и поняла, что он прав, говоря, что она не ведает, что творит.

Дэниел сжалился над ней и затушил свечи. В темноте ей полегчало, тем не менее, она едва не вскочила, когда он лег с ней рядом. Когда ее глаза привыкли к полумраку, она увидела, что Дэниел смотрит на нее, подперев щеку ладонью. Ей почудилось, что она перенеслась в какое-то волшебное место, пронизанное аурой любви и страсти. Все чувства ее обострились, а тело запылало.

Он заключил ее в объятия и стал ласкать. Она обняла его, задыхаясь от вожделения, млея от его прикосновений, дрожа от смутных предчувствий. Он принялся поглаживать внутренние стороны ее бедер, груди и низ живота. Она впала в полуобморочное состояние и застонала.

Его пальцы то касались ее сосков, то дотрагивались до самых заветных ее выпуклостей и углублений. В промежности возникло приятное жжение и покалывание, а в глубине лепестков ее розы – головокружительная пульсация.

Прикосновения его языка сводили ее с ума. Она вцепилась ему в плечи, надеясь унять дрожь, но это ей не помогло: туман в голове сгущался, страхи растаяли, вожделение охватило ее с головы до пят.

Покалывание и пульсация между ног начинали тяготить ее, она задвигала бедрами и заскулила, изнемогая от желания.

Ладонь Дэниела легла на преддверие ее заветной расселины, его пальцы пришли в движение, вызывая у Дианы неописуемые ощущения и обильное выделение нектара. Непроизвольно сжав ноги, она застонала. Он хрипло прошептал:

– Ты ведь этого хотела, притворщица! Теперь и я хочу того же! Сегодня же ты станешь моей.

Он раздвинул коленом ее ноги. Она крепче прижалась к нему, подставляя губы для поцелуя, чтобы не закричать. Его ласк ей было уже мало, хотелось чего-то большего, пусть и болезненного, но желанного. Словно прочитав ее мысли, Дэниел встал на колени, приведя ее в ужас видом своего мужского могущества, и приказал ей раздвинуть еще шире ноги и согнуть их в коленях.

Она обвила его ногами и руками. Он лег на нее, горячий и сильный, и на несколько мгновений она впала в полузабытье, пропитываясь его страстью. В реальность ее вернула пронзительная резкая боль. Она заскрежетала зубами и тихо застонала. Его амурное орудие лишь начинало проникать в бастион ее целомудрия, главный штурм был впереди. Но Дэниел не торопился, он застыл, выжидая, пока боль в ее росистом лоне стихнет. Она отступила, но не исчезла, как бы напоминая Диане, что произошло нечто необратимое и что она рассталась с толикой самой себя, которая отныне будет принадлежать Дэниелу.

Он опять пришел в движение, стремительно подчиняя себе Диану, доказывая ей свое верховенство, проникая все глубже и глубже, доводя ее до исступления. С каждым новым его проникновением в ее лоно Диана все острее чувствовала свое бессилие перед его дикарской мощью и все отчетливее понимала, что не может сопротивляться.

Лишь сейчас она осознала, что скрывается за его показным равнодушием и подчеркнутым безразличием. Необузданная страстность натуры Дэниела теперь проявилась в полной мере, и от этого ей было и жутковато, и сладко. Надеясь избежать плена этого демонического мужчины, Диана попыталась сосредоточиться на боли, которую он ей причинял, но это лишь напомнило ей его предупреждение. Он был прав, говоря, что она не понимает, на что обрекает себя и чем это для нее чревато.

Запрокинув голову, Дэниел вошел в нее до упора с такой силой, что у нее захватило дух. Тело Дэниела свело судорогой, мускулы его напряглись, Диана непроизвольно задрожала и внезапно словно бы вознеслась к облакам.

Он пронзил ее пламенным взглядом, тяжело дыша и оставаясь неподвижным, и, отстранившись, улегся с ней рядом, оставив томительную пустоту в ее лоне. К своему удивлению, она не испытывала смущения и ни о чем не сожалела. Чувства ее перемешались, а мысли переплелись. Одно лишь Диана осознавала вполне отчетливо: у нее начинается иная, новая жизнь, разобраться в которой будет непросто.

Тишина, зависшая над кроватью, сгущалась. Очевидно, Дэниел молчал, потому что ему нечего было ей сказать. Что ж, она понимала, на что идет, и потому не имела права обижаться.

Она встала с кровати, подхватила с пола платье, кое-как натянула его и, застегнувшись на несколько пуговиц, пошла к двери.

– Так твоя жертва стоила того? – глухо спросил он.

Диана обернулась. Он говорил, даже не глядя в ее сторону.

– Ты, должно быть, имела веские основания для такого поступка, – сказал Дэниел.

– Да, и я ни о чем не жалею, – ответила она. – Это малая цена за спасение любимого человека.

Сказав это, Диана поразилась той легкости, с которой призналась ему в своих сокровенных чувствах, хотя он, как ей было известно, их не разделял. В постели Дэниела она преобразилась. Скинув одежду и лишившись девственности, она избавилась от всех страхов, обычно вынуждающих людей таить истину в глубине своего сердца, и могла отвечать Дэниелу правдиво и уверенно.

– Тиндал не стоит твоей жертвы, – сказал он. – Запомни, я не отдам ему тебя, даже если тебе кажется, что ты его любишь. Тем более теперь, после всего, что произошло.

Она обернулась:

– Ты так ничего и не понял, Дэниел. Я сделала это вовсе не ради Эндрю Тиндала.

У Дэниела округлились глаза.

Дверь за Дианой захлопнулась. Он тупо взглянул на нее и рухнул на кровать. Ему представилась Диана, стоящая на коленях возле кресла, на котором он сидел, и в его сердце возникла ноющая боль. Ах, как же она была прекрасна в те чудесные мгновения! С каким одухотворенным лицом она расстегивала пуговицы на платье. Едва лишь он взглянул ей в глаза, как понял, что пропал.

Но самое странное заключалось в том, что он искренне обрадовался этому! Он так давно и так страстно желал ее, что перестал думать о последствиях своего грехопадения. Ради обладания Дианой он даже был готов отправиться прямиком в ад.

Дэниел рывком сел, спустив с кровати ноги, и потянулся за кимоно. Надев его, он подошел к окну.

Этой ночью он испортил все: Диану, свою репутацию, все свои планы, в общем, всю жизнь.

Он распахнул окно. Город спал. Вид из окна был ему хорошо знаком. Он созерцал его много раз, обдумывая свои дела и размышляя о насущном и будущем. Возле этого окна он разработал план маленькой войны, ее тактику и стратегию, обдумал свои и вражеские шансы на победу, отделял потенциальных союзников от агентов противника. И вот всего за одну ночь женщина вынудила его капитулировать.

Но он об этом не жалел.

Диана сказала, что пожертвовала девственностью ради любимого человека. Но не Тиндала. Ему бы следовало самому до этого додуматься! Впрочем, такое подозрение теплилось в его душе, но он отказывался в него верить. Глупец! Либо трус. Ведь если бы он признал это, сделка с Дианой оказалась бы неприемлемой, ему надлежало бы рассердиться на нее за подобное предложение, а не упиваться соитием с ней в своей постели. Как же низко он пал!

С другой стороны, на дуэли вполне мог погибнуть не Тиндал, а он сам. Следовательно, Диана права. Да, пожалуй, жалеть ему ни о чем не стоит.

Дэниел пристально оглядел улицу и впервые подметил, что один из фонарных столбов короче других. А ведь прежде он даже не обращал внимания на высоту столбов. Поразительная, однако, с ним произошла сегодня метаморфоза.

Его взгляд отметил и другие любопытные мелочи, которых он раньше не замечал: неровности карниза дома напротив, окно, заколоченное досками, ржавчину на водосточной трубе. С чего бы это вдруг он стал таким наблюдательным? И мозг тотчас же ответил: легче присматриваться к чужим огрехам, чем копаться в собственных грехах. Или размышлять, что теперь, после соития с Дианой, ему делать с Тиндалом. Ведь она отдалась ему с условием, что он откажется от дуэли со своим заклятым врагом. И как ему быть с собственной совестью? Куда бежать от жутких воспоминаний? Как начать вновь уважать себя? Нельзя так грубо и бесцеремонно лишать невинности наивную юную деву, нужно действовать нежнее и осторожнее. Он же причинил ей боль, дал волю своей похоти и не унялся, пока не насытился ее нежной плотью. А еще лучше было бы ее прогнать.

Слова Дианы вновь прозвучали в его голове: «Это малая цена за спасение любимого человека...»

Дэниел тяжело вздохнул и снова стал рыскать взглядом по улице, освещенной тусклым светом фонарей. Вот крыльцо, в котором вместо пяти всего четыре ступеньки. А вот в тех двух одинаковых на первый взгляд зданиях обнаружилось маленькое различие – одно из них чуточку выше другого.

И снова слова Дианы прозвучали в его ушах, на сей раз – как укор. Дэниел перестал рассматривать улицу и погрузился в мир чувств и мыслей. В груди возникла неприятная тяжесть. Особенно трудно было признать, что он, мужчина, ради которого Диана рассталась с невинностью, не стоит ее жертвы. Потому что он живет прошлым и постоянно подпитывает свою ярость и ненависть, опасаясь, что, лишившись этих эмоций, обнаружит пустоту в своей душе. Ведь он давно уже пытался совратить Диану и не довел задуманное до конца лишь потому, что жажда мести пересилила в нем похоть.

Как же она могла полюбить такого негодяя, как он? Боже, какой позор! Дэниел отошел от окна, подавленный и угрюмый, злой и на самого себя, и на Диану. Оставаться в одиночестве было выше его душевных сил, и он решительно направился в спальню, которая давно уже манила его по ночам. Войдя в нее, Дэниел тотчас же подошел к ее кровати.

Она лежала на боку, поджав к груди колени, одетая в белую ночную сорочку, беззащитная, одинокая и бледная. Он присел на край ее ложа, она с испугом взглянула на него, не веря, что все это не сон, а явь. Он лег рядом, с ней, не сказав ни слова. Она промолчала, чувствуя себя его заложницей. Наконец он вздохнул и промолвил:

– Прости меня за грубость и недостаточное внимание к тебе.

– Такая уж у тебя натура, – передернув плечами, сказала она, лежа к нему спиной. – Не переживай, все не так уж и скверно. Успокойся. Волноваться вредно.

Он едва не расхохотался: она еще и жалеет его, печется о его нервах! Поистине ангельское создание!

– Что ж, рад слышать!

– Но не думай, что я готова снова это вытерпеть, – добавила она. – Так что ты напрасно сюда пришел.

– Я пришел вовсе не для этого!

– А для чего?

– Сказать, что я благодарен тебе за заботу и тронут твоим вниманием. И побыть с тобой рядом, если ты не возражаешь.

Она замерла, затаив дыхание.

– Ты не прогонишь меня?

– Оставайся!

Он погладил ее по плечу.

– Позволь тебя обнять.

Подумав, она повернулась к нему лицом. Он привлек ее к себе. Она задрожала. Он сказал:

– Не волнуйся, на рассвете я уйду.

Она расслабилась, он поцеловал ее в щеку. Она тихо расплакалась. Это разбило ему сердце.

Вскоре она уснула. Он был счастлив, что охраняет ее сон. Такое блаженство он испытывал впервые. Ни с одной из своих бесчисленных любовниц он так и не обрел умиротворения. И теперь, впитывая сердцем ее нежность и тепло, он с блаженной улыбкой думал, что этой ночью стал совершенно другим человеком.

Глава 19

Проснувшись от аромата какао и сирени, она обнаружила, что лежит в постели одна.

Чашка с горячим шоколадом стояла на столике, букет сирени лежал возле подушки, у нее под носом. Цветы, разумеется, принес Дэниел, шоколад – служанка.

Она с наслаждением понюхала сирень, целый куст которой рос, как ей было известно, в солнечном углу сада, и представила, как Дэниел крадется к нему в предрассветной мгле, чтобы наломать веток для букета.

Он пробыл у нее почти всю ночь, не выпуская ее из своих объятий. Она чувствовала их и улыбалась во сне. Пустота и тоска покинули ее сердце, сменившись покоем и удовлетворением. И это было прекрасно.

Вошла служанка, чтобы помочь ей одеться. Потом Диана написала записку графине Гласбери, велела служанке отправить ее незамедлительно, после чего пошла проведать Жанетту.

Та сидела, как и накануне, в кресле, измученная и усталая после бессонной ночи. Увидев входящую Диану, она сказала мертвым голосом:

– Они уже начали.

– Что начали? Кто начал? – с удивлением спросила Диана.

– Дуэлянты. Я не думала, что это случится так скоро...

– Вы заблуждаетесь, этого не может быть! – воскликнула Диана, придя в смятение.

– Приходил шевалье, Дэниел уехал вместе с ним на встречу с Тиндалом. Я чувствую это сердцем.

– Я вам не верю! Он обещал мне, что откажется от поединка.

Жанетта прищурилась и, пристально посмотрев на нее, спросила:

– Когда он тебе это обещал?

– Минувшей ночью, – покраснев, ответила Диана.

– Я хочу знать подробности вашего разговора! Где именно он состоялся? В котором часу ночи?

Румянец на щеках Дианы стал ярче.

Глаза Жанетты засверкали, она все поняла и пришла в ярость. Пробормотав проклятие, она набросилась на Диану с расспросами:

– Так он обещал это, когда вы с ним кувыркались на кровати? Не делай удивленные глаза! Я давно заметила, что он к тебе неравнодушен. Я сразу же это поняла! Какая же ты дура, Диана! Да мужчина наобещает женщине золотые горы, пока лежит на ней. А стоит лишь ему насытиться ее плотью, как он тотчас же все забудет. Более того, он все сделает по-своему. Ты уж поверь моему опыту, дорогая.

– Дэниел не такой, он сдержит данное мне слово!

– Он связан и другими обязательствами, – сухо сказала Жанетта. – Мой брат еще ни разу не позволил ни одной женщине помешать ему исполнить свой долг. Его ничто не остановит и на этот раз. Если он соблазнял тебя, пообещав отказаться от дуэли, это не делает ему чести. Я поговорю с ним, когда он вернется. Если, конечно, он вернется, – упавшим голосом добавила она, склонив голову и едва не рыдая.

– Дэниел вовсе не соблазнял меня! – в сердцах воскликнула Диана. – И на дуэли он драться не станет. Не надо убиваться, Жанетта, все будет хорошо, я это знаю.

Она положила ладонь Жанетте на плечо. Та спросила:

– Это была ваша первая ночь, проведенная вместе?

– Да, – сказала Диана.

– Он клялся, что не станет домогаться тебя. Видимо, накануне дуэли он решил взять от жизни все. В других обстоятельствах он вряд ли бы так низко пал.

Диана сомневалась в этом. Его страстные поцелуи в лесу свидетельствовали, что он способен обмануть и сестру. Вспомнив цветущие крокусы, она чуть заметно улыбнулась.

– Надо подумать, как тебе жить дальше, – промолвила Жанетта, озабоченно наморщив лоб. – Дэниел обязан о тебе позаботиться, обеспечить твое благосостояние, чтобы ты смогла удачно выйти замуж. Как только у тебя появится имущество, женихи найдутся. Ты уж поверь моему опыту, деточка.

– Они меня не интересуют! – с вызовом воскликнула Диана. – Замуж я пока не собираюсь.

– Это пройдет, уверяю тебя. Надо смотреть вперед. Пораскинь мозгами, милочка, и ты поймешь, что я права! – Жанетта потрепала ее ладонью по руке. – Какая же ты все-таки наивная, хотя уже не девочка. – Она впервые улыбнулась.

– После скандала с Тиндалом вряд ли найдется много желающих взять меня в жены, – возразила Диана, хмыкнув.

– Все будет зависеть от суммы приданого, – парировала Жанетта. – Людьми движет не только страсть, но и корысть.

– Если бы за мной было приличное приданое, – сказала Диана, – меня бы взял замуж и Тиндал. Я не хочу становиться предметом торга и чувствовать себя второсортным товаром.

Жанетта посмотрела на нее с неподдельным сочувствием.

– Не думай, деточка, что на тебе женится мой братец. Он далек от тех романтических чувств, которых ждут женщины от мужчин в таких случаях. Его сердце зачерствело, он избалован кокотками, им движет расчет. Он сознательно избрал для себя такой путь, чтобы не стать мягкотелым. Скоро ты в этом убедишься.

Диана и сама это понимала, в жизни Дэниела для нее не осталось места. Но Жанетта ошибалась, считая брата холодным и расчетливым эгоистом. Натура Дэниела была гораздо тоньше и сложнее, чем она полагала. Иначе он бы не пришел к Диане этой ночью в спальню, чтобы утешить ее и успокоить после брутального соития.

Она улыбнулась, вспомнив, как ей было хорошо и уютно спать в его объятиях. Расставаться с приятными воспоминаниями и разочаровываться в Дэниеле ей совершенно не хотелось. А потому она гнала от себя сомнения в его порядочности и не желала даже слышать, что он избалованный жуир, расчетливый делец и неисправимый эгоист. Ей претила мысль, что Дэниел усладил ее из жалости или желая притупить ее бдительность, а не по велению своего сердца.

Но повторения страстей минувшей ночи она пока не хотела, страшась снова окунуться в пугающее молчание после бурной любви и почувствовать себя чужой и одинокой.

– Я знаю, что делать, Жанетта! Мне нужно как можно скорее покинуть ваш дом. Дуэли не будет, они договорятся. Роль бедной кузины мне надоела, я больше не в силах лгать и притворяться. Мне совершенно не хочется постоянно слышать шепот за спиной на балах и раутах. А люди непременно начнут обсуждать тот случай в трактире с Тиндалом и строить догадки о наших с Дэниелом отношениях. На чужой роток не накинешь платок. Нет, мне лучше уехать.

– И куда же ты отправишься?

– На какое-то время меня приютит графиня, она же могла бы порекомендовать меня в качестве гувернантки кому-то из своих многочисленных знакомых. Я могла бы преподавать в провинциальной школе. Если я исчезну из Лондона до того, как здесь разразится скандал, меня в скором времени забудут. – Диана грустно вздохнула.

Жанетта кивнула, эта мысль пришлась ей по душе.

– У меня есть немного денег. И Дэниел тоже тебе поможет.

– Денег у него я не возьму! – решительно сказала Диана.

– Ты будешь меня навещать, пока я не уеду в Париж?

– Обязательно! – Диана наклонилась и обняла Жанетту.

– Если Дэниел не вернется с дуэли, мы могли бы уехать во Францию вместе, – поцеловав ее в щеку, растроганно сказала Жанетта. – Подумай об этом!

По ее щеке скользнула слеза умиления.

– Дэниел обязательно вернется! – уверенно сказала Диана. – Он поехал вовсе не на дуэль, поверьте мне.

Вскоре посыльный принес письмо от графини: Пенелопа приглашала Диану погостить в ее родовом имении Леклер-Парк, куда она собиралась переселиться на некоторое время, отчаявшись избавиться от домогательств супруга.

Диана пошла в свою комнату собирать чемоданы. Это оказалось довольно хлопотным делом, но к услугам служанки она прибегать не стала, желая скрыть свои намерения. Разбирая гардероб, она то и дело прислушивалась и подходила к окну взглянуть, не вернулся ли Дэниел. Что прочтет она в его глазах при встрече? Что он ей скажет? Как он воспримет известие о ее отъезде? Удивится ли? Выслушает ли он его равнодушно или же с облегчением?

Естественно, он должен был понимать, что дальнейшее ее пребывание в его доме на птичьих правах не приведет ни к чему хорошему. Никакие букеты сирени, равно как и ее любовь, не могли изменить естественное развитие событий, рано или поздно такие отношения станут их тяготить.

Время шло, и уверенность Дианы в том, что он сдержит свое слово, таяла. Наконец она собрала багаж и спустилась в библиотеку, охваченная отчаянием. Открыв окно, выходящее на улицу, Диана села в кресло и стала ждать. Дэниел все не возвращался, и от огорчения у нее разнылось сердце. Мимо по улице проезжали кареты и двуколки, но ни один из экипажей не остановился напротив их дома. Когда терпение Дианы совершенно истощилось, к дому подскакал всадник. Подоспевший конюх отвел коня в конюшню. Диана вскочила и побежала по коридору к входной двери. В прихожей она увидела Дэниела. Радости ее не было предела.

– Ступай к сестре и успокой ее! Жанетта вся извелась, ожидая тебя. А я пока побуду в библиотеке.

Он стал бегом подниматься по лестнице. Когда стих стук его каблуков, Диана вернулась в библиотеку. Ей живо представилось его лицо в тот миг, когда он увидел ее в коридоре: в глазах его читались и нежность, и страсть, но морщины на лбу говорили, что он чем-то раздражен и озабочен. Как-то он поведет себя во время их откровенного разговора?

Вскоре Дэниел вернулся в библиотеку и затворил за собой дверь. Вид у него был серьезный и сосредоточенный, глаза сверкали, поджатые губы свидетельствовали о нешуточности намерений.

– Жанетта успокоилась? – спросила Диана.

– Да. Мы с Луи встретились утром с Тиндалом и его секундантом. Я сказал, что отзываю свой вызов и приношу ему свои извинения. Это было трудно и унизительно, однако я был верен данному тебе слову.

– Я в этом и не сомневалась.

– Черта с два! – в сердцах воскликнул Дэниел.

– Полагаю, что Жанетту твое решение очень обрадовало, – сказала Диана.

– Сомневаюсь, – мрачно произнес Дэниел. – По-моему, она была удивлена. Но я давно уже ничем ее не удивлял, так что и это хорошо.

– Я тебе очень признательна, – сказала Диана, предположив, что он злится на нее за то, что она вынудила его пойти на попятную и выставить себя трусом в глазах своего врага. Его недобрый взгляд подтвердил ее догадку.

– Сестра говорила, что ты собираешься навестить графиню, – сказал Дэниел. – С чего ты решила, что я позволю тебе уехать?

– Я подумала, что так будет лучше для всех....

– Что за вздор! – Он подошел к ней вплотную и продолжал: – Я отказываюсь от дуэли со своим заклятым врагом, храня верность нашему уговору, а ты в мое отсутствие собираешь чемоданы? Разве порядочные люди так поступают?

– Мне больше нельзя здесь оставаться, и ты это знаешь!

– Не вижу причины для твоего отъезда, – холодно сказал он.

– Нет, я должна уехать! – настаивала она. – И причина тебе известна.

– Ты намекаешь на то, что произошло прошлой ночью? Ты считаешь, что мы совершили ошибку? – не унимался он, наступая на Диану. – Или тебе стало стыдно за свой поступок?

– Мы говорим сейчас совсем не об этом, – смущенно пролепетала она, теряя способность мыслить здраво из-за того, что он стоит к ней слишком близко. – Дело совсем в другом.

– Ах, не об этом! Значит, ошибкой ты свой поступок не считаешь, очевидно, потому что думаешь, что совершила его из благородных побуждений. Прекрасно! Ты положила свою невинность на алтарь спасения моей жизни. Что ж, если так, тогда тем более ты должна остаться, чтобы на этот раз отдаться мне во спасение моей истерзанной души. А потом – разбитого сердца. Причин для жертв такого сорта можно найти множество.

В его голосе улавливались насмешливые нотки, но глаза излучали тепло и ласку. Это окончательно сбило Диану с толку.

Она не знала, что ответить. Очевидно, именно так и сбивает людей с праведного пути дьявол-искуситель, используя их добрые намерения в своих сатанинских целях.

– Когда тебе пришла в голову идея покинуть мой дом? – продолжал расспрашивать ее Дэниел. – Этой ночью? Следует ли мне расценивать твой приход в мою спальню как финал нашей дружбы? Своеобразный прощальный жест?

В голове у Дианы все окончательно перемешалось, а сердце, казалось, было готово лопнуть. Ей живо представились пикантные сцены событий минувшей ночи, его поцелуи и ласки, пронзительная боль, последовавшее за ней облегчение, приятные ощущения, забытье, томительное молчание после соития и все остальное. Дыхание ее внезапно стало прерывистым и учащенным, перед глазами все помутилось...

– Нет, раньше, – с трудом промямлила она. – После поцелуев у ручья...

– Они тебя так напугали? Ты поняла, как страстно я тебя желаю? – Дэниел говорил это, сверля ее пылким взглядом, и Диана непроизвольно попятилась, чувствуя, что ее охватывает жаром. Этот разговор все больше раздражал ее, равно как и агрессивное поведение Дэниела.

– Вот только я сомневаюсь, что ты сильно перепугалась, – с ухмылкой сказал он. – Иначе ты бы ко мне вообще не пришла. Разве я не прав? Отвечай!

– У меня имелись веские причины. Но не рассчитывай, что это повторится! – с вызовом воскликнула Диана. – Я не стану твоей Марго! Прошлой ночью я это окончательно поняла. По-моему, мы, женщины, воспринимаем вещи такого рода иначе, чем вы, мужчины. Я приняла решение и прошу мне не мешать.

Он подошел к ней и взял ее за руки. Она замерла, затаив дыхание. Он поцеловал ее в макушку – и по спине у нее побежали мурашки.

– Я не настолько великодушен, Диана, как тебе кажется, – сказал он. – И не в моих привычках с легкостью отказываться от того, чего я хочу. Скажу еще, что я не намерен просить тебя остаться здесь в качестве моей любовницы.

Она высвободилась из его объятий и спросила, глядя ему в глаза:

– Ах не намерен? Значит, ты меня больше не хочешь? Понятно… Я не оправдала твоих надежд, ты ожидал от меня чего-то большего! А теперь, разочаровавшись во мне как в женщине, намерен оставить меня в своем доме в качестве компаньонки Жанетты... – Она умолкла, не находя слов от злости.

Дэниел удовлетворенно улыбнулся.

– Эта роль уже не подходит для тебя, моя прелесть. По той простой причине, что я намерен продолжать встречаться с тобой в спальне по ночам и предаваться амурным играм. Естественно, о твоем отъезде не может быть и речи. Но я не хочу прослыть развратителем девственниц или насильником, а потому усматриваю лишь одно решение этой проблемы: мы должны пожениться.

Оглушенная таким заявлением, Диана онемела.

– Иного выхода нет! – подчеркнул Дэниел.

– Я так не думаю, – сглотнув ком, пролепетала она. – Должно быть и другое решение.

– Ты права, – охотно согласился он. – Жанетта советует мне выделить тебе часть состояния. Хэмптон мог бы все это быстро оформить.

– Нет, подачек от тебя мне не надо! – взвизгнула Диана.

– Любопытно, как бы ты себя повела, если бы я погиб на дуэли? – промолвил Дэниел, явно наслаждаясь ее истерикой. – Увы, тебе не повезло, я остался жив. А ведь прояви ты больше практичности минувшей ночью, ты могла бы вытребовать у меня солидное состояние и жить в свое удовольствие, не зная ни забот, ни хлопот.

– Прекрати издеваться! – срывающимся голосом вскричала она.

– Если тебя раздражают подобные разговоры, давай поговорим о другом. К примеру, о нашей свадьбе. Учти, так просто я тебя не отпущу. Мы непременно поженимся, – невозмутимо заявил Дэниел, улыбаясь и лаская ее теплым взглядом.

Диана догадывалась, чем объясняется такая настойчивость. Дэниел чувствовал себя виноватым перед ней, именно поэтому он, очевидно, и пришел к ней прошлой ночью. Но такое объяснение его желания жениться на ней ее не устраивало.

– Понимаю, – задумчиво сказала она после продолжительного молчания. – Ты решил проявить благородство. Что ж, это вполне естественно. Но абсолютно излишне. Я на это не рассчитывала, когда шла в твою спальню...

– Да, ты в тот момент вообще ничего от меня не ждал а, это мне ясно. Хорошего же ты, оказывается, мнения обо мне! Однако хочу заметить, что девица вправе чего-то ожидать от мужчины, лишившего ее невинности. Не так ли? – Тон его снова стал сардоническим.

– Но ведь это произошло не по твоей инициативе, – возразила она. – Ты ни в чём не виноват, я сама к тебе пришла!

– Мне доводилось раньше отвергать и более бесстыдные предложения! – заметил с ухмылкой Дэниел. – На сей же раз я не устоял и поддался соблазну, а потому обязан жениться.

Менее всего Диане хотелось, чтобы этот мужчина женился на ней под давлением моральных обязательств.

– Что ж, это звучит убедительно, – сказала она. – Ты рассуждаешь как джентльмен. Однако я не считаю, что мы обязаны пожениться. В действительности тебе этого вовсе не хочется, впрочем, как и мне самой.

– Послушай, Диана, возможно, это действительно ошибочное решение, особенно если принять во внимание мой скверный характер, – сказал Дэниел. – Но, так или иначе, ты должна стать моей женой, даже если ты и не уверена в своих чувствах ко мне. Брак нейтрализует все слухи и пересуды, как относительно Тиндала, так и о нас с тобой.

– Равно как и мое своевременное исчезновение из Лондона, – возразила Диана. – Кто станет обсуждать отсутствующего человека?

– Но ведь я уже сказал, что не могу позволить тебе уехать.

Такая самоуверенность начинала ее раздражать, можно было подумать, что он хозяин положения, а она – его рабыня.

– Не забывай, Дэниел, что я тоже имею право голоса! – в сердцах воскликнула она. – Это мой выбор. Никаких денег мне от тебя не надо, и ты не сможешь меня остановить.

– Ты права. Но сперва я должен убедиться, что ты действительно хочешь со мной навсегда расстаться. – Он взял ее за подбородок и взглянул ей в глаза. – Хочешь, я докажу, что сумею переубедить тебя?

Она уже колебалась после одного лишь его прикосновения и пристального взгляда. Тепло охватило ее от головы до пят, груди набухли, соски отвердели, а время словно остановило свой бег. Он всегда умел произвести на нее глубокое впечатление, этот Дьявол во плоти. Он умышленно надевал маску безразличия, чтобы не вводить юную и незрелую девицу в соблазн. Очевидно, чувства, которые она, как ей тогда казалось, скрывала глубоко в сердце, легко читались на ее лице. А он, опытный искуситель, только ждал, когда она созреет. Какая же она все-таки наивная!

– Тебя смущают болезненные ощущения, которые ты испытала прошлой ночью? – без обиняков спросил он, воспользовавшись ее оторопью. – Что ж, такое случается. Но боль вскоре пройдет, и ты начнешь получать райское удовольствие, поверь мне.

Щеки Дианы стали пунцовыми. Она потупила взор и зябко повела плечами: он вновь угадал ее настроение, но не совсем точно – сильнее, чем боль, ее оскорбило его молчание.

– Должна признаться, что я уже получила некоторое удовольствие, – чуть слышно сказала она. – Все было не так уж и ужасно...

– Это ты уже говорила. Обещаю, что в следующий раз это будет прекрасно, – заверил он ее. – Так ты согласна стать моей супругой, Диана? – Он взял ее за подбородок и просверлил взглядом.

Она затрепетала, словно кролик, встретившийся на лесной тропе с удавом. В душе ей хотелось обрести с ним семейное счастье. Она всегда мечтала о большой любви и с раннего детства, испытывала влечение к этому необычному мужчине, оказывающему на нее магическое воздействие. Но рассудок ее противился его нажиму, она не хотела капитулировать окончательно и безоговорочно. Внутренний голос подсказывал ей, что она так и не поняла до конца Дэниела. Ей вспомнилось предупреждение его сестры Жанетты. Уж ей ли было не знать тайных особенностей натуры брата? Обуреваемая тяжкими сомнениями, Диана молчала.

– Должен сказать, что ты кое в чем заблуждаешься, – словно угадав направленность ее мыслей, сказал он. – Я поступаю так не только по велению своего разума, но и по зову сердца. Я хочу стать твоим законным супругом и надеюсь, что тебе тоже этого хочется, если только ты была честна со мной прошлой ночью.

Судя по его срывающемуся голосу, эти слова дались ему нелегко.

Не дожидаясь ответа, Дэниел страстно поцеловал Диану в губы. Она почувствовала, что вот-вот растает, сердце гулко застучало у нее в груди, тело наполнилось восторгом. А все сомнения, терзавшие ее до сих пор, внезапно исчезли. Ей стало тепло и спокойно, как минувшей ночью, когда он пришел к ней, чтобы обласкать и успокоить на сон грядущий. Отступали и страхи перед возможной болью в мгновения интимной близости. Их вытеснила вера в то, что Дэниел руководствуется добрыми, искренними намерениями.

– Так ты согласна? – спросил он.

Вопреки внутреннему голосу, взывавшему к остаткам ее разума, она кивнула. Ничего другого в этот момент полного умопомрачения она и не могла сделать.

Он улыбнулся и, выпустив ее из объятий, сказал:

– Пойду сообщу эту радостную новость сестре. Мы с тобой поженимся в Шотландии. Брак будет вполне легальным, и никакие сплетни не станут ему помехой. Нас будут сопровождать Жанетта и Поль, они же станут свидетелями. Тебя это устраивает?

– Вполне, – растерянно ответила Диана. – Должна отметить, что я тронута твоей предусмотрительностью. Ты, оказывается, все заранее продумал до мелочей. Не ожидала!

Он остановился в дверях, обернулся и сказал:

– Откровенность за откровенность. Боюсь, что наш брак может оказаться недолговечным.

Диана была к этому готова.

– В этом я и не сомневаюсь, – сказала она с улыбкой. – Ведь люди не меняются в одночасье.

– Да, ты совершенно права, – вздохнул Дэниел.

Глава 20

В церкви, расположенной в маленькой деревушке неподалеку от Данбара, царила благоговейная тишина. Из открытых окон веяло весенней свежестью, викарий поджидал невесту и жениха в конце нефа, готовый совершить обряд. Поль внес Жанетту в придел и огляделся. Диана и Дэниел, стоявшие в проходе между скамьями, выглядели спокойными и торжественными, хотя и волновались, судя по их бледным лицам. Поль прошел вперед по нефу и усадил Жанетту на стул рядом с викарием.

Они добирались сюда трое суток в двух экипажах, останавливаясь в пути на ночлег в придорожных гостиницах. Из всей компании лишь одна Жанетта была напряжена и молчалива, остальные же – ее служанка, Поль, жених и невеста – не выказывали волнения и ели с аппетитом. Дэниел даже шутил и смеялся: приняв ответственное решение, он расслабился и повеселел.

Диана покосилась на него, он взял ее под руку и повел к алтарю, церемония показалась ей волшебным сном, произносимые ею слова обета она словно бы слышала со стороны. Очнулась Диана, лишь выйдя из церкви, от слепящего солнечного света и услышала, как Дэниел говорит:

– Мы вернемся дней через десять, не раньше.

Жанетта чмокнула Диану в щеку, и Поль отнес ее в карету, где уже сидела служанка.

– Куда они едут? – спросила Диана у Дэниела.

– Обратно в Лондон. Жанетта объявит о нашей женитьбе, и к нашему возвращению это уже не будет свежей новостью.

Карета укатила. Проводив ее взглядом, Диана спросила:

– А куда теперь направимся мы с тобой?

– В мой домик, он здесь неподалеку. И проведем там вдвоем целую неделю.

По лицу Дианы пробежала тень, однако она вымучила счастливую улыбку и села в карету, дверца которой была предусмотрительно распахнута для невесты кучером. Заметив, что она взволнована сверх меры, Дэниел погладил ее по спине.

– Успокойся, дорогая, в пути тебе ничто не грозит. Улыбнись!

Диана пока знала о супружестве лишь одно: что оно обязывает ее безропотно терпеть малоприятную физиологическую процедуру, называемую выполнением супружеского долга. И в течение предстоящей недели этой пытки ей было, судя по всему, не избежать. Вот почему она чувствовала себя как осужденный на казнь через повешение.

Домик Дэниела оказался вполне солидным домом у подножия холма, поросшего соснами. Сделанный из камня, он смотрел окнами на небольшое озеро. Порядок в его восьми комнатах, расположенных на двух этажах, поддерживала супружеская чета, жившая в соседнем коттедже. Приезда хозяина Гарольд и Мег не ожидали, а потому Дэниел предложил Диане прогуляться, пока они наведут в доме глянец.

– В последний раз я был здесь несколько лет назад, – сказал он, показывая Диане местные достопримечательности. – Я жил здесь, когда был еще мальчишкой, до того как сюда перебрались Гарольд и Мег. Для них я отсутствующий владелец дома, и они, пожалуй, считают его своим.

– Значит, в этом доме ты жил, возвратившись из Франции? – спросила Диана. Дэниел молча кивнул, она продолжала его расспрашивать: – Так это было ваше родовое гнездо? Когда-то, очевидно, здесь было шумно и людно, а ты, бойкий мальчуган, бегал по берегу босиком?

– Этот дом на протяжении жизни нескольких поколений принадлежал семье моей матери. Пожалуй, ее предки поселились здесь еще в те далекие времена, когда Шотландия и Франция совместно противостояли Англии.

– А когда же ты приехал сюда из Франции?

– В восьмилетнем возрасте.

– А я в том же возрасте покинула Англию. Удивительное совпадение! Ты из Франции перебрался в Шотландию, я из Англии – во Францию, и тоже восьмилетним ребенком. Оказывается, между нами есть кое-что общее.

Они покинули берег озера и по узенькой тропинке пошли через лесок. Вскоре они очутились по другую его сторону, возле каменной стены, которой было обнесено кладбище. Охваченная любопытством, Диана пожелала взглянуть на него.

– Здесь захоронены главным образом слуги, работавшие в нашем доме, – сказал Дэниел, когда они остановились напротив торчащих из земли могильных камней.

– Такие места завораживают меня, – сказала Диана, скользя взглядом по именам усопших, высеченным на каменных надгробиях. – Вот где покоятся подлинные участники местной истории! Хотелось бы и мне когда-нибудь найти могилы своих предков. Однако здесь нет фамилии Сент-Джон. Отчего так?

Дэниел взял ее за руку, и они вместе пошли вдоль памятников.

– Имение принадлежало семье моей мамы, а не отца. И хоронили на этом кладбище слуг, так что лучше пошли дальше, покойники меня мало интересуют.

Он увлек ее к холму, они поднялись на его вершину и с высоты оглядели дом и озеро. Вид был очень красивым, и Диана сказала:

– Как хорошо, что ты привез меня сюда, Дэниел! Теперь я знаю, где ты провел детские годы и где жило несколько поколений твоей семьи. Теперь ведь и я тоже формально принадлежу к ней, не так ли?

Дэниел пытливо посмотрел на нее и кивнул:

– Похоже, что именно так. Формально.


– Кажется, тебе это занятие не по душе?

– Ерунда! Это прекрасное развлечение. Мне редко удается порыбачить, и я с удовольствием делаю это сейчас.

Диана уговорила Дэниела обучить ее искусству ловить рыбу после обеда, он с радостью согласился, разыскал удочки и оснастку, раздобыл наживку, и они отправились на берег озера.

– Ловля рыбы на удочку чем-то похожа на медитацию, – сказала Диана, глядя на поплавок. – Схожее умиротворение я раньше испытывала, любуясь набегающими на берег волнами.

– Это так, – согласился с ней Дэниел. – Но на рыбалке нельзя дремать, иначе проспишь поклевку. Послушай, честно говоря, я несколько охладел к этому виду спорта за последние годы. Если не возражаешь, то я лучше посижу вон под тем деревом и почитаю. – Дэниел извлек из кармана томик стихов.

– Как хочешь, я справлюсь с удочками сама, – рассмеявшись, ответила Диана. – Надеюсь, что меня не утащит в глубину какая-нибудь огромная рыбина.

– Не беспокойся, это тебе не грозит. Желаю успеха! – Дэниел положил на землю удилище и пошел к роще.

Оставшись на берегу одна, Диана улыбнулась: этот теплый день ей казался лучшим днем всей ее жизни. Она не ожидала от Дэниела такого миролюбивого и предупредительного поведения и теперь, очутившись здесь, возле озера, а не в постели, была ему за это благодарна.

Приманку рыба словно не замечала, клева не было. Диана обернулась и посмотрела на Дэниела – он с увлечением читал, устроившись в тени лиственницы. Она села на теплую землю и сняла чулки. Ветерок обласкал ее кожу, она улыбнулась и взяла удилище в руку.

Внезапно поплавок ушел под воду. Диана осознала поклевку не сразу, а когда опомнилась, то резко подсекла и стала вытягивать леску. Рыбина попалась большая и сопротивлялась, вытащить ее на берег, не спустившись с него, было нельзя. Диана подтянула повыше подол юбки, зажала удилище под мышкой и смело начала спускаться. Пришлось зайти в озеро и пройти по дну несколько футов, погрузившись в воду почти по пояс, чтобы поддеть форель сачком. Мокрая, с перепачканными илом ногами, но очень довольная, Диана выбралась на берег и показала свой трофей Дэниелу.

– Что мы будем с ней делать? – с улыбкой спросил он, рассматривая трепещущую в сачке рыбу.

– Давай подарим ей жизнь и свободу! – предложила Диана.

– Я тебе помогу! – сказал Дэниел.

Но она ловко извлекла крючок изо рта форели, размахнулась и зашвырнула ее далеко в озеро. Дэниел похвалил ее:

– Молодец! У тебя это хорошо получилось, а ведь многие женщины вообще не любят даже дотрагиваться до живой рыбы.

Она взглянула на свои руки, пахнущие и перепачканные чешуей, и задумчиво сказала:

– У меня такое чувство, что я рыбачила в детстве.

– Уже поздно, – сказал Дэниел, помрачнев. – Пошли в дом. Тебе придется искупаться, это стойкий запах.

Диана подхватила с земли чулки и туфли, Дэниел взял снасти, и они пошли к дому. Ступая босыми ступнями по траве, Диана чувствовала, что и это ей доводилось делать прежде. Эхо забытого детства отдалось в ее сердце легкой грустью.

Пошептавшись о чем-то с Гарольдом, Дэниел присоединился к отдыхавшей в гостиной Диане. Она рассматривала китайскую вазу, стоящую на столике. Он сел на стул возле окна, за которым багровело закатное солнце, и сказал, щурясь от ярких лучей:

– Я привез этот сувенир из своего первого путешествия на Восток. Ваза сделана на экспорт для продажи иностранцам и не слишком дорогая. Впрочем, цены на такого рода изделия в последние годы стремительно растут.

– У тебя много восточных безделиц и в твоем лондонском доме, и здесь. Ты ими торговал? – спросила Диана.

– Да, случалось, – уклончиво ответил Дэниел. – Но чаще – менее интересным товаром.

– И на этом сделал свое огромное состояние?

– Мне везло. Я рисковал, но мне сопутствовала удача. Я перевозил исключительно собственные грузы, не отдавал свои суда во фрахт. Если бы хоть один мой корабль утонул, я бы и теперь перевозил вяленую рыбу. Тогда я был молод и горяч и не задумывался о возможных последствиях катастрофы. В этом-то все и дело.

Молод? Но насколько? Диане хотелось услышать ответ на этот вопрос, но она предпочла промолчать. В конце концов, он и теперь еще не старик. И все же удивительно, что он сделал свое состояние, будучи зеленым юнцом. Интересно, что связывало тогда его с ее отцом? И почему именно он привез ее в Руан и отдал в интернат?

Диана покосилась на Дэниела. Возможно, подумалось ей, на самом деле ему больше лет, чем она предполагает. Многие мужчины выглядят моложе своего возраста. Она собралась с духом и сказала:

– Ты говоришь о своем прошлом так, будто сейчас ты старик. Но ведь тебе не больше тридцати с хвостиком, не так ли?

– Когда ведешь насыщенную событиями жизнь, кажется, что ты прожил целую вечность, – уклончиво ответил Дэниел.

– О тебе ходит множество самых разных слухов. Графиня, например, как-то сказала, что ты был пиратом в южных морях.

– Боишься, что стала женой пирата? Увы, должен тебя разочаровать: морским разбойником я не был. Впрочем, пару раз мне доводилось грабить чужие корабли, – шутливым тоном сказал Дэниел, однако Диана заподозрила, что в его шутке есть толика правды.

Она подошла к стеллажам и стала рассматривать книги. Взгляд Дэниела жег ей спину и мешал сосредоточиться. В комнату вошел Гарольд и попросил Дэниела выйти на минутку. Диана осталась в гостиной одна, с кухни доносились отзвуки хлопот Мег, мывшей посуду. Вскоре вернулся Дэниел и сказал, что наверху для нее приготовили горячую ванну.

Это известие ее обрадовало: ил, прилипший к ногам, засох и образовал толстую корку, руки все еще пахли рыбой, да и вся она вспотела. Дэниел вновь сел у окна и спросил:

– Ты справишься одна, или тебе помочь?

Намек был слишком прозрачен, и она оцепенела, охваченная волнением. Весь день Дэниел вел себя безупречно и почти не дотрагивался до нее. Она решила, что неизбежное произойдет после ужина либо ночью. Вопрос застал ее врасплох.

Дэниел встал и, приблизившись к ней, сказал:

– Мег и Гарольд ушли в свой домик, поэтому потру тебе спинку я сам. Пошли! Ты вся дрожишь, почему? Глупышка!

Он взял ее за руку и увлек в коридор. Она внушала себе, что теперь, став замужней женщиной, должна вести себя не как глупая девчонка, а соответственно своему новому статусу – солидно, уверенно и разумно, тем более что она не девственница и уже имеет определенный опыт супружества. Но, вспомнив обстоятельства утраты невинности, она снова запаниковала и подумала: лучше бы Дэниел грубо овладел ею еще в пути, прямо в карете. Тогда теперь она могла бы расслабиться в ванне и не бояться захлебнуться во время соития, не выдержав его дикарской страсти. То, что он стал подчеркнуто внимательным и предупредительным, лишь усиливало ее подозрения и опасения. Ей не верилось, что он ограничится мытьем, у него явно было что-то другое на уме. Какой же сюрприз он ей подготовил?

Диана пришла в жуткое волнение. И когда они поднялись на второй этаж, она дрожала от возбуждения. Из-за низкого экрана камина выглядывала поставленная на козлы длинная металлическая лохань, из которой валил пар. Диана погрузила пальцы в воду и осталась вполне довольна ее температурой. Стоявший за ее спиной Дэниел уже расстегивал пуговицы платья. Она непроизвольно замерла, тщетно пытаясь унять охватившую; ее дрожь.

– Я тебя нервирую, дорогая? – спросил Дэниел.

– Нет, просто я утомилась и озябла, – солгала она.

– Ничего, сейчас согреешься! – сказал он и легко стянул с нее платье.

Диана осталась в исподнем, он поцеловал ее в голое плечо.

– Ты лукавишь, милая, – низким голосом произнес он. – Это не усталость, а перевозбуждение. Видишь, как сильны наши взаимные чувства.

После таких откровенных слов чувства Дианы обострились до предела. Воображение стало рисовать ей сцены совокупления, и почему-то они уже не казались ей ужасными. Она инстинктивно повела бедрами, и Дэниел стал расшнуровывать ей корсет – деловито, проворно и умело. Диана поняла, что у него большой опыт в таких делах, и почувствовала укол ревности. Чем меньше оставалось на ней одежды, тем больше она сомневалась, что ей удастся искупаться.

Она даже не была уверена, что хочет забираться в ванну.

Корсет упал на пол к ее ногам. Она осталась в коротенькой сорочке. Это было чудесно. Помещение освещалось дневным светом, тушить свечи не требовалось.

Дэниел повернул ее к себе лицом и нежно поцеловал в губы. Она обвила руками его плечи и прильнула к нему грудями и животом. Его мужское естество моментально окрепло, но Диана не отпрянула и совершенно не испугалась, а, напротив, пришла в еще большее возбуждение.

Он стянул с нее сорочку и с восхищением уставился на ее бюст. Сердце Дианы наполнилось гордостью, у нее участился пульс. Особенно остро он ощущался в ее заветном бутончике, который набух и трепетал, распространяя приятные теплые волны по всему телу. Отвердели и соски.

Ей страстно хотелось, чтобы Дэниел покрыл ее всю горячими поцелуями, погладил и приласкал. Она столь явственно представила все это, что даже покраснела, устыдившись своих фантазий. Но ее бесстыдным грезам было не суждено осуществиться немедленно, Дэниел подвел ее к лохани и усадил в воду.

Она уже немного остыла, но это было даже к лучшему: Диана чересчур разгорячилась и почувствовала облегчение, погрузившись в воду.

Дэниел протянул ей кусок мыла. Она обеспокоенно спросила:

– Как? Ты меня покидаешь?

Он покосился на ее ноги:

– А тебе хотелось бы, чтобы я остался?

Между ними возникла невидимая чувственная связь, подобная той, которую она впервые ощутила, лежа голой на кровати в его спальне. Это так ее поразило, что она даже не смогла ничего ему ответить, слишком живо представив, что произойдет дальше.

– Вижу, что хочешь, – удовлетворенно произнес он и обошел вокруг лохани, намереваясь намылить ей спину.

Обернувшись, Диана увидела, что он разделся до пояса. Вид его мускулистого торса вызвал у нее легкое головокружение. Ей захотелось обнять его и расцеловать. Он же опустил мыло в воду и стал взбивать рукой пену.

– Ты прекрасна, как Афродита! – сказал он, погладив ее по спине. – Жаль, что здесь нет зеркала. – Он стал наносить пену на ее руки и плечи, затем на другие части тела. От нежных прикосновений его пальцев Диана растаяла и откинулась на спинку лохани. Дэниел переместился вдоль бортика и начал осторожно мыть ее бедра, ноги, живот и груди. На губах Дианы заиграла блаженная улыбка.

Дэниел стал действовать более неторопливо, уделяя особое внимание бюсту. Блаженство, охватившее Диану, было столь велико, что она зажмурилась.

– Тебе нравится? – спросил Дэниел, теребя пальцами ее соски.

Ответом ему стало ее учащенное прерывистое дыхание.

Она закусила губу, сдерживая стон, рвущийся наружу, и замерла в ожидании чего-то большего. Ждать ей пришлось недолго. Неожиданно Дэниел сказал, оставив ее набухшие груди в покое:

– Встань на коленки лицом ко мне!

И, не дожидаясь, когда она выполнит его команду, подхватил ее под мышки и сам поставил в нужную ему позу.

Его решительность и необычность позиции, в которой она оказалась, потрясли Диану до глубины души. Пульсация бутончика возобновилась, в сосках возникло легкое покалывание, во рту пересохло. А когда она заметила, что Дэниел тоже крайне возбужден, у нее перехватило горло.

Он стал намыливать ее ягодицы, промежность и живот, погружая пальцы во все углубления и массируя выпуклости. Все помутилось у Дианы в голове, ей казалось, что она превратилась в большой пульсирующий трепетный бутончик. Низ живота пылал, и это сводило ее с ума. Она оттопырила зад и стала им вилять, как бы призывая тем самым Дэниела действовать активнее и решительнее, проникать в нее все глубже и бесцеремоннее, смелее прикасаться ко всем ее заветным местам.

Он взял ее за руки и, положив их на край ванны, обошел вокруг нее и встал сзади. Диана пошире расставила ноги. Он принялся активно мыть ее интимные местечки.

– Да, да, да! – восклицала при этом она, вцепившись пальцами в бортик лохани.

Рука Дэниела ритмично двигалась туда и сюда в ее пылающем лоне. Не забывал он и расселину между ее крутыми тугими ягодицами. Таких чудесных ощущений Диана еще никогда не испытывала. Бесстыдно оттопырив зад и выгнув спину, она мотала головой и вздрагивала. Вложив ладонь между ягодицами, он спросил:

– Тебе не страшно? А ведь в прошлый раз ты этого боялась...

Она заскрежетала зубами, чтобы не застонать. Он ввел в ее секретное углубление средний палец. Она издала облегченный стон, побуждая его продолжать, и спустя считанные мгновения уже дергалась всем телом и стонала в полный голос, утратив контроль над собой, пока не взвыла, охваченная шквалом неописуемых эмоций, и не впала в забытье.

Очнувшись, Диана вскочила, обняла Дэниела и стала целовать. Он же снова принялся ласкать ее своими удивительными пальцами и опять довел ее до исступления. Мир перестал для нее существовать, остался только Дэниел и тот восторг, который охватывал ее от его прикосновений. Глаза ее сверкали. Лицо Дэниела стало суровым и даже грозным. Он вошел в раж.

Струйки воды стекали по его голой груди, Диана стала проказливо слизывать их, косясь на бугор в его штанах. Не выдержав соблазна, она ухватила его за причинное место и залилась рассыпчатым бесстыдным смехом. Дэниел помог ей выбраться из ванны и прижал ее, мокрую и покрытую мыльной пеной, к себе. Она просунула руку ему в промежность и сжала его мужскую гордость в кулаке. Это послужило ему сигналом к тому, чтобы полностью раздеться.

Дэниел быстро освободился от одежды и, подхватив Диану одной рукой под коленками, а другой обняв за плечи, отнес ее на кровать. Она продолжала его страстно целовать.

Между тем уже смеркалось, воздух стал свежее. Ветерок доносил из овчарни робкое блеяние. Ему вторило ржание лошадей в конюшне. Эти звуки еще сильнее возбудили Дэниела.

Он опустился на колени, сильный, мужественный и властный, и Диана прочла в его темных глазах дикарскую страсть. Сердце бешено застучало в ее груди, ноздри затрепетали. Упершись руками в матрац, Дэниел наклонился и поцеловал Диану в губы, потом стал дразнить языком ее груди.

Она взвизгнула от удовольствия и обвила руками его плечи. Он припал ртом к ее соску и стал сосать. Огоньки блаженства разбежались по всему ее телу. Она зажмурилась, и начала лихорадочно ощупывать Дэниела, совершенно потеряв рассудок. Ее ладони скользили по его спине, ягодицам и бедрам, пальцы осторожно касались нефритового жезла, бедра пришли в движение – ей срочно требовалось унять тягостные ощущения в пустом лоне. В отчаянии она схватила Дэниела за член и сжала его в руке.

Он ввел ей два пальца в лоно, и в глазах у нее потемнело. Она охнула и застонала, мотая головой. Он стал потирать бугорком большого пальца ее набухший розовый бутон, не прекращая ритмично двигать рукой у нее между бедрами. Стоны Дианы сменились утробным воем. Она едва ли не рыдала от радости. Но для полного счастья ей все равно чего-то недоставало.

Дэниел поцеловал ее в губы, положил влажную ладонь на росистое преддверие лона и прошептал:

– Признайся, что ты этого хочешь, Диана. Доверься мне, и тебе полегчает.

Она не отвечала, неуверенная, что ей хочется этого, но, чувствуя, что вот-вот с ней случится истерика. Он поцеловал ее в грудь.

– Вот увидишь, на этот раз все будет иначе, перед тобой откроется мир новых ощущений, – шептал ей Дэниел, легонько потирая ее заветный бугорок ладонью.

По всему ее телу пробежали огоньки и приятная дрожь. Дэниел подхватил рукой ее ногу и, согнув ее в колене, легко заполнил собой ее томительную пустоту. И тотчас же она ощутила желанное облегчение, и все встало на свои места. Она взглянула Дэниелу в глаза и поняла, что отныне сможет читать в них все его сокровенные мысли и предугадывать его желания. Вдохновленная этим открытием и уверенная в себе как никогда, она обхватила его торс ногами и легонько ударила по спине пятками, как бы пришпоривая резвого жеребца.

Он подался вперед, резко, порывисто и мощно, и достиг ее сокровенных глубин. Громко охнув, Диана вцепилась ногтями ему в спину и стала двигаться в одном ритме с ним. Комната наполнилась сладострастными стонами и вздохами. Диана подбрасывала ударами своего тела Дэниела в воздух, он же старался не уступать ей и вдавливал ее в матрац. Эта безумная любовная пляска доставляла ей необыкновенное удовольствие, они предавались ей, пока не выбились из сил. И когда Дэниел со стоном упал на Диану и застыл, шумно дыша, она подумала, что отныне уже ничто не сможет их разлучить.

Глава 21

Весна в тот год выдалась, как никогда, чудесной. Во всяком случае, так думал Дэниел, скача верхом по лондонским улицам на встречу с Тиндалом. Предстоящий разговор его совершенно не волновал. И напрасно.

Ему бы следовало отнестись к этой встрече более ответственно, поскольку она знаменовала собой его маленькую победу. Но Дэниел не проявил особого восторга, получив от Тиндала письмо, в котором тот просил его о встрече. В знак своего презрения и безразличия к Тиндалу он откровенно зевнул, пробежав текст, и, скомкав листок, швырнул его в камин.

Объезжая повозки и экипажи, Дэниел мысленно усмехался, думая о том, что за минувшие две недели стал мягкотелым и даже поглупел. Вот что может сделать с закоренелым бретером и жуиром законная супруга, если его дернет черт жениться.

Но Дэниел ни о чем не жалел. Дни, проведенные с Дианой на берегу озера, и ночи любви в ее объятиях стали ярчайшим событием его жизни.

Его не оставляли воспоминания о волшебных мгновениях сладострастия, которые он делил с темпераментной красавицей, жадной до плотских удовольствий и щедрой на исступленные крики и стоны. Безумные ночи невероятного блаженства были столь же приятны, как и тихие рассветы поразительного умиротворения. Вернувшись в Лондон, Дэниел понял, что променял рай на ад. Ему даже казалось странным, что он раньше этого не понимал и свыкся с городским шумом, гомоном, суетой и смогом.

В те сладкие деньки он порой настолько расслаблялся, что с трудом подавлял желание покаяться перед молодой женой и все ей рассказать как на духу. Ему казалось, что уже ничто не разрушит их союз. Но всякий раз, когда признание вертелось у него на кончике языка, он представлял себе, как исказится милое лицо Дианы, как в ее глазах возникнет настороженность и боль, и стискивал зубы, откладывая откровенный разговор до возвращения в город.

Но и в Лондоне эта идиллия продолжилась, и Дэниел с радостью отдался ей, махнув на реальность рукой. И даже письмо от Тиндала не отрезвило его. Он упивался любовью.

Наконец он очутился напротив нужного ему дома и, остановив коня, спешился. Подходя к входной двери, Дэниел испытывал скорее брезгливость и горечь, чем самодовольство. Он бы предпочел до конца своих дней вообще не видеть Эндрю Тиндала, а уж если увидеть, то лежащим в гробу.

Впустивший Дэниела дворецкий провел его через роскошно обставленные апартаменты в сад. Как вычурный интерьер комнат, так и декорация этого земельного участка, засаженного деревьями, кустами и цветами, говорили о страстном желании их владельца пустить гостям пыль в глаза. Вдоль стены тянулись кусты сирени, которым исполнительный садовник придал причудливую форму полусферы, безжалостно обкорнав цветущие ветви; в углу одиноко росло карликовое деревце, будто сошедшее с эскиза художника-декоратора; дорожки были выложены плиткой столь тщательно, словно они предназначались не для прогулок, а для услады взора.

Все это походило на своеобразный гигантский детский конструкторский набор, который Дэниел однажды видел в магазине, и производило удручающее впечатление.

Эндрю Тиндала он застал за чаепитием и чтением опуса какого-то греческого философа в латинском переводе. Дэниела это позабавило: Эндрю явно устроил этот маленький спектакль специально для гостя, поскольку вряд ли он интересовался трудами древних гигантов мысли, даже учась в школе.

– Ах, это вы! – воскликнул он и, широко улыбнувшись, указал Дэниелу на стул. – Не желаете ли чаю?

– Благодарю вас, нет, – ответил Дэниел, продолжая стоять.

– Я слышал, вы были в Шотландии. Понимаю, – игривым тоном продолжал Тиндал, намекая, что ему все известно о женитьбе Дэниела.

Еще бы ему пребывать в неведении, когда об этом поразительном и внезапном марьяже злословил весь высший свет. Такой популярностью они с Дианой были обязаны графине Гласбери, распустившей по всему Лондону слух, что Дэниел отказался от дуэли, чудесным образом осознав всю глубину своих сердечных чувств к Диане, ответившей ему взаимностью.

Теперь все лондонские сплетники гадали, как складываются у молодоженов первые недели их супружеской жизни. О роли Тиндала в этой неординарной истории никто уже не вспоминал.

– Примите мои искренние поздравления в связи с вашей женитьбой, – медовым голосом промолвил он, словно признавая свое поражение в их несостоявшемся поединке.

Дэниел сдержанно кивнул, молча ожидая развития разговора. Компания хозяина дома ему претила, он приехал сюда вовсе не для того, чтобы обмениваться с ним любезностями, и хотел бы как можно быстрее отсюда убраться, пока фальшивые манеры этого лицемера не омрачили то прекрасное расположение духа, в котором он находился в течение всей недели. Могли всплыть и другие, еще более неприятные воспоминания, связанные с давно минувшими событиями.

– Я полагаю, нам надо обсудить вопрос о моем карточном долге, – наконец перешел к делу Тиндал.

– Меня вполне устроит банковский чек, – сказал Дэниел.

– Да, разумеется. Но я хотел бы предложить вам иной вариант погашения долга, куда более привлекательный для вас.

– Участками земли в Южной Америке вы меня не заинтригуете, – холодно сказал Дэниел.

Тиндал скрыл досаду за натянутой улыбкой.

– Нет, это дельце иного свойства и судит вам сказочные барыши в будущем. Иные люди пошли бы ради него на убийство!

– Продолжайте!

– Вам известно, как изготавливается сталь?

– Также, как и прежде, это не секрет.

– Разумеется. Но процесс ее выплавки чрезвычайно дорог и трудоемок. Не так ли? – Тиндал сделал значительную мину.

– Можно использовать железо, – невозмутимо заметил Дэниел, не понимая, к чему он клонит.

– Увы, не всегда. Чугун слишком хрупок, ковкое железо делать хлопотно, да и употребление его весьма ограничено. А можете ли вы представить, какую выгоду получит тот, кто овладеет секретом быстрого и простого изготовления стали?

– Без особых затрат? – спросил Дэниел, чтобы не выдать своего удивления: он не предполагал, что Дюпре выбрал себе в партнеры Тиндала.

– Именно так! – с торжествующим видом подтвердил Эндрю.

Дэниел развел руками:

– В таком случае выгоду невозможно даже приблизительно подсчитать. Вы хотите сказать, что владеете этим секретом?

– Да! И смогу это доказать уже на днях.

– Ваше предложение, как-то связано с этим новшеством?

– И опять вы угадали! Я решил, что мне понадобится энергичный партнер.

– Приятно слышать, что вы избрали именно меня, – сардонически промолвил Дэниел.

– Вы мне симпатичны, – с улыбкой сказал Тиндал. – Конечно, у нас были незначительные расхождения во взглядах на правила приличия в связи с юной леди. Но такое ведь порой случается между мужчинами, не правда ли? По зрелом размышлении я понял, что это только пустяковое недоразумение. Слава Богу, что все утряслось. Яготов о нем забыть, и надеюсь, что и вы не злопамятны. Мне кажется, что между нами много общего, в юности я тоже был горяч и питал слабость к прекрасному полу. Нам надо стать друзьями.

Дэниел с трудом подавил желание расплющить кулаком его честную и предельно серьезную физиономию. Скользнув взглядом по могильным холмикам из кустов сирени, он спросил:

– А зачем вам партнер в столь выгодном деле?

– У меня нет таких обширных связей среди промышленников, какие имеются у вас, – ответил Тиндал.

– Следует ли понимать это так, что вам бы хотелось стать только инвестором и не заниматься производством?

– Поразительная проницательность!

– И вы предлагаете мне простить вам долг в двадцать тысяч фунтов как бы в уплату за долю в этом прожекте? – спросил Дэниел, и на лице Тиндала расцвела льстивая улыбка. – А дело того стоит?

– Но ведь это очевидно! – Эндрю недоуменно вскинул брови.

– Я должен знать, насколько рентабельно производство стали по новой технологии и какова моя доля в этом предприятии, – холодно промолвил Дэниел.

– Вас устроят двадцать пять процентов?

Дэниел отвел взгляд и притворился, что размышляет, глядя на нелепый сад. Его душил смех: и почему именно ему суждено получить это идиотское предложение?

– Я хочу убедиться, что все это серьезно.

– Образцы продукции будут готовы на днях, – ответил Тиндал.

– Нет, это меня не устраивает. Либо сегодня, либо продемонстрируйте мне производственный процесс.

– А вот это секрет! – Эндрю вскинул указательный палец. – Прежде нам надо договориться.

– Помилуйте, как же я могу взять на себя финансовые обязательства, не увидев конечного продукта и не зная технологии? Или вы думаете, что я настолько глуп, чтобы купить за двадцать тысяч фунтов стальной брусок? Нет уж, увольте. Выпишите-ка мне лучше чек на эту сумму, и покончим с этим бессмысленным разговором!

Тиндал помрачнел и наморщил лоб, задумавшись, что для него было не типично.

– Хорошо, я согласен показать вам производственный процесс, – наконец произнес он. – Однако раскрывать все секреты на этом этапе переговоров не в моих интересах.

– Договорились! – воскликнул Дэниел. – Скажите, кроме нас с вами, в этом деле есть другие участники? И какова их доля?

Тиндал деланно расхохотался:

– Уверяю вас, что других партнеров нет.

– А каковы права изобретателя? – не унимался Дэниел. – Не вы же изобрели новый дешевый способ изготовления стали!

– Он получит вознаграждение. Права на изобретение отойдут ко мне, и мы с вами станем единственными владельцами всех акций. Вы прибыли сюда верхом? Я велю оседлать коня, и мы поедем смотреть производство.

Следуя за Тиндалом в дом, Дэниел размышлял о том, кого именно задумал надуть этот мошенник Эндрю, его или же Дюпре. Похоже было, что он решил оставить в дураках их обоих.

Достав из кармана сюртука три ключа, Тиндал стал отпирать дверь склада.

– У кого-то еще есть ключи от этого помещения? – невозмутимо спросил Дэниел. Он издевался над Тиндалом на протяжении всего пути до Саутуорка, в одном из закоулков которого находился этот заброшенный дом. Но Эндрю не уловил издевательских ноток, расценив его живой интерес к тонкостям предприятия как естественное любопытство будущего партнера, а потому отвечал на все вопросы подробно и обстоятельно.

– Ключи имеется только у меня и у изобретателя, – сказал он.

– Надо бы поставить здесь охрану, – заметил Дэниел.

– Вы мне не доверяете? Опасаетесь, что я приведу сюда кого-то еще? – с усмешкой спросил Тиндал, открывая второй замок.

– Нет, просто здесь полно воров, дверь могут взломать. За этим районом тянется дурная слава. И никакие замки не спасут вас от топора или лома.

Они вошли в сырое темное помещение, где вдоль дальней стены стояли столы, на которые были водружены цилиндры и подсоединенные к ним проводами баки с жидкостью.

– Можете взглянуть! – сказал Тиндал. Дэниел заглянул в один из баков.

– Вы сказали, что образцы будут готовы только завтра. Но, по-моему, все уже готово. Убедитесь сами!

Тиндал заглянул в бак, и глаза его едва не вылезли из орбит. Он побледнел и растерянно пробормотал:

– Я не знаю всех тонкостей, мне представили только приблизительные расчеты... Позвольте! – Он взял палку, отсоединил с ее помощью провода от цилиндра и сунул руку в бак.

Пошарив в жидкости, он извлек из нее стальной брусок. Глаза его радостно заблестели, словно он держал брусок золота.

– Кажется, технологический процесс занимает меньше времени, чем я предполагал. Это поразительно!

– И как же именно происходит трансформация металла? – спросил Дэниел, беря у него мокрый брусок.

– Под воздействием гальванических токов и некоторых реактивов железо меняет свою структуру. Тонкости известны пока только изобретателю. Он прочит электрометаллургии большое будущее! – с сияющим лицом сказал Тиндал. – Его последнее открытие перевернет науку и производство. А купоны будем стричь только мы с вами.

– Но почему о его изобретении не сообщил общественности ни один научный журнал? Общепринято, что изобретатель ставит коллег в известность о своем открытии и получает на него патент, – заметил Дэниел.

– О таком открытии не следует кричать на весь мир прежде времени. Новую идею ведь могут и украсть, – возразил Тиндал.

– А что за жидкость в этих баках? Вода?

– Нет, особый химический раствор, состав которого держится в секрете. Но вы все узнаете, как только мы заключим договор.

– А вдруг это мошенничество? Не мог ли ваш алхимик просто положить в эту бурду кусок готовой стали?

– На мошенника он совершенно не похож. К тому же я предпринял меры предосторожности. – Тиндал хитро улыбнулся и достал из другого бака брусок металла с особой маркировкой. – Вот видите! Все в порядке, об этих отметинах ему ничего не известно. Значит, опыт удался! – Он радостно потер ладони.

Дэниел обошел вокруг стола и сказал:

– Надо повторить опыт, увеличив массу металла. Маленькие бруски не заинтересуют заводчиков. А производство больших болванок может оказаться дорогостоящим, сложным и нерентабельным. Придется провести еще несколько экспериментов.

Тиндал кивнул, довольный, что его новый партнер мыслит конструктивно.

– Вы совершенно правы! Я рад, что не ошибся, выбрав именно вас своим партнером.

– Не торопитесь, Эндрю. Пока еще мы с вами ни о чем не договорились. Сперва предъявите мне крупные болванки стали, изготовленные по новой технологии, а уж потом я вложу деньги в это дело. И вот еще: возле склада будет постоянно дежурить мой человек во избежание подлога.

Такие требования обескуражили Тиндала.

– Что ж, вполне резонные пожелания, – наконец сказал он. – Однако сколько мы с вами, хотя бы приблизительно, получим прибыли в итоге, если все пройдет гладко? Мне важно знать ваше мнение.

Дэниел опустил брусок в химический раствор, вытер платком руку и, заговорщически улыбнувшись, ответил:

– Я полагаю, что речь пойдет о миллионах!


– Удивительная история! – воскликнула Марго, выслушав рассказ Дианы. – Просто какая-то волшебная детская сказка.

Они разговаривали в ее лондонской квартире, расположенной неподалеку от фешенебельного района Мэйфер в западной части города. Это любовное гнездышко было обставлено достаточно элегантно, хотя и не роскошно. Мистер Джонсон особенно не баловал свою любовницу в последнее время. Но Марго обстановка устраивала, и она не досаждала своему покровителю капризами, опасаясь остаться у разбитого корыта.

Диана решила проведать свою школьную подругу, когда, вернувшись в Лондон из Шотландии, получила от нее письмо, в котором Марго рассказывала о своем житье-бытье.

– Ну и как тебе живется в супружестве? – спросила она, вскинув тонкие брови.

Диана покраснела и с улыбкой ответила:

– Прекрасно!

– Что ж, я за тебя рада. Главное, чтобы мужу было хорошо с тобой в постели ночью. В противном случае он обязательно найдет себе любовницу. В постели нельзя быть леди, для мужчины главное – удовольствие, а не соблюдение норм приличия. Ты уж поверь моему опыту.

Именно его-то Диане и недоставало, и она с радостью получила бы от своей бывалой подруги дельный совет. Но затронуть эту щекотливую тему она не решалась.

– Кстати, я разговаривала с месье Джонсоном о твоем муже, – сказала Марго. – Они впервые встретились лишь тогда в парке, но месье Джонсон был уже наслышан о нем. Так вот, ходят слухи, что в молодости твой Дьявол во плоти бороздил морские просторы на торговых судах и вскоре сказочно разбогател. Ему многие завидуют и поговаривают, что он пробился в высшее общество через будуары влиятельных дам. Он скрытен, обладает прекрасными манерами и мастер искушения. Вот так-то, милочка!

У Дианы вновь родился вопрос: как же ей, малоопытной и в светских, ив амурных делах молодой женщине, удержать опытного,– избалованного и себялюбивого мужчину? Чем его удивить? Как ему угодить, если он везде побывал и все повидал?

В голове Дианы вертелись и другие, не менее существенные вопросы, как-то: каким образом Дэниелу удалось купить свой первый корабль? В каком возрасте он познал успех? Чем он торговал? Были ли у него партнеры? Каково его состояние? Не пират ли он? Нет ли у него жен в заморских странах?

– Заботься о своем супруге и во всем ему угождай, – наставительно промолвила Марго. – И тогда ты не будешь ни в чем нуждаться, уверяю тебя. – Она потрепала Диану по руке.

Возвращаясь домой, Диана размышляла только об одном – как ей осуществить эту рекомендацию? Пока что Дэниел был всем удовлетворен и не предъявлял к ней никаких особых требований. Но что будет дальше? Не пресытится ли он со временем ее телом? Не заведет ли себе многоопытную любовницу?

Диане вспомнились иллюстрации в красной книжице, преданной мадам Леблан анафеме, и подумалось, что она могла бы стать неплохим учебным пособием. Вернувшись домой, Диана первым делом заглянула в библиотеку и попыталась разыскать знакомое издание. К ее величайшему разочарованию, книжки там не оказалось, очевидно, Дэниел ее сжег. Однако на всякий случай Диана решила поискать ее в кабинете.

Книг на полках там стояло не так уж и много, поэтому знакомый алый переплет Диана разглядела довольно скоро. Она взяла эту коллекцию скабрезных картинок в руки и, подойдя к окну, стала перелистывать страницы. На щеках ее заиграл румянец, ей трудно было даже представить себя в иных позициях. Однако она все-таки попыталась.

Но полет ее фантазии прервал звук чьих-то шагов в коридоре. Резко обернувшись, она увидела, что дверь открывается, и спрятала наглядное пособие для начинающих блудниц за спину.

Вошел Дэниел, таким озабоченным она его еще не видела. Он даже не сразу сообразил, что находится в кабинете не один.

Узнав Диану, он посмотрел на нее с видимым недоумением.

– Ты что-то здесь искала, Диана? – спросил он и, подойдя к столу, покосился на разложенные на нем бумаги.

– Нет, – промямлила она, пятясь к окну в надежде спрятать крамольную книжицу за штору.

– Что это у тебя там, дорогая? – спросил Дэниел.

– Где? – Она сделала невинные глазки.

– За спиной, – сказал он, прищурившись.

– Ничего особенного. Если я тебе мешаю, то я, пожалуй, пойду...

– У тебя вид воровки, застигнутой на месте преступления.

Дэниел шагнул к ней и отобрал книгу.

– Ты решила, что она имеет какую-то ценность?

– Да, ведь это гравюры, над ними трудился мастер. Они интересны мне как произведения изобразительного искусства, – сказала Диана первое, что пришло ей в голову. – Поразительно, с какой тщательностью изображены детали платьев. Мне хотелось сравнить свой гардероб с нарядами этих проказниц.

– Любопытно... Значит, изучая фасоны платьев кокоток, ты улучшаешь свой художественный вкус. Я правильно тебя понял?

В глазах Дэниела вспыхнули насмешливые искорки.

Диана вспыхнула.

– Да, чтобы не выглядеть профаном, когда кто-нибудь заведет разговор об искусстве, – сказала она, сама удивляясь своей находчивости. – Люди часто обсуждают эту тему на званых ужинах. А я почти ничего не знаю о технической стороне живописи.

– Но в искусстве имеет значение не только форма, но и содержание, дорогая, – возразил ей Дэниел. – Ты находишь изображенные на этих гравюрах сценки занимательными или шокирующими?

– Пожалуй, их можно было бы назвать впечатляющими, – пролепетала Диана.

– А какие именно из этих картинок произвели на тебя самое сильное впечатление? Что, к примеру, ты думаешь вот об этой? – Он перелистал страницы и указал ей на гравюру, занимательную настолько, что щеки Дианы стали пунцовыми. Ей самой уже давно было любопытно, сделает ли с ней когда-нибудь Дэниел то же самое. Но она изобразила на лице недоумение и с дрожью в голосе спросила:

– А что этот господин делает?

– Он страстно целует свою даму, – невозмутимо ответил Дэниел.

– Ага! Немного странное место он избрал для поцелуя...

– Это особый поцелуй.

– И ему нравятся такие необычные лобзания?

– Несомненно, коль скоро он этим занимается. И даже больше, чем женщине, которую он целует.

Диана собралась с духом и спросила:

– А ты когда-нибудь поцелуешь меня туда?

– Обязательно, если только ты мне это позволишь.

Диана промолчала и стала перелистывать книжку. Иллюстрация, привлекшая на этот раз ее внимание, отображала еще один необычный поцелуй, о технике которого она бы хотела разузнать побольше.

– Взгляни-ка, Дэниел, здесь женщина лобзает мужчину, и тоже не в уста. Вероятно, ей это очень нравится, да?

– Очевидно, – подтвердил ее догадку Дэниел.

– А мужчине? – не унималась она. Он только неопределенно хмыкнул в ответ.

– Если я позволю тебе когда-нибудь поцеловать меня так, как это делает мужчина на предыдущей гравюре, ты разрешишь мне поцеловать тебя аналогичным образом?

– Только если ты меня очень об этом попросишь, – сказал Дэниел.

– Договорились! В постели мы должны пользоваться равными правами! – воскликнула Диана.

– Ты совершенно права, дорогая. Я рад, что изучение этой книги пошло тебе на пользу. А твоя тяга к самообразованию достойна поощрения. Пожалуй, завтра я подарю тебе бриллиантовое ожерелье.

Они обнялись и поцеловались, просто и без затей.


Уличные фонари прорезали ночной мрак столбами тусклого света, в котором время от времени возникали очертания проезжающих мимо карет и всадников. Сидя у окна, Диана до рези в глазах всматривалась в темноту, в надежде разглядеть в ней возвращающегося Дэниела. Он обещал вернуться домой не очень поздно, однако почему-то задержался, и она уже начала волноваться. Куда он ускакал, она не знала, но предполагала, что по какому-то серьезному и небезопасному делу. Вид у мужа перед уходом был хмурый и озабоченный. Охваченная тревожными предчувствиями, Диана даже не пошла в театр, чтобы к его возвращению быть дома.

Наконец в зыбкой мгле промелькнула тень всадника без головного убора, это был Дэниел. Закусив губу, Диана вскочила со стула и стремглав побежала в свою спальню. Там она быстро разделась с помощью служанки, надела пеньюар и, отослав служанку, достала из комода заветную красную книжицу, между страниц которой лежало несколько закладок.

Отмеченные страницы были тщательно изучены ею в минувшие дни, но все же кое-что в гравюрах оставалось для нее загадкой. После ухода мужа она полюбовалась на них еще раз и обнаружила новые любопытные детали. Сейчас, в ожидании ночного визита к ней Дэниела, она решила освежить в памяти запечатленную на одной из картинок ситуацию, дабы не ошибиться, повторяя ее с мужем.

Убедившись, что все в точности запомнила, Диана захлопнула свое иллюстрированное наставление по ублажению супруга, убрала книжку в ящик комода и начала тушить свечи. Затушив две, она вспомнила, что на картинке несколько свечей горели, и оставила другие зажженными.

Подумав, Диана сняла пеньюар и в одних чулках улеглась на кровать, подложив под ягодицы большую подушку. Полежав немного в таком положении, она перевернулась на живот и подперла рукой подбородок. При этом ее зад слегка приподнялся и оттопырился. Диана представила себе гравюру и пошире раздвинула ноги.

Теперь сходство с позой блудницы стало полным.

Чувствуя себя парижской кокоткой, Диана прислушалась к звукам, доносившимся из соседней комнаты. Судя по ним, Дэниел раздевался, разговаривая при этом с лакеем. Уже один только его голос привел ее в необыкновенное возбуждение.

Глухое бормотание прекратилось, в его спальне все стихло, но послышались его шаги в коридоре. Диана застыла, дрожа от нетерпения.


Дэниел, шел к Диане, чтобы пожелать ей приятных снов, поцеловать ее в лоб и затем вернуться к себе: сегодня он очень устал и был не в духе, портить же настроение своей любимой молодой жене ему не хотелось, она заслуживала лучшего отношения к себе.

Отворив дверь ее комнаты, он замер, удивленный тем, что вопреки своей привычке Диана почему-то не потушила свечи, прежде чем лечь в постель. Помещение было освещено зыбким, таинственным светом. Заинтригованный, Дэниел вошел и остолбенел, пораженный эротической позой, в которой возлежала на любовном ложе Диана.

Было нетрудно догадаться, что образцом для нее послужила одна из шаловливых картинок. Чулочки обтягивали стройные ножки проказницы до бедер, однако выше все тело было нагим. Особенно возбуждали Дэниела изгиб спины и вид аппетитных ягодиц, слегка приподнятых подложенной под живот подушкой.

Потрясенный картиной, которой он совершенно не ожидал увидеть, Дэниел от восхищения раскрыл рот. Все мрачные мысли, связанные с Тиндалом и Жанеттой и угнетавшие его в течение всего дня, тотчас же исчезли, вытесненные возникшими у него амурными фантазиями. В чреслах возникло невероятное напряжение. Скинув халат, он хрипло произнес:

– Ты прочитала мои заветные желания, Диана! Взгляни на меня! И ты все поймешь.

Она лениво обернулась и скользнула по нему плотоядным взглядом. Глаза ее заблестели: вид его мощного любовного орудия произвел на нее должное впечатление как своими размерами, так и боеготовностью. Диана слегка повела бедрами, призывая Дэниела не медлить, он прыгнул на кровать и поцеловал ее в ягодицу, она чуть слышно вздохнула.

– Ты давно меня ждешь? – спросил он, припав небритой щекой к ее нежной коже. – Ты соскучилась?

– Очень! – томно выдохнула она. – Я истосковалась.

Дэниел встал позади нее на колени, положив ладони на ее роскошный зад, она же сильнее изогнула спину, задышав громче и чаще, и закусила нижнюю губу. Преддверие ее лона подернулось росой, густой нектар испускал пряный аромат. Ноздри Дэниела чувственно задрожали, он понял, что медлить ему нельзя, и мощно вошел туда, куда звала его природа. Сладострастный стон, вырвавшийся у них обоих одновременно, говорил о том, что они достигли полной гармонии.


Из открытого окна в комнату проникал свежий ветерок, приятно охлаждавший их вспотевшие тела. Луна казалась необычно яркой на фоне темного неба. В уснувшем квартале воцарилась тишина. Первым ее нарушил голос Дианы.

– Ты совершенно затерялся в своих воспоминаниях, – сказала она. – Тебе нужно перестать думать о прошлом, пока ты не сошел с ума.

Она была права, он слишком часто переносился в иллюзорный мир былых событий, сам того не желая.

– Прости, я постараюсь, – глухо промолвил Дэниел.

– Не сердись, но мне больно видеть, как ты страдаешь, – сказала Диана, кладя голову ему на грудь и обнимая его за талию.

Он поцеловал ее в макушку и крепче прижал к себе, днем он встречался с Тиндалом и теперь сожалел об этом. Ему бы следовало не впутываться в эту аферу, а просто потребовать у должника деньги и удовлетвориться своей маленькой победой. Но вместо этого он поддался соблазну разорить негодяя в пух и прах.

В результате ему стало казаться, что он перехитрил самого себя в этой игре. Дэниел не раз использовал в своих интересах чужие пороки и слабости, но теперь, сам того не желая, мог очутиться в роли жертвы такого же, как и он, опытного интригана.

Ведь Тиндал не случайно подметил, что между ними много общего.

Шелковистые волосы Дианы рассыпались по ее бледному плечу. Дэниел осторожно погладил его, восхищаясь бархатистостью ее нежной кожи. Подлинная опасность затаилась в его объятиях, в облике его красавицы супруги, в обществе которой он полностью расслаблялся и терял способность мыслить здраво.

Он уже давно терзался желанием поведать ей правду, пока она еще не узнала ее от кого-то другого. Но признание застревало у него в горле и снова ложилось тяжким грузом ему на сердце. Каяться было страшно, ибо Диана его никогда бы не простила.

Она словно почувствовала, что он думает о ней, и покосилась на него. Он увидел, что она улыбается, и неожиданно сказал:

– Мне тридцать два года. Помнишь, ты спрашивала тогда, в Шотландии, сколько мне лет? Так вот, мне идет тридцать третий год.

Она задумчиво посмотрела на него и промолвила:

– Значит, во время революции во Франции ты считался в Англии эмигрантом? Ведь в ту пору тебе было восемь, именно в этом возрасте ты и приехал в Шотландию.

– Да, все так и было, – подтвердил Дэниел.

Диана подперла щеку ладонью и задала ему следующий вопрос:

– Твой отец – аристократ? Вы бежали из Франции?

– Нет, аристократом он не был, однако предпочел эмигрировать, чтобы переждать смутные времена в спокойной стране.

– А где сейчас твои родители?

– Мама умерла вскоре после нашего переезда в Шотландию. Отец не перенес утраты, и спустя короткое время последовал за ней в лучший мир. Нам с сестрой помогал шевалье Луи. Они с моей мамой были друзьями. Он помог мне встать на ноги.

– Марго однажды обмолвилась в разговоре, что ты стал выходить в море, будучи еще юношей. Ты хорошо помнишь то время? А свою жизнь во Франции ты не забыл?

– Мне кажется, что я помню каждое прожитое мгновение, все свои приключения, каждую свою утрату, каждую преодоленную опасность, – хрипло ответил Дэниел.

– Счастливчик! – Диана тоскливо вздохнула. – А вот я почти ничего не помню о своем детстве. Странно, почему так?

– Воспоминания капризны, они могут надолго затаиться где-то в глубинах памяти, а в один прекрасный день ожить. Возможно, все дело в том, что я рано повзрослел и чувствовал ответственность за свои поступки, ты же до поры оставалась ребенком, за которого думали взрослые. – Дэниел умолк, вспомнив, как тяжело ему жилось, когда они с Луи вдвоем противостояли ударам коварной судьбы. Особенно отчетливо запомнилось ему морское путешествие в утлом суденышке.

Диана обняла его, почувствовав, что ему нужна ее поддержка, и поцеловала. Он с облегчением вздохнул.

– Я хочу кое-что тебе сказать, – промолвила она. – Понимаешь, меня угнетает мысль, что я совсем одна, от нее в душе моей зияет пустота. Я надеялась разыскать в Англии своих родственников, узнать историю своей семьи. Но пока мне это не удается. И от этого мне порой становится очень грустно.

Сердце Дэниела сжалось от боли: он хотел бы помочь ей, но не мог, так как правда была для нее хуже неведения.

– Раньше я думала, что человек становится счастливым, когда кто-то его полюбит. Но теперь я поняла, что заблуждалась. Счастлив лишь тот, кто любит кого-то сам. Полюбив тебя, Дэниел, я обрела желанный душевный покой. Может быть, когда-нибудь и ты меня полюбишь и тоже обретешь умиротворение.

Ее слова так растрогали Дэниела, что он молча уложил ее на себя и крепко обнял.

Как более опытному в амурных делах, ему бы следовало посоветовать ей быть осмотрительнее в любви, чтобы не обжечься. Но он этого не сделал, а поступил иначе: подхватил ее руками под мышки и усадил на свой могучий детородный орган. Он вошел в нее до упора, до самых гланд в горле, как ей в тот волшебный миг показалось, и она застыла, осмысливая случившееся с ней впервые, широко раскрыв глаза. Таких острых ощущений ей испытывать еще не доводилось. К тому же ее смущала непривычная смена их ролей: теперь, когда Дэниел лежал под ней, ей следовало взять на себя инициативу. Постепенно лоно привыкло к новым ощущениям и стало посылать ее голове настойчивые призывы действовать решительнее. Робко поерзав у него на чреслах, она сказала:

– На картинках я такого не видела. И что же мы будем делать дальше? – Ответ ей дала сама природа, вызвавшая легкие спазмы у нее в промежности. Диана наклонилась и уперлась руками в матрац.

Дэниел улыбнулся и начал ее ласкать, чувствуя, как стремительно нарастает ее возбуждение. Наконец она сама стала двигаться на нем, постанывая и жмурясь от удовольствия. В эти мгновения она была прекрасна, как изящная китайская статуэтка, посеребренная лунным светом. Ее дыхание становилось все более прерывистым и учащенным, движения торса – порывистыми, почти дикарскими. Подавшись вперед, Дэниел стал сосать ее грудь, сжав пальцами гладкую, налитую ягодицу. Диана вскрикнула и стала двигаться еще быстрее, закатив глаза к потолку от блаженства.

Впав незаметно для самой себя в исступление, она запрокинула голову и начала повизгивать. Наблюдая это, чувствуя всю полноту охватившей ее страсти, Дэниел вскоре ощутил необыкновенный подъем и, совершенно расслабившись, дал своим чувствам волю. Пока они пребывали в экстазе, им не грозили тени прошлого. Наслаждаясь этой восхитительной любовной игрой, Дэниел подспудно чувствовал, что торопиться закончить ее не нужно, потому что только любовь освобождает его от рабства мстительных мыслей и тяжких воспоминаний.

Глава 22

– В последнее время Дюпре тратит деньги с щедростью человека, уверенного, что его затраты вскоре окупятся сторицей, – сообщил Адриан Дэниелу во время их следующей встречи. – Мы с ним вчера купили огромное количество химикатов и заказали у торговцев много цинка, меди и серебряных пластин, а также новые баки, железо и много больших чушек чугуна.

Внимательно слушая его, Дэниел одновременно переодевался. Адриан перевел дух и продолжал:

– Меня тревожит его партнер. Вы уверены, что все закончится миром? Мне совершенно не нужны неприятности. А ведь все идет к тому, что кто-то разорится...

– Пусть это тебя не беспокоит, я позабочусь, чтобы невинные не пострадали, – сухо ответил Дэниел, вешая в шкаф сорочку. Он счел излишним информировать Адриана о том, что финансирует безумный проект Дюпре Эндрю Тиндал. И уж конечно, не объяснял ему, что дело принимает совершенно неожиданный поворот благодаря их с Тиндалом соглашению о сотрудничестве.

– Мне кажется, что пора дать этой афере огласку, – сказал Адриан. – Иначе не миновать беды.

– Всему свое время, мой друг, – твердо ответил Дэниел. – Пока еще рано. Всю ответственность я беру на себя. Поверь, ни Дюпре, ни его спонсор не стоят того, чтобы ты из-за них переживал. Даже смертью они не смогут искупить вину за все свои злодеяния.

– Вы должны обязательно все мне рассказать, Дэниел. Я ведь ничего об этом не знаю, – сказал Адриан. – Может быть, тогда мне полегчает.

– Уверяю тебя, в твоих интересах знать как можно меньше, – ответил Дэниел. – Грехи этих негодяев тяжки и ужасны.

– Кажется, мы впутались в опасную аферу, – заметил Адриан. – Не хотелось бы мне, сыну графа, запятнать свою репутацию или, того хуже, попасть за решетку.

– Репутации твоей ничто не грозит, деньгами ты не рискуешь, и вообще аферу затеяли не мы. Поэтому тебя не должна мучить совесть. Я ведь не подталкивал Дюпре на те рискованные шаги, которые он теперь столь поспешно совершает. Им движет алчность. А его партнер, неисправимый мошенник и плут, сам обведет любого вокруг пальца. Скажи на милость, разве грешно лгать дьяволу?

– Надо еще разобраться, кто из вас двоих дьявол, а кто – простой мошенник, – мрачно пошутил Адриан.

– Позволю себе с тобой не согласиться! – в тон ему сказал Дэниел. – Все участники этого сомнительного предприятия далеко не ангелы.

Адриан расхохотался.


Прогуливаясь по тропинкам сада, Диана испытывала необыкновенное блаженство. Вокруг цвели цветы, кустарники и деревья. Ей нравились и этот чудный сад, и уютный дом, и вообще вся ее нынешняя жизнь. Любовь помогла ей преобразиться, почувствовать себя защищенной, счастливой, желанной и удовлетворенной. Все, чего раньше ей так не хватало, теперь стало доступным, и она купалась в новых ощущениях, даже не вспоминая о своих страданиях в детстве и юности.

Жанетта сидела под грушей, устремив мечтательный взор в голубое небо. С тех пор как Диана и Дэниел поженились, она заметно повеселела и похорошела. Диана лелеяла надежду, что в скором времени Жанетта решится появиться в свете и будет вместе с ней, Дэниелом и графиней выезжать по вечерам из дома в карете в театр, на званые ужины и балы.

– А не съездить ли нам летом, в самую знойную пору, в Шотландию? – предложила она Жанетте, вручая ей букетик полевых цветов. – Там очень мило! С нами тебе не будет так одиноко.

Жанетта неопределенно пожала плечами и с наслаждением понюхала цветы.

– Скажи, Жанетта, тебе было тоскливо, когда Дэниел уходил в плавание? – не унималась Диана. – Ведь в ту пору ваш отец уже скончался. Вот я, к примеру, очень плохо переношу одиночество. А ты? Кстати, а кто о тебе тогда заботился?

– Одиночество меня не угнетает, я к нему давно привыкла, – сказала Жанетта. – А заботились обо мне тогда две женщины. Но все это было так давно! Я уже и не вспоминаю те далекие годы. Когда Дэниел разбогател, он отвез меня во Францию. В Англии мне как-то неуютно в отличие от моего брата, который чувствует себя здесь как дома. Признаться, я бы хотела побыстрее возвратиться в Париж, по которому уже соскучилась. Лондон для меня совершенно чужой город.

– Жаль. Я бы хотела, чтобы ты жила с нами, – сказала Диана. – Без тебя мне будет тоскливо.

– Но вы же будете навещать меня в Париже! Ты должна уговорить Дэниела отвезти тебя туда, он хоть и не любит этот город, но тебе не откажет. Одну он тебя, разумеется, в Париж не отпустит, ты ему очень нужна, пожалуй, даже больше, чем я, его сестра.

Диане было странно это слышать, она считала, что Дэниелу вообще никто не нужен, он привык жить самостоятельно за многие годы скитаний и совершенно не тяготился одиночеством. Полная приключений жизнь закалила его дух и научила выше всего ценить независимость и свободу. В браке он был, конечно, счастлив, ему нравилось общество супруги, но это вовсе не означало, что он бы пал духом, расставшись с ней.

Из размышлений Диану вывел лакей, принесший на подносе почту. Жанетта лениво просмотрела несколько приглашений, вздохнула и отложила стопку конвертов в сторону.

Сердце Дианы сжалось от жалости. Лицо Жанетты оставалось безмятежным: очевидно, положение затворницы вполне ее устраивало.

Как ни странно, все приглашения продолжали поступать исключительно ей, что ее раздражало. Как догадывалась Диана, этому назойливому вниманию к Жанетте имелась причина – недавняя женитьба ее брата Дэниела. Самые любопытные светские сплетницы даже приезжали к ним с визитом, однако Жанетта никого из них не приняла, сославшись на недомогание.

– Ты рискуешь разочаровать высшее общество, – заметила в связи с этим Диана. – Светские львицы затеяли своеобразную игру, победит в которой та, кто сумеет заманить к себе тебя первой. Я надеюсь, что, уж если ты решишься принять чье-то приглашение, пославшая его не окажется недоброжелательницей Пенелопы.

– Если мне вздумается навестить кого-то, дорогая Диана, то в первую очередь я нанесу визит именно графине Гласбери. Но игрушкой скучающих великосветских дам я не стану! – ответила Жанетта.

– А мое приглашение ты примешь? – спросила Диана. – Я собираюсь в скором времени устроить званый ужин. Разумеется, только для близких друзей – Пенелопы, ее братьев, мистера Хэмптона, хотя он и не очень интересный собеседник. Ну, что скажешь?

Она взяла оставшиеся непрочитанными письма и стала их просматривать, ожидая ответа Жанетты. Внезапно взгляд ее застыл на обратном адресе, указанном на одном из конвертов. Письмо пришло из Фенвуда, от тамошнего викария Албрета. Рука Дианы задрожала. Поборов волнение, она вскрыла конверт и пробежала первые строки. Этого было достаточно, чтобы понять, что Эндрю Тиндал не был у викария. Слава Богу, что Диана отправила ему коротенькое письмецо, и вот теперь на него пришел ответ. Сделав глубокий вдох, Диана стала его читать.

С каждой прочитанной строкой сердце ее стучало все учащеннее и громче, а в голове нарастал нестерпимый гул. Она прочитала письмо еще раз, желая убедиться, что поняла все правильно, и почувствовала, что начинает задыхаться.

– Жанетта, где Дэниел? – облизнув пересохшие губы, хрипло спросила она.

– Что случилось, дорогая? Ты выглядишь так, будто вот-вот упадешь в обморок, – с тревогой сказала Жанетта.

– Где Дэниел? – повторила свой вопрос Диана, смертельно бледная и дрожащая от возбуждения. – Где он? Ответь!

– По-моему, он ускакал к шевалье в Хэмпстед, – растерянно сказала Жанетта.

Диана скомкала письмо и встала.


Окна дома в Хэмпстеде были открыты, из тренировочного зала не доносилось ни звона стали, ни мужских голосов. Напротив входной двери стояла лошадь Дэниела.

Не дожидаясь, пока кучер откроет дверцу кареты, Диана сама сделала это, торопясь выбраться наружу из душного замкнутого пространства. Утомленные лошади фыркали и тяжело дышали, кучер поторапливал их всю дорогу, угождая, настойчивым просьбам своей госпожи.

Ярость, толкнувшая Диану на эту незапланированную поездку, сменилась тягостной опустошенностью и всепоглощающей тоской. Скомканное письмо от викария все еще было зажато в ее кулаке. Если бы она ему не написала, если бы он ей не ответил, тогда еще какое-то время Диана чувствовала бы себя счастливейшей женщиной на свете.

Ее сердце ныло, боль распространилась по всей груди, горячие слезы жгли ей глаза. Жестокая правда вдребезги разбила все ее мечты и наполнила душу ужасающей пустотой. И почему беда приходит всегда внезапно? Диана была близка к отчаянию.

Ей хотелось порвать письмо на мелкие кусочки и притвориться, что оно вовсе не приходило. Сердцу хотелось того же, оно еще не насытилось любовью. Однако на сей раз дело оказалось настолько серьезным, что разум взял верх над чувствами, и она примчалась в Хэмпстед.

Окинув дом задумчивым взглядом, Диана вздохнула и переменила свое первоначальное решение. К разговору с Дэниелом она пока не была готова, ей не хватало смелости, чтобы задать ему непростые вопросы и выслушать его ответы.

Ноги сами привели ее в лес, к знакомой тропинке. Это нисколько ее не удивило, такое с ней случилось и в ее первый приезд сюда. Тогда она сама нашла дорогу от особняка к домику на лесной поляне, туда же направилась и теперь. И чем ближе она приближалась к коттеджу, тем острее становилось ощущение, что эти места для нее не чужие.

Возле колодца, вырытого напротив домика, Диана остановилась и заглянула в него. Из глубины донеслось эхо женского голоса, предупреждающего ее об опасности. Она обернулась, смутно надеясь увидеть на крыльце старушку в чепце и простом платье. Дверь открылась, но вместо старушки вышел Джордж, сторож. Он пристально посмотрел на нее и спросил:

– Что вам угодно? У вас какой-то нездоровый вид.

– Я не больна, – сказала Диана, внимательно разглядывая старика. – Вы сказали в прошлый раз, что уже давно здесь живете. А кем вы раньше служили?

– Я был конюхом, жил при конюшне и ухаживал за лошадьми. Их здесь раньше было много... Но потом дом опустел, хозяева уехали, и я перебрался сюда. – Джордж тяжело вздохнул и сокрушенно покачал головой, вспоминая добрые старые времена, которых было не вернуть.

Лошади... Ну конечно же! Ей вспомнился молодой Джордж, еще не седой и без бороды, в сапогах и поддевке.

– А что стало с той пожилой женщиной, которая здесь жила? – спросила она.

– Вы говорите об Элис? Вы знали Элис? Разрази меня гром, это сюрприз! Бедняжка скончалась десять лет назад. Но откуда вы ее знали, юная леди?

– Меня зовут Диана. Вам это о чем-то говорит?

Джордж раскрыл от изумления рот, потом осклабился и воскликнул:

– Так вот почему ваше лицо сразу же показалось мне знакомым, черт меня побери! Я все пытался припомнить, где я видел вас раньше... Ну конечно же, ведь вы уехали отсюда еще крошкой. А теперь стали настоящей светской дамой, красавицей, вас и не узнать! Кто бы мог подумать...

– Вы позволите мне осмотреть дом? – спросила Диана.

Джордж отступил в сторону и с галантным поклоном взмахнул рукой, приглашая гостью войти:

– Милости просим! Ведь в детстве вы здесь жили, верно? Дом принадлежал вашей семье.

Она замерла на пороге, переводя дух. Вот она и дома...

Едва лишь Диана вошла в прихожую, как нахлынули воспоминания. Особенно отчетливо вырисовывались в них мелкие детали ее прошлой жизни: свет, падающий из окна, характерный запах этого дома, потолочные балки, очаг, холодный и безжизненный летом и раскаленный, согревающий зимой.

На глаза Дианы навернулись слезы. Осматривать комнаты наверху она не стала, слишком взволнованная встречей с детством. Но воспоминания не смогли вытеснить из ее груди пустоту. Что ж, подумалось ей, быть может, полегчает в ее следующий приезд сюда, когда стихнет боль в сердце. А пока лучше покинуть этот дом.

Она прошла на задний двор, затененный кронами старых деревьев. Когда-то она здесь играла, карабкалась по наклонному стволу едва ли не на вершину вяза, качалась на качелях, привязанных к его ветви. Если бы в прошлый раз она пошла тропинкой, ведущей сюда, она бы наверняка узнала это место. Но тогда она была во власти поцелуев Дэниела в лесу у ручья и не замечала ничего вокруг себя.

Ей стало грустно, она застыла на месте и закрыла глаза. Горькие слезы текли по ее щекам. Собравшись с духом, она пошла назад к особняку шевалье Луи.

Дэниела она обнаружила в одной из комнат в глубине дома, по звуку его голоса. Усевшись в кресле возле окна, он что-то оживленно обсуждал со своим старым наставником и другом за бутылкой вина. Оба были без сюртуков и чувствовали себя вполне комфортно, явно не ожидая вторжения незваных гостей.

Вероятно, звук шагов Дианы по коридору их насторожил, они умолкли. Увидев на пороге гостиной свою жену, Дэниел вскочил.

– Это ты? – удивленно спросил он. – Что привело тебя сюда? Признаться, не ожидал увидеть тебя здесь сегодня.

– Я приехала, чтобы взглянуть на отчий дом, – сказала она, глядя ему в глаза.

Дэниел побледнел и потупился, потрясенный ее ответом.

– Пожалуй, вам лучше поговорить наедине, – сказал шевалье Луи и покинул комнату, скользнув изучающим взглядом по Диане.

Она подошла к оцепеневшему супругу, он отвел взгляд и уставился в окно, за которым виднелся лесок и холм, поросший густой сочной зеленой травой.

– Тебе не удастся отмолчаться! Я требую объяснений.

Она разжала кулак и расправила скомканное письмо. Он с тоской посмотрел на нее так, будто предпочел бы сейчас провалиться сквозь землю, и неохотно промолвил:

– Как ты узнала, что этот дом принадлежал раньше твоему отцу?

– Об этом мне написал мой родной дедушка. Я случайно узнала о викарии по фамилии Албрет и послала ему записку с просьбой о встрече, – ответила Диана, держа письмо в руке.

– Что же он такого тебе сообщил, что повергло тебя в отчаяние?

– Он сообщил мне, что у него была дочь, которая умерла во время родов. И что она не была замужем за отцом младенца. И что после ее смерти о девочке заботился ее отец. И что они жили в его доме в Хэмпстеде.

С каждым новым произносимым ею словом голос Дианы становился все громче и визгливее. Она почти кричала, как сумасшедшая. Дэниел попятился к окну.

– И еще дедушка написал мне, что мужчина, соблазнивший его дочь, был судовладельцем, но обанкротился, после чего исчез вместе со своей маленькой дочкой.

Дэниел молчал, не сводя с нее настороженных глаз.

– Имя этого человека – Джонатан Мейкпис, а не Албрет, как говорил мне ты, Дэниел. Албрет – фамилия моей матери.

В этом месте своего безудержного словоизлияния Диане захотелось накинуться на Дэниела с кулаками. Она швырнула ему в лицо письмо. Он зажмурился, приготовившись к худшему.

– Обманщик! – взвизгнула она. – Ты ввел меня в заблуждение умышленно! Да как ты посмел морочить мне голову столько лет!

– Да, я был вынужден обмануть тебя, Диана, – глухо сказал Дэниел и шагнул к ней.

– Не смей ко мне прикасаться! – Она отпрянула. – Лучше скажи, как ты завладел этим домом? – Диана взмахнула рукой и окинула взглядом помещение.

– Я выиграл его за одну ночь в карты, – сказал Дэниел.

– Ты шулер! Ты обманул моего отца, негодяй!

– Я был молод и самонадеян, мы с Джонатаном решили сыграть для забавы, по маленькой, но незаметно вошли в азарт и стали делать крупные ставки.

– Ты втянул его в крупную игру, как сделал это с Эндрю Тиндалом?

– Да, – подтвердил Дэниел. – Твой отец был отчаянный человек и поставил на кон все, что имел: два корабля, свой лондонский дом, этот особняк. И все мне проиграл. – Он вздохнул и развел руками.

– Выходит, и в Лондоне я живу в доме, когда-то принадлежавшем ему?

– Нет, тот я продал, а этот купил несколько лет назад.

– И у тебя не дрогнуло сердце, когда ты разорял его? Да как ты посмел обобрать человека до нитки, мерзавец!

В глазах у нее на миг все потемнело, перед ней снова возник Дьявол во плоти, а не любимый человек.

– Увы, посмел, – сказал Дэниел.

– Так вот, оказывается, как ты разбогател! Ты завладел имуществом моего несчастного отца! Ты должен был вовремя образумить его и прекратить игру, а не обрекать его на нищенство.

– Я не любил твоего отца и с радостью пустил его по миру, – с кривой ухмылкой ответил Дэниел, став вдруг похожим на отпетого разбойника. – Более того, я его презирал. Он питал слабость к хорошеньким девушкам и азартным играм, это его и погубило. На моем месте мог вполне оказаться другой игрок.

Он говорил это так спокойно и невозмутимо, что Диана не верила своим ушам. Он, действительно был холодным и расчетливым дельцом, неисправимым эгоистом, как ее и предупреждала его сестра. Диана изумилась:

– И тебя не мучит совесть? Это поразительно! Ты разрушил жизнь моему отцу, бесстыдно обманул меня и ни о чем не жалеешь? Какая неслыханная наглость! Так может вести себя только законченный негодяй.

– Да, я не жалею, что поступил с ним жестоко. Но мне жаль тебя, Диана, потому что ты пала жертвой неудачного стечения обстоятельств, – сказал Дэниел. – А моей вины в твоих бедах нет.

– Стечения обстоятельств? Это слишком мягко сказано.

В волнении Диана стала расхаживать взад и вперед по комнате. Он взял ее за руки и сказал, глядя ей в глаза:

– Откуда мне тогда было знать, что у него есть незаконнорожденная дочь? Он ведь не был женат! Только увидев тебя, я обо всем догадался. Ты мне веришь?

Он смотрел на нее с искренним сожалением и говорил тихим, мягким голосом, но что-то странное было в, его взгляде, и Диана насторожилась. Выдержав паузу, она спросила:

– А как случилось, что ты меня увидел?

– Он проиграл имение вместе со всем имуществом. И когда я приехал сюда, чтобы вступить в права хозяина, то обнаружил в доме тебя.

Ужасающая правда потрясла Диану до глубины души. Отец ее бросил! Просто ушел, оставив свою дочь на произвол судьбы.

Получалось, что она должна быть благодарна Дэниелу за то, что он тогда не отдал ее в убогий местный приют. Но никакой благодарности в данный момент она к нему не испытывала, столь глубоко было охватившее ее отчаяние. Она могла только задавать ему все новые и новые вопросы.

– Почему же ты утаивал от меня эту историю? – спросила она. – Мог бы рассказать мне все честно еще в Париже. Однако ты предпочел ввести меня в заблуждение, следовательно, на то имелись веские причины. Какие же?

Дэниел повернулся к ней спиной и отошел к окну. Дивана чувствовала, что мысленно он все еще с ней, хотя и смотрит на покатый холм. Ярость нарастала в ее сердце с пугающей быстротой, как бы предваряя новый сокрушительный удар, который Дэниел ей готовил. И предчувствие не обмануло ее.

– Я был не заинтересован в том, чтобы все узнали, что ты дочь Джонатана Мейкписа, – наконец сказал он.

– Почему? – упавшим голосом спросила она.

– Да потому, что он был другом Эндрю Тиндала. А мне совершенно не хотелось, чтобы последний узнал о моем знакомстве с твоим отцом, равно как и о том, кто ты есть на самом деле. Он бы сразу же догадался, что это я обыграл в пух и прах его приятеля.

Это признание еще сильнее смутило Диану. Все перемешалось у нее в голове. Она уже ничего не понимала. Скрестив руки на груди, она спросила:

– Это каким-то образом связано с дуэлью? Ты сказал, что дело не только во мне и что Жанетта не станет возражать, поскольку знает всю историю досконально. Кажется, вы с ней давно вынашивали план спровоцировать Эндрю Тиндала на поединок, чтобы за что-то ему отомстить. Неужели ты привез меня в Лондон, рассчитывая выставить в роли приманки для этого старого сластолюбца? Не в этом ли причина того, что ты скрыл от него мое происхождение? Ведь знай он, что я дочь Джонатана, он бы не стал соблазнять меня. Признайся, что я угадала!

Дэниел резко обернулся, побледнев как мел.

Испуг, промелькнувший в его глазах, подтвердил ее страшную догадку, и слезы хлынули у нее из глаз.

– Да, Диана, поначалу именно таким и был мой план, – сказал Дэниел. – Но потом я понял, что не смогу его осуществить, потому что все обернулось совсем не так, как я рассчитывал.

Значит, он ее не только обманул, но и собирался использовать в своих низменных интересах! Смириться с этим было выше ее сил. И выслушивать его оправдания она тоже не собиралась. Рыдая в полный голос и ослепнув из-за жгучих слез, Диана вышла, пошатываясь, из дома и побежала к экипажу. Вслед ей полетел отчаянный оклик Дэниела.

Глава 23

Подозрительный бородач в лохмотьях опять преследовал его. Гюстав с опаской оглянулся: да, это, несомненно, был тот же вор, на которого указал ему возле клуба Адриан. Что ему нужно? Почему он столь настойчив? Адриан был прав, говоря, что Лондон кишит карманниками, охотящимися за добропорядочными и законопослушными гражданами. Видимо, он подметил, что его очередная жертва одета в пальто иностранного фасона, и решил, что ему удастся без труда и риска обобрать рассеянного приезжего.

Было неприятно постоянно ощущать на себе посторонний изучающий взгляд. Очевидно, вор незаметно следил за ним все это время. Хорошо еще, что не огрел его дубинкой или кастетом по затылку. Боже, какой ужас, подумал Гюстав.

Надо было положить этому конец, дать понять воришке, что он замечен и разумнее присмотреть в толпе новую жертву, менее наблюдательную и осторожную.

Гюстав замедлил шаг и, в конце концов, остановился напротив витрины книжной лавки. Краем глаза он увидел, что вор нагло ждет, когда он пойдет дальше.

Крякнув от досады, Гюстав быстро пошел вперед, надеясь оторваться от преследователя, но вскоре устал, махнул на опасность рукой и зашел в кафе, где сел за столик у окна. Возникший в его поле зрения спустя минуту бородач в поношенной одежде неожиданно тоже вошел в кафе.

Неслыханная наглость!

Вор подошел к столику, за которым сидел Гюстав, и сел.

Дюпре побагровел и взорвался:

– Вы заблуждаетесь, рассчитывая, что сумеете заставить меня откупиться от вас, месье! Поищите другого простака, а меня оставьте в покое, пока я не сдал вас полиции!

Лишь закрыв рот, Гюстав сообразил, что говорит по-французски и бродяга его не понимает. К его неописуемому удивлению, незнакомец снял шляпу и с улыбкой ответил на безупречном французском:

– Я подумал, что нам пора поговорить.

Справившись с изумлением, Дюпре пробормотал:

– Сомневаюсь, что у нас есть что обсуждать.

– Напротив, месье, нам о многом нужно поговорить. К примеру, о том, как вы стали жертвенным бараном.

– Послушайте, месье!

– Нет, это вы меня послушайте! А еще лучше хорошенько приглядитесь ко мне. Смотрите мне в глаза! – перебил бородач Дюпре.

Гюстав недоуменно уставился на него, тараща глаза.

– Боже правый, но ведь вы умерли! – прошептал он.

– Как видите, воскрес, – усмехнувшись, сказал бородач. – Я похоронил себя заживо на многие годы в нищете и беспробудном пьянстве.

– Я потрясен! Но почему вы назвали меня бараном?

– Жертвенным бараном, которого ведут на заклание, – уточнил его собеседник. – Вас бессовестно используют, Дюпре. Вы и глазом моргнуть не успеете, как разоритесь. – Бородач подался вперед и шепотом добавил: – Первым разорился я, потом – Эркюль, а теперь пришел ваш черед. Всех нас хитроумно, одного за другим, обчистили до нитки и пустили по миру.

– Какая чушь! Никто меня никуда не вовлекает и не обманывает! – заявил Дюпре.

– Вы уверены в этом? Тогда объясните, почему вы в Англии?

Скосив глаза на кончик носа, Дюпре сказал:

– Вас это не касается, я здесь по своим делам.

– Ой ли! А в этих делах никто, кроме вас, не замешан? – Бородач прищурился.

Гюстав заерзал на стуле, внезапно потеряв кураж.

– Вы сами виноваты в том, что все потеряли! – запальчиво вскричал он. – Вас разорили ваши порочные привычки и наклонности, равно как и Эркюля. Вы жаждали быстрого обогащения, он же был болезненно тщеславен и мечтал о славе. Не сравнивайте меня с собой, я ученый, бескорыстный борец за прогресс науки, книжный червь. Кому же я нужен? Что с меня взять?

– А вы вспомните, Дюпре, о чем вы всю жизнь мечтали! Что привело, вас в Англию? Не та же ли заветная мечта?

Озадаченный его вопросом, Гюстав снова беспокойно заерзал на стуле.

– Вы заблуждаетесь, месье, – промямлил он.

– Коль так, тогда я действительно ошибся. Видимо, все это мне померещилось, и никаких злоумышленников рядом с вами не было и нет. – Бородач встал. – Жаль, что я потратил зря столько времени и сил, пытаясь вовремя предупредить своего старого приятеля о нависшей над ним опасности, пересек пролив, прячась под грудой парусов, голодал и мерз напрасно.

Он с досадой махнул рукой.

Гюстав схватил его за рукав:

– Расскажите, кто и что замышляет против меня.

Он подозвал официанта и заказал для себя и своего гостя кофе и пирожные.

– Ну, рассказывайте! Я сгораю от любопытства!

– Потеряв все свое состояние, я перебрался на континент, – начал бородач. – В Англии у меня осталась куча неоплаченных долгов... Впрочем, это старая история, она вам не интересна. Обосновался я тогда в Неаполе. И вот однажды, года два назад, вскоре после ссылки Наполеона на остров Эльба, я случайно очутился в порту и увидел там один из своих кораблей. Судно сильно изменилось, но я все равно его узнал.

– Хорошо, вы узнали свой бывший корабль. И что из того?

– А то, что я проиграл его в карты Эдуарду Сенклеру! А теперь корабль принадлежит человеку по имени Дэниел Сент-Джон. Вся закавыка в том, что это одно и то же лицо!

Гюстав испуганно вздрогнул.

– По пути во Францию я узнал о постигшем беднягу Эркюля несчастье, – продолжал рассказывать собеседник. – Меня удивило, что его доверительный разговор с английским офицером в скором времени стал предметом пересудов...

– Вы думаете, что Сент-Джон имеет к этому отношение?

– Он частенько обедал с офицерами из того же полка, видимо, тот, кому доверил свой секрет Эркюль, проболтался, выпив лишнего, Сент-Джону. А что думаете вы по этому поводу?

– Я думаю, что это плод вашей фантазии. Уж слишком в этом деле много совпадений, – скептически сказал Дюпре. – И потом, вспомните, сколько лет отделяют происшествие с Эркюлем и ваше несчастье! Нет, это ерунда.

– Возможно, вы правы. Но ответьте мне на один вопрос: а то, что происходит с вами сейчас, тоже случайное совпадение? Вы когда-нибудь встречались с этим Сент-Джоном, или Сенклером?

Гюстав судорожно сглотнул.

– У вас есть какое-то общее дело с Сент-Джоном? – без обиняков спросил бородач.

– Допустим. Но почему вы спрашиваете? Зачем, по-вашему, ему мстить нам?

– Подумайте сами! Поначалу мне казалось, что Сент-Джон каким-то образом сам узнал о нашей связи в юные годы. Но потом, по зрелом размышлении, я склонился к мнению, что он представляет чьи-то интересы. Точнее сказать, является агентом знавшего нас когда-то человека. Он может работать на какое-то влиятельное лицо. В Англии у Сент-Джона обширные связи...

– Я все еще вас не понимаю, – сказал Дюпре, тряся головой.

– Мне представляется, что его мог нанять для осуществления особой миссии человек, желающий навсегда похоронить свои отношения с нами в прошлом вместе с нашим состоянием и репутацией. Это должен быть очень амбициозный человек, опасающийся скандала... Вы что-то вспомнили, Дюпре? Отчего вы побледнели? Скажите, у вас нет никаких общих дел в Англии с Эндрю Тиндалом? Тот склад за Темзой, который вы частенько посещаете, не принадлежит, часом, и ему тоже?

– Склад? Какой такой склад? Я ничего не знаю...

– Я спрашиваю вас о нем потому, что Сент-Джон на днях заключил с Тиндалом соглашение и ему известно об этом складском помещении. Я видел его там собственными глазами.

Дюпре раскашлялся, поперхнувшись горячим кофе.


Никогда еще Диана не оказывалась в столь неопределенном положении, в каком она теперь оказалась. Испытав горечь одиночества и страх перед лишенной смысла жизнью еще в школе, она твердо уверовала, что правда о ее корнях спасет ее от прозябания. По иронии судьбы, правда повергла Диану в отчаяние, породив ощущение отсутствия твердой почвы под ногами.

В дом Дэниела она не вернулась, а пересела в наемный экипаж и поехала к Марго. На другой день она отправила служанку подруги за своей одеждой, строго-настрого запретив рассказывать Жанетте, где нашла пристанище невестка. Марго не докучала ей расспросами, понимая, что после такого потрясения Диане нужно отдохнуть и собраться с мыслями, и та была ей за это признательна.

Однако ни физическое, ни моральное самочувствие Дианы не улучшалось. Голова ее раскалывалась от приступов мигрени, душу терзала депрессия. Внезапные вспышки ярости чередовались с припадками отчаяния, воспоминания о короткой счастливой супружеской жизни не давали уснуть, упорно не желая покинуть воспаленный мозг.

Под душераздирающим отчаянием, однако, таились и другие чувства, не менее губительные: горечь утраты веры в счастливое будущее, тоска по мужской ласке, сожаление, что все закончилось так быстро и нелепо.

Она отказывалась участвовать в увеселительных вечеринках, которые устраивала Марго, и не ходила с ней в гости к ее знакомым. Когда у Марго собиралась шумная компания, Диана отсиживалась в своей комнате. Ей был чужд мир ее подруги, да и весь белый свет ей казался чужим и постылым. Она ощущала себя подвешенной между небом и землей, вечным изгоем.

Тем не менее, однажды случай свел Диану с одним ее старым знакомым.

Произошла эта встреча внезапно, во время одной из вечеринок в их доме. Диана проскользнула на кухню, чтобы приготовить себе чаю, и столкнулась, возвращаясь оттуда, в коридоре с Верджилом Дюклерком – он выходил из комнаты, где веселая компания гостей играла в карты.

Неожиданная встреча с Дианой удивила и смутила юношу. Он поспешно затворил за собой дверь, однако она успела мельком увидеть за его спиной оперную певицу, известную фривольным поведением.

– Так вот где вы скрываетесь от мужа! – воскликнул Верджил. – Он в отчаянии! Приезжал даже к моей сестре, надеясь найти вас у нее.

– Я это предвидела и решила не обременять Пенелопу. Сент-Джону известно, что я жива и здорова, я послала Жанетте записку, – сказала Диана.

– Вам не следует долго испытывать терпение супруга, и вы сами это понимаете, – доброжелательно сказал Верджил, изобразив на лице озабоченность. – Это неприлично.

– Не я первая, не я и последняя ухожу от мужа, – возразила Диана. – К примеру, Пенелопа...

– Ее печальный случай скорее исключение, чем правило,– перебил Верджил. – Муж Пенелопы – законченный негодяй и редкий мерзавец. Знали бы вы, как моя сестра страдала, терпя до поры его выходки. Она порвала с ним, когда терпение ее совершенно истощилось. И я Пенелопу не осуждаю.

– Откуда вам знать, каков в действительности мой супруг? Вы полагаете, что он ангел? Нет, это сущий дьявол во плоти! – запальчиво заявила Диана.

– Вы сгущаете краски, я знаю Сент-Джона и... – попытался переубедить ее Верджил, но Диана и слушать его не пожелала.

– Мы с вами слишком молоды, чтобы судить о нем. Таких редких лицемеров, как Сент-Джон, еще надо поискать. Впрочем, довольно говорить о Дэниеле, я устала и хочу спать. Позвольте мне, пожалуйста, пройти и впредь не вмешивайтесь в мою личную жизнь, лучше займитесь своей.

Она выразительна посмотрела на дверь за его спиной, из-за которой доносились оживленные мужские голоса и взрывы женского смеха. Веселье было в разгаре.

Верджил перехватил ее взгляд и неохотно отступил в сторону, заметив, однако, при этом:

– И все же советую вам как можно быстрее покинуть этот дом и впредь не общаться с его хозяйкой. Она дама не высшего круга, вам здесь не место.

– А где мое место, хотелось бы мне знать? – в сердцах воскликнула Диана. – Сейчас я не принадлежу ни к каким кругам, а в этом доме, по крайней мере, не бывает приятелей Дэниела, и я избавлена от их дружеских рекомендаций и наставлений. И не познакомься ваша любовница случайно с Марго, я бы не выслушивала теперь ваши нудные советы. Прошу вас, не говорите Сент-Джону, где я нахожусь.

Верджил ничего на это не ответил, сделав строгое лицо. Диана поняла, что он обязательно предаст ее, и, не прощаясь, быстро пошла в свою спальню.

В эту ночь уснуть ей не удалось. Воображение рисовало ей сцены предстоящего семейного скандала. Она так и не решила, что скажет мужу при неминуемой встрече.

На следующее утро служанка сообщила Диане, что ее желает видеть посетитель. Нет, не мужчина, какая-то дама, не назвавшая своего имени. Предполагая, что Верджил прислал к ней для переговоров Пенелопу, Диана вышла из спальни и спустилась в гостиную.

Она вошла туда как раз в тот момент, когда Поль усаживал Жанетту в кресло. Откинув с лица вуаль, сестра Дэниела подала любовнику знак уйти и расцеловала Диану.

– Я совершенно не ожидала увидеть тебя в этом доме! – сказала беглянка. – Но очень рада нашей встрече.

– А уж как я удивлена тем, что ты предпочла укрыться здесь, моя дорогая! Это же настоящий притон! – сказала Жанетта. – Что общего у тебя с этой куртизанкой? Она устраивает в своем доме оргии, превратила его в гнездо разврата. Как ты можешь дышать воздухом, пропитанным пороком?

– Однако здесь я чувствую себя в безопасности, – возразила Диана. – Я сочла непорядочным навязываться графине, ей достаточно и собственных напастей. Не хватало только, чтобы в свете поползли слухи, что она скрывает женщину, сбежавшую от мужа. Наверняка злые языки разнесли бы по всему Лондону сплетню, что графиня Гласбери возглавила союз непокорных жен. – Она деланно расхохоталась.

Жанетту шутка не позабавила, она промолвила наставительным тоном:

– Твое место – в доме своего супруга, а не в борделе или в особняке графини, репутация которой тоже подмочена. Сядь! Нам надо серьезно поговорить.

Почувствовав себя школьницей, затравленной мадам Леблан, Диана подчинилась.

– Что за письмо ты читала тогда в саду, милочка? Что тебя до смерти напугало? Какая гнусная клевета на моего брата заставила тебя оставить его? Какой злодей придумал эту чушь? – засыпала ее вопросами Жанетта.

– Письмо мне прислал вовсе не злодей! – запальчиво возразила Диана. – Человек, написавший его, даже не понимал, какое оно окажет на меня воздействие. Он полагал, что всего лишь помогает мне избавиться от заблуждений на его счет, и подробно объяснил, почему мы с ним не можем состоять в родстве. Содержание письма я раскрывать не стану, мне бы не хотелось плохо отзываться при тебе о Дэниеле.

– Ты щадишь мои родственные чувства? Как это мило. Но должна тебе сказать, дорогая, что удивить меня невозможно, о своем брате я знаю все. Нет, пожалуй, здесь я ошибаюсь. Перемены в его поведении, произошедшие с недавних пор, и его неподдельная привязанность к тебе – это нечто недоступное моему рассудку. Видимо, ты сумела затронуть в его душе неведомую мне струнку. Ну а теперь рассказывай, что тебе стало известно о темной стороне его натуры, которую я знаю досконально.

Диана пересказала ей содержание письма викария Албрета и привела доказательства коварства Дэниела. Упомянула она и о тех вопиющих фактах, которые вскрылись входе их разговора в Хэмпстеде.

Услышанное совершенно не удивило Жанетту. Она хладнокровно сказала:

– Действительно; тебе отводилась роль приманки, и в этом ты вправе винить и меня, поскольку я не только не прекратила эту затею, но и помогала брату в ее осуществлении. В его намерения не входило причинить тебе вред, и до этого вряд ли бы дошло. Это был идеальный план, и ты полностью соответствовала отведенной тебе в нем роли, Тиндал обожает юных девственниц с утонченными манерами и хорошим воспитанием, но побаивается покушаться на дочерей аристократов. С кузиной же судовладельца ему было не обязательно церемониться. Все шло гладко, как и предвидел Дэниел, пока не произошло нечто непредсказуемое.

– Что же именно? – с замирающим сердцем спросила Диана, потрясенная тем, что Жанетте все известно.

– Мой брат в тебя влюбился!

– Не верю! По-моему, он пришел к умозаключению, что для него будет значительно выгоднее, если Тиндал совратит его жену, а не дальнюю родственницу. Мне кажется, следует ожидать дальнейшего развития событий, этот фарс еще не завершен. Вынужденный отказаться от своего первоначального плана после рокового происшествия в трактире, следствием которого стало мое грехопадение во имя благой цели, он придумал новый способ осуществления своего коварного замысла. Так или иначе, в покое твой братец меня не оставит, – выпалила срывающимся голосом Диана. – Он пойдет до конца!

– Ерунда! – Жанетта махнула рукой. – Будь он совершенно бессовестным и бесчестным негодяем, он бы не сдержал данное тебе слово отказаться от дуэли.

Диана чуть было не упрекнула ее в том, что она сама была поражена несвойственным ее брату благородством, но вовремя прикусила язычок. Жанетта спросила:

– Он, очевидно, не объяснил, почему хочет расправиться с Тиндалом? Тебя это не интересует?

– Я не желаю этого знать!

– От моего брата ты в любом случае ничего не узнаешь, он хранит это в тайне, чтобы не обидеть меня. Пожалуй, по той же причине он и не стал забирать тебя отсюда домой, хотя еще вчера узнал, что ты скрываешься от него в этом притоне. Но я могу позволить себе приоткрыть завесу секретности.

Вскинув брови, Диана с любопытством покосилась на нее.

Выдержав театральную паузу, Жанетта взмахнула руками и с чувством воскликнула:

– Во всем повинен Эндрю Тиндал! Это из-за него я не могу ходить и вынуждена передвигаться с помощью моего великодушного богатыря Поля. Это по его милости я возненавидела Англию и стала домоседкой.

– Так вы с ним знакомы? – Глаза Дианы округлились.

– Да! Хотя вряд ли он узнает меня теперь, спустя столько лет после тех драматических событий. Но двадцать четыре года назад я была его любовницей.

– Любовницей? – выдохнула Диана, затрепетав.

Жанетта снисходительно улыбнулась, довольная произведенным эффектом, и продолжала:

– В ту пору мне только-только исполнилось семнадцать лет. Моя семья пыталась втайне покинуть охваченную бунтом черни Францию. Тиндал вызвался нам помочь и вывез первой меня вместе с фамильными драгоценностями и деньгами, с тем, чтобы я сняла или купила дом к приезду в Англию остальных своих родственников. Тогда я была наивна и доверчива, поэтому подумала, что он в меня влюблен, и позволила ему лишить меня невинности.

Диане живо представилось доброе и заботливое лицо молодого Тиндала, говорящего Жанетте высокопарные слова о своих искренних чувствах и обещающего в скором времени на ней жениться. Он и теперь, произносил те же заученные фразы.

– Эндрю привез меня в убогое сельское жилище и поселил там. Время шло, но я не получала никаких вестей от своей семьи. Всякий раз, когда я спрашивала у него об этом, он отвечал, что дела такого сорта не терпят суеты и спешки. Живя в полной изоляции, я даже пребывала в неведении относительно развития событий во Франции. У меня зародились подозрения, что меня водят за нос, и я решительно потребовала, чтобы Тиндал отвез меня в Лондон. После этого скандала я стала его пленницей. Он продолжал использовать меня, но уже не говорил, что хочет на мне жениться.

Диана слушала ее печальную исповедь словно завороженная.

– Он стал внушать мне отвращение. От его прикосновений меня мутило. В конце концов, я решилась на побег: похитила, пока он спал, его мерина и ускакала в город. Была зима, лошадь сбросила меня. Упав на спину, я сильно ушиблась и не могла пошевелить ни ногой, ни рукой.

Жанетта говорила все это отрешенным, бесцветным голосом, и Диана поражалась ее стойкости и силе духа. Внезапно глаза Жанетты вспыхнули, тон ее повествования резко изменился:

– Он бросился в погоню и нашел меня в поле, неподвижную и покалеченную. В моих ушах до сих пор звучат произнесенные им тогда слова: «Такой ты мне уже не нужна!» Он сел на лошадь и ускакал прочь, оставив меня замерзать.

– Но как же ты спаслась? – спросила с дрожью в голосе Диана.

– Это было чудо! Весь день я пролежала на морозе в сугробе, а вечером меня заметил проезжавший мимо фермер. Он положил меня в свою повозку и отвез к себе домой. Его жена и сестра вырвали меня из костлявых лап смерти и долгие годы ухаживали за мной. Я была прикована к постели. Но в один прекрасный день появился Дэниел. Мы с ним не виделись с тех пор, когда он был еще мальчишкой. Он упорно искал все это время в окрестностях владений Тиндала молодую темноволосую француженку. И вот наконец брат увез меня во Францию.

Она развела руками, давая понять, что печальная история закончена. Все пережитые Жанеттой ужасы и страдания не укладывались у Дианы в голове. Вот истинное мучение, подумалось ей, жестокая расплата за легкомысленные поступки в юности. Как это ужасно – жить многие годы в страхе и с ощущением полной беспомощности!

– Но почему Дэниел сразу же не обратился к Тиндалу с требованием дать ему объяснения относительно твоего исчезновения? – спросила, помолчав, она.

– На то у него имелись веские причины, – уклончиво ответила Жанетта. – Когда-нибудь он сам тебе все расскажет.

Она кликнула Поля, тот ожидал за дверью и тотчас же пришел. По его лицу Диана догадалась, что эта история не является для него новостью. Он взял свою госпожу на руки, Жанетта обвила руками его могучие плечи и сказала:

– У тебя бледный и истерзанный вид. На завтра обещают хорошую погоду. Советую прогуляться утром по Сент-Джеймскому парку. И непременно загляни в укромный уголок, где расположено чудесное озерцо, окруженное зарослями жонкиля. Там очень тихо и красиво, тебе понравится.


Дюпре вел себя подозрительно странно. В иное время Эндрю, пожалуй, не придал бы этому значения, поскольку Гюстав всегда был чудаком. Он относился к тому типу привередливых самодуров, которые лезут из кожи вон, пытаясь выглядеть эффектно, однако походят скорее на огородное пугало, чем на светского человека. Годы кабинетных бдений придали его морщинистой физиономии старушечьи черты. Красные и воспаленные от постоянного чтения глаза частенько слезились, а привычка манерничать вызывала у любого нормального мужчины острую неприязнь.

Но сегодня он поразил Тиндала тем, что держался крайне настороженно, подолгу молчал, прежде чем ответить, и суетился, даже когда стоял на месте. Эндрю досадливо поморщился и переключил внимание на причудливую экспозицию, выставленную на козлах и столах в старом складе. Все эти громадные цилиндры, объемистые чаны и металлические чушки стоили Тиндалу целого состояния. И Дюпре, проводившему опыты с этими дорогостоящими материалами, надлежало быть не суетливым, а хладнокровным и сосредоточенным, чтобы случайно не загубить все дело и не пустить вложенные в него деньги по ветру.

Ученый хмуро посмотрел на один из огромных баков, в котором в булькающем химическом растворе вываривался кусок железа, и озабоченно сказал:

– Как бы этот медный бак не вступил в неожиданную реакцию со своим содержимым. Не понимаю, почему вы настояли на столь сложном и дорогом эксперименте! Ведь последний проведенный мной опыт доказал верность моей теории.

– Проведя опыт в более крупном масштабе, мы сможем точнее подсчитать как вероятные расходы, так и доходы от производства конечного продукта по вашей методике, – ответил с умным видом Тиндал.

– А какого дьявола возле склада прохаживается этот здоровяк? Он даже не говорит по-французски! – вскипел Дюпре. – Мне все это не нравится! Вчера он не пропустил меня в лабораторию, и я не смог провести опыт.

– Он охраняет ее во избежание проникновения сюда злоумышленников. И вам это известно. Нужно было предупредить меня заранее о своем намерении поработать здесь.

Дюпре подбоченился кулаками и воскликнул:

– У меня складывается впечатление, что вы перестали мне доверять! Либо что-то скрываете от меня!

Тиндал по-дружески обнял ученого за плечи и добродушно спросил:

– Послушайте, старина, вы не переутомились? Вам надо побольше спать и почаще бывать на свежем воздухе. А вы сутками не вылезаете из душного помещения, поэтому и кипятитесь из-за пустяков. На что вам сдался охранник? И чем плох этот медный бак? По-моему, пока все идет нормально, особых причин для беспокойства нет. Или вам известно что-то, чего не знаю я?

Гюстав поджал губы и напрягся.

– И вовсе, я не кипячусь, – наконец сдавленно произнес он. – Просто я не предполагал, что все настолько затянется. Я представил все необходимые доказательства, но вы вдруг стали настаивать на дополнительных опытах, накупили оборудования и материалов на колоссальную сумму, настояли на том, чтобы и я вложил в вашу затею все свои скромные сбережения. У меня возник вопрос: зачем все это вам надо?

– Вы говорите таким тоном, словно в чем-то меня подозреваете, – обиженно сказал Тиндал. – Надо доверять своему партнеру. Посудите сами, месье Дюпре, большую часть расходов на этот эксперимент несу я. Так почему вы не хотите взять на себя хотя бы небольшую их часть? Или вы рассчитывали вообще не рисковать, а лишь без всяких материальных затрат извлечь для себя выгоду? Так не бывает!

– У меня имеются подозрения, что вы умышленно принуждаете меня рисковать всем своим состоянием, – обиженно произнес Дюпре. – Зачем вы впутываете в это дело неизвестных мне людей? А вдруг они проникнут в мое отсутствие в лабораторию и добавят в химический раствор какой-нибудь реактив, который помешает превращению железа в сталь? Что тогда? Уж не задумали ли вы, месье, убедить меня в том, что моя теория ошибочна, и заставить меня вернуться во Францию без гроша в кармане? Уж не хотите ли вы наслаждаться плодами моих многолетних трудов в одиночку? Такая перспектива меня совершенно не прельщает. Эндрю расхохотался:

– Каким, однако, искусным злодеем вы меня выставили!

– О нет, месье! Мне давно известно, какой вы опасный интриган! – сказал Дюпре и нервно потер ладони.

– Будь я в действительности непревзойденным интриганом, я бы давно стал властелином мира. Вы сами пришли ко мне, Дюпре, никто вас не тащил сюда на аркане. И только одному вам известна химическая формула. Или вы все забыли?

– Я не уверен, что формулу знаю только я! – выпалил Дюпре.

– Что за бред вы сегодня несете в течение всего дня?

– Я не уверен, что ее не знаете вы! В конце концов, мне предложил ее один из ваших агентов!

Сказав это, Дюпре посмотрел на Тиндала так надменно и самоуверенно, что Эндрю чуть было не расхохотался. Однако тень злорадства, промелькнувшая в глазах полоумного ученого, заставила его насторожиться.

– О каких агентах вы говорите? – спросил он, прищурившись.

– Ваших секретных агентах, один из которых был умышленно подослан вами ко мне с целью разорить меня и разрушить мою репутацию в научном мире! – напыщенно ответил Дюпре.

– Послушайте, месье Гюстав! Вы несете ахинею! Если бы я знал эту формулу, как вы предполагаете, я бы не стал мудрствовать лукаво и заманивать вас в Лондон, чтобы создать у вас ложное впечатление ошибочности вашего открытия. Подумайте сами, зачем мне нести огромные убытки в случае провала этой затеи? А на вашу репутацию как ученого мне, честно говоря, наплевать, меня заботит только собственное доброе имя. И за свою честь я смогу постоять, я не колеблясь прикончу всякого, кто дерзнет на нее покуситься!

Гюстав испуганно вытаращил глаза и покосился на дверь, словно проверяя, свободен ли путь к отступлению. Он проклинал тот день, когда приехал в Англию в погоне за призрачными миллионами и славой.

– Успокойтесь, старина, – миролюбиво сказал Эндрю, заметив, что бедняга Дюпре дрожит от страха как осиновый лист. Он покровительственно похлопал Гюстава по спине и продолжил: – И не торопясь объясните мне, почему вам взбрело в голову, что кому-то еще известна эта формула.

Дюпре прошиб холодный пот.

– Мне сказали, что здесь тайно побывали посторонние лица, – затравленно оглянувшись по сторонам, прошептал он. – Вернее, один человек. Тот самый, кто продал мне манускрипт, содержащий формулу и описание части химического процесса. Этот человек известен как непревзойденный интриган, разоривший и погубивший многих состоятельных людей.

Эндрю пристально посмотрел на вспотевший лоб ученого и поймал себя на том, что пересчитывает капельки пота.

– Кто все это вам наплел? Кто видел человека, входящего в это помещение? – сдавленным голосом спросил он.

Дюпре снова поджал губы, наивно полагая, что ему удастся отмолчаться. Плохо же он знал, с кем связался! Эндрю не унимался:

– Вы сказали, что этот человек продал вам рукопись, в которой объяснялась только часть технологического процесса. Откуда же вам стала известна его остальная часть? Или вы восстановили ее путем опытов? А кто произвел расчеты? Вы сами?

Дюпре молча кивнул, но по его глазам Эндрю понял, что он лжет. Тиндала тоже прошиб холодный пот. Боже, похоже, что этот идиот невольно заманил его в чью-то хитроумную ловушку!

– Отвечайте же, Гюстав! – закричал он. – От вашего ответа может зависеть все мое состояние! Откуда вы узнали неописанную в манускрипте технологию?

– Из другого манускрипта, который продал мне ваш друг, Дэниел Сент-Джон, – признался француз.

Тиндал закрыл глаза, теперь все встало на свои места, все разрозненные неприятные эпизоды, связанные с Дэниелом Сент-Джоном, нашли свое объяснение. Только дьяволу могло прийти в голову заплести такую изощренную интригу!

– Вы болван, Дюпре! Круглый дурак! – в сердцах сказал он.

– Да как вы смеете меня оскорблять? – вскричал Гюстав. – Я гений!

– Советую вам попытаться применить вашу сомнительную гениальность на ином, более исследованном, поприще и хотя бы раз в жизни извлечь из нее прок.

– На что вы намекаете? Почему вы злитесь? Это мне следовало бы негодовать. Ведь абсолютно ясно, что вы сговорились за моей спиной с этим Сент-Джоном с целью разорить меня!

– А не вы ли втянули меня в эту сомнительную затею? Впрочем, в одном вы правы, Сент-Джон хитроумно заманил вас в ловушку, подсунув вам сомнительный манускрипт. А потом уже вы соблазнили меня, посулив фантастические барыши в случае успеха вашего предприятия, заведомо обреченного на крах.

– Помилуйте, месье! Не делайте из меня козла отпущения!

– А вы пошевелите извилинами! Напрягите свой гениальный мозг. Кто мог знать, что в вашей библиотеке имеется рукопись с описанием части нетрадиционного процесса получения стали из железа?

– Это обыкновенное совпадение, месье! Такое нередко происходит в мире науки!

– Идиот! Вам продал вторую рукопись тот, кто знал прежнего владельца библиотеки. Тот, кому было известно об опытах, начатых когда-то в этой области, и сделанных записях, которые могли обнаружиться в библиотеке. – Он схватил Гюстава за лацканы сюртука, хорошенько встряхнул его и добавил: – Этот человек наверняка знал, при каких обстоятельствах эта библиотека стала вашей!

Дюпре закатил глаза к потолку и забился в судорожном припадке, пуская белую пену изо рта.

Глава 24

Дэниел шел по тенистой аллее парка, сквозь кроны деревьев которого, словно сквозь сито, пробивался солнечный свет. Он был серьезен и сосредоточен, каким становился всякий раз, когда принимал ответственное решение. День только недавно вступил в свои права, утренние лучи не обжигали, а лишь ласкали, усыпанная каплями росы листва испускала густой пряный запах.

Спрятавшись за каштаном, Диана с волнением наблюдала за мужем, пытаясь угадать его намерения по выражению лица и походке. Дэниел Сент-Джон выглядел обеспокоенным и озабоченным, что с ним случалось редко, и это смущало и обескураживало Диану.

Он остановился возле большого куста, сплошь покрытого желтыми цветами, огляделся и, не увидев своей супруги, задумчиво уставился на озеро, подернутое рябью. Несомненно, сюда его направила Жанетта.

Истерзанное сердце Дианы затрепетало. Дэниел сегодня выглядел особенно привлекательно, словно бы он собирался позировать художнику. Галстук был завязан безупречно, начищенные до блеска башмаки сверкали, элегантная шляпа, которую он то и дело перекладывал из руки в руку, могла бы стать предметом зависти лондонских щеголей.

Диана затаила дыхание, не решаясь выйти из-за дерева. Она сама не знала, почему пришла сюда, поддавшись интуиции. После откровенного разговора с Жанеттой мотивы странных поступков Дэниела перестали быть для нее неразрешимой загадкой, но это не означало, что она была готова его простить. Обида крепко засела в ее сердце и то и дело сковывала его тупой болью.

Возможно, подумалось Диане, лучше подождать, пока Дэниел уйдет, не найдя ее здесь, либо незаметно ускользнуть самой.

Вопреки таким мыслям уже в следующий миг она вышла, увлекаемая неведомой силой, из укрытия и молча уставилась на Дэниела, стоявшего к ней спиной. Почувствовав ее присутствие, он замер, постоял неподвижно несколько секунд и медленно повернулся к ней лицом.

Интересно, подумала Диана, какие чувства боролись в нем в эти мгновения – негодование, радость или облегчение?

– Жанетта сказала, что тебя можно найти здесь; она предположила, что ты согласишься меня выслушать, – ровным голосом произнес он.

– Она права, я действительно пришла сюда, хотя и сама не знаю, с какой целью, – потупившись, ответила Диана.

– Так или иначе, я тебе благодарен.

Ей было странно слышать слова благодарности от Сент-Джона, но при всем своем желании поверить в их искренность Диана насторожилась, умудренная печальным опытом.

– Я признательна тебе за то, что ты не попытался принудить меня вернуться в твой дом, – осевшим голосом произнесла она.

– Я с большим трудом удержался от этого, – признался Дэниел. – Еще немного, и я бы решился на крайний шаг.

От Дианы не укрылась угроза, таившаяся в его признании. Утешало только то, что Дэниел был с ней откровенен. Судорожно вздохнув, Диана задала ему без обиняков самый трудный, но очень важный для нее вопрос:

– Ты действительно намеревался использовать меня как подсадную утку, чтобы свести счеты с Тиндалом за то, что он искалечил Жанетту и сломал ей всю жизнь?

– Я понимаю, что такие намерения непростительны, и все равно прошу меня простить, – сказал Дэниел.

– Я думаю, что мотивы твоих намерений мне ясны, – задумчиво промолвила Диана. – Месть стала смыслом твоей жизни, и ты готов на все ради достижения своей цели. Тебе казалось, что мне ничто не угрожает, отведенная мне роль приманки представлялась тебе пустячной в сравнении с той роскошью, которой ты меня окружил, и теми благами, которыми я пользовалась.

– Да, это так, – подтвердил Дэниел.

– Ты ждал возможности нанести по своему заклятому врагу удар долгие годы, копя в сердце ненависть к нему.

– Да, – глухо сказал Дэниел. – Мое сердце очерствело.

– Означает ли это, что твоя душа тоже мертва? Что месть стала единственным, ради чего ты живешь? – с дрожью в голосе спросила Диана, испытывая нестерпимую боль. Ей хотелось понять, осталось ли в его сердце местечко для нее или же все, на что она могла рассчитывать, ограничивалось жалостью к ней и страстью.

– Пусть о моей душе судят потусторонние силы, им решать, блаженствовать ли ей в раю либо гореть в геенне огненной, – с досадой огрызнулся Дэниел.

В его глазах Диана заметила пугающие искры. Он вновь стал Дьяволом во плоти.

– Моя сестра была с тобой откровенной, однако не до конца, – промолвил он. – Злодеяния Тиндала не ограничиваются тем, что он сделал с ней, всем его преступлениям нет числа.

– Я понимаю, что он тебе ненавистен, – сказала Диана. – Уже одно то, что он изуродовал жизнь Жанетты, нельзя простить.

– Ты слишком добра, чтобы понять всю меру моей ненависти к нему, – сказал Дэниел.

– Уже нет и не так наивна, как прежде. Теперь я знаю, что могу ненавидеть столь же сильно, как и любить. Как видишь, я извлекла некоторые уроки из случившегося. Ты пришел сюда для того, чтобы выяснить, сочувствую лия тебе?

– Я не уверен. Может быть, мне хотелось увидеть на твоем лице какие-то иные чувства, помимо разочарования, охватившего тебя в Хэмпстеде. Я не хочу, чтобы ты запомнилась мне разочарованной, Диана.

Грустные нотки в его голосе тронули ее сердце, она подошла к нему поближе и взглянула ему в глаза. В ее взгляде он прочел и сочувствие, и упрек, и жалость, и любовь.

– Тебе следовало раньше все мне рассказать, Дэниел. И тогда я бы смогла понять и простить тебя. Но ты не решился, и ужасающая правда повергла меня в шок.

– Я был близок к признанию, Диана! Но всякий раз мне что-то мешало... Ты не представляешь, какой груз лежит на моей душе.

– Так почему бы тебе не облегчить душу теперь? – спросила Диана. – Жанетта сказала, что тебе есть что мне рассказать...

Дэниел опять уставился на воду.

– Я не привык каяться в грехах. Многие из них тебе уже известны, оставшиеся же в тайне вряд ли помогут тебе лучше меня понять.

– Я думаю иначе, – возразила Диана. – Ты предпочитаешь оставаться загадкой, интриговать меня – уж такова твоя мужская натура. Но в данной ситуации между нами не должно быть никаких недомолвок, если только я для тебя что-то значу.

Он тяжело вздохнул:

– Хорошо, слушай. Когда вся моя семья собралась бежать из Франции, встал вопрос: как переправить в Англию семейные деньги и драгоценности? Тиндал вызвался нам помочь, и первой с ним отправилась в опасное путешествие Жанетта, взяв с собой все ценности. Он все забрал у нее, а самое Жанетту обесчестил. Напрасно вся наша семья, тридцать человек, ждала на пустынном берегу корабля, который должен был нас забрать. Вместо судна внезапно появились французские солдаты и арестовали почти всех беглецов. Я помню все в мельчайших деталях, часто вижу этот кошмар во сне – лица своих родных, искаженные страхом и отчаянием, свирепые физиономии злорадствующей солдатни...

Голос Дэниела стал громче и срывался на крик. В отличие от Жанетты говорить спокойно о предательстве он явно не мог, настолько потрясли его эти страшные события.

– Тебя тоже арестовали? Ведь ты был еще мальчишкой! Как же они посмели? – вырвалось у Дианы.

– Когда налетели солдаты, мы с Луи находились на некотором расстоянии от основной группы родственников и сумели спрятаться, – сказал Дэниел. – Потом мы пробрались в Париж и попытались добиться освобождения моих родителей. Отца выпустили из тюрьмы, но только потому, что он стал сломленным человеком, его рассудок помутился. А мама...

Он резко отвернулся, пряча слезы и скорбь. Диана подошла к нему поближе, желая успокоить и утешить, впервые почувствовав, что разделяет его ненависть к виновнику всех его бед, и тихо спросила:

– И что же произошло с ней?

– Она умерла. Революционеры казнили ее на гильотине. Я присутствовал при казни и упал в обморок за миг до того, как была отсечена ее голова. Меня подхватил на руки Луи и унес прочь от того жуткого места.

Диана ахнула от ужаса, представив себе эту картину. Все поплыло у нее перед глазами. Так вот что довелось ему пережить в раннем детстве! Вот почему он жаждет мести!

– Мама была далека от политики и пострадала безвинно, пав жертвой кровавого террора, охватившего страну. Вся ее вина заключалась в том, что она носила ненавистную бунтарям фамилию. Я до сих пор словно наяву вижу отвратительные физиономии черни, жаждущей кровавого зрелища, обезглавленные тела их жертв. И. ужас в глазах мамы... Потом пришло новое потрясение, связанное с моей бедной сестрой. И душа моя окончательно умерла для всего, кроме мести, ставшей моей единственной целью.

Он произнес эти слова громко и отчетливо, как клятву.

– Теперь мне понятно, почему ты без колебаний разорил человека, обыграв его в карты, как смог использовать меня в качестве приманки для своего врага. Пожалуй, я не должна винить тебя за это, Дэниел. Ты не мог поступить иначе после всего того, что перенес, – сказала Диана.

Лицо Дэниела смягчилось, он будто перенесся из страшного прошлого в реальность, сбросив груз горечи и злости. Взяв Диану за руку, он сказал:

– Ты мне, возможно, не поверишь, но я вдруг понял, что ты для меня важнее, чем отмщение своему врагу.

– Но идти на попятную не в твоих привычках, – заметила Диана. – Ты всегда доводишь задуманное до конца.

– Из всякого правила бывают исключения, – возразил он. – В любом случае ты не станешь средством для достижения моей цели.

– Мне верится в это с трудом, – сказала Диана.

– Так думает и моя сестра. Она говорит, что ты подозреваешь меня в том, что я женился на тебе, чтобы снова вызвать Тиндала на дуэль, если он возобновит свои домогательства. Ты заблуждаешься, я женился на тебе вовсе не ради сведения с ним счетов. К тому же Тиндала не интересуют замужние женщины, он питает слабость исключительно к юным девственницам. Лишив тебя невинности, я отбил у него всякий интерес к тебе.

– Выходит, что ты разрушил свой грандиозный замысел, поддавшись порыву страсти? Вот почему ты столь упорно гнал меня тогда из своей спальни! Я вынудила тебя пойти на крайне невыгодные уступки, не так ли? Эта сделка была, наверное, худшей в твоей жизни.

– Нет, милая, это была самая удачная сделка!

– Вряд ли. То, что могу тебе дать я, не способно компенсировать все те чувства, которые ты вынашивал в себе на протяжении десятилетий. Я думаю, что со временем ты пожалеешь о своей слабости и возненавидишь меня. Послушай, Дэниел! А ведь я стала неприятна тебе уже в первую нашу ночь! Именно поэтому ты и молчал. Я угадала?

Дэниел поцеловал ей руку и признался:

– Да, именно так все и обстояло.

Эта неожиданная прямота обезоружила Диану.

– Как странно, однако, складываются наши отношения! – воскликнула она. – Их окружают обман, жуткие тайны, предательство, коварные замыслы, взаимное недоверие. Ты разорил моего отца, оставил меня сиротой, я же спутала все твои планы, нарушила привычное течение твоей жизни.

– Я не могу простить измену, Диана, но могу обещать, что никогда не упрекну тебя в том, что ты вмешалась в мою жизнь.

– Это правда? Я могу тебе верить?

– Да, милая. – Он снова поцеловал ей руку. – И я прошу тебя сейчас же вернуться домой. Обещай, что ты это сделаешь. Я готов пожертвовать всем, лишь бы ты осталась со мной.

Голова Дианы закружилась от его проникновенных слов и прикосновения губ к ее коже. У нее уже не было сил противостоять его мужскому обаянию.

Сердце ее жаждало любви и ласки, грешное тело требовало, чтобы она капитулировала. Но разум подсказывал, что опасно слепо поддаваться порыву чувств, игнорируя сложившуюся тревожную ситуацию, слишком много в ней загадок и тайн, угрожающих ее счастью и благополучию. Поколебавшись, Диана спросила:

– Ты способен отказаться от мести, Дэниел? Ты готов пойти на такую жертву ради нашей любви? Мне трудно будет жить с тобой, постоянно чувствуя угрозу, ощущая твою ненависть к врагу.

– Когда ты со мной, Диана, ненависть исчезает. А со временем, как я надеюсь, исчезнет и жажда отмщения.

– А вдруг этого не произойдет? Что, если в одно прекрасное утро я проснусь и обнаружу, что тебя нет рядом со мной в супружеской постели? А потом узнаю, что ты погиб на дуэли... Я не перенесу такого удара.

Диане представилось это утро, и она похолодела. Но несравненно более тяжким бременем могли стать годы ожидания этой трагедии, смутное предчувствие неминуемой беды.

– Мне кажется, ты сам не веришь в то, что говоришь, – задумчиво промолвила она. – А потому скажу прямо: или месть, или я. Это мой ультиматум!

Дэниел поджал губы, едва не заскрежетав от ярости зубами. На мгновение Диане показалось, что он повернется и уйдет, отвергнув ее навсегда. Оба замолчали. Диане стало трудно дышать, ее сердце болезненно сжималось. Она не хотела, чтобы Дэниел ушел, и жалела, что поставила его перед столь трудным выбором.

Внезапно морщины на его лбу разгладились, он обнял Диану за талию и порывисто привлек к себе, не стесняясь редких посетителей парка, прогуливающихся по берегу.

У Дианы перехватило от волнения горло, она поняла, что рассудок не сможет взять верх над порывами души и поверит всему, что он ей скажет.

– Я не хочу забывать свое прошлое, дорогая. И не думаю, что смогу простить своего врага. Но если раньше, до того как я тебя полюбил, жажда мести была единственным смыслом моего существования, то теперь моя душа полна тобой. – Он поцеловал ее, как целует юноша свою возлюбленную, и добавил: – Возвращайся домой! И мы попытаемся совместно построить свое счастливое будущее, отрешившись от прошлого. Если ты будешь всегда рядом, я смогу отказаться от него. Ради тебя я готов на все!

Его ответ испугал Диану, она сомневалась, что сможет вытеснить своей любовью ненависть из его сердца. Ей не верилось, что она обладает над ним такой властью, и представлялось маловероятным, что ради нее Дэниел откажется от главной цели своей жизни.

Он снова жарко поцеловал ее, крепче сжав в объятиях, и она услышала шум подъезжающего экипажа. Душа ее пела, глаза затуманились, радость казалась безмерной. Теперь она уже не сомневалась, что им удастся построить свое светлое будущее и забыть мрачное прошлое.

Дэниел молча повел ее к экипажу, она села в него без всяких колебаний, чувствуя приятную слабость во всем теле, не в силах думать уже ни о чем другом, кроме утоления охватившего ее вожделения.

Едва лишь захлопнулась дверца кареты, Дэниел уложил Диану к себе на колени и стал ее ласкать. Она обвила руками его плечи и таяла в его жарких объятиях. Очнулась Диана, лишь когда карета остановилась напротив его дома. Дэниел помог ей выбраться наружу и увлек за собой. Пораженная воцарившейся в доме тишиной, она спросила:

– А куда все подевались?

– Я распорядился, чтобы никто не нарушал твой покой, – сказал Дэниел.

Он строго-настрого запретил прислуге и сестре покидать свои комнаты, когда приедет Диана, чтобы не смутить ее. Несомненно, имелась и другая причина – ему хотелось побыть с ней наедине. Еще у лестницы он стал властно целовать свою возлюбленную, глухо говоря при этом:

– Никогда больше не покидай меня!

Диану охватила эйфория. Дэниел подхватил ее на руки и понес наверх в спальню.

Обитатели дома строго следовали указаниям хозяина и не высовывали носа из своих комнат. По пути в спальню влюбленным никто не встретился. Дэниелу не терпелось утолить свою страсть, и он рассвирепел, когда, пнув дверь ногой, обнаружил, что она заперта.

Диана открыла глаза и с улыбкой спросила:

– Тебе так сильно хочется поскорее растерзать меня?

– Да! – выдохнул он, чувствуя, как в жилах закипает кровь.

Неохотно поставив ее на пол, он порылся в карманах, нашел ключ и отпер дверь. Войдя в спальню, Диана увидела что шторы на окнах плотно задернуты, а постель разобрана. Видимо, Дэниел не сомневался, что она сюда вернется, и заранее все подготовил к ее приезду в их семейное гнездышко. На столе стояла ваза с букетом роз, испускавших густой аромат. Дэниел уложил Диану на кровать и стал ее нетерпеливо раздевать.

В полумраке ее нежная кожа казалась бледной, потемневшие от вожделения глаза – бездонными. Потупившись, Диана вздрагивала от каждого его прикосновения. Обуреваемый чувствами, Дэниел стал покрывать поцелуями ее спину. Она застонала и замотала головой.

– Если бы ты только знала, какое наслаждение доставляет мне уже одно только желание обладать тобой, – сказал он и сжал ее набухшие груди.

Диана чувственно охнула. Он поцеловал ее в шею за ухом. Вожделение переполнило ее, она упала на спину и прошептала:

– Возьми же меня скорее, любимый! Я хочу тебя!

– Ты даже не понимаешь, как много значит для меня твое признание! – воскликнул Дэниел и стал лихорадочно срывать с себя одежду. – Не всякая женщина признается в этом мужу.

– Ты не ожидал от меня такой откровенности? По-твоему, страстной может быть только любовница или куртизанка? Но ведь я сама пришла к тебе в нашу первую ночь, если ты не забыл. Неужели это не навело тебя ни на какую мысль?

– Тогда тобой двигали благородные порывы, – с улыбкой возразил он и поцеловал ее в сосок, твердый, как вишневая косточка.

– Но сейчас их нет, я хочу стать такой, как Марго!

Она вдруг вскочила с кровати и встала напротив него, все еще оставаясь в нижней сорочке и чулках, которые он не успел снять. Распущенные локоны упали ей на плечи. Легким движением руки Диана сдвинула с них бретельки и стянула с себя сорочку. Боль в чреслах вынудила Дэниела протянуть руку к ее бедру, но она отступила, воскликнув:

– Не спеши! Как я вижу, ты все еще не осознал всю меру моей страсти и любви к тебе!

Как завороженный Дэниел смотрел на нее, представшую перед ним в совершенно неожиданном свете. Она смерила его взглядом блудницы и начала поглаживать свою ногу, обтянутую чулком, поставив ее на край кровати. Кровь ударила Дэниелу в голову. Диана удовлетворенно улыбнулась, совсем как многоопытная куртизанка, и, встряхнув головой, придавила ступней его нефритовый жезл.

У Дэниела глаза полезли на лоб и пересохло в горле. Он потянулся к ее бедру и прохрипел:

– Позволь мне снять с тебя чулочки!

Его пальцы впились в ее напрягшиеся мышцы, дыхание Дианы участилось, лоно увлажнилось. Дэниел погрузил в горячую влажную расселину ладонь, Диана повела бедрами, запрокинув голову от неописуемого удовольствия, и он засопел, все сильнее увлекаясь амурной игрой.

В блестящих от перевозбуждения глазах Дианы плясали проказливые чертики. Заметив их, Дэниел понял, что искушение взаимно, и стал стягивать с ее ноги чулок. В ответ она пошевелила пальцами, вынудив его заскрежетать зубами. Это не укрылось от смотревшей на него в упор Дианы. Лукаво улыбнувшись, она убрала ногу с его причинного места и поставила туда же другую, явно не желая уступать ему инициативу. Оранжевые круги поплыли у Дэниела перед глазами.

– Не надо, Диана, – простонал он.

Ответом ему стал ее рассыпчатый смех. Чаша его терпения переполнилась. Не потрудившись стянуть второй чулок, он ухватил ее обеими руками за ягодицы и привлек к себе. Диана ловко оседлала его чресла и, наклонившись, коснулась его сосками.

Дэниел впился в один из них ртом и принялся с жадностью его сосать, лаская одной рукой ее грудь, а другой,– поглаживая по бедру. Аромат ее густого нектара и бархатистая кожа сводили его с ума, судя по тому, с какой страстью Диана поцеловала его в губы, оторвав от соска, нетрудно было понять, что и у нее помутился рассудок.

Продолжая с жадностью целовать Дэниела, Диана начала снимать с него жилет. Совместными усилиями была снята и сорочка, галстук полетел на пол, за ним – исподнее. Комната огласилась их рычанием, сопением и стонами, они изнемогали от вожделения. Эти новые ощущения – бешеная страсть вперемешку с умиротворением и взаимной благодарностью – заполнили их души полностью и не оставили там места для злобы, страха и жажды мести.

Дэниел выпустил Диану из объятий, она выпрямилась и взглянула на него с укором и удивлением.

– Не надо торопиться, – сказал он и нежно сжал ее груди.

Ему хотелось пропитаться восхитительными новыми ощущениями, насладиться видом раскрепощенной Дианы, ерзающей на его бедрах от нетерпения, довести ее ласками до исступления, усладить слух ее повизгиванием, а взор – искрами, сверкающими в ее глазах.

Моментально придя в полубезумное состояние, Диана сжала пальцами основание его детородного органа и стала быстро и ритмично двигать рукой вниз и вверх, приговаривая с придыханием:

– Теперь ты не сомневаешься, что я хочу тебя?

– Теперь уже нет, – простонал он.

– Я хочу тебя всегда, и когда мы вместе едим, и когда тебя нет рядом, и когда ты смотришь на меня с нежностью и теплотой. Теперь ты это знаешь, и я этому рада. Я не хочу становиться холодной и чопорной английской женой, принуждающей себя исполнять неприятные ей супружеские обязанности. Я не допущу, чтобы ты завел себе любовницу.

– У меня никогда и в мыслях ничего такого не было! – поспешил заверить ее Дэниел.

– Я приму все необходимые меры, чтобы такие мысли не возникли в твоей голове, – сказала Диана и, наклонившись, поцеловала его в губы.

Не дав ему прийти в себя после бурной амурной увертюры, она приподнялась и медленно опустилась на его грозное любовное орудие. Охваченный райским блаженством, он закрыл глаза, полностью вверив себя ее власти. Диана замерла, привыкая к своему новому положению, и принялась легонько подпрыгивать на его чреслах, словно в седле.

Дэниел непроизвольно вцепился пальцами в ее крутые бока и стал вторить ее движениям, двигая торсом. Легкие – стоны, срывавшиеся с ее пухлых губ, заставили его открыть глаза. Вид ее согнутых в коленях ног, аппетитных бедер, стройного стана и набухших, с торчащими сосками грудей помутил его рассудок. Теперь он видел уже не застенчивую неопытную девушку, страшащуюся утоления жажды плоти, но бесстыдницу, уверенно взявшую в свои руки бразды правлениям повелевающую своим возлюбленным. Кожа ее блестела, подернутая испариной, глаза излучали сатанинский свет, учащенное дыхание становилось все жарче, тесное лоно – все горячее.

Внезапно лицо Дианы исказилось гримасой сладострастия, она охнула, замерла и затряслась в дикарской пляске, запрокинув голову и закричав уже в полный голос. Судорога свела чресла Дэниела, он вскрикнул и задергался от миллиона пронзивших его раскаленных иголочек. Лишь только сознание его просветлело, он повалил Диану на спину и принялся покрывать ее поцелуями, с удивлением чувствуя, что наливается мужской силой.

Едва отдышавшись, он окинул восхищенным взглядом свою разгоряченную возлюбленную и поразился тому, как она прекрасна. Раздвинув согнутые в коленях ноги, Диана смотрела на него с восторгом и нескрываемым вожделением. Ее полные груди вздымались, пылающий взгляд переместился на его подрагивающий нефритовый жезл, не менее впечатляющий и грозный, чем еще несколько мгновений назад.

Дэниел сжал ее бедра руками и впился ртом в ароматное преддверие лона. Стон, вырвавшийся из груди Дианы, сотряс стены спальни. Дэниел просунул в ее сокровищницу удовольствий язык и стал с упоением вкушать божественный нектар.

Диана громко стонала, не в силах скрывать свои эмоции. Движения ее торса, поначалу судорожные и резкие, стали размеренными и ритмичными, она вошла во вкус «особого поцелуя», о котором давно втайне мечтала, заинтригованная картинкой из заветной красной книжицы. Она не жалела, что перевоплотилась в блудницу, и отдавалась Дэниелу с пылом и бесстыдством. Когда же сладостная дрожь снова пробежала по его телу, он прервал поцелуй и молча овладел ею.

Впившись ноготками ему в спину, Диана сжала его в объятиях и закричала:

– Да, да, да! Заполни меня собой, милый! Не жалей меня, растерзай меня в клочья!

Дэниел пустился на ней вскачь, рыча от всепоглощающей страсти. Ни толики прежней злости уже не осталось в нем, Диана выжгла ее всю без остатка своим темпераментом, заполнив освободившееся место любовью. И в тот волшебный миг, когда он вознесся к облакам, Дэниел понял, что наверняка сдержит свое обещание.

Глава 25

– Жди меня здесь, я позову тебя позже, когда нужно будет вынести саквояж, – сказала Диана лакею, помогавшему ей выбраться из экипажа, на котором она приехала к Марго, получив от нее записку с просьбой срочно навестить ее.

После полудня тучи над Лондоном рассеялись, но яркое солнце на лазурном небе еще не прогрело прохладный после дождя воздух. Воспользовавшись тем, что Дэниел уехал в Хэмпстед, Диана отправилась за своей одеждой к школьной подруге, предполагая, что та изнывает от любопытства и жаждет объяснений ее внезапного исчезновения.

Дверь ей открыла служанка. Войдя в прихожую, Диана замерла, пораженная тишиной, нехарактерной для этого дома.

Марго она нашла в гостиной сидящей на стуле в подозрительно напряженной позе и с тревогой в глазах.

– У тебя сегодня болезненный вид, – озабоченно промолвила Диана, подойдя к ней. – Что случилось?

Марго крепко сжала ее руку.

– Ты порвала с Джонсоном? Он тебя бросил? – Диана сочувственно обняла подругу за плечи.

– Прости меня! – воскликнула Марго. – Кажется, я совершила роковую ошибку. Он пришел ко мне утром и принудил меня вызвать тебя сюда письмом. Он заверил меня, что Сент-Джон силой заставил тебя вернуться домой, и уверял меня в том, что он безумно тебя любит. Похоже, я зря ему поверила.

Диана нахмурилась, все еще ничего не понимая. Внезапно окружающий воздух сгустился, и она, спиной почувствовав постороннего человека, резко обернулась. В дверях стоял Эндрю Тиндал. Диана невольно попятилась.

– Вы просто очаровательны, – промолвил он с улыбкой. – Я рад, что вы быстро откликнулись на письмо своей подруги. Это упростит дело.


– Сегодня вы поразительно рассеянны, Сент-Джон, – сказал Верджил. – Будьте повнимательнее, иначе я могу вас невольно ранить.

Дэниел отступил и опустил шпагу: Он действительно был рассеян и совершал одну ошибку за другой в ходе тренировочного поединка. Его сердце, душа и разум были не в спортивном зале, а в спальне Дианы, и с этим он ничего не мог поделать.

Он оттачивал свое боевое мастерство в течение многих лет, но теперь, когда потребность в нем исчезла, он потерял к поединкам всякий интерес. Возможно, отчасти это объяснялось его возрастом. Так или иначе, дуэли его уже совершенно не привлекали.

Он обещал Диане отказаться от намерения отомстить Тиндалу, но теперь чувствовал, что выполнить это обещание будет далеко не просто. План отмщения, который он вынашивал всю жизнь, крепко засел в его мозгах. Мало того, помимо его воли он продолжал осуществляться в лаборатории, устроенной в старом складе в Саутуорке. Выпутаться из этой интриги, не встретившись с Тиндалом и не признавшись ему во всем, представлялось Дэниелу делом абсолютно немыслимым.

Похоже было, что без дуэли ему все равно не обойтись. Альтернативным решением этой головоломки могло стать доведение эксперимента до конца и после его провала предложение Тиндалу вычесть из его карточного долга затраченную им на идиотский проект сумму.

Разумеется, Диана могла в силу свойственного ей великодушия потребовать, чтобы Дэниел простил Тиндалу долг. Но такой снисходительности к врагу он себе позволить не мог, негодяй должен был понести наказание.

Дэниел злорадно рассмеялся, представив себе физиономию обескураженного Эндрю, подсчитывающего убытки.

– Надеюсь, что ты смеешься не надо мной, – сказал с удивлением Верджил. – Да что это на тебя нашло сегодня? Не пора ли тебе отдохнуть где-нибудь на взморье?

– Нет, я вовсе не устал, – ответил Дэниел. – Просто я стал другим человеком. – Он снова рассмеялся.

Адриан и Хэмптон прервали учебный бой и уставились на приятеля с видимым недоумением.

– Да он, очевидно, пьян! – предположил Верджил.

– Нет, я не пьян, – сказал Дэниел, кладя руку ему на плечо. – Я прикидываю, как мне выкарабкаться из дьявольской ловушки.

– Нет, ты пьян! – стоял Верджил на своем.

– Ты ничего не понимаешь, вся соль в том, что волчью яму, в которой я очутился, выкопал я сам.

Но ответа от Верджила Дэниел не услышал, что-то отвлекло его приятеля от разговора. Устремив пристальный взгляд на дверь, он прорычал:

– Проклятие! Она снова здесь! Это становится похожим на дерзость! Не будь ее муж законченным мерзавцем, я бы настоял на ее возвращении к нему. Подглядывание за обнаженными мужчинами не доведет ее до добра. Бедная Пенелопа, ей срочно требуется любовник.

Графиня Гласбери вошла в зал, и не одна, а вместе с очаровательной блондинкой.

– Кто эта красотка? – спросил у Дэниела Адриан, приходя в жуткое волнение.

– Школьная подруга Дианы, – ответил Дэниел и, отдав Адриану свою шпагу, накинул на плечи сорочку и пошел к двери, встревоженный испуганными лицами женщин.

Диана сказала ему утром, что собирается проведать Марго. Так почему же эта куртизанка пожаловала сюда? Неужели с Дианой случилась беда?

– Дюклерк, отведи дам в кабинет Луи, я поговорю с ними там, – сказал он, решив ни о чем не расспрашивать Марго в присутствии своих приятелей.

Дамы покорно покинули зал, сопровождаемые Верджилом. Дэниел вытерся насухо полотенцем, оделся и последовал за ними.


– Мне искренне жаль, месье, что я втянула в это вашу сестру, – говорила Марго Верджилу. – Но без ее помощи мне бы не удалось быстро разыскать этот дом. Дворецкий месье Сент-Джона сказал, что он уехал сюда утром, чтобы встретиться с вами. И я обратилась к леди Гласбери за содействием.

– Не надо извиняться, – сказала Пенелопа. – Вы не могли поступить иначе. Надеюсь, что все скоро разрешится благополучно. А вот и сам Сент-Джон! Отдайте ему письмо.

Дэниел протянул руку и взял у Марго конверт, запечатанный сургучом. Адрес был написан рукой Дианы.

– Что с ней стряслось?

– Ее похитил Эндрю Тиндал, – ответила за Марго графиня. – Надо принять срочные меры, этот негодяй может ее обесчестить.

Пронзенное болью, сердце Дэниела замерло и бешено заколотилось. Дьявольский капкан, который он же сам и подготовил для своего врага, захлопнулся, только попал в него не зверь, а охотник.

– Тиндал обнаглел, черт бы его побрал, – сказал Верджил.

– Вам известно содержание письма? – спросил у Марго Дэниел, взяв себя в руки.

– Нет, – ответила она. – Он выпроводил меня из комнаты. Я подумала, что он хочет всего лишь поговорить с Дианой наедине, и вышла. Он же вывел ее в сад, сел в экипаж и укатил с ней в неизвестном направлении. – Марго расхныкалась.

– Этот мерзавец ввел ее в заблуждение, солгав ей, что он давно поддерживает с Дианой любовную связь в тайне от ее мужа. И что Диана будет рада его видеть, – попыталась оправдать Марго Пенелопа.

– Он уверял меня, что Диана умоляет его бежать с ней, – сквозь слезы сказала Марго. – Я поверила ему и по его просьбе написала ей письмо с приглашением в гости. Но позже у меня появились сомнения: ведь Диана не искала встреч с ним, пока жила у меня. Боже, какая же я дура! – Она разрыдалась.

– Благодарю вас тем не менее за то, что вы быстро меня разыскали, – сдержанно произнес Дэниел. – И вас, графиня, тоже. Вы обе оказались настоящими подругами моей супруги, я этого никогда не забуду.

Он подошел к окну, вскрыл конверт и развернул письмо.

С первого же взгляда ему стало ясно, что оно написано под диктовку Тиндала. Диана сообщала своему супругу, что покидает его навсегда и уезжает к своим друзьям в Кент. Дэниел закрыл глаза, шепча слова молитвы; – в первый раз за многие годы он обратился к Богу с просьбой о помощи.

В комнату вошел шевалье Луи, держа в одной руке шпагу, а в другой – футляр для дуэльных пистолетов.

– Что может знать этот негодяй? – спросил он. – Чего он хочет?

– Возможно, он почуял подвох в химических опытах Дюпре и решил подстраховаться, – пожав плечами, предположил Дэниел.

– Надо взять с собой в погоню кого-то из твоих друзей, – сказал Луи.

– А что я им скажу? Что я задумал оболванить известного французского ученого и брата английского пэра? Или что почтенный член парламента похитил мою жену? Ведь никому, кроме меня и Дианы, не известно, что она вернулась ко мне по своей воле, равно как и то, что она не была влюблена в Тиндала до своего вступления в брак.

– Они твои друзья и должны тебе верить, – возразил ему Луи, все сильнее мрачнея.

– Мы всего лишь добрые приятели, не более, – скептически махнул рукой Дэниел. – И они скорее займут сторону человека благородной крови, чем мою, когда возникнет серьезный конфликт. Уж так устроен этот мир, Луи! И ты сам это знаешь.

Он спрятал письмо в карман и продолжал:

– Остается надеяться на тщеславие Гюстава, вряд ли он признается, что открытие секретной формулы превращения железа в сталь принадлежит не ему. Я также рассчитываю, что он сохранит в тайне свою связь со мной.

– И что же ты намерен сделать, когда найдешь Тиндала и Диану? – спросил Луи. – Я вижу, что ты пока не решил. На всякий случай я поеду с тобой. Боюсь, что миром нам едва ли удастся уладить это дело.

– Если мы появимся в его доме вдвоем, нас вряд ли туда впустят, – сказал Дэниел. – Более того, с перепугу Тиндал может причинить вред Диане. Так что мне придется действовать в одиночку. Так или иначе, спасибо за поддержку, старина.

Луи положил пистолеты и шпагу на стол:

– На всякий случай захвати оружие.

– Но я дал Диане слово, что не стану его убивать, – с горькой усмешкой сказал Дэниел.

– Лучше нарушить данное жене обещание, чем оставить ее вдовой, сохранив верность своей клятве, – возразил мудрый Луи.

– Ты прав, старина. – Дэниел взял футляр с пистолетами.

– И помни: главное – сохранить ясную голову и не горячиться. Важно также уметь скрывать свои намерения.

– Я помню твои уроки! – Дэниел улыбнулся. – Вот видишь, и мне эти пистолеты пригодились. – Он сунул футляр под мышку и добавил: – Если я погибну, а Диана пострадает, убей мерзавца.

– Непременно, мой друг. Я сочту это за честь и выполню твой наказ с огромным удовольствием, – сказал шевалье Луи.


– Она так мила, так юна, так изящна!

Эти слова Диана услышала сквозь сон, однако не пошевелилась и не открыла глаза, чтобы Тиндал не прочел в них испуг.

В помещении пахло сыростью, даже лежанка была влажной. Вероятно, дом уже давно не проветривали.

Она предполагала, что Тиндал спрятал ее в каком-нибудь коттедже в одном из своих имений в Кенте. Восхищался ею сейчас, однако, не Эндрю, а забавный человечек по имени Гюстав. Он ожидал их в экипаже возле дома Марго. Как догадалась Диана, по-английски коротышка не говорил: Тиндал обращался к нему по-французски, а с ней разговаривал по-английски, видимо, не желая, чтобы Гюстав их понял.

– Она похожа на воробышка! – продолжал умиляться Гюстав.

– Довольно, вы меня утомили, – оборвал его Тиндал. – У вас окончательно размякли мозги. Она самая заурядная блудница, падкая на любовные утехи. Впрочем, таковы все женщины.

– Вы просто варвар! Как можно так говорить об этом ангелочке! – сказал Гюстав и, склонившись над Дианой, снова уставился на нее похотливым взглядом.

– Успокойтесь! Как только он будет здесь, мы ее отпустим, – сказал Тиндал.

– Но когда это случится? Завтра? Послезавтра? – вмешался в их разговор третий голос, и Диана чуть было не вздрогнула. Неизвестный тоже говорил по-французски, он пришел сюда, когда она дремала.

– Я же сказал, что это случится уже этой ночью! – раздраженно бросил Тиндал.

– Вы полагаете, что он так быстро разыщет вас в Кенте? – насмешливо спросил неизвестный.

– Ему лучше поторопиться, – пробурчал Тиндал.

– А вдруг он вообще нас не найдет? – спросил Гюстав с тревогой.

– Он придет, не сомневайтесь. Я буду ждать его в особняке, вы же оставайтесь здесь. Если только он сунется сюда и попытается выставить себя отважным героем в глазах своей новой возлюбленной, не колеблясь убейте его, – сказал Эндрю и вышел из помещения, хлопнув дверью.

Незнакомец погладил ее по волосам – она догадалась, что это не Гюстав, по его запаху.

– Мне все это не нравится, – забрюзжал Гюстав. – Она слишком долго спит. Он явно переборщил со снотворным.

– Тиндал не из тех людей, чтобы допускать промахи в делах такого сорта, – возразил ему незнакомец. – Да и не спит она вовсе, и уже давно. Не так ли, юная леди?

Этот прямой вопрос, обращенный непосредственно к ней, поверг Диану в оцепенение. Но, поразмыслив, она решила, что в отсутствие Тиндала притворяться не имеет смысла, и открыла глаза.

Голова у нее слегка кружилась, во рту пересохло. Она потерла глаза пальцами, поморгала и увидела, что находится в маленькой комнате с дощатым полом и двумя распахнутыми окнами, за которыми сгущаются сумерки.

Сидевший на стуле рядом с ее лежанкой Гюстав облегченно улыбнулся, другой мужчина, с бледным испитым лицом, обрамленным густой бородой и шевелюрой, сказал:

– Вот видите, ничего с ней не случилось.

– Кто вы, черт бы вас побрал? – спросила Диана.

– Еще один человек, желающий поквитаться с вашим супругом.

Диана вгляделась в его лицо, он улыбнулся, и она вздрогнула, почувствовав, что смотрит в свои собственные глаза. По спине у нее пробежал холодок.

Очевидно, незнакомец что-то заподозрил и перестал ухмыляться. Диана продолжала таращиться на него. Он вскинул голову, удивленный ее вниманием к своей персоне.

– Похоже, она вот-вот потеряет сознание, – встревожился Гюстав.

– Не волнуйтесь, этого не случится, – успокоила его Диана и повторила свой вопрос незнакомцу: – Кто вы такой?

– Это не ваше дело, – пробурчал тот.

– Вы так считаете? А вот я думаю, что мое, раз вы участвуете в моем похищении! – гневно вскричала Диана. – А теперь еще и поджидаете моего мужа. Кто же вы такой?

– Если вы удовлетворите мое любопытство, мадам, и ответите, как его зовут, я, возможно, и представлюсь, – сказал незнакомец, прищурившись.

– Дэниел Сент-Джон, – ответила Диана.

– Мне он известен под другим именем, – сообщил бородач.

– Вы заблуждаетесь!

– Увы, мадам, заблуждаетесь вы, мне же об этом человеке известно все. Вашим кузеном он быть не может.

Продолжая всматриваться в его глаза и все больше проникаясь пугающим предчувствием, Диана перешла на английский:

– Он нашел меня много лет назад в одном доме, когда внезапно стал его владельцем, и отдал меня в интернат: ведь отец меня бросил. Многие годы он заботился обо мне, хотя и не был обязан это делать, регулярно навещал меня, даже если рисковал при этом жизнью. Мне безразлично, под каким именем он вам известен, для меня он спаситель и благодетель. А тот, кто меня предал, – негодяй и подлец.

Бородач помрачнел.

– Что она сказала? – спросил Гюстав.

– Не ваше дело, – огрызнулся бородач. – Пошли бы вы лучше прогулялись, глоток свежего воздуха пойдет вам на пользу.

– Что? Прогуляться? Зачем? Я не думаю, что вам следует оставаться с ней наедине.

– Пошел вон, идиот! – прорычал незнакомец. – Пока я не проломил тебе твою глупую башку. Ты меня понял?

Гюстав задрожал от страха и попятился к выходу, бормоча:

– Я буду неподалеку, мадам, позовите меня, если вам понадобится моя помощь...

Когда он исчез, в комнате воцарилось тягостное молчание; Диана не отрывала глаз от бородача. Наконец он спросил:

– Ваш муж что-то рассказывал обо мне?

Она растерянно покачала головой.

– Он говорил вам, в каком именно доме обнаружил вас? – спросил незнакомец, все сильнее волнуясь.

Пронзенная страшной догадкой, Диана побледнела.

– Что же вы умолкли? – спросил бородач. – Я жду ответа.

– Ответ вы знаете сами, – тихо промолвила Диана, и в ее голосе явственно прозвучали грустные нотки. – Вас ведь зовут Джонатан Мейкпис, не так ли? Он обнаружил меня в Хэмпстеде.

– Проклятие! – воскликнул Джонатан.

Не таким представляла Диана своего отца. В детстве она часто думала, что когда-нибудь он обязательно ее разыщет и тогда она прыгнет с разбегу в его объятия. Их воссоединение рисовалось ей радостным и веселым, а не опасным и: сопровождаемым угрозами и ругательствами. Ей вдруг захотелось причинить отцу боль, и она воскликнула:

– Он внушил мне, что вы давно умерли, но теперь я понимаю, что он просто пожалел меня. Он говорил, что сыграл с вами в карты случайно, скуки ради. Но никогда не рассказывал, что вы знакомы с Тиндалом и что он разорил вас умышленно.

– Значит, теперь ты знаешь, что он за человек, – сказал Джонатан.

– О да! Он уберег меня, маленькую девочку, от потрясения и скрыл правду, не желая лишать детских грез. Он утаил, что мой отец был сообщником Тиндала, лишившего доверившихся ему людей их состояния и даже жизни. Ведь это ваш корабль должен был, как я догадываюсь, забрать беглецов с пустынного французского берега?

Джонатан отвел взгляд.

– Неужели вы даже не вышли в море и не попытались их спасти?

– Я погряз в долгах. Тиндал посулил мне значительную сумму, превышающую вознаграждение за доставку беглецов в Англию в несколько раз. И я не устоял перед соблазном... – признался Джонатан, пожав плечами. – От меня, собственно говоря, ничего не зависело, обо всем с ними договаривался Тиндал. Он даже не сообщил мне их точное местонахождение на случай, если во мне проснется совесть...

Тон его голоса, однако, вызвал у Дианы сомнения в том, что Джонатан пытался переубедить Тиндала и настоять на честном выполнении договора.

– Удивительно, что мой муж не убил вас, – с досадой сказала она, болезненно поморщившись.

– Уж лучше бы он это сделал, – сказал Джонатан. – Он лишил меня всего, даже тебя!

– Это вы меня бросили! А состояние, которого он лишил вас, было получено вами в уплату за предательство! – крикнула Диана.

В его глазах вспыхнула ярость, но лишь на мгновение. Взгляд его тотчас же потускнел. Они замолчали, внезапно почувствовав, что их почти ничто не связывает, кроме кровных уз. И мысль об этом удерживала Диану от ненависти и страха, пронизывая сердце острой болью.

Внезапно в окошко заглянул Гюстав. Заметив его, Джонатан грязно выругался, и ученый тотчас же исчез.

– Возомнил себя гением, – пробормотал Джонатан, – а на самом-то деле законченный болван.

– А что получил он в уплату за свое предательство? – спросила Диана. – Ведь он тоже участвовал в сговоре?

– Богатую библиотеку, – ответил Джонатан. – В ней имелись редчайшие книги и рукописи с математическими расчетами и химическими формулами. Гюстав присвоил себе их авторство и таким образом прославился как гениальный ученый. Подлинный же гений умер. Вот почему Гюстав не огорчился, узнав, что корабль не забрал в ту роковую ночь его бывших друзей. Хотя именно он и представил им Тиндала.

Джонатан побарабанил кончиками пальцев по столу и спросил:

– Ты сказала, что он отдал тебя в школу и заботился о тебе многие годы. Это правда?

– Да, – кивнула Диана.

– Повитуха хотела отдать тебя одной местной супружеской паре. Но я любил твою мать и не мог с тобой расстаться. Возможно, я поступил опрометчиво, потому что навещал тебя редко. А потом, проигравшись вчистую в карты, я был вынужден оставить тебя в усадьбе, потому что даже не представлял, куда отправлюсь...

– Я все понимаю, – сказала Диана, хотя сердце было с этим и не согласно. Предательство отца причиняло ей страшную боль, которую смягчало лишь то, что Джонатан не предал свою дочь сразу же после появления ее на свет.

– Где же располагался твой интернат? – спросил Джонатан.

– Во Франции, в Руане, – ответила Диана, смущенная странным желанием все простить своему несчастному отцу.

– Я часто думал о тебе, – вздохнув, сказал он. – Пытался себе представить, где ты живешь... Оказывается, два последних года ты тоже находилась во Франции. Ты знаешь его настоящее имя? – вдруг спросил он и взглянул на нее так, что ей стало зябко. – Вовсе не Дэниел Сент-Джон, как ты думаешь! И даже не Сенклер!

– Но мне он известен как Сент-Джон, – сказала Диана со вздохом.

– Послушай, дочка, не вздумай сказать Гюставу или Тиндалу, что я твой отец! Это очень опасно, от Тиндала можно ждать чего угодно.

– Ты считаешь, что мне угрожает опасность?

– А разве сама ты этого не понимаешь? Помалкивай, и я попытаюсь помочь тебе.

Джонатан вздохнул и снова постучал пальцами по столу, словно размышляя, сможет ли он в действительности помочь дочери.

Сердце Дианы екнуло, она встала и, подойдя к столу, за которым сидел абсолютно чужой человек, но с точно такими же глазами, как у нее, устремила на него пристальный взгляд.

Он поднял голову, их взгляды скрестились, неся в себе молчаливые упреки, раскаяние, горькую боль, обиду и прощение. Глаза Дианы затуманились, а Джонатан отчаянно заморгал.

Она накрыла своей ладонью его руку, и он, пожилой и нездоровый мужчина со всклокоченной бородой, чуть заметно улыбнулся и согрел ее хорошо знакомым ей взглядом.

– Ты расскажешь мне о маме? – тихо промолвила Диана. – И о моем раннем детстве? И вообще обо всем, что я забыла?

Отец кивнул, и по его морщинистой щеке покатилась скупая слеза.

Глава 26

Дэниел не привык к тому, чтобы ему диктовали условия на переговорах как более слабой стороне, и потому сейчас, следуя за лакеем в библиотеку в кентской усадьбе Тиндала, он с горечью морщился, понимая, что вынужден полагаться на милость Эндрю.

Всем своим обликом хозяин усадьбы как бы внушал посетителю, что тот имеет удовольствие видеть честнейшего и благороднейшего человека на свете, не способного и муху обидеть. Зловещие огоньки вспыхнули в его глазах, лишь когда слуга вышел из кабинета. Взглянув на деревянный футляр в руке Дэниела, он спросил:

– Это пистолеты?

– Я решил, что вы предпочтете их шпаге и сабле, – ответил гость.

– Неужели вы пришли ко мне, чтобы вызвать меня на дуэль? – с неподдельным изумлением спросил Эндрю.

– Разумеется! Ведь вы похитили мою жену!

– Она сбежала от вас по собственной воле!

– Вы лжете! Впрочем, в любом случае я требую сатисфакции.

– Я готов с вами драться, но лишь при условии, что сперва будет удовлетворено одно мое требование. – Он окинул Дэниела изучающим взглядом из-под полуопущенных век. – Вы, должно быть, считаете себя умником? Конечно, терпения вам не занимать, ведь в течение многих лет вы методично разоряли нас одного за другим. К сожалению, ваши жертвы слишком поздно осознали, что своими бедами они обязаны именно вам. А сейчас вы заплели изощренную интригу против Гюстава и меня.

Итак, отметил Дэниел, речь шла не только об эксперименте со сталью. Ситуация обрела куда более опасный характер, и ставки в этой игре резко возросли. Пора было идти ва-банк.

– Поначалу я не вынашивал сложных планов относительно Гюстава, – сказал Дэниел. – Мне и в голову не приходило, что старому чудаку вздумается мчаться в Англию и впутывать в свою бредовую затею вас. Прежде за ним не замечалось стремления к быстрому и легкому обогащению.

– Вы полагали, что он упустит свой шанс разбогатеть в одночасье и удовлетворится лавровым венком гения, совершившего переворот в металлургии? – Эндрю ухмыльнулся.

– Слава не так уж и мало значит в том мире, в котором он живет. Как и презрение, которого ему не миновать, если он выставит себя дураком.

– Вы правы, провал его затеи означал бы крах всего, что он ценит в этом мире. Очень тонкий и беспроигрышный расчет!

– Мне тоже так казалось. Но провидение подарило мне вдобавок его партнерство с вами, а потом и ваше деловое предложение мне. Кто же отвергнет столь щедрый подарок небес? – Теперь ухмыльнулся уже Дэниел.

– Это подарок дьявола, – возразил Тиндал, насупив брови. – Он был с подвохом, поскольку, в конце концов, мы раскусили ваш хитрый план. – Он сделал безмятежное лицо и ласково улыбнулся. – Я допускаю, что в отношении Гюстава вы еще могли искренне заблуждаться, считая его бескорыстным подвижником науки, готовым утешиться только славой на закате лет. Но не верю, что вы принимали за простака меня. Признайтесь, что вы задумали? Неужели вы хотите в самом деле вызвать меня на дуэль из-за женщины? Как это, право, грубо! И рискованно, ведь победил бы наверняка я. Не проще ли внезапно напасть на меня сзади и полоснуть кинжалом по горлу?

– Я думал и об этом.

– В этом у меня не было и нет никаких сомнений! – Тиндал развел руками. – Но вам не удастся меня запугать!

Он вытянул ящик письменного стола и вынул оттуда пистолет.

– Полагаю, что вы не настолько глупы, чтобы застрелить меня здесь, в своей библиотеке, – сказал Дэниел.

– У меня не дрогнула бы рука, если бы в этом возникла необходимость. Слуги не выдали бы меня полиции, они мне преданы, как верные псы. Если вы желаете драться со мной на дуэли, вам придется сначала подписать кое-какие бумаги. Вот они, ознакомьтесь. – Тиндал пододвинул к Дэниелу несколько листов. – Если откажетесь, я пристрелю вас, как бешеную собаку.

Дэниел просмотрел документы. Они предусматривали передачу всего его имущества в уплату за некие неуточненные долги.

– Только полный идиот подписал бы это.

– Вы предпочитаете умереть?

– Думаю, что я предпочту умереть богатым, а не нищим. Ведь в любом случае вы не оставите меня в живых, чтобы я не смог оспорить законность этого договора в суде.

– Она тоже умрет, если вы не подпишете бумаги.

– Подозреваю, что она уже мертва. – Дэниел кивнул на пистолет в руке Эндрю. – Либо стреляйте, либо позвольте мне убедиться, что Диана жива. Возраст пагубно сказывается на ваших мозгах, Тиндал. Как вы могли подумать, что я подпишу эти бредовые условия из страха за свою шкуру?

– Пусть мои мозги вас не волнуют! Они и в шестьдесят лет будут соображать гораздо лучше, чем ваши.

– Тогда Диана жива и невредима.

– Так оно и есть. Я велю привести её сюда. Только избавьте меня от сентиментальных сцен, ради Бога!

Эндрю подошел к двери и кликнул лакея. Дэниел почувствовал, что начинает терять терпение. Непроницаемая маска хладнокровия, которую он надел перед тем, как отправиться сюда, дала трещины. Неукротимый гнев в связи с угрозами Тиндала в адрес Дианы рвался наружу, и сдерживало его лишь радостное предвкушение скорой встречи с ней.

Он повернулся спиной к Тиндалу и сказал, глядя в окно:

– У вас, однако, завидное имение. Я не смог сдержать восхищения им, когда подъезжал к вашему дому.

– Оно не так велико, как наше родовое гнездо, разумеется, – самодовольно промолвил Эндрю, – но тоже великолепно.

– А ваш брат, маркиз, бывал здесь? Он одобрил ваше приобретение?

– Да, он приезжал сюда однажды, лет двадцать назад, вскоре после того как я купил эту усадьбу.

Да, прошло уже двадцать лет с тех пор, как он купил это роскошное имение за украденные у несчастных родственников Дэниела драгоценности. И теперь этот негодяй умышленно дразнил его, напоминая о трагическом начале противоборства, в которое они вступили после разыгравшейся на пустынном морском берегу драмы. И прозрачно намекал, что победителем в этой затянувшейся смертельной игре станет он, Эндрю Тиндал. Дэниел вспомнил напутствие Луи, подавил гнев, отогнал тяжелые воспоминания и промолвил:

– Вы осознаете, что люди знают, что я у вас?

– В письме вашей супруги эта усадьба не упоминается. Вы вполне могли отправиться и в любое другое имение в Кенте, – самоуверенно парировал Тиндал.

– Но я читал это письмо при свидетелях, им известно, что я разыскиваю в Кенте именно вас, – привел новый аргумент Дэниел.

– Ну и что из того? Слуги скажут, что вы здесь действительно побывали, но, не обнаружив ни меня, ни Дианы, куда-то ускакали.

– Марго засвидетельствует, что именно вы похитили Диану.

– Кто же поверит свидетельству куртизанки? Да и показания торговца тоже вряд ли перевесят честное слово благородного мужа, брата маркиза и члена парламента. Один мой старинный приятель подтвердит, что я всю эту неделю провел в его усадьбе. Да вы его знаете, это граф Гласбери, за ним должок. Что же до вашей супруги, так общеизвестно, что однажды она уже убегала от вас. Вы силой заставили бедняжку вернуться, однако вскоре она снова сбежала. Ну, как вам такой расклад? – Тиндал, расхаживавший по комнате во время своего монолога, наконец остановился и повернулся к Дэниелу: – Или вы рассчитывали, что я не предусмотрю подобного развития события? За кого вы меня принимаете? Я оскорблен!

Дэниел был искренне рад этому, по той простой причине, что в запальчивости Эндрю выдал все свои планы и намерения. Но этим успокаивающие аспекты его откровений и ограничивались: ведь если Тиндал всерьез настроился на убийство, то и свидетеля преступления в лице Дианы он бы не оставил в живых.

Сделав такое умозаключение, Дэниел пожалел, что потребовал свидания с женой. Уж лучше бы она ничего не знала...

Краем глаза он заменил, что Тиндал внимательно изучает его. Пока все шло так, как он и предполагал, без всякого насилия.

– Меня давно мучит один вопрос, – сказал, пожевав губами, Эндрю. – Кто вы на самом деле, черт бы вас побрал?

– Я – порождение вашего прошлого и очевидец всех ваших прегрешений! – ответил Дэниел.

– Избавьте меня, пожалуйста, от ложной патетики! Ответьте лучше, кто вы такой. Откуда вам стало известно о манускрипте в библиотеке? Насколько я знаю, у прежнего ее владельца не было детей.

Многие годы Дэниел вынашивал надежду, что в один прекрасный день объяснит этому человеку, кому в действительности он обязан своим крахом. Стать свидетелем ужасной расплаты Тиндала за все интриги было главной целью его жизни, но теперь это вдруг перестало иметь для Дэниела какое-либо значение.

Он решил повергнуть Тиндала в изумление, нагнать на него страху, выбить его из седла и заставить до конца своих дней с трепетом ожидать появления нового пришельца из своего ужасного прошлого.

– Владелец этой библиотеки был другом нашей семьи, – сказал Дэниел, уставившись Эндрю в глаза. – Он позволял моему отцу пользоваться ею, и нередко их научные беседы проходили в моем присутствии. Но, как вам известно, ученые готовы с радостью обсуждать свои теории и открытия с любым доброжелательным слушателем. Очевидно, одним из них случайно стал Дюпре. Так он узнал, что в библиотеке имеются бумаги с записями формул и доказательств, огромной важности.

–А в ту пору вы были ребенком. Что вы могли понимать в гальванике и металлургии, а уж тем более в математике? – насмешливо спросил Тиндал, опустив веки.

– Не один я бывал в этой библиотеке, и то, что было мне тогда не понятно, объяснили знающие люди. Не все из тех, кого вы предали, умерли, и не всех из них казнили. Я не единственный живой свидетель ваших злодеяний. Вы можете прикончить меня, но не в ваших силах убить прошлое. Война давно окончилась, и скоро к вам придут другие люди, чтобы расквитаться с вами.

Лицо Тиндала вытянулось и окаменело, в глазах его промелькнула тень сомнения и вспыхнули дьявольские искры.

Из коридора внезапно послышался подозрительный шум, дверь распахнулась, и в библиотеку стремительно вошла Диана. Прежде чем чья-то рука снаружи вновь захлопнула дверь, Дэниел успел увидеть мельком взволнованного Дюпре и незнакомца со всклокоченной бородой.

Диана бросилась к мужу и поцеловала его. Глаза ее светились любовью и теплом. Он подметил также в ее взгляде и молчаливый призыв к осторожности.

– Надеюсь, что вы не вернете меня в этот ужасный сырой флигель, Эндрю, – проворковала она, обернувшись.

– Необходимость прятать вас там отпала, поэтому вы останетесь здесь, в доме, – любезно ответил ей Тиндал.

– Что за странная прихоть! Зачем вообще понадобилось держать меня в этом грязном хлеву? Почему бы вам просто не нанести визит моему супругу и не обсудить все с ним спокойно, по-людски? – продолжала возмущаться капризным голоском она.

– К таким, как ваш супруг, я с визитом не хожу, я вызываю их на дуэль! – напыщенно ответил Тиндал. – Очевидно, вы не посвящали жену в свои грязные делишки? – насмешливо спросил он у Дэниела. – Вижу, что нет. Тогда я раскрою ей глаза. Да будет вам известно, мадам, что ваш муж – отъявленный мошенник, обманщик и прохвост. К тому же он самозванец, присваивающий себе чужие фамилии, жуир, соблазняющий жен влиятельных персон с целью заручиться впоследствии их протекцией и пробиться в высший свет, где ему легче найти состоятельную жертву. Кстати, где он разыскал вас? В какой-нибудь подворотне или в кривом переулке? Сколько он посулил вам за ваше содействие? Вряд ли он ваш родственник, мадам. Так что же между вами общего, помимо низменных желаний и темных устремлений?

Поток оскорблений Диана восприняла как хлесткий удар, и лицо ее окаменело.

– Не забывайтесь, Тиндал! Оскорбляя мою супругу, вы себя выставляете хамом и дураком. Посмейте только затронуть хоть одним дерзким словом ее честь, и вы ничего не получите от меня, – строго произнес Дэниел.

– Как бы не так! Я получу все, что пожелаю! Я разорю вас в пух и прах. И вдобавок отберу у вас жену. Жаль только, что она мне больше не интересна, коль скоро вы лишили ее невинности. Имейте в виду, я не колеблясь ее пристрелю, если не будут удовлетворены мои требования.

У Дианы с перепугу округлились глаза и задрожали губы.

Дэниел взял ее под руку и сказал:

– Осмелюсь предположить, что для нее уже подготовили комнату. Распорядитесь, чтобы ее сопроводили туда, и мы закончим наш разговор.

– Согласен, – промолвил Тиндал. – Слуга отведет ее в гостевую комнату. К сожалению, в своем доме я не держу прислугу женского пола, так как не питаю к нему доверия. Что же до того, что ее запрут, так это сущий пустяк, простая предосторожность на случай, если ей вздумается бежать. Так что пытаться взломать замок или дверь не надо, проку от этого не будет.

Диана обиженно фыркнула и, повернувшись к нему спиной, многозначительно посмотрела на Дэниела. Сердце его сжалось от боли при мысли, что он видит ее, возможно, в последний раз. А ведь, ему нужно было так много ей сказать! Вымолить у нее прощение, признаться во многих тайных грехах, еще раз заверить ее в своей искренней любви. Однако ему было не суждено произнести эти слова, он мог только молча смотреть в ее выразительные влажные глаза и надеяться, что она его поймет. Диана улыбнулась, привстала на цыпочки, чмокнула его в щеку и чуть слышно прошептала:

– Я знаю, что ты меня любишь.


Раздеваться она не стала, не собираясь оставаться на ночь в запертой комнате. Как ни напрягала она слух, из-за массивных дубовых дверей не доносилось ни звука. Разумеется, пистолетный выстрел, если бы он прогремел, она бы наверняка услышала. Но время шло, томительную тишину ничто не нарушало, и в ее душе зашевелилась надежда на благополучный исход переговоров Дэниела с Тиндалом.

В черном квадрате окна, расположенного под самым потолком, засеребрилась молодая луна. Взволнованная бурными событиями минувшего дня и тревожными мыслями о муже, Диана бодрствовала. Вскоре после полуночи ее покой нарушил металлический скрежет: кто-то открывал дверь.

Она отпрянула к окну и схватила со стола бронзовый подсвечник. Хотя Тиндал и заявил, что утратил к ней всякий интерес, она ему не верила: ведь этот изувер мог обесчестить ее, чтобы заставить страдать Дэниела. Да мало ли какие еще гнусности могли прийти в больную голову этого сумасброда?!

Ключ со скрипом повернулся в ржавом замке, дверь приоткрылась, и на пол упала чья-то тень.

Диана стала замахиваться, готовясь к удару.

– Это я, – послышался голос Джонатана. – Ступай за мной.

– Куда? – прошептала Диана. – А вдруг нас заметят?

– Снаружи охранников нет. Во флигеле тебя ждет Гюстав, он увезет тебя на лошади в безопасное место.

– Надо освободить Дэниела!

– Это не в моих силах. Да и желания спасать его у меня тоже нет. Как и у Гюстава. Медлить нельзя, надо действовать быстро, иначе не избежать беды.

– Вы должны непременно освободить моего мужа. Без него я отсюда не уйду. Имейте в виду, что Тиндал не оставит живых свидетелей своего преступления. Он убьет и вас, и Дюпре. И рука у него не дрогнет, потому что он знает, что вас и разыскивать никто не станет.

– Но ведь ты-то знаешь, что я жив, дочка. Тиндалу придется пересмотреть свои планы, если тебе удастся бежать. До твоего мужа мне все равно не добраться, его тщательно стерегут. А теперь пошли, пока Гюстава не покинуло мужество и он со страху не донес на нас Тиндалу.

Диана подошла к двери, схватила отца за руку и воскликнула:

– Постойте! А почему Гюстав, а не вы сами? Ведь оставшись здесь, вы подвергнетесь огромному риску!

– Гюстав не способен лгать, а я что-нибудь придумаю в свое оправдание, – сказал Джонатан. – Что же до опасности... Позволь мне хотя бы раз рискнуть ради тебя, дочка, почувствовать себя наконец отцом.

Его грубая ладонь стала влажной, и Диана поняла, что быть отважным ему нелегко. Вероятно, он о многом передумал в последние часы, прежде чем собрался с духом и пошел выручать дочь из беды.

Она благодарно обняла его и прошептала:

– Не старайся лгать правдоподобно, лучше пусть Тиндал трепещет от страха, думая, что я приведу сюда людей на подмогу мужу. Пусть он знает, что все его злодеяния не останутся без огласки.


– Идиот! И дернул же меня черт связаться с этим кретином! – бесновался Эндрю Тиндал, узнав, что Гюстав Дюпре бежал вместе с Дианой. – Ну кто мог подумать, что известный ученый на поверку окажется круглым дураком, неспособным мыслить трезво. Как же он не понимает, что все свидетельства той, которой он помогает, обернутся против него. Он сам затягивает петлю на своей тощей шее! Нет, других таких болванов я еще никогда не встречал!

– Кажется, он в нее влюблен, – пожав плечами, промолвил Джонатан. – Вчера он ласково называл ее воробышком, его крайне огорчила опасная ситуация, в которой она очутилась по вашей милости.

– Ей ничто не угрожало, – солгал Эндрю не моргнув глазом. – Она была всего лишь приманкой для своего супруга.

Тиндал привык обманывать людей без зазрения совести, он давно понял, что чем наглее ложь, тем скорее в нее поверят.

– Вам следовало растолковать ему это получше, – заметил Джонатан. – Гюстав не мог взять в толк, как это вы решитесь отпустить ее, если ей известно, что с вами встретился здесь ее супруг. Я тоже не смог придумать этому никаких объяснений. И все же такой прыти я от него не ожидал. Впрочем, наездник из Дюпре никудышный, вполне могло статься, что беглецы сорвались с крутой горы и переломали себе шеи.

Эндрю не оставалось ничего другого, как уповать на подобный исход. Однако эта надежда была весьма слабой, как и шанс догнать беглецов. Большую часть прислуги он отпустил домой, оставшиеся же в усадьбе лакеи не видели, в каком направлении скрылись юная леди и старый француз.

Взгляд Эндрю упал на документы, лежавшие на столе. Всю ночь напролет он убеждал Дэниела подписать их, не скупясь ни на клятвы сохранить Диане жизнь, ни на угрозы расправиться с ней. Он рассчитывал сыграть на единственной его слабой струнке – любви к молодой жене. Но Дэниел оставался тверд и непоколебим, он требовал освобождения Дианы и отказывался ставить свою подпись под договором до того, как убедится в ее полной безопасности.

Утром Эндрю решил прибегнуть к последнему аргументу: приставить к ее груди пистолет. Вряд ли бы Дэниел продолжил упорствовать! Но проклятый Гюстав спутал ему все карты, убежав вместе с блудницей.

Что ж, подумалось Тиндалу, раз Сент-Джон настаивает на честной дуэли, так тому и быть. Все равно исход поединка предрешен, еще никто не превзошел его, Эндрю, в меткости.

– Так вы отпустите его? – спросил Джонатан.

– Чтобы потом всю жизнь оглядываться? Нет, я поступлю иначе. Отнеси ему бумаги и передай, что его жена сбежала, так что теперь ничто не мешает нам решить наш спор достойно и благородно. Только сначала пусть подпишет документы.


Дверь комнаты, где томился в заточении Дэниел, распахнулась, и вошел бородатый лакей, которого он мельком видел в коридоре накануне. Бородач протянул ему бумаги и сказал:

– Тиндал готов с вами встретиться.

– Пока я не получу доказательств того, что моей жене ничто не угрожает, – заявил Дэниел, – я не стану ничего обсуждать. – С этими словами он спрятал руки за спину.

– Ваша супруга сумела сбежать, поэтому обсуждать вам уже нечего. Он хочет встретиться с вами и разрешить ваш старый спор.

Дэниел удивленно вскинул брови, ошарашенный такой новостью. Верить такому завзятому лжецу, как Тиндал, было нельзя, он вполне мог и выдумать историю о побеге, чтобы заставить его подписать бумаги.

Бородач ухмыльнулся, и, всмотревшись в его лицо, Дэниел спросил:

– Мы не могли встречаться где-то раньше?

– А почему вы спрашиваете? Я вам кого-то напоминаю?

Дэниел кивнул.

– Я старинный приятель Тиндала и один из тех, кто стал вашей жертвой, Сент-Джон. Или вам предпочтительнее, чтобы я называл вас месье Сенклер?

Сенклер! Именно так окликнул его на парижской улочке возле театра бородатый нищий, пытавшийся ударить его ножом. А позже именно этот подозрительный субъект вертелся в переулке возле склада в Саутуорке. И он же, только молодой и безбородый, когда-то самоуверенно усмехался, сдавая карты.

А его глаза... Пожалуй, именно их невозможно было перепутать с другими, потому что у Дианы были точно такие, и в них он смотрел совсем недавно.

– Это вы помогли моей жене бежать? – с надеждой спросил у бородача Дэниел.

– Да, – скупо ответил тот.

– Так, значит, вы поняли, кто она такая?

– Она меня узнала, как это ни странно. Мы виделись с ней всего несколько раз, когда она была еще ребенком, однако она все равно запомнила меня и узнала спустя столько лет. Ну разве это не чудо?

– Да, она забыла практически все свое прошлое, а вот ваш образ сохранила в памяти, – ответил Дэниел.

– Что ж, сейчас она в безопасности, так что довольно об этом. Вернемся к делу, – с легкой досадой проговорил Джонатан.

– Я вам чрезвычайно признателен! – сказал Дэниел.

– Только не воображайте, что я спас ее ради вас. Учтите, Тиндал может порубить вас на кусочки, и это сойдет ему с рук. Я подозреваю, что и нам с Гюставом он готовит малоприятный сюрприз. Если вы хотите решить свой спор с ним благородно, как подобает джентльменам, тогда подпишите документы, и делу конец. – Он швырнул бумаги на кровать.

В благородство намерений Тиндала Дэниел, естественно, не верил, прохвост наверняка готовил какой-то подвох с пистолетами, да и свидетели были только его приближенные. Но и упустить возможность поквитаться с ним Дэниел тоже не мог.

– Вы готовы поклясться, что она в безопасности? – еще раз спросил он у Джонатана.

– Слово ее родного отца!

Только теперь Дэниел в полной мере почувствовал облегчение. Он взял документы, подошел с ними к столу, обмакнул перо в чернила и поставил на каждом листе свою подпись. После этого он надел сюртук и сказал:

– Что ж, я готов! Пошли!

Глава 27

Над парком, раскинувшимся за домом, занимался рассвет. Серебристый небосвод с каждой минутой все заметнее светлел, на радость голосистым птичкам, нестройным хором встречающим восход солнца. Дэниел вдыхал сырой воздух, насыщенный природными ароматами, и наслаждался красотой окружающего мира, которой раньше не замечал.

Едва лишь он убедился, что Диане ничто не угрожает, как тотчас же поразился яркости и разнообразию красок мироздания. Его освободившаяся от бремени тревоги душа воскресла и запела. Исход поединка уже не беспокоил его, он ощутил уверенность в себе.

Джонатан подошел к нему и сказал, поглядывая на дом:

– Он скоро придет.

Стоявшие неподалеку охранники многозначительно переглянулись.

– Что вы скажете, когда вам начнут задавать вопросы? – спросил у Джонатана Дэниел. – Ведь вам понятно, что Тиндал не станет играть по правилам и сделает все, чтобы дуэль завершилась в его пользу.

– Я вам ничего не должен! – отрезал Джонатан. – Бумаги, которые вы подписали, вернут меня к жизни. Если вы погибнете, я скажу, что все было по правилам.

– А как же ваша дочь? Диана непременно узнает правду. Ей известны все хитросплетения запутанного клубка предательств и отмщения, нитями которого мы повязаны.

– Я потерял дочь еще много лет назад и не питаю на ее счет никаких иллюзий, – ответил Джонатан.

Дверь черного хода открылась, из нее вышел светловолосый человек и направился к парку. Следом шли еще двое, один из них нес ящичек с дуэльными пистолетами, привезенный Дэниелом из Хэмпстеда, второй – серебряный поднос с кофейником и чашечками.

Дэниелу вдруг вспомнились эпизоды из его беспокойной юности, и в нем проснулась ярость. Но потом перед его мысленным взором всплыли картины интимных встреч с Дианой, и ему стало грустно. Всю свою жизнь он ждал удобного случая рассчитаться с Тиндалом, мечтая не только разорить, но и убить негодяя, возглавившего заговор против их семьи. И вот сейчас, когда момент истины был так близок, Дэниел уже не упивался предвкушением отмщения, а с сожалением думал, что, возможно, никогда не обнимет жену.

Он заставил себя не думать об этом и собраться.

Лучи солнца пробились наконец сквозь густую листву и позолотили верхушки деревьев, как бы салютуя приближающемуся владельцу усадьбы.

Дэниел старался держаться уверенно и невозмутимо.

Откуда-то издалека сквозь птичий гомон пробился шум экипажа – стук колес и топот конских копыт. Тиндал насторожился, замедлил шаги обернулся.

Странный шум стих, и хор птичьих голосов зазвучал еще громче. Успокоившись, Тиндал приблизился к Дэниелу и спросил, не желает ли тот выпить кофе.

Дэниел рассеянно взглянул поверх плеча лакея с подносом и увидел возле дома какого-то человека. Это не укрылось от Тиндала, он обернулся и с досадой пробормотал:

– Кажется, у нас гости.

– Вероятно, это мой секундант, – сказал не без злорадства Дэниел. – Шевалье Корбе.

Тиндал поставил чашку с кофе на поднос.

– Похоже, что беглецы живы и здоровы, – с упреком сказал он Джонатану. – А Гюставу не хватило ума держать ее под замком.

– Должно быть, она околдовала старика своими чарами, – предположил Джонатан, – или просто разжалобила его мольбами и слезами. Вы же знаете, какое у Гюстава доброе сердце.

– Что ж, это ничего не меняет, – мрачно промолвил Тиндал.

От дома отделились и стали приближаться к поляне несколько решительных и крепких мужчин.

– Будь проклят этот французский идиот! – воскликнул в сердцах Эндрю, глядя на них.

– Еще не поздно отказаться от этой затеи, – вкрадчиво напомнил ему Дэниел.

– Не дождетесь! – ответил Тиндал.

Процессия подошла еще ближе, и Дэниел узнал Верджила, Адриана, Хэмптона и Луи. Неожиданно их строй нарушила еще одна фигура – женская. Подтянув подол юбки, по газону бежала Диана, похожая на ангела, спустившегося с небес в своей развевающейся по ветру одежде.

Сердце Дэниела наполнилось радостью, он простер к ней руки и шагнул навстречу, Диана упала в его объятия, смеясь и плача от переполняющих её чувств. Он зажмурился, ослепленный ее красотой и согретый ее теплом, и с наслаждением вдохнул аромат ее тела. Их сердца бились в унисон.

– Жанетта послала посыльного к шевалье, и как только он приехал, мы тотчас же помчались сюда в экипаже. Но я успела послать гонца и к другим нашим друзьям, они догнали нас по дороге, – выдохнула Диана, прижавшись лицом к его плечу. – Надо отменить эту дуэль!

Дэниел взглянул поверх ее головы на Луи и членов Общества дуэлянтов. Всем им было что-то известно об их с Тиндалом споре, и лишь один Луи знал правду. По напряженным лицам своих приятелей он понял, что отменить поединок вряд ли удастся. Они примчались сюда вовсе не для этого, а чтобы проследить за неукоснительным выполнением всех дуэльных правил.

Из-за дома появилась еще одна фигура, по мере приближения которой стало ясно, что это Поль с Жанеттой на руках. Лицо ее было закрыто вуалью. Поль молча усадил ее на траву под раскидистым вязом, и она накрыла ноги шалью.

– Я не смог удержать ее дома, – виновато сказал Поль Дэниелу.

Луи подошел к секунданту Тиндала, державшему ящик с пистолетами, и жестом попросил его предъявить дуэльное оружие для досмотра. К Дэниелу подошел адвокат Хэмптон.

– Я вызвал в Саутгемптон ваш корабль, он вскоре бросит якорь напротив берега. За вами пришлют лодку...

– Зачем? – удивленно спросила Диана. Адвокат снисходительно улыбнулся уголками губ:

– Дуэли простительны только аристократам, мадам. А вашего мужа могут и вздернуть, если он убьет брата маркиза.

– Тогда надо отменить эту дуэль! – воскликнула Диана. Дэниел попросил Хэмптона отойти, обнял жену и сказал:

– Если мы не завершим наш многолетний спор сегодня, развязка случится в другой раз, возможно, внезапно. Он столь же коварен и хитер, как и я, поэтому найдет способ расквитаться со мной за все свои унизительные поражения.

– Но этого не произойдет, если его злодеяния получат огласку! – наивно возразила Диана. – Нужно разоблачить этого мерзавца как можно скорее.

– Ты не учитываешь, насколько он опасен, дорогая. Угроза нависла не только надо мной, но и над тобой. Я не могу уйти, зная, что он может мне отомстить, нанеся коварный удар по тебе.

– Неужели из этой ситуации нет никакого выхода?

– Увы, нет, дорогая. Ты должна это понять и не сердиться на меня за то, что я нарушил данное тебе слово.

Губы Дианы задрожали, но усилием воли она поборола волнение и ласково сказала:

– Я все поняла, тебя вынуждают поступить так обстоятельства.

Растроганный, Дэниел поцеловал ее и, моментально успокоившись, склонился к ее уху и прошептал:

– Я должен признаться тебе, дорогая, что ты овладела моим сердцем. Я люблю тебя так сильно, что мне самому это удивительно. Ты – весь мой мир!

– А ты – мой. Помнишь, вчера я сказала, что знаю, как сильна твоя любовь ко мне? В моей душе не осталось ни капли сомнений в этом. А теперь ступай и выполни свой долг. Может быть, мне лучше уйти, чтобы не видеть этого?

– Решай сама, дорогая, – неуверенно ответил Дэниел. – Обычно присутствие женщин на дуэлях не допускается, но ведь это не совсем обычная дуэль.

– В таком случае я лучше останусь, если только это тебе не помешает, – сказала Диана. – Я хочу быть рядом с тобой.

Он снова обнял ее, она медленно высвободилась из его объятий и встала рядом с Джонатаном. Дэниел подошел к членам Общества дуэлянтов. Верджил окинул его пытливым взглядом и спросил:

– Это действительно очень важно для вас, Сент-Джон?

– Да, – сказал Дэниел. – Надо довести это затянувшееся дело до конца.

– Цельтесь в сердце или в голову, – напомнил ему, улыбнувшись, Адриан, повидавший немало поединков со смертельным исходом и потому державшийся спокойно.

– Мой конь будет вас ждать, – тихо сказал Хэмптон. – Как только все закончится, немедленно скачите к берегу.

Дэниел снял сюртук и отдал его Адриану.

Луи вышел на середину поляны.

Тиндал невозмутимо грелся на солнышке.

– Запомни – не горячись и будь внимателен, – подойдя к Дэниелу, сказал Луи. – Важно также оставаться невозмутимым.

Дэниел взглянул на Диану, вздохнул и, сделав непроницаемое лицо, приказал себе успокоиться.


Сердце Дианы разрывалось, ей больно было смотреть на происходящее, но и отвернуться было выше ее сил.

Ее поражало и возмущало ледяное спокойствие всех остальных присутствующих. Казалось, что они видят, как двое мужчин стреляют друг в друга, по нескольку раз в неделю. Как можно оставаться невозмутимым, когда явственно пахнет чьей-то смертью! Диана мысленно молилась, чтобы смерть пощадила Дэниела.

Тиндал взял из ящичка пистолет, Дэниел – второй.

Шевалье спросил, не желает ли кто-то из дуэлянтов отказаться от поединка. В ответ Тиндал заржал как жеребец.

Такая наглая самоуверенность не понравилась Диане, как не понравилось ей и безразличное выражение лица Дэниела. Почему он совершенно не злится и не сверлит противника ненавидящим взглядом? Почему не пылают сатанинским огнем его глаза? Почему в них сквозит безразличие, словно он смотрит в окно?

Мужчины начали расходиться. Тиндал медленно приближался к Диане, и сердце ее бешено заколотилось.

Когда Тиндал сделал шесть шагов, что-то за спиной Дианы привлекло его внимание. Перехватив его изумленный взгляд, она обернулась и увидела, что Жанетта подняла с лица вуаль. Тиндал смутился и нахмурился, припоминая, где он мог раньше видеть эту женщину.

Внезапно он застыл на месте и уставился на Жанетту, видимо, наконец-то вспомнив ее.

Она ответила ему пристальным взглядом, незаметно просунув руки под шаль, прикрывавшую ее парализованные ноги.

Тем временем Дэниел отмерил шагами нужное расстояние и, обернувшись, направил ствол пистолета на Тиндала, все еще стоящего спиной к нему.

– Эндрю! – испуганно окликнул своего дружка Джонатан.

Тиндал вздрогнул и, резко обернувшись, выстрелил навскидку, не прицелившись. Хлесткий, грохот заставил Диану подпрыгнуть и замереть на месте в ожидании глухого стука упавшего тела. Но Дэниел даже не моргнул и продолжал целиться в Эндрю, широко расставив ноги и крепко сжав рукоять пистолета в руке.

В ожидании следующего выстрела, который разорвет благостную утреннюю тишину, все замерли.

Диана затаила дыхание. Вытянутая рука с пистолетом словно окаменела, бесстрастное лицо Дэниела побледнело, глаза пылали ненавистью к врагу. Он вновь перевоплотился в посланца сатаны, явившегося из ада, чтобы забрать туда Эндрю Тиндала за все его тяжкие грехи.

Грянул выстрел, сраженный пулей негодяй рухнул на поляну.

Дэниел с удивлением смотрел куда-то поверх трупа.

Обернувшись, Диана увидела в руке Жанетты дымящийся пистолет.

Все присутствующие окружили мертвого Тиндала.

Дэниел с негодованием отшвырнул пистолет и подошел к сестре.

– Так лучше, – прошептала она, отдавая брату оружие. – Не осуждай меня, пусть небеса решат, виновна я или нет. В мою защиту выступят загубленные им души невинных людей, за меня заступится моя преданная им мама. Я боялась, что ты не сможешь отомстить ему, что тебе не хватит духу...

Дэниел понурился. Пожалуй, Жанетта права, ее брат стал новым человеком, не способным отнять жизнь у другого смертного. И в решающий миг его рука наверняка бы дрогнула.

– Не печалься, брат, – глухо промолвила Жанетта. – Я с радостью приму наказание. Смерть избавит меня от душевных страданий и даст мне наконец умиротворение. Я буду улыбаться, когда палач накинет мне петлю на шею, потому что буду знать, что ты свободен и счастлив.

– Этого не случится, Жанетта, тебя не повесят, – сказал Дэниел. – Поль, немедленно унеси ее отсюда и отвези поскорее в Саутгемптон. Там стоит один из моих кораблей, он доставит вас во Францию, где она будет в безопасности.

– Мы скоро встретимся! – воскликнула Диана, обнимая Жанетту на прощание. – Правда, Дэниел?

– Конечно! Все кончено, мы непременно съездим в Париж, – подтвердил Дэниел.

Поль унес Жанетту. К Дэниелу подошел Хэмптон, держа в руке его пистолет и с изумлением разглядывая казенную часть.

– Похоже, что там чересчур сыровато. Сейчас проверим! Он спустил курок, направив ствол в воздух, но вместо выстрела раздался глухой щелчок.

– Тиндал подстраховался, да так ловко, что Луи даже не заметил подвоха, – с горькой усмешкой сказал адвокат.

– Не говори никому об этом, – нахмурившись, сказал Дэниел. – Если Жанетте не удастся убежать, я возьму вину на себя. И ты подтвердишь в суде, что Эндрю убил я.

У Дианы захолонуло сердце. Хэмптон посмотрел на быстро удаляющегося Поля и сказал:

– Я уверен, что твоя сестра в надежных руках. Все обойдется.

Глаза Дэниела лихорадочно заблестели, он обнял Диану и прошептал:

– А ведь никто из присутствовавших при расправе Жанетты с этим негодяем не знает истинных мотивов ее поступка. Они до сих пор пребывают в недоумении.

– Не волнуйся, дорогой, Бог все знает, – сказала Диана. – Правда на твоей стороне.

– И все твои друзья тоже, – добавил Хэмптон, слышавший ее слова. – В том числе и я, слуга закона. Справедливость всегда должна торжествовать.

Глава 28

Известие о смерти своего брата маркиз Хайбери воспринял хладнокровно. Сообщил ему печальную новость адвокат Джулиан Хэмптон со всем присущим ему профессиональным тактом. Скользнув ленивым взглядом по лицам остальных посетителей, среди которых были брат виконта, сын графа и французский шевалье, он обратился к сидевшему напротив него Дэниелу, не имевшему ни высоких титулов, ни знатных родственников:

– Итак, Сент-Джон, вам хватило духу прийти в мой кабинет. Вашему мужеству можно позавидовать! Я слышал, что мой брат позволил себе неблаговидный поступок в отношении вашей кузины. Моя супруга также сообщила мне, что вы вступились за нее, а потом и женились на ней. Что ж, это очень благородно! – Он помолчал и спросил: – Так вы утверждаете, что Эндрю коварно похитил у вас жену? Что ж, в семье не без урода...

Стоявший за спиной Дэниела Верджил ущипнул друга, чтобы тот промолчал. Дэниел стиснул зубы. Маркиз Хайбери продолжал:

– Вы готовы поклясться, что пистолет Сент-Джона дал осечку и его сестра выстрелила в Эндрю, спасая своему брату жизнь? – Он окинул всех пристальным взглядом. – И что мой брат намеревался его убить?

Верджил, Адриан и Джулиан дружно закивали.

– Кто еще был там? Помимо двух женщин? Возмутительное своеволие – женщины на дуэли! Это неслыханное попрание всех правил приличия! Ну, так были там другие свидетели?

– Да, несколько его слуг... – сказал Дэниел.

– Лакеев можно подкупить... – Маркиз встал. – Господа, я считаю, что мой брат стал жертвой несчастного случая во время охоты в своем кентском имении. С местными стражами закона я договорюсь, а вас прошу не допустить распространения слухов об этой возмутительной дуэли, особенно о том, что моего брата застрелила женщина. Пусть Эндрю покоится в своей могиле с миром и незапятнанной репутацией.

Стало ясно, что разговор окончен. Все посетители начали покидать кабинет. Внезапно маркиз сказал:

– А вот вас, Сент-Джон, прошу задержаться.

Дэниел с удивлением замер и обернулся.

– Мне многое о вас известно, – сказал маркиз. – Моя супруга прожужжала мне все уши о ваших амурных победах в будуарах влиятельных светских дам и необыкновенной популярности в высшем обществе. У меня даже возникло подозрение, что у вас с ней роман...

– Но мы с маркизой даже не знакомы! – удивленно сказал Дэниел.

– Я порекомендую ей прикусить язычок, – пообещал ему маркиз, улыбнувшись. – Но это не главное, о чем я хотел поговорить с вами с глазу на глаз, как мужчина с мужчиной. Очевидно, мне известна не вся эта печальная история, не так ли?

– Да, но уверяю вас, ваша светлость, что вам лучше не знать всех подробностей, – сказал Дэниел.

– Тогда позаботьтесь, чтобы их никогда не узнал и никто другой. Мне не нужен скандал. Вы меня поняли?

– Ваш брат мертв, инцидент исчерпан. Однако гарантировать, что слухи о его многочисленных грехах не просочатся в высшее общество, я не могу, у него осталось немало других недоброжелателей. На вашем месте я бы отложил кругленькую сумму на случай, если придется платить кому-то за молчание.

С этими словами Дэниел кивнул и покинул кабинет.


Хаос, царивший в громадной библиотеке Сент-Джона, возмущал Гюстава Дюпре до глубины души. Прищелкивая языком от негодования, он бродил по проходам между многоярусными стеллажами, изучая книжные корешки и перелистывая заинтересовавшие его издания. Лакей не выпускал его из дома, и он решил провести время своего заточения с пользой.

Имелась и другая причина его нынешнего занятия – желание отвлечься от назойливых мыслей о неизбежной мести Тиндала ему за побег, не говоря уже о вполне вероятном аресте. Ведь не было никаких гарантий, что воробышек, которого он спас, рискуя жизнью, не полетит в полицейский участок и не донесет обо всем происходящем в кентском имении Тиндала. И тогда его, гениального французского ученого, посадят в английскую тюрьму как соучастника опасного заговора. По влажной от страха спине Дюпре то и дело пробегала дрожь.

Он снова занялся книгами. Хотя они и стояли на полках в полном беспорядке, их явно читали в отличие от книг, которые он видел в доме Тиндала. На полях страниц многих из них имелись пометки. Читательские интересы их владельца были обширны, но особенно увлекался он французской поэзией, к счастью, не новейшей, а классической, свободной от двусмысленной и маловразумительной лирики, пасторальных идиллий и прочей подобной белиберды.

– Вы нашли, что искали, Дюпре? – прервал мирный, ход его мыслей чей-то вопрос.

Гюстав вздрогнул и, обернувшись, увидел Сент-Джона и Джонатана, стоящих в дверях библиотеки.

– Я ничего не искал, просто знакомился с вашей книжной коллекцией, чтобы как-то убить время, – растерянно промямлил Гюстав. – Вам надо навести здесь порядок, расставить книги по какой-то системе. Это облегчит вам поиск нужного экземпляра.

– Книги расставлены по моей индивидуальной системе, – сказал хозяин библиотеки. – Недавние поступления хранятся на нижних полках, более старые приобретения – на верхних. К примеру, доклад в научном обществе итальянского физика Алессандро Вольты о его исследованиях в области гальваники находится на второй полке.

У Дюпре отвисла челюсть, настолько он был потрясен широтой научного кругозора Сент-Джона.

– Очевидно, вы знакомы с этой работой, но не знаете некоторых существенных мелочей, касающихся воздействия электричества на металлы, – продолжал размышлять вслух Дэниел, торопясь покончить с этой неприятной историей. – Этим-то и объясняется ваш интерес к моей библиотеке. Ну, что вы на это скажете, Дюпре?

– Скажу, что вы заблуждаетесь, месье! – воскликнул Гюстав, дрожа от страха. – Об открытии, сделанном Вольтой, первым узнал мой учитель – он состоял с Алессандро в переписке и пользовался его безграничным доверием. От него я и узнал суть теории Вольты. Мой наставник даже показывал мне свои записи и чертежи по этой проблеме.

– Вы хотите сказать, что самостоятельно развили впоследствии его гениальные идеи, основываясь на беседах со своим наставником? А как же тогда объяснить происхождение второго манускрипта? Он подлинный?

– Да Бог с вами! – замахал руками Дюпре. – Разумеется, поддельный. Я лично изготовил эту фальшивку, чтобы придать своей теории большую весомость в глазах покупателей. Но поверьте, я искренне верил, что результаты моих опытов и расчетов верны и могут быть успешно применены в производстве, если кое-что доработать. Какой же я осел! Видимо, я поторопился с выводами...

Дюпре сокрушенно потупился, совершенно раздавленный как разоблачением, так и потерей всех своих накоплений, вложенных им в свою же аферу из алчности. Но больше всего угнетало Гюстава осознание собственной глупости. Только дурак мог соблазниться посулами Сент-Джона и потерять голову, подобно дворняжке, учуявшей запах мяса.

Дверь снова со скрипом отворилась, и в библиотеку вошел Адриан, его бывший секретарь.

– А вы-то что здесь делаете? – ошалело взглянув на него, спросил Гюстав.

Адриан и Сент-Джон переглянулись.

– Так и вы с ним заодно? И как давно ваша дьявольская шайка морочит мне голову? – спросил Дюпре, начиная кое-что понимать. – Изменник! Это вы рассказали ему о моих опытах с железом в Париже! Ну ничего! Вы об этом еще пожалеете! У меня еще остались во Франции влиятельные друзья. Да и здесь, в Англии, тоже! Вы разорили меня, теперь я разорю вас! Я подам на вас в суд! Я предъявлю иск...

Его пылкая тирада была прервана гомерическим хохотом. Джонатан даже раскашлялся и, плюхнувшись на стул, схватился за живот, покатываясь со смеху.

– Вы редкий недоумок, Дюпре, – задыхаясь, с трудом промолвил он. – Не забывайте, что вы похитили у него жену! Вас самого следует упечь за решетку, радуйтесь, что остались живы!

Дюпре побледнел, как покойник, и пошатнулся.

– Успокойтесь, Гюстав! Не падайте в обморок! – сказал Сент-Джон. – Я не держу на вас зла. Адриан, позаботься о наших гостях, меня ждет Диана. Я должен рассказать ей, как закончилась моя встреча с маркизом.

Когда он ушел, Гюстав опять накинулся с упреками на своего помощника.

– Вы меня разочаровали! – патетически воскликнул он.

– Избавьте меня от вашего лицемерия, месье Дюпре, – холодно прервал его словоизлияния Адриан. – Мне все известно о вашем участии в заговоре Тиндала, а также об обстоятельствах присвоения вами бесценной библиотеки. Вы не ученый, а жалкий мошенник!

– Да как вы смеете! – Дюпре осекся, вспомнив, что у Адриана имеются все основания для подобных обвинений. Еще никогда Гюстав не чувствовал себя таким жалким и беспомощным. Он потерял все – и состояние, и репутацию.

– Вот вы и попались, Дюпре! – злорадно произнес Джонатан. – Теперь и вам настал конец! Вы тоже нищий, как и я. Что ж, могло быть и хуже. Мы с вами по крайней мере живы... в отличие от бедняги Тиндала.

– Он мертв? – Гюстав позеленел. – Пожалуй, мне лучше застрелиться, ведь у меня не осталось ни франка!

– Ну, это не совсем так, – поправил его Адриан. – У вас остались груды ценного металла на складе: медь, цинк, железо. Все это легко можно продать! Как только вы с Джонатаном сделаете это, постарайтесь поскорее исчезнуть.

– А месье Сент-Джон не станет возражать? – спросил Джонатан.

– За вас заступилась его жена, он не смог ей отказать, тем более что прошлой ночью вы помогли ей бежать.

– Какое благородство! Потрясающая женщина! – с облегчением сказал Гюстав и рухнул на пол без чувств.


Диана и Дэниел встретились в саду. Она взяла его за руку и увлекла в укромный уголок, шепча на ходу:

– Не надо ничего мне рассказывать! Позже...

Остановившись под цветущей липой, Диана заключила мужа в жаркие объятия и стала жадно его целовать, поглаживая его руками по спине и вздрагивая от вожделения. Его мужская реакция последовала незамедлительно, что привело ее в совершеннейший восторг. Ей уже были не нужны никакие слова, все было ясно и без них: он хотел ее, все остальное было несущественно.

– Люби же меня скорее, милый! – шептала она. – Люби меня страстно, буйно, беспощадно! Прямо здесь! Немедленно!

Они легли на упругую молодую травку, он устроился у нее между согнутых в коленях ног и тотчас же выполнил свой супружеский долг с пылом, которому позавидовал бы любой донжуан. Запрокинув голову, Диана смотрела в голубое небо и чувствовала себя в раю. Слезы умиления катились по ее нежным щекам, душа пела восторженный гимн, а сердце вторило ему громким и ровным стуком.

Дэниел вложил в этот восхитительный любовный акт все свои душевные и физические силы без остатка, доказывая возлюбленной безграничную преданность и страсть, и она ответила ему столь же самозабвенно.

Финал их потрясающего соития был столь же мощен, как и все это магическое действо: оба они растаяли от необыкновенного умиротворения и словно перенеслись в иной мир. Позже, вернувшись с облаков на землю, они обсудили и встречу Дэниела с маркизом, и возможные последствия необычной дуэли.

– Теперь я знаю все, – поглаживая ладонью мужа по волосам, сказала Диана. – Больше нет никаких тайн. Кроме одной.

– Какой же? – насторожился Дэниел.

– Тайны твоего подлинного имени! Так кто же ты все-таки такой, мой дорогой и любимый муж? Я, твоя жена, имею право это знать.

Он приподнялся, упершись локтем в землю, и сказал:

– Сейчас я для всех Дэниел Сент-Джон. Но при рождении был назван именем Дэниел де ла Тур. Мой отец преподавал древние языки в Парижском университете. Мама, младшая дочь барона, занималась домашним хозяйством.

– Но ты не говорил мне; когда мы были в Шотландии, что в твоих жилах течет благородная кровь, – заметила с улыбкой Диана.

– Тогда бы мне пришлось признаться, что я последний мужчина этого рода и могу претендовать на титул барона. Луи это подтвердит.

– Ты собираешься заявить о своих дворянских правах? – спросила Диана.

– Нужно подумать, – помолчав, ответил Дэниел. – Дело в том, что мой отец, как и многие интеллектуалы, сочувствовал революции. Да и сам я в юности увлекался идеями равенства и свободы. Кто бы мог подумать, что революция погубит нашу семью!

Диана промолчала, не зная, что на это сказать. Последняя сокровенная тайна ее супруга стала для нее подлинным откровением. Теперь она лучше понимала его натуру и мотивы странных поступков, могла предвидеть его поведение в будущем.

Облегчив душу, Дэниел повеселел и, поцеловав ее в щеку, промолвил:

– Но все это сейчас уже не имеет никакого значения. Меня больше заботят иные вещи.

– Какие же, если не секрет?

– Наша любовь, ты, единственная женщина, которую я полюбил всем сердцем, и переполняющие меня нежные чувства. Без тебя моя жизнь была бы пуста и бессмысленна. Слава Богу, теперь я стал другим человеком. Мы будем строить вместе новую, счастливую жизнь, Диана. В любой стране, в какой ты только пожелаешь. Теперь для меня главное, что мы любим друг друга.

– Моя любовь навечно отдана тебе, Дэниел! – воскликнула Диана. – Если бы не ты, я бы так и осталась безродной сиротой. Лишь только твоя любовь заполнила пустоту в моей душе, милый.

– Мы оба чувствовали себя раньше сиротами, но отныне все будет иначе. У нас будет дружная, большая семья со своей уникальной историей.

– Обними меня, дорогой! – попросила Диана. Он крепко обнял ее и прошептал:

– Спасибо тебе за все, любимая!

Примечания

1

члены секты уэслианских методистов.


home | my bookshelf | | Соблазнитель |     цвет текста   цвет фона