Book: Дерзкая пленница



Дерзкая пленница

Вирджиния Хенли

Дерзкая пленница

Глава 1

Лили услышала возбужденные крики: «Всадник, всадник! К нам едет всадник!» Голоса доносились со сторожевых башен и повторялись эхом во дворе. Приподняв подол льняного платья выше щиколоток, Лили поспешила вниз, в большой зал. Глаза ее сверкали в ожидании гостя. Возможно, он привез новости, и теперь, наконец, кончится это бесконечное, томительное ожидание великих событий. Все только и говорят о них. Но время идет, а ничего не происходит. «И похоже, не произойдет!» — заключила свои размышления Лили, выходя из дверей зала на мягкий солнечный свет последнего августовского дня 1066 года от Рождества Христова. По мере того как сообщение распространялось из уст в уста, двор заполнялся людьми, и Эдвард, молодой сакс восемнадцати лет, въехал верхом в толпу. Его глаза быстро отыскали Лили, и молодые люди приветливо улыбались друг другу, пока юный гонец передавал конюху своего усталого коня.

— Какие вести, Эдвард? — спросила Лили, затаив дыхание.

— Никаких захватчиков, если ты это имеешь в виду. Но все же новости есть. И они касаются тебя, — сдержанно ответил он, и глаза его помрачнели. — Пойдем, я привез леди Элисон послание от твоего отца. Ты скоро обо всем узнаешь.

Леди Элисон, матушка Лили, уже поджидала их у дверей.

— Принеси Эдварду рог с элем, милая, — приказала она молоденькой служанке.

Эдвард протянул пожилой леди свиток, невольно задержав на ней взор. Он всегда восхищался этой женщиной. Леди Элисон была невысокого роста, темноволосая, несколько полноватая и не такая красивая, как дочь, но в ее облике было что-то королевское: величественная осанка, суровая властность — одного ее гневного взгляда было достаточно, чтобы человека бросило в дрожь. Избегая вопрошающих глаз Лили, Эдвард смотрел, как пальцы леди Элисон, украшенные множеством прекрасных колец, сорвали печать с письма. Она так быстро окинула глазами пергамент, что Эдвард, пивший эль, еще не успел осушить свой рог, мастерски сделанный наподобие настоящего бычьего и имевший форму полумесяца.

— Милорд Этельстан жалуется, что дозор, который они несут, — очередная глупость короля Гарольда, — сказала леди Элисон, обращаясь к Лили. — За все эти долгие недели не было замечено ни одного норманна, а припасы у милорда на исходе. Отец сообщает, что они вернутся через неделю, чтобы успеть к сбору урожая. По-видимому, домашние дела больше волнуют его, чем опасность вторжения норманнов.

Леди Элисон была несколько удивлена тем, что муж велел ей заняться приготовлениями к свадьбе Лили со старшим братом Эдварда, Вулфриком, который сейчас был вместе с ним в дозоре на побережье. Хотя помолвка состоялась два года назад, Лили уклонялась от брака с Вулфриком. Леди Элисон знала, что дочь предпочитает Эдварда, молодого, учтивого, с любезными манерами. Она взглянула на прекрасную пару, стоящую перед ней. У Эдварда были красивые белокурые волосы, доходящие до плеч, тонкие усики и золотистая мягкая бородка. Перед внутренним взором леди Элисон возник образ Вулфрика. Ничего общего! Полная противоположность брату: жидкие рыжие волосенки, клочковатая борода, какая-то бочкообразная фигура и эти отвратительные, грубые замашки. Но он сильный и храбрый и будет надежным защитником их дочери. Вулфрик не беден: ему принадлежит ближайшее поместье — Окстед. Леди Элисон вздохнула и отложила письмо в сторону.

— Ваша матушка, верно, ждет не дождется вас, Эдвард. Я признательна вам за то, что вы приехали сначала в Годстоун. — Она поднялась. — Не задерживай его особенно, Лили. Разве только вы пожелаете отобедать с нами?..

— Благодарю, леди Элисон, но я должен сообщить матушке о том, что мужчины вернутся к сбору урожая… И другие вещи, — нескладно отказался Эдвард.

Лили встала и пошла вместе с ним к двери. Сто вопросов вертелось у нее на языке, но она знала, что мать ей все расскажет в свободную минуту.

— Завтра, пораньше, — шепнул Эдвард. — Возьмите своего кречета, и мы поедем поохотимся.

Лили быстро кивнула, и он ушел.

— Что там в письме, матушка? Это имеет отношение ко мне, не так ли? — Брови девушки тревожно приподнялись.

— Отец желает, чтобы твоя свадьба состоялась после жатвы, без дальнейших отлагательств.

— О нет! — прошептала Лили. — Матушка, разве это так необходимо? — умоляюще спросила она.

— Коль скоро милорд Этельстан так повелел, дочка, говорить не о чем. Но я все же спрошу руническиеnote 1 камни и посмотрю, что сулит будущее.

Лили пошла следом за матерью наверх, в светлую, солнечную комнату, где обычно ткали ковры. Леди Элисон достала из сундука странные, необычной формы камни, разложила их перед собой и долго, сосредоточенно смотрела на них. Наконец она сказала:

— Тут много такого, чего я не понимаю. — Она потрясла головой, отгоняя темные образы, и решила хранить увиденное в тайне. — Тем не менее, одно ясно вполне: свадьба состоится. Это предопределено, Лили. Ты знаешь, что руны никогда не лгут, стало быть, бесполезно упорствовать.

Глаза дочери стали несчастными и умоляющими, и леди Элисон обняла девушку за плечи, стараясь ее утешить.

— Ну-ну!.. Когда я прибыла из Франции, чтобы выйти замуж за твоего отца, я была в ужасе, но ведь все получилось не так уж и плохо. Тебе просто придется переехать в другое поместье. Замок Вулфрика почти такой же, как наш, и ты будешь там полновластной хозяйкой.

— Простите, матушка, я, верно, кажусь вам неблагодарной. Пусть будет так. Вы столько раз наставляли меня, учили, как мне должно поступить, и всегда оказывались правы.

Смирение убило надежды, и легкая походка девушки утратила вдруг обычную стремительность, когда она пошла к себе, чтобы побыть одной. В комнате было жарко. Лили сняла покрывало с головы и льняную тунику и провела пальчиком по шитью, которое украшало ее ворот и подол. Оставшись в тонком платье, она подошла к высокому сундуку и налила в чашу холодной воды. Капнув в нее для запаха несколько капель розовой воды, Лили умыла лицо и руки. Волосы цвета червонного золота упали ей до колен, и она рассеянно откинула их со лба. Из груди ее непрестанно вырывались вздохи.

«Что, если захватчики появятся на следующей неделе, и будет большая битва? Что, если Вулфрика убьют?» Она содрогнулась от этих греховных мыслей.

В дверь тихонько постучали, и вошла Эдит, молоденькая служанка Лили.

— Не пожелаете ли, миледи, чтобы я помогла вам прибрать волосы к ужину?

— Да, пожалуйста, Эдит. Если заплести косы, может, мне будет не так жарко. — Лили взяла гребни. — Я буду плести с одной стороны, а ты с другой. Эдит, — начала она осторожно, — ты помолвлена с Уолтером, одним из рыцарей моего отца. Ты его любишь?

— Да, миледи. Когда он вернется, мы должны пожениться.

— Тебя не пугает мысль о замужестве, Эдит? Девушка хихикнула:

— Конечно, нет! Он, в конце концов, всего лишь мужчина, и я больше не могу сдерживать его.

— Ты всегда говорила ему «нет»?

— Мне бы очень хотелось сказать «да». Но вдруг я произведу на свет ребенка до свадьбы! Вы же знаете, что сделает со мной госпожа ваша матушка, — засмеялась она.

Лили вспыхнула от таких вольных речей Эдит.

— А если бы ты не любила того, за кого должна выйти? Ты могла бы разделить с ним ложе?

Девушка пожала плечами.

— Ага, и нашла бы красивого любовника, как только муж отвернулся бы!

Впервые за все это время Лили рассмеялась.

— Ну давай, нужно поторопиться! Не подобает говорить об этом.

Тем не менее, она подмигнула девушке, когда та подала ей тунику, а потом быстро опоясала бедра золотым филигранным поясом и накинула на голову свежее покрывало. Затем сошла в зал. Там собрались одни только женщины. Все мужчины-воины несли дозор вместе с лордом Этельстаном. Лишь несколько старых слуг и мальчиков-пажей прислуживали за столом. В поместье остались также холопы, которые никогда не ходили с лордом в военные походы, так как не были обучены воевать. Но все они трапезничали не в большом зале, а в своих скромных хижинах, у своих очагов.


Эдгар и Мей жили вместе, как муж и жена, вот уже много лет. Хотя Мей и производила на свет по младенцу в год, выжили у них только одна девочка и один мальчик. Эдвина достигла того возраста, когда ее мог выбрать один из молодых холопов, и тогда она познает такую роскошь, как собственная хижина. Юный Эдгарсон, всего десяти лет от роду, все еще был озорником, его переполняла мальчишеская энергия.

Эдгар пас огромное стадо овец вместе с другими пастухами, и сегодня Мей кормила свое семейство сочной тушеной бараниной. Мясо они ели не каждый день, но когда какую-нибудь овцу приходилось прирезать, пастухи тут же делили ее между собой. Они не давали друг другу клятвы хранить это в тайне. В том не было нужды: все знали, что смертью карается воровство. За убийство же наказание куда легче.

Эдгарсон, стащивший из сада несколько груш, протянул одну из них своей сестре Эдвине и впился зубами в другую грушу — сок потек по его подбородку.

Эдгар, разгневавшись, толкнул сына так, что тот полетел через всю комнату.

— Не смей красть! Сколько раз тебе повторять? Эдгарсон поднялся и ухмыльнулся. Эдгар набросился на жену:

— Ты чересчур мягка с парнем! Мало его порешь! Мей в отчаянии заломила руки:

— Да что же это такое! Я хотела, чтобы ты стал конюхом, выучился ходить за лошадьми! А ты целыми днями шляешься по этим проклятым лесам! Не боишься ни зверя, ни человека, ни дьявола! — воскликнула она и притронулась к маленькому мешочку соли, который носила на поясе для защиты от злых духов.

Эдгар пугливо осмотрелся. Этой ночью была его очередь сторожить овец, чтобы уберечь их от волков. Но боялся он не волков, а темноты. Ночи, проведенные им вне дома, всегда были полны ужаса: ведь в лесах и в продуваемых всеми ветрами горах обитают эльфы, всякие чудовища и другая нечисть. Все крестьяне носят амулеты, чтобы защититься от нее. Многие страшатся даже пчел. Правда, Мей и Эдвина не боялись их. Они ухаживали за фруктовым садом, где были сотни ульев, и собирали мед — единственное лакомство, которое они знали. Перебродив, мед превращался в питье, сладкое и вкусное. С их работой была связана только одна опасность — медведь, «мишка», как они называли его, которому тоже иногда хотелось побаловать себя медом. К пчелиным же укусам Мей и Эдвина уже привыкли.

Эдгарсон поднял входной полог хижины, обмазанный глиной, смешанной с соломой, и исчез. Мей перекрестилась, а потом сделала языческий знак-оберег.

— Он даже темноты не боится! — проворчала она.

Вдруг мальчишка опять появился:

— Идите быстренько, гляньте! На небе огонь!

Второй раз за этот день поместье огласилось криками; все его обитатели высыпали из домов — и вдруг замерли. Они увидели, как огромный сверкающий шар перечеркнул небо. Опомнившись, люди в страхе стали осенять себя крестным знамением; поднялся невообразимый гвалт — каждый пытался объяснить, что это значит… И только леди Элисон молчала, пристально глядя в небеса. Она уже поняла ужасный смысл этого предзнаменования.


Лили быстро пробежала вдоль соколиных и ястребиных клеток, взяла своего кречета, сидевшего на жердочке, и сняла со стены путы и колпачок. Хотя час был ранний, сквозь оконца, расположенные высоко в стене, било солнце, обещая, что день будет жарким. В конюшне Лили нашла Эдварда, который уже седлал ее кобылу Зефиру. Они проехали через фруктовый сад и спустились к лугам. Им вслед с беспокойством смотрел конюх. Он знал, что не должен был разрешать леди Лили ездить одной в обществе молодого лорда, но разве у холопа есть какая-нибудь власть над господами?..


Эдвард отпустил своего сокола, и тот умчался на поиски лесного голубя. Лили подняла руку, и ее кречет взлетел на верхушку высоченного бука.

— Его нужно приманить обратно.

Эдвард позвал кречета, но птица, отлетев, уселась на другое дерево, еще дальше.

— Он не очень-то хорошо обучен. — Молодой человек нахмурился.

Его собственный сокол покорно вернулся на зов, и Эдвард положил в сумку, притороченную к седлу, лесного голубя.

Глядя, как ее птица летит в солнечных лучах, Лили отозвалась:

— Не важно! Пусть летит. Если ему хочется свободы, я не стану его удерживать. Хотелось бы и мне улететь вслед за ним.

Эдвард приблизился к ней:

— Лили, мне тоже все это не по душе. Вулфрика с твоим отцом водой не разольешь. Они даже живут в одной палатке и, без сомнения, строят планы относительно тебя.

Лили спешилась; он тоже, посадив своего сокола на седло и пустив коня на волю, в высокие травы. Лили, хотя и знала, что не должно Эдварду видеть ее волосы, сняла с головы покрывало и прислонилась к дереву. Взяв прядь ее волос, Эдвард поднес ее к губам.

— О Лили! Я думаю о тебе и днем, и ночью!.. Она повернулась к нему; в ее блестящих зеленых глазах стояли слезы. Эдвард обнял ее и поцеловал в губы. Она вернула ему поцелуй, и его объятия стали настойчивее. Эдвард и раньше целовал Лили, но такого еще не было. Несколько раз по случаю праздника целовал ее и Вулфрик, но ей всегда удавалось избегать его заигрываний.

— О Эдвард! Если бы я могла выйти за тебя, я бы не боялась.

— Милая, я не вынесу этого! Каждый день видеть вас вместе — у меня сердце разорвется! — Его руки скользнули к ее грудям. — Лили, ляг со мной, ляг со мной сейчас, прошу тебя!

Глубоко потрясенная, она тут же вырвалась из его рук. У саксов высокородных девиц воспитывали в благонравии и целомудрии. И честь была превыше всего.

— Я не могу, Эдвард! Ты не должен просить об этом.

— Но раз мы любим друг друга… Лили, позволь мне быть первым! — умолял он.

— Нет, Эдвард, я не могу отдать тебе то, что обещано другому.

Она бросилась к своему коню и, взлетев в седло, помчалась домой так, словно за ней гнался сам сатана.


Проницательная леди Элисон сразу заметила, как пылает лицо Лили. «Интересно, что эта парочка натворила?» — подумала она, а вслух сказала:

— Лучший способ занять свою голову и руки — это работа, поверь мне. На следующей неделе нужно сделать великое множество дел. Пока ты тешилась охотой, я велела ткачихам заняться теми коврами, что натянуты на станках в большой комнате. Когда ты выйдешь замуж за Вулфрика, возьмешь их себе, для своего зала. Мать Вулфрика всегда завидует моим коврам: ничего похожего у нее нет, уверяю тебя. Пойдем наверх, взглянем на них.

Лили и леди Элисон поднялись в большую комнату. Их встретили громкое щебетание и смех работающих там женщин.

— Леди! — негромко, но внушительно произнесла леди Элисон. Шум мгновенно смолк. — Лорд Вулфрик и леди Лили вступят в брак, как только закончится жатва, а посему к этому сроку ковры должны быть готовы, чтобы новобрачная могла взять их с собой в Окстед. Лили! Позови двух-трех девушек — пусть они помогут тебе с нарядами. Конечно, у тебя много красивых платьев, но когда ты разберешь их и отдашь кое-что этим леди, тебе понадобятся новые. Наряды для женщин — главная радость. Пускай Роза вышьет их по краям жемчугом. Ей нет равных в этом искусстве. А у Эдит пальцы становятся просто волшебными, когда она шьет золотом и серебром.

Леди Элисон вышла, усадив за работу всех, в том числе и Лили. Разговор тут же пошел о свадьбах.

Леди Элисон вызвала двух старших слуг и отправилась в кладовую. Вести такое большое хозяйство — значит быть постоянно в трудах и заботах. Она отвечает за все, что происходит в их поместье. «Я должна заниматься действительно важными вещами, пока мужчины играют в свои глупые игрушки — войны. В этой жизни все серьезное ложится на плечи женщины…» — уныло размышляла она.

— Милорд вернется через четыре-пять дней. Скажите тем, кто пасет свиней, быков, коров, овец и коз, что нам понадобится от каждого по паре животных на забой. Распорядитесь, чтобы к возвращению мужчин все было готово для жатвы. Этой осенью мы устраиваем особо пышное празднество в честь свадьбы моей дочери. Когда пойдете мимо молочной, велите прислать ко мне одного из сыроваров.

Ей нужно также послать женщин в сад на сбор фруктов, а потом присматривать за тем, как их будут заготавливать на зиму. Надо еще найти время для того, чтобы собрать травы и приготовить из них снадобья — бальзамы, отвары, притирания… Она следит за здоровьем каждого ребенка и каждого цыпленка в своих владениях… Вернутся мужчины, начнется охота на дичь, вепрей и оленей. Ее муж примется делать запасы вина и эля…


А Лили в это время была поглощена выбором тканей для новых нарядов.

— По-видимому, я буду шить платья и плащи из бархата. В Окстеде во всех покоях играет ветер, а зима впереди долгая.

— Миледи, я бы предложила черный бархат. Он чудесно оттеняет ваши золотые волосы.

— Ну, Роза, ведь волосы у меня постоянно скрыты покрывалом, — возразила Лили.

— Но только за пределами опочивальни, миледи. Лорд Вулфрик будет их видеть. А вы сможете носить черный бархат поверх белого или красного. Это будет изумительно!

Лили задумалась.

— Черный я оставлю матушке, он мне слишком напоминает траур. Может, пурпурный бархат поверх бледно-лавандового платья?



— Ах да, и еще вам нужно что-то зеленого цвета, он просто дивно подходит к вашим глазам и подчеркивает красные отсветы в ваших волосах.

— Ой, а мы сможем сделать не узкие, а свободные рукава, на новейший манер? — спросила Лили, уже воображая себя в новых нарядах.

Когда вернулась леди Элисон, она обнаружила, что девушки все еще спорят: каждая отстаивала свой любимый цвет — синий, персиковый, желтый…


В поместье лорда Этельстана жили жены и дочери его воинов. Леди Эдела была рада, что ее муж ушел в дозор. У нее был нежный нрав, и искусству ублажать мужа она предпочитала шитье платьев. Леди Эмма, напротив, очень скучала по мужу и считала дни, оставшиеся до его возвращения. Когда рядом не было мужчины, она чувствовала себя беззащитной, и ей чего-то не хватало. Ее снедала тревога: не случилось ли что-нибудь с мужем! Она тщетно отгоняла мысли о войне. К тому же Эмма опасалась, что муж оставил ее в положении, и решила наведаться к Мораг. Мораг — сморщенная старуха. Она живет одна и знает все премудрости старой, языческой веры. Мораг — дочь колдуна, и идет молва, что она сама ведьма. Мораг занимается гаданием по звездам, заговорами, толкованием снов и готовит разные зелья. За это селяне платят ей белками или кроликами, которых ловят в силки.

— Леди Элисон, позвольте мне удалиться? Я плохо себя чувствую, — просительно обратилась Эмма к своей повелительнице.

— Конечно, Эмма, — милостиво ответила та.

Леди Элисон предпочла бы, чтобы Эмма доверилась ей. Она знала все о лечении травами, но нет, эта женщина пойдет к старой ведьме и получит какое-нибудь вредное снадобье, которое вызовет у нее страшные спазмы. «Ну что ж! Не могу же я одна исправить этот мир!» — с грустной усмешкой подумала леди Элисон.

Эмма поспешила к покосившейся хижине, стоящей на самом краю деревни. Ей хотелось вернуться засветло. Возле хижины топтался какой-то человек.

— Что, Мораг занята? — спросила Эмма у крестьянина.

— Входите, входите, миледи! Я жду своего мальчонку. Он сильно заикается. Вот пришли, чтобы Мораг помогла.

Эмма подняла полог и юркнула внутрь. Мораг в этот момент наставляла бедную женщину:

— Вскипяти вот это в дождевой воде. И пусть он все выпьет из колокольчика.

Это озадачило женщину.

— Да где же я возьму колокольчик, Мораг?

— Дуреха! — возмутилась Мораг. — Твой мужик пасет коров. Возьми коровий колокольчик!

Женщина протянула ей две маленькие пшеничные лепешки в качестве платы за лечение и торопливо вышла.

Пронзительные глаза Мораг не мигая смотрели на Эмму из-под капюшона.

— У вас опять задержка.

Это было скорее утверждение, чем вопрос. Эмма кивнула, изумившись проницательности Мораг. Сняв со стола плетеную сумку, Мораг порылась в ней и вытащила какой-то корень.

— Разломайте этот корешок на мелкие кусочки, потом сварите в медовухе.

— О, Мораг, спасибо! Ты такая мудрая! — Эмма подала ей яйцо, которое утаила за завтраком.

«Да уж помудрей тебя, — подумала Мораг. — Это всего-навсего корень обычного папоротника. Могла бы выкопать его сама, а не ходить ко мне каждый месяц».

Эмма колебалась.

— Я слышала, что ты сведуща в гадании по звездам, Мораг?

Старуха кивнула.

— Я о муже. Я очень боюсь за него.

— В каком месяце он родился?

— В ноябре.

— Ха! Под знаком Скорпиона, — загадочно произнесла Мораг. — Приходите завтра.

Она, хитрая старуха, сказала так потому, что за второе посещение опять придется платить. Мораг подняла руку. Ручная сорока по прозвищу Обжора подлетела к ней, чтобы получить кусок лепешки.

— Глупая Эмма, — засмеялась Мораг, — когда ты явишься завтра, я скажу тебе, что любой человек, рожденный под этим знаком, подобен одинокому волку. Он думает только о себе, и, когда ты перестанешь быть ему полезной, он тебя просто отшвырнет.

Глава 2

Войско Гарольда охраняло Винчестер, Саутгемптон и все южное побережье. Уже целое лето суда саксов поджидали норманнов у острова Уайт, когда пришла тревожная весть — в Хамбер вторглись норвежцы под водительством Хардрада. Гарольд спешно двинулся на север, оставив для охраны побережья небольшие отряды, которые не входили в постоянное войско. Это были дружины землевладельцев, обязанных являться на помощь королю в случае военной опасности.

Этельстан и Вулфрик со своими воинами были в числе тех, кто остался на юге. Но к сентябрю у них кончились все припасы, и они решили двинуться домой. Вильгельм Нормандский, очевидно, и не думает появляться. Тревога была ложной, а на носу жатва, с ней мешкать нельзя. Им наскучила долгая сторожевая служба, и каждую ночь друзья развлекались, благо вокруг лагеря крутилось немало женщин.

Вулфрик по-свойски похлопал Этельстана по плечу:

— Я раздобыл двух жирных девок нам на эту ночь, ведь скоро нашей воле конец, а?

— Как это тебе удалось без денег? — удивился старый воин.

— Чепуха! Я пообещал им место у себя в поместье. Защита и постоянный кусок хлеба очень заманчивый куш в такие времена, как наши, а завтра утром мы уйдем раньше, чем они проснутся и увидят, что пташки упорхнули! — засмеялся Вулфрик.

Этельстан нахмурился:

— Я не люблю давать слово, а потом нарушать его. Почему бы действительно не приобрести двух новых девушек?

— Не думаю, что наши дамы одобрят это, — возразил Вулфрик.

— Элисон раскусит их тотчас же! — засмеялся Этельстан. — Кажется, на этот раз ты прав.


В субботний полдень дружины Этельстана и Вулфрика прибыли в Годстоун. Едва они въехали в поместье, поднялась страшная суматоха. Вулфрик объявил своим людям, что они остаются в Годстоуне, а утром отправятся домой — в Окстед. Лошадей поставили в конюшни; все доспехи и оружие отнесли в оружейную, расположенную позади общих спальных покоев, чтобы оруженосцы почистили их. На стенах развешали кольчуги и шлемы. Мужчины, разгоряченные, грязные и усталые после долгого пребывания в седле, отправились на реку купаться. Лорд Этельстан и Вулфрик пошли в баню, где уже были наполнены горячей водой большие деревянные чаны.

Когда леди Элисон намыливала спину мужу, Вулфрик сказал:

— Моя невеста не вышла поздороваться со мной и не помогает мне мыться. А я жажду ее общества, миледи. Почему она прячется от меня?

— Лили примеряет новое платье. Вечером она будет с нами ужинать, Вулфрик, не беспокойтесь. Ей хочется показаться вам во всем блеске, милорд. Вы же знаете, как это обычно бывает с девушками в такие моменты.

Скрыв свое разочарование, Вулфрик про себя поклялся, что вечером обязательно останется с Лили наедине.


Как только угощение было готово, началось пиршество. В центре большого зала, по сакскому обычаю, горели костры, а вдоль стен стояли столы. Сегодня их было больше, чем обычно, так как надо было усадить всех воинов из Окстеда. Последнее время воинам приходилось несладко, и сегодня эль лился рекой. Погода стояла жаркая, костры, на которых готовили пищу, горели весь день, и в зале было душно. Но, судя по всему, ничто не могло испортить праздничного настроения пирующим.


Лили выбрала для ужина бледно-голубое платье из шелка. Она не торопясь оделась, дождалась отца с матерью и спустилась в большой зал вместе с ними.

Вулфрик быстро отошел от кучки своих людей и приблизился к подножию лестницы, чтобы приветствовать ее горячим поцелуем.

«Его борода царапается», — подумала Лили и тут же устыдилась, отметив, что борода Эдварда ей не мешала. Взглянув в глаза Вулфрика, она постаралась ответить ему по возможности искренне:

— Добро пожаловать, милорд! Как славно сознавать, что еще год мы можем жить, не опасаясь врагов.

Лили заметила, что глазами он жадно сорвал с нее шелковые одежды, и чуть не отпрянула — такая грубая похоть горела в них. Однако она справилась с собой и, опустив золотистые на концах ресницы, подала Вулфрику руку, чтобы он проводил ее к столу. Там она села между отцом и Вулфриком, не сводившим с нее глаз. «Черт бы побрал эту сучку! — думал он. — Такая сдержанная, такая отчужденная, вечно делает так, чтобы я чувствовал себя неуклюжим медведем. Ладно, погоди!» — мысленно пригрозил он, облизнув губы.

В зале стоял оглушительный шум. За столом прислуживало множество привлекательных девушек, да и некоторые из воинов Этельстана пришли с женами, но большинство мужских глаз было устремлено на Лили. Кто-то из людей Вулфрика сказал товарищам:

— Одну ночь между ее ляжек — и все! Больше ничего не надо! Только одну ночку!

Воины загоготали и стали подмигивать друг другу.

— А одну минутку не хочешь, а? — откликнулся ражий детина. — Одна минута с такой милашкой — и ты выпустишь свою стрелу, а всю остальную ночь твоя тетива будет просто болтаться!

Он заржал, придя в восторг от собственного остроумия. Остальные присоединились к нему, отпуская хриплыми голосами всякие непристойности.

Лили взволнованно сказала первое, что пришло ей в голову, лишь бы избежать разговора на ту тему, которая уже висела в воздухе:

— Я слышала, что король увел войско на север? Вулфрик язвительно засмеялся:

— Два дурака!

— Дурака, милорд? Два? — осмелилась спросить она.

— И первый — Вильгельм, потому что не воспользовался хорошей погодой до начала октябрьских штормов.

— А кто другой дурак? — вежливо спросила девушка.

— Ну, как кто? Гарольд, конечно, — объяснил Вулфрик. — Покамест он ждет норманнов, нападают норвежцы!

И, подумав, что можно сказать Лили в присутствии ее родителей, он начал:

— Итак, в следующее воскресенье брачные узы соединят нас, миледи.

— О нет, милорд, не на следующей неделе! Это невозможно! — Лили насторожилась, хотя хорошо скрывала свою тревогу.

«Вечно следит за собой, хладнокровная сучонка», — подумал Вулфрик, а вслух спросил:

— Почему же невозможно?

— Решено, что наша свадьба состоится после жатвы. Еще столько надо сделать, приготовить…

— Я даю вам две недели, начиная с этого вечера! — И брови Вулфрика сомкнулись, пока он ждал, какой она даст ему отпор и какие начнет придумывать предлоги, чтобы оттянуть свадьбу, чего он и ожидал от нее.

Лили быстро повернулась к отцу и ловко вовлекла его в разговор:

— Отец, ведь после жатвы у нас всегда бывает охота, а потом вы устраиваете большой пир для всех…

Тот кивнул, соглашаясь.

— Мы с матушкой решили, что это самое лучшее время для свадьбы. Да и вам обойдется дешевле, милорд. — Этельстан с нежностью посмотрел на дочь: — А впрочем, как хочешь, дитя мое!

Глядя на нее, Вулфрик угрюмо обронил:

— Когда?

Лили лихорадочно соображала и поняла, что сможет выторговать всего лишь три недели.

— В тридцатый день сентября, милорд. Вас это устроит? — ласково спросила она.

Ухмылка медленно пересекла его лицо — по крайней мере он припер ее к стенке.

— Устроит, — прошептал он.

Его рука под столом скользнула к ее бедру. Лили передвинулась ближе к отцу, но тот поднялся и пошел к своим людям в дальнем конце зала обсудить предстоящую жатву. Она в отчаянии огляделась и, заметив оруженосца Вулфрика, велела ему наполнить рог своего господина, чтобы Вулфрик чем-то занял руки. Когда оруженосец налил пенящийся эль, Вулфрик слегка потрепал мальчика по щеке. Лили в своей невинности подумала: «Он добр к детям. Может быть, я нарочно не хочу видеть в нем хорошее?»

Вулфрик убрал руку с ее бедра. И тут они оба заметили, что на голубом шелке платья остался отпечаток грязной, жирной ладони. Лили взглянула на пятно с нескрываемым отвращением, а Вулфрик смутился: как же он не вытер руку перед тем, как лапнуть. «Недотрога! Ведет себя так, словно я ее осквернил! — подумал он в ярости. — И ей-богу, я это сделаю, коль мне ничего другого не остается».

При первой же возможности Лили извинилась и ушла к себе. Люди Вулфрика все пили за его здоровье и довольно быстро опьянели. А Вулфрик выжидал удобный момент. Леди Элисон ушла наконец, и он слегка расслабился, благодаря Бога за то, что эта свирепая сторожевая собака уже не следит за каждым его движением.

Скользнув по лестнице, Вулфрик, не постучав, вошел в покой Лили. Она сидела на низеньком табурете в легком платье, а Эдит расчесывала ее прекрасные волосы. Он бросил на Эдит жесткий взгляд и указал кивком головы на дверь. Девушка тут же бросила гребень и убежала, оставив их один на один.

— Милорд, вам не подобает приходить ко мне таким образом, — тихо промолвила Лили.

— Разве нам нельзя побыть вместе? Разве я не могу ухаживать за тобой, как влюбленный за своей невестой? — спросил он.

— Милорд, простите, но у меня нет опыта в брачных делах в отличие от вас. — И тут же ее охватило раскаяние. — О Вулфрик, я не хотела причинить вам боль… Простите, что я напомнила вам о вашей умершей в родах жене.

Он отмахнулся и подошел к ней ближе.

— Выброси ее из головы, девочка, я о ней вовсе не думаю.

«Бедная леди!..» — с грустью подумала Лили.

— Может быть, Господь благословит нас сыном взамен того, что был так жестоко отнят у вас, — осмелилась сказать она.

Лили не знала, отступать ей или нападать, если его ухаживания станут чересчур непристойными.

Взяв в горсть волосы, лежащие у нее на груди, Вулфрик отвел их в сторону, и глаза его жадно впились в ее соски, выступавшие под тонким шелком. От похоти его дыхание стало хриплым.

— Я могу завести кучу детей, Лили. Ты нужна мне для утехи…

Дверь внезапно распахнулась, и на пороге появилась леди Элисон. Весь ее вид выражал оскорбленную добродетель. Эдит не тратила времени даром — она сразу же сообщила госпоже, где находится ее будущий зять.

— Милорд Вулфрик, я не верю своим глазам! Как вы смеете так бесчестить имя моей дочери! — произнесла она с негодованием.

— Нет, сударыня! Лили, скажите вашей матушке, что мы хотели всего лишь побеседовать. Узнать друг друга получше — это наше общее желание, и мое, и ваше…

— Не говорите мне о желании, сэр, ибо я знаю, куда оно может завести. Нет, ни слова больше! Вы немедленно покинете этот покой, а я забуду то, что видела.

Леди Элисон не сводила глаз с Вулфрика до тех пор, пока он не удалился, решив, что лучше отступить, чем устраивать сцену, но уж в последний день сентября Лили расплатится за все.


На другое утро все мужчины, женщины и дети поместья Годстоун вышли в поле. Порядки здесь были строгие, и все в жизни поместья было взаимосвязано, все зависело от земли. Каждый его житель получал восемь фунтов зерна, бобов и одну овцу, поскольку урожаи были хорошие. Яблоки уже сняли, и леди Элисон присматривала за приготовлением желе, которое затем помещалось в бочки и запечатывалось пчелиным воском. Мужчины косили хлеба и траву, а женщины и дети вязали снопы и ставили их, прислоняя один к другому, в скирды. После покоса мужчины грузили эти снопы на большие телеги, запряженные быками. Поля были самые разные. Рожь и пшеница для выпечки хлеба. Овес и ячмень — на корм скоту и для варки пива. Полным ходом шла стирка. Над огородом до самого сада были натянуты веревки. Рубахи и шерстяные штаны воинов, головные покрывала, тонкие льняные простыни — все надо было выстирать и высушить, пока погода стояла теплая и солнечная.


Англия саксов представляла собой благословенный, райский утолок. Ее щедрая земля дарила изобилие зерна и плодов. На обоих побережьях простирались тучные поля, зеленые луга, сочные пастбища, на которых паслись стада молочного скота и табуны крепких лошадей. Ее орошали звонкие родники, ручьи, величественные реки — и все эти водоемы изобиловали рыбой и птицей. Густые рощи и леса покрывали ее холмы, а заросли орешника кишели дичью. Англия была подобна драгоценному камню, сверкающему в оправе морей. Его сияние завораживало и искушало протянуть руку и взять этот божественный дар.


Лили позвала Эдит в свои покои.

— Почему бы нам не пойти сегодня в поле, Эдит? Я люблю это время года, когда все вокруг так красиво! Крестьяне поют в полях, молодежь веселится и шутит. Я знаю, что они трудятся, но трудятся с таким удовольствием, что это скорее похоже на игру, — сказала она. — Принеси мне свое платье, чтобы я могла погулять, не привлекая к себе внимания, а я спрошу у матушки, какие травы и растения мы можем собрать для врачевания. Поспеши же!

Лили не оставляло ощущение, что надо торопиться, использовать то недолгое время, что у нее осталось, извлечь из него как можно больше удовольствия, пока оно не минуло навсегда.

Девушки вышли, взяв большие корзины. Они заплели косы, надели простые белые головные покрывала и коричневые льняные платья, в каких ходят служанки. Трава сверкала от бриллиантовых капель обильной росы. Они побежали по кочкам, поросшим жесткой травой и диким тмином, к ручью, где Лили стала собирать для матери голубиные лапки.

— А правда, голубиные лапки — странное название? — сказала она, разглядывая цветок.

— А вон там цветут бычьи глаза — тоже странное название, — отозвалась Эдит.

— Цветы вообще имеют чудные имена, если поразмыслить. Есть козлиная борода и мышиное ушко! — засмеялась Лили.

— А я знаю еще посмешней. Крестьяне называют, например, одуванчики «помочись-в-кровать». Интересно, почему?

Девушки расхохотались.

— Считается, что они выгоняют воду из человека, вот их и назвали так! — сказала Лили сквозь смех.



Они подошли к еще не убранному полю. Ветер пригибал колосья к земле, а пропитанный солнечным теплом нежный осенний воздух смягчал очертания земли и неба, и казалось, что они растворяются друг в друге. Эдит собирала синие васильки, а Лили принялась за маки. Когда ветер трогал лепестки цветов, с них вспархивали потревоженные бабочки. Девушки присели отдохнуть на краю поля, у живой защитной изгороди, и Лили подумала: «Красота земли изгоняет тени из моей омраченной души». С другой стороны изгороди раздались голоса. Лили быстро приложила палец к губам, призывая Эдит к молчанию. Они прислушались. Разговаривали девушка и молодой человек.

— Фейт, нам больше не нужно встречаться в поле. Наша хижина почти готова.

— Морган, я так люблю тебя! — раздалось в ответ. — Но разве ты не должен присматривать за свиньями?

— Я поменялся с Эдмундом, знал, что ты пойдешь в поле. Эдмунд сказал, что он слишком стар, чтобы гнуть спину на жатве. Он согласился попасти свиней в лесу, но я обещал, что сменю его еще до сумерек. Смешно, как это многие боятся леса! Я к лесу так привык, я его люблю. Вся земля в желудях и орехах — корму полно.

— Какой ты храбрый! — покачала головой Фейт.

Осмелев от похвалы, Морган обнял девушку. Он погладил ее по распущенным золотисто-каштановым волосам и крепко поцеловал в алые губы. Юноша даже не пытался скрыть свою страсть. Прикосновение к Фейт тут же возбудило его, и он прижимал ее к изгороди, пока она не раскрылась перед ним доверчиво и без смущения.

Лили и Эдит затаили дыхание. Каждая с огромным интересом наблюдала за происходящим сквозь живую изгородь. Молодой человек вскоре растянулся на траве. Он сделал движение, собираясь уйти, но Фейт остановила его:

— Нет, Морган, побудь еще немножко со мной. Мне всегда так хорошо бывает после этого.

Ясно было, что они очень любят друг друга. Их соединение было таким щедрым и красивым, и они так жаждали доставить друг другу удовольствие, что все это никоим образом не оскорбило двух девушек. Лили даже стало легче после того, как она узнала эту часть супружеских отношений.

— Жду не дождусь своей свадьбы! — вздохнула Эдит. — Крестьяне не понимают, какие они счастливые. Могут ласкать друг друга, еще не обвенчавшись.

— Это верно, — за нами строго смотрят. Но я даже рада. Меньше искушения и легче с ним справиться, — сказала Лили.

— Не очень-то мне было легко справиться с этим искушением, когда вернулся Уолтер. Знаете, каково это — когда мужчина просит тебя побыть с ним и все время целует и трогает так, что тебя насквозь пробирает? — прошептала Эдит.

Лили вспыхнула, вспомнив об Эдварде. Она по собственному опыту знала, что Эдит говорит правду.

— Мой отец высокого мнения об Уолтере. Это один из самых верных его воинов. Он просил тебя выйти за него замуж, Эдит?

— Да. Госпожа ваша матушка полагает, что мы дадим обет друг другу в тот же день, что и вы с Вулфриком. Церковь красиво разукрасят… Я уже сшила себе новое платье к вашей свадьбе. Оно темно-розовое, а туника — цвета бледно-розовой раковины. Уолтер говорил со священником, так что все в порядке.

— Замечательно, Эдит! Я очень рада за вас обоих.

— А я так рассердилась на вас, когда вы назначили срок через три недели. Это же целая вечность! — пожаловалась Эдит.

— Да нет, Эдит, это время растает быстро, как снег в апреле, — грустно отозвалась Лили.


Леди Эдела проснулась очень рано. Они с мужем занимали маленький покой наверху замка. Боясь разбудить Льюка, она старалась не дышать и лежала не шевелясь, как мертвая, пока в ее памяти вставали события прошедшей ночи. Вернувшись, муж предъявил ей свои супружеские права, а после полуночи разбудил ее, чтобы опять утолить голод, который ее тело неизменно пробуждало в нем. Беда заключалась в том, что никакого удовольствия от этих слишком частых соединений она не получала. Ей даже хотелось, чтобы Льюк развлекался где-нибудь на стороне. Эдела решилась пойти к Мораг. При мысли о том, что придется рассказывать такие сокровенные подробности постороннему, она побледнела, но ей уже невмоготу. Эдела приподняла покрывало и выскользнула из постели. Она поразмыслила, чем ей заплатить старой ведьме, потом решила отнести ей лампадного масла. Мораг, конечно, приходится заниматься своими таинственными действами по ночам. Разве не полночь — самое время для колдовства? Старуха обрадуется маслу для лампады. Эдела с облегчением подумала, что в такую рань ее никто не увидит. Она подошла к хижине Мораг, но там никого не было. Эдела уже была готова в отчаянии вернуться, когда появилась Мораг с охапками трав: пурпурных лисьих перчаток и колючего чертополоха. Сорока по кличке Обжора, увидев леди Эделу, слетела со старухиного плеча и села на соседнюю ветку, издавая резкое стрекотание.

— Входите! — небрежно сказала Мораг, словно это она была леди, а Эдела простая крестьянка.

Эдела шмыгнула в хижину. И так вдруг оробела, что потеряла дар речи.

— Вы пришли насчет своего мужа? — спросила мудрая Мораг.

— Нет… да… то есть… его потребности слишком велики. Я хочу сказать… мне кажется, что ему это нужно слишком часто.

От волнения кровь бросилась Эделе в лицо, потом отхлынула, и она смертельно побледнела.

— И что же? — спросила Мораг, стремясь поставить эту благородную леди в трудное положение.

— Я не могу… — тихо ответила та.

— Вы хотите снадобья, от которого ваша похоть будет под стать его? — уточнила Мораг. — Я дам вам алоэ, укроп и чеснок.

Эдела пришла в ужас:

— Ах, нет-нет! Ты не так поняла. Мне нужно такое снадобье, которое усмирит его похоть.

— Болиголов, — сказала Мораг зловеще. — Но коль дадите лишнего, то убьете его, — предупредила она.

— Ах, но, наверное, есть и другие средства? — умоляюще спросила Эдит. — Может, чары?

— Бессилие при помощи завязывания, — заявила Мораг.

— Да-да, скажи, как это делается?

— Возьмите веревку или шерстяную нитку. Лучше всего красную. Завяжите на ней узлы и спрячьте где-нибудь в спальне. Лучше всего запихните в перину с его стороны. Пока он ее не найдет, он будет бессилен. А что вы мне принесли?

Мораг молча приняла лампадное масло, явно не собираясь выражать своей благодарности.


В пивоварне Окстеда Вулфрик и Эдвард наполняли бочки элем. Эдвард решил попытаться отговорить брата от женитьбы на Лили. Он знал о Вулфрике такие вещи, о которых и говорить-то большой грех, и боялся за судьбу девушки.

— Вулфрик, а почему ты торопишься взвалить на себя вторую жену? Неужели тебе не охота понаслаждаться подольше вольной жизнью? — спросил он.

— Это самая славная сделка, какую я когда-либо заключал, парень. Этельстан стареет, и очень скоро Годстоун будет моим, — ответил Вулфрик, вгоняя затычку в очередную бочку.

Эдвард рассвирепел:

— Ты женишься на Лили из-за богатства ее отца?

— Я женюсь на Лили потому, что только так я могу заполучить ее. Я бы женился на ней, будь она даже крестьянкой. Я хочу ее — и она будет моей. Это уже яснее ясного!

Надежды Эдварда рухнули.

Глава 3

Настала суббота, тридцатый день сентября. Ей показалось, что слишком уж быстро, ему — наоборот. Церковь была маленькая, втиснутая между мельницей и кузницей, но алтарный покров был богато заткан красным и золотым узорами. В центре алтаря стоял большой золотой крест, усыпанный драгоценными каменьями, ограненными искусной рукой ювелира. По обеим сторонам креста стояли высокие подсвечники из серебра, а перед ним золотой потир для вина, инкрустированный прекрасными самоцветами. По случаю свадьбы всю церковку украсили поздними белыми астрами.

Внезапно разразившийся ливень кончился к восьми часам, и бледное солнце вышло из-за туч, но не смогло согреть утро. К девяти часам обе семьи прибыли в церковь. Общество собралось небольшое. Лили сопровождали мать, отец и Эдит, доводившаяся ей троюродной сестрой. С Вулфриком, кроме Эдварда, приехала его старая мать, леди Хильда. На Лили было снежно-белое платье и туника из белого бархата, изящно расшитая цветами белого жасмина. Волосы, по свадебному обычаю распущенные и открытые — единственный раз прилюдно, — ниспадали до колен, а очелье из жемчуга не давало им упасть на лицо. Чета преклонила колена перед священником. Пальцы Лили были холодны как лед, когда она вложила их в руку Вулфрика. Его рука, напротив, была горячей и мокрой. Испарения свежего воска и ладана подействовали на девушку так сильно, что на нее волной нахлынула дурнота.

— Согласна ли ты, Лили из Годстоуна, взять в мужья Вулфрика из Окстеда?.. — начал священник.

Ее ответ прозвучал отчетливо, тихо, сдержанно. Вулфрик же проговорил свой обет, запинаясь, но тем не менее они были обвенчаны — тяжелое кольцо надели ей на палец. Вулфрик поцеловал молодую жену, а ей удалось чуть-чуть улыбнуться. Лили думала, что расплачется, но вместо этого ее охватило какое-то оцепенение, словно она наблюдала все происходящее со стороны.

Выйдя из церкви, свадебная процессия чинно прошествовала между двумя длинными рядами воинов: по правую руку стояли воины Вулфрика, по левую — Этельстана. А дальше ее уже ждали все обитатели Годстоуна и несколько человек из Окстеда. Девушки бросали лепестки цветов… Новобрачной преподнесли пшеничный сноп, дабы она была плодовита.

Люди пировали под открытым небом. Во дворе развели огромные костры, на которых жарили овец, расставили столы и бочки с элем. Вскоре послышалось пение, начались танцы. Дети и собаки пришли в такое возбуждение, что шум стоял просто оглушительный. В одном углу двора устроили петушиные бои, и ставки были весьма высоки. Лили спешила пройти мимо этой жестокой забавы, но Вулфрик схватил ее за запястье и заставил смотреть, как два черных петуха стараются выклевать друг другу глаза.


Эдгар и Мей впервые за много месяцев ощутили некоторый достаток. После жатвы они получили свою долю припасов на зиму. Эдгар поставил мешки с мукой у задней стены хижины, и они с Мей решили не забивать причитающуюся им овцу, а пасти ее до холодов, когда в мясе действительно будет нужда. Свадьба леди Лили вызвала у Мей много воспоминаний. Когда они с Эдгаром сошлись, у них не было своего жилья. Эдгар не строил его до тех пор, пока она не понесла Эдвину. Мей обеспокоено завертела головой, пытаясь отыскать в толпе свою дочь. За девчонкой нужно присматривать — уж если надумает с кем-то уединиться в укромном уголке, то пусть хоть с парнем своего возраста, а не с одним из тех женатых мужчин, что вечно гоняются за созревшими девахами.

Эдгарсон не сводил глаз с родителей, и как только они выпустили его из виду, он тут же наполнил кружку элем. Эдгарсон и в обычном-то состоянии был бесенком, а под воздействием эля ему захотелось выкинуть что-нибудь особенное. Он поспорил с мальчишками, что залезет на крышу господского дома и украдет свадебный стяг, который гордо развевался на ветру.

— Струсишь! — насмешливо сказал его приятель, двумя годами старше Эдгарсона.

Естественно, Эдгарсон только этого и ждал. Он быстро вскарабкался на высокий дуб, ветви которого протянулись почти до самых окон. От ветки до дома было немалое расстояние, но мальчишеская самоуверенность не знает преград, и Эдгарсон, прыгнув, благополучно приземлился на крышу. А там уже нетрудно было взобраться на флагшток и схватить стяг. К этому моменту многие внизу уже обратили на него внимание — они просто не верили своим глазам, глядя на дерзкого сорванца. У Эдвины, увидевшей брата, перехватило дыхание. А у Эдгарсона, едва он протянул руку к стягу, вдруг закружилась голова от хмеля. Он сорвался и покатился по крутой крыше к самому краю. Толпа внизу замерла в ужасе. Эдвина вскрикнула, увидев, что Эдгарсон скользит навстречу верной смерти. Вдруг от толпы отделился молодой человек и влез на крышу, не щадя своей рубахи из янтарного бархата. Он подхватил мальчишку, легко спустился по дубу и отпустил Эдгарсона не раньше, чем тот коснулся земли. Потом дал ему легкую затрещину и усмехнулся, когда дьяволенок умчался на поиски новых злоключений. Эдвина была очарована. В один миг она потеряла голову. Белокурые волосы и золотистая бородка Эдварда навеки запечатлелись в ее сердце. Долго смотрела она на молодого человека, и ее чувства были совершенно очевидны для окружающих. Эдвард прошел мимо, не взглянув на нее, и исчез в дверях дома.

А там все были в замешательстве. Леди Элисон, заметив восковую бледность Лили, увлекла девушку наверх.

— Пусть мужчины сами себя развлекают, пока не начнется пир. Дорогая, — прошептала она дочери, — придется положить тебе на губы и на щеки немного притирания, которое я приготовила из лепестков роз. Тебе что, дурно?

— Нет, матушка, я не упаду в обморок, — пообещала Лили. «Но может быть, умру?» — добавила она про себя. — Все будет хорошо. Эдит немного побудет со мной. Позовите леди Хильду и других дам: возможно, им доставит удовольствие посмотреть на красивые ковры, что вы мне подарили.

Когда они остались одни, Эдит сказала:

— Я спросила у Уолтера, нельзя ли, чтобы священник произнес над нами что положено сразу после вашего венчания, покуда в церкви так красиво, а на мне новое платье, но он побледнел и бросился прочь, заявив, что нужен лорду Этельстану. Мужчины такие трусы! — едко заметила она. — Не хотите ли отдохнуть, пока я буду складывать ваши новые наряды?

— Нет-нет, я помогу тебе! Мне нужно чем-то занять себя. Хорошо бы ты смогла поехать завтра поутру в Окстед вместе со мной, Эдит, — тоскливо сказала Лили. — Когда вы с Уолтером поженитесь, может, Вулфрик будет так добр и позволит мне взять к себе вас обоих.


Наконец все гости собрались, и пиршество началось. Подавали куропаток, тетеревов, диких уток, кабана и оленя, добытых на большой охоте. Еще зажарили барана и быка. В огромного приготовленного лебедя старательно воткнули его черные перья. Столы ломились от пирогов с дичью и крольчатиной вперемежку с блюдами, на которых горой лежали груши, сдобренные специями, и моченые яблоки. Разные фруктовые пироги и бисквиты со взбитыми сливками предназначались любителям сладкого. Заморское вино и домашний эль лились рекой, и собаки дрались из-за костей, которые бросали им гости.

Лили учтиво и чопорно беседовала со своим новоиспеченным супругом, чувствуя немалое облегчение оттого, что на этот раз на ее белом бархате нет никаких жирных отпечатков пальцев. Собрались музыканты, и после пира, который длился больше четырех часов, часть столов отодвинули, чтобы освободить место для танцев. Со всех сторон Вулфрика подстрекали потанцевать с молодой женой, но он со смехом отнекивался:

— Вы же прекрасно знаете, что я не умею танцевать. Хорошенькое будет зрелище! Вот воевать я мастер. Эдвард! Где Эдвард? Ах, вот ты где, мальчик мой! Слушай, покружи Лили, не упускать же ей такую забаву…

Он был полнейшим воплощением супружеской снисходительности и великодушия. Эдвард вспыхнул и попытался отказаться. Он понимал, как мучительно будет обнимать Лили, сознавая, что из его объятий она перейдет в объятия брата, но Вулфрик делал ему энергичные знаки и, казалось, не замечал смятения Эдварда. Поэтому тот решил все-таки потанцевать с Лили, чтобы отказом не вызвать ненужных замечаний. Сначала они молчали, испытывая неловкость от всеобщего внимания, но когда к танцующей паре присоединились другие и голоса стали неразличимы среди музыки, Эдвард прошептал:

— Лили, ты так прекрасна! Обещай, что дашь мне знать, если я тебе когда-нибудь понадоблюсь. Я сразу примчусь. Ты же знаешь: в этом мире нет ничего такого, что бы я не сделал ради тебя.

Участие, которое она прочла в его глазах, наполнило ее дурными предчувствиями, но она понимала, как он несчастен, поэтому , и виду не подала, что чего-то боится.

— Благодарю тебя, Эдвард. Я всегда буду твоим другом, — мягко сказала она.

Эдвард подвел Лили к Вулфрику, и тут отец пригласил ее на танец. Вулфрик усмехнулся.

— Чему ты улыбаешься? — спросил Эдвард.

— А тому, что ты хочешь Лили не меньше, чем я. Эдвард открыл было рот, чтобы возразить, но

Вулфрик, запрокинув голову, разразился хохотом.

— Не пытайся это отрицать, братец, я не слепой. Ты так возбужден, что прямо задыхаешься. Так и быть, Эдвард, я докажу тебе, что я добрый малый: покатаюсь на ней, а потом проедусь разочек и за тебя!

Рука Эдварда потянулась к рукояти кинжала, но он обуздал свой гнев. У него тут же созрел план. Надо напоить Вулфрика как следует, тогда Лили проведет эту ночь в тишине и покое. Он похлопал Вулфрика по плечу.

— Опять похваляешься, брат! Как в ту ночь, когда мы были в дозоре и ты клялся, что можешь выпить в один присест двенадцать рогов эля. Ну, я и подучился, и бьюсь об заклад: мне для этого понадобится меньше времени, чем тебе.

— Идет! — закричал Вулфрик, который к этому моменту уже достаточно набрался.

Эдвард с трудом пытался одолеть шестой рог, когда Вулфрик уже принялся за двенадцатый. Их окружили воины, спорили, чья возьмет, держали пари, подстрекали Эдварда не сдаваться, но никто не решался помериться силами с победителем.

Эдвард тронул за локоть Эоварта и тихо сказал:

— Если ты осилишь моего брата, я верну того коня, что выиграл у тебя вчера в кости.

— Договорились, дружище! — засмеялся воин. Соперник Вулфрика выпил пять рогов, а сам

Вулфрик приканчивал седьмой, когда заметил презрительную усмешку Эдварда. Он тут же понял замысел брата и, отложив рог, объявил, что Эоварт одержал над ним верх. Эдвард чертыхнулся, сожалея о потере коня, но все же надеялся, что эта жертва не напрасна. Вулфрик был пьян, как и все мужчины в зале, однако держался на ногах. Он бросил на Эдварда насмешливый взгляд и вышел со своими воинами облегчиться.


Сумятица чувств измучила Лили, но когда Вулфрик устремил на нее взгляд с противоположного конца зала и мотнул головой по направлению спальных покоев, она сделала вид, что ничего не заметила, и внезапно ей очень захотелось танцевать. Эдит, ждавшая подобного знака, наклонилась к ней и прошептала:

— Я пойду наверх, посмотрю, все ли готово в комнате для гостей, и когда вы подниметесь, помогу вам управиться с волосами.

Лили вдруг охватило безудержное веселье, она готова была плясать всю ночь напролет. Но к ней подошел Вулфрик и схватил ее за запястье. Потом насмешливо улыбнулся гостям:

— Вот уже целый час моя жена подает мне знаки. Кажется, ей хочется в постель!

Лили раскрыла рот, чтобы возразить, но он так сжал ее руку, что она смогла только охнуть.

Вулфрик потащил ее к лестнице, бросая гневные взгляды на своих людей, двинувшихся было за ними. Воины с досадой попятились, недовольные тем, что их лишили потехи, но Вулфрика, когда он был в таком настроении, лучше было не задевать.

— Прошу вас остаться здесь, не стоит прерывать веселье… Помощь мне не потребуется, уверяю вас.

По лестнице он шел, покачиваясь, и Лили поняла, что он очень пьян; тем не менее хватка его не ослабевала. Вулфрик распахнул дверь в спальный покой и втащил туда Лили. Эдит уже зажгла свечи и откинула на ложе белоснежные льняные простыни и меховые одеяла.

— Убирайся! — приказал он Эдит.

Она вопросительно посмотрела на Лили, та чуть заметно кивнула головой.

Как только дверь закрылась, Вулфрик опустил тяжелый засов. Потом грубо притянул к себе Лили и, впившись губами в ее рот, так глубоко засунул в него свой язык, что она чуть не подавилась и с содроганием отпрянула от него.

— Так тебе не по нраву мои поцелуи, да? Что ж! Я найду для твоего рта занятие получше.

Лили не поняла, что он имеет в виду, но бросила на него презрительный взгляд и потерла свое запястье, покрытое синяками.

— Вулфрик, вы сделали мне больно. Это не лучший способ завоевать любовь своей молодой жены, — сказала она.

— А я и не хочу, чтобы ты меня любила, я хочу, чтобы ты мне повиновалась — заорал он.

Презрение, которое она испытывала к этому грубому, пьяному дикарю, перехлестнула бешеная ярость. Да, женщине положено во всем слушаться мужа, но обращаться с ней подобным образом — такого еще никто и никогда не позволял себе.

— Как вы смеете, сэр, так со мной разговаривать? Вы пьяны, но это вас отнюдь не извиняет! — зашипела она. — Кажется, меня выдали замуж за сумасшедшего!

Вулфрик схватил ее за волосы, намотал их на кулак и дернул с такой силой, что она упала на колени.

— Тебе придется ко многому привыкнуть и многому научиться, Лили. Покорность — это только первое правило. Я заставлю тебя слушаться, сука, и ты еще будешь рада выполнять мои приказания!

Вцепившись в ворот ее красивого платья, так изящно вышитого мелким неровным жемчугом, Вулфрик крякнул и разорвал платье сверху донизу. Оно упало на пол, и Лили оказалась перед ним беспомощно обнаженной. Ее гнев мгновенно перешел в ослепляющий страх, и у нее задрожали руки и ноги.

— Помоги мне раздеться! — приказал он и грубо сжал руками ее груди.

Вскрикнув, Лили нехотя помогла ему снять то, что на нем еще оставалось.

— Еще раз крикнешь, заткну рот вот этим! На этот раз было предельно ясно, о чем идет речь, потому что он ткнул свой твердый член прямо в лицо Лили.

Ее охватил ужас, смешанный с отвращением. В голове проносились планы спасения, и она уже видела, как голая вбегает в переполненный трапезный зал. Изловчившись, Лили выскользнула из его цепких рук и бросилась к дверному засову. Вулфрик ринулся за ней. От резкого движения он потерял равновесие и чуть не упал, но все-таки успел поймать Лили и стиснуть в железном объятии. Он швырнул рыдающую Лили на ложе вниз лицом. Раздвинув ей ягодицы, он взял ее сзади, как уже много лет проделывал это со своим мальчиком-оруженосцем. Лили вскрикнула от боли и, собрав все силы, ударила его локтем в брюхо. Он взревел, потом оглушительно рыгнул, скатился с нее и, заблевав всю постель, потерял сознание.

Лили не знала, сколько времени пролежала в оцепенении. Придя в себя, она ощутила почти невыносимую боль и увидела на себе пятна крови. Смутно она осознала, что слышит какой-то шум. В криках мужчин и воплях женщин были страх и смятение. Кто-то барабанил в дверь… Лили поднялась, закуталась в бархатное платье, подошла к двери и сняла тяжелый засов. Дверь тут же распахнулась, и она увидела свою мать.

— Прошу прощения, что помешала, дорогая, но Вулфрик срочно нужен отцу!

Лили показала рукой на голого мужчину, лежащего в крови и блевотине.

— Милости прошу, отец может забрать его. В следующий раз, когда я увижу своего мужа, я его убью, — спокойно сказала Лили.

— Боже мой, что здесь произошло? Норманны высадились у Певенси. Огромное войско, семь или восемь сотен кораблей, а наши мужчины оставили свои посты! Гарольд взбесится, когда узнает об этом!

Лили прошла мимо матери, будто не слышала ни единого слова. Сейчас ей было не до этого. Она спустилась по лестнице, не обращая внимания на людей, пытавшихся с ней заговорить, и направилась прямиком в оружейную. Поискав, Лили, в конце концов, нашла острый кинжал в ножнах, украшенных самоцветами. Она крепко зажала его в руке и тем же путем вернулась к себе. Войдя в комнату, Лили захлопнула дверь, опустила засов и подтащила большой сундук, набитый ее вещами, к тяжелой деревянной двери. Она легла на свою кровать, и только тут слезы хлынули у нее из глаз и, обгоняя друг друга, заструились по щекам.


Еще до наступления рассвета первого дня октября, как только владельца Окстеда привели в чувство, воины сошлись на совет. Надо было срочно решать, что делать. Первое предложение — вернуться на побережье и преградить путь норманнам — посчитали безрассудным, так как сил было слишком мало, и его отбросили. Некоторые доказывали, что следует кратчайшим путем мчаться на север и соединиться с войском Гарольда, которое уже быстрым маршем двигалось на юг. В конце концов большинство согласилось, что лучше всего ехать в Саффолк, собрать еще дружины, сколько удастся, и отправиться в Лондон, ибо Гарольд обязательно пройдет через него, направляясь на битву с Вильгельмом Нормандским.

Подводы быстро нагрузили фуражом и отправили в Севенокс, где они должны были ждать подхода боевых сил. Воины бросились разбирать оружие и доспехи. Стены оружейной покрылись бесчисленными царапинами оттого, что многим пришлось карабкаться под потолок, чтобы достать свое снаряжение. Все делалось в такой спешке, что не осталось времени проститься как положено. И когда Лили, просидев в своей комнате за крепко запертой дверью двадцать четыре часа, наконец, сняла засов и осмелилась выйти, все мужчины уже давно уехали.

Глава 4

В Годстоуне провели беспокойную неделю, ожидая хоть каких-нибудь вестей. Наконец прискакал Эдвард и с лихорадочным возбуждением рассказал все, что он знал о происходящих событиях.

— Меня послали за лошадьми, миледи, — обратился он к леди Элисон. — Я забрал почти всех у нас, в Окстеде. Лорд Этельстан сказал, что и вы сможете помочь. Гарольд — невообразимый человек! Двадцать пятого сентября у Стэмфорд-Бриджас в Йоркшире была решающая битва, и он выгнал норвежцев из Хамбера. Как только гонец привез весть о вторжении норманнов, он тут же двинулся на юг. Он уже в Лондоне, а ведь еще только восьмой день октября! Невозможное деяние, скажете вы! Он рвется вперед и обогнал войско. Вот почему нужны свежие лошади. Своих они почти загнали. Как только подойдут пешие отряды — может быть, даже завтра, — мы мощным броском выйдем к побережью и преподадим Вильгельму славный урок! — Он пылал гордостью за сильного и непобедимого Гарольда.

Леди Элисон сказала:

— За эту неделю до нас дошло много слухов о том, что творят норманны, и даже если они правдивы только наполовину, Бог да поможет нам! Вильгельм привел, по меньшей мере, восемь сотен кораблей, не считая лодок и яликов, набитых оружием и доспехами. У него сотни конников, закованных в латы, лучников… Он даже взял с собой плотников — строить крепости, а также поваров и фураж — кормить войско и лошадей. Но самое ужасное то, что они жгут деревни и города. Грабеж, убийство, насилие, разрушение, пожары, и все это уже близко от нас… Вот что тревожит, не дает нам покоя, Эдвард.

Он бросил взгляд на Лили, призывая леди Элисон не говорить об этом в ее присутствии.

— Не бойся, Лили! Без сомнения, все это сильно преувеличено. К тому же через несколько дней, максимум через неделю, наше войско доберется до побережья, и мы прогоним норманнов за Ла-Манш, откуда они явились. Тебе не придется пускать в ход кинжал, который ты носишь, дорогая сестрица.

— Ты прав, Эдвард, уличая меня в трусости. Но есть один сакс, которого я боюсь больше, чем всего проклятого нормандского войска!

Леди Элисон тут же быстро заговорила:

— Возьми любых лошадей, какие тебе нужны, только оставь Зефиру Лили и одного коня для меня, если сочтешь это возможным, и да пошлет тебе Господь удачи, Эдвард! Может статься, при следующей встрече ты привезешь нам добрые вести. Я предложила твоей матери пожить у нас, пока все это не кончится. Она совсем разболелась после того, как пришло сообщение о высадке норманнов. Мы сделаем для нее все что можем, пока ты не вернешься.


Лили поцеловала Эдварда и грустно улыбнулась. Он должен был отвести коней в Севенокс и ждать там прибытия войска.

— Эдвард, ты никогда не участвовал в битвах. Прошу тебя, постарайся, чтобы твоя безрассудная храбрость не погубила тебя. До свидания! С Богом!

И пока он не уехал, Лили не давала воли слезам.

— Лили, ступай в кладовую и принеси масла восковницы, — сказала леди Элисон. — Оно излечит эти синяки. Если твое тело в таком же состоянии, как и руки, то надо немедленно что-то делать.

Жаль, что я не подумала об этом раньше, дорогая. — Она грустно посмотрела на дочь. — Жаль, что я о многом не подумала раньше.

Когда леди Хильда прибыла в Годстоун со своей служанкой Норой, леди Элисон была поражена ее видом. Отведя Нору в сторону, она спросила тихонько:

— Как ты думаешь, можно уговорить ее лечь в постель прямо сейчас? Она очень плохо выглядит. Силы пригодятся ей в недалеком будущем. Как, впрочем, и всем нам.

— Думаю, леди Хильда будет рада прилечь. Она всю дорогу плохо себя чувствовала, — поддержала Нора хозяйку Годстоуна.

Элисон бодро проговорила:

— Пойдем, Хильда, твои покои готовы, и я уже велела развести там огонь. Я хочу, чтобы ты отдохнула. Я побуду с тобой немного, и мы поговорим. Ты расскажешь, что тебя так тревожит.

— Меня тревожит война, Элисон! Когда я была девочкой, война отняла у меня отца, теперь она хочет отнять сыновей. Это — исчадие ада! Ее ничем нельзя насытить. Я больше никогда не увижу своих сыновей живыми! — воскликнула она.

— Что за чушь! — засмеялась Элисон с уверенным видом, хотя на самом деле никакой уверенности не испытывала. — Сотни лет захватчики пытались покорить твою любимую Англию, и им это не удалось. Войско саксов непобедимо! Оно обратило в бегство норвежцев, а теперь погонит норманнов. Твои сыновья — мужчины, они сами о себе позаботятся. — Она переменила тему: — Расскажи о себе. Ты прихварываешь, да?

Хильде помогли лечь в постель. Нора укрыла старуху одеялами и принесла кружку меда.

— Знаешь, мне как-то приснился страшный сон: будто у меня в груди заноза, — сказала Хильда устало. — И с тех пор он время от времени снится мне. Сон такой живой, что я прямо чувствую эту занозу. Я ощупала себя очень тщательно, и хотя не нашла никакой занозы, но, кажется, обнаружила катыш.

Леди Элисон похолодела, но с улыбкой сказала:

— Позволь мне взглянуть, Хильда. Верно, это что-то вроде «ложной мышки». У нас у всех она появляется время от времени. Это просто кусочек хряща, он сам по себе появляется и так же таинственно исчезает.

Когда пальцы Элисон нащупали твердый комок, ее худшие опасения подтвердились, но она спокойно обронила:

— Да, как я и предполагала, это «ложная мышка».

— Какое счастье, Элисон! — отозвалась старая женщина, закрывая глаза.

— Нора, пойдем в кладовую, я дам тебе успокоительное питье, чтобы Хильда лучше спала.

По дороге в кладовую леди Элисон предупредила Нору:

— Боюсь, что дела леди Хильды плохи. Ей больно, хотя она и пытается это скрыть. Но очень скоро боль станет нестерпимой. К счастью, у меня в саду растет белый мак. Когда цветы опадают, вот как сейчас, остается семенная коробочка. Она наполнена горьким молочком. Если его смешать с медом и водой, то получается питье, которое, как по волшебству, снимает боль и дарует благословенный сон. Но предупреждаю: не добавляй больше половины унции. Как бы она ни просила.

— Это ее вылечит? — с надеждой спросила Нора.

— Боюсь, что нет.

— Понимаю, — отозвалась служанка с грустной покорностью.


Нормандские захватчики численностью от пяти до семи тысяч человек высадились на берег Англии. Вильгельм, герцог Нормандский, предусмотрительно перевез через пролив лошадей, чтобы иметь конное войско. Он осматривал временные постройки, возведенные его плотниками, когда во весь дух прискакали два его разведчика.

— Сир, мы заметили английское войско. Поначалу нам показалось, что воинов немного, но число их быстро растет.

Вильгельм выпрямился во весь свой рост — пять футов и десять дюймовnote 2.

— Где они? — страстно выдохнул он. Герцог был так уверен в неограниченности своих прав на Англию, что даже тени сомнения в успехе не возникло в его душе.

— Примерно в семи милях отсюда, сир, на северных склонах города Гастингса.

— Прекрасно! Мы обнаружили саксов тринадцатого числа, в пятницу, а это верный признак, что им не везет, — заметил он проницательно. — Собрать в мой шатер всех рыцарей и предводителей пеших отрядов! — приказал он. — Нельзя терять ни минуты!

Войдя в шатер, Вильгельм нашел там двух своих единокровных братьев, погруженных в беседу. Робер, граф Мортен, был самым красивым в семье, в то время как Одо, епископ из Байе, телосложением походил на медведя, что никак не соответствовало его сану.

— Враг обнаружен. Завтра будет битва! — коротко объявил Вильгельм.

— Стоит ли так спешить? Успеют ли наши люди подготовиться? — спросил Робер. — Лучше все проверить, чем потом сожалеть.

— Коль скоро они не готовы сейчас, они никогда не будут готовы, — твердо сказал Вильгельм. — Наши люди отдохнули. А люди Гарольда только что побывали в бою с норвежцами. И им пришлось пройти полстраны, чтобы встретиться с нами. Полагаю, что мне нет нужды описывать, в каком состоянии пребывают его войска.

— Ты так уверен в своих собственных? — прервал его Одо. — Единственный способ ведения боевых действий, известный им, — это осада крепостей. В открытом бою они никогда не сражались.

— Все решается просто, — ответил Вильгельм, — биться и выжить — или биться и умереть! — Наконец все военачальники собрались, и он многозначительно произнес: — Саксы прибыли! — Гул голосов мгновенно стих. — Завтра на рассвете мы выступаем им навстречу. Нас меньше числом, но наши воины лучше вооружены и обучены. Мы полны сил, и мы жаждем покорить эту страну. — Он сделал паузу, чтобы все хорошенько усвоили эти слова, а потом объявил: — Я готов выслушать предложения относительно плана боя.

Ответом ему был целый хор голосов. Каждый норманн горел нетерпением показать себя перед вождем. Вильгельм умел быстро принимать решения. Не прошло и часа, как план был готов. Постановили разделить войско на три части: Вильгельм, Робер де Мортен и Одо будут сражаться в центре, вместе с норманнами самого высокого звания. Правый фланг будет состоять из норманнов не столь знатных, а левый — из уроженцев Бретани.

— Мои разведчики донесли, что у саксов мало лучников. Когда они увидят, какой урон им могут нанести мои стрелки, они проклянут все на свете! — коротко засмеялся Вильгельм.

Он был тяжелый человек, многие ненавидели его и боялись, но как военного вождя уважали все.


В субботу четырнадцатого октября рассвело рано, но еще до первого света нормандское войско было построено, чтобы выслушать обращение Вильгельма. Гарцуя на своем красивом боевом коне, Вильгельм окинул горящим взором свою рать и вдруг почувствовал, как неизъяснимое волнение охватывает все его существо. Он понимал, что должен передать это волнение и воинам, должен каким-то образом вдохнуть в них свою силу, убедить этих людей, что победа — это их единственный путь. Широким жестом Вильгельм снял своя шлем и выразительно помолчал, пока приветственные крики не затихли.

— Во имя Бога, будьте беспощадны! — закричал он. — Разите врага без страха и колебаний Не останавливайтесь, чтобы подобрать трофеи! Добыча будет обильной — хватит на всех! — Голос его стал хриплым: — Тому не будет спасения, кто захочет сдаться или допытается бежать! Сакс ни за что не пощадит норманна!

Он набрал в легкие воздуха.

— Не показывайте им свою слабость, ибо они вас не пожалеют! Коль скоро вы побежите к морю, — закричал он с презрением, — саксы вас настигнут и прикончат с позором:! — Он замолчал, и прошла добрая минута, прежде чем он опять заговорил: — Бейтесь — и вы победите! — Его голос взметнулся и зазвучал мощно и звонко: — Я не сомневаюсь в победе! Мы пришли сюда снискать славу!..

Взошло солнце, и осеннее утро предстало во всей своей дивной красе. Леса полыхали оранжевым, рыжим и красным цветом… Не менее красочно выглядело и нормандское войско. Воины, уже шагавшие боевым маршем, несли деревянные щиты, украшенные разнообразными девизами и гербами.

Впереди войска ехал менестрель Вильгельма. Гордо размахивая мечом, он запел. Мало-помалу к нему присоединились все воины, и теперь войско двигалось вперед с песней.

Саксы просто ушам своим не поверили. Посыпались насмешки и проклятия, кое-кто затрубил в рог, чтобы выказать презрение норманнам. Два воинства готовы были ринуться в бой, и каждое было уверено в своей победе. Силы были настолько равны, что обе стороны очень скоро поняли: битва будет долгой и кровавой.

Наступил полдень, а бой еще продолжался, хотя норманны рассчитывали, что к этому времени уже разобьют врага. Саксы отвечали ударом на удар и сражались с таким упорством, что заставили дрогнуть противника. Предвкушая победу, воины Гарольда самовольно пошли в наступление. И сдержать их было невозможно. Но как только они прорвали ряды норманнов, с флангов ударила конница и стала громить саксов. Это дало Вильгельму время перестроить войска. Он приказал лучникам целиться выше, чтобы стрелы падали на врага, подобно смертоносному ливню. Саксы дружно подняли щиты, стараясь укрыться от этой напасти, грянувшей сверху, и тогда конники и пешие воины Вильгельма врезались в гущу наступающих. К вечеру норманны выиграли битву. Полное изнеможение вынудило их разбить лагерь рядом с полем сражения, где груды мертвых тел высились до колен.

В своем шатре Вильгельм, несмотря на крайнюю усталость, усмехнулся, взглянув на Робера де Мортена:

— Ни один из тех, кто пытался завоевать этот остров в течение сотен лет, не одержал здесь победы!

Робер выпил в его честь, а потом сказал:

— Прежде чем лечь, я должен узнать, сколько всадников я потерял.

Вильгельм посмотрел на него тяжелым, немигающим взглядом.

— Иди спать, брат. Сегодня мы выиграли битву при Гастингсе, завтра мы должны покорить всю страну!


Этельстан лежал мертвый на поле битвы; большинство его конников лежало тут же. Эдвард увидел их, когда выискивал взглядом Вулфрика. Так и не найдя его, Эдвард бросился бежать, но было поздно — его взяли в плен. С пленниками норманны обращались, как они считали, милосердно: их не лишали жизни. Эдварду отрубили кисть за то, что он осмелился поднять руку на Вильгельма.

В воскресенье пятнадцатого октября, когда Эдвард в отчаянии направлялся домой, Вильгельм собрал своих рыцарей, чтобы выработать стратегический план.

— В Дуврском порту есть хорошо укрепленный замок. Это наша первая цель. Потом двинемся на Кентербери и далее — на Лондон. Со мной пойдет половина войска. Мой брат, Робер де Морген, с четвертой частью боевых сил перекроет все подходы к Лондону с западной стороны. Остальные тоже двинутся к Лондону, но по прямому, северному, пути. Города и селения, которые вы возьмете, я даю вам в управление. При малейшем сопротивлении сжигайте их, но людей без нужды не убивайте — теперь это мой народ. Им придется заново построить себе дома до наступления зимы, что отвлечет их, заставит на время отказаться от борьбы. Если кто-то все же будет упорствовать — отрубите ему руку или ногу. Убивайте только по необходимости — я хочу сделать саксов не врагами, а верноподданными. Как только мы захватим все дороги к Лондону, страна падет. Так же, как это было в других наших кампаниях, мы соберем все ценности и сокровища, произведем подсчет и раздадим каждому его долю. Да смотрите, чтобы все было подсчитано правильно! Я не потерплю никакого воровства, даже самого мелкого!..

Глава 5

Отряд Ги де Монтгомери состоял из сорока всадников, включая двух его младших братьев — Николя и Андре. Ги было тридцать лет. Андре и Николя — двадцать и девятнадцать. Последние десять лет Ги приходилось быть для них не только братом, но и отцом. Мальчики жили очень дружно: всюду бывали вместе, все делали сообща. Беспечные, озорные, они никогда не унывали, с готовностью бросались навстречу любому, самому отчаянному приключению, и на их красивых смуглых лицах всегда играла радостная улыбка.

Ги частенько вздыхал и качал головой, глядя на братьев, хотя и сознавал, что он чересчур серьезно относится к жизни, но обстоятельства сложились так, что ему пришлось с юных лет взять на себя ответственность за всю семью. Ги был прирожденным вожаком. Его слушались, уважали, а некоторые и искренне любили, как, например, его помощник Рольф.

Ги позвал к себе братьев и Рольфа.

— Мы не пойдем ни с Вильгельмом, ни с моим славным другом Робером де Мортеном. Нам предстоит отправиться на север с тем, чтобы заявить права Вильгельма на все земли от Гастингса до Лондона. Туда двинутся и другие отряды, но мы будем действовать самостоятельно. Ближе к Лондону мы присмотрим места побогаче и возьмем их себе во владение. В тех же селениях, что встретятся нам на пути, будем забирать все ценное. Охрану нашей добычи я поручаю Николя и Андре, Дело это весьма опасное. В любой момент на нас могут напасть грабители. Если хорошо поработаете, каждый из вас получит во владение поместье. Даю вам под начало двенадцать воинов. Старайтесь держать их в узде. — Ги подмигнул Рольфу, понимая, с какими трудностями сопряжен этот совет.

Воины Вильгельма жили в нужде. Им давно уже стало тесно во Франции, которую они алчно разорвали на клочки. Опасаясь их раздражения и озлобленности, Вильгельм нашел для них страну за морем. И Ги знал, что эти изголодавшиеся люди будут набрасываться и с жадностью хватать все, что попадет им в руки: земли, сокровища, женщин…

Белолицые сакские девы с золотыми волосами очень привлекали молодых нормандских завоевателей. Они были так не похожи на черноволосых женщин их родины, у которых зачастую и кожа была желтоватой.

У жителей сельской местности конные отряды норманнов вызывали панический ужас. Всадники казались им громадными и могучими в своих кольчугах, латах и шлемах со щитками, закрывавшими нос. На огромных боевых конях, также закованных в броню, они важно ехали, подняв копья, и узкие флажки развевались на ветру. Эти люди были сильными, решительными и беспощадными, они не ведали ни жалости, ни снисхождения. При одном появлении норманнов у обитателей глухих деревушек начинали стучать зубы от страха. В таких затерянных поселениях норманнам достаточно было просто заявить: «Вильгельм, герцог Нормандский, объявляет Англию своим суверенным владением». После того как жители приносили клятву на вассальную верность, у них бесцеремонно отбирали все, что представляло какую-нибудь ценность, и, разумеется, насиловали приглянувшихся женщин. Когда же на пути попадался город, оказывавший вооруженное сопротивление, норманны, захватив era, грабили и поджигали дома, убивали или увечили его защитников.


Конь сам нашел дорогу к конюшням Годстоуна. Эдвард попытался слезть, но упал с седла и потерял сознание. Человек, стороживший конюшню, сначала не узнал юношу — настолько ужасен был его вид. Уже давно перевалило за полночь, но как только сторож понял, кто перед ним, он тут же помчался в господский дом. Срочно послали за леди Элисон.

— Отнесите его наверх, в самый дальний покой, — приказала слугам леди Элисон. — Спасибо, теперь я управлюсь сама. Возвращайся в конюшню и никому не говори, что он вернулся, — предупредила она конюха.

Потом подошла к опочивальне Лили и тихонько •постучала в дверь.

— Лили, мне срочно нужна твоя помощь. Надень теплое платье, разбуди кого-нибудь из слуг и пошли на кухню вскипятить воду. Я возьму свою шкатулку с притираниями и снадобьями. Приготовься, Лили. Вернулся Эдвард — ему отрубили руку.

Леди Элисон исподтишка взглянула на дочь, когда они приблизились к молодому человеку. Ее тревожило, справится ли Лили с первым в ее жизни глубоким потрясением. На Эдварда было страшно смотреть: прекрасные волосы и борода были покрыты кровью и грязью. Культя обрубленной руки воспалилась и кровоточила, а в тех местах, где прижигание не помогло, гноилась. Лили нежно коснулась его лба.

— У него жар, матушка.

— Да, я напою его отваром ромашки. Подай мне вон тот зеленый бальзам из кандыка, он очень полезен при воспалении ран. Помоги мне раздеть его.

Они стали снимать с Эдварда кольчугу и кожаную тунику. Он приподнялся, взглянул на них безумными, лихорадочными глазами и попытался сопротивляться, но силы его скоро истощились, и он, потеряв сознание, упал. Вошла Эдит с горячей водой, и они стащили с него поножи и штаны. Тело Эдварда было мертвенно-белым и казалось безжизненным.

— Я омою его матушка, — спокойно сказала Лили. — Он приехал один? Что-нибудь говорил

— Он был один. Другие, возможно, приедут следом. Нет, он еще не сказал ни слова. Я поместила его сюда, в эту дальнюю комнату, чтобы не потревожить леди Хильду. Не говори ей пока ничего: она в таком плохом состоянии, что не выдержит потрясения.

Леди Элисон перевязала культю. Лили и Эдит сменили на постели белье и осторожно укрыли Эдварда меховыми одеялами. Он забормотал что-то, а потом несвязно выговорил:

— Все погибли… все погибли… поле мертвых… зарублены, убиты…

Скоро он успокоился.

— Ступай к себе, дочка, отдохни. Утром, когда он проснется, твое присутствие будет для него целебным. И потом завтра нам придется многое решить.

Когда заря окрасила небосвод розовым светом, леди Элисон тихо вошла к Лили:

— Эдвард проснулся и чувствует себя лучше, хвала Господу! Но он принес страшную весть. Милорд Этельстан убит. Эдвард видел это собственными глазами.

Лили прижала руки к губам, чтобы удержать крик ужаса.

— Погибли и все наши воины. Вулфрик тоже мертв. Мы с тобой овдовели в один день.

У Лили бешено заколотилось сердце и голова пошла кругом. Она одновременно испытывала и чувство горестной утраты, и большое облегчение. Это так поразило ее, что она в замешательстве потрясла головой. «Как это я могу сразу чувствовать и горе, и радость? — в смятении подумала она. — Как будто во мне живут два разных человека».

— Мы даже не можем перевезти их домой и похоронить. Все саксы либо мертвы, либо бежали на север, и Эдвард говорит, что силы норманнов несметны и они двигаются очень стремительно. Остановить их невозможно. Думаю, Лили, они уже близко. Разбуди всех женщин, всех служанок. Пусть соберутся в зале. Мне надо поговорить с ними.

— Матушка, как вы себя чувствуете? — с тревогой спросила Лили.

— Я буду горевать потом — сейчас для такой роскоши нет времени.

Выйдя к домочадцам, леди Элисон подняла руку, призывая к молчанию.

— Слушайте меня внимательно! Король Гарольд убит в сражении при Гастингсе! Норманны пришли, чтобы покорить нас. Хозяин Годстоуна погиб, и все мужчины, что были с ним, тоже. Ваши отцы и мужья мертвы. Враги уже близко. Они убивают, грабят, сжигают дома. У нас есть только одна возможность спастись, и та очень зыбкая. Я намерена сдать норманнам это поместье и просить их о милосердии.

— Но нас изнасилуют! — воскликнула одна из девушек.

— Это будет наименьшая беда, милая, из всего того, что может с вами случиться, — выразительно произнесла леди Элисон.

— Саксы умеют насиловать не хуже, чем норманны! — усмехнулась Лили, сжав кинжал, висящий у нее на поясе.

— Убери свой кинжал, Лили! — приказала мать. — Так вот! Они — мужчины! И они хотят поработить нас! Но они забыли, что это женщина всегда покоряет мужчину! Нам очень повезет, если мы сумеем остаться в живых. Да, мы лишимся всего, у нас ничего не будет, кроме жизни. Но этого достаточно! Умные женщины во все времена превращали мужчин в своих рабов. И я надеюсь, что каждая из вас сумеет доказать это. Не нужно никакого вероломства. На мед поймаешь больше мух, чем на уксус. Я сделаю для вас все, что смогу. Остальное в ваших руках. Я пойду в деревню и сама поговорю с крестьянами. Мы не поднимем на них оружие. Никакого отпора они здесь не получат! Да и, честно говоря, разве для крестьян что-нибудь изменится, когда у них будут новые хозяева? Разумеется, если эти хозяева не причинят им вреда.

Подле Лили плакала Эдит, а юная Роза кидала вокруг испуганные взгляды, словно готовясь к бегству.

Эмма сжала руками грудь и прошептала:

— Убиты? Все наши мужчины убиты? Не может быть! Прошу тебя, Боженька! Нет! Нет! Марк! Марк! Не умирай, прошу тебя! Не оставляй меня одну! — С ней началась истерика.

Леди Эдела подошла к Лили и тихо сказала:

— Надо увести дам, а то, глядя на них, и служанки ударятся в панику.

Лили собрала всех дам и мягко сказала:

— Ступайте в большую комнату, обсудим все в своем кругу.

Лили была удивительно спокойна. Ее тревожило лишь сознание того, что в данных обстоятельствах это ненормально. Однако она почувствовала облегчение, когда увидела, что и леди Эдела, как ей показалось, сохраняет полное присутствие духа, хотя положение ее такое же, как и у Эммы: она тоже потеряла своего мужа, Льюка.

— Они будут пытать нас. Они распнут нас на кресте! Они вспорют нам животы! — выкрикивала Эмма.

Лили резко ударила ее по лицу.

— Прекрати, Эмма! Нужно подумать, нужно составить план действий. Возьмите себя в руки, — обратилась она к Эдит и Розе. — Хватит рыдать! Они пришли одни. С ними нет женщин. Им понадобится то же самое, что и всем мужчинам. Чтобы им готовили еду, стирали, чинили одежду… — сказала Лили, отчаянно пытаясь придумать, чем еще они могут быть полезны.

Эмма перестала голосить.

— Ты считаешь, что они пощадят нас, потому что мы женщины? — недоверчиво спросила она.

— Мы должны на это надеяться. Иначе мы все сойдем с ума!

Эмма, казалось, несколько успокоилась, но Эдела, до сих пор хорошо владевшая собой, вдруг вся затряслась.

— Боже милостивый, они нас изнасилуют! Известно, что такое воины, когда у них долго нет женщин!

— Эдела, я думаю, не стоит говорить об этом при Розе и пугать невинную девушку.

— Зачем я противилась Уолтеру, — рыдала Эдит, — я виновата перед ним! Я не позволила ему, а теперь он… убит!

Лили поняла, что пора переходить от слов к более действенным средствам.

— Да, Эдит, они все убиты, и мой отец в том числе, но я прошу тебя, вытри слезы. Может, твоя жизнь зависит от твоего хорошенького личика. Не порть же его слезами, мужчины их не выносят, — сурово сказала она. — Вспомни, ты же сама бранила меня, когда я чего-то боялась! В конце концов, норманны — всего лишь мужчины. Пойдем выпьем хмельного меда!


Леди Элисон обвела взглядом крестьян. Они стояли семьями и испуганно жались друг к другу. Свинопас с женой и детьми, пастух, пасший быков, со своей семьей, Эдгар, овчар, с Мей и двумя детьми. Чуть поодаль те, кто пахал землю и выращивал хлеб. Все они были охвачены страхом перед неведомым.

— Я знаю, вы обеспокоены тревожными слухами, которые доходят до вас! Поэтому я и пришла. Лорд Этельстан и наши воины пали в битве. Я не стану вам лгать. Нам всем грозит серьезная опасность, и поэтому мы должны помочь друг другу. Нормандские захватчики очень близко. Если мы не окажем сопротивления, мы можем спастись. Я намерена отдать им Годстоун. В ваших хижинах враги не должны обнаружить никакого оружия. Коль скоро вы восстанете против них, вас убьют! Если же вы подчинитесь и будете хорошо работать, я думаю, в вашей жизни особых перемен не произойдет.

Леди Элисон почувствовала, как в ней нарастает страх, но тут же подавила его, чтобы он не передался — крестьянам. Мысленно она помолилась о том, чтобы слова, произнесенные ею с такой уверенностью, оказались не очень далеки от истины.

Спокойствие леди Элисон лишь немного утишило страхи крестьян. Они боялись норманнов, как чумы. Многие прямо сейчас, не дожидаясь этих , чудовищ, убежали бы в леса, но их останавливала другая опасность: любой человек, обнаруженный в лесу, считался вне закона, и каждый мог убить его совершенно безнаказанно. В этом отчаянном положении у крестьян оставался только один выход — молиться. И они молились. А чтобы вдвойне обеспечить себе божественную защиту, ходили также к Мораг, покупали у нее амулеты и талисманы, просили поворожить. Дела у Мораг никогда еще не шли так хорошо. Она трудилась день и ночь, чтобы успеть обиходить всех страждущих. Приходилось чуть ли не умолять ее, и Мораг была завалена едой, дровами и прочими нужными ей вещами. Но вот беда! Она не испытывала прежнего удовольствия, дурача соседей, ибо ее и их благополучие были тесно связаны. Как никогда в жизни, Мораг хотелось, чтобы на самом деле существовала такая ворожба, которая могла бы держать в страхе злые божества.

Во всем поместье нашелся только один человек, дерзнувший не мириться с врагом. Он считал, что лучше жить под открытым небом, в запретных лесах, чем склонить голову перед норманнами. Этим человеком был Морган. Решив бежать, он тут же отыскал Фейт, надеясь, что убедит ее присоединиться к нему. Ну, а если нет, то пусть ветер судьбы несет его одного.

— Фейт, я сегодня ухожу из деревни. Я возьму с собой только лук и стрелы — я их сам потихоньку сделал — и тебя, коль ты мне доверяешь.

Он обнял девушку.

— Я боюсь, Морган! — прошептала она, глядя на него широко распахнутыми глазами.

— Я знаю, любимая. Ты боишься остаться и боишься уйти. Но учти, если ты останешься, тебя убьют, или изнасилуют, или замучают. А нет — так все равно ты будешь рабой. Пойдем со мной, и вместе испытаем судьбу. Разве недолгая жизнь на свободе не лучше пожизненного рабства? — спросил он.

Она не могла с ним не согласиться.

— Не пойдешь со мной — уйду один! — решительно сказал Морган.

Фейт не представляла себе жизни без Моргана. Если бы он остался с ней в Годстоуне, она примирилась бы с рабством — ведь они могли бы проводить ночи в объятиях друг друга. Но если у нее и это отнимут, тогда — ее жизнь станет горше полыни, и лучше умереть.

— Я пойду, — прошептала она, словно заразившись его отвагой.

Морган понял, что надо действовать, пока Фейт не передумала.

— Давай уйдем сейчас, — сказал он и повлек ее за собой в дубовую рощу. Там, в расщелине старого дуба, поврежденного молнией, у него были спрятаны самодельный лук и стрелы.

— А что же мы будем есть? — вдруг сказала она. Морган усмехнулся.

— Не беспокойся. Я поймаю кролика в силки, и мы поджарим его на костре. Я часто делаю так — что голодным-то ходить! — признался он.

Они углубились в лесную чащу. Фейт в ужасе жалась к руке Моргана: лес казался ей темным и зловещим. Но время шло, глаза привыкали к сумраку, а вокруг царила успокоительная тишина. Морган поймал кролика, как и обещал, и у них слюнки потекли при виде душистого темного мяса. Набрав папоротника, они сложили его под широкими ветвями ели. Морган развел костер и привлек Фейт к себе. Он долго ласкал ее, пока тело ее не расслабилось и она не начала отзываться на его ласки. Никогда они не были так близки к райской жизни.


Леди Элисон понимала, что норманны убьют Эдварда, если обнаружат его в замке, поэтому она решила перевести юношу в какую-нибудь крестьянскую хижину. Зашив длинный рукав крестьянской рубахи у обрубка руки — так не будет заметно, что рана свежая, — леди Элисон озабоченно спросила:

— Эдвард, у тебя хватит сил подняться?

Лицо его исказилось.

— Кажется, лихорадка прошла, миледи. Я не хочу, чтобы вы или ваши крестьяне подвергали себя опасности из-за меня. Я вернусь домой в Окстед и отдамся на волю судьбы.

— Эдвард, мы и так все в опасности. И обитатели Окстеда в том числе. Прости, что тебе придется жить в крестьянской семье, но я полагаю, это самое безопасное место.

— Если вы хотите, чтобы я остался в Годстоуне, я останусь, но, прошу вас, не нужно извиняться, леди Элисон. Я не вижу ничего ужасного в том, что буду жить с крестьянами.

Ее брови приподнялись в легком удивлении.

— О Эдвард, но их жизнь очень сильно отличается от той, к которой ты привык. В хижинах крестьян всего одно помещение, они там и стряпают, и едят, и спят. Уединиться там невозможно. Очаг у них открытый, обстановка убогая, нет даже окон — свет проникает через дверь.

— Этого вполне достаточно, — сказал он успокаивающе.

Леди Элисон провела Эдварда мимо длинного ряда построек туда, где жили Эдгар и Мей.

— Мей, я хочу, чтобы лорд Эдвард пожил в твоей хижине некоторое время. Я буду приходить каждый день — перевязывать ему рану. Я прослежу, если это будет в моей власти, чтобы тебе выдавали побольше продуктов, и твои дети не будут голодать. Я хочу, чтобы норманны приняли его за пастуха. Если они узнают, что лорд Эдвард воин, — его убьют. Постарайся относиться к нему не как к господину, прошу тебя. Иначе ты сразу привлечешь к Эдварду внимание. Обращайся с ним так, словно он твой сын. Я понимаю, что слишком обременяю тебя, но у меня нет другого выхода.

Мей преклонила колено.

— Я сделаю для молодого лорда все что смогу, миледи.

— Да благословит тебя Бог за твою доброту, — сказала Элисон.

Пока Эдвард знакомился с Эдгаром и благодарил его за гостеприимство, Эдвина сидела, как заговоренная. Прямо чудо! Вот он — прекрасный рыцарь, бог, спасший ее брата от верной гибели. Он останется здесь, у них в хижине. Она столько мечтала о нем, и вот ее мечты сбылись! Сердце ее заколотилось так быстро и, как ей показалось, так громко, что она испугалась, как бы это не услышали все. Тогда они все поймут! Она покраснела — впервые в жизни.

Эдгарсон тоже узнал Эдварда и решил, что после того случая на крыше он имеет право обращаться, с молодым лордом по-свойски.

— Дай посмотреть, — сказал он, вылупив глаза, и указал на руку, затаив дыхание от страха и любопытства.

— Простите его, милорд! — в ужасе воскликнула Мей.

Эдгар шлепнул сына тыльной стороной руки.

— Ничего, все в порядке, — ответил Эдвард. — Всем нужно привыкнуть к этому и мне в том числе.

— Прошу вас, садитесь к огню, — сказала Мей, придвигая ему грубый табурет. — Я подам поесть. Эдвина, сделай все, что понадобится его милости.

Девушка, вырванная из своего зачарованного состояния, робко вышла вперед и стала перед ним на колени.

— Пожалуйста, не надо этого, — попросил он, поднимая ее.

— Милорд, — прошептала Эдвина, — а что вам надобно?

Эдвард отчаянно попытался придумать ей какое-нибудь дело. Возможно, тогда она почувствует себя увереннее.

— Воды, — попросил он, — ты можешь принести мне воды — умыться перед едой?

Эдвина уставилась на него так, словно он попросил принести ему луну. Потом принесла чашку с водой. Только тут до Эдварда дошло, что эти люди не моются. Он мог бы догадаться об этом раньше по их темной коже, неопрятному виду, не говоря уже о запахе, стоящем в хижине.

Мей подала каждому деревянную миску с вкусно пахнущим супом. К нему — хлеб грубой выпечки из ячменной муки. Эдвард понял, что стола здесь нет. Они ели, сидя на табуретах, придвинутых к огню. Эдгарсон сразу забыл обо всем и набросился на суп. А Эдвина нашла более возвышенную пищу — пищу для души: она с жадным вниманием смотрела, как ест Эдвард. Спать легли рано, как только огонь догорел, потому что никакого освещения в хижине не было. Мей положила на пол подстилки из камыша. Они с мужем укрылись одной овечьей шкурой, а вторую отдали Эдварду. Часы шли, а Эдвард лежал без сна, размышляя, что принесет ему утро, да он и боялся спать, так как теперь ему снились только страшные сны. Эдвина уснула сразу же, и сны ее были полны той волнующей радости, о которой она раньше и представления не имела.

Глава 6

Ги де Монтгомери ехал верхом впереди своего отряда. То, что он видел вокруг, ему нравилось. По мере того как они продвигались к Лондону, деревни и вся местность вообще становились богаче и привлекательнее. Когда Ги вступил на земли Годстоуна, он понял, что выберет себе эти места. Ему показалось, будто он вернулся домой. Ги не жалел ни о чем, что оставил в Нормандии, и меньше всего он печалился о своей злобной супруге. Несколько лет назад в схватке с врагом погиб один землевладелец, которого Ги попросил о помощи. У него осталась юная дочь. Молодой рыцарь почувствовал себя ответственным за девушку и женился на ней. Скоро супруги поняли, что не подходят друг другу. Она оказалась алчной брюзгой. Ее совершенно не удовлетворяли те средства к жизни, которыми располагал Ги, и до смерти раздражали его братья. У нее были грубые черты лица и еще более грубый язык. Когда Ги стал уходить в дальние военные походы и подолгу отсутствовать дома, это устроило и ее, и его. «И даже с нашими маленькими дочками она обращается, как злобная тварь!» — гневно подумал Ги.


Леди Элисон выслала разведчиков, чтобы те следили за приближением нормандских отрядов. Получив от них сообщение, что войско на подходе, она собрала во дворе всю женскую челядь, расставила по всем углам стражников с белыми флагами, а сама стала у дверей вместе с Лили, поджидая завоевателей.


Когда нормандские всадники, походившие на огромных чудовищ, въехали во двор Годстоуна, все саксы, встречавшие их, затрепетали от ужаса.

Ги подъехал прямо к леди Элисон, всем своим видом показывающей, что она — глава этой челяди. Он натянул поводья, бросил на нее свирепый взгляд и зарокотал громовым голосом:

— Объявляю, что отныне эти земли принадлежат Вильгельму, герцогу Нормандскому1

Он взглянул на Лили, на ее нежное, прелестное лицо, на торчащие груди, и в голове у него мелькнуло коротко: «Мне!»

Леди Элисон отчетливо и спокойно произнесла по-французски:

— Мсье! Я добровольно сдаю вам это поселение. — У нее достало безрассудства улыбнуться ему, и, слегка пожав плечами, она сказала: — Я — француженка, мсье. Не побеседуете ли вы со мной?

Ги слегка наклонил голову:

— Не премину это сделать, мадам. Он спешился и бросил Рольфу:

— Не предпринимайте пока никаких действий.

И он пошел за леди Элисон в пустой зал. Походка его была тверда, шпоры звенели, задевая за каменные плиты пола.

Они сели за стол лицом к лицу. Леди Элисон положила перед ним кольцо с ключами и шкатулку с драгоценностями.

— Сим я передаю вам, мсье, это владение со всеми его людьми. Равно как этот замок и все, чем владею и что представляет собой какую-либо ценность. После битвы при Гастингсе мы с дочерью узнали, что обе овдовели, и поскольку у нас нет защитников, мы вынуждены преклонить колена пред вами. Я могу только умолять вас о милосердии…

Во рту у нее пересохло от страха. Сердце стучало, как молот, и казалось, вот-вот выскочит из груди.

Монтгомери снял шлем и поставил его на стол, положив рядом свои огромные латные рукавицы. Непроизвольно он провел рукой по своим коротким черным кудрям, и леди Элисон с удивлением заметила, что его глаза такие же зеленые, как глаза Лили. И вообще он был очень привлекателен, хотя выражение лица его было таким свирепым, челюсти такими сильными, посадка головы такой гордой, а взгляд таким пронзительным, что от леди Элисон потребовалась вся сила духа, чтобы держаться с ним подобающим образом.

— Ги де Монтгомери, мадам, — коротко сказал он и воззрился на леди Элисон, ожидая, что она скажет дальше.

— Я — леди… прошу прощения, мсье, я — Элисон, а это — Годстоун.

Ги кивнул. Он не любил женщин и за последние годы почти не имел с ними дела, разве что в постели. Женщины хороши только для утоления похоти, но сейчас перед ним была женщина, которую он не мог не уважать за мужество. Она держалась с ним, как королева, и совсем не походила на тех испуганных и одурелых саксонок, которых ему доводилось встречать до сих пор.

— Что вы разумеете под милосердием? — спросил он.

— Вы можете убить всех нас и поджечь селение, но я думаю, что вы слишком умны для такого бессмысленного разрушения и расточительства. Урожай только что собран, наше поселение богато. Вы можете выгнать нас всех и предоставить нам самим заботиться о себе, но я думаю, что вы достаточно разумны и разрешите нам работать на вас. Хозяйство у нас большое, и я привыкла управляться со всем безупречно, а это не очень-то легко, как вы понимаете. Я также сведуща в травах и разных снадобьях, и могла бы заняться лечением ваших воинов. Женщины этого дома искусны в ткачестве, как вы увидите по нашим богатым одеждам. Многие прекрасно стряпают — короче, мсье, хозяйство, где есть женщины, может доставить мужчинам много удобств в самых разных отношениях.

— А взамен этих… женских забот? — Он вопросительно поднял бровь, черную как вороново крыло.

— Крыша над головой и место у стола — и еще защита от мародеров, — почти в отчаянии пыталась договориться леди Элисон.


Въехав во двор, Николя и Андре были приятно удивлены количеством поджидавших их молодых женщин. Они одновременно устремили глаза на Лили и сразу же забыли о других. В мгновение ока Николя спрыгнул с коня и схватил ее в объятия. Она отчаянно сопротивлялась и вдруг оказалась на земле, поскольку Андре ударил брата кулаком в лицо.

— Это моя, братец, поищи другую! — заорал он.

Лили вскочила и хотела убежать, но Андре, выбросив длинную руку, притянул ее к себе и сорвал с нее головное покрывало. Рассыпавшиеся волосы окутали Лили, как сверкающий плащ. Андре от неожиданности выругался, потом схватил ее за запястья, обмотал их грубой веревкой и потащил Лили за собой в сторожевую башню. Николя, выхватив кинжал, поспешил вдогонку. Андре волоком поднял девушку по лестнице и втолкнул в комнату, где стояла единственная кровать. Он захлопнул дверь перед братом и привязал веревку, за которую тащил Лили, к спинке кровати.


Ги де Монтгомери посмотрел на леди Элисон и резко сказал:

— С вашими познаниями в лекарском деле вы можете отравить нас всех в постелях, мадам, коль я позволю вам свободно жить здесь.

— Могу, — согласилась она. — А вы можете убить нас в любой час дня и ночи, когда вам вздумается, — подытожила она.

— Да. И обязательно так и сделаю, если меня к этому вынудят, — подтвердил он. — Значит, если мы верно оценили друг друга, мы прекрасно поладим.

И он вышел, взяв свой шлем и рукавицы. Леди Элисон пошла следом, и от облегчения ноги у нее подгибались.

— Моя дочь! Лили! — воскликнула леди Элисон.

Ги взглянул на Рольфа, который ткнул большим пальцем в сторону сторожевой башни.

Ги взлетел по лестнице через три ступеньки.

— Поганец! Пес смердящий! Я тебе все кишки выпущу! — рычал Николя.

— Она будет моей, или я убью тебя! — орал Андре, вцепившись в горло брата.

— Черт подери! — закричал Ги. — Вы должны командовать своими людьми, а не бесчестить девок!

Нужно было видеть его гнев на братьев, ибо никогда еще — ни разу в жизни! — Андре и Николя не только не ссорились, но даже не сказали друг другу злого слова.

Ги подошел к дрожащей Лили. Грудь ее была обнажена; спутанные золотисто-рыжие волосы падали до самых колен. Она была такой хрупкой и выглядела такой несчастной — чистейшее воплощение damoiselle en distaitnote 3. И в Ги Монтгомери проснулись рыцарские чувства. Он вынул кинжал, разрезал веревку и взял Лили за руки.

Взгляды их встретились. Его зеленые глаза заглянули в прозрачную глубину таких же зеленых глаз, и внезапно они оба погрузились в века, в зоны взаимного узнавания. Он резко отпрянул, чтобы стряхнуть с себя ощущение dйjа vunote 4.

— Она моя, — заявил он решительно. — Уходите отсюда!

Ги взял Лили на руки, отнес ее вниз, а потом через двор в дом. Голова Лили прижималась к его груди, и она слышала, как под ее щекой бьется его сердце. Не останавливаясь, Ги поднялся наверх, к спальным покоям, выбрал самый большой из них и опустил Лили на кровать.

— Оставайтесь здесь! — приказал он и ушел, захлопнув за собой дверь.

Ги спустился к леди Элисон.

— Первое препятствие, которое нам нужно преодолеть, — это незнание языка. Пока мои люди не выучат язык саксов, а ваши — французский, мне придется просить вас быть моим переводчиком. Прежде всего нужно позаботиться о лошадях. — Он повернулся к Николя: — Ты присмотришь за конюхами. Пусть напоят, накормят и вычистят лошадей. И чтобы все было сделано как должно! С конюхами обращайся хорошо. Они теперь мои люди. Как ты полагаешь, я могу тебе доверить это дело? — сухо спросил он. Потом позвал Андре: — Выясни, нет ли у кого-нибудь оружия. Обыщите замок и все постройки, а также мельницу и церковь. Девчонка, что тебе приглянулась, в моей комнате. И должна пребывать там — в полной неприкосновенности! Проследите за этим, «сэр».

Ги повернулся к Рольфу и леди Элисон, которые, как ему показалось, обменивались любезностями. Будучи женщиной разумной, леди Элисон почувствовала почти облегчение оттого, что предводитель этих людей присмотрел ее дочь для себя.

— Пойдемте в деревню. Поищем оружие. Я хочу поговорить с крестьянами, объяснить, что мне нужно от них и что они могут ждать от меня. Вы будете переводить, мадам.

Ги де Монтгомери и его воины произвели на леди Элисон сильное впечатление. Они, судя по всему, устали, их кольчуги и оружие, наверное, очень тяжелы, но при этом они двигаются легко, явно привыкнув к этой тяжести. «Они сильны и выносливы, — подумала она. — Теперь понятно, почему наши мужчины не выстояли против них». И еще она была приятно удивлена тем, что норманны, дабы утолить жажду, пьют воду. А вот саксы всегда тянут эль, и животы у них, как огромные бочки.

Все хижины, а затем и крестьяне были тщательно обысканы. Никакого оружия у них не нашли. Когда всех крестьян собрали, Ги де Монтгомери попросил леди Элисон сказать им, что теперь он — их господин и что с ними будут обращаться хорошо, если они проявят смирение и полную покорность. Эти люди понравились Ги. Они были не такие тощие и голодные, как их собратья в Нормандии. Да и одеты неплохо.

— Скажите, что они должны постараться выучить наш язык и наши обычаи, то же самое сделаем и мы. Если случится какая-нибудь беда, пусть приходят ко мне. За измену же я буду карать быстро, сурово и беспощадно.

Ги говорил так строго и твердо, что ни у кого не осталось ни малейшего сомнения, что, как он сказал, так и будет.


После ухода Ги Лили долго сидела на кровати, не в силах даже пошевелиться. Все мысли и чувства ее спутались и смешались… Тело трепетало от волнения, какого она прежде никогда не испытывала. Чужой мужчина взял ее на руки и понес. Это длилось какие-то минуты, но они изменили всю ее жизнь. Его сильные руки, которыми он без труда, одним ударом, мог прихлопнуть ее, — эти руки обращались с ее телом так бережно, так осторожно!.. Суровое лицо еще пылало гневом, но он был так прекрасен, что у нее перевернулось сердце. Он был мужчиной с головы до ног, он заставил ее почувствовать себя женщиной. Его близость была необычайно приятна и возбуждала. Лили не скоро осознала, где она находится и какой у нее растерзанный вид. Она должна переодеться. Но для этого надо пойти в свою комнату, а он запретил ей выходить.

Ну и пусть! Не сидеть же так, с голой грудью! Подойдя к двери, Лили прислушалась и, когда все стихло, скользнула к себе.

Лили нарочно надела неприглядное платье, то самое коричневое полотняное, что было на ней, когда они с Эдит ходили по лугам — казалось, целая жизнь отделяет ее от того дня. Она ненавидела этих наглых норманнов и решила, что сделает себя некрасивой, противной, чтобы не привлекать их похотливых взглядов. Все женщины явятся к обеду во всей своей красе — вот и пусть найдет себе другую. Отчего эта мысль пришлась ей так не по душе? Лили быстро сняла простой наряд и облачилась в платье из легкого шелка мягкого зеленого цвета, надела сверху зеленую бархатную тунику и опоясала бедра золотым поясом. Простое белое покрывало для головы заменила бледно-зеленым, прозрачным, что было очень смело — сквозь него просвечивали ее волосы. Она даже положила на губы немного красного притирания. Вполне удовлетворенная своей внешностью, Лили отправилась обратно в ту комнату, где ей было приказано находиться.

Едва она вышла в коридор — перед ней возникла фигура Андре. Она вскрикнула.

— Тише, мадемуазель, прошу вас! Я не причиню вам никакого вреда, даю слово!

Лицо его было серым, и на нем четко проступали царапины от ее ногтей. Лили заметила, что по его кольчуге текут красные струйки.

— У вас кровь!… Идите сядьте! — воскликнула она и провела Андре в свою комнату.

Взглянув на него поближе и без прежнего ужаса, Лили обнаружила, что он очень молод, возможно, лишь чуть-чуть старше ее. Она почти перестала бояться Андре, а он улыбнулся ей.

— Эту рану я получил из-за вас, cherienote 5.

— Двое взрослых мужчин дерутся из-за женщины. Это смешно! — укоризненно сказала она.

— Трое взрослых мужчин, мадемуазель, — возразил Андре, задорно блеснув своими вишнево—коричневыми глазами.

Лили попыталась помочь ему снять кольчугу.

— Как вы только ходите в таком тяжелом облачении целый день? — удивилась она.

Он пожал плечами и вздрогнул от боли. Лили сняла с него короткую рубаху, поддетую под кольчугу, и покраснела при виде полуголого молодого человека, на котором не было ничего, кроме шерстяных рейтуз. Она промыла неглубокую рану на его плече и намазала ее зеленым бальзамом, достав его из материнской шкатулки. Стоя перед ним на коленях, она покачала головой:

— Два брата идут друг на друга с кинжалами! Вам должно быть стыдно!

— Три брата, ma petitenote 6! — И, запрокинув голову, он засмеялся над собственным безрассудством.

— Господи Иисусе! Что здесь происходит? — вскричал Ги, появляясь в дверях.

Он вошел в комнату, и с каждым шагом гнев его нарастал, пока он не увидел, что Лили обрабатывает рану. Ги облегченно вздохнул и сказал, блеснув глазами:

— Ей-богу, Андре, у тебя есть чему поучиться! И пяти минут не провел с женщиной, а уже нашел повод раздеться и поиграть перед ней своими мускулами. Вон отсюда, не то я выгоню тебя хлыстом, щенок!

Андре схватил одежду, но прежде чем закрыть за собой дверь, он, взглянув на Лили, поцеловал кончики своих пальцев.

Лили опустила глаза, но все равно чувствовала, что Ги внимательно изучает ее. Щеки ее вспыхнули; она поставила обратно в шкатулку притирания и маленькие горшочки. Наконец он прервал затянувшееся молчание:

— Зачем вы прячете волосы, Лили?

— Таков обычай, милорд. У саксов все порядочные женщины так делают, — объяснила она.

— Снимите покрывало, — попросил он.

— Я не могу, милорд! У меня будет непристойный вид, — возразила она.

— Мы заведем свой обычай, — мягко сказал он, протягивая руку и снимая покрывало с ее головы.

— Зачем? — испуганно воскликнула она.

— Зачем? — переспросил он. — Затем, что мне это нравится.

Румянец на щеках Лили стал еще ярче.

— Разве я раба вашей воли? — пылко бросила она.

— Вы угадали, мадам.

Лили отошла от него в дальний конец комнаты.

— Полагаю, я выбрал самую большую комнату для нас, — сказал он, делая ударение на словах «для нас».

Она закусила губу, чтобы удержаться от ответа на этот умышленный вызов. Ги огляделся:

— Если это ваши вещи, перенесите их в нашу комнату.

Сняв кольчугу, он вымыл руки.

— Не спуститься ли нам к обеду? Он насмешливо взглянул на Лили.

За столом она села на свое обычное место. Все было по-прежнему — и в то же время по-другому. Неужто прошло всего лишь три недели с тех пор, как в этом зале гремел пир по случаю ее свадьбы?

Ги расположился рядом с Лили и ел с ней из одной тарелки. Он не сводил с нее глаз, отрезал ей лучшие кусочки мяса, а Лили совсем не хотелось есть.

— Вам нравится, как я рассадил их? Мужчина, женщина, мужчина, женщина… Я полагаю, что так мои люди быстрее всего освоят язык саксов. Больше женщины не будут прислуживать за столом, пусть это делают оруженосцы. А дамы будут сидеть с моими воинами и вести беседы. Очень скоро вы не сможете отличить свое скромное домашнее общество от двора Вильгельма! — Он усмехнулся.

Восседая за столом с непокрытой головой, Лили казалась самой себе очень дерзкой, но как же она изумилась, когда еще до конца трапезы Эдит, сидевшая подле Андре, сняла с головы покрывало и явила взорам присутствующих свои длинные косы пшеничного цвета.

Николя сидел рядом с Розой, пятнадцатилетней девочкой, лучшей вышивальщицей в поместье. Лили заметила, что она бледна и испугана. Лили решила тотчас поговорить с Ги де Монтгомери. Оглядевшись, она с удивлением обнаружила, что ее мать сидит с Рольфом и очень мила с ним, а она-то думала, что матушка будет держаться с норманнами так же гордо и холодно, как она, Лили. Два воина усадили с собой за стол крестьянок, и бедные женщины совсем растерялись от смущения — они впервые оказались за господским столом. Мужчины пили вино, как они привыкли в Нормандии, но кое-кто попробовал домашнего эля, и, кажется, эль им понравился. Несмотря на все препоны, мужчины и женщины прекрасно объяснялись и вполне были довольны друг другом.

— Ах, cherie, вы привлекаете внимание всех мужчин! Они все мне завидуют. Им и невдомек, что вы не хотите ни смотреть на меня, ни разговаривать со мной! — тяжело вздохнул Ги.

Его бедро коснулось под столом ее бедра, и смятение окатило ее жаркой волной. Лили резко отодвинулась, лицо ее запылало. Она посмотрела через стол на Розу — Николя что-то шептал ей на ухо, а Роза тихонько плакала. Повернувшись к Ги, она со сдержанным негодованием сказала:

— Милорд, девушка, на которую ваш брат Николя обратил свое внимание, еще совсем дитя!

Он лениво взглянул на них из-под полуопущенных век.

— Равно как и он, мадам, и они очень подходят друг другу.

— Я вас ненавижу! — бросила она.

— Если это так, вы вольны выбрать себе кого-нибудь другого, — с вызовом ответствовал он.

Она презрительно вскинула голову, и его губы растянулись в широкой улыбке.

— Поскольку вы сделали свой выбор, не пойти ли нам наверх?

И прежде чем Лили успела убежать, он накрыл ладонью ее руку, потом поднялся и повел ее в свою комнату. Лили чувствовала, как рука Ги, лежащая на ее пояснице, мягко подталкивает ее. Когда она проходила в дверь, рука, скользнув ниже, погладила ее по ягодицам. Лили резко обернулась и ударила Ги по лицу. И тут же пришла в ужас, осознав, что она сделала. Ги притянул ее к себе, и его губы завладели ее губами. Его поцелуй был обжигающим, палящим. Лили корчилась и извивалась в его объятиях, безуспешно пытаясь высвободиться. Его бедра прижались к ее бедрам, и она почувствовала, как его мужество окрепло и восстало. Поняв, что ее движения возбуждают его, Лили замерла. Ги оторвался от ее губ, и она смогла вдохнуть воздух.

Он прошептал:

— У тебя, Лили, есть кое-что такое, чего я хочу. Я буду хотеть это каждую ночь.

Он проникновенно заглянул ей в глаза. Она опустила ресницы, лицо ее стало пунцовым.

— Ха! Я знаю, о чем вы думаете, cherie! Стыдитесь! Я просто хочу, чтобы вы научили меня вашему языку. — Ухмыльнувшись, он отпустил Лили.

Она отбежала от него как можно дальше.

— Вы играете со мной! Вам просто нравится потешаться надо мной! — сердито заявила она.

Его взгляд следовал за ней, задержавшись на ее волосах и губах, освещенных пламенем свечи. «В ее красоте есть что-то неземное, я никогда не смогу насытиться ею», — подумал он.

— Я желаю удалиться в свою комнату, милорд, — заявила она, вздернув подбородок.

— Лили, мы оба знаем, что с сегодняшнего дня вы будете спать в моей комнате, — спокойно возразил он.

Она задрожала.

— Я не стану делить с тобой ложе, норманн! Ги устремил на нее безжалостный взгляд.

«Сейчас он убьет меня, — подумала она, — и спасения нет». Но его зеленые глаза снова стали насмешливыми.

— Ну вот, вы опять о ложе, мадам! Я понимаю, в каком бедственном положении находится молодая вдова, но пока ничем помочь не могу. Обещаю, что мы проведем с вами много ночей, дабы погасить огонь, пылающий в нашей крови. Чтобы охранять эти места, необходимо каждую ночь по крайней мере четверым нести дозор. Если я что-то наметил для себя, никто у меня этого не отберет, и оно будет моим. Сегодня ночной дозор несем мы: я, мои братья и Рольф.

Он протянул руку за кольчугой.

— Но ведь Андре ранен, — сказала Лили, чувствуя одновременно и облегчение, и досаду.

— Простая царапина. Если вы будете обращаться с ним как с дитятей, как же я сделаю из него мужчину? — Ги взглянул на нее, и глаза его потеплели. — Лили, я не шучу: вы действительно должны остаться здесь и, когда я уйду, закрыть дверь на засов. Иначе я не отвечаю за вашу безопасность.

Глава 7

Каждые два часа четверо конников объезжали местность, возвращаясь в замок в полночь, в два и в четыре часа. В четыре часа Андре выглядел утомленным. Николя сказал:

— Оставайся здесь, отдохни; я посторожу за двоих.

— Нет, — возразил Андре, взглянув на Ги, — как-нибудь продержусь.

Ги подал Андре горячего вина с пряностями.

— Брат пытается возместить тебе свой удар ножом. Дай ему поработать за тебя — этим ты успокоишь его совесть. Ступай ляг, Андре, но смотри, не перепутай спальни! — предупредил Ги.

Николя ухмыльнулся, а у Андре хватило дерзости сказать:

— Я подожду, когда она тебе надоест.

— Черт побери, ты на коня-то не можешь забраться, а уж норовишь вскарабкаться на девчонку! Тебе, что, больше нечем заняться? — воскликнул Ги.

— Рад бы, да не могу. Не знаю, что случилось, но в последнее время я только об этом и думаю, — засмеялся Андре.

— Всему виной золотистые волосы и молочная кожа сакских дев. Я слыхал: это опасно для здоровья — днем и ночью пребывать в возбуждении. Лучше попроси у вдовицы какого-нибудь снадобья, — смеясь посоветовал Николя.

— Постель с девкой трижды в день — вот снадобье, которое ему поможет. И эту хворь как рукой снимет, — убежденно отрубил Рольф.

— Кстати о вдовице… Как твои дела в этом направлении, Рольф? Чтобы управляться с этой особой, нужно иметь немало храбрости, я полагаю! — захохотал Ги.

— Да нет, просто я еще не пытался — мы же здесь всего один день. А как твои дела с молодой вдовушкой, Ги?

— Примерно так же, Рольф. Пошли! Рассвет был холодным и хмурым. В шесть часов трое мужчин покинули свои седла и отправились в баню. Мальчики-оруженосцы подбежали к ним, чтобы получить указания, и когда норманны разделись, их уже ждали деревянные чаны с водой. Ги погрузился в горячую воду, от которой его усталые мышцы постепенно расслабились. Он встретился взглядом с Рольфом, и оба насмешливо посмотрели в сторону Николя, который уснул прямо в воде.

— Боюсь, что это новое поколение довольно изнеженно, — заметил Ги.

— Будь снисходителен. Ты порой требуешь от него слишком многого, — отозвался Рольф.

— Давай-ка разбудим нашего молодца, пока он не утонул, — сказал Ги, и лицо его смягчилось.


Лили проснулась оттого, что кто-то барабанил в дверь. Она плотно закуталась в меховое одеяло и окликнула:

— Кто там?

— Ваш господин и повелитель! Почему вы заставляете меня ждать? Откройте немедленно, пока я не вышиб эту дурацкую дверь, — сказал Ги со смехом.

Судя по голосу, он был в хорошем настроении, и Лили подумала, не успеет ли она одеться, но грохот повторился, и она робко отодвинула засов. Взглянув на Ги, она удивилась, что после целой ночи, проведенной в дозоре, он даже не выглядит усталым. Свеж и ясноглаз, будто хорошо выспался.

— Сейчас сюда придут люди, чтобы сделать очаг: в холодные зимние ночи мы сможем разводить огонь, — поэтому я на вашем месте не стоял бы обнаженным.

И он указал на ее голые ноги. Лили сердито — отвернулась. «Проклятый норманн! — разозлилась она. — Вечно он ставит меня в неловкое положение, а потом из меня же делает дуру». Вскинув голову, она пошла в свою комнату одеваться.

Леди Элисон, уже поджидавшая Лили, вошла следом за ней. Бровь у нее вздернулась, когда она разглядела, в каком виде ее дочь.

— Я заметила, как этот норманн смотрит на тебя. Поверь мне — он пропал! Но не сдавайся слишком быстро, Лили, — он не станет дорожить тем, что получит легко, таков этот человек. Преследование нравится ему не меньше, чем победа. Оттягивай ее, сколько сможешь.

Лили просто рот раскрыла от изумления.

— Если вы думаете, что я с ним играю, вы ошибаетесь. Я никогда не позволю этому нормандскому псу коснуться меня!

— Лили, он возьмет тебя силой, а я не хочу, чтобы ты страдала, дитя мое. Я и помыслить не могу о том, что ты его отвергнешь.

— Я его не боюсь! — дерзко выкрикнула она и тут же закрыла рот обеими ладонями, чтобы Ги не услышал ее похвальбы.

В коридоре послышался голос:

— Ги! Крестьяне волнуются. Подрались норманн и сакс.

Оба тут же убежали, прихватив мечи.

— Эдвард! — выдохнула Лили.

Она торопливо натянула первое, что попалось под руку, — платье и тунику бледно-розового цвета, быстро пригладила волосы и, не позаботившись покрыть их, стремглав помчалась в деревню.

Они схватили не Эдварда, чего так боялась Лили. Рольф железной хваткой держал одного из крестьян, а на земле лежал нормандский воин. Ему размозжили голову дубинкой, и он истекал кровью.

Ги опустился на колени, чтобы рассмотреть его.

— Это Жиль. Отнесите его в замок и попросите леди Элисон заняться его раной.

Лили с удивлением отметила, что он по-прежнему называет ее мать леди Элисон.

— Я хочу знать, что здесь произошло. Кто зачинщик? — спросил Ги.

— Эта сакская свинья насмехалась над нашими короткими волосами и выбритыми лицами, вот Жиль и двинул его по роже рукавицей. А сакс схватил дубинку и чуть не прикончил его, — ответил Жильбер.

— Разденьте его! — приказал Ги, беря хлыст у одного из своих воинов. — Слушай внимательно, сакс! Если бы ты пустил в ход кулаки, я не стал бы наказывать тебя таким образом. Никогда больше не поднимай оружия на норманна. Еще раз сделаешь это — поплатишься жизнью. Двадцать ударов.

Крестьянина распялили между двумя деревьями. Ги размахнулся и нанес первый удар.

Лили вскрикнула, но Ги даже не взглянул в ее сторону. Хладнокровно и размеренно он обрушивал удар за ударом на спину сакса, пока не закапала кровь. На десятом ударе Лили потеряла сознание. Эдвард, стоявший подле нее, подхватил ее на руки и отнес в хижину. Она почти сразу же очнулась.

— О Эдвард, слава Богу, что с тобой все в порядке. Он — чудовище! А я-то думала, что он добрый!

Лили была бледная как полотно, и ее знобило.

— Он сделал то, что обязан был сделать, Лили, но тебе такие вещи видеть не нужно.

— Я пришла, потому что испугалась за тебя, Эдвард. Как твоя рука? Дай я посмотрю.

Он снял с себя рубаху и показал культю.

— Заживает быстро.

Огромная тень показалась в дверях. Вскочив, Лили с виноватым видом воскликнула:

— О Боже!

В хижину вошел Ги; глаза его опасно сверкнули. Он произнес спокойно:

— Я постоянно нахожу вас в обществе обнаженных молодых мужчин, cherie.

Страх душил Лили, не давал дышать; грудь ее высоко вздымалась. На руках Ги она увидела кровь.

— Не подходите ко мне! — вскричала она.

— Я не обязан объяснять вам свои поступки, Лили, но я сделаю это. Необходимость заставила меня быть жестоким. Этот человек взял в руки оружие и чуть не убил моего воина на глазах у всех обитателей поместья. Я должен был сурово наказать его, иначе все остальные могли последовать дурному примеру. По закону, установленному Вильгельмом, мне следовало бы отрубить ему руку, которую он поднял на норманна.

— Он прав, Лили, — спокойно заметил Эдвард.

— Вы же, как все женщины, лживы. Вы сказали мне, что все ваши мужчины погибли, а я вижу перед собой воина, который явно сражался с нами при Гастингсе. Скольких вы еще прячете?

Ги двинулся к Эдварду. Лили, широко раскинув руки, чтобы защитить его, воскликнула:

— Это мой брат!

Ги взглянул на молодого человека. Его белокурые волосы и красивое лицо в самом деле напоминали Лили. Он смутился.

— Вы полагали, что я могу лишить жизни вашего брата? Неужели вы такого плохого мнения обо мне? — Он обратился к Эдварду: — Если вы присягнете на верность нам, можете возвратиться в замок. Мне нужен переводчик. Ну как, договорились?

— Благодарю, милорд! Договорились, — ответил Эдвард, сожалея, что Лили солгала и назвала его братом.

Когда они вошли в дом, Лили подала знак матери, чтобы та не тревожилась. Потом быстро проговорила:

— Моему брату Эдварду позволено жить с нами.

— Благодарю вас, милорд, — сказала леди Элисон. — Пойдем наверх, Эдвард, я посмотрю твою рану. Леди Хильда будет рада увидеть, что ты уже поправляешься.

Ги поднялся вслед за ними.

— Я проверю, как продвигается кладка очага. К вечеру он будет готов. Славно, когда в прохладные ночи в комнате пылает огонь… Вы согласны, cherie?

Эдвард стиснул зубы, а Лили поджала губы и ничего не ответила на этот намек.

— Я оказала помощь человеку, которого вы выпороли, но ему лучше остаться здесь, хотя бы до завтра. Его можно поместить к норманну с проломленной головой. Будем надеяться, что больше ничего не случится, — все кровати в доме заняты. Я сплю вместе с леди Хильдой.

Поймав взгляд Лили, Ги сказал:

— И на моей кровати поместятся двое.

В зал вошел Рольф, чтобы получить дальнейшие указания. Ги поручил ему назавтра остричь волосы и обрить бороды всем саксам.

— Различия между нами слишком очевидны. А будем больше походить друг на друга внешне, и мысли схожие начнут в голову приходить. И чем скорее это случится, тем лучше. Надо также послать гонца к Вильгельму, сообщить, что мы уже близ Лондона. Найдите человека для этого поручения, Рольф. Завтра отправимся в Окстед и в этот — Севенокс, кажется. Там обоснуются Николя и Андре. Пора им приучаться к самостоятельности. И еще: вчера ночью, помнится, мы слышали вой волков. Я намерен поговорить с пастухами и узнать, сколько скота они теряют из-за этих разбойников. Может, стоит произвести отстрел? Мы возьмем с собой Эдварда, он поможет нам объясниться.

— Надеюсь, ты не собираешься делать это прямо сейчас? Мои кости жаждут отдыха, — сказал Рольф.

— Стареешь, значит! — засмеялся Ги, дружески похлопав его по спине.


Приближалось время ужина. Лили сидела у себя в комнате и готовилась к выходу в трапезный зал. Она вплетала в косы розовые ленты и любовалась их красотой, глядя в ручное зеркальце из полированного серебра. Вдруг ручка входной двери дернулась, и послышался зычный голос Ги. Он поднялся наверх и, обнаружив, что дверь в комнату Лили заперта, чертыхнулся и стал колотить по ней. Лили подняла засов и открыла дверь; сердце ее невольно забилось быстрее.

— Вы запираетесь от меня, cherie? — спросил он, спесиво подняв бровь.

— Я запираюсь от всех, милорд, — спокойно ответила она.

Ги с восхищением оглядел ее:

— У вас много красивых нарядов, Лили! Рядом с вами я чувствую себя оборванцем.

— Это нетрудно исправить, милорд. У нас есть красивый бархат и льняные ткани. Я могу сшить вам тонкие новые рубашки.

— Я буду очень рад! — Он улыбнулся. — А также буду счастлив сопровождать вас к столу. Только скажу несколько слов работникам.

Ги пошел в тот покой, где работники уже соорудили очаг.

— Прекрасная работа! — похвалил он. — У меня есть еще одно дело. Прорубите арку вот в этой стене, чтобы превратить эти два покоя в один. Бревна толстые, но вы так мастерски сложили очаг, что явно можете творить чудеса. Спасибо!


Ги был голоден; он ел, как едят крупные, здоровые мужчины. По сравнению с ним Лили ела очень мало и время от времени просто ворошила еду, лежащую на тарелке.

— Постарайтесь есть побольше, Лили. Вы такая хрупкая, такая маленькая, — посоветовал он.

— Вам нравится, когда женщина полная, милорд? — улыбнулась она.

— Нет, конечно же, нет, cherie, просто вы кажетесь такой слабенькой. Если вы заболеете, то, наверное, будете долго выздоравливать.

Ги завладел гибкой рукой Лили и играл ее пальцами. Быстро отведя от него глаза, Лили оглядела зал. Она насчитала примерно дюжину женщин, сидевших за столом с непокрытой головой.

— Я говорил вам, что мы заведем новый обычай. Завтра у всех в волосах тоже будут ленты, как и у вас. Они же видят, что это красиво, — сказал Ги улыбаясь.

Лили изумилась: он прочел ее мысли! Ее бедро коснулось под столом его бедра, и он мгновенно пришел в возбуждение. «Слава Богу, что мы сидим за столом, — подумал Ги, — и это не видно».

— Милорд, у меня трудности, — сказала Лили, обращая на него всю волшебную силу своих зеленых глаз. — Я не могу пользоваться баней: там всегда крутятся ваши люди. Нельзя ли убрать их оттуда завтра утром, чтобы я могла там уединиться?

— Я велю принести чан для купания в ваши покои, и вы сможете купаться, когда вам захочется.

Картины, возникшие при этом у него в голове, ничуть не способствовали его успокоению.

— Скоро ли мы сможем подняться наверх? — с напором спросил он.

Лили не ответила. Она внимательно смотрела на Эдварда. Он сидел возле Николя и Андре. Все трое были примерно одного возраста и увлеченно беседовали. Глаза Эдварда то и дело останавливались на Лили, и она думала, уж не вынашивает ли он какой-нибудь отчаянный план, и молила Бога, чтобы это было не так: он уже достаточно натерпелся от норманнов.

Ги повел Лили наверх, и она удивилась, когда они остановились у дверей ее комнаты. Он поднес ее руку к губам, и сердце девушки смягчилось при виде морщинок, оставленных усталостью у его глаз. Он не спал уже почти тридцать шесть часов.

— Доброй ночи, мадам, приятных снов. Обязательно заприте дверь на засов, — сказал Ги и удалился.

Лили вошла в свою комнату — Ги уже был там. Он стоял, небрежно прислонясь к арке, прорубленной в стене. У нее брызнули слезы гнева и отчаяния, и она воскликнула:

— Боже мой, что вы наделали? Как вы могли, как вы могли?!

Он засмеялся, запрокинув голову.

— Идите сюда, cherie, погрейтесь у моего очага. Лили была вне себя. Он сокрушает все преграды между ними. Если его не останавливают стены, то что же может ее защитить? Он развлекается, а другие от этого страдают.

— Для вас это просто забава, но ведь вы играете моей жизнью! Вы убили моего отца, захватили мой дом, а теперь даже лишаете меня возможности уединиться! — плакала она.

— Успокойтесь, вы поднимаете больше шума, чем нужно. Согласен, я не могу вернуть вашего отца к жизни, но вы занимаете почетное место рядом со мной. Ваша мать и брат живут на свободе. По-видимому, вы очень избалованы и испорчены, Лили. Вы прекрасно умеете брать, но все еще не научились отдавать.

— Вы хотите сказать, что я должна стать вашей девкой, для того чтобы сделать свою жизнь лучше, но я не стану ею! Вы не сможете меня заставить!

Ги быстро подошел к ней и привлек в свои объятия.

— Смогу и заставлю, девочка, будь в этом уверена.

— Ну конечно! Где ваш хлыст, милорд? Исполосуйте еще одну сакскую спину. Мы ведь не больше, чем грязь у вас под ногами. Ну, чего вы ждете? — бросила она насмешливо.

— У меня есть другое оружие, — медленно произнес он, наклонил голову и нежно втянул в себя ее губы.

Она ощутила вкус его губ, и все ее чувства пришли в смятение от его мужского запаха. Как искра, вспыхнуло в ней желание принадлежать ему. Желание это росло, оно побежало по ее телу жаркими, пульсирующими волнами. Бедра ее были прижаты к его бедрам, и она ощутила все неистовство его страсти. С невероятным усилием Лили оторвалась от его губ и зарыдала.

Ги был страшно раздосадован: эта вдовушка строит из себя нетронутую девицу! Он резко убрал руки и прорычал:

— Все женщины — твари!

Пройдя через арку, Лили легла на свою кровать и тихо заплакала. Когда глаза ее высохли, из соседней комнаты до нее донеслось ровное дыхание Ги, и Лили поняла, что он уже спит.

Глава 8

Едва рассвело, а Ги уже был в деревне. Одним своим присутствием он утверждал вокруг дух законности и порядка.

— Хью и Роже! — скомандовал он. — Давайте сюда воду и бритву! Побрейте их, всех до единого! ДАрси и Жильбер отвечают за стрижку. Стричь коротко! Коли ножницы не возьмут — брейте наголо! А вы постройте этих косматых бесов в очередь.

— Чертовски славная мысль, — одобрил Рольф. — Их головы и бороды, наверное, кишат вшами. Обрить их легче, чем избавить от насекомых, — засмеялся он. — Мы разведем здесь костры. Хью, возьми у женщин котелки, чтобы согреть воду.

— Эдвард, скажите им, что сегодня каждый мужчина приступит к работе только после того, как будет острижен и выбрит! — приказал Ги. — Где остальные? Я знаю, что в поместье значительно больше крестьян, чем собралось здесь.

— Милорд, они прячутся по домам. Они испугались, — сказал Эдвард.

— Тогда придется пойти за ними, — решил Ги. Взяв нескольких воинов, он стал обходить хижины и выволакивать из них упирающихся саксов.

Крестьяне громко роптали или потрясали оберегами, висевшими у них на шеях. Рольф из любопытства сорвал с одного из них маленький кожаный мешочек и исследовал его содержимое.

— Ба! Что это такое? Вонь от него прямо до небес, — сказал Рольф, держа оберег на вытянутой руке.

— Дай взглянуть, — приказал Ги. Высыпав содержимое, он с интересом порылся в нем. — Похоже на дохлого нетопыря! — неуверенно сказал он. — Дай еще! — велел он Рольфу.

Крестьянин изо всех сил старался удержать оберег, но Рольф был сильнее.

— А здесь что-то вроде костей цыпленка или голубя, — предположил Рольф.

— Да это, похоже, ворожба! — взорвался Ги. Повернувшись к Эдварду, он спросил: — Откуда эта мерзость?

Эдвард притворился, что не знает, но Эдгарсон, который вертелся рядом с ним, не желая упустить зрелища, когда мужчин будут стричь, как овец, многозначительно произнес:

— Мораг, колдунья! — и указал в направлении ее хижины.

Ум у него был по-детски подвижный, и он уже усвоил дюжину нормандских слов. У Ги обнаружились некоторые познания в языке саксов, и они умудрились неплохо понять друг друга. В знак одобрения Ги взъерошил волосы Эдгарсона, а потом с мрачным лицом повернулся и зашагал к замку. Да так быстро, что Эдвард и Рольф едва поспевали за ним.

— Элисон! — гаркнул он во всю мощь своих легких.

Она быстро вышла в зал, испуганно спрашивая себя, что заставило его так повысить голос.

— Милорд, что случилось?

— Мадам, вам известно, что у вас под носом люди занимаются ворожбой? — сурово спросил он.

— Ворожбой? — переспросила она протестующе.

— Крестьяне так увешаны талисманами и оберегами, что им даже трудно ходить, — сказал Ги с укором.

— А, вы имеете в виду те вещицы, что они получают от Мораг, милорд! — молвила она с облегчением. — Они достаточно безобидны.

— Разве эти люди не ходят в церковь, как богобоязненные христиане? — воскликнул он недоверчиво.

— Ну им никто не мешает ходить в церковь. Хотя я не стану утверждать, что крестьяне бывают там часто.

— Отныне они будут делать это регулярно. Все до единого! Даже если нам придется расширить церковь, — заявил Ги.

Леди Элисон склонила голову.

— Как скажете, милорд!

— Леди Элисон, я потрясен! Не могу поверить, что вы относитесь к этому с такой беспечностью.

Она печально улыбнулась:

— Саксы не так набожны, как мы, франки.

— Не так набожны? — взорвался он. — Рольф! Найти эту Мораг и повесить! — приказал он.

Элисон побледнела.

— Нет, милорд, я прошу вас! Какой вред могут принести ее приворотные зелья и гадания?

— Гадания?! Приворотные зелья? — Он засмеялся. — Вы, верно, шутите!

Она сразу воспользовалась его веселостью:

— Когда люди узнали, что приближаются норманны, они бросились к Мораг за талисманами, которые могли бы их защитить. И как видите, талисманы помогли — судьба послала нам человека, умеющего сочувствовать!

— Вы полагаете, что я не повешу эту старую ведьму, если вы будете мне льстить? — упрекнул он ее.

— А разве мое предположение неверно, милорд? — смело спросила она.

Он помолчал, потом решил уступить:

— Я посмотрю на нее сам, прежде чем что-либо предпринять.


Ги вошел в хижину Мораг без всяких церемоний. Эдвард остановился в дверях, понимая, что попал между двух очень могущественных сил. Обжора зловеще закричала, сидя на своей жердочке под потолком, а Мораг, не моргнув, выдержала пристальный, испытующий взгляд норманна.

— Эдвард, — сказал Ги, — вы будете переводить. Слово в слово, — предупредил он. — Ничего не пропуская и не смягчая. — Сузив глаза, он сказал Мораг: — Коль скоро ты обладаешь могуществом, тебе должно быть известно, что я пришел тебя повесить.

— Нет, — медленно ответил она, — ты пришел, чтобы запугать меня.

Ги вскинул брови, изумленный смелостью старухи.

— Черт возьми! — выругался он. — Ну и как, запугал?

— Ты родился в апреле — под знаком Овна. Ты можешь запугать любого, — ответила она, не сводя с него глаз.

— Правильно, я родился в апреле. Как ты узнала? — допрашивал он.

— Эка загадка для того, кто умеет смотреть!.. Нрава ты крутого, упористый, неугомонный. Шибко любишь власть, любишь, когда на тебя смотрят снизу вверх. Ты храбр сверх всякой меры. Больно скор и можешь как создать, так и разрушить свою судьбу. Ты нетерпим, нетерпелив и самонадеян.

На лице Ги мелькнула жесткая усмешка.

— Это мои хорошие качества, а что же недостатки?

— У Овна нет недостатков, — сухо ответила Мораг.

Ги резко рассмеялся:

— Ей-богу, она действительно обладает какими-то магическими способностями, коль нарочно подстрекает меня! Мадам, — предупредил он Мораг, — мы испытаем вас. За вашими делами будут внимательно наблюдать. Дважды в неделю извольте посещать церковь. Если вы будете давать людям что-то посерьезнее, чем приворотные зелья, — я посажу вас под замок.

Когда Ги ушел, Мораг в изнеможении опустилась на пол. Как женщина мудрая и проницательная, она поняла, что этот человек пришел надолго. Она умрет, а он еще целую вечность будет распрекрасно жить здесь. Его воля сильнее, чем ее. И значит, ничего другого не остается, как подчиниться ему.

Выйдя из хижины Мораг, Ги сказал Рольфу:

— Я отправляюсь в Окстед. Одному Богу известно, что я найду там, судя по тому, что творится здесь. Я возьму с собой братьев, а ты останешься и присмотришь, чтобы все шло как положено.

Эдвард пошел к тому месту, где стригли крестьян, радуясь, что встреча с Мораг уже позади. Он услышал, как засмеялся норманн по имени Дарси:

— Бог мой, этот свалился в обморок от страха. Выходит, молодые саксы трусливы, как зайцы.

Эдвард опустил глаза и увидел Эдвину, лежащую на земле; волосы ее были острижены. Он отстранил воина и опустился на колени подле нее.

— Это девушка, — сказал он гневно, — ваш указ не относится к женщинам!

— По мне они все похожи друг на друга: косматые, желтоволосые… У нее еще и титьки не выросли, как же я мог узнать, что это женщина?

Эдвард помог Эдвине подняться. Она в ужасе и отчаянии прижалась к нему. По лицу ее текли слезы, а коротко обрезанные волосы стояли торчком; она была грязна и безобразна. Обняв девушку за плечи, Эдвард повел ее домой, ласково приговаривая:

— Ну-ну, Эдвина, все будет хорошо. Они ведь не причинили тебе никакого вреда.

Дома Эдвина дала слезам полную волю. Рыдая, она раскачивалась из стороны в сторону, а Эдвард изо всех сил старался ее успокоить:

— Послушай, Эдвина, вот что я придумал. Мы вымоем твои волосы, и даю слово, они будут выглядеть очень мило.

— Вымоем волосы? — переспросила Эдвина, и в ее глазах опять вспыхнул страх. Она отпрянула от Эдварда, полагая что ее собираются подвергнуть новому унижению.

— Да-да. Женщины, что живут в господском доме, моют волосы каждые две недели. Пойдем в баню, и я помогу тебе вымыть их.

— Я сделаю это, раз вы так хотите, милорд, — согласилась Эдвина, изо всех сил стараясь сдержать слезы.

В бане Эдвард наполнил глубокий деревянный чан горячей водой.

— Будет неплохо, если ты залезешь туда.

— Но ведь моя одежда промокнет! — возразила Эдвина.

— Да нет, сначала нужно раздеться, — терпеливо объяснил он.

— Я не умею плавать. Я боюсь воды!.. — сказала она жалобно.

— Здесь не настолько глубоко, ты не утонешь. Давай смелее! — подбодрил Эдвард. — Я повернусь к тебе спиной. Поторопись, пока никого нет!

Погрузившись в воду, Эдвина резко вскрикнула, и Эдвард на миг обернулся. Но этого было достаточно для того, чтобы заметить, что груди у нее на самом деле есть. Они были юные, нежные и очень соблазнительные. Эдвард взял с полки льняное полотенце и кусок мыла, пахнущего вербеной.

— Потри этим волосы, а потом как следует пополощи их в воде — смой мыло. Когда вылезешь, сразу оботрись полотенцем и оденься, чтобы не простудиться. Я провожу тебя домой, разведу огонь, и ты высушишь волосы.

Вернувшись в хижину, Эдвард встал на колени перед сухой растопкой. Покалеченной рукой он крепко прижал кремень и высек искры маленьким кинжалом, который носил тайком от норманнов. Он не поднимался до тех пор, пока огонь не разгорелся, распространяя тепло.

— Иди сядь поближе. Волосы высохнут и будут очень красивыми, Эдвина. Теперь они чистые, и видно, что они чудесного льняного цвета и так мягко вьются вокруг лица… Сейчас вправду гораздо лучше, чем было.

Эдвина, оробев, молчала.

— Расскажи мне о себе, — предложил Эдвард.

— Да нечего рассказывать, — просто ответила она.

— Не может такого быть! Какую работу ты выполняешь?

— Смотрю за пчелами, собираю мед.

— Пчелы — это, верно, очень интересно? Расскажи о них, — уговаривал он.

Эдвина улыбнулась:

— Вы знаете, что те пчелы, которые делают всю работу и собирают мед, — женщины?

Эдвард засмеялся:

— Нет, я этого не знал. Рассказывай дальше.

— Когда пчела находит место, где много цветов, она возвращается в улей, жужжит и вроде как бы танцует, прикасается своим телом к другим пчелам и рассказывает им, где растут цветы. Если цветы где-то далеко, пчела пожужжит, потанцует, потом немного пролетит вперед и снова пожужжит, повернется, еще пожужжит и пролетит немножечко вперед… Поэтому, когда все пчелы вылетают из улья, они точно знают, куда лететь и где искать цветы.

Эдвард восторженно засмеялся.

— Вы мне не верите? — спросила она.

— Да нет, вряд ли ты могла это придумать. Скажи, а как они выживают зимой? — задал он вопрос потруднее.

Эдвина отвечала как человек опытный, как старшая:

— Они выживают только потому, что помогают друг другу. Они слепятся, и получается комок, и так они двигаются, медленно-медленно. Когда тем, кто снаружи, становится холодно, они заползают в серединку комка, а пчелы, что были в глубине, вылезают наружу.

— Эдвина, ведь и у нас должно быть именно так. Мы все выживем, и опять будет все хорошо, если саксы и норманны научатся жить вместе и ладить друг с другом.

Эдвард вынул маленькую костяную расческу. Осторожно протянув руку, он нежно провел ею по белокурым завиткам Эдвины.

— Я хочу, чтобы ты взяла это себе. Мне она, наверное, не понадобится, если меня заставят остричь длинные волосы и обрить бороду.

Эдвина с изумлением держала расческу в ладонях, сложенных лодочкой. Еще никто никогда не делал ей подарков. Оказывается, это так приятно, когда тебе что-то дарят. Она протянула палец и коснулась его вьющихся усов, и тогда рука Эдварда обвилась вокруг нее; он порывисто притянул Эдвину к себе и поцеловал. Его прикосновение околдовало ее. Она упивалась его запахом, а рука юноши искала ее нежные груди, которые искушали его еще в бане. Эдвард знал, что эта девочка позволит ему все что угодно: она была в его власти, но он не хотел навязывать Эдвине свою волю. Отпрянув, он ласково сказал:

— Мне лучше уйти.


В тот вечер Мей то и дело качала головой, пытаясь привыкнуть к виду мужа и дочери. Вбежал Эдгарсон, совершенно ошалевший. Ему ужасно хотелось, чтобы его остригли, но норманны не обращали на мальчишку никакого внимания.

— Я хочу быть похожим на него! — упрямился он.

— На кого? — спросила Мей.

— На него! На своего господина! — кричал Эдгарсон.


— Вчера в Окстеде я обнаружил, что многие крестьяне страдают от кишечной хвори. Мы не хотим, чтобы болезнь распространялась. Я поговорил с вашей матушкой, у нее есть, кажется, воловик, если не ошибаюсь. Вы не съездите со мной в Окстед сегодня, Лили?

— О, я с радостью проедусь верхом! И привезу сюда кое-что из вещей леди Хильды.

Лили побежала наверх, чтобы сменить туфельки на сапожки из мягкой кожи.

Ги оседлал для Лили ее лошадь Зефиру. Вместе с ними в Окстед ехали также Николя и Андре, а Рольф оставался в Годстоуне смотреть за порядком. Лили пришла в восторг от замечательного коня Ги.

— Его зовут Ураган.

— Странно! Ваши лошади носят имена ветров?

— Когда придет срок, может быть, мы их случим?

Лили вспыхнула и ответила строго:

— Он слишком велик — он покалечит Зефиру. Ги развеселился:

— Чепуха!

Солнце сияло, но воздух был холодный, и Лили надела теплый шерстяной плащ.

«Надо подарить ей плащ на меху, — подумал Ги, — скоро зима». Он стал размышлять, каких зверей сможет добыть на охоте, чтобы сделать Лили такой роскошный подарок.

Верховая езда доставляла Лили необычайное удовольствие. Щеки ее разрумянились, волосы свободно развевались на ветру. На земле лежал толстый слой опавших листьев, и копыта лошадей мягко опускались на них, издавая умиротворяющий шелестящий звук. Лили заметила белок и засмеялась. Они сновали там и сям с орехами и желудями в зубах, готовясь к зиме. Внезапно ее лошадь заржала, испуганно вскинув голову. Дикий кабан выскочил из подлеска, и Ги почти в то же мгновение пронзил его коротким копьем, которое прихватил с собой. Лили успокаивала лошадь, а Ги спросил с тревогой:

— Как вы, cherie? Вы не испугались?

— Конечно, нет! — засмеялась Лили. — Разве можно чего-то бояться с таким отважным сопровождающим ?

— Свяжи ему ноги, Андре. На обратном пути мы прихватим его, — сказал Ги. Он понял, что Лили — девушка не робкого десятка и испугать ее трудно. — Может быть, вы хотели бы поохотиться? Я намерен устроить охоту. Не присоединитесь к нам?

— Думаю, что нет, милорд. Мне грустно видеть, как умирают животные, если, конечно, они не угрожают чьей-либо жизни…

Прибыв в Окстед, мужчины пошли раздавать снадобья, а Лили отправилась в дом собрать одежду для леди Хильды и кое-что для Эдварда, если удастся сделать это незаметно. Она кликнула одну из служанок и быстро объяснила ей, что норманны нашли Эдварда и ей пришлось выдать его за своего брата. Женщина обещала потихоньку передать это остальным слугам, и Лили взбежала наверх, к опочивальням. Там она огляделась, размышляя о том, как странно сложилась ее судьба, — она не живет здесь, да и Вулфрика уже нет. При мысли о нем Лили содрогнулась. В доме стояла глухая тишина, все казалось каким-то заброшенным. Она нашла комнату леди Хильды и, подняв крышку сундука, начала рыться в его содержимом. Шум, раздавшийся в одной из соседних комнат, заставил Лили вздрогнуть. Она замерла, напряженно ожидая, не повторится ли он. Затем обвела взглядом пыльную опочивальню, и ее охватило жуткое ощущение, что рядом кто-то есть. Но поскольку опять стало тихо, Лили поспешно собрала то, что сочла самым необходимым, и сложила все это в небольшой дорожный сундучок. Потом тихонько вошла в покой Эдварда, расположенный рядом с тем, где обычно спал Вулф-рик. Там она взяла три бархатные рубашки, богато расшитые по низу золотой нитью. Ей было не по себе: казалось, что чьи-то невидимые глаза следят за ней. Лили уже было поднялась с колен, когда услышала крадущиеся шаги в соседней комнате. Страх сжал ей горло, а сердце беспорядочно забилось. Она почувствовала присутствие какого-то злобного существа, и единственный, кто пришел ей на ум в связи с этим, был Вулфрик. Она задрожала, а когда на порог упала чья-то тень, крик застрял у нее в горле.

— У вас такой вид, будто вам явилось привидение! — засмеялся Ги.

— О милорд, слава Создателю, это вы!

И Лили подбежала к нему, словно ища защиты. Облегчение отразилось на ее лице так явственно, что он обнял ее и нежно привлек к себе.

— Вы вся дрожите, cherie, что случилось? — спросил он мягко. — Как странно: вы не боитесь дикого вепря, а от тени вас бросает в дрожь!

Лили покачала головой и с трудом улыбнулась. Ги не стал добиваться объяснений, но на лбу его появилась морщина, пока он пристально смотрел на девушку. «Надо будет разобраться в этой тайне», — подумал он.

— Этот сундучок нужно отвезти домой. Не мог бы кто-нибудь из ваших людей помочь мне, милорд?

— Certesnote 7, леди! Мы закончим все дела и придем за вами.

— Нет! — быстро ответила она. — Мне не хочется сидеть в доме, но вы не беспокойтесь обо мне, я найду, чем заняться, пока вы не будете готовы к отъезду.

Лили не решилась уйти далеко. Она побродила по саду и нарвала розмарина и тимьяна для кухни Годстоуна.

Когда, уже к вечеру, они ехали домой, пошел сильный дождь. Ги отдал Лили свой плащ, чтобы она надела его поверх своего, но это помогло мало.

Передав лошадей конюху, они бегом пересекли двор и вошли в дом. Ги сказал:

— Ей-богу, мне говорили, что Англия — темная, сырая дыра, но до нынешнего дня я не верил.

Лили бросила через плечо:

— Ты всегда можешь вернуться домой, ежели тебе здесь не нравится, норманн.

И они взбежали наверх, со смехом оглядываясь на лужицы, которые оставляли на каждой ступеньке.

В опочивальне Ги начал быстро сбрасывать с себя промокшую насквозь одежду, а Лили поспешно прошла через арку в свою комнату. Стянув мокрые рейтузы и надев сухие, полуобнаженный Ги заглянул к Лили. Она сидела, съежившись, на краешке своей постели, сняв с себя только плащ.

— Снимите платье, мадам, вы заболеете и умрете.

— У меня нет возможности уединиться. Пока вы не уйдете из этой комнаты, я буду сидеть так! — вспыхнула она.

— Господи, вы опять не слушаетесь? Сию минуту раздевайтесь, или, клянусь Иисусом Христом, я сам вас раздену! — пригрозил он.

Отбросив назад волосы, с которых стекала вода, Лили вызывающе взглянула на него — было ясно, что она не намерена подчиняться. Ги рывком поднял Лили с кровати и задрал мокрую тунику ей на голову. Лили отчаянно сопротивлялась. Мокрое платье прилипло к телу девушки, обрисовав его очертания. Ги удалось задрать и платье почти до самых бедер, но Лили продолжала вырываться, умоляя при этом:

— Пожалуйста, пожалуйста, милорд, я сниму его, если вы принесете мне полотенце вытереть волосы. Прошу вас!

Он неохотно ушел и вскоре вернулся, неся в руках полотенце и вино. Лили уже успела снять платье и надеть бархатный халат. Голову она обмотала полотенцем в виде тюрбана, и Ги подал ей рог с вином.

— Выпейте немного, это вас согреет. Я развел огонь. Пойдемте к очагу, cherie.

— Я не пью вина, милорд, от него пьянеют, — возразила Лили благонравно.

— Это «Шабли» — дорогое белое вино, и вы выпьете его, Лили, сейчас же! Или я должен влить его в вас насильно? — спросил он вызывающе.

Она стала медленно пить вино, глядя со значением на его голую грудь.

— Вам не холодно, милорд?

— Я мерзну не от холода, а от ваших ледяных глаз, — спокойно ответил он.

Ги, невзирая на протесты Лили, еще раз наполнил ее рог вином и поднес его к ее губам, настаивая, чтобы она выпила. Потом прикоснулся к рогу своими губами в том месте, где касались губы Лили. Вино согрело Лили, тело ее обмякло, а в ногах появилась слабость. Она чувствовала на себе взгляд Ги и делала вид, что изучает языки пламени в очаге. Сидеть с ним у огня и пить вино, когда воет ветер и дождь хлещет по крыше, было так уютно, тепло и приятно.

— До ужина еще целый час. Возьмите вот эту толстую книгу и поучите меня читать на вашем варварском языке, — сказал Ги.

Обрадовавшись, что дело приняло новый оборот, Лили принесла к очагу большую книгу, села рядом с Ги и стала показывать ему прекрасные рисунки, которыми были украшены страницы книги.

— Это легенда о Беовульфеnote 8, — объяснила Лили.

— Сядьте сюда, на ковер, к огню, — прервал ее Ги, — чтобы мне было лучше видно.

Лили медленно опустилась на меховую шкуру подле него и начала читать. Ги смотрел на слова, а потом заявил, что не понимает их смысла. Очень скоро книга перестала его интересовать. Он внимательно рассматривал профиль читающей Лили. Она всячески притворялась, что забыла о Ги. На самом же деле она не только каждое мгновение помнила о нем, но и чувствовала, что от его близости с ней творится что-то странное. А может, причиной тому было вино.

Ги быстро захлопнул книгу, лежащую на коленях у Лили, привлек девушку к себе и завладел ее губами — поцелуй был требовательным. Лили уперлась в его грудь руками, пытаясь вырваться, и ощутила его наготу: мышцы перекатывались под ее ладонями. «Как он прекрасен!» — мелькнуло у нее в голове. Она тут же рванулась прочь, испугавшись чувств, которые вызывало в ней прикосновение к его сильному телу. Ги не стал ее преследовать, но внимательно смотрел на нее, допивая вино. Воцарилось напряженное молчание, и Лили по-женски сказала первое, что пришло в голову:

— Если вы будете отвлекаться, вы никогда не выучите язык саксов. — И вдруг, к полному своему изумлению, хихикнула. «Наверное, это все-таки действует вино», — поспешно успокоила она себя.

— Коль я поставлю перед собой такую цель, я выучу ваш язык за один час, — отозвался он хвастливо.

Лили рассмеялась, закинув голову.

— Это неслыханно! За час! Тупоумный норманн не выучит культурный язык даже за год! — сказала она язвительно.

— Готов поспорить! Сегодня вечером я за один час выучу целую страницу вашего «Беовульфа». И если я прочту ее безукоризненно, вам придется заплатить мне дань.

— Договорились! — решительно воскликнула Лили и вдруг поняла, что он имеет в виду под «данью».

Ги усмехнулся:

— Тот, кто спорит со мной, проигрывает.

Лили торопливо поднялась, досадуя на свою несообразительность. Власть, которую он имел над ней, вгоняла ее в дрожь. Она прошла через арку, чтобы переодеться к ужину, от всей души надеясь, что Ги не последует за ней. Но когда он действительно не сделал этого, она очень удивилась.


За вечерней трапезой Николя вновь выбрал себе в соседки по столу Розу, а Андре сел рядом с Эдит. Хью Монроз уже два вечера посматривал на леди Эделу, но держался на расстоянии. Сегодня же он набрался храбрости и занял место подле нее.

— Я намерен сидеть рядом с одной из дам, чтобы научиться хоть немного говорить на языке саксов. Я выбрал вас, — сказал он осторожно, но при этом смело оглядывая ее аккуратную фигурку и светлые волосы пепельно-каштанового оттенка.

Эдела прикрыла ресницами свои васильковые глаза.

— Милорд, я не нуждаюсь ни в чьем обществе.

— В таком случае почему вы появляетесь без головного покрывала? — язвительно спросил Хью.

Она быстро, с испугом взглянула на него. Этот, похоже, еще напористее и неуемнее, чем Льюк, ее погибший муж. Надо потихоньку направить его мысли в другую сторону. Эдела отчаянно пыталась придумать подходящую тему для разговора.

— Я попробую научить вас нашему языку, милорд. Как удачно, что я говорю немного по-французски.

И она сказала на сакском языке, что ее зовут Эдела.

— Вам нужен покровитель, Эдела, — сказал он без обиняков.

Она вспыхнула:

— Я только что потеряла мужа, сэр.

— Зовите меня Хью. Молодой вдове необходим покровитель, — повторил он.

— Мне бы не хотелось говорит об этом, сэр, то есть Хью, — вежливо возразила она.

— Нам придется поговорить об этом, Эдела. У господина Монтгомери сорок воинов. И любой из них возьмет вас, когда ему вздумается. Единственный способ избежать постоянных домогательств — это выбрать себе покровителя. Госпожа Лили поняла это очень хорошо в отличие от вас. — Он указал на Ги, сидевшего во главе стола. — Если мы с вами сойдемся, другие мужчины не станут вам докучать.

Во рту у Эделы пересохло, губы побелели. Хью поднял свой кубок с вином, но прежде чем протянуть его Эделе, он вынул кинжал и опустил острый конец в кроваво-красное вино. Это был эротический знак, который она прекрасно поняла. Несколько мгновений Эдела колебалась, потом медленно взяла кубок и осушила его.


Леди Эмма спустилась к ужину с твердым намерением определить, кто из рыцарей самый высокий и сильный. Без мужчины она чувствовала себя потерянной. Гибель мужа она воспринимала как предательство. Так или иначе, но он оставил ее, бросил на произвол судьбы… И надо поскорее найти ему замену, дабы успокоиться. Эмма обвела взглядом собравшихся, дабы определить, кто из мужчин свободен. Ги, его братья и Рольф были исключены сразу. Судя по всему, и Хью Монроза уже нельзя принимать в расчет.

В конце стола сидели три воина. Они явно увлеклись элем и едой, простой, но вкусной, которую в этой новоприобретенной стране подавали с неизменной щедростью. У Эммы моментально созрел план действий. Она будет заигрывать со всеми тремя. Они поспорят из-за нее, даже подерутся, и сильнейший станет победителем. Вскоре Эмма поймала взгляд Симона Фицроя, самого молодого из троицы. Она послала ему улыбку. Глуповато взглянув на нее еще раз, он сказал своим товарищам:

— Ей-же-ей, я только что получил откровенное предложение с другого конца стола.

Жерве, мускулистый, сильный человек с мрачной внешностью, взглянул на Эмму. Она тут же улыбнулась ему и опустила глаза.

— Ошибаешься, сосунок, это я ей по душе. Эсме, единственный высокий белокурый норманн среди воинов Монтгомери, спросил:

— Вы говорите о той, у которой такие славные большие сиськи? Я сразу ее приметил.

— Ну, это дело надо уладить побыстрее, не то, пока мы препираемся, ее уложит в постель еще какой-нибудь сукин сын, — засмеялся Фицрой.

— Я заявил свои права первый, — лениво протянул Эсме, полагая, что на этом спор окончен.

Жерве поднял темную бровь, угрожающе взглянул на товарищей и коротко заявил:

— Есть только один способ все решить.

Он нашел в своем камзоле несколько игральных костей, чело его прояснилось, и он солнечно улыбнулся.

Фицрой отодвинул в сторону высокую оловянную с кожаной ручкой кружку для эля, расчищая место для костей, и сказал смиренно, обратившись к Жерве:

— У нас мало шансов, mon frиrenote 9. Когда Эсме играет, у него за плечом всегда торчит дьявол. И он никогда не проигрывает.

Каждый из троих бросил кости, и небрежный бросок Эсме, как и было предсказано, оказался счастливым. Он встал из-за стола, выпрямился на длинных ногах и направился к Эмме. Она, конечно же, видела все, и от унижения на щеках у нее выступили алые пятна. Изогнув бровь, Эсме сказал, растягивая слова:

— Мадам, добыча принадлежит победителю. Эмма хотела было надменно отвернуться, но красота Эсме пленила ее.

Ги колол орехи рукояткой кинжала. Почти все воины достали игральные кости, и в зале только и было слышно, как они похваляются:

— Я выброшу в три броска столько очков, сколько захочу.

Рольф посмотрел через стол на Ги:

— Не хотите ли сразиться со мной?

Ги отмахнулся:

— Нет, мне сегодня нужно хорошенько позаниматься. Пока вы тут теряете время по вечерам, я учусь читать по-сакски. — Он низко склонился перед Лили: — Пойдемте, моя маленькая наставница!

Она вспыхнула и, волоча ноги, пошла за ним наверх.

Не сказав ни слова, Ги взял книгу и принялся читать. Лили пыталась отвлечь его внимание, поворошив кочергой в очаге, потом стала расчесывать волосы тут же, сидя рядом с ним, но Ги даже не взглянул на нее. Лили взволнованно прошлась по комнате и наконец, собрав все свое мужество, спросила:

— Милорд, а какова будет моя дань? Ги спокойно встретился с ней взглядом.

— Моя постель очень холодна вот уже много ночей. Сегодня вы согреете ее, cherie. — И он снова сосредоточился на книге. В опочивальне воцарилось молчание.

Лили ушла на свою половину и взялась за рубашку, которую шила для него. Медленно и задумчиво работала она иглой. Шитье успокаивало, к ней вернулась уверенность в том, что Ги только хвастался, ничего он за час не выучит — это невозможно.

Она подошла к нему, когда срок еще не истек, и сказала:

— Милорд, время, о котором мы договорились, истекло, давайте же послушаем, чему вы научились.

Ги злорадно усмехнулся и начал читать первую страницу на превосходном сакском языке. Добравшись до конца страницы, он торжествующе взглянул на Лили и увидел на ее лице такое смятение, такое отвращение к тому, что ее ожидает, что сделал ошибку и, откашлявшись, сказал:

— Я не могу разобрать вот здесь, в конце. Помогите мне прочесть эти строки, леди.

На ресницах Лили блестели слезы.

— Благодарю вас, — мягко сказала она.

— Мужчине нелегко управляться со зверем, именуемым вожделение, Лили. Доброй ночи!

Вскоре она расслабилась и наконец погрузилась в сон, но Ги снедало необычное беспокойство. Он то и дело ворочался на огромной кровати, ему очень хотелось, чтобы Лили была рядом с ним. В конце концов он тихонько выскользнул из постели и подошел к ней. Ги долго смотрел на спящую девушку, потом опустился на колени подле кровати и осторожно коснулся ее волос. Их шелковистость привела его в еще большее возбуждение, он жаждал узнать, какова на ощупь ее кожа. Ни одну женщину он не хотел так сильно, как Лили. Ги едва сдерживал себя. Он жаждал скользнуть к ней в постель и ласкать каждый изгиб ее тела. Ему хотелось прижаться губами к ее губам, слиться с ней, дать полную волю страсти и испытать всю роскошь разделенного чувства. Ги обуздал свои яростные желания и оставил ее спокойно почивать, но таких мук он никогда не испытывал. Завоеватель был завоеван окончательно.

Глава 9

На следующий день вернулся гонец, которого Ги посылал к Вильгельму. Ги понравилось, что он сам позаботился о своем коне, а не поручил это конюху.

Гонец, усмехнувшись, доложил:

— Вильгельм взял крепость Дувр. Осада длилась всего восемь дней. Он был рад получить от вас донесение и посылает вам вот это.

И он вручил Ги свиток.

— Пойдемте в дом, — сказал Ги, — выпьем чего-нибудь согревающего. Расскажите, как настроены жители Дувра.

— Ну, конечно, норманнов они ненавидят. Но все-таки, хоть и неохотно, признали Вильгельма, — засмеялся гонец. — А что им еще остается? Ему уже дали прозвище — Вильгельм Завоеватель. Уверен: он легко возьмет Лондон. А когда станет королем, думаю, большая часть этой ненависти и возмущения умрет сама собой.

— Вильгельма можно ненавидеть, но нельзя не уважать. А что касается саксов, то они никогда не превратятся в норманнов, друг мой. Измениться придется нам. Но это произойдет не скоро. Саксы упрямы, как черти, и у них всем правят обычай и суеверие, — сказал Ги.

— И среди них, как я заметил, немало чудаков. Но мне, признаться, это по душе.

Они рассмеялись.

Ги налил вина себе и гонцу, затем вскрыл запечатанный свиток. Он улыбнулся про себя: Вильгельм писал ему о намерении выступить на Кентербери и захватить заложников, нимало не беспокоясь о том, что письмо могут перехватить. Да, таков этот человек! Он уверен в своей счастливой судьбе. Вильгельм обещал, что, как только будет коронован, пожалует Ги грамоту о передаче в его владение любого поместья, какое он пожелает, но что ему, Вильгельму, понадобится помощь Ги в Лондоне. Он собирается взять город в кольцо и явить врагу такое численное превосходство, что никто не посмеет ему сопротивляться. Герцог приказывал Ги прибыть в Лондон со своим отрядом к концу ноября. «Сейчас только конец октября, — подумал Ги, — значит, еще целый месяц до того дня, когда снова придется взяться за оружие».

Подписал Вильгельм письмо на латыни: «Ego Willenemus cognomine Bastardus»note 10.

Вечером во время общей трапезы Ги передал своим людям повеление Вильгельма и долго объяснял, что и как они должны успеть сделать до отъезда. Потом с улыбкой повернулся к Лили:

— Боюсь, я превращаюсь в рачительного хозяина. Вы не представляете, скольким вещам я научился с тех пор, как приехал сюда. Например, я узнал, что, оказывается, половина коровьего стада должна быть забита ко дню Святого Мартинаnote 11. А от овец можно получить столько сыра и шерсти, что их зимнее содержание полностью окупится. Однако если позволить овцам кормиться травой, которую прихватило заморозком, у них начнется афта, болезнь рта, и они не смогут есть. Я готов распространяться на эти темы до бесконечности, но вам это смертельно наскучит.

— Я думаю, что это наскучит вам, милорд, и вы с радостью вернетесь к битвам и будете уничтожать мой бедный народ. Вы все — жестокие варвары! — пылко ответила она.

— Нет, леди, — вмешался в разговор Рольф, — вот когда мы бились с неверными, то действительно видели жестокость, да такую, что вам и в страшном сне не приснится. Пленникам выкалывали глаза, их кастрировали, человеческими головами играли, как мячиками. А мы — христиане.

Лили насмешливо посмотрела на Рольфа:

— Вы сражались с неверными, чтобы они не могли напасть на вашу страну, жечь ваши дома и насиловать женщин, но как же вы, исполненные чувства долга христиане, нападаете на мою страну, сжигаете наши дома и насилуете женщин!

Ги предостерегающе взглянул на нее:

— Не горячитесь, cherie, будьте справедливы: в Годстоуне никто из женщин не может пожаловаться на плохое обращение. Война — не развлечение. Она хаос, в котором каждый отвечает сам за себя. Кто-то становится выше, благороднее среди ужасов битв, другие, наоборот, низко падают. Посмотрите вокруг, Лили. Мои воины едят и пьют за веселым столом. Подумайте, неужели было бы лучше, если бы они находились сейчас на Сенлакском поле с мечами, обагренными кровью по самую рукоять?! И усеивали его трупами? — спросил он.

— Вам нравится быть завоевателями, не смейте этого отрицать! — бросила она вызывающе.

Ги медленно покачал головой, его зеленые глаза сверкнули.

— Я и не отрицаю. Я стал господином Годстоуна и Окстеда, и я стану вашим господином, Лили, поэтому впредь выбирайте выражения, когда разговариваете со мной, девчонка! — предупредил он.

Она смело посмотрела ему в глаза и поклялась про себя: «Я заставлю тебя ползать передо мной на коленях!»

Леди Элисон, проходившая мимо, наклонилась к дочери:

— Он смотрит на тебя так, словно хочет разорвать. Гибкая ветка гнется по ветру, Лили, не буди же в нем зверя, — сказала она предостерегающе.

Но Лили уже вошла во вкус и радовалась, предвкушая его унижение.

Как только Лили ушла, к Ги подошел Эдвард.

— Милорд, могу я побеседовать с вами?

— Certes, Эдвард, что-нибудь случилось?

— По правде говоря, да. Ко мне подошли саксы с жалобами на норманнов. Поскольку вы поручили мне сообщать вам, если что-то не так, я пообещал им, что поговорю с вами.

— Ясно. — Ги нахмурился и сказал: — Передайте им, что завтра утром, если кончится этот проклятый дождь, я во всем разберусь.

— Благодарю вас, милорд! — Эдвард повернулся, чтобы уйти.

— Эдвард! — остановил его Ги. — Каким образом ваша сестра Лили связана с Окстедом?

При упоминании о его доме Эдвард слегка вздрогнул и внимательно посмотрел в лицо Ги, пытаясь понять, не таится ли за этим вопросом какой-то скрытый смысл.

— Но ведь это поместье Вулфрика, — осторожно произнес он.

— Вулфрика? — переспросил Ги. Эдвард ответил, поколебавшись:

— Вулфрик был мужем Лили.

— Понятно, — отозвался Ги, — благодарю вас!

Гнев ревности вспыхнул в нем, и, глядя на поднимающуюся по лестнице Лили, он живо представил себе, как его предшественник сжимает в объятиях ее гибкое тело. Увидел он и дрожащую, перепуганную Лили, когда она бросилась к нему в Окстеде. И внезапно в голове у него прояснилось: он понял, что между супругами было что-то неладно. Лили словно боится мужских прикосновений. «Наверное, она иногда противилась выполнению супружеских обязанностей, а муж принуждал ее, — подумал Ги. — Лучше уж я оставлю ее в покое на некоторое время, чтобы не совершить той же ошибки. Она будет моей в одну из ближайших же ночей, но я сделаю так, чтобы ей самой захотелось этого», — решил он.

— Кто у нас в дозоре в эту ночь? Готов поклясться, что он с радостью поменяется со мной, а?..

Ги взбежал наверх за теплым плащом. Когда он открыл дверь, Лили сидела на кровати и расчесывала волосы. Они падали до самого пола золотисто-рыжими волнами; вид у нее был очень соблазнительный, как она и хотела. У Ги захватило дух от ее небесной красоты и от муки, что его вожделенная надежда никак не может сбыться. Взяв плащ, он сказал:

— Сегодня ночью можете спать спокойно, я ухожу в дозор.

На лице Лили мелькнуло разочарование, и, искоса взглянув на него, она проговорила голосом искусительницы:

— А я думала, что вы выпьете со мной вина, милорд.

— «Ждите меня с кувшинами»… — процитировал он «Песнь песней» царя Соломона и понял, что попался в свою собственную ловушку. Не может же он сказать юному Жильберу, что передумал и не пойдет в дозор. «Золотая ведьма!» — выругался он про себя и вышел, хлопнув дверью.

Единственный враг, которого встретил Ги, была стая волков у овечьих загонов; он убил трех хищников и подумал, что их шкурами можно подбить плащ для Лили. При этой мысли Ги усмехнулся: «Теперь я буду соблазнять ее подарками, все остальное я уже испробовал». Всю ночь, пока Ги нес дозор, шел дождь. Он прекратился только к шести часам утра. Ги промок до нитки. Возвращаясь к себе, он предвкушал, как разбудит Лили, но та уже встала, оделась и поджидала его.

— Я приготовила вам горячую воду, милорд, и сухое платье, — улыбнулась она.

Его глаза расширились от приятного удивления.

— Вошли в роль супруги, cherie? — засмеялся он. Лили вспыхнула и быстро удалилась, поскольку он уже стягивал с себя одежду. «Мне бы хотелось увидеть его обнаженным, — подумала она, — почему же я убегаю?» — и тут же устыдилась своих нецеломудренных желаний.

— Сегодня я буду разбирать жалобы саксов на моих норманнов. Вы поедете со мной. Я не хочу, чтобы крестьяне боялись говорить. Поэтому ваше присутствие, полагаю, поможет делу.

Лили слышала, как он плещется в чане; наконец он вылез из воды.

— Разве у моих людей есть возможность противостоять норманнам? — крикнула она Ги из своей комнаты. — Вы покараете каждого, кто осмелится говорить.

— Лили, вы смеете предполагать, что я буду пристрастен? — спросил он.

Подбежав к проему в стене, Лили язвительно выпалила:

— Не забудьте свой хлыст!

И тут увидела, что Ги стоит обнаженный. Она была поражена, но при этом ноги ее приросли к полу. Глаза Лили впивали роскошь его наготы. Кожа у Ги была смуглой и загорелой выше пояса, ниже — белой. Могучие мышцы его бедер и мускулистый торс производили впечатление огромной силы. Грудь и низ живота были покрыты густыми черными волосами.

— Я… я прошу прощения, — пробормотала она.

— А я не прошу. — Ги медленно ухмыльнулся.

— А что, дождь кончился? — поспешно спросила Лили, лишь бы что-то сказать. — Я надену теплый плащ, пожалуй. — И она убежала.


Ги и Лили сидели на деревянных табуретах, по бокам стояли воины, а напротив — собравшиеся крестьяне. Многих из них Ги уже знал по именам. Он видел, как юный Эдгарсон протиснулся вперед, чтобы ничего не упустить, а там — да, кажется, это Мораг, стоит позади всех, надеется, что ее не заметят. Ги попросил Эдварда вывести вперед первого жалобщика.

К нему нерешительно приблизился какой-то человек и сказал:

— Милорд, один из ваших норманнов украл у меня жену.

Подняв бровь, Ги потребовал у Эдварда объяснений. Тот откашлялся и произнес:

— Жена этого человека, Эльфрида, сошлась с Жилем Сен-Обеном — так, кажется, его зовут — и ушла из хижины своего мужа.

Ги невольно вздохнул, вспомнив, что уже второй раз поведение Жиля приводит к столкновению с саксом. Взглянув на воинов, он вызвал Жиля.

— Это правда — то, в чем вас обвиняют? Жиль мгновение колебался, потом спокойно ответил:

— Да, это правда.

Ги посмотрел на опечаленного мужа.

— Он применил силу или твоя жена ушла к нему добровольно?

Эдвард перевел вопрос и ответ:

— Она сделала это по собственной воле.

Ги бросил взгляд на Лили, а потом повернулся к крестьянину:

— У тебя нет повода для жалобы. Мужчина, который не может удержать женщину, не достоин ее!

Среди крестьян поднялся ропот. Конечно, от норманна правого суда не дождешься. Лили уже раскрыла рот, чтобы спросить Ги, не это ли пример его беспристрастности, но промолчала, решив приберечь эти слова до той поры, когда вокруг будет поменьше людей.

— Есть еще жалобы, не так ли? — спросил Ги.

— Да, мсье, — ответил Эдвард и кивком головы позвал кого-то из толпы.

Сначала никто не тронулся с места. Но потом вперед решительно выступил человек. Он поговорил с Эдвардом, и тот объяснил Ги:

— Этот человек ловит пушных зверей в ловушки и выделывает шкурки. Два воина проехали на лошадях по его шкуркам, натянутым на обручи, которые он сам сделал, и испортили и шкурки, и обручи.

— Кто эти воины? — спросил Ги.

Сакс опять заколебался, потом указал на двоих норманнов. Это были самые юные воины Ги, и они постоянно попадали во всевозможные истории.

— Симон, Жильбер, это правда? — Вид у Ги был грозный.

— Правда. Но мы не нарочно. Мы просто поспорили, чья лошадь скачет быстрее, — возразил Жильбер.

— Господи Боже мой, ведь вы — нормандские воины, а не дети, играющие в войну. Вы сегодня же почините обручи этого человека. Я сам помогу ему растянуть шкуры.

Ги взглянул на Эдварда — тот улыбался.

— На сегодня все, мсье.

Крестьяне стали расходиться, Ги отошел от Лили и заговорил с саксом-жалобщиком.

— Как тебя зовут? — спросил он на отличном сакском языке.

— Элфред, милорд.

— Вчера ночью я убил трех волков. Ты можешь выделать их шкуры так мягко, чтобы ими можно было подбить плащ?

— Ага, я могу сделать их мягкими, как оленья кожа, милорд.

— Хорошо. Ты ловишь зверей в ловушки или еще и охотишься на них с оружием?

— Нет, мне нельзя иметь оружие, но если бы меня научили охотиться, я мог бы выделывать больше мехов, — сказал Элфред.

— Ты когда-нибудь стрелял из лука? — спросил Ги.

— Когда был мальчишкой, я сделал себе грубый лук и стрелы, но это было много лет назад.

— Скоро будет охота, и ты пойдешь с нами, Элфред. Я быстро научу тебя стрелять. — Ги, улыбаясь, протянул ему руку.

Сакс с удивлением пожал ее — странный какой-то этот новый лорд!..


Два дня и две ночи Морган и Фейт провели в лесу. На третий день они приуныли. Юные беглецы надеялись, что смогут прокормиться орехами и ягодами, но была уже поздняя осень, белки ободрали с деревьев все съедобное и теперь спокойно сидели по своим дуплам. Кроликов в глубине леса почти не было. Они предпочитали держаться ближе к опушке, где больше света и солнца. Морган мог убить вепря, но заметил его слишком поздно. Они спугнули кабана, когда выкапывали желуди, и он тут же ринулся на них; его маленькие красные глазки горели от ярости. Если бы он ранил Моргана, они ни за что не выжили бы. Дни становились все холоднее, а ночи были просто студеными. Одежда их совершенно не годилась для зимовки в лесу. Через три дня Фейт совсем ослабла от голода и холода. В таком состоянии она не в силах была одолевать большие расстояния, и поэтому они решили двинуться назад, к Годстоуну. На четвертый день, когда Морган и Фейт, совершенно измученные, отдыхали, их окружили какие-то люди.

Морган был уверен, что это саксы, а по их оружию понял, что это не рабы.

— Вы скрываетесь от норманнов? — спросил он.

— Мы — изгои, объединились, чтобы выжить в лесу. Как ты уже, верно, понял, в одиночку тут долго не протянешь, — сказал один из них.

— Нам нужна пища, — сказал Морган. — Можно ли присоединиться к вам?

— Это решит наш вожак, Рыжий Волк. Мы все взяли себе новые имена, чтобы нас не опознали. Коль он вас примет, мы всем поделимся с вами, — ответил изгой, поглядывая на Фейт.

Мысленно Морган проклял судьбу, вынудившую его просить помощи у изгоев. Но он понимал, что без горячей пищи Фейт больше не выдержит и дня.

— Проводите меня к Рыжему Волку. Мы будем работать за пищу.

Рослый детина помог Моргану поднять Фейт на ноги, и они пошли по лесной тропе, поддерживая девушку с обеих сторон. Вскоре они оказались на поляне, где был разбит лагерь. Посредине поляны горел костер, над которым висел чугунок с каким-то варевом, и стояли три хижины, сложенные из грубых бревен и толстых древесных ветвей. Морган услышал неподалеку журчание ручья и увидел двух лошадей, привязанных к деревьям. Высокий Джон подвел их к Рыжему Волку.

— Убивать их было ни к чему — взять нечего. И они — саксы, беглые. Коль на что сгодятся тебе, хотели бы остаться.

Вожак сначала оглядел женщину, потом спросил Моргана:

— Ты умеешь подчиняться приказу?

— Да, сэр, — поспешно отозвался тот.

Он был почти уверен, что узнал того, кто скрывался под кличкой Рыжий Волк, но решил не говорить ему, не испытывать его гнев.

— Не торопись, парень. Подумай, прежде чем отвечать. Ты можешь убить человека?

— Если придется, — медленно ответил Морган, — я, конечно, могу убить норманна.

— Мы грабим и убиваем всякого, кто осмелится сунуться в этот; лес. Оставляем только богатых. Для выкупа. И еще: женщины у нас общие, — спокойно заметил он.

Морган заколебался.

— Быстренько, парень! Еда или голодная смерть, выбирай сам.

— Еда! — ответил Морган, и у него словно гора с плеч свалилась.

Им разрешили подойти к костру и погреться, дали тушеного мяса в деревянной миске. Когда Фейт, поев горячего, немного ожила, Морган понял, что принял правильное решение. Ее укрыли меховым одеялом, и она сразу уснула.

— Завтра я нарисую тебе, в какой стороне находятся Годстоун, Севенокс, Окстед и прочие близкие селения. Запомнишь все это хорошенько. Нам много чего нужно. Оружие, еда, зимняя одежда, лошади. Мы собираемся сделать несколько набегов, чтобы пополнить запасы. Единственный наш нерушимый закон — ни при каких обстоятельствах никого не приводить сюда. Это будет гибелью для всех нас.

— У вас есть ножи и большие луки, — уважительно сказал Морган.

— Нож добудешь сам, а лук и стрелы мы тебе поможем сделать. Но если у тебя хватит сноровки увести коня, я с удовольствием подарю тебе нож. Когда женщина оправится, она будет собирать дрова для костра и стряпать и тем даст одному из моих людей заняться другими делами, — распорядился Рыжий Волк.

Глава 10

В полночь Симон Фицрой и Жильбер де Клар с шумом ворвались в общую опочивальню. Они разбудили Николя и Андре де Монтгомери, чтобы заручиться их поддержкой, прежде чем предстанут перед своим военачальником с плохими новостями. Они уже впали в немилость из-за сакса Элфреда и теперь трепетали при мысли о том, как отнесется Ги де Монтгомери к их донесению. Андре, который был уверен, что Ги и Лили разделяют ложе, вызвался пойти в их комнату и сообщить новость брату. Оба юных воина были ему за это очень благодарны.

Андре тихонько вошел в опочивальню, но он еще не успел закрыть дверь, а Ги уже вскочил, схватив свой широкий меч. Не обнаружив Лили в постели Ги, Андре поднял брови, но ничего не сказал.

— Что случилось? — выпалил Ги.

— Там, внизу, Симон и Жильбер. Они были в дозоре. Боятся тебе доложить. Ворюг упустили.

— Черт подери, я командую сборищем дураков! — гаркнул он, протягивая руку за своими рейтузами. — Каких ворюг? Что случилось?

— Да они увидели, что горит хижина, и все дозорные бросились туда, чтобы помочь. А в это время украли двух лошадей и всякие припасы из амбара. Грабителей даже никто не заметил. — И Андре пожал плечами.

Ги запустил пальцы в волосы, быстро соображая.

— Это мог сделать только человек, хорошо знающий здешние места. Кто-нибудь пострадал?

— Нет, хозяева успели выскочить, но хижина сгорела дотла, — ответил Андре.

Ги подошел к арке посмотреть, не разбудили ли они Лили, и с большим удивлением обнаружил, что ее нет в комнате. Он тихонько выругался, и тут его осенило.

— Эдвард! Найти его! Если не спит — значит, это он сколотил шайку и снабжает ее нашими запасами. Уж он-то знает эти места вдоль и поперек!

В общем спальном покое, который располагался позади оружейного зала, и где спало большинство воинов, Эдварда не оказалось. Не было его и в помещении для челяди — там мужчины частенько проводили ночи со служанками. Ги послал Андре обыскать конюшни, а сам вернулся наверх осмотреть многочисленные комнаты. Распахнув последнюю дверь, он увидел Лили в темном бархатном платье, стоящую у кровати, на которой лежал Эдвард и протирал спросонок глаза. Ги вздохнул с облегчением: слава Богу, это не Эдвард! Его подозрения были напрасны. Ги хотел спросить у Лили, почему это она среди ночи оказалась в спальне у брата, но он очень спешил. Надо было срочно выяснить у Симона и Жильбера подробности происшествия. Ги сделал это без свидетелей, дабы не подвергать молодых людей унижению. И действительно, от его презрительных слов они чувствовали себя не воинами, а нашкодившими балбесами.

За завтраком Ги набросал новый план ночной охраны поместья. Несколько воинов устроят себе постоянный ночлег в конюшнях и амбарах, где хранятся пищевые запасы и фураж. У входа в дом будет стоять часовой, чтобы проникнуть в него было не так легко, как прежде, и чтобы их не перебили сонных в постелях. Семью погорельцев поместили в господском доме, пока им не поставят новую хижину, и теперь их дети со смехом носились по двору, будоража собак. Сука-волкодав, которая ходила по пятам за Ги, лежала у его ног, и Ги пришла в голову еще одна идея.

— Этих паршивых псов тоже нужно кое-чему научить. Нам необходимы сторожа, которые могут поднять такой гвалт, что мертвый вскочит! На ночь мы их привяжем по одному у конюшен и амбаров. Узнайте, сколько припасов исчезло, — это покажет, много ли непрошеных нахлебников у нас появилось. Юный Жильбер, кажется, разбирается в собаках, — обратился он к Рольфу. — Велите ему обучить эту свору дармоедов, чтобы они умели не только жрать и гадить! — грубо сказал Ги. — Не трогайте только эту псину, — добавил он снисходительно. Потом ударил кулаком о ладонь и рявкнул: — Клянусь Иисусом, я узнаю, кто посмел совершить набег на мое имение и увести у меня лошадей.

Ги вышел, захлопнув за собой дверь с такой силой, что со сторожевой башни взлетела стая голубей.

Весь день Ги разбирался с ночным налетом и составлял план розыска и поимки грабителей, а вечером взял шкуры убитых волков и понес их Элфреду. Цель у него была двоякая: отдать тому шкуры на выделку и узнать, не заметил ли Элфред чего-нибудь или по крайней мере что он думает о ночном разбое.

— Ты совершенно уверен, что никого не видел? — Ги посмотрел ему прямо в глаза. — Я знаю, что это сделали саксы, и понимаю, что прошу тебя выдать своих.

Элфред сплюнул на пол.

— Сакские крестьяне боятся темноты. Я почти уверен, что ни один из жителей Годстоуна не замешан в этом. Как господин вы нас вполне устраиваете. Гораздо больше, чем наш последний хозяин или этот Вулфрик, за которого вышла замуж леди Лили. Мы все его очень боялись, милорд.

— Должен признаться, что сначала мои подозрения пали на брата Лили, — сказал Ги.

— На брата леди Лили? — переспросил Элфред.

— На Эдварда, — сказал Ги рассеянно.

— Эдвард — не брат нашей леди, милорд. Он брат Вулфрика. — Элфред усмехнулся: — Ничего себе брат! Они больше походили на парочку влюбленных, пока не появился Вулфрик и не увел ее из-под носа у Эдварда.

Ги посуровел; его зеленые глаза стали ледяными. Элфред понял, что сболтнул лишнее. Перед глазами Ги моментально всплыли лица Эдварда и Лили, застывшие от удивления, когда он появился в спальне ее так называемого братца.

Ги ринулся домой с такой скоростью, что мелкие испуганные зверушки разбегались у него из-под ног. Но когда он входил в зал, шаги его были так звучны и тверды, что все повернули к нему головы. Указав пальцем на Эдварда, игравшего в кости с Николя, он приказал:

— Взять его! Пусть сидит на цепи в конюшне, пока у меня до него дойдут руки.

Когда Ги пребывал в подобном состоянии, голос его приобретал такую властность, что никто не осмеливался ослушаться или о чем-либо спрашивать его.

Ги взлетел по лестнице столь стремительно, что от его движения колыхалось пламя факелов. Войдя в опочивальню, он опустил засов на двери и устремил взгляд на Лили. Она была в желтом платье, вьющиеся волосы, чуть подхваченные лентой, ниспадали до самых бедер — такой красивой Ги не видел ее еще никогда. Лили улыбнулась ему, но ответной улыбки не последовало. Глядя ей прямо в глаза, Ги снял с себя тяжелый плащ и кожаную тунику и теперь стоял пред ней в одних рейтузах и рубахе. Налив себе вина, он пил его с задумчивым видом, перекатывая рог между ладонями. От этого пристального взгляда Лили стало не по себе, и она уже собиралась удалиться на свою половину, когда он бросил хриплым, резким голосом:

— Идите сюда!

Лили обернулась. Его тон озадачил и встревожил ее.

— Что вы делали ночью в спальне Эдварда? — спокойно спросил Ги.

Обычно она говорила правду, но холодный взгляд его глаз смущал ее, и объяснение выглядело неубедительно:

— Его матушке… то есть нашей матушке стало плохо, и я пошла за ним, — сказала Лили.

— Эдвард не брат вам, — заявил Ги так тихо, что Лили не поняла, верно ли она услышала то, что он сказал. В глазах ее появился испуг. — Ха! Вы испугались за своего любовника, и клянусь мощами Иисуса, у вас для этого есть основания!

Сделав к нему шаг, Лили попыталась оправдаться:

— Это не совсем так, милорд. Он действительно мой брат, поскольку я вышла замуж за его брата Вулфрика, и я думаю о нем как о брате.

Растянув губы, Ги сверкнул зубами.

— Вы потешаетесь надо мной, леди! Все в поместье знают, что вы любовники. Я узнаю это последним!.. Хорошенькое посмешище вы из меня сделали!

— Мы никогда не были любовниками, и к тому же с тех пор прошло очень много времени, — неловко отбивалась она.

— Вы отказываете мне ночь за ночью, но раздаете свои милости на стороне так часто, что у меня голова идет кругом. Скольких же мужчин вы знали, Лили? Признаюсь, вы неплохо дурачили меня! Но вы вели плохую игру, леди, — то завлекали, то отталкивали меня, бросая вызов моему мужскому достоинству.

Ги двинулся к Лили, и она, повернувшись, отбежала, но он протянул руку и схватил ее. Она поняла, что срок настал, — больше она не может ему отказывать, но все же сделала совершенно бесполезную попытку вырваться и ударила его. Ги сгреб ее в охапку и швырнул на свою кровать.

Одной рукой он прижал Лили к меховому одеялу, а другой стянул с нее тунику. Придя в ярость, она царапала его лицо, но он словно и не замечал этого. Он просто охватил одной рукой ее запястья и сорвал с нее платье.

Лили металась по кровати, и при виде ее голых грудей и бедер, окутанных золотыми локонами волос, Ги пришел в неистовое возбуждение, почти равное безумию. Ему виделась Лили вместе с Эдвардом, белокурым, красивым, юным. И жгучая ревность захлестнула Ги. Он, тридцатилетний, не мог оспаривать молодость этого сакса… Ужаснее всего было то, что Ги осознавал свою ревность. В душе он горько смеялся над собой — как глупо, как просто его провели! А ведь он уже любил Лили и решил подождать, пока она сама не захочет… Но теперь он поступит с ней так, как ему заблагорассудится.

Лили понимала, что любит Ги. Больше не было смысла отрицать это и обманывать себя. Но ей было невыносимо, что он смеет дурно думать о ней, и она не хотела, чтобы ее брали силой. Лили ругала себя за то, что не согласилась раньше, когда Ги был добр и ласков.

Ги так легко выскользнул из своей одежды, что Лили и глазом моргнуть не успела, как обнаружила, что он уже обнажен и склонился над ней. Бедра его были тверды, как железо. Он грубо поцеловал Лили. Когда она вырвалась, чтобы вдохнуть воздуха, его губы скользнули по ее шее и ниже, к груди. Поняв, какую сокрушительную стихию она разбудила в нем, Лили ужаснулась. Вожделение, подхлестываемое гневом, накрыло его как бушующий, вал, который безжалостно смел все ее мольбы и отказы. Ее соски устремились вверх, и ей стало безнадежно ясно, что он возбуждает ее, как бы она этому ни противилась. Коленом он раздвинул ей ноги и попробовал овладеть ею, но что-то мешало ему сделать это, а она закричала от боли.

— Так ты еще девушка! — проговорил он. Ги тут же отодвинулся и в изумлении уставился на нее.

— Разве это имеет значение, норманн? — вскричала она.

— Я не насилую девственниц, леди. Мягкой льняной простыней он осторожно стер пятно крови с бедра Лили и попробовал обнять ее. Она откатилась на другую сторону кровати и зарыдала, свернувшись калачиком. Сердце его вознеслось к небесам при мысли о том, что она не знала ни одного мужчины. И он спросил, ласково склонившись над ней:

— Как долго ты была замужем, любовь моя?

— Только один день, — просто ответила она.

— Будь ты моей женой, мне бы этого времени хватило, — прошептал он и, взяв мягкое меховое одеяло, укрыл ее, чтобы она не озябла.

Лили ничего не стала объяснять Ги, и он поднялся с постели и опять оделся. Нежно проведя рукой по ее волосам, он шепнул: «Простите меня, Лили!» — и ушел вниз, ночевать со своими воинами, дав ей возможность уединиться, о чем она столько раз просила его.


Эдгарсон вбежал в хижину. Ему не терпелось выложить очередную новость. Мать схватила его за руку.

— Где ты шляешься? Давно пора спать.

— Новый лорд посадил Эдварда на цепь в конюшне, — сообщил он Эдвине.

Она побледнела и вскричала изумленно:

— Почему? Что случилось?

— Мне не сказали. Может, его убьют поутру, — ляпнул мальчишка.

— Ах нет! Я пойду к нему! — твердо сказала Эдвина, отбросив одеяло и натягивая платье.

— Нельзя выходить из дому в эту пору, Эдвина. С тобой что-нибудь случится, — умоляюще сказала мать.

— Я должна, матушка! Я его люблю!

— Я знаю, дитя мое, — грустно отозвалась та, качая головой и давая дорогу дочери.

Эдвина бежала, не обращая внимания на темноту, хотя прежде никогда не осмеливалась выходить по ночам одна. Прибежав в конюшню, она нашла там Эдварда, прикованного цепью к стене. С удрученным видом он сидел на охапке соломы. Эдвина опустилась на колени перед ним. Эдвард с испугом взглянул на нее.

— Эдвина?! Что ты здесь делаешь? Не нужно бы тебе приходить сюда! — молвил он предостерегающе.

— Я должна все знать! Что случилось, Эдвард? — спросила она умоляющим голосом.

Он покачал головой.

— Не знаю, но думаю, это как-то связано с набегом. Монтгомери, наверное, решил, что я имею к этому какое-то отношение, потому что я сакс.

— Ему следовало бы знать, что вы не можете иметь никакого отношения к поджогу хижины, — возразила Эдвина.

— Человека до всего можно довести. Как знать, будь я в бегах, и я, возможно, был бы вынужден добывать себе пропитание таким образом.

— Никогда! — заявила она. — Вы человек чести.

— Я только надеюсь, что это никак не связано с Лили, — подумал он вслух.

— Лили? — прошептала она.

— Она пришла в мою опочивальню вчера ночью сказать, что моей матушке очень плохо. А Монтгомери увидел нас.

— Вы любите Лили? — спросила она со страхом.

— Разве можно знать Лили и не любить ее? — задумчиво пробормотал Эдвард. — Боже, я боюсь не за себя, а за Лили — ведь она в его руках!

— Не тратьте на нее свою жалость; он, как и всякий мужчина, закроет глаза на ее грехи.

— Эдвина, это недобрые речи, — упрекнул он девушку.

— Ничего не поделаешь. Я так беспокоюсь за вас. Что с вами будет? Брат сказал, что утром вас убьют!

— Эдвина, я ни в чем не виноват. И если я предстану перед судом, меня, конечно, не убьют. А теперь иди. Я не хочу, чтобы у тебя были из-за меня неприятности. С узниками не стоит fraternize.

— Fraternize? — переспросила она.

— Это французское слово. Оно означает — обращаться как с братом.

— Я не думаю о вас как о брате, Эдвард, — и она покраснела.

— Уходи же, — настаивал он, — и будь осторожна! Если тебя увидит кто-нибудь из воинов, тебе не поздоровится.

Эдвина ушла. Но отправилась не домой, она поспешила к Мораг. •

— Мораг, прощу тебя, помоги мне! Лорда Эдварда посадили на цепь в конюшне, и я боюсь за его жизнь! — сказала она умоляюще.

— Норманны не убьют его, — убежденно ответила Мораг.

— Откуда ты знаешь? — спросила Эдвина сквозь рыдания.

— Разделенная власть — это половинная власть, — был загадочный ответ.

— Это связано с Лили? — спросила Эдвина.

— Про молодого лорда одно скажу: бойся Лили, а не Монтгомери, — предостерегла ее Мораг.

— Эдвард любит ее! — воскликнула Эдвина.

— Ага, а ты любишь молодого лорда, — сказала Мораг.

Эдвина удивленно уставилась на нее, потом произнесла, опустив глаза:

— Я и впрямь люблю его и хочу, чтобы он любил меня. Ты мне поможешь?

— Ты — та девчонка, что ходит за пчелами? — спросила Мораг.

Эдвина кивнула.

— Принеси мне пчелиного воска, и я вылеплю из него тебя и Эдварда. Будет еще лучше, если ты достанешь для кукол немного волос. Потом мы с тобой свяжем их друг с другом красной ниткой или лентой. Не важно, чем, было бы красное. И он скоро полюбит тебя так же, как ты любишь его.

— Чем же я тебе заплачу, Мораг? Боюсь, что мне нечего тебе дать.

— Мне нужен воск. Принеси воску, чтобы его хватило на много куколок, и не забудь прошептать свое желание пчелам, ведь они передают наши пожелания богам. Да помалкивай об этом, — остерегла ее Мораг, — а не то Монтгомери убьет меня за ворожбу.


На следующее утро Ги де Монтгомери нашел Эдварда сидящим на цепи в конюшне, как он и приказал, и тут же освободил его.

— Я знаю, что вы живете во лжи, Эдвард, — сурово сказал он.

— Милорд, мне очень не нравится, что Лили солгала вам, но она сделала это только для того, чтобы защитить меня. Я — брат Вулфрика. Леди Хильда — моя мать, и наш дом в Окстеде, а не в Годстоуне.

— Вы присягнули нам на верность, — заметил Ги.

— Да, присягнул, милорд, и не нарушил своей клятвы.

— Вы можете поклясться, что ничего не знали о грабеже? — спросил Ги.

— Клянусь вам, милорд, и я помогу вам поймать воров. Хотелось бы мне знать, что стало с Окстедом — ведь он совершенно не охраняется.

— Мы съездим туда завтра. Я даю вам еще одну возможность оправдать мое доверие, но это последняя возможность, Эдвард.

Все в доме облегченно вздохнули, когда двое мужчин вошли вместе, и явно в хорошем настроении.


От собственной смелости у Моргана голова пошла кругом. Устроить набег оказалось так же легко, как сосчитать до трех. Конечно, это объяснялось еще и тем, что Рыжий Волк тоже очень хорошо знал Годстоун. Морган просто вошел в конюшню, где прежде работал, и вывел двух лошадей. Поскольку все знали, что он конюх, никто его ни о чем не спросил. Он был потрясен, когда увидел, что его сообщники подожгли хижину. Однако, выяснив, что никто не пострадал, Морган решил, что, по-видимому, только таким способом они могли отвлечь внимание от амбаров, чтобы вынести оттуда припасы. Потом, уже в лагере, Рыжий Волк осыпал его щедрыми похвалами:

— Не одна лошадь, а целых две! Я горжусь тем, что могу считать тебя своим человеком. Вот подарок, который я тебе обещал.

Рыжий Волк вытащил из-за пояса большой нож и протянул его Моргану. Тот, преисполненный гордости, шагнул вперед, чтобы получить награду. И тут Рыжий Волк схватил Моргана за руку и вонзил нож ему в живот по самую рукоять. Когда Морган понял, что это конец, глаза его расширились от ужаса: он ведь снабдил эту свинью не только лошадьми, но вдобавок отдал ему Фейт! Рыжий Волк подозвал двоих людей из шайки.

— Заройте его, — приказал он, и, став на колени, вытер кровь с лезвия о рубаху Моргана.


Фейт ждала возвращения Моргана. Тревога ее росла. Она потрогала оберег, висящий у нее на шее, и села, скрестив пальцы. Наконец она услышала шаги и поднялась с радостным возгласом. Но возглас тут же застрял у нее в горле — вместо любимой светловолосой головы Моргана из-под дверного полога появились рыжие космы.

— Плохие новости для тебя, крошка, — тихо сказал Рыжий Волк.

— Морган? — прошептала она. Он кивнул.

— Его схватили во время набега и убили. Фейт сидела не шевелясь, сокрушенная ударом, который нанесла ей судьба. В черный день решили они убежать из селения! Морган спас ее от норманнов, но какой ценой!

— Не бойся, я позабочусь о тебе, — сказал Рыжий Волк.

Фейт поняла, стоит ей только показать свое отвращение к этому чудовищу, и с того же мгновения до самой могилы ее жизнь будет сплошной мукой, поэтому она покорно выслушала, какие у него намерения на ее счет. Да Фейт это и не трогало: в тот миг, когда умер Морган, умерла и она. Фейт не заметила, как Рыжий Волк стал раздеваться. Она едва почувствовала, как его жадные пальцы сорвали с нее платье, обнажив тело. Она не сопротивлялась, когда его жесткая борода царапала ее нежную грудь. Но все-таки закричала, когда он укусил ей сосок.

— Сука! Шевелись же! — проревел он.

Застонав, Фейт протянула к нему руки, изображая страсть.

Глава 11

Рано утром Лили увидела, что Ги направился куда-то верхом в сопровождении довольно многочисленного отряда всадников. Смекнув, что это самое подходящее время, чтобы вымыться, она кликнула двух слуг и послала их на кухню за горячей водой, а сама тем временем выдвинула деревянный чан для мытья. Когда паренек с трудом тащил по лестнице горячую воду, его заметил Николя, не поехавший с Ги в Окстед, и спросил, для чего он несет воду.

— Для купания леди Лили, милорд, — важно ответил мальчик.

У Николя озорно блеснули глаза. Он уже знал, как разогнать скуку, одолевавшую его все утро. Выждав, когда Лили залезет в чан, Николя явился к ней.

Лили раскрыла рот от изумления и постаралась окунуться в воду как можно глубже.

— Немедленно убирайтесь вон! — сердито потребовала она.

— Милочка, нужно было запереть дверь. Я сделаю это за вас, — ухмыльнулся он и ловко опустил засов.

Лили так расстроилась, что слезы брызнули у нее из глаз; она умоляла Николя уйти.

— Вы слишком серьезно относитесь к жизни, Лили. Надо больше веселиться, смеяться… Развлекаться хоть иногда. Я знаю, мой брат — скучный тип, но ведь он старый, и это его извиняет. Но вы, cherie, просто девочка, вам нужно почаще улыбаться.

Николя взял ее горшочек с ароматическим маслом и оценивающе понюхал его. Раскинув руки, он сказал:

— Обещаю, что уйду, если вы позволите мне хотя бы мельком полюбоваться вами.

— Нет! — крикнула Лили, тщетно пытаясь спрятать груди под водой.

Он засмеялся.

— Они всплывают, как яблочки в заздравной чаше. Восхитительно! — Николя подошел на шаг ближе. — Выходите из воды и дайте взглянуть на вас. Один миг блаженства — и я ухожу.

— У меня нет ни малейшего желания выходить из воды, покуда вы не удалитесь, сэр, — твердо заявила Лили.

Николя присел на край чана.

— Я подожду. Рано или поздно вам придется выйти — или вы в конце концов замерзнете насмерть.

— О, прошу вас! Скажите, что я должна сделать, чтобы вы оставили меня в покое? — жалобно произнесла она.

Николя задумался на мгновение, а потом сказал:

— Ну, вы же понимаете: освободиться от меня вы сможете, только заплатив выкуп? На карту поставлена моя честь!

— У вас нет чести! К тому же я уже знаю, к несчастью, какие выкупы требуют братья Монтгомери. Чего вы хотите? — спросила она недоверчиво.

— Мне очень хочется увидеть Севенокс. Ежели вы сегодня съездите со мной туда я, пожалуй, дам вам возможность закончить омовение в гордом одиночестве.

— Хорошо, я поеду с вами, если вы пообещаете, что я буду в полной безопасности.

— Ну что вы, cherie, я не собираюсь вас насиловать, но буду обольщать на каждом шагу, пока мы будем в пути.

Подмигнув ей, юноша вышел, а Лили вдруг расхохоталась: до того мальчишеской и забавной показалась ей дерзость Николя.


Они поехали одни, без сопровождающих, и Лили, к собственному удивлению, заметила, что прогулка доставляет ей удовольствие. Николя, когда хотел, умел быть весьма галантным. Он сыпал остротами, и Лили много смеялась. Складные французские комплименты с такой легкостью срывались с его губ, что она не верила ни единому слову, но его непрестанное внимание было ей очень приятно.

— Вам нужно научиться говорить на языке саксов. С этого мгновения я буду отвечать вам только тогда, когда вы будете говорить по-сакски, — пригрозила она.

Он попытался произнести две-три фразы, а потом сказал:

— Лили, мой прекрасный цветок, вы ничего не стоите!

Она чуть не подавилась от смеха.

— Вы, наверное, хотели сказать — «вам цены нет»? — поправила она молодого человека.

— А какая разница? «Ничего не стоите» или «цены нет»? — смутился он.

— Я не могу объяснить вам. Но вот ваш брат уже прекрасно говорит по-сакски. Расскажите мне о его детстве.

— Ну, Ги изучал рыцарскую науку, как говорится, с колыбели: был пажом и оруженосцем. Думаю, что к восьми годам он уже устал носить, подавать, бегать с поручениями, выслушивать брань и получать оплеухи. Если хочешь управлять другими, считал он, необходимо сначала научиться управлять собой. Мне и Андре было гораздо легче: мы росли у него в доме. Но хватит о Ги, — усмехнулся Николя, — пусть он сам защищает свои интересы.

Похолодало, и вскоре посыпал мелкий снег.

— Николя, мне очень холодно. Полагаю, нужно возвратиться.

— Осталось проехать всего одну милю. Погреемся, поедим и отправимся обратно, — подбодрил он Лили.

Севенокс был расположен на скрещении дорог, ведущих на Лондон и к морскому побережью. Замка там не было, поэтому они нашли постоялый двор, и Николя спросил отдельную комнату с очагом. Хозяин поспешил исполнить приказание норманна. Он был благодарен норманнам за то, что они не отобрали у него постоялый двор.

Лили просто посинела от холода, и Николя повлек ее в отведенную им комнату.

— Входите, грейтесь, дорогая, — сказал он. Лили опустилась в кресло, стоящее у веселого огня, а Николя опустился на колени, чтобы снять с ее ног сапожки, и стал растирать ее ступни руками. Наклонив голову, он приложился губами к подъему стопы.

— Я целую ваши ножки, Лили. Я тщательнейшим образом все продумал, cherie, и решил: я хотел бы, Лили, чтобы вы стали моей женой.

Взглянув на его серьезное лицо, она подумала: «Еще недавно я была бы на седьмом небе, если бы у меня был такой супруг — молодой, красивый, всегда улыбающийся, — а не то животное, которое мне навязали. Но Николя Монтгомери еще совсем мальчик, а мне нужен мужчина».

Ее молчание ободрило его. Он поспешно продолжал:

— Мы построим здесь прекрасный замок. Думаю, что вы вряд ли очень привязаны к Окстеду, и я понимаю, что вам неприятно, когда вас считают свободной женщиной. Вот почему я предлагаю вам, Лили, обвенчаться со мной. Сначала мне придется получить на это разрешение Вильгельма, но независимо ни от чего вы должны знать, что я безумно влюблен в вас.

Хозяин принес им вино, миски с горячим тушеным мясом и свежеиспеченный хлеб.

— Николя, я не хочу причинять вам боль, но я люблю вашего брата. — Впервые выразив свои чувства словами, она вспыхнула.

Он вздохнул:

— Ах, этого-то я и опасался! Но вы должны понять: для меня это не имеет большого значения, и я все равно предлагаю вам выйти за меня замуж, чего Ги никогда не сделает! — пылко заявил Николя.

— Почему же? — просто спросила она.

— Потому что он уже… — Николя заколебался, не решаясь выдать Ги, — потому что он слишком стар для таких забав. Он часто говорит о том, что ненавидит женщин. О, я знаю: Ги хочет сохранить вас для себя, он предупредил нас, чтобы мы не распускали руки, но он скоро устанет от вас, и поверьте, я знаю, что говорю, он не предложит вам стать его женой.

— Вы оказали мне высокую честь своим предложением, Николя, но он испортил меня — другие мужчины мне не нужны, — мягко ответила она.

Николя смущенно обдумывал это несколько двусмысленное заявление.

— Ешьте же, я не собираюсь вас уговаривать. Может быть, если я дам вам время, вы передумаете?.. — Он улыбнулся, взглянув ей в глаза, и на мгновение положил руку на ее сомкнутые ладони…

Они плотно закутались в плащи и отправились в обратный путь. Резкий ветер утих, но день подошел к концу, и казалось, что час уже гораздо более поздний, чем это было на самом деле. Валил густой снег, за ним почти ничего не было видно. Внезапно из-за деревьев выехало несколько всадников. Их было слишком много, чтобы Николя мог оказать сопротивление, но когда Лили поняла, что им нужны только лошади, она сама стала умолять молодого человека не связываться с ними и вложить свой меч в ножны, пока его не убили. Изгои отправились к своему предводителю, поджидавшему в лесу, а Николя и Лили, сознавая, что другого выхода нет, понуро поплелись в Годстоун пешком.

— Простите меня, Лили. Я покрыл себя позором! Я дал вам слово, что со мной вы будете в безопасности!

— Николя, да ведь ничего не случилось! Все-таки не нужно было ехать без сопровождающих.

Лили поняла, что люди, напавшие на них, — саксы, но никого из них не узнала. Не прошли они и четверти мили, как к ним галопом подскакали Ги и Рольф.

— Черт побери, щенок, что это значит? — зло прокричал Ги.

— Нас спешили, а коней увели, — нескладно объяснил Николя.

— Мы перехватим этих мерзавцев! Ждите здесь, оба! — приказал он, послав Лили такой мрачный взгляд, что та невольно задрожала, и не только от холода.

Через полчаса Рольф и Ги вернулись, но привели только одну лошадь — Зефиру.

— Вот, садись на эту лошадь, а Лили поедет со мной, хотя ты и заслуживаешь того, чтобы прогуляться пешим ходом.

Ги наклонился и, подхватив Лили, посадил ее впереди себя.

— Что случилось? — спросила она.

— Двоих мы уложили, но их лошади понесли, и вожак ускакал с жеребцом Николя. Но я найду этого хряка! Я хорошо его запомнил — высокий, жирный и бородища ярко-рыжая.

Лили вздрогнула при этих словах, и Ги внимательно посмотрел на нее.

— Вы знаете его? — спросил он.

— Нет, среди местных жителей я такого что-то не припомню, милорд, — ответила она.

Ги притянул Лили к себе и укрыл своим плащом. Тепло, исходящее от его тела, немного согрело ее. Но она не могла унять дрожь, поэтому Ги пошире раздвинул ноги и крепко обнял девушку, как бы стараясь укрыть ее от невзгод. Вскоре кавалькада добралась до Годстоуна, и прежде чем спешиться, Ги прошептал ей на ухо:

— Отправляйтесь в постель. Я сейчас приду и выслушаю ваши объяснения.

Ги взял поводья и сам повел лошадей в стойла, совершенно не обращая внимания на Николя, пытавшегося рассказать ему, как все было. Не оглянувшись, Ги вышел из конюшни и сразу же поднялся наверх.

Лили лежала в постели, укрывшись меховыми одеялами до самого подбородка. Ги подошел к огню, подложил пару поленьев, потом направился к кровати.

— Вы согрелись? — ласково спросил он. Лили кивнула.

Ровно, спокойно, словно он разговаривал с пятилетней девочкой, Ги продолжил:

— А теперь скажите, что вы делали с Николя?

— Он хотел, чтобы я съездила с ним в Севенокс. Сначала я отказывалась, а потом согласилась, — солгала она.

— Вы не хотели ехать, но он сумел переубедить вас? Он вам угрожал?

— Нет, — осторожно ответила она.

— Он вас как-то заставил?

— Нет, не совсем, — отвечала она уклончиво.

— Что это значит? — спросил он негромко и тут же вскричал: — Отвечайте же, Лили!

— Я купалась, а он…

— Боже мой! — взревел Ги.

— Уверяю вас, он вел себя достойно и просил меня обвенчаться с ним.

Ги выбежал из опочивальни и отыскал Николя.

— Отправляйся в Окстед и сиди там! — прогремел он. — Через несколько дней мы едем в Лондон. Но чтобы до тех пор я тебя здесь не видел! И прихвати этого проклятого сакса Эдварда. Я по горло сыт юнцами, спятившими от любви!


Леди Эдела только что кончила прибираться в своих небольших покоях, когда услышала вежливый стук в дверь. На пороге стоял Хью Монроз, придерживая свою руку, замотанную в тряпицу.

— Вы поранились? — тревожно спросила она.

— Порезал руку, когда чистил оружие. Она так и будет кровоточить, пока ее не зашьют. Я хотел попросить вас: не будете ли вы так любезны сделать это, Эдела?

— Конечно. Входите и садитесь. Я сейчас достану нитки и иголку.

Вид у Хью был подавленный.

— Я подумал, что вы, наверное, не захотите больше видеть меня после того, что произошло вчера вечером.

— Хью, не нужно быть таким чувствительным. С каждым может случиться подобное, — любезно ответила она.

— Со мной такого еще никогда не бывало! — поклялся он.

— Тогда, возможно, то была моя вина. Я не очень соблазнительна, — призналась она.

— Еще как соблазнительны! Я просто не смог. Мое мужское достоинство опозорено!

— А теперь посидите тихо — я посмотрю вашу руку.

Эдела сняла повязку и промыла рану. Рана была ужасной, но Хью даже не вздрогнул, пока Эдела протирала ее соком папоротника, который предохраняет от заражения. Осторожно сдвинув края пореза, она стала зашивать его — протаскивая нить сквозь мясо сначала с одной стороны, потом с другой. Игла делала маленькие, аккуратные стежки. Хью ни разу не поморщился.

— Что за чепуху вы сказали насчет вашего опозоренного мужского достоинства? Я считаю вас очень храбрым воином.

Хью усадил Эделу к себе на колени. Он целовал ее до тех пор, пока она не стала вырываться.

— Хью, среди бела дня! — говорила она протестующе.

— Дайте мне проверить себя! — умолял Хью. Ее пришлось долго уговаривать, а тем временем его страсть разгоралась все сильнее. И вот Эдела сдалась. Как только Хью оказался рядом с ней в постели, мужество его обмякло, и он опозорился во второй раз.

— Хью, для меня это не имеет значения. Мне эти вещи никогда не доставляли особого удовольствия. Клянусь вам, милорд, для меня это ровно ничего не значит!

— Зато для меня значит! — жестко возразил Хью. — Обещайте мне, что никому не расскажете об этом! — потребовал он.

— Хью, как могла такая мысль прийти вам в голову? — возмутилась она.

— Простите, Эдела. Спасибо, что зашили мне рану.

Он оделся и ушел, стараясь держаться как можно достойнее. А Эдела решила, что ей непременно надо побывать у Мораг.


Войдя в хижину старухи, Эдела удивилась. Беспорядка там уже не было и стало гораздо чище. С соломенной крыши свисали какие-то сохнущие травы, и там же, болтая сама с собой, сидела Обжора. Когда бы не было здесь сороки, Эдела решила бы, что зашла не в ту хижину.

— Мне нужно поворожить, Мораг.

— Ворожить мне запретили. Вы-то должны бы знать, какие порядки завели норманны, — это ведь ни для кого не секрет.

— Ах, Мораг, а я принесла тебе славный, выдержанный сыр! Может, ворожба и не понадобится. Просто посоветуешь какую-нибудь травку.

— Вы все ищете чего-нибудь такого, что умерило бы мужскую похоть?

— Нет! — быстро отозвалась Эдела. — Мне нужно что-то такое, что возбудило бы похоть.

Старуха рассмеялась, раскачиваясь взад-вперед на своем табурете.

— Мораг, это совсем не смешно! — смутившись, жалобно проговорила леди Эдела.

— Смешно! Смешно! Вы разве не помните веревку, на которую навязали узлов и спрятали в опочивальне? Отыщите ту веревку, развяжите узлы — и конец всем вашим морокам.


— Вы опустошили церковь и наши дома! — сказала Лили укоризненно.

— Вильгельму нужны деньги. Нельзя быть королем с пустыми сундуками, — коротко ответил Ги.

— Вот, возьмите мой пояс! — сердито предложила она, срывая его с себя. — Он золотой, а больше мне нечего вам предложить.

Подойдя к ней, он ласково повязал пояс вокруг ее бедер.

— Вы можете предложить мне многое, — нежно сказал он. — Я испробовал все, даже силу. Лили, почему вы не хотите стать моей?

Ее ресницы почти прикасались к щекам, когда она прошептала:

— Но ведь вы не сказали… ничего не сказали мне… о любви.

Ги охватило страшное волнение. Подхватив Лили на руки, он сел к огню и начал укачивать ее, приговаривая:

— О моя красавица, я тебя обожаю!.. Смеясь, он ласкал ее взором своих лучистых зеленых глаз. Взяв прядь золотых волос Лили, Ги накрутил ее на пальцы жестом собственника.

— У тебя самые чудесные волосы, которые я когда-либо видел!.. Мне хочется гладить их, играть ими… Любимая, ты меня околдовала! Твой образ стоит передо мной и днем, и ночью. Красота твоя просто преследует меня. Как смогу я тебя оставить? — Он прикоснулся губами к ее векам. — Я жажду тебя, и жажда эта неутолима. Когда ты здесь, в комнате, меня все время тянет подойти к тебе близко-близко, а едва я оказываюсь рядом с тобой, меня охватывает неодолимое желание коснуться, потрогать тебя. Здесь и здесь… — Он взял ее грудь в свою ладонь, ласково погладил ее. — Когда я слышу твой голос и смех, я тут же возбуждаюсь, и мне все равно, что это могут заметить. Твой запах так действует на мои чувства, что я почти ощущаю твой вкус.

Он нашел ее губы, поцелуй был медленным и долгим; потом его жаркие, жадные губы скользнули по ее шее и вверх, за ухо.

— До встречи с тобой какой-то голос все время говорил мне: «Это не она».

От его близости Лили охватил восторг. Она поняла, что горячо любима.

— Как я жажду держать тебя в объятиях всю ночь!

В голосе Ги было столько желания, что она задрожала. Отвернув лицо, Лили теснее прижалась к нему. Он почувствовал, что она отзывается на его призыв. Его объятия стали сильнее, по жилам пробежал огонь. Лили же казалось, что ее тело тает, сливаясь с его телом.

Ги видел Лили нагой очень недолго, когда пытался взять ее силой; теперь сердце его глухо забилось при мысли о том, что она позволит его рукам раздеть ее и радостно ласкать ее красивое тело. Ги снял с нее платье и сказал словами царя Соломона:

— «И аромат твоих одежд подобен аромату кедра ливанского…»

Дождь бил в оконные ставни, в щели задувал ветер, но они забыли обо всем. Его властные руки стащили с нее последнюю одежду, и у него дух захватило, когда она встала перед ним, укрытая только своими волосами цвета червонного золота. Он наполнил обе горсти этим золотом и поднес их к лицу, чтобы узнать, каковы они на ощупь, на вкус и как они пахнут. Потом отбросил волосы с ее плеч за спину, и ее груди предстали взору его горящих глаз.

— Не двигайся, — хрипло приказал Ги, нетерпеливо сбрасывая с себя одежду.

Лили протянула пальчик, чтобы потрогать темные густые волосы на его груди, потом пробежала руками по плотным мышцам его рук и плеч. Пальцы ее горели от желания обследовать его и дальше. Он обнял ее удивительно тонкую талию, потом прижал ее к сердцу.

— Ты — самое красивое, самое поразительное создание на свете — сказал он.

Лили обвила руками его шею, и он прижал ее груди к своей груди. Она с трудом дышала от волнения; грудь ее вздымалась и опускалась; глаза были полуприкрыты густыми ресницами… Она изнемогала от жгучего желания. Ги хотелось, чтобы она прижималась к нему так каждую ночь до конца их жизни.

Он нежно и жарко накрыл ее губы своими, стараясь разжечь огонь в ее крови, чтобы она вспыхнула и запылала.

— Пойдем ляжем, любимая. Я хочу показать тебе, как я тебя люблю…

Ги поднес Лили к ложу и опустил на меховые одеяла, а потом откинулся назад и выпрямился, любуясь ее красотой.

У него больше не было сил противиться желанию прикоснуться к треугольнику, покрытому красно-золотыми завитками, и он дотронулся до этих роскошных завитков, потом с обожанием опустился перед ней на колени, чтобы насладиться розовым бутоном, который раскрылся перед ним. Ги попытался нежно раскрыть этот бутон. Услышав ее стон, он захотел губами коснуться того места, которого касались его пальцы, но он знал, что еще рано. Он будет вызывать в ней желание, пока она не возжаждет его языка, а потом языком он будет вызывать в ней желание, пока она не будет совсем готова. При мысли об этом его напряжение стало почти невыносимым.

Ги начал целовать ее ступни, потом медленно и томительно перешел к ногам. Его губы переместились с ее белых бедер на живот, к грудям.

Он возвышался над ней, он казался ей великолепным. Его широкие плечи и грудь, покрытая волосами, сужались в плоский живот. Мощные, твердые мышцы говорили об опасной силе. Глаза Лили расширились, впиваясь в него так же, как он впивался в нее. Ее блестящие роскошные волосы рассыпались по серебристому меху. Он брал губами ее напрягшиеся соски и теребил их, пока она не закричала, охваченная восторгом. При этом его руки гладили и ласкали ее тело, отыскивая потаенные места любви. Лили дотронулась до его волос, ей понравилась их густота и мягкость. Он же взял ее руку, лежащую на его лице, и каждый пальчик получил поцелуй. Он провел языком по ее ладони, по запястью, по всей руке до плеча. Потом обследовал губами ее шею, все нежные впадинки. Приподнял ее волосы и пробежал губами по изящному изгибу. Наконец он нашел ее губы и поцеловал так требовательно и страстно, что она отозвалась на поцелуй всем телом, приподнявшись на постели, изогнувшись дугой.

Застонав, Лили прижалась к нему таким приглашающим движением, что он сказал предупреждающе:

— Не сейчас, любимая. Ты думаешь, что ты готова. Но я ведь не хочу, чтобы тебе было больно.

И он положил руку на ее венерин бугорок. Лили вздрогнула в ожидании.

— Ах ты, маленькая распутница! — сказал Ги насмешливо. — Так я тебя волную? Скажи, что ты чувствуешь? — прошептал он.

— Я чувствую, что умру, если ты не возьмешь меня тотчас же! — выдохнула она.

— А давно ты любишь меня? — нежно спросил он.

— С тех пор, как увидела.

— Назови меня по имени: я жажду услышать, как твои губы произносят мое имя.

— О Ги, прошу тебя, любимый! — умоляла она. — Ги… Ги…

Он коснулся языком ее потаенных складок, потом увидел, что розовый бутон готов превратиться в цветок. Лили вскрикнула от возбуждения, потом невольно раскинулась на мехах, предоставляя его страстному языку делать все, что он хочет. Почувствовав, что она опять содрогнулась, он накрыл ее тело своим; она закричала, когда он овладел ею. Они оба были охвачены экстазом, и он вскоре достиг невыносимого напряжения, и они растворились друг в друге, одновременно испустив крик.

Потом Лили тихонько заплакала. Ги держал ее в своих объятиях, пока они оба не уснули. Когда она проснулась спустя несколько часов, тело Ги окутывало ее, словно кокон. Она свернулась калачиком в его сильных объятиях: никогда еще в своей жизни она не чувствовала себя в такой безопасности. Казалось, что их тела созданы друг для друга. И так они были созвучны друг другу, что пробудились одновременно. Ги повернул ее лицом к себе, и его руки плотно сомкнулись вокруг нее. Он искал губами ее губы — ее нижнюю губку, прекрасную, как грех, а его меч опять нашел ее атласные ножны, сомкнувшиеся вокруг него. Их губы впивались друг в друга яростно, жадно, дико, пока оба они опять не достигли вершины.

Лили проснулась при первых проблесках света и ощутила тяжесть руки Ги, властно обнимавшей ее. Ей было так тепло подле него, и она лежала не шевелясь, чтобы не потревожить его сон. Его губы, всегда такие жесткие и твердые, во сне казались мягкими. Она обрадовалась, что проснулась раньше, чем он. Будучи слишком ранимой, она почти боялась теперь, что Ги скажет и сделает, пробудившись. После близости прошедшей ночи он может просто убить ее одним словом, и она затаила дыхание. Ги сонно открыл глаза и долго смотрел на нее.

— Ты будешь всегда любить меня, Лили? — жадно спросил он.

— Всю жизнь, — пообещала она.

— Я не могу расстаться с тобой даже ненадолго, — сказал он, придвигаясь к ней. — Постарайся еще уснуть, любимая.

— Твои люди будут ждать тебя, — сказала она.

— Пусть ждут, — отозвался он спокойно и гладил ее по спине до тех пор, пока она не расслабилась.

Глава 12

Леди Эмма поняла, что любит, уже после первой же ночи. Ничего подобного она в жизни не испытывала. Эсме, высокий белокурый воин, поражал ее всякий раз, когда она взглядывала на него. Журчащие французские фразы, которые скатывались с его уст, просто очаровали Эмму. Она могла слушать его ночь напролет. Эсме понимал, что речами скорее покоришь женщину, чем самыми страстными телодвижениями. Когда он поднялся на рассвете и стал одеваться, она пришла в отчаяние. Она хотела было просить его вернуться с наступлением ночи, но тут же возблагодарила всех святых в небесах, что не успела обнаружить перед ним свою жажду, ибо он пробормотал:

— Je suis desolenote 12, что должен покинуть тебя теперь, ma petitenote 13. Как только стемнеет, я вернусь в твои объятия.

А Эмме хотелось, чтобы он остался с ней навсегда. Никакого другого мужа ей не нужно. Она думала только о том, как женить его на себе. Эмма сложила старую теплую шаль, которая не очень была нужна ей, и понесла ее Мораг.

Старуха вздохнула:

— Значит, опять пошло-поехало… Где появляется мужчина, там появляется страх забеременеть.

— Мораг, теперь я страшно хочу родить ребенка. Дай мне чего-нибудь, чтобы я была плодной.

— Вы выпили столько отвара из папоротника, и теперь боитесь, что стали бесплодной? — усмехнулась Мораг.

— Вот чем ты поила меня! — воскликнула удивленная Эмма.

Мораг не обратила внимания на ее слова.

— От бесплодия помогает лебеда. Сделайте себе смесь из настоя лебеды и меда.

— Да где же я возьму лебеду?

— А ее везде хватает. Она растет на навозных кучах! — засмеялась Мораг в лицо этой утонченной леди.


Этот день казался Ги бесконечным. Пришло время отправляться в Лондон, и необходимо как следует все подготовить. Ги не мог оставить в Годстоуне много воинов — Вильгельм приказал, чтобы он привел весь отряд, поэтому Ги решил не брать с собой Рольфа, а поручить ему охрану поместья. Рольф был единственным человеком, которому Ги полностью доверял. А его очень беспокоила судьба Лили — ведь теперь он будет не в состоянии защитить ее. Ночных набегов и грабежей больше не было, и Ги надеялся, что они уже не повторятся. Он твердо решил, что по возвращении так отстроит и укрепит свои владения, что сам сатана будет ему не страшен. Саксы оказались просто дураками, когда дело коснулось защиты страны. Норманны лучше строили, лучше были организованы, лучше воевали. Ги подумал: «Какое это упущение, что скотоводы, пастухи, землепашцы не имеют оружия и не могут — да и не умеют — защищать свою землю! Это тоже надо изменить». Он полагал, что лорду нечего бояться восстания своих вооруженных крестьян, если он справедливый хозяин и может защитить крестьянские семьи в случае нападения врага, предоставив им убежище за прочными стенами замка.

Ги оставлял Окстед на попечение Эдварда, потому что тот хорошо знал, как управлять этим поместьем, да он и не мог взять сакса в Лондон.

Кузнецы работали днем и ночью, чинили, драили, точили. Из свежесрубленных лиственниц изготавливали древки копий. Двор заполнился вооруженными людьми. Одни начищали оружие, другие отдыхали, облокотившись на мечи, лезвия которых были воткнуты в землю. На телеги грузили провиант и фураж. Тщательно упаковывали награбленное добро, чтобы под охраной доставить его Вильгельму. Выступление отряда было назначено на завтра.

Ги не терпелось вернуться к Лили, и когда он сообщил своим людям, что приближается время вечерней трапезы, те заулыбались, прикрывая ухмылки ладонями, потому что день был еще в самом разгаре.

Войдя в зал, он поискал глазами Лили, но увидел только леди Элисон, занятую своими хозяйственными делами.

— Где Лили? — спросил он.

— Она не показывалась внизу целый день. У вас с ней все в порядке? — подозрительно спросила она.

— Все прекрасно! — И, улыбнувшись леди Элисон, Ги побежал наверх, прыгая через три ступеньки.

Лили подняла голову от рубашки из тонкого шелка, которую она шила для Ги, и вспыхнула, когда его взгляд смело остановился на ней.

— Наденьте ради меня что-нибудь красивое сегодня вечером, cherie. Я хочу, чтобы все мужчины Годстоуна сошли с ума от зависти.

— Я думаю, мне, наверное, не стоит спускаться сегодня к трапезе, — отозвалась она неуверенно. — Пусть принесут что-нибудь сюда. Я в общем-то не голодна.

— Черт побери! — загрохотал он. — Вы стыдитесь того, что вас назовут моей любовницей! Но не девкой же! Этого я никому не позволю, — насмешливо сказал он.

В ее глазах затрепетала боль; в тот же миг он уже держал ее в объятиях.

— Прости меня, любимая, я не то сказал! Ты ранила мою гордость… Я вовсе не собираюсь выставлять тебя напоказ, как завоеванную добычу. Мы поедим здесь, наверху, вдвоем, если тебе так больше нравится.

— Ах, Ги, я просто не смогу вынести, если то прекрасное, что нас связывает, кто-нибудь испортит всякими усмешками или непристойными жестами. Ты же знаешь, каковы мужчины!

Он, хмыкнув, сказал:

— Вот и хорошо, завтра вы избавитесь от моего обременительного присутствия и сможете показаться на людях без всякого смущения.

— Я так боюсь за тебя!

Ги засмеялся, закинув голову.

— Глупышка, это я боюсь за тебя. Боюсь, что тебя отнимут у меня, а ведь миновала целая жизнь, пока я тебя нашел!..

Лили обвила руками его шею и встала на цыпочки, чтобы дотянуться губами до его губ. Ги оторвал ее от пола и закружил.

— Я думал, этот день никогда не кончится, — прошептал он.

— Ты слишком забегаешь вперед — до ужина еще целый час.

— Я совсем не хочу есть, — сказал Ги шутливо, покусывая мочку ее уха. Он расстегнул ее пояс, но она так же быстро снова застегнула его и увернулась от Ги.

— Мне нужно снять с тебя мерку. Пока тебя не будет, я сошью тебе новую одежду. Пойдем на террасу и выберем ткани. Вот, одна рубашка уже готова!

Ги пропустил тонкий шелк между пальцами.

— Мне думается, она слишком хороша для меня. Вот что я тебе скажу, дорогая: я пойду с тобой на террасу, если потом ты наденешь эту рубашку — я хочу посмотреть со стороны, как она выглядит.

— Это неприлично! — Она сделала вид, что неприятно удивлена, а он ухмыльнулся, представив себе эту картину.

Они вошли на террасу, и через несколько минут она наполнилась привлекательными молодыми женщинами, окружившими Ги и всячески выражавшими ему внимание. Лили поразилась: —они открыто заигрывали с ним и бросали на него весьма зазывные взгляды. Впервые Лили узнала, что такое уколы ревности, но, внимательно понаблюдав за Ги, она убедилась, что он совершенно нечувствителен к этим женским уловкам. Роскошные ткани были живописно разложены по всей террасе. Каждая девица спешила дать Ги совет, что ему пойдет. Саксы любили яркие, резкие цвета; норманны же предпочитали более сдержанные тона, они носили одежду, сшитую в основном из темных или неокрашенных тканей. Ги дотронулся до черного бархата, но Лили быстро покачала головой. Он ухватился за коричнево-серую ткань, но она скривила губы.

— Когда вы так кривите губы, дорогая, я не знаю, собираетесь ли вы плюнуть в меня или поцеловать! — засмеялся Ги, и женщины посмотрели на нее с завистью.

Наконец Ги выбрал бархат густого вишневого цвета, какую-то тонкую темно-зеленую ткань и еще бархат — глубокого красно-коричневого оттенка. С Ги сняли мерку, обсудили крой рукавов. Когда с этим делом было покончено, Лили попросила Эдит прислать им ужин в покои.

— Помочь вам расчесать волосы? — спросила та.

Ги прошептал ей что-то на ухо, и Эдит, вспыхнув, выбежала из комнаты.

— Что вы ей сказали? — спросила Лили.

— Что мы хотим быть одни и что я сам уложу вас в постель сегодня ночью.

— Не может быть! — воскликнула Лили возмущенно.

— Нет, конечно, нет, любимая. Я не могу не подшучивать над вами! Я просто послал ее за сюрпризом, который приготовил для вас.

Вернулась Эдит, неся в руках плащ, подбитый мехом. Лили пришла в восторг. Волчьи шкуры были мягкие, и сшит он был превосходно. Удалявшуюся чету провожали завистливыми взглядами. Ги шел, нежно обняв Лили.

Они сели друг против друга за маленький стол, и Ги разрезал сочного дикого гуся. Они ели то, что обычно едят саксы, — вареные овощи, свежеиспеченный хлеб из муки грубого помола, жирно намазанный сливочным маслом. В Нормандии пища была другой. Там использовали очень много приправ, а в качестве гарнира часто подавали сладкую пшеничную кашу с корицей. Ги решил, что более простой сакский стол ему больше по вкусу. Он налил Лили вина и настоял на том, чтобы она его выпила. Сам он, по-видимому, никогда не терял здорового аппетита. Ел он быстро, как человек, привыкший есть в походах, в то время как Лили копалась в своей тарелке, изящно поклевывая то одно, то другое. Ги управился с едой раньше, и поскольку он больше не мог находиться на таком расстоянии от нее, он перешел на ее сторону стола и усадил Лили к себе на колени.

— Я, кажется, сыта, Ги, — сказала она.

— Нет-нет, ты должна съесть все, что я положил. Давай я помогу тебе. — И он поднес к ее губам аппетитный кусочек мяса и заставил съесть. — А теперь выпей вина, оно согреет тебе кровь, когда мы будем лежать нагими у огня, — прошептал он ей в шею.

Ги совершенно не сомневался в том, что Лили ляжет с ним в любой момент, когда он этого захочет. Он вел себя так, словно она была его собственностью, словно ее душа и тело принадлежали ему. Лили решила притвориться, что она рассердилась. Настала ее очередь подразнить его. Соскользнув с его коленей, она пошла на другой конец комнаты вымыть руки и лицо. Потом, совершенно не обращая внимания на Ги, расплела волосы и начала их расчесывать. Ги снял с постели меховое одеяло и подушки и разложил все это перед очагом.

— Иди сюда, любимая, и согрейся, — предложил он, снимая с себя камзол и рубаху.

— Вы слишком самонадеянны, милорд, — надменно отозвалась она.

Его брови взлетели от удивления.

— Как? Неужели вы мне откажете в нашу последнюю ночь? — спросил он.

Через мгновение Ги уже был рядом с ней и попытался обнять ее.

Лили ударила его своим гребнем. Он схватил ее в охапку и понес к огню.

— Хочешь ты или не хочешь, но я не намерен отказываться от наслаждения, дорогая моя.

Он лег подле нее на меховое одеяло и, несмотря на сопротивление, снял с нее одежду.

— Я знаю, что ты сильнее меня, но я все равно буду сопротивляться, — заявила она.

— Что ж, это будет неплохим возбуждающим средством.

Лили впилась ногтями ему в спину и укусила его в плечо.

— Ах ты, дрянь! — выругался он и тут же заметил, что она улыбается уголком рта. — Ты просто разыгрываешь меня, — укоризненно сказал он. — Ну, хорошо же, моя золотая ведьмочка, еще до исхода ночи ты будешь молить о пощаде!

И он нашел губами ее нежные губы.

Став на колени, Ги смотрел, как отблески огня играют на ее глянцевитой коже. Любуясь Лили, которая лежала перед ним нагая, он подумал, что она — дар богов. Золото ее великолепных волос оттеняли маленькие рыжие завитки там, где на них падали отсветы пламени. Ги протянул руку и разбросал их по темному меху так, чтобы они образовали раму для ее прекрасных плеч и груди. Ее тело состояло из восхитительного света и теней. Взгляд Ги скользнул от изгиба ее шеи к розовым полушариям грудей с маленькими сосками цвета темного вина.

Она затаила дыхание, когда Ги коснулся их своими сильными руками. Опытный любовник, Ги знал, что не стоит трогать сосков, сначала надо уделить внимание всей груди. Его ловкие пальцы гладили и ласкали…

Лили отвернулась от огня и подняла ресницы, чтобы взглянуть на него. Ги ощутил теплоту ее сияющего взгляда. Груди ее стали тверже. Только тогда он позволил себе легонько провести большими пальцами по соскам, и его охватил огонь желания, когда они напряглись. Лили поймала его страстный взгляд, и тогда он опустил голову и начал целовать, покусывать, лизать и, наконец, сосать эти маленькие, соблазнительные плоды. Она тихо застонала, и Ги поднял голову и окинул взглядом свою прекрасную возлюбленную. При свете пламени его смуглое тело приобрело оттенок красного дерева, а глаза мерцали зеленым огнем. Он походил на какого-то мрачного хищника, который так заворожил ее, что ей хотелось только одного — всегда лежать подле него, и чтобы он глазами, руками, губами выражал преклонение перед ее красотой.

Бедра ее горели, соприкасаясь с его бедрами, ее рука непроизвольно потянулась вниз и коснулась его ствола. Ги изогнулся, резко вскрикнув. Ее пальцы ласкали его, а бедра сами собой раздвинулись. Ги тут же оказался рядом; его губы нашли ее губы. Его рот и его мужская плоть действовали в полном согласии. Он раскрыл ее губы, чтобы они вобрали в себя его язык — весь, до конца, и так же он раскрыл ее недра.

Лили совершенно отдалась его власти. Яростная страсть Ги пожирала ее. Он перенес Лили в такие области, о существовании которых она и не подозревала. Сердца их бились в лад, они дышали в лад, они двигались в лад. И власть его была такой нежной, что ей хотелось навеки покориться ему. И тогда, достигнув вершины, они оба вскрикнули от полноты чувств и от сожаления, что это не может длиться вечно.

Ги откинул голову, изогнув шею, и Лили приподнялась с мехов, не разделяясь с ним, припав губами к его шее.

Потом, когда она задремала у огня, он бережно отнес ее в постель, а она в полусне пробормотала ему в плечо:

— А Вильгельм разрешит норманну жениться на сакской женщине?

Сердце его сжалось, но он сказал, касаясь губами ее волос:

— Если бы это было возможно, Лили, я уже давно обвенчался бы с тобой.

Она, не расслышав его слова, сказала:

— Обязательно спроси Вильгельма, когда увидишь его. — И уснула.

Глава 13

Лили проснулась и сразу поняла, что Ги уехал. Наверное, он выскользнул из постели еще до рассвета, тихонько, чтобы не потревожить ее. Лили пришла в отчаяние. Вернется ли он когда-нибудь? Если да, то будет ли испытывать к ней те же чувства? Будет ли он ей верен? Не убьют ли его? «О Боже, помоги мне не думать об этом! — взмолилась она. — Каждый день я буду ходить в церковь, буду ставить свечки, и я найду столько занятий, что время полетит очень быстро. Начну с этой комнаты. Я развешу здесь свои ковры, и если у нас есть еще волчьи шкуры, я расстелю их перед очагом…» Вспыхнув при воспоминании о ласках прошедшей ночи, Лили улыбнулась. Она наделает свечей, пахнущих хвоей, а кузнеца попросит выковать маленькую курильницу и поставит ее возле кровати.

Была бы сейчас весна, она наполнила бы опочивальню цветами. Она решила, что вынесет все из комнаты и тщательно приберется в ней, позовет девушек, чтобы они помогли ей.


Ги присоединился к Вильгельму у Рочестера. Уже больше месяца в войске свирепствовала дизентерия. Ги приказал своим воинам проехать через лагерь и расположиться выше по реке, где земля и вода были не так загажены тысячным войском, а сам тут же отправился к Вильгельму. Он хотел поскорее сдать привезенные ценности, поскольку в такой многочисленной армии грабеж был обычным делом.

Узнав, что Вильгельм тоже страдает от дизентерии, Ги рассказал Нигелю, лекарю Вильгельма, о растении под названием воловик. Вскипяченное в вине, оно оказывает вяжущее действие на кишечник. Тут же были посланы люди для сбора этого чудодейственного растения, росшего по берегам рек, и к вечеру воины уже пили горячий отвар. Правда, в него попало немало и других трав, собранных по ошибке, тем не менее через пару дней войско было поставлено на ноги и готово к дальнейшему продвижению.

Вильгельм всегда был окружен толпой людей, и поговорить с ним было трудно, но в конце концов Ги это удалось.

— Поздравляю, Монтгомери, вы хорошо послужили мне. Вы привезли мне золота и серебра больше, чем кто-либо другой. Казначеи все подсчитают, изымут нашу долю, а остальное вернется к вам.

— Мой король! Я предпочел бы получить свою долю землями. Я мог бы и дальше управлять городами и селениями, которые занял для вас, если бы вы узаконили мои права, чтобы никто не посягал на эту территорию. А своим людям я заплачу сам.

— Я еще не коронован, Монтгомери, но этого уже недолго ждать. Я прикажу составить грамоту на владение, а не на управление. А там уж вы сами заботьтесь о том, как сохранить то, что вам принадлежит.

— Я высоко ценю вашу щедрость, сир, — горячо произнес Ги.

Вильгельм рассмеялся.

— Не благодарите раньше времени, Монтгомери. Когда вы узнаете, какими податями я обложу ваши владения, вы проклянете меня. Очень многие хотят получить земли, прямо жаждут, я бы сказал. Это животная сущность полезла из нас — отметить свою территорию и защищать ее до последнего вздоха. — Вильгельм опять засмеялся. — Как вам удастся заплатить своим людям? Вы стащили сундук серебряных денье? — пошутил он.

— Это богатая страна. Среди моих людей в Годстоуне много искусных мастеров. На одних только тканях, если их привезти во Францию, можно сделать целое состояние, — ответил Ги.

— Скоро весь двор приедет в Лондон. Вы поступите разумно, коль предоставите нам возможность выбрать ткани первыми, до того как повезете их во Францию. Каких еще искусников вы обнаружили?

— Когда вы более тщательно осмотрите свои сокровища, вы увидите, какие там попадаются дивные вещи, сработанные золотых дел мастерами. И еще я заметил, что шерсть здесь намного тоньше, возможно, это связано с погодой. Достаточно лишь взглянуть на овец, и станет ясно, что они гораздо лучше наших.

— Черт подери, держите ухо востро, иначе вас превратят в домовитого хозяйчика, Монтгомери! — засмеялся Вильгельм.

— Есть вести от Робера, сир? — спросил Ги, имея в виду своего друга Мортена, брата Вильгельма.

— Да, есть, и прекрасные! Вчера прибыл гонец и сообщил, что он находится в районе Чилтернских холмов. И готовится к взятию замка под названием Беркхэмстед. Вы скоро увидитесь с ним, еще до того, как эта кампания подойдет к концу, когда падет Лондон.

Ги тайком улыбнулся. Вильгельм говорил так, словно все уже сделано, но такова уж была его натура.

— Вот что, Монтгомери! Я хочу, чтобы вы объединились с отрядом Сен-Клу. Пойдете с ним разведкой в авангарде. Будете прочесывать местность на пути следования основных сил и подавлять сопротивление.


Вечером, когда все сидели у костров, в лагерь пришла труппа странствующих фиглярок и устроила представление. Они кувыркались, пели, плясали и ублажали воинов — то есть делали все, чтобы получить от них серебряную монету. Ги сидел со своими воинами, молча глядя на девушку, плясавшую у его костра. Она была молодая, гибкая, волнующая… Все воины, также безмолвно смотревшие на нее, думали исключительно о постели. Они внимательно следили за своим предводителем, потому что, если он пожелает ее, их очередь придет потом, а если нет — они готовы биться друг с другом, чтобы выяснить, кто будет первым.

Ги задрожал, и тупая, мучительная боль охватила его чресла. Мех для вина, из которого он пил, был уже наполовину пуст, и вино, вначале согревавшее, теперь все сильнее распаляло его кровь. Он поманил девушку к своей палатке. Сверкнув белыми зубами, она быстро пошла за ним, пренебрежительно поглядывая на остальных мужчин. Она смело прижалась к нему, и рука ее сразу же легла на огромную выпуклость на его штанах. Пальцами другой руки она помахала перед его лицом.

— Сперва покажи мне, какого цвета у тебя деньги, — сказала она, быстро облизывая губы.

Ги посмотрел на девку и заметил, что она не блещет чистотой. В нос ему ударил едкий, острый запах пота. Мысль о болезни, которую он может подцепить и передать Лили, сразу охладила его пыл. Ги быстро сунул монету ей в руку и прошептал:

— Не сегодня, милашка, я передумал.

Плюнув на монету, как с удовольствием плюнула бы на этого нормандского борова, она поскорее выбежала вон из палатки, ограничившись взрывом презрительного хохота. В палатку вошел Николя.

— Ей-богу, ты быстро управился, — заметил он. — Девка, наверное, удовлетворила тебя стоя!

— Я велел ей убраться, — рассмеялся Ги, — При ближайшем рассмотрении я убедился, что она не в моем вкусе.

— Лили тебя околдовала, — покачал головой Николя, — теперь ни одна другая женщина тебя не устроит.

— Попридержи свой язык, черт возьми!


Ги держал в узде своих воинов, поэтому ему сразу не понравился Сен-Клу, который позволял своим людям делать все что угодно. Они убивали и насиловали без всякой меры и сожаления. Эта неуемная жестокость вызывала у Ги отвращение. В первом же ведении, куда они вошли, воины Сен-Клу бросились охотиться за его жителями. Ги заметил убегающую женщину с сынишкой. Она кричала и просила пощадить их. Ги тут же представил на ее месте Лили, молящую сохранить жизнь их сыну. Он двинулся, чтобы помочь несчастной, но Сен-Клу его опередил. Он разрубил ребенка почти пополам, а потом схватил женщину и потащил ее за собой. Ги собрал своих людей и поспешил прочь. Он попытался найти Вильгельма, чтобы сказать ему, что не будет действовать вместе с Сен-Клу, но так и не сумел добраться до герцога засветло. А поостыв и поразмыслив, понял, что Вильгельм на станет разбираться в причинах разногласий среди подчиненных и решит, что речь идет о пустячной ссоре. На следующий день Ги приказал своим воинам держаться подальше от людей Сен-Клу. Однако дело у них было общее, и к вечеру оба отряда опять соединились. Ги пришел в ярость, когда увидел, как Сен-Клу поймал девочку девяти-десяти лет и насилует ее. Он кликнул Хью Монроза, стоявшего к нему ближе всех, и спросил:

— Твой лук натянут?

— Конечно, и я ношу только каленые стрелы. Они летят на пятьсот шагов! — похвастался он.

— Хорошо. Одолжи мне его, — приказал Ги.

Он подождал, когда Сен-Клу выйдет из-за деревьев, и, тщательно прицелившись, выпустил стрелу, которая попала Сен-Клу прямо в сердце.

— Боже мой, ты же убил его! — сказал Андре из-за плеча.

— Нечисть! — сплюнул Ги.

— У тебя будут серьезные неприятности! Давай похороним его, пока никто не увидел, — предложил Андре.

— Брось! Пусть сами хоронят. Эти подлые скоты придумают что-нибудь вроде несчастного случая, чтобы отвести от себя обвинения. Пошли отсюда!..

Вскоре войска Вильгельма подошли к Лондону и стали лагерем на южном берегу Темзы. Защитники города вышли из южных ворот и напали на норманнов, но вскоре были отброшены. Вильгельм приказал снести все селения по южному берегу реки. Воины норманнов двинулись по узким улочкам, убивая всех на своем пути. Следом за ними шли факельщики, поджигавшие каждый дом. Жители селений бросали оружие и молили о пощаде. Но пощады не было. Деревянные дома загорались быстро, и вскоре южное предместье превратилось в сущее пекло. Черный дым ел глаза. Рушились стены домов, обваливались башни, полыхали церкви… Бежали дети в горящей одежде, вспыхивали волосы у женщин… Норманны принялись грабить селения, хватая все, что еще не успел уничтожить огонь.


В Дувре и Кентербери Вильгельм взял в качестве заложников многих знатных саксов. Поскольку Ги де Монтгомери хорошо знал язык саксов, ему было приказано стеречь их, что он воспринял с облегчением — это лучше, чем жечь и убивать.

Вильгельм оставил Лондон, двинулся на запад и перешел Темзу у Уоллингфорда. Здесь его нашли посланцы Робера де Мортена, который к тому времени овладел Беркхэмстедом. Вильгельм прошел по Икнильдской дороге к проходу в Чилтернских холмах у Тринга, а оттуда двинулся дальше, на Беркхэмстед. Он уже показал свою беспощадность защитникам Лондона и теперь дал им время на размышление.

Жители Лондона приняли решение сдать город. Вильгельм узнал о том, что английская корона в его руках, на земле Беркхэмстеда.

В Беркхэмстедском замке места было мало, и Робер де Мортен был рад, что сумел найти уголок для своего старого друга Монтгомери, но людям Ги пришлось расположиться лагерем возле замка.

Ги оказался в обществе знатных особ. Самыми значительными фигурами среди них были второй брат Вильгельма — Одо, епископ из Байе, известный богохульник и интриган, и родственник Вильгельма Уильям Фицосберн, которого герцог так любил, что почти не расставался с ним. Немалую роль при дворе Завоевателя играли и три неразлучных друга: Ришар де Рюль, постельничий Вильгельма, Эдо Дапифер, его управитель, и Хью де Гранмесниль, чей многочисленный пеший и конный отряд прославился в битве при Гастингсе.

В огромном трапезном зале Беркхэмстеда за ужином Ги де Монтгомери сидел рядом с Робером де Мортеном и другими родовитыми норманнами. Им подавали великолепные блюда, хотя многие из них были не совсем по вкусу Ги: диких кабанов, зажаренных целиком, головы которых были усыпаны приправами, а пасти набиты яблоками; тушки молочных поросят на огромных блюдах со сладкой пшеничной кашей, приправленной корицей; на серебряных подносах блистали великолепием журавли и павлины, и когда их разрезали, они издавали пряные ароматы. Переварить все это было по силам лишь желудкам; привыкшим к острой пище. Блюда были украшены разноцветным желе или засахаренными лепестками роз. Изобилие еды в сочетании с винами, прибывшими из Нормандии, вынуждало гостей время от времени, извинившись, выскакивать из-за стола, так как их начинало тошнить от неумеренного возлияния и поглощения яств.

Разговор зашел о замке Беркхэмстед, бывшем на попечении Робера де Мортена, и он посетовал на плохо построенные сакские укрепления.

— У саксов нет ни малейшего представления о том, как должно строить крепости, — говорил он соседям по столу.

Ги слушал его с большим вниманием, поскольку его очень волновало, как превратить свой замок в цитадель.

— Все это не более чем деревянные форты, окруженные искусственной насыпью, — говорил Робер, помахивая рукой.

— Согласен. Саксы больше искусны в ремеслах, а не з военном деле. Посмотрите на прекрасные ковры, которыми увешаны их стены, на замысловатые узоры на серебряных блюдах, и при этом все их сокровища были так слабо защищены, что нам не стоило труда заполучить их, — отозвался Ги.

— Пойдемте наверх, я покажу вам план перестройки, который я набросал, — предложил Робер, разволновавшись, поскольку речь зашла о его любимом деле — строительстве.

Друзья вышли из многолюдной трапезной. Робер разложил на узком длинном столе свои планы и заговорил, водя по ним пальцем:

— Я хочу возвести вокруг замка каменные стены толщиной не менее восьми футов. На их верхней части, обнесенной стенкой с бойницами, мои люди будут нести дозор. Вход наверх будет защищен башней и рвом, заполненным водой до основания земляного вала.

Ги внимательно изучал план.

— А стража будет и внутри, и снаружи? — поинтересовался он.

Робер кивнул.

— И все это я решил окружить еще одной стеной из тесаного камня, с бастионами, воротами и двумя рвами, между которыми будет возвышаться земляной вал.

— Черт возьми, — заключил Ги, — такой замок взять почти невозможно!

В этот момент в комнату вошли две молоденькие служанки, чтобы поправить огонь и положить в постель мешочек с горячим песком. Робер, подмигнув другу, сказал:

— Надеюсь, вы меня правильно поймете! — И он шутливо обратился к девушкам, которые захихикали и, кажется, были готовы к дальнейшим услугам. — Мне бы хотелось не такого тепла!

—  — Вы забыли, что у вас есть жена? — засмеялся Ги.

— Клянусь Иисусом, живя рядом с Вильгельмом, об этом невозможно забыть. Вы знаете, я думаю, что он ни разу не изменил Матильде. Как вы считаете, уж не боится ли он ее? — обратился Робер к Ги.

При этом предположении Ги расхохотался: подумать только, Вильгельм кого-то боится!

— Скорее всего Вильгельм, будучи сам незаконнорожденным, решил не повторять ошибки отца. В Матильде росточку всего четыре с половиной фута, как он может ее бояться? Хотя я знаю, что бывают женщины — сущие дьяволицы, — угрюмо добавил он.

Робер понял, что Ги имеет в виду свою собственную жену, оставшуюся в Нормандии, и сказал, кашлянув:

— Позвольте дать вам маленький совет. В каждом замке, будь то в Нормандии или в Англии, полно девиц, готовых исполнить все желания мужчины. Жены знают это, но относятся к подобному баловству снисходительно. А вот если вы заведете любовницу из знатных, жена устроит вам такое, что жить не захочется.

Перед мысленным взором Ги сразу возник чистый, прекрасный образ Лили. Он сжал кулаки и впился ногтями в ладони, чтобы усмирить пламя страсти, охватившее его.

Взглянув на девушек, Робер тихонько сказал Ги:

— Я охотно поделюсь с вами всем, что у меня есть, дружище.

— Идет! — осклабился Ги. — Но предупреждаю: я хочу похитить у вас плотников и каменщиков, когда поеду к себе. Я намереваюсь выстроить в Годстоуне новую крепость, и знаете, что я придумал? Главный зал у меня будет не внизу, у входа, а наверху, для пущей безопасности.

— Ладно, Монтгомери, хватит, или я, честное слово, усомнюсь в ваших мужских достоинствах!.. — засмеялся Робер.


Ги занял делом своих людей, поручив половине из них охотиться, а остальным помогать в возведении новых крепостных сооружений. А чтобы они не заскучали, выполняя одну и ту же работу, он каждый день менял их местами: те, кто сегодня охотился, завтра шли на строительство, и наоборот. Это помогало Ги поддерживать дисциплину и порядок в отряде, так как он видел, что многие воины, предоставленные сами себе, очень быстро превращались в неуправляемых пьяниц и картежников, гоняющихся за женщинами. Правда, в присутствии Вильгельма все это не проявлялось. Он был жесткий человек и ни в доме, ни в застолье не потерпел бы никакого беспорядка. И еще он считал, что должен служить примером своим людям. Вильгельм никогда не пил лишнего, в битве неизменно находился в передних рядах; он был верным, хорошим мужем и строгим отцом своим подрастающим сыновьям и дочерям.

Ги заметил, что стоило Вильгельму отбыть на пару дней в Лондон, как в трапезной воцарился дух оргий. Началось пьянство. Все сквернословили, играли в азартные игры, распутничали с женщинами.

— Честное слово, Робер, вы разрешаете такие вещи, которых Вильгельм ни за что не потерпел бы!

— Пусть веселятся, пока нет брата. Он поехал сделать распоряжения относительно коронации, и Одо отправился с ним. Наверняка наш «благочестивый» братец Одо осядет в Лондоне. А я — нет. Останусь в своих владениях. А вы собираетесь отбыть в Лондон?

— Когда состоится коронация? — спросил Ги, страстно желая, чтобы все это поскорее кончилось и он смог вернуться домой.

— Ну, мы полагали, что первый день Нового года — самое подходящее время. Понимаете, все это символично — новый год, новое царствование и все такое. Но Вильгельм настоял на том, что коль скоро он завоевал Англию в тысяча шестьдесят шестом году, то и короноваться должен в тысяча шестьдесят шестом. С точки зрения истории это, конечно, внушительнее, — подмигнул Робер. — В общем, он назначил коронацию на первый день Рождества!


Ги никак не мог уснуть, снова и снова вспоминая последнюю ночь, проведенную с Лили. Но к этим сладким воспоминаниям примешивалась горечь. В сущности, Лили права: он опозорил ее, хотя единственное, чего он хотел, — это подарить ей любовь и счастье. Господи, да он бы с радостью женился на ней! Эта мысль, родившаяся из всплеска чувств, показалась вдруг Ги очень привлекательной. Почему бы ему действительно не обвенчаться с Лили? Пусть священник произнесет над ними положенные слова. Это будет незаконно, но Лили же об этом не знает! Она сразу почувствует себя уверенно и сможет высоко держать свою гордую голову и не стыдиться людей. Ей и сейчас нелегко, а если она родит ребенка, то будет совсем невыносимо.

Сын! Он страстно хотел сына. Ему уже за тридцать. Необходимо поторопиться. Он узаконит любого ребенка, которого родит ему Лили. Ги понимал, что мысль о браке — это пустое мечтание, но она не выходила у него из головы, и он поймал себя на том, что придумывает слова, которые скажет Рольфу и братьям, чтобы убедить их не раскрывать того, что он уже женат. Потому что он готов поклясться всеми святыми, что для него это венчание будет истинным и священным. Ги уже думал о Лили как о жене, только узами брака он сможет удержать ее при себе навсегда. Он представлял, как будет просить Лили стать его женой и как глаза ее засветятся радостью и любовью. Уладив мысленно эту проблему, Ги успокоился и уснул.

Когда настало холодное, ясное утро, он отогнал все эти безумные мысли о венчании. Но ночью, как только он лег, они вновь исподволь вернулись, полностью завладев его сознанием. И Ги понял, что никогда не ощутит себя цельным человеком, пока другая половина его души, Лили, не соединится с ним.

Ги рвался домой. Он думал о Годстоуне, и ему становилось не по себе, потому что поместье было плохо защищено, а он в лучшем случае сможет вернуться туда только через месяц. Ги стал искать повод для отъезда.

Глава 14

Декабрь подходил к концу, и Лили страстно ждала возвращения Ги. Обитатели Годстоуна готовились встретить йольnote 14. Все девушки занялись приготовлением рождественских подарков, а леди Элисон попросила Рольфа найти большое полено и принести его в зал, чтобы она могла его украсить. Веселой компанией дамы отправились в лес, где с помощью мужчин нарезали остролиста и омелы для гирлянд. Этими гирляндами они потом долго украшали стены, столы и даже опочивальни…

Мей сказала своему мужу Эдгару: — Хорошо, что лорда Эдварда отослали в Окстед.

— Ты рада потому, что теперь он подальше от Эдвины? — отозвался Эдгар.

Мей кивнула.

— Уж очень она привязалась к нему! Я пробовала объяснить ей, что из этого ничего не выйдет…

— Она скоро забудет его. Поладит с внуком Элфреда или с молодым Люканом.

Мей покачала головой.

— Она и смотреть не хочет на других мужчин. Сказала, чтоб мы ни с кем не договаривались, пока Эдвард не вернется в Годстоун.

— Больно высоко она залетела, — заметил Эдгар. — Хотя землей он больше не владеет, но все равно благородного происхождения. Если она и дальше будет стоять на своем, только сердце надорвет себе по своей же глупости.

— И почему это девки глупеют, когда влюбляются?.. — вздохнула Мей.

— Мужики тоже, — ухмыльнулся Эдгар и обнял жену.

— Давай быстрее, если уж у тебя это на уме. Дети вот-вот придут ужинать.


С тех пор как Эдвард уехал в Окстед, Эдвина пребывала в унынии. Получив от Мораг восковых куколок, она связала их друг с другом кусочком красной шерсти. Но дни бежали, а Эдварда все не было. В эту ночь Эдвина положила куколок с собой в постель и истово помолилась о том, чтобы Эдвард поскорее вернулся. Утром она принесла куколок к пчелам и шепотом поведала о своей страсти, как советовала Мораг. Жаль, что Самайн прошел, а она совсем забыла о нем, — это было первого ноября, языческий праздник, когда исчезают границы между смертными и бессмертными, между видимым и невидимым.

И вот желание Эдвины исполнилось. Эдвард пришел пешком из Окстеда. Девушка увидела из-за деревьев, как он идет к Годстоуну. Она, задыхаясь, подбежала к нему. Когда же он вежливо остановился и спросил, что ей нужно, Эдвина растерялась.

— Я… я скучала по вас!.. — выпалила она, так как не умела скрывать свои чувства.

Он грустно посмотрел на нее:

— Я пришел повидаться с матушкой. Она тяжело больна.

— Ах, Эдвард, я могу вам чем-нибудь помочь? — спросила она умоляюще, готовая взвалить на себя его горе.

— Только молитвой, — просто ответил он.


Лили с матерью сидели у постели леди Хильды по очереди. Той становилось хуже с каждым днем.

Лили шила у ее ложа. Она решила, что у Ги должна быть новая накидка и что будет она яркой, поэтому Лили выбрала алую шерсть и янтарную застежку, чтобы крепить накидку на плече. Как славно Ги будет выглядеть в ней! Она очень подойдет к его смуглой коже и черным волосам. Услышав тихий стук в дверь, Лили подняла голову, отложила шитье и встала. В комнату вошел Эдвард; схватив ее за руки, он торопливо проговорил:

— Я пришел узнать, как себя чувствует матушка, и повидаться с тобой, Лили.

Она грустно улыбнулась в ответ:

— Сейчас она спит. Матушка поит ее успокоительным отваром, но боюсь, ей не стало лучше, Эдвард.

— Благодарю, Лили, за все, что вы с леди Элисон делаете для нее. — Он поколебался, а потом продолжил: — Лили! Я по-прежнему люблю тебя. Почему бы нам не воспользоваться возможностью и не обвенчаться, пока их нет? Кто знает, может, нам повезет и они никогда не вернутся?.. — Он опустился перед ней на колени. — Любимая, мы поставим их перед fait accomplinote 15, и они уже ничего не смогут с этим поделать.

— Он просто убьет тебя, — мягко сказала Лили.

— А может быть, и нет, а может быть, он не захочет тебя после того, как ты будешь моей?! — молил он. — Я готов всем рискнуть ради тебя.

Она посмотрела на молодого человека, стоящего перед ней, и подумала: «Какой он еще мальчишка! А мне нужен мужчина». Взяв его лицо в ладони, Лили проговорила:

— Эдвард, если бы ты сказал мне: «Я готов всем рискнуть ради тебя» — до того, как я вышла за Вулфрика, я бы убежала с тобой и стала бы твоей женой. Ты должен был взять меня в тот день, когда мы ездили с соколами, и не позволить мне уйти к нему. А теперь я не люблю тебя — я люблю другого.

И про себя добавила: «Ты не был настоящим мужчиной и не стал им».

Отказ Лили глубоко поразил Эдварда. Выставив обрубок руки, он воскликнул:

— Это из-за этого, да?

— Твои слова недостойны тебя, Эдвард, — спокойно ответила Лили.

Он взглянул на нее и понял, что она права.


Леди Хильда продержалась еще несколько дней, и в ту ночь, когда была очередь Лили сидеть подле нее, мать Эдварда испустила последний мучительный вздох. Лили направилась в соседнюю комнату, где спала леди Элисон, размышляя, не разбудить ли ей сначала Рольфа, чтобы он послал человека в Окстед за Эдвардом. Она вошла в комнату матери, не постучав, и застыла на пороге. Элисон и Рольф, обнаженные, обнимали друг друга с такой страстью, какую Лили и вообразить не могла. Она побледнела, раскрыла рот и наконец пробормотала:

— Леди Хильда… Элисон плавно протянула руку за одеждой и сказала:

— Я сейчас приду. Рольф же спокойно добавил:

— Я пошлю гонца в Окстед.

Мать и дочь молча, не говоря ни слова друг другу, омыли тело и постелили чистое белье на постель. После того как закурили благовония, чтобы освежить воздух в опочивальне, леди Элисон знаком велела дочери следовать за ней. Они вошли в комнату Лили, и леди Элисон затворила дверь.

— Я — страстная женщина, а Рольф — мужчина в полном смысле этого слова. Чего же ты хочешь? Или ты полагаешь, что только тебе и Ги разрешается голыми развлекаться в спальне? Не будь лицемеркой, Лили!

— Простите меня, матушка, — смиренно ответила дочь.


После службы в годстоунской церкви Эдвард отвез мать домой — в Окстед, чтобы похоронить ее там. Священник произнес прощальное слово над небольшим гробом, и земля засыпала могилу, а Лили, глядевшую на осунувшееся лицо Эдварда, охватило страшное раскаяние, она казнила себя за то, что наговорила ему столько жестоких слов. И вдруг ее внимание самым необъяснимым образом привлекло одно из окон. Что это? Какая-то фигура, какой-то соглядатай, совершенно неуместный в этот скорбный час. Она задрожала, по коже побежали мурашки. Ее охватил такой же ужас, как во время последнего посещения Окстеда. И вдруг ей захотелось бежать. Привидения! Здесь полно привидений! Они преследуют ее, лишают душевного покоя. Резко повернувшись, Лили пошла прочь, остальные последовали за ней. Прочь от могилы, прочь из Окстеда, от его мертвецов, в Годстоун — домой, к жизни!


Эдвина смотрела, как гроб леди Хильды поставили на телегу, и похоронная процессия направилась в Окстед. Она следовала за всадниками пешком, держась на расстоянии. Эдвина не знала, зачем она это делает, знала только, что так нужно. Эдварду понадобится утешение. Она прибежала, когда молились за упокой души усопшей. Она видела, как Эдвард пригласил людей в дом, как Лили затрясла головой и, резко повернувшись, пошла прочь. Все уехали в Годстоун. Но теперь уже Эдвина не пошла за ними. Эдвард сидел у могилы. Стало темнеть. Эдвина поняла, что он просидит так всю ночь, если она не вмешается. Она тихонько подошла к нему и ласково окликнула.

— Эдвина, что ты тут делаешь?

— Я не хочу, чтобы вы были один сегодня, — просто ответила она.

Заглянув ей в глаза, Эдвард понял, что эта девочка горюет вместе с ним. И такая любовь сияла в этих глазах, что было невозможно ни отрицать ее, ни пренебречь ею.

— Позвольте мне остаться, — умоляюще попросила она.

— Я буду признателен тебе, если ты побудешь со мной немного. А потом я отвезу тебя домой.

Эдвина улыбнулась, давая понять, что все сделает так, как он захочет.

— Пойдем в мою комнату. — Эдвард взял ее за руку, и взволнованная девушка пошла за ним.

— Я никогда раньше не бывала в господских покоях, — молвила Эдвина.

— Тебе понравится. Конечно, у нас не так, как в Годстоуне, но мы жили в полном довольстве.

Они вошли в зал. Эдвина оглядывалась, восхищаясь прекрасными коврами, и вдруг вздрогнула:

— Кто-то идет!

— Это служанка моей матери, не бойся. Нора, я думал, ты уехала в Годстоун.

— Нет, милорд, теперь, когда норманнов нет, здесь так спокойно.

— Не называй меня милордом, Нора. Не забывай, что они вернутся.

Нора присела перед Эдвардом:

— Не собрать ли вам поужинать, Эдвард?

— Нет, спасибо, Нора. — И тут же он подумал, что Эдвина, наверное, голодна. — Впрочем, я передумал. Приготовь ужин на двоих и накрой в моей комнате. Мне принеси эль, а моей даме — мед. Думаю, он придется ей по душе. — И Эдвард улыбнулся.

Эдвина, очарованная тем, что он назвал ее своей дамой, пошла следом за ним в его опочивальню.

— Тебе, наверное, холодно, Эдвина? Прости, я не подумал. — Эдвард склонился над очагом, и через несколько мгновений там заалел огонек. Эдвина показала пальцем на меховое одеяло, лежащее на кровати.

— Это здесь вы спите? — спросила она, потому что не знала другой постели, кроме подстилки, лежащей на полу. — Я в жизни не спала на кровати.

Эдвард выпрямился и подошел к ней.

— Сегодня поспишь, — пообещал он.

— Я свалюсь, — затрясла она головой.

— Я буду так крепко держать тебя, что не свалишься. — И впервые за этот день Эдвард рассмеялся.

Свечи были не нужны. Огонь освещал спальню, превращая ее в уютный рай для влюбленных.

Нора тихонько постучала в дверь. Она принесла холодное мясо, сыр, масло и хлеб. Эдвину особенно поразило масло, которое нужно намазывать на хлеб. Она никогда в жизни не ела масла. Эдвина застенчиво подождала, пока Нора уйдет.

— А мне можно взять немного вот этого?

— Конечно. А сверху положи мясо, — посоветовал Эдвард.

— А что это такое? — с любопытством спросила девушка.

— Наверное, холодная оленина. Ты разве никогда ее не ела?

Она покачала головой. Эдвард внимательно наблюдал, какое впечатление на нее произведет оленина.

— Ужасно вкусно! — засмеялась Эдвина.

— А теперь попробуй вот это. Кажется, это куски дикого кабана. Вкус должен быть более пряный.

— М-м-м, тоже вкусно, — похвалила она. Эдвард был в восторге. Как это здорово — открывать другому человеку что-то приятное. При мысли о грядущих радостях Эдвард вспыхнул. Он знал, что Эдвина — девушка, и не хотел пугать ее чрезмерной торопливостью. Он предложил ей куропатку и настоял, чтобы она взяла ножку, сам же взял крылышко. Затем налил в рог хмельного меда, поднес рог к губам девушки и не отрывал, пока она почти полностью не осушила его. Последнюю каплю Эдвард оставил себе, прижавшись губами к тому месту, которого касались губы Эдвины. Потом он обнял ее и коснулся ее губ, еще сладких от меда.

— Мы испили из чаши любви!.. — прошептал он.

Эдвард отнес девушку на кровать, и она потянулась навстречу его поцелую. Он помедлил, любуясь ею; отблески пламени играли на ее нежном лице, обрамленном завитками светлых коротких волос. Она была похожа на ангела.

— Ах, милорд Эдвард, я так люблю вас! — воскликнула она.

— Эдвина, ты такая хорошенькая, такая милая…

Он осторожно снял с нее шерстяную рубашку и провел пальцем по маленьким расцветающим грудям. Когда он, раздевшись, лег рядом с Эдвиной, она встала на колени, чтобы видеть любимого. Ее губы осыпали быстрыми поцелуями его грудь, живот, низ живота и снова грудь… Они были такими легкими и жаркими, что он не мог шевельнуться и только стонал от желания. Потом порывисто привлек ее к себе. Она была совсем еще девочка, и он брал ее осторожно и был очень рад, что не сделал ей больно.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке, Эдвина?

Вместо ответа она обвилась вокруг него и потерлась щекой о его грудь. Он сказал удивленно:

— Ты такая бескорыстная! Ты получаешь удовольствие, доставляя удовольствие мне.

— Нам нужно уезжать? — робко спросила Эдвина.

— Нет. Никому из нас не хочется покидать эту постель. Завтра утром, пораньше, я отвезу тебя домой и объяснюсь с твоей матерью.

Улыбнувшись, Эдвина устроилась подле него под мягким меховым одеялом.

Проснувшись, Эдвард обнаружил, что Эдвины рядом нет. Он быстро вскочил с постели, готовый пуститься на поиски девушки, и тут она вошла в опочивальню, неся горячую воду. Он засмеялся с облегчением:

— Ты вспомнила, что я люблю умываться.

— Позвольте мне умыть вас, милорд Эдвард.

— При условии, что ты доставишь мне такое же удовольствие! — пошутил он.

— Нужно поторопиться. Нора несет поесть.

— Ах, Нора, только ты можешь вывести меня из затруднения, — сказал Эдвард, когда та вошла в комнату с подносом. — Мне бы хотелось видеть мою даму в красивом платье. Хорошо бы оно было голубым, как ее прекрасные глаза. Посмотри, не можешь ли ты что-нибудь сделать, дорогая.

Собрав всю свою храбрость, Эдвина тихо спросила:

— А можно, я буду вашей женщиной?

— Моей леди, — поправил он ее. — После того как я повидаюсь с твоими родителями, я заберу тебя сюда.


Ги редко играл в азартные игры, однако, увидев, что ставкой в игре были две пары золотых браслетов, он решил, что браслеты пригодятся ему для подарка Лили.

Возможно, игрок и не подозревал, что они из чистого золота, и, рискнув всего лишь несколькими серебряными денье, Ги вскоре старательно спрятал браслеты в свой камзол. Он собирался обязательно вернуться в Годстоун до Рождества, чтобы преподнести Лили на праздник подарок, да и вообще ему просто очень хотелось домой.

Ги тут же разыскал Робера и прямо приступил к делу:

— Мне необходимо съездить на несколько дней в Годстоун. Я успею вернуться в Лондон на коронацию.

Робер улыбнулся:

— Здесь такая суматоха, что вашего отсутствия, наверное, и не заметят. Но если вас все-таки хватятся, я скажу, что вы уехали на побережье по моему поручению — ускорить доставку строительных материалов. С Богом!

Себе же Робер дал слово побывать в этом Годстоуне и узнать, чем он так притягивает Ги.


Сообщение Ги о том, что утром они едут домой, встревожило братьев.

— Но ведь мы не пропустим коронацию, а? — недоверчиво спрашивал Николя.

— Тебе нет дела до коронации, — засмеялся Ги, — просто не терпится наложить лапу на Лондон!

— А тебе не терпится наложить лапу на Лили! — отпарировал Николя.

— Мы должны прибыть в Лондон в двадцатых числах, так что надо поторапливаться. На рассвете выступаем. Проследите, чтобы все было готово.


Фейт сидела, съежившись, в углу хижины, пока Рыжий Волк одевался и тщательно проверял оружие. Она знала, что шайка отправляется в очередной набег, и уже придумала, что ей делать. Пусть только все они покинут лесной лагерь. Больше она не в силах выносить эту жизнь.

В обязанности Фейт входило приготовление пищи, и она спокойно принялась за работу: отрезала большие куски от косули, которую изгои убили на охоте, положила их в чугунный котел, висящий на огне, и налила в него воды. Потом бросила остатки дикой репы, зеленые листья горчицы и отправилась вверх по ручью, где, как она знала, растет ядовитое дерево. Насобирав ядовитых стручков, Фейт вернулась к своей стряпне и бросила стручки в котел. Когда варево вскипело, оно запахло так аппетитно, что у нее слюнки потекли. Взяв деревянную ложку, Фейт зачерпнула варева и с облегчением принялась за еду. Потом легла под ветвистым дубом, крепко обхватив руками живот, ибо знала, что ее ждет. Скоро она будет вместе со своим любимым Морганом, скоро она избавится от этого мучителя Рыжего Волка…


Проснувшись, Лили почувствовала, что у нее болит горло и что вся она горит. Она решила пролежать в постели весь день, как вдруг в опочивальню ворвался Эдвард.

— Пожар! Пожар! — крикнул он. И помчался в зал искать Рольфа. Эдвард был черен от дыма и грязи, и взгляд у него был безумный.

— В Окстеде горят крестьянские хижины! — крикнул он Рольфу. — Не знаю, с чего все началось. Думаю, это поджог. Нам нужна помощь. Сколько человек оставил здесь Ги — всего пятерых?

Рольф на мгновение задумался.

— Я дам вам еще людей. Наши крестьяне охотно поедут в Окстед. Я пойду к Элфреду, а он соберет народ на подмогу. Вы поведете их, Эдвард.

Я останусь здесь — на тот случай, если это сделано нарочно, с целью выманить всех из Годстоуна.

Элисон собрала всех дам. Кто рвал простыни на полосы, кто щипал корпию. Она послала Эделу по домам просить одежду, особенно детскую, — кто чем сможет поделиться. Потом приказала на кухне собрать побольше еды и отправилась в кладовую готовить снадобье от ожогов. Рольф бросился за повозками, чтобы отвезти все это в Окстед.

Он только что вернулся в зал, когда на дворе застучали копыта лошадей, скачущих во весь опор. В зал ворвалось около дюжины мужчин, и Лили, подняв голову, встретилась взглядом с Вулфриком. Ей показалось, что стены зала сдвинулись, а пол вздыбился и словно ударил ее в лицо, и она поняла, что падает в обморок, хватаясь руками за воздух и цепляясь за остатки сознания, хотя перед этим злом лучше было бы вовсе потерять разум.

Рольф попытался выхватить свой меч, но в спину ему всадили нож, и он рухнул в лужу собственной крови. Элисон, вскрикнув, бросилась было к нему, но Вулфрик ударил ее по лицу, и она упала на колени рядом с Рольфом.

— Связать ее! — приказал Вулфрик.

Кричали девушки, пытаясь спастись от мужчин. Вулфрик, стоя с кинжалом в руке, оскалил зубы, заметив, что Лили взбежала по лестнице. Подобрав подол, она помчалась в комнату, где они проводили брачную ночь. И все время в голове у нее звучал голос: «Я знала! Я знала!» Она повторяла эти слова снова и снова — в лад с ударами сердца. Ее то пронизывал такой холод, что зубы начинали стучать, то бросало в жар. Ей казалось, что она вот-вот задохнется. Частью рассудка она понимала, что это от простуды, и потому сочла это делом второстепенным. И тут внутренний голос произнес совершенно ясно и спокойно: «Ты больше не дитя, ты уже женщина! И коль скоро ты управилась с настоящим человеком, с Монтгомери, — ты сможешь справиться и с этим мерзавцем! У него есть хлыст, но твое оружие ранит насмерть». А потом она услышала, как совершенно отчетливо произнесла:

— Мне почти жаль его, у этого несчастного урода нет никакой возможности спастись!

Когда Вулфрик — вошел в комнату, она ждала, повернувшись к нему лицом. Ее губы ласково прошептали:

— Вулфрик, благодарение Господу, ты жив! Подозрительно сузив глаза, он занес было хлыст, но Лили плавно и легко скользнула под него и бросилась в объятия Вулфрика.

— Нет, любимый, прошу, не бей меня! Так обращались с нами эти нормандские псы! Они не настолько сильны, чтобы справиться с женщиной без помощи хлыста, как умеешь ты, Вулфрик, — мурлыкала она. Ее губы были совсем близко от его губ, и она то и дело высовывала розовый соблазнительный язычок и облизывалась. — Я не знала, что такое мужчина, пока не вышла замуж за тебя. Ты так замечательно умеешь вызывать дрожь в моих чреслах.

Он не отрывал взгляда от ее рта и был вынужден поцеловать ее так, как ему хотелось уже не один месяц. Она вздрогнула, изображая восторг, а он прорычал:

— Давай посмотрим, каким штучкам научили тебя эти норманны, женушка!

— Они использовали нас только как рабынь. Мы подавали пищу и воду, носили дрова. Эти дикари не находят сакских женщин привлекательными.

Лили выдохнула льстивые слова, ухитрившись при этом пылко прижаться к нему всем телом. Он тяжело задышал. От больного горла голос у нее приобрел волнующую, чувственную хрипотцу, и воображение Вулфрика заработало, несмотря на решение отомстить ей. Глаза Лили были полны немыслимых обещаний, и, сладострастно улыбаясь, она протянула руку и опустила дверной засов за его спиной, чтобы никто не нарушил их уединения. Потом она стянула с него кожаную рубаху, и ее пальцы побежали по его телу, лаская мучительно и непристойно. С его губ сорвался невольный стон, и Лили прошептала, проведя пылающими губами по его уху:

— Ты заставил меня ждать слишком долго, Вулфрик. Посмотрим же, что у тебя есть для меня? — И ее рука скользнула у него между ног.

Он изумился:

— Вот уж не ожидал, что Лили из Годстоуна будет разыгрывать из себя блудницу!

— Для одного тебя я буду блудницей, Вулфрик… Корчась от неутолимой похоти, он двинулся к кровати. Припав к нему, она сказала между поцелуями:

— Я знаю, как ты любишь больше всего, но в первый раз я хочу почувствовать тебя между своими бедрами, а потом я перевернусь, и ты сделаешь так, как тебе нравится.

Хлыст выскользнул из, его пальцев, когда, упав на постель, он потянул Лили на себя. Его рука скользнула под ее платье, а ее рука скользнула под перину, где был спрятан кинжал. Он так хорошо лег в ладонь Лили, словно был ее продолжением. Подняв кинжал, она быстро вонзила его в грудь Вулфрика. Глаза его расширились, а рот по-дурацки раскрылся. Вскрикнув, он занес руку, чтобы ударить ее, но с быстротой молнии Лили вонзила кинжал ему в плечо и разрезала всю мышцу сверху вниз.

Рука беспомощно упала. Не замечая брызжущей крови, она опять вонзила кинжал в его грудь, потом еще и еще. Вулфрик отчаянно метался по кровати, а Лили схватила другой рукой хлыст и ударила изо всех сил. Он опять закричал и вскочил, подстегиваемый жгучими ударами хлыста. Кинжал все еще был у нее в руке, и она разила им и разила, и когда он, смертельно раненный, упал на пол, издавая какие-то животные звуки, Лили все еще продолжала вонзать кинжал, не думая и не замечая, куда попадают ее удары.

От шеи до живота и ниже Вулфрик превратился в груду израненной плоти, и, поняв, что он совсем, окончательно мертв, Лили начала шлепать кулаками по луже крови так, что брызги долетали до потолка. Потом опустилась на кровать. Тело ее пылало, и она, не мигая, смотрела куда-то в пространство.

Глава 15

Ги, ехавший со своими людьми в Годстоун, заметил в нескольких милях от дома клубы дыма. Они поскакали быстрее, но, подъехав ближе, поняли, что дым поднимается восточнее: видимо, горело в Окстеде. Ги разделил спутников на две группы и приказал Николя немедленно отправиться в Окстед. Страх, сжимавший сердце, заставлял Ги торопить воинов. Во дворе он сразу же заметил чужих лошадей. Едва Ги и воины спешились, как восемь или девять вооруженных человек обрушились на них. Людей Вулфрика было вдвое меньше, но они сражались, как дикие звери, пытаясь одолеть норманнов.

Когда смертельная схватка кончилась, оказалось, что норманны получили больше ран, чем в битве при Сенлаке. Андре был серьезно ранен в бедро: из раны, нанесенной огромным мечом, хлестала кровь. Ги поднял Андре на руки и отнес в зал, где без сознания в потемневшей луже крови лежал Рольф. Нож все еще торчал у него между лопатками. Большинство женщин, находившихся здесь же, было связано, а разорванная одежда, синие лица и разбитые губы говорили о яростном сопротивлении. Ги вынул кляп изо рта леди Элисон и разрезал веревку на ее запястьях.

— Слава Богу, вы вернулись! Надеюсь, он еще жив? — И, став на колени подле Рольфа, она разрыдалась.

Ги вытащил нож из его спины и проверил, бьется ли сердце.

— Не знаю, как это может быть, но он еще жив, — сказал он Элисон.

— Клянусь, я выхожу его! — Поколебавшись, она добавила: — Ги, это… это муж Лили. Они наверху, и уже довольно долго.

Ги поднялся по лестнице, на этот раз не прыгая через три ступеньки. На лице его застыла угрюмая решимость — убить. Следом шли два воина, чтобы защитить его, если понадобится. Все двери наверху были приотворены, но Ги легко определил, где находятся Лили и Вулфрик: эта дверь была заперта на засов. Обернувшись к сопровождающим, он потребовал топор.

— Лили… — крикнул он.

В ответ на неестественную тишину Ги стал наносить боевым топором мощные удары — размеренно, удар за ударом, не останавливаясь, — и вскоре дверь рухнула внутрь, развалившись на куски. Войдя в комнату и увидев окровавленный труп, дико уставившийся на него невидящими глазами, он оторопел…

— Боже мой, что здесь произошло?! — обратился он скорее к самому себе.

Лили сидела на кровати, залитая кровью. Рядом валялся кинжал.

— Куда ты ранена, любовь моя? — прохрипел Ги.

Лили попыталась заговорить, но ни единый звук не вырвался из ее горла. Яркий румянец и блестящие глаза говорили о лихорадке.

— Скажите женщинам, чтобы приготовили для нее горячую воду. — Ги бережно взял Лили на руки. — А его похороните, — бросил он через плечо. — Только не в Годстоуне!

Когда он внес Лили в их опочивальню, оруженосцы уже разжигали огонь в очаге. Заметив их любопытные взгляды, Ги укрыл ее своей накидкой.

— Достаточно. Пришлите сюда кого-нибудь из женщин, — приказал он.

Через несколько минут спальню Ги заполнили женщины, готовые исполнять его повеления. Осторожно стягивая с Лили окровавленную одежду и бережно поворачивая ее, Ги удивился, не обнаружив на ее теле ножевых ран. Не было и следов от ударов хлыстом.

— Слава Богу! — пробормотал он, опуская Лили в горячую воду и смывая с нее кровь.

В комнату вошла Элисон.

— Что он с ней сделал? — тревожно спросила она.

— Он мертв, она жива, а это главное, — ответил Ги. — Но она в жару. Как вы думаете, отчего это?

— Кажется, сегодня утром у нее болело горло. Наверное, у нее сильная простуда. — Видя беспомощность Ги, Элисон взялась за Лили сама. — Эдела, положите ей в постель горячие камни, а я сделаю отвар ромашки. Ги, постарайтесь, чтобы она выпила это снадобье. Меня беспокоит Рольф. Боюсь, мы слишком поздно занялись его раной! А с Андре все будет в порядке, хотя, похоже, его нога не сможет сгибаться, а значит, он будет хромать. — Сказав это, Элисон поспешила к Рольфу.

Ги ощупал голову Лили, ища порезы и синяки. Окончательно убедившись, что она невредима, он вздохнул с облегчением. Усевшись в большое кресло, он положил Лили к себе на колени и энергично растер ее с ног до головы, после чего закутал в мягкое шерстяное одеяло и положил у огня, чтобы ей было теплее. Вошла Элисон, неся целебный отвар.

— Побудьте с ней немного. Я хочу проведать Рольфа и Андре, — попросил он.

Рольф все еще был без сознания. Ги осмотрел повязки и убедился, что Элисон сделала для Рольфа все что возможно. Он мог спокойно оставить друга в ее умелых руках, зная, что никто не позаботится о нем так, как она. Потом пошел к Андре: тот встретил брата, кривя губы от мучительной боли в бедре.

— С Лили все в порядке? — спросил он у Ги.

— У нее бессмысленный взгляд — мне это не нравится. Но ран или следов побоев нет. Я не понимаю, что довело ее — нежную, хрупкую — до такого яростного исступления?

Поколебавшись, Андре тихо сказал:

— Эдвард говорил мне, что его брат склонен к содомии.

Ги окаменел. Вот и ответ на все его вопросы. Вошли Николя и Эдит, принесшая еду для Андре.

— Я сделал всю работу, а кормят тебя! — пошутил Николя.

— Пойдем, пусть брат отдохнет, — повернулся Ги к Николя. — Мне нужно вернуться к Лили, чтобы Элисон могла ухаживать за Рольфом. Что случилось в Окстеде?

— Эти ублюдки подожгли крестьянские дома, чтобы выманить из замка тех, кого мы оставили охранять Годстоун. Рольф остался здесь защищать женщин.

Они вошли в опочивальню Ги. Опустившись на колени около Лили, которая была в забытьи и, очевидно, бредила, Ги сказал, взглянув на Николя:

— Ступай вниз и найди женщину, чтобы ухаживать за Лили. Я должен помочь этим беднягам из Окстеда, а Элисон вернется к Рольфу.

— Оставайся здесь, — отозвался Николя. — Как ты думаешь, чем я занимался? Повозки уже нагружены припасами, одеждой и снадобьем для получивших ожоги. Погорельцев мы разместили в комнатах, в оружейной и на мельнице. Эдвард трудится как зверь. И еще одна повозка готова отправиться в Окстед — с телами погибших. Я подумал, что ты не захочешь хоронить их здесь, в Годстоуне!

— Спасибо, Ник, ты славный малый! — похвалил его Ги-.

Ник улыбнулся про себя: брат был скуп на похвалы, — значит, Ги действительно доволен им.

— Ну что же, нет худа без добра, — сказал Николя. — Малышка Роза раньше убегала и пряталась, завидев меня, теперь бросилась ко мне в объятия, ища защиты.

Ги склонился над Лили, подоткнув получше одеяло и погладив ее по лбу, а Николя продолжил:

— Знаешь, я просил Лили выйти за меня замуж. Но она ответила, что безумно любит тебя. Я вижу, ты тоже ее любишь. Ги, что ты собираешься предпринять?

— Я обвенчаюсь с ней. И плевал я на свою жену! А если кто-нибудь скажет Лили хоть слово об этой твари — я перережу ему горло!

Николя поднял брови, но ничего не ответил и ушел подкрепиться перед тем, как отправиться в Окстед.

Вошла Эдит с едой для Ги и горячим бульоном для Лили.

— Что мой брат? — спросил Ги.

— Леди Элисон дала ему успокоительный отвар, и он наконец подействовал. А как Лили? — с тревогой спросила она.

— Она немного поспала. Я уверен, что все будет хорошо, — успокоил Ги девушку.

Он поел сам и попытался покормить Лили. Несколько глотков бульона — и она опять погрузилась в сон. Ги уселся в кресло у огня и задремал было, но услышав ее бормотание, вскочил.

— Что случилось, любимая?

— Ги, мне холодно, — прошептала она. Огонь в очаге догорел. Он положил на тлеющие угли два полена, затем взял Лили, у которой от озноба стучали зубы, на руки и уложил в постель, подоткнув под нее меховые одеяла. Но она все еще дрожала, поэтому Ги, быстро раздевшись, лег рядом с ней, обнял ее и прижал к своему горячему телу. Прошло немало времени, прежде чем она перестала дрожать и затихла рядом с ним, а потом заплакала — поначалу еле слышно, затем зарыдав в голос. Он крепко обнял девушку, и хотя тело ее было напряжено, она постепенно успокоилась, лишь изредка вздрагивая…

Боясь услышать страшное, Ги все-таки решился спросить:

— Лили, он тебя изнасиловал? Она покачала головой.

— Если бы это случилось, я бы покончила с собой.

Он успокоился, у него словно гора свалилась с плеч.

— Я убийца, моя бессмертная душа в опасности!.. — прошептала Лили. В ее голосе звучал страх.

— Любимая, я — воин и убил немало людей. Будь твоя душа чиста, разве могли бы мы надеяться на встречу после смерти? — Он ласково засмеялся, утешая ее. — Одно пятно ничего не значит. Ведь ты в конце концов защищала себя.

— Да, я оправдываю себя тем, что защищалась, а действительно-то дело в том, что он стоял между нами. И я убила его, чтобы быть с тобой…

Ги крепче обнял ее:

— Перестань, любимая. Выбрось из головы все эти мысли, ты только измучишься от них. Обещай, что больше никогда не будешь вспоминать об этом! Он не мог стать между нами, пока был жив, и, ей-богу, не сделает этого теперь, когда умер!

— Я… я обещаю, — прошептала Лили. Он тут же переменил тему разговора:

— Ты согрелась?

— Угу, — сонно ответила она, прижавшись к нему.

Положив голову ему на грудь и зная, что этот сильный человек может утешить ее, когда бы она ни проснулась, Лили уснула в его крепких объятиях.

На рассвете она вспотела. Ги вымыл ее и обнаженную положил на постель.

— Как ты себя чувствуешь?

— Горло еще очень болит. Тебе не стоило спать рядом со мной, ты можешь заразиться…

— Я здоров, а тебе нужно есть побольше. Ты такая хрупкая. — В доказательство он приподнял ее гибкую кисть, потом сунул свою руку под одеяло и обхватил ее талию. — Ты такая тоненькая, что я могу обхватить тебя одними пальцами. — Ги убрал руку, чтобы невзначай не пуститься в дальнейшие исследования, и быстро отошел от кровати. — Я велел одной из дам принести тебе завтрак, а ты постарайся съесть все. Мне не хотелось бы оставлять тебя, но я должен съездить в Окстед, посмотреть, как там дела.

При упоминании Окстеда она вздрогнула и сказала:

— Я знала, что в тот день, когда мы туда ездили, он был там и следил за мной.

Ги тут же мысленно представил себе тот миг, когда она подбежала к нему, отчаянно ища защиты в его объятиях.

— Клянусь Иисусом, если Эдвард прячет моих врагов, я ему голову отрублю! — Глаза Ги опасно прищурились.

— О нет-нет, Ги! Он понятия не имел о том, что Вулфрик где-то поблизости. Пожалуйста, оставь его в покое, он только что похоронил свою мать! — Лили умоляюще дотронулась до Ги.

— Ты ничего не смыслишь в этом! — резко возразил он.

— Но у меня есть доказательство того, что он ничего не знал! — воскликнула она.

— Какое доказательство? — требовательно спросил Ги.

Лили помедлила с ответом.

— Когда ты был в отъезде, Эдвард просил меня обвенчаться с ним. Он не сделал бы этого, если бы мог предположить, что Вулфрик еще жив.

— Черт возьми! — воскликнул Ги, и его лицо вспыхнуло от ревности. — Будет ли конец вашим завоеваниям, мадам?


Ги отсутствовал весь день. Он с радостным удивлением обнаружил, что его крестьяне доброжелательно приняли погорельцев. Строительство уже началось, и Ги посоветовал строить более крепкие и просторные дома и сам показал, как это делать. К счастью, люди пострадали не сильно. В основном они получили ожоги рук, когда пытались спасти свое добро.

Уже стемнело, когда Ги и Николя вернулись в Годстоун, решив до обеда побывать в бане: они были в грязи с ног до головы.

— Меня беспокоит Рольф. Вряд ли он поправится.

— Я понимаю, как тебе тяжело, Ги, — неуверенно отозвался Ник. — Он ведь был тебе вместо отца, верно?

— Давай не будем хоронить его прежде времени, — уныло возразил Ги. Он вылез из чана и яростно вытерся досуха.

— Как ты думаешь, Андре потеряет ногу? — осмелился спросить Ник.

— Черт возьми, откуда такие мрачные мысли? Элисон своими снадобьями и зельями творит чудеса. Будем надеяться, что и на этот раз у нее все получится!

— Да, она похожа на ведьму.

— Не похожа, мой мальчик, а действительно ведьма, я уверен.

Они рассмеялись и пошли в зал ужинать. Ги проглотил ужин и сразу же поднялся к Лили. Она спала, но уже на своей кровати, и он, тихонько выйдя из опочивальни, направился проведать Рольфа. Там ничего не изменилось. Рольф по-прежнему был без сознания и весь горел.

— Я скоро приду переменить повязку вашему брату, — сказала Элисон. — Если я сделаю это в вашем присутствии, гордость не позволит ему кричать на весь дом. — И она улыбнулась своими добрыми глазами.

У Андре Ги застал Ника. Андре ругался, потому что ему целый день пришлось пролежать в постели.

— Мне скучно до смерти! Найди мне покладистую девчонку, Ник!

Ги устремил на него ледяной взгляд и сказал прямо:

— Побереги ногу, иначе ты ее потеряешь. Андре на мгновение побледнел и нервно облизнул губы, пытаясь осознать то, что сказал брат.

Вошла Элисон, а за ней Эдит с миской горячей воды и Эмма с чистыми простынями. Элисон бросила в воду горсть трав, вода стала пурпурной и запахла чем-то острым. Без всяких церемоний она сдернула с Андре простыню, прикрыв одним концом чресла юноши, чтобы не оскорбить скромность молодых женщин, и осторожно, но твердо сняла с ноги старую повязку. Открылись кость и мышцы, и как только рану потревожили, она начала слегка кровоточить.

Эмма упала в обморок, и Элисон, нахмурившись, быстро проговорила:

— Что же это случилось с нашей дамой? В последнее время у нас пролито столько крови, что пора привыкнуть. Такой чувствительности здесь не место!

Николя поднял Эмму и усадил ее в ближайшее кресло, а Эдит, приложив руку к уху Элисон, что-то ей прошептала.

— А!.. — И Элисон накинулась на троих братьев: — Это первый незаконный плод из обильного урожая нормандских бастардов, который созреет к лету. — Ее глаза сверкали негодованием, при этом она продолжала осторожно промывать рану, и Андре стиснул зубы, чтобы не закричать. Она знала, что ей ничего не грозит благодаря ее лекарскому искусству. — После вашего отъезда Лили чуть с ума не сошла от страха, считая дни, пока не дождалась подтверждения того, что она не беременна. Вот вы через несколько дней опять уедете, а страхи и подсчеты возобновятся! — обрушила она свой гнев на Ги.

— Ваши упреки напрасны, мадам, — чопорно возразил Ги. — Лили больна, и я не собираюсь прикасаться к ней.

Взяв темно-зеленый бальзам, приготовленный из кандыкаnote 16, вскипяченного в масле, Элисон тщательно смазала им рану, чтобы не началось воспаление.

— Эдит, дай мне вон те чистые повязки и уведи отсюда Эмму, пусть она ляжет.

Девушки ушли, а Элисон начала перевязывать ногу, время от времени проверяя, не слишком ли туго она затягивает.

— Как вы думаете, мадам, если мы с Лили поженимся, подадим ли мы этим пример остальным? — осторожно спросил Ги.

— Брак саксонки и норманна — это именно то, что нам сейчас нужно. Это будет сигналом для других пар, — согласилась Элисон.

— Я собираюсь обвенчаться с Лили, когда вернусь с коронации.

Глаза леди Элисон подобрели — ее самое горячее желание, похоже, вскоре осуществится.

— Есть только одно препятствие — я уже женат, — прямо заявил Ги.

Андре и Ник переглянулись. Но Ги продолжал:

— Да никакая она мне не жена! О ее существовании за пределами этой комнаты никто не знает, разве только Рольф и теперь вы. Но, Элисон, мне не хотелось бы, чтобы Лили узнала об этом. Я не хочу делать ей больно. Она должна занять почетное место жены хозяина в этом замке, а наши дети станут моими наследниками. Я не вассал Вильгельма, а хозяин этой земли, дарованной мне. Андре получит Окстед, а Николя — Савенокс. Я надеюсь, они пойдут по моим стопам и женятся, так же как и другие мои воины. — Он бросил на Элисон пронзительный взгляд, пытаясь понять ее отношение к сказанному. — Если вы не согласны с моим предложением, мы больше не будем говорить об этом.

Быстро собрав свои лекарские принадлежности, она ответила:

— Я непременно обдумаю все, милорд.


Под утро Ги сидел у огня и дремал, откинув голову назад: у него не было сил встать и перейти на кровать. Тихонько постучав, вошла Элисон.

— Мне нужна ваша помощь, милорд: Рольфу гораздо хуже.

Его слабость как рукой сняло, и он пошел за Элисон к больному. Лицо Рольфа рдело багровым румянцем. Он по-прежнему был без сознания, но беспокойно метался на постели. Повязка съехала с раны.

— Нужно сбить жар и заставить его пропотеть. Натрем его смесью из цветков ромашки и масла с ног до головы. Будем надеяться, что жар спадет. Если нет, ему не дожить до утра.

Они натерли все тело Рольфа и, навалив на него одеяла и меха, стали ждать.

Элисон понимала, что Лили и она могут вернуть права на Годстоун только через Ги. Ее практический ум положил на одну чашу весов чувства, на другую — выгоды. Выгоды перевесили.

— Милорд, я обдумала то, о чем мы с вами говорили, и пришла к выводу, что этот брак — лучшее решение всех проблем.

— Я тоже так считаю, — отозвался Ги. На мгновение встретясь с ней глазами, он добавил: — Не беспокойтесь, ей будет со мной хорошо.

— Я нисколько не сомневаюсь в этом, милорд Монтгомери.

Через два часа снадобье произвело волшебное действие, и Рольф начал сильно потеть. Ги и Элисон трудились — обтирали и переворачивали его — всю ночь. Под утро Рольф, слабый и измученный, заснул.

Элисон осталась дремать в кресле, а Ги, почувствовав, что у него гора свалилась с плеч, пошел к себе.

Лили кашляла: видимо, простуда была серьезной. Он подал ей питье, которое она с благодарностью выпила.

— А что, уже утро? — спросила она.

— Нет, я был у Рольфа, помогал твоей матушке. Мы думали, он не переживет эту ночь, но твоя мать приготовила очередное чудесное снадобье, и теперь ему, кажется, полегчало.

— Слава Богу! — выдохнула Лили. — Ты, наверное, падаешь от усталости! Я прошу простить меня, что все так получилось. Сегодня я встану и тоже буду помогать.

— У тебя в груди ужасные хрипы. Ты останешься в постели, пока тебе не станет лучше. — Ги улыбнулся. — Через несколько дней, Лили, нам нужно будет ехать в Лондон. Я дал слово, что мы вернемся на коронацию Вильгельма, иначе я ни за что не оставил бы тебя в такое время.

— У нас есть для вас подарок, милорд. Поскольку на Рождество вас здесь не будет, я хочу вручить его сейчас, чтобы вы носили это в Лондоне. Он в сундуке, у стены.

— Мне бы хотелось, чтобы ты звала меня по имени, Лили, — сказал Ги задумчиво. — Тебе не кажется, что когда мы поженимся, это будет смешно — величать меня милордом?

Она радостно улыбнулась, и этот ответ доставил ему удовольствие. Открыв сундук, Ги достал алый плащ.

— Великолепно! — воскликнул он, вскидывая плащ и набрасывая его себе на плечи.

— Да, чудесно, — горделиво одобрила она свой подарок.

— У меня тоже есть кое-что для тебя, — сообщил он.

Вынув из седельной сумки маленький сверток, Ги развернул его: в нем были золотые браслеты. Она тут же надела их и подняла в восхищении руки.

— О Ги, это замечательно! Воспользовавшись моментом, Ги крепко прижал ее к себе и начал целовать ее грудь и шею. Хохоча, они катались по кровати, как вдруг она закашлялась. Ласки вылетели у него из головы, уступив место нежной заботливости.

— Посплю-ка я, пожалуй, часика два. Укройся потеплее, дорогая, и постарайся отдохнуть. Я присмотрю за огнем.

Лили, увидев, что он уходит на свою кровать, была страшно разочарована: ей хотелось чувствовать его горячее плотное тело подле себя. Потом, вспомнив о его обещании жениться, она утешилась, представив себе все ночи, которые будут у них впереди. Свернувшись калачиком, она уснула.

В следующие два дня стало ясно, что Рольф выздоравливает, а нога у Андре заживает. Как они и думали, Ги решил взять с собой в Лондон только двадцать пять человек, оставив остальных в Годстоуне. Он предоставил им самим решать, кто поедет. Это было мудрое и правильное решение. Каждый сделал выбор по душе: одним хотелось повидать Лондон, а другие, по той или иной причине, предпочли остаться дома.

Лили настояла на том, что она оденется и сойдет вниз, когда они будут уезжать. Ги, отведя ее в сторону, сказал:

— Если бы ты была здорова, я взял бы тебя с собой в Лондон. Мне тебя так не хватает, когда мы расстаемся надолго!

Лукаво взглянув на него, Лили возразила:

— Я не намерена делить с вами ложе, милорд, до тех пор, пока мы не обвенчаемся.

Он насмешливо вздохнул и отпарировал:

— Что ж, тогда мне придется присмотреть себе подходящую девицу.

Она шутливо ударила Ги, а он, прижав ее к себе, на глазах у всех собравшихся поцеловал долгим поцелуем. Заглянув ей в глаза, он попросил:

— Ради Бога, мадам, если вам сделают еще предложения руки и сердца, скажите, что вы обещали мне.

— В добрый путь, милорд, — прошептала она.

Глава 16

Маленькая кавалькада Ги приближалась к Лондону; с каждой милей путников на дороге становилось все больше. Было ясно, что поездка, на которую раньше требовалось несколько часов, будет продолжаться несколько дней. Казалось, что в Лондон тянутся все: нормандские рыцари, сакские землепашцы, пешие и верховые воины, богатые купцы, высокородные сакские леди, священнослужители всех санов: бедные священники и монахи тряслись на низкорослых осликах, богатые, дородные епископы гордо восседали в паланкинах. Повозки и телеги медленно, с трудом тащились по разбитым колеям, которые уже было подмерзли, но снова превратились в месиво из грязи и навоза. С крестьянских телег, везущих в город провизию, то и дело падали осенние яблоки, кочаны зимней капусты и другая провизия. Все это тут же подбирали и съедали путники, идущие следом.

Вместе с толпой двигались овечьи и гусиные стада. Крестьяне гнали даже крупный рогатый скот и коз, надеясь продать в столице и хоть что-нибудь заработать.

Ги, увидев, что многие едущие верхом оставляют после себя затоптанных и раздавленных в толпе людей, решил пробираться вперед помедленнее, терпеливо и старательно лавируя между пешеходами. Он и Николя, едущий рядом, развлекались, разглядывая толпу, составляющую как бы целое человечество в уменьшенном виде. Всеобщее внимание привлекала весело раскрашенная повозка, обитатели которой прыгали, кувыркались, ходили колесом, а потом пускали шапку по кругу. Модно разодетые менестрели со скрипками и арфами, пользуясь малейшей остановкой толпы, обходили людей, играя и распевая «Песнь о Вильгельме» и другие известные стихи.

В воздухе висела ругань. Норманны оскорбляли саксов, но нормандские ругательства бледнели перед проклятиями, срывавшимися с губ саксов. Купцы ругали землепашцев, мужчины — женщин, молодые — стариков, а бедняки обращали всю свою ненависть на богатых. Когда путники проходили мимо хижин, их соблазняли горячей едой, питьем или другими услугами, в соответствии со вкусами и нравственностью прохожих.

Добравшись до Лондона, они протиснулись в ворота вместе с толпой. Улицы и переулки были забиты до отказа; кони волновались. Ги и его людям потребовалось все умение, приобретенное за годы походной жизни, чтобы удержаться в седле. Все постоялые дворы были переполнены. Здесь публика была еще более пестрая, чем в пути: мелькали чернокожие лица, люди в тюрбанах и иудеи. Казалось, что сюда приехали представители всех рас.

Ги потерял надежду удержать своих людей вместе, поскольку все хотели где-нибудь устроиться, хотя это желание казалось совершенно невыполнимым. Вдруг он высмотрел в толпе Ришара де Рюля и уцепился за него как утопающий за соломинку. Ришар де Рюль был очень молод, всего восемнадцати лет от роду, но в битве при Сенлаке он снискал себе славу и теперь умело командовал почти сотней воинов.

— Монтгомери! Добро пожаловать! — радостно воскликнул он.

— Мы обещали, что приедем, — мы здесь, и куда нам, черт побери, деваться? — резко спросил Ги.

— Следуйте за мной. Мы заняли несколько домов на берегу. Не бойтесь, где-нибудь и для вас найдется место.

Они двигались вперед целый час, прежде чем добрались до внушительного особняка, позади которого располагались огромные конюшни. Несмотря на холодную погоду, все были потные и грязные. Вымывшись и переодевшись, они направились в трапезный зал в самом пристойном виде. У всех было приподнятое настроение: приближались Рождество и коронация. В доме было много служанок, и Ги снисходительно заметил, что Ник и другие его молодые воины уже выбрали себе подружек для ночных забав.

— Сегодня вечером можете веселиться, — разрешил он, — но завтра целый день будете чистить и чинить свое оружие. Я хочу, чтобы на коронации вы выглядели нарядно.

Поужинав, Ги оставил их бражничать. Ришар де Рюль отправился ко двору на поиски Робера де Мортена.

Первый день Рождества 1066 года был с утра холодным и ясным. Ги получил указание разместить своих людей у Вестминстерского аббатства и вместе со многими другими нормандскими отрядами следить, чтобы ничто не помешало церемонии, происходящей в его священных стенах. Они сдерживали напирающие толпы, и Вильгельм со своей свитой без всяких помех вошел в монастырь.

На коронации присутствовали также самые высокородные саксы. В аббатстве они сидели с одной стороны, а норманны — с другой. Единокровный брат Вильгельма, Одо, облаченный в епископское одеяние, тоже был там. Церемонией руководил архиепископ Элдред Йоркский. Когда архиепископ спросил: «Согласны ли вы, чтобы его короновали как вашего господина?», обратясь сначала к саксам, а потом к норманнам, — в аббатстве поднялся ужасный шум. Воины, находившиеся снаружи, решили, что Вильгельм убит, и тут же подожгли несколько домов напротив. Однако стоявшие у самого входа видели, что все идет хорошо, и закричали на тех, кто сеял панику. Крик за пределами аббатства был еще громче, чем в его стенах. Все выскочили на улицу посмотреть, что случилось, и Вильгельм получил корону Англии в пустом Вестминстере.

Понадобилось несколько часов, чтобы восстановить порядок, и к тому времени, когда Ги вернулся во дворец, празднество уже началось.

Вильгельм, который жил для правителя очень скромно, не допускал пьянства при своем дворе, но сегодня он ослабил вожжи и не замечал веселящихся бражников. Ги был удивлен, увидев, что из Нормандии прибыли многие придворные дамы, и сказал об этом Роберу.

— Через пролив быстро не переберешься, полагаю, кое-кто из них просто ринулся вплавь! Уж моя-то супруга будет бушевать, подобно огню, что не попала на торжества. Сегодня утром я получил известие, что она привезла с собой нашего сына Вильгельма и ждет меня на берегу. Уедем отсюда вместе, Монтгомери? Кстати, я привез бы их в Годстоун отдохнуть с дороги. — Робер вопросительно посмотрел на Ги.

— Вы доставите мне большое удовольствие, граф, — любезно ответил Ги.

— Если бы это и мне доставило удовольствие, — заметил Робер, поморщившись при мысли о скором воссоединении с супругой. — Нужно ковать железо, пока горячо. Кстати, Монтгомери, на вас устремлено столько призывных взглядов! Полагаю, причиной тому — ваш алый плащ. — И он подмигнул другу.


Ги проснулся очень рано. Как обычно, когда бы он ни открыл глаза, голова у него была ясной. Перед его мысленным взором возник образ Лии, и он не мог отогнать его. Смешно, но когда Ги оказывался далеко от возлюбленной, его всегда терзали страх и беспокойство за ее безопасность и здоровье. Сейчас эти опасения были особенно мучительны. Но потом его мысли переключились на ее нежные прелести, и Ги охватило желание, столь сильное, что чресла его заныли. Откинув одеяло, он ступил на холодный каменный пол: как-то нужно успокоить свою плоть.

Стало известно, что Вильгельм собирается съездить в Нормандию в марте и, уладив все дела на родине, вернуться в Англию с семьей и двором до конца года. Но до отбытия в Нормандию он намерен раздать своим людям землю. Ги надеялся, что Робер не заставит его ждать слишком долго, так как хочет соединиться с женой как можно скорее и вернуться в Беркхэмстед. Не было тайной, что графа де Мортена удерживает в Лондоне, подле брата, желание получить положенные ему земли.

Ги вошел в огромный зал совета и занял свое место рядом с Ришаром де Рюлем.

Эдо Дапифер, главный распорядитель на коронации, зачитал вслух:

— Король объявляет, что земли саксов конфискуются повсюду, где Вильгельму оказывали сопротивление. Король назначает лондонского епископа и Ральфа, королевского шталмейстера, наместниками, отвечающими за раздачу земельных владений. Ральф получает титул графа и наделяется поместьями в Тринге. Епископ Одо из Байе наделяется графством Кент, а Хью де Монфор назначается на должность Кентского шерифа и получает замок Сольтвуд у Ромни-Марша.

Ги наблюдал за Робером, сидевшем на главной скамье, рядом со своими братьями. Накануне Ги спросил у него, что он хотел бы получить. Тот ответил:

— Полуостров Корнуэлл. Ги поднял брови:

— Целиком?

— Целиком! — ответил Робер. — Вильгельм раздает земли щедро, обеими руками, тем не менее Корнуэлл хотят получить многие. То, что выделит мне Вильгельм, сразу же покажет, насколько он ко мне благоволит.

Эдо откашлялся и выпил воды, а потом продолжал:

— Граф Робер де Мортен получает полуостров Корнуэлл.

На широком лице Робера не выразилось никакой радости, но Ги понял, что тот совершенно удовлетворен.

Эдо Дапифер продолжал:

— За щедрую помощь людьми, лошадьми и провиантом, предоставленную нормандскому войску, графу Эстасу даруется сто поместий в Эссексе.

Пораженные такой щедростью Вильгельма, все зашумели.

— Уильям Фицосберн получает графство Херефорд. Ришар де Рюль становится графом Дипингом и получает Линкольншир. — Возвысив голос, Эдо пояснил: — Линкольншир лежит в шестидесяти милях к северу от Лондона и еще не завоеван, но мы не сомневаемся, что у молодого де Рюля не будет затруднений с этим делом.

Услышав, что ему сразу же предстоит воевать, Ришар, напряженно ожидавший милостей короля, расплылся в довольной улыбке.

— Равным образом, — продолжал Дапифер, — Ришар де Бьефет получает еще не завоеванный Саффолк, в семидесяти милях к востоку от Лондона. Замок в Гастингсе переходит к графу Роберу де О.

При этих словах Вильгельм поднял руку, закрепляя сказанное:

— Я хочу пояснить, что земли можно купить у короны, нельзя допустить, чтобы раздача привела к борьбе за земли. Саксы, как и норманны, вольны приносить мне золото взамен земли или в качестве выкупа за свои собственные земли. Нам нужен мир!

Ги понадобилось еще два дня, чтобы убедиться, что его владения закреплены только за ним. Он узнал, что поблизости от его поместья продается земля, а в настоящее время одно поместье идет по цене восемь-девять унций золота.

Завершив все дела, Ги Монтгомери, Робер де Мортен и Робер де О, держащий путь в Гастингс, который отныне перешел в его владение, выехали из Лондона.

Глава 17

Силы Рольфа прибывали с каждым днем, и все в Годстоуне вздохнули с облегчением. Но, осмотрев бедро Андре, леди Элисон поджала губы.

— Я боюсь, что когда рана затянется, мышцы станут значительно короче, и вы сможете ходить только на костылях.

Юноша вспыхнул и отвернулся к стене. Слова Элисон повергли его в ужас. На все ее попытки продолжить разговор он не отзывался. Позже она узнала от Розы, что Андре отказывается от еды. Леди Элисон отыскала Лили и высказала ей свои опасения.

— Ваши слова, матушка, очень жестоки. Разве нельзя было немного смягчить удар? — спросила та.

— Рано или поздно ему пришлось бы узнать правду, а я считаю, что лучше рано, — ответила практичная Элисон.

— И ничего нельзя сделать? — спросила Лили встревожено.

Элисон с минуту колебалась, потом неуверенно сказала:

— Возможно, принесет пользу, если растирать ногу: мышцы могут растянуться, но это — рискованное дело. — Она пожала плечами. — Ах, Лили, завтра Рождество, а у меня на руках слишком много больных! Хотелось, чтобы люди хоть немного повеселились, как в прежние времена, но кто этим займется?

— Я буду ухаживать за Андре. С этой минуты он мой больной, а вы будете свободнее, — тут же предложила Лили.

Она быстро поднялась к себе, взяла с низенького столика шахматы и пошла к Андре. Подойдя к двери, Лили услышала, как тот яростно кричит Эдит:

— Уйдите отсюда!

Лили жестом велела девушке уйти, а сама направилась к кровати.

— Я пришла развлечь вас, мсье. Андре обернулся к ней и резко бросил:

— Это мои братья развлекаются на коронации, а я годен только на то, чтобы меня все жалели.

Она проглотила готовые сорваться с губ слова сочувствия и мило улыбнулась:

— Андре, ведь сейчас Рождество и я пришла развеять вашу скуку.

Его глаза сузились, а губы сжались упрямо и твердо.

— Мы могли бы сыграть партию в шахматы…

— В шахматы! — бросил он презрительно.

— Мы сыграем партию в шахматы, и если вы выиграете, я раскрою вам секрет, касающийся вашей ноги.

Уголки ее губ приподнялись, а Андре заинтересованно посмотрел на Лили.

— А что вы узнали? — быстро спросил он. Она покачала головой.

— Сначала шахматы!

Первые четверть часа Андре играл без всякого интереса.

— Если вы проиграете, Андре, я ничего не скажу вам, — заметила Лили.

Слова Лили подстегнули его интерес, и после пяти ходов, сделав маневр королевой, он торжествующе воскликнул:

— Мат!

— Какой вы нетерпеливый! Наверное, у Монтгомери это фамильное свойство, — засмеялась она. — Вашей мышце можно помочь, если каждый день растирать ее маслом. Может, и удастся растянуть ее немного.

— Лили, ступайте принесите это масло, и я буду растирать ее не раз в день, а десять!

— Нет, вы не сможете делать это сами: нога должна быть расслаблена. Я буду растирать ее каждое утро и каждый вечер, а масло сейчас принесу, — добавила она с улыбкой.

Лили вернулась с маленьким сосудом и большим куском чистой льняной ткани. Покраснев, она сказала:

— Закройтесь вот этим и подверните под ногу, чтобы масло не пропитало всю постель.

Андре прикрылся и расслабленно откинулся на подушки.

Рана уже затянулась, но края были еще красными. Лили открыла сосуд с маслом. Острый, но приятный аромат разлился по комнате, когда она налила масло в горсть и намазала им ногу. Прикосновения причиняли Андре боль, но масло ее смягчало, а нежные ручки Лили так ласково растирали ногу, что Андре от ее ровных чувственных движений тут же пришел в возбуждение. Лили постаралась не обращать на это внимания и продолжала растирать ногу долгими плавными движениями. Потом, закончив, она сказала:

— А теперь я принесу вам ужи. Хотите, я поужинаю здесь, вместе с вами?

— Сегодня в зале веселятся. Ступайте повеселитесь и вы.

— Андре, это мне неинтересно, я хочу провести вечер с вами. Завтра мы опять сыграем в шахматы, но обещаю, что на этот раз не позволю обыграть себя с такой легкостью.

— Ха! Не притворяйтесь, что вы позволили мне выиграть, все равно не поверю!

— Посмотрим, — засмеялась девушка.

Все последующие дни она растирала Андре ногу утром и вечером, и каждый раз ее прикосновения возбуждали его. Лили не обращала на это внимания, и возбуждение юноши скоро утихало. Полузакрыв глаза, он рассматривал ее милый профиль и рыже-золотые кудри, красиво обрамляющие лицо. Дело шло на поправку, и они решили, что Андре может после полудня вставать и ходить, опираясь на палку, а к шести часам опять ложиться.

Но вскоре идиллии пришел конец. На пятый вечер, когда Лили растирала Андре ногу, он, притворившись спящим, опрокинул ее вдруг на постель и начал осыпать страстными поцелуями. Лили, не ожидавшая такого внезапного нападения, не сопротивлялась, разрешив ему несколько поцелуев.

— Пустите меня, Андре, иначе я все расскажу Ги, когда он вернется, — попросила она.

Но он засмеялся и хрипло проговорил:

— Я думал об этом, милочка, и понял, что могу брать вас сколько угодно, а вы не скажете Ги ни словечка из страха перед ним.

Напрягшись, Лили попыталась вырваться. Теперь ей уже было немного страшно.

— Он убьет вас! — воскликнула она.

— Да, он убьет меня, и именно поэтому вы ему ничего не расскажете, cherie. Вы умны и понимаете, что, обагрив из-за вас руки кровью родного брата, он вас же и возненавидит.

Спор и ситуация были явно в его пользу.

— Не бойтесь, дорогая, — прошептал он. Лили вдруг поняла, в чем ее спасение, и рассмеялась до слез:

— Почему я должна бояться такого малютку? — ядовито спросила она, подчеркивая двойной смысл этого слова. — Вы не замените мне брата. Он — великолепный любовник! — Она быстро отошла от кровати и бросила через плечо оскорбленному Андре: — Я приду завтра, а вы постарайтесь быть хорошим мальчиком.

Наутро Лили отправилась в деревню, чтобы отыскать там молодую незамужнюю женщину, которая могла бы помочь ей ухаживать за Андре. Вскоре ее внимание привлекла хорошенькая, но довольно развязная рыжекудрая с дерзко вздернутым носом девушка. Лили спросила у какой-то пожилой женщины, как зовут девицу.

— Берта, но, леди, не нужны вам в покоях такие, как она. Это дурная девушка. — Она внимательно посмотрела на Лили, желая убедиться, поняла ли та ее слова.

Лили поманила к себе девушку и сказала:

— Я думаю, это именно то, что я ищу.

Она привела девушку в замок, заставила ее вымыться и достала красивое платье бирюзового цвета.

— Ты умеешь играть в какие-нибудь игры, Берта?

— Да, миледи, умею, во многие. — И девица многозначительно усмехнулась.

— Я имею в виду такие игры, как шахматы, — поправилась Лили.

— В шахматы — нет, но развлечь могу всякого. — Девушка, кажется, что-то поняла.

— Вот ты и поможешь нам. Болен брат нашего господина, за ним нужен серьезный уход, а я не успеваю делать все, поэтому мне хотелось, чтобы ты помогла отвлечь его от мыслей о болезни.

Когда Лили вошла в комнату Андре, ведя за собой Берту, они понимающе посмотрели друг другу в глаза и, окончив растирание; Лили оставила Андре и Берту наедине.


Эмма считала дни до возвращения Эсме. Теперь она убедилась, что носит под сердцем дитя, и была уверена, что как только скажет Эсме о ребенке, он поступит благородно и женится на ней.


Роза скучала по Николя всем сердцем, но она опасалась, что в Лондоне его внимание может привлечь другая девушка, менее робкая и более, чем она, склонная выполнять его желания. Думая об этом и боясь потерять Николя, Роза решила, что уступит ему, когда он вернется. Она вспоминала его смуглое улыбчивое лицо и вздыхала от тоски. Но, посмотрев на Эмму, нетерпеливо тычущую иголкой в шитье, вспомнив ее обмороки и все, что шепотом говорят о ней, вздохнула: может, все-таки не стоит позволять Николя всего, чего он домогается?


С тех пор как Хью Монроз уехал, один; из воинов, которых Ги оставил в Годстоуне начал оказывать Эделе постоянные знаки внимания, однако она не только не поощряла его, но делала все, что в ее силах, чтобы лишить назойливого кавалера всякой надежды. Да и по правде говоря, все мужчины, кроме Хью Монроза, ее пугали. Ей казалось, что его-то можно не бояться. И Эдела ждала его возвращения, ибо, разделяя с Хью вечерние трапезы, была ограждена от внимания других мужчин.


Эдит была несчастна. В отсутствие Ги заботу об Андре взяла на себя Лили, почти отстранив Эдит от ухода за ним. Его рана страшно беспокоила Эдит, для нее не имело значения, будет Андре хромать или нет. Но она знала, что Андре никогда не будет прежним беспечным юношей, если ногу не вылечат. Леди Элисон и Лили умели удивительно врачевать, и Эдит уповала на то, что лечение будет успешным. Но разве они имели право присваивать себе все то время, когда Андре бодрствовал? А узнав о Берте, она так рассердилась на Лили, что поклялась не разговаривать с ней, и всячески ее избегала.


Ги со своими людьми и Робер де Мортен с шестью воинами ехали на юг вместе с Робером де О и его восемью спутниками. Ги предложил Роберу де О погостить в Годстоуне, прекрасно сознавая, во что обойдется кормежка восьмерых человек и их лошадей, но тот отклонил приглашение, заявив, что хочет добраться как можно скорее до Гастингса.

Когда они подъехали к Севеноксу, Ги нарисовал Роберу де О на карте самый короткий путь к морю. Они выпили эля, заехав на постоялый двор, а Ги, пользуясь передышкой, приказал Николя скакать во весь опор в Годстоун и предупредить леди Элисон и Лили о высоком госте, который вскоре прибудет к ним.


Из окна своей комнаты Лили увидела, что к дому приближается всадник. Сердце ее замерло, и она бросилась вниз по лестнице и выбежала во двор, даже не накинув плащ. Увидев Николя, она не очень разочаровалась — значит, Ги где-то неподалеку.

— Лили, все сейчас в Севеноксе, и с Ги едет брат короля. Я поспешил сюда, чтобы сообщить вам об этом заранее, — сказал он.

— Господи, и это значит — заранее? — вздохнула Лили. — И сколько же их?

— Он взял с собой всего шестерых воинов, их можно устроить в оружейной. Сейчас же надо побеспокоиться только о самом Робере. Его семья подъедет позднее.

— Что вы имеете в виду? — спросила Лили, затаив дыхание.

— Мортен едет встретить свою жену и сына Вильгельма. А потом привезет их в Годстоун отдохнуть. С ними едет вся их челядь.

Девушка повернулась и побежала, не дослушав до конца. Найдя мать, она пересказала ей новости, и они быстро занялись делами. Было решено, что для гостя следует приготовить большую опочивальню.

Лили перенесла свои вещи в комнату матери, а вещи Рольфа — в соседнюю маленькую комнату. Вещи Ги отправились туда же. Вскоре большая опочивальня была приведена в порядок. Занимаясь делом, Лили вспомнила, что в последнее время не видно Эдит. Отправившись за свежими льняными простынями для широкой кровати, она услышала, что к конюшням подъехали долгожданные всадники.

В дверях зала Ги и Робера встретил Рольф. Ги облегченно засмеялся, видя его вновь на ногах. Робер пожал руку Рольфу, которого знал по многим военным кампаниям; Ги, поискав взглядом женщин, но никого не увидев, пригласил Робера подняться наверх и выбрать себе опочивальню, пока он добудет вина, чтобы очистить горло от дорожной пыли.

Робер с большим интересом рассматривал дом. Комнаты Годстоуна были невелики, но хорошо обставлены, всюду висели дорогие ковры. Робер неторопливо поднялся по лестнице и, войдя в одну из комнат, обнаружил там Лили, которая, наклонившись над широкой кроватью, стелила тонкие льняные простыни. Он быстро подошел к ней сзади, обнял и поднял на мгновение в воздух, как часто поступают крупные мужчины, увидев хрупких женщин, которые им понравились. Ее губы сложились кружочком, будто она хотела произнести «О!», но не издала ни звука — так она была поражена.

— Ей-богу, ты красивая девочка, а эти чертовы Монтгомери заставляют тебя прислуживать им. Я заберу тебя с собой в Беркхэмстед. Обещаю тебе, что там все твои обязанности будут заключаться в том, чтобы быть красивой и делать то, что тебе нравится.

За спиной его послышался кашель Ги.

— Граф, это леди Лили из Годстоуна. Лили, это мой хороший друг Робер де Мортен, — представил он их друг другу.

— Тысяча извинений, мадам! Монтгомери, мы должны оказывать уважение нашим высокородным сакским соотечественникам. Но почему же мадам исполняет низкую работу? — На его простом широком лице появилось раздражение.

Лили быстро ответила:

— Сир, для меня это и удовольствие, и честь — приготовить для вас комнату, а наш новый господин оказывает полное уважение мне и моей матушке.

— Вы прекрасно подготовили мою комнату! Благодарю от всей души, моя дорогая! Не окажете ли вы мне великую честь и не отобедаете ли подле меня сегодня вечером? — спросил Робер официальным тоном.

— Благодарю, сир, с удовольствием. Я велела приготовить для вас горячую воду и согревающие напитки.

— Внизу есть эль и вино. Вы присоединитесь к нам, Лили? — спросил Ги не менее официально.

— С радостью! — И она улыбнулась обоим мужчинам.

Сойдя вниз, они увидели, что леди Элисон и Рольф подают вино людям Робера.

— Леди Элисон — Робер де Мортен, — любезно сказал Ги.

— Это большая честь для меня — принимать такого высокого гостя, — тепло произнесла Элисон.

— Напротив, это большая честь для меня, мадам! — возразил Робер.

— Хозяйка этого замка — удивительная женщина, — улыбнулся Ги, — и я не знаю, как бы мы все обошлись без нее. Ее умение выхаживать больных поразительно — тому свидетель Рольф: он был уже на краю смерти. Как чувствует себя мой брат Андре?

— За ним ухаживает Лили, мсье, она держит его в руках, и он беспрекословно ее слушает.

Ги взглянул на Лили, но она спрятала улыбку за чашей с вином.

— Он еще не может спускаться по лестнице без посторонней помощи, и, наверное, будет лучше, если вы подниметесь к нему, — посоветовала Лили.

Робер тут же вмешался:

— Я тоже пойду, покажите, куда, а потом воспользуюсь вашим предложением и вымоюсь

Лили не успела предупредить Андре о визите брата. Ввалившись к Андре, они застали его в постели с Бертой. Резкий хохот оглушил Лили, и она быстро удалилась в комнату матери, закрыв за собой дверь.

Ги нашел Лили только тогда, когда Робер благополучно водворился в своей опочивальне. Обняв Лили, он снова и снова повторял ее имя. Почувствовав, что он возбужден, Лили попыталась вырваться из его рук.

— Милая, разве ты не понимаешь, что это самый большей комплимент, который мужчина может сделать женщине?

— Вы делаете мне слишком много комплиментов, мсье, — улыбнулась она.

Ги рассмеялся, закинув голову.

— Ах, девчонка, ты положила меня на обе лопатки. Любимая, как только мы избавимся от этого высокопоставленного общества, тут же обвенчаемся. Но нам нужно быть пока осторожными, чтобы весть о браке не коснулась ушей Вильгельма, иначе он попытается остановить нас.

Склонившись, он поцеловал Лили.

— Я сумею себя сдерживать. Вопрос в, том, сумеете ли вы, — сказала она насмешливо.

— Будет трудновато, ведь столько времени я один и соскучился по тебе, любимая.

— Это и есть ваш подарок? — спросила она. Ги подал ей сверток.

— Это наряд из Лондона, но он состоит только из одного платья, без туники — такова новая мода. Лишь твое тело достойно носить его. — Рука Ги скользнула по ее телу, он привлек Лили к себе. — Но ради всего святого, не надевай его при Робере, иначе твое тело испробует мой хлыст.

Вид у него был такой свирепый, что на какое-то мгновение она испугалась. Но, сказав себе, что смешно бояться человека, который скоро будет ее мужем, она порывисто поцеловала его и прошептала:

— А может быть, мое тело просит другое твое оружие, дорогой?

— Ах ты, бесстыдница! — возмутился он. Его свирепость как рукой сняло.

— Пойду помогу матушке. — Лили выскользнула из его объятий. — До вечера, мсье! Благодарю за подарок!

— Без сомнения, он доставит мне не меньше удовольствия, чем вам!.. — усмехнулся Ги.

Робер де Мортен, крупный, крепкий, ничем не походил на лощеного придворного, и, если бы не богатая одежда, его можно было принять за простого воина. Но в обращении с Лили Робер был воплощенной любезностью. Когда она села возле него за стол, Ги с удовольствием отметил ее предельно скромное бархатное платье абрикосового цвета, падающее свободными складками, и покрытую голову. На Ги Лили ни разу не взглянула за всю трапезу, но и обвинить ее в заигрывании с Робером он не мог; она не поднимала глаз и говорила только, отвечая на вопросы или делая какое-то замечание. А Лили, прислушиваясь к разговорам мужчин, поняла, что наутро они, уезжают на побережье, и что Робер попросил Ги сопровождать его. Общество, которое появится в Годстоуне через несколько дней, будет, судя по всему, весьма многочисленным.

Бросив взгляд через стол, Лили заметила, что Ги наблюдает за ней. Элисон же, глядя на них, думала о том, что после отъезда гостей надо сразу же готовиться к свадьбе, — лица Ги и Лили светились любовью.

Лили рано ушла к себе, оставив мужчин пить вино и беседовать, причем все их разговоры крутились вокруг раздачи земель и строительства укреплений.


Эмма надела свое самое красивое платье специально для Эсме, вернувшегося из Лондона. Он был очень внимателен, глаза его обещали многое, и, расхрабрившись, она раскрыла ему свою тайну. Он тупо посмотрел на нее, словно не расслышав, о чем идет речь. Молчание затягивалось, и Эмма, растерявшись, решилась спросить:

— Вы не поняли, Эсме? Я в положении.

— Моя дражайшая леди, как вы могли допустить, чтобы это случилось? — довольно вежливо спросил Эсме.

Эмма хотела сказать ему, что иметь ребенка — ее самое сокровенное желание. Она хотела крикнуть: «Je t'aime!»note 17. Но слова застряли у нее в горле.

Он приблизил к ней свою белокурую голову и прошептал:

— Вы немедленно должны что-то предпринять пока не поздно. А теперь, дорогая, извините, я хочу повидаться с братом короля: в Годстоуне он не может уклониться от аудиенции. Такая возможность предоставляется не часто.

Эмма чувствовала себя уничтоженной, но постаралась не показать виду. Почему Эсме такой холодный, чужой! Этого не может быть!


Эдела сидела одна и не за главным столам. Когда Хью взглянул в ее сторону, она ободрила его ласковой улыбкой, которую тот не заметил. Услышав смех мужчин, Эдела решила, что смеются над ней. Щеки ее запылали, и она вышла из душного, переполненного зала глотнуть свежего воздуха. Решив не возвращаться, она направилась по двору к башне. Было тихо и очень холодно. Замерзнув, она повернула обратно. Вдруг позади раздался какой-то шум, кто-то подошел к ней в темноте, и сильные руки обхватили ее. Эдела, пытаясь освободиться, упала и разбила колено о булыжник, которым был вымощен двор. Она яростно закричала, и жестокие чужие руки отпустили ее — рядом стоял Хью.

— Эдела! Ей-богу, я боялся, что это все же случится. Кто это был? — обеспокоено спросил он.

— Хью, это вы! Я не разглядела его лица. Понятия не имею, кто бы это мот быть.

Она лгала: это был тот воин, который оказывал ей преувеличенные знаки внимания в отсутствие Хью.

— Я его найду, — поклялся Хью, вынув из ножен грозный меч.

— Хью, я не могу идти. Я разбила колено. Вы поможете мне добраться до моей комнаты?

— Конечно, дорогая! Обопритесь о мою руку. Да нет, к черту руку! Я понесу вас, — решил он.

Они поднялись по задней лестнице в комнату Эделы. Закрыв дверь, Хью положил Эделу на кровать.

— Позвольте, я взгляну на ваше колено. — И Хью, не дожидаясь, пока она сделает это сама, поднял подол платья и обнажил ноги. — У вас кровь. — И он коснулся ее бедра там, где была надета подвязка, на которой держался чулок.

Эдела вспыхнула, но не сопротивлялась.

— Чертов увалень! — выругался Хью, осторожно стягивая с ноги чулок и разглядывая рану. — Я полагаю, что если ее промыть, она окажется не такой уж страшной. Лежите смирно, пока я принесу воды. — Промыв рану и отерев с ноги кровь, он спросил: — Ну вот, уже не так плохо, а?

— Вы не должны нянчиться со мной, Хью, — запротестовала она.

— Вы ухаживали за мной, зашили мне рану — я возвращаю вам долг. — Выражение его глаз изменилось. — У вас чертовски соблазнительный вид — на постели, ножки обнажены… — усмехнулся Хью.

Эдела мило улыбнулась:

— Ну, и вы не собираетесь довести дело до конца? Вы намерены оставить меня в одном чулке? — пошутила она.

Хью протянул руку ко второй подвязке.

— Попробуем еще разок? — прошептал он.

В ответ Эдела призывно прижалась губами к его губам.

Твердо вознамерившись на этот раз довести дело до конца, Хью решил не спешить: не стоит бросаться в постель и позориться. Он снял с молодой женщины головное покрывало, поиграл ее легкими каштановыми прядями, поцеловал глаза и шею. Ободренный ее вниманием и чувствуя ее ответное влечение, он посадил Эделу к себе на колени и раздел донага. Ее пальцы, запястья и ладони — все получило свою долю поцелуев. Затем Хью перешел к более интимным ласкам…

Эдела лежала в блаженном забытьи. Впервые телесная близость принесла ей удовольствие, что удивило и обрадовало ее. Хью тоже преисполнился радости и гордости за себя и доставленное Эделе наслаждение. Эдела молча поблагодарила за это Мораг.

Глава 18

Спустя три дня в Годстоуне появилось семейство Мортенов с челядью. Элисон и Лили присели перед графиней де Мортен и ее свитой. Графиня де Мортен не была красавицей, но держалась весьма любезно и дружелюбно и сразу же пришлась Лили по душе. Проводив ее наверх, в большую опочивальню, молодая девушка сказала:

— Вот здесь вы и ваш супруг будете спать, мадам.

Графиня засмеялась, а Лили смутилась.

— Не смущайтесь. Я смеюсь потому, что мы спим в разных спальнях.

— О, мадам, простите меня!

— Ничего, ничего, милая! Пусть все остается так, как есть. Я вижу мужа не так часто, как мне того хотелось бы, и если Робер будет возражать против общей спальни, мы скажем ему, что ваш дом и не так просторен, как те дома, к которым он привык. Может быть, нам удастся провести его, а?..

Лили поняла шутку, и глаза ее блеснули, но тут же лицо ее погрустнело, потому что графиня де Мортен сказала ей доверительно:

— Надеюсь, вы сможете поместить всех моих дам вместе и по возможности подальше от этих Монтгомери? Особенно Симонетта не может оторваться от старшего из братьев; их роман длился несколько лет.

— Я помещу их в большой комнате, — пробормотала Лили, и, легко сбежав по лестнице, пошла посмотреть, чем заняты дамы. В противоположном конце зала стоял Ги и беседовал с высокой темноволосой девицей. Она была так стройна и изящна, что на языке вертелось только одно слово — божественна!

Сердце Лили болезненно сжалось, и она забыла о своих обязанностях, охваченная ревностью. Ревность быстро сменилась яростью, затопившей ее рассудок и сдавившей горло. Задыхаясь, она пробиралась сквозь толпу слуг, учителей, музыкантов и священников, думая не о том, где их всех разместить, а как и где она сможет побыть наедине со своими мыслями.

Сняв с вешалки чей-то теплый плащ, Лили выскочила из дома. Она пробежала мимо сторожевой башни, дворовых построек, мимо удивленного сокольничего и поднялась на сеновал. Оглушительно закричали птицы, но Лили, занятая своими мыслями, ничего не слышала. Никогда еще черные волосы не казались ей такими противными, полные красные губы — такими отталкивающими, темные большие глаза — такими ненавистными; но все же Лили не могла не признать, что эта женщина хороша собой. «Дура, — сказала она сама себе. — Как ты думаешь, где он научился так ласкать? В скольких постелях побывал, прежде чем обрел эту уверенность и постиг искусство любви?» Лицо ее горело от стыда — она вспомнила, как легко упала в его объятия. Только и было, что несколько слов о любви! Он обещает на ней жениться, но что он обещал другим женщинам? Голова у нее кружилась, на глазах показались слезы, и она сердито вытерла их сжатыми кулачками. Озябнув, она дважды обернула плащ вокруг себя, зарылась в сено, словно пытаясь спрятать в нем свое горе, и неожиданно заснула.


Перекинувшись парой слов с сокольничим, Николя взобрался на сеновал.

— Бог мой, что вы тут делаете, Лили? Ги послал меня за вами. Я ищу вас уже почти два часа! Пойдемте скорее, он рассердится!

— Нет! Так и передайте ему, — твердо ответила Лили.

— Это невозможно! Такого ответа Ги не примет, — решительно возразил Николя.

— А другого с сегодняшнего дня он не получит! — пылко заявила девушка.

— Лили, в чем дело?

— Если Ги предпочитает общество Симонетты — значит, мне он больше не указ!

Николя тут же исчез. А через несколько минут над Лили нависла огромная тень Ги. Девушка вызывающе посмотрела на него.

— Вы смешны! — коротко бросил он.

Лили подняла подбородок, и даже в полумгле Ги видел, как холодны ее зеленые глаза.

— Как будто у меня мало дел, — продолжал он. — Половину этих людей нужно разместить в Окстеде. Завтра я должен устроить охоту: чтобы прокормить гостей, нужно мясо. Ну, а вы подумайте, как развлечь наших гостей вечером.

— Вашим гостям, — проговорила она с ударением, — не придется далеко ходить за развлечениями.

Его глаза предостерегающе сузились.

— Нашим гостям, жена! — подчеркнул он. Лили ответила ледяным тоном:

— Я так не думаю, мсье Монтгомери!

Ги поднял ее с сена, и хотя она яростно сопротивлялась, руки у него были как железные обручи, и сопротивление ни к чему не привело.

— Вы хотите устроить сцену на глазах у Робера? — спросила она с иронией.

— Здесь хозяин я, а не Мортен! — резко ответил Ги, направляясь к дому.

С плаща Лили на каждом шагу падали соломинки. Не доходя десяти ярдов до дома, Ги поставил ее на ноги. Она яростно вырвалась и кинулась к черному ходу, потрясенная его поведением: он смеялся!

«Ну, я ему покажу!» — гневно подумала Лили.

Она быстро вымылась и целый час расчесывала свои великолепные волосы. Потом достала новое платье, которое Ги купил ей в Лондоне и запретил надевать. Оно было из тончайшей белой шерсти с вотканной серебряной нитью и прекрасно сидело на ней, соблазнительно подчеркивая изгибы тела. Подкрасив щеки и губы, Лили помазала ароматическим маслом кожу у выреза платья, низко открывающего грудь. Она нарочно подождала, когда Робер де Мортен с супругой начнут спускаться к обеду, и присоединилась к ним. Робер любезно усадил супругу по правую руку от себя, а Лили — по левую.

Одновременно с ними появился Ги и сел рядом с Лили. Она взглянула на него и увидела, что в глазах его сверкают огоньки.

— Ступайте наверх и немедленно переоденьтесь! — тихо сказал он.

Лили победоносно посмотрела на него и еле слышно ответила:

— А вы сорвите с меня это платье или лучше опять возьмите меня на руки и вынесите из зала, а я буду кричать и вырываться!

Подняв брови, он язвительно отозвался:

— Ах, cherie, есть гораздо более простой способ… Он хотел взять бокал с вином, но она, тут же разгадав его намерения — облить ее платье, — быстро подняла руку и опрокинула бокал на его новую рубашку. Ей сразу же стало страшно, но его губы изогнулись, в глазах мелькнуло восхищение. Извинившись, Ги пошел переодеваться. Когда он выходил из зала, на дороге ему попалась Симонетта. Он прошел мимо нее, словно не заметив, а та немедленно подошла к Николя и начала беспрестанно хохотать, заглядывая ему в лицо.

На мгновение Лили почувствовала удовлетворение, но потом ей пришла в голову мысль — а не пройдет ли Ги когда-нибудь и мимо нее с таким же оскорбительным равнодушием? Посмотрев на Робера, она обратилась к его жене:

— Вы поедете завтра на охоту, мадам?

— Бог мой, нет, конечно! Я устала от прошлых путешествий и буду отдыхать перед предстоящим странствием.

Робер повернулся к Лили:

— Не буду ли я иметь честь охотиться вместе с вами, мадемуазель?

— Боюсь, охота — занятие не в моем вкусе, мсье, но я с удовольствием покаталась бы с вами верхом, когда вам захочется просто прогуляться.

Робер вопросительно посмотрел на нее:

— Не поехать ли нам завтра утром, до охоты? Ги подошел как раз в тот момент, когда Лили, мило улыбаясь, отвечала Роберу:

— Это доставит мне большое удовольствие, сир! Ги опять сел рядом с Ней. Но чем больше Лили делала вид, что не замечает его, тем сильнее сознавала его присутствие.

«Ах, Боже мой, если бы я только обладала способностью действовать на него так же, как он на меня своей близостью, чарами зеленых глаз, волнующим смехом!..» — думала Лили, улыбаясь каким-то словам Робера.

А между тем она и представить себе не могла, как страдал Ги, сидевший с таким безмятежным видом. Всякий раз, когда Робер улыбался Лили, Ги охватывало желание всадить кинжал в сердце друга. Он жаждал владеть Лили, повелевать ею, подчинить ее своей воле раз и навсегда, чтобы она навеки принадлежала только ему.


Эмма сидела рядом с Эделой, что было очень кстати в том случае, если Эсме опять не подойдет к ней. В зал вошел Хью Монроз. Мгновенно охватив взглядом собравшихся и увидев хорошенькое личико Эделы, он сел рядом с ней. Эмма, заметив их нежные взгляды, почувствовала болезненный укол в сердце. «Господи! — подумала она. — На кого в этот вечер устремлены с обожанием глаза Эсме?»

Она не сводила глаз с двери, но Эсме так и не появился. Эдела знала, в каком положении ее подруга, хотя та и не призналась ей, что носит под сердцем дитя. Ясно, почему отсутствует Эсме. «Не поговорить ли об этом с леди Элисон?» — подумала Эдела. Однако уверенность, что та знает о положении Эммы, заставила ее отбросить эту мысль. Не лучше ли поговорить с Лили, которая имеет большое влияние на мсье Монтгомери? Может быть, если на Эсме оказать давление, в нем проснется чувство ответственности? Эдела посмотрела на Лили, которая сидела, повернувшись спиной к Ги и с любезной улыбкой и повышенным вниманием смотрела на гостя. «Господи, что у них случилось? — удивилась Эдела. — Подожду, пока гости уедут. Похоже, Лили тянется за кусочком, который ей не по зубам!»


Трапеза сопровождалась игрой музыкантов графа де Мортена; их сменили нормандские трубадуры со скрипками и арфами, исполнившие «Песнь о Вильгельме». Какой-то темноглазый юноша-поэт склонился перед Лили и спросил, не желает ли она послушать свое любимое произведение. Поколебавшись — все-таки кругом были норманны, — она умышленно осведомилась, знает он «Беовульфа». Он спел «Беовульфа».

Робер, улыбаясь, обратился к девушке:

— В вашей стране многое вызывает у меня восхищение, Лили.

— Я тоже восхищаюсь кое-чем нормандским, но далеко не всем, — отозвалась она, взглянув на Ги.

Начались танцы. Робер сначала танцевал с женой, а потом с Лили. Ги с каменным лицом наблюдал за ними. Вскоре Лили ускользнула к себе, зная, что не вынесет, если Ги будет танцевать с Симонеттой.


Утро только-только начиналось, когда Лили направилась к конюшням, поэтому она очень удивилась, что Робер уже там и лично наблюдает за тем, как седлают для них лошадей. Они проехали немного, а потом Робер сказал:

— Давайте пройдемся.

Они спешились и, взяв в руки поводья, пошли по заснеженной земле. Остановившись, Робер взял Лили за руку.

— Лили, вы можете легко похитить мое сердце и уже начали атаку, не так ли?

Слегка покраснев, девушка ответила с запинкой:

— Нет, сир.

— Почему бы вам не переехать в Беркхэмстед? Я не могу предложить вам замужество, но мое покровительство — всегда к вашим услугам. Я сделаю для вас все, что в моей власти.

— Сир, ваши слова очень лестны, и честь, которую вы мне оказываете, — чрезвычайно велика. Но я не могу принять вашего предложения, — спокойно ответила Лили.

Тогда Робер, сняв с пальца кольцо, положил его на ладонь девушки. Та покачала головой.

— Оно слишком дорогое.

— Это не подарок. Я просто даю его вам на время. Если когда-нибудь Ги поступит с вами дурно, перешлите кольцо мне.

Он поднес к губам ее руку, и его проницательные, добрые глаза сказали ей, что он все понимает.

Было еще рано, когда они возвратились домой. Лили надеялась, что ее никто не заметит, но Ги уже был в конюшне, якобы готовясь к охоте. Лили поняла, что он ждет ее. С видом королевы, даже не удостоив его взглядом, она прошествовала в дом. Ги и Робер молча переглянулись: ни один из них не собирался уступать эту женщину. Робер понял, что сейчас Ги ее не уступит, надо отойти в сторону, но в будущем, при первой же возможности, Лили будет его.


После завтрака, когда мужчины уехали на охоту, годстоунские дамы показывали гостьям свои прекрасные ткани и ковры.

— Ковры у вас просто замечательные! Но Матильда, супруга Вильгельма, и ее дамы, специально учившиеся этому искусству, не уступят вам в мастерстве! Сейчас они собираются выткать ковер, на котором будет изображено завоевание Англии Вильгельмом, — Не подумав, ляпнула леди Мортен.

Леди Элисон спросила:

— А когда королева прибудет в Англию?

— О, Матильда слишком горда, она не двинется в путь без Вильгельма и заставит его приехать за ней. Удивительно, но Матильда, в которой росточку не больше четырех с половиной футов, правит супругом железной рукой!

Лили спрятала улыбку, почувствовав, что между этими двумя дамами идет соперничество.

— Я, может быть, повторяюсь, но это действительно самые красивые ткани, которые я когда-либо видела. Неужели вы делаете такие прекрасные вещи прямо здесь, в Годстоуне? Что за яркие расцветки! Как вы получаете, например, вот этот звонкий красный цвет? — спросила леди Мортен.

— Из корня марены, — ответила Элисон.

— Ну, конечно же! — воскликнула графиня. — Как это мне никогда не приходило в голову?

— Все краски мы получаем из растений — цветков или корней. У меня вся кладовая полна запасами красок, — пояснила леди Элисон.

— Ги де Монтгомери получил заказ на наши вышитые ткани от короля Вильгельма, который готовится к приезду королевы в Лондон, — заметила Лили простодушно.

Графиня де Мортен мгновенно попалась на удочку, как и рассчитывала девушка.

— Да, но ведь Матильда, наверное, приедет только через несколько месяцев, а мне и моим дамам сейчас нужны красивые ткани для платьев. К тому же здесь и климат несколько иной.

— Конечно, мадам, мы сочтем за честь изготовить для вас ткани и сделаем это до того, как примемся за королевский заказ. А пока вы можете купить все, что вам нравится, из того, что у нас уже есть. Матушка посоветует вам, что выбрать. Только велите графу уплатить мсье Монтгомери за все, что вы возьмете.

И Лили низко присела перед графиней, очень довольная совершенной сделкой. Золото им понадобится, чтобы прикупить земель. Земель, которыми когда-нибудь будут владеть ее сыновья. Вспомнив, что еще даже не помолвлена с Ги, она решила подразнить его, пусть позлится. Но подумав о последствиях, вздрогнула. «Что ж, посмотрим, что будет», — решила Лили и пошла наверх растирать ногу Андре. Берту временно отправили домой, и молодой человек истосковался по обществу.

— Когда же, черт побери, все они уедут, Лили? Мне смертельно хочется попробовать спуститься по лестнице! Я уверен, что смогу обойтись без костыля, но не намерен делать это на глазах у всех: не хочу быть посмешищем и мишенью для острот.

— Если нам повезет, они уедут завтра, сегодня все готовятся к отъезду. Наверное, Ги даст им сопровождающих.

— Буду рад увидеть, наконец, их спины. А вы?

— Я тоже. Особенно одну из них. Это правда, что Симонетта была любовницей Ги?

— Бог мой, вы что же, думаете, что я вел счет его женщинам? Имя им легион. — Заметив боль в ее глазах, юноша стал серьезнее. — Лили, не будьте дурочкой. Я думаю, что до встречи с вами Ги ни на одну женщину не взглянул дважды. А теперь он похож на собаку на сене.

Андре откинулся на подушки, Лили занялась растиранием.

Внезапно дверь распахнулась, и на пороге замер Ги.

— И давно это происходит? — спросил он.

Лили не обратила на него ни малейшего внимания и продолжала растирание так, будто они были одни.

— Это не то, что ты думаешь, Ги. Лили так добра, что растирает мне ногу, чтобы вытянуть мышцы, иначе я буду ковылять на костылях всю оставшуюся жизнь.

— Удивительно, что после таких упражнений вы не кончаете постелью! — рявкнул Ги.

Лили и Андре разразились хохотом. Они смеялись так долго, что слезы выступили у них на глазах, и Ги разозлился, будучи не в состоянии разделить их веселье. Андре решил успокоить брата:

— А знаешь, чем мы занимались здесь каждый день, пока ты развлекался в Лондоне? Играли в шахматы!

Но взгляд Ги был по-прежнему мрачен, и Лили, вскинув голову, бросила:

— Если вы ревнуете, ступайте и разотрите ножку вашей Симонетте!

Она ожидала, что Ги выскочит из комнаты, но тот сдержанно посмотрел на нее и произнес:

— Хм! Насколько я помню, ножка у нее очень недурна. Вероятно, я предложу Симонетте остаться в Годстоуне.

И он ушел, спокойно притворив за собой дверь. Андре, взглянув на Лили, заметил: — Вы слишком дразните его.

— Если бы он сравнил вас прежнего, безжизненного и мрачного, с веселым, жизнерадостным человеком, которым вы опять стали! Он должен быть благодарен мне за то, что я сделала для его брата!

— Я был для вас серьезным испытанием, Лили, но теперь я решил приложить все силы для того, чтобы ходить. Вы увидите: ваши заботы не пропали даром!

Лили убрала масло для растирания, вымыла руки и снова надела на палец кольцо, которое дал ей Робер. Вспомнив слова Ги, она решила, что это пустые угрозы, часть той игры, которую они ведут друг с другом. Но в то же время Лили понимала, что существует черта, за которую ей лучше не заходить: притворный гнев Ги и его истинный гнев — совершенно разные вещи. Улыбнувшись, она решила помириться с ним.

Внимание Лили привлек тихий стук в дверь. Она обрадовалась, увидев Эдит. Но едва та заметила, что Андре не один, она сразу же вышла из комнаты.

— Эдит, не убегай! Я не видела тебя уже много дней! Где ты прячешься? — окликнула ее Лили.

Эдит вернулась. Нахмурившись, она чопорно проговорила:

— Я подумала, что Андре не захочет обедать один, поскольку не сможет присутствовать на празднестве внизу.

— Прекрасная мысль, Эдит! Я уверена, что Андре рад твоему обществу.

Глаза юноши потеплели при виде Эдит, очень нарядной, в красивой бледно-розовой тунике. Посмотрев на нее, Андре сказал:

— Эдит, у вас волосы, точно лунный свет. Вы действительно предпочитаете мое общество развлечениям в зале?

Лили ушла, пряча улыбку. Ее ухода они даже не заметили.

К обеду Лили одевалась очень тщательно. Она старательно убрала волосы в сложную прическу, перевив кудри лентами. Потом надела туалет из шелка цвета молодой липовой листвы — он не совсем подходил для зимнего вечера, но в зале собиралось столько народу, да еще там поддерживали жаркий огонь, значит, будет душно. У входа в зал она столкнулась с матерью, которая несла тяжелый поднос, заставленный блюдами с едой.

— У графини мигрень, и я решила, что ей лучше поужинать у себя.

— Я могу вам чем-нибудь помочь, матушка? — спросила Лили.

— Нет, дитя мое, у графини де Морген более чем достаточно дам, готовых исполнять ее желания. Просто я не хочу, чтобы они околачивались у меня на кухне.

— Поспешите, матушка, иначе гости все съедят!.. — засмеялась Лили.

Войдя в зал, она увидела, что все уже сидят за столом, а Ги усадил Симонетту подле себя на ее место! На ее место! Как мог он так оскорбить ее? Гордо подняв голову, Лили демонстративно медленно прошла к столу, и когда Робер поднялся, чтобы усадить ее справа от себя, на место своей жены, улыбнулась ему ослепительной улыбкой. Эль и вино текли рекой, и Лили с отвращением наблюдала, как Ги то и дело наполняет свой рог.

— У меня есть несколько кубков, которые я хотел бы подарить вам, — обратился к ней Робер. — Мне не очень нравится пить из рога. Единственная трудность состоит в том, что кубки упакованы вместе с другими вещами, но слуги их найдут.

— Благодарю вас, сир, — улыбнулась она.

— Прошу вас, Лили, не нужно так официально. Кстати, вино, что мы пьем, из моих виноградников.

— В таком случае я выпью еще. — Лили принялась пить и скоро захмелела.

Всех присутствующих охватило веселое настроение, подогретое выпитым вином. Музыка и голоса становились все громче, поведение мужчин и женщин — вольнее. Вспыхнули две-три ссоры. Когда начались танцы и Ги повел Симонетту танцевать, Лили воспользовалась моментом, взяла за руку Робера и вывела его из зала.

— В зале стало невыносимо жарко и душно, — сказала она, улыбаясь. — Мне показалось, что я упаду в обморок. Вы не будете возражать, если мы прогуляемся?

— Я всегда позволяю красивой женщине действовать, как ей хочется, — заверил ее Робер. — Куда мы пойдем?

— Все равно! Давайте возьмем плащи и пойдем посмотрим на лошадей, а потом можно будет взглянуть на соколов в клетках, подняться на башню — оттуда прекрасный вид!

— Но сейчас ведь темно! — удивился Робер.

— Вот именно! — сказала она, подмигнув ему с излишней выразительностью.

Они сняли с вешалки плащи и вышли в ночь, словно два заговорщика. Валил густой снег, и

Лили подставила лицо снежинкам. Потом побежала к конюшням.

— Покажите мне вашего коня, — попросила она.

— Вы видели его сегодня утром! — засмеялся Робер.

Они остановились рядом с великолепным черным скакуном. Лили провела рукой по его блестящему боку.

— Как его зовут? — спросила она.

— Сатана, — последовал ответ. — Это действительно черт! Кажется, сегодня вечером в вас тоже вселился бес, да, Лили?

— Пошли на сеновал, я покажу вам новорожденных котят, — предложила она.

Робер бросил взгляд на конюхов, разинувших рты от удивления, и придержал Лили за плечо.

— Не нужно этого делать, — прошептал он. — Если мы поднимемся на сеновал, о вас пойдет дурная слава. Не забывайте о приличиях.

Они опять вышли на открытый воздух, и Лили, слепив снежок, игриво кинула его в Робера. Потом побежала вдоль ручья, и он поспешил за ней.

— Давайте посмотрим, достаточно ли крепок лед, чтобы выдержать нас, — возбужденно предложила она.

— Осторожнее! — воскликнул Робер.

Став на ледяную поверхность, Лили позвала его:

— Не трусьте, идите сюда!

Робер сделал осторожный шаг, и тогда девушка поспешно крикнула:

— Нет-нет, Робер, я пошутила! Вашей тяжести лед не выдержит. А я к тому же замерзла. Знаете что, давайте поднимемся на старую башню.

И она стала взбираться по витой лестнице, таща Робера за собой.

— О, кто-то пользуется ею для свиданий! Здесь есть вино, подушки и дрова. Разведите огонь, пока мы не закоченели. Ой, смотрите, каштаны! Давайте поджарим!

— Я бы предложил вам вина, но, может быть, вам уже достаточно? — Робер с увлечением наблюдал за Лили.

— Конечно, я выпью немного, — ответила она, потирая руки над огнем, который разжег Робер.

Они сели у огня, поджарили каштаны, и Лили с довольным видом приникла к Роберу.

— Я же знаю, что это несерьезно, Лили. Вы просто играете мной.

Она посмотрела ему прямо в глаза и сказала:

— Ну так и примите игру!

Робер обнял ее и очень ласково поцеловал.

— Вы ведь вдова, не так ли, Лили?

— Да, но интимных отношений с супругом у меня не было. Не будем говорить об этом, — попросила она.

— Значит, вы еще девственница? Вспыхнув, Лили ответила:

— Джентльмены таких вопросов леди не задают, сир.

— Виноват, простите! — покаянно проговорил Робер.

Воцарилось молчание. Лили смотрела на огонь. Постепенно веки у нее отяжелели, и глаза закрылись. Робер не двигался, чтобы не потревожить спящую. Он рассматривал ее лицо. Оно было так близко, что он видел, какая у нее тонкая кожа, как розовеют в отблесках огня ее изящные ноздри, как красиво изогнуты губы. Она проспала целый час, огонь догорел, и тогда Робер разбудил ее. Раскрыв сонные глаза, девушка взглянула на его.

— Пойдемте, милая, нужно возвращаться, — пробормотал он.

Лили подчинилась, подумав, что Робер — самый приятный и спокойный джентльмен из всех, кого она знает…

Проскользнув в дом через черный ход, они тихонько поднялись по лестнице. Робер осторожно открыл дверь своей комнаты и исчез, а Лили на цыпочках кралась по коридору, направляясь к себе. Вдруг чья-то сильная рука ударила ее, сбив с ног, эта же рука грубо зажала ей рот, а затем втащила в комнату. Это был Ги.

— Вы сделали мне больно! — Вспыхнув, она вытерла губы.

— Я по природе не мягок. Все знают, что я человек резкий и жестокий. Странно, что вы этого не поняли.

Лили направилась к двери, но Ги повернул ее лицом к себе.

— Никогда не смейте поворачиваться ко мне спиной! — приказал он.

— Я иду спать, — холодно ответила она.

— Вы не выйдете из этой комнаты!

Не желая повиноваться, Лили впилась ногтями в его смуглое надменное лицо. Ги стиснул ее запястья.

— Прекрасное поведение! — Заметив кольцо Робера, он взорвался. — Ах ты, стерва!

Передернувшись от отвращения, Ги размахнулся и ударил Лили по лицу. Яркая алая кровь побежала по ее щеке, заструилась по шее. Лили покачнулась, и бешенство в его глазах погасло.

— Дорогая, прости меня! О моя маленькая, любимая моя! Mon petit chou!note 18 Что я натворил! — Ги схватил ее в объятия, в отчаянии от своего жестокого поступка.

Лили подумала: «Я сама напросилась на это». Но, тем не менее, нисколько не смягчившись, сказала холодно:

— Пустите меня. Матушка позаботится о моей ране.

Ему ничего не оставалось, как отпустить Лили. Неужели он изуродовал ее на всю жизнь?


Кавалькада пустилась в путь почти в полдень на следующий день. Прежде чем уехать, Ги отыскал Лили, которая все утро не выходила из своей комнаты. Увидев его, она бросила:

— Нам нечего сказать друг другу.

Он с облегчением отметил, что ранка на ее щеке не такая серьезная, как он опасался, но синяк все же появился.

— Ошибаетесь, мадам. Мы должны сказать друг другу очень многое, но подождем до моего возвращения. Нужно будет подготовиться к свадьбе, — ответил Ги и вышел, повернувшись на каблуках.


Ги держался с Мортеном и его воинами чопорно и отчужденно, но оказывал услуги дамам и помогал тем, кто вез вещи. После трехчасовой езды Ги отправил своих людей обратно в Годстоун. Потом проехал вперед попрощаться с Робером. Тот, посмотрев на Ги добрыми глазами, сказал:

— Видите ли, Ги, она очень любит вас. К тому же моя супруга рядом, в то время как ваша — в Нормандии. Из чувства товарищества я не сказал ей, что вы женаты.

— Прощайте, дружище, и спасибо вам! — улыбнулся в ответ Ги.

Они простились, и Ги порадовался, что они расстались друзьями, и он возвращается домой. Домом он отныне нежно называл Годстоун.

Глава 19

Первое, что сделал Ги по возвращении, — перенес свои вещи обратно в большую опочивальню. Покончив с этим делом, он поклялся, что Лили будет жить с ним в этой комнате.

Следующие два дня Лили избегала его, и как он ни пытался, застать ее одну не мог. Поняв, что Лили делает это намеренно, он наконец решил взять быка за рога и бодро вошел в ее комнату.

— Наденьте меховой плащ, который я вам подарил, и прогуляемся верхом, — сказал он.

— И не подумаю, милорд! — Лили закусила удила.

Ги пропустил мимо ушей ее слова, нашел плащ и набросил на нее. Потом взял за руку и повел за собой, не обращая внимания на ее возражения. В конюшне он приказал седлать Зефиру, а сам тем временем оседлал своего коня. Они выехали бок о бок на свежий утренний воздух.

— Лили, я сожалею, что ударил вас. Это никогда больше не повторится.

— Ха! — бросила она с презрением.

— А зачем вы дразнили меня Робером?

— Ха!

Ги терпеливо попробовал начать все сначала:

— Эта Симонетта — да она совершенно ничего для меня не значит!

— Ха! — выдохнула громче Лили. Какое-то время они ехали молча, потом Ги попытался ее урезонить:

— Я предлагаю вам разделить со мной настоящее и будущее, Лили. Прошлое свое я не в силах вам подарить.

— Ха! — повторила она.

— Перестаньте издавать этот противный звук! — закричал он.

— Ха! — сказала Лили с вызовом, а потом добавила: — Вы — распутное чудовище, самонадеянный, жестокий и развратный норманн!

— Никогда не смейте говорить со мной в таком тоне! Я не намерен выслушивать от вас оскорбления! — взорвался Ги.

Они проехали еще несколько миль.

— Это смешно! Поговорим по-человечески, вновь бросился на приступ Ги.

Они спешились и стали лицом к лицу.

— Своим браком мы подадим пример остальным в Годстоуне. Я уверен, что другие поступят так же, когда мы обвенчаемся.

— Я не выйду за вас замуж, даже если вы будете последним, единственным мужчиной на всей земле!

— Замолчите! — рявкнул он.

Лошадь Лили испугалась, и, прежде чем они успели схватить поводья, помчалась галопом в том направлении, откуда они приехали. Ги вскочил на коня и усадил Лили перед собой. Ее близость мгновенно подействовала на него, и он хрипло проговорил:

— У меня не было другой женщины с того дня, как я впервые увидел вас, Лили, хотя желающих были десятки. Я хранил вам верность.

— Ха! — опять сказала она.

— Если вы еще хоть раз издадите этот проклятый звук, я ссажу вас с лошади, и вы пойдете домой пешком.

Ей показалось, что это всего лишь смешная угроза: ведь они находились за несколько миль от Годстоуна, и поэтому она тут же бросила закинув голову:

— Ха!

Ги остановил лошадь, спустил Лили на землю и ускакал. Оставшись одна, Лили не поверила, что он способен на такое, и стала ждать его возвращения. Но Ги не возвращался. Она нехотя пустилась в путь, и с каждым шагом ее негодование исчезало, и злость на самое себя росла. Какая глупость с ее стороны отвергать его! Любимого! Да, любимого! А когда его лицо темнеет и делается надменным, тогда она его просто обожает! Она дразнила его, надеясь, что он схватит ее в объятия и сломает ее сопротивление. После пережитого ужаса с первым мужем так глупо и жестоко отвергнуть этого мужественного красавца, который возвратил ей жизнь… Да она, кажется, с ума сошла!

Лили шла, уставшая и замерзшая, страшась, что Ги окончательно отвернулся от нее. Ей казалось, что она прошла миль сорок, хотя на самом деле их было всего четыре. Лили еле тащилась, ноги у нее окоченели. И вдруг она увидела, что Ги скачет к ней. Радостно вскрикнув, Лили побежала к нему, призывно простирая руки. Через мгновение он был рядом с ней.

— Любовь моя, милая, золотая! Дай я тебя согрею. Укрою своим плащом. Ну вот, солнышко мое… Как я был жесток! — Он взял ее на руки.

Она прильнула к нему и спрятала лицо у него на груди.

— Простите за все, что я наговорила вам, милорд. Прошу вас, простите меня! — умоляла Лили.

— Обещайте, что мы обвенчаемся! И как можно скорее! Я не в силах больше ждать, сердце мое!

— Когда хотите, — Лили была само смирение. Ги наклонил голову и приник к Лили жгучим поцелуем.

— Ты придешь ко мне сегодня ночью? Ты не оттолкнешь меня? — пылко спросил он.

Помолчав, она ответила очень тихим голосом:

— Только в брачную ночь, не раньше. Будьте снисходительны ко мне, милорд, если любите меня.

— Но, Лили, вы не понимаете, как жестока ваша просьба! — простонал он. — Что ж, будь по-вашему. Могу ли я не согласиться? Мы обвенчаемся через два дня — невыносимо долгий срок для меня, но мне жаль, что не для вас.

Она улыбнулась про себя, подумав: «Мне это тоже покажется вечностью, но он об этом не узнает».


Ги де Монтгомери решил извлечь из своей свадьбы все выгоды. Сама церемония — по сути, противозаконная — будет очень скромной. В церковь пойдут только Рольф и Элисон, но после венчания свадебный кортеж, в котором примут участие все дамы и воины, медленно проедет по деревне. Ги хотел, чтобы все, вплоть до крестьянских ребятишек, любовались невестой и поздравляли их. Саксы увидят, что их госпожа приняла норманна как своего господина. И это послужит примером для них. Всех пригласят в большой зал за столы, уставленные всевозможными яствами: олениной, крольчатиной, кабаньим мясом, бараниной, бычатиной… Можно будет съездить в Окстед и Севенокс — пусть и тамошние жители принарядятся и повеселятся на свадьбе! Пусть все будут счастливы и разделят с ним его радость!

Вся челядь была занята приготовлениями к свадьбе с восхода до заката. Казалось, что каждый пребывает в приподнятом настроении. Встречаясь время от времени с невестой, Ги ласково гладил ее по щеке и шептал ей слова любви.

— Я буду целовать тебя медленными, волнующими поцелуями… Твоя улыбка так соблазнительна!.. Лили, ты думаешь обо мне? —


Лили, просыпаясь, в полудреме вспомнила, что сегодня 20 января 1067 года — день ее свадьбы. Она понимала, что поступает, как распутная женщина, выходя замуж второй раз за такой короткий срок: ведь со дня той, первой свадьбы прошло всего три месяца, — но она была счастлива! Отбросив мрачные мысли, прежде чем они успели испортить ей хотя бы мгновение наступающего прекрасного дня, двигаясь медленно, словно во сне, она с помощью Розы и Эдит оделась в подвенечный наряд, выбрав для этого случая не белое, а кремовое платье из бархата, отделанное куньим мехом; волосы, завитые локонами, были украшены лентами, цветами и блестками. Цветы прикреплялись с помощью петелек. Накинув на плечи невесты меховой плащ, Роза и Эдит уложили его красивыми складками и подали ей муфту из такого же меха. Элисон взяла Лили за руку, и они вышли из дома.

В церкви их уже ждали у алтаря священник, Ги и Рольф. Жених был одет в бархат винного цвета. У Лили захватило дух — так Ги был красив!

Пахло ладаном и разогретым свечным воском. Теплая рука Ги направляла ее, и когда она отвечала священнику, ее дыхание оставляло в холодном воздухе след в виде белой дымки. Она удивилась, когда Ги надел ей на палец золотое обручальное кольцо и прошептал:

— Оно лежит у меня уже несколько недель.

Наклонившись, он нежно поцеловал Лили в губы; отпустил ее, потом опять привлек к себе. Взявшись за руки, новобрачные вышли из церкви и поспешили во двор. И на каждом шагу она повторяла мысленно: «Лили де Монтгомери».

Их поджидала толпа смеющихся всадников — мужчин и женщин. Даже Андре решил, что боль в ноге не помешает ему отправиться верхом вместе со всеми. Уздечка и стремена у лошади новобрачной были украшены маленькими колокольчиками, и, когда Ги подсаживал Лили в седло и поправлял полы ее плаща, они весело позвякивали.

Лили была так откровенно и лучезарно счастлива, что это передалось всем присутствующим, а потом охватило и годстоунских крестьян, которые вышли из своих хижин поглазеть на свадебную процессию. Каждый ребенок, мимо которого проезжал Ги, получал из его кармана монетку, и все взрослые получили приглашение на пиршество.

— Мы едем в Окстед, так что не ждите нас, — предупредил Ги.

В Окстеде новобрачным был оказан такой же радушный прием. Повара постарались, как могли, и гости отдали должное угощению.

Заметив в конце стола Эдварда, Лили порывисто обратилась к мужу:

— Вы не будете возражать, если Эдвард приедет сегодня в Годстоун к обеду?

Ги внимательно посмотрел ей в глаза, а потом ответил:

— Я не буду возражать, но не кажется ли вам, что это несколько жестоко, если он по-прежнему любит вас?

— Я слышала, что он нашел себе утешение. Видите хорошенькую блондиночку рядом с ним?

— Хм, как же это я упустил такой лакомый кусочек?

— Милорд, вы — женатый человек. Но я вас прощаю, — улыбнулась Лили, — если вы пригласите Эдварда лично.


Рольф посмотрел на Элисон.

— Не последовать ли и нам их примеру и не обвенчаться ли на следующей неделе?

— Я ждала этого! — радостно ответила та. — Лили, подойди сюда, поцелуй своего нового отца.

— О, матушка, как замечательно! — воскликнула Лили.

— Поздравляю, Рольф, — сказал Ги. — Надеюсь, что теперь нас ждет немало подобных торжеств.

Свадебный кортеж вернулся обратно в Годстоун через Севенокс. Когда молодые и их спутники вошли в зал, там было полно крестьян, счастливых от еды, эля и праздничной атмосферы. Все пустились в пляс. Ги перетанцевал почти со всеми крестьянками, независимо от их возраста и объема талии, а Лили предложил потанцевать с мужчинами. Было почти три часа дня, когда ушли последние из крестьян. Дамы отправились наверх отдохнуть и привести себя в порядок к вечернему свадебному пиршеству.

Большая опочивальня была красиво убрана. Наволочки и простыни были вышиты вензелями новобрачных. На столе стояли два драгоценных кубка, из тех, что Робер подарил Лили, и кувшин с прекрасным вином. Горели ароматические свечи. Наряды Лили перенесли сюда и уложили в большие сундуки, переложив их мешочками с сухой лавандой. Туалетные принадлежности и серебряные гребни были начищены и разложены на столике, а поперек кровати лежали ночная сорочка из белого шелка и широкий халат из белой шерсти.

Лили освежила лицо и руки розовой водой, причесалась и спустилась вниз. Ги ждал ее у подножия лестницы. Он взял обе ее руки в свои и поднес их к губам:

— Вы просто сияете. Я — самый счастливый человек в мире!..

— Вы всегда будете любить меня? — спросила Лили.

— Больше того, я буду вас боготворить, — пообещал Ги.

Столы ломились от дымящихся грудок куропаток со сладкой миндальной подливкой, жареной оленины с дикими яблоками, сдобренной специями, маринованных бычьих языков. На большом блюде лежала кабанья голова, начиненная жареными каштанами, стояли огромные корчаги с элем и печеными яблоками, плавающими в сиропе из сахара и имбиря.

Менестрель спел только что сочиненную им песнь о Лили и Ги, а потом начались игры и танцы. Ги разлучили с Лили, потому что все молодые воины во главе с его братьями заявили, что имеют право получить от новобрачной поцелуй и танец. Когда ее опять усадили рядом с ним, он спросил, наклонясь к ней:

— Вы не устали, любовь моя?

— О нет! Мне очень весело, но как только вы захотите, мы уйдем. — И она вспыхнула.

— Нет, любимая, сегодня ваш день… — Он ласково коснулся ее щеки. — Но когда вам надоест, просто произнесите какую-нибудь незначительную фразу вроде «Мне больше не надо вина, благодарю вас», и тогда мы уйдем.

Через несколько минут подошел оруженосец с кувшином вина, и Лили быстро проговорила:

— Мне больше не надо вина, благодарю вас, — но, заглянув в смеющиеся глаза мужа, воскликнула: — Вы меня одурачили! Вы же видели, что он сейчас подойдет.

Ги привлек ее к себе, а мужчины ударили рукоятками кинжалов по столам и потребовали, чтобы он поцеловал жену, что Ги и сделал, но тут же между ними пробежала искра, и в глазах Ги вспыхнуло желание. Они молча поднялись и стали пробираться между гостями, у которых не хватило духу остановить их. Двое воинов подняли Ги на плечи и понесли. Девушки побежали вперед, игриво смеясь. Войдя в опочивальню, все разошлись еще больше: теперь шутки приобрели непристойный характер, посыпались прозрачные намеки. Весело смеясь, Ги позвал на помощь Рольфа, и тот вместе с Элисон выпроводили гостей из брачного покоя.

Огонь уже пылал, и свечи отбрасывали блики на узорные ковры, висящие на стенах. У себя на подушке Лили обнаружила подснежники и вопросительно взглянула на мужа.

— Я увидел их утром у церкви. Там есть место, закрытое от ветра.

Лили вдруг застыдилась и, облачившись в темном уголке в шелковую ночную сорочку, замерла в нерешительности.

— Иди сюда, погрейся, любимая, — обернулся Ги.

Он нежно усадил Лили к себе на колени, не забыв при этом взять вино. Его губы почти касались ее щеки, и когда он поднял голову и взглянул на нее, она обвела их пальцем и улыбнулась.

— Кончики губ у тебя притупленные.

— Когда я вот так приподнимаю твои волосы, на шее у тебя появляется маленькая изогнутая складочка.

И Ги поцеловал эту складочку. Ему хотелось продлить сладость и волшебство этой минуты, хотелось, чтобы она тянулась подольше…

Он ласкал изящное теплое тело Лили, бормоча ласковые слова, касаясь губами ее волос, висков и век. Наконец он поцеловал ее в губы. Она вернула ему поцелуй, страстно обвив его шею. Он отнес ее на постель и быстро разделся, потушил свечи и лег, обнаженный, рядом с ней. Сняв с Лили ночную сорочку, Ги провел рукой по ее спине и ногам. Кожа ее была как атлас. Наслаждение накатывало на него волнами, когда он целовал ее груди, чувствуя, что они, набухая, отзываются на его поцелуи. Лили пылала от страсти, ощущая его мускулистые ноги у своих ног; ее руки ласкали его спину, тело изогнулось и раскрылось навстречу ему. Ги, не прерывая поцелуя, брал ее мучительно медленно и позволил себе испытать радость удовлетворения не раньше, чем она достигла вершины.

— Я очень люблю тебя, красавица моя. Помни об этом всегда, обещаешь? — немного успокоившись, прошептал Ги.

— Как могу я в этом сомневаться? — нежно проговорила она, проводя пальцем по его тяжелым бровям и сильному подбородку.

Перед Лили замелькали воспоминания, начиная с того дня, когда она впервые увидела этого человека, с которым теперь связана навечно. Но в то же время ее жгла мысль: она полюбила врага, норманна, завоевателя ее родины! Она не знала, плохо это или хорошо для Англии, но для нее обернулось счастьем то, что норманном, завоевателем Годстоуна, оказался Ги де Монтгомери, рыцарь и воин, спасший ее от дракона, словно принц в волшебной сказке. Здесь, в его постели, в его объятиях ей все казалось справедливым и прекрасным… Оттого ли, что любовь околдовала их своими чарами, или так было предопределено звездами — и это просто судьба?..

Мысли Ги бежали в другом направлении. Думая о будущем завоеванной им страны — теперь и его страны, — он связывал его с лежащей рядом с ним прекрасной женщиной, которая явилась ему словно награда. Ему страстно захотелось, чтобы она, его любимая Лили, нарожала много сыновей, сильных воинов, которые будут строить и защищать эту — его и их — страну!

— Лили, моя маленькая, моя любимая!.. — обнял ее Ги.

Щекой, прижатой к его груди, сна ощутила, как забилось его сердце. Она приподнялась, чтобы вновь насытиться его смуглой красотой и убедиться, что все это не сон. Застонав, он коснулся ее волос и омыл свою грудь в их шелковистом потоке. Потом притянул ее к себе, охваченный яростным нетерпением снова стать с ней единой плотью. Поцелуй его был требователен, он ошеломил Лили своим напором. Предыдущий раз он ласкал ее с томительной нежностью; теперь же его страсть вышла из повиновения, и казалось, что он ласкает ее в первый раз — или в последний.

Его дикая сила несколько испугала Лили, но она решила ни в чем ему не отказывать. Если он хочет от нее всего, она даст ему это все; более того, даст с радостью.

Он охватил руками ее зад, отчаянно стремясь погрузиться в ее прелесть. Раньше она казалась такой хрупкой, такой беспомощной, но теперь она была ему под стать — той самой женщиной, которую он всегда искал. Его охватило чисто мужское желание покорить ее своей власти, оставить на ней клеймо, говорящее о том, что это его женщина и ничья больше. В этом страстном порыве он завладел ее губами.

Желание охватило ее чресла и сдавило их, как змея. Рухнули последние преграды между ними, и они вместе бросились в пропасть вечной любви. Его горячее семя текло в нее, зарождая дитя…

— Теперь усни, — пробормотал он.

— Я не могу: все так ново, странно и удивительно!..

Ги улыбнулся в темноте, потому что знал: она уснет мгновенно. Он привлек ее к себе, улегся сам поудобнее и вознес хвалу небесам, благодаря за то, что его жизнь наконец устроилась так, как ему по душе.

Утром Лили проснулась, томно и сладостно потянувшись в своей широкой кровати. Повернувшись к мужу, она увидела, что тот смотрит на нее, опершись на локоть.

— Ты смотрел на меня! — укоризненно воскликнула она. — У меня, наверное, ужасный вид?

— Это было самое красивое зрелище, которое я когда-либо видел, — возразил он.

Она нырнула под меховое одеяло.

— У нас холодно.

— Я сейчас посмотрю, нельзя ли разжечь огонь, но предупреждаю: я вернусь.

Она хихикнула, когда Ги отбросил одеяло и спустил ноги на пол. Сначала она разглядывала его, робея, а потом увлеклась созерцанием гибких движений его обнаженного тела. Конечно, это — самое прекрасное тело в мире! Широкие плечи сужаются к мускулистой спине, а потом к узким бедрам. Плоский живот, сильные и длинные ноги!..

Когда огонь жарко запылал, Ги одним прыжком запрыгнул в кровать и, устроившись рядом с Лили, протянул к ней под одеялом руку.

— А я видел, что ты меня рассматриваешь! — поддразнил он ее. — Теперь моя очередь. Я хочу видеть тебя всю.

— Нет-нет! — воскликнула она, сжимаясь в клубок.

— Походи передо мной, чтобы я мог видеть тебя во всей красе, — хрипло сказал он.

— О Ги, пожалуйста, не проси об этом, пока не проси. Я стесняюсь, — сказала она умоляюще.

— А когда же?

— Завтра! Я обещаю тебе, но сейчас — нет, прошу тебя, любимый!

— Ты меня стесняешься? Придется взяться за тебя. — Он гортанно усмехнулся, а она повернулась к нему спиной и попыталась выскользнуть из постели. Но он обхватил ладонями ее грудь, провел носом по ее шее, и по спине Лили побежали восхитительные мурашки. Ей стало щекотно, и она начала извиваться. Поняв, что он снова возбужден, она притворилась рассерженной:

— Неужели ты постоянно пребываешь в таком состоянии?

— Это упрек тебе, ты виновата в моем таком состоянии! — засмеялся Ги.

Игриво повернув ее к себе, он осыпал ее поцелуями, но страсть его росла, и он грубо впился в ее рот. Поцелуй длился бесконечно. Пылая от страсти, он быстро разжег и ее до такой степени, что этот огонь грозил поглотить их обоих.

— Ты сводишь меня с ума! — прохрипел он.

Ги взял ее, и она крикнула от сладостной боля. Когда все кончилось, она размягчено приникла к нему, и его опять охватила нежность. Укачивая ее, Ги шептал ей все то, что ей так хотелось услышать…


Ги расположился с картами, рисунками и чертежами в оружейной, где Лили и нашла его. Главное, что теперь занимало его мысли, — как сделать замок просторнее и превратить его в твердыню. Работу нужно начинать сейчас, пока не кончилась зима и у людей много свободного времени, потому что весной они будут заняты севом, посадкой и всем, что с этим связано.

— Я хочу пристроить два крыла. Одно крыло — для моей семьи, другое — для вас. Когда вы все переженитесь, не будете же вы спать в оружейной, верно?

Стоявшие вокруг мужчины засмеялись; раздалось несколько грубоватых замечаний.

Тут Ги заметил жену, и глаза его посветлели.

— Входите, дорогая, входите!

Та, краснея, прошла мимо собравшихся мужчин.

— Посмотрите, — сказал Ги, просияв, — какие планы мы строим. Все это крыло — детская.

И он подмигнул мужчинам поверх ее головы. Щеки молодой женщины запылали, она опустила глаза. Рольф проворчал:

— Стыдно насмешничать над таким ребенком в присутствии всех этих мужланов!

Ги тут же замолчал и покровительственно привлек жену к себе.

— Овцы уже начали ягниться, — сказал он тихонько. — Не хотите ли пойти со мной в южную овчарню и посмотреть?

Лили радостно кивнула. Взявшись за руки, они выскользнули из оружейной, немедленно забыв обо всех строительных планах. Рольф только головой покачал:

— Воркуют, точно голубки на голубятне. Андре подтолкнул Николя и заметил:

— И кто это говорит! Через неделю сам будет вздыхать и ворковать точно так же!

Рольф дернул юношу за ухо, но не очень больно.


Очаровательные ягнята резвились вокруг маток, перепрыгивая через какие-то невидимые препятствия.

Ги спросил одного из пастухов:

— Много ли мы потеряли?

— Не очень, милорд. Все прошло гладко — только две овцы и двое ягнят сдохли. Мы взяли сироток, надели на них шкуры мертвых ягнят, и овцы сразу же их приняли.

— Ой, Ги, смотрите, эта овца только что принесла двойню! — взволнованно сказала Лили.

— Очень уж они малы. Думаю, вряд ли выживут, — отозвался Ги.

Пастух сказал:

— Если их оставить на ночь в овчарне, не выживут, но я отнесу их жене. Проведут ночь у очага, а к утру оправятся.

— Дай их мне! — попросила молодая женщина. — Я их укутаю и буду держать у огня.

Ги заметил, что пастух слегка нахмурился.

— Просим прощения, миледи, — сказал он, — для ягнят будет лучше, если они останутся у нас. Тут уметь надо.

— Конечно. Прости, я не подумала, — улыбнулась Лили.

Притянув ее к себе, Ги тихо проговорил:

— Если с ними что-нибудь случится, вы будете горевать. Лучше оставим их здесь.

В этот момент к Лили подошла пожилая крестьянка Эльфрида.

— Могу я поговорить с вами, миледи?

— Разумеется. Что-нибудь случилось? У тебя такой огорченный вид.

Эльфрида нехотя изложила свое дело при Ги.

— Моя дочка вышла за человека из соседнего поместья. — Крестьянка указала на запад. — Ну а теперь они не хотят больше там жить.

— Пусть переезжают сюда. Нам всегда нужны работящие люди, — предложила Лили.

— Ах, миледи, кабы все было так просто! — Крестьянка заколебалась, по-прежнему бросая украдкой взгляды в сторону Ги. — Тамошний господин, норманн, очень жестокий, миледи. Он с ними обращается, как со скотом или с рабами: держит в цепях, бьет кнутом и не дает есть. Дочка-то убежала, а мужа ее поймали и вернули. Я спрятала ее у нас в доме. — И она с вызовом посмотрела на Ги.

Повернувшись к нему, Лили хотела просить за женщину, но он оборвал ее:

— Видимо, настало время познакомиться с соседом. Далеко это поместье?

— По меньшей мере, десять миль, а может, и все пятнадцать, — ответила Лили.

— Пойдем, Лили, я велю седлать лошадей. Возьму несколько человек и съезжу в гости!

Молодая женщина испуганно посмотрела на мужа:

— Ох, Ги, я не хочу, чтобы у тебя были осложнения!

— Вильгельм тоже этого не хочет, — засмеялся он. — Раздоры и междоусобицы между землевладельцами — это последнее дело!

— Но как ты добьешься мира и справедливости без осложнений?

Ги взглянул на ее обеспокоенное лицо.

— Для этого есть много способов, дорогая, не тревожься. Попробую по-человечески выручить этих людей из беды, а не получится — куплю их!

…Лили волновалась весь день, но успокаивала себя тем, что Ги умеет постоять за себя. Когда стемнело, Лили стала прислушиваться, не едет ли Ги. Ей казалось, что она слышит стук копыт, но всякий раз, выглянув в окно, она была разочарована. Когда Ги не вернулся в положенное время к вечерней трапезе, Лили от волнения не могла ни пить, ни есть. Поставив на поднос ужин Ги, она накрыла его чистой скатеркой, уселась у окна и стала ждать возвращения мужа. «Я только что обрела его, — молилась Лили, — не допусти, чтобы с ним что-нибудь случилось, не отнимай его у меня!..» Прошел еще час. За окнами почти стемнело, когда она услышала стук копыт — лошади мчались галопом. Она выбежала из комнаты, слетела вниз по лестнице и бросилась навстречу мужу.

— Ох, Ги, слава Богу, с тобой ничего не случилось! Он поднял ее и покружил в воздухе, — А это что такое? Слезы? Что произошло, глупышка? — нежно дотронулся Ги до глаз Лили.

Обняв друг друга, они поднимались по лестнице.

— Почему ты так поздно? Не все прошло гладко, да? Что там было?

— Ничего, дорогая, — Ги закрыл дверь.

— То есть как это — ничего?

— Я просто познакомился с нашим соседом.

— А что насчет мужа этой бедной женщины — Ты смог договориться?

— Я и не упоминал о нем.

— Ты хочешь сказать, что я сидела здесь, умирая от беспокойства, а ты не сделал ничего из того, зачем поехал? — вспыхнула она.

— Лили, не стоит беспокоиться обо мне, если мы расстаемся на несколько часов. Береги нервы. Твоя тревога напрасна. Кстати, я пригласил нашего соседа и его супругу на свадьбу твоей матери.

— Бог мой, зачем? — воскликнула она.

— Пусть увидят, что норманны и саксы могут жить вместе и по-другому, а не так, как в их поместье.

— А что, там очень плохо? — заволновалась Лили.

— Да, но я ничего тебе не скажу — ты же сразу расстроишься. — По его тону было ясно: разговор окончен.

Стоя в его объятиях, Лили сказала:

— Я оставила тебе поесть, ты ведь голоден?

— Очень голоден, но не в смысле еды, — засмеялся он, крепче обнимая ее. — К тому же я уже отужинал.

Лили вырвалась.

— Я бы не преломляла хлеб, с тем, кто мне неприятен. Это — лицемерие!

Ги фыркнул, но потом сказал:

— По дороге я видел недурственный кусок земли. — Пора уже сейчас позаботиться о наших будущих сыновьях

— И эта земля принадлежит соседу? Ги пожал плечами.

— Отчасти.

Он быстро разложил перед ней карту, показал, где находится их земля, реку, текущую по западной границе их владений, и земли поместья, принадлежащего соседу-норманну Сен-Дени.

— И чем скорее я приберу к рукам земли, которые нас окружают и на которые еще никто не предъявил права, тем будет лучше для всех нас. К тому же я обещал Окстед и Севенокс братьям, когда они женятся. Ты не возражаешь, Лили?

— Конечно, нет. Теперь они и мои братья. Он налил себе вина.

— Большинство женщин не допустили бы такой щедрости по отношению к братьям мужа. —

Ги с нежностью посмотрел на жену. — Ах, Лили, у меня огромные планы на будущее!

— У меня тоже есть планы: я хочу, чтобы Андре женился на Эдит, а Николя — на Розе.

— Это ваши дамские дела, мне не пристало заниматься сватовством. Мужчины предпочитают охотиться на свой лад, любовь моя! — засмеялся Ги.

— Я согласна: все должно идти естественным путем! Но видишь ли, дорогой, есть один человек, его, кажется, зовут Эсме. Я хочу, чтобы ты поговорил с ним. Как ты знаешь, наша Эмма беременна. Так вот, это ребенок Эсме. Но когда она сказала ему, он начал бегать от Эммы, как от чумы.

— И что же я должен сказать Эсме?

— Вели ему жениться на Эмме!

— Да разве она может надеяться на счастливую жизнь с человеком, которого силой заставили жениться на ней? Нет, я не буду говорить с Эсме, даже не проси!

Поняв, что тут Ги ей не помощник, Лили решила, что сама уладит это дело.

— Допей свое вино и иди ко мне, иначе у нас никогда не будет сыновей, о которых ты столько твердишь, — шутливо приказала она.

— Ждешь не дождешься, как бы прибрать меня к рукам? — ухмыльнулся он.

Быстро раздевшись, Ги лег рядом с женой, спрятав лицо в ее дивно благоухающие волосы. — О Лили, я так люблю тебя!..


Когда в комнату проник дневной свет, Лили тихонько выскользнула из постели и поспешно оделась, одним глазом поглядывая на спящего мужа. Но он не спал и улыбнулся про себя, разгадав, что она задумала. Лили на цыпочках пересекла комнату и осторожно закрыла за собой дверь. Едва она вышла, Ги вскочил с постели и, быстро натянув одежду, отправился за ней. Прислушавшись, он узнал голос жены среди других женских голосов, доносящихся из большой комнаты.

Войдя туда, он молча сгреб Лили в охапку и, уже стоя в дверях, объяснил:

— Простите, леди, но Лили должна выполнить одно маленькое обещаньице.

— Ги, что ты делаешь? Что они подумают? — растерянно спросила молодая женщина.

— Они подумают, что мы — новобрачные, которые играют в свои любовные игры, cherie.

Войдя в опочивальню, он опустил ее на пол.

— Вы обещали, миледи.

— Не понимаю, о чем вы говорите! — вспыхнула она.

— Прекрасно понимаете!

Сняв с Лили платье, туфли и чулки, он распустил ей волосы. Она прикрывала руками свою наготу.

— Не нужно стесняться, любовь моя! — умоляюще сказал Ги.

Тогда она гордо выпрямилась:

— Я тебе нравлюсь?

Вместо ответа он опустился перед ней на колени, нежно привлек к себе и исследовал губами все сокровенные прелести. Она вцепилась зубами ему в плечо, чтобы заглушить возбужденные крики.

В глубине души Лили была в восторге оттого, что, целуя ее там, Ги получал такое удовольствие. Она порозовела от наслаждения: позволив ему такие ласки при свете дня, она никогда уже не будет стыдиться его.

Лили больше не могла сдерживать страстные крики. Она вздыхала, дрожала, умоляла. Потом стала извиваться… Она достигла пределов своей чувственности. Потом она успокоилась и начала ходить перед ним по комнате, ловя его восхищенные взгляды. Лили превратилась в настоящую, зрелую женщину.

Глава 20

Церковь была переполнена. В воздухе стоял смешанный запах ладана, свечного воска и пота. Священник произнес над немолодой четой положенные слова. Лили сжимала руку Ги, и они то и дело поглядывали друг на друга. Ги понимал, что его собственное венчание было незаконным. Но что он мог сделать? Он не мыслил будущей жизни без Лили, в которой нашел истинную жену в отличие от той, законной…

Чета Сен-Дени прибыла только к вечеру. Ги и Лили вели себя как гостеприимные хозяева, стараясь, чтобы свадьба леди Элисон и Рольфа прошла так же гладко, как и их собственная. Ги провел гостей в зал, но Сен-Дени, увидев сакских крестьян, которые вольготно расхаживали по залу, пришел в ярость.

— Монтгомери, если вы не будете держать этих людей в ежовых рукавицах, они зарежут вас в вашей же спальне!

— Это мои люди, Сен-Дени, и уверяю вас, что никаких осложнений у меня с ними пока не возникало.

— Они просто выжидают. Такое отношение с вашей стороны ни к чему хорошему не приведет. Они ненавидят норманнов. Это порабощенный народ, мы их хозяева, поэтому дружба между нами невозможна.

— Успокойтесь и веселитесь! Я уверен, что сегодня, во всяком случае, ничего не произойдет.

Ги пошел за вином. В отдалении проходил Андре, обняв за плечи Эдварда. Они чему-то смеялись, сблизив головы: светловолосую — сакса и темноволосую — норманна. Сен-Дени смотрел на это с явным неодобрением, а Мари Сен-Дени уставилась на Лили, только что спустившуюся вниз.

— Ей-богу, поглядите на эту особу, разодетую, как королева! Ясное дело, это чья-то девка. В жизни не видывала такой дерзкой твари! — Она ткнула Сен-Дени под ребра. — Смотрите, волосы у нее не покрыты, а идет-то как! Она промышляет своим ремеслом прямо здесь, в зале.

При виде Лили Сен-Дени разинул рот. Еще смуглее, чем братья Монтгомери, с узким, злобным лицом, выражающим почти не прикрытую похоть, он был отвратителен. Сакские женщины ему нравились, и в своем поместье он путался с ними, когда хотел и сколько хотел. Но такой у него там, дома, не было!

Взяв Лили за руку, Ги подвел ее к гостям, чтобы представить. Мари Сен-Дени хотела отвернуться, не желая знакомиться с любовницей Монтгомери, но не осмелилась.

— Мадам и мсье Сен-Дени, это моя госпожа, мы обвенчались неделю назад. — Глядя в глаза Лили, Ги поднес к губам ее руки, обнял и посмотрел на гостей, наслаждаясь впечатлением. На лице Сен-Дени отразилась зависть, а глаза его жены горели жгучей ненавистью.

— Дорогой, посмотри, почему задерживается Рольф? Матушка уже готова сойти вниз, — проговорила Лили.

Как только Ги отошел, Мари Сен-Дени произнесла:

— Думаю, церемония, имевшая место на прошлой неделе, незаконна. Вам не приходило в голову, что у Монтгомери может быть жена там, в Нормандии?

Лили показалось, что ей в сердце вонзили нож. Улыбнувшись своей таинственной, соблазнительной улыбкой, она отпарировала:

— Как вы, нормандские дамы, славно умеете шутить! Я поняла это еще две недели назад, когда мы принимали у себя господина Робера де Мортена и его супругу.

После этих слов Лили удалилась, решив больше не вступать в беседу с четой Сен-Дени.

— Здесь гостил брат короля?! — разгневанно повернулась к мужу Мари Сен-Дени.

Супруги были уничтожены. Позже, когда пиршество подходило к концу, Ги обратился к Сен-Дени с предложением:

— Я так уверен, что моя теория принесет добрые плоды, что кое-что решил предложить вам. Вы отдаете мне на два месяца самого дурного из ваших людей, такого, кому, по-вашему, нужен только хлыст, чтобы заставить его работать. Если к концу этого срока он провинится — можете засеять мои поля по эту сторону реки.

— А какая вам от этого выгода, Монтгомери?

— Никакой! Но если окажется, что он хорошо работает без наказаний, тогда я засею поля на вашем берегу.

Сен-Дени коротко рассмеялся:

— Есть у меня такой — трижды пытался убежать, несмотря на то, что его запороли чуть не до смерти, когда поймали. Пожалуйста, берите его хоть на два месяца, хоть навечно, но я уверен: весной ваши поля засею я.

— Договорились! Пришлите его сюда завтра. Потому что сегодня, надеюсь, вы не покинете нас и останетесь ночевать…

— Нет-нет, нам нужно ехать домой! Выпью еще один кубок, и мы поедем. С удовольствием побывал у вас, Монтгомери. Я заеду через две недели посмотреть, как поживает мой сакс.


После того как свадебное пиршество окончилось и чету водворили в опочивальню, Ги и Лили смогли наконец остаться наедине.

— Какие ужасные люди! Она разговаривала со мной так враждебно! И, главное, без всякой причины!

— Милая, у нее была сотня веских причин для этого. Одной твоей красоты достаточно, чтобы разжечь в ней ревность. Боюсь, она тебя просто возненавидела. Тебя это беспокоит?

— Пусть меня ненавидит весь мир, кроме тебя, — улыбнулась она.

Ги приник к ее губам и стал нежно ласкать, не прекращая поцелуя. Потом прижал ее к себе так крепко, словно хотел слиться с ней. Не прерывая поцелуя, он уложил Лили на постель. Ги продолжал любовную игру до тех пор, пока Лили не дошла до крайней степени возбуждения. Его железные объятия сказали ей, что он больше не может ждать, как, впрочем, и она. Лили выгнулась навстречу ему, и Ги приятно удивился, ощутив страстную отзывчивость, которую он в ней пробудил.

— Я очень порочна? — прошептала она в забытьи.

— Восхитительно порочна, — удовлетворенно ответил он.

В ту ночь Лили закричала во сне, потому что ей приснились какие-то мрачные тени, но Ги тут же крепко обнял ее.


Эмма отправилась к Мораг. Старуха поняла, что Эмма находится в безвыходном положении: если раньше ей страстно хотелось ребенка, то теперь, когда ребенок жил в ней, Эмма заметалась, не зная, как поступить, — ведь Эсме не оправдал ее надежд.

— Мораг, ты должна мне помочь! — умоляла Эмма.

— Господин запретил мне заниматься этим!

— Тогда поворожи, если не можешь дать мне зелья, — попросила Эмма.

— Все это глупости! Думаете, если вы пойдете спиной вперед, или плюнете в огонь, или поклонитесь ворону, — это подействует на злых богов?

— Ты хочешь сказать, что старая вера — сплошная чепуха? — спросила Эмма.

— У каждого своя вера. Вы будете хорошей матерью. А теперь ступайте и верьте всем сердцем, что его отец, подумав, вернется к вам, леди, — заключила Мораг.


Дамы проводили все дни за работой: ткали ковры и расшивали узорами прекрасные ткани, заказанные королем и его братом Робером. Ги с мужчинами после вечерней трапезы обычно занимались строительными вопросами, но если он поднимался наверх за чертежами или картами, все знали: в этот вечер он больше к ним не вернется. Стоило ему увидеть жену, как все стройки и чертежи вылетали у него из головы. Когда из-за сильных дождей работы приостанавливались, Лили не сомневалась, что Ги, заигрывая и срывая поцелуи, рано или поздно найдет предлог заманить ее в опочивальню, где они растворятся в объятиях друг друга на огромном ложе.


Ги решил приступить к стрижке овец как можно раньше, чтобы отвезти в Лондон вместе с тканями и зимнюю овечью шерсть. Когда же он вернется, придет пора подумать о весеннем севе.

— Я так боюсь ехать в Лондон, Ги! Я ведь никогда не бывала там раньше, — сказала Лили.

Ги изумленно посмотрел на нее:

— Милая, с чего ты взяла, что едешь со мной в Лондон?

— Ги, неужели ты оставишь меня одну? — умоляюще спросила она.

Он покачал головой.

— Нет, любовь моя. Во время путешествия нам придется ночевать прямо на дороге. Разве тебе, жене милорда, это пристало?

Лили не могла поверить, что Ги ей отказывает — такого со дня свадьбы еще не было! Подойдя к нему, она стала на цыпочки и обняла за шею.

— Я так ждала этого, Ги! Ведь мы впервые сможем побыть вместе где-то за пределами Годстоуна! Ну, пожалуйста!

— Не изображай из себя соблазнительницу, Лили, это не твоя роль. Поездка будет небезопасной для тебя, поэтому я повторяю: нет! — Его зеленые глаза гневно сверкнули.

Лили ушла, разочарованная и обиженная. Но потом, обдумав, решила уехать из Годстоуна потихоньку от Ги. Если ей удастся проделать часть дороги незамеченной, он, обнаружив ее, уже не отправит домой. Лили уложила свои и его вещи и отнесла их в повозку, где лежали походный шатер, тюки с шерстью и свертки тканей, провизия для людей и фураж для лошадей.

Лили узнала, что Ги берет с собой троих самых закаленных воинов. Рольфа он не взял, поскольку тот только что женился, вместо него ехал Николя. Лили обрадовалась, решив, что юноша ей поможет: даст своего коня и оружие, а сам останется дома.

— А что я получу за то, что лишаюсь поездки в Лондон? — двусмысленно подмигнул Николя.

— О, Ники, не смейся надо мной! Я говорю очень серьезно. Это будет сюрприз для Ги.

— Еще бы! — ухмыльнулся Николя. — Ей-богу, ты сыграешь с ним славную шутку. Но помни: когда все откроется, меня не впутывай! А впрочем, зрение у Ги, как у ястреба, — вряд ли у тебя что-нибудь получится.

— Получится! — твердо ответила молодая женщина.

Вечером накануне отъезда Лили положила в сундук рейтузы, кольчужную рубаху и шлем Ника вместе со своими кожаными сапожками и перчатками. Когда Ги улегся, он понял по ее молчанию, что впал в немилость. Сначала он решил не обращать внимания на ее фокусы и потянулся к ней, но Лили тут же отодвинулась и повернулась к нему спиной. Со дня свадьбы это была их первая любовная размолвка. Ги слегка нахмурился и подумал: «Не сломить ли сопротивление?» Разумеется, он может сделать это легко… «А может, все-таки взять ее с собой? Но ведь она только и ждет, чтобы я капитулировал. Нет, не позволю девчонке командовать!»

Ги поднялся до рассвета. Лили спала подле него таким мирным и невинным сном, что ему не захотелось ее будить. К тому же он боялся, что она заплачет и ее слезы его растрогают. На прощание Ги провел губами по ее лбу и ушел, тихонько взяв с собой меч. Лили выждала целых две минуты, потом вскочила и начала лихорадочно натягивать доспехи Николя. Завтракать она не стала и крадучись пробралась в конюшню, где Николя обещал ее ждать.

— Не забудь сказать Ги, что ты поедешь сзади, с повозкой. Спасибо, что оседлал коня, я бы в жизни не управилась в этой тяжеленной кольчуге.

— Она действительно тяжеловата для тебя, ты не удержишься в седле.

— Сколько-то миль удержусь. Они идут! — шепнула она. — Я спрячусь!

Не обращая внимания на сонных конюхов, она присела за стойлом и затаила дыхание. Раздался громкий голос Ги:

— Ник, а почему ты не в кольчуге и без шлема? Ты что, решил пуститься в дорогу в домашней одежде?

— Да я только что проснулся, — извинился юноша. — Оденусь, конечно, как подобает. Поезжайте, а я следом за вами, с повозкой.

Ги и воины отбыли, и Лили вышла из укрытия.

— Быстро давай мне свой плащ! Я буду держаться позади повозки, и никто ничего не заметит — еще довольно темно. Пожелай мне удачи.

Хотя Лили волновалась, тем не менее, она была в восторге от собственной смелости. Ник покачал головой: он надеялся, что Ги не скоро откроет обман…

Путешественники ехали уже час, стало светать. Ги заметил, что его спутники бросают на него вопросительные взгляды. Оглянувшись на повозку с поклажей, он удивился, увидев, что всадник, едущий позади повозки, старается не попадаться ему на глаза. Ги сразу же определил, что, судя по росту, это не Ник. «Лили!» — догадался он.

Ги так рассердился, что готов был ударить ее, но представив себе, что может из этого получиться, несколько поостыл. В конце концов, Лили знала, на что шла, и, рискуя разгневать его, поступила по-своему. Но ведь для того, чтобы быть с ним! Он немного смягчился. Что же делать? Приказать вернуться домой? Она бросит ему вызов прямо в присутствии его людей, а это недопустимо. Что ж, сама заварила кашу — пусть сама и расхлебывает.

Вскоре случилось то, что рано или поздно должно было случиться: колесо повозки завязло в глубокой колее, и быки, как ни старались, не могли ее вытащить. Подъехав к повозке, Ги крикнул:

— Ник, ты как-нибудь исправишь все сам, хорошо? Наверное, придется снять всю поклажу, помочь быкам вытянуть воз, а потом опять все уложить. А мы пока отдохнем. Когда все закончишь, приезжай к нам, выпьем.

Ги ускакал прочь, велев своим людям следовать за ним.

— Напрасно вы оставили ее там! — с упреком проговорил Хью.

— Когда она придет просить у меня прощения и помощи, я ей помогу, но не ранее того! — заявил Ги.

И откинулся назад, предвкушая потеху.

Лили почти падала в обморок под тяжестью шлема и кольчуги, а работа, которая ей предстояла, была огромной. Она с трудом стащила с повозки несколько вещей, но разгрузить всю поклажу ей было не под силу. Сняв с головы шлем, Лили вытерла лоб. Итак, настал миг, когда нужно встретиться лицом к лицу с мужем. Потом вдруг ее осенило: «Он уже догадался, что это я! Неужели он оставил бы брата одного мучиться с повозкой, а сам уселся бы выпивать под деревьями? Конечно, нет! Он ждет, чтобы я попросила у него прощения». Стянув с повозки тюк шерсти, Лили легла на дорогу и надвинула тюк на себя. Потом негромко вскрикнула, закрыла глаза и стала ждать. Но не успела она почувствовать его тяжесть, как Ги уже опустился перед ней на колени.

— Боже милостивый, сделай так, чтобы она не покалечилась!

Сквозь ресницы Лили увидела, что Ги страшно побледнел. Ей стало его жаль.

— Не бойся, любимый, я не покалечилась. Сними с меня этот противный, вонючий тюк. В нем, наверное, блох полно, — капризно протянула она.

— Ах ты, маленькая негодяйка! — засмеялся он. — Вот возьму хорошую палку и попробую ее на тебе.

— Ты этим и так часто занимаешься, — двусмысленно проговорила она.

— Лили, ты иногда просто ошарашиваешь меня! — Помоги мне снять кольчугу! Не понимаю, как вы носите на себе такое.

— А знаешь, дорогая, у нас только один шатер, и ты не сможешь уединиться ночью.

— Ты тоже, — злорадно заметила Лили.

— Мне посторонние не помешают, — съязвил Ги.

— А я и не сомневаюсь в этом! — И тут она поняла, что Ги просто дразнит ее.

Прибыв в Лондон, Ги нашел удобный постоялый двор и занял две просторные комнаты с очагом. Он оставлял Лили одну, пока отвозил ткани ко двору Вильгельма и занимался продажей шерсти. Его люди охотно согласились отвезти остальные ткани в Беркхэмстед Роберу — что дало Ги возможность показать Лили город.

Глава 21

Выехав из Годстоуна, Хью затосковал по Эделе. И чем дальше от дома он отъезжал, тем неотступнее думал о ней, беспокоясь, что в его отсутствие она может подвергнуться нападению, хотя он и предупреждал ее несколько раз, чтобы она никуда не ходила одна, даже днем. Сейчас, вспоминая Эделу, Хью размышлял о том, что годы идут и пора жениться. К этому решению его, закоренелого холостяка, подтолкнул счастливый брак Лили и Ги.

А далеко в Годстоуне Эдела, занимаясь делами и напевая, снова и снова вспоминала Хью Монроза. Когда же он вернется, ее мужчина? Теперь она этого не боится. Пожалуй, стоит отблагодарить еще раз Мораг за то, что она напомнила о веревке в перине, и отнести ей варенье из терна. А заодно расспросить о других старинных обычаях, о том, что надо сделать женщине, которая хочет, чтобы ее возлюбленный предложил ей выйти за него замуж…


Мораг дома не было — она пошла к дочери Эльфриды принимать роды. Эдела отправилась туда. В хижине было полно женщин. Дочь Эльфриды лежала на полу на камышовой подстилке. Роды продолжались уже два дня, и к помощи Мораг прибегли как к последнему средству.

Старуха оказалась между двух огней. Ей было ясно, что дело плохо — женщина умрет. Поэтому Мораг не хотела прикасаться к роженице. Она знала, что, если попытается помочь, а толку не будет, ее обвинят в смерти роженицы — такова уж человеческая природа. Но и бездействовать нельзя, иначе она утратит почитание крестьян. Мораг внимательно изучала настроение присутствующих. Женщины помоложе умоляли Мораг помочь. Те же, кто вышел из детородного возраста, были спокойны, твердя, что в родах положено мучиться. Наконец Мораг решилась. Не приближаясь к молодой женщине, она велела налить в пустую яичную скорлупу солода с хмелем, разогреть на огне и дать выпить это роженице.

Эдела с ужасом следила за происходящим. Равнодушие окружающих, их безжалостные разговоры, муки несчастной роженицы — все это заставило ее принять собственное решение. Выскочив из хижины, она во весь дух помчалась в дом.

— Леди Элисон, идите быстрее! Дочь Эльфриды уже два дня не может разродиться, а эти невежественные люди ворожат над ней! Мы должны помочь бедняжке!

Увидев роженицу, ее восковое лицо, Элисон поняла, что смерть рядом.

— Выйдите все вон! И ты тоже, Эльфрида! — приказала она.

Потом посмотрела на Мораг.

— Ты же лучше них во всем разбираешься, стыдись! Ступай с Эделой, она даст чистые простыни, а ты, Эдела, принеси болотную мяту. Она в кладовой.

Прошло много времени, прежде чем Элисон с помощью Эделы и Мораг смогла помочь роженице, и когда наконец показались ножки (как и предполагала Элисон, ребенок шел неправильно), а затем высвободились плечики и головка, Элисон облегченно вздохнула: все живы!

Домой Эдела возвращалась медленно. Она была в раздумье. Действительно ли ей хочется еще раз выйти замуж и пережить все, что связано с замужеством? «Да, — решительно ответила она сама себе. — Потому что это и есть жизнь».


Окончив все дела в Лондоне и отправив своих людей в Беркхэмстед, Ги впервые остался с Лили наедине с тех пор, как они покинули Годстоун. И любовь их расцвела на свободе, в уединении уютной комнаты.

— Я хочу показать тебе Лондон, — говорил Ги. Но один поцелуй влек за собой другой, и прогулка откладывалась: они жили для любви.

Однажды вечером, после мытья, Лили сидела на краю кровати, обнаженная, и волосы окутывали ее подобно рыже-золотому плащу. Ги зачарованно смотрел на нее.

— Ты великолепна! А что это ты делаешь? — полюбопытствовал он.

— Натираю тело листьями мяты, чтобы быть благоухающей.

— И вкусной, — добавил он.

— Об этом я не думала, — улыбнулась Лили.

— А я только об этом и думаю! — Голос Ги стал хриплым от желания.

Он приподнял ее волосы над плечами, чтобы видеть нагие груди. Лили прикусила губу, стараясь удержать страстный стон.

— Не надо, не сдерживайся, — прошептал Ги. — Мне нравится, когда ты кричишь от страсти. Боже мой, ты такая благоуханная и вкусная! Некоторые английские обычаи мне очень по душе.

— А чем пахнут нормандки? — прошептала она.

— Чесноком, — соврал Ги.

— Ги, это неправда. Я слышала, что рассказывают о французах.

— Что мы — лучшие в мире любовники? Что мы знаем больше любовных штучек, чем все другие народы, вместе взятые? — спросил он, искушая ее.

— Какие, например? — Лили затаила дыхание. Ги опрокинул ее на постель и, перевернув на живот, сел на нее верхом. Легкими прикосновениями он тронул ее лопатки, затем пробежался по спине — Лили задрожала от наслаждения. Ги провел кончиками пальцев по ее ногам и ягодицам и, перевернув на спину, так же легко погладил по груди.

— Это называется patte-d'-araigneenote 19. И может довести до исступления, но сейчас до исступления дошел я сам…

Он начал целовать Лили, но по-другому, не как обычно. Это были «французские поцелуи», долгие, тающие, когда языком ласкают рот любимой. Они подействовали на Лили так возбуждающе, что недра ее несколько раз свела судорога.

— О-о-о!.. — простонала она, удивившись, ее тело отзывается на эти поцелуи.

— Maraichinagenote 20, — объяснил Ги.

— Почему по-французски все это звучит так нарочно и чувственно?

— Ах, cherie, это еще не все!

— Нет, нет, Ги, хватит! Я больше не вынесу.

— А я только начал, — гортанно засмеялся он.

…Они пели, смеялись и шептали любовные слова, их души и тела сливались в едином порыве. Однажды они вышли на улицу и долго бродили по городу, закусывали снедью, купленной у уличных торговцев, плавали на лодке по большой реке и смеялись над забавными людьми, попадавшимися им по дороге. Ги покупал Лили безделушки, а она подарила ему медальон с надписью «Горячо любимому мужу». Вернувшись в свое уютное гнездышко, Лили, задумчиво стоя у окна, размышляла о том, как хорошо было бы, если бы они могли жить так всегда. Ги подошел к ней сзади и сжал ее груди. Она чувствовала его горячее тело сквозь тонкую ткань платья. Даже простое прикосновение его руквозбуждало ее. Он раздел Лили и стал целовать ее тело, а она прижалась к нему, дразня его грудями и бедрами, и когда он хотел подмять ее под себя, она покачала головой и влезла на него… Это была лучшая поездка верхом за всю ее жизнь.


На пятый день вернулись люди Ги, и все напоследок славно повеселились. Ги пригласили ко двору. Вечером он разоделся, велел Лили не ждать его и удалился. Приглашенных было много, и Ги встретил немало друзей и знакомых. Главной темой разговоров была поездка Вильгельма в Нормандию. Робер де Мортен оставался в своей резиденции в Беркхэмстеде, а другой брат Вильгельма, епископ Одо, — в Лондоне. Он будет главой государства до возвращения короля.

Ги клялся в верности Одо и обещал, что будет помогать во всем и везде: усмирять бунтующих саксов, отбивать нападения иноземцев, выполнять другие приказы. Был уже второй час ночи, когда Ги направился на постоялый двор, явно перебрав французских вин. Проблуждав до трех часов утра, он добрался до дома, где Лили с ума сходила от беспокойства. Увидев, в каком он состоянии, она страшно разозлилась.

— Где ты был? — вскричала она. — При дворе, — кротко ответил Ги.

— Вильгельм запрещает пить на своих пиршествах, а ты пьян! Ты проводил время с девками! От тебя разит винищем! Если вы надеетесь, сэр, что я разделю с вами ложе, то глубоко ошибаетесь! — заявила Лили.

— А куда же мне деваться? — грустно спросил Ги.

— Отправляйтесь в соседнюю комнату, к своим людям! — бросила она и, с силой вытолкнув его из комнаты, заперла дверь.

Но спустя некоторое время ей стало одиноко. Подбежав к двери, Лили открыла ее и выглянула в темный коридор. Там стоял Ги, слегка покачиваясь, на том же самом месте, где она его оставила. У нее гора с плеч свалилась.

— Ладно уж, входите! — сердито разрешила она.

Лили подвела мужа к кровати, помогла лечь, стянув с него сапоги и плащ. Потом легла сама, решив показать ему, что она сердита, но не успела: Ги уже громко храпел. От разочарования Лили даже рот раскрыла, но чувство юмора взяло верх, и она расхохоталась. Она каталась по кровати и хохотала до слез.


Когда они вернулись в Годстоун, в воздухе уже пахло весной. Приближались полевые работы. Ги радовался, что и поля Сен-Дени теперь перейдут к нему, так как он выиграл спор: крестьянин, взятый им из поместья Сен-Дени, работал прилежно и не помышлял о бегстве. Ги решил посадить на этом участке земли хмель для варки эля. Ему пришла в голову мысль вывозить эль во Францию в обмен на вино. Условия для пивоварения, в том числе и хорошая, чистая вода, в Годстоуне были.

И еще Ги задумал обучить всех крестьян стрелять из лука. Воины отнеслись к этой затее неодобрительно — рыцарский кодекс запрещал людям низкого звания носить оружие. Но Ги переубедил их: крестьяне, имея луки и стрелы, смогут охотиться и добывать себе пропитание, а в случае нападения врагов сумеют дать достойный отпор.


Андре поправлялся. Он мог уже носить тяжести, хотя еще заметно прихрамывал. Вместе с Эдвардом он взял на себя ведение хозяйства в Окстеде, сняв эти заботы с Ги. И тот радовался, глядя, как его брат мужает.


Эмма не могла больше скрывать свою беременность, и Лили решила вмешаться. Она послала за Эсме. Он тут же явился, надеясь оказать хозяйке дома какую-либо услугу и тем заслужить благодарность ее мужа.

— Эсме, мы с Эдит поедем сегодня верхом в Окстед. Нам нужен надежный сопровождающий. Не окажете ли вы нам такую честь?

— Это вы оказываете мне честь, мадам. Служить вам — это особая привилегия. — И Эсме низко поклонился.

— Благодарю. Мы будем готовы к тому времени, когда оседлают лошадей.

— Я оседлаю их сам — буду уверен, что все сделано как должно, мадам.

Когда он ушел, Лили крикнула:

— Эдит, где ты? Я решила доставить тебе удовольствие — мы едем в Окстед, навестить Андре. А заодно я попытаюсь заронить в ум нашего любезного Эсме мысль жениться на Эмме. Он человек неглупый и благородный…

Эдит пришла в восторг. Она страшно скучала по Андре и надеялась, что, может быть, в этот раз он наконец предложит ей выйти за него замуж. Ведь он уже дважды намекал на это. А вдруг кто-то в Окстеде пришелся ему больше по душе? Это будет ужасно!

Во время поездки Лили болтала с Эдит, вежливо пытаясь втянуть в разговор Эсме. Говорила она только о своем муже и его планах.

— Ги очень рад, что Андре и Эдит поженятся, — обратилась она к Эсме. — С Окстедом управляться сложно, а Ги уверен, что у женатых людей больше чувства ответственности.

Эдит удивленно раскрыла рот, но Лили заговорщицки подмигнула ей, прежде чем та успела что-либо сказать.

— В Севеноксе будет построен замок для Николя, — сообщила молодая женщина подруге. — Но Ги понимает, что брат его очень молод и ему будет трудно одному решать житейские вопросы, поэтому Ги хочет, чтобы ближайшим помощником Николя был женатый человек. — Она с улыбкой повернулась к Эсме: — Жена — это ведь и помощник, и друг, не правда ли, Эсме?

— Отношение нашего господина к семейной жизни значительно изменилось с тех пор, как он заполучил такую красавицу жену, — поддержал разговор Эсме.

— Ги считает, что человек, которому не хватает храбрости жениться, может струсить и в других случаях, — продолжала Лили атаку. И тут же переменила тему: — Эдит, у нас с тобой столько дел в Окстеде! Как ты думаешь, не начать ли нам обучать крестьянок ткать и шить? Может, у кого-нибудь откроется художественный дар, как у леди Эммы? Эсме промолчал, и на лбу его появилась складочка, свидетельствующая о глубокой задумчивости. Уголки губ у Лили приподнялись — она поняла, что ее семена все-таки пали в плодородную почву.


Ги добирался до постели совершенно измученный. Но никакая усталость не могла удержать его от желания обнять Лили. Однако в этот раз, когда он ласкал ее груди, она поморщилась.

— Что такое, дорогая?

— Мне больно. Но не могу понять, отчего?

— А утром тебя тошнило, n'est-ce pas?note 21 Милая, ты беременна!

Лили быстро села.

— О Ги, ты так думаешь?

Они улыбались, глядя друг другу в глаза, и были так счастливы, что не нуждались в словах. Ги притянул ее к себе и провел рукой по ее животу.

— Боишься, малышка?

— Немножечко. Это дар, который ты преподнес мне и который я должна тебе вернуть. Я знаю, что больше всего на свете ты хочешь сына.

— Больше всего я хочу тебя, а потом уже сына, — поправил он. — Je t'aime, je t'adorenote 22, — прошептал он.

Она лежала подле его сердца, исполненная ощущения чуда…

К концу марта кладовые Годстоуна были забиты тканями, бочонками с элем, шкурами и мехами. Ги собирался ехать на юг, к побережью, чтобы проводить Вильгельма, а заодно отправить в Нормандию товары. Он заставил Лили дать обещание, что она не последует за ним, как в прошлый раз, и посоветовал сказать леди Элисон о своей беременности. Лили хотела подольше сохранить эту новость в тайне, но согласилась: мать должна знать. Ги уехал со спокойной душой.


В апреле Ги вернулся в Годстоун и узнал от Рольфа, что в его отсутствие у них побывал Сен-Дени и убедился собственными глазами, что его сакс, которого он отдал Ги, не только никуда не сбежал, но прилежно работает без подстегивания и понуканий.

— Вид у соседа был отнюдь не радостный, и я ему не верю: он никогда не позволит тебе засеять свои поля, найдет какую-нибудь отговорку, — предупредил Рольф.

— Посмотрим… — уклончиво отозвался Ги.

— Обучение крестьян стрельбе из лука идет успешно. Несколько человек стреляют просто замечательно!

Ги одобрительно кивнул.

— Мне бы хотелось посмотреть, — сказал он. Они направились к стрельбищу.


В апреле случилось несчастье: Жерара, одного из воинов Ги, нашли в лесу мертвым, со стрелой в спине. После похорон Ги созвал воинов на совет. Одни утверждали, что это — преднамеренное убийство, совершенное саксами, которым ни в коем случае нельзя было давать луки и стрелы. Другие полагали, что это несчастный случай, но считали, что нужно прекратить обучение саксов стрельбе, пока не найдут виновного. Ги опросил всех в Годстоуне, но не добился какого-либо удовлетворительного ответа. Несколько дней он молчал, пытаясь осмыслить происшедшее. Крестьяне жили в страхе с тех пор, как нашли мертвое тело, и ждали, когда опустится тяжелая рука правосудия, а точнее, произвола.

Озарение пришло к Ги внезапно, и чем больше он думал, тем больше убеждался, что докопался до истины. Разыскав Рольфа, он дотошно расспросил его:

— Когда Сен-Дени приезжал сюда, не разведал ли он, что наши крестьяне носят оружие?

— Ну, точно сказать не могу, но он пробыл здесь какое-то время, прежде чем я узнал об этом.

— Но это возможно, не так ли? — настаивал Ги.

— Конечно, он не мог этого не заметить: люди практиковались в стрельбе, расхаживали с луками и стрелами совершенно открыто… А на что ты намекаешь?

— Не намекаю, а знаю! Это Сен-Дени убил Жерара! Это так же точно, как то, что я стою перед тобой. Он искал возможность стравить меня с моими саксами, ему не хочется, чтобы в Годстоуне все было ладно. Вопрос в том, как мне теперь поступить?

— Я предупреждал тебя, что он не отдаст свои поля так легко. Но раз норманн мог пасть настолько низко, что убил другого норманна, — он заслуживает смерти!

Ги немедленно оповестил крестьян, что убийца найден и они свободны от подозрений; в подтверждение этого им по-прежнему разрешалось носить оружие. Крестьяне облегченно вздохнули и решили, что им повезло с новым господином.

Слухи по Годстоуну распространялись быстро, и вскоре все знали: в убийстве виновен Сен-Дени. А еще через два дня сам собой разрешился вопрос, как Ги поступит с соседом: Сен-Дени нашли мертвым в реке, разделяющей их владения. Никаких следов насилия на теле не было. Ги засеял поля соседа и поглядывал на остальные его земли, решив, что все это перейдет к нему еще до конца лета.

Ги был настоящим нормандским завоевателем.

Глава 22

Занялся майский день. Утро было прекрасное и теплое, и Лили упросила мужа оторваться на один день от работы и устроить пикник. Они поехали в лес, вверх по реке, пока не нашли уютное местечко под огромным лиственным деревом у самой воды. Спешившись, они пустили лошадей гулять на воле и щипать вкусную травку. Сами же улеглись на полянке.

— Ги, посмотри на пчелу, что сидит на цветке львиного зева. Смотри внимательно! Она залезет вовнутрь, а цветок закроется, а когда она соберет всю пыльцу, то попытается открыть его. Ты ничего забавнее этого в жизни не видел. Вот она выбралась из цветка. — Лили протянула палец, чтобы потрогать пчелу.

— Не надо, она тебя ужалит! — отвел ее руку Ги.

— Не ужалит! — рассмеялась Лили. — Если она ужалит кого-нибудь, она умрет; пчелы делают это только в крайнем случае, когда они испуганы или им причиняют боль.

— Откуда ты знаешь все это, милая?

— Я всегда любила природу. Летом я могу часами наблюдать за ее жизнью. — Лили перевернулась на живот. — Посмотри на цветы, вон там, под деревом. Они словно ковер и божественно пахнут!

— Хочешь, я нарву тебе? — игриво спросил Ги.

— Ах нет, без воды они быстро завянут, а они так красиво цветут в траве!

Ги поднял крышку корзины и достал сосуд.

— Можно налить в него воды, и цветы не завянут. Пойди нарви немного.

Любящим взглядом Ги смотрел, как Лили изящно ходит между деревьев, стараясь ставить ногу осторожно, чтобы ни на что не наступить. Вернулась она, смеясь:

— У меня все руки в соке, который сочится из стебельков. Сейчас ополосну их в воде. — Подойдя к ручью, она позвала мужа: — Посмотри, какие красивые бабочки порхают над водой! — Она подняла руку. — Иди сюда, бабочка!

— Papillionsnote 23 не придут на твой зов, глупышка, это же не собаки! — фыркнул Ги.

— Я могу сделать так, чтобы бабочка прилетела ко мне. Смотри!

Окунув руки в воду, Лили протянула их к бабочкам. Почти сразу же одна из них опустилась ей на руку. Молодая женщина, улыбаясь, взглянула на мужа.

— Волшебство!.. — сказал он недоверчиво.

— Нет. Просто она хочет пить. Смотри внимательно. Она выпустит хоботочек и будет всасывать капельки воды.

— Почему же я ничего не знаю обо всем этом?

— Ну, ты знаешь много других вещей, о которых я и понятия не имею. Стало быть, мы равны.

— Тебе нравится, что мы равны?

— О, мне нравится, даже когда мы не равны! — пошутила она. — Если внимательно наблюдать природу, она многому может научить. Например, видишь вон там, на боярышнике, двух воробьев? — показала она.

— Я достаточно знаю о природе и понимаю, что воробей собирается спариться с воробьихой, — ухмыльнулся Ги.

— Вот здесь вы ошибаетесь, милорд! — И Лили победоносно посмотрела на него. — Она его не примет. Видишь, как она его клюет и ругает? Воробьиха не даст себя покрыть, пока он не построит гнездо, чтобы она могла отложить туда яйца. Наличие гнезда дает ей такую же уверенность, как мне, например, замужество. — Лили нежно коснулась лица Ги.

— А что еще ты можешь мне показать? — спросил он.

— Посмотрим, что еще тут есть. — Лили начала что-то искать на обратной стороне листьев росшего рядом кустика. Сорвав лист, она протянула его Ги. — Если ты замрешь и прислушаешься, то услышишь, как она жует этот листик.

— Лили, ты можешь выдумывать все, что хочешь, и я всему поверю. — И отбросив листик, Ги взял ее за руку. — Пойдем искупаемся, здесь никто не увидит.

— Мне кажется, вода слишком холодна, дорогой. Ты купайся, а я посмотрю.

Лили внимательно смотрела, как Ги освобождается от одежды. Оливково-смуглый, стройный, с широкими плечами, он был прекрасен; несколько шрамов от боевых ранений только усиливали впечатление мощи. Ги подбежал к воде и нырнул, потом поплыл, раздвигая воду почти беззвучно. Он напоминал Лили выдру, которую она видела однажды: столь же плавно скользил он по водной глади, и так же четки и изящны были его движения.

— Ты права, — крикнул Ги, — вода довольно-таки холодная.

Выйдя на берег, он встряхнулся, потом подошел к Лили и стал во всей своей мужской красе. Ей захотелось почувствовать на себе его руки, она представила, как обвивает ногами это смуглое тело. Вынув из корзины льняное полотенце, Лили протянула руки, чтобы вытереть Ги, но как только ее пальцы прикоснулись к его телу, в нем вспыхнула страсть. И вот Ги уже подле нее на траве, срывает с нее одежду, пока она не оказывается такой же голой, как и он. Ги осыпал ее поцелуями, начав с пальцев на ноге. Он жадно целовал ее ноги, потом живот, потом груди, набухшие и затвердевшие из-за беременности; она ласкала его спину и ягодицы, касалась кончиком языка его сосков. Ее рука скользнула между его ног. Голос Ги стал хриплым от страсти, пока Лили извивалась под ним на твердой земле, что было непривычно после мягких перин. Наконец они одновременно достигли высшего блаженства…

Потом Лили лежала, положив голову Ги на колени, и он кормил ее, доставая из корзины разные вкусные вещи.

— Сакская молодежь поет в мае одну песенку. Хочешь послушать? — Потянувшись к нему, Лили шаловливо пропела:


Первое мая!

Чудный денек!

На милке проедусь я —

и не разок!


Ги сурово посмотрел на нее.

— Мне кажется, тебе доставляет удовольствие ошарашивать меня. — Уголки его губ задрожали, и он, как ни старался, не смог сдержать улыбку.

— Это был один из самых счастливых дней в моей жизни, любимый, — сказала она нежно.

Их счастье рухнуло совершенно неожиданно.


День клонился к вечеру. Солнце садилось, и тени становились все длиннее. Ги и Лили направлялись к дому, напевая песенку, когда вдруг заметили нескольких всадников, приближающихся к замку. Въехав за ними во двор, Ги и Лили узнали мадам Сен-Дени. Ее сопровождали вооруженные до зубов воины. Среди них был незнакомый человек, которому вдова Сен-Дени указала на Ги. Незнакомец спешился и обратился по-французски к Ги:

— Мсье Ги де Монтгомери?

— Это я, — кивнул Ги.

— Хвала всем святым! Я ищу вас больше четырех месяцев, чтобы передать послание от вашей супруги. Она намерена прибыть в Англию и привезти с собой детей. Простите за задержку, мсье. Но сначала я не мог переплыть через пролив из-за непрерывных штормов, а потом, не найдя вас в Беркхэмстеде, по совету ваших знакомых направился сюда.

— Хорошо, хорошо! — отозвался Ги с досадой, протягивая руку за свитком. — Вы можете пойти подкрепиться, а потом мы поговорим.

Ги мельком взглянул на Лили — она сидела на лошади окаменевшая и бледная как смерть. Лили не сводила глаз с мадам Сен-Дени, которая со скрытым удовлетворением улыбалась ей. В голове у молодой женщины стучало: «Этого не может быть, этого не может быть…» Она нащупала поводья, чтобы спешиться, и Ги быстро подъехал к ней, желая помочь. Лили отшатнулась от него, и боль, смешанная с укором; которую он прочитал в ее глазах, была невыносима.

Проведя гостей в зал, Ги нашел взглядом Элисон.

— Она все узнала! — прошептал он. — Прошу вас, помогите мне.

«Не стану носить его выродка», — думала Лили, пока бежала до кладовой. Плохо соображая, что делает, Лили сунула руку в кувшин, отсчитала семь ягод восковницы — такое количество требовалось, чтобы выкинуть плод, — и проглотила три штуки, но сразу же ее охватил ужас. Швырнув оставшиеся четыре ягоды на пол, она, рыдая, выбежала из кладовой.

Элисон нашла дочь в комнате. Лили исступленно плакала и осыпала проклятиями Ги; утешить ее не было никакой возможности. Она рыдала, раскачиваясь из стороны в сторону, и рвала на себе волосы.

— Я не вынесу этого, я не вынесу, лучше мне умереть! У него есть другие, законные дети. Я не хочу этого ребенка! Он предал меня. У меня ничего в жизни не осталось. Мир пуст, мне не для чего жить. Кому же теперь верить?

— Я принесу тебе питье, чтобы ты успокоилась. — Элисон обняла Лили. — Сейчас я вернусь.

Она поспешила в кладовую, достала из кувшина семь ягод восковницы, накрошила их в мед, смешав с малиновым сиропом, и быстро вернулась к Лили.

— Выпей это! — велела она.

Лили проглотила снадобье, задыхаясь от рыданий и шмыгая носом.


Попросив Рольфа заняться гостями, Гн медленно распечатал послание. Оно датировалось 31 декабря 1066 года.


«Моему мужу!

Прошло уже три месяца с тех пор, как вы отплыли в Англию, и я не имею от вас вестей. Однако до нас доходят слухи о великой победе Вильгельма и о несметных богатствах саксов, а также о том, что вы и ваши драгоценные братцы уже получили немало земель и приличную долю добытых сокровищ. Я же и ваши дети вынуждены влачить жалкое существование, ибо вы бросили нас на произвол судьбы. Посему я намерена покинуть Нормандию и пересечь Ла-Манш, дабы разделить с вами дары Вильгельма. Как только получу от вас известие, я немедленно отправлюсь в путь.

Маргарита де Монтгомери».

Ги смял послание и швырнул его на стол, потом неохотно встал. Он должен встретиться с Лили. Поднявшись наверх, он нашел ее в комнате леди Элисон. Переступив порог, Ги увидел, что жена его корчится, держась за живот, затем она упала.

— У нее выкидыш, — объяснила леди Элисон.

— Не может быть, я проглотила всего три ягоды! — отозвалась Лили.

Ги был поражен, а леди Элисон побледнела и пробормотала:

— О Боже мой! Скажи мне точно, девочка, сколько же ягод ты съела?

— Три, только три! — простонала молодая женщина.

— Ты уверена, ты не ошибаешься?

— Нет, я проглотила ровно три ягоды.

— У нее сильное кровотечение. Попробуем его остановить. Побудьте с ней, я сбегаю в кладовую.

Ги кивнул. Подойдя к Лили, он спросил:

— Почему ты это сделала?

Та с упреком взглянула на него и молча отвернулась.

— О Боже, не дай ей умереть! Уж если кто-то должен умереть, возьми меня! — страстно взмолился он.

Мгновения, пока отсутствовала Элисон, показались ему вечностью: он-то ничем, ничем не мог помочь своей любимой!

Кровотечение продолжалось три дня, и все это время Лили была почти без сознания. Наконец Элисон удалось справиться с кровотечением, и молодая женщина пришла в сознание, но почти сразу же погрузилась в глубокий сон, каким спят вконец измученные люди. На четвертый день Лили сидела в постели, когда вошел Ги. Она отвернулась, но Ги успел заметить, что нежная округлость ее лица исчезла. Скулы были так обтянуты тонкой кожей, что казалось — они вот-вот разорвут ее. Он двинулся было к Лили, но она пронзила его взглядом и проговорила страстно, но спокойно:

— Вы убили всю любовь, которую я к вам питала.

Ги долго смотрел на нее, потом с такой же страстной силой сказал:

— А вы убили моего сына, точно так же, как убили некогда своего мужа! — и вышел из комнаты.

Весь день Лили пролежала, отвернувшись к стене, а когда настала ночь, не смогла уснуть. Она чувствовала себя совершенно опустошенной и горевала об утраченном ребенке. Это будущее дитя еще недавно дарило ей столько счастья! Как мог Ги так поступить? И как она ни старалась не думать о нем, но мысли ее все чаще обращались к Ги. Лили чувствовала, что не может жить рядом с ним и видеть его изо дня в день. Это мучительно!

В тот день, когда она попыталась спуститься вниз, Ги уехал. Никто не знал, куда он отправился, видели только, что он собрал свою седельную сумку и ускакал.

Физически Лили поправлялась быстро, и спустя два дня она чувствовала себя как всегда, но в душе у нее все умерло. День за днем возводила она прочную стену между собой и окружающим миром и клялась, что отныне никому не разрешит причинить себе боль. Отныне она будет использовать мужчин, как они использовали ее. Узнав, что мать дала ей ягоды восковницы, Лили в глубине души возмутилась, решив, что леди Элисон без ее ведома хотела убить ребенка. Отношения между ними становились все холоднее, особенно с тех пор, как Лили поняла — мать знала о том, что Ги женат и что вся эта церемония в церкви была шутовской.

Ги вернулся спустя три недели, неприступный и злой. Его братья и Рольф решили, что он опять стал таким, каким был до встречи с Лили. Ги и Лили старательно избегали друг друга, а если все-таки встречались, то проходили мимо, как чужие. И хотя Лили была с виду спокойна, в душе ее кипела обида. Видеть Ги становилось все невыносимее; после каждой встречи с ним Лили всю трясло, и она долго не могла успокоиться. Напряжение между супругами было так велико, что казалось осязаемым, и действовало на всех, кто соприкасался с ними.


Эсме сделал Эмме предложение, и она была счастлива. Но поскольку беременность ее была уже заметна, они обвенчались потихоньку, а объявили обо всем уже потом. Когда Эмма узнала, как Монтгомери обманул Лили, она страшно испугалась и за себя, но потом выбросила все это из головы, упорно твердя себе, что Эсме принадлежит ей, пусть даже где-то в Нормандии его ждет целая дюжина жен.


Эдела и Хью решили обвенчаться. Но Эдела, как и Эдит, обручившаяся с Андре, чувствовала, что пока должна прятать свое счастье от Лили, не встречаться с ней и не вступать в разговоры. Это, впрочем, было совсем нетрудно: Лили по-прежнему держалась отчужденно, особняком.


Лили понимала, что надо что-то делать, необходимо вырваться из этого ада, в который превратилась ее жизнь. Она узнала, что отец Себастьян возвращается в Беркхэмстед, и в душе ее забрезжила спасительная надежда. Ясно, что в Годстоуне она не в состоянии больше оставаться, ей нужно куда-то уехать. Лили вспомнила о Робере де Мортене, выше него был только король. У нее есть кольцо Робера, есть его приглашение, чего же больше?

Мысль о том, что ее приезд к Роберу — поступок двусмысленный, ее не остановила. Ее будут считать нормандской девкой? Так она и есть нормандская девка уже целых полгода! В путь!

Утратив доверие ко всему свету, молодая женщина решила посвятить в свои планы только монаха. Но заговорила с ним об этом лишь накануне его отъезда. Лили показала отцу Себастьяну кольцо Робера и сказала, что хочет ехать вместе с ним, но что Ги де Монтгомери не должен об этом знать. Лили уложила его вещи вместе со своими. Она брала очень немногое: теплый плащ, удобное платье для путешествия верхом и одно бархатное платье. Лишний багаж обременителен, и, кроме того, каждое платье имеет для нее особое значение. Каждая складка этих платьев напоминает о Ги. А Лили решила порвать с прошлым.

И вот Лили сидит в своей комнате и размышляет, что делать с волосами. Пожалуй, для дороги хороши будут косы. Она обмотает их вокруг головы. Надо сделать это сейчас и постараться не разрушить прическу за ночь. Через час косы были тщательно уложены и закреплены. Лили приготовила дорожное платье и теплый плащ, разделась и легла, дрожа от возбуждения, но сон не шел к ней. Она вертелась на своем одиноком ложе, стараясь согреться, и вдруг замерла: кто-то пытался открыть дверь. Слава Богу, что она опустила засов! Но дверь распахнулась, и Ги влетел в комнату, выбив засов.

— Лили… я не могу без тебя! Видеть тебя ежедневно и не говорить с тобой, не прикасаться к тебе — это пытка!

— Прошу вас, оставьте меня, — спокойно ответила она.

— Не оставлю! — резко возразил Ги.

По его лицу было видно, что он не уйдет, несмотря на все ее просьбы. Разговаривать он не намерен, ждать не собирается. Ги уже был в постели, и его грубые прикосновения ясно сказали, что ее мольбы не достигнут его ушей, сопротивление и крики не помогут. Что ж, хорошо, у нее есть более действенное оружие — безразличие! Она будет равнодушна и холодна и не покажет ему, что он ей желанен. Какая же она дура! Ясное дело, это должно было случиться рано или поздно, раз она живет под одной крышей с ним. «Но больше этого не произойдет!» — поклялась она.

— Незаконность нашего брака ничего для меня не значит! Ты моя! Ты всегда будешь моей!

От ее близости у Ги голова пошла кругом. Его пальцы нашли нежное, шелковистое местечко у нее под грудью; ей стоило больших усилий остаться неподвижной и равнодушной.

Ги попытался прибегнуть к убеждению:

— Лили, когда мужчина находится рядом с красивой женщиной, не имея возможности удовлетворить свою телесную тягу к ней, — это мучительно!

Ответом ему было молчание. Лили отвернулась и уставилась в стену. Что говорить? Да и зачем? Любое возражение он использует для того, чтобы сделать так, как ему хочется.

— Ты хочешь наказать меня своей холодностью, но я расшевелю тебя, дорогая. Сопротивляйся, сколько тебе угодно.

Ги взял ее, и она закусила губу, чтобы не вскрикнуть. Он делал все возможное, чтобы сломить ее равнодушие и добиться отклика. Ее душа и разум не участвовали в происходящем, но тело могло предать, если она не будет держать его под железным контролем. Лили стиснула зубы, чтобы ни один ее стон не вырвался наружу. Ги сурово приказал ей:

— Отвечай мне, Лили!

И ее тело отвечало, но она скорее умерла бы, чем показала ему это. Опытный любовник, Ги знал цену словесным подстегиваниям. И вот он начал возбуждать Лили, рассказывая, как он может ее любить и ласкать, а руки помогали словам. Но Лили ничем не выдала своих чувств. Наконец Ги надоело обольщать ее. Он взглянул на нее, застывшую и презрительную, и грубо бросил:

— Я был прав. Все вы, бабы, — суки!

Ги резко повернулся и вышел из комнаты, грохнув дверью.

Глава 23

Лили не стала терять время на слезы, а сразу же привела в порядок прическу, потом оделась и, закутавшись в теплый плащ, побежала к отцу Себастьяну.

— Прошу вас, поедемте сейчас же, святой отец! Он спокойно посмотрел на нее:

— Расскажите, что с вами случилось, дочь моя?

— О святой отец, я не могу рассказать вам всего! Мне так стыдно!..

Похлопав ее по руке, отец Себастьян просто сказал:

— Дитя мое, меня ничто не может шокировать, но давайте поспешим. Без сомнения, вашу историю можно выслушать и по дороге. Но я, прежде чем отправиться в Беркхэмстед, заеду в Лондон повидаться с епископом Одо. Это устроит вас, дочь моя?

— Разумеется! Мне все равно, куда ехать, лишь бы поскорее выбраться отсюда. Но все-таки, святой отец, не лучше ли нам сначала поехать на запад, а потом повернуть на Лондон? Мне не хочется, чтобы меня завтра поймали и привезли обратно.

— Я знаю только главную дорогу на Лондон, но, конечно, можно поехать и окружным путем. Пусть будет так. — Отец Себастьян улыбнулся доброй улыбкой. — Думаю, в спешке вы не припасли еды? Вот вам пшеничные хлебцы и сыр — и в путь! Ваша лошадка привязана вместе с моими за конюшней. — Он усмехнулся. — Ведь вам и в голову не пришло, как вы выведете свою лошадь из стойла конюшни среди ночи, не наделав шуму, а?

Лили побледнела.

— Я ни о чем не могла думать, кроме отъезда. Простите, что вам пришлось думать за двоих. В будущем постараюсь быть рассудительнее.

— Поедемте, пока не рассвело. Я полагаю, что на большой дороге нам ничто не грозит.


Потрепав Зефиру по морде и ласково шепнув ей несколько слов, Лили уселась в седло, плотно завернувшись в плащ, потому что было сыро и прохладно, и они двинулись быстрой рысцой. Почти два часа они ехали молча. Когда рассвет провел алыми перстами первые штрихи на темном небе, Лили обратилась к спутнику:

— Как вы думаете, не остановят ли нас какие-нибудь нормандские воины?

— У меня есть грамота от короля, дающая право ездить по стране. Она запрещает кому бы то ни было чинить мне препятствия, а вы со мной, так что не беспокойтесь.

— Надеюсь, что вы правы, но, насколько мне известно, норманны наглы и поступают так, как им хочется, а не как следует.

— Норманны в большинстве своем религиозны, дочь моя. Моего присутствия достаточно, чтобы защитить вас.

— Если они религиозны, как они могут с такой жестокостью жечь и убивать нас, саксов?

— Норманн считает, что быть воином и в то же время быть религиозным — не противоречит одно другому. Перед битвой они всегда молятся, чтобы небо послало им победу, а потом благодарят его.

— А вы носите оружие, святой отец?

— Я не ношу меч, но в битвах участвую, помогаю раненым и умирающим. Епископ Одо также не носит меч, но у него есть булава, которой при случае можно причинить не меньший ущерб.

Они немного помолчали. Потом отец Себастьян сказал:

— Лошадям нужно отдохнуть, а нам подкрепиться. Судя по журчанию, впереди — ручей. Давайте отдохнем там, дитя мое.

Он развел небольшой костер, повесил котелок с водой, потом покормил лошадей. Лили достала пшеничные хлебцы и стала задумчиво жевать их. Мысли ее были далеко: Ги уже встал и обнаружил, что она исчезла… Скоро ее начнут искать…


Но Ги понятия не имел о том, что Лили уехала. Он встал рано и занялся перевозкой из Окстеда в Годстоун людей, которые будут помогать на стройке. Ги решил избегать Лили, Она может прийти к нему; он к ней больше не пойдет.

Элисон сразу узнала, что дочь уехала, и, догадываясь, куда она направилась, решила пока молчать.


Отец Себастьян задумчиво посмотрел на Лили.

— Я думал, что вы счастливы с Монтгомери, От неожиданности она выпалила:

— Так оно и было, но потом выяснилось, что у него в Нормандии жена и дети. — Лили говорила с ожесточением.

Монах заметил осторожно:

— У многих мужчин есть любовницы. Вильгельм смотрит на это косо, потому что любит жену. А большинство мужчин получает удовольствие там, где его находит.

— Но он женился на мне! Мы обвенчались. Было большое пиршество, в Годстоун было приглашено много гостей.

— Понимаю, — задумчиво отозвался святой отец, — вы считали себя его женой, а потом открылось, что жена у него уже есть?

Лили кивнула с несчастным видом.

— Тогда вы не виноваты, и не стоит терзаться из-за того, что произошло. Вы здесь ни при чем. Теперь я понимаю, почему вам пришлось уехать. Унизительно быть любовницей после высокого и почетного положения жены.

Молодая женщина подумала, что рассказывать о ребенке не стоит, и быстро переменила тему разговора.

— Предлагаю двигаться дальше по другой дороге, так будет безопаснее. Как вы считаете?

Отец Себастьян кивнул:

— Я полагаю, нам скорее следует ехать на восток, чем на запад, мы совсем запутаем следы.

Впервые за все это время Лили улыбнулась. Они ехали бок о бок, и Лили рассмотрела своего спутника. Он был не старше Ги, но очень худ, вероятно, от крайне воздержанной жизни. Глаза темные пронзительные, но не строгие. Довольно щуплый, однако чувствовалось, что это человек сильный и выносливый. Лили подумала, что на него можно положиться.

Они ехали, пока солнце не склонилось к западу. Потом нашли подходящее, тихое место и остановились на ночлег. Отец Себастьян попросил Лили развести костер, а сам отправился промышлять ужин.

После целого дня, проведенного в седле, у Лили болела спина, и она пошла поискать воды и размять мышцы, а когда вернулась с водой, отец Себастьян готовил на костре яйца, а рядом лежала еще не ощипанная курица.

— Я приготовлю ее сегодня, и тогда у нас будет чем позавтракать, — заботливо сказал он.

Лили засмеялась:

— Вы ее украли, не так ли?

Монах простер руку чисто галльским жестом.

— Лучше скажем, что я нашел ее прежде, чем она потерялась.

Когда яйца были съедены, отец Себастьян срезал ветку и сделал вертел, чтобы поджарить птицу, а Лили собрала кое-какие травы для приправы. Ночью, несмотря на усталость, она долго не могла уснуть, отчасти потому, что спать на твердой земле, подстелив под себя плащ, было непривычно.

На следующий день им стали попадаться путники, направляющиеся в Лондон, и отец Себастьян купил у них кое-что поесть. Теперь, когда рядом были люди, Лили уже не так боялась, но удивлялась, почему нет погони. «А может быть, он рад избавиться от меня, — равнодушно подумала она. — Ну что ж, я-то определенно рада избавиться от него!» — пылко, но не совсем искренне заключила молодая женщина.

Поясница у Лили болела в точности так, как это бывало перед началом ежемесячного недомогания, и она размышляла, как ей удастся сохранить приличия в обществе духовной особы. Но утром, не обнаружив никаких признаков недомогания, Лили забеспокоилась: уж не беременна ли она опять? С одной стороны, ее рассудок восставал против этого, а с другой — она радовалась возможной беременности. «Я, наверное, спятила, — выругала себя Лили. — Как можно явиться к мужчине с определенным намерением и при этом носить дитя от другого!» А может, в этом месяце ничего и не будет, она ведь потеряла столько крови при выкидыше!.. Мысли Лили разбегались. Ее охватил страх. Она почувствовала себя слабой и одинокой. Ей стало жаль себя, и во всех своих страданиях она обвиняла Монтгомери. Сев на землю, Лили опустила голову на колени и разрыдалась.

— Что с вами, дитя мое? — ласково спросил отец Себастьян.

— Я не могу, не хочу больше жить… — пролепетала она слабым голосом.

— Вы так молоды и так красивы! Весь мир лежит у ваших ног. Будущее открывается перед вами как праздник. Наслаждайтесь им! Черпайте его полными пригоршнями! Пусть прошлое исчезнет. Не дайте ему одержать верх над вами! Идите вперед, не оглядываясь!

Подняв голову, молодая женщина посмотрела на монаха, и на нее снизошел покой. «Я начну все сначала. Я буду сильной. Я женщина, и я вынесу все, что готовит мне жизнь, — облегченно подумала Лили. — Солнце светит, впереди лето, я буду наслаждаться жизнью в полной мере!» Она немного пожалела о том, что Ги не послал за ней погоню, и постаралась выбросить его из головы.

— Поехали, святой отец, нас ждет Лондон. Когда они добрались до Лондона, отец Себастьян забеспокоился, где определить Лили, — с собой, ко двору епископа Одо, он ее взять не мог.

— Я поеду на постоялый двор, я уже останавливалась там. Хозяева меня узнают, а место это очень славное, — успокоила его Лили.

— А как быть с деньгами? — спросил монах нерешительно.

— Вы еще не видели Лили в деле! Это не затруднение, а забава, — засмеялась она.

Гордо выпрямившись, Лили вошла в трактир в сопровождении монаха. Хозяин постоялого двора и его жена узнали ее.

— Мадам Монтгомери, добро пожаловать! А разве ваш супруг не с вами? — спросил хозяин.

— У него дела недалеко от города. Вскоре он присоединится ко мне, а я поехала прямо сюда. Надеюсь, у вас найдется для меня комната, где я могу удобно расположиться?

— А этому джентльмену тоже понадобится комната? — Хозяин бросил острый взгляд на отца Себастьяна.

— Нет-нет, у отца Себастьяна дело при дворе епископа Одо. Видите ли, он меня сопровождал, а теперь поедет дальше… И еще: пусть принесут воды в мою комнату, да побыстрее, мне надо привести себя в порядок!

Все это Лили проговорила твердым, повелительным тоном, изображая властную леди Монтгомери, каковой, увы, себя не чувствовала.

Отец Себастьян отнес ее седельную сумку к ней в комнату, и они сразу простились.

— Не выходите из дома, дитя мое. Лондон — не место для одинокой женщины, особенно если она красива.

— Я не выйду из своей комнаты, пока вы не вернетесь за мной, обещаю вам. Благодарю вас за вашу доброту! Я никогда этого не забуду.

Отец Себастьян вышел, а Лили огляделась. Хорошо, что ей отвели другую комнату, а не ту, где они жили с Ги, но комнаты были похожи, и ею овладели мучительные воспоминания. Отгоняя эти волнующие мысли, Лили разделась и вымылась, потом забралась в постель, согрелась, успокоилась и незаметно уснула. Ее разбудил запах жареного бекона и колбасы, и она сразу ощутила тошноту. Решив не поддаваться панике и не падать духом, Лили умылась и почистила свое дорожное платье. Потом достала золотые браслеты, подаренные Ги, решив отнести их в лавку золотых дел мастера и продать. Прикинув в уме, сколько они могут стоить, она решила попросить не меньше десяти — двенадцати денье. Подумав, что делу не повредит, если она будет выглядеть как можно привлекательнее, Лили расчесала волосы, уложив их локонами, надела плащ и набросила на голову капюшон.

Лили быстро шла по улицам, не обращая внимания на торговцев, навязывающих свой товар. Надеясь, что помнит дорогу, она в очередной раз свернула за угол и на мгновение остановилась в замешательстве. Да, все правильно: лавка на той стороне улицы. Немного поколебавшись, она толкнула дверь и вошла. Отбросив капюшон, Лили оказалась лицом к лицу с самым изысканным господином, какого она когда-либо видела. Он покупал какие-то украшения; его сопровождали двое слуг. Необычайно высокий и гибкий, с белокурыми волосами серебряного оттенка и серыми, со стальным блеском глазами. Одет он был с головы до ног во все черное, его платье оживляла лишь вышивка серебряной нитью на воротнике. Поклонившись Лили, красавец жестом пригласил ее подойти к человеку, стоящему за прилавком.

— Сначала мадам!

Покраснев, она выложила перед ювелиром золотые браслеты.

— Мне бы хотелось их продать. Не заинтересуют ли они вас? — спросила она у золотых дел мастера

Лили чувствовала, что джентльмен не сводит с нее глаз, и грудь ее вздымалась и опускалась от волнения.

Ювелир медленно оглядел браслеты оценивающим взглядом и сказал:

— Пять денье.

Лицо у Лили вытянулось.

— А я полагала… я думала… А нельзя ли десять? — спросила она нерешительно.

Ювелир покачал головой и пожал плечами, как бы извиняясь.

Высокий джентльмен сказал.

— Позвольте мне взглянуть на них? У меня слабость к красивым вещам.

Он говорил, а глаза его не отрывались от лица Лили. Протянув ему браслеты, она сказала уверенным голосом:

— Любая женщина, которая их наденет, станет привлекательнее.

— Я дам вам за них десять денье, cherie, — ответил он, улыбнувшись.

— Благодарю вас, мсье, — ласково молвила Лили.

Вся эта торговля была ей очень не по душе, но иного способа достать деньги у нее не было. Деньги же в недалеком будущем ей понадобятся. Незнакомец отсчитал монеты прямо ей в руку, и она быстро вышла из лавки. Вернувшись на постоялый двор, Лили решила больше не рисковать и не выходить на улицу, пока отец Себастьян не приедет за ней. Он появился только через четыре дня.

— Дитя мое, я смертельно боялся за вас, но освободиться раньше никак не мог. У вас все в порядке?

— Да, я рада, что вы здесь. Я уже начала волноваться за вас. А я не бездействовала: продала драгоценности, и у меня есть десять денье. Только не знаю, оплатить ли сейчас счет постоялого двора или оставить их на будущее? — размышляла она вслух. И тут же приняла решение: — Если вы займетесь моей лошадкой, хозяина я беру на себя. Пошли!

Колени у нее дрожали, но к хозяину она обратилась с величественным видом королевы:

— Приезд моего супруга откладывается на несколько дней. Когда он прибудет, передайте ему, что я решила ехать без него. И — я совсем забыла! — пожалуйста, мой счет припишите к счету мсье Монтгомери.

Хозяин хотел было возразить, но потом раздумал. Если он потребует немедленной платы, чета Монтгомери может в следующий раз остановиться в каком-нибудь другом месте — в Лондоне нет недостатка в постоялых дворах. А Лили, послав ему ослепительную улыбку, выплыла во двор, почти не ощущая угрызений совести по поводу этого обмана.

Путников на дороге было много, и молодая женщина с большим интересом смотрела на все, что происходит вокруг, — она ведь никогда еще не ездила по этой дороге. Отец Себастьян, зная, что эта часть путешествия будет длиннее предыдущей, хорошенько запасся провизией. На третий день путников поубавилось, но им встретился дозор из Беркхэмстеда. Отец Себастьян сказал Лили, что им нечего бояться этих нормандских воинов, и та, успокоившись, принялась с удовольствием рассматривать красивые окрестности. На Чилтернских холмах пестрели стада коров и овец, и странники купили у пастухов молока. Погода стояла прекрасная. Они поехали вдоль реки Кольн до впадения ее в Гейд, надеясь эти путем добраться до Беркхэмстеда.

Вдруг позади раздался стук копыт, и небольшая группа всадников догнала их. Лили с удивлением заметила, что кавалькаду возглавляет красивый светловолосый незнакомец, которого она встретила в лавке золотых дел мастера в Лондоне. Проезжая мимо, этот человек снял шляпу и с седла низко поклонился Лили. Она кивнула ему, а отец Себастьян спросил:

— Вы знаете его, дочь моя?

— Я видела его в Лондоне. Кто это? — поинтересовалась Лили.

— Его зовут Анселен де Курси, — коротко ответил отец Себастьян.

— Он очень хорош собой! — заметила молодая женщина.

— Наружность-то у него хороша… — усмехнулся святой отец.

Лили удивленно подняла брови, услышав, каким тоном это было сказано, но монах не стал распространяться на эту тему, а она не настаивала.

По мере того как они приближались к месту своего назначения, Лили все больше одолевали страх и беспокойство, а после еды ее все время теперь тошнило. Итак, она беременна. Отец Себастьян предложил поторопиться, чтобы добраться до Беркхэмстеда как можно скорее. Было очевидно: Лили необходимо лечь в постель.

Прибыв в Беркхэмстед, они оставили лошадей на конюшне, и отец Себастьян повел молодую женщину в огромный замок. Поднявшись по задней лестнице на верхний ярус, он ввел Лили в какой-то закуток, где и попросил подождать.

— Я попытаюсь разыскать Робера де Мортена и поговорить с ним с глазу на глаз.

— Вот, возьмите это кольцо, святой отец. Оно избавит вас от долгих объяснений. Но что, если вы его не отыщете? — опасливо спросила Лили.

— В таком случае я вернусь сюда, и мы решим, что нам делать дальше. Вид у вас, Лили, просто ужасный. Вы уверены, что я могу вас оставить одну?

Она молча покачала головой.

Мимо беглянки сновали пажи и слуги, не обращая на нее никакого внимания. Сесть было негде, и ноги у нее затекли и распухли. Надеясь, что так время пойдет незаметнее, Лили принялась считать про себя. Но время еле тянулось… Она уже почти падала, когда показались отец Себастьян с Робером де Мортеном.

— Лили, дорогая моя, — сказал Робер де Мортен, — вы проделали такой путь одна и совсем разболелись. Пойдемте, милая, я найду для вас удобные комнаты.

— О Робер, благодарю вас за любезный прием! — засмеялась Лили с облегчением.

Он посмотрел на ее лицо, такое прекрасное и бледное, и его сердце преисполнилось сочувствия. Она так молода и неопытна, что же натворил этот чертов Монтгомери? Почему ей пришлось бежать из родного дома?

Робер повел их наверх. В коридоре он несколько раз открывал то одну, то другую дверь, прежде чем выбрал нужную. Это была уютная опочивальня, но в ней стоял страшный холод, несмотря на то, что за окном сияло солнце. Справа была дверь, она вела в другую комнату, поменьше, с низенькой кроватью для служанки.

— Я велю принести вам поесть и развести огонь, — сказал Робер.

При упоминании о еде Лили побледнела и пробормотала:

— Благодарю вас, сир, но сегодня я не в состоянии проглотить ни кусочка, а огонь может разжечь и отец Себастьян.

— Я пришлю женщину. Она будет ухаживать за вами. — Он колебался с минуту, а потом добавил: — Правда, эти болтушки, что окружают мою супругу, ни на что не годятся. Лучше я пришлю вам своего врача.

— О нет-нет! — умоляюще проговорила Лили, опускаясь на кровать. — Я не больна, просто очень устала.

— Придумал! — радостно воскликнул Робер. — Вам нужна моя старая нянька! Она примет вас в свои объятия и приголубит! — засмеялся он, взяв Лили за руки. — Ее приведет отец Себастьян, а я зайду попозже: проведать, как вы себя чувствуете.

Робер поднес ее руку к губам, и мужчины удалились. Лили почувствовала облегчение, которое, впрочем, длилось недолго. Робер так заботлив, так по-отечески держался с лей, может, это доброта ради доброты, и он не потребует за нее платы?

Вернулся отец Себастьян вместе с уютной толстухой. Бросив взгляд на жалобно съежившуюся фигурку на кровати, она протянула к ней руки и, обратившись к отцу Себастьяну, сказала:

— Кыш! Кыш! Можете идти. Здесь мужчины не нужны.

Лили едва успела поблагодарить монаха.

— Ложитесь, я вас раздену. Я знаю, что вы ничего не ели, но сон — это главное. У нас в Нормандии есть поговорка: «Кто спит, тот обедает»! — Она уложила Лили в постель. — Завтра я вас искупаю, вымою ваши красивые волосы, а сейчас спать, спать и спать…

— Граф вскоре должен вернуться… — начала было Лили.

— Ха! Он не переступит порога этой комнаты, пока вы будете спать, вот что я вам скажу! Он сделает так, как я велю.

— Вы так добры ко мне! Как вас зовут? — спросила Лили, натягивая на себя холодную простыню.

— Зовут меня Бетта, обычное имя для обычной женщины. А вот у вас очень красивое имя — Лили! Оно вам очень даже подходит.

Старуха продолжала свою успокоительную болтовню до тех пор, пока Лили не задремала. Она не слышала, как пришел Робер, как Бетта отослала его… Она уснула. На следующее утро Лили проснулась поздно. Вошла Бетта, неся холодное молоко и горячие пшеничные лепешки, намазанные маслом и медом. Она потребовала, чтобы Лили съела все это прямо в постели, после чего помогла ей вымыться и высушила ее длинные прекрасные волосы.

— Сегодня вы ничего не будете делать, только отдыхать, а если придет Робер, я не позволю ему утомлять вас.

Лили засмеялась:

— Не очень-то вы почтительны с ним, Бетта.

— Конечно! Я вынянчила Робера и его сына тоже. — Она покачала головой. — Лили, дорогая, вам совсем нечего надеть, но не беспокойтесь, я поговорю с Робером.

— Нет, что вы, не нужно! — запротестовала молодая женщина.

— Чепуха! Он очень щедрый человек. Видели бы вы, какой гардероб у его супруги! Да и у всех этих балаболок, которых она держит при себе. Все они расточительны до невозможности. А она ничего не делает, только пилит его, бедного. Я-то знаю, чего ему надо, — уютное местечко, где можно побыть часок в покое. Вы и устроите для него такое местечко. — И она принялась болтать о Робере и его планах.

Лили улыбалась.

Услышав стук в дверь, Лили спряталась под одеяло, но когда Бетта отворила, оказалось, что это всего лишь посыльный с небольшим свертком. Бетта подала сверток Лили, и та осторожно развернула его — там лежали ее золотые браслеты.

— Подарок от Робера? — полюбопытствовала Бетта.

— Нет, похоже, это от господина, которого зовут Анселен.

— Де Курси! Он всегда крутится возле Робера. Будьте с ним осторожны, дитя мое. Он несерьезный человек, но забавляет Робера, а женщины, что увиваются за ним, просто бесстыдницы.

Глава 24

Лили настояла на том, что она встанет и оденется. Вечером, когда Робер пришел навестить ее, они вместе с Беттой встретили его у двери.

— Я прекрасно отдохнула, сир, и теперь в состоянии принимать гостей. Устраивайтесь поудобнее.

— Благодарю вас, Лили. Я рад, что вы оправились, — улыбнулся Робер.

Бетта суетилась е угощением, но Лили едва заметным кивком велела старой служанке уйти. Оставшись с Робером наедине, Лили сама подала ему вина, взяла подушку и, положив ее на пол подле его кресла, села у ног Робера.

— Я уже и забыл, как вы прелестны, — сказал он, приподняв прядь ее волос и игриво пропуская ее сквозь пальцы.

— У вас такой огромный замок! Он требует много хлопот.

Лили всячески поощряла Робера к задушевному разговору, и вскоре он расслабился и заговорил с ней так, словно они были друзьями многие годы. Робер любил поговорить, но с женой это почти не удавалось, и Лили скоро поняла: ему, как и большинству мужчин, нужен хороший слушатель. Робер стал рассказывать о многочисленных приготовлениях, которые он сделал перед вторжением в Англию, о том, что снарядил сто двадцать кораблей…

Мысли Лили тут же унеслись в прошлое. Она вспомнила, что у Ги на снаряжение одного корабля ушли все его средства…

— Лили! — вернул ее к действительности Робер. — У меня есть охотничий домик неподалеку отсюда. Не съездить ли нам туда на несколько дней? Мы возьмем с собой только двух слуг — повара и служанку для вас. Мне нужно отдохнуть, а там спокойно и тихо. Я надеюсь, что в вашем сердце есть немного нежности для меня? — спросил Робер с тоской в голосе.

«Вот и расплата, — цинично подумала Лили. — Даром ничего не дается». — Потом промолвила, отбросив дурные предчувствия:

— Больше всего на свете мне хотелось бы именно этого, граф. Но вот служанка мне не нужна. И готовить я могу сама. К тому же нам лучше быть одним: так будет спокойнее и мне, и вам, согласны?

— Вы умеете готовить? — спросил он в изумлении.

— Ну, я не могу соперничать с вашими мастерами-норманнами в приготовлении всех ваших замысловатых блюд, но состряпать простой омлет и тушеное мясо — это не более чем забава.

Робер не верил своим ушам.

— Вы в самом деле будете стряпать для меня, Лили?

— С огромным удовольствием! — улыбнулась она.

Он вскочил с кресла в полном восторге.

— Я прикажу подготовить все побыстрее. Не помню, когда у меня был такой славный вечер. Благодарю вас, дорогая!

Взглянув на него, Лили заметила, что озабоченный вид, с которым Робер вошел к ней, исчез и теперь он выглядит на много лет моложе.

Утром в ее комнате появились несколько человек. Швеи, меховщики и золотых дел мастер сказали Лили, что она должна выбрать себе вещи. Молодая женщина бросила укоризненный взгляд на Бетту, но та только одобрительно усмехалась. Лили была истинной женщиной, тем более когда дело касалось нарядов. Уже на следующий день платья были готовы, и она любовалась перед зеркалом красивыми тканями и украшениями. Лили не спускалась к трапезам вниз, в большой зал. Бетта все приносила ей в комнату, объясняя это тем, что внизу всегда очень много народу. Но Лили с радостью ела в одиночестве: ей вовсе не хотелось встречаться с супругой Робера или с кем-либо из ее дам.

Робер заходил каждый вечер на часок. Он болтал, смеялся, и напряжение спадало с него, но он не подчеркивал своего интимного интереса к ней и неизменно уходил, не дожидаясь наступления ночи. Как-то вечером он сообщил Лили, что она должна быть готова на следующее утро, поскольку после завтрака они отправятся в охотничий домик.

Лили удивилась и даже слегка разволновалась, увидев, что с ними едет несколько «джентльменов» Робера. Но еще больше у нее защемило сердце, когда Анселен де Курси объяснил ей подоплеку происходящего. Он оценивающе оглядел Лили с ног до головы своими серо-стальными глазами и произнес, пользуясь моментом, когда Робера не было поблизости:

— Если в эти дни вы поработаете как следует, то я кое-что предложу вам.

Когда они подошли к валу замка, Робер подвел к Лили хорошенькую белую кобылку под красным кожаным седлом и сбруей. Молодая женщина пришла в искренний восторг, и Робер был явно польщен тем, как она отнеслась к его подарку. «Джентльмены» Робера сопровождали их. Они везли предметы роскоши и обихода, уже готовую еду, множество французских вин; рядом бежали охотничьи собаки. Лили быстро поняла, что эти господа принимают ее за новую любовницу Робера. От смущения Лили бросило в жар. Что же делать? Держать голову высоко, как и подобает благородной леди, что бы ни думали и как бы ни относились к ней другие.

Прибыв в охотничий домик, сопровождающие Робера приготовили две опочивальни, сложили дрова в очаге, не разводя огня, и обиходили лошадей и собак. Вещи Лили перенесли в одну из опочивален, откуда она решила не выходить до тех пор, пока свита не уедет. Когда они остались одни, Робер вошел к ней.

— Вы так застенчивы, Лили, но должен признаться: это весьма привлекательное свойство характера. Честно говоря, мне уже начало казаться, что они никогда не уедут! — засмеялся он.

— Должно быть, вам нечасто удается сбежать от всех и от всего? — заметила молодая женщина.

— Не могу утверждать, что я сбежал от всего. Я привез с собой целую кучу донесений из Лондона, которые должен прочесть. Но они могут и подождать. В нашем распоряжении целых три дня. С чего начнем? Чем мы займемся сейчас?

Лили почувствовала огромное облегчение — он не собирается играть в любовные игры с первой минуты до последней. И она ответила:

— Ну, чем бы мы ни занялись, давайте выйдем на солнышко. День такой славный, нельзя его упускать.

— Не желаете ли вы тогда поехать на соколиную охоту? — любезно предложил Робер.

— Я бы предпочла прогуляться пешком. Может быть, возьмем с собой пару собак?

— В этих местах ходить пешком очень опасно, — предупредил он.

— Рядом с вами, сир, я ничего не боюсь, — искренне отозвалась Лили.

Робер отвязал собак, и те помчались вперед, в подлесок. Робер и Лили пошли рука об руку под высокими деревьями; другую руку Робер держал на рукояти кинжала на случай опасности. Под ногами шуршали бурые прошлогодние листья. Лили наклонилась, чтобы собрать немного желудей, и Робер окинул ее взглядом знатока.

— Вы очаровательны в этом платье цвета бледной бирюзы.

— Это платье не очень-то годится для прогулок по лесу. В нем было бы уместнее сидеть на пиру, но оно очень красивое. Я еще не поблагодарила вас как должно за те прекрасные вещи, которые вы мне подарили.

Робер затряс головой:

— Прошу вас, не надо! Я дам вам все, что вы пожелаете.

«Если бы я могла сказать ему то же самое и при этом не солгать, — подумала Лили с грустью. — Но я не могу отдать ему свое сердце».

Она показала Роберу желуди:

— Правда, они забавные, эти маленькие жесткие плоды?

Заметив белку, молодая женщина замерла и протянула руку к зверьку. Белка приблизилась — сначала нерешительно, потом посмелее, — схватила желудь и, сунув его в рот, мгновенно умчалась, чтобы спрятать добычу.

— А как вы думаете, ко мне она подойдет? — спросил, засмеявшись, Робер.

— Конечно, — и Лили протянула ему желуди. — Только держите их кончиками пальцев или на ладони, иначе узнаете, какие у нее острые зубки.

Белка снова вернулась к Лили за угощением, но, не найдя его, зверек вскарабкался по ее платью, побежал по плечам, обнюхал уши и потянул за волосы. Потом нерешительно направился к Роберу и схватил желуди с его ладони.

— Вот чертенок! — засмеялся Робер.


Ужин бы королевский: жареные фазаны, всевозможные пироги и сыры; изысканные пирожные… Запивали все превосходными винами. Лили слушала, а Робер говорил, и если вдруг наступало молчание, достаточно было спросить его о чем-нибудь незначительном, и он опять пускался в пространные рассуждения. Так Лили оттягивала, как могла, предстоящее. Но ночь настала, и не обращать на это внимания больше было невозможно.

— Я ненадолго оставлю вас одну, дорогая. Потом я приду, и надеюсь, вы будете ко мне добры и не прогоните меня, — проронил Робер.

Лили улыбнулась, затрепетав, и Робер вышел. Она выбрала дорогие духи из тех, что он подарил ей. Оставив гореть свечи в одном подсвечнике, Лили накинула белую кружевную ночную сорочку и прилегла на подушки. Когда Робер вошел в опочивальню в богато расшитой сорочке, сердце ее забилось. Он был явно взволнован и старался не смотреть на Лили, соблазнительную и влекущую. Задув свечи, он разделся в темноте и лег. Потом потянулся к ней очень нежно и поцеловал. Бархатистая, гладкая кожа молодой женщины взволновала его, но он по-прежнему был необычайно ласков. Ее близость, ее запах, ее кожа так пьянили его, что он потерял власть над собой. У Лили не было настроения играть в любовные игры, но она не стала сопротивляться, когда Робер лег на нее, нежно прижавшись. Когда он брал Лили, она была так же холодна, и ему подумалось, что она, может быть, все еще девственна. Он кончил раньше, чем она начала возбуждаться, и сразу же пустился в извинения за свой вес, за то, что сделал ей больно. Тогда Лили успокаивающе погладила его по плечу, и он удовлетворенно отодвинулся от нее.

— У мужчин такие низменные желания, дорогая моя. Спасибо, что вы пошли им навстречу. Вы — самое милое существо, которое встретилось мне за многие годы.

«Он так мягок, слишком мягок и учтив, черт бы его побрал!» — подумала Лили.

Робер уснул, а она лежала, одинокая и печальная. Среди ночи Лили тихонько встала и подошла к окну: да, она страстно надеялась, что Робер станет для нее необходимым, заменит Ги, но оказалось, что это невозможно. В мыслях и в постели неизменно присутствовал Ги…

Голос Робера нарушил течение ее мыслей:

— Вы уже сожалеете о случившемся, дорогая? Лили быстро обернулась к нему, с ее губ уже были готовы слететь слова отрицания.

— А для меня все это драгоценно, Лили. Теперь вы, вероятно, хотели бы, чтобы я ушел и не нарушал ваш сон? — предположил он.

— О Робер, вы так добры и заботливы! — Она вернулась в постель. — Я не хочу, чтобы вы покидали меня, нам обоим будет слишком одиноко. Просто обнимите меня, прошу вас.

На следующий день Робер был счастлив и беспечен, как мальчишка. Настроение его было так заразительно, что вскоре Лили уже смеялась вместе с ним. При этом он был чрезвычайно заботлив и добр. Крупный с виду, грубый и простоватый воин, в обращении с Лили Робер был почти застенчив, любезен, но без чопорности. Она мылась у огня, когда Робер неожиданно вошел в комнату. Став пунцовым от смущения и умоляя простить его за вторжение, он тут же удалился. А молодая женщина вспомнила Ги. Он с таким искренним наслаждением смотрел, как она моется, а когда она вылезала из чана, блестя мокрой кожей, он не мог устоять и хватал ее в объятия. С нее еще капала вода, а Ги уже брал ее. А когда мылся он сам, то подшучивал над ней, подзывая к себе и делая вид, что посадит ее в чан вместе с собой. Вздохнув, усилием воли Лили заставила себя вернуться в настоящее.

Ночью Робер пришел к ней, и все было точно так же, как вчера: темнота, слишком нежные ласки, быстрое завершение… Единственное чувство, которое Лили испытывала к Роберу, была благодарность за бережное обращение с ней.

Через три дня явилась свита Робера, чтобы сопроводить их обратно в Беркхэмстед. По дороге Анселен де Курси как бы случайно оказался подле Лили. Сняв шляпу, он поклонился и сказал:

— Поздравляю вас с успехом. Я вижу, что все в порядке. Мне достаточно было взглянуть на Робера. Я зайду к вам на днях.

И он пустил коня галопом.

По возвращении в Беркхэмстед Лили приятно удивилась, обнаружив, что для нее приготовлены более пышные покои. Они были расположены в одном из новых флигелей, и окна выходили в красивый сад. Бетта ждала ее и, услышав одобрение молодой женщины, просияла.

Робер нежно с ней попрощался, не стесняясь присутствия Бетты.

— Теперь я не смогу проводить с вами столько времени, сколько мне хотелось бы, к тому же мы должны заботиться о вашей репутации и избегать скандалов, дорогая. Посредником между нами будет Анселен, мой близкий друг. Он человек осторожный, и вы можете ему всецело доверять.

У Лили эти слова вызвали большие сомнения, и они с Беттой обменялись понимающими взглядами.

Глава 25

Как это ни удивительно, но прошла почти неделя, прежде чем Ги обнаружил исчезновение Лили. Он считал, что она, будучи весьма упрямой, избегает его и сидит в своей комнате. Узнав, что Лили уехала и Элисон все это время держала его в неведении, Ги пришел в ярость.

— Куда она могла уехать?! — бушевал он. Элисон не осмелилась сказать ему правду, и два часа Ги рвал и метал, а потом приказал седлать свою лошадь и объявил, что немедленно отправляется в Лондон искать Лили. Рольф попытался успокоить его и предложил поехать вместе.

— Оставайся здесь и приструни свою своевольную супругу, — отказался Ги.

Прибыв в Лондон, он явился на постоялый двор, где они останавливались с Лили, и очень удивился, узнав, что его поджидают. Он с великим облегчением услышал, что Лили жила здесь, и его охватила слабость. Пригласив хозяйку постоялого двора выпить с ним, он тщательно расспросил ее.

— Так, значит, моей жены здесь уже нет, мадам?

— Нет, мсье. Она велела передать вам, что уезжает без вас, и еще сказала приписать ее счет к вашему, мсье.

— Вот как! — возмутился Ги. — И куда же она поехала?

— Неужто вы не знаете, мсье? — удивилась хозяйка.

— Должен признаться, мадам, не знаю. У нас были, как бы это выразиться, семейные неурядицы, и жена уехала из дома, не сказав куда.

— Понятно. Ну, я думаю, что мадам и монах, с которым она путешествовала, направились в Беркхэмстед.

— Монах?!

Мысли Ги завертелись. Конечно! Она уехала с отцом Себастьяном! Он отправлялся домой примерно в то же время. Беркхэмстед, Робер — его словно ударили ножом! Ясное дело, куда же еще ей было ехать? И, сев на кровать, Ги опустил голову на руки.

— Вам нехорошо, мсье? — спросила хозяйка, серьезно встревожившись.

— Нет, просто я устал. Благодарю вас, мадам. Ги бросился на кровать, не раздеваясь. Лили его предала! Стоит ли ехать за ней после этого? Нет, ни за что! Ги метался и ворочался на кровати всю ночь, не зная, что предпринять. Ничего не придумав, он вернулся в Годстоун. Прибыв домой, Ги позвал к себе Рольфа и братьев.

— Я хочу объявить своим людям, что даю сто серебряных денье за голову Мортена.

— Ты сошел с ума! — вскричал Рольф.

— Вильгельм, — мрачно изрек Андре, — перебьет всех мужчин, женщин и детей в Годстоуне, а потом спалит его дотла. Ты же знаешь, как он мстит!

— Этот человек должен умереть. Мне слишком больно, а виноват в этом он!

— Нет, брат, виноват ты сам, и ты это знаешь! — резко бросил Николя.

Все замерли, боясь даже представить, что сейчас будет, но Ги уставился куда-то невидящими глазами, блуждая мыслями за много миль от Годстоуна. Он жаждал крови! Он найдет их обоих и убьет!

В эту ночь Ги опять не мог уснуть и напился до беспамятства. Наутро он встал в чудовищном настроении. Одна неделя сменялась другой… Ги по-прежнему пил и метался, как раненый зверь. Братья начали опасаться за его здоровье.

— Ему нужна женщина, — сказал Рольфу Андре, вернувшийся из Окстеда.

Тот угрюмо рассмеялся:

— За этот месяц он переспал со всеми телками старше четырнадцати лет. Излечить его может только одна женщина — Лили.


Мораг не удивилась, когда Ги, спрятав в карман гордость, пришел к ней. Женщины быстро разносили по деревне все слухи, проникавшие к ним из господских покоев, и она знала о каждом движении Ги; когда и с кем уехала Лили; кто из женщин спал с новым лордом. Знала Мораг и то, что ни одна из них не увлекла его. Она посмотрела на Ги из-под полуопущенных век. Вид у него был измученный. Но в глазах вспыхивали сполохи затаенного гнева. Он походил на хищника, выжидающего момент, чтобы броситься на свою жертву из засады. Мораг испугалась.

— Что вам угодно, милорд? — льстиво спросила она.

— Ответов! — свирепо бросил Ги.

— Вы же не верите в мою силу. Зачем же цепляться за соломинку? — спокойно возразила Мораг, надеясь, что ей не придется заниматься его неурядицами, но в то же время понимая, что надежда эта очень хрупкая.

— Берегись, женщина! — угрожающе крикнул Ги.

— Задавайте ваши вопросы.

— Почему? — вспыхнул он. — Почему она это сделала?

Мораг долго глядела на него, поражаясь мужской тупости. Ведь он прекрасно знает, почему, но не допускает мысли о том, что может быть хоть в чем-то виноват.

— Вы пожинаете плоды своих трудов, — только и сказала она.

— Я велю тебя убить! — прорычал Ги.

— Станет ли вам от этого легче?

Пытаясь усмирить свой нрав и успокоить раненую гордость, Ги напряженно спросил:

— Она когда-нибудь вернется?

— Приведите в порядок свой дом в Нормандии, милорд…

Ги неохотно протянул ей маленькую серебряную монетку.

— Я бы предпочла провизию, а не деньги, милорд.

Он изумился ее наглости.

— Если ты хочешь есть, съешь эту свою сороку! — гаркнул он.


Ги продолжал безумствовать, а совесть напоминала ему о дочерях. Нет, он не бросил их на произвол судьбы, как упрекала его жена в своем письме: в их распоряжении замок с множеством слуг, земля и крестьяне. Они живут вполне обеспеченно. Но он забыл об отцовском долге — это правда! И теперь исправит содеянное. Как только уберут урожай, он отправится в Нормандию и привезет детей в Годстоун. А жена может остаться в Нормандии, а может продать все и переехать в Лондон, ко двору Вильгельма. В Годстоуне же ноги ее не будет!

…А Лили одиноко жила в Беркхэмстеде. Правда, люди Робера наперебой ухаживали за ней, но Лили это тяготило. Она привыкла к тому, что ее всегда окружало много женщин. Здесь же, в Беркхэмстеде, Лили была лишена дамского общества — в покои графини де Мортен ее не допускали. Она понимала, что жена Робера и все придворные дамы прекрасно знают о ее существовании, но это скрывалось и замалчивалось.

К Лили часто заходил Анселен де Курси, хотя именно его ей хотелось бы видеть как можно реже. Если он заставал Лили одну, он старался убедить ее в необходимости совместными усилиями повлиять на Робера, чтобы тот добивался большей власти в королевстве.

— Почему Одо живет в Лондоне, как король, а Мортен сидит в этой стоячей заводи — Беркхэмстеде? Он брат короля и в отсутствие Вильгельма должен быть регентом. И нам место в столице, а не в этой Богом забытой дыре!

— Вы преувеличиваете мое влияние на Робера, — возражала Лили.

— Вовсе нет, Лили! Мортен совершенно одурманен вами и особенно вашей притворной невинностью. Он ненавидит блудниц! У вас редкое сочетание женщины и ребенка. Уж я-то разбираюсь в женщинах. Робер видит в вас только ребенка, и это его очаровывает. Так вот, я пытаюсь перетянуть вас на свою сторону с помощью убеждения, но могу пустить в ход и другое оружие. Вы недооцениваете мое влияние на Робера. Мне очень легко заставить Робера поверить, что вы не отказываете и мне в своих милостях, и тогда, дорогая, с вами будет все кончено.

Чтобы скрыть охвативший ее страх, молодая женщина улыбнулась. Де Курси очень опасен, надо избавиться от него.

— Я попытаюсь сделать так, как вы хотите. Когда Робер придет ко мне вечером, я поговорю с ним о переезде в Лондон.

— Будьте похитрее! А теперь я прошу извинить меня — я обещал отпрыску Робера поехать с ним покататься верхом. Вечно этот мальчишка виснет на мне. Хотел бы я иметь такое же влияние и на его отца.

Лили стала раздумывать, что она скажет Роберу, чтобы убедить его избавиться от де Курси, и как можно скорее. И тут Лили осенило! Когда вечером пришел Робер, молодая женщина принесла ему мягкие туфли, подала блюдо печений и вино, а затем устроилась вместе с ним у огня.

— Я вижу, милая, Анселен последнее время часто составляет вам компанию? — начал Робер.

Лили насторожилась.

— Он необычайно привлекательный мужчина, вы не находите, дорогая моя? — Робер ясно ждал отрицательного ответа.

— Никогда не замечала, — равнодушно отозвалась она.

— Бог мой, Лили, если вы предпочитаете его мне, только скажите, но делить вас с ним… — недоговорил Робер в отчаянии.

Лили подошла к нему и опустилась на колени.

— Мой дорогой господин, кто заронил в вас эти недобрые мысли? Я хочу с вами кое о чем поговорить, даже если это вас будет шокировать и вызовет ко мне отвращение.

— Говорите, — сдержанно ответил он. Лили опустила глаза.

— Вы знаете, что я была замужем за саксом? Робер кивнул.

— Так вот, этот человек предпочитал видеть у себя в постели мужчину, а не женщину.

Робер широко раскрыл глаза.

— Теперь я понимаю, почему вы остались девственницей!

Она пропустила это замечание.

— Мне кажется, что Анселен де Курси — такой же. Я замечаю за ним многое. И знаете, что меня поистине огорчает: он слишком много времени проводит с вашим сыном!

Робер вскочил.

— Черт побери! — Он сжал кулаки. — Только такими чистыми глазами, как у вас, можно разглядеть подобного мерзавца!

Молодую женщину охватила дрожь.

— Я отошлю его назад, в Нормандию, но он, конечно, не останется там, ведь Вильгельм с Матильдой и семейством едут в Англию. Вот и пусть развращает сыновей Вильгельма, коль посмеет.

— Робер! Но если де Курси узнает, что ваше решение исходит от меня, — я страшусь за свою жизнь!

— Не беспокойтесь, дорогая моя! Я избавлюсь от него под благовидным предлогом: пошлю его с важным дипломатическим поручением. Он крайне честолюбив и с радостью ухватится за возможность уехать отсюда ко двору короля. Пожалуй, я займусь этим делом тотчас же.

Больше Лили не видела Анселена де Курси.


Беременность становилась все заметнее, и Лили поняла, что придется обо всем рассказать Роберу. Когда он пришел спустя несколько дней, она, выждав удобный момент, приступила к разговору:

— Робер, у меня есть новость, которая может вас огорчить.

— Чепуха! — улыбнулся он. — Что вы можете сделать такое, что огорчило бы меня?

— Я в положении, — тихо сказала Лили, и слезы покатились по ее щекам.

— Милая моя, не плачьте! Для человека моих лет это чудесная новость. Любой на моем месте обрадовался бы, а не рассердился. А вы уверены?

— О, совершенно уверена! — Она улыбнулась сквозь слезы.

— Я не хочу вам лгать, Лили. Как мужчина я счастлив. Но это все меняет. Брат нетерпим к подобным вещам. Он узколоб. А я не сомневаюсь, что ему поспешат сообщить эту новость. — Робер нахмурился. — Вильгельм вернется к концу года, и нам придется расстаться, что для меня невыносимо. Может, стоит подумать об усыновлении ребенка какой-нибудь богатой семьей?

Услышав это, Лили помрачнела.

— Есть еще вариант — найти вам мужа, который обращался бы с вами почтительно, вы понимаете? — Робер улыбнулся доброй улыбкой.

— Я не хочу выходить замуж, сир, — сказала Лили умоляющим, нежным голоском.

— Будь по-вашему. Мне самому эта мысль не по душе, — засмеялся Робер. Он обнял Лили и притянул к себе. — Вы достаточно хорошо себя чувствуете, чтобы… чтобы… — заколебался он.

Она улыбнулась. Как легко можно было бы отказать ему! Но она не в состоянии причинить боль этому человеку, от которого видела только доброту и ласку.


Перевезя супругу и детей в Лондон, король Вильгельм известил Робера, что он намерен посетить Беркхэмстед и посмотреть, как продвигается строительство крепостных сооружений. Письмо было сдержанным, и Робер заподозрил происки де Курси. Он ожидал порицания, но недооценил всей глубины гнева Вильгельма! Робера вызвали к королю без всяких почестей, как простого землевладельца.

— Говорят, вы завели любовницу-саксонку, — проронил Вильгельм с отвращением. — Немедленно избавьтесь от нее!

— Вы можете распоряжаться мною во всех отношениях, но в таких делах я сам себе хозяин, — ответил Робер, вспыхнув.

— Клянусь Иисусом, я слишком высоко вознес тебя, но в моих же силах низвергнуть тебя с этой высоты! — угрожающе заявил Вильгельм.

— Вильгельм, мы же братья! Давайте же не будем ссориться, — увещевал Робер. — Если бы вы только взглянули на нее, вы бы поняли, почему я очарован. Господи, Вильгельм, неужели после семнадцати лет семейной жизни ваш взгляд не останавливается порой на какой-нибудь красивой женщине? Если вы будете отрицать это, я решу, что вы лишены всего человеческого.

Вильгельм молча смотрел на Робера. Гнев его угас, но лицо оставалось суровым.

— Твоя мать, Робер, была обвенчана с нашим отцом, а моя — нет. Ты не имеешь представления о том, сколько несчастий обрушивается на голову незаконнорожденного ребенка, а я все это испытал, что сыграло важную роль в моей судьбе. Ты полагаешь, что оказал этой женщине честь, сделав ее своей любовницей, а на самом деле, наоборот, ты обесчестил ее. Отошли эту беднягу отсюда, пока толпа не накинулась на нее, как стая голодных волков, и не разорвала на части.


Наконец было решено, что Лили отправится на Мон-Сен-Мишель, маленький островок, расположенный недалеко от побережья Нормандии, где монахи-бенедиктинцы выстроили замечательную церковь в романском стиле и монастырь. Отец Себастьян согласился отвезти туда Лили и Бетту. Теперь, когда все определилось и отъезд уже был не за горами, Лили почувствовала огромное облегчение. Все ее мысли были заняты будущим младенцем. Робер был добр, любезен и как-то по-отечески внимателен. Но она не могла забыть, что он предложил отдать ребенка в чужие руки, и это убило ту крошечную приязнь, которую Лили поначалу испытывала к нему. Ей нужна была только тихая пристань, где можно прожить уединенно до рождения ребенка. Лили старалась скрыть свое положение от окружающих и стала носить очень просторные платья. Большую часть времени она проводила в своих комнатах либо гуляла по прекрасному саду, думая о новой жизни, что крепла в ней.

По совету отца Себастьяна Лили взяла с собой теплые вещи — на Мон-Сен-Мишеле холодная зима. В последний вечер Робер пришел рано, вместе с отцом Себастьяном.

— Лили, вы уже путешествовали с отцом Себастьяном и знаете, что ему можно доверять. Я думаю, что вам лучше ехать по дороге, идущей вдоль моря до Хаванта, где дрейфует моя флотилия. Святой отец, вот вам верительное послание капитану. Он доставит вас на остров. И еще, святой отец, у меня есть для вас поручение в Морген, это всего в нескольких милях от Мон-Сен-Мишеля. Буду очень признателен, если вы, после того как устроите Лили, побываете в Моргене и разузнаете, как там дела.

Провожая отца Себастьяна к двери, Робер тихо добавил:

— Зайдите ко мне завтра, я дам денег, чтобы обеспечить ваше путешествие. Позаботьтесь о ней — ради меня.

Отец Себастьян кивнул и удалился.

Робер расположился у огня и взял Лили за руку.

— Послезавтра меня здесь уже не будет. На севере беспорядки, несколько человек подняли восстание и собирают вокруг себя сочувствующих.

— Это саксы? — спросила Лили.

— Боюсь, что да, дорогая. Я знаю, что вам это неприятно и задевает вашу гордость.

— Нет, сир, я тревожусь только за вашу безопасность, — возразила она. А про себя добавила: «Боже, сделай так, чтобы Ги не пришлось туда ехать!»

Робер нежно привлек ее к себе, заглянул в глаза. И спросил — словно читал ее мысли:

— Лили, вы любили Монтгомери? — Голос его звучал хрипло.

Ее глаза расширились от удивления.

— Я… да, наверное.

— Я никогда не спрашивал вас, что случилось в Годстоуне, не хотел быть бестактным.

— Я очень признательна, что вы ни о чем не спросили, Робер. Так нужно ли делать это теперь? — напрямик сказала Лили.

Он наклонился и, нежно целуя ее, пробормотал, запинаясь:

— Вы любили его больше, чем меня?

Лили растерянно искала ответа, который мог бы его удовлетворить.

— Робер, между вами огромная разница. Вас нельзя не любить — вы душевный, благородный, истинный мужчина.

— А он?

— Я его ненавижу! — ответила она так пылко, что у Робера не осталось ни малейшего сомнения в глубине ее любви к Монтгомери. Он вздохнул, но уйти уже не мог — чувственность его была слишком возбуждена.

— Лили, милая, пустите меня к себе!..

Глава 26

Уезжая из Беркхэмстеда, Лили чувствовала только облегчение — огромное облегчение. После бесконечных задержек с багажом из-за нерасторопности Бетты они отправились к побережью в сопровождении нескольких воинов Робера. Лили ехала на белой кобылке, а сзади вели Зефиру и запасных лошадей: дорога была долгой и трудной. Четырнадцать дней они ехали до побережья, делая длительные стоянки для отдыха, которого требовало состояние Лили. Погода, как ни странно, стояла прекрасная. Пока корабль готовили к отплытию, Лили и ее спутники жили на постоялом дворе. Лили почти не выходила на улицу: морской порт — неподходящее место для женщины в ее положении. А ей очень хотелось погулять по берегу и подышать морским воздухом. Наконец они с Беттой разместились в маленькой каюте, и корабль отплыл.


Когда собрали урожай и закончили все приготовления к зиме, Ги объявил, что едет домой, в Нормандию. Братья упрашивали его взять их с собой, но он наотрез отказался. В конце ноября Ги уехал.

В то же самое время, когда корабль с Лили на борту отчаливал от берегов Хаванта, Ги нашел капитана, который согласился перевезти его через Ла-Манш. Но в отличие от Лили Ги направлялся в Сен-Валери — в то самое место, откуда год назад отплыла нормандская армия, начавшая военную кампанию против Англии.

В Ла-Манше суда были застигнуты штормом, и корабль Ги, сбившийся с курса, отнесло к западу. Когда сильнейший шторм прекратился, оба корабля какое-то время шли в виду друг друга. Затем корабль Ги взял прежний курс на восток, а Лили продолжила путь к месту своего назначения. Но Ги и Лили не знали об этом.

Лили очень тяжело переносила морское путешествие. За всю свою жизнь она болела всего несколько раз. Но ничто не могло сравниться с морской болезнью, усугубленной ее нынешним положением. Вконец измученная, обессилевшая, с блуждающим взглядом, Лили лежала на своей койке, желая всем сердцем, чтобы Ги был рядом и она могла бы прижаться к нему. Она молила Бога сохранить ей жизнь, страшась, что никогда больше не увидит любимого, что не будет держать в объятиях свое дитя. Когда же опасность миновала и страх отпустил Лили, она опять возненавидела Ги.

Корабль вошел в гавань вечером, и все сошли на берег. Отец Себастьян сказал:

— Придется ждать утра — во время прилива до Мон-Сен-Мишеля добраться нельзя. Ночь мы проведем в Бар-ле-Эроне, но чтобы пересечь отмель, нам понадобится проводник. Лишь немногие знают тропу среди этих зыбучих песков.

Лили молча, с ужасом смотрела на остров, на который накатывались мощные волны прилива. Утро не принесло облегчения — ее взору предстала бесконечная песчаная плоская равнина, повсюду торчали невысокие скалы.

Наконец они въехали в крепостные ворота. Тропа, выложенная ступеньками, поднималась вверх, к строениям, расположенным на вершине острова. Сама по себе крепостная стена выглядела вполне обычно, но монастырь производил внушительное впечатление. Лошадей разместили во дворе, где были расположены только трапезная и единственная башня. В ней Лили и предстояло поселиться.

День шел за днем, и к Лили возвращались силы и здоровье. Много часов она проводила в одиночестве на сторожевой площадке башни. Море было то серым и неспокойным, и тогда в одинокую идиллию Лили вторгались резкие крики чаек, то плоским и маслянистым, и тогда оно казалось еще более устрашающим. На острове не было питьевой воды, и каждый день на лошадей грузили пустые бочки и привозили их наполненными, когда отступал прилив. Ездили к югу — в Ардерон или к северу — в Жене. Лили прислушивалась к уютным звукам, доносившимся из трапезной, где звенела посуда и лаяли собаки, это как-то развлекало ее.

Очень скоро, обдумывая свое отношение к другим мужчинам, молодая женщина поняла: она любит только Ги. Лили отчаянно скучала по дому и отдала бы десять лет жизни, лишь бы взглянуть на яростное, гордое лицо любимого со сверкающими зелеными глазами. Ну и что, что у него уже есть жена? Даже полсотни жен не смогут ослабить ее любовь. Какой же надо быть дурой, чтобы все это отшвырнуть! А во всем виновата ее гордыня. Теперь она расплачивается за это смирением и уединением. Но ведь не одиночеством: она носит под сердцем дар Ги!

Ги въехал во двор своего замка в Нормандии. t

Собаки, сразу не признавшие его, бешено залаяли.]

Строгим окриком Ги усмирил их и с широкой улыбкой приветствовал своего старого слугу, вышедшего узнать, в чем дело. Глаза у старика были печальны, и в них стояли слезы, когда он склонился перед своим господином.

— Что случилось, Гастон? — насторожился Ги Старик покачал головой и ответил:

— Войдите в дом, мой господин, я все вам расскажу. Он налил Ги вина. В этот момент появились две маленькие девочки, робко разглядывая незнакомца.

— Маргарита! Анжелика! Вы смотрите на меня так, словно совсем забыли отца! — воскликнул Ги.

Он протянул к ним руки, и младшая вышла вперед с серьезным и торжественным выражением на смуглом личике.

— А где ваша мама? — Не получив ответа, Ги повернулся к Гастону. — Не могла же она их бросить? — сердито вскричал он.

— Как сказать, мой господин. Не знаю, как и поведать вам… Она умерла. Ее похоронили на маленькой лужайке там, на холме.

Ги оцепенел, все еще обнимая девочек. Вошла экономка, присматривающая за детьми, и замерла, увидев своего господина.

— Умерла? — переспросил Ги, не сразу осмыслив эту неожиданную новость.

Старик и женщина обменялись взглядами, и экономка поспешно проговорила:

— У нее было воспаление легких, мой господин, она сильно простудилась. Я ходила за ней целыми днями, но ничего не могла сделать.

Она не стала рассказывать о новогодней пирушке, пьяном разгуле, о том, что Маргарита пролежала на снегу всю ночь, прежде чем ее нашли.

— Когда это произошло? — сдержанно спросил Ги.

— Заболела госпожа в ночь под Новый год, а умерла десятого января. Уже почти год прошел.

Ги на мгновение замер, потом, затаив дыхание, спросил:

— Вы сказали — десятого января?

Слуги согласно кивнули. А Ги охватила дрожь. Он венчался с Лили двадцатого января, и значит, она — его законная жена! Жаркая волна, зародившаяся где-то в груди, покатилась к его горлу и голове. Он стоял, слегка покачиваясь, и на душе его стало легко-легко. Слуга выступил вперед, чтобы поддержать его, но Ги закинул голову и дико рассмеялся. Дети отпрянули от отца, а старик и женщина обменялись взглядами, испугавшись, что новость так потрясла их господина, что у него помутился рассудок.

Но Ги вполне здраво сказал:

— Завтра я хочу поговорить со слугами о моих намерениях. Благодарю вас, мадам, за то, что вы присматривали за моими дочерьми. Каюсь: я бессовестно забросил малюток.

Поклонившись, он поднялся в опочивальню и не выходил оттуда до полудня следующего дня. Затем осмотрел поля и хозяйственные постройки, проверил запасы продуктов и зерна. После Годстоуна все казалось ему убогим. Когда он вернулся, вся прислуга уже была в сборе.

— Я хочу поблагодарить вас за то, что в мое отсутствие вы поддерживали порядок в доме и исправно вели хозяйство. Я намерен продать это поместье. Вы можете остаться здесь или поехать со мной в Англию — это уж вы решайте сами. Для девочек я найду женщину, которая позаботится о них и подготовит к отъезду. Мне же необходимо срочно вернуться в Англию.


Ги ехал назад к побережью, непрестанно думая об одном и том же: Лили — его жена! Плавание затянулось, так как море было бурным, и Ги приходилось все время обуздывать свое нетерпение. Когда они наконец причалили к берегу, он бросился прямо в Беркхэмстед, не заезжая в Годстоун. Стоял декабрь; резкий ветер бил ему в лицо, пока он мчался на север.

Ги шел, страшась предстоящей беседы с Робером де Мортеном, и шпоры его клацали по каменному полу. Мужчины посмотрели друг на друга, и воцарилось молчание. Каждый оценивал силу другого, и Робер первый опустил глаза.

— Я приехал за своей женой! — решительно произнес Ги.

— За своей женой? — удивленно переспросил Робер.

— Вы правильно расслышали, — холодно подтвердил Ги.

— Ее здесь нет, — мягко ответил Робер. Ги швырнул на стол свои перчатки.

— Я требую, чтобы вы мне сказали, где она! В его голосе звучала плохо скрытая угроза и готовность взорваться в любую минуту! Робер счел за благо подыскать такие слова, которые остудили бы пыл Ги.

— Требуете? Как можете вы что-либо требовать? Когда Лили приехала сюда, она была больна, и я взял ее под свое покровительство.

Губы Ги побелели, кулаки сжались, глаза стали похожи на горящие угли. Робер продолжал:

— Чтобы защитить ее от злобных сплетен, я отослал ее во Францию. Они живет в уединении. Где — этого я вам не скажу. Решение приняла Лили. Если она захочет вас видеть, она к вам приедет, если нет — я буду рад принять ее здесь.

Ги повернулся на каблуках и вышел из зала, охваченный бессильным гневом.

— Какую чертову кашу я заварил! — выругался он.

Ги подумал о Годстоуне, и его охватила тоска. Он поедет домой. Вдруг Лили уже ждет его там!

Конь отмерял милю за милей, и с каждым ударом его копыт в Ги росла уверенность, что скоро он соединится с любимой. До Годстоуна он добрался совершенно измученный, и когда с разочарованием узнал, что Лили там нет, все чувства в нем словно умерли.

Он слег в лихорадке, заболев впервые за много лет. Жар становился все сильнее, и Элисон не отходила от него. Услышав, как больной бредит о Лили, она поняла, что поступила неразумно, позволив дочери уехать от Ги. Только после Рождества Ги полностью оправился от болезни.

Он тут же отправился к Мораг. На этот раз Ги ничего не требовал.

— Мораг, я привел в порядок свой дом в Нормандии. Лили — моя законная жена. Не можешь ли ты сказать мне, где она находится?

— Она во Франции, — последовал ответ.

— Так мне сказал Робер, если ему можно верить.

— Он говорил правду.

— Скажи мне, где именно во Франции, и я всем обеспечу тебя на год вперед, — пообещал Ги.

Старуха покачала головой:

— Я только вижу, что это огромная каменная крепость, окруженная водой.

Ги тут же представил себе замок Робера в Мортене, окруженный рвом. Вот с чего он начнет поиски.

— Я смогу ее вернуть? — нерешительно спросил он.

— Да, но теперь тебе придется научиться делить ее любовь с другим человеком, — ответила Мораг.

— Никогда! — рявкнул он так яростно, что старуха в испуге отпрянула от него.

Потом она таинственно улыбнулась. Она не станет облегчать его страдания и не расскажет ему, что человек, с которым Ги будет делить любовь Лили, — его сын.


Вильгельм с семьей находился в Лондоне, и Ги пригласили ко двору. Прошло несколько недель, прежде чем он смог осуществить свое намерение и вновь отплыть во Францию. Вернувшись в Нормандию, Ги немедленно стал подыскивать покупателя поместья, но недели шли за неделями, а покупателя не было. «Раз уж я вынужден торчать в Нормандии, — решил он, — займусь-ка своими детьми».

Ги стал брать их с собой на верховые прогулки и каждый вечер, приходя к девочкам пожелать им доброй ночи, рассказывал о каком-нибудь интересном приключении, стараясь, чтобы в этих рассказах обязательно было что-нибудь смешное, и когда напряженные детские личики светлели от улыбок, Ги был счастлив. Он прикасался пальцем к щечке спящего ребенка, и тоска по Лили охватывала его с непреодолимой силой. Он выходил в ледяную ночь, чтобы остудить разгоряченную кровь. Желание, как пламя, лизало его тело, обжигало кончики нервов так, что хоть криком кричи. Еще несколько дней он подождет, решил Ги, а потом отправится в Мортен искать Лили.

Глава 27

Лили вскрикнула. Боль была такой внезапной и сильной, что она не могла удержаться. Бетта бросилась к ней:

— Что такое, Лили?

— Роды… начались… — медленно ответила та. Бетта заломила руки.

— Mon dieu, mon dieunote 24, слишком рано! Недоношенные дети редко выживают! — выпалила она прежде, чем успела прикусить язык.

Лили посмотрела на старую женщину, которая за последние несколько месяцев была для нее всем — матерью, нянькой, компаньонкой, служанкой, подругой…

— Бетта, я уже была в положении, когда приехала в Беркхэмстед. Робер не отец ребенка, — с трудом произнесла Лили.

Старуха пришла в ярость:

— Что вы мне рассказываете? А кто же?

— Нормандский воин. Он захватил Годстоун, где я жила. Я полюбила его, и — помоги мне Бог, Бетта! — я все еще люблю его.

— Он что же, выгнал вас, когда вы забеременели?

— Нет! Он хочет сына больше всего на свете. Все гораздо сложнее… Ах!..

Схватки повторились, но они уже не были неожиданными.

Когда боль утихла, Бетта сказала:

— Так будет продолжаться долго. Думаю, что раньше завтрашнего утра вы не разродитесь.

Молодая женщина кивнула.

— Это сладкие мучения. Помогите мне держаться твердо, Бетта, — попросила Лили.

Чтобы отвлечь ее, Бетта спросила:

— А что же тогда произошло, если он вас любил и хотел ребенка?

— Я не говорила, что он полюбил меня. Я сказала, что я полюбила его. Он обвенчался со мной в церкви, а потом я узнала, что существует настоящая мадам де Монтгомери!

— Вы говорите о Ги де Монтгомери, дитя мое?

— А-а-а! О, слава Богу, отпустило… Да, я говорю о Ги де Монтгомери. А разве вы его знаете? — спросила молодая женщина, и лицо ее просветлело.

— Он близкий друг Робера. Красивый молодой человек. Бедняжка! На нем всегда лежали обязанности взрослого, даже когда он был мальчиком. Насколько я знаю, его брак не был счастливым.

Схватки опять повторились, и Лили широко раскрытым ртом заглатывала воздух, пока боль не прошла.

— Лили, меня замучают угрызения совести, если мы попытаемся выдать это дитя за дитя Робера.

— Милая, я не вернусь в Беркхэмстед. Я возвращаюсь домой, в Годстоун. Даже если я не нужна Ги, я знаю, что ребенок ему нужен. Я хочу, чтобы он вырос в Годстоуне и знал своего отца. Мой ребенок будет незаконнорожденным, но ведь в конце концов Вильгельм — тоже незаконнорожденный, а вон какого положения добился! Когда все кончится, и я окрепну настолько, что смогу пуститься в дорогу, вам нужно будет решить: останетесь ли вы здесь, во Франции, или вернетесь в Англию. Можете поехать со мной в Годстоун либо опять в Беркхэмстед.

— Я подумаю, — согласилась Бетта. — А теперь помолчите: вам нужно беречь силы, пока не начались роды.

— Мне душно! Давайте пройдемся по крепостной стене. Правда, там сильный ветер, но это как раз то, что надо. Я должна немного подышать свежим воздухом.


Лили мучилась. Схватки стали еще чаще и болезненнее. Роды продолжались уже четырнадцать часов, и Лили сильно ослабла. Бетта очень тревожилась, она поняла, что ребенок шел неправильно.

— Лили, если бы мне кто-нибудь мог помочь! Ребенка нужно повернуть! — вскричала она, как безумная.

— Ступайте в аббатство и позовите отца Себастьяна. Он нам поможет, Бетта, — задыхаясь, проговорила молодая женщина.

— Я боюсь оставить вас, дитя мое! — воскликнула Бетта.

— Прошу вас, идите! Я продержусь как-нибудь. Только недолго, хорошо?

Как только Бетта выскочила из опочивальни, Лили, словно ее кто-то толкнул, вскрикнула, корчась в конвульсиях, и дитя появилось на свет. Сын! Вокруг шейки младенца обмоталась пуповина. Лили положила его себе на живот, осторожно размотала пуповину и перекусила ее. Ребенок слабо дышал, и

Лили показалось, что он посинел. Она заметалась, не зная, что делать, но в это время вернулась Бетта с отцом Себастьяном и принялась за дело. Лили от пережитых волнений и страданий потеряла сознание. Придя в себя, она увидела, что дитя крепко спеленали и положили подле нее.

— Сын! — взволнованно сказала Бетта.

— Я знаю! Какой он красивый, правда? — И молодая женщина поднесла ребенка к груди. Ее охватило чувство такой безмерной, ни с чем не сравнимой любви, какого она еще никогда не испытывала.

Потом Лили уснула и проспала половину суток.

— Мой маленький норманн! — ворковала Лили. — Вот как я назову тебя — Норман де Монтгомери! Самое красивое имя на свете!

Через несколько дней Лили уже встала с постели и сама ухаживала за младенцем. Она была так счастлива, что силы вернулись к ней, и считала дни, когда сможет пуститься в путь. Бетта решила пока ехать в Годстоун вместе с Лили, а отец Себастьян счел своим долгом сопроводить женщин в Англию.


Ги наконец продал поместье во Франции и отправился в Морген — на поиски Лили. Не обнаружив там ее следов, он впал в отчаяние, к тому же ему предстояла нелегкая задача — отправить в Англию своих слуг, двадцать с лишним человек, которые решили последовать за господином. Однако Ги не сдавался. У Робера было несколько замков и крепостей, разбросанных по Нормандии. С трудом убедив нового владельца поместья отложить переезд на месяц, Ги опять пустился на поиски Лили.


Лили даже не оглянулась, когда они покинули Мон-Сен-Мишель. Она уезжала, чувствуя себя победительницей, словно ее провожали с воинскими почестями, под звуки труб и с развевающимися знаменами. В начале марта на Ла-Манше бывают ужасные штормы, но, к счастью, плавание прошло спокойно. Когда наконец молодая мать ступила на английскую землюs она готова была упасть на колени и поцеловать ее. В Годстоун Лили ехала, слегка волнуясь. Но она решила спрятать свою гордость в карман и согласиться на любое положение, которое ей предложат.

И вот она дома! Узнав, что Ги уехал во Францию искать ее, она возликовала. Элисон запретила кому бы то ни было рассказывать Лили, что она законная жена Ги, справедливо полагая, что тот захочет сделать это сам.

Андре и Николя окружили нового Монтгомери таким вниманием, что молодой матери то и дело приходилось спасать младенца от их неуемной любви, которая усиливалась еще и тем, что дитя было очень похоже на всех братьев Монтгомери.

За время отсутствия Лили жизнь в Годстоуне шла своим чередом. У Эммы и Эсме родился ребенок. Эдит и Андре обвенчались и тоже ждали дитя, а Роза была помолвлена с Николя.

Лили обрадовалась, узнав, что Эдвард в конце концов женился на Эдвине, не убоявшись ее крестьянского происхождения, а Эдела и Хью давным-давно женаты.


Ги изнемог от бесплодных поисков. Уже подходил к концу апрель. Снова и снова Ги задавал всем встречным одни и те же вопросы, но ответа не было. И вот как-то раз он встретил двух монахов-бенедиктинцев. Что-то ему подсказало — Лили может находиться на Мон-Сен-Мишеле. Вот что означали слова Мораг. Монастырь ведь расположен близко от Мортена. «Как же я упустил его из виду!» — выругал Ги самого себя. И тут же отправился на побережье. Он не стал дожидаться проводника, который показал бы ему дорогу через отмель к одинокому острову. Пришпорив коня, Ги пустился в путь, пока отлив еще не кончился. Посредине дороги ему вдруг показалось, что вода прибывает. Ги испугался: неужели он второпях ошибся в расчетах и уже начался прилив? Слава Всевышнему! Вот и сухой песок. Монах, встретивший его у ворот монастыря, ответил на все его вопросы.

— Здесь были две дамы, они жили в башне. Но на прошлой неделе уехали в Англию в сопровождении отца Себастьяна. Вот и все, что я могу вам сказать, сын мой!

Ги бросился обратно, пока не начался прилив, и помчался домой — к дочерям и слугам, терпеливо поджидавшим его. Он несколько воспрянул духом, узнав, что Лили вернулась в Англию, но при мысли, что она отправилась обратно к Роберу, кошки заскребли у него на душе. Ги поклялся, что найдет ее и заставит вернуться в Годстоун, хочет она того или нет.

Глава 28

Было прекрасное майское утро, когда в Годстоун прибыл большой обоз. Лили услышала стук копыт и скрип колес и радостно выбежала навстречу. Наконец-то! Но, увидев Ги, приросла к месту. Рядом с ним шли две маленькие девочки и привлекательная молодая женщина. Сердце забилось у нее где-то в горле — сейчас ей придется лицом к лицу встретиться с его женой… Но он любезно проговорил, отпуская эту даму:

— Благодарю вас, мадемуазель!

Сердце Лили подпрыгнуло от радости. А потрясенный Ги уже стоял перед ней не в силах вымолвить ни слова. Наконец он произнес:

— Ей-богу, Лили, вы заставили меня хорошенько побегать за вами!

Она присела перед ним в глубоком, почтительном реверансе. Ги поднял ее, и при его прикосновении она едва не лишилась чувств.

— Позвольте представить вам моих дочерей, Маргариту и Анжелику.

Две маленькие девочки вышли вперед с торжественным видом, но не успели они поклониться, как Лили крепко прижала их к себе и расцеловала.

— Добро пожаловать в Годстоун, дорогие мои, добро пожаловать домой! — воскликнула она.

В зале Ги окружили братья и Рольф. Они смеялись и говорили одновременно.

— Ги, подожди, вот увидишь… — воскликнул Андре, но Лили быстро приложила палец к губам, и он неуклюже закончил: — Вот подожди, ты увидишь, как продвинулось строительство…

— Я пойду туда сейчас же, — добродушно сказал Ги, — но, прежде всего, нужно найти помещение для моих слуг: они устали от долгой дороги.

Лили быстро защебетала:

— Я присмотрю за детьми, а вы с братьями ступайте повидаться со своими людьми. Я знаю, как им не терпится поговорить с вами. Мы же пока приготовим знатное пиршество в честь вашего возвращения, милорд. Добро пожаловать домой!

Ги жадно следил за ней глазами, а она взяла девочек за руки и повела наверх, в опочивальни. Лили распорядилась, чтобы вещи Ги отнесли в их прежнюю комнату, покормила сына и уложила его спать в комнате леди Элисон. Нянька девочек и Бетта помогли ей выкупать Маргариту и Анжелику, и она покормила их. Затем Лили надела бледно-зеленое платье, которое Ги любил больше всего…

В трапезном зале царило веселье. Ги сидел подле Лили и не сводил с нее глаз. Напряжение между ними росло с каждым часом. Обоим не хотелось есть, и хотя на столе стояло множество их любимых кушаний, они только слегка прикоснулись к ним. Наконец Ги не выдержал:

— Робер…

Лили широко раскрытыми глазами посмотрела прямо ему в глаза.

— Обращался со мной, как отец, — твердо сказала она.

Боль в глазах Ги исчезла, и Лили убедилась, что поступила правильно, скрыв правду, ибо это была ложь во спасение.

— Я должен кое-что сказать вам, cherie.

— А я показать, милорд.

Ги не терпелось объявить Лили, что она его законная жена, увидеть, как счастье озарит ее лицо. Ей же не терпелось передать в руки Ги их сына.

Он гадал: захочет ли она разделить с ним ложе? И когда Лили погладила его по руке, он сразу же пришел в возбуждение. Она улыбалась, опустив глаза. И Ги понял, что Лили чувствует его состояние и наслаждается этим.

Наконец она проговорила:

— Пойдемте, уже поздно. Я провожу вас в вашу опочивальню, а вы поведаете мне то «кое-что», которое целый день не дает вам покоя, не так ли?

— Вы ужасная насмешница, мадам! Закрыв дверь, Ги яростно схватил ее в объятия.

Его губы впились в ее губы, а руки уже срывали с нее одежду.

— Говорите же, — пробормотала Лили, пытаясь остановить его.

Но Ги так долго жаждал ее, что был не способен внимать словам. Он должен восстановить свои права на ее тело и душу, поставить на ней свою метку, свое клеймо, чтобы весь мир знал, что это его женщина, только его…

Вскоре и мысли Лили разбежались, и огненная страсть накрыла ее так же, как Ги. Он раздел Лили донага, и она застонала, протестуя против того, что он долго раздевается. Его плоть грозила расплавить их обоих, и когда он упал на нее и овладел ею, она отдалась ему полностью, желая только одного — вечно лежать вот так, и чтобы он брал ее снова, и снова, и снова… А Ги уносил ее все дальше, за пределы возможного. Потом они долго ласкали друг друга — медленно, сладко и нежно.

Только после того, как яростный огонь страсти был немного утишен, Ги и Лили смогли наконец раскрыть друг другу свои тайны. Он пропустил сквозь пальцы прядь ее великолепных волос, падающих ему на грудь, и сказал:

— Милая, мадам Монтгомери умерла до того, как мы обвенчались. Наша свадебная церемония была настоящей. Ты — моя жена перед Богом и перед людьми.

— О любимый!.. — Лили заплакала, и слезы, как звезды, сияли в ее глазах. — Подожди минутку, я хочу что-то показать тебе…

Ги неохотно отпустил ее. Накинув легкое платье, Лили убежала. Когда она вернулась, держа на руках их сына, Ги стал перед ней на колени и поцеловал край ее платья. Потом бережно и осторожно взял у Лили дитя, и ему показалось, что его сердце сейчас разорвется от счастья. Младенец закричал, и Лили, сев на кровать, дала ему грудь.

Ги зачарованно любовался ими.

— Вот и еще один норманн пришел, чтобы завоевать тебя, любовь моя!..

Лили счастливо рассмеялась, унесла ребенка и тут же вернулась в объятия мужа.

— Ах, Лили, я люблю тебя больше жизни! — прошептал Ги.

«Наконец-то я покорила его!» — подумала Лили.

Но когда его руки вновь стали страстно ласкать ее тело, она блаженно улыбнулась: «Но слава Богу, я никогда не смогу его укротить!»

Примечания

Note1

Руны — у древних скандинавов письмена, вырезанные на камне, дереве, металле. Служили предметом культа. — Примеч. ред.

Note2

Примерно 177 — 178 см. — Примеч. пер.

Note3

девица в отчаянии (фр.).

Note4

уже виденного (фр.).

Note5

дорогая (фр.).

Note6

малышка (фр.).

Note7

конечно (фр.).

Note8

«Беовульф» — древний англо-саксонский эпос. Назван по имени главного героя — легендарного скандинавского короля. — Примеч. ред.

Note9

брат мой (фр.).

Note10

Вильгельм, прозванный Незаконнорожденным. — Примеч. пер.

Note11

11 ноября — Примеч. пер.

Note12

Я в отчаянии (фр.).

Note13

моя крошка (фр.).

Note14

Староанглийское название Рождества — Примеч пер.

Note15

свершившимся фактом (фр.).

Note16

Кандык — корень целебного растения. — Примеч. ред.

Note17

Я тебя люблю! (фр.).

Note18

Здесь: Моя душечка! (фр.)

Note19

паучья лапка (фр.).

Note20

Здесь: возделывание огорода (фр.).

Note21

не так ли? (фр.)

Note22

Я тебя люблю, я тебя обожаю (фр.)

Note23

Бабочки (фр.).

Note24

Боже мой (фр.).


home | my bookshelf | | Дерзкая пленница |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу