Book: Убийство на косе Дейви Джоунс



Хардвик Ричард

Убийство на косе Дейви Джоунс

Ричард Хардвик

Убийство на косе Дейви Джоунс

Перевод Е. Елшиной

Телефон зазвонил сразу же, как только шериф Пиви вышел из офиса и закрыл за собой дверь. Я перегнулся через весь стол, поднял трубку и ответил:

- Офис шерифа графства Куэйл. Помощник шерифа Миллер слушает.

- Пит, - раздался голос в трубке, - это Трой Дикус.

Трой, как и ваш покорный слуга, был одним из дюжины членов авиационного клуба, располагавшего единственным самолетом. Что-то беспокойное чувствовалось в голосе Троя, и это меня как-то сразу насторожило.

- Слушай, разве не ты сегодня летаешь? - спросил я. - Не хочешь ли ты...

- С самолетом все в порядке, Пит, - произнес он, успокаивая меня, и замолчал, очевидно, подыскивая слова для продолжения щекотливого разговора.

Я откинулся в кресле, расслабившись, и стал ждать.

- Я... я хотел бы сказать о том, что видел только что, когда возвращался со стороны Волчьего острова. Я подлетал к этой маленькой песчаной косе, что напротив входа во Французский залив, и посмотрел вниз. Я увидел что-то очень похожее на тело человека.

Я мгновенно вскочил на ноги:

- Что?

- Определенно, Пит, это напоминало тело. Мертвый человек, вынесенный волнами на этот маленький пляж. Видимо, во время последнего прилива. Я подумал, что, возможно, шерифу Пиви будет интересно узнать об этом.

- Трой, - сказал я как можно спокойнее. Я знал этого парня с тех пор, как только он перестал ползать на четвереньках, и у меня всегда было такое чувство, что по мыслям и поступкам он резко отличался от большинства своих сверстников. - Трой, ты совершенно уверен в том, что ты видел? Не могло это быть частью бревна или болотной водорослью?

- Несмотря на то, что дело шло к сумеркам и дуло довольно прилично с северо-востока, а этот пляж слишком мягок, чтобы посадить на него самолет, - сказал он с раздражением, - я тем не менее уверен. Конечно, может быть, шерифу совсем не обязательно знать о каком-то мертвом человеке, лежащем на песчаном пляже.

- Спасибо за звонок, Трой. Ты все сделал правильно. Мы проверим эту информацию.

Достопочтенный шериф графства Куэйл Дан Пиви сидел в кафе на противоположной стороне улицы. Я подсел к нему у стойки и рассказал о звонке Троя Дикуса. Когда я закончил, Дан пробормотал что-то, запустил пятерню в свои густые белые волосы и почесал затылок.

- Этот парень, Пит, как его... Дикус, это не тот самый с ужасно толстыми стеклами очков?

- Именно он, Дан, - ответил я, понимая намек на очки. - Я не говорю, что он видел там, на песчаной косе, именно тело, но я и не утверждаю противоположное. Все, что я делаю, это информирую тебя о том, что...

Дан сделал глоток кофе.

- Надо будет взять лодку и обшарить это место в районе Французской высадки, - рассудил он.

Я отчетливо видел, что он не верит ни в Троя Дикуса, ни в его рассказ, но он также не хочет выглядеть человеком, увиливающим от выполнения своих обязанностей. Дан посидел еще какое-то мгновение, допил свой кофе и резко поднялся.

- Я полагаю, Пит, нам следует поехать на место и самим разобраться, в чем дело. Постарайся найти Джерри и скажи, чтобы он был в конторе, пока мы будем отсутствовать.

Прежде чем Дан и я отъехали от офиса, таща на прицепе лодку с подвесным мотором, Джерри Силен, второй помощник Дана, бросил нам вдогонку:

- Эй, послушайте. Это дело не пустое, вы можете вернуться с уловом. Этот малый, Кальхаун, что работает у Лестера Джагелса, пропал уже четыре или пять дней назад.

Я бросил назидательный взгляд в сторону Джерри.

- Парни, подобные ему, часто находятся в бегах. Вероятно, он уже где-нибудь в Калифорнии.

- Или лежит на песчаной косе. - Джерри встряхнул своей маленькой головкой.

Я позволил себе хихикнуть. Джерри всегда пытался драматизировать даже самую обычную ситуацию.

Но если хорошо смеется тот, кто смеется последним, то этим последним был Джерри, потому что, когда Дан Пиви и я прибыли к берегу у Французской высадки, спустили лодку на воду и по реке достигли маленькой песчаной отмели как раз напротив горловины бухты, наши карманные фонарики почти сразу же высветили лежавшее на пляже у самой воды тело... Это был труп Альтона Кальхауна.

Все было точно так, как описал Трой Дикус. Тело лежало в паре футов от кромки воды, то есть как раз там, где его должна была оставить волна отлива. Никаких следов на мягком песке возле него обнаружено не было. Он был полностью одет, включая обувь, носки и даже галстук "бабочка". И все-таки мы были озадачены одним обстоятельством. Руки Кальхауна были связаны сзади куском веревки. От запястий она тянулась к коленям, обхватывая и стягивая ноги так, что они оказались чуть ли не притянутыми к затылку. Еще один кусок веревки был крепко затянут вокруг талии. По нашему мнению, это означало, что кто-то "помог" связанному Кальхауну упасть в воду, то есть, попросту говоря, утопил его.

- Ну что ж, этот малый, Дикус, был прав, - сказал Дан. Он нагнулся и осторожно подхватил свободный конец веревки, которой была обвязана его талия. - Давай-ка, Пит, посмотрим, что это такое.

Я подошел поближе и посветил своим фонариком. Можно было увидеть, что в этом месте, около узла, веревка полностью перетерлась, а самый конец был испачкан чем-то коричнево-красным.

- Что ты обо всем этом думаешь, Дан?

- Похоже, что в этом месте веревка касалась или была прикреплена к куску ржавого железа с рваными или острыми кромками, что и вызвало перетирание веревки и, в конечном счете, ее разрыв.

- Тогда получается, что кто-то, должно быть, привязал его к чему-то тяжелому и сбросил через борт... Дан кивнул в знак согласия:

- Видимо, с той целью, чтобы он опустился на океанское дно, где уж никто не найдет его. Похоже, что это было так.

Я поднял глаза и вгляделся в темноту в направлении резкого, но монотонного шума океана, непрерывно выбрасывающего свои волны на пустынный пляж. Видимо, с таким же шумом воды извергли из своей пучины и выплеснули на берег и Кальхауна. Я почувствовал, как мороз пробежал по моей коже.

- Дан, давай возвращаться в город, а?

Мы отвезли тело Альтона Кальхауна в похоронное бюро, где нас встретили доктор Стеббинс и Джерри. Доктор начал предварительное исследование трупа, все время ворча, что ему придется пропустить популярное ковбойское шоу. Я в это время занялся изучением одежды утопленника.

- Ничего особенного, - доложил я, - только бумажник да морские водоросли, запутавшиеся с внутренней стороны рубашки, в складках.

Ничего заслуживающего внимания не было найдено и в самом бумажнике.

- Похоже, что его утопили, - произнес доктор. - Конечно, вскрытие даст нам больше подробностей. Я приступлю к нему завтра утром.

- Кто-нибудь из вас может рассказать что-то об этом парне? спросил Дан.

- Что ж, я слышал, как люди называли его дамским угодником, первым отозвался Джерри.

- Ну и что из этого? - проговорил Дан, почесывая кончик носа. - Ты говорил, что он работает у Лестера Джагелса?

- Да, служит в баре, в "Савое".

- Пит, попробуй поговорить с этим Лестером Джагелсом. Пусть он сегодня же навестит нас в офисе, - сказал Дан.

Дан Пиви находился в своей излюбленной позе мыслителя: откинувшись назад в старом вращающемся кресле; ноги в ботинках колоссального размера покоились на углу его рабочего стола. Лестер Джагелс, высокий, сухопарый человек, сердито смотрел на шерифа поверх блестящих носков его ботинок.

- Дан, - сказал он, - человек, подобный Кальхауну, обречен на бесславный конец, ибо женщины есть не что иное, как сплошное беспокойство и лишние неприятности. - Он обвел взглядом меня и Джерри, кивая головой так, словно искал подтверждения собственным словам.

- Вы думаете, что его привязанность к женскому полу имеет какое-то отношение к тому, что с ним случилось?

- Всякое возможно, - вмешался Джерри, - может быть, это связано с его прошлым. Представьте, что ему однажды удалось вырваться из разъяренной толпы, его годами всюду искали и, наконец, нашли именно здесь. Я однажды читал историю...

Дан взглядом остановил болтовню Джерри:

- Могли бы вы назвать нам имена его друзей, Джагелс?

- Послушайте, Дан, мой бизнес целиком зависит от добрых отношений с клиентами, и я не хотел бы ходить по округе и всем говорить...

- А если бы в этом похоронном бюро лежали вы, - спокойно произнес Дан, - желали бы вы, чтобы мы нашли того, кто это сделал?

Лицо Лестера Джагелса побелело. Он облизал губы и с трудом перевел дыхание.

- Я... мне... Да, конечно, я понимаю, что вы имеете в виду. Ну что же, в последнее время я видел эту молодую девицу, Пай, слонявшуюся днями и вечерами вокруг "Савоя" и посылавшую Кальхауну многообещающие взгляды.

- Дочь Амоса Пая? - нахмурился Дан. - Маленькая Люсиль? Лестер Джагелс мгновенно поднял руку:

- Минуту, минуту. Ей двадцать один год. Мы не обслуживаем малолетних в нашем ресторане.

- Двадцать один? - удивленно пробормотал Дан. - Мой бог, а еще ктото сомневается в том, что время действительно летит. Джерри сладострастно ухмыльнулся:

- И в другом отношении, Дан, ты тоже уже не имеешь права называть ее малолетней.

- Были и другие, - продолжал между тем Лестер. - Но эта девушка была его самой сладкой любовью. Она приходила в бар практически каждую ночь. Я полагаю, что по существующим стандартам Альтон Кальхаун был симпатичным парнем.

- Когда вы его видели в последний раз? - спросил Дан.

- Постойте. Сегодня понедельник. - Лестер закрыл глаза, затем медленно открыл их. - Это было в прошлый четверг. В этот день Кальхаун всегда берет отгул, и по четвергам в баре я обслуживаю посетителей сам. Он появился в тот день утром, пытаясь уговорить меня заплатить ему вперед.

- Вы уступили ему? Джагелс нахмурился:

- Я не очень проворный, Дан, но во мне есть кое-что получше. Парень, подобный Кальхауну, был бы уже далеко от нашего города, если бы он ухитрился получить хотя бы десять центов аванса. Никогда не позволять им этого - мое правило.

Лестер Джагелс сообщил нам и домашний адрес Кальхауна. Это был дом с меблированными комнатами, расположенный рядом с креветочными причалами.

Когда Джагелс покинул нашу контору, настенные часы показывали ровно одиннадцать тридцать, и мы решили, что на сегодня достаточно. Согласно теории, разработанной Даном Пиви, считалось, что чем больше мыслительной деятельности требует от человека исполнение его служебных обязанностей, тем в большем количестве сна он нуждается. И я, и Джерри полностью поддерживали это положение.

Следующим утром первым делом Дан послал Джерри найти маленькую Люсиль Пай, а меня - обследовать комнату Кальхауна на предмет выявления чего-либо такого, что помогло бы нам разгадать загадку с этого конца.

Примерно через полчаса я вернулся с известием, что хозяин дома переправил все оставшиеся пожитки Кальхауна в кладовую, а его номер сдал новому постояльцу после того, как Кальхаун не появлялся дома в течение двух дней.

- Кальхаун сильно задолжал хозяину в оплате аренды, - сказал я Дану, - очень сильно.

Тот кивнул головой и спросил:

- А что в отношении его вещей? Нашли что-либо? Какая-нибудь записная книжка с адресами или что-то в этом роде?

- Ни единой штуковины, Дан. Парень был своего рода бродяга, без постоянных связей.

В этот момент распахнулась дверь офиса, и Джерри ввел девушку. Это была маленькая Люсиль Пай. Я тут же понял, что имел в виду Джерри, говоря, что она уже больше не маленькая. Во всяком случае, определенные части ее тела подтверждали это полностью.

- Входи, Люсиль, - сказал просто Дан. Он поднялся и пододвинул ей кресло, в которое девушка села. - Я полагаю, Джерри сказал тебе, почему...

Он не успел закончить фразу, так как в комнату ворвался небольшого роста человек с горящими злобой глазами.

- Эй, Пиви, что все это значит? С какой стати ты послал этого... он свирепо взглянул на Джерри, - этого индюка, который притащил сюда меня и мою дочь...

- Погоди, Амос Пай! - строго произнес Дан. - Разве на самом деле кто-нибудь притащил вас сюда? И ты ничего не слышал об убийстве, ужасном убийстве, если говорить точно?

- Этот человек получил по заслугам, - прошипел злой Пай. Настоящий мерзавец!

Дан, который нервно ходил по комнате, немного успокоился и сел в кресло.

- Это очень интересно, Амос. Продолжай.

- Я... - начал было Пай, но вдруг замолчал и обвел всех нас вопросительным взглядом. - Эй, подождите! Уж не думаете ли вы, что я имею к этому делу какое-то отношение?

Вперед вышел Джерри.

- Дан, послушай. Я был на причале и слышал от двух малых, что несколько дней назад Амос сильно поссорился с Кальхауном. Рассказывают, что Амос кутил в баре "Савоя" и ругал при всех Кальхауна за все его грехи. Требовал оставить в покое его дочь, иначе, - Джерри покосился в сторону Пая, - иначе он достанет его.

Дан наклонился вниз и поднял с пола куски веревки, которые были сняты с трупа.

- Амос, ты используешь на своей лодке веревку, подобную этой?

Пай что-то пробормотал про себя и взглянул на веревку. Затем он скривил рот и произнес:

- Покажите мне хоть одного ловца креветок, у которого бы не было такой веревки, как эта.

Дан выпустил веревку из рук, и она снова упала на пол. Затем он повернулся к девушке.

- Ты ведь подруга Кальхауна, Люсиль, не так ли?

Девушка выглядела несколько удивленной. Затем она сказала:

- О, мне действительно нравился Альтон, шериф Пиви. Тем не менее мне по душе и многие другие. - Она почему-то повернулась в мою сторону и, подмигнув загадочно, улыбнулась.

- Пиви, - сказал Амос Пай, постучав костяшками пальцев по столу шерифа, - ты или арестуй нас с дочерью, или выпусти отсюда сейчас же.

- Всего один вопрос, Амос. Где находились ты и твоя лодка в прошлый четверг?

Глаза Пая подозрительно сузились.

- С какой стати ты спрашиваешь меня об этом? Уголки рта Дана дрогнули и изобразили нечто похожее на легкую улыбку.

- Звучит так, как если тебе что-то хотелось бы скрыть.

- Меня в этот день в городе не было, я занимался ловом креветок. Это, черт возьми, мое личное дело, где мне быть.

- Кто-нибудь был с тобой? Твой помощник, например?

- У меня есть помощник, но в этот день его со мной не было. Как он мне сказал - был болен. Скорее всего, пьян. - Пай бросал взгляды в разные стороны - на Джерри, на меня и даже на маленькую Люсиль.

- Спасибо, Амос, - произнес Дан, вставая с кресла. - И тебе спасибо, Люсиль.

- Мне не хотелось бы этого говорить, - сказал Джерри, наблюдая из окна, как Амос и маленькая Люсиль переходят на другую сторону улицы, но все складывается так, что Амос - тот человек, которого мы ищем. Он неожиданно резко повернулся к нам. - Вы знаете, почему я говорю так?

Но Джерри не успел закончить изложение своих мыслей, так как дверь снова с шумом распахнулась и в комнату вошел Трой Дикус, кося на нас глазами из-под непомерно толстых стекол очков. Он проглотил слюну и произнес:

- Шериф Пиви, я пришел сюда, чтобы отдать себя в руки правосудия.

Ноги Дана соскользнули со стола и коснулись пола.

- Отдать себя? В чем дело, сынок?

Трой неловким движением, выдающим внутреннее волнение, поправил свои очки.

- Я любил Люсиль Пай, вот почему я сдаюсь.

- Нет такого закона, который бы запрещал любить Люсиль Пай или кого-нибудь еще, парень.

- Разве вы не понимаете, шериф? - сказал Трой. - Я только что услышал, кого... кто это был, кого вы нашли прошлым вечером.

- Ну и что?

Трой бессмысленным взглядом смотрел на нас.

- Вы... вы разве не слышали, как я угрожал Кальхауну? Дан жестом показал, чтобы Трой сел.

- До этой минуты - нет. Но теперь, когда мы узнали об этом, расскажи нам всю историю.

Трой уселся в кресло, несколько скованный в связи с тем, что фактически дает информацию на самого себя.

- Ну хорошо. Кальхаун увел у меня Люсиль, поэтому я пошел в этот пивной бар, где он работает, и сказал ему, что, если он не оставит ее в покое, я достану его. - Он быстро подался вперед в сторону Дана. Конечно же я подразумевал, что ударю его по лицу или что-то в этом роде. Я вовсе не имел в виду, что убью его.

- Каким образом он увел у тебя Люсиль? - спросил я.

- Всего-навсего поговорив с ней ласково, как я полагаю. Раньше она обычно звонила мне, называла с любовью "мой мальчик" и тому подобное. Я... я никогда не был удачливым в отношениях с девочками, и это меня угнетало.

- А как с ее отцом, - спросил Дан, - ты уживался с ним?

- Старый Амос? - усмехнулся Трой. - Он полагал, что вряд ли ктонибудь в целом мире будет хорош для его Люсиль. Он говорил, что собирается послать ее в Нью-Йорк в школу манекенщиц, когда подзаработает немного денег. Там, рассчитывал он, она сможет найти какого-нибудь миллионера, и всякая такая чепуха.

- Хорошо, - сказал Дан, - думаю, что это естественно для отца видеть свое дитя счастливым. Во всяком случае, Дикус, ты правильно поступил, зайдя к нам.

Трой поднялся, глубоко вздохнул и улыбнулся шерифу.

- У меня камень с сердца свалился. Если я вам зачем-нибудь понадоблюсь, буду в городе. Он повернулся и вышел.

- Вполне возможно, - сказал Джерри, - что он мог бы захватить с собой в самолет Кальхауна и сбросить его, пьяного, привязанного к куску тяжелого железа.

- Но если тело освободилось от груза, - заметил я, - и Трой видел его, когда оно было распластано на этом маленьком пляже, как могло получиться, что он поспешил к нам сообщить обо всем этом, вместо того чтобы снова проникнуть на косу и утопить Кальхауна еще раз?



Джерри пожал плечами и почесал затылок.

- Понимаю, что ты имеешь в виду.

- Эта веревка вроде бы совсем новая, - промямлил Дан, погруженный в свои мысли. Он взял оба конца в руки, вытянул веревку и вертел ее так и сяк. - Пит, дай мне линейку, что стоит в углу.

Затем он измерил три отрезка веревки, снятые с разных частей тела Кальхауна.

- Полная их длина получается двенадцать футов и шесть дюймов, а разорвалась веревка только в том месте, где она перетерлась. - Он посмотрел на Джерри. - Слушай, сбегай в хозяйственную лавку и выясни, не покупал ли Амос Пай недавно такую веревку, и если да, то сколько.

Джерри взял один из кусочков и вышел. Через пять минут, не больше, он вернулся.

- Ты попал в десятку, Дан! Амос купил сто футов точно такой веревки менее двух недель назад. Бад Бойер, хозяин лавки, хорошо помнит, как это было.

Я подпрыгнул.

- Может быть, Амосу еще не представился случай воспользоваться этой веревкой. Почему бы мне не сходить на пристань и, если он там, не попытаться найти эту веревку. Я ему скажу, что нам надо сравнить веревки.

Дан согласился кивком головы. Я отправился на машине к гавани и, когда подрулил туда, нашел катер Амоса привязанным к причалу. Самого Пая там не было, однако маленькая Люсиль находилась в камбузе и готовила кофе.

- Могу я подняться на борт, Люсиль? - пробормотал я.

- Мне кажется, я не могу преградить путь стражу порядка и закона.

Я взобрался на катер и спросил ее согласие на осмотр помещений.

- Вы все думаете, что это отец убил Альтона, не так ли? - сказала она.

- Мы не спешим с выводами, Люсиль. Шериф Пиви всегда ждет до того момента, когда становится все ясно и все доказательства представлены. Только после этого он принимает решение. Твой отец всего лишь подозреваемый в этом деле, и я полагаю, ты сама догадываешься почему.

Она устало кивнула головой.

- Отец целит гораздо выше, чем я, - сказала Люсиль, налила две чашки кофе и одну протянула мне. - Он хочет, чтобы я уехала отсюда, Пит. Хочет, чтобы я поехала в Нью-Йорк и сделалась моделью. Это очень глупо, но как я ему скажу об этом? Я хочу жить здесь. Мне очень нравится здесь.

Я совсем было забыл, зачем пришел сюда. Выпил кофе и поблагодарил девушку. Затем на палубе нашел целую катушку новенькой веревки толщиной три четверти дюйма. И объяснил Люсиль, что забираю веревку с собой и скоро ее верну.

- Я скажу об этом отцу, когда он придет, - сказала девушка. В офисе мы тщательно измерили длину веревки. Получилось восемьдесят восемь футов.

- Восемьдесят восемь плюс двенадцать как раз составляют сто футов, - триумфально произнес Джерри.

Я тут же вспомнил, как Люсиль сказала о своем отце там, на катере, заметив, что он целит гораздо выше ее самой. Может быть, Кальхаун и не был достаточно хорош для нее, может быть, и она вовсе не была серьезна по отношению к нему, но, как бы то ни было, убийство человека следует считать слишком суровой расплатой в данном случае. Так думал я.

- Это еще ни о чем не говорит, - произнес Дан. - Вся эта история пока не укладывается в моей голове! Джерри уселся на краю стола Дана.

- Это же просто, Дан, как нос на твоем лице. Может быть, даже еще яснее. У него были причины, он угрожал Кальхауну при свидетелях, а какой у него вспыльчивый характер и, кроме того, у него катер, а теперь вот еще и это. - Джерри взглядом указал на веревку. - Дан, слушай, он может скрыться, если мы не схватим его сейчас же. Когда он обнаружит, что мы взяли его веревку. Я полагаю, что Амос Пай умеет складывать так же хорошо, как и мы.

- Может быть, все и так, - сказал Дан, двигаясь взад-вперед - до холодильника и обратно.

Зазвонил телефон, Дан подошел, снял трубку, сказал всего лишь "хэлло" и стал слушать. Я наблюдал, как менялось выражение его лица: от озабоченности до расслабления, и наконец на нем отразилось удовлетворение.

- Хорошо, я буду, - заключил он и положил трубку.

Затем он повернулся к нам, внимательно посмотрел на Джерри и на меня, сел снова за стол и на несколько секунд закрыл глаза. Его голова качнулась, и он открыл глаза.

- Ну что ж, я думаю, что дело сделано, - сказал он, как бы обращаясь к неизвестному слушателю. И затем к Джерри: - Заместитель шерифа Силей, я приказываю вам произвести арест.

- Старика Пая! - буркнул Джерри, потирая руки.

- Нет, я приказываю вам привести сюда Троя Дикуса. Скажешь ему, что это в связи с убийством им Альтона Кальхауна.

Трой вошел в офис вместе с Джерри и первым делом направился к Дану Пиви.

- Что за шутки, шериф? Этот ваш помощник, должно быть, пьян...

- Дикус, - спросил Дан, - ты знаешь, когда оканчивается сезон охоты на уток?

- Когда сезон на уток... - Трой уставился на меня, пытаясь изобразить улыбку на своем лице.

Однако мне было не до улыбки, так как я был озадачен происходящим в такой же степени, что и он. Я ждал, потому что в моих ушах еще звучал вопрос Дана, в котором ни в коей мере не чувствовалось ничего, связанного с намерением поохотиться.

Трой бросил взгляд на Дана.

- Если я не ошибаюсь, вчера был последний день сезона. Однако в чем...

- Ты не ошибаешься, Дикус, - произнес холодно Дан, - я только что имел интересный телефонный разговор с тремя парнями, которые получали удовольствие от охоты именно в этот день. Они были на болоте в районе Французской высадки, а если быть более точным, то как раз позади этой песчаной косы.

Лицо Троя заметно передернулось и побелело.

Дан, однако, продолжал, как будто бы ничего не заметив.

- Причина, по которой эти парни не позвонили мне раньше, очень проста: они вынуждены были заночевать в топях, потому что их подвесной мотор не заводился. Они только недавно вернулись и, когда услышали о Кальхауне, вспомнили, что наблюдали вчера во второй половине дня нечто совсем необычное.

Глаза Дана Пиви сузились, мохнатые седые брови опустились вниз и напоминали двух белых гусениц. Он продолжал:

- Им показалось, что над их головами появился маленький зеленый аэроплан, сделал несколько кругов и затем...

- Они лгут, шериф Пиви! - резко выпалил Трой. - Кто бы ни были эти парни, они лгут.

- Но я еще не сказал тебе, Дикус, что они видели. В отношении чего они лгут?

Трой закусил нижнюю губу и уставился на Дана. Затем произнес:

- Хорошо... я... здесь многие люди меня ненавидят. Я... Дан встал.

- Эти ребята видели маленький самолет, кружащий над ними, затем он вошел в воздушную струю и замедлил скорость, и кто-то выпал из него...

Кулаки Троя сжались, было видно, как заходили желваки, и он зажмурился.

- Судьба! - вскрикнул в отчаянии Трой, ударяя кулаками по столу Дана. - Судьба! Вы, глупые деревенские сыщики, вы никогда в жизни не раскрыли бы это дело, если бы не чертовское ваше везение! - Он обвел безумным взглядом меня и Джерри. - Конечно, - продолжил Трой, - это я убил Кальхауна! Смерть была самым справедливым приговором для этого подонка! Он отнял у меня Люсиль, единственную девушку, которая когдалибо у меня была. И я ненавижу ее старого отца. Его и его дурацкие идеи насчет того, кто был, а кто не был подходящим кавалером для Люсиль. Они оба в равной мере заслуживали наказания.

- Ты имеешь право обратиться в совет адвокатов, Дикус, - произнес Дан.

Но Трой уже завелся.

- Хотите знать, как я сделал это? Я все разработал до мельчайших подробностей. Для начала я утащил у старика Пая кусок веревки. Затем напоил его помощника так, чтобы Амосу пришлось одному работать один или два дня. В прошлый четверг, когда у Кальхауна был выходной, я пригласил его к себе в машину, ударил чем-то тяжелым по голове и хорошенько связал.

Трой перевел дыхание и облизал губы.

- Потом выехал на аэродром и свалил его в кусты в южном конце летного поля, а сев в самолет, подрулил к кустам и погрузил Кальхауна в кабину. Взлетев, я направился на север, в сторону Волчьего острова, это около трех миль, и посадил машину на пляж примерно в том месте, где когда-то был рыбачий домик...

Я знал это место. Домик исчез в одну ночь во время сильного урагана в 1966 году, и больше там уже ничего не строилось. Но и сейчас можно найти отдельные следы бывшей постройки, принявшие такую форму, что в недалеком будущем археологи будут ломать головы, стараясь понять, что бы это могло быть.

Недалеко, примерно в пятидесяти ярдах от пляжа, находился пруд с пресной водой, постоянно пополняемый из артезианских колодцев, которые когда-то снабжали водой рыбаков.

На фоне монотонного гудения голоса Троя я почти отчетливо мог видеть маленький зеленый самолетик, садящийся на заброшенный пляж, видеть, как Трой вытаскивает из него Кальхауна, тащит его к океану и опускает в волну прибоя. Кальхаун в этот момент должен был находиться в полном сознании, и меня разбирало любопытство, о чем мог бы думать он в эти последние минуты. Многие отчаянные мысли, очевидно, пронеслись в его голове, пока Трой держал его, связанного, под водой; и потом, когда он уже навсегда застыл, Трой продолжал удерживать его в этом положении, чтобы дело было сделано наверняка.

Когда Трой удостоверился, что Кальхаун мертв, он потащил его назад на пляж мимо самолета и небольших песчаных дюн к пресному пруду. Он оставил тело погруженным в воду на мелком месте, прикрытом от постороннего глаза листьями и цветами плавающих лилий.

У меня выворачивало кишки, когда я слушал Троя.

- Затем, - продолжал он, - я прилетел сюда еще раз вчера, выловил тело Кальхауна из пруда и перетер с помощью куска железа веревку на две части так, чтобы это выглядело, как если бы он освободился от груза случайно. После этого я снова затащил его в кабину и полетел в направлении Французского залива...

- ...где ты его сбросил в прибойную волну, а нам сообщил, что видел тело на пляже, - докончил за него Дан. Трой усмехнулся.

- Признайтесь, шериф Пиви, если бы не эти ребята, которые видели меня, вы бы никогда не вычислили, что это я убил Кальхауна, не так ли?

- Я признаю это, парень.

Горделивая усмешка на лице Троя сделалась еще более выразительной.

- И тогда этот старина Пай оказался бы там, где я хотел, чтобы он был: рядом с Кальхауном. Он и Кальхаун вместе! Дан вздохнул и повернулся ко мне:

- Составь протокол, Пит, и пусть Дикус подпишет его.

Опуская в ящик стола протокол с признанием Дикуса, Дан не выглядел очень довольным собой. Он мрачно взглянул через плечо на возвратившегося Джерри, после того как тот запер Троя в камере.

- Дан, послушай, почему он держал Кальхауна в том пруде с четверга до понедельника? - проговорил озадаченный Джерри. Дан поднялся с кресла и медленно подошел к автомату с водой.

- Тело должно было выглядеть так, будто оно некоторое время находилось под водой, не правда ли? Кроме того, это наиболее надежное место, которое Дикус смог найти: заброшенный остров, маленький пруд, где тело никуда не могло деться, и полным-полно водяных лилий, прикрывающих труп от взгляда случайного прохожего.

Я проглотил слюну и произнес:

- А не рисковал ли он, сбрасывая тело с воздуха, вместо того чтобы совершить посадку и расположить его на песке так, как он хотел?

Дан наполнил водой пластмассовый стаканчик и пристально посмотрел на меня.

- Если бы он посадил самолет, Пит, остались бы следы от шасси, поскольку в этот момент был отлив. Если бы он стал ждать новый прилив, то рисковал бы: ветер мог перемениться, и этим приливом, вместе со следами самолета, могло смыть и тело; его бы унесло далеко в океан, уже безвозвратно. Я кивнул.

- А если бы он сбросил труп не к самой кромке воды, а подальше на самом пляже...

- ...тогда бы на этом месте остались следы от падения и перекатывания тела, - закончил Джерри.

- Совершенно верно, - сказал Дан Пиви. - Так, как он выполнил эту операцию, она наилучшим образом отвечала задуманному им плану: создать впечатление, что тело Кальхауна случайно освободилось от груза и было вынесено на берег. И все подозрения в этом случае падут неотвратимо на старика Пая.

- Ну что ж, - сказал Джерри, неуклюже вертясь в кресле и играя со связкой ключей от камер. - Я полагаю, он был прав, действуя именно так, не правда ли?

Дан смял пустой стаканчик и направился к своему столу.

- В каком смысле, Джерри? - спросил он, садясь в кресло.

- В том, что мы скорее всего повесили бы это дело на старого Амоса Пая, как того хотел Трой, если бы не эти ребята, видевшие момент, когда он сбрасывал труп с самолета.

Дан улыбнулся. Он покачал головой, продолжая улыбаться.

- В том-то все и дело, что не было ни единого свидетеля, который бы видел это.

Я подскочил в своем кресле.

- Ты хочешь сказать, что, сидя вот за этим столом и говоря об этом деле, ты все время... блефовал, разыгрывал Троя?

- Ну хорошо, блеф - это слишком громко сказано, Пит. Давай рассматривать этот эпизод по-другому. Скажем, у меня были достаточно веские основания, и я просто хотел, чтобы Дикус подкрепил их. - Он несколько раз провел своей пятерней по волосам. - Позволь спросить тебя. Не кажется ли тебе несколько странным, что всего за четыре дня совершенно новая, крепкая веревка могла каким-то образом перетереться?

Я почесал затылок.

- Думаю, что да. Такого не могло случиться.

- Хорошо, тогда подумай. Есть труп человека, привязанный к чему-то тяжелому. Потребуется слишком много манипуляций с телом, чтобы веревка перетерлась так быстро, даже в том случае, если она терлась о что-то неровное и острое. Человек, задумавший спрятать труп, не будет привязывать его к чему-либо такому, что может позволить случайно освободиться от пут. Я обратил также внимание на то, как было связано тело. Чтобы просто утопить человека, связывать его подобным образом не было никакой необходимости. Так скрючить тело нужно только для того, чтобы сократить его габариты для необычной транспортировки.

- Конечно, я думаю, что это так, - сказал Джерри.

- Однако, - я ткнул пальцем в телефонный аппарат, - какого дьявола раздался этот звонок, который привел тебя в возбужденное состояние?

- Звонил доктор Стеббинс, - сказал Дан. - Наш уважаемый медицинский эксперт. - Вы помните эти водоросли, которые мы нашли в одежде Кальхауна? Так вот. Когда доктор закончил вскрытие, которое, между прочим, показало, что Кальхаун утонул, так случилось, что он более внимательно исследовал эти водоросли и пришел к выводу: это вовсе не водоросли, а водяные лилии.

- Водяные лилии? - пробормотал озадаченный Джерри.

- Да. Но водяные лилии не растут в соленой воде; странным казалось: как это у человека, вынесенного на берег океаном, в складках рваной одежды находят водяные лилии? Поэтому доктор сделал анализ воды, вытекшей из легких Кальхауна, но это была соленая морская вода. И, как полагал Трой Дикус, только в этом элементе его плана могла бы произойти промашка, поэтому он поступил точно так, как рассказал нам: чтобы исключить возможность промаха, он сначала утопил Кальхауна в океане, а затем погрузил его в пруд, где держать труп было надежнее.

- Как же ты ухитрился вычислить Троя так быстро? - живо поинтересовался Джерри.

- Суммируя все обстоятельства - странным образом оборванная веревка, близкое положение трупа по отношению к кромке воды, как мы это обнаружили с Питом; старый отец, пытающийся прервать роман Дикуса с дочерью, и затем Кальхаун, стремящийся увести у него девушку. Но окончательное решение мне помогли принять водяные лилии. Все получалось так, как будто кто-то хотел заставить нас поверить в естественность того хода событий, которые, в сущности, и имели место. Следуя такой логике преступника, я предположил, что наиболее естественным способом транспортировки тела из пресного пруда на пляж океана с соленой водой, разделенных несколькими милями, является перевозка его на самолете. Это сразу выводило на Дикуса.

- И ты состряпал эту историю об охотниках, надеясь, что Трой клюнет на эту наживу? - сказал я.

- Что он и сделал, - произнес удовлетворенно Дан. Джерри и я посмотрели друг на друга. Джерри глубоко вздохнул и усмехнулся.

- Таким образом, Кальхаун был убит за то, что любил маленькую Люсиль Пай...

Я вздрогнул, так как в этот момент подумал буквально о том же самом. Девушка, женщина, оказывается, может стоить того, чтобы из-за нее убить другого.

Я взял свою шляпу.

- Дан, я, пожалуй, подскочу к причалу и сообщу Амосу и маленькой Люсиль, что мы схватили убийцу.




home | my bookshelf | | Убийство на косе Дейви Джоунс |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу