Book: Страстный защитник



Страстный защитник

Мэдлин Хантер

Страстный защитник

Моей матери Анне, которая искренне верит, что все ее дети прекрасны.

Глава 1

1348 год

Сыну Хью Фицуорена предстояло принять мученическую смерть – быть убитым толпой бретонских крестьян в убогом жилище, провонявшем коровами и навозом.

Морван толкнул ногой скамью, придвинув ее к стене, что находилась против входной двери. Он тяжело опустился на нее и положил меч на колени.

Справа от него, там, где находились стойла, храпел и бил копытами его жеребец. Он словно чувствовал, какая опасность грозит хозяину. А слева на деревянной кровати у очага стонал от невыносимой боли юный Уильям.

Не иначе как милосердные небеса послали несчастному такой конец. Лучше уж отправиться на тот свет как можно скорее, чем долго мучиться от хвори, которая сжигает мозг и покрывает тело черными язвами.

И откуда только они заявились, эти оборванцы, выкрикивающие угрозы и проклятия? Сквозь толстые каменные стены и затворенные дверь и окно голоса их доносились до него как отдаленный грозный гул. Комнату освещал лишь огонь в очаге, который он развел, когда внес сюда Уильяма.

Когда он и его люди пришли сюда, ища, куда бы поместить Уильяма, в деревне не было ни души. Казалось, жители ее покинули. Болезнь заявила о себе вчера. Из-за этого-то стражи затворили перед ними ворота Бреста, преградив доступ в портовый город. Им не оставалось ничего другого, как двинуться на север по прибрежной дороге.

И лишь после того, как он отослал воинов назад в Брест, откуда ни возьмись появились эти проклятые поселяне. Он успел прибить к двери черную тряпицу, это был знак, что в доме больной. Жителям деревни было из-за чего злиться и вопить от ярости – смерть уже собрала в Бретани обильную жатву и вот теперь пожаловала к их порогу в образе двух англичан.

Он поднял глаза к соломенному потолку. Они не рискнут его разобрать, чтобы проникнуть внутрь. Оружием их будет огонь. Им недостает только вожака, который отдаст команду. А еще они, скорее всего, подождут, пока стемнеет. Такие дела легче вершить под покровом ночи.

Можно было бы уйти и оставить здесь оруженосца. Но он не мог сделать этого хотя бы потому, что они с Уильямом совсем недавно сидели в одном седле, а значит, болезнь скоро поразит и его. Воины обождут его у последнего перекрестка, как было условлено, они простоят там целый день, а то и больше. Но разве он может к ним приблизиться, неся в себе смерть? Нет, самое лучшее – это остаться умирать здесь. Джон примет на себя командование, он приведет воинов в Брест, а оттуда они поплывут через море в Англию. Джона они не очень-то жалуют, но прекословить ему не осмелятся.

Шум снаружи стих на несколько мгновений, затем раздался чей-то отрывистый выкрик, на который толпа ответила сдержанным гулом. Жители деревни обрели своего лидера.

Уильям метался по кровати, дыхание его стало сиплым, тяжелым. Несколько раз он жалобно позвал сэра Ричарда, гасконского вельможу, которому они служили, покатого не скосила чума вместе со всем его семейством. Морван взялся доставить Уильяма домой.

Ярость толпы все нарастала. Предводитель выкрикивал какие-то слова, остальные тотчас же их подхватывали. Морван почти не говорил по-бретонски, но те несколько слов, которые они повторяли, были ему знакомы. Они кричали: «Не допустим! Не бывать этому!»

Возможно, они не станут ждать наступления темноты…

Голоса стали громче, разъярившиеся крестьяне нараспев повторяли свои угрозы. Сердце Морвана гулко билось в груди в такт их выкрикам. Он сжал рукоять меча, приготовившись защищаться. Толпа вопила все неистовее, и вот уже ритм сломался, за стенами дома раздавался сплошной оглушительный рев.

И вдруг он смолк, словно по команде, поглощенный гробовой тишиной.

Морван напрягся в ожидании нападения. Они не разошлись. Напрягая слух, он улавливал негромкие звуки, доносившиеся снаружи. Разумеется, после недавних воплей он мог услышать их лишь на фоне наступившего безмолвия. Он догадался, что разбушевавшуюся толпу усмирил кто-то неведомый и грозный.

Дверь приоткрылась, и по земляному полу скользнул золотистый луч света. Он вскочил со скамьи, приготовившись защищаться, а заодно защищать беднягу Уильяма и, возможно, жителей деревни.

Но вот дверь распахнулась настежь, и, щурясь от яркого солнца, он увидел в проеме двух рыцарей. И хотя для него они были всего лишь темными силуэтами, окруженными ослепительным сиянием, он успел заметить, что оба вооружены и держат наготове мечи.

Одному из них на вид было около тридцати. Его золотистые волосы, зачесанные ото лба назад, волной спускались на плечи. Среднего роста, довольно крепкого сложения, он был в доспехах, но без шлема. Его темные, глубоко посаженные глаза составляли странный контраст со светлыми волосами.

Второго, стоявшего немного поодаль, рассмотреть было сложнее. Солнечные лучи заливали нестерпимо ярким светом всю его высокую, сухощавую фигуру и рассыпались огненными искрами в пышных кудрях цвета спелой пшеницы. Всю его одежду составляли короткая серая полотняная туника, серые панталоны и черный широкий плащ. Судя по этому скромному одеянию, его можно было бы принять за оруженосца, в пользу данного предположения говорил также и его возраст – он был заметно моложе своего спутника, но уверенная манера держаться, властность, сквозившая в каждом его жесте, в осанке, безошибочно указывали на то, что главный из двоих именно он.

– Спрячь свое оружие. Ты здесь в безопасности, – дружелюбно, но твердо обратился он к Морвану.

Тот привстал на цыпочки и выглянул наружу через плечо коренастого рыцаря. Убедившись, что крестьяне разбежались, он повиновался. Юный рыцарь, отстранив своего спутника, вошел в дверной проем и направился к постели Уильяма.

– Стойте! – крикнул Морван. – Ваши крестьяне не зря хотели нас прикончить. Мы принесли с собой смерть.

– Меня это нисколько не страшит, – возразил молодой рыцарь и остановился у постели больного. Старший присоединился к нему. Они обменялись несколькими отрывистыми фразами, после чего рыцарь в доспехах поспешно вышел из дома.

– Вы были одни? – Голос юноши, звонкий и мелодичный, звучал, тем не менее, уверенно и властно.

– О, нет.

– Где же остальные?

– Ждут. С час или дольше.

– Смерть проворна, она никого не щадит, и, быть может, они уже носят ее за плечами. Им надлежит остаться здесь. Обещаю вам и вашим людям неприкосновенность и уход, но при условии, что все они возвратятся сюда.

Морвану ничего не оставалось, кроме как довериться ему. Он рассказал, что воины ждут его на пересечении двух дорог.

– Они вам охотно повинуются?

– Да.

– В таком случае дайте мне свой плащ как доказательство, что мы явились от вашего имени.

Морван отстегнул пряжку у ворота, снял плащ и отдал его юноше. Вдвоем они вышли из дома.

Снаружи их ожидали старший из рыцарей и шестеро всадников, а также молоденький оруженосец. Неподалеку, задумчиво глядя на людей, стояли две лошади. Одна из них, стройная гнедая кобыла, застыла в такой неподвижности, что казалась изваянной из камня.

Рыцарь подошел к своему молодому спутнику. В руках у него была небольшая коробка.

– Асканио, вот его плащ, – сказал юноша. – Остальных следует искать у первого перекрестка на дороге к Бресту. Мы пробудем здесь, пока бедный мальчик не преставится, а после вернемся в замок. Вы там окажетесь прежде. Распорядитесь, чтобы для нас приготовили все, что может понадобиться.

Асканио передал плащ юному оруженосцу и направился к дому, где умирал Уильям. Подойдя к двери, он оглянулся.

– Я сперва его исповедую.

– Только не мешкай. Время дорого.

Выходит, коренастый рыцарь со светлыми волосами и глубоко посаженными черными глазами еще и священник. Подобное встречалось, хотя и нечасто.

Морвану стало зябко в тени дома, и он сделал несколько шагов вперед, навстречу яркому солнцу. Всадники заставили коней отступить назад, давая ему дорогу. Юный рыцарь последовал за ним и негромко участливо произнес:

– Вашему оруженосцу уже недолго осталось мучиться. Мне не раз приходилось такое видеть. Он скоро отойдет, бедняга.

Морван, прежде чем ответить, повернулся к нему – и слова замерли у него на языке. Перед ним, залитая ослепительными потоками света, стояла женщина, вернее, юная девушка, а вовсе никакой не рыцарь.

Она являла собой более чем странное зрелище. Высокая – он мысленно прикинул, что ее макушка, придвинься она поближе, очутилась бы у самого кончика его носа, а ведь он превосходил ростом едва ли не всех мужчин, каких ему доводилось встречать; мягкие шелковистые кудри обрамляли ее тонкое породистое лицо с высокими скулами и прямым носом и золотистым водопадом спускались ниже плеч, нежную длинную шею охватывал ворот серой мешковатой туники, подол которой, перехваченный портупеей, уродливой складкой спускался на рукоять боевого меча. Сапоги из мягкой кожи доходили почти до колен ее стройных длинных ног, облаченных в мужские панталоны. Трудно было придумать более неподходящее облачение для столь изысканного и женственного существа. Однако Морван невольно отметил про себя, что даже эта грубая и слишком просторная мужская одежда – туника и шерстяной плащ – не могла скрыть ее пышную грудь и пленительно округлые бедра.

В лицо ему с пытливой серьезностью заглянули сапфирово-синие глаза.

– Как ваше имя, сэр рыцарь? – Морван мысленно обозвал себя идиотом. Ему сразу следовало догадаться, с кем он имеет дело. Ведь этот голос, мелодичный и вместе с тем такой глубокий, бархатистый, мог принадлежать только женщине. Она обращалась к нему на французском, языке бретонской знати.

– Морван Фицуорен, миледи.

– Вы англичанин, однако Морван – благородное и чтимое бретонское имя.

– В нашем роду так издавна нарекают сыновей. Мой предок, родом из той части Бретани, что граничит с Нормандией, высадился в Англии вместе с Вильгельмом Завоевателем.

Она улыбнулась, и у Морвана сжалось сердце. Ее лицо, освещенное улыбкой, показалось ему таким юным, таким беззащитным. Мыслимое ли дело – столь нежному созданию браться за оружие, командовать воинами, распоряжаться челядью замка?!

– Послушайте, Морван Фицуорен, довольно вам хмуриться и поедать меня сердитым взглядом, – заявила она, словно прочитав его мысли. – Вам должно быть ведомо, что гражданская война заставила многих женщин Бретани совершать отчаянные поступки.

Юная леди наверняка имела в виду Жанну де Монфор, жену последнего из герцогов. Когда ее супруг оказался в плену у короля Франции, она без колебаний заняла его место во главе армии. Морван однажды встречался с ней в Англии – еще до того как ее поступки перестали быть отчаянными и сделались попросту безумными. Бедняжка повредилась умом, когда ее супруг отошел в мир иной. Сына своего, юного герцога, она оставила на попечении короля Эдуарда.

Девушка, стоявшая подле него, сочла нужным, наконец, представиться:

– Я Анна де Леон. Вы находитесь в моих владениях. Вам, как англичанину, наверняка приятно будет узнать, что я и мои люди – монфортисты, а вовсе не сторонники Шарля де Блуа и этой Пентьевр в их притязаниях на герцогскую корону.

Морван, чтобы ее не разочаровывать, умолчал о том, насколько все это ему безразлично. Станет ли человек, дни и часы которого сочтены, тревожиться о таких пустяках, как междоусобные распри тех, на чьей земле ему суждено умереть?

Рыцарь-монах Асканио вышел из дома и печально произнес:

– Ему недолго осталось мучиться. – Он с сомнением взглянул на Морвана и обратился к леди Анне: – Вы уверены, что вам ничто не угрожает?

– Какая же сэру Морвану корысть вредить мне и тем самым губить свою бессмертную душу? – Анна едва заметно усмехнулась. – Ступайте к остальным. – Повернувшись к стоявшему рядом юноше, она прибавила: – Джосс, это наши гости, а вовсе не враги. Следуй за Асканио.

Всадники ускакали прочь. Гнедая кобыла за все это время так ни разу и не шевельнулась.

– Ваша лошадь не оседлана, – заметил Морван.

– Только потому, что нынче в этом нет необходимости. Какое-то время военных стычек не будет. – Повернувшись, леди Анна вошла в дом.

В словах ее не было и тени рисовки. Она произнесла их таким невозмутимым, будничным тоном, что Морвану стало ясно: ей выпало немало других дней, хоть и непохожих на этот, но таких, когда приходилось участвовать в сражениях.

Войдя следом за ней в дом, он застал ее у постели Уильяма. Она осторожно положила ему на лоб мокрую тряпицу. Юноша перестал стонать, и его бледные руки, которые до этого судорожно подергивались, бессильно упали на грудь.

Морван окинул несчастного быстрым взглядом. Не та же ли участь уготована и ему самому? Будь у него право выбора, он предпочел бы десять смертей в бою этому мучительному угасанию, бесславной кончине на одре страданий. В этот миг он остро пожалел о том, что юная воительница прогнала от дома толпу крестьян и тем спасла его от гибели в огне…

Пока он предавался этим мрачным мыслям, леди Анна продолжала хлопотать у ложа больного, низко склоняясь к его пылавшему жаром лицу.

– Вы сказали, что не боитесь этой напасти. Поверьте, такого я еще ни от кого не слышал.

– Нисколько не боюсь. Но лишь потому, что уже перенесла этот недуг. А ведь он, как известно, не поражает человека дважды. Так что я ничем не рискую.

– Неужто вы в самом деле оправились от этой хвори? – недоверчиво переспросил Морван. За три летних месяца, если верить слухам, болезнь поразила едва ли не весь христианский мир, опустошая целые деревни. В больших городах вымирали кварталы, улицы. О выживших он не слышал ни разу. – Тогда, быть может, еще кто-то, кроме вас, ее победил?

– О, да. Есть еще несколько человек из окрестных деревень и кое-кто из города. Но их, говоря по правде, совсем немного.

– А святой отец? Асканио? Он тоже этим хворал?

– Нет. Болезнь к нему не пристает, хотя он постоянно собой рискует. Но таких, как он, тоже очень мало.

– Но как… как вам удалось остаться в живых?

Она слегка повернула голову и посмотрела на него в упор. Во взгляде ее не было ни женского лукавства, ни кокетства, ни малейших признаков заинтересованности. Синие глаза смотрели на него открыто, честно, прямо. Словом, это был поистине мужской взгляд.

– Не знаю. Право, на этот вопрос у меня нет ответа. Но иногда, в самые тяжелые дни, мне казалось, я догадывалась, почему именно пощажена: чтоб было кому хоронить моих людей.

Она снова обратила взор к умирающему юноше. Пальцы ее нежно поглаживали его лоб и волосы. Уильям задремал.

– Он может покинуть нас в следующий миг, – печально произнесла она, – но случается, это тянется долгие часы. Возможно, нам придется провести у его постели всю ночь. Я хотела бы немного отдохнуть, сэр Морван. А если несчастный снова впадет в неистовство, мне понадобится ваша помощь.

Морван с грустным недоумением взглянул на Уильяма, лицо которого приняло выражение отрешенности и умиротворения, уподобившись ангельскому лику. С какой легкостью этой странной женщине удалось успокоить несчастного! Он окинул быстрым взглядом ее тонкую фигуру, полускрытую тенью, и направился к лавке, что стояла напротив двери.

Анна опустилась на пол, прислонившись спиной к боковине низкой кровати. За долгие месяцы борьбы с чумой она привыкла спать урывками, где и как придется. Она закрыла глаза и принялась размышлять о своих нежданных гостях, пытаясь предугадать, скольких из них постигнет болезнь и на какой срок их придется изолировать от уцелевших крестьян и челяди. Если никто, кроме сэра Морвана, не заразился от несчастного Уильяма, тогда справиться с этой новой напастью будет нетрудно. Но совсем иное дело, если чума успела поразить его воинов. Ей оставалось лишь уповать на то, что крестьяне и слуги не вступали в общение ни с кем из них.

Ход ее мыслей прервал хриплый стон Уильяма. Лишь теперь она осознала, какое огромное впечатление произвела на нее самоотверженность этого рыцаря, не покинувшего больного юношу. Ухаживая за жертвами этой смертельной хвори, она не раз становилась свидетельницей того, как люди не задумываясь, предавали своих близких – матери бросали детей, мужья жен. Этот недуг, истинный бич Божий, обнажил души людей, он словно выставил напоказ все самые неприглядные их глубины. И вот теперь, когда она начала надеяться, что все позади, что настала пора вернуться к прежним иллюзиям, на ее землю явился этот рыцарь со своим умирающим оруженосцем. О, как дорого она дала бы за то, чтобы сэр Морван исполнил свой христианский долг по отношению к несчастному как можно дальше отсюда!

Она открыла глаза и оглядела помещение. Сэр Морван сидел на лавке напротив входа. Он прислонился к стене, голова его была слегка запрокинута назад, глаза закрыты. Наконец-то, она могла как следует разглядеть его. Неяркого света, лившегося сквозь распахнутую дверь, оказалось вполне для этого довольно.

Он был на редкость красив, это она отметила еще прежде, когда впервые его увидела. В юности лицо его наверняка сияло свежим, нежным румянцем и отличалось миловидностью, но время и тяготы жизни ожесточили и заострили черты, и теперь загорелая кожа упруго обтягивала крупные скулы и квадратный подбородок, а на слегка впалых щеках оттенок ее переходил в бронзовый. Она невольно залюбовалась его прямым носом с едва заметной благородной горбинкой, мужественно-прихотливыми очертаниями полных губ. Никакие шрамы, царапины, родинки и родимые пятна не обезображивали эти гармоничные, изысканные черты, эту гладкую смуглую кожу. Пробившаяся на подбородке и над верхней губой щетина и волосы – черные, слегка волнистые, в беспорядке разметавшиеся по плечам – нисколько не портили облик рыцаря, а лишь подчеркивали его мужественность.



Ей стало жаль, что глаза его закрыты, и она не может их видеть. Большие темно-карие, почти черные, глубокие, с голубоватыми белками, они были так выразительны, так смело и открыто глядели на мир из-под почти прямых бровей! Стоило ему улыбнуться, и в зрачках появлялись искры, и глаза начинали сверкать, как черные агаты, а когда он хмурился, искры прятались в бездонные глубины его завораживающего взора и переливчато светили, как тлеющие угли. Ей вспомнилось, что когда они с Асканио вошли в дом, она долго не могла отвести взгляд от его лица, от этих колдовских глаз…

Анна не стремилась замуж, любовников не имела. С этой точки зрения мужчины ее не интересовали, но красоту она ценила всегда, сколько себя помнила, в том числе мужскую. Красивые лица ее восхищали, она откровенно, не таясь, любовалась ими – совсем как цветными рисунками в книгах у матери аббатисы. Сэр Морван Фицуорен, ее случайный гость, оказался на редкость красивым мужчиной. И она смотрела на него, не мигая, пока глаза ее не закрылись сами собой от усталости и голова не опустилась на край ложа Уильяма.

Анна легонько коснулась его плеча:

– Он почил. Смерть была к нему милосердна, мальчик покинул этот мир во сне.

Морван подошел к ложу и склонился над распростертым телом.

– Это все случилось так быстро. Вчера утром он был еще здоров и бодр.

– Порой бывает и так. Я приказала своим людям выкопать могилу на освященной земле. Перекиньте несчастного через седло, и я вас туда провожу.

Предав тело Уильяма земле, они направились к жилищу Анны. Путь их лежал через лес. Узкая тропинка вскоре вывела их к пологому берегу, вдоль которого тянулась дорога. Они сели верхом на лошадей и несколько минут ехали в молчании. Леди Анна удивительно легко правила своей породистой кобылой. Та грациозно перебирала мускулистыми ногами и то и дело поворачивала голову, косясь на хозяйку. Сторонний наблюдатель, окажись он опытным конником, даже издалека по этим повадкам лошади и силуэту всадника, по их безмолвному диалогу признал бы в обеих – и в лошади, и во всаднице – существ женского пола, несмотря на то что последняя была в мужском платье.

Вот кобылка, повинуясь негромкой команде хозяйки, перешла с рыси на легкий галоп. Морван на своем Дьяволе пустился за ними вдогонку. Когда они огибали кромку леса, Анна вскинула голову и подставила лицо свежему бризу, который принялся играть ее волосами и раздувать полы плаща. Морван невольно залюбовался ее сияющим лицом, мягким блеском синих глаз из-под полуопущенных ресниц.

У поворота она натянула поводья и кивком указала на запад:

– Дорога ведет в Виль-де-ла-Рош. Мы могли бы попасть домой этим путем, но он слишком уж долгий. А так намного короче. – И она указала на тропинку, которая виднелась за поворотом.

Вскоре они снова очутились в лесу, и им пришлось спешиться. Они долго шагали по едва видневшейся в траве дорожке, ведя лошадей за поводья, но, наконец, деревья стали редеть и далеко впереди, за широкой поляной, показалась старинная крепость треугольной формы, возвышавшаяся на каменистом холме. Морван окинул взглядом мощную надвратную башню, высокую стену, ограждавшую крепость с севера.

Когда они подъехали ближе, обнаружилось, что крепость воздвигнута на плоской скале, которая углом выдавалась в море, и две ее стены нависают над пучиной, а третью отделяет от суши широкий и глубокий ров, высеченный в камне.

– Выглядит внушительно, – сказал он. – Ее хоть раз брали приступом?

– Нет. Мои предки триста лет владели Ла-Рош-де-Роальд. Ее никогда не брали в осаду, ведь это бессмысленно: кругом море, от которого ее не отрезать, а значит, этим путем можно пополнить любые запасы.

Миновав ворота, они въехали в крепостной двор. Здесь царила тишина. Вокруг не было ни души. Живые поспешили укрыться от смерти, которую Морван нес с собой. Он вскинул голову, и светловолосая девушка, с любопытством выглядывавшая из стрельчатого окна одного из верхних этажей, тотчас же скрылась в покоях.

Невысокая дверца в северной стене, сквозь которую невозможно было проехать верхом, была распахнута настежь.

Анна спешилась.

– Пожалуйста, оставьте своего коня здесь и возьмите из дорожного мешка все, что вам может понадобиться.

Внешний двор крепости являл собой широкий, заросший травой луг, который раскинулся между северной и восточной стенами и утесом, служившим западной границей Ла-Рош-де-Роальд. К стенам лепились деревянные домики и хозяйственные постройки.

Посреди поляны кипела работа: два десятка воинов, его спутников, пришедших вместе с ним из Гаскони, деловито мастерили брезентовые навесы, между которыми в шахматном порядке были разожжены костры.

– Мы им дали множество одеял, а брезент послужит защитой от дождя, – произнесла Анна. – Съестные припасы будем выставлять для них по периметру лагеря. Надеюсь, они достаточно удалены один от другого, чтобы чума, если кто-то захворает, не поразила остальных.

– Зачем здесь столько костров?

– Мне говорили, что папа постоянно находился между двумя зажженными факелами, пока чума косила людей в Авиньоне, и это отпугнуло ее. Так ли это на самом деле, я не знаю, но думаю, положение наше таково, что пренебрегать нельзя ничем.

У края поляны, шагах в двадцати от утеса, одиноко стоял шатер с дощатой крышей и стенами из брезента. Именно к нему и привела его Анна. Она откинула брезентовый полог и жестом пригласила его внутрь.

Морван пригнулся и просунул голову в образовавшееся отверстие. В шатре напротив грубо сложенного очага помещались три соломенных матраса. Чуть поодаль стояли стол, стул и табурет. В углу он заметил несколько корзин и ведер и стопку одеял.

У него болезненно сжалось сердце.

– Вот, значит, каково мое последнее земное пристанище.

Анна принялась разводить огонь в очаге, сделав вид, что не слышала его замечания. Она слишком хорошо понимала, что он сейчас испытывает, и старательно избегала его взгляда.

Ведь этот шатер и в самом деле олицетворял его печальное будущее, то неизбежное, с чем ему суждено было столкнуться в ближайшие часы или дни. Осознавать, что обречен на неминуемую и скорую гибель, – что может быть ужаснее?

Она с беспощадной ясностью вспомнила, какие мысли и чувства обуревали ее, когда она боролась с болезнью, зная, что может не победить в этой битве. Сжавшись в комок, словно малое дитя, в объятиях Асканио, она пережила такой ужас, такое отчаяние, каких не ведала прежде. Анна поежилась, отгоняя от себя эти мучительные воспоминания.

Огонь в очаге разгорелся вовсю, и она, наконец, заставила себя оглянуться. Он по-прежнему стоял у входа, придерживая рукой полог. Его огромные глаза были полны невыразимой печали. Казалось, взгляд был обращен куда-то внутрь, в глубины его собственной души.

– Но ведь я выздоровела, сэр Морван.

Взгляд его тотчас же потеплел, губы дрогнули в благодарно-грустной улыбке. Шагнув в шатер, он кивком указал на матрасы.

– Их здесь три.

– На случай если и другие захворают.

– Но ведь болезнь может их пощадить? Когда это станет известно?

– Если через десять дней все ваши люди останутся здоровы, они смогут продолжить свой путь.

– А если нет?

– Любого захворавшего мы поместим сюда, остальные принуждены будут ждать еще десять дней. Сложите свои вещи у стены, а я помогу вам снять доспехи.

Он позволил ей расстегнуть пряжки металлического нагрудника, и вдвоем они сняли его и положили в угол. Опустившись на соломенный матрас, он принялся освобождать от тяжелых железных пластин плечи и голени.

– Соблаговолите, миледи, назвать мне имя вашего господина.

– Господина?

– Да-да. Должен же я знать, как его зовут, раз уж я вынужден так злоупотребить вашим и его гостеприимством. Так какое же имя носит ваш супруг?

Анна лукаво усмехнулась:

– Сэр Морван, взгляните на меня.

Он бережно уложил на пол один из наголенников, после чего поднял на нее глаза.

– Нет, не так. Я просила вас внимательно посмотреть на меня, а вы лишь скользнули взглядом по моему лицу.

– Как прикажете, миледи.

На сей раз он нарочито долго, пристально разглядывал ее, и в глазах его заполыхало пламя, а полные губы слегка приоткрылись от взволновавших его чувств. Вот только каких? Анна затруднилась бы определить, что разожгло это пламя – гнев, восхищение, досада. Да и так ли уж это было важно? Мягко улыбнувшись, она спросила:

– Скажите честно, сэр Морван, как по-вашему, существует ли на свете мужчина, который стал бы терпеть подле себя такую жену?

– Виноват? – растерялся Морван.

– Неужто же вам непонятно, что, будь я замужем, а значит, в полной власти своего супруга, я не смогла бы делать то, что делаю, вести себя так, как веду, словом, поступать, как считаю нужным.

Морван пожал плечами и со слабой улыбкой возразил:

– Отчего же? Все это было бы возможно, окажись ваш супруг необыкновенным человеком, не таким, как все прочие.

– Да полно вам, – со вздохом возразила Анна. – Все мужчины в таких вопросах ведут себя одинаково, какими бы необыкновенными они ни казались. – Она сняла со спинки стула свой плащ и набросила его на плечи. – Мне пора. Скоро к вам заглянет Асканио.

Он откинул полог шатра и вышел на лужайку вслед за ней. Кто-то успел воткнуть в землю у самого его жилища несколько толстых веток с флажками, реявшими на верхушках. Такие же точно голубые с золотом полотнища, по одному на каждом углу, виднелись над шатрами лагеря, где разместили его людей. Флажки служили предупреждением об опасности, которую, возможно, являли собой незваные гости. Однако их жизнерадостные цвета, вкупе с огнями костров и оживленным гулом голосов, невольно наводили на мысль о подготовке к празднику или турниру, о грядущем веселье…

Он повернулся к ней, и в глазах его блеснул отсвет лагерных костров.

– Вы вернетесь?

– Кто-нибудь непременно останется с вами, – пообещала она. Ей так хотелось бы прибавить к этому хоть несколько слов ободрения, подать пусть слабую, но все же надежду на исцеление, но она боялась, что голос ее прозвучит фальшиво и несчастному сэру Морвану сделается от этого еще горше. – Асканио или я. Мы о вас позаботимся. Вы не останетесь в одиночестве. – Выдавив из себя улыбку, она повернулась и зашагала мимо лагеря к дверце в стене. И поката не захлопнулась за ней, она чувствовала спиной его напряженный, пристальный взгляд.

Глава 2

Вот так взяла и потребовала: «Посмотрите на меня». И что ему оставалось? Только одно – уставиться на нее во все глаза. И нескольких секунд оказалось довольно, чтобы мысли о смерти перестали его одолевать, потому что под доспехами, за волнами распущенных кудрей, падавших налицо, он вдруг увидел прелестную женщину. А, сделав это открытие, продолжал смотреть на нее, сколько позволяли правила приличия. Возможно, даже немного дольше.

Она оказалась на редкость хороша собой, и красота ее была столь же естественной и безыскусной, как и ее манеры. Анна де Леон в отличие от большинства женщин ее круга не выщипывала брови, не белила и не румянила лицо, не рядилась в роскошные платья и не возводила на голове пышные сооружения из своих густых длинных волос. Словом, она не прибегала ни к каким общепринятым женским уловкам, чтобы оттенить свою красоту, обратить на себя внимание, завлечь в свои сети мужчин. И от этого она показалась ему во сто крат прекраснее и желаннее любой из разряженных в дорогие шелка кокеток, каких он немало повидал на своем веку.

Но в те мгновения, когда он, не мигая, смотрел на нее, желание обладать ею охватило его с неистовой силой, и воображение стало рисовать картины одна соблазнительнее другой: он представил ее сначала в длинной полупрозрачной кружевной сорочке, а после и вовсе без одежды… Он был совершенно не готов к тому, что фантазия его вдруг так разыграется. И что тело немедленно и бурно отзовется на ее обманчивые посулы. Ему казалось несомненным, что все эти мысли отразились на его лице, и Анна без труда смогла бы прочитать их, но взгляд ее остался бесстрастным – она или не заметила, что с ним творится, или предпочла не придавать этому значения. Его это слегка задело. Никогда прежде женщины не выказывали подобного равнодушия в ответ на его более чем откровенные взгляды.

На вид ей можно было дать лет восемнадцать, но она казалась старше, когда отдавала приказания своим людям или окидывала тех, кем была недовольна, ледяным взглядом из-под насупленных бровей, а стоило ей улыбнуться, и лицо ее приобретало задорное, веселое, совсем девичье выражение, в такие минуты любой принял бы ее за юную отроковицу.

Он провожал ее взглядом, пока она не скрылась во внутреннем дворе, захлопнув за собой дверцу ограды. Походка у нее была слишком решительной для женщины, но впечатление это сглаживала природная грация движений и удивительная, какая-то мягкая, вкрадчивая их согласованность.

До чего же странная женщина эта Анна де Леон! Никогда еще ему не доводилось встречать такую, а ведь он был знаком накоротке с немалым количеством особ женского пола. Умением завоевывать их сердца он гордился едва ли не больше, чем своими блестящими воинскими качествами. Женщины уступали ему, потому что он был красив, смел и любезен, и оставались с ним, потому что его ласки доставляли им наслаждение. В юности этот вид охоты очень его увлекал, но со временем предсказуемость собственного успеха в любой из новых галантных авантюр значительно притупила остроту ощущений. Ведь чем легче дается победа, тем менее ценными кажутся ее плоды.

Из задумчивости Морвана вывел звук чьего-то голоса, произнесшего его имя. Он повернул голову. У границы лагеря стоял Грегори, один из его лучников, и призывно махал рукой. Морван подошел к флажку и приветливо улыбнулся. Грегори, сильный и на удивление выносливый малый, был к тому же исключительно честен и прям. Благодаря его помощи Морвану удавалось поддерживать дисциплину среди своих людей и в течение последних тяжелейших месяцев на всем пути из Гаскони препятствовать их попыткам заняться грабежом местного населения по примеру многих других воинских отрядов. И, однако, в те черные дни, когда их не пустили ни в один город, опасаясь чумы, и перед ними замаячил призрак голодной смерти, именно Грегори исчез на целые сутки и возвратился с полным мешком хлеба и сырных голов. Разумеется, ни у кого тогда не повернулся язык спросить его, где он все это раздобыл.

– Вот вы и привели нас прямехонько в рай, сэр Морван, – хмыкнул Грегори.

Морвану не оставалось ничего иного, кроме как развести руками.

– Все прошло гладко? Никто не пострадал?

– Что вы, мы даже мечи не обнажили! Хотя и превосходили их числом и легко могли бы одолеть этих сосунков. Но они обратились к нам учтиво и показали ваш плащ, так что даже сэр Джон, который сперва было стал кричать, что они сняли его с вашего мертвого тела и потому доверять им нельзя, даже он, в конце концов, успокоился. Потому как этот святой отец Асканио – он ведь рыцарь в священническом сане, знаете? – пообещал нам вдоволь еды и сколько угодно теплых одеял. Где ж нам было против этого устоять? Мы ведь как-никак наемники, народ продажный. – И он сопроводил свои слова широчайшей ухмылкой.

– Приглядывай за остальными. Если будете держаться подальше один от другого, то, даст Бог, все обойдется, и в скором времени вы сможете продолжить свой путь.

– За нашими ребятами и без меня есть кому приглядеть. На стенах дежурят лучники, и с ними, видать, шутки плохи. Они с нас глаз не спускают.

– А что ты успел узнать о здешних хозяевах?

– Много чего любопытного. – Глаза Грегори плутовато блеснули. – Перекинулись словом-другим со слугами, что еду нам приносят. Несколько человек говорят по-французски и кое-кто знает бретонский. В странное, скажу я вам, место вы нас привели! Лорда тут нет, за хозяйку леди Анна. Послушать этих ребят, так она самая настоящая святая. И крепость-то она защищает, и на фермах управляется, и больных обихаживает. Может статься, что заодно и по воде шагает, аки посуху, и направляет ход солнца. Я собственными ушами слышал, как они клялись, что в темноте от нее исходит божественное сияние, с тех пор как ангелы исцелили ее от чумы. Родитель ее погиб в бою, а брата прикончила чума, так что из всей семьи остались только леди Анна и младшая ее сестрица. Госпожа воспитана в монастыре и мечтает снова туда удалиться до конца дней, как только уладит здешние свои дела с соизволения юного герцога.

– Я с ней знаком. На святую она нисколько не похожа. Просто женщина в мужском платье.

– Так это она давеча проводила вас в хижину для недужных? А, я ее за паренька принял. Выходит, она ростом будет даже повыше меня!

– Да, она женщина высокая. К тому же решительная и отважная. Но, тем не менее – женщина.

– То же самое говорит и сэр Джон. Он успел проведать, что где-то здесь зарыт клад, сокровища, которые привезли из Святой земли предки леди Анны.

«С этим Джоном бед не оберешься», – мелькнуло в голове у Морвана. Дерзкий, самоуверенный, слишком заносчивый юнец. Таким, как он, всегда хочется всего и сразу.



– Он вызнал, – продолжал Грегори, – что в замке всего-то дюжина воинов, считая святого отца и леди, и все как один – зеленые юнцы.

Морвана встревожили эти его слова. Неприступный замок, каким был Ла-Рош-де-Роальд, станет легкой добычей нападающих, если его защита и впрямь так слаба. Тем более если захватчики окажутся внутри крепостных стен.

– Скажи, они вас разоружили? Грегори мрачно кивнул.

– Сэр Джон ужас как возмущался, когда у него отбирали меч, но и ему пришлось подчиниться. Этот Асканио совсем не дурак.

– Вот о чем я тебя попрошу: следи за Джоном. Я не хочу, чтобы ему удалось склонить на свою сторону остальных. Спорь с ним в открытую, возражай, ссылаясь на меня. Ведь сам я еще некоторое время не смогу говорить с воинами…

– Если он забрал себе в голову какую-то подлость, то всяко попридержит это при себе, пока вы не захвораете или не умрете, – резонно возразил Грегори.

– Ступай поешь, – устало сказал ему Морван. – Вижу, слуги леди Анны принесли вам ужин. Если Господу будет угодно, мы утром продолжим этот разговор.

Грегори зашагал к своему парусиновому навесу. На полпути он оглянулся. Морван помахал ему рукой и направился к краю утеса, выдававшемуся в открытое море. Отсюда хорошо был виден задний фасад замка.

Он возвышался над скалой, поддерживаемый тяжелыми контрфорсами. Морван скользнул глазами по нижнему ярусу, где были пробиты небольшие оконца. По-видимому, там располагались жилые покои. Над ними виднелось еще несколько окон, большего размера, а одно из них выходило в крытую галерею с изящными резными перилами.

Его приметливому взору открылось и еще кое-что любопытное: от замковой стены вниз, к узкой полоске прибрежного песка, сбегали ступеньки, высеченные в скале. У основания одного из контрфорсов лестница эта круто сворачивала и терялась из виду. Значит, где-то неподалеку в стене замка имеется дверь. Тайный ход, недоступный противнику, даже если он будет о нем знать.

Он повернулся и сделал несколько шагов по направлению к своему нынешнему жилищу. Солнце склонялось к горизонту, окрашивая морские волны в золотисто-пурпурные тона. Морван присел на плоский камень, еще хранивший тепло солнечных лучей, и обратил задумчиво-грустный взгляд к необозримому морскому простору. Никогда еще на душе у него не было так сумрачно и пусто, даже в канун тяжелых битв, каждая из которых могла стать для него последней. Но тогда он собирался выступить против врага с оружием в руках, драться за свою жизнь. Теперь же…

Его охватило чувство глубочайшего одиночества. Звуки, доносившиеся со стороны лагеря, стали вдруг какими-то приглушенными, а после и вовсе стихли. Морван давно привык к тому, что он одинок на этом свете, но нынче это было нечто новое, он ощутил себя словно бы внутри некоего круга, куда заказан вход любому из смертных, где он обречен пребывать до конца своих, увы, теперь уже недолгих дней в компании одной лишь собственной души.

Хотя… Он вскинул голову. Нет, кроме души, ему все же есть с кем делить одиночество. Небо по-прежнему простирает над ним свой голубой шатер, солнце светит ему так же, как и прежде, море ласково шумит у его ног, и волны, освещаемые закатными лучами, переливаются золотисто-пурпурным сиянием. Устремив взгляд на солнечный диск, который медленно скользил к горизонту, он восхищенно улыбнулся красоте и величию Божьего мира, который все еще принадлежал ему.

И в тот самый миг, когда он ощутил в себе спокойную готовность покориться любой участи, какая была ему уготована, душа его вдруг на короткий миг мысленно слилась с чьей-то духовной сущностью, определенно человеческой, не ангельской и не божественной. Словно мягкая ладонь коснулась его лба и щек, даря и обещая покой и участие.

Небывалое, упоительное чувство восторга от единения с неведомым другом, с родственной душой покинуло его столь же стремительно, как и возникло, и он снова ощутил себя одиноким, как никогда прежде.

Значит, путь его закончится здесь, на этом каменистом бретонском берегу. Громкое имя Фицуоренов, прославившихся еще во времена Вильгельма Завоевателя, канет в небытие. Утраченные земли не будут возвращены семье, а сыновья его сестры никогда не станут рыцарями. Все богатство рода составит золотое ожерелье с изумрудами, которое хранится сейчас в его дорожном мешке. Надо будет попросить святого отца, чтобы как-нибудь переправил его сестре в Лондон.

Но не наложит ли ее благоверный, этот презренный торговец, свою волосатую короткопалую ручищу на прощальный дар последнего из Фицуоренов? Купцам ведь вечно требуются деньги для расширения торговли… Впрочем, так ли уж все это важно? В следующем поколении благородство фамилии, ее традиции будут утрачены. Вот это, пожалуй, больше всего его сейчас огорчало: после его смерти некому будет отстаивать семейную честь. Мысль о высокой миссии, которая ему выпала, всегда наполняла душу Морвана надеждой и пламенной отвагой. Он верил, что добьется цели, которую поставил перед собой. Теперь же воспоминание об этом причиняло лишь боль…

– Сэр Морван!

Подавив вздох, он повернулся на звук голоса. К нему приближался Асканио, который, сняв доспехи, и облачившись в темный подрясник, все же куда больше походил на воина, чем на священника. Он дружески улыбнулся Морвану – от былой подозрительности, какую он выказал в их первую встречу, не осталось и следа – и присел возле него на мягкую траву.

– Я подумал, что вы, быть может, захотите исповедаться.

– Учитывая мое положение, это было бы не лишним, – принужденно улыбнувшись ему в ответ, сказал Морван.

– Боюсь, вы правы.

Процедура была недолгой. За последние месяцы, когда Морван Фицуорен и его отряд безуспешно пытались избежать встречи с чумой, у каждого из воинов не было ни времени, ни возможности предаваться каким-либо серьезным прегрешениям. Морван поведал святому отцу о прежних своих плотских грехах, на тот случай если на предыдущих исповедях какой-либо из них выскользнул у него из памяти. Когда с этим было покончено, Асканио не произнес ни звука.

– Вы родом из Италии? – спросил его Морван, только чтобы прервать молчание и рассеять порожденные им тягостные думы. – Если не секрет, как вы здесь очутились?

Асканио расправил плечи и вскинул голову. Теперь он снова был не святым отцом, а воинственным рыцарем.

– Два года назад я решил совершить паломничество в Сантьяго. По пути остановился в аббатстве Сент-Мин. В тех краях бесчинствовали разбойники, они грабили монастырских крестьян. Я убедил аббата дать им отпор, нанять воинов.

– Дельный совет.

– Неподалеку находился женский монастырь, там подвизались пятнадцать сестер и несколько юных послушниц. Разбойники попытались взять аббатство приступом, но одна из послушниц, девица шестнадцати лет от роду, оказалась искусной лучницей. Она отбила атаку этих негодяев, ранив четверых из них, включая главаря. Остальные предпочли убраться восвояси.

– И это была леди Анна? Неужели ее выгнали из монастыря за столь кровожадное деяние, которое отнюдь не приличествует Христовой невесте?

– Ничего подобного! Нападение разбойников так напугало аббатису, что она попросила аббата из Сент-Мина прислать для девушки учителя, искусного лучника. Чтобы та стала еще более надежной защитницей обители. Выбор аббата пал на меня.

– Мир, похоже, перевернулся вверх тормашками! Кто бы поверил, что вы, святой отец, отправились в женский монастырь учить послушницу обращению с оружием?

– Девушка ведь еще не приняла постриг, только готовилась к этому. И что, по-вашему, оставалось делать аббатисе? Гражданская война превратила Бретань в землю, где больше не существует законов, правосудия и порядка. Слабые и кроткие женщины нигде не могут чувствовать себя в безопасности, даже за стенами обители. А весть о том, что монахини способны постоять за себя, наверняка остудила даже самые горячие разбойничьи головы.

Морван махнул рукой, словно отгоняя наваждение.

– Странная история, нечего сказать. Хотя, как вы верно заметили, вполне в духе нашего неспокойного времени. Итак, вы прибыли в обитель?

– О да. Девушка в отрочестве часто бывала на охоте, и глазомер у нее оказался превосходный. Она метко стреляла из лука, мне оставалось только признать это и, не теряя времени, начать учить ее владению мечом.

– И она оказалась способной ученицей?

– Весьма. У нее хорошая реакция, она расчетлива и хладнокровна. Правда, меч, с каким без труда управляются мужчины, для нее тяжеловат.

Морван попытался представить себе Анну с рыцарским мечом в руке. Ему это удалось довольно легко, что немало его удивило.

– А что привело вас обоих сюда?

– После гибели отца Анны ее брат потребовал, чтобы она прибыла в Ла-Рош-де-Роальд и дождалась его возвращения из Авиньона, куда он направился по важным делам. Но несчастный слег, едва пройдя сквозь крепостные ворота: он стал жертвой чумы. Местный священник отказался исповедать и причастить его, тогда Анна послала за мной. Мог ли я не откликнуться на ее просьбу? Анна потребовала, чтобы я подал умирающему последнее христианское напутствие через закрытую дверь, но я этому воспротивился. – Асканио пожал плечами. – Соблазн уступить ее просьбам был велик, не скрою. Но все же я уговорил ее допустить меня к одру бедного юноши, и вдвоем с ней мы дежурили у его постели, пока душа его не вознеслась на небеса. А после стали ждать.

– И вы не захворали. Это благословение?

– Просто везение.

– Но ей повезло меньше.

– Верно. Однако никто, кроме ее брата, не умер. Это случилось в марте. Чума вернулась к нам в июне, она захлестнула этой край, как гигантская волна. Четверть жителей города стали ее жертвами. И каждый пятый из крестьян и арендаторов леди Анны.

– Это еще не самые тяжелые потери. Я слышал, что в некоторых селениях она убивала всех до единого, никого не щадила.

– Нам тоже довелось слышать о подобном. Но у меня язык не поворачивается благодарить небеса за такое милосердие к нашим людям. Очень уж тяжело все это было. – Он поднялся и сухо кивнул Морвану. – Пойду проведать ваших воинов, а после меня ждут другие дела. Немного позже вас кто-нибудь навестит.

Кто-нибудь явится проверить, не начал ли он уже умирать.

Он побрел к лагерю, стараясь не отставать от Асканио. Ему еще о многом хотелось спросить святого отца.

– Вы остались, чтобы защитить ее в случае опасности? И пробудете тут до ее возвращения в монастырь?

– Защитить себя она и сама бы сумела. Но здесь, в крепости, не осталось рыцарей. Чума всех их убила. Поэтому я решил задержаться на некоторое время. По крайней мере, до тех пор, пока наш юный герцог не назначит сюда правителя-регента или пока отрок Джосс не заслужит шпоры.

– И тогда она вернется в аббатство?

Асканио окинул его проницательным взором, в котором ясно читалось: святой отец не забыл ни слова из его исповедального монолога.

– Вернется. Она полна решимости принять постриг.

В другой ситуации это могло бы звучать как предупреждение, даже угроза. Но не бессмысленно ли предупреждать о чем бы то ни было покойника? И чем можно ему пригрозить?

Глава 3

Анна согнула ноги в коленях и подалась вперед, погрузившись в воду по шею. Одному Богу было известно, когда ей снова выпадет возможность как следует вымыться. Предстоявшая неделя сулила бессонные ночи и дни, полные трудов и тревог.

Она смыла с волос мыльную пену, поднялась на ноги и ступила из деревянной лохани на пол. Завернувшись в простыню, устроилась на табурете, который стоял у очага, и со вздохом принялась расчесывать свои пышные кудри, спутавшиеся под воздействием воды и ветра.

В прежние годы этим всегда занималась служанка, которая неизменно громко жаловалась на судьбу, раздирая деревянными зубьями гребня шевелюру своей маленькой госпожи. После она горестно цокала языком при виде синяков и ссадин, которые обильно украшали ноги и руки юной Анны, и украдкой сочувственно оглядывала всю ее нескладную фигуру. Анне было к этому не привыкать, на нее почти все смотрели именно так: с жалостью и недоумением, а иные и с усмешкой – слишком она была высока для своих лет, почти на голову выше всех своих сверстников, не исключая и мальчиков.

Один лишь отец не считал внешность своей дочери гротескной. Напротив, он даже гордился ее ростом, ведь сам Роальд де Леон, потомок грозного викинга, первого из Роальдов, построившего родовую крепость на диких прибрежных скалах, был настоящим великаном и отважным воином. И то, что дочь уродилась в него, доставляло Роальду несказанную радость. Его восхищали не только пропорции тела юной Анны, но также и то, что она с малых лет великолепно держалась в седле и метко стреляла из лука. Иногда Анне думалось, что, если бы не эти ее столь не подобающие юной леди увлечения, отец попросту ее не замечал бы.

Отложив гребень, она встала, подошла к сундуку и достала смену чистого белья, а когда с одеванием было покончено, вернулась к очагу и стала сушить расчесанные блестящие волосы, приподнимая пряди ладонями. И как всегда, не погляделась в зеркало.

В аббатстве, разумеется, зеркал не существовало, но Анна привыкла обходиться без них задолго до того, как впервые переступила порог обители. Ей было известно, как она выглядит: то, что Бог не наградил ее красотой, отчетливо читалось в грустном взгляде матери, обращенном к ней. Этот исполненный сострадания взгляд вполне заменял ей собственное отражение.

Со времени отрочества она привыкла к тому, что из-за высокого роста и неженственных манер многие поглядывают на нее с сочувственным недоумением, привыкла настолько, что попросту перестала придавать значение мнению о себе окружающих. Ведь там, где она надеялась провести всю жизнь до последнего вздоха, на ее внешность никто не обращал бы внимания. Ей осталось лишь уладить неотложные дела в Ла-Рош-де-Роальд, после чего за ней должны были навек затвориться врата обители. Анна всем сердцем ждала этой минуты.

Близился вечер. Солнце садилось. Его красноватые лучи скользили по плитам пола. Анна вышла на галерею и залюбовалась закатным небом. Легкие облака, клубившиеся над горизонтом, окрасились в пурпурные, багровые и оранжевые тона, огненный шар солнца повис над самой кромкой моря, прежде чем неторопливо опуститься в него. От берега в необозримую даль тянулась блестящая, переливающаяся световая дорожка, на поверхности которой вспыхивали и тотчас же гасли мириады разноцветных искр. Любуясь красотой и величием мира, Анна внезапно почувствовала, как ее восхищенная душа словно бы вырвалась наружу, за пределы телесной оболочки, и где-то в вышине, в необозримой дали, встретилась с другой душой, давно знакомой и желанной. Миг этой встречи был столь сладостным, что ей почудилось: именно этого она ждала всю жизнь. От невыразимого счастья на глаза ее навернулись слезы.

Между тем солнечный диск уже почти до половины скрылся за горизонтом. Анна посмотрела вниз. Там, на одном из скалистых уступов, она заметила одинокую фигуру с поникшими плечами и печально опущенной головой. Она узнала сэра Морвана, и сердце ее наполнилось состраданием к несчастному. Он выглядел таким одиноким, в самой его позе угадывалась обреченность и полная покорность жестокой судьбе.

Анне вдруг подумалось: а не с его ли душой в столь упоительном единении только что слилось ее внутреннее «я», вынесенное в пространство, не их ли безмолвный союз благословили сейчас небеса, полыхающие закатными огнями, и морская гладь, и легкий ветерок, и, быть может, сам Создатель и Творец всего сущего?

Мысль эта не на шутку ее встревожила. Она снова пристально посмотрела на сэра Морвана. На сей раз – со всевозраставшим беспокойством. Сообщили ли ему уже, что, по мнению замковой челяди, она наделена даром исцелять недужных, потому что ангел коснулся ее своим крылом? Если да, то она решила не оспаривать это мнение в беседах с ним. Ведь благодаря этой выдумке в душе его, быть может, забрезжит надежда на выздоровление от чумы. Надежда, увы, почти несбыточная. И все же…

Двумя часами позже Анна, сидя за высоким столом, торопливо поедала свой ужин. Жизнь в крепости в последние месяцы изменилась до неузнаваемости, все стало иным, чем было прежде. Это коснулось и рациона жителей Ла-Рош-де-Роальд: теперь в тарелках у каждого было куда больше мяса, чем хлеба. Подобная странность объяснялась просто: поля, которые почти некому было возделывать, дали скудный урожай, тогда как дичь в окрестных лесах по-прежнему водилась в изобилии.

Под шум разговоров своих сотрапезников Анна стала мысленно прикидывать, как ей следует организовать время, чтобы обеспечить надлежащий уход сэру Морвану не в ущерб прочим своим многочисленным обязанностям. Главной из ее забот была конеферма. Лошадей следовало объездить и после выгодно продать, чтобы на вырученные деньги купить зерна для крестьян и слуг.

Лошади – вот что должно было стать спасением для всех них. Их ферма поставляла торговцам-барышникам лучших племенных жеребцов и кобыл во всей Бретани. Расположенная в потаенном месте, куда вели тропинки, известные лишь конюхам и грумам, она ни разу еще не подвергалась набегам разбойников. Но стоило ворам прознать, где скрываются бесценные лошади, и с животными можно было бы распроститься, ведь Анна могла позволить себе отрядить для ухода за ними всего-то двоих слуг!

Она так задумалась, что не расслышала голоса сестры, которая настойчиво обращалась к ней с каким-то вопросом. В конце концов, Катрин легонько коснулась ее плеча.

– Ну, скажи же ему, что я права. – Капризно надув губы, она кивнула в сторону Джосса. – Сэр Морван – красавец каких поискать. У него глаза как черные агаты, а какие брови, нос, рот! А этот гадкий Джосс со мной спорит!

Анна скользнула взглядом по хорошенькому личику белокурой сестры, рядом с которой, мрачно насупившись, сидел юный Джосс.

– Довольно его дразнить! Я знаю, тебе кажется, это очень весело – заставлять юношу ревновать, но будь же ты взрослой, наконец!

Катрин передернула плечами:

– Вечно ты все испортишь. Ну, за что мне ниспослано такое испытание – жить со скучной сестрой, которая никогда не даст повеселиться?

– Все дело в том, что у твоей сестры полно забот, – со слабой улыбкой произнесла Анна. – Скажи-ка мне лучше, успеют ли наши женщины приготовить всем подарки к Рождеству?

– А как же! Иголки так и мелькают у них в руках. К празднику каждый получит новое платье. – Катрин повернулась к Джоссу и сказала ему что-то вполголоса. Он наклонил к ней голову с волосами цвета морского песка и прошептал несколько слов на ухо, ненароком сжав зубами розовую мочку.

Им обоим было по шестнадцать, вполне довольно для принятия брачных уз. Покойный сэр Роальд всегда хотел видеть младшую дочь супругой Джосса, в настоящее же время заключения этого союза требовали также и интересы Ла-Рош-де-Роальд. Став мужем Катрин, Джосс сделался бы владельцем крепости и всех прилегающих к ней угодий. Возможно, пронеслось в голове у Анны, ей следовало бы поторопиться с заключением этого брака, не дожидаясь согласия герцога. Ведь ему всего-то десять лет и он живет в далекой Англии. Ни сам он, ни его опекун, король Эдуард, не отвечают на ее письма. Не исключено, что они их даже и не получили. Такое случается сплошь и рядом.

Тревога о будущем, уготованном их семейным владениям, не покидала Анну ни на минуту. Ей следовало решить этот вопрос раз и навсегда. Хозяином Ла-Рош-де-Роальд должен был стать бретонский лорд, чтобы крепость не досталась французам или англичанам, в одинаковой степени жадным до титулов и земель. Чума на какое-то время защитила их от врагов в человеческом обличье, но как только она отступит, их владения окажутся под угрозой. Хаос, которым охвачено все окрест, может поглотить и Ла-Рош-де-Роальд. Если они с сестрой вовремя не примут все меры для своей защиты.

В обеденный зал своей стремительной походкой вошел Асканио и приблизился к Анне.

– Кто-то из нас двоих должен отнести ужин сэру Морвану. Слуги боятся подходить к госпитальному шатру.

Анна приказала служанке приготовить корзинку с едой и вином.

– Вы еще не ели, Асканио. Я пойду к нему. Мне в любом случае следует навестить его.

Сказав это, она слегка покривила душой. Разумеется, ей следовало подолгу гостеприимства пройти в шатер и пожелать сэру Морвану спокойной ночи. Но когда Асканио заговорил с ней, она как раз пыталась изобрести предлог, чтобы уклониться от этого визита. Ей делалось не по себе всякий раз, когда она оставалась наедине с этим мужчиной. Впервые она ощутила в душе тревогу и беспокойство в первую же их встречу, когда они ехали в крепость берегом моря. Она понимала, насколько это глупо, но ничего не могла с собой поделать. Сэр Морван был настоящим рыцарем и вел себя безупречно. Он не представлял для нее решительно никакой угрозы. И, тем не менее, при одном взгляде на него ей становилось трудно дышать, а сердце начинало тревожно биться.

Дождавшись возвращения служанки, которую она отправила за своим плащом, леди Анна подхватила со стола корзинку и направилась к выходу из зала.

Глава 4

Морван заметил Анну, как только она прошла через дверцу ограды. Он стоял у входа в свой шатер, любуясь вечерним небом и отыскивая взглядом созвездия, названия которых узнал еще в детстве от своего учителя.

Он знал, что она придет к нему. Вот уже почти час он ждал ее прихода.

Волосы ее на сей раз были зачесаны назад, надо лбом сверкал узкий серебряный обруч. Она успела также переодеться: теперь наряд ее состоял из просторного темно-синего платья с длинными рукавами и мягких кожаных туфель. Из-под длинного подола платья при каждом ее шаге показывались изящные щиколотки, обтянутые лосинами.

– Я принесла вам ужин.

Морван отвел в сторону парусиновый занавес, пропуская ее вперед, а войдя в свое жилище, придвинул стол и стулья к ложу, которое помещалось у очага. Анна поставила корзинку на стол.

– Надеюсь, вы составите мне компанию? Она помотала головой:

– Я сыта. Но не откажусь от бокала вина. Усевшись на стул, она чинно сложила руки на сомкнутых коленях и выпрямила спину. Морван принялся за еду. Его взгляд его то и дело обращался к Анне. У нее была поистине царственная осанка. Так могла бы держаться одна из древних королев-воительниц.

Она вскинула на него глаза, и Морван не мог не отметить про себя, что взгляд ее, прямой и честный, как и прежде, сделался теперь каким-то настороженным.

– Сэр Морван, мы с вами почти не знакомы. Если вы предпочитаете одиночество, я тотчас же удалюсь. А коли желаете продолжать ужин в моей компании, я останусь здесь.

– Останьтесь, прошу вас.

Он склонился над блюдом с хлебом и мясом. В шатре повисло молчание, и Морван с радостью отметил про себя, что Анну оно, похоже, нисколько не тяготит и не смущает. Он был благодарен ей за то, что она не сделала попытки развлечь го пустой, ни к чему не обязывающей болтовней. Эта женина, по-видимому, знала цену словам и произносила их, ишь когда ей в самом деле было что сказать.

Поймав на себе его одобрительный взгляд, она пригубила вина и наконец прервала тишину вопросом:

– Где ваш дом, если не секрет?

Морван вздохнул. Он предпочел бы не говорить о себе. Куда лучше было бы наслаждаться ее обществом в благословенной тишине или, если уж на то пошло, беседовать на иные темы. Но оставить вопрос без ответа было бы невежливо. К тому же радушная хозяйка имеет право знать, кем является ее нежданный гость.

– Наша семья жила на севере, у границы с Шотландией. Наше поместье называлось Хэрклоу.

– Жила? А теперь?

– Четырнадцать лет назад земли наши захватил один из неприятелей, владетельный лорд. Мой отец погиб, защищая замок. Я тогда был совсем еще мальчишкой. Нам только и оставалось, что сдаться на милость победителя. Такой ценой все мы – сестра, мать и я – сохранили свои жизни. Мать отправилась к королю. В прежние годы, будучи еще принцем, Эдуард был дружен с моим отцом, и он взял нас под свою опеку и защиту.

Анна слушала его, не перебивая. Отпив из своего бокала, он продолжил:

– Вскоре мать умерла. Эдуард оставил меня и сестру при дворе.

– Так вы воспитывались во дворце?

– Пока не возмужал настолько, чтобы принять участие в военном походе под предводительством сэра Джона Чандроса. Вернувшись, я стал нести рыцарскую службу при дворе.

– Вам пришлась по душе придворная жизнь? – Анна, слегка сощурившись, пытливо взглянула на него.

– Лживые люди, лживые чувства, все проникнуто фальшью и притворством. Любую будущность может разрушить одно неосторожное слово, случайный жест…

Она вопросительно изогнула брови, изящные очертания которых напоминали крылья сокола.

– И вышло так, что слово, жест или взгляд поставили крест на вашем будущем при дворе? – Это было скорее утверждение, чем вопрос.

Проклятие, эта женщина умна и проницательна. От нее мало что может укрыться.

– Три года назад я навлек на себя гнев его высочества наследного принца. Примерно в это же время я понял, что король не поможет мне вернуть мои владения. Когда наши войска выступили в Нормандию, чтобы сражаться против французов, я отправился туда с Эдуардом, но твердо решил не возвращаться ко двору. Теперь я зарабатываю на жизнь своим мечом. Так честнее.

Анна поднесла бокал к губам, придерживая его обеими руками, и отхлебнула немного вина.

– Скажите, а верно, что при дворе прежде часто устраивали рыцарские турниры, теперь же король их запретил, чтобы цвет рыцарства не рисковал попусту своими жизнями?

– Вы рассуждаете как женщина, миледи.

– Да нет же, вы меня неверно поняли. Я-то как раз сама была бы не прочь принять участие в турнире. В таком, где разрешается сражаться всеми видами оружия. Ведь традиционное оружие на турнирах – копье. Кстати, как вы к нему относитесь?

– Предпочитаю меч, но копье, как вы сами только что изволили заметить, по-прежнему считается оружием, наиболее подобающим настоящему рыцарю. – Ему с трудом верилось, что все это происходит не во сне, а наяву: надо же, эта прелестная леди рассуждает об оружии, словно заправский вояка! – А вам что по душе, копье или меч?

– Ни то и ни другое. Лук. Оружие трусов. Но ведь я всего лишь женщина, сэр Морван.

– Представьте себе, это сразу бросается в глаза.

– Далеко не всякому, – возразила она. – Многие принимают меня за юношу. Даже вы обознались в первую нашу встречу.

Так-так. Она проигнорировала его галантное замечание и пылкий взгляд, которым он сопроводил свои слова. Что ж, придется оправдываться.

– Но ведь там было темно. Всякий на моем месте обманулся бы.

– Это зачастую спасает меня от беды. Я ведь часто езжу верхом без сопровождения. Многих вводят в обман мое платье и манера держаться.

– Побойтесь Бога, леди Анна! Как же это вы отваживаетесь выезжать из крепости в одиночку, когда кругом полно дезертиров, разбойников, когда из-за войн и эпидемий мир словно перевернулся и жестокости людской нет предела?!

– К сожалению, у меня гораздо больше обязанностей, чем слуг, которые могли бы составить мой эскорт.

Теперь она приняла более непринужденную позу, откинувшись на спинку стула, так что под платьем стали угадываться изящные изгибы ее тела. Морван снова отметил про себя, что ноги ее, во всяком случае, щиколотки, видневшиеся из-под края платья, были на удивление стройными и мускулистыми, словно изваянными резцом талантливого скульптора. Он скользнул взглядом по ее покатым плечам, немного превосходившим шириной округлые бедра, и поймал себя на мысли, что больше всего на свете желал бы сейчас увидеть ее грудь, чтобы воочию убедиться, что форма ее столь же безупречна, как и остальные части этого восхитительного тела.

– Я вам кажусь забавной, не так ли? – спросила она, неверно истолковав его взгляд. – Наряжаюсь в мужское платье, владею мечом, стреляю из лука, задаю вопросы о рыцарских турнирах. Вы в душе смеетесь надо мной, признайтесь. И считаете, что я ради развлечения подражаю мужчинам.

– Я нахожу вас необычной, особенной.

– Необычной. Особенной. Что ж, многие на вашем месте не были бы столь деликатны в выражениях.

– Неужто же я ненароком обидел вас?

– Нисколько. Я мало считаюсь с мнением окружающих. Особам вроде меня ничего другого не остается, как пренебречь суждениями ближних. Значит, по-вашему, я необычная, особенная. Звучит неплохо. И все же в ваших словах угадывается невысказанное неодобрение.

– Вы очень храбры. У кого повернулся бы язык упрекнуть вас в этом? И все же я считаю, что женщинам необходимо иметь надежную защиту.

– Вот-вот, защиту. И слепо повиноваться своему защитнику. Одно ведь непременно предполагает другое, разве нет? – Нарочито отвернувшись, она помешала поленья в очаге и вдруг резко сменила тему разговора: – Судя по вашим словам, вы рассчитываете вернуть свои владения?

– Это мое самое заветное желание.

– Но время неумолимо, и с каждым годом надежда на осуществление этой мечты делается все более призрачной.

Морван вздрогнул от неожиданности. Казалось, этой девушке удалось прочитать его мысли. Те, которые он гнал от себя, как назойливых мух, которые боялся воплотить в слова, чтобы они не обрели плоть, не стали реальностью.

Но слова Анны не вызвали у него гнева, ведь она произнесла их с глубоким сочувствием. Во все время их недолгого знакомства и особенно теперь, когда они остались вдвоем, она держалась с ним на удивление непринужденно и раскованно, и все ее речи были исполнены мягкой дружеской доверительности, какой ему никогда еще не выказывала ни одна из женщин. Ему было с ней легко, как со старым другом, он понимал ее буквально с полуслова. Как и она его. И с каждым мгновением незримая нить, связавшая их души, казалось, делалась все крепче.

– Почему вы носите мужское платье? – Он, в свою очередь, решил сменить предмет разговора. Ему гораздо интереснее было слушать о ней, чем распространяться о себе.

Анна удивленно округлила глаза:

– А вы?

– Потому что я мужчина.

– А вот и нет. Потому что в нем сподручней выполнять мужскую работу. В последнее время мне приходится заниматься мужскими делами. – Она улыбнулась, и лицо ее приняло задорное выражение, на щеках заиграл румянец. Этой женщине выпали тяжкие испытания, и улыбка была редкой гостьей на ее прелестном лице. Морван не мог этого не заметить. – Это платье моего покойного брата. Я стала надевать его, чтобы объезжать лошадей. А после, когда к нам пришла чума, женские одежды стали непрактичными. К тому же у меня их совсем немного. Только те, что я привезла с собой из монастыря.

– Из монастыря? Вы там воспитывались с детства?

– Нет, я жила в обители только последние четыре года. Когда мой отец вступил в войну на стороне герцога, он счел обитель самым безопасным для меня местом. Катрин, моя младшая сестра, нашла приют в семье одного из его вассалов. Меня туда тоже приглашали, но я предпочла монастырь. Сперва мне там было не по себе, но после я привыкла и обрела желанное успокоение.

– Асканио сказал мне, что вы намерены туда вернуться. И принять постриг.

– Это правда.

– Но почему?

Она отвела взгляд, собираясь с мыслями. Вид у нее при этом сделался таким трогательно-беззащитным, что у Морвана защемило сердце.

– Мое место там, – произнесла она наконец. – В миру я чувствовала бы себя лишней.

– То есть как это? Ведь это ваш дом, и все, кто в нем обитает, ваши подданные!

– И, тем не менее, я должна буду покинуть Ла-Рош-де-Роальд. Ну какая из меня хозяйка? Замуж я не собираюсь и терпеть не могу все то, чем принуждены заниматься женщины моего круга. Вы по доброте душевной назвали меня необычной, а мои подданные считают, что я попросту ненормальная.

– Насколько мне известно, они вас боготворят и почитают едва ли не святой, – горячо запротестовал Морван.

– Вот это-то меня и тревожит. Сегодня я для них святая, а в следующем году случится неурожай – и меня объявят ведьмой. Эта тонкая грань между обожанием и ненавистью может быть преодолена в любой миг.

Она резко поднялась и вынула из корзины небольшую плоскую коробку.

– Вы сыты? Тогда давайте сыграем в шашки.

Пока она расставляла шашки на доске, Морван наполнил бокалы. Не будь здесь леди Анны, он провел бы этот вечер в безысходном отчаянии и тоске, теперь же благодаря ее присутствию он чувствовал в душе покой и умиротворение, он был почти счастлив.

Сделав ход, Морван задумчиво взглянул на нее.

– Знаете, леди Анна, меня отчего-то не покидает чувство, что мы с вами давным-давно знаем друг друга… – Он выжидательно умолк. Ему и прежде случалось говорить такое, когда он замышлял покорить сердце очередной красотки. Но сейчас он впервые в жизни произнес эти слова искренне. Что-то она ему ответит?

– Да, так бывает, – кивнула она. Их взгляды встретились. Анна смотрела на него с безмятежной ясностью во взоре, и казалось, читала в его душе все то, чего он не сумел высказать. Так мать с одного взгляда понимает свое дитя, преданная жена – своего супруга. – Я нахожу это вполне естественным. Вы, быть может, находитесь на пороге смерти. Вам нечего терять. Ваши чувства и мысли обострены до предела и обращены к тому, кто в настоящую минуту находится рядом. Будь здесь Асканио, а не я, вы испытывали бы по отношению к нему то же самое. Поверьте, мне довелось пережить нечто подобное.

А ведь верно, болезнь и ее поразила, а после выпустила из своих когтей. Морван нахмурился. Они продолжали партию в молчании. Он чувствовал, что Анна не хотела больше говорить на эту тему, слишком свежи были ее воспоминания о перенесенных мучениях.

Но какими бы схожими ни были его и ее ощущения в преддверии смерти, в одном она была не права: он не испытал бы таких же чувств по отношению к Асканио по той простой причине, что Анна была женщиной, которой Морван восхищался и которую желал, желал с мучительной страстной нежностью, неистово и отчаянно. Никогда еще ни одна женщина не вызывала у него столь сильного, властного чувства. Но разве мог он открыться ей в этом?

Чтобы не выдать своего волнения, он решил заговорить а любую нейтральную тему:

– Расскажите мне о юном Джоссе. Кто он и откуда? – Произнося эти слова, он чувствовал, как огонь вожделения сжигает его изнутри. Тело упрямо требовало от него не разговоров, а действий: он должен был поцеловать ее, снять с головы серебряный обруч, чтобы роскошные кудри снова окружили ее лицо и плечи золотым ореолом…

– Он наш дальний родственник. Сперва был в нашей крепости пажом, а после служил оруженосцем при моем отце.

Ему мучительно хотелось покрыть поцелуями ее нежную шею и лицо. Ощутить ее запах. Ему хотелось сжать ее безупречно прямой стан в объятиях, заглянуть в ее глаза, лаская упругую грудь…

– Я к нему отношусь как к младшему брату, а Катрин – несколько иначе… Они помолвлены.

Он снял бы с нее платье и с замирающим сердцем любовался ее наготой. Прикоснулся бы языком к соскам, провел бы ладонью по округлым бедрам. Она застонала бы от наслаждения, от предвкушения еще более смелых ласк. Он бережно уложил бы ее на кровать и…

– По завещанию отца мой брат должен был унаследовать все наши владения, выделив мне приданое для передачи в монастырь, где я решила принять постриг. Но теперь, когда Драго больше нет, Джосс, женившись на Катрин, станет хозяином в Ла-Рош-де-Роальд.

Он не забыл, каким восторгом сияло ее лицо, когда она пустила свою лошадь в галоп. Ему хотелось увидеть в ее глазах то же упоение счастьем, но испытать этот экстаз, это наслаждение жизнью она должна будет в его объятиях…

– Сэр Морван… – Голос Анны прервал полет его фантазии.

Уж не сошел ли он с ума? Всего несколько часов назад душа его очистилась от грехов на исповеди. И вот он снова обрекает ее гореть в геенне огненной, мечтая о совращении непорочной девы, которой коснулся своим крылом ангел небесный, и которая решила посвятить себя Богу. Но отчего же его не покидает уверенность, что небеса благосклонны к его нечестивым замыслам?

– Сэр Морван, – чуть громче повторила Анна, – ваш ход.

Он передвинул шашку на доске и снова метнул страстный взор на леди Анну. В монастыре Анна научилась владеть собой и не выказывать своих чувств, но сейчас ей становилось все труднее и труднее скрывать растерянность и смятение.

Она солгала ему, сказав, что пережила нечто подобное. На самом деле, зная, что умирает, она не чувствовала душевного единения с теми, кто находился рядом. И после, оправившись от недуга, не ощутила ничего подобного по отношению к тем умирающим, кого пыталась выходить. Даже их с Асканио взаимная приязнь и доверие росли медленно, час за часом, день за днем. А ведь они занимались общим делом, вдвоем давая отпор напасти, поразившей Ла-Рош-де-Роальд.

И вот теперь эта невесть откуда возникшая душевная склонность к сэру Морвану обрушилась на нее как очередной нежданный удар. В чувстве, которое ее охватило, была какая-то грозная неотвратимость, пугавшая ее.

А ему наверняка хотелось большего. Это угадывалось в каждом его взгляде, во всех его жестах. Она ощущала, как его душа ищет соприкосновения с ее внутренней сущностью.

Ей ничего не оставалось кроме как говорить, говорить без остановки, лишь бы не дать молчанию усугубить неловкость, которую она испытывала.

Она рассказала о своих попытках устроить будущее сестры, закрепив за ней и Джоссом отцовские владения. О том, сколько писем она написала юному герцогу, прося его принять владения под опеку, и прислать в крепость сенешаля или дать разрешение на брак Катрин и Джосса.

Морван с участием слушал о том, какие усилия она предпринимала для защиты крепости и ее обитателей. Когда брат ее занемог, некоторые из воинов позорно бежали, опасаясь, что недуг поразит и их. Опасения эти оказались не напрасными: большинство тех, кто остался, впоследствии погибли от чумы. Когда черная смерть отступила, Асканио нанял в замковый гарнизон нескольких сыновей окрестных арендаторов и научил их обращению с оружием. Чума, эта безжалостная убийца, долгое время отпугивала от Ла-Рош-де-Роальд любителей легкой наживы, теперь же в окрестностях снова появились шайки разбойников.

Стоило Анне умолкнуть, чтобы перевести дух, как Морван неожиданно спросил:

– Почему бы вам не выйти замуж? – Прежде чем она собралась с ответом, он назидательно прибавил: – Ведь в таком случае все владения стали бы вашими.

– Не моими, – возразила она, – а моего мужа.

– Но у вас был бы собственный кров, где вы смогли бы жить в покое и достатке до конца своих дней.

О, как ей не хотелось затрагивать эту тему! Разве кто-нибудь может понять, что подобный шаг, на первый взгляд простой и легко осуществимый, для нее невозможен?

Вздохнув, она устало произнесла:

– И занимать под этим кровом то место, какое мне указал бы муж, и подчиняться ему во всем, служить и угождать ему. Нет, я предпочитаю служить Господу.

– Но если уж вы так дорожите своей свободой, то почему решили заточить себя в монастыре? Ведь там ее нет и в помине!

– Напротив, в монастыре свободы куда больше, чем вы можете себе представить. Тогда как жены владетельных лордов – особы подневольные. Даже супруги и дочери торговцев и фермеров пребывают в куда более сносном положении, чем эти несчастные. Мне же меньше всего на свете хотелось бы стать бессловесной рабой своего мужа.

Морван сосредоточенно разглядывал доску и расставленные на ней шашки.

– Не кажется ли вам, что вы все же много потеряете, навек затворившись в аббатстве? – Сказав это, он метнул на нее пламенный взор, и сердце Анны забилось сильнее. Ей казалось, что эти огромные черные глаза читают ее мысли, что они обладают колдовской силой, которая ослабляет ее волю, буквально парализуют ее. И как ни странно, это не было ей неприятно.

– Придется отказаться от охоты и верховой езды. Когда-нибудь я, вероятно, пожалею, что у меня нет детей. Вот все, что я потеряю.

В его колдовских глазах сверкнули насмешливые искры. Загадочно улыбнувшись, он произнес:

– Боюсь, вы не вполне понимаете, о чем говорите.

И снова ее пронзило прежде не испытанное чувство. Ее душа тянулась к нему. Неизъяснимая сила, исходившая от него, лишала ее воли к сопротивлению. Этому следовало положить конец.

Анна поняла, что ей следует уйти. Теперь же, немедленно.

Резко поднявшись, она пробормотала:

– Уже поздно. У меня завтра много дел. А вам просто необходимо как следует выспаться.

Он подхватил с лежанки плащ и, подойдя к Анне, набросил его ей на плечи. Она едва удержалась от того, чтобы не отпрянуть.

Морван неторопливыми движениями застегнул пряжку плаща, словно невзначай коснувшись кончиками пальцев нежной кожи на ее шее. Анна стояла не шевелясь. Она словно оцепенела от его близости.

Он положил ладони ей на плечи и заглянул в глаза. И вдруг наклонился, приникнув к ее губам в нежном поцелуе.

Анна вздрогнула, подавляя рвущийся из груди крик.

Взгляд Морвана, пламенный, настойчивый, словно парализовал ее. Она чувствовала себя в его объятиях совершенно беспомощной, как животное, попавшее в капкан. Колдовской блеск его взора завораживал ее, лишал воли к сопротивлению. Но быть может, это волшебное сияние огромных агатовых зрачков – не что иное, как признак начинающейся лихорадки? Эта мысль придала ей сил. Стряхнув с себя наваждение, она подняла руку и коснулась его лба. Морван нежно сжал ее ладонь длинными, сильными пальцами и прижал к своей щеке.

– Останьтесь, не уходите, – глухо пробормотал он и принялся покрывать ее руку поцелуями.

По коже Анны побежали мурашки. Она едва не лишилась чувств, так велико и всеобъемлюще было желание, которое он сумел пробудить в ее теле.

Но в следующий миг наваждение рассеялось без следа. Она взмолилась о помощи свыше, и та была ей ниспослана в виде воспоминания о многих умиравших от чумы мужчинах, за которыми она ходила. Почти все они в полубреду сознавались ей, что мечтали бы встретить смерть в объятиях женщины, на ложе любви. Разумеется, никто из них не дерзнул представить в роли этой женщины ее, Анну. Она знала: это не только из-за того, что она была их госпожой, просто мужчины не испытывают вожделения к девицам вроде нее – слишком высоким, нескладным и некрасивым. Но этот рыцарь решил домогаться именно ее благосклонности. Все объяснялось просто: нигде поблизости не оказалось более подходящего объекта для его устремлений…

Она мягко отстранила его руку.

– Мне пора. – Движения ее, когда она, охваченная смятением, шла к выходу из шатра, были лишены привычной уверенности. Ей было одновременно жарко и холодно, кровь отчаянно пульсировала в висках. Как ни странно, она не почувствовала себя оскорбленной – происшедшее просто застало ее врасплох. Анне было известно, что мужчины время от времени испытывают настоятельную потребность интимного общения с женщинами. По-видимому, этот рыцарь пребывает нынче во власти своего вожделения. Если уж он допустил возможность удовлетворить его в объятиях такой малопривлекательной, неженственной особы, как она…

Анна замешкалась у выхода, и Морван стремительно преодолел расстояние, которое их разделяло, и остановился подле нее. Сквозь одежду она ощутила тепло его тела. Глядя в пространство, она скороговоркой произнесла:

– В городе есть одна женщина, которая очень… очень часто вступает в общение с разными людьми. С мужчинами. В том числе с больными. Хворь обходит ее стороной, и она ее не боится. Если хотите, я могу послать за ней.

Она дорого бы дала, чтобы увидеть, как изменилось его лицо при этих словах. Чувствуя на себе его взгляд, она опустила голову. Скорее всего, он шокирован тем, что она отважилась заговорить о подобной особе.

– Нет, благодарю. Не трудитесь. Я не нуждаюсь в услугах продажной женщины.

Анна окончательно смешалась. Покраснев до корней волос, прикоснулась пальцами к его руке словно в знак извинения и шагнула за порог.

И тотчас же была остановлена сильной рукой, сжавшей ее плечо. Еще мгновение, и она снова очутилась в шатре, лицом к лицу с Морваном. Он смотрел на нее, сурово сдвинув брови, и сжимал плечи с такой силой, словно намеревался оторвать от земли и подбросить в воздух.

– Не уходите. Останьтесь со мной.

– Вы слишком многого требуете. Христианское милосердие тоже имеет границы.

– Я ведь прошу вас побыть со мной только до тех пор, пока я не засну. В вашем присутствии я забываю о своей беде, мне удается о ней не думать. У меня и в мыслях не было оскорбить вас словом или действием.

Могла ли она отказать ему в подобной просьбе? Ей снова вспомнились собственные мучения. Насколько все же трудно быть мужчиной. Не сметь даже на пороге смерти поведать посторонним о своих страхах. Не отважиться признаться в них даже самому себе. В какую черную бездну отчаяния погрузилась бы она, очутившись у смертного порога, не окажись рядом Асканио…

Что ж, она сможет провести здесь еще час-другой не в ущерб своим многочисленным обязанностям. Отказать в такой просьбе умирающему было бы грешно. Она взглянула на него с глубочайшим сочувствием. Он обещал, что не позволит себе ничего лишнего… Но даже если это обещание окажется нарушено, она сумеет поставить его на место. Ей не привыкать.

– Если вы тотчас же ляжете в постель и постараетесь заснуть, я посижу здесь еще немного.

По-прежнему ощущая неловкость, она прошла следом за ним в глубь помещения, а когда он, приблизившись к лежакам, вдруг резко остановился и повернулся к ней, замерла как вкопанная, не зная, чего от него ожидать.

Но в глазах его, обращенных к ней, застыли такая безысходность, такая грусть, что, оставив всякие опасения, она лишь беспомощно улыбнулась в ответ.

И снова на память ей пришли те страшные часы и дни, когда она сама боролась с болезнью. Тогда рядом был Асканио, и его присутствие придавало ей сил и мужества. Но о том, чтобы лечь рядом с этим рыцарем и обнять его, как она обнимала Асканио, разумеется, не могло быть и речи. Сэр Морван не был монахом, и это чувствовалось во всем его облике, в каждом слове и жесте. Она подошла к его лежаку и присела на самый его край.

– Ложитесь, сэр Морван. А я посижу рядом, у вашего изголовья.

Он поспешно повиновался: присев на ложе, снял сапоги, после чего вытянулся на чистой простыне и укрылся одеялом. Однако рост его оказался столь высок, что голове не хватило места на лежаке, и он с удивительным для умирающего проворством водрузил ее на колени Анны. Она вздрогнула от такой бесцеремонности, но слова возражения не успели слететь с ее уст: Морван поднял руки, обхватил ее за шею и притянул к себе. И запечатлел на ее губах нежный, долгий поцелуй. Оторвавшись от ее губ, он не разжал руки, и глаза его, в которых полыхал огонь едва сдерживаемой страсти, оказались в нескольких дюймах от ее изумленных глаз. Анна с тревогой подумала, что ему наверняка слышны гулкие частые удары ее сердца.

– Мне приходится умирать, сознавая, сколь многое я теряю, – со скорбно-лукавой улыбкой произнес он, – потому, леди Анна, когда ангелы в очередной раз вас посетят, напомните им, чтобы они вознаградили меня за столь похвальную сдержанность.

Он разжал руки и повернулся на бок. Голову удобно устроил на ее бедрах, ладонь положил на колено.

Анна сидела не шевелясь. Ощущение его близости лишь усиливало смущение, в которое вверг ее этот поцелуй. Она едва отваживалась дышать.

Так прошло несколько минут. Морван задышал ровнее, его рука соскользнула с ее колена, и она поняла, что он заснул.

Она всмотрелась в его лицо. Во сне оно приняло безмятежно-отрешенное выражение. Он казался моложе своих лет. В очаге полыхали поленья, и тусклый свет ложился оранжевыми бликами на его лоб и скулы.

Сердце Анны затопила такая жгучая печаль, что она прикусила губу, чтобы не расплакаться. Королева чума милостиво подарила ей эту горькую радость – дружбу с незнакомцем, взаимную приязнь, понимание, духовное единение. Подарила на миг, чтобы тотчас же отнять навсегда. Она вздохнула и начала читать молитву. И, не вполне контролируя свои действия, сомкнула кончики пальцев над его головой как некое подобие защитного купола. А потом обняла за плечи и погрузила пальцы в его мягкие волнистые волосы.

Глава 5

Он плыл по ночному небу, примостившись на самом краешке черной тучи. Тело его утратило вес и стало легким, как воздух. Это было так ново и необычно… А еще здесь, в вышине, было почему-то нестерпимо жарко. Вот впереди забрезжил тусклый свет…

Чтобы избавиться от этого кошмара, ему нужно было всего-то проснуться, но это оказалось непросто, ужасный сон все длился, и единственным, в чем он преуспел, борясь с ним, оказалось пробуждение обоняния. Он тут же пожалел о своих попытках: в ноздри ему ударило зловоние – ночное небо смердело падалью и смертью. Его передернуло, он соскользнул с края тучи, чтобы не задохнуться, и угодил в густой туман. Но запах разлагающейся плоти продолжал преследовать его и здесь. А после его обступили видения – выходцы из преисподней и призраки прошлого. Последние были ужаснее, чем самые чудовищные порождения ада…

В комнате отвратительно пахло мертвечиной…

Запавшие глаза обратились в его сторону. Тело, в котором едва теплилась жизнь, напряглось, слабеющие пальцы шевельнулись, подзывая его ближе.

Он сглотнул и приблизился к отцу. И наклонился над ним.

Какая чудовищная несправедливость: вражеская стрела, эта жалкая деревяшка с острым металлическим наконечником и несколькими перьями на противоположном конце, оборвала жизнь неустрашимого, отважного Хью Фицуорена.

– Прибыл ли уже Эдуард? – Из-за ранения в грудь он едва мог говорить. Эти слова дались ему с великим трудом и звучали почти неслышно. Морван скорее угадал их по движениям его губ. – Они лгут. Все лгут мне, потому что знают: я умираю. Но ты, сын, ты скажешь мне правду.

Ему тоже следовало бы солгать. Но эти запавшие глаза смотрели на него с такой мольбой… Морван мотнул головой:

– Его нет. И непохоже, чтобы он спешил сюда.

Ввалившиеся глаза закрылись. Умирающий рыцарь был недвижим, и Морвану показалось, что жизнь покинула тело сэра Хью. Но вот сморщенные желтоватые веки дрогнули и приподнялись. Взгляд отца снова остановился на Морване.

– Теперь ты за все в ответе. Мое время кончилось, сынок.

– Обещаю вам, отец, мы будем держаться. Мы дождемся помощи или погибнем, все как один.

– Нет, Морван. Тебе придется вступить в переговоры. Мужество покинет наших воинов, как только меня не станет. Они и так еле живы от голода и держат оборону только потому, что дали мне клятву верности.

– Слишком поздно, отец. Разве те, кто обречен на поражение, могут ставить победителю условия?

– Речь не о тебе и не о воинах. Ты должен позаботиться о женщинах. Заставь этого лэрда поклясться, что он их отпустит, не причинив им вреда и не посягнув на их честь. Отправь мать и сестру к Эдуарду. Рыцарь обязан защищать слабых, мой мальчик, и ты должен сделать все для спасения наших леди.

Последние слова дались ему с огромным трудом. Он снова закрыл глаза. Тело его после этого недолгого разговора, казалось, стало еще более высохшим и изможденным.

Сэр Хью снова слабо махнул рукой, веля сыну уйти. Но Морван ослушался его. Он позвал в комнату умирающего мать и сестру, и втроем они совершали безмолвное бдение у его одра. Сквозь затворенные окна до них доносился шум битвы. Морван сжимал в ладонях руку отца в надежде, что сила и отвага Хью Фицуорена вольются в него, когда душа бесстрашного воина покинет тело.

За час до рассвета он поднялся на верхний этаж замка и вошел в комнату, которая прежде служила отцу приемной. Он приказал начальнику гарнизона отправить во вражеский лагерь парламентера с предложением о переговорах, после чего переоделся в свое самое лучшее платье и опоясался портупеей с отцовским мечом в тяжелых ножнах. И хотя он был высок не по годам, острие ножен упиралось в пол и царапало его при каждом шаге.

Он отыскал священника и исповедался, потом горячо молился Богу в замковой часовне. С трудом преодолел искушение проститься с матерью – та стала бы отговаривать его от задуманного.

Стоило ему выйти на замковый двор, как вокруг повисла тишина. Воины молча смотрели на десятилетнего мальчика, который решил ради их спасения пожертвовать собственной жизнью.

Он смело зашагал вперед, стараясь подражать неторопливой, легкой и уверенной походке отца, потому что она приличествовала настоящему рыцарю. В этом самом дворе еще несколько месяцев назад он весело играл со сверстниками в шары. Здесь же получил первые навыки владения мечом. Оружие его было деревянным.

Дойдя до распахнутых ворот, он остановился и оглянулся. У замковой стены стояла его мать, еле живая от истощения, с бледной до синевы кожей и со сверкавшими, как агаты, огромными черными глазами. Ему нестерпимо захотелось броситься к ней, чтобы в ее ласковых объятиях обрести защиту.

Но усилием воли он заставил себя повернуться к воротам, за которыми его ждала смерть…


Он проснулся, задыхаясь от нестерпимой жары. Его тело, платье и одеяло – все было влажным от пота. Вдобавок он вконец ослабел. Несколько мучительно долгих минут ушло на то, чтобы сфокусировать взгляд сначала на парусиновых стенах, затем на дощатом потолке.

Морвану казалось, что тело его сейчас расплавится. Поверх одеяла он был укрыт двумя козьими шкурами с длинным мехом. Ему хотелось их сбросить, но мысль о том, что для этого надо будет поднять руку, отозвалась мучительной болью в каждой мышце.

Он с усилием выпростал руку из-под одеяла и мехов. Та безвольно свесилась вниз.

Пальцы нащупали у самого ложа что-то шелковистое.

Брови Морвана взметнулись вверх. Он перебирал пальцами вовсе не козий мех, как ему показалось вначале, а волосы. Мягкие вьющиеся женские волосы. Медленно, с величайшим усилием повернувшись на бок, он вытянул шею, чтобы удостовериться в своей догадке.

На полу у его постели полулежала Анна.

Всматриваясь в черты ее прекрасного юного лица, он чувствовал, что мог бы всю жизнь смотреть на него не отрываясь… если бы только шея не болела так сильно от перенапряжения… Сдерживая стон, он откинулся на подушки.

Во время его болезни она то и дело приходила сюда, сидела подле ложа. Он вспомнил об этом, хотя и не вполне отчетливо. Словно сквозь дымку, в горячечном бреду, он видел ее на третий день своего пребывания в Ла-Рош-де-Роальд. Он тогда пробудился от тяжкого забытья и с огромным трудом повернул голову вправо, туда, откуда до слуха его донесся какой-то неясный звук. На соседнем матрасе лежал какой-то мужчина. Вот он со стоном притянул ноги к животу. Одеяло соскользнуло с верхней половины его туловища. Морван заметил на плече и спине несчастного темные пузыри. Тот начал бредить. Морван сосредоточенно прислушался к его голосу, молясь в душе, чтобы это был не Грегори.

И тогда он увидел Анну, сидящую напротив него на единственном свободном матрасе.

В окрестностях замка была замечена шайка разбойников, и небольшой отряд воинов должен был выехать туда, где их видели в последний раз. Отряд возглавляла сама леди Анна. Он не помнил, рассказала ли ему об этом она сама или сменивший ее на дежурстве у его постели Асканио. Вскоре после ее ухода он погрузился в беспамятство, которое длилось все долгие дни его болезни. Лишь однажды за это время он пришел в себя и тотчас же увидел Анну.

– Я с вами, – сказала она.

Он успел услышать только эти ее слова, прежде чем опять погрузиться во мрак тяжелого бреда.

И вот теперь он перебирал пальцами ее шелковистые волосы. Какое счастье, что, вынырнув из пучины адских видений, он застал леди Анну у своей постели! Ведь когда он был в беспамятстве, за ним ходила не только она. Здесь часто бывал Асканио и еще кто-то.

Ласково поглаживая ее волосы, он улыбнулся. Анна – удивительная женщина. Сильная, самоотверженная… Но вместе с тем в душе она еще дитя. Одинокое и беззащитное.

Впервые Морван задумался о том, как много у них общего. Леди Анна де Леон была одна на свете, как и он. И ей не на кого было рассчитывать, кроме себя самой. До сей поры ей удавалось справляться со своими многочисленными обязанностями, преодолевать тяготы, которые сломили бы и умудренного годами доблестного воина. В чем-то ей просто везло. Но удача может и отвернуться.

Сознание его снова стало туманиться. В последний раз, коснувшись ладонью ее кудрей, он убрал руку и, прежде чем снова погрузиться в тяжелый сон, мысленно поклялся стать защитником этой странной, этой восхитительной женщины, которая осталась один на один с опасным и безжалостным миром.

Плотные парусиновые стены не пропускали солнечный свет. Шатер освещался лишь тусклым огнем очага. Ступив внутрь, Анна остановилась у порога, ожидая, пока глаза привыкнут к полумраку.

Картина, развернувшаяся через несколько мгновений перед ее взором, потрясла ее до глубины души.

Морван поднялся с постели. Он стоял у очага, обнаженный, широко расставив ноги и раскинув руки в стороны. Голова его была наклонена вперед. Он наслаждался теплом горевших поленьев.

Анна поняла, что он не слышал ее шагов. Ей следовало уйти или дать ему знать о своем присутствии. Но она не сделала ни того, ни другого.

Болезнь истощила его организм, но не настолько, чтобы Морван перестал походить внешне на породистое животное, на того чистокровного жеребца, которого она объезжала на конеферме нынешним утром. Сильные мускулистые ноги, широкие плечи, длинная крепкая шея. Его тело нисколько не напоминало комок рыхлой глины, оно казалось высеченным из мрамора. Неподвижное, залитое красноватым светом огня в очаге, оно удивительно походило на статую какого-то греческого бога, начавшую оживать.

Анна не впервые видела Морвана обнаженным. Одному Богу было известно, сколько раз за время его болезни ей пришлось обтирать его с ног до головы влажной тряпицей, чтобы смыть горячечный пот и унять лихорадку. Если она и испытывала некоторое смущение, производя подобные процедуры в первые дни ухода за ним, то вскоре лицезрение его наготы стало для нее чем-то совершенно естественным и неизбежным. К тому же Морван пребывал в беспамятстве, он не узнавал ее и не ведал, что с ним происходит, и это давало ей возможность бесстрастно, отстраненно любоваться его телесной красотой.

Все переменилось, как только ее пациент пошел на поправку. Для нее, не для него. Внезапно Морвану сделалось лучше, и его пламенный взор, более не затуманенный лихорадкой, то и дело обращался к ней, следил за каждым ее движением. Теперь ей стало неловко касаться его тела. На выручку ей пришел Асканио, взяв на себя самые деликатные процедуры из числа тех, которые были по-прежнему необходимы больному. Это спасло положение, но лишь отчасти. В последнее время ей было тяжело оставаться наедине с сэром рыцарем.

Она предвидела, что в дальнейшем все станет еще сложнее.

Он уронил руки, и они повисли вдоль тела. И неожиданно оглянулся. Взгляды их встретились, и Анна мучительно покраснела.

Морван подошел к своему ложу. То, что он предстал перед ней без одежды, казалось, нимало его не смутило. Впрочем, ему было известно, что она не раз видела его обнаженным. Усевшись на кровать, он обернул одеяло вокруг бедер.

– Вы обещали переселить меня в замок, миледи. С вашего позволения, я хотел бы перебраться туда прямо сейчас. Уж больно тяжело обитать в этом госпитальном шатре.

Она взглядом указала на платье и сапоги, которые принесла для него, всем видом своим как бы давая понять, что вошла в шатер секунду-другую назад.

– Это носил мой покойный отец. В той комнате, где вы будете жить, у самого входа стоит сундук с его платьем. – Она положила одежду на постель и поставила рядом бадью с теплой водой. – Когда вымоетесь и оденетесь, я вас туда провожу.

Анна вынула из корзинки, которую принесла с собой, и аккуратно уложила на подушку чистую простыню для вытирания. Морван, когда она убирала руку, успел поймать сильными пальцами ее ладонь.

– А разве вы мне не поможете? Боюсь, у меня для этого не хватит сил. – Он произнес это с самым невинным видом, но в черных глазах плясали озорные искры.

– Выглядите вы бодрым и вполне способным обслужить себя без посторонней помощи.

– Мне просто захотелось погреться, вот я и заставил себя встать у очага. Такие простые, привычные вещи, как горящие поленья, особенно дороги, когда вернешься с того света.

Анна внутренне согласилась с этим. Сама она, выздоравливая, тоже пережила нечто подобное. Но ей вовсе не хотелось ему в этом признаваться. Никаких общих воспоминаний. Теперь, поскольку он сумел победить смерть и быстро шел на поправку, ни о каком сострадании к нему с ее стороны не могло быть и речи.

– Если вам и впрямь не справиться с этим, я попрошу Асканио, он поможет. Это его обязанность.

Взгляд агатовых глаз обжег ее словно огнем.

– Только в последние дни. А прежде вы брали на себя такие заботы обо мне.

Морван никак не мог знать этого наверняка. Ведь его сильно лихорадило, он бредил. Или ей только казалось, что умирающий пациент пребывает в беспамятстве, а на самом деле он чувствовал и понимал, что с ним происходит, кто и как за ним ухаживает? При одной мысли о подобном ей стало жутко.

Она отняла у него руку. Он бессовестно дразнил ее, он злоупотреблял ее беспомощностью, ее кротостью и отзывчивостью. И держал себя с ней так, словно они успели еще прежде, до его болезни сойтись накоротке. В некотором смысле так оно и было, но… Она позволила себе держаться с ним по-дружески в предвидении его неминуемой и близкой смерти. А, уж если он выжил… Следовало теперь же поставить его на место.

– Итак, вы справитесь с этим сами или позвать сюда Асканио?

Усмехнувшись, он снял с бедер одеяло. Анна отвернулась и поспешно зашагала прочь.

Чувствуя, как теплые струйки воды сбегают вниз по коже, он с восхищением поглядывал то на тряпицу, которой протирал вытянутую вперед руку, то на огонь в очаге. Ощущение полноты жизни затопило его душу. Он нарочито медленно совершал это первое самостоятельное омовение после стольких дней беспомощного нахождения на краю могилы. Все эти мелочи, незначительные явления будничной жизни доставляли ему несказанную радость. Ведь он мог всего этого лишиться! Он отдавал себе отчет в том, что это восхищение обыденностью не будет длиться вечно. Ощущения даже теперь начинали терять свою остроту.

И все же. Прежние явления, знакомые предметы – решительно все вокруг него словно обновилось. Запахи и прикосновения. Восхитительный танец языков пламени. Смущение женщины, поймавшей на себе взгляд мужчины.

Этому тоже будет положен предел, если Анна и впредь станет вести себя с ним так, как нынче. Впрочем, это началось не сегодня. В последние несколько дней она держалась нарочито бесстрастно и отчужденно. Но могло ли это обмануть его до предела обострившиеся чувства? Под маской благочестивой, милосердной и заботливой хозяйки, вынужденной оказывать внимание захворавшему гостю, ему отчетливо виделось растерянное, испуганное дитя, взвалившее на себя слишком тяжелую ношу.

Когда он, наконец, выберется из этого скорбного убежища, она встретит его снаружи. И станет его проводником обратно в мир живых. Она наверняка ожидает, что он станет держать себя так, будто между ними ничего не произошло.

Но разве такое забудешь? Разве отношения самой Анны с Асканио, который ходил за ней во время ее болезни, остались такими же, какими были до того, как она занедужила?

Вымывшись, он тщательно вытерся простыней и принялся рассматривать платье покойного сэра Роальда. Наряд был дорогим, изысканного покроя и добротной работы, но весьма старомодным. Надев нижнюю тунику и длинный бархатный камзол, он сел на постель и потянулся к панталонам.

B этот миг чья-то рука отвела в сторону кусок парусины, заменявший входную дверь. Морван, прищурившись, взглянул на вошедшего, ожидая увидеть перед собой Асканио. Но незваным гостем оказался некто совсем иной – светловолосый миловидный юноша шагал к нему с широкой улыбкой на полном лице. Морван узнал в нем Джона, одного из рыцарей, состоявшего в его отряде.

– Вижу, Господь взыскал вас своей милостью, Морван. Говорят, молитвами юной леди сюда снизошли ангелы.

– Это вряд ли, Джон. Ведь другой занедуживший умер на соседнем лежаке. Неужто же Божьи посланцы могли быть столь избирательны и пощадили одного меня, недостойного?

– Однако вы совсем неплохо выглядите, Морван, для человека, едва избежавшего смерти.

Морван молча стал надевать панталоны. Он понимал, что Джон явился сюда не для того, чтобы поздравить его с воскресением из мертвых. Они никогда не были друзьями. Случись ему умереть, Джон не стал бы его оплакивать. Сейчас он явно воспользовался возможностью поговорить с предводителем отряда наедине.

Догадка Морвана оказалась верной. Помешкав для приличия, Джон придвинул стул к его лежаку и примостился на самом краешке.

– Леди объявила, что через три дня мы можем покинуть ее владения.

– Воины наверняка этому рады. Сам я еще слишком слаб для похода, так что мне придется ненадолго остаться. Нагоню вас позже.

– А я вот подумал, что неплохо бы здесь задержаться. Нам всем.

Морван не ответил. Завязав поясную тесемку панталон, он принялся натягивать сапоги.

Джон воровато оглянулся и продолжил, понизив голос почти до шепота:

– Я говорил со здешними слугами. Владения охраняются кое-как и тянутся далеко на восток. На долгие мили.

Морван молча окинул рыцаря равнодушным взглядом, ожидая, когда тот продолжит.

Джон заговорщически улыбнулся:

– Ну, представьте: мужской руки нет, владениями управляет девица, защита слаба, а мы уже внутри крепостных стен. Раздобыть оружие нам будет нетрудно – гарнизон сплошь зеленые юнцы. Сама судьба на нашей стороне. Каждому будет чем поживиться.

– И скольких из воинов ты успел склонить на свою сторону?

– Достаточно.

– Уверен, они пошли бы за тобой в случае моей смерти, но не теперь, когда я жив. Большинство не посмеет выступить против меня, поэтому-то ты сюда и явился.

Джон нехотя кивнул.

– Ты замыслил подлость против леди, которая оказала нам гостеприимство и подала помощь.

– Но ей-то самой ничто не угрожает! Неужто вы считаете меня способным обесчестить добродетельную леди или, того хуже, посягнуть на ее жизнь?!

– Оставь свои намерения, Джон. Выброси из головы эти мысли. Леди Анна де Леон находится под моей защитой. Посмей только нанести малейший урон ее имуществу, и ты тотчас же убедишься, что у меня крепкая рука и острый меч. Я не шучу. Если что, убью тебя не моргнув глазом, так и знай.

Лицо Джона исказила гримаса досады. Поднявшись, он раздраженно произнес:

– Это попросту глупо с вашей стороны. Коли уж вам охота заполучить ее себе, на здоровье! Вы могли бы стать здешним лордом и защищать свою леди от разбойников и вольных отрядов. Но все же подумайте о моем предложении. Судьбе угодно было привести нас сюда. Она готова щедро нас всех одарить. Нам остается только принять ее щедроты.

Не дождавшись от Морвана ответа, он сердито вышел вон.

Морван поднялся с постели и набросил на плечи короткий плащ. Джон был с ним столь откровенен, поскольку, как и сам Морван, не имел владений. Два безземельных рыцаря, на что они могли рассчитывать? Выгодный брак казался обоим маловероятным. Следовательно, обрести достаток они могли, лишь добыв богатые боевые трофеи либо силой оружия отняв чужую собственность.

Выйдя из шатра, он с наслаждением втянул ноздрями свежий прохладный воздух. Жизнь, милостиво возвращенная ему, начиналась заново. Он обвел глазами замковый двор и крепостные стены и мысленно представил себе лежащие за валом леса и поля.

Как ни пытался он забыть слова Джона, они звучали у него в сознании, подобно набату. Вот прямо перед ним простирается то, о чем он денно и нощно молился последние пятнадцать лет. Завладев этой крепостью и прилегающими к ней угодьями, он смог бы вернуть себе родовой замок Фицуоренов и, снова став полновластным хозяином Хэрклоу, восстановить попранную честь славного рода. Этим он лишь исправил бы несправедливость, жертвой которой стала его семья.

«Вы могли бы стать здешним лордом и защищать свою леди…»

Тут было о чем подумать. Ведь Анна так слаба и уязвима, а Ла-Рош-де-Роальд – лакомый кусок для любителя легкой поживы. Достойно удивления, что никто до сих пор не воспользовался этим обстоятельством. Как долго эта юная воительница сможет удерживать крепость и земли за собой? У Морвана были все основания не верить, что в этой разоренной войной и эпидемией стране ей удастся сохранить свои владения и мирно возвратиться в монастырь.

Но даже если допустить, что леди Анна могла бы переменить свои намерения и остаться в миру, ему вряд ли удалось бы взять ее в жены. Герцог не задумываясь принудит ее выйти за одного из своих баронов.

Вот только малолетний герцог сейчас в Англии, бароны на войне, а он, Морван Фицуорен, – здесь.

А значит, в его власти поторопить события, и когда окружающий мир спохватится, вмешиваться в их ход будет поздно.

Незачем захватывать крепость силой оружия, ведь для исполнения его самых заветных желаний нужно лишь добиться благосклонности одной-единственной девицы. Той, которая так легко краснеет, когда он ее поддразнивает.

Той, которая заметила его стоящим у входа в шатер и торопливой походкой идет к нему.

– Вы доберетесь до своей комнаты без посторонней помощи? Или прислать сюда слугу?

– Спасибо, я справлюсь.

Она зашагала в ногу с ним, приноравливаясь к его медлительной походке.

Глава 6

Анна предоставила Морвану комнату в старинном крыле замка. Она распорядилась, чтобы ему подали теплой воды для бритья, кивком указала на сундук с платьем и удалилась. Она была уверена, что он проспит до следующего утра.

Но Морван вовсе не собирался тратить время на сон. В час дневной трапезы он, свежевыбритый и принаряженный, вышел в большой зал. Он каким-то непостижимым образом выглядел в старомодном одеянии покойного сэра Роальда изящно и вполне современно. Анна усадила его за стол для своих приближенных, находившийся на помосте, подле юного Джосса, и продолжила оживленный разговор с Карлосом, старшим грумом. Дело шло о тренировке нескольких жеребцов.

– Не хмурьте брови, – усмехнулся Карлос, взглянув на Анну. – Это вам совсем не клипу. Вы сразу становитесь похожи на своего родителя. Подобает ли такое сходство юной леди?

Анне ничего не оставалось, как улыбнуться ему в ответ. Он любил поддразнивать свою госпожу. Предметом его шуток неизменно становились ее платье и манера держаться. Анна никогда на него не сердилась. Карлосу было хорошо известно, как мало значения придает она своей внешности и тому впечатлению, которое производят на окружающих ее поступки.

Дружба их зародилась давно, когда оба они были детьми. Отец Карлоса служил тогда старшим грумом в Ла-Рош-де-Роальд. Тогдашний владелец крепости и прилегающих к ней земель сэр Роальд привез его с семьей из Кастилии, где закупил несколько породистых сарацинских жеребцов для своей конефермы. Невысокий, жилистый и крепкий, с выразительными черными глазами и короткой бородкой, Карлос был прирожденным наездником и отлично разбирался в лошадях. В отрочестве он покинул Ла-Рош-де-Роальд на долгих три года, а возвратившись, занял место отца, который к тому времени скончался. Когда на земли Анны де Леон пришла чума, он сделался ее правой рукой во всем, что касалось управления владениями. Анна не представляла себе, как сумела бы справиться со своими обязанностями хозяйки ферм и деревень без его помощи.

– Я просто расстроена, Карлос. Тем, что дни так коротки. Нашим лошадям требуется куда больше времени и заботы, чем мы можем им уделить, вот в чем беда. Нынешним утром ты сам мог в этом убедиться.

Анна солгала другу своего детства. Она сердилась на себя. На то, что присутствие Морвана на трапезе так ее волнует. Она ни на чем не могла сосредоточиться и то и дело невольно поглядывала в его сторону. Он же, как будто совсем не обращая на нее внимания, смотрел то на служанку, подававшую на стол, то на очаг, в котором весело горел огонь, то на потолок, темные балки которого были украшены затейливым рисунком, потускневшим от времени. Однако Анне казалось, что все его чувства так же напряжены, как и ее собственные, и что он незаметно наблюдает за ней и ловит каждое ее слово, каждое движение. Это было невыносимо.

– Ну, теперь-то, когда сэр английский рыцарь, наконец, оправился от недуга, ваше время снова принадлежит вам одной, – уверенно заявил Карлос. – Он больше не нуждается в ваших заботах. Говорят, он потребовал, чтобы ему вернули оружие и доспехи. Сэр рыцарь не желает утратить боевую сноровку.

– Он совладал с болезнью быстрее, чем многие другие, – согласилась Анна.

– Вы тоже недолго хворали, – напомнил ей Карлос. – Так как же насчет того белого жеребца? Что вы предлагаете?

Но едва только слова эти слетели с губ грума, как в зал стремительной походкой вошел Асканио в сопровождении одного из дозорных воинов. Анна поднялась из-за стола и поспешила ему навстречу.

– Боюсь, у меня дурные вести.

– Снова разбойники?

В глазах его застыло такое отчаяние, что Анна поняла: на сей раз им грозит гораздо худшая беда.

– Мы это обсудим в приемной моего покойного отца. – Направившись к лестнице, она жестом велела Карлосу и Джоссу следовать за ней.

Приемная сэра Роальда была большой комнатой на втором этаже замка. Стрельчатое окно выходило на лужайку, огороженную крепостной стеной. Здесь отец Анны принимал своих вассалов и арендаторов, здесь планировал военные кампании. На кровати, стоявшей в нише справа от входа, умер от чумы ее единственный брат Драго, на этом же ложе она сама не так давно боролась со смертью. Приняв на себя бразды правления крепостью и обширными землями, именно здесь она советовалась о делах Ла-Рош-де-Роальд со своими приближенными. Казалось, в этой комнате по-прежнему обитали души ее отца и брата. Они помогали ей принимать верные решения.

Она села в просторное кресло с резными ручками и спинкой и полукруглым сиденьем, на котором легко поместились бы двое. Именно в нем всегда сидел отец, когда занимался делами.

В комнату вошел Асканио, за ним еще трое. Но каково же было удивление Анны, когда на пороге возникла высокая стройная фигура того, кого она не приглашала и никак не рассчитывала здесь увидеть. Сердце ее отчаянно заколотилось в груди.

Морван остановился у порога и неторопливо обвел взглядом широкую кровать под балдахином, стол и несколько табуретов, два роскошных гобелена, украшавших стены. И, наконец, глаза его обратились к ней, хозяйке всего этого великолепия.

Краска гнева прилила к щекам Анны. Ей показалось, что взгляд его исполнен насмешливого удивления. Она готова была сказать ему резкость. Ведь он не иначе как собрался отпустить какое-то саркастическое замечание в ее адрес. Из-за того, что она, женщина, дерзнула занять место лорда, владельца крепости Ла-Рош-де-Роальд! Морван, у которого и в мыслях не было ничего подобного, лишь растерянно поднял брови, видя, что Анна не на шутку сердита на него.

Ситуацию разрядил Асканио. Решив, что неудовольствие Анны вызвано появлением сэра Морвана там, куда его никто не приглашал, Асканио наклонился к ней и едва слышно прошептал:

– Не гоните его, он нам может пригодиться.

Анна пожала плечами.

– Говорите же, Асканио, что случилось. Что вас так взволновало?

Асканио жестом подозвал юного стража:

– Говори ты.

Анна узнала в молодом воине Луи, сына одного из фермеров. Он лишь недавно, после того как чума унесла жизни многих рыцарей и лучников, удостоился чести быть принятым в крепостной гарнизон. Она сама научила его обращаться с луком.

– Вы, миледи, должно быть, знаете, что мое семейство живет почти у самой северной границы ваших владений. И вот я решил их навестить, потому что мне передали, что отец, дескать, сильно болен. И пока я там был, через деревню проходил один путник, и он сказал: в наши края движется армия. Не так чтоб большая армия, сказал он. Ну и я выехал ей навстречу, чтоб посмотреть своими глазами.

– Похоже, еще один вольный отряд, – мрачно пробормотал Карлос.

Новости были и впрямь хуже некуда: подобные отряды вооруженных грабителей, состоявшие из обедневших рыцарей и воинов-дезертиров, представляли нешуточную угрозу для владельцев богатых поместий. В последние годы войн и междоусобиц они наряду с шайками разбойников, от которых отличались лишь лучшей организацией, буквально наводнили Бретань.

– Если так, то очень уж большой, – с сомнением произнес Луи. – В нем больше сотни воинов, все с оружием.

– Но ведь они, может статься, вовсе не собираются на нас нападать, – предположил Джосс. – Просто идут маршем к прибрежной дороге, чтобы по ней отойти к югу.

– Даже если так, эти люди все равно проследуют через ваши земли, миледи, – вмешался Морван. – Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Скажи-ка, юноша, – обратился он к Луи, – быть может, у них есть знамена? И ты разглядел гербы?

– Как же, сэр: цвета их – красный с черным, а на гербе поле, разделенном на четыре части, дракон и замок.

Слова юноши поразили Анну в самое сердце, словно стрелы. В глазах у нее потемнело.

– Ты уверен? – сдавленно прошептала она. Голос ее звучал так тихо, что она сама едва себя слышала.

– Так я ведь битый час глядел на них из-за кустов, с вершины холма. Они медленно идут, потому как у них груженые повозки и пешие воины, но…

– И как далеко они отсюда? – Ей казалось, она узнала голос Морвана. Снова он, незваный, вмешался в разговор. Но она не была в этом уверена: в ушах у нее звенело, стены и потолок качались перед затуманенным взором.

– Днях этак в шести пешего хода. Если дождь пойдет и дороги развезет, они задержатся на день-другой.

По коже Анны пробежал озноб. Ей не хватало воздуха.

Страх. Вот что лишило ее сил и привело едва ли не к обмороку. Тяжелый, вязкий, панический страх.

Кто-то из мужчин снова заговорил. В комнате началось движение. Твердая рука легла ей на плечо. От неожиданности она вздрогнула. Над ней склонился Асканио. Его милое лицо казалось осунувшимся, но взгляд оставался бодрым и бесстрашным. Анна нашла в себе силы оглядеться. Луи, Карлос и Джосс успели уйти. В приемной, кроме нее, остались лишь Асканио и Морван. Темные глаза последнего были устремлены на нее.

Асканио ободряюще потрепал ее по плечу:

– Быть может, все обойдется. Нельзя исключать, что они обойдут ваши владения стороной. Но нам следует все же принять необходимые меры. Дело идет о подготовке к обороне.

Решительно отстранив Асканио, Морван подошел к ней и испытующе посмотрел в глаза.

– Армия направляется сюда, не так ли? И вам это, я вижу, хорошо известно.

– Да, – кивнула она. – Последние месяцы мы жили точно в преисподней, но я не ожидала, что к нашим стенам подступит дьявол собственной персоной.

– В таком случае соблаговолите просветить меня, миледи, каков он из себя, этот дьявол. Чтобы я мог хорошо себе представить, с кем нам придется иметь дело.

– Анна вам все объяснит, когда немного успокоится, – сердито буркнул Асканио. – Вы разве не видите: она сама не своя.

– Вижу, святой отец, но…

– Его имя – Гюрван де Бомануар, – собравшись с силами, прервала его Анна. – Луи только что описал его родовой герб.

– Мне известно, кто такие Бомануары, – кивнул Морван. – Они ярые сторонники французского короля, не так ли? Захват такой мощной прибрежной крепости значительно укрепил бы позиции всей франко-бретонской партии. И все же… Развязать военные действия вдали от их собственных владений – слишком уж смелый шаг, граничащий с безрассудством.

– Гюрван в недалеком прошлом имел некоторые основания притязать на Ла-Рош-де-Роальд. Только поэтому он отважился на столь отчаянный шаг.

– И что же это за основания?

– Мы с ним были помолвлены. Но после помолвку аннулировали.

Это известие как громом поразило обоих мужчин. Впрочем, Асканио был потрясен куда больше, чем Морван. Ведь он почитал себя ближайшим другом Анны, ее доверенным лицом, он был уверен, что знает о ней все. И вот выяснилось – она утаила от него столь важный эпизод из своего прошлого. Он не знал, что и думать.

Холодная рука страха вновь с силой стиснула сердце Анны. Борясь с дурнотой, она сделала глубокий вдох. Сейчас ей надлежало во что бы то ни стало вернуть мыслям ясность, ведь каждая минута была дорога.

– Асканио, мы должны удвоить количество стражей, – твердо и решительно произнесла она. – И не станем больше организовывать погони за мелкими воровскими шайками. Это пустая трата сил. Скажи Джоссу, что отныне он персонально отвечает за караул в надвратной башне. С этой минуты незнакомцам, за кого бы они себя ни выдавали, вход в крепость запрещен. Я немедленно отправлю гонцов к вассалам моего отца, пусть поспешат к нам на помощь. Они опередят Гюрвана.

Простившись с обоими рыцарями, Анна спустилась вниз по лестнице и поспешила в свою спальню. Там она сняла со стены лук и тронула пальцами тетиву, проверяя, хорошо ли та натянута.

– Что это вы затеваете?

Она удивленно вскинула голову. В дверях стоял Морван и с любопытством разглядывал ее оружие.

– Надо съездить на конюшни, предупредить людей, чтоб были начеку. – Анна сказала ему только часть правды. Там она практиковалась в стрельбе излука и во владении мечом. В последние дни у нее на это почти не оставалось времени, и сейчас необходимо было наверстать упущенное.

– С этим вполне справится Карлос. А вам не следовало бы сейчас покидать пределы крепости.

В голосе его слышались повелительные нотки. Тронув тетиву указательным пальцем, она пожала плечами:

– Враг в шести днях пути отсюда. Чего мне опасаться?

– Ваш противник мог выслать вперед разведывательный отряд. Например, под видом разбойничьей шайки. Нет, вы должны остаться здесь!

– Я буду осторожна. – Она повесила лук на плечо, подхватила со стола колчан со стрелами и зашагала к двери.

Но в проеме, преграждая ей путь, стоял Морван. Анна метнула на него сердитый взгляд. Он выдержал его и проговорил, чеканя каждое слово:

– Поскольку вы не способны позаботиться о собственной безопасности, Анна, и упрямо не желаете остаться, велите груму оседлать для меня коня.

И снова этот непререкаемый тон.

– Вы еще слишком слабы, чтобы выезжать верхом. К тому же я вовсе не нуждаюсь в вашей помощи.

– Силы мои восстанавливаются на удивление быстро. А сопровождать вас я намерен не только ради вашей безопасности. Хочу выехать навстречу этому Бомануару, чтобы вызвать его на рыцарский поединок.

– А вы, часом, не позабыли, что его сопровождает армия? Примите также в рассуждение, что, поскольку он дерзнул явиться в эти края и, вне всякого сомнения, намерен напасть на Ла-Рош-де-Роальд, понятие о рыцарской чести ему неведомо. Да что это я деликатничаю с вами? – Она махнула свободной рукой. – Знайте же, Гюрван попросту отъявленный негодяй. Ублюдок и мерзавец, каких поискать. Он велит своим воинам рассечь вас на мелкие кусочки. А теперь посторонитесь, сделайте одолжение. Мне недосуг. Меня дела ждут.

Но он и не подумал повиноваться. Анну так рассердило его упрямство, что она изо всех сил толкнула его в плечо. Морван стоял как вкопанный. Он даже не качнулся. Она невольно отметила про себя, что силы и впрямь возвращаются к нему с каждой минутой.

Он придвинулся к ней вплотную, так что они стояли лицом к лицу. «Как же он красив!» – мелькнуло у нее в голове. Лицо его поражало совершенством линий и пропорций, даже когда принимало гневное выражение, как теперь.

– Возвратившись к жизни благодаря вам, – произнес он глухо, – я поклялся стать вашим защитником.

Защитником. Святые угодники. Что, интересно знать, он о себе возомнил?

– Вы освобождаетесь от этой клятвы.

– Смею заметить, вы, леди Анна, не властны меня от нее освободить.

– Но дело ведь идет обо мне! Так что я имею полное право отвергнуть ваше предложение. Вдобавок вы забрали себе в голову эту мысль, когда были еще больны и не вполне отдавали себе отчет…

– Вы бессильны что-либо изменить, леди Анна. Клятва принесена, и я ее сдержу, хотите вы этого или нет.

Краска гнева бросилась ей в лицо. Да как он смеет обращаться с ней подобным образом?! «Я ее сдержу…» И это заявлено таким тоном, словно она – вещь, которой он может распоряжаться по своему усмотрению, «…хотите вы этого или нет». Эти же самые слова всегда произносил ее отец, давая понять матери, сестре и самой Анне, что спорить с ним бесполезно. Воля владетельного лорда должна быть исполнена, и глупые женщины не смеют ему перечить. С каким трудом она сдерживалась, чтобы не наговорить родителю резких слов. Но отец и в самом деле был полновластным хозяином крепости. И вот теперь на эту роль в ее собственном доме претендует какой-то наемник, едва с ней знакомый…

– Сэр Морван, попрошу вас впредь помнить, что, какую бы клятву вы ни принесли Господу, это Его и ваше дело, но отнюдь не мое. Не рассчитывайте, что я с благосклонностью приму ваше предложение быть моим защитником. Мне слишком хорошо известно, что цена подобной услуги, оказанной любым из мужчин, может оказаться слишком высока, а польза от нее – сомнительна. – Она с достоинством вышла в коридор сквозь дверной проем, который он нехотя освободил, и, обернувшись, добавила: – И вот еще что. Никто из находящихся в этих стенах не смеет мной командовать. Даже Асканио. А уж вы тем более.

Глава 7

Анна провела весь день на ферме. Она объезжала лошадей и стреляла в цель из лука. В сумерках приехал Карлос, с его помощью она немного попрактиковалась во владении мечом. Асканио, более опытный боец, который прежде обучал ее этому искусству, остался в крепости. Теперь, когда Гюрван шел на Ла-Рош-де-Роальд во главе своей армии, Асканио не мог тратить драгоценное время на тренировочные бои. Анне пришлось довольствоваться услугами старшего грума.

В эти полные трудов и забот часы она отрешилась от мрачных мыслей о предстоявшей осаде крепости, но поздним вечером, в тиши спальни, вновь ощутила приступ тревоги, граничащей с паникой. О, как она ненавидела себя за такое малодушие!

Страх не отступал. Ей стало не по себе в маленькой комнате, где стены и потолок, казалось, вот-вот сомкнутся, погребая ее под собой. Выхватив из кольца на стене горящий факел, она вышла в коридор и поднялась по лестнице на крышу замка. С моря дул ветер. Он растрепал ее волосы, взметнул пышные пряди и забросил их ей на лицо.

Она прошла к парапетной стене с бойницами и повернулась лицом к морю. Ночь была темной, но на ясном небе горели звезды. Их серебристое сияние отражалось в легкой ряби, которой была покрыта поверхность моря. Анна поместила факел в кольцо на стене и плотнее запахнулась в плащ.

Если Гюрван атакует Ла-Рош-де-Роальд, никакие переговоры не спасут ее обитателей. Выдержать длительную осаду им тоже будет не под силу. Именно на это он и рассчитывает. Чума унесла жизни многих воинов и без того немногочисленного гарнизона, во главе которого стоит теперь не грозный сэр Роальд, а его юная дочь…

Ход ее мыслей прервал какой-то шорох. Она едва не вскрикнула от неожиданности и, обернувшись, увидела, как из лестничного проема выныривает на крышу темный силуэт. Высокая прямая фигура на миг замерла словно в нерешительности.

Анна тотчас же узнала сэра Морвана. Испуг ее прошел без следа, она облегченно вздохнула. Пусть утром они повздорили, но сейчас, в эту минуту слабости, она была несказанно рада его видеть. Он казался ей воплощением силы и решительности.

– Сэр Морван.

– Миледи.

– Подойдите сюда. Море нынче такое красивое.

Он взобрался на зубчатую стену башни и подошел к ней. Их разделяло не более фута. Морван задумчиво взглянул на ночное небо.

– Верите ли вы, что по звездам можно узнать будущее? – спросила она.

– Мой учитель уверял, что звезды знают все. Он преподал мне начала астрологии, но небо столько раз забывало предупредить меня о грядущих значительных событиях, что я перестал искать у него советов.

– Видно, вы просто были не слишком прилежным учеником. Жаль. Сейчас нам обоим не мешало бы заглянуть хотя бы на две-три недели вперед.

– Неужто это помогло бы вам побороть страх? Ведь вы все никак от него не оправитесь, хотя и скрываете это. Надо сказать, не без успеха. Но тем, кто вас хорошо знает, заметно, в каком вы смятении.

– Покажите мне женщину, которую не взволновало бы известие о приближении вражеской армии.

Пламя факела, дрожавшее на ветру, освещало контуры его мужественного, волевого лица. Анна не могла не залюбоваться им. Несколько мгновений она молча стояла, вглядываясь в его четкие, гармоничные черты, и наслаждалась чувством безопасности и покоя, которое возникло в ее душе, стоило только ему взойти на башню.

– Анна, за всем этим кроется какая-то тайна. Я это чувствую. Поведайте ее мне. Я не обману ваше доверие.

Она согласно кивнула. А ведь даже Асканио не был посвящен в подробности ее помолвки. Нет, она нисколько не сомневалась в преданности рыцаря-монаха, в его готовности принять за нее самый тяжелый бой и умереть ради ее спасения. Но при одном взгляде на Морвана Фицуорена, этого малознакомого ей человека, в душе ее возникала уверенность, что он сумеет не только защитить любого, кому потребуется его помощь, но в самом тяжелом бою отстоит и собственную жизнь.

– Мама умерла, когда мне было десять. А через год отец решил, что пришла пора просватать меня. Отец Гюрвана просил у него моей руки для своего сына. Союз этот был выгоден для обеих сторон. Та ветвь семьи Бомануаров, к которой принадлежат Гюрван и его отец, очень родовита, но владения их невелики и малодоходны. Мой отец приобрел бы в случае нашей помолвки влиятельного союзника, они же получили бы часть наших земель в сердце страны, близ Ренна.

Она немного помолчала, собираясь с мыслями, и затем продолжила:

– Они приехали на оглашение, когда мне сравнялось двенадцать. Гюрвану было шестнадцать. После церемонии я должна была отправиться в их замок, где моим воспитанием занялась бы леди де Бомануар, мать Гюрвана. Бракосочетание назначили через три года. Гюрван при виде меня не смог скрыть разочарования. – Она слабо улыбнулась, вспомнив, как вытянулось лицо жениха. – Я была столь же некрасива, как и теперь, и слишком высока для своих лет. Да и манеры мои, что греха таить, оставляли желать лучшего. Во время церемонии ему пришлось приподняться на цыпочки, чтобы поцеловать меня. Это задело его самолюбие.

– Юные леди до определенного возраста растут быстрее, чем их сверстники, – заметил Морван. – Но мне хотелось бы знать, зачем это вы оклеветали свою внешность? Вы на редкость хороши собой!

Анна приняла этот комплимент как дань вежливости. Это сказал бы на его месте любой благовоспитанный человек. Она поблагодарила его, рассеянно кивнув, и вернулась к своему рассказу:

– Я помню, как неприятен был мне его взгляд. Светло-голубые водянистые глаза, холодные и пустые, скользнули по моему лицу, и я поежилась. Праздник был долгим. Уже далеко за полночь все, кто в нем участвовал, наконец, заснули.

– Вот тогда-то все и случилось? – Вопрос Морвана звучал скорее как утверждение.

– О, да. Я крепко спала, когда они ворвались в мою комнату. Гюрван и его отец. Старший де Бомануар зажал мне рот ладонью и удостоил сообщения, что ему необходимо, чтобы простыни были окроплены кровью. В таком случае помолвка не сможет быть расторгнута.

Морван сжал ее локоть. Глаза его пылали яростью, губы были плотно сжаты.

– Я пыталась высвободиться. Отчаяние придало мне сил, так что сэру де Бомануару стоило больших трудов удерживать меня. В конце концов, Гюрван пожаловался, что он не может. Я тогда подумала, он меня пожалел. И только гораздо позднее поняла, в чем было дело. Тогда родитель заявил, что сам мной займется. Представьте, я находилась в собственной спальне, в замке своего отца, полном слуг и воинов, вассалов, родных… Но никто не мог защитить меня от этих негодяев, никто, кроме меня самой.

– И вам удалось от них отбиться? – с надеждой спросил Морван.

– Представьте себе, да. Я нащупала на столике у кровати свой кинжал, которым пользовалась за столом вместо ножа, и изо всех сил ударила де Бомануара-старшего в спину, чуть ниже плеча. С тех пор он уже не мог удерживать меч в правой руке. Гюрвану, впрочем, тоже от меня досталось: его я полоснула по лицу. А как только ладонь его родителя соскользнула с моего рта, я принялась звать на помощь.

Она умолкла, чтобы перевести дух. Картины той страшной ночи стояли у нее перед глазами. Она и теперь испытывала нечто похожее на тот животный ужас, который ей, двенадцатилетней, довелось пережить в столь памятную ночь своей помолвки. Но ведь тогда она выстояла! Выстоит и нынче. Нельзя позволять страху безраздельно завладевать душой.

– Первым меня услышал брат. Он ворвался в комнату с мечом в руке. Но я продолжала кричать, пока в мою спальню не вошел отец. Представьте, что он там увидел: брата, приставившего острие меча к горлу Гюрвана, простыни, окропленные кровью… Их, а не моей! Когда рана старшего де Бомануара затянулась, они отбыли в свои владения. Разумеется, без меня.

– И вследствие этого помолвка была расторгнута?

– Не сразу и вовсе не из-за событий той ночи. Двумя годами позднее ее расторг епископ по настоянию моего отца. Потому что началась война, и отец не пожелал связывать себя узами родства со сторонниками французского короля. Бомануар-старший наверняка предвидел, что после смерти старого герцога в Бретани случится нечто подобное. И что они с моим отцом станут противниками. Поэтому он задумал лишить меня невинности в ночь помолвки. Тем самым он исключил бы возможность расторжения этого соглашения и обеспечил бы своему сыну выгодную партию.

– Но разве они не могли подкупить его преосвященство, чтобы тот снова объявил помолвку действительной?

– Как раз этого и опасался мой брат. Он отправился в Авиньон и привез оттуда свидетельство об аннулировании помолвки, которое было подписано самим папой. Но в Авиньоне тогда свирепствовала чума. Драго заразился и, возвратившись домой, умер.

Морван понимал, как тяжело ей вспоминать об этих трагических событиях. Рассказывая об этом, она вновь пережила ужас, унижение, скорбь по безвременно ушедшему брату. Он притянул ее к себе и нежно обнял за плечи. Анна не сопротивлялась. Положив голову ему на грудь, она сдавленно всхлипнула.

– И вы сохранили папский указ?

– Разумеется. Более того, копии этого документа я отослала епископу и Гюрвану. И решила, что стала наконец свободна от притязаний де Бомануаров на мою особу и на владения нашей семьи в Ренне.

Так оно и было бы, окажись на месте Гюрвана человек чести. Но со смертью Драго де Леона Анна становилась наследницей как минимум половины всего имущества.

– Если он возьмет крепость приступом, мне придется попрощаться с жизнью. Он меня убьет за то, что я сделала тогда с ним и его отцом.

Морван потерся щекой о ее пушистые волосы.

– Ему невыгодно вас убивать, Анна. Ведь вы – его главный трофей. Он возобновит прежние притязания на вашу руку и имущество. Захватив крепость, Гюрван тотчас же объявит папский указ подделкой. Да и в любом случае его мало заботит, кто и что привез сюда из Авиньона. Сам-то он будет здесь, а вы – в его руках. Если ему удастся сделать вас беременной, ни о каком аннулировании помолвки больше и речи не будет.

Морван хорошо представлял себе, как будут развиваться события в случае захвата крепости армией де Бомануара. Ведь Гюрваном движет не одна лишь жажда наживы, но еще и уязвленное самолюбие. Он выказал мужскую слабость в присутствии своего отца. Одного этого было бы достаточно, чтобы возненавидеть женщину, виновную в таком позоре. Но в добавление она еще и полоснула его кинжалом по лицу. Наверняка он больше всего на свете хотел бы умертвить ее, но поскольку леди Анна нужна ему живой, он найдет иные, более изощренные способы отплатить ей за все.

Похоже, она думала сейчас о том же, что и он. И смерть показалась ей куда предпочтительнее, чем те гнусные издевательства, которым подвергнет ее этот негодяй в случае своей победы. Она еще теснее приникла к груди Морвана. Он окутал ее тело полами своего плаща и стал легонько покачивать из стороны в сторону, словно баюкал дитя. И оба в этот миг пережили тоже чувство душевного единения, какое испытали тогда, в госпитальном шатре, когда он был уже заражен чумой, но не знал об этом. Разница была лишь в том, что теперь не он, а она смотрела в лицо смерти.

Сквозь плотную шерстяную ткань плаща он чувствовал кожей рук тепло ее тела. Ее нежное дыхание ласкало его шею у самых ключиц. Все его чувства были полны ею.

Морвану стоило огромного труда подавить все возраставшее желание. Ему мучительно хотелось покрыть ее лоб и веки нежными поцелуями, сжать ладонями ягодицы… Он не привык себя сдерживать, но сейчас обстоятельства требовали этого. Разве мог он злоупотребить ее доверием, разрушить ту незримую нить дружбы и понимания, которая их связала?

– Вам следует как можно скорее отсюда уехать. Пусть Асканио проводит вас в аббатство. Отправитесь завтра же поутру.

– Но если я уеду, крепость захватит Гюрван!

– Я останусь защищать ее.

Анна уперлась руками ему в грудь и, отстранив лицо, посмотрела ему прямо в глаза.

– Много ли вы можете один, при всей вашей доблести и воинской сноровке? Остальные и не подумают биться против такого сильного врага. Если владелец крепости позорно бежал, за кого они станут проливать кровь? Я, конечно, не владелец, но старшая в роде. Поймите, я не могу покинуть Ла-Рош-де-Роальд, оставив ее на милость Бомануаров и французов. Крепость окажется навеки потеряна для нашей Бретани!

Она говорила, все более воодушевляясь. Глаза ее горели решимостью. О былых страхах, слабости больше не было и помина. Разомкнув его руки, она пошла к лестнице. Морван опередил ее и стал спускаться первым, галантно поддерживая ее за руку. Он проводил ее до двери спальни. На пороге Анна остановилась.

– Вот уж не думала, что мне доведется подружиться с кем-либо из рыцарей так же крепко, как с Асканио. Выходит, я ошибалась.

Он взглянул сверху вниз на ее взволнованное лицо. Искушение оказалось слишком велико. Наклонившись, он положил ладони ей на плечи и приник к влажным розовым губам. Ему просто необходимо было ощутить вкус этих губ. И скрепить дружбу, о которой она только что говорила. Но этот поцелуй означал и другое: он лишний раз напоминал, что он не является священником в отличие от Асканио.

Приняв его поцелуй за изъявление дружбы – и не более того, – как только он выпрямился, с надеждой произнесла:

– Но быть может, все мои страхи и опасения напрасны? Вдруг он вовсе здесь не появится?

Глава 8

Он появился.

Анна следила за тем, как к стенам Ла-Рош-де-Роальд приближается его армия с развернутыми знаменами.

Вокруг нее на южной стене расположились рыцари, защитники крепости. Фуке и Гарольд, вассалы покойного сэра Роальда, подчинились ее приказу и оба явились в замок. Каждый привел с собой горстку воинов.

Лицо Гарольда, высокого сухощавого рыцаря средних лет, неизменно хранило хмурое, недовольное выражение. Тонкие его губы, как всегда, были презрительно сжаты. В противоположность ему плотный лысеющий Фуке был, как обычно, улыбчив и оживлен. Вместе с Гарольдом в крепость прибыл его сын Поль, лишь недавно посвященный в рыцари. Высокий черноволосый юноша с правильными чертами лица и проницательным взглядом серых глаз под густыми бровями во время совета, который длился все утро, ловил каждое слово Анны, своей госпожи. Она же была занята преимущественно тем, что пресекала споры рыцарей о том, кто из них возглавит оборону крепости, доказывая свое право принимать ответственные решения.

Между тем передовая часть войска Порвана приблизилась к Ла-Рош-де-Роальд настолько, что со стены уже можно было разглядеть блеск доспехов и оружия, черные с красным камзолы и боевые знамена с гербом де Бомануара.

Он привел с собой больше сотни воинов. У Анны же было всего пятьдесят, да и то лишь благодаря тому, что члены отряда Морвана, срок карантина которых истек как раз накануне, согласились участвовать в обороне крепости за щедрую плату серебром. Она послала Карлоса в Брест к начальнику гарнизона с просьбой о помощи. Но он еще не возвратился.

Тремя часами позднее Анна, облаченная в доспехи, натянула поводья и остановила жеребца у ворот своей крепости. Фуке и Гарольд держались справа от нее, Асканио и Морван – слева.

Решетка ворот медленно, с протяжным скрежетом заскользила вверх. Вперед выступили два воина, несших знамена с ее гербом. Когда они по деревянному мосту перешли через крепостной ров, от вражеского стана отделились пятеро всадников. В центре их шеренги находился Гюрван де Бомануар собственной персоной.

Анна и ее рыцари двинулись навстречу врагам. Она впилась взглядом во внушительную фигуру своего бывшего жениха.

Теперь он мало напоминал того юнца, которому пришлось встать на цыпочки, чтобы поцеловать ее: ростом он не уступал Морвану, но был гораздо массивнее изящного Фицуорена, намного шире того в плечах. Его прямые светлые, почти белые волосы были зачесаны назад, на узком с правильными чертами лице застыло надменное выражение. Бледно-голубые глаза взирали на окружающий мир с холодной неприязнью. Тонкий шрам, тянувшийся от левой скулы через всю щеку, нисколько не портил это выразительное лицо, казавшееся от этого даже более мужественным.

Шеренги всадников остановились в пятнадцати шагах друг от друга. Анна по-прежнему не сводила глаз со своего врага, этого великана с холодными как лед глазами.

Гюрван выдвинулся вперед, то же самое сделала Анна.

– Мое имя – Гюрван де Бомануар. Я желаю говорить с леди Анной де Леон.

Фуке перегнулся через седло:

– Так, выходит, вы для переговоров прихватили с собой армию? Что вам нужно от моей госпожи?

– Она моя супруга.

– Ничего подобного. Ваша помолвка аннулирована. Дважды. Причем во второй раз – папским указом. Копия документа была вам своевременно отправлена.

– Подлое вранье! Где свидетели расторжения помолвки? Их нет, ведь так?! Я желаю говорить с леди. Пропустите меня в крепость, или пусть она сама ко мне явится. Сообщите, что прибыл ее супруг.

Анна резким движением сняла с головы шлем. Ее золотистые кудри водопадом рассыпались по плечам.

Гюрван, лицо которого на краткий миг вытянулось от удивления, быстро справился с собой и, щурясь, стал бесцеремонно разглядывать ее.

– Так это вы собственной персоной! Хороши же дела в крепости, если вам приходится рядиться в доспехи и выступать во главе гарнизона! Вы должны благодарить Бога, что после смерти брата не останетесь беззащитной. Ведь я для того и явился сюда, чтобы взять на себя обязанности, приличествующие лорду и владельцу Ла-Рош-де-Роальд.

– Моя решимость ни в коем случае не допустить такого развития событий столь же крепка, как и мои доспехи, Гюрван.

Он слегка пришпорил лошадь и приблизился к ней вплотную.

– Я овладею этим замком, леди Анна. А заодно и вами. – Вытянув вперед руку, он сжал ладонью в кольчужной перчатке прядь ее волос.

Услышав за спиной топот конских копыт, Анна подняла левую руку. Ее рыцари послушно осадили коней. Правой рукой она резко выдернула локон из пальцев Гюрвана.

Ледяные глаза впились в ее лицо.

– Вы изменились. Похорошели. И пожалуй, лучше, чем прежде, владеете собой.

– Вы тоже стали другим. – Она старалась не подать виду, как неприятны ей были эти льстивые слова. – Во всяком случае, выросли.

– О да. – Он смерил ее взглядом. – Мой рост теперь, похоже, превосходит даже ваш. Сдавайтесь. Мне известно, как малочислен ваш гарнизон. Пожалейте своих воинов и вассалов.

– Число защитников крепости возросло, Гюрван. Взгляните на стены, и вы в этом сами убедитесь. Сколько, по-вашему, стрел полетит с них, если ваши люди подойдут достаточно близко? Ла-Рош-де-Роальд ни разу еще не пала под натиском неприятеля. Устоит она и против вас.

Губы его растянулись в злобной ухмылке.

– Вам придется капитулировать. Не пройдет и недели, как вы разделите со мной брачное ложе.

И он снова демонстративно смерил ее взглядом. Затем поднял руку в кольчужной перчатке, сжал ее в кулак и с силой опустил на ее укрытое панцирем бедро. Звук удара эхом разнесся над безмолвными, скованными холодом полями.

– Не пытайтесь противостоять судьбе, миледи. Мы с вами рождены друг для друга. Подумайте лучше о красивых, сильных и отважных сыновьях, которые у нас родятся.

Он развернул лошадь и галопом поскакал к своему войску. Рыцари, все четверо, помчались за ним следом.


После вечерней трапезы Анна уединилась в своей комнате. Ей надо было как следует обо всем поразмыслить. В осажденной крепости собралось слишком много людей. Воины Морвана, Гарольда и Фуке, оба упомянутых вассала и юный Поль, которые во время ужина сидели за главным столом… В аббатстве она привыкла к тишине и одиночеству своей кельи и сейчас, чтобы обрести ясность мысли, ей просто необходимо было удалиться от всех.

Присев на кровать, она взяла со столика гребень и стала расчесывать свои спутанные кудри. Затем скрутила всю массу волос в некое подобие узла и попыталась закрепить его на макушке при помощи деревянных шпилек.

В дверь легонько постучали. Досадливо вздохнув, она пригласила незваного визитера войти. Это могла быть только служанка, которую она не так давно отрядила на поиски Катрин. Наверняка доложит, что нигде не обнаружила юную леди. Катрин в последние дни все чаше исчезала невесть куда.

Услышав за спиной шаги, она, не оборачиваясь, приказала:

– Подойди и помоги мне. Подержи вот здесь. – И она прижала ладонью к макушке скатанные в тугой валик волосы.

Ловкие руки, вспорхнув над ее головой, охватили золотистый узел, и она осторожно, чтобы не поранить служанку, воткнула в прическу несколько шпилек, затем подняла с кровати легкую вуаль и пришпилила ее сверху. Полупрозрачная ткань бесшумно опустилась вниз, скрыв ее лицо.

– Как, по-твоему, мне к лицу такая прическа?

Только теперь она оглянулась. Но рядом с кроватью не было служанки, там стоял сэр Морван Фицуорен. Анна мучительно покраснела.

– Зачем вы здесь?

– Мне нужно кое-что вам сообщить. Один из моих рыцарей, сэр Джон, покинул крепость.

– Не сомневаюсь, он счел более выгодным служить Гюрвану. Господь с ним. Хорошо, что его предательство не причинило нам ущерба.

– Согласен с вами. Но есть и другая новость: вернулся ваш грум, Карлос. Приплыл из Бреста. А с ним десять лучников. Они расположились в городе. Выступят на нашей стороне, если Гюрван решится на приступ. Они будут наблюдать за его лагерем. А еще один из городских купцов пообещал оплатить услуги всякого, кто решится прийти вам на помощь. Человек пять-шесть изъявили готовность. Правда, воинского опыта у них нет…

– И все же… Это звучит обнадеживающе.

Он с удивлением оглядел поверхность ее кровати, пестревшую разноцветными лентами, вуалями и отрезами тканей. Затем перевел взгляд на светло-бежевое скромное платье, в которое она была одета.

– Позвольте полюбопытствовать, чем это вы здесь занимаетесь?

– Стараюсь притерпеться к женской одежде и прическе. Знали бы вы, как это нелегко!

Она стала сворачивать ткани и ленты и складывать их стопкой. Он принялся ей помогать.

– У всех владетельных леди есть служанки, которые помогают им одеваться и причесываться.

– Я уже думала об этом, – вздохнула она. – Но после чумы в крепости осталась всего одна женщина, понимающая в этом толк, и я уступила ее Катрин. Признаться, не люблю, когда слуги путаются под ногами. От них просто спасения нет. – Подхватив стопку нарядов, она уложила ее в сундук.

– А почему это вы вдруг решили начать привыкать к женскому платью?

Анна выдвинула ящик комода и принялась искать серебряную цепь, принадлежавшую ее покойной матери.

– Потому что, боюсь, в скором времени мне придется часто его носить, хочу я этого или нет.

Он подошел к ней почти вплотную и словно невзначай коснулся бедром ее ягодицы. Анна выпрямилась и строго взглянула на него.

– И делать прически? И надевать украшения? Но почему?

– Я знаю, Бог на нашей стороне и мы одолеем Порвана. Но мне все же следует готовиться к переговорам. Если дело дойдет до этого, я должна быть во всеоружии. – Она выразительно провела руками по бокам и бедрам. Просторное платье послушно обрисовало ее стройную фигуру, и у Морвана от восхищения загорелись глаза. – Вот я и подумала, что, быть может, чем более женственно я буду выглядеть, тем лучшие условия смогу выторговать у противника.

Он отступил на шаг и окинул ее оценивающим взглядом.

– И какие же условия вы намерены выставить?

– Возможность для всех рыцарей, для ваших воинов, Катрин и Джосса оставить крепость и владения. Покровительство для моего гарнизона и слуг, защиту от грабежей и насилия для моих крестьян, арендаторов и вассалов.

– А для вас? Чего вы потребуете для себя?

– Ничего. Он ведь наверняка откажет в любой подобной просьбе. – Она подошла к очагу и стала греть внезапно озябшие руки.

– Значит, вы решили согласиться на его условия и подчиниться его воле во всем, что касается вас?

– Ни о каком подчинении я и не заикалась! – Она сердито взглянула на него через плечо. – Если падать с галереи верхнего этажа, костей не соберешь.

Он бросился к ней и, схватив за плечи, развернул лицом к себе.

– Не смейте так шутить! Неужто вы и впрямь готовы броситься вниз с галереи?!

Анна пожалела, что слова эти сорвались с ее губ. Ведь никто из них не покинет крепость, зная, что она замыслила самоубийство.

– Вот еще! Нет, я столкну с нее Гюрвана.

Вероятно, рассудив, что в подобной ситуации умерщвление противника было бы меньшим грехом, чем самоубийство, он убрал ладони с ее плеч.

– Надеюсь, к утру войско де Бомануара несколько сократится. Пока вы с ним препирались, я успел шепнуть немецкому рыцарю из его свиты, что в крепости совсем недавно свирепствовала чума. Я буду удивлен, если за ночь как минимум десять воинов не покинут вражеский лагерь. Ведь при всей их боевой доблести от черной смерти не защитят ни стрелы, ни меч.

До чего же он умен. Умен и красив. Она украдкой взглянула на его узкое породистое лицо, словно высеченное из гранита, на обрамлявшие его черные волнистые волосы, на изысканно сухощавую и вместе с тем мужественную фигуру, линии которой отчетливо запечатлелись в ее памяти, когда она ухаживала за ним. Подобные мысли, разумеется, следовало скрывать даже от самой себя. Они не приличествовали юной невинной леди и уж тем более – будущей монахине. Анна вздохнула. Видно, надев женское платье, она и думать стала как женщина.

– Это было бы как нельзя кстати. – Она расправила подол. – Тогда мне не пришлось бы привыкать к платьям.

– Напротив, эта мера как раз не лишняя. Но послушайте моего совета: если переговоры все же начнутся, не надевайте это платье. Нарядитесь во что-нибудь другое.

– В доспехи? В тунику и панталоны? Вы тоже считаете, что мне они больше к лицу?

– Напротив. Я только хотел сказать, что не стоит рассчитывать на уступки со стороны мужчины, если вы явитесь на встречу с ним, одевшись как монахиня. Ведь это ваше платье наверняка из аббатства. Просторное, мешковатое, как балахон. Такие фасоны уже лет двадцать как вышли из моды. Теперь носят более облегающие лифы.

Он подошел к ней и решительным жестом собрал в горсть и натянул ткань платья на ее спине, одновременно немного приподняв подол.

– Вот так совсем другое дело. – Глаза его восхищенно скользнули по плавным изгибам ее фигуры, которые рельефно выступили под туго натянутой бежевой тканью. – Велите служанкам перешить этот мешок для дров!

Анна наклонила голову. Ее груди и бедра оказались словно выставлены напоказ.

– Оно стало похоже на наряды Катрин.

– Даже они скроены слишком свободно. Нынче это не в моде, поверьте.

– Откуда вы столько всего знаете о дамских нарядах?

– Не забывайте, я ведь жил при дворе. А там это едва ли не главная тема разговоров. – Он не отказал себе в удовольствии еще раз окинуть ее взглядом. – К тому же супруг моей сестры – торговец шелком и бархатом.

Он стоял вплотную к ней, придерживая ткань платья и полуобняв ее за талию свободной рукой. Его близость породила странные, сладостно-терпкие ощущения в ее теле. Она сдавленно вздохнула и тотчас же со смущением почувствовала, что Морван не только уловил этот вздох, но и понял, что было ему причиной.

Анна, чтобы скрыть смущение, сделала вид, что рассматривает подол своего мешковатого платья.

– Понимаю, о чем вы. Его следует полностью перешить. Я так и сделаю. Благодарю за совет. – Она высвободила ткань из его пальцев и сделала движение, чтобы уйти.

Но он не позволил ей этого сделать. Обняв ее левой рукой за плечи, он впился взглядом в ее побледневшее лицо. В глазах его горела страсть. Губы и подбородок приобрели вдруг жесткие, едва ли не хищные очертания. Анна никогда еще не видела его таким. У нее занялось дыхание.

Свободной рукой он сдернул с ее головы вуаль. Еще мгновение, и шпильки дождем посыпались на пол. Золотистые локоны окутали плечи пышной волной.

– И если уж на то пошло, когда женщина желает добиться чего-то от мужчины, ей не следует скрывать того, что ее украшает. – Его сильные длинные пальцы осторожно коснулись ее затылка в поисках оставшихся шпилек, затем скользнули вниз, вдоль шеи. Анна едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть от наслаждения. – Мы слабеем под воздействием женских чар и становимся тем сговорчивее, чем эти чары сильнее.

Он поднес прядь ее волос к лицу и втянул ноздрями исходивший от них тонкий аромат.

– Вы подрезали волосы в монастыре? Или когда хворали?

– В монастыре, – с трудом выдавила она из себя.

– Они восхитительны. Никогда больше их не подстригайте.

Ей хотелось возразить, что так принято в аббатстве, но на сей раз она окончательно онемела: он снова смотрел на нее этим настойчивым, зовущим взглядом, который порождал в ее душе сладостное томление и лишал ее последних остатков воли.

Ей следовало оттолкнуть его, но она словно оцепенела под его взволнованным взглядом, и тело перестало ее слушаться. Ощущая тепло его ладони на своем бедре, она поймала себя на том, что мучительно ждет чего-то неведомого, что должно было вот-вот случиться, и ожидание это наполняло ее душу сладким ужасом. Казалось, они стояли вот так вплотную друг к другу целую вечность…

Взгляд его скользнул по ее шее.

– Должен заметить, что тесемки воротника затянуты слишком туго. Это также давно не в моде.

Она следила за движениями его рук. Вот он распустил шнурок и медленно, дюйм за дюймом, принялся обнажать ее шею, плечи, верхнюю часть груди. Ласковые и намеренно неторопливые прикосновения его пальцев к открывшимся участкам кожи вызывали во всем ее теле удивительно приятные, волнующие ощущения.

Вот он прижал ладонь к верхней части ее груди, а после медленно провел кончиками пальцев по краю глубокого декольте, которое благодаря его усилиям заменило собой туго стянутый воротник.

Рука его на миг замерла, и Анна вскинула голову. Он нахмурился.

– Если вам случится вести переговоры с мужчиной, не смотрите на него так, как сейчас. Он примет это за безмолвный вызов и немедленно решит поставить вас на место.

– И что же это за место?

– Извольте, я вам его покажу.

Стремительным движением он привлек ее к себе и заключил в объятия. Он сжал ее так крепко, что она едва не задохнулась. Ей было трудно дышать, но, подняв руки, чтобы оттолкнуть его, она неожиданно для себя самой положила ладони ему на плечи и притянула к себе. В этот миг она самозабвенно и безраздельно покорилась его власти. Нежными движениями поглаживая ее шею, он наклонил голову и стал покрывать поцелуями ключицы и верхнюю часть груди. Вне себя от сладостной истомы, охватившей все ее тело, она еще крепче сжала его плечи и запрокинула голову. Он коснулся ладонью ее затылка и, выпрямившись, приник губами к ее полуоткрытым губам.

Этот поцелуй потряс все ее существо до самых потаенных, скрытых глубин, о которых сама она даже не подозревала. Ей казалось, что они вдвоем летят в вечернее небо, высоко-высоко, к блистающим звездам, и тихий бриз кружит и покачивает их и уносит все выше. Ла-Рош-де-Роальд со всеми обрушившимися на нее бедами осталась далеко внизу. В необъятном мире существовали теперь только он и она.

Морван ласкал языком внутреннюю поверхность ее щек и прижимал ее к себе так крепко, что она ощущала отвердевшими сосками упругие, словно стальные, мускулы его груди.

Он ласково провел ладонями вдоль ее спины и стал покрывать быстрыми поцелуями щеки и лоб, мочки ушей, а после снова приник к губам – властно, требовательно, жадно. Анна протяжно застонала. Никогда еще она не ощущала себя такой счастливой. Здесь, в вышине неба, вдвоем с Морваном она готова была провести остаток своей жизни до последнего мига.

Ей казалось, их близость в эти мгновения стала беспредельной, но Морван вдруг с силой прижал ее бедра к своим. Почувствовав прикосновение своего лона к его возбужденной мужской плоти, она настороженно напряглась.

Морван тотчас же ослабил силу своих объятий. Глядя на нее сверху вниз своими огромными агатово-черными глазами, он пообещал:

– Я не причиню вам зла. Не бойтесь. – И, обняв ее одной рукой, снова властно привлек к себе. Он охватил свободной ладонью одну из ее грудей и нежно коснулся соска кончиком пальца.

Наслаждение, которое при этом испытала Анна, оказалось столь острым, что она, вскрикнув от неожиданности, сама потянулась к его губам. Поцелуй был долгим, упоительно страстным. Не разжимая объятий, он продолжал ласкать ее сосок, и Анна чувствовала, как неистовое желание охватывает все ее тело, как возбуждение, нарастая, властно требует утоления.

Она прижалась к нему, отдаваясь его ласкам, а тело ее требовало новых, все более смелых. Морван сжал ладонью ее ягодицу, скрытую под плотной тканью платья. Рука его очутилась в нескольких дюймах от того участка ее тела, где сосредоточилось снедавшее ее страстное томление. Она слегка раздвинула ноги и, полузакрыв глаза, взглянула на него. Морван, участвуя в любовной игре, одновременно наблюдал за ней, следил, как реагирует она на его ласки.

– Да! – воскликнул он словно в ответ на ее призывный, требовательный взгляд. Она сжала ладонями его лицо и стала покрывать поцелуями его лоб и щеки.

И вдруг какой-то посторонний звук, донесшийся до ее слуха из другого мира, разом положил конец их восхитительной близости. Возвращение к реальности было для нее внезапным и мучительным, словно падение с небес на землю. Анна обескуражено оглянулась и обнаружила себя стоящей близ очага в своей комнате в Ла-Рош-де-Роальд. Морван все еще сжимал ее в объятиях.

– Прошу вашего милостивого внимания, – с сарказмом произнес Асканио, подходя к ним. – Уж не сошли ли вы оба, часом, с ума, хотел бы я знать?

Анна спрятала зардевшееся от смущения лицо на груди Морвана. Святые угодники, давно ли он здесь и много ли успел увидеть?!

– Оставьте нас! – потребовал Морван.

– И не подумаю! Сейчас перед вами не священник, сэр Морван, а рыцарь, почитающий долгом своим подать помощь леди, которой грозит беда.

Возбуждение Анны еще не до конца угасло. Но теперь она ясно осознавала происходящее. Перед ней стоял Морван с раздувающимися от ярости ноздрями, позади – Асканио, широко расставив ноги и сжав кулаки. Он был готов принять бой за ее честь.

Оттолкнув от себя Морвана, она решительно произнесла:

– Оставьте нас.

Гневный взгляд обратился к ней, но мало-помалу искры ярости в его огромных глазах потускнели, а затем и вовсе погасли. Он коснулся губами ее лба и, повернувшись, вышел из комнаты.

Анна бессильно опустилась на ковер у камина. Скрестив ноги, она невидящим взглядом уставилась на огонь. В комнате повисла тишина.

– Дверь была открыта настежь, – помолчав, пояснил Асканио. – Служанка, которую вы посылали с поручением, возвратилась, а увидев, что здесь происходит, бросилась ко мне.

– Теперь ей будет, о чем посудачить со своими товарками.

– Надеюсь, мне удастся убедить ее попридержать язык. Напомню ей, что сплетников ждет геенна огненная. Обычно это срабатывает.

После всего, что произошло, Анна погрузилась в какое-то странное оцепенение. Ей хотелось побыть одной.

– Если вы считаете, что мне надо исповедаться, давайте отложим это до завтра.

– Вообще-то я навязываю вам свое общество из опасения, как бы Морван не вернулся. Он ведь не из тех, кто легко расстается с добычей. А необходимости в исповеди для вас я не вижу. Ведь все произошло не по вашей воле.

«Еще бы, – подумала она. – Вот уж чего я полностью лишилась, так это воли. Он отнял ее у меня, он подчинил меня себе, он овладел всеми моими чувствами, всеми помыслами». И хотя она размышляла об этом как-то отстраненно, в глубине души у нее зрела уверенность, что после, по здравом размышлении, она не раз еще горько себя в этом упрекнет.

– Как жаль, что вы стали свидетелем этой сцены, – вздохнула она.

Он опустился на ковер подле нее и взял ее руки в свои.

– Анна, никто не вправе запретить вам испытывать чувства, которые так естественны для всех смертных. И если вы окончательно решите навек затвориться в аббатстве, да не будет причиной такого решения полное ваше неведение о многом, в чем вы принуждены будете себе отказать. Но рассудите сами, в какую сложную ситуацию вы себя ставите. Если ваши вассалы, воины, слуги узнают, что выделите ложе с рыцарем, за которого не можете выйти замуж, это резко изменит их отношение к вам. Это ведь все равно, что играть с огнем. Ваше положение и без того достаточно шатко…

Она повернула к нему озабоченное лицо. Лишь теперь ее покинуло чувство физического единения с Морваном, ощущение, что он, пусть незримый, по-прежнему сжимает ее в объятиях.

– Анна, вы и вправду считаете, что он нужен вам? Вы согласились бы стать его супругой, окажись такое возможно?

Она не знала, что ему ответить. Ей было сказочно хорошо в объятиях Морвана, но желала ли она очутиться в его полной власти? А ведь подчинение мужу являлось непременным условием жизни в браке, это было ей доподлинно известно. Минувшим вечером ей открылось, что стоит ему ее поцеловать, и она тотчас же оказывается в плену своей страсти. Получается, чувства – опасная вещь.

И все же… О, как волшебно пленителен был этот экстаз! Ей стало горько от мысли, что больше она никогда уже его не испытает.

– Я не желаю ни за кого выходить замуж, Асканио. Даже после всего, что случилось нынешним вечером. А, кроме того, вам не хуже моего известно, что, согласись я вступить в брак, не в моей воле было бы выбрать супруга по сердцу. Решение принял бы герцог. Я даже допускаю, что Фуке и Гарольд могли бы вступить в соглашение с Гюрваном. Он сумел бы склонить обоих на свою сторону, оставив за ними все их права и владения. И только мое намерение принять постриг служит мне защитой от этого. Что же до Морвана, то он англичанин. А мои владения могут принадлежать только бретонскому роду.

В глубоко посаженных черных глазах Асканио читалось сочувствие.

– Не тревожьтесь обо мне, друг мой. – Она слабо улыбнулась. – У меня нет на его счет никаких иллюзий. Я прекрасно понимаю, как мало должна значить женщина вроде меня для такого, как Морван. Гордость не позволит мне уподобить свою жизнь балладе, какие поют бродячие менестрели, о разбитом сердце и неразделенной любви. К человеку, с которым мне не суждено быть вместе и который не желает меня.

– Я сказал бы, – кашлянув, вставил Асканио, – что менее получаса назад он весьма недвусмысленно дал понять, насколько желает вас.

Могло ли это быть правдой? Никто из мужчин никогда не домогался ее внимания. Да и Морвану наверняка была нужна не она, а Ла-Рош-де-Роальд. От этой догадки у нее болезненно сжалось сердце. К воспоминаниям о восхитительных минутах, проведенных в его объятиях, примешалась горечь. Гюрван привел целую армию, чтобы завладеть крепостью, ну а Морван с той же целью решил воспользоваться своей мужской привлекательностью.

Анна поднялась и оправила на себе платье. Чары, во власти которых она пребывала, окончательно развеялись.

– Я должна объясниться с ним.

– Нет-нет. – Асканио предостерегающе поднял руку. – Я сам с ним поговорю. Уже поздно. Ложитесь спать. И да хранит вас Господь.

Морван лежал на кровати в отведенной ему комнате. Перед его мысленным взором возникали картины одна другой соблазнительнее: развившийся локон золотистых волос, обнаженная грудь, зовущий, страстный взгляд сапфирово-синих глаз…

Он давно уже примирился с тем, что женщина эта, как бы он ее ни желал, не может ему принадлежать. Он смирился с ее выбором – посвятить себя служению Богу. Ему достало благородства отвергнуть подлый план изменника сэра Джона. В самом деле, какой низостью было бы склонить девицу к сожительству и супружеству, польстившись на ее владения. И вот теперь решимость его поколебалась.

Как ни пытался он держать свои чувства под контролем, они все же оказались сильнее разума, сильнее его воли. Святые угодники, с каким наслаждением он контролировал ее растущее возбуждение, как сладостно было сжимать в объятиях ее юное прекрасное тело, трепещущее от страсти. А ведь он, дерзнув к ней прикоснуться, был готов к резкому и решительному отпору… И вместо этого она ответила на его страстный порыв не менее пылкой страстью. Она оказалась такой отзывчивой на ласки, такой чувственной…

Вдруг дверь его комнаты с треском распахнулась, и прелестные видения испуганно упорхнули прочь.

– Ах вы, презреннейший, самонадеянный выскочка! – вскричал Асканио, вихрем врываясь в покои и резко захлопывая за собой дверь. С французского он тотчас же перешел на итальянский, добавив несколько сочных ругательств.

– И как это у вас хватило смелости заявиться сюда, святой отец? Прошу вас, не начинайте!

– Все верно: с вами сейчас говорит именно священник! Вы не забыли, что исповедались мне?! Выходит, вам мало побед над всеми английскими придворными дамами и над половиной женского населения Гаскони? Над жительницами Нормандии и Франции? Ваши воины проводят досуг, пересказывая друг другу пикантные подробности ваших похождений! Здешние служанки все как одна готовы разделить с вами ложе, но только нашему красавцу женолюбу этого не довольно! Он решил сделать жертвой своей похоти невинную деву, благочестивую послушницу, не познавшую мужчины!

– Вы преувеличиваете. Не такой уж я отчаянный соблазнитель. – Морван встал с кровати, чтобы в случае чего отразить нападение.

– Нет, я нисколько на ваш счет не заблуждаюсь. Интересно, о чем вы думали?!

– Я вообще не думал, да будет вам известно. Вы что же, столько лет монашествуете, что успели позабыть, каково это?

– Неужели вы так порочны, что испытываете удовольствие лишь когда растлеваете невинных?

– Все обстоит совершенно иначе. Я желал ее с той первой нашей встречи, которой и вы были свидетелем.

– Вы всегда пытаетесь завладеть тем, чего желаете?

– Стараюсь иногда сдерживаться. – Морван мрачно усмехнулся. – Иначе овладел бы ею в первую же ночь. Она до сих пор девственна только потому, что я не тороплю события.

– Вы так считаете? Сожалею, но вынужден вас огорчить: Анна сметлива и умеет учиться на своих ошибках. И случай с вами не станет исключением. Ваша партия проиграна. Будьте же благоразумны, сдайтесь, отступите.

– Довольно вам принижать мои чувства к Анне! – вскипел Морван. – Ведь я ее люблю! И меньше всего на свете желаю ей зла, что бы вы там ни говорили!

Злость Асканио тотчас же сменилась глубоким состраданием.

– Боже, помоги нам! – вздохнул он и мягко добавил: – Вы ведь сами знаете, что мечты ваши несбыточны. Держитесь от нее подальше, вот мой совет.

– Чтобы она могла вернуться в монастырь? Или погибнуть в сражении? Она ведь ваше создание, не так ли? Мужчина не вписывается в вашу схему воспитания святоши?!

– Она сама себя создала. И если вы считаете, что познали ее душу, то вам и это должно быть ведомо. Господь благословил ее высоким умом и жаждой свободы. Мужчина не вписывается в ее собственную схему.

– Но владеть оружием учили ее вы. И вы позволили ей носить мужское платье, сражаться с бандами грабителей. Это с вашего благословения она отреклась от своей женской сущности.

– Я просто не мог остановить ее на этом пути. Всего, о чем вы говорите, от бедняжки потребовали обстоятельства. Был ли у нее выбор? Не отрекись она от своей женской сущности, каков оказался бы ее удел? Свадьба по указке герцога? Ложе, которое она была бы принуждена делить с нелюбимым супругом? Это ночью. А днем ей пришлось бы во всем подчиняться ему. Вы способны представить себе Анну в подобной роли? Я – нет.

Морван подошел к очагу и наклонился над огнем, опираясь на обрамлявший его каменный выступ согнутыми в локтях руками.

– Она так неопытна. Так мало знает жизнь. Она не ведает, как я люблю ее. И понятия не имеет, что может ждать ее на поле боя. – Он оглянулся через плечо и с насмешливо-печальной улыбкой прибавил: – Знаете, чем она занималась нынче вечером? Планировала, как себя вести на переговорах с де Бомануаром в случае нашего поражения. А заметили ли вы, как он глядел на нее? По глазам его было видно, о чем он думает. Я готов был убить его на месте.

Асканио согласно кивнул. От его взора также не укрылось сластолюбивое выражение, мелькнувшее на лице Порвана.

– А шрам у него на щеке заметили? Это она его так украсила. – И он рассказал Асканио о тех давних событиях.

– О том, что он тогда не преуспел, нам известно только с ее слов, – озабоченно хмурясь, подытожил Асканио, когда Морван умолк.

– Неужто вы сомневаетесь в ее правдивости?

– Я – нет. Но кому поверят другие – ей или Гюрвану? Подтверждением слов Анны может служить только ее непорочность. И это еще одна причина… – Не закончив фразы, он выразительно взглянул на Морвана.

Ему подобное даже в голову не приходило. Еще одна причина, по которой она не может ему принадлежать. По крайней мере теперь.

– Я не повторю своей попытки. Даю вам слово.

Асканио сдержанно кивнул и сделал шаг к двери.

– Но у меня есть одно условие.

Асканио замер на месте.

– Если мы будем побеждены и я останусь в живых, я проведу ночь с леди Анной прежде чем она достанется ему. Пусть ей будет, о чем вспоминать до конца своих дней.

Асканио светло улыбнулся.

– Этот вопрос мы предоставим решать самой леди Анне. Я не вправе ею распоряжаться. Но полноте, разве можем мы потерпеть поражение? С вашей-то силой, с ее отвагой и моими молитвами?

Глава 9

Тремя днями позже двое всадников из числа воинов Порвана подъехали к воротам Ла-Рош-де-Роальд и швырнули на землю объемистые тяжелые тюки, после чего тотчас же ускакали прочь. Несколько стражей, открыв ворота, с трудом втащили тюки в крепость и принялись их разворачивать. Из замка вышел Морван. Он поспешно пересек двор и стал помогать воинам. Внутри свертков из старых одеял, перетянутых ремнями, оказались два женских тела. Истерзанные, полуголые, в синяках и кровоподтеках с головы до ног, обе несчастные – крестьянка средних лет и девочка-подросток – были, однако, еще живы, хотя жизнь едва теплилась в них.

Увидев Анну, размашисто шагавшую через двор по направлению к собравшимся, Морван приказал Грегори:

– Уведи ее отсюда. Ей не следует это видеть.

Молодые воины расступились.

– Это Рут, – сказал Луи, указав пальцем на женщину. – Из той самой деревни, где мы вас тогда нашли с вашим оруженосцем, сэр Морван. И девчонка ее, Маргарита.

– Вы двое понесете девочку, – отрывисто скомандовал Морван, кивнув в сторону Луи и его юного товарища.

Наклонившись над женщиной, он подхватил ее на руки и медленно выпрямился. В этот миг Рут пришла в себя и слабо застонала.

При виде Анны, которая, оттолкнув Грегори, тщетно пытавшегося заступить ей дорогу, приближалась к нему, Морван досадливо вздохнул. Она заглянула в лицо женщины, затем откинула край одеяла и закусила губу.

– Соблаговолите отнести ее в мою комнату, сэр Морван. – С этими словами она повернулась и направилась ко входу в замок.

– Анна, пусть ими займутся служанки, – возразил он.

Она оглянулась на ходу и сердито бросила:

– Делайте, что я сказала.

Морвану не оставалось ничего другого, как подчиниться. Он прошел следом за ней через весь зал и начал подниматься по ступеням. Анна отдавала приказания слугам, столпившимся на верхней площадке. Женщина невидящим взором смотрела на Морвана. С трудом разомкнув запекшиеся губы, она прошептала:

– Моя девочка…

– Она здесь. Жива. Леди позаботится о ней и о тебе. Ведь она умеет выхаживать больных, ангел коснулся ее своим крылом, ты сама знаешь.

Анна велела ему положить Рут на свою кровать и приказала слуге принести тюфяк для девочки.

– Негодяи ведь их изнасиловали, Анна, – вполголоса сказал он, усомнившись, что ей прежде приходилось иметь дело с чем-либо подобным.

Она окинула взглядом мать и дочь.

– Кто-нибудь из наших женщин наверняка знает, что следует предпринять. А теперь ступайте, прошу вас.

Двое слуг внесли в комнату лохань и несколько ведер с теплой водой, и Анна при помощи служанок обмыла и перевязала раны своих новых пациенток. Девочка все еще была без сознания.

Напоив Рут бульоном, Анна укрыла ее мягким одеялом и села на край постели.

– Они нарочно привезли вас с дочкой в крепость. Чтобы вы могли рассказать, как с вами обошлись. Гюрван желает, чтобы я об этом узнала. Отдыхай, набирайся сил, а после поговорим.

Она хотела было подняться, чтобы уйти, но Рут схватила ее за руку.

– Нет, я вам сейчас все расскажу, миледи. Потому что коли засну, то, может статься, навеки. Дай-то Бог! Зачем мне теперь жить-то?!

– Сколько лет твоей дочери? – участливо спросила Анна.

– Минувшим летом тринадцать сравнялось. Ох, лучше б и ее Господь прибрал!

Анна старалась не выказывать своего ужаса и замешательства. Ей вспомнились слова Гюрвана: «Пожалейте своих воинов и вассалов». Не имея пока возможности подобраться к тем и другим, он решил в назидание ей учинить расправу над самыми беззащитными из подвластных ей людей. Над крестьянами. Над женщиной и ребенком.

– Они прискакали к нашему дому утром, как раз светать начало, – продолжала Рут. – И приказали нам выйти во двор. Их было десятеро, все как один верхом, а командовал ими злой великан. – Она провела языком по пересохшим губам. – Сказал, что, мол, он теперь наш господин и ваш супруг и мы ему принадлежим. Потом этак зыркнул на нас с дочкой, ну чисто людоед, и я сразу смекнула, этого хлебом не корми, дай только кого-то убить или замучить. Ну, думаю, кому-то из нас пришла пора помирать. Этот рыцарь велел моему старику выйти вперед, и тот сделал пару шагов, а после он как размахнется боевым топором, так у Пьера голова с плеч и покатилась. Он мгновение постоял еще – безголовый, понимаете? – и рухнул наземь.

Из глаз несчастной полились слезы. Прерывисто вздохнув, она продолжила:

– Этот злой великан сказал, что вы обо всем должны от нас узнать. Что он всякий день, покуда вы не сдадитесь, будет кого-то убивать. А кто спрячется, того разыщет и убьет вместе с женой или мужем. Чтоб не смели от него хорониться. – Понурившись, она едва слышно пробормотала: – Они увезли нас с собой. Меня он отдал своим людям, а с дочкой моей сам натешился вволю.

«Пожалейте своих воинов и вассалов». Не многих из владетельных лордов впечатлила бы эта угроза, поскольку большинство из них мало заботились о безопасности своих подданных, в особенности же во время военных столкновений. Она могла бы последовать примеру этого внушительного большинства и ждать за высокими стенами крепости, пока Гюрван не уберется восвояси. Но ее отец никогда бы так не поступил. И брат тоже. А значит, ей надлежало принять меры для защиты крестьян. Гюрван рассчитывал именно на это. На то, что она пожертвует собой и своими владениями, чтобы спасти людские жизни.

Она встала с кровати и, сделав несколько шагов, склонилась над неподвижным телом Маргариты. Девочка едва дышала, кожа ее была холодной как лед.

Гюрван хвастливо заявил, что не пройдет и недели, как она разделит с ним ложе. Он надеется, что она капитулирует, как только воочию убедится, на какие злодеяния он способен. Как бы не так! Надругавшись над несчастной девочкой, он добился противоположного результата. Она отомстит ему за несчастное дитя, за каждую каплю крови Пьера, ее отца, за издевательства над Рут. Гюрван де Бомануар дорого заплатит за это чудовищное преступление.

Слуга с поклоном подал ей чашу с вином. Сделав несколько глотков, она приказала ему:

– Разыщи Карлоса. Пошли его ко мне. И скажи рыцарям, что через полчаса им надлежит явиться в главный зал.

Взглянув на все еще недвижимую Маргариту, она кивнула Рут и вышла из комнаты.

Через полчаса она пересказала собравшимся в главном зале рыцарям историю Рут и подытожила:

– Он, безусловно, рассчитывает, что я капитулирую, убедившись, что его угроза – не пустые слова. Так поступила бы на моем месте любая женщина, у которой есть сердце.

– Господь с вами, миледи! – горячо запротестовал Фуке. – Здравомыслящая леди осталась бы ко всему этому равнодушна, зная, что ей и ее вассалам ничто не грозит. А в вашем случае это воистину так: силы наши возросли. Мы выдержим любую осаду.

– А что будет с крестьянами, пока мы тут станем отсиживаться? С теми, кого пощадила чума? К тому времени как он устанет их убивать и поймет, что крепость не сдастся, мои земли совсем обезлюдеют.

– Если уж речь зашла о капитуляции, – глубокомысленно изрек Гарольд, – то в ваших интересах теперь же отправить к де Бомануару парламентеров. Можно будет сдаться на самых выгодных условиях.

– Я не намерена сдаваться, – отчеканила Анна, чувствуя, как по телу ее пробежал озноб. Это решение далось ей с немалым трудом и теперь, заявив о своих намерениях вслух и осознав, что пути назад нет, она едва не лишилась чувств от волнения. Справившись с собой, она пояснила: – Я отправила Карлоса в город. Он проберется туда по прибрежной полосе, пока не начался прилив. – С этими словами она развернула на столе пергаментный свиток – подробную карту своих владений. – Я также известила английских лучников, что завтра на рассвете мы пойдем в наступление на лагерь Гюрвана.

Кое-кто попытался было ей возражать, упирая на то, что численное превосходство противника все еще значительно, но эти робкие голоса вскоре стихли. Все мужчины, принимавшие участие в совете, были отважными воинами, и перспектива внезапной атаки заставила их кровь быстрее струиться по жилам. У многих загорелись глаза от радостного предвкушения. Встав у края стола полукругом, они склонились над картой.

– Отец рассказывал мне, как Жанна де Монфор однажды разбила врага, который осадил ее крепость. Она вывела своих воинов через потайной ход, скрытно окружила неприятельский лагерь и внезапно атаковала его. Мы поступим так же. Мы оттесним войско Гюрвана к крепостной стене, на которой выстроятся наши лучники. А главные силы пойдут в наступление вот здесь. – Она указала на участок карты, где были схематично нарисованы поляна возле замка и обрамляющие ее заросли деревьев. – Карлос, я и еще кто-нибудь из рыцарей во главе небольшого отряда займем позиции на северном краю поляны, а с правого фланга основные силы поддержат английские лучники.

Ответом ей послужила мертвая тишина. Несколько пар глаз уставились на нее с ужасом и недоумением. Первым обрел дар речи юный Поль:

– Миледи, уж не хотите ли вы сказать, что намерены принять участие в сражении?!

– Именно это я и сказала. Это будет не первый мой бой. Возможно, и не последний.

– Но ведь у противника сейчас не такое уж и большое численное превосходство, – вставил Гарольд. – Вам нет необходимости рисковать собой.

– И кем вы предлагаете заменить меня?! – вскипела Анна. – Кто, по-вашему, сумеет так же метко поражать неприятеля излука, мчась на коне галопом? Среди ваших воинов, Гарольд, есть такой искусный лучник? А вы кого предложите, Фуке? – Взглядом ища у собеседников поддержки и не находя ее, она раздраженно тряхнула головой. – Что скажете, Морван? Кто-то из вас считает, что лучников не следует располагать на флангах? Что это не решит исход сражения?

– Вас могут взять в плен, – буркнул Гарольд.

– Я постараюсь держаться под прикрытием крепостной стены. Мой конь – животное выносливое и быстроногое, тяжелые доспехи я надевать не стану.

Последнее заявление вызвало у всех собравшихся новый взрыв негодования. Перекрывая ропот остальных рыцарей, Асканио зычным голосом воскликнул:

– Ведь у них тоже есть лучники! Об этом вы, надеюсь, не забыли?

– Разумеется, нет. Но мы же нападем на них внезапно. У лучников просто не будет времени, чтобы занять выгодные позиции. Я скрою волосы и нижнюю часть лица капюшоном, так что меня трудно будет узнать. Итак, все решено. Мы выступим завтра на рассвете.

Оставив рыцарей обсуждать детали предстоящей атаки, она отправилась навестить Рут и Маргариту и провела у них около часа, а затем вышла прогуляться по замковому двору. У ворот, охраняемых часовыми, ее нагнал Асканио.

– Если вас послали остальные, чтобы вы попытались отговорить меня от участия в завтрашнем сражении, не тратьте понапрасну времени и усилий. Я своего решения не переменю.

– Нет, мне надо поведать вам кое о чем более серьезном. Давайте поднимемся на стену, где нас не смогут подслушать.

Они взошли на зубчатую стену и остановились поодаль от часовых. Асканио испытующе взглянул на Анну, сжав губы в нитку и полуприкрыв глаза. Теперь она имела дело не с рыцарем, лишь час назад принимавшим участие в военном совете, а со святым отцом.

– Вечером я отслужу мессу, чтобы все могли обратиться к Всевышнему перед завтрашним суровым испытанием. А после намерен совершить таинство браковенчания. Джосс и Катрин вступят в законное супружество.

– Что?! С чьего согласия, хотела бы я знать?!

– По собственной воле и ввиду открывшихся обстоятельств.

– Но ведь они не могут венчаться без разрешения герцога. Иначе нам придется заплатить выкуп, какой мы вряд ли сможем себе…

– Анна, Катрин ждет ребенка. Я это подозревал, но окончательно удостоверился лишь вчера. Они мне во всем признались.

Анна устремила невидящий взгляд поверх зубчатой стены. Известие о беременности сестры не только повергло ее в шок, но и раздосадовало. Как будто у них без этого мало проблем! Неужто Катрин не могла сдержать свои чувства, дождаться согласия герцога на брак с Джоссом? Но тут она вспомнила себя в объятиях Морвана, и злость ее мгновенно улетучилась.

– Мне, право, жаль вас, Асканио. Выслушав от них это известие, вы направились в мою комнату и застали там нас с сэром Морваном. Теперь вы, поди, считаете, что женщины в нашем роду все как одна распутницы.

– Я считаю, что женщины в вашем роду жизнелюбивы и решительны. Хотел бы также обратить ваше внимание на очевидные плюсы данного поворота событий. При ином положении вещей, случись с вами что-нибудь худое в завтрашнем бою, чего да не допустит Всевышний, Гюрван немедленно заявил бы притязания на руку вашей сестры. Но, став законной супругой Джосса и ожидая от него дитя, она окажется защищена от де Бомануара. И даже если Джосс падет в бою, Катрин и Ла-Рош-де-Роальд не достанутся Гюрвану.

Слова Асканио пролили бальзам на ее душу. Ведь она, решив подвергнуть себя риску быть убитой на поле боя, так тревожилась о будущем сестры.

– Хорошо бы вам поговорить с ними обоими. Они вас ждут в приемной сэра Роальда.

Анна, благодарно кивнув ему, направилась вдоль стены к проему и вышла на лестницу. Ей предстоял нелегкий разговор с Катрин. Но имела ли она, еще вчера принимавшая нескромные ласки Морвана, право судить сестру?

Венчание было скромным. Над всеми, кто на нем присутствовал, мрачным облаком витала мысль о предстоящей битве. Но Джосс и Катрин, казалось, ничего этого не замечали. Морван, во время церемонии глаз не сводивший с новобрачных, был растроган тем выражением абсолютного счастья, какое сияло на их юных лицах.

За вечерней трапезой молодую чету сердечно поздравили все рыцари и челядь замка. Когда ужин окончился, Анна проводила сестру наверх.

Морван остался в главном зале. Он нетерпеливо ждал ее возвращения. Когда же миновала полночь, он отправился ее искать.

Зря она рассчитывала, что он позволит ей завтра биться против войска де Бомануара наравне с рыцарями. Весь минувший день перед его мысленным взором то и дело возникала ужасная картина: ее мертвое тело на сырой земле. Фуке и Гарольду, может быть, все равно, останется она жива или погибнет, даже Асканио в случае столь печального исхода наверняка утешится тем, что ангелы забрали ее душу на небеса. Что же до самого Морвана, то мысль о ее возможной гибели приводила его в исступление. Он знал, что не сможет жить без нее.

Он не сомневался, что в спальне ее нет: там по-прежнему находились несчастные крестьянка с дочерью в окружении служанок. После некоторого размышления он направился в приемную. Анна, как он и ожидал, оказалась там. Сидя в огромном кресле с высокой резной спинкой, она задумчиво смотрела на огонь в очаге. Золотистые локоны спускались ей на плечи и пышным ореолом окружали всю ее голову и виски. Казалось, она только что поднялась с кровати, не в силах заснуть. Завернувшись в просторный темно-зеленый мужской халат, она прижимала к груди рукоятку меча, острие которого упиралось в пол.

Огненные блики отражались в ее расширившихся зрачках, но взгляд синих глаз, казалось, был обращен вовсе не на яркое пламя, а куда-то внутрь, в самые сокровенные глубины ее существа. Морвану, как, впрочем, это случалось почти всегда с момента их первой встречи, тотчас же передалось ее настроение. Вся ее фигура, казалось, излучала печаль. Печаль и решимость. Но было в ее позе, в задумчиво-отрешенном взгляде и еще нечто, чего он не мог определить. Смущение?

Она даже не взглянула в его сторону, словно не сомневалась: он придет.

Да, она заранее об этом знала. Благодаря той незримой связи, которая существовала между ними. Возможно, она стала бы это отрицать, но Морван был уверен: она тоже ее ощущает.

– Размышляете о завтрашнем сражении? – спросил он, чтобы нарушить затянувшееся молчание.

– Я думала о Катрин и Джоссе.

Его это не удивило. Если даже он почувствовал укол зависти, глядя на одухотворенные, просветленно-счастливые лица жениха и невесты, то что должна была испытывать она во время обряда?

– Малышка Катрин вдруг стала совсем взрослой, – вздохнула Анна. – Зрелая матрона. И это моя младшая сестрица, моя Катрин! Да и Джосс – когда это он успел так вытянуться и возмужать? Ведь они совсем еще недавно были детьми. До чего же я была слепа! Возможно, причиной тому собственные мои иллюзии. Что я здесь нужна. Что они без меня не обойдутся.

– Оба они еще очень молоды. И брак не сделал их старше. Вы очень им нужны.

– Ничего подобного. Впрочем, пришла пора посмотреть правде в глаза. И это касается не только Джосса и Катрин. Я слишком много на себя взяла. Возможно, слишком много о себе возомнила. Свобода вскружила мне голову. Но скоро все это кончится.

– Нет, не говорите так! И не рассчитывайте, что завтрашняя битва разрешит все ваши затруднения.

Морван произнес это с таким жаром, что Анна мгновенно стряхнула с себя свое полусонное созерцательное забытье. Резко поднявшись, она вперила в него сердитый взгляд. Из-под халата виднелись ее стройные щиколотки, просторный вырез открывал шею и ключицы. Но она, казалось, не придавала этому ни малейшего значения.

Сжимая в ладони рукоятку меча, она смотрела на него в упор взглядом воинственной амазонки.

Она стояла в нескольких футах от него, и весь ее облик был наглядным отрицанием того, что он привык считать само собой разумеющимся, того, что воплощали собой женщины, которых он знал прежде. Плоть его алкала близости с ней.

Он с трудом поборол искушение разоружить ее, сорвать с ее тела просторный халат и…

– Я надеялся, что вы, как женщина недюжинного ума, сами поймете, что вам не следует сражаться с войском Порвана.

– Женщина недюжинного ума не может не понимать, как нам дорог будет завтра каждый мужчина, способный держать лук.

– Вот именно: каждый мужчина.

Она разочарованно вздохнула. Морван понял, что означал этот вздох: мол, время ли сейчас для глупых словесных ловушек?

– Признаться, я надеялась, что уж вы-то меня поймете, как никто другой. Будь Ла-Рош-де-Роальд вашим домом и окажись вы на моем месте, неужто у вас недостало бы мужества защищать свой кров с оружием в руках? Неужели вы остались бы за крепостной стеной, зная, что ваше участие в битве может переломить ее ход? Ведь вам известно: я – самый меткий стрелок излука во всем моем войске.

Умом он ее понимал. И готов был признать правоту ее доводов. Но сердце противилось самой мысли о ее участии в бою.

– Но ведь это не охота, не погоня за разбойниками. Воины будут умирать, сраженные стрелами, рассеченные надвое острыми мечами. И вы можете оказаться среди павших. Понимаете – вы!

Взгляд ее на миг смягчился, губы тронула слабая улыбка.

– Знаю. Я к этому готова.

– Так ли это? Не кажется ли вам, что вы и вправду святая и ангелы защитят вас от мечей и разящих стрел?

– Вам хорошо известно, что все это досужие вымыслы, которым я никогда не придавала значения. Святые жены, избранные Господом, ничем на меня не походят. Ничего общего. А теперь, с вашего позволения, я хотела бы немного отдохнуть. День грядет тяжёлый. Благодарю вас за заботу, но я буду биться за свой родной дом со всем умением, силой и сноровкой, какие даровал мне Создатель. Возможно, Ему было угодно сотворить меня такой, какая я есть, ради завтрашнего сражения.

Она отвернулась от него и снова стала смотреть на огонь.

Вот как! Выходит, она решила его выпроводить!

Гордость Морвана была уязвлена. Он стремительно преодолел разделявшее их расстояние и, схватив ее за плечи, развернул к себе лицом. Острие меча со скрежетом царапнуло пол.

– Вы все же меня не поняли. Извольте, я объясню вам как можно более доходчиво: завтра вы остаетесь в крепости. И наблюдаете из башни за ходом сражения.

Глаза ее загорелись недобрым огнем. Морван гневно сдвинул брови.

Она повела плечами, чтобы высвободиться из его рук, но он еще крепче сжал ладони.

– Нет, это вы меня не поняли! Не смейте мной командовать!

Если бы взгляды могли убивать, он упал бы к ее ногам бездыханным.

Добиться от нее чего-либо уговорами было невозможно. О том, чтобы попытаться сломить ее волю силой, он даже не помышлял. Оставалось одно…

С коварной улыбкой он охватил ладонями ее стан и прижал к себе. Глаза ее расширились от изумления. Она отвернула голову.

Морван ощутил тепло ее тела и, словно обезумев, резко потянул за пышный локон, так что лицо ее обратилось к нему.

Сопротивление Анны было сломлено. Она была не в силах долее противиться его ласкам. Взглянув на него с укором, она дрожащими губами прошептала:

– Ведь вы дали слово Асканио…

– Даже он не упрекнул бы меня в нарушении обещания. Ведь мною движет не эгоизм, а забота о вашем благе.

Он наклонил голову и осторожно втянул в рот ее нижнюю губу. Тело Анны затрепетало в его объятиях, и он еще теснее прижал ее к себе – грудь, живот, бедра, ноги. Ему хотелось большего, и она не противилась, не пыталась его остановить, а напротив, приоткрыла губы для поцелуя.

В душе Морвана бушевал вихрь противоречивых чувств. Ему хотелось защитить ее от всего мира и подчинить себе ее волю, повелевать ею и во всем ей уступать. Вот сейчас он навек прикует ее к себе цепями взаимной страсти и нежности, тогда она прислушается к его мольбам и не станет рисковать собой в завтрашнем бою.

Жажда обладания ею становилась все нестерпимее. Он страстно приник губами к пленительному изгибу ее шеи, развязал узел пояса и распахнул полы мужского халата, в который она была одета. И осторожно провел кончиками пальцев по упругому животу над самым лоном. Дыхание ее стало частым и прерывистым. Она была всецело в его власти. Он обнажил ее грудь и сжал губами сосок. Анна застонала от наслаждения. Морван чувствовал себя триумфатором.

Но тут она стиснула в кулаке прядь его волос и легонько потянула за нее, так что он принужден был наклонить голову. Ухо его оказалось у ее губ.

– Я знаю, что вы замышляете. Не пытайтесь меня обмануть.

Он пытливо заглянул ей в глаза, продолжая гладить грудь с отвердевшим соском своей крепкой узкой ладонью. Взгляд ее затуманился от наслаждения.

– Вы надеетесь подчинить меня себе. Сделать ручной, послушной. – Слова ее вырывались из груди в такт прерывистому дыханию. Острота наслаждения, которое он ей дарил, потрясла ее.

– Я хочу лишь одного: чтобы мы оба изведали полноту жизни в объятиях друг друга. Прежде чем заглянем в глаза смерти. – Он приник губами к ее отвердевшему соску и стал ласкать его кончиком языка. Он рассчитывал, что, разомлев от наслаждения, она перестанет противоречить ему и замолчит, растворится в сладкой неге.

– Вы сводите меня с ума, но все же я не окончательно лишилась рассудка, – выдохнула она. В каждом ее слове звучал отголосок отчаянной борьбы, которую она вела сама с собой. Разум стремился возобладать над чувством. – Вы не обо мне печетесь, Морван. И даже не о том, чтоб насытить свое вожделение. Вам ведь нужна не я, а Ла-Рош-де-Роальд.

Он отшатнулся от нее так, словно получил пощечину. И впился взглядом в ее глаза. В них горела страсть. Но не только. Взгляд ее выражал убежденность в собственной правоте.

– Я не зарюсь на вашу собственность, Анна. Поверьте.

– Вы рассчитываете сделать меня послушной вашей воле лишь ради моей безопасности? Я в это не верю. Но даже и в таком случае вы понапрасну тратите время и силы. Уловки вроде той, к которой вы сейчас прибегли, быть может, хороши для обольщения придворных дам. Но я им не чета. Виной тому, что я позволила вам вести себя со мной столь дерзко, моя неопытность. А вовсе не слабость.

Он все еще продолжал ощущать тепло ее тела, хотя она стояла теперь на расстоянии шага от него. Представив себе, каким мог бы быть финал любовных игр, которые они только что вели, он понял, что ничего еще не желал так страстно, так исступленно. Но тотчас же эту пленительную картину заслонила другая – встав с ложа любви, Анна надевает тунику и твердым шагом, подхватив лук, идет навстречу неприятелю.

Стремление властвовать, повелевать вновь охватило его душу, и он протянул было руку, чтобы снова привлечь ее к себе. Но в глубине души он осознавал, что Анна осуществит свое решение, утром она будет биться с врагом, что бы ни случилось нынешней ночью.

Он впился в ее лицо пытливым взглядом, ища и не находя в ее глазах замешательства, растерянности, колебаний. Она смотрела на него, как и прежде, открыто, прямо и бесстрашно. В этот миг он глубже познал ее характер, обнаружил в нем черты, о которых прежде лишь смутно догадывался. Он понял, что ни один рыцарь, состоящий на службе у Анны де Леон, не в силах защитить ее от нее самой. Даже если ему выпадет счастье разделить с ней ложе любви.

Он отступил от нее на полшага, игнорируя протесты своего пылавшего желанием тела.

– Странно, что я раньше об этом не догадался, Анна, ведь я хорошо вас знаю. Вы будете сражаться в рядах защитников крепости не только потому, что нам не хватает людей. По-моему, вам это просто по душе.

Не дав ей времени на ответ, он поспешно покинул комнату сэра Роальда и ушел к себе. Ему надо было подготовиться к завтрашней битве, а еще – обратиться с молитвой к ангелам, чтобы те и вправду коснулись ее своими крылами и сделали неуязвимой для вражеских стрел.

Глава 10

За два часа до рассвета Анна спустилась в подземелье замка и повела свою малочисленную армию к потайному выходу из Ла-Рош-де-Роальд. Впереди шли два стражника, факелами освещая путь по извилистому лабиринту.

Анна с любопытством и затаенным страхом смотрела по сторонам. Прежде ей не часто случалось здесь бывать. В сумрачных боковых коридорах виднелись двери, петли и засовы которых заржавели от времени. Возможно, их никто не открывал в течение долгих столетий.

После смерти Драго она осталась единственной, кому был известен подземный путь к ступеням, вырубленным в скале. Но нынешним утром она открыла этот секрет Катрин.

Ночь Анна провела без сна. Ей не давали сомкнуть глаз не только мысли о предстоящей битве, но и воспоминания о последнем свидании с Морваном. Она горько упрекала себя в том, что слишком многое ему позволила, что не сумела подчинить свои плотские желания разуму и воле. Возможно, виной всему было ее смятенное состояние в канун сражения с де Бомануаром…

Слова Морвана о том, что ей по душе сражаться против врагов наравне с мужчинами, не шли у нее из головы. А что, если он прав? Если ей и в самом деле свойственно опьянение боем, жажда ратных подвигов? Может, она слишком увлеклась, изображая из себя владетельного лорда, и эта личина накрепко приросла к ней? Неужто она и впрямь с радостным предвкушением прирожденного воина ждет начала атаки? Похоже, она не что иное, как ошибка природы, мужчина в женском обличье… Анна, никогда не смотревшаяся в зеркала, теперь словно бы мысленно поместила одно из них перед своей душой. Но не могла, как ни силилась, рассмотреть запечатленный в нем расплывчатый, ежесекундно меняющийся образ.

На миг замерев перед подземным выходом из крепости, она осенила себя крестным знамением и отодвинула засов. Часовые толкнули дверь и загасили свои факелы. Анна вышла на ступени. До слуха ее донесся шум морского прибоя. Воины следовали за ней.

Прибрежная дорога, петляя между утесами, вывела их к кромке густого леса.

Выйдя на поляну, Анна услышала негромкое ржание. Карлос пригнал сюда с фермы два десятка лошадей. Он кивком указал ей на одно из деревьев. В предрассветном сумраке перед ней предстали три великолепных жеребца со стройными шеями и тонкими ногами, что безошибочно указывало на их принадлежность к сарацинской породе. Это были самые быстроногие кони во всем стаде. Они предназначались Анне, Карлосу и юному Луи.

Она закрепила ножны с вложенным в них мечом в седельных петлях и, усевшись на коня верхом, взяла из рук слуги колчан со стрелами.

Чьи-то руки принялись ощупывать упряжь, коснулись стремени, ласково скользнули вверх по ее ноге до самого колена. Перегнувшись через седло, она встретилась взглядом с Морваном. Колеблющийся свет факела отбрасывал на его лицо причудливые тени, отчего оно казалось суровым, даже гневным. Анне вспомнились их разговоры минувшей ночью, его страстные ласки… Он наверняка думал сейчас о том же.

Сжав ладонью ее округлое колено, он отчеканил:

– Держитесь как можно ближе к стене. Чтобы наши лучники могли вас прикрывать.

«Или, еще лучше, возвращайтесь-ка в замок!» – мысленно докончила она, вслух же сказала:

– Я буду осторожна.

– Если вас станут преследовать, не вступайте в ближний бой, возвращайтесь назад. Грегори придет к вам на выручку. Я ему приказал глаз с вас не спускать.

Ах вот, значит, как! В этом сражении у нее будет персональный телохранитель. Анна с трудом удержалась, чтобы не фыркнуть.

– И еще. При малейшей опасности сбросьте с головы капюшон. Они не посмеют тогда причинить вам вред.

Вот ведь еще какой советчик выискался, сердито подумала Анна. Послушать его, так она должна предать себя в руки Гюрвана живой и невредимой. Ну уж нет! Этого он не дождется!

Поднявшись на цыпочки, он обнял ее за шею, притянул к себе и поцеловал в губы.

Карлос повел своих людей в лес. Морван, отступив на шаг назад, стал надевать латные рукавицы.

– Не вините себя в том, что не смогли остановить меня, – мягко проговорила Анна. – И ради всего святого, не теряйте осторожности из-за беспокойства обо мне. Карлос будет рядом. На него можно положиться. Храни вас Бог, Морван.

– Да поможет Он и вам, миледи.

Поклонившись ей, он легко вспрыгнул в седло. Дезире, молодой конь, верхом на котором он собирался участвовать в бою, был чудным животным – быстроногим и выносливым, он не променял бы его даже на могучего боевого коня!

Отряд молча двигался через лес. Когда деревья начали редеть, Карлос жестом дал сигнал к построению. Пешие воины разделились на две колонны. Анна, Карлос и Луи направили лошадей к авангарду одной из них. Началось томительное ожидание.

С высоты пригорка им был виден вражеский лагерь. Анна с тревогой вглядывалась в смутные очертания фигур спящих воинов, освещаемых огнями костров. Всмотревшись пристальнее, она различила также и тех из солдат противника, кто вовсе и не думал ложиться. В числе последних оказался и сам Гюрван. Несмотря на ранний предрассветный час, он был бодр, деятелен и… вооружен.

Тут внимание ее привлекло какое-то движение позади лагеря. С южной стороны луга к расположению войска де Бомануара бесшумно крались темные тени. Это могли быть только английские лучники из Бреста.

Внезапно ночную тьму прорезали всполохи призрачного серебристого сияния: лучники, выставив вперед щиты, пошли в наступление. И тотчас же тишину разорвал резкий свист стрел, которые градом посыпались на воинов Гюрвана.

По команде Карлоса те из лучников, которые состояли в его отряде, выбежали из леса и принялись обстреливать позиции обескураженного противника с северного направления. Вскоре на подмогу им выступили и конные рыцари.

Казалось, все силы преисподней внезапно обрушились на лагерь де Бомануара. Над обширным лугом, где еще недавно царила сонная тишина, теперь стоял несмолкаемый гул, в который слились пение стрел, стук копыт, стоны и вопли раненых, крики нападающих, звон стали и конское ржание.

Анна направила коня в самую гущу сражавшихся. Карлос и Луи скакали за ней по пятам. Стремительно накладывая одну стрелу за другой на упругую тетиву, Анна на всем скаку пускала их в воинов противника. Конь ее замер в нескольких ярдах от сражавшихся. Краем глаза она заметила Гарольда, выехавшего из ворот крепости во главе небольшого отряда конников.

Его неожиданное появление окончательно решило исход битвы. Многие из воинов Гюрвана, спавшие у костров, были убиты, так и не успев проснуться. Остальные в большинстве сражались пешими и без лат: внезапная атака противника лишила их возможности надеть доспехи и сесть в седла. Лишь Гюрван и те немногие из его вассалов, кто решил не спать в эту ночь, смогли оседлать своих боевых коней. Де Бомануар высился над массой сражавшихся, словно башня, и без устали орудовал огромным боевым топором. «Вероятно, на лезвии его оружия еще осталась кровь несчастного Пьера, невинно убиенного мужа Рут», – с ненавистью подумала Анна.

Она держалась поодаль от воинов, бившихся со свирепым остервенением, и, галопируя вдоль северного края ратного поля, разила меткими выстрелами конных и пеших врагов.

Вскоре весь широкий луг стал ареной сражения. Анна продолжала свои набеги, перемещаясь от одной группы сражавшихся к другой. Ее закаленные стрелы легко пробивали кольчуги, в которые были облачены некоторые из ратников; целясь и попадая в лошадей, она приводила в состояние полной беспомощности всадников в тяжелых стальных латах – те вместе с убитыми или ранеными животными валились наземь, как каменные глыбы, становясь легкой добычей ее воинов.

Атмосфера битвы пьянила ее, каждый удачный выстрел доставлял ни с чем не сравнимую исступленную радость. Сердце ее гулко стучало в груди – от предвкушения победы и от осознания опасности, которой она ежесекундно подвергалась. Но несмотря на страх за собственную жизнь, она никогда еще не испытывала такого воодушевления, такого восторга.

Вот она в который уже раз направила своего коня к крепостной стене, затем повернула его и галопом помчалась к середине луга. Но тут глазам ее представилось ужасающее зрелище: один из рыцарей Гюрвана вырвался из жестокой сечи и мчался к северному краю огромной поляны. Он занес над головой меч, чтобы поразить юного Луи, не ведавшего, какая опасность настигает его сзади.

Анна прицелилась из лука в вороного коня, на котором скакал рыцарь, но внезапно Луи подался вправо и очутился на линии выстрела. Анна, не мешкая, вложила стрелу в колчан, повесила лук на седельные петли и вытащила из ножен меч. Она успела как раз вовремя, чтобы отбить смертельный удар, который рыцарь собирался обрушить на голову несчастного Луи. Острие меча лишь слегка царапнуло плечо юноши.

Он пронзительно вскрикнул от неожиданности, и его гнедая кобыла понесла. В Считанные мгновения он оказался вдалеке от Анны и рыцаря, лошади которых, столкнувшись друг с другом, одновременно рухнули наземь вместе со всадниками.

Противник Анны, облаченный в тяжелые латы, в падении изловчился освободить ступни из стремян, и когда его могучий боевой конь резко вскочил на ноги, он ухватился за одно из стремян. Послышался лязг доспехов. Секунда – и вот он уже встал перед растерявшейся Анной во весь свой немалый рост. Она потянула своего коня за поводья – тот также успел подняться. Но, напуганный падением, конь шарахнулся в сторону.

Внутри у нее все похолодело. Смерть в образе вражеского рыцаря смотрела ей в лицо. Опустив забрало шлема, он повернулся к ней всем корпусом.

Она обеими руками сжала рукоятку меча. Звуки сражения внезапно стали доноситься до нее словно откуда-то издалека. Луг вдруг сделался необъятным, осенняя трава, покрывавшая его, заколыхалась, как морские волны.

Последним, что она услышала, был злорадный, торжествующий смех противника, который тот издал, шагнув к ней.


Морван безошибочно определил тот миг, в который исход битвы оказался предрешен. Размахивая мечом, он направо и налево разил пеших воинов, чтобы пробиться к всадникам, которых те окружали. И вдруг обнаружил, что противник стал медленно отступать. Поредевшие ряды воинов де Бомануара двигались к замковой стене. Судьбу армии Гюрвана решили эти первые шаги к ловушке, из которой у нее не было надежды выбраться.

Ему нужен был сам Гюрван, и потому он прокладывал себе путь к той голове со светлыми, почти белыми волосами, которая возвышалась над сражающимися.

Краем глаза уловив какое-то движение слева, он натянул поводья – и как раз вовремя: конь круто повернулся и мощным корпусом сбил с ног вражеского воина, который норовил перерезать ему сухожилия. Теперь, прежде чем снова искать встречи с Гюрваном, Морван взглянул в том направлении, где должна была находиться Анна.

Но ее нигде не было видно. Быстро прикончив воина, который едва не покалечил его Дезире, он снова обратил взгляд на север, к стене замка, поблизости от которой обещала держаться эта своенравная особа. На сей раз у северо-восточного края луга, на изрядном расстоянии от стены, ему удалось заметить двух оседланных лошадей, а чуть поодаль – тонкую фигуру в капюшоне и наступавшего на нее рыцаря в тяжелых латах.

Выкрикнув замысловатое ругательство, он пришпорил коня и понесся вперед. Ветер свистел у него в ушах. Он знал, что Анна не снимет капюшон. Она скорее умрет, чем отдастся на милость врага.

Рыцарь сделал резкий выпад, но она успела увернуться от острия его меча и подалась в сторону. Морван не мог не одобрить этот маневр. Однако вряд ли ей удастся им воспользоваться в следующий раз. Зная, что не успеет спасти ее от этого чудовища, он в отчаянии стиснул зубы и пришпорил Дезире. Словно издалека он услышал свой собственный яростный крик: рыцарь намеревался обрушить на голову Анны сокрушительный удар.

Ее спасла лишь быстрота реакции. Промедли она хоть миг, и ее тело, а также голова в капюшоне оказались бы рассечены на две половины. Однако рыцарю все же удалось задеть ее острием своего огромного меча: Морван с ужасом увидел, как она упала, раскинув руки в стороны, и осталась недвижима. Противник снова занес меч над головой. Он собирался ее добить, при этом явно не подозревая, кто она, и принимая ее за молодого воина или оруженосца.

Он не слышал приближения Морвана и вряд ли успел понять, что произошло: секунда – и меч косым ударом отсек его голову, и она вместе со шлемом покатилась по траве.

Несмотря на тяжесть лат, Морван стремительно соскочил с лошади и бросился к Анне, распростертой на земле. Он снял и отбросил в сторону латные рукавицы, сунул меч в ножны и опустился на одно колено. Леденящий страх, какого он никогда еще не испытывал, сковал его душу. Луг, кровавая сеча, солнце, облака и высящаяся чуть поодаль стена замка – все отодвинулось куда-то в сторону, осталось вне его сознания.

Он приподнял ее голову и с силой шлепнул по щеке. Из груди его вырвался вздох облегчения – она открыла глаза!

Топот копыт заставил его вскочить на ноги и приготовиться принять бой. Но во всаднике на взмыленной лошади он узнал Карлоса. Лицо грума стало пепельно-серым от волнения, в глазах застыл ужас.

– Она жива, – поспешил успокоить его Морван. – Прикрой нас с тыла. Я отнесу ее в замок.

Карлос, оглянувшись, бросил взгляд на сражавшихся.

– Возьмите ее коня. Сильней и выносливей вы не сыщете на всей нашей ферме.

Морван осторожно поднял Анну и с усилием поставил ее на ноги. Из раны на ее боку широкой волной струилась кровь. Ранение, судя по всему, было тяжелым, но не смертельным. Он с радостью убедился, что у нее нет переломов и иных увечий.

Сев в седло, он поднял ее и усадил впереди себя. Она вскрикнула от боли, и ему стало безумно жаль ее – такую беззащитную в этот миг, хрупкую, так тяжко страдающую. Но чувство это вскоре вытеснила досада: ведь она осознанно шла на этот риск вопреки всем предостережениям тех, кто ею дорожил. Поэтому теперь оставалось лишь благодарить Бога, что она отделалась довольно легкой раной. А боль… что ж, она неизбежна, когда меч противника рассекает твою плоть.

Правой рукой обняв ее за плечи, левой он взялся за поводья, но тотчас же на миг отпустил их и сдернул капюшон с поникшей головы Анны. Золотистые кудри рассыпались по ее плечам, свесились на лицо, почти его закрыв.

Боль полностью возвратила ей сознание, и когда конь пустился вперед галопом, она вцепилась в края седла. Морван взглянул на нее сверху вниз. Первым, что бросилось ему в глаза, были подол ее туники и рейтузы, ткань которых насквозь пропиталась кровью.

Он протяжно вздохнул и зажмурился. Гнев буквально слепил его. От мысли, как близка она была к гибели, его словно кипятком обдало.

Подъехав ко рву, он с радостью обнаружил, что мост опущен. Не дожидаясь, пока решетка ворот полностью поднимется, он поднырнул под нее, когда она еще продолжала со скрипом скользить вверх. Первым, кого он встретил, был Грегори. Морван бережно снял Анну с седла и передал ему. Грегори подхватил ее на руки.

– Она ранена в бедро. Поручи ее заботам Катрин и служанок. – Он оглянулся на нее и галопом поскакал прочь, чтобы снова встать в ряды защитников Ла-Рош-де-Роальд.

Боль была нестерпимой, кровь все не унималась, но Анна почувствовала себя гораздо бодрее, чем в первые минуты после ранения.

– Опусти меня на землю, Грегори. Я сама пойду. Слишком я для тебя тяжела.

Грегори подчинился. Едва лишь ее ступни коснулись земли, Анна ухватила воина за плечо.

– Левый бок в порядке. Поддержи меня справа. И помоги взойти на стену. На той позиции, где стоял ты один, нас теперь будет двое.

– Но вы же слышали, что он приказал, миледи.

– Мне он ничего не смеет приказывать. Я иду на стену, слышишь?

Грегори нехотя подставил ей плечо, и они медленно добрели до ступеней.

– Он мне за это голову оторвет, вот увидите. Сэр Морван не из тех, кто прощает провинившихся. А у вас из раны кровь так и хлещет.

– Скажешь, что выполнял мой приказ.

Грегори позвал на помощь одного из стражников, и вдвоем они кое-как подтащили Анну к бойнице.

Она с волнением оглядела поле боя. В самой гуще сражения мелькали шлем Морвана и светлые волосы Гюрвана. Оба рыцаря медленно, но неуклонно приближались друг к другу. Вот боевой топор де Бомануара обрушился на голову одного из воинов ее гарнизона. Даже с такого расстояния она увидела, как из раны хлынула кровь. Воин упал как подкошенный.

Мало-помалу сражавшиеся приблизились к стене, и тут на воинов неприятеля обрушился град стрел. Лучники могли теперь хорошо прицелиться и все как один били без промаха. Арьергард армии Гюрвана оказался в западне. В рядах его воинов началась паника.

– Дай-ка мне арбалет, Грегори.

– Миледи, мы их разбили. Сами видите. Вам надобно заняться раной.

Блеклые голубые глаза Грегори были устремлены на Морвана. Анна это заметила. Не ускользнула от нее и тревога, застывшая в этих глазах.

– Арбалет!

Она нисколько не сомневалась в воинской опытности Морвана. Но и Гюрван был отчаянным рубакой. И вдобавок отличался могучим сложением. Стоило им оказаться лицом к лицу, и он мог бы серьезно ранить Морвана. Даже убить. Ей стало трудно дышать. Она поняла, что если с ним что-то случится, она этого не переживет.

Замковый стражник протянул ей арбалет. Взяв тяжелое оружие в руки, она покачнулась. Правая ее нога предательски согнулась в колене. Если бы Грегори не поддержал ее, она бы упала. В ушах у нее стоял звон, голова начала кружиться.

Ненависть придала ей сил. Видя вдалеке Гюрвана, она вдруг разом вспомнила все ужасы, все отчаяние, какие ей довелось пережить по его вине. Перед ее мысленным взором мелькнули лица Рут и Маргариты. Злость заклокотала у нее в груди, ища выхода. Никогда еще она не испытывала такого мучительного, такого страстного желания лишить человека жизни. Внезапно ей подумалось: а если бы мать-аббатиса узнала, насколько ее подопечная может быть кровожадна, приняла ли бы она ее снова под сень обители?

Но вот взгляд ее выхватил в самой гуще схватки мощную фигуру де Бомануара. Безжалостно топча пеших воинов, своих и чужих, тот приближался к Морвану. Анна прицелилась из арбалета, и когда ее бывший жених и английский рыцарь сошлись для поединка, она потянула за спусковой крючок.

Останься Гюрван в прежнем положении, и стрела вонзилась бы в его мощную шею. Но в тот самый миг, когда Анна послала в него смертоносный снаряд, он замахнулся на Морвана мечом и переменил положение, привстав на стременах и слегка отклонив корпус в сторону. Стрела поразила ему подмышку, которая не была защищена стальными доспехами. Морван тотчас же оглянулся и приметил ее светлые локоны, мелькнувшие в одной из бойниц. Анна потянулась за следующей стрелой, но тут рука де Бомануара бессильно свесилась вниз. Топор упал на землю.

Не иначе как стрела раздробила ему кость. Он вытащил из ножен меч и демонстративно швырнул его наземь.

Морван резким движением поднял забрало шлема. Было очевидно, что он взбешен: противник сдался, и бой не состоится!

– Проклятие! – воскликнул Грегори. – При всем уважении к вам, миледи, схоронитесь-ка вы теперь в своих покоях и носу оттуда не кажите, пока я сам с ним не переговорю.

Тут перед глазами Анны замелькали разноцветные круги. Упав на руки Грегори, она едва слышно пробормотала:

– Отнеси меня туда, сделай милость. Самой мне не дойти.

Глава 11

Морван стоял у ворот, наблюдая за процессией пленных и раненых, которая медленно втягивалась во двор крепости. Последние несколько часов сражения принесли наиболее обильную кровавую жатву. Впрочем, людям де Бомануара пришлось куда хуже, чем защитникам Ла-Рош-де-Роальд. Гюрвана успели уже препроводить в подземелье. Туда же доставляли и его воинов, оставшихся в живых.

Морван пересек двор и вошел в замок. В главном зале на тюфяках лежали раненые, свои и чужие. За ними ухаживали несколько служанок. Он приказал двоим слугам сопроводить его наверх, в свои покои, и помочь снять латы. Когда с этим было покончено, он облачился в длинную тунику и рейтузы и спустился вниз в поисках какой-нибудь еды.

На одном из столов в большом зале громоздились подносы с хлебом, сыром и жареным мясом. Он взял один из находившихся здесь же кубков, щедро наполнил его элем, положил на тарелку мяса и хлеба и встал у камина лицом к огню, чтобы подкрепиться в одиночестве и обдумать все события нынешнего дня.

Но не прошло и нескольких минут, как его, робея, окликнула молоденькая служанка:

– Прошу прощения, сэр Морван, вы не знаете, где отец Асканио?

– А зачем тебе он?

– Меня леди Катрин просила отыскать святого отца. Для миледи Анны.

У Морвана потемнело в глазах.

– Ей нужен священник?!

– Нет-нет, это не то, что вы подумали, – улыбнулась девушка. – Просто нужно же кому-то сильному держать миледи Анну, чтобы…

Не дослушав ее, Морван залпом допил эль и швырнул остатки хлеба в огонь.

– Для такой надобности и я сгожусь.

Подходя к комнате Анны, он услышал из-за двери оживленный спор. Морван замедлил шаги. До слуха его доносились голоса Анны и Катрин. Морван решительно толкнул дверь.

Никто не заметил его прихода. У постели Анны хлопотали четыре служанки. Катрин сидела на стуле у изголовья сестры. На коленях у нее Морван заметил плошку с целебным бальзамом. Комнату наполнял приторно-едкий запах этого снадобья. Женщины пытались удержать Анну на постели, но она с силой отталкивала их руки и порывалась сесть.

– А я говорю, рану нужно зашить! – упорствовала Катрин.

– А я тебе повторяю, – возвысила голос Анна, – что это всего лишь царапина. Кость не задета. Смазать бальзамом и перевязать потуже – вот и все. – С этими словами она шлепнула по руке одну из служанок.

Все четверо словно по команде отпрыгнули от ее ложа, когда обнаружилось присутствие в комнате Морвана. Растерявшись от неожиданности, служанки не торопились заслонить от его нескромных взоров свою госпожу, которая лежала на животе в чем мать родила. Морван успел наглядеться на плавные изгибы ее тела, на ее упругие ягодицы и стройные, длинные ноги. Тело Анны было еще прекраснее, чем он воображал.

Но тут служанки опомнились и снова разом бросились к постели. Они выстроились вдоль ложа Анны, словно суровые стражники.

Анна густо покраснела и уронила лицо на согнутые в локтях руки.

– Катрин, ну как же ты могла?!

Младшая сестра швырнула служанкам простыню и невозмутимо отозвалась:

– К твоему сведению, я посылала за Асканио. А почему сюда явился сэр Морван, мне неизвестно.

– Асканио дает последние напутствия умирающим, – пояснил Морван и, подойдя к постели Анны, деловито спросил: – Так для чего же вам здесь понадобились сильные мужские руки, леди Катрин?

– Надо, чтобы ее кто-то держал, пока я зашью рану, – вздохнула Катрин. – Нам с этим не справиться.

Анна приподняла голову и обратила к сестре сердитое лицо.

– Только перевязка! Больше мне ничего не нужно!

– Откуда тебе знать? Ведь ты своей раны не видишь. А вдруг она загноится, и ты умрешь от отравления крови? Да и шрам, если аккуратно все заштопать, будет не так заметен.

– Плевать я хотела на шрам!

Морван отстранил служанок от кровати и резким движением стянул простыню, которой те успели прикрыть Анну от шеи до ступней. Глубокая рана в форме полумесяца зияла на боку. Она тянулась от края лопатки вбок, почти до самого бедра. Края раны начали припухать, а возле нее наливался краснотой огромный синяк. Вероятно, Анна ушиблась при падении. Скоро, подумал он мрачно, это нежное тело щедро разукрасят и другие боевые отметины – кровоподтеки, подсохшие ссадины, которые пока еще не заметны.

Он бросил взгляд в сторону очага, возле которого громоздилась деревянная лохань с розоватой водой и валялись влажные простыни. Хорошо, что они успели ее вымыть. Завтра у нее начнет отчаянно болеть все тело, все мышцы и связки, и о том, чтобы позволить кому-то тереть себя тряпицами, она и помыслить не сможет.

– С вашего позволения, милорд, – промямлила одна из служанок, целомудренно укрывая свою госпожу простыней, кроме того участка спины, где виднелась рана.

– Нечего заискивать перед сэром Морваном, – сердито осадила ее Анна. – Пока что еще я твоя госпожа.

– Вот-вот, – подхватил Морван. – Ведь будь я здешним господином, и отметины на вашей коже оставил бы мой ремень, а не меч рыцаря, который вас чуть не прикончил. И Катрин ничего не пришлось бы зашивать.

Он принялся расстегивать поясной ремень. Анна приподнялась на локтях. Глаза ее с ужасом и недоверием следили за его движениями.

– Вы не посмеете!

– Разумеется, нет. У меня и в мыслях ничего подобного не было. Выпороть вас ремнем, когда вы и без того страдаете от ран и ушибов? За кого вы меня принимаете? Ремень надо сжать зубами, чтобы не прокусить губу, когда Катрин станет штопать вашу рану.

Служанки многозначительно переглянулись. В глазах у всех четверых горело торжество. Наконец-то нашелся человек, сумевший укротить их строптивую госпожу. Но Морвану вдруг сделалось досадно за себя и за Анну. Разве приличествует рыцарю так унижать беспомощную, тяжко страдающую юную деву? Разве допустимо так безжалостно подавлять ее волю?

– Ты останься здесь, – приказал он одной из служанок, пышнотелой девице с крепкими красными руками. – Остальные быстро отправятся вниз. Там много раненых. Позаботьтесь о них. А мы здесь управимся и без вас.

Три женщины с видимой неохотой повиновались ему. Он повернулся к притихшей Катрин:

– Начнем. И да поможет нам Бог.

Катрин соорудила вдоль кромки ложа нечто вроде валика из одеяла, обернутого простыней.

– Пусть-ка она повернется на спину. Мне будет лучше видна ее рана. А вы не смотрите сюда.

Морван дотронулся до плеча Анны:

– Они ушли и не станут больше смущать вас своим присутствием. Вы теперь будете слушаться Катрин?

Она молча кивнула. Он повернулся спиной к кровати. Когда Катрин сообщила, что у нее все готово, и он снова воззрился на раненую, оказалось, что та облачена в тонкую рубаху, которую решительная Катрин распорола как раз над зиявшей раной. Морвану только и оставалось, что любоваться обнаженными руками, на одной из которых виднелось два кровоподтека, начинавших темнеть. Еще один располагался у нее под глазом, захватывая часть щеки.

Морван примостился на краю кровати и сказал служанке:

– Ты усядешься ей на ноги, на икры. Налегай всем весом своим, чтобы она не могла шевельнуться.

Служанка тотчас же выполнила команду. Анна страдальчески поморщилась. Морван поднес к ее лицу ремень, и она с гримасой неудовольствия сжала мягкую кожу зубами. Одной рукой он бережно приобнял ее за плечи и положил ладонь другой на плоский живот.

– Начинайте, леди Катрин.

Стоило пальцам сестры коснуться ее кожи, как Анна болезненно вздрогнула. Морван крепко стиснул ее плечи и плотнее прижал ладонь к животу. Анна изо всех сил вцепилась в его руку – сначала она пыталась высвободиться, а после перестала сопротивляться и сжимала ладони, впиваясь в его кожу ногтями, только чтобы не закричать. Всякий раз, когда игла вонзалась в ее тело, она кусала ремень и поводила головой из стороны в сторону.

Лоб Морвана покрылся крупными каплями пота. Он с раздражением твердил себе, что она заслужила еще и не такое. Возомнив себя воином, беспечно подвергая себя опасности, она должна была знать, чем это может закончиться. Однако, глядя на ее белые зубы, впивавшиеся в ремень, на глаза, в которых стояли слезы, он почувствовал, как в сердце его вползает жалость.

– Катрин, нельзя ли попроворней?

– Все надлежит сделать как подобает. Или вообще никак, – парировала юная супруга Джосса, продолжая свою работу.

Ему нечего было на это возразить. Рана оказалась большой, и на то, чтобы ее зашить, потребуется еще немало времени. А значит, пребывание несчастной Анны в аду продлится еще долго.

Он наклонился к ней:

– Откройте глаза. Когда они зажмурены, боль ощущается сильней. Это я вам говорю по своему опыту. Смотрите на потолок, на платье Катрин. Разглядывайте узор, кружева.

Глаза ее широко распахнулись, и из них брызнули слезы, заливая виски и струясь на подушку. Они тяжело, страдальчески уставились не на потолок, не на платье Катрин, а на него. Морван ободряюще улыбнулся, от души надеясь, что сострадание, изливавшееся из его глаз, хоть немного утишит ее боль.

– Хотите, я вам расскажу, как у меня появился мой Дезире?

Она с усилием кивнула.

– Меня им наградил Эдуард за доблесть в сражении при Креси. Когда я обратился к его монаршей милости с просьбой отпустить меня из Кале, где мы держали осаду, на службу в Гасконь, он мне его подарил. Дезире был одним из его любимых жеребцов. Я вот тут подумал… – Ему во что бы то ни стало нужно было рассеять ее мысли, переключить их с испытываемых ею страданий на что-то захватывающее, волнующее. И он заговорил о первом, что пришло в голову: —…подумал, он ведь вам понравился, жеребец и впрямь очень хороших кровей. Так вот, быть может, его следовало бы скрестить с какой-нибудь из ваших породистых кобыл. Или с несколькими. Тогда я мог бы претендовать на одного из жеребят. Ведь так принято, верно? Мне все равно, жеребчик это будет или кобылка. Ну как, по рукам?

И снова кивок, губы дрогнули в благодарной улыбке, но тут Катрин вонзила иглу в самый болезненный участок раны. Или же у Анны иссякло мужество и она больше не могла терпеть невыносимую боль молча. Во всяком случае, широко раскрыв рот, она издала отчаянный крик.

Взгляд ее мгновенно сделался диким, затравленным. Она попыталась высвободиться, и Морвану стоило больших усилий удержать ее.

– Я взял бы ваши мучения на себя, Анна, если бы мог. Богом клянусь, что это так.

Худшее, однако, осталось позади. Мало-помалу она успокоилась, и снова ее страдальческий взгляд остановился на его лице.

– Вы же знаете, все на свете кончается. Закончится и это. Потерпите, осталось совсем немного. А вот как выздоровеете, сможете поехать в Англию к своему герцогу. Чтобы уладить все ваши дела.

Взгляд ее исполнился неизъяснимой печали, но она согласно кивнула.

– У меня остались при дворе кое-какие знакомства. Я дам вам рекомендательные письма к тем, кто сможет помочь. – Произнося это, он старался подавить тоскливое чувство, возникшее в душе при одной мысли об ее уходе в монастырь. Воображение тотчас же нарисовало ему удручающую картину: вот Анна в темно-коричневом монашеском облачении медленно проходит сквозь врата обители, и те навек затворяются за ней. И все же это видение было не самым худшим из тех, что представали перед ним в последние дни. Ведь еще так недавно он с ужасом представлял ее убитой в сражении или цепенеющей на супружеском ложе в объятиях Гюрвана.

– Ну, вот и все, благодарение Богу! – с чувством воскликнула Катрин.

Он ослабил хватку, но рук с ее живота и плеч не убрал. Анна розовым языком вытолкнула изо рта ремень. Ее ладони по-прежнему сжимали его руку.

Он пытливо вгляделся в ее синие глаза.

– Вы перенесли эту процедуру с мужеством и стойкостью, которые сделали бы честь любому из закаленных в боях рыцарей.

– Прежде чем вы пришли, они все твердили, что это наказание, ниспосланное свыше, за то, что я возомнила себя равной мужчинам. Не Катрин, нет, ведьмы-служанки.

– Ваша независимость вызывает у них зависть, – мягко произнес он. – Им кажется, что вы слишком много на себя берете, даже для святой. И в этом я не могу с ними не согласиться.

– Но я пекусь не только о своем, но и об их благе! – запальчиво возразила она.

– Если бы вы лучше разбирались в том, что пойдет вам во благо, а что причинит вред, то не лежали бы сейчас здесь вся в синяках и ссадинах и с зашитым боком. – Он старался, чтобы в словах его звучали не насмешка и осуждение, а всего лишь легкий укор. Но Анну они задели, и она сердито отвернулась.

– Если вы соблаговолите сейчас оставить нас, сэр Морван, я смажу ей рану бальзамом и наложу повязку. Благодарю за помощь, – проговорила Катрин.

Анна отпустила его руку. Воспользовавшись этим, он убрал с ее лба взмокшие от пота пряди волос.

– Гюрван?! – воскликнула она, лишь теперь вспомнив о пленном враге.

– Он под надежной охраной, не тревожьтесь. Постарайтесь заснуть. У нас еще будет время о нем поговорить.

Выйдя из комнаты Анны, Морван спустился в зал, затем прошел длинным коридором к ступеням, что вели в подземелье. Он снял со стены горящий факел и осторожно сошел вниз по винтовой узкой лестнице без перил.

Справа и слева от него виднелись двери. В коридоре было холодно и сыро. Здесь витал запах плесени и морских испарений.

Приблизившись к двери застенка, где содержались пленники, он приказал стражнику отпереть ее. Внутри на соломенных тюфяках полулежали трое рыцарей.

Гюрван остался стоять. Болезненно морщась, он придерживал здоровой рукой искалеченную, ту, в которую угодила стрела Анны. Его голова со светлыми прямыми волосами почти касалась потолка. Морван, войдя в узилище, также едва не задел заплесневелый потолок своей макушкой. Ледяные глаза смерили его презрительно-злобным взглядом.

Морван едва не застонал от досады, вспомнив, как близок был к тому, чтобы сразить этого негодяя в честном рыцарском поединке. И надо же было Анне в тот самый миг, когда в душе он уже праздновал победу, ранить де Бомануара! И все обернулось хуже некуда. Она милосердно поспособствовала тому, чтобы этот людоед мог сохранить свою презренную жизнь. Но еще больше Морвана бесило то, что она усомнилась в его умении владеть мечом, в его несомненной победе над этим негодяем, ведь иначе она не стала бы вмешиваться в ход событий, не выстрелила бы из своего арбалета в столь неподходящий момент. У него дернулась щека.

– Вашу рану умастят целебным снадобьем и перевяжут как подобает.

– А что потом?

– Это леди решит. На ее месте я приказал бы вас повесить.

– Она не осмелится такое учинить. Ведь тогда все мои родные выступят против нее, чтобы за меня отомстить.

– Не уверен, что они так уж дорожат вами, жалким побегом мощного древа, рыцарем, побежденным в бою женщиной. Даже рана ее не столь тяжела, как ваша.

Гюрван с усмешкой качнул головой:

– Так леди Анна сама участвовала в сражении? Но что же у нее за рыцари, если она, женщина, оказалась принуждена биться с противником?

– Малочисленное войско, которое разгромило вашу армию в пух и прах.

Гюрван покосился на свою раненую руку:

– Мне говорили, она метко стреляет из лука. Не удивлюсь, если это ее рук дело.

– Она вам жизнь спасла.

– Не мне, а вам, если уж на то пошло. Впрочем, кто нам помешает это выяснить, когда рана моя заживет?

– Если вам суждено покинуть эту крепость живым, и вы надумаете вернуться, милости прошу. Буду к вашим услугам.

Тонкие губы Гюрвана скривились в злобной ухмылке.

– Да кто вы такой, сэр рыцарь, и с чего возомнили себя ее защитником? Вы ей родня? Сомневаюсь. Рассчитываете взять ее в жены? Но это никак невозможно. Она моя. Стала моей, когда оба мы были еще детьми. Я тогда еще утвердил свои права на нее всем известным способом.

– Напротив, это она утвердила свое право отказать вам. О чем свидетельствует вот эта отметина. – Он кивком указал на шрам, украшавший щеку Гюрвана.

Тот с усмешкой провел пальцем по узкой багровой полоске.

– Детские забавы. Она тогда была диковатой и неуступчивой. Но после, когда все свершилось, оказалась на диво хороша.

– Вы лжете, но меня это нисколько не заботит. Я ей служу и потому вправе заявить: вам отказано раз и навсегда. Анна не согласилась бы иметь с вами что-либо общее хотя бы по одному тому, что вы – дьявол, насилующий детей.

Гюрван взглянул на него с недоумением – искренним или поддельным – и захлопал глазами.

– Что я слышу? Это вы о крестьянах? Да они же просто грязь под нашими ногами!

– Она думает иначе, – мрачно возразил Морван. – И если ей будет угодно вас повесить, знайте, вы примете смерть за девочку. За Маргариту. – Он повернулся к двери и, взявшись за ручку, прибавил: – Одна из служанок займется вашей раной. С ней придут стражники. Им будет дан приказ убить вас, если вы осмелитесь хотя бы глаза на нее поднять!

Ей снилось, что он здесь, рядом, смотрит на нее с улыбкой. Проснувшись, она принялась искать его глазами. Чувства не обманули ее: Морван стоял у очага и смотрел на нее, улыбаясь. Она попыталась повернуться на мягком ложе, но принуждена была оставить эту попытку.

– Больно. Любое движение – просто пытка.

– Через несколько дней это пройдет. А пока терпите. Катрин мне сказала, вы мало спали. Отдыхайте и постарайтесь не прислушиваться к боли. Так она будет меньше чувствоваться.

Анна грустно кивнула. Ему ли не знать о таких вещах? И все же ей казалось, что эта ужасная ноющая боль никогда больше не выпустит ее из своих когтей.

Снизу донесся какой-то шум. Анна насторожилась:

– Что это?

– Некоторые из горожан явились поздравить нас с победой. Им поднесли угощение.

– А как насчет тех, кто уже никогда не отпразднует победу?

– Усопших похоронили. Правда, не всех. Завтра с этим будет покончено. Фуке и Гарольд вернутся в свои владения через два дня. Они со своими людьми выпроводят пленных солдат де Бомануара за пределы ваших владений. И отпустят с миром. Какой от них толк, от простых воинов?

– А остальные?

Морван скрестил руки на груди.

– Оба ваших вассала просят позволения увезти с собой по одному пленному рыцарю. Чтобы потребовать с их родственников или сюзеренов щедрый выкуп.

– Что мне делать с Гюрваном? – вдруг спросила она с отчаянием в голосе.

Впервые за все время их знакомства Анна де Леон обратилась к нему за советом. Морван старался не выказать, насколько ему это лестно.

– А что вы желали бы с ним сотворить?

– Мне хочется убить его.

– Это уместно было бы совершить на поле боя. Такая его смерть не повлекла бы за собой последствий. Сейчас все намного сложнее, и вы не можете этого не понимать.

Анна опустила взор. Его упрек был более чем справедлив. Она промахнулась и ранила врага, вместо того чтобы убить его. И помешала Морвану с ним расправиться. Во всяком случае, ее отважный защитник был убежден, что ему это удалось бы без труда. Но Анна не разделяла его уверенности. И лишь, поэтому вмешалась в ход событий. Но разве могла она признаться ему в этом, не задев его мужское самолюбие?

Вздохнув, она повторила:

– Так что же мне с ним делать?

– По примеру доблестных Гарольда и Фуке потребуйте с его родственников хороший выкуп. Подсчитайте ущерб, который он вам причинил. Пошлите к де Бомануарам старого, дряхлого гонца, и пусть Гюрван гниет в темнице, пока тот доберется до цели.

– А потом мне все-таки придется освободить его?

– А потом вам все-таки придется освободить его. Но за это время вы успеете съездить в Англию. И вернетесь в Сент-Мин, прежде чем он окажется на свободе.

– Не хочу, чтобы он столько времени находился под моим кровом!

– Понимаю ваши чувства и вполне их разделяю. Пусть его заберет один из ваших вассалов. Ведь подземелья есть и в их замках. Какая Гюрвану разница, где именно проводить время пленения и чей гарнизон будет его стеречь? Главное же, что никто из де Бомануаров не станет вступать в военные действия ради его освобождения. Иное дело – если вы его казните.

Анна взглянула на него с благодарностью. Он дал ей очень разумный совет, которым она решила воспользоваться.

– Скажите, Морван, а сэр Джон не… Он не погиб в бою?

– Живехонек. Он мой.

Заранее зная ответ, она все же спросила:

– Вы хотите получить за него выкуп?

– О нет. Он умрет. Я предупреждал его о таком финале в случае измены. Но не подумайте, что я посягаю на ваше право казнить и миловать в пределах Ла-Рош-де-Роальд. Ни о какой казни речь не идет. Он получит свой меч, и мы завтра встретимся один на один в замковом дворе.

– Но я не хотела бы…

– Это решено.

Вздохнув, Анна плотнее завернулась в одеяло и закрыла глаза. На несколько коротких мгновений она погрузилась в полусонное забытье, которое без всяких на то причин вдруг прервалось столь же неожиданно, как и сморило ее. Она попыталась сесть. Морван, видя, что ей это не удается, поспешил на помощь. Он бережно взял ее за плечи и приподнял, поместив ей под голову подушку.

– Вы решили во что бы то ни стало побороть сон?

– Напротив, мне никак не удается заснуть, – пожаловалась она. – В голове туман, я устала и опустошена, но сон отчего-то бежит прочь…

– А я-то думал, после всего пережитого вы сутки напролет будете спать как убитая.

Она ухватила ногтями острый кончик перышка, торчавший из одеяла, вытащила его и принялась рассматривать.

– Со мной такое уже было. Между первой и второй вспышками чумы. Тогда разбойники захватили одну из построек на дальней ферме, и нам пришлось долго с ними биться. Многие из них погибли, остальные бежали. После этого я никак не могла заснуть. Мне хотелось сесть в седло и скакать, скакать до изнеможения… Но дело было поздней ночью, кругом стояла тьма. Я и сейчас была бы не прочь совершить верховую прогулку. Если бы только могла!

Морван удивленно вскинул брови:

– Верховая прогулка? Мне такое и в голову не приходило. Но после битвы и я нередко испытываю нечто подобное: беспокойство, невозможность заснуть.

– Ну и?..

Он растерянно развел руками.

– И как вы с этим справляетесь, если вам не приходило в голову прокатиться верхом?

Он многозначительно улыбнулся:

– Я в таких ситуациях обычно провожу несколько часов кряду в постели с женщиной. Уверен, именно таким способом сейчас снимают усталость и беспокойство ваши воины и рыцари.

Анна покраснела до корней волос. Несколько часов?!

– Если это совет, – кашлянув, чтобы скрыть смущение, произнесла она, – то мне он не пригодится. Я как-нибудь иначе справлюсь со своей тревогой и беспокойством.

Морван невозмутимо уставился на огонь в камине. Анне подумалось, что он, возможно, успел уже прибегнуть к тому способу снятия напряжения, о котором только что ей сообщил, а значит, явился к ней, после того как натешился ласками какой-то женщины.

Теперь ее больше не радовал его приход. Низменная страсть, ее удовлетворение – вот что для него всего важнее. Но почему он говорил о нескольких часах? Ведь то, ради чего он ложился в постель с женщиной, могло длиться от силы несколько минут…

Она принялась быстрыми нервными движениями ощипывать перышко, оголяя его. В голове у нее звенело, рана болела так, словно ее жгли раскаленной кочергой.

– Вы сердитесь? – самым невинным тоном осведомился он.

– Ничего подобного, – сердито буркнула она. – Просто неважно себя чувствую. – От усталости и боли ее ощущение реальности притупилось настолько, что она решилась произнести то, о чем прежде не позволила бы себе даже подумать: – Я многого в этой жизни не понимаю, Морван. И легко с этим мирюсь. О таких, как я, говорят: «Не от мира сего». Но в некоторых вопросах мое невежество, похоже, просто безгранично. Не представляю себе и не верю, что плотски грешить можно несколько часов кряду!

Разумеется, высказав ему все это, она тотчас же возжелала взять свои слова обратно, но, поскольку была лишена такой возможности, утешила себя тем, что Морван, явно собиравшийся рассказать ей, как провел вечер, вряд ли был шокирован ее откровенностью и нескромным любопытством. Анну и впрямь начало тяготить собственное невежество в вопросах пола. Это могло поставить под удар ее репутацию. Ведь как выяснилось, все в замке знали о Катрин и Джоссе. Все, кроме нее.

Он не спеша направился к столику, где стояли графин и кубки, налил вина себе и ей, с поклоном подал ей кубок.

– Итак? – требовательно произнесла она, пригубив вино.

Морван изогнул бровь:

– Вряд ли вы всерьез ожидаете от меня подробных объяснений. Мне не очень-то ловко беседовать с вами на такие темы. Спросите лучше Катрин. И вообще, не слишком ли вы любопытны для будущей монахини? Приличествует ли Христовой невесте питать интерес к подобным предметам?

Анна с трудом повернулась на здоровый бок и едва не застонала от боли. Он уселся на стул у камина. Его непроницаемый взгляд был устремлен на нее. У Анны отчего-то переменилось настроение. Она больше не испытывала ни досады, ни беспокойства. И даже любопытство перестало донимать ее. Этот завораживающий, пленительный взгляд проник в ее душу, которая замерла в сладком ужасе в предчувствии чего-то необычного, неизведанного… Она поспешила отвести глаза и стала пристально изучать печальные останки перышка.

– Анна…

Он произнес это с проникновенной нежностью и в то же время так настойчиво и властно, что у нее тревожно забилось сердце. Она подняла на него глаза. Стул, на котором он сидел, был придвинут к ее кровати гораздо ближе, чем прежде. Она пыталась избежать его взгляда, но темные глаза с вспыхивающими в бездонных глубинах искрами притягивали словно магнитом, они околдовывали ее, лишали воли.

– Вы по-прежнему не расположены ко сну?

– Напротив, у меня отчего-то вдруг отяжелели веки. Наверное, усталость все же берет свое…

Он придвинул стул еще ближе, наклонился над кроватью и коснулся пальцами ее пышного локона.

– Вот и прекрасно. А то я уже собрался помочь вам успокоиться. Это ведь несложно.

И снова вот уже в который раз от ее сонливости не осталось и следа. Сверкнув на него глазами, она запальчиво ответила:

– Напротив! Учитывая обстоятельства, это было бы весьма и весьма затруднительно. Для меня, поскольку я ранена, и для вас, потому что вы дали клятву Асканио. – Про себя она, однако, подумала, что минувшей ночью это слово рыцарской чести было благополучно проигнорировано ими обоими.

Он словно невзначай коснулся ее плеча. Все тело Анны пронзила нервная дрожь, и это не ускользнуло от его пристального взгляда.

– Я не потревожил бы вашу рану. Ведь испытать наслаждение, какое дает близость, можно и без соединения тел.

Анна приоткрыла рот от удивления. Не вполне постигая смысл его слов, она тем не менее чувствовала, как напряглось ее тело, как набухли и отвердели соски, ставшие вдруг необыкновенно чувствительными к щекочущим прикосновениям тонкой ткани ее рубахи.

Он со снисходительной полуулыбкой посмотрел ей в глаза и выпрямился, отстраняясь.

– Вы, похоже, не поняли, о чем я?

Анна растерянно молчала. И вдруг вся эта ситуация и прежде всего она сама показались ей настолько забавными, что она весело расхохоталась. Он тоже дал волю смеху. Анна обнаружила это, когда отерла слезы с глаз.

Погладив ее по голове, словно малое дитя, он с чувством произнес:

– Господи, Анна, вы меня с ума сводите! Постарайтесь теперь заснуть, тогда и я тоже смогу отдохнуть.

Незадолго до рассвета она проснулась, услышав скрип стула, на котором он сидел. Морван положил ладонь ей на лоб. Комната была залита тусклым призрачным светом.

– Морван… Вчера, когда вы с Гюрваном собирались биться один на один, я хотела его умертвить. Но промахнулась.

Он наклонился и поцеловал ее в то самое место, где только что покоилась его рука.

– Значит, на то была Божья воля. Ведь вы меткий стрелок. Не сомневаюсь, рано или поздно он падет от моей руки. Вот увидите.

Дверь за ним затворилась, и она услышала в коридоре его торопливые шаги. Звук их стихал по мере его удаления. Она заслонила глаза от света тыльной стороной ладони. Занимавшийся день сулил ей новые тревоги. Ведь Морван вызвал на поединок предателя сэра Джона.

Глава 12

Поединок должен был состояться во внешнем дворе крепости Ла-Рош-де-Роальд. Все, кто обитал в замке, собрались посмотреть на это захватывающее зрелище. Лишь служанке, которая ухаживала за Анной, пришлось остаться при своей госпоже и молиться вместе с ней о даровании удачи сэру Морвану.

Казалось, миновала целая вечность, прежде чем вопли зрителей стихли и крепость объяла тишина. Анна отправила служанку за новостями.

Вскоре после ее ухода в дверь негромко постучали, и на пороге появился Асканио. Видя, в каком нетерпении и тревоге она находится, он едва заметно усмехнулся:

– Неужто же вы в нем сомневались?

– Морван не ранен?

– Несколько царапин. Он ведь поклялся вас защищать и верен своей клятве. Готов без жалости сразить всякого, кто представляет для вас хоть малейшую угрозу. Он и Гюрвана заколол бы на поединке, не будь тот ранен. Но такая гибель этого негодяя могла бы положить начало кровавой войне между вами и его родней. Упаси нас Бог от этого! – Асканио тряхнул головой. Но в следующее мгновение чело его, прежде хмурое, разгладилось, и он с улыбкой потрепал ее по руке. – Я навещу вас позже. Обязан прочесть над покойным Джоном молитвы по исходе души. Кем бы он ни был.

Когда дверь за ним затворилась, Анна без сил рухнула на подушки. Сегодня она чувствовала себя вконец разбитой и опустошенной: ее беспокоила рана, к тому же давало о себе знать утомление после вчерашнего боя. Она уже начала засыпать, как вдруг дверь тихонько скрипнула и кто-то тихими, едва слышными шагами приблизился к ее кровати. Анна открыла глаза и увидела перед собой девичье личико.

Анна убрала прядь волос, свесившуюся девочке на лицо. Маргарита, а это была именно она, отличалась щуплым сложением и маленьким ростом. В свои тринадцать Анна была едва ли не вдвое выше этой несчастной.

– Я рада, что ты уже начала ходить, Маргарита.

– Только не говорите маменьке, что я сюда приходила. Она велела не мозолить вам глаза. Но ее сейчас позвали обедать в поварню для слуг.

Анна решила приободрить бедняжку. Не довольно ли страданий выпало на ее долю, чтобы еще и сейчас она чего-то опасалась? После пережитого это бедное дитя нужно радовать, хвалить, поощрять. И ни в коем случае не наказывать, что бы она ни сделала.

– Можешь приходить ко мне, когда захочешь. Я буду очень тебе рада. А теперь садись-ка на постель и давай поговорим.

Девочка примостилась на краешке кровати. Из-под подола ее желтовато-серого полотняного платья высунулись тонкие щиколотки и ступни в войлочных башмаках.

– Маменька говорит, вы взяли в плен того великана. В бою, что был здесь, возле крепости.

– Все так и есть. Он больше никому не причинит вреда.

– А еще она говорит, вы нас спасли от смерти. Потому что вам ангелы помогают.

– Это вы сами не дали себя в обиду смерти. Потому что ты и твоя мама сильные и отважные.

– Папенька умер. Маменька говорит, теперь она должна взять себе другого мужа, чтоб нам с голоду не помереть.

В последние два дня Анне недосуг было думать о Рут и Маргарите, ее занимало другое. Теперь же она впервые ясно осознала, в каком беспомощном положении они оказались, потеряв кормильца. Легко ли будет Рут так скоро позабыть своего Пьера и связать жизнь с новым мужчиной? Да и найдутся ли охотники взять ее замуж после случившегося?

– Попробуем устроить так, чтобы вы остались здесь. Знаешь, у меня ведь нет собственной служанки. Твоя мать могла бы научиться прислуживать мне, а ты бы ей помогала. А когда я вернусь в обитель, поступите в распоряжение леди Катрин.

Ну вот, она не задумываясь взвалила на себя новую обузу. То, что ее всегда злило, теперь станет частью повседневности: Рут и Маргарита будут путаться у нее под ногами, заступать ей дорогу: «Ах, да разве пристало леди самой мыться? Давайте-ка я вас намылю как следует. Вот пожалуйте чистую простыню. Я вас сейчас хорошенечко вытру. Теперь расчешем волосы, а не то они еще чего доброго сваляются…» Да от такой назойливой услужливости ей захочется бежать куда глаза глядят! Но ведь этим несчастным, если она не оставит их в крепости, будет ежечасно грозить голодная смерть… Анна вздохнула. Возможно, она просто слишком устала, и оттого воображение рисует ей такие жуткие картины. С Рут и Катрин наверняка всегда можно будет поладить, принимая их услуги, если они ей понадобятся, и отказываясь от таковых, когда они будут казаться ей чрезмерными.

– С мамой твоей я поговорю. А теперь иди-ка и ты пообедай. Даже если тебе не хочется, заставь себя съесть хоть тарелку супа. Скажи маме, что я велела. Ну, давай же: встань, спину выпрями, голову выше и – вперед!

Девочка беспрекословно выполнила все ее команды, и, прислушиваясь к ее шагам в коридоре, Анна счастливо улыбалась. За несколько минут ей удалось создать маленькую копию себя самой.

На следующий день ей нанесли прощальный визит оба вассала – Фуке и Гарольд. В комнате Анны собралась целая толпа мужчин – рыцари привели с собой пленников, которых собирались держать в подземельях своих замков, пока родственники не заплатят выкуп, а также попросили Морвана и Асканио присутствовать при этой встрече. На всякий случай. Анна принимала гостей, не вставая с постели.

Запястья Гюрвана были стянуты веревкой. Правая его рука, забинтованная у плеча, согнутая в локте и примотанная к туловищу, не давала опуститься и левой. Он с видом оскорбленного достоинства кивком указал на веревки:

– Я ведь дал слово рыцаря.

– Веревки никто с вас не снимет. Так решил Гарольд, и я с ним полностью согласна. Это в том числе и для вашей безопасности. Иначе вы попытались бы бежать, и моим людям пришлось бы вас убить.

– Оскорблять безоружного пленника – это не по-рыцарски! Это не делает вам чести, Анна! – напыщенно изрек Порван.

– Не впадайте в этот ваш фамильярный тон, Гюрван. Вы мне не ровня. Передо мной сейчас вовсе не благородный рыцарь, а вульгарный разбойник. В прежние времена, когда люди были менее щепетильны, вас отдали бы на растерзание крестьянам. Сэр Гарольд глаз с вас не спустит, пока ваши родственники не явятся с выкупом. Меня вы больше не увидите. Попробуйте только вернуться на эти земли! С вами обойдутся как с преступником, который находится вне закона. Если мне, чтобы в таком случае выследить и убить вас, придется покинуть монастырь, я без колебаний это сделаю.

Гюрван в ответ бросил на нее взгляд, исполненный лютой злобы, и Анна едва его выдержала. Но глаз не отвела до того самого мгновения, пока Гарольд, причиняя ему боль, силой не уволок его прочь.

Вскоре и толстяк Фуке со своим пленником простился с ней и вышел в коридор, где его ждали воины эскорта.

С Анной остались только Асканио и Морван.

– Этот гнусный насильник малолетних держится так, будто вы его пленница! – с негодованием воскликнул Асканио. – Надо бы вам поскорей добиться от герцога решения всех вопросов касательно Ла-Рош-де-Роальд.

– Пора снова обратиться к нему с письменным прошением. Я теперь же этим займусь.

– Конечно, напишите ему, – без всякого энтузиазма кивнул Морван. – Но если ответа не будет, вам придется ехать в Англию. Подождем до конца рождественских праздников и ни днем дольше. К тому времени как раз должна зажить ваша боевая рана.

– Но разумно ли пускаться в такое путешествие студеной зимой?

Он взял ее за подбородок и заставил взглянуть себе в глаза.

– Вы поедете. После праздников, если не будет ответа от герцога. Это решено. – Кивком он указал на ее раненый бок: – Такое больше не должно повториться.

Выходя из комнаты, он строго на нее взглянул и не прибавил больше ни слова. Но в глазах его читалось: «Попробуйте только придумать еще какую-нибудь отговорку!»

Через две недели после Рождества Анна сидела в небольшой лодке, которая несла ее от причала к борту корабля, стоявшего на рейде в гавани Бреста.

Вместе с ней в лодке находились шестеро мужчин: Морван, Грегори и еще четыре воина, которые решили вернуться домой. Их не пугала даже опасность стать жертвами эпидемии «черной смерти», которая по-прежнему свирепствовала на Британских островах.

Как ни пыталась Анна отсрочить путешествие, Морван был неумолим. Асканио горячо его поддержал. Он убеждал Анну, что в ее интересах не откладывать отъезд, ведь Гюрван, рано или поздно дождавшись освобождения из плена, чего доброго, мог с новыми силами и новыми союзниками повторить попытку захвата крепости. Монах убеждал ее, что грех не воспользоваться любезностью сэра Морвана, вызвавшегося ее сопровождать, ведь тот не только защитит ее от возможных опасностей в пути, но и благодаря короткому знакомству с королем Эдуардом и его приближенными поможет быстрее уладить все ее дела. И вдобавок на время ожидания аудиенции у герцога поселит ее под гостеприимным кровом своей сестры.

Разумеется, все хлопоты по организации путешествия стали уделом Морвана. Он взялся за это с большим рвением, поскольку в последнее время заметно тяготился вынужденной праздностью. С ней он не советовался – просто все устроил по своему усмотрению и сообщил о результатах. Анне пришлось покориться ему. Добравшись до Бреста, они направились к кораблю.

Анна с опасливым любопытством разглядывала трехмачтовый парусник, который делался все больше по мере того, как лодка приближалась к нему. До этого ей ни разу не случалось путешествовать морем. Вообще-то, по правде говоря, она покидала Ла-Рош-де-Роальд лишь однажды в жизни – когда отправилась в аббатство Сент-Мин…

– Где наши лошади? – Она решила продать в Англии несколько жеребцов и кобыл со своей фермы. Морван заверил ее, что там она выручит за них гораздо больше, чем ей платят бретонские барышники.

– В трюме, где же еще? Надеюсь, путешествие пройдет спокойно и они здоровыми и невредимыми прибудут в Англию.

Анна со вздохом оглянулась на черепичные крыши домов Бреста. Ей так хотелось прогуляться по городу. Утро выдалось ясным, до отплытия корабля оставалось еще несколько часов, и ей решительно нечем было себя занять. Но Морван строго запретил ей это. Сам он не мог составить ей компанию, поскольку должен был наблюдать за погрузкой на парусник лошадей и даже слышать не желал о том, чтобы отпустить ее в сопровождении Грегори и воинов. С тех самых пор, как они покинули Ла-Рош-де-Роальд, он только и делал что командовал ею. Самовольно взял на себя роль этакого строгого воспитателя. В душе Анны росло возмущение.

– Ваш багаж в каюте, – деловито сообщил он. – И соизвольте оставаться там во все время плавания.

– Это что же, морской закон? – фыркнула она. – Что, женщина не смеет носа высунуть из своей каюты?

– Это мой закон, если угодно. На палубе не на что смотреть, кроме волн морских, и незачем туда выходить, кроме как в поисках неприятностей.

Анна сердито отвернулась.

Матросы подняли якорь. Анна оглядела каюту. «Если это не преисподняя, – с тоской подумала она, – то уж чистилище-то наверняка!»

На следующее утро она стала жертвой безжалостной качки. Ее свалил жестокий приступ морской болезни, и, подтянув ноги к животу, она лежала на своей койке.

Положение ее, и без того ужасное, еще ухудшилось к полудню, когда из-за окрепшего ветра на море начался шторм. Гигантские волны играли их трехмачтовиком, словно щепкой. Доски палубы и переборок жалобно скрипели, и Анна тихонько стонала на своем ложе в такт этим заунывным звукам.

Однако стоило паруснику войти в Саутгемптонскую гавань, как ветер утих, и качка почти прекратилась.

Вытянувшись на койке во весь рост, Анна блаженно заснула. Сон ее, однако, был вскоре прерван появлением Морвана.

– Вам нездоровится? – участливо произнес он, взглянув на ее побледневшее лицо.

– Сейчас мне уже гораздо лучше. А вот с час назад я нисколько не сомневалась, что умру.

– Тогда вас должны обрадовать последние новости: капитан сказал, что скоро снова начнется шторм. Он хочет переждать его здесь. Мы можем остаться на корабле, пока погода не улучшится, но если пожелаете, сойдем на берег и продолжим путешествие сушей.

– Сойдем!

– Но имейте в виду, нам, возможно, придется ночевать под открытым небом, а ведь сейчас не лето…

– Зато мы, возможно, доберемся до Лондона скорее, чем этот корабль снимется с якоря.

– В таком случае советую вам как следует выспаться, пока будут выгружать лошадей.

Через несколько часов они уже скакали по дороге, что вела в Лондон. Анна почувствовала себя превосходно, едва только ноги ее коснулись твердой почвы. А очутившись в седле, с трудом удерживалась от того, чтобы не запеть во весь голос. Это настроение радости испытывали и воины из отряда Морвана: с шутками и смешками они гнали лошадей по пустынной дороге. Морван уговорил их помочь ему и Анне с доставкой животных в Лондон, после чего они собирались вернуться в свои родные места.

Морван был рад, что Анна предпочла добираться до Лондона по суше. Ведь на борту корабля он мог видеться с ней лишь урывками. Если король Эдуард и юный герцог решат все спорные вопросы по поводу Ла-Рош-де-Роальд так, как того хочет Анна, то в самом скором времени она вернется в обитель. Разумеется, Морван вызвался бы проводить ее до монастырских врат. Чтобы потерять навек. При мысли об этом сердце его сжимала невыносимая тоска.

И вместе с тем он без труда представлял себе ее в роли монахини. Она наверняка с головой окунется в хозяйственные заботы, что пойдет на пользу аббатству и всем его обитательницам, которые станут прислушиваться к ее советам, с охотой выполнять ее распоряжения… В недалеком будущем Анна того и гляди станет аббатисой. Морван протяжно вздохнул, поймав себя на мысли, что ему еще тяжелее вообразить ее чьей-то женой, делящей ложе с нелюбимым супругом.

Спешившись, Анна подошла к огромному костру, который ярко пылал посередине поляны.

Грегори поспешил к Морвану, чтобы отвести его коня к остальным лошадям и снять седельную сумку с хлебом и мясом, купленными в городе.

– Тяжелая какая! Тут нам не на один день хватит чем голод утолить!

– А где вещи леди Анны?

Грегори кивком указал куда-то в сторону:

– Я там их все сложил.

Вдвоем они пересекли поляну. Узкая тропинка вилась сквозь заросли кустарников. Миновав их, они очутились у небольшого костерка, рядом с которым Грегори аккуратно разложил дорожные мешки Анны и Морвана.

– Мы подумали, леди здесь будет покойнее. Что мы ей за компания, верно?

Морван согласно кивнул. Разумеется, кто-то один должен будет остаться при Анне ради ее безопасности. Умом он понимал, что следовало бы отрядить для этого Грегори, но сердце противилось такому решению.

Время близилось к полуночи, когда Анна поспешила откланяться и удалилась на соседнюю поляну.

Морван провел со своими людьми еще несколько минут, после чего пожелал Грегори и остальным спокойной ночи и последовал за Анной.

Она сидела у маленького костра, согнувшись и уперев подбородок в колени.

Морван принес на поляну две внушительные охапки елового лапника. Соорудить по разные стороны костра два походных ложа, восхитительно пахнущих хвоей, было для него делом нескольких минут. Он молча развязал тесемки своего мешка и вытащил оттуда меховое одеяло, которое постлал поверх веток, и длинный плащ, чтобы им укрыться. Анна по его примеру принялась сооружать постель для себя.

– Завтра мы будем в Виндзоре. Двор сейчас скорее всего там, но мне думается, нам все же следует держать путь в Лондон, прежде чем вы попытаетесь получить аудиенцию у герцога.

Длинной веткой он помешал сучья в костре и улегся на свою постель. Анна искоса с опаской взглянула на него, словно удостоверяясь, что именно там, а не на ее ложе он проведет остаток ночи.


Морвана разбудил порыв ветра, швырнув ему в лицо горсть золы. Он сел на постели и помотал головой. Отовсюду слышались треск веток и завывания урагана. Он потер озябшие руки, встал и завернулся в плащ, который служил ему одеялом.

Костер едва тлел. Он подбросил в него веток, и пламя тотчас же разгорелось, но ветер крал его тепло, с воем и хохотом унося прочь. Анна лежала на боку лицом к костру, сжавшись в комок и дрожа от холода. Губы ее побледнели, веки отливали голубизной.

Морван прошел на большую поляну, к лагерю. Ураган разбудил кого-то из его людей. Он понял это, едва взглянув на костер, в котором пылали свежие поленья. Воины лежали на огромном ложе из веток. Они тесно прижались друг к другу. Так им было теплее.

Морван вернулся к своему костру, разворошил сучья и подбросил в огонь охапку хвороста. А после стащил со своей походной кровати меховое одеяло, бережно укрыл им Анну и улегся позади нее.

Глава 13

Анна проснулась незадолго до рассвета. Ей было тепло и уютно под плащом и меховым одеялом. Что-то горячее и мягкое прижималось к ее спине.

Морван… Теперь уже она окончательно стряхнула с себя сон. Первым ее побуждением было тотчас же встать, чтобы вызволить себя из этого компрометирующего положения. Но она не могла даже шевельнуться, не потревожив его. А он ведь так устал, так нуждался в отдыхе. Им предстоял нелегкий путь…

Она закрыла глаза и попыталась снова заснуть. Ведь занимавшийся день сулил немало испытаний и ей самой. Но сон покинул ее и не желал возвращаться. Ей осталось лишь одно – дожидаться рассвета с открытыми глазами.

Вот сквозь ветви деревьев блеснули первые золотистые лучи… И тотчас же Морван одним движением перевернул ее на спину и сам навис над ней, сверкая агатовыми очами.

– Ну наконец-то вы проснулись, – с деланным спокойствием сказала она и попыталась подняться.

– Я давно уже не сплю. – Он приподнял ее локон и пощекотал им свои пухлые, прихотливо очерченные розовые губы. – Представьте себе мое удивление, когда я обнаружил, что обнимал вас во сне и что вы, пробудившись, не поторопились высвободиться из моих объятий.

Он провел ладонью по ее бедру.

– Я думала, вы еще спите, и не хотела вас тревожить, – призналась она, краснея.

– Несмотря на то что моя ладонь касалась вашей груди, а колено находилось между ваших ног? Что ж, похвальная деликатность.

– Вы сами перебрались на мою постель посреди ночи. Я вас не приглашала. Почему же теперь вы меня в чем-то обвиняете?

– Ночью похолодало. Вы дрожали во сне. Даже воины и те сбились в кучу и тесно прижались друг к другу, чтобы не замерзнуть. – Произнеся это, он наклонил голову и легонько сжал зубами мочку ее уха. Его дыхание щекотало ей шею. Внутри у Анны все сжалось от сладкой истомы. Ей не удалось скрыть от него свое возбуждение. Глаза его по-прежнему изучающе смотрели ей прямо в лицо.

Тесно прижатая к ложу из веток его сильным телом, она даже не пыталась высвободиться.

– Вы не противитесь мне, – сурово произнес он, отстраняясь. – И никогда не пытались уклониться от моих ласк. Выходит, это мне надлежит взять на себя роль святого и охранять вашу добродетель от себя самого. Но способен ли на такое человек, наделенный чувствами? Я ведь не каменный, Анна!

Ей следовало дать ему отпор. Разум твердил об этом не переставая. Но… Ведь чувствами обладал не он один. И ей больше всего на свете хотелось поддаться им, ощущать эту головокружительную радость, этот восторг, равного которому она прежде не испытывала.

Словно прочитав ее мысли, он поцеловал ее страстно, жадно, требовательно. И она ответила ему с не меньшим пылом. А после он против всякого ее ожидания оттолкнулся ладонями от постели из веток и встал на колени. Сквозь дымку наслаждения, застилавшую ее взор, она следила за движениями его рук. Вот он распахнул ее плащ и принялся расстегивать поясной ремень и распускать тесемки камзола.

– Что вы делаете? – Она приподняла голову и плечи.

– Тише. – Властным движением он заставил ее лечь и с еще большим проворством стал высвобождать ее тело из одежды, которая их разделяла. – Не бойтесь. Я не обесчещу вас на холодной земле в полусотне шагов от пятерых своих воинов.

Желание ее сделалось нестерпимым. Она готова была отдать все на свете, пожертвовать жизнью, только бы его удовлетворить. Морван раздвинул ее бедра коленом, она же охватила его голову ладонями и прижала к груди, безмолвно моля его утолить страсть, бушевавшую во всем ее теле. Голод, снедавший ее, с каждой новой лаской Морвана, с каждым его движением делался все острее. Это была нестерпимая пытка и одновременно блаженнейшее наслаждение…

Не имея больше сил сдерживаться, она издала стон. Морван тотчас же отстранился от нее, упал на постель ничком и спрятал лицо в складках мехового одеяла. Тело Анны ненасытно требовало объятий, но она не смела просить Морвана возобновить прерванные ласки.

Несколько минут они лежали неподвижно, сжимая друг друга в объятиях в ожидании, пока уколы стрел желания перестанут быть столь болезненными. Анна понимала, что должна быть благодарна Морвану. Он сумел сдержать себя и не нанес ей бесчестья. Но все же… все же она была глубоко разочарована проявлением его столь похвального самообладания.


Шторм нагонял путников. С побережья он проследовал за ними в глубь острова. Ветер швырял им в лицо пригоршни мокрого снега пополам с дождем. Воины поеживались от холода в своих плащах из промасленной парусины. Лошади едва плелись по размокшей, покрытой грязью дороге.

Морвана снедали мрачные думы. Настроение его было под стать погоде. Недовольство собой, женщиной, которую он так жаждал и которой не мог обладать, становилось все острее. Вдобавок та самая женщина, которая явилась источником этих безрадостных мыслей, ехала всего в нескольких шагах позади него.

В середине дня снегопад стих, и они устроили в лесу привал, чтобы накормить лошадей и наскоро перекусить самим. Голые ветви деревьев были плохой защитой от снега и дождя. Грегори отозвал Морвана в сторону и озабоченно сказал:

– Нынче и думать нечего разбивать лагерь под Божьим небом. К ночи надобно будет отыскать какой-никакой приют для себя и животных.

– Я уже думал об этом, – хмуро кивнул Морван. – В Виндзоре нам будет сложно найти ночлег, если двор и теперь еще там. Остановимся в Ридинге. У меня там есть знакомые, которые нас приютят. Боюсь, нам придется довольствоваться их амбаром, но это все ж лучше, чем ничего.

– А как же леди?

– А для нее наймем комнату на постоялом дворе. Я ее там устрою и сразу же вернусь к вам.

Весь день Анна тряслась в седле позади грозового облака, которое ехало верхом впереди нее и лишь при ближайшем рассмотрении являло ей очертания фигуры Морвана.

Она почти физически ощущала досаду и ярость, исходившие от него. Ей не составило труда догадаться, что причина этого кроется в ней самой.

– Вы сердиты, – сказала она, наконец, чтобы нарушить молчание.

– Ничего подобного, – буркнул он. – Просто не перестаю удивляться, с чего бы это добродетельной деве, которая вознамерилась принять постриг, вздумалось соблазнять мужчину.

– Что такое вы себе вообразили?! Откуда мне знать, как соблазнять мужчин?

– Нынешним утром вам это совсем неплохо удалось, скромница вы этакая. Так что не надо преуменьшать свои таланты. Но учтите, я человек чести и никогда еще не нарушал данное мной слово, но всякому самообладанию есть предел!

Так вот оно что! Выходит, это она во всем виновата!

– Значит, это я посреди ночи улеглась рядом с вами, пока вы спали? – Она сердито сузила глаза. – По-вашему, это я прижала вас к земле, и целовала, и душила в объятиях?!

Ее слова, запальчивый тон, каким они были произнесены, разозлили его еще пуще.

– Вот как?! Значит, вы готовы предоставить мужчине право решать такие вопросы?

– Вот какова мужская логика, – дрогнувшим голосом произнесла Анна. – Соблазнять женщину, а после… Я не знала, что мужчинам нравится стыдить и позорить женщин за все то, что сами они, мужчины, с ними проделывают. – Последние слова она проговорила, задыхаясь от гнева.

Наступило молчание, нарушаемое только шумом деревьев, что росли по обе стороны дороги, и чавкающим звуком, с которым конские копыта опускались в густую грязь.

– Анна, я вовсе не…

– Не смейте говорить со мной! – Она пришпорила лошадь и ускакала вперед, словно надеялась, что оставит позади себя не только Морвана, но и унижение, которому он ее подверг.

Небольшое имение, которым владел приятель Морвана, находилось недалеко от Ридинга. Хозяева любезно предложили Морвану и его спутникам расположиться в пустующем амбаре, где нашлось место и для лошадей.

К вечеру стало еще холоднее. Закончив разговор со своим приятелем-рыцарем, Морван вышел из господского дома и быстрыми шагами направился к амбару. Он стал убеждать Анну, что ей будет неуютно в огромном нетопленом помещении среди грубоватых вояк и лошадей. Поразмыслив, она кивком выразила согласие отправиться с ним в Ридинг, где он собирался устроить ее на ночлег на каком-нибудь постоялом дворе.

Ей не терпелось от него избавиться. Пока он вел переговоры с хозяином первого же постоялого двора, встретившегося им на пути, она ожидала его поодаль, сидя в седле.

– Говорит, у них битком набито, и все из-за непогоды, – сообщил Морван, подходя к ней. – Но, узнав, что вы леди, согласился сдать вам комнату на верхнем этаже, которую они оставляют свободной на случай, если вдруг нагрянут важные гости. Пройдемте в общий зал. Там вы сможете погреться, а слуги пока приведут вашу комнату в надлежащий вид.

Он провел ее в общий зал и усадил за тяжелый дубовый стол у очага, сам же скромно занял место напротив. Вскоре им подали мясо и вино. Потягивая горячий, щедро сдобренный пряностями напиток, Анна разглядывала посетителей трактира, которые угощались за соседними столами. В зале было шумно и душно.

Наконец жена хозяина постоялого двора провела ее на верхний этаж, в башенку, венчающую здание. Там располагалась всего одна комната. Зато в ней был очаг! Почти все пространство комнатки занимала массивная кровать. Анна почти не сомневалась, что это не что иное, как супружеское ложе хозяев постоялого двора, и что сами они принуждены будут провести эту ночь на охапках соломы.

Женщина поспешила откланяться. Морван, прежде чем последовать за ней, назидательным тоном произнес:

– Не выходите отсюда, Анна. Ночами сюда нередко заглядывают дерзкие, нахальные юнцы из Виндзора. Пьянствуют в общем зале, играют в карты. Вам не следует попадаться им на глаза. Утром я за вами приду. Дверь никому, кроме меня, не отпирайте!

Он ушел, и Анна шумно вздохнула, давая выход душившей ее злости. Он по-прежнему обращался с ней как с малым ребенком! Нет, завтра же она положит этому конец. Надо же, какой защитник выискался! А ведь на всем протяжении ее пути из Ла-Рош-де-Роальд единственная опасность, которой она подвергалась, исходила от него самого.

Она задула свечу и улеглась в постель. Утомление от долгого пути давало о себе знать. Какое счастье, что она сейчас здесь, а не на размытой дождем дороге, не в седле, не рядом с человеком, который ее оскорбил.

Морван спустился по лестнице в общий зал и решил ненадолго там остаться, чтобы просушить у очага свое платье, после чего снова вышел под открытое небо, где свирепствовала непогода.

На душе у него кошки скребли. Он не ожидал, что Анна примет его слова так близко к сердцу. И ругал себя на чем свет стоит. Разве можно было в приступе досады бросать ей в лицо упреки, которых она нисколько не заслуживала? А ведь их дружеская приязнь, их взаимное доверие лишь росли и крепли день ото дня. Вплоть до этого рокового момента. О чем, интересно, он думал, когда объяснял ей, что в некоторых случаях женщине не следует верить словам мужчины, будь он даже воплощением рыцарственной чести?!

С небес лил холодный дождь. Он направил коня к городским воротам. Ему отчаянно хотелось перестать думать об Анне. При мысли о ней душу его затопляло горькое чувство утраты.

Он был виноват перед ней и осознавал это. Он перебирал в голове способы искупить свою вину и не мог остановиться ни на одном из них. Анна была восхитительно чувственной женщиной, но совершенно не отдавала себе в этом отчета. Сама страсть ее казалась ему невинной в своей сути, открытой и безыскусной. Это всякий раз, стоило ему только ласково коснуться ее тела, обезоруживало его. Большинство женщин, с какими ему прежде случалось делить ложе, оставались расчетливыми и циничными даже в моменты наивысшего накала страсти. Но Анна… Она отдавалась его ласкам со всей непосредственностью чистой, неиспорченной натуры и, слишком раскованно-пылкая в своей неискушенности, принимала их с радостной готовностью.

Морван горестно вздохнул и пришпорил коня. Городские ворота остались позади. Дождь усилился. Под ледяным ветром капли его застывали инеем на поверхности плаща, на волосах Морвана и на морде его коня. Лужи по краям дороги подернулись льдом. Вот копыто коня скользнуло по замерзшему булыжнику, и конь споткнулся.

Морван остановил его, не зная, на что решиться. Путь до поместья его друга, где ждали Грегори и остальные воины, был неблизкий. А ворота Ридинга он только что миновал. Стоило ли скакать по обледенелой дороге, рискуя великолепным животным? Ведь конь мог, чего доброго, упасть и сломать ногу. Не лучше ли неторопливой рысцой вернуться на постоялый двор и заночевать в общем зале?

Он натянул поводья и повернул назад, к городским воротам.

Спешившись и препоручив своего усталого Дезире заботам трактирного конюха, Морван пообещал себе, что останется на ночь в общем зале. Но это не помогло: ноги сами понесли его к лестнице, что вела наверх, к каморке, где находилась Анна.

Она услышала шаги на площадке у двери, затем – осторожный стук.

– Анна, откройте! – То был голос Морвана.

Сердце ее преисполнилось тревоги. Зачем он возвратился? Наверняка с кем-то из воинов или с лошадьми случилось что-нибудь худое. Она спрыгнула с кровати и распахнула дверь.

Он остановился в дверном проеме, опираясь на косяк. На его черных кудрях, на рукавах плаща и на откинутом капюшоне сверкал иней. Он взглянул на нее в упор и решительно шагнул вперед, принуждая ее отступить в глубь комнаты.

Не говоря ни слова, Морван направился к очагу. Анна притиснулась к стене у двери, чтобы дать ему дорогу. Он снял плащ, стянул с рук перчатки, отряхнул их и как ни в чем не бывало присел на корточки у очага. Лицо его было сплошь покрыто мелкими каплями воды, и он стал вытирать его рукавом своего камзола. Анна подошла к своему мешку, выудила оттуда полотенце и молча протянула ему. Пальцы их соприкоснулись. От этого мимолетного телесного контакта с ним все тело ее сотрясла сладостная дрожь.

Но вот он выпрямился и повернулся спиной к огню. Анна возвратилась на прежнее место у двери. Ей больше негде было расположиться: он занял все пространство между очагом и кроватью.

– Почему вы отворили мне дверь, Анна?

Вот как?! Выходит, он вломился сюда, чтобы лишний раз обвинить ее в уступчивости!

– Я думала, с кем-то из наших людей или с лошадьми случилось несчастье. Вы меня до смерти напугали. Понимаю теперь, это очень глупо, очень по-женски. Вижу, вы уже обсушились. Ступайте. Покойной ночи.

– И не подумаю.

Анна оторопела от такой дерзости и молча смотрела на него, не зная, что сказать.

– Я желаю, чтобы вы покинули мою комнату, – произнесла она наконец.

– Дорога обледенела и стала небезопасна. Я остаюсь здесь.

– Как вам угодно. Но извольте спуститься в общий зал.

– Нет. – Тон его был непререкаем. – Я буду ночевать здесь.

Краска гнева залила ее лицо. Да как он смеет вести себя с ней столь бесцеремонно?! Кем он себя возомнил? За кого принимает ее? Хотя, кажется, ответ на последний вопрос она получила от него нынешним утром. Ловя ртом воздух, она выпалила:

– Вы больше не станете расточать мне свои ласки, потому что я этого не желаю. А на случай, если вам вздумается взять меня силой, напоминаю: я умею за себя постоять!

В глазах Морвана, устремленных на нее, полыхали искры желания, восхищения, гнева, досады…

– Ложитесь-ка в постель, Анна, и постарайтесь заснуть. Я никогда не брал женщин силой и уж тем более не стану проделывать ничего подобного с вами. Я к вам и пальцем не притронусь, если вы сами этого не пожелаете.

Он стоял у очага и, судя по всему, не собирался покидать ее комнату. А она жалась к стене. Ей пришло в голову, что, возможно, оба они за всю ночь не сдвинутся с места.

Но вот он наклонился над ее дорожным мешком, пошарил в нем и извлек кинжал.

– Спите в обнимку с ним, если вы настолько мне не доверяете. – Изящным движением кисти он швырнул кинжал на кровать.

– Я засну спокойно и безмятежно, но только если вы отсюда уйдете.

Он помотал головой.

– Завтра я отвезу вас к своей сестре, и к вашему герцогу, и к Эдуарду. А эту ночь проведу здесь.

Логики его она не поняла, но в том, что он не уйдет, уверилась окончательно. Она забралась в постель, сжала в ладони рукоять кинжала и отодвинулась к стене, укрывшись одеялом по самую шею. И попыталась заснуть.

Через несколько минут она почувствовала, как веревочная сетка кровати спружинила под его телом: он уселся в изножье, спиной к ней. Веки ее сами собой закрылись. Она задремала.

Проснувшись, словно от толчка, она обнаружила, что Морван поднялся и подошел к очагу.

Постояв некоторое время в раздумье, он подбросил в очаг несколько поленьев. Огонь разгорелся вовсю и осветил даже то пространство у стены, где она затаилась. В каморке стало так жарко, что Анна с трудом поборола в себе искушение сбросить одеяло.

Она закрыла глаза, едва только он подошел к краю кровати. Теперь он мог видеть ее лицо, и она сочла за лучшее притвориться спящей. Однако когда он улегся на кровать, вытянувшись во весь рост, она с трудом сдержала негодующий возглас, рвавшийся из груди. Судя по всему, он решил дождаться, пока она уснет, и лишь после этого занять пустовавшую часть ложа. Ей следовало оценить его деликатность. Анна продолжала лежать неподвижно, делая вид, что крепко спит, что она пребывает вне этого мира, в царстве грез и призрачных видений.

– Анна…

У нее отчаянно заколотилось сердце. Тон его был мягким и в то же время настойчивым. Она крепко сжала ладонью рукоять кинжала.

– Анна! Я знаю, вы не спите. Вы ведь все это время за мной наблюдали. Я это заметил.

Его ладонь опустилась ей на плечо.

– Позвольте мне лечь с вами рядом, Анна, – проговорил он глубоким нежным голосом. – Мне никогда больше не доведется изведать этого счастья. Ведь завтра мы приедем в Лондон, и там у нас не будет возможности остаться наедине. А после, когда вы уладите все свои дела… Один Бог знает, что произойдет тогда, что сулит нам будущее. Побудьте же со мной, дайте мне вкусить сладость ваших объятий и поцелуев! Доверьтесь же мне! Вы покинете эту комнату, оставаясь такой же невинной, какой были, когда переступали ее порог.

Глядя в его огромные глаза, пылавшие любовью, она осознала, что давно уже сделала выбор. Вместо того чтобы выпроводить его из своих владений, она распахнула перед ним ворота Ла-Рош-де-Роальд, подвергнув своих слуг и воинов опасности заражения чумой. Она не оттолкнула его, когда он принялся расточать ей свои ласки – ни в первый раз, ни во все последующие. Вот и нынче, едва заслышав его голос, она отворила дверь своей комнаты. Что же до Морвана, то он, вероятно, с самого начала осознавал, в чем заключался ее выбор. Это она пребывала в самообольщении, которое теперь, в этот миг, развеялось без следа. У страсти, которая терзала обоих, не было будущего, но они обладали властью над настоящим, и оно было на их стороне, оно, это настоящее, властно подталкивало их в объятия друг друга. Так почему бы этим не воспользоваться, не ощутить всю полноту счастья, пока оно еще возможно, пока судьба их не разлучила?

Анна отбросила кинжал и наклонилась вперед.

Он тотчас же крепко, страстно сжал ее в объятиях.

Ее тело немедленно отозвалось на этот порыв. Пьянящий восторг охватил ее, и она с готовностью подставила губы под его жадные поцелуи. Ее тело непроизвольно подалось вперед, навстречу его ласкам, она больше ничего на свете не чувствовала, кроме прикосновений к своей коже его ладоней и губ.

Стремительным движением он стянул с нее тунику и приподнял ладонями груди, любуясь ими. Этот взгляд взволновал ее, и она издала слабый стон, предчувствуя прикосновение. Она прижалась к нему бедрами, чтобы утолить сжигавшую ее жажду, и бедра ее начали ритмично двигаться, прижимая самую интимную часть тела к твердой, словно камень, выпуклости между его ногами. Это дарило ей новое острое наслаждение и одновременно сводило с ума. Тело ее требовало большего.

Он понял это и, продолжая целовать ее шею, сжимая губами и легонько посасывая соски, просунул ладонь между ее бедрами и стал ритмично надавливать на влажную впадинку, посреди которой таилось средоточие ее страсти. Анна онемела от мучительного, нестерпимого, волшебно-прекрасного наслаждения, которое сводило ее с ума.

Но вот он бережно положил ее на спину и навис над ней, опираясь на одну согнутую в локте руку всей тяжестью тела. Он смотрел на нее сверху и не мог налюбоваться ее стройным телом, плавными изгибами талии и изящными, тонкими щиколотками. Рука его потянулась к шнурку, который стягивал пояс панталон. Анна прерывисто вздохнула в предвкушении новой, еще не изведанной ею ласки.

– Смотри на меня! – прошептал он. – Я хочу видеть твои глаза, когда это произойдет!

Она с усилием приподняла веки. Их взоры, затуманенные страстью, скрестились. Его рука скользнула под пояс панталон и ниже, пока палец не коснулся средоточия ее восторга и мучений. Наслаждение, которое она при этом испытала, оказалось столь жгучим, что из глаз ее брызнули слезы…

Морван, не сводя с нее восторженного взгляда, вел с самим собой битву не на жизнь, а на смерть. Он клятвенно пообещал себе, что не поступится правилами чести и не нарушит слово, данное им Асканио. Поэтому ему пришлось определить границу, дальше которой он и шагу не смел ступить. Очутившись сам не ведая у запретной черты, он поспешно провел следующую, затем еще одну и еще… Пылкость Анны в очередной раз брала верх над его самообладанием, и это шаг за шагом приближало их обоих к решительной развязке.

Он пытался сдерживать себя, и до сей поры последняя преграда на пути обладания этой пылкой юной девственницей оставалась нерушимой. Но долго ли это продлится? Не слишком ли много он на себя взял, дав обещание не лишать ее невинности? Ведь минуту назад, лаская нежный бугорок между ее ног, слыша страстные стоны и видя слезы восторга, заливавшие ее лицо, он почти не владел собой. Еще немного и… Он тряхнул головой, отгоняя назойливые видения.

– Смотри на меня, – произнес он снова. Анна с трудом открыла глаза с расширенными от страсти зрачками, и он стал следить за ее взглядом. Раздвинув ей бедра, он коснулся пальцем влажного преддверия ее лона. Анна напряглась, инстинктивно противясь неожиданному вторжению, но он просунул кончик пальца чуть глубже, и она расслабилась, отдаваясь этой смелой ласке.

Коснувшись некой преграды, Морван ощутил одновременно восторг и разочарование. Значит, она девственна, и Гюрван бессовестно ее оболгал, хвастаясь своей победой. Впрочем, иного от него нельзя было и ожидать… Но если бы его слова оказались правдой, Морван мог бы позабыть обо всех своих обещаниях. Ничто не помешало бы ему утолить свою страсть.

Анна лежала перед ним обнаженная, томимая желанием. Такая, какой он сотни раз представлял ее в своих мечтаниях.

Сложение ее поражало гармоничностью. Мускулы рук и ног, более развитые, чем у других женщин, лишь подчеркивали совершенство пропорций аристократически удлиненного тела. Упругие крепкие груди вздымались вверх ровными полукружьями, коричневатые соски напряглись и отвердели от вожделения. Она жаждала близости с ним.

Но, продолжая ласкать ее, ловя на себе ее томный, зовущий взгляд, он не мог отделаться от навязчивых мыслей о последствиях поступка, который собирался совершить.

Преисполнившись досады и горьких сожалений о несбыточном, проклиная в душе те возвышенные чувства, которые он к ней питал и которые препятствовали ему совершить то, чего оба они так жаждали, он вдруг резко высвободился из ее объятий и уселся на край кровати.

Его тело бурно протестовало и продолжало требовать своего. Ему понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя.

Тонкие пальцы коснулись его спины. То был безмолвный вопрос. Морван обернулся. Анна отодвинулась к стене и закуталась в одеяло. Она спрятала лицо в коленях и не отозвалась, когда он произнес ее имя.

В этот миг ему подумалось, что он сейчас уподобился зеленому юнцу, с которым стряслась маленькая мужская неприятность.

– Анна! – Помедлив, он придвинулся к ней.

Но она вытянула вперед руку, отстраняясь от него.

– Не обвиняйте себя в том, что все зашло так далеко, Анна. Я один во всем виноват. Мое обещание… Я ведь чуть было его не нарушил…

– Выходит, мне следует возблагодарить судьбу за то, что та бросила меня в объятия мужчины, столь безупречно владеющего собой, – произнесла она глуховатым от волнения голосом, в котором слышалась горечь.

– Анна…

– Оставьте меня. Я хочу, чтобы вы ушли.

Никогда еще она не чувствовала себя такой униженной. Сидя на кровати, она невидящим взором смотрела на дверь, которую отворила, впуская в каморку Морвана, и которая только что закрылась за ним. Как оказалось, он явился сюда, только чтобы подвергнуть ее соблазну, перед которым она не могла устоять. Он пренебрег даже плодами победы над ней, которые мог бы вкусить. Мог бы, видит Бог, но не пожелал.

О, как же ей хотелось возненавидеть его, этого безжалостного хищника! Но внутренний голос назойливо твердил, что хищник не пощадил бы ее, не отказался бы от утоления своей страсти.

Да и ни один мужчина на месте Морвана не сдержал бы своего пыла.

Отбросив одеяло, она принялась придирчиво разглядывать свое тело. Быть может, увидев ее обнаженной, он испытал разочарование? Ведь именно после того, как она впервые предстала перед ним нагой, он отстранился от нее. Ей тотчас же вспомнились исполненные сожаления и сочувствия взгляды матери, какими она окидывала фигуру своей слишком рослой дочери, насмешливо приподнятые брови служанок, косые взгляды гостей, внезапный приступ бессилия у Гюрвана. Возможно, ее тело и впрямь выглядит смешно и нелепо. Это и спасло ее от насилия много лет назад. Но тогда ситуация была иной.

Она с радостью подумала о том, что скоро удалится от мира. Единственным местом на земле, где она сможет быть счастлива, оставалось аббатство Сент-Мин. Страшно помыслить, как тяжко она страдала бы, выйдя замуж и непрестанно ловя на себе презрительно-насмешливые взгляды мужа.

В душе ее снова поднялась волна злости на Морвана. Он был виноват перед ней. Виноват в том, что пробудил в ее теле желания, которые прежде были ей неведомы. Она наслаждалась покоем и безмятежностью, не ведая о тех сторонах жизни, которые он открыл для нее. Она давно привыкла к тому, что некрасива и слишком нескладна, и научилась воспринимать эти особенности своей внешности как должное. В последние годы ей удалось обратить эти недостатки в достоинства, вполне подобающие образу жизни, который она вела, и тому пути, который для себя избрала. Наверное, Морван и в мыслях не имел ее обидеть. Он, поди, сам не ожидал от себя такой реакции на увиденное. Но его поступок лишний раз болезненно указал ей на ее уродство, и сознавать это было нестерпимо горько.

Лежа на широкой постели в каморке под крышей, обнаженная, одинокая, униженная, она, наконец, раздула слабое пламя ненависти к нему из искр, тлевших в ее душе.

Глава 14

Морван, Анна и Грегори остановили коней у края тропинки, что вела к загородному дому. Весь долгий день они скакали без устали под проливным дождем и лишь теперь, в конце их путешествия, облака в небе растаяли, позволив солнечным лучам коснуться земли.

Морван не застал сестру в Лондоне. Слуги, оставленные приглядывать за домом и имуществом, сообщили ему, что она удалилась в Хэмпстед, чтобы переждать там эпидемию чумы, которая свирепствовала в столице. Путникам пришлось обогнуть город и добираться узкими тропинками до имения Кристианы. Они сделали лишь одну остановку на ярмарке домашнего скота, где наняли для лошадей, привезенных на продажу, просторные стойла. Там же воины Морвана простились с ними.

Двухэтажный деревенский дом Кристианы был просторнее городского. Сложенный из толстых бревен и гладко оштукатуренный, он возвышался на прочном каменном фундаменте. В стенах были прорублены большие окна, по три в ряд с каждой стороны дома, справа и слева от крыльца виднелись газоны, густо усаженные кустами роз.

По двору неторопливо шла служанка. При виде гостей она ускорила шаги и скрылась в доме, откуда тотчас же выбежала молодая женщина с ребенком на руках.

– Морван! – Передав малыша служанке, она стремглав бросилась к троим всадникам. Морван перегнулся через седло, чтобы сердечно ее обнять.

Молодая женщина так крепко стиснула его плечи, словно боялась, – что он, едва представ перед ней, тотчас же исчезнет, растворится в воздухе. Морван оглядел сестру с ног до головы. Все те же роскошные темные кудри, все та же ласковая улыбка, сияющие счастьем черные глаза. За время их разлуки она немного располнела, отчего фигура ее приобрела более женственные очертания. Но лицо с матово-бледной кожей, которой втайне завидовали все придворные девицы, по-прежнему сияло юной свежестью.

– Господи, Морван, целых три года прошло! И ни словечка со времени битвы при Креси! Мне приходилось наводить о тебе справки стороной. А тут еще эта чума! Я тебя никуда теперь не отпущу, так и знай! Попробуй только сказать, что ты просто заехал пообедать по пути бог весть в какие земли!

– Нет, я намереваюсь задержаться в Англии, – улыбнулся он. – Надолго ли – сам пока не знаю. Скажи, Дэвид не будет против, если мои друзья у вас погостят?

– Конечно, нет. Мы всегда рады тебе и твоим друзьям.

– Я остановлюсь в другом месте.

– Нет, не смей даже думать об этом! Я так по тебе соскучилась, если бы ты только знал! И Дэвид очень тревожился. Всех, кто приезжал с континента, непременно спрашивал, не встречали ли они тебя.

Морван весьма скептически отнесся к последнему утверждению сестры. Любезный зять если и вел о нем расспросы, то вряд ли особенно беспокоился о его состоянии.

– Он вернется нынче к вечеру и уговорит тебя остаться. Вот увидишь. – Она улыбнулась спутникам Морвана и смущенно проговорила: – Простите, я позабыла о своем долге хозяйки. Морван, скажи же своему лучнику и оруженосцу, пусть спешатся и проходят в дом. Вам всем надо вымыться с дороги и поесть.

Морван с усмешкой покосился на Анну.

– Это не оруженосец, Кристиана, а юная леди. Ее имя – Анна де Леон. Она прибыла сюда из Бретани.

Кристиана даже не пыталась скрыть своего изумления.

– Но у нее меч! Зачем он ей? Она владеет оружием?

– Да. И весьма неплохо. А также метко стреляет излука.

– Дэвид будет потрясен.

Морван знаком предложил Анне и Грегори спешиться. Соскочив на землю, они передали поводья слугам и подошли к хозяйке дома.

– Добро пожаловать, – сердечно приветствовала их она. – Мы рады принять вас у себя. Места хватит всем.

Она испытующе взглянула на Анну. Морван, хорошо знавший сестру, не сомневался: когда они останутся наедине, она забросает его вопросами о его необычной спутнице.

В просторном зале на первом этаже дома путникам были поданы обильная еда и напитки. Кристиана, когда Морван насытился, усадила ему на колени своего годовалого сынишку.

– Его зовут Хью, в честь нашего отца.

Он наклонился к племяннику. Глаза у малыша были материнские, но чертами лица он напоминал своего родителя. Ребенок этот станет наследником утраченного Хэрклоу, если Бог не пошлет Морвану сыновей.

– Я рад, что ты почтила его память, – сказал он, передавая ей мальчика.

– Ты сумеешь вернуть себе наши земли, – сказала она, словно прочитав его мысли. – Мы оба с Дэвидом в этом уверены.

Служанка унесла маленького Хью, и Кристиана села за стол подле Морвана. Потягивая вино, он рассказал ей о цели своего приезда в Лондон.

– Двор возвратился в Виндзор, – сказала она. – Совсем еще недавно даже там было небезопасно. «Черная смерть» косила всех без разбора. Король с королевой отбыли в уединенную резиденцию и оставались там долгое время. Теперь, когда угроза заразиться этой хворью миновала, их величества вновь почтили Виндзор своим высочайшим присутствием. Но знал бы ты, что творится в Лондоне! Жители умирают целыми семьями, на улицах горы мусора и отходов, и их никто не убирает. Дэвид такой предусмотрительный! Представь, еще до того, как эта напасть добралась до нашего острова, он вывез из Лондона почти весь свой товар. Все наперебой друг друга уверяли, что чума останется за морем, но Дэвид на это не понадеялся. Потому что знал: чума явилась в Геную на борту торгового парусника…

Морван обвел взглядом нарядный зал: стулья с высокими резными спинками, изящные скамьи на массивных ножках, пол, выложенный каменными плитами, гобелены на стенах. Во всем чувствовались достаток и солидная основательность. Дэвид де Абиндон, подобно древнему Мидасу, мог обратить в золото все, к чему бы ни прикоснулся. Несмотря на молодость, он был весьма искушен в делах и благодаря нескольким довольно рискованным спекуляциям нажил большое состояние. Морван не сомневался, что, если бы даже эпидемия чумы заставила этого ловкого дельца прекратить все торговые операции на целый год, это его не разорило бы.

– Позвольте полюбопытствовать, – обратилась Кристиана к своей гостье, – с какой целью вы станете искать встречи с королем? Быть может, я смогу помочь вам советом.

За весь день Анна не произнесла и десятка слов. После приезда в дом Кристианы она, поздоровавшись с хозяйкой, замкнулась в молчании. В пути Морван не раз пытался заговорить с ней о том, что произошло между ними ночью, но в ответ она лишь окидывала его холодным взглядом и пришпоривала коня. Она обращалась с ним как с простым наемником, который должен был охранять ее в пути. Поначалу это его бесило, а после повергло в глубокое уныние.

– Мне нужно получить аудиенцию не у его величества, а у юного герцога. Я надеюсь, что он позволит мне распорядиться нашими владениями согласно воле покойного отца. Еще я хочу, чтобы он благословил супружество моей сестры и позволил мне удалиться в монастырь.

У Кристианы загорелись глаза. Морван знал, что на языке у сестры вертелась сотня вопросов, но, как радушная хозяйка, она не могла позволить себе злоупотреблять вниманием гостьи, уставшей с дороги. И потому, мило улыбнувшись, она предложила:

– Если пожелаете, можете теперь же вымыться и отдохнуть. Я вижу, вы утомлены. А поговорить мы успеем и после.

Анна проснулась, когда день уже клонился к закату. Она быстро оделась и вышла из своей комнаты. Дверь в приемную хозяина дома была приоткрыта, оттуда раздавались голоса. Морван о чем-то негромко беседовал с сестрой. Анна постучала в дверь костяшками пальцев и, услышав приглашение войти, переступила порог.

Он переоделся в платье, которое, по-видимому, оставил у Кристианы перед отъездом во Францию. На нем красовался роскошный стеганый приталенный камзол с узкими рукавами и широким подолом, доходившим до середины бедра, и облегающие панталоны. Этот наряд, наверняка сшитый придворным портным, великолепно подчеркивал все достоинства его фигуры.

Брат и сестра обрадовались ее появлению, но, не успела она ответить на их приветствия, как в комнату вошла служанка и сообщила, что хозяин вот-вот вернется. Об этом сказал ей слуга, которого тот выслал вперед. Кристиана, извинившись перед гостьей, отправилась встречать мужа. Морван нехотя подошел к широкому фасадному окну. Лицо его сделалось жестким.

– Вам не очень-то по душе муж сестры? – полувопросительно проговорила Анна. Он готов был плясать от радости, что она наконец удостоила его внимания, но счел за благо сдержаться и спокойно ответил:

– Не люблю его. И он платит мне тем же. Он мне не обрадуется, вот увидите, хотя и постарается это скрыть.

– Кристиана вступила в неравный брак, – осторожно заметила Анна. – По-видимому, на то были причины…

Он не отказал себе в удовольствии взглянуть на нее, затем поспешно перевел взор на подъездную дорожку, которую уже едва можно было различить в сгущающихся сумерках.

– Моя сестра находилась под опекой его величества и воспитывалась при дворе. Королева очень ее любила и баловала. Но у Кристианы не было ни земель, ни денег, ни приданого. Этому человеку случайно довелось ее увидеть, и незадолго до начала войны он попросил у короля ее руки. Он не искал приданого, а, напротив, предложил Эдуарду в случае его милостивого согласия на этот брак немалую сумму денег. Я пытался помешать этой сделке, но его величество остро нуждался в средствах на ведение войны, и Кристиана была отдана в жены Дэвиду.

Снаружи послышался дробный топот копыт. Анна подошла к окну и встала рядом с Морваном. Во дворе появились трое всадников, и она без труда узнала в одном из них хозяина. Он с важным видом восседал на откормленном жеребце. Слуги ехали по обе стороны от него.

– А как ко всему этому отнеслась ваша сестра?

– Она была слишком молода. Ее с детства приучили во всем следовать монаршей воле. Однако она без радости пошла за человека незнатного происхождения.

Тем временем Дэвид ловко соскочил на землю и раскрыл объятия. Кристиана бросилась к нему, и он приподнял ее над землей и закружил, покрывая ее лицо поцелуями.

– По всему видно, – с усмешкой произнесла Анна, – что ваша сестра непоправимо несчастлива в браке с простолюдином.

Морван не успел ответить на это саркастическое замечание. Кристиана что-то шепнула мужу, и тот вскинул голову. Он оказался на редкость красивым мужчиной с правильными, строгими чертами лица и золотисто-каштановыми волосами, доходившими ему до плеч. Концы их слегка выгибались наружу. Он приветливо махнул рукой Морвану и Анне и торопливо зашагал к крыльцу, продолжая обнимать жену.

Вот скрипнула входная дверь, и две пары ног пересекли зал, направляясь к лестнице. Звук их шагов становился все громче, пока дверь не распахнулась. Дэвид пропустил Кристиану вперед и на миг замер у порога, придирчиво оглядывая Морвана светло-голубыми, слегка навыкате, глазами. Затем он улыбнулся, шагнул вперед и раскинул руки в стороны для дружеского объятия.

– Добро пожаловать в наш дом, дорогой шурин!

Вечером в зале был сервирован роскошный ужин. На тяжелых серебряных блюдах громоздились горы оленины, тушки пернатой дичи, зажаренные на вертеле, огромные рыбины. Изысканно-терпкое дорогое вино так понравилось Анне, что она, против обыкновения, позволила себе выпить не один, а целых два кубка. Она заняла место подле Морвана, но лишь для того, чтобы не очутиться напротив него и не встречаться с ним взглядом.

Положение гостьи в доме его сестры и зятя обязывало ее держаться с ним, по крайней мере, вежливо. Она отдала дань этой необходимости, заговорив с ним о браке Кристианы, когда они остались одни. Ей хотелось, несмотря на неловкость, которую она по-прежнему испытывала в его присутствии, сохранить и при дальнейшем вынужденном общении с ним столь же невозмутимый, безмятежный тон.

После ужина Грегори пожелал всем спокойной ночи и отправился в свою комнату. Остальные придвинули стулья к камину, и снова Анна очутилась рядом с Морваном. Она намеренно повернула свой стул так, чтобы сесть лицом к Дэвиду. Тот принялся рассуждать о положении дел в Англии.

– Чума убила едва ли не четверть жителей Лондона. Теперь-то она уже поутихла, но все равно люди умирают от нее каждый день. Цены выросли, торговые обороты сократились очень значительно еще с прошлого лета, и с тех пор никакого роста. Если у нашего короля на уме новая война, желаю ему обзавестись придворным чародеем, чтоб тот наколдовал денег.

– А сами вы бываете в Лондоне? – спросила его Анна.

– Только по необходимости, если уж никак этого не избежать. В городе бог знает что творится. Шайки бандитов орудуют в открытую, власти перед ними бессильны. В окружении слуг и подмастерьев я все равно не чувствую себя в безопасности.

– А мне так хотелось бы побывать в Лондоне! Хватило бы и нескольких часов, чтобы полюбоваться вашей столицей. Я ведь почти нигде не бывала, кроме своей крепости и аббатства.

– Выбросьте эту мысль из головы, Анна, – буркнул Морван. – Вы же слышали: даже Дэвид, человек бывалый, старается избегать посещений столицы.

Морван высказал ей свое мнение, не рассчитывая на ответ. Во всяком случае, он тотчас же повернулся к Дэвиду и невозмутимо спросил:

– Неужто его величество и впрямь желал бы развязать новую войну?

– Договор с Францией пока еще в силе и соблюдается неукоснительно, – с важным видом изрек Дэвид. – Но Эдуард вряд ли откажется от притязаний на французскую корону.

– Ну, довольно вам утомлять нашу гостью разговорами о чуме и политике, – с улыбкой произнесла Кристиана. – Знаешь, Дэвид, леди Анна со дня надень отправится в Виндзор. Я уже предложила ей остановиться в нашем тамошнем доме. Говоря по правде, мне и самой хотелось бы там побывать. Зимой так тоскливо, а повидавшись с друзьями при дворе, я бы немного развеялась. Как ты на это посмотришь?

– Что ж, поезжайте в Виндзор, любезные дамы, – кивнул Дэвид, – а я составлю вам компанию. Двор вернулся, а значит, торговля должна оживиться. Но мне нужно еще дня два, чтобы покончить с кое-какими делами здесь и в Лондоне. Согласны ли вы отложить поездку в Виндзор на пару дней, миледи?

– Разумеется. Тем более у меня здесь и в Лондоне тоже есть дела. И представьте, речь также идет о торговле. Я оставила в стойлах на рынке несколько породистых лошадей и хотела бы продать их с наибольшей выгодой. Возможно, сделка состоится в самые ближайшие дни.

– Шарль де Блуа, возможно, тоже теперь в Виндзоре, – предположила Кристиана. – Ведь высокородные пленники всегда путешествуют вместе с двором, не так ли?

Анна никогда не видела этого француза, претендовавшего на герцогскую корону Бретани в качестве супруга Жанны де Пентьевр. Его пленение англичанами не остановило гражданскую войну. Жанна в отсутствие мужа сама руководила боевыми действиями.

– Кое-кто считает его святым, – хохотнул Дэвид. – Он носит власяницу и вериги и почти никогда не омывает грешное свое тело. И непрестанно молится, как мне говорили.

– Он французский мясник! – выпалила Анна. – После падения Нанта он умертвил сотни жителей! И как это у людей язык поворачивается называть такое чудовище святым? Или он сам себя так именует? В таком случае на Страшном суде ему и это припомнится!

– Думаю, он вряд ли участвуете придворных увеселениях, – с улыбкой предположил Дэвид. – Аскетам вроде него развлечения возбраняются. Так что вы почти наверняка с ним не встретитесь.

– Но я тоже не охотница до балов и праздников! – вспыхнула Анна. – И в Виндзор еду лишь по необходимости.

– Но вы же еще не дали монашеские обеты, миледи, – вкрадчиво возразил Дэвид. – Почему бы не позволить себе одно-два невинных развлечения, если выпадет случай? Ведь даже епископы себе в этом не отказывают.

Внезапно ей стало неловко, что она забивает себе голову подобными пустяками. Столь суетные мысли не должны смущать душевный покой будущей монахини.

Она поднялась со стула и, сославшись на усталость, быстро покинула зал.

Взявшись за ручку двери, что вела в ее комнату, она услышала снизу, с лестницы, звук чьих-то торопливых шагов. Она поспешно отворила дверь, но когда повернулась, чтобы ее закрыть, в проеме появился Морван. Он словно вырос из-под земли. Он взял у нее из рук свечу и молча вошел в комнату.

Анна тоже не говорила ни слова. Он зажег все свечи в массивных серебряных подсвечниках, что стояли на столе и у кровати, и лишь тогда повернулся к ней. Она смотрела мимо него, сквозь него, и ему вдруг сделалось зябко от столь демонстративного равнодушия. Обхватив руками плечи, он участливо спросил:

– Что вас тревожит, Анна? Вы сама не своя. Вы почти все время молчите.

Он взял ее руку и бережно поцеловал тонкие пальцы. Она отняла у него руку.

– Я позволила себе забыться. Мне надлежит помнить, кто я и какой путь для себя избрала.

– Я не смею критиковать принятое вами решение. Следуйте путем, какой считаете для себя верным. Но даже если вы сожалеете, что все зашло слишком далеко, неужто между нами должна вырасти каменная стена отчуждения?

– Вас это удивляет? Я выказала непозволительную слабость и поддалась искушению, позабыв, куда и зачем направляюсь и где намерена провести остаток своих дней. Если бы это было возможно, я бы уже завтра поутру вошла в ворота аббатства Сент-Мин. А потому прошу вас, когда мы прибудем в Виндзор, сделайте все, что в ваших силах, употребите все ваше влияние при дворе, чтобы его величество Эдуард поскорей меня принял.

Он сдержанно кивнул и направился к двери.

Глава 15

Через три дня они прибыли в Виндзор. Анна скакала на лошади, которую ей одолжила Кристиана: всех своих она успела за это время продать по весьма выгодной цене и с помощью Дэвида приобрела на вырученные деньги зерно. Ее радовало, что это путешествие оказалось по крайней мере прибыльным. Она рассчитывала благодаря совершенной сделке решить многие из имущественных проблем Ла-Рош-де-Роальд.

Домик Дэвида и Кристианы в Виндзоре оказался типичным жилищем торговца. Правда, в отличие от большинства своих собратьев по ремеслу Дэвид не содержал на первом этаже ни мастерской, ни склада. Достаток позволил ему устроить там жилые помещения. Для хранения товаров он приобрел здание по соседству.

На втором этаже помещались две небольшие спальни и гостиная. В одной из комнаток расположилась Анна. Слуги и подмастерья, прибывшие из Ридинга вместе с хозяевами, устроились со своими тюфяками и пожитками в просторной кухне, а Грегори был предоставлен чердак над складом. Морван рассчитывал воспользоваться гостеприимством кого-нибудь из знакомых при дворе и в поисках такового покинул родных и Анну сразу же по прибытии. Вскоре он прислал слугу с сообщением, что остановится в доме Уильяма Монтегю, юного графа Солсбери.

На следующее утро, едва только Анна, Кристиана и Дэвид успели позавтракать, в столовую вошел Морван. Он прибыл, чтобы помочь Анне составить прошение об аудиенции у короля Эдуарда. Когда с этим было покончено, он самолично отвез письмо в замок на холме, возвышавшемся над рекой. Теперь Анне оставалось лишь терпеливо ждать ответа его величества.

Прошло несколько дней. Кристиана, навещая своих многочисленных знакомых – придворных дам и даже юных принцесс, – неизменно просила Анну сопровождать ее. Во время этих визитов до Анны то и дело доходили слухи о Морване. Он, похоже, стал едва ли не главным предметом пересудов скучающей знати, особенно женщин.

Всех интересовали его приключения, все были счастливы, что он не стал жертвой чумы. Друзья прежних лет радовались возможности новых встреч с Морваном и веселого времяпрепровождения с его участием.

Что и говорить, молоденьких смазливых придворных кокеток взволновало и обнадежило возвращение Морвана Фицуорена ко двору.

Морван слез с коня у дверей богатого особняка. Грум принял у него поводья, дверь открыла старуха служанка.

– Рад видеть тебя в добром здравии, Мег. Твоя хозяйка дома?

– Дома, где ж ей и быть-то? А вы времени не теряете, сэр Морван. У последнего ее муженька еще ноги не остыли.

– Я не был знаком с последним, Мег. Даже не слышал о нем. Подался в чужие края, за это время твоя леди успела овдоветь еще только дважды. И выходит, явился как нельзя более кстати.

– Леди одна, если вы насчет этого. Соблаговолите пройти в зал, и я велю подать вам вина. А хозяйка будет радешенька вас повидать. Она уже знает, что вы возвратились.

Морван, хорошо знавший расположение комнат в доме, направился в зал и уселся в кресло у очага. Когда ему подали вино, он взял кубок и подошел к окну, выходившему в сад. Намек, прозвучавший в словах Мег, его встревожил. Он был совсем не рад узнать, что Элизабет одна в своей постели.

Он не мог не навестить ее. Это было бы равносильно оскорблению. Вдобавок ему хотелось повидаться с ней, поговорить о ничего не значащих пустяках. Но он опасался, что Элизабет ждет от него большего.

Звук шагов заставил его обернуться. Он увидел, против своего ожидания, не Элизабет, а молодого человека лет двадцати на вид.

Незнакомец, высокий, сухощавый, с новенькими, явно совсем недавно полученными рыцарскими шпорами на дорогих сапогах, смотрел на него несколько вызывающе. Его каштановые волосы имели удивительное свойство отливать красным, темные глаза под густыми бровями и длинные загнутые черные ресницы выгодно оттеняли белизну кожи. Красивый юнец. Совершенно во вкусе Элизабет.

– Вы, должно быть, Морван. Она ждет вас, – кисло проговорил он. – Меня зовут Йен. Я родственник Элизабет. По линии мужа.

– То, что вы своим присутствием поддерживаете ее в минуту глубокого горя, достойно всяческих похвал. Мы с Элизабет старинные друзья, и я очень рад познакомиться с ее родственником. По линии мужа.

– Мне известно, что это была за дружба. При дворе все только об этом и говорят с тех пор, как вы возвратились из Франции. – Йен сверкнул на него глазами, в которых горел восторг. Он упивался собственной щенячьей дерзостью, которая казалась ему проявлением отваги.

– Ах, полноте, все это было так давно…

Юный рыцарь собрался ответить на это очередной колкостью, но на пороге зала возникло видение – нечто миниатюрно-воздушное, облаченное в нежные шелка и источавшее аромат роз.

Она все еще не утратила прежней красоты и очарования. Белоснежные волосы, поседевшие, когда ей не было и двадцати пяти, были приподняты надо лбом и сзади забраны в сетку с серебряными нитями. Лицо ее затеняла густая светлая вуаль в тон белоснежному шелковому платью. Позвякивая серебряными браслетами, она плавной походкой приблизилась к Морвану и Йену. Элизабет сохранила свежий цвет лица и гибкий, стройный стан нерожавшей женщины. Целуя ей руку и произнося приличествующие ситуации слова, Морван вдруг подумал, что если их роман возобновится, произойдет это вовсе не потому, что она так хороша собой. Этот рубеж они перешагнули еще в прошлые годы. Их связывало нечто большее.

Через несколько часов Морван проводил Элизабет в один из дворцовых залов, где принцесса Изабелла давала бал. Они долго беседовали в ее доме обо всем и ни о чем, и когда Элизабет вдруг попросила его составить ей компанию на балу, он не смог ей в этом отказать, хотя и понимал, что, появившись на многолюдном сборище с ней вместе, даст пищу для новых сплетен.

Йен увязался за ними. Когда в зал вошла Кристиана, он смерил ее оценивающим взглядом.

– Ваша сестра, не так ли?

Морван что-то буркнул ему в ответ и тотчас же забыл о его существовании, потому что следом за Кристианой в арочном проеме появилась другая особа – высокая стройная блондинка, золотистые волосы которой были откинуты назад ото лба и спускались на плечи волнами. На ней было голубое шелковое платье, которое накануне отъезда сшила для нее Катрин. Оно шло ей куда больше, чем коричневая монастырская роба. Ее свежее прекрасное лицо выгодно контрастировало с нарумяненными щеками остальных дам. Она выглядела невинной, как небесное облако. У Морвана, который уже несколько дней с ней не виделся, бешено заколотилось сердце.

– Любопытно, – не без ехидства заметил Йен. Морван оглянулся, чтобы убедиться, что это высказывание юного рыцаря относится к нему. Так оно и оказалось. Перехватив взгляд Морвана, Йен моргнул и переключил внимание с него на незнакомку в голубом платье. – Премиленькая девица. Я вон о той блондинке. Никогда ее прежде не видел. Вы, случайно, не знаете, кто она?

– Случайно, знаю.

Не один только Йен обратил на нее внимание. По залу прокатился шепоток, взгляды всех собравшихся так и впились в нее. В глазах мужчин читалось восхищение. Женщины хмурились и покусывали губы.

Кристиана стала продвигаться к середине зала. Анна не отставала от нее ни на шаг. Вот обе они поравнялись с Морваном. Анна скользнула рассеянным взглядом по руке Элизабет, сжимавшей запястье Морвана, затем равнодушно кивнула обоим и прошла мимо. Кристиана отыскала для нее и себя свободные места на скамье у стены. К ним тотчас же подошли какие-то дамы, приятельницы Кристианы, и на несколько мгновений, заслонили обеих от взора Морвана.

– Так это, верно, та самая бретонка, наследница обширных владений, что прибыла сюда с вами? – допытывался Йен.

Будь они прокляты, эти сплетники!

– Леди намерена посвятить себя Богу, Йен. А я, пока она еще не затворилась в обители и пребывает в миру, поклялся защищать ее от любой опасности.

– Посвятить себя Богу? Но вы, сэр Морван, держите меч в ножнах. У меня и в мыслях не было ее обидеть.

Элизабет о чем-то с ним заговорила. Морван сдержанно кивнул Йену и стал слушать болтовню своей бывшей приятельницы, рассеянно ей поддакивая и краем глаза следя за Анной. К ней то и дело подходили молодые люди, просили Кристиану их представить, говорили комплименты, шутили. Но Морван видел, что все их попытки расположить к себе Анну разбивались о ее холодную вежливую сдержанность, и каждый уходил от нее ни с чем, уступая место следующему ухажеру. Все это почти не тревожило его, беспокойство вызывал лишь Йен, который, проложив путь через толпу придворных к скамье у стены, затеял галантный разговор с Кристианой. Та с удовольствием поддержала беседу, весело рассмеялась какой-то шутке юного рыцаря и подвинулась, давая ему место на скамье рядом с собой. Он же с осторожностью прирожденного хищника умело и постепенно втянул в разговор и Анну, истинный предмет своего интереса.

Первая победа была одержана. Рыцарь наверняка поздравлял себя с успехом.

Но вот гостям подали обед. Морван, явившийся на праздник с Элизабет, обязан был сесть подле нее. Йен предусмотрительно увлек обеих женщин в самый дальний конец зала и уселся за стол между ними.

Обмениваясь любезностями со своими соседями по столу, не забывая оказывать надлежащие знаки внимания Элизабет, Морван умело скрывал ревность, которая клокотала у него в груди. И как ни пытался он переключить внимание на что-либо иное, взгляд его то и дело обращался к дальнему столу, за которым Йен любезничал с Анной и Кристианой.

На губах юноши стала все чаще появляться победная улыбка, Анна улыбалась ему в ответ, кивала, пожимала плечами, щеки ее вспыхивали румянцем. Вот Йен наклонился к ней и прошептал что-то на ухо, и Анна весело рассмеялась. Защитная броня, которой она себя облекла, когда явилась на бал, теперь рассыпалась в прах. Тем временем Йен, отщипнув кусочек мяса, протянул его ей. Анна наклонилась и приняла угощение. При этом пальцы рыцаря словно невзначай коснулись ее губ.

Морвана душила бессильная злость, но возможности помешать этому вдохновенному волоките творить свое черное дело у него не было.

В самом конце трапезы к нему подошел паж и от имени принцессы Изабеллы пригласил его за главный стол. Морван не посмел ослушаться. Воспитываясь при дворе, он с детства знал Изабеллу и всегда считал ее немного взбалмошной и легкомысленной особой. Разговор, который завязался между ними, когда он занял место подле нее, убедил его, что за годы их разлуки она почти не изменилась. Болтая с Морваном, принцесса то и дело касалась его руки. Из молоденькой кокетки, какой он знал ее прежде, она превратилась в женщину, жадную до наслаждений и стремящуюся их разнообразить. Он сделал вид, что не понял ее намеков.

Изабелла начала тяготиться его обществом. Морван с нетерпением стал ждать того мига, когда она, наконец, отпустит его от себя. Он взглянул туда, где сидели Кристиана, Анна и Йен.

Место Анны за столом и еще одно, соседнее, пустовали.


Анна ненавидела лесть. И все же ухаживания придворного красавца, комплименты, которые он ей расточал, льстили ее самолюбию.

В душе она не могла не понимать, чем вызван столь живой интерес этого утонченного рыцаря к ее скромной особе. Он не мог не знать, что она является наследницей огромных владений и неприступной крепости.

Но вполне невинная игра, затеянная рыцарем, нравилась ей все больше. Она понимала, что едва ли не каждое из любезных слов собеседника – намеренная ложь, произносимая с умыслом. И тем не менее было так приятно слышать похвалы своей внешности из уст такого красавца.

Ведь Йен не менее четырех раз за вечер назвал ее очаровательной. Еще месяц назад она сурово осадила бы любого за такую откровенную ложь, но здесь, в Виндзоре, ей было так одиноко, она чувствовала себя потерянной, беззащитной и остро нуждалась в поддержке, в чьем-либо внимании. В похвалах, пусть и неискренних.

Со своего места она хорошо видела Морвана и даму, с которой он явился на бал. Йен не мог не заметить, что она время от времени поглядывает в сторону их стола.

– Она прелестна, вы не находите? – спросил он.

– Да, эта дама на редкость красива.

И утонченна. И миниатюрна. Она обладает всеми достоинствами настоящей леди и уверенным жестом собственницы кладет руку на плечо Морвана.

– Я ее дальний родственник со стороны мужа, умершего совсем недавно, но Элизабет не очень-то огорчила эта потеря и долго горевать об усопшем она не намерена. Очередное вдовство дарит ей свободу и хорошую прибыль. Третий муж завещал нашей прелестнице обширные земельные угодья.

Итак, она красива, миниатюрна и богата.

– Сэр Морван, по-видимому, очень с ней дружен.

– Простите, но я склонен выразиться точнее. Это ведь не секрет. С самого его возвращения ко двору все только и судачат, что о скором возобновлении их интрижки. Дело в том, что несколько лет назад, в промежутке между ее вторым и третьим мужьями или после кончины первого, я в точности не помню, Морван занял вакантное место и сделался любовником Элизабет. Говорят, он не женился на ней только потому, что она бесплодна.

Итак, они питают друг к другу страсть. Он вернулся из чужих краев, а она за время его отсутствия стала вновь свободна, не утратив ни красоты своей, ни изящества. И сделалась еще богаче, чем прежде.

Сердце Анны мучительно сжалось. О, какое счастье, что она осталась нетронутой в Ридинге. Если бы Морван до конца утолил свое вожделение в ее объятиях, чтобы теперь променять ее на Элизабет, она вряд ли пережила бы такое унижение. Но и в ее теперешнем положении Анна чувствовала себя обманутой, брошенной, преданной.

Чтобы отвлечься от этих мрачных мыслей, она принялась оживленно болтать с Йеном, поощряя его галантные ухаживания. Через некоторое время он предложил ей погулять по замковому саду, и она охотно приняла это предложение.

Они выбрались из зала, никем не замеченные. Даже Кристиана не сразу спохватилась, что Анны нет с ней рядом. В гардеробной Йен быстро отыскал свой плащ и, укутав в него Анну, обвил рукой ее талию и повлек к входной двери.

В небольшом ухоженном саду были разбиты дорожки, которые извивались и петляли между искусственными холмами и клумбами, чтобы несколько пар гуляющих могли совершать моцион, не встречаясь друг с другом. На каменных скамьях у кромок дорожек лежали мягкие подушки, в темных уголках виднелись беседки, где при желании можно было уединиться. До слуха Анны донеслись отдаленные голоса, из чего она заключила, что не только они с Йеном решили прогуляться по саду.

Рыцарь вежливо интересовался ее жизнью в крепости, задавал вопросы об истории Бретани. Дойдя до середины одной из дорожек, как раз перед очередным поворотом, он вдруг повлек Анну назад и провел ее к одной из скамей, скрытой от посторонних глаз.

Скромный, невинный поцелуй, несколько новых комплиментов – вот все, чего она ожидала. Его стремительная атака застала ее врасплох. Йен повалил ее на скамью, придерживая за плечи, чтобы она не смогла вырваться, и впился в ее губы поцелуем.

Целовался он умело, страстно, но чувства ее дремали. Она воспринимала происходящее как-то отстраненно, словно издалека наблюдая за действиями своего пылкого ухажера. И лишь ощутив прикосновение его пальцев к своей груди, осознала, что он рассчитывает на многое. Это стало для нее неприятной неожиданностью, не более. Чувство было такое, словно она нечаянно наткнулась на древесный ствол и ушиблась.

Тогда она отстранила его руку, шепча слова протеста. Но рыцарь лишь рассмеялся и зажал ей рот новым поцелуем. Ладонь его нащупала другую ее грудь и легонько ее сдавила.

Она могла бы закричать, но это неизбежно привело бы к скандалу. Ей не хотелось причинять неудобства Кристиане, которая привела ее сюда. Поэтому она еще более решительно попыталась высвободиться из его цепких рук, она вертелась и извивалась, она отталкивала его и всякий раз, как рот ее оказывался свободен, шепотом требовала оставить ее в покое. Но все было напрасно. Ее сопротивление лишь придавало Йену решимости довести задуманное до конца. Возможно, он считал, что она просто кокетничает с ним, изображая из себя недотрогу.

Вот он распластался на ней, придавив ее к скамье. Рука его скользнула вдоль ее бедра. Он ухватился за подол платья и стал поднимать его. Решительный юноша, похоже, намеревался кратчайшим путем добраться до богатств Ла-Рош-де-Роальд.

Во все время своего пребывания в Виндзоре Анне приходилось вести себя как принято в свете. Она носила платья и ходила по гостиным мелкими шажками. Она убрала свое оружие в дорожный мешок и даже верхом стала ездить, сидя в седле по-женски. Сейчас же у нее был выбор: она могла завизжать, как поступила бы на ее месте любая настоящая леди, а могла повести себя так, как привыкла с детства. Сделать такое, о чем ни одна придворная дама даже помыслить бы не посмела. Те особенности ее внешности, которые вызвали отвращение у Морвана, вследствие чего он оставил ее нетронутой, не оказали никакого действия на сэра Йена. Ведь в саду было темно!

Выпростав правую руку из-под его живота, она стала шумно хватать ртом воздух.

– Мне нечем дышать! Я сейчас лишусь чувств!

Он приподнялся на вытянутых руках, и этого оказалось достаточно: Анна размахнулась и изо всех сил ударила его кулаком под самые ребра. Йен свалился наземь и прижал ладонь к животу.

Анна проворно соскочила со скамьи и бросилась наутек.

За поворотом она наткнулась на невесть откуда возникшее препятствие. Она подняла глаза. Перед ней стоял Морван.

– Где он? – Глаза его метали искры, в голосе звучала угроза.

– Он… ушел… – Она с тревогой следила, как он вглядывается в темноту, но скамья, где остался юный рыцарь, была скрыта от его взора выступом замковой стены. Если у юноши хватит благоразумия ничем не обнаружить своего присутствия…

Но нет. Благоразумия ему на сей раз недостало. Он медленно приближался к ним по петляющей дорожке.

– Сэр Морван, вы тоже решили подышать свежим воздухом? – В словах его звучала насмешка.

– А ведь я вас предупредил.

– Я не сделал леди Анне ничего дурного.

Морван взял Анну за руку и повернулся, чтобы увести ее прочь.

– С тобой мы после поговорим, малыш. – Не добавив к этому ни слова, он сорвал с ее плеч плащ и швырнул на землю.

Он тащил ее из сада, словно нашкодившего ребенка. В гардеробной она упрямо помотала головой:

– Нет. Я не вернусь в зал, если вы не отпустите мою руку.

– Разумеется, не вернетесь. Вы отправитесь домой. Это сборище не для вас. Ягненок в волчьей стае мог бы чувствовать себя в большей безопасности, чем вы среди этих людей. – По-прежнему не отпуская ее руку, он стал отыскивать свою и ее одежду. К тому времени, как ему удалось найти ее плащ, стопка платья, что лежала на длинном столе, превратилась в бесформенную груду. Он помог ей одеться и подозвал к себе пажа, которому поручил передать Кристиане извинения за их поспешный уход.

В молчании он вел ее к замковым воротам. Анна еле поспевала за ним.

Когда они свернули на улицу, где стоял дом Дэвида и Кристианы, у Анны начала ныть ушибленная рука. Она с трудом удерживала поводья. Вдобавок Йен порвал подол ее платья. Внутри у нее все кипело от досады.

Она ожидала, что он, проводив ее, вернется на бал, к своей Элизабет, но Морван вошел в дом следом за ней и с шумом захлопнул дверь.

– Что он себе позволил? – Голос его звучал тихо и на удивление спокойно. Это спокойствие не на шутку напугало Анну.

Ему нужно было удостовериться, что Йен вел себя недостойно, чтобы поквитаться с ним за это. Анна решила, что обвинять этого юнца было бы не по-христиански. Зачем же подставлять его под удар? Мало ли какую расправу может учинить над ним разгневанный Морван? Он уже получил по заслугам, и с него довольно. В конце концов, до негодяя Порвана ему далеко.

Она прошла мимо него к лестнице и взялась за перила.

– Это вас не касается.

Крепкая рука схватила ее за плечо, и она оказалась отброшена к стене. Он удерживал ее согнутой в локте рукой, другую же упер в стену в нескольких дюймах от ее головы.

– Что произошло между ним и вами?

– Ничего.

– Ничего? Он весь вечер за вами увивался, а после увлек в укромный уголок сада. И вы будете меня уверять, что этот наглец не попытался вас даже поцеловать? Ведь проклятый сад был разбит именно для любовных свиданий!

Она попыталась убрать его руку со своего плеча. Попытка оказалась неудачной.

– Хорошо, если вас одолевает любопытство, знайте, он меня поцеловал.

В глазах его зажегся недобрый огонь. От него пахло вином. Анна знала, что, злоупотребив пьянящим напитком, многие мужчины становятся невыносимы – драчливы, подозрительны, вздорны. И лучше им не перечить.

Он наклонил к ней голову, почти коснувшись губами мочки ее уха.

– И вам это понравилось? Вы также потеряли голову от восторга, как еще недавно в моих объятиях?

Анна задохнулась от гнева. То, о чем он ее выспрашивал, не имело к ней, к ее безопасности и благополучию ровно никакого отношения. В нем взыграло уязвленное мужское самолюбие. Он добровольно отказался взять ее, когда она сама готова была ему уступить. Но когда ею заинтересовался другой, в душе его разгорелся пожар ревности.

Зло сощурив глаза, она процедила:

– Что ж, Морван, честно говоря, то были не штормовые волны, разбивающиеся о скалы, а… морской прилив, величавый и неумолимый.

Он откинул голову назад. В глазах его горела ненависть. Анна лишь мгновение наслаждалась эффектом своих слов. Ей тотчас же стало ясно, что она совершила ошибку.

Он схватил ее за подбородок. Она легко догадалась, что за этим последует, и стала вырываться с отчаянием и яростью. Ведь сейчас его действиями руководила не страсть, не вожделение, а всего лишь желание самоутвердиться, одержать над ней верх, подчинить ее себе. Ей же претила роль пешки в жестокой мужской игре.

Он все же сумел сломить ее сопротивление и приник к ее губам в пылком поцелуе. Она ожидала, что снова не почувствует ровным счетом ничего, как было у нее с Йеном, но Морван… Морван сумел пробудить в ее теле страсть.

Это уже было похоже на злую насмешку. Анна схватила его за волосы и взвизгнула:

– Нет, не смейте! На сегодня с меня всего этого более чем довольно!

Он замер с протянутой рукой. Она никогда еще не видела его в такой ярости.

– Значит, этот щенок ласкал вас?!

– Да, дьявол побери, но я его ударила и вырвалась. Так же как сейчас пытаюсь поступить с вами!

Она размахнулась для удара, но он успел перехватить ее руку и прижать к стене. Анна повторила попытку другой рукой, но и та, в свою очередь, оказалась воздета над ее головой и притиснута к холодному камню.

Но она продолжала бороться. Стиснув зубы, напрягла все тело, чтобы он не смог своими нескромными ласками ввергнуть ее в пучину страсти. Морвану удалось раздвинуть ей ноги коленом. И тело ее тотчас же обмякло.

– Теперь вы довольны? – В глазах ее сверкнули злые слезы. – Ваша репутация первого любовника Англии не пострадала. Даже такая неженственная леди, как я, не может устоять перед вами. Празднуйте победу. И потрудитесь уйти.

– Ничего подобного я не сделаю! – Он крепко обнял ее и отстранил от стены. Ей только это и было нужно: вывернувшись из его объятий, словно угорь, она отскочила назад.

– Идите к дьяволу, Морван! – С этими словами она бросилась вверх по ступеням. Он оказался недостаточно проворен, чтобы заступить ей дорогу.

У самой площадки она чуть было не сшибла с ног Дэвида, направившегося вниз. Платье его было в большом беспорядке, словно он надевал его в великой спешке. Сонно щурясь, он взглянул на нее, затем на Морвана, который остановился на несколько ступеней ниже.

– Проклятие! – Дэвид посторонился, чтобы дать ей дорогу. – Ступайте к себе, Анна, и заложите дверь на засов!

– Прочь с дороги, Дэвид! – потребовал Морван.

– И не подумаю. Ты не посмеешь преследовать леди. Во всяком случае, в моем доме. Ты пьян.

– К сожалению, не очень.

– И потому позволяешь себе столь недостойные поступки? – Дэвид презрительно хмыкнул. – Защитник, нечего сказать!

– Я для нее вовсе не опасен.

– Ты это серьезно? Что ж, я думаю иначе. А поскольку леди явно не желает тебя видеть, изволь теперь же уйти.

– Вы ошибаетесь, Дэвид, – подала голос Анна. – Он и в самом деле не причинит мне вреда.

– Отправляйтесь к себе!

Он произнес это таким суровым тоном, что Анна сочла за лучшее подчиниться.

Морвана это рассмешило.

– Вот это да! Слушай, Дэвид, с тех пор как я ее знаю, она впервые подчинилась воле мужчины без споров и возражений.

Анна не слышала продолжения их разговора. Она поднялась по лестнице и затворилась в своей комнате, как велел Дэвид.

Морван сумел победить свой гнев, и когда он вернулся в бальный зал, лицо его было непроницаемо-безмятежно. Он знал, что Йен еще не ушел, но не стал его разыскивать. С ним он поговорит позже.

В зале играла музыка, и он пригласил Элизабет на танец. Нежная мелодия, плавные па менуэта внесли в его душу умиротворение. Они весело болтали, и Элизабет небрежно спросила его:

– Останешься сегодня у меня?

Он вспомнил их первую ночь любви. Идя к ней тогда в дом, он перебирал в уме все приемы обольщения, какие были ему известны, он тщательно разрабатывал тактику своих действий, словно планировал военную осаду… А она вовлекла его в милую и остроумную беседу. Они смеялись, шутили и дискутировали на разные темы, пока не настала ночь. И тогда она будничным тоном объявила, что отправляется в постель и спросила, не желает ли он составить ей компанию. И он молча последовал за ней. Никакого флирта, никакого утонченного кокетства, ничего… Совсем как теперь.

– Решила немного поразвлечься, Элизабет? Прежде чем обзаведешься очередным старым мужем?

– Нет, – с усмешкой сказала она, качнув головкой. – Пожалуй, с меня довольно браков со стариками. Слишком долго все это тянется, а промежутки для радости и отдохновения слишком коротки.

Морвана этот более чем ясный намек вверг в глубокую задумчивость. Элизабет очень ему нравилась, вдобавок она была богата и владела обширными землями. Он не сомневался, что она сумела значительно увеличить состояние, доставшееся от предыдущих мужей, ведь у этой легкомысленной на вид, хрупкой и нежной женщины была железная деловая хватка. А ведь для того, чтобы продолжить борьбу за Хэрклоу, ему нужны деньги, и немалые. Она бесплодна, но ведь его наследником может быть сын Кристианы…

Ему следовало ухватиться за эту возможность. Любой на его месте поступил бы так же. Любой, но не он. Морван слишком хорошо относился к Элизабет, чтобы жениться на ней без любви. Он знал ее сердце, знал, что она безусловно заслуживает лучшего.

Вдобавок он жаждал назвать своей супругой совсем другую женщину.

С подкупающей прямотой он признался:

– Если ты и впрямь устала от стариков, возьми себе молодого мужа. Но не меня. И вовсе не потому, что ты бесплодна. У меня на уме другая, и пока она здесь, в миру, я не теряю надежды. Связать свою судьбу с тобой было бы нечестно. Прежде всего по отношению к тебе.

– Я знаю, о ком ты. Видела, как ты поедал ее глазами. Но ведь она намерена принять постриг. Когда это свершится, ты сможешь ее позабыть?

Слова Элизабет отозвались в его сердце болью. Неужто у него достанет сил смириться с мыслью о вечной разлуке с Анной? Что же до Элизабет, то она явно давала понять, что согласна ждать, пока Анна не вернется в обитель.

– Не уверен. Боюсь, что нет.

– В таком случае ты совершенно прав. Мне следует исключить тебя из числа кандидатов.

Он поцеловал ее – наверняка в последний раз, – и она своей легкой походкой покинула зал, чтобы уехать домой.

Морван остался. Он ждал, когда вернется в зал Йен.

Наконец, дверь отворилась, и на пороге появился молодой рыцарь, горло которого тотчас же оказалось сжато железной рукой Морвана, а спина притиснута к стене. Йен вздрогнул от неожиданности, но самообладание быстро к нему вернулось. Он холодно взглянул на руку, которая могла лишить его жизни.

Но Морван больше не жаждал умертвить дерзкого юнца. После их встречи в саду гнев его почти угас. Вернее, он сорвал его на невинном существе, которое совсем этого не заслуживало. И все же он, чуть сильнее сжав пальцы, отчеканил:

– Леди Анна. Она не для тебя, друг мой.

Йен смело, открыто и невозмутимо взглянул ему в глаза:

– А леди Элизабет не для вас.

Так вот, оказывается, в чем дело!

– Честная сделка, – признал Морван, убрав руку с горла рыцаря. Именно так все и обстояло: он уступал женщину, которую отверг, взамен той, которую никогда не сможет назвать своей.

Он шагнул к открытой двери.

– Морван, – сказал Йен, – знайте, она с самого начала противилась моим ласкам. Мне здорово от нее досталось. Могу показать синяки. Эта леди умеет драться!

Морван заподозрил юного рыцаря во лжи. Тот придумал все это, чтобы обелить Анну в его глазах. И это, безусловно, делало ему честь.

Морван улыбнулся. За добро следовало платить добром. Он дружески произнес:

– К твоему сведению, Элизабет знает, что ты влюблен в нее, как и большинство мужчин, что ее окружают. Твои шансы велики, и на твоем месте я тотчас же отправился бы к ней. Увидишь, она тебя примет.

Он вышел, от души надеясь, что эти двое будут счастливы друг с другом.

Глава 16

Аудиенция у его величества была назначена на следующее утро.

В большой приемной встречи с королем ожидали не меньше дюжины просителей. Анна взяла с собой все документы, подтверждавшие ее право распоряжаться наследством. От волнения она была сама не своя.

Нервно разглаживая подол своего бежевого платья, поправляя вуаль, которая окутывала ее голову полупрозрачным куполом, она старалась вытеснить из сознания все посторонние мысли и думать лишь о предстоящем разговоре с Эдуардом. Но в памяти назойливо всплывали события вчерашнего вечера.

С тех пор как она впервые подверглась нападению мужчин – Гюрвана и его отца, – немало воды утекло. Но именно тогда она поклялась себе, что научится защищаться от насильников и никогда не станет жертвой мужской похоти. Прошлой ночью ей выпал случай убедиться, сколь немногого стоила эта клятва.

Эти ее безрадостные раздумья прервал незнакомец, остановившийся возле скамьи, на которой она сидела. Лет тридцати пяти на вид, плотный, с невыразительным лицом, с волосами такого же золотистого оттенка, как у нее самой, он испытующе взглянул на нее и с поклоном спросил:

– Миледи, не вы ли будете Анна де Леон?

– Да, это я.

– А мое имя Эрве. Я ваш дальний родственник. Мы с вами однажды встречались в Ла-Рош-де-Роальд. Но вы тогда были еще ребенком.

Анна совершенно его не помнила, но понаслышке знала, что он доводился, если только она ничего не путала, четвероюродным братом ее покойному отцу и большую часть жизни провел в Англии.

– Эдуард просил меня присутствовать при вашей с ним встрече. Он полагает, что член семьи сумеет помочь вам отстоять ваши интересы.

Королю, выходит, показалось не лишним, чтобы во время аудиенции с ней рядом находился мужчина, пусть и совсем дальний родственник, с которым она и знакома-то не была.

– Эдуард – справедливый и добрый монарх, кузина. Но он очень занят и дорожит своим временем, так что не рассчитывайте на подробное и долгое рассмотрение вашего дела.

– Быть может, вы дадите мне еще какой-нибудь разумный и искренний совет? – улыбнулась она. – Ведь я впервые в Англии, никогда не была при дворе и для меня все здесь ново, странно, непривычно.

– Его беспокоит продолжающаяся война в Бретани. Король очень надеялся, что с пленением Шарля де Блуа беспорядки прекратятся. Он не может перебросить в Бретань значительные силы и желал бы малой кровью удержать за юным герцогом его законные владения.

– Тогда ему должно прийтись по душе то, как я намерена распорядиться наследством отца.

– Когда мы предстанем перед Эдуардом, не вздумайте первая с ним заговорить. Учтите, он недолюбливает умных женщин. Предоставьте ему возможность решить все за вас, и он проявит свойственные ему щедрость и великодушие.

Не говорить? Держать рот на замке? Выходит, этот родственник, скорее англичанин, чем бретонец, был подослан к ней лишь затем, чтобы мягко и вкрадчиво ее запугать?

Тут дверь в апартаменты короля распахнулась, и паж объявил, что они могут войти.

В сопровождении Эрве она прошла в просторный зал, где, кроме короля, находились еще несколько человек. Сам Эдуард восседал за широким столом, на котором были разложены пергаменты. Поблизости от него трое мужчин, стоя в ряд за огромным бюро, передавали друг другу различные документы и вполголоса обменивались репликами. Еще один из приближенных его величества с весьма важным видом отдавал этим троим какие-то распоряжения и время от времени указывал на тот или иной лист пергамента.

У стола, за которым работал король, стояло два стула. Анна приблизилась к одному из них, поклонилась монарху и опустила глаза долу. Эрве встал навытяжку у нее за спиной.

– Прошу садиться, миледи. – Она вскинула глаза. К ней обращался человек, который стоял у бюро. Судя по всему, то был секретарь его величества. Взгляд ее, однако, переместился с этого ничем не примечательного человека на короля, красивого мужчину лет сорока с длинными темными волосами, обрамлявшими породистое узкое лицо, и пышными усами, тронутыми сединой.

Анна уселась на краешек стула, смиренно и робко сложив руки на коленях. Она намеревалась воспользоваться советом Эрве и прикинуться недалекой, не умеющей за себя постоять провинциалкой.

Тут в приемную вошел белокурый мальчик в роскошном платье и высоких кожаных сапожках. Он уселся за стол подле короля и стал сворачивать на разные лады кусок пергамента. Этот предмет интересовал юного герцога Иоанна куда больше, чем все присутствовавшие на аудиенции.

– Перед вами Анна де Леон, дочь Роальда и сестра Драго. Ныне покойных, – представил ее секретарь. Мальчик на миг вскинул голову и рассеянно кивнул.

Воцарившееся молчание нарушил король, обратившись к Эрве:

– Мы получали письма леди, отправленные нам после кончины ее брата, но, к сожалению, за недостатком времени не имели возможности на них ответить. Мы избавили бы ее от тягот путешествия, если бы могли. Но мы рады возможности принять ее и рассмотреть ее прошение.

– Она просит вас рассудить дело о наследстве по справедливости, поскольку вопрос этот спорный. Де Бомануары претендуют на владения покойного сэра Роальда.

– Нам это известно, – нахмурился король. – Они обращались к нам по этому вопросу через посредство французского монарха – ни больше, ни меньше. Об их притязаниях упоминалось в наших последних сношениях с Францией. Вы, миледи, как мне сообщили, удерживаете у себя Гюрвана де Бомануара в качестве пленника.

Взгляды всех присутствовавших обратились к ней.

– Он был ранен и пленен на поле боя. Его войско осадило мою крепость. Я намерена удерживать его до тех пор, пока родственники не заплатят выкуп, как принято.

– Он утверждает, что помолвлен с вами.

Она протянула секретарю папский указ об аннулировании помолвки. Тот с почтительным поклоном вручил пергамент королю.

– Это не подделка, а подлинный документ. Мой брат лично привез его из Авиньона.

Эдуард пробежал глазами по строчкам, начертанным на пергаменте.

– Ваш брат, насколько мы помним, не приносил присягу верности герцогу Иоанну.

– У него недостало на это времени. Он умер вскоре после кончины нашего отца, не оставив ни распоряжений об имуществе, ни наследников. Таким образом, завещание отца остается в силе. Я смиренно прошу вас о том, чтобы его положения были утверждены и одобрены вашим величеством.

– После смерти брата имущество отходит к вам.

– О да, ваше величество, но я намерена принять монашеский постриг, вследствие чего наследство должна принять моя сестра Катрин, а также ее супруг.

– Но до тех пор, пока вы живы, за вами остается право вступления во владение крепостью и угодьями.

– Я ведь стану монахиней и буду жить в Сент-Мине. Если его светлость герцог признает права моей сестры, вопрос о наших владениях окажется навсегда решенным.

– Ошибаетесь, миледи, – вздохнул король. – Новый монарх может пожелать оспорить ее права. И призвать вас к принятию наследства.

– Неужто же вы предполагаете, что я способна буду покинуть монастырь, чтобы преподнести Ла-Рош-де-Роальд Пентьеврам и их французским союзникам? После всего того, что я сделала, чтобы наши владения навеки остались за Бретанью, как того желал мой отец?

– Нет, миледи, я далек от таких мыслей, но вполне допускаю, что вас могут силой заставить покинуть аббатство и проделать все то, о чем вы только что упомянули.

У Анны тревожно забилось сердце. Разговор принимал опасный оборот, и она не представляла себе, как исправить положение.

Эдуард поманил к себе Эрве, и тот бросился к столу. Король, секретарь и трое приближенных стали вполголоса о чем-то совещаться. Эрве почтительно слушал, изредка вставляя в разговор одно-два слова. Анна томилась неизвестностью. У нее было такое чувство, словно она стоит на краю высокого утеса и из последних сил удерживает равновесие.

Вдруг к ногам ее упала стрела, скрученная из листа пергамента. Она наклонилась и подняла ее. Белокурый мальчик бросился к ее стулу.

– Это сокол, – с важностью пояснил он, забирая у нее стрелу.

– Очень похож, – улыбнулась Анна.

Мальчик был прехорошенький, с правильными чертами лица, решительным и смелым взглядом. Но суждено ли ему, воспитывающемуся при дворе английского короля, стать независимым правителем? Станет ли Бретань свободной страной, когда он придет к власти?

Иоанн с готовностью продемонстрировал ей, каким образом был сложен его пергаментный сокол. Когда Эрве снова занял свое место, мальчик еще находился подле нее. Он наклонился к ней и прошептал на ухо:

– Королевский лейтенант в Бретани писал его величеству о вас. Что вы носите оружие и бьетесь с врагами не хуже мужчин. И что у вас сердце рыцаря.

У Анны потемнело в глазах. Королю хорошо известно, какова она на самом деле. Он милостиво позволяет ей строить из себя смиренную простушку, прекрасно зная, что имеет дело с умной и отважной особой. А ведь именно таких женщин, если верить Эрве, его величество недолюбливает…

Мальчик снова заговорщически прошептал:

– Моя мама тоже носит доспехи и оружие. Говорят, она помешанная, но я иногда с ней встречаюсь, и, по-моему, она нормальная. Вы тоже. – Он с улыбкой кивнул ей и вернулся на свое место у стола, где снова занялся пергаментным соколом.

Теперь, балансируя на краю пропасти, она в любой миг ждала толчка сзади…

– Леди Анна, – обратился к ней король, – когда бы не притязания Пентьевров на герцогскую корону, поддерживаемые их французскими покровителями, ваше прошение было бы с легкостью нами принято и удовлетворено. Но при нынешних обстоятельствах мы вынуждены будем его отклонить. Ла-Рош-де-Роальд расположена в опасной близости к Бресту, и в гавани, что находится в ваших владениях, могут укрываться вражеские корабли, с тем чтобы напасть на наши торговые и военные парусники.

Утес закачался у Анны под ногами…

– Мы не можем рассчитывать, что с вашей победой над Гюрваном де Бомануаром этот давний конфликт окажется исчерпан. Кроме него, на ваши владения могут позариться и другие искатели приключений, авантюристы, жадные до чужого добра. Даже монастырские стены в таком случае не послужат вам надежной защитой. Ведь в последние годы на женские обители в несчастной Бретани не раз нападали банды разбойников, состоящие, как это ни прискорбно, из рыцарей, моих соотечественников, которые творили в святых стенах такие бесчинства, о коих и упоминать совестно.

Край утеса обвалился вниз. У Анны закружилась голова.

– Чтобы сохранить ваши владения для Бретани, для малолетнего герцога Иоанна, вы, законная их наследница, должны находиться под надежной защитой. Вам следует взять себе супруга.

Она падала вниз, кувыркаясь в воздухе. Вокруг была одна пустота. Королевская приемная, столы, стулья, роскошные гобелены на стенах – все вмиг исчезло вместе с его величеством и остальными. Откуда-то издалека до нее долетело:

– Мы немедленно найдем для вас достойного мужа.

Кружение прекратилось. Она выпрямилась на стуле и направила прояснившийся взор на английского короля.

Значит, ему не по душе умные, самостоятельные женщины. Что ж, теперь уже бесполезно изображать из себя покорную дурочку. Ей больше нечего было терять.

– Милорд, – сказала она, взглянув на мальчика, – я прошу вас признать правомочность завещания моего родителя и взамен обязуюсь каждые десять лет выплачивать вам годовой доход со своих владений. Такое право даровано бретонским землевладельцам договором, заключенным между ними и герцогом Иоанном Вторым в 1276 году. В завещании же ясно указано, что я могу удалиться в монастырь, если пожелаю, и оговорена сумма взноса, который в таковом случае получит обитель.

У Эдуарда от изумления отвисла челюсть.

– Она говорит дело, кузен, – заступился за Анну ребенок-герцог. – Я читал этот договор. Пусть дело решится в ее пользу.

– Подайте мне завещание, – кисло промолвил король, обращаясь к секретарю.

Анна вручила последнему оригинал документа. Тот с почтительным поклоном передал пергамент Эдуарду. Король погрузился в чтение.

Прошло несколько томительных минут. Изучив документ, Эдуард строго посмотрел на Анну и назидательно изрек:

– Вы неверно истолковали волю покойного родителя. Позвольте мне зачитать вам выдержку из завещания: «Дочери же моей Анне – владения близ Ренна, каковые отойдут монастырю Сент-Мин в случае ее вступления в означенную обитель или достанутся супругу ее в виде приданого, коли дочь моя Анна пожелает принять брачные узы». Видите, об уходе в аббатство здесь лишь упоминается как об одной из возможностей, но наряду с этим указывается также и на вероятность супружества. – Он с довольным видом положил пергамент на колени. – Итак, я подыщу вам достойного мужа, который защитит Ла-Рош-де-Роальд от любых посягательств, с тем чтобы сохранить ее для нашего герцога. Помолвку огласим до вашего возвращения в Бретань.

Эрве, уловив в голосе монарха нотки нетерпения, поднялся, чтобы откланяться.

Нет, она не позволит так с собой обращаться! Она станет бороться за то немногое, что еще можно спасти. И покажет этому спесивому англичанину, из какого теста сделаны бретонки!

– Простите, ваше величество, но, даже если завещание, согласно вашему толкованию, допускает для меня обе возможности – уйти в монастырь или выйти замуж, в нем не говорится, что я должна быть лишена права выбрать себе супруга по собственному усмотрению.

Взгляд Эдуарда скользнул по документу, который он все еще держал на коленях.

Мальчик вскинул голову и отложил в сторону своего пергаментного сокола.

– Она права.

Эдуард сердито покосился на него. Анна же готова была расцеловать ребенка.

– Так кого же вы избрали себе в мужья? – с неудовольствием осведомился король.

– Мне понадобится день или два, чтобы принять решение. Я не была готова к такому повороту дел.

– Так извольте выслушать, что я вам скажу. Вы должны назвать супругом такого человека, который делом доказал бы преданность герцогу. Кандидатура будет утверждена лично мной. Список подходящих персон, достойных вашего внимания и вашего приданого, я теперь же составлю и пришлю вам. Вы совершите выбор в течение одного дня, а в субботу после мессы в замковой часовне будет оглашена ваша помолвка. Ваш родственник, здесь присутствующий, засвидетельствует брачный контракт и подаст вам любую необходимую помощь в составлении такового.

Король отвел взгляд, и Эрве поспешно взял Анну под руку. Повернувшись, чтобы уйти, она мельком взглянула на герцога. Мальчик озорно ей подмигнул и вновь склонился над пергаментом.

Возможно, Бретань ждало светлое будущее. Ее же собственное должно было обернуться кошмаром.

Морван проснулся поздно. Изрядно выпив накануне, дав волю гневу и поставив точку в отношениях с Элизабет, он устал так, как если бы целый день сражался на поле боя в тяжелых доспехах. Лишь в середине дня он с трудом заставил себя выбраться из постели.

Его терзали угрызения совести. Никогда еще он не вел себя с женщинами так грубо, не пользовался своим физическим превосходством, чтобы добиться их внимания. Почему же он был так несдержан именно с ней? Да потому что она сводила его с ума как никакая другая. Стараясь оставаться честным с самим собой, он не пытался объяснить все случившееся своим опьянением. Это было бы малодушием, недостойным смелого и отважного рыцаря. Нет, следовало смотреть правде в глаза: в нем бушевала ревность, он не смог стерпеть обиду, которую нанесли ему Анна и этот заносчивый юнец. Они задели его самолюбие.

И как же он на это отреагировал? Оскорбил ее своим возмутительным поведением. Она никогда ему этого не простит.

Предаваясь таким размышлениям, он бродил взад-вперед по своей комнате, но тут его гостеприимный друг Солсбери сообщил, что Анна де Леон просит его срочно прибыть в дом Дэвида и Кристианы по важному, не терпящему отлагательств делу. Морван не знал, что и подумать.

Прискакав к дому сестры, он застал у входа нескольких молодых людей, с которыми был немного знаком. Все как один в роскошных плащах и высоких сапогах с рыцарскими шпорами, они дожидались, пока слуга уведет их лошадей. Анна пользовалась успехом в свете. Даже большим, чем он мог ожидать. Соискатели богатого приданого, которых не отпугнули даже слухи о ее предстоящем пострижении в монахини, в буквальном смысле выстроились в очередь у ее дверей.

Кристиана в небольшом зале развлекала беседой еще двоих мужчин. При виде Морвана она извинилась перед гостями, встала из-за стола и отвела его в сторонку.

– Где ты был? – С этими словами она легонько ударила его кулаком в грудь.

– Спал.

Она пытливо взглянула на него. Он улыбнулся ей. Нет, она не знала, как скверно он повел себя с Анной минувшей ночью. Дэвид ей об этом не проболтался. Сердце Морвана исполнилось глубокой благодарности к зятю. Не так уж он и плох, этот Дэвид.

– Значит, ты ничего еще не знаешь. Единственный из всех. – Она выразительно кивнула в сторону гостей.

– Так просвети меня. Что у вас тут случилось?

– Пусть Анна сама тебе все расскажет. Она у себя наверху.

В душе Морвана любопытство уступило место тревоге. Он бросился вверх по ступеням.

Анна сидела на табурете у очага, с грустной задумчивостью глядя на огонь. Руки ее были сложены на коленях. На ней было скромное зеленое платье с кружевной отделкой по вороту.

Он опустился на одно колено и бережно поднял ее левую руку. Так и есть! На запястье, на том самом месте, которое он вчера сжимал, красовался огромный синяк. Он поцеловал красно-лиловое пятно.

– Вы сможете простить меня за это?

Она заставила себя взглянуть на руку и бесцветным голосом отозвалась:

– Ах, вы о кровоподтеке. Это пустяк.

Лицо ее выражало такое отчаяние, что в памяти Морвана невольно всплыли дни, когда Гюрван и его армия маршем продвигались к Ла-Рош-де-Роальд. Тогда она тоже была напугана и подавлена.

– Нынешним утром я удостоилась аудиенции у вашего монарха. Мой дальний родственник Эрве присутствовал при нашем разговоре. Ваш английский король решил, что я должна выйти замуж. Он даже начертал своей августейшей рукой список кандидатов.

Морван отвернулся, чтобы она не смогла увидеть, какое свирепое выражение приняло при этом известии его лицо. В душе у него заклокотала ярость. Одно дело – проводить ее в монастырь, если она не переменит своего решения, и совсем другое – видеть ее чужой невестой, а после – супругой.

– И вы хотите посоветоваться со мной, кого из претендентов следует избрать? – Ему с трудом удалось внятно выговорить эти слова, так он был зол и расстроен. – Так дайте же мне перечень женихов, составленный королем. Я наверняка знаком со многими из них.

Анна поднялась и подошла к маленькому столику, на котором лежал документ. С решительным видом она взяла его и протянула Морвану.

На пергаменте не было никаких имен. Только цифры – три столбца, выведенные аккуратным почерком.

Морван растерянно заморгал и взглянул на Анну, ожидая пояснений.

– Это доходы, которые я получаю со своих земель. В левом столбце те сведения, какими располагают герцог и король. В правом – реальные данные. А вот это – количество монет, золотых, серебряных и медных, которые на сегодняшний день имеются в крепости. Мой отец всегда говорил, что монет слишком много не бывает. Нам дорого обошлась «черная смерть». Но даже она не смогла нас разорить. Мы по-прежнему очень богаты.

Морван внимательно вгляделся в цифры. Доход, пусть даже умышленно заниженный, был огромен. Владения Анны и Катрин, судя по всему, гораздо более обширны, чем он представлял. Аннаде Леон – богатая невеста. Неудивительно, что женихи выстроились к ней в очередь.

– Зачем вы мне все это рассказали?

– Отныне десятая часть всех доходов будет поступать в герцогскую казну. Но, несмотря на эти новые издержки, у меня достанет денег, чтобы нанять небольшую армию. И отправить ее за море, чтобы взять штурмом утраченные владения, родовой замок. Мне предстоит выбрать себе мужа, хочу я этого или нет. Обдумайте мое предложение.

– Уж не хотите ли вы сказать, что мое имя значится в королевском списке?

– Нет, но я не намерена ограничивать свой выбор теми, кого он соблаговолил мне предложить. Наша с ним беседа проходила при свидетелях, они подтвердят, что, согласно воле короля, я свободна в выборе. При условии соблюдения некоторых его требований. – Она вкратце поведала ему об аудиенции у Эдуарда. – Так вы обдумаете эту возможность? Кристиана сказала, что внизу меня дожидаются несколько молодых рыцарей. Если вы откажетесь, мне придется выбрать кого-то из них.

Морван с трудом удержал негодующий возглас, который рвался у него из груди.

– Как скажете, миледи. Кто же будет представлять ваши интересы при совершении сделки?

– Я сама. Король дал мне на размышление всего один день. Ему не терпится огласить мою помолвку. Моему родственнику Эрве он поручил составление брачного контракта, но я сама этим займусь и предоставлю ему готовый документ.

Анна была сердита на него, и он не ставил ей это в вину. После того, что произошло между ними прошлой ночью, он никак не мог рассчитывать, что она бросится в его объятия. И все же ее холодная рассудительность, бесстрастно-презрительный тон, каким она с ним говорила, его взбесили.

– Ну что ж, Анна, быть может, вы соблаговолите выставить свои условия?

Анна опустила глаза. Безучастно рассматривая синяк на запястье, она стала перечислять условия будущего брачного договора:

– Письменный контракт будет следующий: все владения станут вашей собственностью, за исключением небольшого земельного надела близ Ренна, который отошел бы аббатству, если бы я приняла постриг. Эти земли я хотела бы оставить за собой.

– На случай вдовства?

– Являясь законной владелицей, я стану получать доход с этих земель. Как леди Элизабет.

У Морвана сверкнули глаза. Анна как ни в чем не бывало продолжила:

– В дальнейшем, если вы умрете, не оставив рожденного от меня наследника, имущество перейдет Катрин и Джоссу или их детям. Оно достанется бретонцам. Ла-Рош-де-Роальд будет вашей, покуда вы живы.

– Условия более чем льготные, – кивнул Морван. – Возражений у меня нет.

Анна разгладила рукой подол платья. Она была удивлена, но не желала этого выказать. Морван, по ее предположению, должен был сразу же отказаться от этой сделки. Выходит, она в нем ошиблась. Ему не под силу победить свою алчность.

– Это условия контракта, которые будут значиться на документе. Я сама передам его Эрве. Но я желаю в добавление к письменному договору заключить устное соглашение, которое вы, как человек чести, должны будете соблюдать.

Морван не ответил ей ни слова. Чувствуя себя неловко под его пристальным взглядом, она поднялась со стула и стала расхаживать по комнате.

– Я желаю, чтобы вы передали часть владений Катрин и Джоссу. На сегодняшний день они совсем не богаты. Вы можете в этом убедиться, ознакомившись с завещанием моего отца. Владения, которые закреплены за Катрин, невелики и дают невысокий доход.

– Я в любом случае наделил бы их землями. Ведь ваше замужество нанесет серьезный урон их благосостоянию.

– Карлос и Асканио останутся в крепости сколько захотят.

– Если они не проявят ко мне вражды, пусть живут в Ла-Рош-де-Роальд сколько им вздумается.

«Они всегда будут верны мне», – подумала Анна.

– Несчастная Маргарита выйдет замуж только за того, кого сама выберет.

– Вы не доверяете моему вкусу? А что, если я сумею найти для нее прекрасного супруга? Я знаю, какие страдания выпали на долю бедняжки.

– Быть может, она вовсе не захочет вступать в брак.

– Как вы, например?

– Ей пришлось куда хуже, чем мне, Морван.

– Но как же насчет вас, миледи? Вы пока не требовали ничего для себя лично.

– Для себя я хотела бы многого.

– Не сомневаюсь. Полагаю, вы станете отчаянно торговаться со мной. Мне повезло больше, чем злосчастному Гюрвану.

– В отличие от злосчастного Гюрвана, вы – хозяин своего слова, человек чести. Потому я и обратилась к вам со своим предложением.

– Были ли у вас и другие причины удостоить меня такой чести?

Анна растерянно пожала плечами. Она не ожидала этого вопроса.

– Нас связывают дружба и взаимная приязнь. А мое приданое должно стать для вас ценнейшим приобретением, поскольку своей земли у вас нет.

– И вы станете попрекать меня этим до конца дней, – мрачно процедил он. – Но соблаговолите продолжить. Мне интересно знать, каковы дальнейшие условия устного соглашения.

В голосе его слышалась плохо скрываемая досада. Анна была хозяйкой положения и умело этим пользовалась. Но ей ли было не знать, каким недолгим будет это торжество.

– Доходом со своих земель я буду распоряжаться единолично, по своему усмотрению.

– И на что же вы будете тратить эти средства?

– Это никого, кроме меня, не касается.

Он молча пожал плечами.

– Через три года вы позволите мне вернуться в монастырь Сент-Мин.

– Нет.

– Все или ничего, Морван.

– Ни один мужчина на такое не согласится.

– Вы правы. Любой другой отвергнет мои условия. Или примет их только для вида, чтобы нарушить сразу же после венчания. Но вы, как человек благородный, сдержите слово. В противном случае вам не на что рассчитывать. Ла-Рош-де-Роальд не будет вашей. Вы позволите мне закончить?

Он мрачно кивнул.

– Вы не вправе будете командовать мной. Я не собираюсь оспаривать ваш авторитет, но и вы не должны будете ежеминутно указывать мне, что и как я должна делать. Я для этого слишком взрослая. Вы пытались руководить моими поступками, когда нас решительно ничто не связывало. Забудьте об этом. Не стану я вам подчиняться.

– Не многого ли вы требуете, Анна?

– И вот еще что…

– Так это, выходит, еще не конец?!

Анна пожалела, что не огласила это последнее условие в самом начале разговора. Он и без того зол на нее, а теперь рассвирепеет еще пуще. На всякий случай она подошла к массивному бюро и укрылась за ним как за боевым щитом.

– Ла-Рош-де-Роальд рано или поздно достанется Катрин и ее детям. У вас не будет от меня наследников.

Она с опаской ожидала вспышки ярости, любого буйства, но Морван неторопливо подошел к бюро и, глядя на нее поверх резной деревянной крышки, ледяным тоном осведомился:

– У вас есть причины считать себя бесплодной?

– Нет.

– Вы знакомы с мерзавками, которые за деньги избавляют женщин от зачавшегося плода?

– Нет.

– Мне остается предположить, что брак будет фиктивным.

– Я вовсе не требую от вас монашеского целомудрия. Вы можете вести прежний образ жизни: заводить интрижки с женщинами, и пусть они даже родят вам детей. Чтобы было кому унаследовать ваши владения близ Шотландии. За хорошую мзду епископ признает их права. Ведь, вступая в этот брак, вы получите возможность отвоевать свой Хэрклоу. Можете поселить свою подругу в Ла-Рош-де-Роальд, если пожелаете. И дети ваши пусть воспитываются в крепости.

– О, как вы великодушны!

Анна пожала плечами и беззаботно прибавила:

– Знаю, вам для этого совершенно не понадобится мое согласие, вы как хозяин владений, вполне без него обойдетесь. Я это сказала только чтобы вы знали: я не собираюсь отравлять жизнь тем, кого вы любите.

Он обошел бюро, и Анна с тревогой огляделась в поисках пути к отступлению.

– Вы откажетесь от близости, освященной церковным таинством? Вас больше устраивают грешные соития?

– Я не потерплю никакого принуждения. Тогда, в Ридинге, я была свободна и могла распоряжаться собой по своему усмотрению. Но не слишком ли много внимания мы уделяем этому вопросу, Морван? Он разрешится легко, вот увидите.

– Да-да, оставить всякую надежду на обзаведение наследниками – это всего лишь какой-то пустяк, не заслуживающий внимания. Это ведь все из-за вчерашнего, да, Анна? Вы так сердиты на меня, что решили мстить, во что бы то ни стало?

– При чем же здесь ваша вчерашняя выходка? Я просто стремлюсь обеспечить интересы Катрин, Ла-Рош-де-Роальд и Бретани с наименьшими для себя потерями. И предлагаю вам выгодную сделку.

Морван направился к выходу. У двери он оглянулся и отчеканил:

– Мой ответ вы получите завтра. Но на вашем месте я, не теряя времени, подыскал бы себе кого-нибудь поглупей, чем ваш покорный слуга. Выбор у вас богатейший.

Глава 17

Морван вихрем ворвался в замковый двор, где воины тренировались во владении мечом и копьем. В оружейной он выбрал меч и с яростью набросился на деревянный манекен. Он колол, рубил, отскакивал и снова нападал на безответный чурбан. Пот лил с него струями.

Когда солнце начало клониться к закату, он вернулся в дом Солсбери, переоделся в свежее платье и отправился в бедный район города, где жили мелкие торговцы, поденщики и ремесленники. Там он отыскал дешевую таверну, в которой подавали хотя и скверный, но зато весьма крепкий эль.

Он уселся за стол, что стоял в темном углу невзрачного зала, и принялся потягивать напиток.

Мысли его были заняты предложением Анны. Он не мог не понимать, какая удача внезапно выпала на его долю. Этот брак сделал бы его богатым и предоставил бы возможность отвоевать Хэрклоу, восстановить честь семьи. Он стал бы владетельным лордом и занимался бы управлением своими землями, вместо того чтобы в качестве наемника защищать чужие.

Но условия, которые она выдвинула, были не просто тяжкими, а унизительными для него. Они казались ему скандальными. Ведь имея свое независимое состояние, она пользовалась бы полной свободой, что само по себе нанесло бы урон его чести. Слыханное ли дело, чтобы жена не подчинялась мужу, следовала лишь собственным побуждениям и прихотям? Муж, который позволит такое, неизбежно сделается посмешищем всех соседей и вассалов. Но вдобавок она не рассталась с мыслью об уходе в монастырь, что превратит супружество в нелепый фарс, который будет длиться всего три года. А после он должен будет до самой смерти беречь Ла-Рош-де-Роальд для Катрин и ее потомства, для герцога, для Бретани. И даже в эти три коротких года ему будет отказано в близости, потому что Анна, видите ли, не сможет предаваться любви по обязанности, по принуждению. Завидная доля, что уж там говорить! Она решила его использовать, предложила ему стать пешкой в ее игре, пусть и не без выгоды для него…

Когда он, наконец, вышел из таверны, кругом царила тьма. Идя по узкой кривой улочке, он отчетливо услышал позади себя чьи-то крадущиеся шаги. Наверняка кто-то из посетителей таверны решил присвоить его щеголеватую одежду и кошель с деньгами. Эти разбойники, поди, считают его легкой добычей. Ну что ж, придется поучить их уму-разуму.

Он злорадно усмехнулся. Не иначе как сами небеса послали ему случай сорвать зло на тех, кто заслужил хорошей взбучки. Руки его сами собой сжались в кулаки.

Свернув в боковой переулок, он прижался к стене и застыл в ожидании. Вскоре мимо него прошмыгнули несколько расплывчатых теней, которые тотчас же растворились в окружающем мраке. Он приготовился к нападению.

– Сколько их?

Морван замахнулся на невесть откуда взявшегося незнакомца, но кулак его замер в воздухе. Могли он не узнать этот голос?

– Как ты здесь очутился, Дэвид?

– Твоя сестра пригрозила, что если я тебя не отыщу, то буду спать этой ночью один. Она весь день провела в тревоге, с тех самых пор, как ты ушел от нас не простившись. Кристиана не сомневалась, что ты отыщешь приключения на свою голову. Так сколько же их?

– Трое. А может, четверо.

– Я взял с собой меч. Давай-ка проучим их как следует и – домой. Не хочу, чтоб моя жена сошла с ума от беспокойства.

– Нет, Дэвид, так не пойдет. Они-то ведь безоружны. Да и умеешь ли ты обращаться с мечом? – Преследователи, вероятно, успели обойти все окрестные закоулки и в поисках сбежавшей жертвы вернулись туда, где стояли Морван и Дэвид. Звук их шагов эхом отдавался от стен домов.

– Я брал уроки. Сейчас, пожалуй, выдержал бы бой с тобой, шестнадцатилетним, – похвастался Дэвид.

– Звучит обнадеживающе.

– Полно тебе насмешничать. Давай-ка лучше решим, что нам делать. Пускать в ход мечи против безоружных противников непозволительно. Бежать недостойно.

– Стыдно. Стыдно удирать от горстки пьяных ремесленников.

Неторопливо и чинно, ни от кого не прячась, они зашагали по переулку, который выходил в темную аллею.

– Тебе повезло, любезный шурин. Я орудую кулаками куда лучше, чем мечом. Ведь пока ты роскошествовал в королевском замке и обучался воинскому искусству, я дрался за свою жизнь в бедных кварталах Лондона. И знаешь, с удовольствием вспоминаю те времена.

– Слева, Дэвид.

– Вижу. Один вопрос: если их и впрямь четверо против нас двоих, если они все дюжие детины и наши жизни окажутся в опасности, дозволительно ли будет обнажить мечи?

– Да, конечно. Но только в этом случае.

Из тьмы выступили тени, окружая их.

– А вот и наши противники, – пробормотал Дэвид. – Проклятие, Морван, ты пьян! Считать разучился! Их ведь не четверо, а шестеро! Против нас двоих.

Через полчаса оба они сидели в таверне и смывали кровь с костяшек пальцев тряпицами, которые окунали в лохань с теплой водой. Морван время от времени косился на синяк под глазом зятя и царапину на его подбородке. Вдвоем они наголову разбили шестерых. Им даже не понадобилось вынимать мечи из ножен – столь трусливыми оказались противники. Дэвид оказался опытнейшим кулачным бойцом. Морван был несказанно рад, что он так кстати появился близ таверны.

– Однако у тебя отменный меч, – сказал он и, не удержавшись от колкости, прибавил: – Для человека, едва им владеющего.

– Это из Дамаска. – Дэвид любовно коснулся пальцами резной рукояти. – У них превосходная сталь. Клинки выходят легкими, что я считаю немаловажным, и на редкость прочными.

Морван вынул его меч из ножен и взвесил на руке. Оружие и впрямь было легким. Он и сам от такого не отказался бы.

Дэвид сунул разбитый кулак в лохань и стал с гримасой разглядывать ссадины.

– Позволь полюбопытствовать, по какой такой причине ты решил нынче отправиться в этот квартал, где тебя вполне могли укокошить?

Морван положил меч на колени и откинулся назад, оперевшись на шершавую стену лопатками и затылком. Уклониться от ответа было бы невежливо. Тем более Дэвид только что выручил его из большой беды.

– Анна де Леон, дочь почившего Роальда и наследница Ла-Рош-де-Роальд, бретонская амазонка и святая – о ее святости ты, поди, еще не наслышан? – нынче днем предложила мне себя в супруги.

– Боже, какая замечательная новость! Кристиана так на это надеялась. В особенности утром, когда Анна вдруг послала за тобой. И была очень расстроена, что ты так внезапно ушел. Решила, дело у вас не сладилось.

– Ничего подобного.

– Ты хочешь сказать, что принял ее предложение?

– Пока нет.

– Если говорить о делах имущественных, тебе вряд ли попадется лучшая партия.

Он и сам это знал.

– Прости, что вмешиваюсь, но в своем ли ты уме? Красавица, богатая наследница. А то, что ты без памяти в нее влюблен, каждому ясно, брат! Стоит только посмотреть на тебя, когда она рядом.

– Она поставила мне невыполнимые условия.

Дэвид пожал плечами:

– Так попытайся их изменить. Поторгуйся с ней.

– Она сказала: все или ничего.

– Глупости! Люди говорят одно, а делают другое. Ты ведь не в осажденной крепости, когда надо принять условия противника, чтобы сохранить жизнь. Это коммерция, брат. Обо всем можно договориться, было бы только желание и терпение. Беседуй с ней. Используй свои преимущества – в обмен на мелкие уступки требуй от нее значительных послаблений. Все очень просто. Только смири свою дурацкую гордость. А если пожелаешь, я возьму на себя переговоры с ней.

«Смири свою дурацкую гордость». Легко сказать!

– Ей самой выгодна эта сделка. Иначе она тебе ее не предложила бы, – уверенно продолжил Дэвид. – Эдуард подумывает отдать ее за сэра Жиля, чтобы поквитаться со своим долгом. Выбор у нее не так богат, как ей, возможно, представляется. Разве что она сама предложит одного из тех, кому король должен не меньше, чем Жилю. Скажем, тебя.

– Ты в курсе всех придворных интриг.

– Земля слухом полнится.

«Вот-вот, – подумал Морван. – В особенности там, где ступают бойкие ноги Дэвида де Абиндона».

– Уж не вызвался ли ты в советчики королю по этим делам, Дэвид? Не подбросил ли ему одну-две идеи в дружеской беседе?

– Ты мне льстишь, Морван. Да кто я такой, чтобы давать советы его величеству? Я продаю ему шелка, и только.

– Предупреждаю тебя, это опасная игра. И если ты в нее уже ввязался, отступи, пока не поздно.

– Брось сгущать краски, Морван. И успокойся, никто и не думал тебя принуждать. Сейчас твой ход. Можешь его сделать, а не захочешь, так откажись.

– А леди? Ей отказано в праве принимать решения?

– Ты насчет аббатства? Забудь. Никто ее туда не отпустит. Эдуард лично принял такое решение. Замужество – наилучший для нее выход, поверь. Ведь его величество по-прежнему не отказался и от других своих идей относительно ее судьбы. И вообще, что она забыла в монастыре? Ей там не место, Морван. Она строптива и своевольна. А монахиням приличествуют послушание и кротость, насколько мне известно.

– Пойдем-ка лучше домой, и пусть Анна и Кристиана попричитают над нашими боевыми ранениями и обзовут повесами.

– Спасибо за приглашение, но я вернусь к Солсбери.

– Но почему? Самое время поговорить с Анной и все уладить.

– Мне надо прежде обдумать каждое свое слово. Эта девица – блестящий стратег. Многим воинственным баронам до нее далеко. Она великолепно спланировала бой с Гюрваном и победила его. А как умно она управляет владениями, какие доходы получает от продажи породистых лошадей, которых сама же и разводит! Нет, Дэвид, только дурак будет без подготовки разговаривать с Анной де Леон.

Ранним утром Морвана провели в королевские покои. Ему не пришлось ждать аудиенции у дверей приемной вместе с другими просителями. Эдуард немедленно отозвался на письмо, которое тот отправил в замок накануне.

В приемной не было никого, кроме самого Эдуарда. Морван приободрился. Это был хороший знак. Аудиенция будет носить сугубо частный характер. Он сердечно приветствовал монарха, тот ответил ему улыбкой и предложил сесть в мягкое кресло у стола.

– Сожалею, что не смог повидаться с тобой раньше. Государственные дела занимают все мое время, – сказал король. – Но я получил твое предыдущее письмо и, во исполнение твоей просьбы, принял леди Анну де Леон, чтобы разобрать ее дело.

– Благодарю вас. Однако сегодня я не выступаю ходатаем от ее имени.

– Разумеется. Ты пришел говорить о своем. Это явствует из твоей подписи под прошением на мое имя: «Морван Фицуорен, лорд Хэрклоу». – Король произнес это ровным, спокойным голосом, но Морвану было очевидно, что тот недоволен им.

Его величество покусывал губы и нервно касался усов кончиком пальца. Это означало, что он ничего не позабыл, хотя со времени тех событий, на которые в своем письме намекнул Морван, миновало немало лет.

– Я решил, что мне пора отправиться на север и восстановить честь нашего рода. Прошу вашего благословения и помощи.

Эдуард нахмурился. Морван готов был побожиться, что его величество словно воочию видит себя самого в шатре у шотландской границы, где он четырнадцать лет назад поклялся отомстить за смерть Хью Фицуорена. Но достаточно ли тверда память монарха? Предстали ли перед его внутренним взором еще двое – истощенная, сломленная горем женщина и мальчик, которому минуло всего десять лет?

– Твой отец был надежным другом. Он одним из первых поддержал меня, когда я выступил против узурпатора Мортимера. Он отстаивал мои интересы в спорах с владельцами приграничных земель. Никогда себе не прощу, что не поспел к нему на помощь в осажденный Хэрклоу.

Морван молча ждал, что за этим последует.

– Я понимаю тебя. Твое желание восстановить честь рода вызывает мое горячее сочувствие, но боюсь, ты выбрал для этого неподходящее время. Прежде надо разрешить недоразумения с Францией, а вдобавок мир с Шотландией ненадежен. Я не могу ради твоей цели нарушить его, послав туда войско. Возможно, через несколько лет…

Морван ничего другого и не ждал. Ему и прежде было известно, что король пальцем о палец не ударит, чтобы ему помочь. Но сейчас ему необходимо было услышать об этом из собственных уст Эдуарда.

– Без вашего одобрения я, разумеется, не стану ничего предпринимать. Если это необходимо, я готов ждать еще несколько лет. Надеюсь, не дольше. Хочу, чтобы душа моего отца, наконец, обрела покой.

Эдуард взглянул на него совсем не по-королевски – с благодарностью и теплотой.

– Что же до войска, я, кажется, нашел способ обойтись своими силами, без помощи вашего величества. Если только вы одобрите мое намерение, я справлюсь со своей задачей сам.

– И что же это за намерение? Я весь внимание.

– До меня дошли слухи, что вы приказали Анне де Леон выйти замуж. Отдайте ее мне.

Эдуард вздрогнул от неожиданности.

– Я намеревался передать эти земли сэру Жилю…

– Анна ни за что за него не пойдет. Ведь некоторая свобода выбора ей предоставлена. Она ею воспользуется. Найдите для сэра Жиля другую партию.

– Если она воспротивится этому моему решению, у меня есть другие способы обуздать ее. – В голосе Эдуарда зазвучала сталь.

– Позвольте, я сам ее обуздаю, – улыбнулся Морван. Король задумался, нахмурив брови.

– Проклятые бретонцы! – вырвалось у него. – Попробуй с ними сладить! Готовы сожрать друг дружку в этой своей войне! Мужчины настоящие головорезы, но женщины в сто раз хуже… Ты хоть понимаешь, что тебя ждет, если она станет твоей супругой? Владения у нее богатейшие, что и говорить, но в придачу к землям ты обязан будешь взять и эту спятившую девицу. А может, она просто ведьма?

Вот оно, подтверждение ее самых мрачных пророчеств, явное свидетельство того, насколько людям свойственно по-разному воспринимать одни и те же события. Сегодня тебя нарекут святой, завтра объявят исчадием ада. Анна может тешить себя иллюзией, что находится под защитой бретонских законов, тогда как судьбу ее будет решать король Англии, который судит о ней предвзято, потому что ему это выгодно.

– Жители владений леди Анны считают ее святой.

– О-о-о, только этого мне еще не хватало! Святая из Бретани, благодарю покорно! Если под ее знаменами соберется значительная сила, одному Богу известно, чем это может закончиться. Я не могу рисковать. Гавани на этом участке побережья слишком важны для наших торговых и военных начинаний. Лучше я оставлю эту леди здесь. Я об этом подумывал с тех пор, как ее увидел. Она слишком своевольна и независима. Не знает своего места. Если она отвергнет супруга, которого я для нее изберу, пусть составит компанию в темнице другой бретонской помешанной.

– Отдайте ее мне, ваше величество. Я хорошо ее знаю. Мне знакомы и ее вассалы, и приближенные, и сестра с зятем. К тому же молва о ней как о святой поутихнет, когда она перестанет быть девой-воительницей, а сделается замужней леди. Если вы велите ей выйти за меня, у вас поубавится забот. Береговая крепость и выход к важному порту будут в руках вашего верного подданного. – Помолчав, он веско прибавил: – И вдобавок это разрешит вас от давней клятвы.

Эдуард смерил его холодным взглядом.

– Ты готов променять Хэрклоу на Ла-Рош-де-Роальд? Армию на девчонку?

– Готов. – Морван ответил искренне. Он верил в свою судьбу, в то, что ему удастся осуществить все свои цели. Анна же вовсе не была средством к их достижению, хотя он и пытался убедить в этом короля, она являла собой воплощение его судьбы, она стала самой заветной из всех его целей.

– Ты уверен, что она согласится пойти за тебя?

– Уверен.

– За ней нужен глаз да глаз. Нет, чем больше я об этом думаю, тем ясней понимаю, что заточить ее вместе с этой…

– Я буду держать ее под контролем.

Король несколько мгновений пытливо смотрел ему в глаза, затем поднялся, обогнул стол, окунул перо в чернильницу и нацарапал несколько слов на листе пергамента.

– Боюсь, недалек тот день, когда ты недобрым словом помянешь своего короля за то, что он выполнил твою просьбу. И все же я разрешаю тебе взять эту де Леон в супруги. А ты в благодарность не станешь торопить меня с решением вопроса о Хэрклоу. Вручи это ей и на словах передай мое неудовольствие. Если девица станет все же настаивать на своем праве выбрать кого-то другого, это будет бесспорным признаком ее помешательства.

– Я сумею ее уговорить. Она не пойдет против вашей воли.

Король передал ему пергамент.

Морван взял его и, поклонившись, вышел из приемной. Душу его переполняли радость и тревога. Морван стремительно вошел в зал, где завтракали Кристиана и Дэвид. Он сел рядом с сестрой, и та налила ему эля.

– Женихи еще не набежали? – весело спросил он.

Кристиана округлила глаза:

– Представь себе, вчера их было семеро! Саранча, да и только. Посмотрим, сколько пожалует нынче.

Она отломила кусочек хлеба и задумчиво положила его в рот.

Пригубив эля, Морван спросил:

– Анна еще не вставала?

– Спит. Она так утомилась, бедняжка.

– Еще бы. Столько претендентов. Тут любой бы устал.

– Морван…

– Не обращай внимания, сестра. – Он встал из-за стола. – Благодарю за эль. А теперь к бою.

– А ты, как я погляжу, хорошо подготовился к сражению, – с усмешкой заметил Дэвид. – Этот красный камзол тебе к лицу. Выгодно оттеняет твои колдовские глаза.

– Я того же мнения.

– Желаешь, чтобы мы удалились и вытолкали слуг в конюшню, – он усмехнулся, – чтобы тебе было сподручней… укротить ее?

– Дэвид! – вспыхнула Кристиана, поняв, что имеет в виду муж.

– Надеюсь, до этого все же не дойдет, но в любом случае избегайте пока подниматься на второй этаж.

– Морван!

Он улыбнулся сестре и, прежде чем покинуть зал, скорчил забавную гримасу.

Взбежав по ступеням, он прошел по коридору и нетерпеливо толкнул дверь покоев Анны. Сквозь щели в ставнях в комнату лился тусклый свет. Анна, укрытая одеялом до самого подбородка, разметалась во сне. Он протянул руку и убрал с ее лба пышный локон.

Не пройдет и часа, как она станет принадлежать ему. Он не сомневался, что именно этим закончится сегодняшнее утро. Так было задумано судьбой с самого начала, с того мгновения, когда она предстала перед ним в дверном проеме, освещенная солнцем. Провидение привело его к ней, и она его дождалась, их обоих пощадила чума, потому что они были предназначены друг другу.

С ним ей будет намного лучше, чем с любым другим мужчиной. Другой попытается сломить ее волю или безропотно покорится ей. И в обоих случаях это не принесет ей добра.

Морван был уверен, что сегодня она будет менее холодна с ним, чем вчера. Ей недостанет сил так долго выдерживать взятую на себя роль. Ведь на самом деле она совсем другая – прямодушная, искренняя, безоглядная. В конце концов, она пойдет на уступки и согласится с его доводами, а он примет все ее условия, кроме вздорной идеи возвращения ее в Сент-Мин через три года. Став его женой, она до конца дней останется с ним рядом.

Он осторожно коснулся ее плеча:

– Вставайте, Анна. Нам надо поговорить.

Она встала лишь после того, как он отошел от постели. Завернувшись в халат, взглянула вниз, на свои слишком длинные ноги.

Не кто иной, как он, в свое время дал ей несколько ценных советов, как вести переговоры. И вдобавок он был едва ли не единственным, кто прекрасно знал, чего от нее можно ждать.

Но и она за все время их знакомства успела изучить его характер. И не надеялась, что он примет все ее жесткие условия.

Не ради этого он явился сюда в столь ранний час. А для переговоров, торгов…

Анна знала, что не добьется от него всего, чего желала. Залогом ее победы была внезапность атаки. Время работало против нее, любая отсрочка была ему на руку. И он это понимал и умело этим воспользовался.

Он неподвижно стоял у окна в нарядном красном камзоле, облегающих панталонах и высоких кожаных сапогах. При виде его сердце Анны сладко заныло. Но она тотчас же вспомнила, как еще недавно уверяла Асканио сразу после того, как тот застал их вдвоем с Морваном, что не намерена уподоблять свою жизнь сентиментальной песенке менестреля о неразделенной любви. В Сент-Мине у нее будет достаточно времени, чтобы исцелиться от этого наваждения. Но в браке рана никогда не затянется и будет кровоточить…

Она прошла к глубокому креслу, ступая по холодным деревянным доскам пола босыми ступнями, и забралась в него, поджав под себя ноги.

Морван взял со стола пергамент и протянул его ей.

– Тут пять имен. Вы знакомы с кем-нибудь из этих молодых людей?

– Двух или трех встречала. Один весьма учтивый рыцарь. Остальные… Мне нечего о них сказать.

– Почти за всеми тянется длинный шлейф скандалов и сплетен. Вам не из кого выбирать, Анна. Король решил с помощью этой уловки поразить вас вашим же оружием. Только сэр Жиль – более или менее достойная кандидатура. На этом и строится расчет Эдуарда.

– Возможно, его величество мудрее, чем мне показалось. Если ему было угодно предложить мне в мужья достойного человека.

– Так оно и есть. Но человек этот – вовсе не сэр Жиль. Эдуард передумал. – Он изящным жестом бросил пергамент в очаг. Пламя с жадностью стало его пожирать. – И составил новый список, совсем короткий. – Он с поклоном протянул ей королевский указ.

Анна пробежала глазами несколько ровных строчек.

– Здесь только ваше имя.

– Только мое.

– Вы с ним говорили. Просили его об этом, чтобы поставить меня в зависимое положение. Почему он с такой готовностью откликнулся на вашу просьбу?

– Он мне кое-что должен.

– Значит, я вовсе лишена возможности выбора. Пусть даже призрачной. Король решил погасить свой долг мною, словно я кошель с деньгами. Знаете, на ферме мы даже к случкам лошадей относимся с большей серьезностью! Вчера я сделала вам заманчивое предложение, но вы умчались прочь, как если бы вас кольнули острием пики. И вот теперь вы являетесь сюда, чтобы навязать мне ту же самую сделку, но с кабальными для меня условиями. Я на это ни за что не соглашусь. Я скажу королю, что лучше возьму в мужья сэра Жиля, если это будет необходимо. Уж коли его величеству угодно было однажды переменить свое решение, пусть сделает это еще раз. – Она отвернулась и, глядя в очаг, процедила: – Ступайте. Мне больше нечего вам сказать.

Морван одним прыжком преодолел расстояние, разделявшее их, и взял ее за подбородок. Твердо глядя ей в глаза, он отчеканил:

– Слушайте меня внимательно, Анна! Вы в последний раз произнесли в мой адрес такие слова. Больше это никогда не повторится!

– Да, поскольку, будь на то моя воля, мы никогда больше не увиделись бы!

– О своей воле можете забыть. Данный вопрос решает король. Единолично. Вы вступите в брак с тем, кого он для вас избрал. Иначе вас ждет печальный удел, уж поверьте. Эдуард шутить не любит. Возблагодарите же Бога, что он назначил вам в супруги именно меня.

– С какой стати?!

– Я, по крайней мере, твердо знаю, что вы не святая, не ведьма и не сумасшедшая. Вдобавок я готов обсудить ваши условия и, возможно, принять некоторые из них. Несмотря на то, что королевский указ развязывает мне руки.

– Неужто я должна поверить, что вы не злоупотребите преимуществами, которые этот клочок пергамента дает вам?

– Это уж как вам будет угодно. Но знайте одно: мы непременно поженимся, в противном случае Эдуард заключит вас в темницу вместе с матерью вашего герцога.

От страха у Анны занялось дыхание. Она испытующе взглянула на него, надеясь, что это пустая угроза. Но глаза Морвана смотрели холодно и сурово. В них не плясали насмешливые искорки. Она поняла: у него и в мыслях не было взять ее на испуг. Он говорил правду.

Плотнее закутавшись в халат, она пробормотала:

– Я полагаю, мне все же придется вас выслушать. Каковы ваши условия?

Он придвинул к ее креслу табурет и уселся на него.

– Прежде всего, предлагаю вам обсудить то, о чем вчера вы даже не заикнулись. Речь о вашей Бретани. У сэра Жиля есть владения в Англии. Он не только отмахнется от любых ваших условий, но и назначит сенешаля для управления Ла-Рош-де-Роальд. Таким образом, вы, может статься, никогда больше не увидите родину. Отказавшись же от вступления в брак, наверняка останетесь в Англии навсегда. В качестве узницы.

– Ну а что, если вы когда-нибудь вернете себе свои земли у шотландской границы?

– В таком случае вы сможете выбирать – жить ли там вместе со мной или остаться в Бретани.

О подобной уступке она и мечтать не могла. Но чем ей придется за это расплачиваться?

– Согласен поставить свою подпись под брачным договором, содержание которого вы любезно пересказали мне вчера. Не возражаю против ваших планов наделить землей Катрин и Джосса.

Итак, настал решающий момент. Анна наполнила грудь воздухом и прерывающимся голосом спросила:

– А остальное?

Морван скрестил руки на груди.

– Земли близ Ренна останутся вашими, но доход с них будет поступать мне, пока я жив. Я стану отдавать его вам, но лишь если вы будете распоряжаться им разумно, не вызывая моего неодобрения. Что же до возвращения вашего в аббатство Сент-Мин, то об этом прошу вас напрочь позабыть. По крайней мере, на ближайшие годы. Однако если после шести лет супружества вы все еще не откажетесь от этого намерения, мы его обсудим.

Шесть лет. Какой долгий срок! Но, по правде говоря, она была почти уверена, что он вообще не примет данное условие. Ведь сама мысль о том, что жена может в один прекрасный день покинуть свой кров и затвориться в монастыре, должна быть нестерпима для мужчины. Значит, в продолжение целых шести лет ей придется видеть его в обществе других женщин, знать, что он делит с ними ложе…

– Вы не можете не понимать, что последние два ваших требования совершенно неприемлемы. Что до наследников, то тут уж все да свершится как будет угодно Господу, но брак, где нет супружеской близости, в любой момент может быть признан недействительным. Со всеми вытекающими последствиями. Я не желаю рисковать.

– Но иногда доказательства подлинности брака подделывают, чтобы…

– Чтобы скрыть кое-какие прежние грешки невесты, – кивнул он с ухмылкой. – Но в вашем случае пятном куриной крови на простыне, боюсь, будет не обойтись. Вы ведь девственница.

– Но кому это известно? Клянусь вам, что никогда и словом об этом…

– Отсутствие потомства вполне может вызвать некоторые подозрения. И стоит подвергнуть вас осмотру, как правда обнаружится. Джосс, например, может подать королю прошение о признании брака фиктивным. У него всегда будут на то причины. Или, не приведи Бог, Гюрван похитит вас и узнает вашу тайну.

Анна опустила голову. Внутри у нее все сжалось в тугой комок. Ей придется многократно пережить такое же унижение, какому она подверглась в Ридинге. Ну и что с того, что Морван станет всякий раз овладевать ею? Ведь его чувства, та брезгливость, какую вызывает в нем ее тело, останутся прежними. Он будет преодолевать их, а она… А ей придется это терпеть. Хотя, если в спальне будет темно, как тогда в укромном уголке замкового сада…

– Хорошо, – тусклым голосом проговорила она. – Допустим, после первой ночи доказательства подлинности брака будут всем предъявлены. Но потом? Что будет потом?

– Если вы не намерены обзаводиться детьми, я не стану вас к этому принуждать. И никогда не возьму вас силой, коли вы откажете мне в близости.

Итак, слово было сказано. И он останется ему верен. Не иметь наследников – что может быть хуже для владетельного лорда? Но он и на это согласен. Возможно, только потому, что зачать законных детей он сможет лишь в ее объятиях, лишь победив брезгливость…

– Ну что ж, – пробормотала она. – Одну ночь я уж как-нибудь вытерплю.

– Вот на этом пока и порешим, – усмехнулся он. – А дальше будет видно. Хочу, однако, вас сразу предупредить, Анна, что это единственная серьезная уступка, на которую я как ваш муж и хозяин владений готов пойти. Вам следует позабыть о прежней свободе, о возможности делать то, что вам в данную минуту взбрело в голову. Вы будете согласовывать свои поступки со мной, я не позволю вам подрывать мой авторитет.

– Поскольку мой для вас ничто! – вспылила Анна.

– Не желаю ежечасно с ума сходить, зная, что вы в одиночестве скачете по полям и холмам!

Она метнула на него взгляд, исполненный ярости:

– Я вам не раз уже говорила, что не собираюсь менять свои привычки в угоду мужу!

– А я вам говорил, правда, всего однажды, что не стоит так смотреть на мужчину, когда вы хотите чего-то от него добиться. Вы должны видеть во мне своего господина и подчиняться мне. Принимается ли данное условие?

Слово «подчиняться» болезненно кольнуло ее самолюбие. Но ведь она могла отказаться от этой сделки, умолить короля найти ей другого мужа. Который окажется сговорчивее, которого со временем без всяких переговоров можно будет подчинить себе.

Он поднялся и, склонившись к ней, пристально взглянул ей в глаза. Она не зажмурилась, решив выдержать его пламенный взор, не дрогнуть, не дать ему над собой восторжествовать. Но чем дольше он на нее смотрел, тем слабее делалось ее безмолвное сопротивление его колдовским чарам.

Он приник губами к ее трепещущим губам. То был нежный и вместе с тем властный поцелуй. И, несмотря на обиду, которую Анна не могла забыть, несмотря на ее готовность бороться с ним за свою независимость, она тотчас же ощутила сладостную истому во всем теле, и это ее обезоружило. Она была целиком в его власти. Это пугало и вместе с тем пьянило ее.

– Мы говорили о землях, правах, обязанностях, об указах, наследниках… Но, Анна, я хочу упомянуть о главной причине, по какой этот брак должен быть для вас желателен. Мы с вами хорошо друг друга знаем. Мы друг другу подходим, и доказательством этому могут служить ласки, которыми мы наслаждались в Ла-Рош-де-Роальд, у костра в Ридинге. – Он снова поцеловал ее – коротко, целомудренно.

– Подите сюда, – велел он, приблизившись к бюро, – и напишите королю благодарственное послание. Я сам его доставлю Эдуарду.


Он вручил письмо Анны королю. Тот мог теперь вздохнуть свободно: эта сделка освобождала его от клятвы, данной Морвану. Эдуард не скрывал своей радости. Он был очень мил и настоял на том, чтобы Морван угостился его изысканным вином. Они вспоминали прошлое, те битвы, в которых сражались бок о бок, балы, на которых блистали. Когда аудиенция была закончена, Морван поспешил в дом сестры, к Анне.

Он нашел ее в саду, где она задумчиво бродила среди деревьев, листва которых давно облетела. У Анны был понурый, унылый вид. Бедняжка пустилась в такой далекий, трудный путь, чтобы получить всемилостивейшее разрешение герцога и короля передать свои владения сестре и удалиться в монастырь. Ей казалось, что это легко выполнимо, но все обернулось иначе. Король поставил ее перед жестоким выбором – замужество или заточение. И она, предпочтя первое, все же оплакивает без слез свою мечту, свою свободу. Каково это – имея независимый характер, знать, что отныне тебе предстоит во всем следовать чужой воле, выполнять чужие решения? Сердце его преисполнилось жалости к ней, и он мысленно поклялся, что никогда не заставит ее жалеть о сделанном выборе, никогда не причинит ей страданий.

Она оглянулась и заметила его. Душа его раскрылась ей навстречу. Это была его женщина, отныне и навсегда. Он сомневался, что, вернув Хэрклоу, испытал бы сотую долю того счастья, которое переполняло его сейчас.

Он подошел к ней и бережно обнял за плечи.

– Все решено.

Глава 18

Трое слуг выплеснули воду из ведер в огромную круглую лохань, стоявшую у очага. Анна молча наблюдала за ними. Она сидела на табурете у стола и сонно потирала глаза. Ей стало зябко, и она плотнее запахнула полы длинного халата, который прежде принадлежал ее отцу.

На ее кровати вольготно расположились несколько женщин. Они без умолку болтали, пересказывая друг дружке свежие сплетни. Дверь распахнулась, и в комнату вошли Рут и Катрин. Они бережно положили на стол свадебное платье. Анна небрежно скользнула взглядом по темно-зеленому бархатному наряду, который был скроен в Англии в соответствии с последними требованиями моды и сшит в Ла-Рош-де-Роальд.

Крепость заполонили бесчисленные гости: вассалы со своими женами и взрослыми дочерьми, соседи, друзья покойных родителей. Анна едва помнила большинство из них. При жизни матери эти люди нередко посещали их гостеприимный дом, но она в те поры была ребенком и они редко обращали на нее внимание. Теперь же все, не сговариваясь, вдруг повели себя как близкие друзья, навязывая ей свое общество, свои советы, свою помощь в приготовлении к венчанию. Вот и сейчас ее ни свет ни заря подняли с постели, чтобы совершить долгую церемонию предсвадебного омовения и облачения.

Четыре недели пролетели как одно мгновение. Четыре недели она провела сначала в дороге, а после в непрестанных трудах и хлопотах. А тут еще эти гости со своими семьями и челядью.

Она равнодушно следила за тем, как в лохань было вылито последнее ведро колодезной воды. Все это долгое время ей удавалось вытеснять из сознания мысль о том, ради чего так хлопочут и суетятся все эти люди. Она старалась не думать о предстоящей свадьбе.

Но время было неумолимо. Не далее как вчера ей пришлось убедиться в реальности надвигавшейся катастрофы: вечером Асканио пришел к ней обсудить детали церемонии. Со свойственной ему обстоятельностью он принялся объяснять ей, что и как она должна будет делать, что говорить. Покончив с перечислением обетов, какие она даст у алтаря, Асканио посоветовал ей совершить действо, не предусмотренное обрядом и, с ее точки зрения, совершенно неприемлемое, но, по его мнению, весьма и весьма желательное.

Он сказал, что ей следует встать на колени перед своим новообретенным супругом.

Анна вспыхнула от возмущения и запальчиво спросила:

– Это Морван предложил, да?!

– Ничего подобного. Он понятия не имеет об этом обряде.

– Который, между прочим, давным-давно устарел, – заметила она.

– Но порой еще выполняется. Анна, поймите, у некоторых предстоящая свадьба вызывает неудовольствие и всякого рода подозрения, которые необходимо развеять. По их мнению, святая, каковой они вас считают, должна быть непорочна. Они забрали себе в головы, что английский король принудил вас к этому браку, вступив в который вы утратите чистоту, а вместе с ней и святость. Таковы настроения простолюдинов. Вассалам же и владельцам окрестных земель потребуется время, чтобы узнать и оценить Морвана. Пока же они станут пристально и ревниво наблюдать за вами. Взять хотя бы Болдуина и Голтье из самых дальних ленных поместий. Во все время церемонии они глаз с вас не спустят. Чтобы, заметив малейшее выражение неудовольствия на вашем лице, найти впоследствии случай избавить старшую дочь Роальда де Леона от ненавистного английского мужа.

Анна пожала плечами. Она вовсе не замечала, чтобы в последние дни за ней кто-то пристально наблюдал, следил за ее настроением, выражением лица. Но Асканио, разумеется, виднее. Она по-прежнему полностью доверяла его суждениям.

– Вы ставите меня перед очень трудным выбором. Я должна подумать.

– Я вас ни в чем не неволю. Когда придет время, поступайте как знаете.

Анна поднялась с табурета и подошла к лохани с теплой водой. Преклонить колени перед мужем? Нет, она не может поступать, как советовал ей Асканио. Ему не понять, что творится в ее душе.

«Я не могу лгать самой себе перед алтарем. И не встану на колени перед Морваном. Да поможет мне Господь!»

Она выразительно взглянула на Катрин, и та, поняв ее без слов, вежливо выпроводила из комнаты женщин, которые по-прежнему сидели на постели и увлеченно сплетничали.

Итак, все состоится нынешним вечером. Долгих четыре недели ей удавалось вытеснять мысли об этом из своего сознания. Дорога из Англии, хлопоты, гости… Теперь же, оставшись наедине с собой, она вынуждена была взглянуть в лицо грядущему. Ей предстояло выполнить решение, которое долго зрело в ее душе. Она была тверда и непреклонна, но… надо было еще довести его до Морвана.

Со дня помолвки, которую праздновали в Англии, она мало с ним виделась. По возвращении в Бретань он надолго отправился в Брест и вновь появился в Ла-Рош-де-Роальд, лишь когда в крепость начали съезжаться гости. С собой он привез двух жонглеров, чтобы те развлекали многочисленных участников свадебного пира, и, словно невзначай, сообщил Анне, что нанял трех рыцарей и пятерых воинов, которые вскоре пополнят крепостной гарнизон.

Поездка оказалась результативной, но Анна сочла оба приобретения Морвана совершенно лишними. Не иначе как он предпринял этот вояж с единственной целью – чтобы побыть вдали от нее.

Он пообещал выполнить многие из ее условий. Прошлой ночью ее осенила идея, как помочь ему сдержать свое слово.

Пир был в самом разгаре. Столы ломились от яств и напитков, гости же сидели так тесно, что невольно задевали друг друга локтями. В огромном зале поместились только вассалы, соседи, их родные и слуги, которые сновали между столами, а также самые почетные жители городка. Остальные праздновали свадьбу своей госпожи за столами, накрытыми во дворе.

Анна обвела глазами собравшихся и лишь теперь приметила некоторых, кого не ожидала увидеть в стенах замка. Взгляд ее быстро перебегал с одного лица на другое. Вот младший сын мясника. Жена лесничего. На коленях у нее младенец лет полутора от роду. Здесь, в огромном зале, на празднование ее свадьбы собрались решительно все, за кем она ходила во время болезни, и кто выжил благодаря ее заботам. А она лишь теперь заметила этих людей.

Морван вернулся на свое место за столом по левую руку от нее.

– Что случилось? – спросила она.

– Пустяки. Асканио этим займется.

– Нет, не пустяки, Морван, если уж он известил об этом тебя.

– Некоторые из крестьян молятся в открытом поле о сохранении твоей непорочности, о том, чтобы Господь избавил тебя от меня. Может, ты и сама к ним присоединишься?

Она вскочила со своего места:

– Нет, выйду и попытаюсь их образумить.

Он удержал ее за руку:

– Никуда ты не пойдешь!

– Достаточно будет одного моего слова, чтобы они разошлись по домам.

– Достаточно будет одного взгляда на твое лицо, каким оно было в последние часы, и они поймут, что ты мысленно молишься вместе с ними.

– Это неправда, – солгала она. До самого захода солнца ей удавалось изображать из себя счастливую невесту, но к вечеру притворяться стало невмоготу. Она втайне несколько раз прочла про себя молитву об избавлении от напасти.

– Уж не считаешь ли ты меня слепцом, который не видит, что с тобой происходит? С самого заката у тебя выражение лица совсем как у приговоренной к казни. Но что бы ни творилось теперь в твоей душе, позволь напомнить условия нашего соглашения. На эту ночь ты моя, Анна.

Она покосилась на Катрин, которая сидела рядом и все слышала. Сестра ответила ей понимающим взглядом и согласно кивнула, когда Морван подал ей знак.

– Дорогая, – обратился он к Анне, – тебе пора покинуть гостей.

Анна понурила голову, и перед взором ее на поверхности полированного серебряного блюда тотчас же возникло ее отражение. Она успела уже снять вуаль, и волосы золотистыми локонами обрамляли ее нежное лицо с матово-бледной кожей. В глазах читались тревога и страх. Морван был прав. Она не смогла выдержать свою роль до конца.

Приподняв блюдо, она залюбовалась отразившимся в нем изумрудным ожерельем. Крупные камни загадочно мерцали в свете множества свечей и метали во все стороны яркие искры. Она наткнулась на это ожерелье, когда искала в дорожном мешке Морвана чистое платье, чтобы его переодеть. Он пребывал в беспамятстве и тяжко бредил. И вот теперь эта бесценная вещь принадлежит ей. Свадебный подарок Морвана. Могла ли она ожидать от него такой щедрости? Он рассказал, что ожерелье подарила ему богатая горожанка из Кана, семью которой, а также ее имущество он спас от английских воинов при взятии города.

Она провела пальцами по камням, свисавшим с золотой цепочки. При мысли о том, сколько может стоить ожерелье, у нее закружилась голова. Даже один такой изумруд был бы роскошным даром. Морван, что и говорить, стал обладателем всего, чем до свадьбы владела она. Но взамен отдал ей единственное, что было у него ценного.

Ее узкая ладонь легла на его руку.

– Они все здесь, среди почетных гостей, ведь так? Ты их всех позвал? Тех, кто выжил после чумы, как мы с тобой.

– Я подумал, тебе будет приятно их видеть.

– Так и есть. Спасибо. – Его заботливость так ее тронула, что она наклонилась и поцеловала его руку.

Подняв голову, она обнаружила, что у края стола, где сидели она и Морван, собралось несколько женщин. Жены вассалов и владетельных соседей смотрели на нее с сочувственными улыбками. Катрин тронула ее за плечо:

– Пойдем, сестра.

Морван высвободил руку. Прежде чем уйти, она встретилась с ним глазами, от души надеясь, что при всей своей проницательности он еще не догадывается о том, что она задумала.

Она неподвижно стояла у кровати, пока женщины хлопотали вокруг нее. Одна из них откинула новое покрывало из дорогой парчи и сбрызнула подушки и простыни благовонным маслом. Чьи-то проворные пальцы принялись развязывать тесемки свадебного платья Анны.

Наконец они полностью ее обнажили и, подняв на руки, перенесли на постель. Заботливые руки Катрин укутали ее одеялом по самую шею. Внутри у Анны все сжалось. Она выпростала руку из-под одеяла и схватила сестру за подол платья.

– Пусть все отсюда уйдут. Сию же минуту! И еще, Катрин, очень прошу, спускайтесь по лестнице как можно медленней. Мне нужно время, понимаешь?

Стоило Катрин выпроводить всех женщин из спальни и плотно затворить за собой дверь, как Анна выбралась из постели и метнулась к кованому сундуку, что стоял в углу у окна. Она поспешно достала оттуда длинную шерстяную рубаху, надела ее через голову и задула все свечи.

Морвана, согласно обычаю, приведут сюда несколько мужчин. Возможно, им захочется полюбоваться невестой на брачном ложе. Но она не доставит им такой радости.

Подобрав подол рубахи, она открыла дверь, что вела на галерею, и выбежала из комнаты. Пусть эти люди, если они и в самом деле заявятся в спальню, сколько угодно поддразнивают Морвана, которому досталась в жены такая трусливая недотрога. Что поделаешь, она такая как есть и иной становиться не собирается.

Морван с трудом скрывал нетерпение. Ну, сколько же времени может понадобиться нескольким женщинам, чтобы раздеть одну девицу? Всего вероятнее, они уселись на постель и делятся с ней и друг с другом воспоминаниями о своих свадебных пиршествах, о первой близости с мужьями. Он покосился на Гарольда и Фуке, сидевших напротив него за почетным столом. У обоих был такой мрачный вид, что ему сделалось не по себе. Ну не бросилась же она в море, в самом деле?!

Он томился ожиданием весь этот долгий месяц. В разлуке с Анной время летело быстрее. Поездка оказалась полезной. Он нанял в Бресте воинов для усиления гарнизона Ла-Рош-де-Роальд, пригласил на торжество бродячих артистов. Но стоило ему вернуться, как прежняя пытка возобновилась.

Он не чаял дождаться того мгновения, когда сможет, наконец, заключить любимую в объятия. Она же… подчеркнуто его игнорировала.

Во все время пира, танцуя с Анной и женами соседей, занимая гостей разговорами и глядя на представление, которое устроили жонглеры, он мысленно пребывал в Ридинге и воскрешал в памяти детали той ночи. Воображение его расцвечивало их и дополняло, оно завело его в такие дали, куда он не осмелился бы забраться наяву.

Со стороны лестницы донесся шум. Морван с надеждой взглянул туда и вскочил на ноги прежде, чем Катрин и остальные дамы успели сойти вниз. По залу прокатился веселый хохот, и вот уже Болдуин, Голтье и несколько молодых лордов встали со своих мест, чтобы проводить его в спальню. Возле него невесть откуда появился Асканио с золотой чашей, наполненной святой водой.

На всем пути до брачных покоев спутники Морвана состязались в остроумии и веселились до упаду. Много говорилось о том оружии, которым в совершенстве владел Морван и от которого Анна, при всей ее воинской доблести, не сможет нынче защититься. Ему от души предлагали помощь на случай, если ее сопротивление все же окажется слишком упорным. Он принужденно смеялся над этими шутками, мысленно посылая своих спутников к дьяволу. Не окружи они его такой толпой, он быстрее добрался бы до заветной двери.

Но вот, наконец, и она. Он поднял руку, призывая веселую компанию к тишине.

– Прошу вас удалиться, господа. Благодарю, что помогли мне проделать столь нелегкий путь. – Он заставил себя улыбнуться. – Но туда со мной войдет лишь Асканио, чтобы окропить ложе.

Рыцари разразились протестующими возгласами, но Морван был непреклонен, и они один за другим вернулись в зал.

– Вы столь трепетно оберегаете ее достоинство, – сказал Асканио. – Она это оценит.

– Наше достоинство, – уточнил Морван. – Не хватало еще, чтобы эти зубоскалы ввалились в спальню и отпускали свои шуточки, пялясь на невесту.

Он перекрестился и толкнул дверь.

Комната была пуста.

Он поднял над головой свечу, которую принес с собой. Так и есть. Сквозь щель между полотнищами балдахина ему были видны смятое покрывало и белоснежные простыни. Лицо монаха было непроницаемо. Он приблизился к кровати и, бормоча молитву, окропил ее святой водой.

Когда с этим было покончено, он повернулся к Морвану и отечески ласково произнес:

– Не принимайте это за пренебрежение к вам. Анна испугалась и убежала. Это так естественно.

– Но чего ей бояться? Я ее законный муж. Все женщины рано или поздно подвергаются такому испытанию…

Асканио пожал плечами:

– Она еще дитя в этих вопросах.

Морван, задумчиво и растерянно воззрившись на постель, возразил:

– Не вполне, знаете ли…

Монах лукаво улыбнулся:

– Поскольку все закончилось свадьбой, те мелкие ваши грешки не в счет.

– Асканио, вы могли бы сейчас оказаться на моем месте, не будь вы священником, – заявил Морван.

– Но я священник, а на этом месте находитесь вы, – сказал Асканио, выразительно покосившись на пустое ложе.

Когда его шаги стихли в дальнем конце коридора, Морван выбежал на галерею.

Глава 19

Из спальни до слуха Анны донеслись приглушенные голоса. Она инстинктивно прижалась к выступу стены на галерее. Но вот все стихло. Она охватила ладонями плечи, чтобы унять дрожь.

Она допустила величайшую ошибку, обратившись с предложением о мнимом браке к Морвану. Насколько легче было бы иметь дело с любым, к кому она не питала никаких чувств!

Она ощутила присутствие Морвана еще до того, как его увидела. Ей сразу стало тесно на маленькой галерее, дыхание занялось у нее в груди. Она перевела взгляд с морских волн, которые с шумом разбивались об утес, на дверной проем, где стоял он, прислонившись к косяку, и пристально за ней наблюдал. Тусклый свет, лившийся из спальни, золотил его волосы. В черных глазах, обращенных к ней, светились искры, такие же яркие, как звезды в ночном небе.

– Не желаешь ли ты вернуться в супружескую опочивальню? – как ни в чем не бывало спросил он.

Анна снова стала смотреть на волны.

– Эти люди… Они ушли?

– Там побывал один лишь Асканио. Благословил наше ложе и удалился. Ты достаточно хорошо меня знаешь, чтобы допустить мысль, что я способен выставить тебя, распростертую на кровати, на обозрение этим людям. А они, признаться, очень бы желали насладиться подобным зрелищем и твоим замешательством. Я насилу от них отделался.

Он по-прежнему оставался в дверном проеме, но у нее возникло чувство, будто он совсем рядом и обнимает ее, ласковое тепло его тела окутывает ее с ног до головы. Такие же ощущения она испытала той далекой ночью в госпитальном шатре, когда впервые осталась с ним наедине. Потому-то она и замыслила бегство. Но осуществить задуманное не смогла.

И вот теперь, когда ей так хотелось спрятаться, укрыться от него, бежать было некуда. Разве что ринуться в море. Она покачала головой, отгоняя эту грешную мысль.

– Я не готова к тому, чего ты от меня ждешь.

– И никогда не будешь готова. Любой отсрочки тебе покажется мало.

Бежать некуда. Спасения ждать неоткуда. Это случится нынче. Перед ней простиралось безбрежное море, над ней сверкало тысячами тысяч звезд необъятное небо, но для нее в этом огромном мире не существовало уголка, где она могла бы затаиться.

– Я жду тебя, Анна. – Голос его звучал мягко, но она уловила в нем властные нотки.

Она оглянулась и, не увидев его в дверном проеме, глубоко вздохнула и медленно побрела вдоль галереи.

Она вошла в комнату и неслышно прикрыла за собой дверь. Морван стоял у очага, глядя в огонь. И ждал ее. Он успел зажечь все свечи в тяжелых канделябрах. Анна поежилась. Зачем этот ослепительный свет? Ведь тьма скрыла бы недостатки ее непропорциональной фигуры.

– Я считаю, что ты был не прав, Морван, – дрожащим голосом произнесла она. – Нам не следует этого делать. Пусть все остается как есть. Мы представим гостям поддельные доказательства и… и я поклянусь, что никогда ни одной живой душе не открою правды.

Он повернулся к ней. В глазах его, полуприкрытых веками, сверкали яркие искры.

В комнате повисло молчание, которое напугало ее еще больше, чем если бы он дал волю гневу.

Наконец, он шумно вздохнул и с деланным спокойствием произнес:

– Ты плохо меня знаешь, если надеешься, что я на это соглашусь. Тебя просто утомили и слишком взволновали церемония венчания и пир. Иди-ка лучше сюда, к очагу. Погрейся, выпей вина.

Он подошел к столу, наполнил серебряный кубок и вернулся к очагу. Анна стояла не шевелясь.

– Довольно изображать из себя объятое страхом нетронутое дитя, которое силой принудили к браку с жестоким грубияном. Иди же сюда, Анна.

Этот упрек и тон, каким он был высказан, возымели свое действие. Анна подошла к очагу, взяла кубок из рук Морвана и села на стул, стоявший у огня. Отпив вина, она не удержалась от колкости:

– Ты говорил, что не в твоих привычках принуждать женщин к близости.

– Возможно, так было лишь потому, что в этом не возникало необходимости. Вот ты, к примеру, готова была уступить мне всякий раз, стоило мне только начать ласкать тебя. Так будет и сегодня.

Ей нечего было на это возразить. Ее тело уже начало предательски реагировать на его присутствие в спальне, на его упоминание о прежних ласках.

– Не надейся этого избежать, Анна. Я тебя предупреждал еще там, внизу. Нынешней ночью ты станешь моей. Это тебе не Ридинг, и никакого выбора у тебя не будет. Ты моя супруга, и я возьму тебя.

Сердце ее начало гулко, глухо биться в груди. Он подошел к ней.

От страха все поплыло у нее перед глазами. Сжимая кубок обеими руками, она взмолилась:

– Задуй свечи, Морван, прошу тебя, и давай уж тогда поскорей с этим покончим!

Она почувствовала приближение его ладони к своему затылку еще прежде, чем он коснулся ее волос.

– Я не собираюсь торопиться, словно на пожар, лишая тебя невинности. Этим я причинил бы тебе лишние страдания. А свечи пусть горят. Я хочу, чтобы мы друг друга видели. Чтобы мы на всю жизнь запомнили друг друга такими, как теперь: молодыми, полными сил и желания. – Рука его продолжала медленно поглаживать ее затылок. Анна втянула голову в плечи. Вот, значит, что он задумал. Будет продолжать лгать ей, станет делать вид, что жаждет обладать ею, с трудом преодолевая отвращение к ее уродству. Ей стало обидно до слез. Она не сможет через это пройти. Она не позволит, чтобы он пользовался ее слабостью, ее страстью к нему, красивому, безупречно сложенному, восхитительно мужественному.

Однако тело ее властно заявляло о желаниях, которые разнились с этими мыслями, с доводами смятенного разума. Пальцы Морвана коснулись ее шеи, он обеими ладонями растянул ворот рубахи и спустил ее до середины плеч Анны. Щекочущий холодок пробежал по ее спине вдоль позвоночника.

Он отвел пышную волну ее волос от затылка и поцеловал в нежную впадинку у шеи. Она закрыла глаза от наслаждения. Но, поддаваясь его ласкам, ни на миг не забывала о том, какой опасности подвергается.

Почувствовав, что еще мгновение, и она не в силах будет заглушить властный голос плоти, Анна вскочила со стула и бросилась в угол комнаты.

И снова наступила зловещая тишина. Она отвернулась к стене, чтобы не встречаться с ним глазами.

– Тебе некуда бежать, Анна. Подойди ко мне. Не бойся. Я не сделаю тебе ничего худого.

Он говорил о боязни. Но ведь она пытается уклониться от неизбежного вовсе не из страха. Ею руководило другое чувство. Неужто же он только делает вид, что не понимает, что творится в ее душе?

Она повернулась к нему лицом. Придется высказаться напрямик, и пусть он, этот притворщик, думает о ней что хочет. Она устала играть в эту игру.

– Ничего я не боюсь. Просто не желаю, чтобы ты себя принуждал… выполнять свой супружеский долг. Не думай, я догадалась, ты солгал мне тогда, в Ридинге. Решил пощадить мои чувства. Но я-то знаю, почему ты меня не взял. Я не из тех, с кем мужчины жаждут предаваться плотской любви. У меня скверная фигура и некрасивое лицо.

– Ах вот, значит, какими валунами ты решила подпереть пошатнувшуюся стену своей непорочности, – удивленно покачивая головой, сказал он. – Прости, не думал, что в число твоих достоинств входит столь изощренная изобретательность. Но выслушай меня и запомни мои слова навсегда: не знаю, как другие, но я желал тебя все это время, с той минуты, как впервые увидел. Я ни о чем другом думать не мог, я тобой бредил! Это просто какое-то наваждение! Ты можешь мне не верить, но я намерен немедленно доказать тебе искренность своих слов.

Он коснулся губами ее затылка и, наклонив голову, стал покрывать поцелуями шею. Вожделение охватило все ее тело, Анна ощутила сладостную истому внизу живота и между ног, и в этот миг внутреннее чувство подсказало ей, что Морван не лгал – ни тогда, в Ридинге, ни теперь. Он, в самом деле, желал ее, желал с той самой минуты, когда впервые увидел…

– Боже, как ты прекрасна! – выдохнул Морван.

Его пламенный взгляд, устремленный на ее нагое тело, согревал ее и воспламенял в ней желания, едва ли не более неистовые, чем те, которые рождались в глубине ее лона от его прикосновений и поцелуев.

– Ты – само совершенство! И я никогда не устану любоваться тобой! Я люблю тебя всю, Анна. Твое тело, и душу, и смелость твою, и доброту, твое бескорыстие и взбалмошность. Неужто же я еще не говорил тебе этого? Знаешь, это только потому, что подобные слова мне не раз случалось произносить в адрес других, к кому я не испытывал ничего, кроме вожделения. А теперь, когда я впервые говорю их искренне, они кажутся мне недостойными тебя, их мало, чтобы выразить то, что я сейчас чувствую…

Он медленно повернулся спиной к очагу, сделал несколько шагов и, наклонившись к ее уху, прошептал:

– А теперь я опущу тебя на супружеское ложе.

Он бережно уложил ее на белоснежную простыню. Полузакрыв глаза, она наблюдала, как он снимает с себя одежду. Роскошный алый камзол, белая туника и панталоны, сапоги и пояс вскоре очутились на полу. Нетерпение Анны все нарастало, но в этом ожидании, которое чуть пригасило бушующий огонь ее страсти, была своя мучительная прелесть.

Морван, обнаженный и прекрасный, как греческий бог, на миг замер у края кровати, любуясь ею. Она, не скрывая обожания, смотрела на его мускулистое поджарое тело, на завитки волос на широкой груди, на плоский живот, стройные длинные ноги…

– Ты прекрасна, Анна. Ты восхитительна в своей страсти. Отдай же мне ее всю. Будь моей.

– Да! Да! – крикнула она, чувствуя, как волна наслаждения подхватывает ее и несет далеко-далеко, в неведомое…

Она не ощутила тяжести тела Морвана, когда он лег на нее сверху. Опираясь на согнутую в локте руку, он продолжал ласкать ее лоно. Вдруг она почувствовала, как что-то твердое и упругое проникает в ее тело, и плоть рвется под этим неумолимым натиском… Но невероятное наслаждение, которое она испытала, когда его мужская плоть вошла в нее целиком, заставило ее позабыть про боль. Морван замер, вглядываясь в ее лицо. Она почувствовала на себе его взгляд и с трудом разомкнула веки. В ее синих глазах горела любовь, она смотрела на него с восхищением, со страстью, которая не знала пределов.

– Я сделала этот шаг, – прошептала она, зардевшись. – Теперь нас ничто не разделяет.

Ее тонкие пальцы скользнули вдоль его спины. Он зажмурил глаза, чтобы скрыть от нее навернувшиеся на них слезы. Никогда в жизни он не был так счастлив, никогда не верил, что ему суждено пережить подобное.

Приникнув к ее губам в поцелуе, он стал медленно, ритмично двигать бедрами. Он старался не причинять ей лишней боли, и она, догадавшись об этом, ласково прошептала:

– Я выносливей, чем придворные леди, с которыми тебе доводилось делить ложе, Морван. Делай со мной все, чего тебе хочется!

Эта просьба так его тронула, что он снова с трудом удержался от слез. Она была восхитительна в своей щедрости.

В его затуманенном страстью сознании возник образ какой-то далекой прекрасной страны, над которой, глядя вниз с головокружительной высоты, на легком облаке проплывали они с Анной, они были единым целым, они навек слились в нерасторжимом объятии… Потому что сама судьба предназначила их друг другу, и они это знали с момента первой своей встречи…

Анна не привыкла делить ложе с кем бы то ни было. Через несколько часов она проснулась. Свечи еще не догорели. Она взглянула на спящего Морвана. Он был так красив, что у нее дух занялся. Она стала представлять его себе маленьким мальчиком, отроком, юным рыцарем, впервые надевшим шпоры.

Взгляд ее опустился ниже, скользнул по его груди. Она словно невидимым пальцем обвела контуры его мускулов.

Он взял ее руку, поднес к губам и поцеловал. А после положил на свое бедро, укрытое простыней.

– Ты можешь трогать, ласкать, ощупывать меня сколько хочешь. Я ведь принадлежу тебе, как и ты – мне.

– Я думала, ты спишь. Ты всегда чувствуешь на себе мой взгляд?

– Всегда. Как и ты мой.

Она провела ладонью по кудрявым волосам на его груди. «Быть может, – думала она, – он не так сильно меня любит, как когда-то свою Элизабет. И все же…» Все же его слова о том, что он принадлежит ей, звучали для нее сладчайшей музыкой. Она больше ни на миг не сомневалась в его искренности.

Глава 20

Три дня пролетели как сон, исполненный блаженства, нежности, восторгов и пылкой страсти. Анна не разлучалась с Морваном ни на мгновение. Несмотря на продолжавшиеся празднества и обилие в замке посторонних, они то и дело уединялись в спальне, чтобы насладиться близостью.

Три дня любовного угара. Три дня поздравлений, пышных трапез, веселых забав, танцев, смеха.

На четвертый день вассалы и владетельные лорды из соседних поместий разъехались по домам со своими женами, детьми и слугами. Анна и Морван провожали их у ворот и долго следили глазами за вереницей повозок, что тянулась вдаль по зимней дороге.

Обитатели Ла-Рош-де-Роальд, позевывая, вернулись к своим повседневным делам. Слуги убрали лишние тюфяки в кладовые и вернули стулья и табуреты в комнату для шитья, которая перестала быть спальней для гостей и снова наполнилась веселым гомоном белошвеек. Каждый занял свое привычное место за столом. Карлос еще до обеда ускакал на конеферму. Катрин с прежней бойкостью принялась отдавать распоряжения служанкам.

Жизнь входила в свою колею. Для всех, кроме Анны.

После перемен в ее судьбе, после долгих путешествий и хлопот последних месяцев она вдруг почувствовала себя опустошенной. Ей нечем было заняться.

Морван средь бела дня вдруг взял да и завалился спать. В ее постель. Анна приказала оседлать для себя Тень, решив, что прогулка верхом взбодрит ее и рассеет невесть откуда взявшуюся грусть.

Оседланная лошадь предстала перед ней в сопровождении трех вооруженных воинов.

– Куда это вы направляетесь? – строго спросила она, запрыгивая в седло и оборачивая вокруг икр дурацкий подол юбки.

– Туда же, куда и вы, миледи, – с поклоном ответил ей один из мужчин.

– Грум что-то напутал, – поморщилась она. – Мне не нужны сопровождающие. Я недалеко.

– Это приказ милорда, миледи. Вы не должны в одиночестве покидать крепость.

Она уставилась на них расширенными от гнева глазами. Тот, кто ей отвечал, был нанят Морваном в Бресте в канун свадебных торжеств, но остальные двое, солдаты крепостного гарнизона, с давних пор почитали ее за свою госпожу и выполняли только ее распоряжения.

– Я не нуждаюсь в охране, – повторила она. – Просто хочу прогуляться верхом, как всегда.

– Но мы не смеем ослушаться сэра Морвана, миледи. Он строго-настрого нам приказал и грумам тоже, чтоб вас одну не выпускать.

Эти слова вмиг отрезвили ее. Она вздрогнула, словно ее окатили ушатом ледяной воды. Любовный угар, в котором она пребывала последние дни, уступил место досаде.

За пределами Ла-Рош-де-Роальд ей без труда удалось бы ускакать прочь от этих непрошеных охранников на своей быстроногой кобыле. Где уж их неповоротливым коням угнаться за ее Тенью! Но она соскочила с седла и молча направилась ко входу в замок. И весь остаток дня бродила по парапетам стен.

За ужином она рассказала о случившемся Морвану.

– Да-да, – кивнул он как ни в чем не бывало, – я распорядился, чтобы тебя охраняли, когда ты выезжаешь за ворота. Ради твоей безопасности.

– Мне не нужна охрана. До сих пор я прекрасно без нее обходилась.

– Побойся Бога, Анна! До сих пор твоя беспечность сходила тебе с рук, но это не означает, что так будет всегда. Я ведь отрядил для тебя троих воинов. Всего троих. Это меньше, чем нанимают для своей охраны все до единой леди из окрестных замков. Я узнавал. Времена сейчас неспокойные, ты это знаешь не хуже меня.

– Мне безразлично, сколько солдат нанимают эти трусливые гусыни для охраны своих безмозглых голов. Верхом на Тени я уйду от любого, кто пожелал бы причинить мне зло. Повторяю, я хочу выезжать на верховые прогулки одна!

– Привыкнешь. Не обращай на них внимания. Пойми, я не могу тебе позволить рисковать собой. И вот еще что: пока за Гюрвана не внесут выкуп, и он не уберется из этих краев, ты, прежде чем покинуть крепость, станешь меня об этом извещать.

Еще один ушат ледяной воды.

– Нет, на это я никогда не соглашусь!

Он улыбнулся, однако глаза его смотрели холодно.

– Согласишься. Ведь это для твоего же блага. И давай больше к этому не возвращаться.

Сундуки Морвана по-прежнему оставались в ее комнате. Их перенесли туда в те дни, когда в крепости буквально яблоку негде было упасть, столько гостей прибыло на свадебные торжества. Но они разъехались еще утром, а сундуки убрать никому и в голову не пришло. Ночью, когда Морван уснул, насытившись любовью, Анне пришло в голову, что он намеренно оставил здесь свои вещи. Она вгляделась в красивое лицо, утопавшее в мягких подушках. Неужто он посягает и на это? На ее личные покои, ее убежище?

Во время переговоров об условиях их устного брачного соглашения, которые они вели в доме Дэвида, он сумел выторговать для себя множество преимуществ. Беззастенчиво воспользовался ее неопытностью, незнанием многих сторон жизни. Он пустил в ход свое влияние на короля, лишь бы только сломить ее сопротивление, ограничить ее требования, на которых она сама, как ему казалось, со временем перестала бы настаивать. И если все будет продолжаться, как началось, он будет иметь все, чего только мог бы пожелать, – богатство, и власть над ней, и любовные утехи, и даже наследника, когда придет время. Он рассчитывал так крепко привязать ее к себе семейными и любовными узами, чтобы через шесть лет она и думать забыла об уходе в монастырь.

Неужто же он и в самом деле рассчитывал на ее полную и безоговорочную капитуляцию? На сдачу всех позиций? Возможно, так оно и вышло бы, если бы она могла поверить, что он ее действительно любит. Но ведь он уже питал страсть к другим женщинам и, кто знает, быть может, вновь воспылает ею к какой-нибудь придворной обольстительнице, из тех, что румянят щеки и завивают волосы? Да, он вожделел к ней, он называл ее «любовь моя». Но любовь бывает разной…

Если уж на то пошло, то ее многие любят: Асканио, Карлос, Джосс. И она питает к ним глубокую привязанность. А Морван… Она готова была поклясться, что он никогда не чувствовал беззащитности, уязвимости, какие присущи человеку, томимому любовью, никогда не испытывал нестерпимой боли, подобной той, что раздирает сейчас ее душу. Нет, возможно, он пережил нечто подобное, когда был влюблен в свою Элизабет. Быть может, он и теперь к ней неравнодушен. Но Анне де Леон не дано было пробудить в нем это трепетное чувство. Зато как хорошо ему известно, насколько податливы женщины, пребывающие во власти любви! Он не сомневается, что и она, его законная супруга, безропотно покорится этой власти. Попытку подчинить ее своей воле при помощи любовных ласк он впервые предпринял еще накануне осады Ла-Рош-де-Роальд.

Нет, такие условия она не примет. Позволив любви завладеть всем своим существом, отказавшись ради чувства к нему от своего «я», от свободы, от всего, что ей дорого, она останется ни с чем, когда он рано или поздно отвернется от нее и обратит свой взор на другую…

Весь следующий день она бесцельно бродила по замку и двору, чувствуя себя лишней в этом небольшом мирке, где безраздельно властвовали Катрин и Морван. Слуги и воины с охотой выполняли их распоряжения, каждый знал свое дело. А ведь еще недавно без ее участия здесь не решался ни один вопрос. Морвану больше подошла бы Катрин. Анна грустно усмехнулась при этой мысли. Они и впрямь составили бы прекрасную пару. Жаль, что сестра и Джосс поторопили события…

Она немного приободрилась лишь когда напомнила себе, по какой причине предложила Морвану стать ее законным супругом. Пора было напомнить об этом и ему.

После ужина она поднялась к себе наверх. Морван шел за ней по пятам. У двери в приемную покойного отца она остановилась и сказала:

– Я велела перенести твои вещи сюда. Сегодня я желаю ночевать одна.

Он впился глазами в ее лицо, словно пытаясь прочитать мысли, которые она не высказала вслух, и растерянно пробормотал:

– Ты, похоже, и не думала шутить.

– Да.

– Но что же это на тебя нашло?

– Я сама хотела бы знать, что, – горько усмехнулась она. Он притянул ее к себе и взял за подбородок, заставив смотреть себе в глаза.

– Ты не оттолкнешь меня, не откажешься от того, что нас связывает. – Губы его жадно прильнули к ее губам. – Мне достаточно прикоснуться к тебе, и кровь твоя вскипает от страсти. В этом ты безраздельно моя!

Он говорил правду, и она не пыталась возражать. Гордо выпрямила спину и смерила его холодным взглядом.

– Нас связывает вожделение, но я не желаю быть его рабой.

– Что за глупости ты говоришь? Разве я отношусь к тебе как к рабе? Выдумать такое!

Анна кожей ощущала накал его гнева и жар страсти. Он так крепко прижал ее к себе, что ей стало трудно дышать. Однажды он уже вел себя с ней подобным образом. Это было после ее рискованной прогулки по саду с юным рыцарем Йеном.

– Ты, я вижу, решил подкрепить слова действиями, – с сарказмом проговорила она, и это вмиг его отрезвило. Искры в глазах тотчас же погасли. Он разжал руки.

– Так тому и быть, Анна. Отправляйся в свою святую келью. По-видимому, мне пора вспомнить некоторые детали нашего соглашения.

Она молча повернулась и прошла по коридору к своей комнате. Там уже хлопотала Рут, приготовляя ей постель. Анна отпустила ее и вытащила из сундука кое-что из одежды.

Тунику, панталоны и сапоги для верховой езды.

Морван терпеливо ждал, пока конюх оседлает гнедого жеребца.

Он все время был настороже, ожидая со стороны Анны какой-нибудь дикой выходки, но этот внезапный бунт все же застал его врасплох. Ему казалось, выпроводив его минувшей ночью из своей комнаты и отказав в объятиях, она надолго успокоится.

Видимо, он ее недооценил. Любая другая женщина на ее месте быстро примирилась бы со своим новым положением. Но в том-то и дело, что Анна никогда не была и не будет «любой другой». Именно этим она и пленила его. Что, однако, не могло служить оправданием ее новой отчаянной проделки.

Он прислонился к деревянной стене конюшни. От гнева руки его сами собой сжались в кулаки. Асканио и Грегори шли к нему через двор.

– Около часа назад, – доложил Грегори. – Стража у ворот – недоумки, как я погляжу. Она сумела их обвести вокруг пальца.

Морвану было в чем себя винить. Следовало усилить стражу своими людьми. Ведь воины, которые охраняли ворота, привыкли повиноваться своей госпоже. Которая, кроме всего прочего, была куда умнее и хитрее любого из этих простофиль. Ему стало любопытно, к какой уловке она прибегла, чтобы заставить их отворить тяжелые створки и поднять решетку.

– Полагаю, мне лучше будет отправиться с вами, – предложил Асканио.

– У меня, что же, и вправду такой свирепый вид? – мрачно усмехнулся Морван.

– Как у убийцы с большой дороги, – без тени улыбки заявил священнослужитель.

– В таком случае лицо мое выражает куда больше досады и гнева, чем вмещает душа. Я ее и пальцем не трону, клянусь вам. Полагаю, она отправилась на свою ферму?

Асканио пожал плечами:

– Это ее радость, дело ее жизни.

– Я ей не запрещал там бывать.

– Пока нет.

Конь, наконец, был оседлан, и Морван вывел его во двор. Вскочив в седло, он наклонился вниз, к Асканио, и с плохо сдерживаемой злостью спросил:

– Вы, святой отец, похоже, не одобряете того, как я обращаюсь с женой?

– Раз уж вы спросили, то я осмелился бы посоветовать вам не забывать, что сделало ее такой, какая она есть. В особенности же примите в рассуждение, что сама она никогда этого не забудет. Какие бы ласки вы ей ни расточали.

Морван сдвинул брови и, ни слова не ответив Асканио, тронул поводья. Жеребец поскакал к воротам.

Глядя между ушей гнедого, он ждал, пока поднимут решетку, и спиной ощущал на себе взгляды слуг и воинов. Они все уже знали, что Анна вопреки его распоряжению ускакала верхом из крепости и что он отправляется за ней вдогонку. Эта бунтарская выходка многим пришлась по душе. Не все в замке были рады, что их госпожа вышла за английского лорда, душой и телом преданного английскому королю.

Он пустил коня в галоп и помчался напрямик через широкое поле. Ему очень хотелось бы не связывать происшедшее с событиями вчерашнего вечера, но в душе он понимал, что это звенья одной цепи. Никогда еще женщины ему не отказывали, теперь же на это не задумываясь отважилась собственная его супруга! Придворные красавицы, хоть раз изведавшие его ласки, все как одна безропотно ему подчинялись. И вот теперь он вдруг получил решительный отпор.

Он не пытался доискаться причин ее поступка. Одно было ему ясно: какую бы сделку они ни заключили, о каких бы условиях ни уговорились, он не станет мириться с ее вызывающим поведением. Не позволит ей отвергнуть то, что их соединило.

Он надеялся постепенно, шаг за шагом, изменить уклад ее жизни так, чтобы она привыкала к переменам, сама того не замечая. Но Анна оказалась умнее, проницательнее, чем он думал. И мгновенно догадалась, что за планы он вынашивает, чем ей грозит их воплощение в жизнь.

Что ж, он пытался приручить Анну, пробудив ее чувственность. Это не удалось. Остается прибегнуть к доводам разума. Если и в этом случае он потерпит фиаско, тогда…

Конь ступил на тропинку, что вела к ферме. Морван натянул поводья. Жеребец перешел с галопа на легкую рысь.

Морван тяжело вздохнул. Он был знаком с несколькими владетельными лордами, которые, утверждая свою власть над женами и дочерьми, то и дело прибегали к помощи розог и поясных ремней. И во всеуслышание этим хвалились. Но ему претила сама мысль о возможности физической расправы над женщиной, существом слабым, нежным, не способным оказать сопротивление. Вдобавок он понимал, что стоило бы ему хоть раз замахнуться на Анну, и это навсегда подорвало бы ее доверие к нему.

Его рассеянный взгляд скользнул по утоптанной тропинке. То, что он на ней увидел, заставило его остановить коня.

Выехав из ворот замка, он пустился через поле по отчетливым следам копыт Тени. На тропинке подковы ее впечатались в землю поверх следов какой-то другой лошади.

Вероятно, здесь недавно проехал Карлос. Теперь же сбоку от четких отпечатков ее копыт виднелись следы двух или трех лошадей.

Кровь застыла в жилах у Морвана при мысли о том, какой опасности, быть может, подвергалась Анна в эту самую минуту. Но к беспокойству за нее, к боязни ее потерять в душе его примешивалось чувство досады. Она могла погибнуть из-за собственного глупого упрямства! Да и он тоже хорош! Зная, с кем имеет дело, он должен был попросту запереть ее в одной из комнат, выставив охрану у дверей!

Но вот следы Тени исчезли в зарослях кустарника. Лошадь и ее всадница свернули к конеферме. Отпечатки подков двух или трех чужих лошадей цепочкой, насколько хватало глаз, тянулись вдоль тропинки. Морван облегченно перевел дух и пришпорил гнедого.

Анна гнала вороную кобылу по обширному пастбищу. Животное было молодым, норовистым. С ним предстояло еще повозиться, прежде чем оно будет готово к продаже. Кобылке суждено было стать верховой лошадкой, возить какую-нибудь состоятельную леди на прогулки. А ведь при ее блестящих качествах – силе, выносливости – она могла бы замечательно себя проявить на ратном поле. Но рыцари всегда предпочитают сражаться верхом на жеребцах.

Быстрая езда была по душе и кобылке, и наезднице. Анна улыбалась, глаза ее сияли. Подумать только, она столько времени была лишена этого удовольствия! Ей захотелось проехаться хоть немного, встав ступнями на седло. Но этот трюк можно было выполнить, лишь положившись на кроткую и умную Тень. Что же до вороной, то ее сначала следовало как следует объездить.

Свободна и предоставлена самой себе. Душа ее полнилась восторгом. Она знала, что ей придется дорого за это заплатить. И все же…

«Морван, не заставляй меня делать выбор между тобой и этим пьянящим чувством свободы, потому что я сама не знаю, что мне дороже. Не требуй, чтобы я выбирала между тобой и собой».

Она направила кобылу к ферме и, спешившись посередине двора, передала поводья Луи. Нынче была его очередь ухаживать за лошадьми.

Из конюшни навстречу ей вышел Карлос.

– Ты-то как раз мне и нужен, – улыбнулась она. – Я так давно не держала в руках меч. Потренируемся?

– Что вы! Он меня за это убьет!

– Он это не запретил.

– Что ж с того? Вспомните, он не одобрял вашей тяги к оружию, еще когда добровольно вызвался служить в гарнизоне Ла-Рош-де-Роальд.

– Вот не подумала бы, что ты его боишься.

– Только дурак по собственной воле положит голову на плаху. Да я, признаться, и за вас опасаюсь. Вы и без того уже нарушили его запрет. Покатались верхом, и будете вас. Постреляйте из лука, коли уж на то пошло.

Но Анна не намерена была сдаваться. Эта выходка так или иначе вызовет гнев Морвана. Поэтому надо вдоволь насладиться свободой. Пока можно.

У коновязи, не сводя глаз с Анны, стоял Луи. Она помахала ему рукой. Вот кто нипочем не отказался бы ей помочь. Луи был одним из тех, кого ее замужество ввергло в глубокое уныние. Он привык подчиняться ей, своей госпоже, и не желал служить новому хозяину. Теперь, видя, что она стала почти прежней, он ухмылялся во весь рот.

– Тогда я сама потренируюсь. А не то рука утратит прежнюю силу.

Карлос со вздохом прокачал головой:

– А ведь вы могли бы с ним поладить, миледи. Если б только были чуточку похитрей, поласковей…

Она пропустила его замечание мимо ушей и, зайдя в тесный сарай, тотчас же вынесла оттуда два боевых меча. Один из них она осторожно положила на землю, рукоять другого сжала в ладони.

Карлос повернулся, чтобы уйти, но в этот миг вдруг заметил нечто, заставившее его замереть на месте.

– О, дьявол!

Анна проследила за его взглядом. На вершине холма за пастбищем она увидела рыцаря на гнедом коне. Тот смотрел с холма вниз, на ферму, и не трогался с места. Черный цвет его платья наверняка был под стать настроению, которое им владело.

– Он знал, куда вы направились, миледи.

Анна не ответила.

– О, дьявол! – с еще большим чувством воскликнул Карлос и прибавил: – Он ваш муж, и я вообще-то не должен вмешиваться. – Расправив плечи, он выступил вперед и заслонил ее собой. – Но все ж дайте-ка мне этот меч.

Анна выполнила его просьбу. С быстротой молнии Карлос метнулся в сторону, подхватил с земли второй меч, в два прыжка подбежал к ограде, перегнулся через нее и забросил оружие в водосточную канаву.

Гнедой конь начал медленно спускаться с холма.

– Напрасный труд, – вздохнула Анна. – Он успел это заметить. Но все равно спасибо тебе, Карлос.

Морван не торопясь приближался к ограде фермы. Он хотел напугать ее. И преуспел в этом.

– Во всяком случае, мечи не в ваших руках и не у ваших ног, – попытался ободрить ее Карлос. – Вы уж будьте с ним поласковей, а?

– Ты хочешь, чтобы я покорилась его воле? – Свобода, которой она только что вкусила, по-прежнему пьянила ее. Быть ласковой с тем, кто хотел лишить ее этого счастья? Молить его о прощении? Унижаться перед ним? Ну, нет, этого он не дождется.

– Сдайтесь, миледи. Ведь вы уже проиграли ему. – Карлос смущенно вздохнул. – В тот самый день, когда повенчались с ним.

Морван подъехал уже достаточно близко, чтобы она могла разглядеть искры гнева в его глазах, сжатые губы, нахмуренные брови.

– Святые угодники, леди Анна, что ж вы ему такого сделали?

– Осмелилась появиться здесь, только и всего.

И отказала ему в супружеских объятиях. И выставила из своей комнаты. Интересно, что его больше всего рассердило? Вчерашний демарш или сегодняшнее бегство из крепости?

– Вся беда в том, что он чересчур самолюбив, – прибавила она. – Ты можешь идти.

– Нет уж. Погожу. Не могу я вас оставить с глазу на глаз с ним.

Гнедой ровной рысью проскакал сквозь распахнутые ворота. Морван остановил его посереди двора и долго буравил Анну глазами, прежде чем соскочить на землю.

Он зашагал к ней и остановился, когда их разделяло не более фута.

Анна выпрямила плечи и невозмутимо кивнула ему.

Морван стиснул зубы, наклонился и тотчас же выпрямился, перекинув Анну через левое плечо.

– Немедленно отпусти меня! – прошипела она.

– Оседлай ее лошадь, – бросил он Карлосу.

Анна растерянно следила, как тот бегом помчался в конюшню и скрылся там. Луи смотрел на свою госпожу, попавшую в столь унизительное положение, с глубочайшим сочувствием. Она изо всех сил замолотила кулаками по спине Морвана, но тот, казалось, даже не заметил этого.

Тяжелым шагом он направился к Домику стражей. Анна извивалась, пытаясь высвободиться, но он крепко удерживал ее за талию. Тогда, сцепив руки в замок над головой, она со всего размаху обрушила их ему между лопаток. Он вздрогнул и остановился.

– Благодарю. – И тотчас же его тяжелая ладонь шлепнула ее по ягодице.

От гнева и обиды у Анны перехватило дыхание. Морван как нив чем не бывало продолжил путь. Краешком глаза она видела Карлоса и Луи. Оба несмело брели вслед за Морваном.

Он толкнул ногой дверь бревенчатого домика и крикнул стражу:

– Прочь отсюда!

Воин опрометью выбежал во двор. Еще мгновение, и Анна очутилась на деревянной скамье у очага. Она попыталась встать, но Морван властным жестом положил ладони ей на плечи.

– Не двигайся. Ничего не говори.

Она покорно замерла, глядя на него с вызовом и неприязнью. Страх холодной рукой стиснул ей сердце. Морван сейчас больше всего походил на демона мщения, явившегося из преисподней.

– Не двигайся! – повторил он. – Не вздумай, иначе я за себя не ручаюсь.

Анна нехотя кивнула. Он убрал руки с ее плеч, выпрямился и несколько минут пристально на нее смотрел. Она молча ждала, что будет дальше.

– Ты слишком далеко зашла, Анна, – произнес он, наконец, глухим от волнения голосом. – Ты нарушила собственное обещание никогда не посягать на мой авторитет.

– Речь шла о другом, – быстро ответила она. – Я не принимаю тех новых правил, какие тебе угодно было придумать для меня. И не обещала их выполнять. – С языка у нее чуть было не сорвалось «дурацких правил», но она вовремя подыскала более мягкое определение.

– Я не расположен устраивать диспут по этому вопросу. Мы позже его обсудим.

Он размеренным шагом подошел к столу. Страж, когда они вломились в домик, мирно завтракал. Остатки его трапезы до сих пор лежали у краешка стола. Морван взял ломоть хлеба и стал с аппетитом поедать его.

Анна приподнялась на локте, затем, видя, что он смотрит в огонь, жуя хлеб, ловко уселась на скамье и поморщилась от боли в правой ягодице. Перед глазами у нее возникли лица Карлоса и Луи, свидетелей ее унижения. Хотя… ведь она первая пребольно его ударила.

Морван уселся на табурет спиной к столу и вытянул вперед ноги. Гнев его немного утих, и Анна осмелилась спросить:

– Зачем мы здесь?

– Мы ждем, пока пройдет достаточно времени…

Это звучало совершенно нелепо. Она сделала попытку встать.

– Не двигайся, – сказал он устрашающе тихим, ровным голосом.

– Достаточно для чего? – возмущенно осведомилась она.

– Чтобы ты получила заслуженное наказание. Карлос и остальные сейчас пребывают в уверенности, что я тебя бью или насилую. Скорей всего второе. Иначе ты бы визжала как резаная.

Внутри у нее все перевернулось от ярости. Ей такая возможность и в голову не пришла. А ведь он прав, тысячу раз прав. Воины и слуги любят посплетничать о господах, и завтра весь замок узнает, что на ферме хозяин здорово проучил хозяйку.

Злость придала ей решимости. Она не позволит ему с такой легкостью, с таким изяществом переиграть ее в этой игре. Резко поднявшись, она бросилась к двери.

– Не принуждай меня наказывать тебя! – донеслось ей вслед. – Я совсем недавно вступил во владение крепостью, и не все этим довольны. Я не могу допустить, чтобы мой авторитет оказался под сомнением, чтобы ты его попирала! Попробуй только выйти отсюда! Я сделаю то, чего от меня ожидают твои люди!

Она остановилась в дверном проеме и оглянулась через плечо.

– И ты надеешься, это что-то изменит? Восстановит твой авторитет?

– Нет. Но Карлос и Луи попытаются тебя защитить, и мне придется обоих высечь. По-твоему, это разумно? Должны ли они расплачиваться за твое своеволие?

Анна, понурив голову, побрела назад, к скамье, и со вздохом на нее уселась.

Прошло немало времени, прежде чем они вышли во двор. Карлос подвел лошадей. На Морвана он взглянул зверем. Уловка, к которой прибег Морван, сработала блестяще. Анна закусила губу.

– Ты поедешь на моем коне, сядешь впереди меня. – Тон Морвана не допускал возражений, но Анна тотчас же упрямо остановилась у крупа гнедого.

– Я так не ездила с самого детства. Не хватало еще…

Но он не дал ей договорить:

– Это не обсуждается. Выбирай, сядешь по-дамски или я перекину тебя через седло?

Он и не думал шутить. Спрятав досаду, она легко вскочила в седло.

Весь путь до крепости они проделали молча. Мрачность Морвана, казалось, окутала обоих тяжелым черным покровом.

Лишь у самых ворот он остановил коня, чтобы предупредить Анну:

– Когда мы въедем во двор, ты должна выглядеть испуганной, покорной и виноватой. Глаз не поднимай. Одна улыбка – и я за себя не поручусь. Поднимешься в свою комнату и будешь там меня ждать.

Он восстанавливал свой попранный авторитет, фактически не подвергнув ее заслуженному наказанию. Большинство других лордов на его месте просто выпороли бы супругу на глазах у всей челяди. Приняв все это в соображение, Анна повиновалась его приказанию.

С мыслью о том, что все худшее осталось позади, она отворила дверь своей комнаты.

Его сундуки снова заняли прежние места у стены. Возле них выстроились в ряд башмаки, сапоги и домашние туфли. В углу блестело его оружие.

А ее собственный меч бесследно исчез.

Он наверняка распорядился обо всем этом ранним утром, еще прежде чем обнаружил ее исчезновение.

В поисках своего меча она подняла тяжелую крышку сундука, где хранилась почти вся ее одежда. Оружия там не оказалось, как и туник с панталонами.

– Они тебе больше не понадобятся, – уверенно заявил Морван, подходя к ней. – Ты сама говорила, что носишь их только потому, что принуждена выполнять мужскую работу. С этим теперь покончено.

Покончено. Это слово больно резануло ей слух.

– А кто, по-твоему, станет объезжать лошадей?

– Карлос без труда обучит этому любого из конюхов. А если понадобится, я найму кого-нибудь со стороны.

– Куда подевался мой меч?

– Он у меня. В приемной. Больше никакого мужского оружия, моя милая! На охоте можешь пользоваться луком.

Итак, он лишал ее всего, всех радостей, всех забав и развлечений. Она знала, что сегодняшнее бегство на ферму дорого ей обойдется, но чтобы так…

– Почему бы тебе просто не запереть меня здесь? Это все упростило бы.

– Мне такое тоже приходило в голову.

– Это из-за того, что произошло вечером?

– Это ради твоей безопасности. А то, что ты учинила вечером и нынешним утром, упростило мою задачу, и только.

Морван расстегнул пряжку у ворота плаща и тяжелая ткань упала на пол. Он подошел к кровати, отдернул полог и уселся с краю.

– Ты заявила, что не желаешь подчиняться моим правилам. Но я не собираюсь их смягчать и тем более отменять. Потому что я в ответе за твою безопасность. Ты принадлежишь мне и обязана чтить меня и мне повиноваться. Но дело не только в этом. Есть и другие причины, по которым я не могу позволить тебе жить как прежде.

Наклонившись, он стянул с ноги сначала один сапог, затем другой.

– Скоро здесь появятся новые рыцари. Они будут видеть в тебе мою жену, юную леди. Им невдомек, что ты распоряжалась своими владениями на правах лорда, а прежде воспитывалась в монастыре, что ты снискала репутацию святой среди крестьян и слуг. Кто-то из них возжелает тебя. Иные искренне тебя полюбят. И я не вижу в этом ничего дурного. Рыцарственная любовь к леди может заставить юношу усерднее служить лорду. Но если ты станешь держаться с прежней своей независимостью, это будет превратно истолковано новыми рыцарями. Я не хочу марать свои руки их кровью лишь потому, что твое вольное поведение подало им ложные надежды.

Ей хотелось возразить ему, сказать, что его аргументы надуманны. Да она даже не взглянет в сторону его рыцарей. Но он успел уже расстегнуть ремень и принялся развязывать шнурки своего черного камзола. В глазах его появилось хорошо ей знакомое выражение. Ноги ее сделались ватными. Она проклинала себя за слабость, за то, что не может противиться его чарам.

– Значит, ты снова решил здесь поселиться? Чтобы стеречь каждое мое движение? – Голос ее предательски дрогнул.

Он снял камзол и невозмутимо ответил:

– Я вовсе не затем вернулся сюда, Ты моя жена, и я буду делить с тобой ложе.

Стянув с себя тунику, он приблизился к ней. Черные кожаные панталоны плотно облегали его стройные мускулистые бедра и икры. Мышцы бугрились на обнаженных руках, груди и верхней части живота. Она провела языком по пересохшим губам и зажмурилась.

Он будет делить с ней ложе. По соглашению, которое они заключили, она могла отказать ему в супружеской близости. Но о ложе речь не шла. Ей стало досадно до слез. Наверняка еще тогда он тщательно подбирал слова устного договора, чтобы теперь заманить ее в эту западню. Потому что избежать его ласк, затворившись в своей спальне в полном одиночестве, – это одно, а противиться искушению плоти, когда он рядом, – совсем другое.

– Итак, прошлой ночью ты мне отказала, и я с этим смирился, – сказал он. – Ты довольна? Ты признаешь, что я умею держать слово?

Он охватил ладонью одну из ее грудей и легонько ее сжал. Анна вздрогнула и стиснула зубы. И открыла глаза.

Лицо его все еще было сумрачно, но суровые складки постепенно разглаживались. Он притянул ее к себе и жадно приник губами к ее губам. Анна прерывисто вздохнула. Вожделение овладело ею и властно толкнуло навстречу его ласкам. Она ответила на поцелуй.

Он снял с нее ремень и швырнул его на пол, а после рванул ворот ее туники. Ткань затрещала под его пальцами.

Мгновение, и перед его взором предстал шелковый шарф, которым она перетянула грудь. Со свирепым рычанием он распустил тесемки и сбросил с нее легкую тряпицу.

Подхватив ее на руки, он стал покрывать поцелуями плечи, шею и высвободившуюся грудь. Щекоча ее кожу своим горячим дыханием, он легонько сжал зубами один из сосков. Анна всхлипнула от наслаждения и прижалась к нему всем телом.

Он нарочно демонстрировал ей, что при всей своей независимости она не в силах противиться желанию, которое он умело возбуждает в ее податливом теле. Но ей было все равно. Чувствуя, как его пальцы ласково касаются влажных складок у преддверия ее лона, она протяжно застонала.

– Наше соглашение по-прежнему в силе, – произнес он. – Тебе достаточно сказать «нет»…

Но наслаждение, которое она испытывала, лишило ее дара речи.

Медленно покачиваясь на волнах страсти, Анна покинула океан наслаждений, чтобы ступить на твердую землю реальности.

Их любовная игра, начавшаяся как поединок, завершилась примирением. Гнев Морвана угас, как только оба они очутились на ложе. Он вел себя так, будто вчерашнего вечера и нынешнего утра попросту не существовало. Но Анна усвоила урок. Попытки отказать ему в ласках были обречены. И если только она не окажется бесплодной, в Ла-Рош-де-Роальд со временем появится его дитя. Маленький лорд Фицуорен.

Морвану не составило труда превратить их соглашение в пустой звук.

– Но чем же мне себя занять, – спросила она, нарушив благословенную тишину, – если я не могу больше объезжать лошадей, и упражняться с мечом, и покидать крепость?

– Разве я запретил тебе выезжать из Ла-Рош-де-Роальд?

– Нет. Напрямую не запретил. Но заявил, что я могу выезжать за ворота только с твоего позволения. А это равносильно запрету.

– Только пока Гюрван жив.

В прошлый раз он сказал: «Пока Гюрван не уберется восвояси». Смерти же его можно ждать бесконечно долго.

– Значит, пройдут годы и годы.

– Это случится гораздо скорей, чем ты думаешь.

Ей не хотелось попусту с ним спорить. Откуда одному из смертных может быть известно, когда Господь призовет другого смертного? Она передернула плечом.

– Ну а пока он жив и здравствует, что я должна делать? Гулять по двору? По парапетам? Должна же я хоть найти себе занятие!

Повернувшись на бок, он провел ладонью по ее волосам. В этот утренний час, раскрасневшаяся после объятий, она была чудо как хороша.

– Займись женским рукоделием.

– Что?! Ткать гобелены? Прясть? Вышивать? Мне?!

– Но почему ты так возмущена? Разве в аббатстве тебя не научили всем этим премудростям?

– Научили, – мрачно буркнула она. – Допустим, я этим займусь. Починю твое платье, если в этом будет нужда. Украшу камзолы и туники вышивкой. А после?

– Замечательная мысль. А еще ты станешь управлять хозяйством. Отдавать приказания служанкам, приглядывать за ними.

– С этим прекрасно справляется Катрин.

– Но она не останется здесь навек, Анна. К тому же в ее положении выполнять эту работу нелегко. Вот под этим предлогом ты и примешь от нее бразды правления.

– А тебе не кажется, что ее это заденет?

– Катрин достаточно умна, она поймет, что это рано или поздно должно было произойти. Для нее такой поворот дел не станет неожиданностью.

– Выходит, ты занял мое место, а я принуждена буду потеснить Катрин, – подытожила она.

– Воистину так.

– Что ж, мне и вправду будет чем себя занять, – удовлетворенно проговорила она. И отвернулась, чтобы он не заметил торжествующего блеска ее глаз. Пусть празднует победу. Пусть тешит себя иллюзией. Он выиграл сражение, но война еще не закончена.

Она села на постели и одарила его нежнейшей из своих улыбок.

Глава 21

Неделей позже в Ла-Рош-де-Роальд прибыли из Бреста три рыцаря и пятеро воинов, которых Морван нанял для пополнения гарнизона еще перед свадьбой. Выбор его пал на них, поскольку все они показались ему достойными доверия – опытными в воинском искусстве и щепетильными в вопросах чести. Справедливость последнего суждения доказывало уже то, что они с готовностью согласились на его предложение, вместо того чтобы искать легкой поживы в составе любого из вольных отрядов, грабивших окрестности.

Двое из новоприбывших были англичане. Это пришлось не по вкусу кое-кому из замковой челяди и воинов гарнизона. Замужество Анны по-прежнему вызывало глухое недовольство у некоторых из ее людей. Никто не высказывал его в открытую, но Морван улавливал некоторую натянутость в отношении к нему тех, кто с недавних пор находился под его началом. Никто не возражал против альянса с Англией, но выполнять распоряжения лорда-англичанина нравилось не всем. Среди крестьян же находились такие, кто считал брак Анны не чем иным, как кощунственным осквернением святыни. Морвану могло понадобиться немало времени, чтобы утвердить свой авторитет среди всех этих людей, стать полновластным их хозяином.

Любые бунтарские выходки Анны лишь отдалили бы момент достижения им этой цели. Но она больше не позволяла себе противиться его воле. Морван с радостью наблюдал, как она в считанные дни забрала в свои руки бразды правления хозяйством. Он мысленно поздравлял себя с успехом. Ему с легкостью удалось поставить ее на место, обуздать ее строптивость. Она даже обращалась к нему теперь не иначе как «милорд», чего он вовсе от нее не требовал. Правда, произнося это слово, она всякий раз как будто запиналась и отчетливо делила его на два слога. Но на лице ее сияла обезоруживающая улыбка, так что Морван, при всей его проницательности, не улавливал скрывавшейся за этим иронии.

На другой день после прибытия рыцарей и воинов в Ла-Рош-де-Роальд прискакал вестовой от Роберта де Бомануара, кузена Гюрвана, с сообщением, что выкуп за пленного будет уплачен через неделю после Пасхи. Это означало, что Гюрван проведет в заточении еще целый месяц.

А после неожиданно исчез Луи. Сменившись с очередного дежурства на конеферме, он, как всегда, отправился домой. Карлос поручил ему доставить в крепость одну из молодых кобыл. Но наутро выяснилось, что он не появлялся ни дома, ни в Ла-Рош-де-Роальд. Морван с пятью воинами прочесали все окрестности, но юноша, а вместе с ним две породистые лошади пропали бесследно.

– Удрал он, Анна, – сказал Морван поздним вечером, когда они, обнявшись, лежали в постели. – И похитил твоих лошадок.

– Никогда в это не поверю. Луи не вор.

– Факты говорят обратное, – терпеливо возразил он. – Случись с ним что худое, мы отыскали бы лошадей. И его тело. Или нашли бы его раненным. В общем, все ясно.

– Ничего не ясно. Зачем бы ему бежать отсюда? У него хорошее ремесло, он живет в достатке.

– Не смог пересилить свою досаду.

– Нет, по-моему, он вполне уже примирился с тем, что служит английскому лорду.

– Твоя правда. Но у бедняги душа переворачивалась из-за того, что ты вышла замуж. Он ведь в тебя влюблен.

Она, смеясь, махнула на него рукой:

– Морван, брось! Бред какой-то!

– Он тебя боготворил.

Она снова беззаботно рассмеялась.

– Ты мне льстишь, Морван. Это в тебе ревность заговорила. И подозрительность. Еще немного, и мне придется выслушать от тебя, что и Карлос, и Асканио, и Грегори без памяти влюблены в меня. – Она легонько ткнула его кулаком вбок.

Он обнял ее и прижал к себе.

Все еще невинна, как дитя. Все еще пребывает в неведении о том, как хороша, как одним взглядом сводит мужчин с ума. Его удивляло и умиляло это простодушие полевого цветка, щедро дарящего свою красу всем и каждому, но лишенного возможности самому ее лицезреть.

Наутро он отправился объезжать свои владения. Он решил, что станет делать это регулярно, намереваясь стать образцовым хозяином. Следовало побывать на всех границах, познакомиться с крестьянами, свободными поселенцами, подметить все недочеты в работах. Следующие шесть дней он уезжал из крепости рано поутру и возвращался поздним вечером, так что у него не оставалось сил вникать в детали обихода Ла-Рош-де-Роальд, которые прежде он не оставлял без внимания.

Ближайшие земли он посетил в последнюю очередь. Вернувшись в замок раньше обычного, Морван и рыцари, которые его сопровождали, прошли в зал. Им подали эль. Стоя у одного из столов, они обсуждали события минувшего дня.

Вдруг Морван заметил во тьме коридора какое-то движение. Приглядевшись, он увидел, что к нему направлялись женщины в белых одеяниях и белых чепцах. Шествие возглавляла дородная особа средних лет. Морван вспомнил, что она ткачиха и швея, работает в замковой мастерской и зовут ее Ева. Именно она сметывала перед примеркой свадебное платье Анны.

– Милорд, мы желаем говорить с вами, – заявила она. Морван жестом велел рыцарям удалиться.

– В чем дело?

– Это насчет леди Анны, милорд. Она теперь всем хозяйством распоряжается. Говорит, по вашему приказанию.

– Так оно и есть. Это ее право, – сурово произнес он. Ева нервно облизнула губы. Из-за ее спины выскочила бойкая молодая девица и выпалила:

– Она новые порядки заводит, милорд!

Ева мрачно кивнула:

– Истинно так, милорд. Все теперь у нас шиворот-навыворот. Станки велела переставить в ряд, так что мы больше не можем говорить друг с дружкой. Сказала, так мы больше наработаем.

– И нитки для вышивания велит держать на крючках, на стене. Все они теперь у нас общие и по цветам разобраны, – добавила другая. – А раньше-то сподручней было, каждая из своей корзинки вытягивала, что ей надобно.

– А еще миледи сама изволит приходить к нам в швейную, – пожаловалась тощая старуха. – Чинит ваше платье, милорд. – При этих ее словах некоторые из швей выразительно закатили глаза, другие многозначительно на него взглянули. Морван понял, что последнее сообщение требует его особого внимания и нехотя кивнул:

– Пойдемте, я сам на все это взгляну.

В окружении белых чепцов и колышущихся белых платьев он прошел в швейную комнату. Все оказалось так, как они говорили.

Теоретически благодаря этим новшествам женщины должны были бы работать быстрее и производить больше холстов, вышивок и платья. Но они вряд ли станут особо усердствовать, будучи лишены привычных маленьких радостей – поболтать всласть да поглазеть друг на дружку. Только глупец мог этого не понять. Анна же была далеко не глупа.

Морван погрузился в размышления.

Их, однако, тотчас же прервала сердитая Ева:

– Вы только посмотрите на это, милорд! – В руках у нее оказался один из его камзолов. Коричневый, немного широкий в плечах. Морван не очень им дорожил. Теперь на обоих рукавах камзола была вышивка. Рисунок был расположен криво, неровность и неряшливость стежков бросались в глаза.

– Всю неделю она над ним трудилась. Я два раза все начисто выпарывала, времени своего не жалеючи, потому как мне жаль господского добра. А она знай свое! Если так и дальше у нас пойдет, придется вам пожаловать этот камзол кому-то из конюхов, миледи его загубит.

– Мы чуть со смеху не померли, как узнали, что миледи станет чинить да вышивать ваше платье, – хихикнула старуха.

– А что об этом думает леди Катрин?

– Отказалась нас слушать. Говорит, леди Анна теперь полная хозяйка в крепости, вот ей, мол, и повинуйтесь.

Вот как. Значит, и эта с ней заодно.

– Я с ними поговорю, – пообещал он и попятился к выходу.

Женщины продолжали хором жаловаться на его супругу.

Он перевел дух, лишь очутившись в спасительной тишине зала. Но и здесь ему не суждено было насладиться покоем: у очага стояла молоденькая служанка. Она явно ждала его.

– Что тебе?

– Я судомойка, милорд. – Девушка нервно потерла ладони одну о другую. – Повар сказал, вы сегодня рано вернулись в крепость.

– Да. Это его огорчило? Ему хотелось бы, чтобы я дольше отсутствовал?

– Нет, что вы, милорд, как можно. Просто ему надо кое-что вам сказать. И другим тоже. Не соизволите ли пройти на кухню?

Он молча последовал за ней к выходу из замка. Пройдя через широкий двор, они приблизились к зданию кухни.

Облака пара, чад, шум и треск, звуки множества голосов ослепили и оглушили его. Но через несколько мгновений, как только он был замечен, в просторном зале воцарилась тишина. Из дальних углов к нему двинулись двое мужчин и женщина. В центре стоял толстый лысый коротышка с мясницким ножом в руке.

– Милорд, я Пьер, главный повар, – с достоинством представился он. – Служу здесь уже два десятка лет. Я армии кормил. Я кормил богатейших лордов и герцогов! И во время чумы я тут остался. Мои подмастерья и поварята разбежались в разные стороны, как крысы, а я остался тут. Никуда не сбежал, стряпал на всех, на здоровых и больных. – Он угрожающе наставил на Морвана кончик ножа. – И теперь вы хотите мне сказать, милорд, что вы мной недовольны?!

– С чего ты это взял, друг мой? – заискивающе улыбнулся Морван. – Яства, что ты нам готовишь, выше всяких похвал!

Нож качнулся из стороны в сторону.

– Я свободнорожденный! И не обязан тут оставаться. Терпеть такие оскорбления!

Морван со вздохом облокотился на стол.

– Так почему бы тебе не рассказать мне, что случилось?

– Тому пять дней, как миледи явилась сюда. Ну, думаю, все хорошо, и большая честь для нас, что миледи почтила кухню своим вниманием. Скучает, поди, бедняжка, ведь супруг, сказывают, отнял все ее игрушки. Вот она и ищет себе занятие на то время, пока не подарит милорду дитя. Такое сплошь и рядом бывает. Я даже слыхал, иные леди не брезгуют сами встать у стола и маленько постряпать. Но леди сперва только сидела и ко всему присматривалась. Потом стала меня расспрашивать. – Вытаращенные глаза свирепо сверкнули. Нож так и заплясал в воздухе. – А два дня назад миледи созвала нас всех и объявила, что приказывает поделить между собой работу, чтоб каждый, значит, занимался чем-то одним. Кто рыбой, кто приготовлением десертов, а кто жарким. И чтоб отныне так было всегда. А еще что она удумала! – Размахнувшись, он с силой воткнул нож в столешницу в нескольких дюймах от ладони Морвана. – Велела всем пересказать друг дружке свои рецепты! Получается, я должен открыть вот этому недоумку свой секрет приготовления рыбы на пару! – Пьер с негодованием кивнул в сторону мужчины, стоявшего слева от него, и сложил руки на груди. – Ноя вам заявляю, милорд, никто, кроме меня, не станет стряпать это блюдо на этой кухне!

Помощник и помощница толстяка не произнесли ни слова. На протяжении всего его монолога они лишь одобрительно кивали. Тот, кого Пьер назвал недоумком, казалось, нисколько на это не обиделся.

Морван озадаченно потер ладонью лоб и попятился к выходу.

– Я… поговорю с миледи.

– Милорд, верните вы ей ее игрушки! – взмолился Пьер. – А не то нам всем, которые вольнорожденные, придется подыскивать себе новые места.

Ему не следовало терять бдительность. Ведь знал же, с кем имеет дело!

Во дворе к нему подошел Грегори.

– Милорд, вы рано сегодня.

– Да. Лучше б мы разбили лагерь в поле, – с чувством произнес Морван.

Грегори весело подмигнул:

– Извольте пройти со мной. Я вам хочу кое-что показать.

«Боже, помоги мне! Что на этот раз?!»

Грегори молча указал пальцем на зубчатые стены. У Морвана отлегло от сердца. Парапеты. Караульные башни. Разобраться с этим будет просто.

Следом за Грегори он поднялся на крышу. Грегори с широкой улыбкой распахнул дверь, что вела к внутренней галерее, опоясывавшей всю стену. Морван прошел сквозь проем.

Вдоль галереи, насколько хватало глаз, на небольшом расстоянии одна от другой стояли деревянные бадьи и лохани с густой грязью. Между зубцами помещались маленькие жестяные ведерки, наполненные таким же содержимым.

– Что это такое, дьявол побери?!

– Это, – Грегори широким жестом обеих рук обвел галерею, – с вашего позволения, сад.

– Сад?!

– Ага. По весне в этих лоханях зацветут розы. Представляете, как ребята обрадовались, что теперь, обходя стены, они должны будут скакать через бадьи, точно козы? А что они говорили, когда затаскивали сюда землю, того я вам повторить не осмелюсь, милорд. – Он покачал головой. – Представьте себе, здешние слуги и воины умеют браниться на семи разных наречиях!

– Розовый сад, – пробормотал Морван, окидывая взглядом бадьи и жестяные ведерки. Он признал себя побежденным.

Она была неподражаема. Гениальна.

– Пойду-ка я к себе, – сказал он. – В приемную. – Помолчав, он упавшим голосом спросил: – Скажи-ка, Грегори, это уже все ее проделки? Или есть еще что-то, о чем мне надлежит знать?

– Да не то чтобы… Нет, кроме как о планах миледи побелить всю крепость известкой и о мятеже, который того и гляди устроят слуги, мне вроде и доложить не о чем.

– Побелить всю крепость? Я не ослышался?

– Но такое принято в Англии и во Франции.

– Да, чтобы худые камни не крошились. Но ведь Ла-Рош-де-Роальд сложена из крепкого гранита. Надеюсь, мне нет нужды спрашивать, по душе ли тебе все это, Грегори.

– Упаси Бог, – отвечал тот, пряча улыбку. – Чтоб я радовался, когда вам худо, милорд. А вот отец Асканио, тот прямо сияет от счастья.

– Ничего удивительного.

– И старший над конюхами, Карлос, в восторге от всех затей миледи.

– Понятно.

– И сама леди Анна очень собой довольна. Давно уж я ее такой не видел.

– Могу себе представить.

И он сбежал по ступенькам вниз, чтобы поскорее затвориться в приемной. Не приведи Бог, кто-нибудь еще явится к нему с докладом об очередных проделках жены.

Будь все неладно! Он снова ее недооценил.

– Ты нарочно все это затеяла, – укорил он ее ночью, когда они, обнявшись, отдыхали после супружеских ласк.

– Я только выполняю твое распоряжение, Морван. Но если ты желаешь мне указывать, как управлять хозяйством, изволь, я стану согласовывать с тобой каждый свой шаг, все мелочи, все детали. Лишь бы ты был доволен мной.

Он ступил на скользкую почву. Стоило согласиться, и ему пришлось бы по целым дням разбирать дрязги слуг и улаживать раздоры между Анной и поваром. О других делах следовало бы позабыть. При мысли об этом душу его объял ужас. – Так не пойдет, Анна.

– Рада, что ты это понимаешь, Морван, и полностью с тобой согласна. – Она произнесла это тоном послушной девочки.

Но Морван уже хорошо знал, чего стоила эта ее напускная покорность.

– Ты должна унять недовольство слуг.

Анна недоумевающе заморгала:

– Но ведь я только следую твоим приказам. Ты сам велел мне занять себя женской работой. Быть может, ты хочешь сказать, что я не слишком-то хорошо с ней справляюсь? И мне следует подыскать себе другие дела?

У ног Морвана разверзлась западня. Один шаг, и он кувырком полетит в бездонную яму.

– Нет, дорогая моя супруга, ничего подобного у меня и в мыслях не было. Поступай, как считаешь нужным. Я во всем на тебя полагаюсь, я доверяю тебе. Настолько, что решил отлучиться. Позволю-ка я себе развеяться, нанести визит сэру Болдуину. Пора проведать наших вассалов в дальних поместьях. Погощу у него, пока не пришло время получения выкупа за Гюрвана.

У Анны вытянулось лицо. Морван едва сдерживал улыбку. Пусть распробует кашу, которую сама же заварила.

– И сколько ты намерен там пробыть?

– С неделю, а там видно будет.

– Я буду скучать по тебе, милорд.

И снова два слога. Как два удара барабанными палочками. Она с умыслом произносила это слово таким манером, теперь он полностью в этом уверился.


В течение четырех дней после отъезда Морвана Анна продолжала выполнять обязанности хозяйки замка с веселым энтузиазмом. Но теперь, когда его не было в Ла-Рош-де-Роальд, она позволяла себе то, на что не осмелилась бы в его присутствии: то и дело заходила в приемную на верхнем этаже и оттуда подолгу смотрела на ворота и башню над ними. По распоряжению Морвана решетка была опущена, а мост через ров поднят.

Стражей, карауливших ворота, Морван строго-настрого предупредил, чтобы те не выпускали из крепости никого из женщин. Это означало, что ей не удастся выйти наружу, смешавшись с толпой служанок. Он предвидел, что она попытается нарушить его запрет, и сделал все, чтобы помешать ей в этом. Но Анна поклялась себе, что за время его отсутствия найдет способ выбраться из крепости. Это стало для нее делом чести.

Лишь на пятый день она нашла способ выполнить задуманное.

Во время вечерней трапезы она исподтишка наблюдала за рыцарями, которых Морван нанял в Бресте. Взгляд ее все чаще стал останавливаться на милом, открытом лице одного из них, сэра Уолтера. Именно ему было поручено вместе с Асканио руководить охраной крепости в отсутствие владельца.

Она старалась есть как можно медленнее, чтобы нежелательные свидетели предстоящего разговора, покончив со своим ужином, успели уйти. Когда зал почти опустел и даже Асканио поднялся со своего места подле нее и, простившись, ушел к себе, она кивнула сэру Уолтеру и жестом велела занять освободившийся стул.

Польщенный такой честью, рыцарь повиновался.

Он был примерно одних лет с Морваном. Его несколько костлявое узкое лицо в обрамлении темных прямых волос выражало добродушие, прямоту и отвагу. Анне совестно было злоупотреблять доверием и преданностью этого славного человека, но другой возможности добиться своего она не видела.

Она занимала его беседой ни о чем, пока слуги не убрали со столов остатки трапезы и все блюда и кубки. Лишь оставшись с ним наедине в огромном зале, она решилась приступить к выполнению своего плана.

– Мне представляется, что до сих пор я не слишком усердно выполняла свои обязанности хозяйки по отношению к ваш и двум другим новым рыцарям, сэр Уолтер.

– Вы оказали нам самый что ни на есть теплый, радушный прием, миледи, – возразил он.

– Нет-нет, вы слишком снисходительны ко мне. Я не проследила даже, как вас разместили в замке. Наверное, на первых порах не очень-то ловко оказаться на попечении незнакомых слуг.

Он помотал головой и с подкупающей улыбкой ответил:

– Уверяю вас, мы всем здесь довольны. Нам не на что пожаловаться.

– И все-таки я намерена теперь же исправить свои упущения. Вот скажите, к примеру, занялась ли хоть одна из служанок вашим платьем? Пересмотрела ли его, чтобы починить то, которое прохудилось? Нет? Ну что ж, тогда я это сделаю. – Она поднялась со своего стула. – Вам отвели ту самую комнату, где прежде жил мой супруг, не так ли?

Уолтер смущенно кивнул:

– Так, миледи.

Она стремительно прошла через зал, миновала коридор и распахнула дверь небольшой комнаты.

– Я так и думала. У вас даже сундука нет. И никто об этом не позаботился. – Она пощелкала языком, глядя на груду одежды на кровати, и, не теряя времени, принялась ее перебирать. К глубокому ее огорчению, почти все вещи сэра Уолтера были в безупречном состоянии.

– Миледи, мне неловко, что вы так себя…

– Бросьте, сэр рыцарь. Не мне ли надлежит следить, чтобы воинам, которые служат моему супругу, жилось хорошо, чтобы они ни в чем не нуждались? – Она облегченно вздохнула, обнаружив наконец тунику, нуждавшуюся в стирке. И принялась с удвоенной энергией отыскивать для себя панталоны.

Сэр Уолтер больше не участвовал в разговоре. Он неподвижно стоял у стены и наблюдал за ней. Время от времени Анна с улыбкой оборачивалась к нему через плечо. Внимание ее было полностью сосредоточено на платье рыцаря, но вместе с тем она невольно ощущала некоторую неловкость, натянутость. Казалось, в воздухе комнаты сгустилось нечто, чему она не могла подобрать определения. И это загадочное нечто сосредоточилось… в его глазах. Ах, этот взгляд. Поблескивающие зрачки. Румянец, проступивший на впалых щеках. Неужто же…

Руки ее двигались все быстрее, в голове же вихрем роились мысли. Она вдруг вспомнила, что такие же точно взгляды бросал на нее в свое время юный Поль. Теперь ей сделались понятны некоторые недомолвки, намеки, которые адресовали ей придворные рыцари в Виндзоре. В памяти всплыло лицо Гюрвана, каким оно было в последнюю их встречу.

А ведь для Морвана все это никогда не было секретом. Он удивлялся ее наивности и даже взял на себя труд растолковать ей, что некоторые будут желать ее, а иные, быть может, искренне полюбят…

Выходит, он был прав.

Она тряхнула головой, отгоняя от себя эти непрошеные мысли. У нее будет время обо всем этом подумать, теперь же следовало выполнить то, ради чего она так бессовестно злоупотребила простодушием сэра Уолтера.

Прижав к себе охапку платья, она повернулась к рыцарю и сказала с приличествующей случаю любезной улыбкой:

– Все это будет приведено в надлежащий вид.

Не успела она выйти в дверь, которую рыцарь предупредительно распахнул перед ней, как из-за ее спины прозвучал его голос:

– Неужто же вы удостоите меня чести лично заняться этим, миледи?

Бедняга сэр Уолтер! Он произнес это с таким волнением, с такой надеждой!

– По правде говоря, нет, – как можно более непринужденно сказала она. – И вы должны этому радоваться. Ведь всей крепости наверняка известно, что я скверно владею иглой и успела безнадежно испортить камзол мужа.

– Да позволено мне будет возразить вам, миледи! Я уверен, все, к чему бы ни прикоснулись ваши благословенные ручки, становится во сто крат лучше, чем было!

Анна с трудом удержалась, чтобы не расхохотаться ему в лицо. Видел бы он тот камзол! Однако правила приличия требовали должного ответа.

– Благодарю вас. Вы очень любезны.

С этими словами она вышла в коридор. Ей было от души жаль добродушного Уолтера. Но мысль о том, ради чего она пошла на этот обман, наполняла ее душу ни с чем не сравнимым восторгом.

Очутившись в спасительной тени деревьев, Анна пустила лошадь шагом. Под ней была не Тень, которую слишком хорошо знали в крепости. Прокравшись в конюшню, она оседлала для себя одну из молодых кобыл рыжей масти.

Все оказалось на удивление легко. Подъехав к воротам, она потребовала, чтобы их отворили, и это было исполнено. Решетка поднялась, и она пришпорила лошадь. Стражи, дежурившие у ворот, никогда еще не видели ее в мужском платье и приняли за молодого воина.

Она миновала рощу и поднялась на холм, поросший лесом. Оттуда была видна конеферма. Самое ее любимое место на земле. Анна радостно засмеялась.

Но внезапно тело ее напряглось. Сердце бешено заколотилось в груди. Она инстинктивно заставила лошадь повернуть и возвратилась под сень деревьев.

На ферме возле домика стражей лежали два неподвижных тела.

Чьи-то чужие лошади, привязанные к изгороди, мирно щипали траву. Она принялась их считать. Тут из домика вышел какой-то человек и обратился к другому, которого Анна вначале не заметила. Он стоял на страже в густой тени у домика.

Анна с трудом оправилась от шока. Душу ее затопил ужас. Здесь, на ферме, нынче должен был оставаться Карлос и с ним два воина. Неужто третье тело лежит где-то неподалеку, скрытое от ее взгляда оградой? Или спрятано в конюшне? В водосточной канаве? Она прошептала молитву, прося Бога, чтобы хоть один из троих ее людей остался в живых.

Повернув лошадь, она поскакала назад и теперь, внимательно глядя вниз, различила на тропе отчетливые отпечатки подков. Здесь недавно промчалось несколько лошадей. Но она… она была полна восторга и ликования, что ей удалось обвести Морвана вокруг пальца, и ничего не замечала.

Ярдах в пятидесяти от холма она остановила лошадь, заметив краем глаза какое-то движение справа от тропинки.

Вот снова что-то едва заметно шевельнулось в низком кустарнике. Приглядевшись, она различила нечто большое, темное. На земле лежал человек! Анна вынула из ножен кинжал и, стиснув рукоятку в ладони, спрыгнула с лошади. Еще издали она узнала лиловую тунику, черную шапку волос, бороду.

Опустившись на колени подле бесчувственного тела, она положила голову Карл оса себе на колени. Нестерпимая боль пронзила ее грудь. Такого горя она не испытывала с тех пор, как в их края пожаловала «черная смерть».

Одна стрела пронзила его бок, другая – бедро чуть выше колена. Обе раны еще кровоточили.

Рот Карлоса скривился от боли. Черные глаза широко распахнулись.

– Ты жив! – выдохнула она. – Благодарение Богу.

– Пока еще да. Но мне недолго осталось, – пробормотал он. – Они прискакали после полудня. Так и посыпались с холма, словно черти из преисподней. Обоих стражей прикончили тотчас же. Я был в конюшне, и мне удалось незаметно перебраться через ограду. Но здесь, на холме, их стрелы меня догнали. А после они явились меня добить. Но решили, что я уже готов. Как и вы сперва, миледи.

– Раны у тебя тяжелые, – еле удерживая слезы, кивнула Анна.

– Разбойники там еще?

– Да.

– Значит, они станут умыкать наших лошадок поутру. – Он схватил ее за руку. – Скачите в крепость, миледи. Передайте отцу Асканио, их тут не меньше десятка.

– Разве могу я тебя бросить?

– От таких ран я мог бы уже не раз помереть. Но Бог миловал. Значит, потерплю еще. В крепость, миледи, не мешкайте! Теперь не время для дочери сэра Роальда де Леона вести себя по-женски.

Она сбросила с плеч плащ и бережно укутала его.

– Я скоро вернусь с теми, кто тебя отвезет в крепость!

– Нет! Пусть рыцари и воины сперва перебьют этих негодяев!

– У нас довольно людей, чтобы заняться и тобой, и ими.

Она пришпорила лошадь и погнала ее по тропе. Ветер свистел у нее в ушах. Одной рукой она держала поводья, другой вытаскивала из волос шпильки. Пусть стражи у ворот и на стене сразу ее узнают по этой разметавшейся золотистой копне и поднимут решетку. Времени на объяснения с ними у нее не было.

Еще скача по полю, она принялась размахивать руками и кричать, чтобы ей немедленно отворили ворота. К моменту когда копыта лошади зацокали по деревянному мосту, решетка уже была поднята, и она беспрепятственно въехала во двор.

– Асканио! Асканио! – взывала она, вихрем промчавшись через двор и останавливая кобылу у крыльца. Ответа не последовало. Анна вбежала в зал.

И едва не сшибла с ног мужчину. Сильные руки Морвана схватили ее за плечи и приподняли над полом.

– Слава Богу, ты вернулась! – воскликнул он.

Оглядывая ее с ног до головы, он сердито щурился. Анна была одета в мужское платье! Но при виде пятен крови, видневшихся на подоле туники и на панталонах, Морван побледнел от испуга. Воины, которые сопровождали его в поездке к Болдуину, тотчас же встали навытяжку по обе стороны от него. В зал вбежал Асканио, которому успели передать, что Анна звала его.

– Ферму захватили разбойники, – сказала она. – Охранники мертвы. Карлос тяжело ранен. Боюсь, Дела его плохи.

– Сколько их? – спросил Морван.

Он по-прежнему сжимал ее плечи.

– Карлос насчитал десятерых. Он думает, они дождутся утра, чтобы увести лошадей.

– Всем вооружиться! – зычным голосом распорядился Морван. – Асканио, вели Грегори взять с собой двоих и отыскать Карлоса. Пусть доставят его в крепость и окажут помощь. Четверо останутся в караульной башне. Остальным через час собраться во дворе.

Воины поспешили удалиться. Морван направился к лестнице, ведя Анну за собой.

– Джосс, – сказал он, обернувшись через плечо, – прикажешь кому-нибудь из слуг помочь тебе надеть на меня доспехи.

Вдвоем они поднялись по ступеням. В приемной, куда он втащил ее, Анна без сил опустилась на стул у стены. Сердце ее разрывалось от жалости к Карлосу, к погибшим стражам. Остальное на фоне этого горя казалось таким мелким, таким ничтожным.

– Ты снова нарушила мой запрет.

– И хорошо сделала, иначе Карлос мог погибнуть без всякой помощи, а мы лишились бы лошадей. Побойся Бога, Морван, двое наших людей погибли, нашу ферму захватили какие-то негодяи, а ты говоришь такие слова.

– Я возмущен тем, что моя неосторожная, взбалмошная жена вся в крови и могла погибнуть!

– Мне никакая опасность не грозила.

– Судьба тебя на сей раз хранила. И ты надеешься, что так будет всегда? – Он взял ее за подбородок и заглянул в глаза. – Признайся, жена, если бы меня сейчас здесь не было, что бы ты предприняла?

– Послала бы Асканио и остальных на ферму, чтобы они перебили всех воров.

– А сама осталась бы в крепости и занялась вышиванием? Позволь мне в этом усомниться!

В дверь постучали. Морван приказал Джоссу и слуге войти, но сам даже не взглянул в их сторону. Он по-прежнему держал Анну за подбородок.

– Мы позже к этому вернемся, миледи. Но сейчас послушай меня внимательно. Не смей даже помышлять – слышишь? – помышлять о том, чтобы ввязаться в стычку с разбойниками.

Он, наконец, отпустил ее и прошел на середину комнаты. Джосс поднял крышку сундука, где хранились доспехи. Анна поспешила удалиться.

– Постой, – ледяным тоном произнес Морван. Она замерла в дверном проеме. – Когда мы станем обсуждать твой поступок, ты потрудишься мне объяснить, почему на тебе платье сэра Уолтера.

– Я и сейчас готова на это ответить, – оглянувшись, сказала Анна. – Сэр Уолтер ни при чем. Я его обманула, сказав, что отдам эти вещи в стирку и починку. Прошу тебя запомнить, муж, я не чета твоим придворным шлюхам. И свято соблюдаю обет верности, который дала у алтаря. Господь да поможет тебе, милорд.

Морван, как только Джосс и слуга облачили его в доспехи, отправил их седлать своего Дезире. Оставшись в одиночестве, он несколько раз прошелся по просторной комнате. Решение давалось ему нелегко. Наконец, подойдя к большому сундуку, он поднял крышку и вытащил оттуда меч, колчан со стрелами и лук. Он тщательно осмотрел оружие, потом захлопнул сундук и положил все поверх крышки.

Анна могла и на сей раз его ослушаться. Пусть уж тогда будет вооружена, пусть возьмет с собой свой собственный верный меч и лук, к которому привыкла.

На душе у него стало тоскливо. Он не мог отвести взгляда от этих предметов, символов ее независимости от любого мужчины. От него. Наглядных знаков ее неприятия чьей-либо защиты и покровительства. Он заметил темный след на луке чуть ниже середины, там, где рука ее сжимала его сотни раз.

Он мог бы запереть ее и оставить под охраной нескольких слуг. Мог бы привязать к стулу.

Вздохнув, он вышел из приемной.

Глава 22

Анна направила Тень к зарослям деревьев на холме, откуда как на ладони была видна ферма. Взявшись рукой за колчан со стрелами, она замерла на месте и стала всматриваться в то, что происходило внизу.

Морван стоял у сторожки. Доспехи его сверкали в лучах заходящего солнца. Несколько рыцарей цепью выстроились вдоль фасада строения. Остальные держались неподалеку.

Породистые кобылы, чуя близкую опасность, сбились в кучу в дальнем конце своего загона. У водосточной канавы полыхал костер. Морван в случае необходимости готов был сжечь сторожку.

Анна не подвергалась никакой опасности. «Поэтому, – сказала она себе, – можно считать, что я не ослушалась его приказания». Он заклинал ее не покидать крепость, но разве могла она сидеть там сложа руки и ожидать известий? Ведь ее бесценных лошадей могли ранить или убить. Как и самого Морвана, если уж на то пошло.

Она сильно нервничала, то и дело привставая в стременах от нетерпения. Время шло, но ничего не происходило.

Еще раз внимательно оглядев всю ферму, она только теперь заметила, что в картине, ставшей для нее уже привычной, чего-то недоставало. И тут взор ее скользнул вдоль ограды. Верно! Лошади разбойников куда-то исчезли.

Она тронула поводья. Тень послушно повернулась и затрусила вперед: Анна проехала вдоль края полукруглого холма и очутилась сбоку от домика стражей. Отсюда ей стали видны лошади, укрытые позади строения. Они были оседланы.

Рядом не было никого из воинов ее гарнизона. Пастбище, где обычно кормились жеребцы, простиралось до самого подножия крутого холма, который полукругом отрезал его от долины. Этот холм служил своего рода естественной оградой для коней. Он же должен был преградить путь разбойникам.

Вдруг взор ее приметил два стремительных движения, которые одновременно проделали два разных человека на разных участках фермы.

У переднего фасада сторожки Морван вдруг обернулся и стал смотреть как раз туда, где укрывалась она. Он словно почувствовал, что она здесь.

А из окошка заднего фасада, видимый только ей, выскочил один из разбойников и, пригибаясь к земле, бросился к лошадям. Судя по всему, он решил покинуть товарищей, чтобы спасти свою жизнь.

Вор вскочил в седло, но не обогнул здание, как рассчитывала Анна, а поскакал напрямик через пастбище. Тем временем из того же окошка выпрыгнул еще один член шайки.

Она бросила растерянный взгляд на Морвана и рыцарей. С такого расстояния они не могли ее услышать. Ей не удастся предупредить их о том, что происходит.

С растущей тревогой она наблюдала, как третий из разбойников бросился к оседланным лошадям. Тем временем первый приблизился к загону, где находились жеребцы. Оцепенев от ужаса, Анна догадалась: он намеревался проникнуть в загон и отворить ворота, что выходили на открытую, не ограниченную холмом часть пастбища. Все стадо вырвется наружу, а разбойники, воспользовавшись суматохой, сумеют скрыться.

Кровь застыла у нее в жилах при мысли о бесценных конях, рассыпавшихся по долине, умчавшихся в леса и навсегда для нее потерянных.

Она направила Тень на тропинку, которая опоясывала верхний край холма. И пустила ее в галоп, когда с пастбища послышался топот множества копыт.

Она сняла со спины лук, отстегнула от седла колчан и ножны с мечом. И бросила тяжелое оружие на землю. Натянув поводья, поскакала вниз, к подножию холма.

Перед глазами ее предстала устрашающая картина. Вдоль ручья, который пересекал долину, мчалось стадо жеребцов. Боевые кони с налитыми кровью глазами, верховые скакуны неслись вперед, не разбирая дороги. Всех их вел за собой огромный белый жеребец. Схоронившись среди этой лавины, несколько разбойников пытались уйти от погони верхом на своих лошадях. В ста ярдах позади скакал авангард отряда Морвана.

Белый конь вел стадо прямиком на Анну. Ей оставалось лишь повернуть Тень и пустить ее в галоп рядом с этим роскошным гигантом. Анна прошептала молитву. Только бы ее план удался. Иначе кони поднимутся вверх по пологому склону холма в ближней части долины и скроются в лесу.

Она старалась не отставать от белого коня, хотя его безумный взгляд страшил ее. Тень также была напугана, но послушно мчалась галопом подле разъяренного гиганта. Мысленно подбадривая себя, Анна высвободила ступни из стремян, подобрала ноги и, вцепившись в гриву белого, перескочила ему на спину. Она обняла коня за шею и прижалась к ней лицом.

Первая часть задуманного была выполнена. Набрав полную грудь воздуха, Анна обеими руками стиснула огромную голову и повернула ее в сторону ручья. И с силой сдавила пятками бока животного. И конь послушался ее! Он повернулся к ручью всем корпусом, оттолкнулся от земли и легко перемахнул через узкую полоску воды. Остальные жеребцы последовали за ним. И снова в ход пошли ладони, икры и пятки, они заменяли Анне отсутствующие шпоры и поводья. Боевой конь подчинился ей – он повернулся и поскакал назад, к ферме, увлекая за собой остальных. Скачка продолжалась все с той же головокружительной скоростью.

Разбойники, которых неожиданные маневры табуна застали врасплох, привстали на стременах и только теперь заметили Анну, мчавшуюся на белом жеребце. Двое из них выскочили из середины движущейся массы и перемахнули через ручей.

В широком лезвии меча, взметнувшегося над головой Анны, отразилось закатное солнце. Она успела лишь увидеть оранжевый всполох и мысленно проститься с жизнью, прежде чем цепкая рука другого разбойника сбросила ее со спины коня. Анна держалась за длинную гриву белого жеребца и скользила вниз вдоль его бока, пока ноги ее не коснулись земли. Только тогда она разжала руки. Падение почти не причинило ей боли. Едва переведя дух, она благоразумно скатилась в спасительный ручей. То, что две лошади, которые мчались вслед за белым во весь опор, перескочили через нее, вместо того чтобы раздавить копытами, было равносильно чуду.

Она с головой погрузилась в воду. Одежда ее тотчас же намокла. Ноги не доставали до дна. Она схватилась за ветви куста, который рос на берегу, и попыталась подтянуться. И тут чья-то железная рука сомкнулась на вороте ее камзола и вытащила ее на берег.

Она отерла воду с лица. Морван, в доспехах, казавшихся золотыми в лучах солнца, заслонил ее от разбойников, которых теснили к ручью его рыцари и воины.

Он так и стоял подле нее во все время короткого боя и лишь время от времени преграждал своим мечом путь ворам, которые пытались броситься в ручей.

Анна с трудом приходила в себя после случившегося. Никогда еще она не была так близка к смерти, как несколько минут назад. Смерть витала и над поляной, где рыцари и воины расправлялись с разбойниками. Морван следил за успехами своих людей сквозь прорезь шлема. В глазах его сверкали искры. Табун давно уже исчез из виду. Белый жеребец увел его на дальнее пастбище.

Еще через несколько минут бой закончился, и на земле остались шестеро убитых разбойников и три раненые лошади. Четырем членам банды удалось уйти от погони и раствориться в лесу. Туда же убежали несколько жеребцов.

Морван схватил Анну за руку и толкнул ее к Асканио.

– Проводите ее на ферму. Пусть обсушится у огня. А потом – в крепость.

Асканио вперил в нее осуждающий взгляд. Анна потупилась. Он впервые смотрел на нее с такой суровостью. Сняв латную рукавицу, он протянул ей руку. Анна подала ему свою и легко вскочила в седло.

– Вы на меня сердиты, Асканио? – спросила она, когда они медленной рысью миновали рощу.

– Да. Если уж у меня чуть не разорвалось сердце, когда вы оказались на волосок от смерти, то что должен был чувствовать ваш муж! Ведь это случилось у нас на глазах!

– Но если бы я не пошла на этот риск, кони пропали бы. Мы в лучшем случае отыскали бы половину. А остальные через день-другой очутились бы в чужих владениях, и нам их никто не вернул бы.

– И вы полагаете, что поступили разумно? Бросьте, Анна, разве вам невдомек, что он готов не задумываясь отдать за вас собственную жизнь? А вы говорите о лошадях. Пусть хоть все они разбегутся по лесам, лишь бы с вами не случилось худого.

Вот, оказывается, как высоко они ее ценят.

– Анна, – словно прочитав ее мысли, строго произнес Асканио, – нынче вы поступили просто недостойно, простите за резкость. Хочу заметить, что этот демарш меня не оскорбил, не нанес урона моему авторитету. Иное дело Морван.

Они проскакали по мосту и въехали во двор. Слова Асканио жгли ее, как раскаленное железо.

Ведь с того мгновения, когда он дал свою клятву, она все время находилась под его защитой. И теперь, заглянув в тайники своей души, созналась себе, что не представляет своей жизни без этой защиты, без него…

Она с беспокойством ждала его возвращения. Придет ли он к ней? Ей было так боязно, что Морван затворится в приемной и она останется одна в своей комнате. Ее не покидало чувство, что, если такое случится, она никогда больше не сможет занять прежнее место в его сердце. Между ними появится глухая каменная стена взаимных обид, и они не сумеют ее разрушить.


Морван допоздна оставался на конеферме. Он командовал воинами, которые копали могилы для убитых разбойников. Время пролетело незаметно. Гнев его постепенно угас.

Но, наконец, со всеми делами было покончено. Он оставил на ферме четырех стражей и приказал двоим из них поутру отправиться во владения Гарольда и Фуке и сообщить им о случившемся. Пусть будут настороже, ведь четверым ворам удалось скрыться.

Сначала он решил было переночевать на ферме, но ноги сами понесли его к стоявшему у изгороди Дезире. Лишь выехав в поле, он осознал, что направляется к Ла-Рош-де-Роальд.

В зале царило оживление. Морван кивнул рыцарям, которые отдавали должное стряпне Пьера и его помощников и обсуждали события минувшего дня, прошел к одному из столов и молча налил себе эля во вместительный кубок. У него не было желания принимать участие в общем веселье. Он отыскал взглядом Асканио, и тот поднял палец вверх, давая ему понять, что Анна в своей комнате.

Опорожнив кубок, Морван подозвал к себе Джосса. Вместе они поднялись в приемную. Когда все доспехи были сняты и сложены в сундук, Морван отпустил оруженосца, уселся в просторное кресло и предался размышлениям. На душе у него было тяжело, как никогда. Он не знал, на что решиться.

Он шел по коридору к комнате Анны, мысленно твердя себе, что не должен, не может ее видеть. Это решение было единственно возможным после того, что она себе позволила днем. Но, каждый шаг приближал его к ней, потому что в душе, которая снова распалилась гневом, он понимал, что ему не будет покоя, если он нынче не увидит ее.

Он толкнул дверь, плохо рассчитав силу своего движения, и та с оглушительным грохотом ударилась о стену.

Анна сидела на краю кровати. Рут расчесывала ее золотистые кудри. При виде Морвана лицо служанки стало белее снега. Она уронила деревянный гребень.

– Оставь нас, – велел ей Морван.

Рут заколебалась. Ей больше всего на свете хотелось сбежать, чтобы не попасться под тяжелую руку разгневанного хозяина, но как оставить с ним наедине бедняжку миледи. Анна ласковым жестом дотронулась до ее плеча и кивнула. Рут стремглав выскочила из комнаты. Следом за ней к двери направилась и маленькая Маргарита, которая до этого пряталась у матери за спиной. На ходу она бросила на Морвана укоризненный взгляд. Он с трудом удержался, чтобы не дать ей хорошего пинка.

Морван захлопнул дверь и мрачно воззрился на свою жену. На ней было просторное светло-зеленое платье, отделанное кружевом, и мягкие домашние башмаки. Она недавно вымылась, и волосы, едва успевшие высохнуть, мягкими волнами обрамляли ее порозовевшее лицо. Улыбка, невозмутимый взгляд, обращенный к супругу, – все говорило о том, что она не чувствует себя виноватой и ни капельки не сожалеет о происшедшем.

Он продолжал хмуро смотреть на нее, и она с обезоруживающей непосредственностью развела руками. Этот жест вместил в себя все: его ярость и ее непредсказуемость, их прошлое и будущее, жажду расправы над ней, которую он едва сдерживал.

– Действуй. Если тебе станет от этого легче, – сказала она. – Я в твоей власти. Что бы ты сейчас ни сделал, обещаю, я не стану тебя в этом винить.

Поведи она себя иначе – он вряд ли смог бы обуздать свой гнев. Но ее мягкий, низкий голос подействовал на него успокаивающе, и злость отступила, как волна, убегающая от берега в морскую пучину.

– Я вернула лошадей на ферму, Морван.

– Ты чуть не погибла.

– Ты тоже.

– Я – другое дело.

– Не для меня, потому что я очень люблю тебя и не могу потерять.

Она впервые сказала ему о своей любви. Остатки раздражения тотчас же впитались в жаркие пески его души.

– Мы продолжим разговор завтра. – Он открыл дверь, чтобы уйти.

– Прошу тебя, останься.

Он замер у полуоткрытой двери. Оглянулся. Анна встала с постели и шагнула к нему. Под просторным платьем угадывалась ее ладная, стройная фигура. Грудь вздымалась и опускалась… Он вспомнил, какой она была, когда впервые предстала перед ним – облаченная в мужское платье, с суровым и решительным лицом и разметавшимися по плечам золотистыми локонами. И с мечом в руке. Сейчас на ней был женский наряд, лицо выражало мольбу и отчаяние, только локоны по-прежнему каскадом золотистых волн спускались на плечи. В руке она сжимала поднятый с пола гребень.

– Будет лучше, если я тебя теперь покину, Анна. Завтра мы обо всем переговорим.

Она сделала еще несколько шагов. Взгляд Морвана опустился ниже, на ее щиколотки, видневшиеся из-под подола. Узкие полоски белой кожи между волной кружев и войлочным верхом домашних башмаков. Ему следовало уйти сию же минуту.

Теперь их разделяло не более фута. Анна положила ладонь ему на плечо и заглянула в глаза.

– Я хочу, чтобы ты остался. Накажи меня как-нибудь иначе. Только не уходи.

Он наклонил голову и поцеловал ее руку. Даже это мимолетное прикосновение заставило его кровь быстрее заструиться по жилам.

Его решимость таяла с каждым мигом.

– Сегодня был тяжелый день. Погоня и битва меня утомили, – сказал он, чтобы выдержать характер. – Мне лучше уйти.

Анна подошла к очагу. Она даже не пыталась скрыть свою обиду. Морвану стало неловко, но он сказал себе, что позже искупит вину перед ней.

– Вот и славно. Предоставь мне бродить из угла в угол по комнате, как положено образцовой жене.

– Анна…

– Или пришли мне кого-нибудь-то мужчин. Любого воина, рыцаря. Да хоть сэра Уолтера.

Его словно огнем опалило. Ай да послушница из Сент-Мина! Он метнулся к ней, левой рукой схватив ее за волосы, правой сжав подбородок и щеки.

– Не смей так со мной шутить!

Она смело и открыто смотрела ему в глаза. И не пыталась сопротивляться.

– Но что мне, по-твоему, делать, Морван? Прокатиться верхом? Не забывай, я ведь тоже участвовала в битве.

Он удивленно поднял брови. А ведь она права! Теперь он это ощутил. Это сквозило во взгляде ее огромных синих глаз. Она была так же возбуждена, напряжена и беспокойна, как и он сам. И ей тоже необходимо было направить чувства, мысли и силы в иное русло, отвлечься, успокоиться, забыть о страхе смерти, о бешеной скачке во главе табуна, о лезвии меча, занесенного над ее головой… Она хотела теперь же ощутить всю полноту жизни, с которой чуть было не простилась.

– Ты сама не понимаешь, о чем говоришь, – пробормотал он, загораясь страстью.

– О нескольких часах в постели с женщиной. Вспомни свои собственные слова, – усмехнулась она. – Что бы они ни означали…

Этой шуткой она окончательно сломила его сопротивление. Никуда он не уйдет. Ему незачем уходить. Ведь это Анна, а не придворная жеманница. С ней он может быть самим собой. Она все поймет.

Он приподнял подол ее платья и просунул ладонь между бедер. Складки ее плоти, покрытые курчавыми светлыми волосами, уже призывно набухли, а все пространство между ними было влажным от желания. Весь во власти вожделения, которое не поддавалось контролю, он подхватил ее на руки и опустил на ковер у очага.

– Останови меня, когда устанешь.

Он всегда говорил это придворным дамам, с которыми делил ложе после турниров и битв. Но ведь это была Анна. В затуманенном страстью сознании мелькнула мысль, что предупреждать об этом ее было незачем. Она не устанет.

Глава 23

Анна сидела на табурете у очага в просторной приемной и, задумчиво глядя на красный камзол, который лежал у нее на коленях, разглаживала дорогую ткань ладонью. Минувшая ночь укрепила их телесное единение, но душа ее по-прежнему не была укрощена и жаждала свободы. Морвану следовало бы пойти на разумный компромисс. Только так можно было прекратить их противостояние.

Она взяла камзол обеими руками и встряхнула, а после стала пристально рассматривать. Это был его любимый наряд. Он надел его в тот день, когда они заключили соглашение в доме Дэвида. Красный цвет был очень ему к лицу, на его фоне черные глаза Морвана как будто делались еще выразительнее. Она хорошо помнила, какое впечатление это тогда произвело на нее. Но не позабыла и о результатах сделки, принесшей ей множество неудовольствий. Ладно же, пусть камзол за это поплатится!

Морван, который сидел за столом и что-то усердно писал на пергаменте, поднял голову и улыбнулся ей. В руке у него было длинное перо.

– Что это ты опять затеяла? – добродушно поинтересовался он.

– Займу себя женской работой. – Снова положив камзол на колени, она склонила голову набок и коварно улыбнулась при мысли о том, во что превратится эта красивая вещь в самом скором времени. Посредством ее усилий.

– Золото, согласен?

– Золото?!

– Нить. Будет смотреться богато и изысканно.

– Мне он нравится таким, как есть.

– А, по-моему, твои наряды простоваты для лорда. Что подумают люди, если ты и дальше будешь разгуливать в таких неизысканных одеяниях? Что у тебя дурная жена, которая не заботится о муже? И будут правы. Значит, решено – золото.

– Но мне нравятся однотонные камзолы без всяких вычурных украшений. Как у Дэвида. Заметила? А ведь он у нас большой щеголь.

– Дэвид – простой торговец.

– Пусть. Но одевается он со вкусом. Хочу, чтобы хоть несколько моих камзолов и колетов остались без вышивки. В том числе и этот красный. Мой любимый.

– Значит, ты против того, чтобы я заботилась о твоем платье? По-твоему, я никудышная вышивальщица?

Морван расхохотался.

– Я против того, дорогая жена, чтобы ты портила мою любимую одежду.

Он встал из-за стола, подошел к ней, взял на руки и, вернувшись к своему креслу, уселся сам и усадил ее себе на колени.

– Скажи, как тебе удалось стать самой скверной вышивальщицей Бретани?

– Старалась как могла. Сидеть по целым часам над пяльцами, подбирать нити по цвету, вдевать их в иглу, делать стежок за стежком… Нет, такое не для меня. Я просто с ума сходила от ненависти к этому занятию. Даже в монастыре, поглядев как-то на узоры, что я вышила, мать аббатиса поручила мне другую работу. И больше никогда не заставляла меня заниматься рукоделием!

Помолчав, он со вздохом произнес:

– В монастыре ты была счастлива.

– Нет, я испытывала не счастье, а… умиротворение.

– Но теперь лишилась и его.

Эти слова ее насторожили. Душой ее завладели какое-то смутное беспокойство и невесть откуда взявшаяся грусть.

– Теперь я и там не смогла бы жить как прежде.

Морван опустил взгляд на ее руку, которую он нежно поглаживал. Пальцы его оставляли матовые полоски на блестящем бархате ткани.

– Анна, а ведь ты еще никогда ни о чем меня не просила.

– Что же я могла бы у тебя просить? Драгоценности? Платья?

– Да что угодно. Чего твоя душа ни пожелает.

Анна догадывалась, что он имел ввиду. Это ее страшило, и она замкнулась в молчании, надеясь, что разговор на этом закончится.

Надежды ее не оправдались.

– Я осмотрел твои владения близ Ренна, когда гостил у Болдуина, – сказал он. – Смотритель замка показался мне человеком достойным и расторопным. Если усилить гарнизон, там можно будет чувствовать себя в безопасности. А если что, Болдуин совсем неподалеку. Я бы приезжал по первому твоему зову.

– Выходит, ты хочешь отослать меня туда?

– Я тебя туда отпущу, если ты сама этого захочешь. Не думал, что у меня хватит сил с тобой расстаться, но наше с тобой противостояние все никак не прекращается. Не может же оно длиться вечно! Ты все время выводишь меня из себя, я впадаю в ярость, но пусть бы хоть тебе это доставляло радость. Так ведь нет! Ты несчастлива. А в Ренне у тебя появилась бы возможность жить без оглядки на меня, на мои требования. Ты сможешь делать все, что заблагорассудится. Я заклинал бы тебя не ввязываться в опасные авантюры, поберечь себя. Но ты скорее всего не послушалась бы. Зато, по крайней мере, все это происходило бы не у меня на глазах.

Анна отвела взгляд.

– А если я не стану просить тебя об этом?

– Тогда тебе надо будет стать для меня хорошей женой. Во всех отношениях. И навсегда покончить со своими играми. Признаться, я от них устал.

Анна хмуро молчала. Она рассчитывала на компромисс, а он ставил ей ультиматум. Требовал, чтобы она сделала выбор между ним и собой.

Она догадывалась, о чем думал Морван. Он наверняка почти не сомневался, что она примет этот дар. От обладания всем, чего она тщетно добивалась, заключая брачное соглашение, ее отделяло теперь лишь несколько слов. На миг она представила себя в Ренне – свободной, скачущей верхом по полям и холмам, разбирающей споры крестьян, стреляющей из лука, единолично правящей замком и землями. И для того чтобы обрести долгожданную независимость, ей теперь не требовался ни указ герцога, ни соизволение короля.

Молчание затягивалось. Она поерзала у него на коленях. Намерен ли он добиваться от нее немедленного ответа или согласится на отсрочку?

В дверь тихонько постучали, затем она распахнулась, и в приемную заглянул Джосс.

– Гонец от сэра Гарольда, – доложил он.

– Теперь уже вечер, – сказал Морван. – Наверняка он целый день провел в седле. Веди его сюда.

Анна спрыгнула с колен мужа и вернулась на прежнее место у очага.

– Что стряслось у сэра Гарольда? – с тревогой спросил Морван, как только молодой воин переступил порог приемной. Анна знала: его по-прежнему не оставляла мысль о возможной мести родственников Гюрвана, хотя те и согласились уладить дело миром, внеся положенный выкуп.

– Ничего не стряслось, милорд. Но мы получили вашу весть насчет разбойников, и сэр Гарольд меня послал сказать вам: одного мы изловили.

– Сэр Гарольд уверен, что он из тех, которые пытались угнать лошадей?

– Еще бы! При нем как раз и было трое ваших лошадок. Одна – с дамским седлом. Сэр Гарольд по выделке кожи сразу распознал здешнюю работу. А разбойник, которого поймали, прежде у вас служил в гарнизоне, а звать его Луи.

– Его расспросили об остальных?

– Как же, милорд, первым делом. Сказал, они держатся поблизости. А где именно, мол, расскажет только леди Анне и никому другому. Вот сэр Гарольд и послал меня спросить, повесить ему этого разбойника или миледи хочет его сперва послушать?

– Ступай на кухню, пусть тебя накормят. К утру я решу, как поступить, – сказал Морван.

Когда гонец с поклоном удалился, он обратил задумчивый взгляд на огонь.

– Выходит, ты была не права насчет паренька, Анна.

– Посмотрим. Я хочу его выслушать. И если он поможет найти остальных… Ведь они знают, где ферма. Наши лошади будут в опасности все то время, пока эти разбойники на свободе.

– А виноват во всем мальчишка, который тебя предал.

– Боюсь, что да.

– Ты ведь знаешь, что бы он ни сказал, его все равно повесят.

Она об этом знала.

– Я отправлюсь к Гарольду, а ты останешься здесь. Возьму с собой нескольких воинов и вместе с людьми Гарольда мы обыщем все окрестности и изловим этих негодяев.

– Луи сказал, что только мне все о них откроет, – напомнила она.

– Значит, отправится на виселицу молча. Ты остаешься.

Он подошел к ней и поднял ее на руки.

– Если я вернусь сюда с Гюрваном, он просидит в нашем подземелье до того дня, когда за него заплатят выкуп. С неделю или около того. Как ты на это посмотришь? Если тебе невыносима мысль очутиться с ним под одной крышей, я позже его привезу. Только скажи.

Казалось, целая жизнь прошла с того дня, когда она говорила с раненным в битве Гюрваном. Нет, она больше его не боялась. Потому что теперь у нее был защитник, рука которого нежно гладила ее волосы.

– Конечно, привози его. Грех не воспользоваться таким случаем. Но я не выйду во двор встречать тебя, когда вернешься. Я ему сказала, что мы больше не увидимся.

Он бережно усадил ее на табурет. Анна погрузилась в размышления. Но думала она не о Луи и даже не о Гюрване. А о том, как скоро Морван заставит ее сделать выбор.

На следующее утро Морван в сопровождении гонца от Гарольда и четырех своих воинов выехал из ворот Ла-Рош-де-Роальд. Он не знал, сколько времени будет отсутствовать, но уверил Анну, что в любом случае постарается возвратиться к началу Страстной недели. Если Луи не откроет ему, где находится воровской вертеп, Морван и его люди, а также воины Гарольда начнут прочесывать все окрестности.

Без него дни тянулись тоскливо и однообразно. На душе у Анны было тяжело. Он поставил ее перед жестким выбором. Она попыталась представить, какой станет ее жизнь в обоих случаях, и ни на что не могла решиться. Иногда она просто ненавидела его за этот ультиматум. Попробовал бы сам очутиться на ее месте – выбирать между ней и всем остальным, что ему дорого.

Провокационные новшества в замковом хозяйстве, которые она прежде вводила в жизнь с завидной изобретательностью, теперь утратили смысл. Игры эти ей наскучили, вдобавок Анна была слишком умна и расчетлива, чтобы намеренно вредить своим людям, а следовательно, самой себе. В один из дней вскоре после отъезда Морвана она несколько часов кряду помогала швеям и ткачихам переставить станки в швейной комнате в прежнем, привычном для них порядке. Что же до поваров, те и не думали подчиняться ее вздорным приказаниям, и в кухне все шло своим чередом. Но от намерения разбить розовый сад на парапетной стене она, однако, не отказалась. Идея представлялась ей слишком заманчивой.

Морван не вернулся и в Вербное воскресенье. Анну это расстроило и разочаровало. Она нервно расхаживала взад-вперед по приемной, то и дело поглядывая сквозь окошко в сторону ворот. Ей все стало безразлично, она не могла спать.

В Великий вторник его все еще не было, и нетерпение Анны сменилось тревогой. Сердце ее предчувствовало недоброе, но она гнала от себя такие мысли. Ну что худого могло случиться с ним в замке доблестного Гарольда, верного вассала ее отца? Да и преследование горстки разбойников в составе многочисленного отряда не таило для Морвана никаких опасностей.

Но вот наступил Страстной четверг. Анна больше не могла себя обманывать. Теперь она знала твердо: раз Морван до сих пор не вернулся, значит, он попал в беду.


Выпрямившись, Морван протянул ладонь к узкой полоске света, которая проникала в подземелье сквозь маленькое оконце под самым потолком. Он провел рукой по отросшей щетине на подбородке. Какое счастье, что обоняние давно притерпелось к отвратительному зловонию, царившему в этой сырой темнице.

Десять дней. Этот ублюдок держал его здесь уже десять долгих дней. Нынче Страстной четверг, и Анна наверняка догадалась, что дела его плохи. Он истово молился, чтобы ей не пришло на ум самой сюда явиться. Ведь именно на это рассчитывал негодяй Гюрван. Морван надеялся, что у нее хватит ума не попасть в западню, хотя сам он не сумел избежать ловушки.

Разве он мог заподозрить честного Гарольда в предательстве? Его приветствовали со всеми почестями, которые подобали сюзерену, и он с достоинством их принимал. И лишь через несколько минут по прибытии, въехав в замковый двор, он почувствовал смутную тревогу: во дворе было слишком много вооруженных воинов. И выстроены они были в таком порядке, чтобы преградить ему и его людям путь к отступлению. Он выхватил из ножен меч, не задумываясь о последствиях этого жеста… Когда все было кончено и его поволокли в замок, двое храбрецов из гарнизона Ла-Рош-де-Роальд остались неподвижно лежать на земле.

Едва очутившись в главном зале, он понял, что произошло. За высоким столом чинно восседали Гарольд, его супруга Жервез и сын Поль. Почетное место по правую руку от хозяина занимал не кто иной, как сам Гюрван де Бомануар. Тот, кто должен был находиться в темнице под присмотром бдительных стражей.

– Где же твоя жена, англичанин? – насмешливым тоном обратился он к Морвану. – Ее отсутствие меня удивляет. Я был уверен, она явится сюда, чтобы порасспросить юного Луи, куда скрылись разбойники, которые проведали о ее бесценных лошадках. – Он задумчиво побарабанил по столу кончиками пальцев. – Будем надеяться, она все же последует за тобой, как в тот раз, когда воры захватили ее ферму. Знаю, знаю, она там была. Мне все известно, как видишь. Она не желает подчиняться воле мужа, которого ей навязал английский король. Анна де Леон – бретонка, ей супруг-англичанин что кость в горле!

– Анна не последовала за мной сюда, потому что я ей это запретил, – с деланной невозмутимостью ответил Морван и перевел взгляд на Гарольда. – Так-то ты хранишь клятву верности, доблестный сэр? Могли ли мы с Анной ждать такого подлого предательства от мужественного воина, который был правой рукой сэра Роальда де Леона?

Гарольд сдвинул седые брови и зло сверкнул на него глазами.

– Роальд никогда не признал бы тебя достойным своей дочери. И я не признаю. И она.

– Напрасно ты пытаешься обмануть самого себя, – вздохнул Морван. – Анна де Леон не соединила бы судьбу с тем, кто ей не мил. Мне вот что интересно: какие посулы сделал этот хитрый лжец, чтобы склонить тебя к столь бесчестному поступку? Не иначе как пообещал отдать Анну твоему сыну, когда меня не станет. Вскружил твою глупую голову обещанием, что кровь Гарольдов будет течь в жилах владетелей Ла-Рош-де-Роальд?

– Роальд одобрил бы такой союз, – не моргнув глазом заявил Гарольд.

– Тщеславие тебя ослепило, лишило последних остатков разума. – Морван покачал головой. – Да посмотри на него! Неужто ты готов поверить, что он сплел этакую гнусную интригу ради тебя и твоего сына?!

Он повернулся к де Бомануару.

– Что бы ты ни предпринял, Гюрван, твоя игра проиграна. Родственники тебя не поддержат, не отправят свои армии на осаду Ла-Рош-де-Роальд. Требовать восстановления расторгнутой помолвки – это еще куда ни шло. Теперь же…

– Если она сюда пожалует добровольно, в осаде не будет необходимости. После твоей смерти все вернется на круги своя.

Узкое лицо Гарольда вытянулось еще больше. Вассал Морвана, наконец, понял, что Гюрван с самого начала его обманывал. Однако даже теперь Морван не мог рассчитывать на его помощь. Старик слишком увяз в интригах своего бывшего пленника.

– Она не приедет.

– Ты так в этом уверен, англичанин?

– Уверен.

Разумеется, Морван блефовал. Когда дело шло о его Анне, он никогда и ничего не мог знать наверняка. Она вполне способна была одолжить у кого-нибудь из рыцарей тунику и панталоны, надеть на плечо лук и отправиться на поиски пропавшего мужа. Ей и в голову не придет, что верный вассал ее отца оказался предателем, и она может доверчиво въехать в ворота замка Гарольда с горсткой воинов. И угодить в ту же самую западню.

Луч света, что лился из оконца, стал шире. Морван мог теперь разглядеть своих товарищей по заключению. У стены, забывшись сном, лежали два его воина, а под окном на соломенном тюфяке застыл в неподвижности еще один узник.

Морвана и его людей, оставшихся в живых, бросили в этот сырой застенок сразу после его встречи с Гарольдом и Гюрваном.

Здесь, в сыром зловонном подземелье, томился несчастный Луи. Тело его покрывали синяки и кровоподтеки, правая рука была вывернута под неестественным углом, пальцы на ней сломаны. Беднягу тяжко пытали.

Морван через посредство стражников потребовал, чтобы леди Жервез оказала раненому помощь. Но лишь на третий день та отозвалась на его настойчивые просьбы и проскользнула в дверь темницы с корзинкой, где помещались склянки с целебными бальзамами и настойками, узкие полоски чистой ветоши и графинчик с водой. По тому, как быстро она справилась со своим делом, и как часто при этом озиралась на дверь, Морван заключил, что пожилая леди явилась в застенок без ведома и разрешения мужа.

За то недолгое время, что она провела среди узников, Морван узнал от нее, какими речами удалось Гюрвану склонить Гарольда к предательству. Негодяй с ледяными глазами начал издалека. Во время визитов Гарольда к нему в застенок он то и дело заговаривал о великом будущем Бретани, о ее близком освобождении от власти соседних держав. Когда до замка дошла весть о готовящемся замужестве Анны, Гарольд впал в ярость, и Гюрван умело на этом сыграл. Альянс между ними был заключен накануне отъезда старика и его супруги на свадебные торжества в Ла-Рош-де-Роальд.

Луи пошевелился, и Морван принес ему напиться и помог сесть, прислонив его спиной к холодной влажной стене. Юноша понемногу приходил в себя. Нынче он уже мог говорить.

Первыми его словами были:

– Простите, милорд!

Морван ласково ему улыбнулся:

– Ты ни в чем передо мной не виноват.

– Как же, милорд! Ведь это из-за меня вы тут! Я не смог вытерпеть пытки!

– Брось, приятель. Долго такое терпеть никому не под силу. Лучше расскажи, как они тебя захватили.

– Когда я выехал из чащи на тропинку, меня там уже поджидали трое. Несколько дней, поди, караулили, пока кто-то в одиночку станет возвращаться с фермы. Они пытались сами отыскать дорогу к нашим лошадям, но ничего из этого не вышло. Вот меня и схватили.

Морван вспомнил следы чужих лошадей, которые заметил на тропинке, когда ехал на ферму за Анной. Это было в день ее первой самовольной отлучки из Ла-Рош-де-Роальд. Значит, уже тогда над ними обоими нависла беда.

– Кто?

– Люди Гарольда. Те, которых он нанял совсем недавно. Рады были выслужиться. Они меня сюда притащили, и я сразу смекнул, что сэр Гарольд стакнулся с сэром Гюрваном. Все выспрашивали, как попасть на ферму. Не иначе как хотели сперва увести лошадей, а после, когда вы бы отправились их искать, и вас взять в плен.

Морван сочувственно взглянул на изуродованную руку юноши.

– Ага, сэр, вот так они из меня все и вытянули. Пока просто били, я терпел. Даже боль под конец уже не чувствовал. Ну, думаю, сейчас помру, а они останутся с носом. Но этот сэр Порван… Он нашел, как развязать мне язык. Я насчет миледи очень тревожился, ведь она могла поехать на ферму одна и угодить им в руки! Но терпеть эту боль мне было невмочь, милорд, вот я им все и рассказал. – Луи понурил голову.

Морван провел ладонью по его здоровому плечу.

– Когда все это закончится, обещаю, ты ни в чем не будешь иметь недостатка. Тебе всегда найдется место под нашим с Анной кровом.

Луи с отчаянием посмотрел на покалеченную руку:

– Какая от меня теперь польза, милорд?

– Большая, – ободряюще улыбнулся Морван, – потому что честность и верность – главные качества воина.

Морван в волнении расхаживал по тесной камере. Нынче вечером она, вне всякого сомнения, поймет, что с ним случилась беда. Он закрыл глаза и попытался мысленно с ней соединиться. Она была слишком далеко от него, и тем не менее он собрал всю свою волю, чтобы послать ей безмолвный приказ: ни в коем случае не покидать Ла-Рош-де-Роальд, не пускаться на его поиски, не появляться во владениях Гарольда!

Самое ужасное заключалось в том, что Гюрван был прав: Анна, став вдовой, могла найти себе другого супруга. И Гюрван получил бы возможность снова требовать ее руки, воспользовавшись для этого пусть шатким, но все же предлогом – давным-давно расторгнутой помолвкой.

В день Воскресения Христова стражи связали руки Морвана веревкой и, накинув ему на шею петлю, вывели из темницы.

Он мысленно попрощался с жизнью, с Анной, со всем, чем дорожил, но против своего ожидания не увидел во дворе виселицы. Его провели в замок. В главном зале слуги накрывали к празднику столы. Морван и его провожатые миновали просторное помещение и проследовали узким коридором прямиком в приемную Гарольда. Морван вспомнил: Анна рассказывала ему, что в Ла-Рош-де-Роальд приемная лорда также находилась близ главного зала, пока над крепостью не надстроили верхний этаж.

За массивным столом в мрачном молчании восседали Гарольд и Гюрван. Взгляд Морвана, однако, обратился к плотному светловолосому священнику в длинной сутане, стоявшему у окна спиной ко входу.

– Не желал ничего говорить, не удостоверившись прежде, что ты жив и в добром здравии, – брюзгливо проговорил Гарольд.

Асканио резко повернулся и оглядел Морвана с ног до головы своими черными, глубоко посаженными глазами. Затем он кивнул каким-то своим мыслям, выхватил из-за голенища сапога длинный кинжал, стремительно приблизился к Морвану и рассек веревки на его запястьях. Морван с наслаждением потер саднившие рубцы и, приблизившись к столу, встал рядом со стулом Гарольда, там, куда из окна падал яркий луч света. Он хотел, чтобы во время переговоров Асканио мог видеть его лицо, тогда от проницательного взора священнослужителя не укрылся бы ни один тайный знак, какой он мог бы ему подать.

– Вы облачаетесь в одежды священника, когда вам это выгодно, сэр Асканио, – усмехнулся Гюрван.

– Я во всякий миг моей жизни остаюсь служителем Господа. Тем более в светлый праздник Его Воскресения из мертвых. Быть может, вы хотите исповедаться?

Гюрван расхохотался и махнул рукой, давая понять, что оценил шутку.

– Но вы один, святой отец. С вами нет Анны де Леон. Кем надо быть, чтобы не явиться к одру раненого мужа, когда он умоляет не оставить его в столь скорбном положении?

– Надо быть умной женщиной, чье здравое рассуждение не допускает, чтобы супруг повел себя как ему не свойственно. Она мгновенно догадалась, как здесь обстоят дела. И поняла, что письмо написано не его рукой.

Гюрван поджал губы.

– Я ее недооценил.

– Не вы один.

Гюрван ткнул пальцем в Морвана:

– Ну, теперь вы убедились, что английский вор жив и благополучен.

– Сэр Морван никогда не запятнал себя воровством.

– Неправда! Он украл то, что принадлежало мне по праву. Ей следовало сюда явиться вместе с вами, это все упростило бы, а так она только время затягивает. Ладно уж, передадите ей мои условия.

– Условия освобождения сэра Морвана? Ни о чем другом она и слушать не пожелает.

– Он умрет. Я его повешу как вора.

– В таком случае этот замок станет вашей могилой. И вашей, сэр Гарольд. Анна собирает войско.

Мрачный по обыкновению лик Гарольда исказила гримаса нетерпения.

– Сообщите же ему наши условия, Гюрван. И покончим с этим.

Гюрван недовольно покосился на него. Он был похож на малое дитя, которому строгий взрослый велел прекратить веселую забаву. Взгляд его упрямо обратился к Морвану. На тонких губах появилась издевательская улыбка.

– Так ты ее считаешь своей? Посмотрим, чем же она готова пожертвовать ради твоей свободы.

Морван не удостоил его ответом. Он подавал мысленные сигналы Асканио в надежде, что тот его поймет.

– Скажите ей, святой отец, что она спасет мужа, если расстанется с сокровищами Ла-Рош-де-Роальд, – сказал Гюрван.

Асканио невозмутимо пожал плечами:

– И это все? Они будут вам доставлены.

– Нет, не все. Она сама их доставит. Она придет ко мне. Без воинов, без слуг. – Помедлив, он с ухмылкой прибавил: – Нагая.

Как ни странно, один лишь Гарольд отреагировал на это требование. На впалых щеках выступил румянец смущения, и старик вскричал:

– Довольно, во имя Господа Бога! Стыдитесь, Гюрван!

– Будь по-вашему, друг мой. – Гюрван плотоядно улыбнулся и кивнул огромной головой. – Пусть придет в одной рубахе. – Он погрозил Морвану пальцем. – А если ты после своего освобождения бросишь против меня армию Анны, я ее убью.

– Вряд ли для плотских утех тебе будет довольно моей жены, Гюрван, – насмешливо предположил Морван. – Что-то ты у нас больно скромен стал. Проси уж тогда и девочку, над которой надругался.

– А, правда, почему бы и нет? – оживился Гюрван. – Вы слыхали, святой отец? Пусть Анна приведет с собой ту девчонку.

Изумление на лице Асканио, обращенном к Морвану, сменилось непониманием и, наконец, озарилось догадкой. Анна, если она и отважилась бы явиться в логово врага, никогда не подвергла бы опасности маленькую Маргариту.

Гюрван развалился в кресле и вытянул вперед толстые ноги. Он был доволен собой и жизнью.

– Сроку вам шесть дней. Если она не явится, я повешу его.

– Уж не думаете ли вы, что Анна минует ворота этой крепости, пока ее супруг содержится здесь как пленник? За кого вы ее принимаете? Обмен произойдет вне крепостных стен. Или не состоится вовсе.

– На поле близ замка.

– На том его участке, куда не долетят стрелы из бойниц, – уточнил Асканио. – Ваше коварство заставляет нас принимать усиленные меры предосторожности.

– Шесть дней, считая от нынешнего. На рассвете. Если она приведет за собой армию или хоть одного рыцаря, англичанину конец. Впрочем, пусть возьмет с собой слуг, если пожелает.

Асканио сдержанно кивнул.

– Шесть дней. – Неодобрительно взглянув на Морвана, он прибавил: – На вашем месте я позволил бы ему привести себя в пристойный вид. Анна дорожит его красотой и, увидев его таким, как теперь, может передумать.

– Так, значит, она все же согласится прибыть сюда? – с беспокойством спросил Гарольд.

Асканио развел руками:

– Как знать? Анна не желала вступать в брак. Одиночество ее вполне устраивало. Даже теперь она с охотой приняла бразды правления крепостью, которые принуждена была после венчания уступить ему. Но он ей по сердцу, а значит, она может согласиться купить его жизнь такой ценой. Но не исключаю, что все же откажется, тогда он умрет, и она тем самым отомстит ему за узурпацию своих прав. Кстати, сэр Гарольд, на вашем месте я усердно молился бы о том, чтобы Анна и вправду оказалась святой…

Глава 24

Анна, затаив дыхание, слушала Асканио, который только что возвратился из замка Гарольда. Ее окружали Джосс, Катрин, еще не вполне оправившийся после ранения Карлос и все рыцари. При известии о том, что Морван жив и пребывает в добром здравии, по приемной пронесся вздох облегчения. Но когда Асканио начал перечислять условия, на которых тот может быть освобожден, оживление сменилось унылым молчанием.

Анна без труда представила себе, как проходили переговоры храброго священника с Гюрваном и Гарольдом, как вел себя при этом Морван. Он, конечно же, держался с отвагой, достоинством и невозмутимостью истинного рыцаря, хотя речь шла о его жизни.

Сквозь приоткрытое окно со двора донесся шум. Анна выглянула наружу. В крепостные ворота въезжал верный Фуке во главе отряда воинов. К утру она ожидала прибытия Голтье и Болдуина. Двадцать воинов из английского гарнизона, расквартированного в Бресте, уже заняли места в казарме Ла-Рош-де-Роальд, прислать подмогу обещали и старейшины города, с которыми Анна встречалась накануне.

А днем ранее она объехала все окрестные деревни и просила жителей о помощи. Фермеры, услышав о Гюрване, все как один решили, что английский лорд не так уж и плох, и выразили готовность защитить его и свою госпожу, которую иные по-прежнему считали святой, от происков дьявола.

– Он недвусмысленно дал мне понять, что не желает никакого обмена, – заявил Асканио. Эту фразу он повторил уже в третий раз.

– Вы ведь с ним самим не разговаривали, – напомнила ему Анна.

– Морван не сказал мне ни слова, – кивнул Асканио, – но, тем не менее выразил свою волю предельно ясно.

«О, это у него всегда неплохо получалось», – подумала Анна. Но в планы ее не входило выполнение этой воли Морвана, будь последняя выражена даже в привычной для нее форме.

– А как по-вашему, святой отец, согласится ли сэр Гюрван выйти на поединок? Ведь тогда я мог бы его вызвать, – произнес Уолтер.

Но вместо Асканио ему на это ответила Анна. Она решительно помотала головой.

– Речь идет уже не о крепости, не о землях, сэр Уолтер. Он жаждет мести.

– И бешено вас ревнует, – прибавил Асканио.

Еще недавно она отмела бы данное предположение как нелепое, не имеющее ничего общего с реальностью, но теперь лишь горестно кивнула. Однако слова Асканио означали еще и то, что у Гюрвана было одной причиной больше желать смерти Морвана. Его надо было спасать. И не медлить с этим.

– Напомни мне, как расположен замок Гарольда.

– Замок стоит на холме, у подножия которого – равнина, а в четверти мили к западу целая гряда холмов. Оттуда за нами наверняка будут наблюдать, так что нам нечего и думать укрыть поблизости армию.

– Но мы ведь можем перебить дозорных.

– Из замка все равно заметят приближение армии и успеют убить Морвана прежде, чем мы подойдем к воротам.

– Думаете, Гюрван будет находиться при нем неотлучно?

Асканио пожал плечами.

– Сами посудите, сможет ли этот негодяй отказать себе в удовольствии лично вонзить кинжал в грудь безоружного врага?

– Мы можем взять замок в осаду на долгие месяцы, – вставил Джосс. – Они все там с голоду перемрут. Гюрван и Гарольд покойники.

– А также и Морван.

Асканио взглянул на нее с глубоким состраданием.

– Боюсь, ему не избежать этой участи. Вы не должны ничего предпринимать, Анна.

Анна откинулась в кресле. Мышцы ее рук ныли от перенапряжения: в последние дни она по нескольку часов тренировалась в стрельбе из лука на конеферме. У Тени как назло началась течка, так что Анне пришлось оседлать для себя могучего белого жеребца, которого она учила слушаться своих команд. Вихрем проносясь мимо мишени, она пускала в нее стрелы, воображая, что это черное сердце Гюрвана.

С самого Страстного четверга она снова стала полновластной хозяйкой крепости. Это показалось всем, включая рыцарей и воинов, которые недавно служили в гарнизоне, совершенно естественным и ни у кого не вызвало неудовольствия. Все стало как прежде. Почти… Разница заключалась в том, что теперь она словно прозрела и стала разбираться во всех нюансах сложных чувств, которые питали к ней мужчины, а осознав, какую власть над ними это ей дает, научилась этим пользоваться. А еще она поймала себя на том, что больше не желает единолично распоряжаться своими владениями. Во всяком случае, не при таких обстоятельствах. Она втайне мечтала, чтобы кто-нибудь из вассалов или рыцарей подставил плечо, на которое она могла бы опереться, разделил бы с ней бремя забот и груз ответственности.

– Никакой осады не будет, – решительно заявила она. – Я не собираюсь до лета держать здесь всю армию и не желаю, чтобы леди Жервез и остальные, кто ни в чем перед нами не виноват, подверглись мукам голода. Нет, мы пойдем в наступление, когда Гюрван выедет на поле мне навстречу.

Она произнесла все это с решимостью, которой не ощущала. Но надо ведь было на что-то решиться. Она хотела любой ценой спасти Морвана, но, кроме того, необходимо было расправиться с врагами.

– Теперь оставьте меня. Я желаю побыть одна.

Все, кроме Асканио, покинули приемную.

– Если вы решитесь на это, Анна, пусть армию ведет в атаку кто-нибудь из вассалов или рыцарей. Не вздумайте сами ее возглавить.

Она вперила в него свирепый взгляд.

– Он не захочет, чтобы вы видели его смерть, – проникновенно добавил Асканио. – И даже мысль о том, что за него отомстят, не принесет ему радости, если вы подвергнете себя опасности.

На глаза Анны набежали слезы. Она сдержалась бы, окажись здесь кто-либо из посторонних, но прятать их от Асканио не стала.

– Я могла бы еще раз его увидеть, говорить с ним.

– Он и так знает все, что вы могли бы сказать ему.

– Нет, не все. Я хочу его видеть!

– В качестве узника? Безоружной жертвы? Пощадите же его самолюбие!

Анна в бессильной злобе несколько раз ударила кулаком по столу.

– Боже, как я хочу убить Гюрвана!

Асканио сжал ее плечо.

– Морван тоже этого хочет. Но он желал бы расправиться с негодяем сам, без вашего участия.

Он оставался с ней, пока слезы ее не высохли и дыхание не сделалось ровным.

– Теперь идите, дорогой друг, – устало сказала она. – Мне многое надо обдумать.

Она снова стала перебирать в памяти требования Гюрвана. Сокровища Ла-Рош-де-Роальд. Но ведь их и в помине не существовало! Два дня назад она обыскала всю крепость в отчаянной надежде их обнаружить, но усилия ее оказались напрасными. Взяв в руки фонарь и обвязавшись веревкой, конец которой она скрутила петлей и набросила на крюк, что торчал из стены у входа в подземелье, Анна спустилась вниз и обошла весь мрачный лабиринт, отворив каждую дверь, заглянув в каждую темничную келью. И обнаружила лишь полчища крыс, сгнившие тюфяки и ржавые доспехи.

Явиться к нему в одной рубахе. Он жаждал публично ее унизить. Но она пошла бы и на это, если бы могла быть уверена, что Гюрван не убьет Морвана, как только удостоверится, что ей не уйти от его воинов. Ведь де Бомануар коварен и бесчестен. Он и его приспешник Гарольд ни за что не оставят Морвану жизнь.

Маргарита. Ей следовало подумать и о ней. Если бы не девочка, она, возможно, пошла бы на этот риск. Явилась бы к негодяю одна и постаралась его убить прежде, чем он казнит Морвана. Но теперь…

Требования, условия… Их зримые воплощения закружились перед ее внутренним взором, затуманенным сном, и стали принимать причудливые, фантастические очертания. Она словно смотрела из окошка на карнавальную процессию, на живые картины, которые сменяли одна другую с неправдоподобной скоростью, а после они вдруг разнялись на части и снова соединились, но уже в совершенно новом, неожиданном, порядке. Анна стряхнула с себя дремоту и села на постели…

Она вышла на галерею и стала смотреть на волны. Душа ее исполнилась решимости и отваги. Ведь однажды ей уже довелось пройти через нечто подобное. Быть может… Риск был огромен, в особенности для Маргариты. Но если девочка выдержит свою роль, если благодаря ей Гюрван получит по заслугам, быть может, к ней вернутся уверенность в себе и душевный покой, отнятые у нее этим злодеем…

Гюрвану были весьма по душе драматически эффектные сцены. Над высоким помостом посередине огромной поляны вздымались виселицы. Расположены они были так, чтобы приговоренные стояли лицом к холмам и видели приближение женщины, которая надеялась их спасти.

Морван поднялся по ступеням, и Гюрван набросил ему на шею петлю. Морван не желал и не ждал спасения, ведь даже если бы оно пришло, он не обрел бы свободу – Гюрван ни за что не даст ему уйти.

Он взглянул на Луи и двух своих воинов, так же как и он сам, ожидавших смерти. Вряд ли Гарольд это одобрил. Идея принадлежала Гюрвану. Негодяю показалось, что одного повешенного для должного эффекта будет мало, четверо же станут достаточно внушительным зрелищем.

Гюрван деловито проверил, не ослабли ли веревки, стягивавшие запястья Морвана, и перешел от него к Луи.

– Это касается только тебя и меня, Гюрван, – в который уже раз сказал ему Морван. – Остальные ни при чем. За что они примут смерть?

– Проклятый щенок заставил с собой повозиться, – капризным тоном отвечал Гюрван.

– Ты снова лжешь! Пытка, которой ты его подверг, доставила тебе радость. Хотя бы поэтому ты должен освободить его!

Ледяные глаза впились в лицо Морвана. Помолчав, Гюрван глубокомысленно изрек:

– Пожалуй, позволю тебе еще немного пожить на белом свете после того, как она сюда явится. Прежде чем умереть, полюбуешься, как я овладею Анной.

– Она не приедет. Не надейся. Сокровищ, о которых ты мечтаешь, не существует. И девочку она тебе не отдаст.

– Анна отыщет сокровище, коли захочет спасти тебя. И девчонкой пожертвует в обмен на твою драгоценную особу.

– Она слишком хорошо знает, что ты бесчестен и коварен и в любом случае меня убьешь.

– Она бретонка. Тебе этого не понять, англичанин. Анна де Леон явится сюда. Если не спасать тебя, то убить меня. – С этими словами он спустился с помоста и замер в ожидании.

Морван оглянулся. Позади него высился толстый деревянный столб виселицы. Лучше бы его сбросили в глубокий омут, отсекли бы ему голову, пронзили грудь мечом. Вчера вечером слуги Гарольда побрили его. А после ему позволили вымыться в лохани с теплой водой, которую принесли в подземелье по распоряжению Гюрвана. Не иначе как этот негодяй решил, что, если казненный не будет походить на разбойника с большой дороги, это придаст зрелищу больший эффект.

Мысли его обратились к Анне. Горечь потери он переживал все дни своего заточения, и теперь, перед лицом смерти, она сменилась в его душе безмерной благодарностью судьбе. В минуту смертельной опасности, в час прощания со всем, чем дорожил, он встретил свою любовь, единственное, что придало смысл его жизни, и, возможно, именно ради того, чтобы он успел ощутить всю ее полноту, узнать, что такое счастье и гармония, костлявая старуха с косой дала ему эту отсрочку.

Он знал, что в свой последний миг на этой земле будет думать о ней…

– Милорд!

Он повернулся к Луи. Юноша сосредоточенно смотрел на запад. Предрассветная мгла еще укрывала значительную часть долины и пологие холмы, но Морвану все же удалось разглядеть то, что еще прежде его заметил Луи.

У него перехватило дыхание. Нет! Если бы только они могли его услышать!

На вершине холма появилась длинная повозка, в которую были впряжены две лошади. Когда она стала спускаться вниз, в долину, Морван выругался про себя.

Гюрван также заметил приближение колесницы. Он приободрился и сделал знак двадцати воинам занять позиции перед помостом.

Повозка между тем приблизилась к середине поляны настолько, что Морван без труда узнал в вознице черноволосого Карлоса. Подле него, завернувшись в длинный плащ, сидела Маргарита.

Морван не верил своим глазам. Он был убежден, что Анна ни в коем случае не пожертвует девочкой. Лишь зная о ее привязанности к Маргарите, он предложил отвратительному сластолюбцу Гюрвану потребовать, чтобы ее сюда привезли. Этим он лишь хотел дать Анне и Асканио понять, что спасти его невозможно. И вот девочка здесь. Выходит, и этот грех тяжким бременем ляжет на его душу, которая скоро предстанет перед Всевышним.

Карлос словно невзначай остановил повозку почти у самого помоста, так что воины Гюрвана принуждены были расступиться.

Морван взглянул сверху вниз на гору поклажи, громоздившуюся на деревянной платформе повозки и кое-как перетянутую веревками. Здесь было едва ли не все самое ценное движимое имущество Ла-Рош-де-Роальд, начиная с серебряных блюд и заканчивая гобеленами, сорванными со стен приемной и главного зала. У самых козел красовался открытый сундук, полный золотых и серебряных монет.

Карлос выразительно взглянул на Морвана и тотчас же опустил глаза вниз, безмолвно указывая на пространство под козлами. Морван пристально вгляделся в сложенный кое-как гобелен. Из-под рулона, едва приметный глазу, виднелся край щита, а рядом… рядом блестел кончик лезвия. Меч!

Дьявол побери, что же она затеяла? Помост охраняют два десятка воинов. Даже если бы ему удалось добраться до оружия, что привез Карлос… Но быть может, Анна решила дать ему возможность умереть по-рыцарски, с мечом в руке? Это вполне в ее духе.

Гюрван вразвалку подошел к повозке и окинул взглядом богатый груз.

– Сокровища Ла-Рош-де-Роальд.

– Это еще не все, – с поклоном заверил его Карлос. – Остальное, главное, прибудет после.

– И она тоже?

– И она, милорд. – Карлос постарался, чтобы это прозвучало осуждающе.

Морван зажмурился от отчаяния и скорбно помотал головой. Даже страх за нее не мог вытеснить из его души радость предстоящей встречи. Увидеть любимую перед смертью – разве мог он еще несколько минут назад мечтать об этом? Но что станется с ней после его казни?

Пока он предавался этим горестным раздумьям, Маргарита спрыгнула с козел. Гюрван вперил в нее неподвижный взор своих холодных глаз. Но она, не обращая на него внимания, в упор смотрела на Морвана. Гюрван положил огромную ладонь ей на затылок. У Морвана все внутри перевернулось.

– Я не ваша, пока не сделается обмен, – уверенным тоном заявила девочка. – И стану ждать подле моего милорда. – Она выпрямила спину и прошла к помосту, поднялась по ступеням и остановилась рядом с Морваном. Девочка проделала это столь решительно, что никто даже не подумал остановить ее.

Все, кто находился в эти минуты на поляне, напряженно ждали, что за этим последует. Воины алчно поглядывали на монеты в сундуке.

И вдруг земля завибрировала, воздух наполнил какой-то странный гул. Морван догадался, откуда он исходит, Гюрван и те из воинов, кто принимал участие в конных ристалищах, также без труда узнали этот звук. Так дрожит почва, так она гудит, когда, еще не видимый, противник бросает конницу в наступление.

Но на вершинах холмов показались вовсе не конные воины и рыцари. Там появился огромный табун лошадей, связанных между собой длинными веревками. Табун направляли к середине поляны шестеро грумов.

Вот оно, бесценное сокровище Ла-Рош-де-Роальд. Эти животные стоили по меньшей мере вчетверо дороже, чем все, что громоздилось на повозке, включая и сундук.

Головная часть длинной кавалькады приблизилась к помосту, и грум, скакавший впереди нее, спрыгнул на землю. Остальные пятеро последовали его примеру. Они быстро сняли с лошадей путы и разделили их на несколько групп, держа за поводья. Анна прислала только жеребцов.

Морван со своего помоста вдруг заметил блеск стали под попоной, которой был укрыт конь одного из грумов. Лошади, находившиеся на попечении стройного паренька, вдруг подступили чуть ближе к середине поляны. Анна затеяла какую-то опасную игру, и Морван дорого дал бы, чтобы проникнуть в ее планы. Он стал вглядываться в лица грумов и обнаружил, что за исключением паренька, возглавлявшего кавалькаду, остальные были не кто иные, как его рыцари и воины, переодетые в конюхов. Они старались держаться подальше от помоста и тех, кто его окружал, словно невзначай отворачивали лица, хоронились среди лошадей.

– Милорд, глядите-ка, что у меня под плащом, – шепнула Маргарита. Она распахнула широкие полы плаща, и Морван увидел кинжал, заткнутый за кожаный пояс, который стягивал ее платье. – Вот как миледи прискачет, тогда…

– Это большой риск для тебя, девочка.

– Когда появится миледи, про нас все забудут.

Возможно, она была права. Даже и теперь на них никто не обращал внимания. Гюрван не отрываясь смотрел на западный край горизонта, откуда должна была появиться та, которую он ненавидел и желал.

Вдруг на последнем из холмов с северного края гряды появились двое всадников. Одним из них был Асканио. Они спешились, словно давая понять, что не двинутся дальше. Это лишь подогрело нетерпение Гюрвана. Он сделал несколько шагов вперед, отдалившись от помоста.

И тотчас же сквозь дымку, укрывавшую вершину южного холма, проступили очертания неправдоподобно огромного белого коня, который на короткое мгновение вдруг замер, и рассветный луч выхватил из мглы золотой локон всадницы, трепетавший под легким бризом.

Через несколько минут конь спустился с холма, и женщина, сидевшая в седле, предстала перед взорами тех, кто окружал помост, во всем блеске своей красоты. Вздох восхищения прокатился по рядам воинов. Морван, словно зачарованный, не мог отвести взгляда от волшебного видения.

Казалось, это древняя богиня появилась перед смертными из тумана времен. Она, как всегда, держалась в седле безупречно прямо, с восхитительной грацией прирожденной наездницы. Благородство позы и изысканность всего облика словно окутывали ее невидимым покрывалом. В действительности же, кроме этого воображаемого одеяния, на ней почти ничего не было. Лоб ее стягивал тонкий золотой обруч, а белую полотняную рубаху, едва прикрывавшую бедра, она подпоясала золотым ремнем. Кожаный шнурок колчана перетягивал грудь, подчеркивая ее форму. Золотистые локоны волос, разметавшиеся по плечам, были недостаточно длинны, чтобы прикрыть эту вздымающуюся пышную грудь, матово-белую кожу обнаженных рук и округлых бедер. Открытые всем взорам икры сжимали бока жеребца.

Морван, не раз видевший жену полностью обнаженной, был потрясен. Она никогда еще не была так волнующе женственна, не казалась ему такой прекрасной, такой желанной… О, как не походила она на ту робкую деву, которая подарила ему свой первый в жизни поцелуй! Теперь Анна осознавала свою привлекательность и умело пользовалась этим новым для себя оружием. Она откровенно бросала всем мужчинам вызов, предлагая возжелать себя и дерзнуть завоевать.

Белый конь неторопливой трусцой вез ее к помосту. Грумы повернулись к ней спиной, словно чтобы не видеть госпожу в столь рискованном, соблазнительном обличье. Жеребцы, к которым приближался вожак табуна, стали громким ржанием выражать беспокойство.

Анна нарочно замедляла бег своего коня. Пусть замешательство в рядах противника длится как можно дольше. Морван, глядя на нее, позабыл, где находится, и очнулся лишь, когда Маргарита перерезала веревки на его запястьях. Луи, стоявший справа от него, едва слышно пробормотал:

– Господи Иисусе.

Морван сбросил веревочную петлю с шеи и подал Маргарите знак, чтобы она освободила руки остальных приговоренных.

– Луи, тебе стоило бы отвернуться из уважения ко мне.

– Позвольте приговоренному к казни насладиться райским зрелищем, милорд, – смиренно ответил юноша. Маргарита одним движением рассекла его веревки.

Тем временем жеребцы из Ла-Рош-де-Роальд волновались все заметнее. Беспокойство вскоре охватило и лошадей, находившихся близ помоста.

Анна неожиданно пустила белого коня в галоп. Она приблизилась к табуну, потом повернула жеребца и помчалась в сторону помоста. Табун бросился догонять своего вожака.

Уолтер и остальные четверо воинов мгновенно вскочили в седла. Из-под попон появились короткие мечи. Все пятеро направили своих коней вслед за табуном. В рядах противника началась паника. Воины не могли обуздать своих беснующихся лошадей. Гюрван с бешеной злостью взглянул в сторону помоста и стал пробиваться к нему, распихивая могучими руками своих воинов и коней. Анна вооружилась луком. Белый конь нес ее к середине поляны.

Морван, не теряя времени, спрыгнул с помоста на повозку. Гюрван бросился за ним, подняв над головой боевой топор. Но тут в землю возле его ступни вонзилась стрела. Он остановился и оглянулся с искаженным от ярости лицом. Анна галопом мчалась мимо. Она натягивала тетиву, чтобы пустить еще одну стрелу в голову своего врага. Морван вытащил из-под козел меч и щит и поднял их над головой. Анна кивнула ему, подгоняя белого жеребца. Табун следовал за ним, и вот уже Гюрван оказался отрезан от своих людей и от помоста.

Карлос выпряг лошадей из повозки.

– Одна для тебя! – сказал он Морвану, запрыгивая на спину рыжей кобылы.

– Надо увезти отсюда девочку! – ответил тот. Но Маргарита успела уже спуститься с помоста. Карлос подхватил ее и посадил в седло впереди себя.

– Луи, садись на лошадь, – сказал Морван. – Я буду драться пешим. Стоя на повозке, он прикрывал отступление Луи. Тем временем два его воина спрыгнули с помоста и побежали к кромке поляны, подальше от Гюрвана и его воинов. Именно там остановила бег своего коня Анна.

Табун жеребцов понесся к своему вожаку. За ним порысили и несколько лошадей, принадлежавших воинам Гарольда.

Морван стоял на повозке, откуда ему была хорошо видна северная часть поляны. Анна торжествующим жестом подняла над головой лук, пришпорила белого и понеслась туда, где ее ждал Асканио.

Тем временем внизу у помоста завязался бой. Малочисленный отряд воинов из Ла-Рош-де-Роальд едва сдерживал натиск людей Гарольда. Уолтеру и остальным нужно было всего лишь выиграть время – армия была на подходе.

Ее появления решил дождаться и Морван, но Гюрван не дал ему такой возможности. Успев сесть на коня, он приближался к повозке с воздетым над головой боевым топором. Морван спрыгнул на землю и выставил вперед щит.

Лезвие топора с невероятной силой ударило в него, и Морван, покачнувшись, упал на колени. Он едва успел пригнуться и откатиться в сторону – следующий удар топора пришелся как раз на то место, где он находился мгновение назад. Пока его противник пытался развернуть коня, Морван боковым ударом острого меча подсек животному задние ноги. Конь тяжело рухнул на землю.

Гюрван с бранью высвободился из-под его мощного тела и снова замахнулся на Морвана мечом.

Воздух наполнился громкими криками. В рядах воинов Гарольда началась паника. Морван знал, что это означает: с холмов спускался передовой отряд армии Ла-Рош-де-Роальд.

Сам же он не сводил глаз со своего противника. Несколько шагов в сторону – и вот уже громадная туша раненого коня осталась в стороне. Гюрван и Морван стояли друг против друга на открытом пространстве близ помоста.

Над поляной вдруг повисла тишина. Морван бросил взгляд в сторону холмов. Вдоль их вершин цепочкой растянулись конники войска Анны. Сама же она, закутанная в длинный черный плащ, держалась чуть впереди. По обе стороны от нее замерли Асканио и какой-то незнакомец.

Уолтер и воины Морвана окружили Гюрвана полукольцом. Морван жестом приказал им оставаться на месте.

Гюрван бросил взгляд на холмы и с усмешкой произнес:

– Дьявол меня побери, вот это женщина!

– Полностью согласен, – кивнул Морван.

– Бретань много потеряет. Анне следовало выйти за меня и родить мне сыновей!

– Бретань не нуждается в таких, как ты.

Гюрван потряс в воздухе своим топором.

– Ты намерен лишить жизни всех, кто на нее осмелился взглянуть?

– Только того, кто посягал на ее честь и свободу.

– А это мы еще посмотрим, англичанин! Твоя жена сейчас далековато, чтобы спасти твою шкуру. А я – вот он!

– Так помолись Господу, Гюрван, чтобы тот сподобил тебя пасть от моей руки. Ведь если ты одержишь надо мной победу, Анна не оставит тебя в живых. И среди потомков ты станешь известен как первый из де Бомануаров, которого убила женщина. – Он жестом подозвал к себе Уолтера. – Помогите ему снять доспехи.

– Ты допускаешь, что я могу победить? – улыбнулся Гюрван.

– Это исключено. Просто я не желаю тратить на тебя все утро.

Пока сэр Уолтер помогал Гюрвану освободиться от доспехов, незнакомец, которого Морван приметил рядом с Анной и Асканио, спустился с холма и приблизился к противникам, остановив коня между ними.

– Приветствую тебя, кузен, – сказал Гюрван, равнодушно взглянув на него.

Незнакомец сдержанно кивнул и обратил взгляд на Морвана.

– Разрешите представиться, я – Робер де Бомануар. Этот человек – мой родственник.

– Я – Морван Фицуорен. Полагаю, вы привезли выкуп? Что ж, когда мы закончим наш небольшой спор, вы сможете забрать тело своего кузена.

Робер невесело усмехнулся:

– Скажи спасибо, Гюрван, что сэр Морван согласился на честный поединок. Вздумай он повесить тебя на виселице, которую ты готовил для него, я не посмел бы даже слова сказать в твою защиту.

Гюрван пожал плечами:

– План был что надо. Кто же думал, что в дело вмешаются женщина и девчонка?

– Меня это не удивляет. Я узнал, как ты поступил с ними. Стыдись. И… достойной тебе смерти, кузен.

– Я пока не планирую умирать.

Робер окинул взглядом Уолтера и четверых воинов Морвана, поляну, конницу, ожидавшую приказа к наступлению, и развел руками:

– Боюсь, твое грядущее планируют другие.

Он повернул коня и поскакал назад, к холмам. Морван и Гюрван стали готовиться к поединку.

Глава 25

Сидя за длинным столом, Анна в волнении смотрела на закрытую дверь, что вела из зала в приемную. Когда она въехала во двор замка, Морван и его воины уже затворились там с неверным Гарольдом и Полем.

Она догадывалась о том, что там сейчас происходит. И чем это закончится для предателя, нарушившего клятву, и его сына.

Она провела ладонью по лифу своего синего нарядного платья. Надето оно было поверх того скандального костюма, в котором она предстала перед многочисленными зрителями нынче на рассвете. Наверное, Морван много чего ей выскажет по этому поводу. Но рискованный наряд был едва ли не главной частью ее плана. И план этот удался. Хотя и о нем он может сказать много нелестных слов…

Но какое это имело значение? Ведь он остался жив, а Гюрван был мертв. Вряд ли еще нынче перед рассветом Морван мог надеяться на такой исход событий.

То, что он не вышел к ней из приемной, куда направился сразу после поединка с Гюрваном, нисколько не удивило и не огорчило ее. Он должен был осудить предателей и приговорить их к наказанию. А остальное могло подождать.

В зале царила напряженная тишина. Челядь замка Гарольда и воины Анны с одинаковой тревогой ждали, чем закончится суд над рыцарями, изменившими своему слову. Каждый знал, что вассал, нарушивший клятву верности сюзерену и обративший против него оружие, подлежал немедленной позорной казни. Но пока приговор не был оглашен, оставалась слабая надежда, что Морван помилует виновных.

Дверь приемной открылась, и в зал, миновав короткий коридор, вышел Поль. Бледный, с дорожащими руками, он быстро скрылся в одной из боковых комнат. Оттуда тотчас же донеслись истерические женские крики и плач, и в зал, оттолкнув сына, выбежала леди Жервез. Она промчалась по залу и бросилась в коридор, который вел к двери приемной. Анна тщетно пыталась заступить ей дорогу. Пожилая леди ловко увернулась от нее и продолжила свой бег.

Она ворвалась в приемную и, не потрудившись захлопнуть дверь, упала на колени перед Морваном.

– Пощадите, милорд, пощадите хотя бы моего сына! Ведь мальчик так молод и приучен во всем слушаться своего отца! Будьте же великодушны и милостивы, и Господь наградит вас за это достойным потомством!

Анна, наблюдавшая за этой сценой из коридора, не расслышала тихих слов Морвана, адресованных несчастной. К Жервез подошел Гарольд. Он поднял ее с колен, нежно поцеловал и выдворил из приемной. Жервез бросилась в объятия Анны. Вместе они прошли в зал и уселись на длинную скамью у стены.

– Не хотите ли пройти в свои покои, леди Жервез? – участливо спросила Анна.

– Нет, дорогая, – всхлипнула та, – я останусь здесь. Хочу увидеть супруга, когда его будут выводить.

– Но что вам сказал Морван?

– Ах, миледи Анна, нас лишили владений! А ведь Гарольды жили в этом замке почти столько же, сколько де Леоны в Ла-Рош-де-Роальд.

Иного и ожидать было нельзя. Сюзерены всегда конфисковывали имущество вассалов-изменников. Так гласил закон.

– Но Поль… Ваш сын?..

– Он должен будет покинуть замок нынешним вечером. – Жервез шумно высморкалась в кружевной платок. – Ваш благородный супруг оставил ему жизнь.

– Благодарение Богу! – с чувством произнесла Анна.

– Да, – кисло подтвердила Жервез. – Мальчику разрешено взять с собой только коня, доспехи и оружие.

– Этого будет довольно, чтобы он мог поступить на службу в гарнизон любой крепости. – Про себя же Анна подумала, что ей надо будет улучить минуту и сунуть юноше горсть золотых.

– Моего мужа казнят. – У Жервез дрожали губы, веки ее маленьких мутноватых глаз покраснели и опухли от слез. – Отсекут голову мечом. Не дозволят принять смерть достойно, в рыцарском поединке.

Анна не знала, что на это сказать. Жервез стиснула ее руки своими костлявыми пальцами:

– Умоляю, дорогая, попросите за него своего супруга. Милорд Морван вас послушает. Гюрван склонил к этому моего глупого мужа. Как только милорд Морван очутился в подземелье, Гарольд понял, что все зашло слишком далеко и раскаялся, но было уже поздно. Умоляю вас, Анна! – вновь повторила она. – Ведь он был другом вашего отца и долгие годы хранил ему верность. Еще так недавно, в ноябре, он откликнулся на ваш призыв и помог защитить Ла-Рош-де-Роальд.

Анна молча обняла ее, и пожилая леди бурно разрыдалась.

Можно ли было помочь ее горю? Морван не был жесток. Наверняка он сам сейчас с тяжелым чувством думал о том, что ему придется поднять меч на безоружного, отсечь голову тому, кто не сможет защититься. Разумеется, он предпочел бы уклониться от выполнения этой обязанности сюзерена, что бы ни гласил закон.

Возможно, если бы все это случилось несколькими годами позже, когда авторитет Морвана среди вассалов, крестьян, свободных поселенцев стал бы непререкаемым, он проявил бы милость к изменнику и отпустил того на все четыре стороны. Но теперь… Вряд ли одобрят верные Болдуин и Голтье, что предатель Гарольд останется в живых?

Но тут дверь приемной отворилась, и в зал прошли четверо вассалов. Жервез бросилась к мужу. Он отстранил ее и что-то тихо ей сказал.

Он бросил на Анну многозначительный взгляд, безмолвно прося ее не пускать Жервез в замковый двор. Анна едва заметно ему кивнула. Гарольд повернулся и, четко печатая шаг, вышел из зала вслед за Фуке, Болдуином и Голтье.

Анна заглянула в приемную. Морван, оставшись один, неподвижно стоял у окна спиной ко входу. На плече у него белела повязка.

Она столько раз представляла себе эту встречу, она фантазировала об их грядущем воссоединении на разные лады, еще когда оно казалось невозможным. И вот теперь, когда их разделяло всего несколько шагов, вдруг оробела и вернулась в зал. Ей достаточно было укрыться в одной из комнат верхнего этажа, и фантазии вновь ожили бы. А после… после они воплотились бы в реальность.

Анна выскользнула из коридора и подошла к леди Жервез.

– Позвольте я все же провожу вас в вашу комнату, леди Жервез, – твердо произнесла она. И пожилая леди молча кивнула.

Войдя в приемную, она закрыла за собой дверь. Неслышно подошла сзади к Морвану и положила ладонь ему на плечо. Он обернулся. И тотчас же хмурое выражение прекрасного лица сменилось улыбкой. Он привлек ее к себе.

– Прости, что не вышел тебя встретить. – Он зарылся лицом в ее волосы.

– Я тебя нисколько в этом не виню. – Голос ее предательски дрогнул.

Она прижалась к нему всем телом, и ее тотчас же охватила знакомая сладостная истома. Это был миг величайшего счастья, ведь она уже не чаяла увидеть его живым. Ей не хотелось, чтобы долгожданная встреча омрачилась казнью предателя Гарольда. Но имела ли она право вмешиваться в столь серьезное дело? Анна вздохнула и робко спросила:

– Быть может, это сделает кто-то другой?

– Нет. Мы посовещались и решили, что мой удар, несмотря на рану, остался самым сильным и точным. Никто не желает обрекать его на лишние мучения.

– А что, если… – Она искательно заглянула ему в глаза. – Если ты проявишь великодушие? Ведь по закону сюзерен может сохранить жизнь предавшему его вассалу.

– Так вот зачем ты здесь? Чтобы выпросить для него помилование?

Анна с мольбой стиснула его руку.

– Он был ближайшим другом отца, Морван. И долгие десятилетия служил нашей семье верой и правдой.

– Но не мне.

Она не нашлась, что на это возразить. Гарольд обрек его на смерть. Так о каком милосердии со стороны Морвана могла идти речь?

Он обнял ее лицо ладонями и нежно провел по вискам подушечками больших пальцев.

– Если бы речь шла только обо мне! Но ведь он и тебя не пощадил. Ты должна была стать добычей этого негодяя Порвана!

– Кто-нибудь из вассалов подал голос в его защиту?

– Нет. Даже Фуке на это не решился. Только ты одна, если не считать его супругу.

Анна должна была ненавидеть Гарольда за то, что он желал смерти Морвану, а ей уготовил горькую долю стать женой этого помешанного. Если бы ее план провалился, Морвана, а возможно, и ее самой уже не было бы в живых. Но план был блестяще претворен в жизнь, и Морван свободен, ему, как и ей, ничто больше не угрожает, потому что Гюрван мертв. Она была так счастлива! Ей хотелось, чтобы муж остался в ее объятиях, вместо того чтобы идти во двор и снова обнажать свой меч. Неужто же она мечтает о невыполнимом?

– Ты сам говорил, я никогда ни о чем тебя не просила. Так не откажи мне в этой первой просьбе!

Морван сердито нахмурился:

– Анна, оставь это!

– Не могу, Морван! Воля твоя, но мне жаль его, жаль несчастную Жервез. Они ведь и без того сурово наказаны. Им не на что будет жить. Гарольду в его годы нелегко будет найти себе место в воинском гарнизоне. Поль вынужден будет содержать обоих.

– Ты впервые обращаешься ко мне с просьбой. И касается она того, кто готовил нам обоим гибель.

Она нежно погладила его по раненой руке и вкрадчиво заговорила:

– Морван, я кое-что хочу открыть тебе. Помиловать Гарольда я прошу не ради него. И не ради Жервез или меня. Пойми, когда-нибудь дитя, которое я ношу, услышит об этом дне, так пусть наш сын или дочь узнает о твоем великодушии, а не о жестокости, даже и оправданной.

Морван онемел от неожиданности. Смысл ее слов не сразу дошел до его сознания. Вот пухлые губы тронула несмелая улыбка, в глазах засияли искры.

– Ты уверена? – вскричал он, едва не задушив ее в объятиях.

– Тише, ты мне сломаешь ребра! – усмехнулась она. – Я говорила с Катрин и Рут. Сомнений быть не может, я беременна.

Он провел кончиками пальцев по ее щеке.

– Ты этого не очень-то желала.

– Не довольно ли поминать старое? Я изменилась, Морван, неужели ты этого не замечаешь? Вдобавок вспомни, не говорил ли ты мне, что твой далекий предок, основатель рода, перебрался в Англию из Бретани. Так что наследником нашим будет бретонец, хочешь ты этого или нет!

Он приник к ее губам в поцелуе. Анна по-прежнему смотрела на него с мольбой. Ее последний козырь был выложен на стол…

– Полагаю, в такую минуту мне следует проявить великодушие. Могу ли я поступить иначе, получив это известие? – Он улыбнулся. У Анны точно гора с плеч свалилась.

– Я так и знала! – Она чуть не плакала от радости. Рука об руку они вышли в зал. Морван был сам не свой от счастья. С каждым шагом он прижимал к себе Анну все теснее, и у выхода из замка ступни ее почти оторвались от земли.

Вот они спустились с крыльца, и Морван, отступив на шаг, стал рассматривать ее фигуру, задерживая взгляд на животе.

– Еще ничего не заметно, – прошептал он так тихо, чтобы только она могла его слышать.

В середине просторного двора молча стояли четверо вассалов и Асканио. Фуке держал наготове большой двуручный меч в ножнах.

Анна и Морван, весело смеясь, зашагали к ним. Вассалы обменялись недоуменными взглядами. Тощее лицо Гарольда выражало неодобрение. Он, судя по всему, считал такое поведение Морвана в преддверии казни проявлением дурного тона.

Фуке стал вынимать меч из ножен. Но Морван покачал головой и остановил его руку.

– Я только что получил добрые вести от своей супруги. Дарю тебе жизнь, Гарольд, по ее просьбе и ради ребенка, ради моего сына, которого она носит под сердцем. Повелеваю тебе немедленно покинуть эти земли.

Трое вассалов испустили вздох облегчения, а что до мягкосердечного Фуке, так тот не удержался, чтобы на прощание не хлопнуть старого друга по плечу.

Взгляд Морвана обратился к крепостным воротам.

– Что это? Неужели оруженосец уже спешит к тебе с лошадью? Но когда же он успел узнать…

Гарольд и остальные повернулись к воротам. По двору на рыжем жеребце медленно ехал всадник, ведя в поводу гнедую кобылу. Костлявый юнец в мешковатых панталонах и просторной тунике ловко держался в седле. Лицо его почти скрывали от взоров окружающих широкие поля соломенной шляпы.

– Что за дьявол… Эй ты, женщина! – прошипел Гарольд.

– Никакая я тебе не «эй ты, женщина»! – сердито отвечала Жервез, протягивая ему поводья.

Морван и Анна переглянулись. Оба едва сдерживали смех.

– Ступай оденься как подобает. Я не намерен ехать по дорогам в компании с таким огородным пугалом.

– А я не намерена ехать верхом бог весть куда, быть может, через всю страну, в дурацком платье! Этот наряд удобен и дешев. Платья я поберегу для других случаев. А в панталонах и тунике любому ловчее сидеть в седле. Спроси хоть миледи Анну.

Гарольд метнул на свою госпожу свирепый взгляд.

– Ты что-то хотел сказать? – нахмурился Морван. – Быть может, объявишь, что готов скорей умереть, чем быть спутником женщины в мужском платье? Так мы это можем легко устроить. Меч к твоим услугам. – Он поклонился Жервез: – Миледи, можете остаться с нами, если пожелаете. Мы отвезем вас к родственникам.

– Благодарю вас, милорд, и вас, миледи. Но нет, я уж не брошу этого старого осла. Привыкла, знаете ли, за два с лишним десятка лет к его хмурой физиономии.

Наклонившись, она пожала Анне руку. Копыта лошадей зацокали по булыжникам двора. Вот Гарольд и Жервез проехали сквозь ворота замка, который долгие годы был их родовым гнездом. Вскоре стук копыт стих вдали, и Морван обратился к Фуке, Болдуину и Голтье:

– Есть ли еще вопросы, которые требовали бы срочного разрешения? – Все трое помотали головами. – Рад это слышать.

Анна вскрикнула, когда он неожиданно подхватил ее на руки и понес к крыльцу. У входа в зал он наклонил голову и впился в ее губы страстным поцелуем. Она с готовностью ему ответила.

– Риск был огромен.

Они лежали в постели, утомленные ласками. Их объятия были сначала бурными и торопливыми, а после нежными, томными, долгими. Оба не могли насытиться друг другом. Его слова застали Анну врасплох. Она надеялась, что он не заговорит об этом по крайней мере еще день или два.

– В любой момент все могло обернуться не в нашу пользу.

– Но ничего подобного ведь не случилось. Мой план сработал. – Анна рассчитывала, что успех ее предприятия сам по себе исключает любые упреки. Победителей не судят.

– Гюрван мог потребовать, чтобы Карлос остановил повозку в нескольких шагах от помоста.

– Я не сомневалась, он захочет, чтобы ты увидел свое имущество, нагруженное на нее.

– Он мог не позволить Маргарите приблизиться ко мне.

– Ему не хотелось, чтобы девочка путалась у него под ногами.

– Кони могли не помчаться вдогонку за вожаком.

– Но они прежде уже это проделали.

– Гюрван мог убить тебя, как только ты приблизилась к помосту и его людям на расстояние выстрела из арбалета.

– Это было бы на него непохоже. Он ведь больше всего на свете любил унижать других, издеваться над ними, он упивался страхом и беспомощностью своих жертв. – Она провела ладонью по его волосам. – Да, я многим рисковала. Я затеяла опасную игру. Но у меня все получилось. И совсем неплохо. При необходимости я снова сделала бы то же самое.

Морван приподнялся на локте и положил руку ей на живот.

У нее замерло сердце. Сейчас он заговорит о ребенке.

– Но ведь ты рисковала не только собой. В твоем положении это недопустимо! Тебе следовало остаться в Ла-Рош-де-Роальд. – В голосе его звучало скорее удивление, чем гнев. Анна вздохнула свободнее.

– И получить известие о твоей казни? А дальше что? Остаться вдовой с твоим ребенком на руках и ждать, пока твой король соизволит назначить мне другого мужа?

– Если бы твой план провалился и Гюрван, убив меня, сделал тебя своей супругой, он заявил бы, что ребенок его.

– Я оставила в надежном месте документ, засвидетельствованный Катрин и Рут. И священником городского прихода. Клятвенное заверение, что ребенок от тебя.

– Кто еще знал, что ты беременна? Асканио?

– Нет, какое там! Ни Асканио, ни Карлос об этом даже не подозревали. Иначе они не позволили бы мне сделать то, что я задумала. Они ведь, как и ты, мои защитники.

Он молча привлек ее к себе и обнял… Но разговор еще не был закончен.

– Ты все еще злишься, Морван! – с упреком сказала она. – Неужто, я принуждена буду до конца дней слушать твои упреки, что подвергла опасности наше нерожденное дитя?

– Принимая во внимание, что благодаря этому я жив, а не умер, – он мрачно усмехнулся, – с моей стороны было бы черной неблагодарностью упрекать тебя за это. Я и не думал на тебя злиться, Анна. Вряд ли кто-то из жен пошел бы на такой риск ради своего мужа. – Голос его звучал спокойно и умиротворенно. Он продолжал держать ее в своих объятиях. – Но теперь, когда ты ждешь ребенка, я не могу отпустить тебя в Ренн. Об этом придется забыть. Согласна?

– Сколько я помню, – насупилась Анна, – эта идея пришла в голову тебе, а не мне. Я никогда не просила тебя отпустить меня туда. Это тебе стало тяжело жить со мной под одним кровом. Ты от меня устал.

Он перевернул ее на спину и навис над ней, опираясь на локти.

– Неправда. Я хотел дать тебе свободу, которой ты так упорно добивалась.

– Ты высказал эту идею в нарушение условий нашей сделки, Морван. Я должна была или перемениться, или покинуть тебя. Теперь у меня нет и этого выбора, ведь я беременна. Но пойми, перемениться я не могу. Да и не желаю. Ты ведь знал, на ком женишься. Я не скрывала от тебя ни своих привычек, ни взглядов.

Он слушал ее речь с веселым изумлением. В глазах его плясали искры. Анна недоумевала, что смешного он нашел в ее словах. Неужто его радует перспектива прожить с ней, такой, какая она есть, строптивой и своенравной, лет сорок и чувствовать себя все это время несчастнейшим из смертных?

– Ну а если бы не ребенок, Анна, как бы ты поступила?

Она заглянула в его черные, искрящиеся, колдовские глаза. Они по-прежнему завораживали ее, лишали воли к сопротивлению…

– А как бы ты позволил мне поступить?

Он взял ее за руку и поцеловал кончик каждого пальца.

– Я полюбил тебя с первого взгляда. – Он произнес это спокойно и уверенно, так, будто уже не впервые признавался ей в любви. У Анны перехватило дыхание. Она старалась не выказать чувств, которые затопили ее душу.

– Наша любовь, Анна, – редкий дар. Счастье это выпадает на долю немногих. Прежде я и не подозревал, что способен так любить. Я отпустил бы тебя в Ренн, но сердце мое было бы разбито. Поэтому можешь требовать от меня чего угодно, только останься, не покидай меня.

Она опрокинула его на спину и стала покрывать его лицо и шею нежными поцелуями.

– А я ни за что бы не уехала.

Глава 26

Анна шла вдоль парапетной стенки, с наслаждением подставляя лицо солнцу и легким дуновениям утреннего бриза. День обещал быть погожим, и она решила выехать на долгую верховую прогулку. Разумеется, с эскортом. Морван по-прежнему на этом настаивал, несмотря на то, что Гюрван был мертв, и крепости ничто не угрожало.

Все могло сложиться и хуже. В течение нескольких недель после спасения Морвана она ожидала, что он начнет вводить в Ла-Рош-де-Роальд новые порядки, усиливая и без того строгие меры безопасности. Ради ребенка. Она опасалась, что он теперь запретит ей ездить верхом. Но Морван вопреки ее ожиданиям ничего подобного не сделал.

Она прошла на тот участок стены, откуда был хорошо виден весь крепостной двор. Через несколько дней после их с Морваном возвращения из замка Гарольда в северной части двора было начато строительство высокой бревенчатой ограды, которая полукругом огораживала значительное пространство. Морван сказал ей, что это свадебный загон для Тени и его Дезире.

Но ограда предполагалась слишком уж высокой, а территория, которая находилась за ней, была слишком просторна для двоих лошадей.

Заинтригованная, она каждый день следила за работами в надежде угадать, что было на уме у мужа.

Сегодня, взглянув вниз, она обнаружила, что ограда достроена.

Морван въехал во двор, как раз когда она сбегала по ступеням крыльца.

– Зачем ты надеваешь этот безобразный камзол? – спросила она, подходя к нему. Она попыталась в очередной раз, теперь уже приложив к этому все старания, украсить вышивкой рукава. Результат получился удручающий.

Морван, спешившись и передав поводья груму, пожал плечами:

– А мне он нравится. В нем и при такой солнечной погоде не жарко.

– Тогда уж вели вышивальщицам привести его в достойный вид.

– Меня устраивает его вид.

Он обнял ее за талию и повлек к морскому берегу. Там, усевшись на валун, он подхватил ее и усадил к себе на колени.

– В день, когда ты впервые появился в крепости, я смотрела с галереи, как ты сидел на этом самом камне и о чем-то думал, – сказала Анна. – Помню, закат был удивительно красивый. Любоваться им можно было бесконечно. Я чувствовала себя словно в раю. Моя душа таяла, сливаясь с морем и небом, растворялась в них.

Морван сосредоточенно кивнул:

– Я тоже хорошо запомнил тот закат. Как и все, что так или иначе связано с тобой.

– А когда солнце почти скрылось за горизонтом, я взглянула вниз, и там был ты, не подозревавший, что я на тебя смотрю.

– Неправда! Я ощущал твое незримое присутствие. Мне казалось, что моя душа исторглась из тела, чтобы соединиться в блаженнейшем восторге с другой душой, нежной и трепетной, неустрашимой и благородной. Это чувство было таким острым, что я ни на миг не усомнился: так все и было! Именно тогда я осознал, что полюбил тебя.

Анна молча кивнула. Она в те минуты ощущала то же. И после всегда чувствовала душевную связь, неразрывное единение с ним.

– Как хорошо, что в тот вечер я вышла подышать воздухом на галерею, – улыбнулась она.

Он нежно поцеловал ее.

– Я благодарен тебе за это. Именно тогда я узнал, что рай можно обрести здесь, на земле. Что это любовь.

Они молчали, обнявшись, и смотрели на волны, разбивавшиеся о каменистый берег. Взгляд Морвана, как всегда, был обращен в сторону Англии.

– Этим летом ты попытаешься вернуть Хэрклоу? – полувопросительно произнесла она.

– Нет, несколько лет уйдет на подготовку этой кампании. Сперва нам надо добиться, чтобы в крепости и владениях был полный порядок, чтобы увеличились доходы, а после будем штурмовать Хэрклоу.

– Мы? Ты говоришь так, будто делами в крепости мы занимаемся вместе.

– Мы теперь во всем вместе, Анна. И то, что поход на Хэрклоу придется отложить, меня вполне устраивает. Я хочу видеть, как мой сын сделает свои первые шаги, я хочу слышать его первый лепет. Отправляясь в Англию, я хочу быть уверен, что мой наследник достоин владеть Ла-Рош-де-Роальд и Хэрклоу.

– Это не обязательно будет сын, Морван.

– Ну, в таком случае я не позавидую этому захватчику шотландцу. Ведь если он не сдастся мне, если со мной при осаде и штурме случится худое, у стен Хэрклоу рано или поздно появится моя дочь в доспехах и с моим гербом на щите.

– Я тоже рада, что ты решил отсрочить этот поход. Хочу сполна насладиться твоей любовью, прежде чем ты надолго покинешь меня и подвергнешь себя этой новой опасности.

– Это звучит так по-женски, Анна.

– Правда? Наверное, из-за ребенка. Или моими устами говорит любовь к тебе.

Он нежно провел ладонью по ее волосам.

– Ничего не страшись, бесценная моя! Мы проживем в любви и согласии долгие годы, пока смерть не призовет нас к себе. Но это случится еще не скоро. Я уверен в этом так же, как в том, что солнце нынешним вечером, как всегда, закатится за горизонт. Судьба привела меня на этот каменистый берег не ради короткого увлечения, а во имя нашей любви.

Она поверила ему. Все ее страхи и опасения растаяли под призывным, страстным и нежным взглядом его агатовых глаз.

Она кивнула в сторону ограды:

– Ну а теперь, когда она, наконец, закончена, ты, быть может, скажешь мне, для чего она построена.

– Для свадебных игр Дезире и Тени, – усмехнулся он.

– Неправда! Им хватило бы и нескольких столбов с брусьями!

– Нет, для скромницы Тени этого было бы мало. Она ведь наверняка так же чиста и целомудренна, как и ее хозяйка. – Он поставил Анну на ноги и сам поднялся с валуна. – Идем-ка посмотрим на ограду вблизи. Хочу убедиться, что ты одобришь мою идею.

Полукруглое огороженное пространство оказалось даже большим, чем Анна предполагала. Войдя внутрь, она, к своему разочарованию, не обнаружила там ничего, за исключением большого сундука, стоявшего у стены крепости.

– Я вообще-то подумал, что ты могла бы разбить здесь сад. Розарий.

– Розы я уже посадила, но вот фруктовые деревья, кустарники, летом – яркие цветы и…

– Прости, любовь моя, я пошутил. Никакого сада здесь не будет.

– Что же тогда?

– Я говорил с Карлосом. Предложил ему стать управляющим всех наших ферм. Теперь у него будет мало времени, чтобы заниматься лошадьми. Ты могла бы в этом ему помочь.

Анна онемела от изумления. Она во все глаза смотрела на него, поводя головой из стороны в сторону.

– Ты что же, против?

К ней, наконец, вернулся дар речи.

– Нет, что ты! Я согласна! Еще бы! Конечно, я согласна!

– Сторожа на конеферме будут сменять друг друга утром и днем, и ты сможешь отправляться туда в сопровождении любого из воинов, когда пожелаешь. – Он обвел рукой огороженный загон. – А когда родится наше дитя, станешь объезжать лошадей вот здесь.

Анна новым взглядом оглядела просторный загон. Места, чтобы тренировать лошадей, здесь вполне достаточно. Из-за высокой ограды им будет не видно, что происходит в остальных частях двора, они не будут пугаться…

– Ты не боишься, что норовистый жеребец выбросит меня из седла, и я покалечусь сама или потеряю ребенка?

– Женщина, командовавшая армией, в достаточной степени наделена здравым смыслом, чтобы не подвергать опасности себя и свое дитя. Надеюсь, ты вовремя, за два-три месяца до родов, прекратишь свои занятия с лошадьми. А до этого не станешь рисковать собой и ребенком.

– Не буду ездить, стоя на седле. Ты это имел в виду?

– В том числе и это.

Он обнял ее и подвел к сундуку. Под крышкой лежала какая-то одежда. Морван вынул коричневую тунику и протянул ее Анне:

– Это тебе, дорогая. Изделие рук Катрин.

Анна, смутившись, приняла дар. Морван приподнял мешковину, под которой в недрах сундука скрывался меч в ножнах.

– Мне подарил его Дэвид. Теперь он будет твоим. Он на удивление легкий, и ты сможешь удерживать его одной рукой, больше полагаясь на свой щит. – Еще один кусок мешковины скрывал под собой великолепный боевой щит. – Можешь стрелять из лука на ферме сколько твоей душе угодно. Но на мечах станешь тренироваться только здесь и только со мной. Он предназначается для упражнений, для забав. Даже помышлять не смей о том, чтобы выйти с ним на поле брани против воина-мужчины. Как бы ловко ты ни научилась им владеть, у тебя недостанет сил противостоять опытному, могучему воину. Обещаешь?

Анна кивнула.

– Ты сам возьмешься меня учить?

– Да.

– Но мечом можно пораниться. И это когда-нибудь со мной случится.

– Я буду осторожен, обещаю.

– Надеюсь, не слишком. Иначе я никогда ничему не научусь.

Он засмеялся:

– Ты все та же. Переоденешься? Или проводить тебя в замок?

Анна, оглянувшись через плечо, начала снимать платье.

– Не бойся, здесь тебя никто не увидит. Асканио помог мне рассчитать высоту бревен.

Так, значит, в тайну были посвящены Асканио, Карлос и Катрин. Все, кто был ей особенно дорог, вместе с Морваном готовили этот восхитительный подарок.

Сняв платье, она отшвырнула его в сторону. За платьем последовала нижняя рубаха. Оставшись в панталонах