Book: Охотник



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДЕВСТВЕННЫЙ ЛЕС

Купить книгу "Охотник" Хилл Дуглас

ПРОЛОГ

Для Джошуа Феррала выдался прекрасный день. Встало теплое солнце и прогнало прохладу из октябрьского воздуха, но он остался бодрящим, свежим и ароматным. Деревья в густом осеннем лесу окрасились в яркие цвета, и казалось, что прелесть девственного леса с готовностью дарила себя человеку. Большой кожаный рюкзак Джошуа был полон свежего мяса, и несколько кусков он припас для себя и своей жены Уайры – чтобы той было с чем поколдовать на кухне.

Джошуа был человеком среднего роста и среднего возраста, тощим и загорелым, в его темных волосах уже блестела парочка седых прядей. Одет он был в простую рубаху и штаны из оленьей шкуры. На боку у него висел остро отточенный нож, а в руках – длинная тонкая жердь с заточенным и обожженным на огне наконечником. Шел он по лесу легким шагом, почти бесшумно, если не считать шороха палой листвы, и чувствовал себя в лесу совершенно как дома.

И как это частенько бывало, Джошуа чувствовал признательность – не к кому-то конкретно, а просто за то, что дикий лес столь щедро предлагал свои богатства. И за то, что он способен был взять их.

Конечно, все это предполагало заботы и часто делало его жизнь трудной – ведь вся деревня благодаря его умению время от времени могла разнообразить свое меню свежим мясом. Таким образом, он был обособлен от остальной части поселян.

Но это почти не беспокоило его. Это был недалекий и приземистый народ, закопавшийся в своих клочках земли, которую они скребли, чтобы прокормиться, не зная, что лежит за околицей деревни и боящиеся даже своей собственной тени. Впрочем, они не желали ничего знать.

«Что ж, – думал Джошуа, – были причины бояться, были. И не своей тени боялись они, но той тени, что распростерлась над всем миром, тени, накрывшей все человечество. И то, что осталось от человечества».

Но не было времени думать о тенях и страхе в этот прекрасный октябрьский день, когда и охота была удачной. Страна была большой – Джошуа лучше многих знал, как она велика. В молодости он немного путешествовал, хотя это и считалось слишком рискованным. Он знал, как далеко простирается девственный лес, которого совсем не понимают и боятся жители маленьких, жмущихся друг к другу деревушек, сохранивших остатки человечества. Человек может прожить всю свою жизнь в покое, без теней и без страхов, в глубине девственного леса. Если счастье от него не отвернется, если он не будет совершать ничего глупого или безрассудного.

Джошуа Ферралу случалось рисковать, но он никогда не совершал ничего глупого или безрассудного.

Вот и сейчас, когда он шел себе неспешно среди деревьев, глаза его не знали покоя. Лист ли шелохнулся, веточка ли вздрогнула – все подмечал его острый глаз.

Всегда есть возможность столкнуться с медведем, дикой кошкой или росомахой. Но он знал, что эти звери почти никогда не нападают на человека, если он не будет трогать их, и Джошуа всегда был готов уступить им дорогу.

Именно поэтому, когда он обогнул полосу бурелома и увидел кустарник, покрытый спелыми красными ягодами и сотрясаемый кем-то невидимым, он тут же остановился.

«Не медведь, – подумал он про себя, внимательно приглядевшись. – Слишком маленький. Может быть, енот. Наверное, он не будет возражать, если я наберу немного ягод для Уайры».

Он бесшумно скользнул вперед, взяв на всякий случай копье наизготовку. Острием копья он мягко отодвинул ветки кустарника. Глаза его широко раскрылись от удивления.

Не медведь и не енот. Ребенок.

Где-то между двумя и тремя годами, решил он. Пухленький, здоровенький и голенький, словно только что родился. Он весь вымазался в грязи и ягодах, и казалось, его совершенно не беспокоит, что он абсолютно один оказался в самой глухомани.

Ребенок увидел Джошуа, перестал жадно обрывать ягоды и уставился на него круглыми, любопытными, начисто лишенными страха глазами. Джошуа подошел поближе и встал на колени, чтобы получше рассмотреть измазанное ягодами личико.

– Ну, чтоб я так жил! – прошептал он наполовину про себя. – Откуда ты взялся здесь, дружочек?

Услышав его голос, ребенок улыбнулся и протянул ему кулачок, полный давленных ягод, из которого падал яркий сок.

– Очень мило с твоей стороны, – улыбнулся в ответ Джошуа. – Я вижу, тебе хорошо здесь живется.

Он огляделся. Между двумя большими кустами ягодника лежала куча сухих листьев, которая, как догадался Джошуа, появилась здесь не сама по себе. И несколько листьев, застрявших в густой копне соломенных волос ребенка, показали, что листья эти – его постель. Джошуа озадаченно покачал головой. Хотя этот мальчик провел прохладную осеннюю ночь совершенно нагим, что было очевидно, больным он не казался. Но сам ли он собрал листья? И был ли он уже голеньким, когда попал сюда? И, в конце концов, как он попал сюда?

Не упуская ребенка из виду, он внимательно изучил почву вокруг ягодного кустарника. Ему удалось обнаружить один-два отпечатка босой ножки, но никаких других следов не было. Казалось, он научился ходить прямо здесь, и сразу нашел себе место для гнездышка.

Внезапная мысль поразила его, будто льдинка скользнула по спине. Неужели ребенка уронили в лес? Они?

Но эта мысль не имела смысла. Они не бросают людей в лес, они забирают людей отсюда. Но ребенок был здесь, и они не могли уйти и оставить его здесь.

Он протянул ребенку руку:

– Что ж, пойдем, таинственный человек, – сказал он с улыбкой. – Лучше нам с тобой отправиться домой. Посмотрим, может быть Уайра найдет тебе кой-какую одежонку.

Какое-то время ребенок внимательно смотрел на него, словно что-то мысленно взвешивая. Его ясные серые глаза потемнели. Потом он улыбнулся, засмеялся и протянул свои ручонки.

Джошуа тоже ухмыльнулся и обнял его. Подняв ребенка на руки, он обратил внимание на странную метку, проступившую на детской руке у самого плеча. Кучка маленьких черных точек явственно проступала на гладкой коже. Расположение их казалось не случайным, но ничего не говорило Джошуа.

Он старательно потер эти точки большим пальцем, и опять беспричинный холодок пробежал по его спине. Но мальчик беззаботно захохотал и запрыгал на его руках, словно торопя отправиться в путь.

И Джошуа повернулся и пошел по лесу домой. «Кое-кто в деревне забеспокоится, – сухо подумал он. – Но я считаю, что Уайре он понравится с первого взгляда. А уж волноваться о том, что его настоящие соплеменники будут его разыскивать, будем потом».

Конечно, он понимал, что лучше этого не делать. Многие годы его деревня не посещалась чужаками, а ближайшее поселение находилось более чем в пятидесяти километрах, гораздо дальше, чем то расстояние, на которое отваживалось путешествовать большинство людей в эти опасные времена.

– Я так решил, дружочек, – сказал он вслух, – у тебя появится новый дом и новые соплеменники. И добро пожаловать – и я, и Уайра всегда хотели завести ребеночка, да нам никак не везло в этом. Ну что ж, теперь мы завели одного, хотя и странным образом.

Он улыбнулся ребенку, который не сводил с него своих любопытных блестящих глазенок.

– Бьюсь об заклад, – продолжал Джошуа, – Уайра захочет назвать тебя в честь своего дедушки – Финн. Нравится тебе? Финн Феррал…

1. УТРАТА

Легкий порыв ветра пронесся по верхушкам тополей и вплелся в пение птиц и жужжание насекомых – так лес вечно бормочет про себя, подремывая под ласковыми лучами утреннего солнца в начале лета. С макушки высокой сосны взлетел сокол, вспыхнул красным и коричневым на безупречной голубизне неба и стрелой помчался на запад, туда, где девственный лес тянулся за горизонт – а даже сокол своими острыми глазами не видел его конца. А внизу, на освещенном солнцем крае полянки, стоял олененок с бархатистыми рожками – стоял настороже, задрав нос и прядая ушами.

С подветренной стороны полянки, в лиственном полумраке пробирался среди деревьев молодой человек – пробирался легким поспешным шагом, но так неслышно, что даже пугливый олененок не почуял его присутствия. Но он-то заметил олененка, как заметил промелькнувшего сокола. Впрочем, он мог выделить и опознать любой звук из слитного шума леса.

Молодой человек был жилист, худощав и гибок, как сильный волк, с копной соломенных волос и серыми глазами под нависшими густыми бровями. Он носил простую кожаную куртку и низкие мягкие башмаки; на одном бедре висел тяжелый нож, на другом – кожаная сумка. Вокруг левого запястья была обмотана широкая полоска темной прочной кожи.

Ему еще не было двадцати лет, но он уже стал охотником, кормившим свою деревню, расположенную километрах в двух к востоку. Но сегодня он не охотился. Увидев олененка, он потянулся было к полоске кожи, обмотанной вокруг запястья, – это была грубая, но действенная праща. Но потом он намотал пращу обратно и оставил олененка в покое. Недавно он поохотился в свое удовольствие, и деревенские кладовые ломились от запасов мяса, так что большинство жителей были заняты засолкой мяса впрок и выделкой шкур.

Поэтому молодой человек мог спокойно уйти в лес и предаться своему любимому занятию – гулять, бродить, лениво перелистывая страницы бесконечной и вечно изменчивой книги девственного леса. Его звали Финн Феррал – и он изучал эту книгу всю свою недолгую жизнь.

Когда он покидал деревню, его отец, Джошуа Феррал (на самом деле – его приемный отец, хотя Финн редко думал о нем так), попросил его найти прямую ветку ясеня или клена, чтобы сделать новую рукоятку для мотыги. Но прежде всего он хотел поискать в низинах ранние лесные фиалки, отчего вспыхнут радостью глаза дочери Джошуа – Джены, которая была на шесть лет моложе его.

Но в чаще леса он забыл и о рукоятке для мотыги, и о цветах – несмотря на окружавшее его спокойствие, несмотря на то, что он знал эту часть девственного леса так же хорошо, как свою собственную комнату, он чувствовал себя неспокойно.

Лес как-то изменился. Что-то было не так, предчувствие чего-то зловещего витало вокруг, будто тень листьев таила в себе какую-то угрозу. Он мельком подумал, что олененок тоже ее чувствует – животное казалось необычно настороженным и напряженным. Возможно, и сокол почувствовал это, поднявшись в воздух. Однако он не видел и не слышал ничего необычного, чем можно было бы объяснить возникшее чувство, да и легкий ветерок не доносил никаких необычных запахов.

Но лесные жители, казалось, доверяли не только своим пяти чувствам. А Финн был настолько же обитателем леса, насколько и человеком.

Он двинулся по крутому откосу, который поднимался к возвышенному и открытому месту – оттуда перед ним откроются лесные просторы. Он поднимался по мелколесью в полнейшей тишине и почти невидимый: постоянно вертел головой, изучая каждый кусочек листвы и почвы, его постоянная бдительность и наблюдательность усилились из-за нестихающего беспокойства. Вскоре он поднялся к открытому всем ветрам, покрытому дерном бугру на вершине горы и там ему бросились в глаза струйки серого дыма, лениво поднимавшегося вдали из очагов его деревни.

Затем он заметил еще кое-что, и волосы у него на голове зашевелились от ужаса.

Издали они казались совсем крошечными, но глаза Финна, не менее острые, чем глаза сокола, заметили их. Два существа с крыльями летучих мышей кружились и пикировали вниз среди струек дыма. Он видел таких существ только дважды за свою жизнь и всегда издали, но сразу же узнал их.

Он быстро пробежал остатком склона до вершины и застыл. У него внезапно перехватило дыхание.

Теперь он видел всю деревню, с такого расстояния выглядевшую кукольной – горстка маленьких жилищ. В центре деревни, огражденный деревянным забором и укрытый навесом, стоял общественный колодец. Рядом с колодцем лежало нечто, что, как он чувствовал, и было источником зловещей угрозы.

Яйцевидный металлический предмет, достаточно большой, чтобы вместить четырех человек, зловеще сверкал на солнце.

Такую штуку Финн никогда не видел раньше. И все же он знал, что это такое и что означает его присутствие.

В деревню явились они .

Финн вряд ли осознавал, что заставило его броситься вниз по склону.

Он не думал, почему он бежит и что собирается делать, но уверенно мчался в сторону деревни, коричневым пятном мелькая меж древесных стволов.

И все равно, у него ушло немало времени на то, чтобы преодолеть это расстояние. Когда он добежал до кучки домов, металлическое яйцо уже улетело, существ с крыльями летучих мышей тоже не было видно. Казалось, вокруг вообще ничего не изменилось. Дома – большинство хижин были сделаны из отшкуренных бревен с низкой тростниковой крышей – стояли так же прочно, как и всегда, из труб все еще струился дымок.

Но двери хижин были распахнуты, а в дальнем конце деревни собралась кучка людей. До Финна донесся плач.

Наконец, он взглянул на ближайшую хижину, стоящую у края деревни, – дом, где он жил всегда, сколько себя помнил. Ее дверь была тоже распахнута, но внутри не было заметно никакого движения, не поблескивала сединой серебряная голова Джошуа и не доносился ясный голосок Джены.

Они должны быть среди толпы деревенских жителей, сказал он себе. Он не позволял себе думать о том, что могло случиться что-то иное.

Толпа повернулась к Финну. Большинство лиц было искажено страхом, и он увидел слезы на глазах у многих – и мужчин и женщин. В глазах других он увидел горечь и гнев.

– Что здесь случилось? – крикнул он.

Дородный бородатый мужчина вышел вперед, рот его был злобно искривлен:

– Смерть здесь была, вот что! И вина за это падет на тебя, Финн Феррал!

Финн застыл, удивленный и потрясенный, а высокий мужчина в толпе протянул руку:

– Это безумие, Хакер! Не вини мальчика.

Он повернулся к Финну:

– Злой день, парень. Рабовладельцы были.

– И сожгли мою Бетти! – проревел бородатый мужчина, которого назвали Хакером.

Только тогда Финн заметил женское тело, лежащее в пыли и полускрытое толпой. Это зрелище тисками перехватило горло.

– Почему? – прошептал он. – Почему они это сделали?

– Потому, что тебя здесь не было, Финн Феррал! – продолжал реветь Хакер.

Снова вмешался высокий мужчина.

– Рабовладельцы забрали маленького Лайла, – угрюмо сказал он. – Бетти попыталась помешать им – он же был ее единственным сыном. Они сожгли ее.

Финн, потрясенный, посмотрел на Хакера.

– Просто…

– На тебя горя тоже хватит! – крикнул Хакер. – И ты не будешь жить беззаботно, когда моего мальчика забрали, а Бетти сожгли, – слезы полились из глаз мужчины, в которых, кроме горя, сверкала ярость.

Безмолвный удивленный Финн повернулся к высокому мужчине, который пожал плечами и вздохнул.

– Не твоя вина, Финн, – толпа забормотала, то ли соглашаясь, то ли нет.

Финн ничего не мог понять.

– Просто Хакер считает, что будь ты в деревне, рабовладельцы забрали бы тебя вместо Лайла.

Финн уставился на него, все еще ничего не понимая.

Высокий мужчина мрачно глядел на него.

– Так ты все еще ничего не знаешь?

– Не знаю… что? – спросил Финн. Но прежде чем высокий мужчина начал объяснять, осознание случившегося словно копьем пронзило юношу.

– Видишь ли, в чем дело, парень. Работорговцы пришли за тремя – ведь они забрали троих. Ты мог быть вместо Лайла – ведь первыми они забрали старого Джошуа и Джену.

2. ПОРАБОЩЕННЫЙ МИР

Финн покачнулся, в его глазах помутилось. Снова вопил Хакер, а остальные жители деревни разом заговорили, но их голоса доносились будто откуда-то издалека. Тело Финна оцепенело от потрясения. Полуослепнув от внезапно навернувшихся слез, он повернулся и, спотыкаясь, побрел прочь.

Позади него ревел Хакер:

– Кровный долг лежит на тебе за этот день, Финн Феррал!

А потом он бросился вслед за Финном – в его руке блеснул нож.

Несмотря на глубину мучений и ужаса, инстинкт предупредил его. Он повернулся, встречая бросок Хакера, и, хотя оказался отброшен за счет огромного веса налетевшего мужчины, рука его метнулась и вцепилась в мясистое запястье Хакера. Затем Финн твердо встал на ноги, а Хакер обнаружил, что остановлен на бегу и хватает от боли воздух ртом, а стальной захват на его руке сжимается все туже.

Нож, сверкнув, упал в пыль.

– Где был твой нож, Хакер, когда Рабовладельцы были здесь? – голос Финна был резок, неузнаваем. – Какой кровный долг лежит на них?

Без видимого усилия он отбросил дородного мужчину, и тот растянулся на земле, широко раскрыв глаза. Потом он взглянул на остальных и увидел правду на их лицах. Некоторые были угрюмы, некоторые испуганы, некоторые просто насторожены. Но почти все они были настроены против него. После этого ужасного дня им было нужно кого-то ненавидеть. И он стал козлом отпущения – поскольку был чужаком, никому не приходился родней и не являлся частью их маленькой, наполненной страхом жизни.

Он повернулся и пошел к хижине, которая была его домом. Лишь когда он закрыл за собой дверь, то позволил себе прислониться спиной к стене, и пустота сомкнулась вокруг него, холодная и безысходная. Пустота – и воспоминания.

Раньше хижина была всегда полна любовью и теплотой, заботой и сплоченностью. Так было с того самого дня, когда Джошуа принес его домой из леса. Финн ничего не помнил из того, что было прежде, но зато хорошо помнил, как Уайра окутала его теплотой своего участия, как супруги Феррал приняли его как родного. Все последующие годы они растили его с любовью, получая бесконечное удовольствие от его постоянного бодрого веселья, от его острого пытливого ума.



Больше всего в те далекие годы Финн хотел учиться у Джошуа жизни в окружении дикой природы. И учился он так быстро, что Джошуа поверил: между этим ребенком и дикой природой есть какая-то особая, почти мистическая связь, может быть, возникшая именно тогда, когда ребенок заблудился в диком лесу и чудесным образом избежал всех его опасностей.

Прошли годы, мальчик вырос, стал сильным юношей и вполне естественно стал преемником Джошуа – деревенским охотником. Это стало необходимым еще и потому, что Уайра заболела, родив дочь – Джену. Такую болезнь когда-то можно было вылечить несколькими таблетками, но в мире, где они жили, не было лекарств. Меньше чем через год она умерла. Тогда Джошуа, постаревший, утративший живость движений, вынужденный ухаживать за ребенком, решил остаться дома и предоставить охоту юному Финну.

– Я учил этого мальчика, но теперь он может поучить меня, – говаривал Джошуа соседям, – он может сосчитать перья у сокола, а мы и не увидим его в вышине. Он слышит, как мышь дышит в норке, и может выследить бобра под водой. Ничего подобного я не видел.

Соседи кивали и улыбались, но мельком бросали взгляды друг на друга – не потому, что не верили Джошуа (они знали, что тот говорит чистую правду), а потому, что было нечто такое в Финне Феррале, что беспокоило их.

А старый Джошуа посмеивался про себя и говорил:

– Отличный он парень, хотел бы я, чтобы Финн всегда был со мной, но когда он дома, я чувствую себя в чем-то виноватым. Все равно что держать дикого орла в клетке. Он должен быть на свободе.

Тогда соседи снова обменивались взглядами и расходились в тревоге – в их мире немногие позволяли себе пользоваться такими словами, как «свобода».

Но Джош говорил все, что вздумается, не отворачиваясь от туманных страхов, которые таились за границей монотонной деревенской жизни. У него даже было несколько книг, сохранившихся с Забытого Времени, истрепанных и разрозненных, но их хватило, чтобы научить Финна немного читать и писать. Из этих книг и того, что знал Джошуа, информация поколениями передавалась из уст в уста.

Финн пополнил свое образование знаниями о прошлом. Большинство из того, что он узнал, было разрозненным, полупонятным, переполненным загадками и тайнами. Но все же он гораздо больше, чем многие из живущих, знал о Забытом Времени и том ужасе, что пришел после него.

По-видимому, в Забытое Время – давным-давно, возможно, лет триста назад, а может быть, и больше – мир был переполнен людьми. Их были миллиарды. Они строили огромные города из металла и камня, прокладывали каменные дороги, жили, работали, путешествовали, всегда огражденные от окружающего каменным или металлическим барьером. Они жаждали богатства и власти, те люди. Это их страстное желание отравляло землю и воздух, опустошало реки и океаны, вырубало леса и уничтожало диких животных.

И в конце концов эти люди уничтожили сами себя.

Они предали огню весь свой мир. Потом, когда огонь угас, большинство огромных городов превратились в руины, и из всех миллиардов остались лишь несколько миллионов человек.

Выжившие скрывались в руинах и мечтали заново отстроить старый мир. Возможно, они даже приступили к этому, но такой возможности им не представилось.

Никто не знает точно, сколько это продолжалось – несколько поколений после разрушения, а может быть, столетия. Но однажды, без предупреждения, с ужасающей внезапностью в небесах появились огромные, угловатые металлические тела. Они сотнями медленно опускались на опустошенную землю.

Они пришли – и то был первый день теперешнего мира.

Они расползлись по миру с холодным чуждым безразличием. Они были гуманоидами, но не людьми – тонкорукие и тонконогие, с раздутыми, как у насекомых, телами, их безволосые головы были совершенно гладкими, если не считать разреза рта и прямоугольных желтых фасеточных глаз. И остатки человеческой расы разбежались и попрятались, завывая от ужаса.

Но не все. Некоторые смельчаки попытались изучить чужаков, войти с ними в контакт. Но не преуспели в этом. Стало ясно, что человек, который подойдет слишком близко к чужакам, пусть даже и случайно, – это уже мертвый человек. У чужаков были полые металлические палки, из которых извергались малиновые лучи огромной энергии. Они направляли свое оружие на людей так же небрежно, как люди мимоходом убивают мух.

Каким-то образом остатки человеческой расы собрали все свое мужество, раздобыли немного оружия и восстали против чужаков. Их мятеж продолжался лишь несколько дней. При первых признаках сопротивления корабли чужаков поднялись в воздух. Человеческое оружие было бессильно против их металлических корпусов, а на кораблях оказались более мощные источники энергетических лучей. Холодно, методично чужаки уничтожали человечество.

Ни одно человеческое поселение не убереглось от убийственных лучей. Даже выжженные руины старых городов были сожжены вновь, бесследно уничтожены. И во второй раз мир оказался окутанным пламенем, и человечество сгорело в нем.

Чужаки высылали своих странных созданий с крыльями летучих мышей на разведку – те вынюхивали, где скрываются мятежники, чтобы продолжить бойню. И в конце концов уцелели лишь немногие – может быть, всего несколько тысяч во всем мире, – скрывшись в те районы, где девственная природа, которой они некогда избегали, теперь предлагала им убежище.

Там они и остались, так как чужаки после своей тотальной победы не стали преследовать нескольких выживших. Таким образом, перед лицом столь подавляющего превосходства чужаков, их холодной кровожадности, что-то исчезло из души человечества.

Немногие все еще втайне лелеяли в душе ненависть, но то была пустая, бессильная ненависть, порожденная ужасом и безнадежностью. Гордость, мужество, дух мятежа, надежда, – все это исчезло из сердца человечества. Не осталось ничего, кроме слепого животного инстинкта самосохранения.

И все же они выжили, прожили годы и поколения. Они жили в неуютном, примитивном сосуществовании с дикой природой, вернувшись к образу жизни своих диких предков. А девственная природа восстановила себя вновь, укрыв и похоронив страшные шрамы двух опустошений.

Пока природа восстанавливала свой мир и укрывала прячущиеся остатки человечества, чужаки занимались своими непостижимыми, холодными и безразличными делами. Они в нескольких местах построили странные, замысловатые строения, испещрили землю там и тут загадочными устройствами, присвоив Землю и остатки ее богатств.

Никто так и не знал зачем. Никаких отношений между землянами и новыми хозяевами Земли не было. Словом, как сказал однажды Джошуа Феррал Финну: «Люди тоже не больно-то разговаривают с мышами в стоге сена».

Несомненно, так оно и было.

Род людской жил сам по себе в маленьких деревеньках грубой постройки, в глуши простиравшихся во все стороны лесов. Они расчищали маленькие поля и возделывали их примитивными инструментами. О чужаках говорили редко – словно этим можно было помочь. Но осознание их присутствия не покидало людей.

В первые годы после мятежа человечество осознало, что существуют некие границы, которые запрещается преступать. Они усвоили, что запрещается строить слишком большие деревни, что нельзя строить их слишком близко друг от друга и что запрещается пользоваться даже смутным воспоминанием о науке, индустрии и технологии. Не должно быть прогресса никакого рода, никакого стремления к чему-либо подобному той цивилизации, о которой большинство из них едва помнили.

Они усвоили эти уроки жестоким методом проб и ошибок. Крылатые шпионы, как называли люди крылатых созданий, могли посетить деревню в любое время – парили над крышами, прицеплялись снаружи к окнам. Если деревня слишком вырастала или кто-либо изобретал какое-либо полезное устройство или процесс, крылатые шпионы сразу обнаруживали это. Тогда появлялись чужаки. И не в одном из своих огромных кораблей, а в странных яйцевидных машинах, которые легко парили над землей. Вспыхивали энергетические лучи, и все запретное стиралось с лица земли. Вместе с людьми.

Были и другие, еще более безжалостные уроки. Время от времени чужаки появлялись беспричинно, без предупреждения, и забирали с собой людей. Выбирали людей, казалось, случайным образом, и никто не знал, для чего, и что с ними происходило там, куда их увозили.

Это было окончательным утверждением новой роли человека на его собственной планете. Угнетенные, деградировавшие, невежественные, перепуганные люди стали не более чем зверьками для своих правителей – чужаков. «Мыши в стоге сена» – их не замечали и держали под контролем, их мучили и немного погодя убивали.

И все-таки человечество каким-то образом продолжало существовать. Но нельзя вечно находиться в страхе, иначе можно погубить рассудок. И люди научились гнать от себя прочь мысли о таких вещах. Они позволяли ежедневной отупляющей работе завладевать телами и мыслями, и находили слабое удовлетворение в том, что просто продолжают жить. Они отвернули мысли и сердца от туманных мечтаний о свободе, мире, счастье и редко говорили о таких понятиях.

Если этого можно было избежать, люди старались не произносить вслух имена, которые их предки дали своим жестоким хозяевам.

Они называли их Рабовладельцами.

Финн Феррал с трудом сбросил от себя холодный туман воспоминаний и огляделся. Все вещи, которые когда-то составляли понятие «дом» – радушные и привычные, – теперь, когда Джошуа и Джена исчезли, потеряли для него всякое значение… Снова слезы подступили к глазам, а в горле застрял комок.

Но где-то глубоко внутри у него росло другое чувство. Нечто прочное, как железо, острое, как кремень, твердое и непоколебимое. Решимость, может быть, решение, смешанное с диким гневом.

Если дом перестал быть домом, то он покинет его. Он часто мечтал покинуть деревню и отыскать ответ на загадку своего происхождения. Но он так ничего и не предпринимал: ему необходимо было заботиться о Джошуа и Джене. К тому же у него не было ни малейшей идеи, откуда начинать поиски и что искать.

Джошуа и Уайра поначалу думали, что ключом к отгадке может послужить тот странный рисунок из черных точек, что был на левом плече Финна. Но как они ни пытались, они так и не смогли увидеть смысла в этом рисунке и в конечном счете заключили, что это просто необычное родимое пятно.

Финн бессознательно поглаживал свою отметину, пока еще раз осматривал хижину. Затем он встряхнулся, как собака, и повернулся к двери. Дом будет оставлен таким, какой есть, ему ничего отсюда не нужно. И было бы отлично, если бы все осталось на своих местах, когда они вернутся. Ведь он не планировал путешествовать бесцельно. Если он вернется, то вернется не один.

Там, снаружи, люди разбрелись по своим домам, вместе со всеми ушел и Хакер. Но высокий мужчина стоял перед дверью Финна и спокойно смотрел на него из-под кустистых бровей.

– Финн?

Финн кивнул.

– Устер Коллис.

– Ты не должен обижаться на Хакера, – сказал Коллис. – То, что случилось, слегка повредило его рассудок. Он переборет себя.

Финн безразлично пожал плечами.

– Каким путем они улетели?

Коллис моргнул, а потом понял.

– На северо-запад, – сказал он, и его длинный подбородок дернулся. – Зачем? Ты решил пойти за ними?

Коллис снова моргнул, в его глазах появился страх.

– Тебя убьют.

Финн, как и прежде, пожал плечами и повернулся, чтобы уйти.

– Право же, ты ошибаешься, мальчик, – сказал Коллис. – Ни один человек не выживет, сделав то, что собираешься сделать ты. Они убьют тебя наверняка. Ты не сможешь даже приблизиться к ним.

Финн повернулся, дикий огонь вспыхнул в его глазах.

– А когда в последний раз кто-то пытался?

– А как же деревня? – сказал Коллис. – Кто будет нашим охотником?

– Пусть Хакер и другие научатся, – ответил Финн, безрадостно улыбаясь. – Лес не даст вам голодать. Некоторое время я буду охотиться сам по себе.

Он отвернулся от Коллиса и двинулся через деревню на северо-запад.

3. ПОГОНЯ

Финн окунулся в лес, не оглядываясь на деревню, и как только зелень сомкнулась вокруг него, поселение исчезло из вида. Он передвигался полусогнувшись, его путь был зигзагообразным – он изучал неровную почву.

Хотя он раньше никогда не видел ни одного из летающих аппаратов Рабовладельцев – «вихревые сани», как люди называли их, – он кое-что знал о них из рассказов старого Джошуа. «Как большие металлические яйца, – описывал их Джошуа, – только сверху у них стекло, или что-то вроде этого, а снизу они слегка плоские. И снизу все крутится, трудно рассмотреть. Вроде это крутящееся вещество поддерживает их в воздухе, и они скользят гладко-гладко».

Финн и представления не имел, что же поддерживает летательные аппараты подвешенными в воздухе, и оставляет ли машина, плывущая над землей, какие-нибудь следы на своем пути. Но он не хотел и думать, что за вихревыми санями невозможно проследить. Если какая-то сила поднимает вихревые сани, то эта сила должна оставлять отметины… где-то и как-то.

Он упрямо продолжал прочесывать лес, продвигаясь все глубже, на северо-запад.

Скоро он нашел то, что искал. Он увидел следы: пучок длинной травы изогнулся и лежал непараллельно своим коротким соседям; пыль на клочке земли лежала странным завитком; веточки то тут, то там были погнуты или сломаны, как будто какое-то тяжелое тело двигалось в метре от земли.

Такие следы большинство глаз и не увидело бы, но для него они были как яркие флаги. Они указывали ему путь и попадались достаточно часто, чтобы он мог передвигаться бегом.

И он бежал – расслабленной рысцой, как мог бежать час за часом. След шел прямо, лишь изредка отклоняясь, чтобы обогнуть большое дерево или слишком густую чащобу. Однако он не прекращал изучать почву под ногами и то, что было над головой. Он не мог рисковать потерять след, если сани свернут на другой курс. Кроме того, огромная концентрация усилий позволяла ему держать в узде некоторые мысли и ощущения, которые жалили его, как осы.

Основным среди этих ощущений был злобный страх, усугубляющийся, отчасти, и неведением. Он почти ничего не знал о Рабовладельцах. У него были лишь самые общие представления, как и у других, – страшные рассказы, которые иногда можно было услышать в деревне. Конечно, он не имел представления, что делают рабовладельцы после посещения деревень, куда направляются, как и в каких жилищах живут.

Потому он сознавал (если бы позволил себе думать об этом), что, скорее всего, бежит прямо навстречу своей смерти или неволе. Он не останавливался, чтобы спросить себя, что собирается делать, если нагонит вихревые сани. У него не было даже приблизительного плана, как отбить Джошуа и Джену у чужаков.

Он просто шел по следу и говорил себе, что подумает обо всем этом, когда побольше узнает о том, в какой ситуации оказались его родные.

Он знал лишь одно – что оба они, и особенно маленькая Джена, оказались во власти гораздо большего ужаса, чем он мог себе представить. Когда он думал об этом, то испытывал гнев, подавляющий его собственный страх, и сдерживал желание броситься бежать с дикой, изматывающей скоростью.

Время от времени, не прекращая своего неумолимого движения вперед, он приостанавливался, чтобы набрать горсть воды из горного ручья или пригоршню диких плодов и больше ни для чего. Пока длился день, он продолжал бежать. Это все, говорил он себе, что оставалось делать.

Ближе к вечеру девственная природа вокруг него стала слегка изменяться. Из довольно густого леса с плотным подлеском он перешел в широкий пояс вечнозеленых растений. Их стволы, взметнувшиеся вверх, были лишены ветвей до самых вершин, где они взрывались зелеными иглами и образовывали плотный зеленый полог.

Легкий ветерок промчался по вершинам прозрачным свистящим вздохом, но Финна не обеспокоил ни этот жуткий звук, ни полумрак, сгущающийся под пологом леса. Солнечные лучи не могли пробиться сквозь кроны, и земля была почти голой, если не считать кустиков легких папоротников, низких цветковых растений и толстого ковра сухих иголок.

Путь вихревых саней был отмечен перемещенными иголками и образовывал – как раньше пыль на земле – странные спиральные завитки. По такому следу легко мог идти любой человек, и Финну он казался просто мощеной дорогой.

Однако он не ускорил своего легкого волчьего бега. В ногах его скопилась усталость, а тенистый полумрак стал еще плотнее – день подходил к концу. Скоро в полной темноте он вынужден будет остановиться: след больше не будет виден.

Он старался не думать, как далеко от него могут быть чужаки, или какое расстояние они смогут покрыть, если не остановятся на ночлег.

Хотя, в крайнем случае, ему будет нетрудно найти след с утра. Так он думал, пока не добежал до полянки.

Это было всего лишь пятнышко голой земли среди стволов могучих пихт, но иглы и пыль на полянке поведали ему нечто такое, что переполнило его безнадежностью.

След, по которому он шел, переплелся с двумя другими, точно такими же, пришедшими на поляну с двух других сторон.



Глаза Финна автоматически отобрали все значащее из хаоса следов и отметок, сейчас едва видимых в сгущающейся тьме. Он пытался найти ответ, хоть какой-нибудь, – но его не было.

Видимо, трое вихревых саней появились на полянке, сблизились, остановились ненадолго, а затем разлетелись своими дорогами – одни на северо-запад, другие на север, а третьи – прямо на запад.

Не было ни малейшего признака, по которому он мог бы отличить один от других или узнать, на которых из трех Джошуа или Джена.

Что было еще хуже, по некоторым признакам можно было предположить, что несколько людей – или Рабовладельцев – на короткое время покидали сани во время этой встречи. Он не мог установить, зачем они это делали. Но у него была версия: они могли обменяться пленниками.

Финн стоял неподвижно, уставившись в землю, уже почти ничего не различая из-за сгустившейся тьмы и из-за влаги, набухшей в глазах. Наконец, он повернулся и пошел, медленно и устало, словно все пережитое им напряжение дня навалилось на него сразу. Не обращая внимания на терзавший его голод, он нашел углубление под вывороченными корнями ближайшего дерева и свернулся в нем, обхватив себя руками, спасаясь от надвигающегося холода. Закрыв глаза, он лежал неподвижно. Но сон пришел к нему не сразу.

Финн открыл глаза, когда первые лучи рассвета с трудом пробились сквозь полог деревьев и даже не разбудили еще птиц… Он встал, потянулся, как кошка, прогоняя остатки ночной прохлады, и вновь вышел на поляну. Долго-долго он стоял неподвижно, вглядываясь в землю, надеясь углядеть какой-то другой смысл во встревоженных иголках.

Но его не было. Наконец, он поднял голову, глаза его выражали мрачную решимость. Он должен был выбрать один шанс из трех. И выбор был очевиден. Вихревые сани, которые он преследовал, двигались точно по прямой, строго на северо-запад. С большей вероятностью именно они продолжали двигаться в том же направлении и дальше.

Остались ли на них Джошуа и Джена – это другой вопрос. Он последует за этими санями и узнает – это все, говорил он себе, что осталось сделать.

Он снова побежал ровной, пожирающей расстояние рысцой, не сбиваясь с нее и не останавливаясь. Поздним утром он выбежал из пояса вечнозеленых растений и попал в район парков – широкое пространство лугов, пересыпанных кипами высоких деревьев как островами в море травы. Снова стало трудно распознавать следы саней, но слабые, легчайшие следы все еще оставались, и Финну этого было достаточно.

Он опять бежал весь день. Как и вчера, он время от времени останавливался то ради глотка воды, то ради пучка грубых волокнистых корней. Они лишь самую малость облегчали голод, но он старался не замечать усталости в ногах и растущую боль в легких.

Вечером этого дня бег его больше походил на шаг. Но он все шел и шел, пока тьма не заставила его искать места для ночлега. В эту ночь он заснул гораздо быстрее.

Следующим днем и следующим за ним все повторялось. Он теперь больше походил на жертву, чем на преследователя, – как олень, окруженный волками, который бежит и бежит, пока позволяют его могучие ноги и большое сердце, а потом падает весь в поту и пене, продолжая перебирать ногами, все стараясь убежать. Финна никто не гнал, как оленя, кроме его собственного решения и страхов. Но в те дни он все бежал и бежал, и отказывался впадать в отчаяние.

В конце четвертого дня преследования почва стала подниматься, ведя к безлесным травянистым холмам. К тому же прошел холодный пронизывающий дождь, смывающий слабые следы. Но все же Финн заставлял себя двигаться вперед по неровной почве холмов. Его грудь и ноги горели огнем, но со следа он не сбивался.

Однажды он упал от изнеможения, и некоторое время лежал неподвижно, несмотря на дождь. Но в конце концов он заставил себя встать и, спотыкаясь, пошел к вершине холма. Там он резко остановился, адреналин пробежал по его жилам, и усталость прошла.

Земля под его ногами круто падала в ущелье, а с другой стороны это ущелье ограничивал такой же крутой склон. Но Финн больше не смотрел на местность.

Долина была обитаема. Два металлических строения странного облика тускло мерцали под дождем, вставая на дыбы из грязной травы на дне долины.

Финн быстро скользнул в укрытие. Он видел несколько человеческих фигур, медленно тащившихся по грязи около строений. Но он отлично знал, что это не человеческое поселение.

Он нашел базу Рабовладельцев.

4. ДОЛИНА СТРАХА

Стараясь быть незаметным, Финн ползком подобрался к низкому широколиственному кустарнику, разросшемуся у обрыва. Там он лежал неподвижно, под покровом листьев, забыв про дождь, и не сводил глаз с узкой долины, пытаясь уловить смысл в тех странностях, что он видел, не похожих ни на что из того, что ему приходилось видеть раньше.

В самом центре долины, вырастая из почти круглого пятна обнаженной грязной земли, стояло сооружение, выглядевшее так, словно пыталось (без особого, впрочем, успеха) походить на дерево. Это было веретенообразное строение, похожее на тонкую башню, угловатое и коленчатое по всей длине: человеческому глазу оно казалось тревожаще неправильным. Из его вершины, придавая отдаленное сходство с кроной дерева, вырывались тонкие металлические прутья – некоторые из них изгибались, другие давали ростки из более тонких и коротких прутьев.

Из подножия строения высовывался пучок более толстых прутьев и зарывался в грязь, как насмешка над корнями. И еще он видел, что прямо перед башней был вырыт ров, глубины которого он не мог определить.

Позади башни и над ней, на крутом склоне дальней стороны долины стояло другое сооружение – более громоздкое и плоское, похожее на коробку, которую сделал некто, не подозревавший о существовании прямых углов. Самая дальняя от Финна сторона этого сооружения лежала прямо на скалистой поверхности склона. Другая его сторона, выдававшаяся из холма, поддерживалась несколькими металлическими подпорками. Они казались слишком тонкими, чтобы поддерживать вес строения, и были такими же странно угловатыми, как и стены.

Вдоль этих стен шла узкая платформа, видимо, служившая пешеходной дорожкой. На стенах были какие-то отметины, которые могли быть следами отверстий таинственного ряда труб, прутьев и выпуклостей, проглядывавших то тут, то там из металлических поверхностей.

Финн заметил еще две металлические конструкции. Одна была набором тонких металлических столбов, стоящих прямо на земле около башни и образовавших почти прямоугольное ограждение. Они стояли довольно далеко друг от друга, так что между ними мог свободно пройти человек, и не ограждали ничего, кроме голой земли.

Другая конструкция была сплющенным яйцом вихревых саней, которые стояли пустыми у одной из подпорок коробкообразного строения.

По крайней мере, он знал, что это такое. Но подобное знакомство не было приятным. Он дрожал, по его телу ползли мурашки – не из-за холодного дождя, который продолжал беспрерывно лить, а из-за ощущения смутной угрозы, которая окружала таинственные строения.

Он оставался неподвижно лежать и наблюдать. Рабовладельцев видно не было, насколько он мог рассмотреть из своего выгодного укрытия, но вокруг строений двигалось достаточное количество других живых существ. И только некоторые из них были людьми.

Финн насчитал около двадцати человек различного возраста и роста. Все они – полуобнаженные, в лохмотьях и тряпье, которое когда-то было одеждой, – были грязными и делались еще грязнее от черной жижи, которую уныло месили под непрерывным дождем.

Некоторые были изранены – рука болтается или прижата к боку, полоска грязной ткани обмотана вокруг головы или конечности, – с бледными нездоровыми лицами, двигались медленно, словно несли тяжелую ношу без всякой надежды на избавление. Горло его перехватила горькая смесь гнева и жалости. Финн чувствовал себя так, словно смотрит на саму смерть.

Очень скоро он понял, что несчастные не двигались бы, не будь рядом других существ – порождений ночных кошмаров.

Обликом они слегка напоминали людей, но были также перекошены и деформированы, как перекошенные подпорки строений. Некоторые были низенькими, некоторые высокими, но все – массивные и крепко сбитые. У большинства вокруг чресл были обмотаны куски ткани, кое-кто был обут в грубые ботинки. Все остальные не были одеты, но тела их были сплошь покрыты плотным одеянием, напоминающим мех животных.

Финн не мог рассмотреть их лица, укрытые спутанными волосами и бородами, но они производили впечатление чего-то звериного – низкие, выдающиеся надбровья, грубые, жесткие черты лица, слишком большие зубы, больше похожие на клыки.

Финн насчитал полдюжины таких зверолюдей. Они, очевидно, были надсмотрщиками и вели людей на работу. У некоторых зверолюдей было примитивное оружие – столь же уродливое, как и они сами, – узловатая дубинка, заткнутая за пояс, длинный, страшного вида нож. Кроме того все они держали в руках короткие толстые стержни.

Когда человек поскальзывался, спотыкался или приостанавливался, не в силах брести дальше, из стержня вырывался красный световой луч около метра длиной. Звероподобный надсмотрщик свирепо хлестал этой нитью нарушителя, и до Финна доносился сквозь потоки дождя высокий слабый вопль безнадежности и агонии.

Каждый мускул на теле Финна напрягался от ярости. Но все же он не шевелился. Он оставался на краю обрыва и наблюдал, а день медленно шел к концу, дождь стих, а потом и совсем прекратился: клонящееся к закату солнце разорвало облака, чтобы пролить немного тепла на эту картину мучений и ужаса.

Он наблюдал и пытался понять. Он видел, что люди были просто тягловым скотом, многие из них таскали в грубых корзинах землю и битые камни из ямы под башней, другие, понукаемые зверолюдьми, носили странную ношу – пучки удивительно перепутанного металла, завернутые во что-то блестящее, – из коробкообразного строения в башню, передавая кому-то или чему-то, ожидавшему там.

Было ясно, что башня еще каким-то образом достраивалась. Но несколько часов наблюдения не прояснили Финну ее назначения.

И все же он смог по крайней мере предположить, что большое строение было чем-то вроде жилища. Рабовладельцы из вихревых саней должны были куда-то деваться. Уже почти в сумерки его предположение подтвердилось – одна из панелей в стене коробкообразного строения, похожая на дверь, открылась, и на платформу вышел Рабовладелец.

Финн, едва дыша, изучал его высокую тонкую фигуру. Неестественно вздутый торс и тощие конечности, желтые фасеточные глаза – все как ему рассказывали. Но рассказы были лишь слабым отзвуком того, что теперь он видел собственными глазами. Он внимательно изучал каждый дюйм чудовища, которое было его смертельным врагом.

Джошуа и другие рассказывали об огненном копье – длинной и убийственной трубке, которая сожгла так много людей. Но у этого чужака в его трехпалых клешнях не было ничего. По-видимому, чужак на своей базе чувствовал себя в полной безопасности и не считал необходимым ходить вооруженным.

Рот Рабовладельца открылся, и раздалось нечто среднее между щелчком и приглушенным воплем. Но зверолюди поняли. Красные огни вспыхнули в сгущающихся сумерках, сгоняя людское стадо в кучу, и погнали их к тому странному ограждению из тонких, широко расставленных столбов. В загородке люди сгрудились, большинство сразу опустились на землю в позах, выражающих изнеможение и крайнее уныние.

Зверолюди двинулись к дальнему концу коробчатого строения, что-то ворча и рыча друг другу низкими голосами; а из башни выбрался второй Рабовладелец, прошагал за ними следом и исчез внутри второго строения.

Даже тогда, когда они исчезли из вида, Финн не сдвинулся с места. Лишь когда полная темнота опустилась на склоны холмов и принесла с собой влажный режущий ветер, он вышел из укрытия.

Низко пригнувшись, чтобы его не было видно на фоне неба, он потянулся, разминая затекшие мышцы. Ни на одном из строений огней не было, но сквозь клочья облаков проглядывало достаточно звезд, чтобы осветить ему путь.

Он не видел Джошуа или Джены среди жалкой группы людей. Но ведь он не мог рассмотреть каждое опущенное, измазанное грязью лицо. В любом случае где-то на базе могут быть и другие люди, возможно, в большом сооружении. И был только один способ проверить это.

Осторожно, тихо, как охотящаяся кошка, он начал спускаться вниз по склону к базе чужаков.

Он не заметил, что возле большого строения тоже что-то двигалось. Тихо, как тени, невидимые на фоне темного неба, взмахнули крылья, похожие на крылья летучих мышей.

Один из крылатых шпионов Рабовладельцев спиралью поднимался в небо, чтобы начать воздушное патрулирование долины.

5. СТОЛКНОВЕНИЕ

Финн несколько минут сидел на корточках перед загородкой, прежде чем кто-то из людей заметил его неподвижную фигуру. Над дальним краем долины появилась луна, и в ее неверном свете, прорвавшемся через клочья облаков, он перестал быть невидимым. Первой его заметила одна из девушек и сжалась в комок, вскрикнув от ужаса. Тогда и другие повернулись к нему, и страх пронесся по их грязным, искаженным лицам. Финн встал во весь рост, чтобы все видели, что он не зверочеловек и не Рабовладелец.

Но даже тогда страх не покинул их. Сама мысль о свободном человеке, вольно разгуливавшем по базе Рабовладельцев, не укладывалась у них в головах. А все непонятное ужасало.

– Кто ты? – прошептал пожилой мужчина, высокий, но скрюченный непосильной работой. – Что ты здесь делаешь?

– Я… – Финн умолк. Отчего-то он не хотел, чтобы чужие люди узнали его имя. – Я ищу двух людей – мужчину и женщину, юную девушку. Рабовладельцы схватили их, и, скорее всего, привезли сюда.

Старик придвинулся поближе, вглядываясь в него сквозь тьму. Но откликнулась та девушка, которая первая заметила его.

– Ты пришел искать людей, которых забрали? Хочешь помочь нам?

– Помочь он не сможет, – проскрипел старик. –И никто не поможет. Мальчишка дурак – он умрет до восхода солнца. Все мы умрем, если он не уберется.

Финн удивленно взглянул на него.

– Похоже, ты хочешь остаться здесь. Почему бы тебе не взять, да не уйти?

В ответ старик подобрал веточку и сунул ее между прутьями. Финн услышал свист, потрескивание и увидел, как вокруг веточки заплясали красные искры, потом почуял запах горящей древесины. Веточки уже не было – на землю осыпался пепел.

– Между этими столбами Рабовладельцы поставили убивающий огонь, – проскрипел старик. – Как на вихревых санях или силовых кнутах, которыми их дикари хлещут нас. Между столбами нельзя пройти, пока их не отключат.

Финн моргнул, приняв к сведению новую информацию.

– Как насчет людей, которых я ищу?

Старик отвернулся и опустился на землю, бормоча что-то про себя. Ему ответила девушка:

– Был только один новичок. Вчера это было. Его звали Лайл. Он умер.

Казалось, сердце у Финна замерло и он перестал дышать. Не из-за гибели Лайла. Конечно, он жалел сына Хакера, но деревня и ее население оставались далеко позади, в другом времени. Нет, он был потрясен тем, что пошел по ложному пути. Он потерял так много времени… а другие следы теряют свежесть, может быть, уже затерялись из-за ветра и дождя.

Крушение надежд могло сломать его волю, поколебать решимость. Но наиболее сильная часть его существа, та, что принадлежала девственной природе, не была затронута.

Каким-то образом он почувствовал постороннее присутствие: как дикое животное с уверенностью осознает опасность, еще ничего не видя и не слыша. Он вскинул голову, девушка тоже машинально подняла глаза.

Услышав ее испуганный вскрик, другие тоже повернулись и посмотрели, и тихий стон ужаса прокатился по загородке.

Крылатый шпион Рабовладельцев, силуэт которого обрисовывался в лунном свете, лениво кружа в ночном небе, спускался к сбившимся в кучку людям.

– Убирайся, мальчишка! – прошипел старик. – Они накажут нас.

Финн вряд ли слышал эти слова. Он не имел представления, видел ли его крылатый шпион и что случится, если увидит. Он уже размотал сыромятный ремень пращи, освободив левое запястье, и достал из висевшей на поясе сумки тяжелый яйцеобразный камень.

Праща трижды прокрутилась, кружа над его головой, а затем высвободилась.

Он сбивал пернатую дичь с помощью пращи почти всю свою сознательную жизнь, и в детстве его меткость считали чуть ли не чудесной. В жутком молчании крылатый шпион накренился в воздухе и по спирали упал на землю всего в нескольких шагах от загородки.

Финн подошел поближе, взглянул и остановился, волосы на его голове встали дыбом от ужаса и омерзения.

Камень распорол тело проклятого шпиона, своими размерами не превышающего размеров крупной летучей мыши… Но из раны лилась не кровь – водянистая зеленоватая жидкость. И не мясо и кости сокрушил камень – в ране поблескивал металл.

Даже глаза крылатого шпиона – непропорционально большие, выпуклые и фасеточные – не казались живыми, а больше походили на стекло.

Из-за его спины донесся задыхающийся от ужаса голос старика:

– Этот мальчишка умрет до того как встанет солнце. И мы вместе с ним, хотим мы того, или нет…

Но Финн, быстро наматывая пращу на запястье, не обратил на него внимания. Зато его острый слух обратил внимание на приглушенные звуки, доносившиеся с другой стороны здания, прилепившегося к обрыву. Случилось ли это из-за крылатого шпиона, или по какой-то другой причине, но появились зверолюди. Они кругом обходили квадратное строение.

Времени бежать обратно по склону к укрытию не оставалось. Вместо этого он прыгнул к стене здания, к его дальнему углу и теням между поддерживающими стойками, в надежде обогнуть это строение и держаться так, чтобы оно всегда оставалось между ним и зверолюдьми.

Но когда он оказался во мраке рядом с подпорками, звуки шагов начали доходить с разных направлений. Зверолюди обходили здание с обеих сторон.

Готовый впасть в панику, Финн затравленно огляделся. Он оказался в ловушке, и не стоило рассчитывать, что темнота спрячет его надолго, если зверолюди действительно ищут незваного гостя. Но у него не останется ни одного шанса, если он выскочит и бросится бежать, – он достаточно много слышал об оружии Рабовладельцев и о том, насколько оно эффективно на расстоянии.

Оставался лишь один путь – вверх. За несколько секунд до того, как из-за угла показалась первая группа зверолюдей, он вскарабкался вверх по одной из странно изогнутых подпорок, ухватился за край узкой платформы, опоясывающей здание, подтянулся и оказался на ее влажной металлической поверхности.

Группа зверолюдей прошла под ним, перерыкиваясь и перехрюкиваясь между собой, и соединилась с другой группой, обогнувшей здание с другой стороны.

Они вместе направились к загородке – очевидно, гибель крылатого шпиона встревожила их. Финн осторожно поднял голову и насчитал шесть массивных фигур – все они стояли спиной к нему. Это-то ему и было нужно.

Он бесшумно встал на четвереньки – тень среди теней, – собираясь по платформе обогнуть здание и пробраться к той его стороне, что покоилась на откосе. Оттуда короткий рывок к вершине холма – и он в безопасности.

У загородки голоса зверолюдей переросли в рыкающий крик. Очевидно, они нашли поверженное тело крылатого шпиона, и это им не понравилось. Пронзительные вопли ужаса, вырывающиеся из людских глоток, показали, что люди за загородкой хорошо знали, как эти звери выражают свое неудовольствие.

Сейчас Финн ничего не мог сделать для людей-заключенных. Но все же сострадание и гнев заставили его приостановиться и оглянуться. Автоматически, как всегда делал для большей безопасности, он прижался к стене здания.

Но механизм, о котором он не имел и понятия, от легчайшего нажима его спины пришел в действие. Без всякого предупреждения кусок стены позади него мягко скользнул в сторону, и Финн, потеряв равновесие, спиной вперед ввалился через отверстие внутрь здания.

Он моментально вскочил на ноги и обернулся. За время между двумя ударами сердца его глаза успели бегло осмотреть внутренность помещения. Он отметил жуткий ровный свет, изогнутые стены, заставленные раздражающе чуждыми предметами – металлическими выступами, стержнями, трубками, шишками и шарами, экранами, сиявшими желтым светом или неритмично жужжащими и щелкающими. Перед экранами прямо из пола вырастали два грибообразных предмета; в конце концов он решил, что это кресла.

С одного из них вставал Рабовладелец, поворачивая к нему лицо. Его глаза потемнели, меняя цвет от желтого через оранжевый и красный до зловещего пурпура.

На какое-то время оба они замерли и уставились друг на друга. Финна охватил сковывающий ужас. Рабовладелец тоже, казалось, был сильно удивлен. Позже Финн узнает, что изменение цвета глаз выражает эмоции – удивление, переходящее в негодование, примерно как человек был бы удивлен и возмущен, обнаружив у себя на кухне мышь.

Но через мгновение его оцепенение кончилось. Тонкая прорезь рта чужака раскрылась, и он произвел скрежещущую серию щелчков, а трехпалая клешня протянулась к огненному копью, прикрепленному к стене поблизости.

Финна охватила паника. Дверь позади него закрылась, и он не имел ни малейшего понятия, как снова открыть ее. Он видел что-то похожее на другую, внутреннюю дверь, но она была слишком далеко, в другой стороне комнаты. А чужак перед ним уже крепко сжимал свое убийственное оружие.

Но у попавшего в ловушку животного, пойманного силой или хитростью, паника и ужас подчас преобразуются в свирепую, безумную агрессивность. Финн оскалил зубы и решительно прыгнул, как хищник, целясь прямо в глотку Рабовладельца.

Дикое безумие нападавшего застало Рабовладельца врасплох. Не успел он поднять огненное копье, как Финн напал на него. Руки Финна сомкнулись на оружии, яростно выворачивая его, а чужак, отброшенный нападением, впечатался спиной в экран.

Финн краешком глаза отметил, что тощие веретенообразные руки чужака оказались неестественно слабыми, и тот почти не сопротивлялся, когда он выворачивал оружие из его рук. Острия его клешней ударили Финна по лицу, глаза стали еще более пурпурными, почти черными, а треск щелчков из приоткрытого рта – оглушительным.

Финн ускользнул от клешней и яростно ударил концом копья во вздутую грудь чужака. Но тело оказалось твердым, словно закованным в броню, и удар не причинил вреда. Снова метнулись клешни, хлестнули по рукам Финна, оставляя на грубой коже красные полосы.

Но тут Финн изменил тактику нападения. Он перехватил огненное копье двумя руками и ударил твердым металлом древка поперек тощей шеи.

Финн со страшной силой отдавливал голову чужака назад, и щелкающий крик прервался. Тощие руки и ноги слабо хлестнули Финна, впрочем, без всякого эффекта, а глаза потемнели еще больше. Раздался металлический хруст, и обмякшее тело опустилось на пол, голова повисла под странным углом, шея была сломана.

Финн осторожно отошел, тяжело дыша и чувствуя, что все его тело покрыто ледяным потом. Все еще сжимая огненное копье, он уставился на мертвого чужака, лежавшего на полу. Глаза Рабовладельца утратили свои цвета и походили теперь на два угловатых вздутия из грязного стекла. Струйка водянистой зеленоватой жидкости стекала из уголка приоткрытого рта.

Из любопытства Финн ударил по туловищу концом копья. Несмотря на податливость веретенообразных рук и ног, туловище чужака было твердым и жестким и напоминало похожий на скорлупу покров некоторых насекомых. Вспомнив, что видел внутри распоротого тела крылатого шпиона, он заинтересовался. Было бы время, он непременно всадил бы нож в тело чужака и посмотрел, что там внутри.

Но времени не было.

Предчувствие опасности уже заставило его наполовину повернуться к двери, когда мерзкие создания ворвались в комнату, и жгучая полоса боли обожгла его левую руку.

Два зверочеловека проникли в комнату через внутреннюю дверь; их лица были искажены яростью, силовые хлысты потрескивали и распространяли злое сияние.

6. ОПУСТОШЕНИЕ

Финн увидел потрясение и смертельную ненависть в глазах зверочеловека, идущего первым. Яростное рычание было ужасным, но еще страшнее стало, когда из клыкастого рта раздалась внятная человеческая речь.

– Здесь червяк! – послышался гортанный голос. – Он осмелился войти, осмелился убить хозяина!

– Впервые вижу такого наглого человека, – пророкотал второй зверочеловек.

Первый вновь поднял свой силовой жест.

– Мы выбьем из тебя эту наглость, червяк! Выжжем, вырежем. Ты будешь умирать по кусочкам, долго!

Силовой хлыст свистнул, страшилище сделало выпад.

Финн отшатнулся. Сейчас он паники не испытывал – они с Джошуа много раз сталкивались со зверями в лесу, а эти чудовища выглядели не страшнее разъяренного медведя. Он перехватил огненное копье, которое так и не выпустил из рук, собираясь использовать его как пику, чтобы отталкивать, отпихивать, держать противника на расстоянии.

Но тут его большой палец случайно попал в неглубокую канавку, опоясывающую гладкий металл на одном из концов металлического стержня. Наконечник хрустнул, и тугой энергетический луч выпрыгнул из копья, маленькая точка света заплясала в малиновом пламени.

Первый зверочеловек, оказавшийся на пути луча, завопил. Он откинулся назад, его свалявшийся мех вспыхнул, а посредине грудной клетки образовалась дымящаяся впадина.

Второй успел схватиться рукой за нож, но Финн, продолжая давить большим пальцем, повернул огненное копье, и второе существо с обуглившимся лицом рухнуло на неподвижное тело первого.

Финн, ослабив нажим большого пальца, изумленно смотрел на смертоносные разрушения, которым он послужил причиной. Но тут из-за двери донесся щелкающий крик второго Рабовладельца, и большой палец Финна снова прижался к спуску.

Вновь вспыхнул луч, выжигая куски раскаленного металла из дверной рамы. Но чужак, должно быть, счел за благо ретироваться – следующий его крик казался глуше, доносился уже издалека. Несомненно, он созывал подкрепление.

Краем глаза Финн уловил движение – внешняя дверь открылась. Он лишь мельком увидел косматое тело, тут же повернулся и повел огненным лучом. Но луч вонзился в пустой ночной воздух, а зверочеловек за дверью бросился назад. Финн услышал тяжелые шаги на металлической платформе и без колебаний выпрыгнул через приоткрытую дверь на вольный воздух. Как и всякое дикое животное, он испытывал отвращение к битве в замкнутом пространстве…

Когда Финн выскочил, убегавший зверочеловек как раз обернулся и получил огненный луч прямо в грудь. Рыча в агонии, он свалился с платформы, его волосатое тело вспыхнуло. Финн тут же легко спрыгнул на хорошо знакомый затемненный дерн.

Его глаза не совсем привыкли к темноте, но он засек движущуюся тень и снова выстрелил. Блеснул огненный луч, но зверочеловек скорчился за одной из стоек, поддерживающих строение, – Финн по неопытности поспешил, плохо прицелился и не попал в него, луч лишь глубоко врезался в металл. Финн повернулся и бросился бежать.

Но скрыться ему не удалось. Из-за угла здания с мерным жужжанием вылетели вихревые сани чужаков.

Лунный свет позволил ему увидеть через верхний прозрачный сегмент яйцевидной машины силуэт чужака. Поудобнее перехватив огненное копье, он прицелился и выстрелил. Но луч отразился от поверхности саней, не причинив им вреда. В ответ из выступавшего стержня на носу саней вырвался ответный луч и пронесся всего лишь в нескольких сантиметрах от щеки Финна.

Он бросился в сторону, упал и быстро вскочил на ноги. На ходу он выстрелил еще дважды, но огонь снова был бессилен против вихревых саней. И снова вражеское оружие полосовало ярко-алым лучом воздух вокруг Финна, а он отступал и уворачивался.

Сани медленно двинулись вперед – видимо, их водитель собирался поймать Финна в поле зрения и не отпускать его. К тому же Финн знал, что оставшиеся зверолюди затаились в темноте и ищут случая напасть на него сзади.

Но он все бился и палил, изгибаясь и уворачиваясь, скользя неуловимой тенью. Еще один человек выскочил и упал у подпорки здания: стремительное, огненное копье хлестнуло его по ногам. А вихревые сани все так же неумолимо ползли вперед – и он знал, что эта неравная битва может иметь лишь один конец. Но он все равно продолжал сражаться – дикая ярость заставляла его продолжать битву до последней капли крови.

Он отступил, в темноте попал ногой в мокрую грязь, поскользнулся и упал на колено.

В это мгновение двое оставшихся зверолюдей выпрыгнули из темноты, а вихревые сани метнулись к нему – внезапное ускорение подняло их более чем на метр над землей.

Финн, обезумев, выстрелил. Но он потерял равновесие, и вместо того чтобы сжечь зверолюдей, в которых он целился, огненный луч поразил открывшуюся нижнюю поверхность саней – как раз в том месте, где гладкий металл изгибался и переходил в потрескивающее энергетическое облако, которое двигало машину.

Вихревые сани сделали вираж, накренились и явно вышли из-под контроля.

Все ускоряясь, они резко завалились на бок. Двое зверолюдей бросились прочь от машины, несшейся прямо на них, она со звоном врезалась в одну из подпорок здания – как раз в ту, которую незадолго до того Финн повредил огненным копьем.

Вихревые сани исчезли в оглушительной вспышке пламени, а поврежденная подпорка переломилась и смялась.

Вначале медленно, а потом все быстрее здание начало оседать. Остальные подпорки приняли на себя вес здания, и металл завизжал от непереносимой нагрузки. Подпорки одна за другой начали гнуться и лопаться.

Финн увидел силуэты двух зверолюдей, пытавшихся выбраться из-под здания, и даже выстрелил в них. Но поздно.

Подпорки сломались. С ревом и скрежетом здание накренилось и рухнуло. Вся его огромная масса обрушилась на зверолюдей и обломки вихревых саней.

Тут уже и Финн бросился бежать. Металлический бугор здания упал на землю, но дальний его конец все еще держался за обрыв и теперь начал соскальзывать. Величественно, неотвратимо, как могучая металлическая лавина, здание прогрохотало по скользкой, мокрой от дождя траве и грязи склона. Едва не задев перегородку, где визжали от ужаса люди, здание помчалось прямо к башне чужаков, уходившей своей вершиной во тьму.

Оно добралось до края ямы под башней и перевалилось через край, разбрасывая осколки искореженного металла. Башня смялась, как бумага. Пламя лизнуло края ямы, а затем его оранжевые языки взметнулись выше самой башни. Потом раздался взрыв, громче которого Финн ничего в жизни не слышал.

В конце концов спокойствие вернулось в долину. Из ямы еще то и дело появлялись языки пламени – и только. Не было движения и на склоне холма, где раньше стояло коробкообразное здание.

Финн, не двигаясь с места, огляделся, не в силах поверить случившемуся, осознать тот факт, что остался жив и победил. Но он многому научился во время этой короткой битвы.

Он узнал, что с Рабовладельцами, их прислужниками и машинами можно бороться. И побеждать.

Ему еще предстояло долго обдумывать то, что он увидел: ведь все это порождало сотни вопросов, на которых не было ответов. Но сам факт налицо: он лицом к лицу столкнулся с чужаками, бился с ними и выжил.

Финн медленно нагнулся, подобрал ветку и, едва передвигая ноги, пошел к загородке, где люди-заключенные все так же сгрудились в кучу и всхлипывали. Он просунул между столбами ветку, и с ней ничего не случилось. Чем бы ни был «смертельный огонь», он больше не действовал.

– Вы свободны, – сказал он просто.

– Свободны? – То был голос старика. – Мы мертвы.

Но кое-кто уже с изумлением вставал, с опаской протискивался между столбов и выходил из загородки. Некоторые бросились к яме, заглядывали в нее, покачивали головами и что-то потихоньку бормотали. Девушка, которая уже раньше разговаривала с ним, подошла к Финну и с любопытством смотрела на него.

– Сколько здесь было Рабовладельцев? – спросил он ее.

Она немного подумала и подняла два пальца.

– А сколько полосатых?

Тут она не задумываясь подняла шесть пальцев.

– Тогда опасаться нечего, – сказал Финн, – они все мертвы.

– Да и мы тоже, мальчик, – уныло сказал старик, отделившись от группы людей, все еще боязливо жавшихся к перегородке. – Придут другие Рабовладельцы, и нам конец.

Финн удивился.

– Вас не найдут. Бегите, забирайтесь как можно глубже в лес. Лес спрячет вас. Дикий лес не любит Рабовладельцев.

Старик фыркнул.

– Дикий лес убьет нас так же быстро, как Рабовладельцы, – нам не выжить. Не охотники мы. – Из-за его спины доносилось одобрительное бормотание.

– Наyчитесь. – огрызнулся Финн. – Что же делать? Ждать, пока придут Рабовладельцы со своими зверями и сожгут вас? Бегите! Учитесь! В лесу можно жить!

– Мы сможем жить там, – внезапно сказала девушка, – если с нами будет охотник и покажет, что к чему. Идем с нами. Научи нас!

– Не могу, – покачал головой Финн. – Я должен найти своих. В этом моя охота.

– Твои родственники уже умерли, или еще чего похуже, – настаивала девушка, – не найдешь ты их, если и найдешь – не сможешь помочь. Помог бы лучше нам!

– Не могу. Я должен идти своим путем – продолжать поиски, что бы ни ждало меня в конце пути.

– Так иди же, – проскрипел старик, – но учти, мальчик, ты убиваешь нас так же верно, как убил бы своим ножом.

– Я вас не убиваю, – спокойно ответил Финн. – Уже до того, как я пришел сюда, вы были практически мертвы. Здесь, – он указал за загородку. – А если вы не сможете жить в лесу и жить свободно, – продолжал он, и его глаза потемнели, – что ж, тогда можно считать, что вы были мертвы до того, как попали сюда.

Тут он повернулся и покинул людское стадо. Он ни разу не оглянулся, не бросил за спину взгляда: взбежал по склону, выбрался из долины – и темнота тут же сомкнулась над ней.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПО СЛЕДУ

7. НЕЗВАНЫЙ ГОСТЬ

Финн лежал на животе и всматривался с травянистого берега в прозрачную воду лесного озерца, образованного извилистым ручейком. В одной руке он держал ровную палку – ствол деревца, которое он срубил и отрезал ветви. Он расщепил толстый конец палки, вставил в него рукоятку своего ножа и туго обмотал кожаной пращей. Получилась грубая острога – примитивная, но действенная, о чем свидетельствовали две довольно крупные рыбы, лежащие рядом с ним на траве.

Но Финн был очень голоден, и двух рыбин, понятно, ему не хватило бы. Он не мигая уставился на воду, держа острогу наготове. Вдруг мелькнула подводная тень, приближаясь к тому берегу, где он лежал. Финн мгновенно метнул острогу с такой силой, что та просто исчезла из виду, погрузившись в воду и вынырнув с рыбиной, нанизанной на лезвие. Не очень большая, решил он, но ему хватит.

Он снял рыбину с ножа, положил рядом с другими и разобрал острогу. Пращу он положил на траву сушить. Потом он почистил рыбу, а голову и внутренности швырнул обратно в реку. Неподалеку, в неглубокой ямке, вырытой в дерне, почти бездымно горел костерок из сушняка. Через несколько мгновений от костра осталась только кучка ярких углей, над которой Финн пристроил решетку из зеленых ветвей – получилось что-то вроде гриля.

Меньше чем через минуту куски рыбы уже лежали над огнем и начинали шипеть. Финн сидел рядом и мирно смотрел на угли, спину ему грело заходящее солнце. Он казался целиком поглощенным удовольствием и отдыхом.

Но мысли его были далеко не мирные.

Несколько дней прошло с тех пор, как он повернулся спиной к обломкам базы Рабовладельцев и тем людям, которые боялись свободы так же сильно, как и неволи. Тогда он, не давая себе ни минуты отдыха, вернулся по своему следу на полянку в вечнозеленом лесу, где трое вихревых саней Рабовладельцев встретились и разошлись.

Он хорошо понимал, как трудно будет теперь, после дождя, найти хоть бы один след из двух. Но если он и сможет это сделать, этот след может снова оказаться неверным, и он потратит дни и даже недели, прежде чем обнаружит ошибку. Но больше ему ничего не оставалось.

Однако, вернувшись на полянку, где солнце лило свой туманный свет сквозь кроны вечнозеленых растений, он без колебаний сделал выбор – идти за санями, которые направились почти точно на запад. Он нашел один или два слабых полустертых следа на толстом ковре из опавших иголок, и они дали ему общее направление. Поэтому он и пошел на запад.

По крайней мере он знал, что Рабовладельцы стараются вести свои машины почти по прямой линии. Он рассчитывал на это их свойство, надеясь, что сможет обнаружить более четкий след где-нибудь дальше. Поэтому он, как и раньше, двигался зигзагом вдоль того направления, которое выбрал, и исследовал землю так же тщательно, что вряд ли хоть один лист или травинка избежали его внимания.

Таким образом он несколько дней шел на запад. Теперь он уже не бежал, сломя голову, как в первый раз. Теперь он знал, что нет смысла загонять себя до упаду. Он понятия не имел, как долго ему придется искать, как далеко придется ему забрести. Поэтому он путешествовал более осмотрительно, заставляя себя – хотя и глубоко жалел потерянное время – искать пищу для плотного ужина в конце каждого дня.

Но дни шли, и он все больше и больше терял надежду. Несмотря на все свое мастерство и предельную концентрацию, он не мог найти ни единого признака, который показал бы, что по лесу прошло что-то вроде вихревых саней в том направлении, в котором он следовал.

Даже если он преследовал те вихревые сани, что ему были нужны, он потерял их след.

Несколько раз в день, когда разочарование и горе болью отдавались в его душе, он перебарывал в себе порыв броситься бежать сломя голову по лесу куда-нибудь в сторону от той линии, что он выбрал, в надежде, что какой-нибудь счастливый случай подарит ему те следы, которых он так жаждал. Но он знал, что это было бы бесполезно: нельзя надеяться на удачу, когда в лесу идешь по следу.

Единственной его надеждой было держаться прямой линии первоначального направления и смотреть, куда она его выведет. Если не к базе Рабовладельцев, то, возможно, к деревне, где живут люди и где он сможет узнать, есть ли поблизости Рабовладельцы.

А поскольку надежда была слишком слабой, хуже всего было на исходе дня. Пока он шел, усиленное изучение окружающего мира не оставляло времени для грустных размышлений об утрате и неудаче. Но когда он останавливался, его захлестывали мысли: мысли о том, что могут испытывать Джош и Джена в этот самый момент. Если они еще живы…

Финн встряхнулся и сжал зубы, пытаясь прогнать черные мысли, вызывающие омерзительное оцепенение и чувство безнадежности. Он наклонился и перевернул ножом рыбу, подбросил несколько сухих веточек. Рыба пахла восхитительно, но он знал – если поддаться отчаянию, которое охватывало его каждый вечер, то и рыба будет казаться не вкуснее золы. Он снова откинулся назад и замер, словно обратившись в камень.

Кто-то шел по лесу за ручьем. Кто-то большой, хруст веток и сучьев выдавал его – большой и не боящийся нарушить тишину.

Он навострил уши и насторожился, но не особо встревожился. В лесу живет много животных, в том числе и крупных. Он несколько раз видел на стволах отметки, которыми медведи помечают свою территорию. Судя по звуку, это и был медведь, возможно, привлеченный запахом жареной рыбы.

Все всякого сомнения, он подойдет поближе, чтобы хорошенько принюхаться и внимательно рассмотреть Финна, и может, даже останется поблизости в надежде полакомится остатками еды, когда Финн заснет. И пока Финн не станет опасным для медведя, зверь не станет опасным для него.

И все-таки в лесу следует быть осторожным. Он потянулся к огненному копью и подтащил его поближе.

Огненное копье с собой он взял. С тех пор он каждый вечер изучал его и упражнялся – впрочем, чтобы прицелиться смертельным сжигающим лучом, особого умения не требовалось. Но до сих пор он пользовался им только для тренировки и для того, чтобы быстро разжечь костер. А когда он добывал себе еду на вечер, то пользовался только своим собственным оружием: у него было такое ощущение, что это будет неправильно, неестественно – охотиться на жителей дикого леса оружием чужаков.

Зверь уже был близко и теперь обходил маленький пруд. Рыба была готова. Финн снял ее с огня, отставил в сторону немного охладиться и снова внимательно вгляделся в листву в том направлении, откуда доносился треск.

Ну вот кусты слегка задрожали. Он не смотрел прямо на них, но уголком глаза продолжал следить, а сам наклонился, чтобы взять кусок рыбы.

В следующую минуту существо, столь шумно пробиравшееся через лес, наконец вышло из кустарника.

Не медведь. И вообще не животное.

Это был массивный полуобнаженный зверочеловек Рабовладельцев – и в его глубоко посаженных глазах, казалось, сменялись любопытство и ярость.

На какое-то мгновение Финн замер, потрясенный. Зверочеловек тоже не двигался и изучал Финна.

Он был невысок, но неестественно широк и силен, слегка сутул, на толстой шее и спине буграми вздымались могучие мускулы. На нем были мешковатые штаны и высокие, до колен, башмаки: за спиной в кожаных ножнах висело оружие с длинным лезвием, похожее на мачете, так что его рукоятка выдавалась из-за широкого плеча. Обнаженное туловище было покрыто длинными свалявшимися волосами, довольно светлыми, почти желтыми, а лицо почти скрывала большая темная борода. Тяжелые валики надбровных дуг делали глазные впадины похожими на пещеры, однако его лоб был на удивление высоким и казался еще выше от того, что волосы на голове были редкими и далеко отступали назад.

Этот лоб покрылся морщинами, когда зверочеловек осторожно шагнул вперед.

Финн вскочил на ноги и вскинул огненное копье. Зверочеловек увидел оружие, и глаза его расширились. Он остановился, согнулся, словно собирался броситься назад. Финн направил на него огненное копье, и его большой палец скользнул в неглубокую выемку.

Металл на кончике копья засветился алым. Но больше ничего не произошло. Из копья не вылетели убивающие лучи.

Финн, обезумев, все нажимал и нажимал на выемку. Ничего. Что бы ни случилось с оружием, разбираться ему было уже поздно.

Со скоростью, удивительной для такого массивного существа, зверочеловек выхватил мачете из ножен. Блеснуло ужасное лезвие, и враг бросился на него со звериным рыком.

Нож Финна лежал на траве у огня, и схватить его он уже не успел бы. Перехватив бесполезное копье как дубинку, он сжался в комок и собрал все свои силы, чтобы выдержать чудовищный натиск. Они сошлись, как два диких зверя, – Финн, быстрый, проворный и жестокий, как кугуар, и зверочеловек, массивный и сильный, как взбесившийся медведь.

Мачете зверочеловека свистнуло и оглушительно зазвенело, наткнувшись на копье, отразившее удар. Снова мелькнуло мачете, казавшееся невесомым в огромном кулаке врага. Финн нырнул в сторону и нанес ответный удар, слегка задев ребра зверочеловека.

Так они фехтовали, нападая и защищаясь, но большей частью защищаться приходилось Финну. Куртка из грубой кожи, в которую он был одет, оказалась уже прорезана в нескольких местах, словно была бумажная. Но Финн был очень быстр, и чаще всего ему удавалось уклониться от мелькающего клинка. К тому же несколько его ударов тоже оставили свои отметины, хотя, казалось, зверочеловек никак не реагировал на глухие удары копья по животу или ноге.

Битва длилась всего несколько мгновений, они ходили по кругу, нападая и защищаясь от ударов. Первым сменил тактику зверочеловек. Рубящий удар оказался ложным выпадом, и за ним последовал свирепый пинок. Но Финн увернулся от огромного башмака и неистово хлестнул копьем по руке, в которой было зажато мачете.

Металл ударил по волосатому запястью, зверочеловек взревел и выронил мачете. По-змеиному быстро и гибко Финн развернул копье и нацелился в голову зверочеловека. Но со стремительностью зверочеловека не смог бы сравниться никто. Он схватился голой рукой за копье, с ужасающей силой вывернул его из рук Финна и отбросил прочь.

Зверочеловек бросился на Финна. Финн сражался, как взбесившийся – кулаками, коленями, ногами. От некоторых его особенно сильных ударов зверочеловек только хрюкал, но не более того. У Финна было такое чувство, словно он лупил кулаками по древесному стволу.

Огромные руки вцепились в куртку Финна. Это вывело его из равновесия, и они оба упали, сцепившись, на землю – Финн оказался под зверочеловеком.

Всем своим весом зверочеловек рухнул на Финна и чуть не вышиб из него дух. Полуоглушенный, Финн мог только корчиться и извиваться, прижатый к земле огромными руками и ногами.

Наконец, он понял, что спасения нет, обмяк и взглянул в звериное лицо, ожидая смерти.

Но, к его удивлению, на лице зверочеловека не было написано победного выражения или жажды убийства. Напротив, на лице, виднеющемся под густой бородой, появилось нечто странное – вроде кривой улыбки и насмешливого огонька в глубоко посаженных глазах.

– Ну, вот.

Финн удивленно моргнул. Голос зверочеловека не походил на хрипящие и лающие голоса чудовищ, с которыми Финну уже приходилось сражаться. Голос был глубоким и богатым, словно мелодичный гром перекатывался в бочкообразной груди.

– Ну, вот, – повторил он, – если тебе надо еще раз попытаться прикончить меня, может быть, сначала потолкуем?

8. МЕДВЕДЬ

Финн почувствовал, что его челюсть по-дурацки отвисла. А зверочеловек улыбнулся и обнажил не клыки, а обыкновенные человеческие зубы, разве что великоватые и слегка желтые.

– Здорово я перепугался твоего огненного копья, – это прозвучало почти как извинение. – Я решил, что чуть не потерял свою голову, и собрался вместо того снести с плеч твою.

Глухой грохочущий смешок.

– Вот так и подрались. Ну, если я отпущу тебя, ты будешь сидеть спокойно, вести себя прилично? Мы немного поговорим? А ты можешь говорить?

Финн моргнул несколько раз, будто не веря, что все это происходит на самом деле, и обрел голос:

– Да, – сказал он хрипло.

– На все три вопроса? – ухмыльнулся зверочеловек. – Хорошо.

Он освободил Финна и встал, осторожно отошел назад, смягчая эту осторожность улыбкой. Финн сел, ошеломленный, растирая синяки, оставшиеся на теле от огромных рук зверочеловека.

Финн напрягся, когда его бывший противник подошел к своему мачете, но клинок тут же скользнул в ножны за широкой спиной. Потом зверочеловек поднял огненное копье. Он что-то там повертел и, к удивлению Финна, копье распалось на две половинки. Зверочеловек заглянул в трубку.

– Кончился заряд, – сказал он. – К моему счастью. Запасной есть?

Финн в замешательстве покачал головой.

– Я так и думал. Подобрал где-то?

Финн был слегка удивлен, и у него снова прорезался голос:

– Я отобрал его у Рабовладельцев.

– Вот как? – зверочеловек с новым интересом взглянул на Финна своими глубоко посаженными глазами. – И что же случилось с Рабовладельцами?

– Сдохли, – сказал Финн, слегка вздрогнув от гордости. – Их было двое… и шестеро этих… ну, других.

На бородатом лице появилась мрачная, но одобрительная улыбка.

– Ах, как мне нравится слышать такое! – Тут ему в голову явно пришла какая-то мысль. – Так это ты устроил ту шумиху? Я даже что-то слышал – так было много дыма и огня… Вон там, в том направлении, в нескольких днях пути? – и он махнул рукой в сторону долины, где Финн получил свое боевое крещение.

Финн кивнул.

– Там жили Рабовладельцы, в двух таких больших штуковинах, вроде домов. Они сгорели.

– Я так и думал, – снова сказал зверочеловек. – Я был поблизости и видел, что там происходило что-то веселенькое.

Все это время он внимательно изучал Финна.

– Это что-то новенькое, мальчик. Никогда не слышал, чтобы кто-нибудь из вас поднял руку на Рабовладельцев. И уж, конечно, не видел никого, кто бы сделал это и остался в живых.

Финн слегка покраснел.

– Я не совсем понял, что случилось тогда. Мне повезло.

– Да, удача помогает, если схватишь ее за хвост, – дружелюбно сказал зверочеловек. – Но и ты должен быть ловким и стойким, чтобы сразиться с Рабовладельцами. Похоже, ты такой и есть… – Снова появилась кривоватая улыбка. – Я уже понял, что ты сильнее, чем кажешься.

Финн почувствовал, что эта грубая похвала ему, как ни странно, нравится.

Зверочеловек подался вперед и протянул свою огромную руку.

– Пожмем друг другу руки, мальчик, и помиримся. Похоже, что мы с тобой одного поля ягода. Как тебя зовут?

– Финн Феррал, – сказал Финн, осторожно протягивая руку, которую так энергично встряхнули, что он тут же вскочил на ноги.

– Зови меня Медведем, – сказал зверочеловек, и тут же его глаза блеснули, когда он увидел, как Финн пытается сдержать улыбку. – Что смешного?

– Не обижайся, – сказал Финн, пытаясь согнать с губ улыбку, – но я… я думал, ты и был медведем, когда услышал, как ты идешь. А когда увидел тебя, я…

– Подумал, что я похож на него, да? – сказал Медведь со смешком. – Я понял. А ты слышал, как я шел, да? А я-то думал, что иду очень тихо и осторожно. – Он удрученно покачал большой головой. – Не везет мне в этом проклятом лесу. Но ты-то, Финн Феррал, тебе-то, кажется, здесь хорошо?

– В своей деревне я был охотником, – сказал Финн просто. – Лес для меня – дом родной.

– Вот как? – с интересом сказал Медведь. Он пнул что-то носком башмака, и Финн увидел, что это были куски жареной рыбы, которую они втоптали в землю во время своей яростной схватки. – Похоже, что ты раздобыл хорошую еду, – продолжал Медведь. – А я вот так и не помню, когда мой живот был полон. Как ты думаешь, можно еще наловить рыбы?

Финн смешался. Уж о еде-то он думал сейчас в последнюю очередь.

– Там ее много, можно наловить, – сказал он, указывая на пруд. – Но…

– Знаю, – перебил Медведь, поднимая руку. – У тебя на языке вертится куча вопросов. Мне тоже любопытно узнать побольше о тебе, как и тебе обо мне. Но моя голова говорит мне, что для разговоров у нас впереди целая ночь и чуточку времени перед тем, как станет слишком темно для рыбалки. А мое брюхо говорит мне, что я могу беседовать с тобой куда с большим толком, если сначала набью его.

Финн огляделся. Солнце почти село, тени были очень длинными.

– Хорошо, я приготовлю ужин. Только нужен хворост для костра.

– Уж с этим-то я справлюсь, юный Финн, – пророкотал Медведь. – Две вещи может сделать старый Медведь… – он выразительно погладил рукоять своего мачете, – рубить дрова и убивать Рабовладельцев.

Под эти зловещие слова, эхом прокатившиеся по лесу, Финн вернулся к пруду. У него в голове все перепуталось. Странный гость казался ему слегка нереальным.

Они еще не кончили есть, когда на лес опустилась кромешная тьма. Финн принес к костру гору рыбы и с удивлением наблюдал, как Медведь управлялся с ней. Когда они поели, Финн по просьбе Медведя рассказал о себе. Медведь оказался чудесным слушателем: слегка наклонившись над огнем, он напряженно вглядывался в лицо Финна, словно опасаясь пропустить хоть слово, и издавал ворчание и рычание в знак понимания, сочувствия и симпатии. Финн и не заметил, как выложил ему все, начиная с подробностей своего странного появления в деревне, до последних событий, приведших к яростному преследованию вихревых саней и ужасающему столкновению в долине.

Когда отзвучали последние слова его повествования, наступило долгое молчание.

– Ну, вот, – сказал, наконец, Медведь, – такие истории я называю достойными рассказывания. Слушать было так же хорошо, как есть эту рыбу.

Финн озадаченно покачал головой.

– Я до сих пор не могу поверить, что все это происходит со мной, – сказал он. – Совсем недавно я дрался за свою жизнь с… как я думал, с одним из монстров Рабовладельцев. А теперь я сижу рядом с ним, ем рыбу и рассказываю ему о себе.

Медведь кивнул и перебил:

– Звучит забавно. Но я не монстр Рабовладельцев, как ты говоришь, уже много долгих лет.

– Теперь твоя очередь, – сказал ему Финн, – рассказывать, кто ты и что здесь делаешь.

– Так я что – просто Медведь. Я делаю несколько лет одно и то же – брожу, гуляю по этому миру, стараюсь остаться живым, – голос его стал глубже, задрожал, подобно отдаленному грому, – и убиваю Рабовладельцев.

– Почему? – настороженно спросил Финн.

– Сам знаешь, почему. Потому, что они – монстры . Потому, что одно из двух: ты убиваешь их или они убивают тебя. Ведь они убивают людей уже очень давно.

– Но ты же… – Финн запнулся, скрывая смущение.

– Не принадлежу к роду людскому? Не человек? – Глаза Медведя сверкнули в свете костра. – Может быть, и не похож. Может быть те, другие, похожие на меня, поступали не как люди. Но мы существуем. Мы, как и вы, происходим от доброго людского корня.

– Не понимаю… – начал Финн.

– Как же, – сказал Медведь. – Да можешь ли ты понять? Твои люди прятались в своих деревеньках, крепко зажмурив глаза и думая, что пришлые пугала не тронут их. Люди слишком перепуганы, чтобы даже защитить себя, слишком напуганы даже для того, чтобы разузнать что-нибудь о врагах и попытаться защищаться. Все они такие – перепуганные и невежественные. – Он взглянул на Финна со своей кривой усмешкой. – Кроме старого Медведя. Но, я думаю, теперь в это исключение попадаешь и ты.

На лице Финна было написано смятение.

– Я такой же невежественный и перепуганный, как и любой из них. Я видел Рабовладельцев, сражался с ними, но узнал лишь, что многого не знаю. А мне нужно знать.

Медведь обсосал косточки последней рыбы и швырнул их в огонь, после чего уселся поудобнее и удовлетворенно рыгнул.

– Ага, нужно. Иначе ты не проживешь и месяца. А старый Медведь – как раз тот парень, который научит тебя. Как ты заметил, теперь моя очередь рассказывать. Но не жалуйся, если тебе целый месяц будут сниться кошмары.

Медведь оказался таким же хорошим рассказчиком, как и слушателем. Время шло, наступила глубокая ночь, луна своим серебряным светом смягчила тени вокруг костра, а Финн сидел неподвижно, едва дыша, словно загипнотизированный рокочущим басовитым голосом Медведя. Он всецело обратился в слух и не пропускал ни единого слова.

Сначала Медведь рассказал о себе.

– Начнем с малого, – сказал он со своей кривой усмешкой, – и оставим мировые проблемы на потом.

Он действительно был рожден и рос, как один из «монстров Рабовладельцев», далеко на западе, в одном из главных Центров Рабовладельцев, окруженном высокой горной цепью. Возможно, сказал он Финну, это был самый большой Центр из всех: он занимал огромную площадь и был густо населен.

Как и все подобные ему, он служил «хозяевам». Когда вырос, он, как и его соплеменники, стал сторожить – или пасти – большую группу людей-рабов. Но это не помешало ему увидеть, как безнадежно и беспомощно они жили.

Медведь видел, как люди, ковыляя, выполняли работу, будто тягловый скот, каковым они, в сущности, и являлись. Он видел, как людей изучают и жестоко гоняют зверолюди – включая его самого. Он видел, как люди старели и умирали с ужасающей быстротой, и их заменяли другими – такими же беспомощными, жалкими и обреченными.

Но с самого начала Медведь знал, что в нем есть какое-то отличие, которое отделяло его от диких соплеменников. Возможно, более высокий уровень интеллекта, возможно, зарождающиеся ростки сострадания. Как бы то ни было, но он почувствовал вину по отношению к людям-рабам. И он задал себе вопрос, которого никто никогда не задавал. Вопрос – почему?

И еще понял, что вопрос этот будет терзать его, пока он не найдет ответа. Втайне, украдкой, он начал изучать Рабовладельцев.

Несколько лет он подсматривал, подслушивал, учился, копил информацию – медленно складывал ее частички воедино; строил подробную картину того, кем и чем являются Рабовладельцы, почему они появились на Земле, каковы их долгосрочные планы. Никто не замечал, что позиция Медведя изменилась, никто и на мгновение предположить не мог, что он задумал.

– Так я потерял осторожность, – пророкотал Медведь. – Я выбрал время и проскользнул в те помещения Центра, куда не пускают таких, как я. И там многое узнал. Там меня и поймали.

За преступное проникновение в запретную зону Рабовладельцы приговорили его к смерти. А зверолюди – его братья и товарищи – решили для забавы медленно забить его силовыми кнутами.

– Когда все кончилось, они швырнули меня со склона горы, куда сваливали мусор, – голос Медведя стал скорбным и глубоким, как похоронный звон. – Но я одурачил их. Я не умер. Я лежал там несколько дней. Без воды, без пищи. Раны мои загнили, я лежал неподвижно, лишь только страдал от боли. Но я не умер. Со временем я смог шевелиться и стал рыться в отбросах в поисках кусочков еды. Позже, когда мои раны стали заживать, я уполз в лес, где и живу до сих пор.

Но даже когда он совсем выздоровел, остались внутренние рубцы, которые никогда не заживут. Они породили глубоко укоренившийся гнев, дьявольскую жажду наносить ответные удары, и только это позволило ему выжить, когда он лежал, истекая кровью на груде отбросов.

– Так я объявил войну Рабовладельцам, – пророкотал Медведь. – Смешно звучит? Старый Медведь, совершенно один, объявил войну целой расе завоевателей, со всем их заумным оружием и машинами. Но я их знаю. Я знаю их слабости, их уязвимые точки. Я знаю, как укрываться от них и как убивать их. Вот чем я занимаюсь с тех самых пор. Вот чем я буду заниматься до своего последнего дыхания. Убивать Рабовладельцев.

– А своих, таких как ты? – поколебавшись, спросил Финн.

– Ага. Не прорвешься через этого – не убьешь того. Но я больше не держу их за подобных себе. Знаешь, они считают себя существами иной породы, чем люди. Называют себя братья по крови – будто все они кровные братья. Они только и умеют, что выполнять приказания Рабовладельцев, – и делают это так жестоко и уродливо, как только они и умеют. А что до меня, так я считаю себя человеком, хотя большинство людей, увидев меня, бросится бежать со всех ног.

Финн нахмурился:

– Но как ты… как они стали такими? Откуда они появились?

Медведь некоторое время внимательно смотрел на Финна. И ответ, который Финн понял только наполовину, встревожил его еще больше оттого, что он был произнесен ровным, холодным тоном:

– Видишь ли, мой мальчик, нас СОЗДАЛИ. Рабовладельцы вырастили нас специально.

Медведь невесело ухмыльнулся, увидев, как Финн сидит, пораженный.

– Ты, наверное, так и не понял. Я не имел в виду, что нас создали так, как они делают своих соглядатаев. Братья по крови – из мяса, крови и костей, как и ты. Происходят они от людей, рождаются, как и все. Только… задолго до их рождения, когда они еще не больше булавочной головки, Рабовладельцы вытаскивают их из чрева матери и что-то с ними делают.

Потрясенный Финн слушал рассказ об огромной лаборатории, которую Медведь обнаружил в Центре. Там над человеческими эмбрионами оперируют странными и тонкими инструментами. Проделав над ними неизвестную операцию, Рабовладельцы вновь помещают их в утробы матерей, где они естественным образом растут до рождения.

Правда, добавил Медведь, многие из них не доживают до рождения, или, родившись, живут недолго. Все родившиеся не похожи на людей.

– Некоторые из них скрючены, деформированы или еще чего похуже, – сказал Медведь, – и Рабовладельцы таких убивают. Большинство оставшихся получаются похожими на меня – и Братья по крови получают несколько новых мальчиков.

– Мальчиков? – спросил Финн.

Медведь сплюнул в огонь.

– Рабовладельцам нравятся большие, сильные и злобные Братья по крови. А девочек они убивают.

Финн невидящим взором уставился во тьму, пытаясь осознать всю глубину жестокости, которую он едва мог вообразить. А потом еще более ужасная мысль поразила его.

– Медведь, – начал он, – а матери…

– Юных женщин, которых Рабовладельцы забирают у людей, – сказал Медведь, – Братья по крови заставляют спариваться с мужчинами – рабами, – его глубокий голос смягчился. – Я знаю, о чем ты думаешь, Финн. И, вероятно, ты прав. Взгляни правде в лицо. Может быть, как раз сейчас твоя маленькая сестричка становится матерью одного из Братьев по крови.

– Нет!!! – вырвался из горла Финна полный муки крик. Он посмотрел на Медведя затуманенным взором. – Почему все это творится? Почему?

– Боюсь соврать, мальчик, – мягко сказал Медведь. – Рабовладельцы не объясняют своих поступков Братьям по крови. Но мне всегда казалось, что они пытаются сделать что-то особенное. Пытаются создать новый сорт людей. Братья по крови, скорее всего, просто бракованные экземпляры.

– Какой же сорт людей им нужен? – спросил Финн.

Медведь начал было отвечать, но внезапно остановился, словно что-то невидимое сразило его. Когда он снова заговорил, голос его звучал почти обыкновенно.

– Не могу сказать тебе, Финн. Откуда мне знать.

Поглощенный своими мучительными мыслями, Финн не заметил ни этой паузы, ни изменившегося тона. Он не заметил, как изменился взгляд Медведя, когда его глаза скользнули по россыпи маленьких темных точек на левом предплечье Финна.

9. ДВА ПУТНИКА

Финн долго сидел неподвижно, как статуя, уставившись в темноту, весь поглощенный мыслями и видениями, которые были почти невыносимы. Наконец, Медведь беспокойно зашевелился.

– Не рви ты себя на части, Финн, – пророкотал он. – Я понимаю, тяжело. Но ведь весь наш мир тяжел и мерзок. Он стал таким с тех пор, как появились Рабовладельцы. И этого не изменить.

Финн медленно повернулся к Медведю, глаза его сузились. Костер бросал тени на его лицо, казавшееся высеченным из гранита.

– Кое-что я изменю, – резко и мрачно сказал он. – Если не убьют. Я выручу Джошуа и Джену, где бы они ни были.

Медведь помрачнел.

– Я почти уверен, что тебя убьют, мальчик. Если ты вообще найдешь их. Но… черт меня возьми… я хочу присоединиться к тебе, если ты возьмешь меня с собой!

Финн с удивлением взглянул на него.

– Почему?

Медведь пожал плечами:

– Потому что мне ничего не остается делать. Потому что мне любопытно будет посмотреть, как ты управишься. Потому, что тебе, возможно, понадобится кто-нибудь, кто умеет убивать Рабовладельцев, да хотя бы потому, что я несколько раз чуть не подыхал от голода, а ты здорово готовишь.

Выражение лица Финна не менялось, пока он слушал. Наконец, он кивнул.

– Почему бы и нет? Если мне не придется из-за тебя идти медленно.

– Я могу идти быстро, если постараюсь, – уверил его Медведь.

– Тогда отправимся с рассветом. А пока будем идти, – добавил Финн, – ты расскажешь мне еще немного о Рабовладельцах – и о том, как с ними бороться.

На следующий день, к концу дневного перехода, Финну не на что было жаловаться. Медведь казался неутомимым. Бoльшую часть дня маршрут, который выбирал Финн, вел их по широкой полосе низины, влажной и болотистой, покрытой обильным переплетенным подлеском. Как и всегда, Финн находил проходы и бреши там, где их, казалось, не существовало совсем, пока он в них не проскальзывал. Поэтому Медведю казалось, что ветви расступаются перед человеком. У него самого таких способностей не было, но он компенсировал свой недостаток огромной силой и выносливостью, напролом пробираясь сквозь заросли, и в крайних случаях прибегая к помощи острого, как бритва, мачете, которым прорубал проходы для своего громадного туловища.

Днем они разговаривали мало – Финн, как обычно, далеко отклонялся в обе стороны от выбранного направления, все еще надеясь отыскать какие-нибудь следы вихревых саней. А Медведь, со своей стороны, строго держался прямой линии, которую ему указал Финн. Когда сумерки начали робко ощупывать землю, они уже прошли существенное расстояние.

В этот раз Финн не жалел, что ему пришлось прервать дневной поход и заняться поисками пищи. Он предвкушал вечернюю беседу. Весь день ушел на раздумья: он пытался свыкнуться со страшным откровением прошлой ночи и судьбой, которая, вероятно, ожидает Джену. Но кроме того, он думал и о том, какой полезной может оказаться компания Медведя как источника информации о врагах.

Его голова гудела от вопросов.

И этой ночью, когда они уже плотно набили желудки зажаренным на вертеле мясом каких-то водяных грызунов, которых Финн наловил в силки, он стал требовать ответов у Медведя.

Медведь откинулся назад, почесал бороду, и, как всегда, охотно заговорил:

– Ты должен понять, – начал он, – что Рабовладельцы много не разговаривают даже между собой. Братья по крови получают приказы и не задают вопросы. Поэтому над многими вещами я и не думал.

Среди неразгаданных тайн был и вопрос о происхождении Рабовладельцев – из какого другого мира они появились. Но для Финна, который ничего не знал о космических полетах и других планетах, этот вопрос не интересовал. Его гораздо больше интересовало то, что Медведь все-таки догадался, что именно привело Рабовладельцев на Землю.

– Им чертовски нужны металлы, – сказал Медведь. – Видимо, большинство маленьких баз Рабовладельцев построены поблизости от источников каких-то специальных металлов, оставшихся от забытого времени. Не естественные руды, а те металлы, которые были выработаны древними людьми, создавшими ту блистательную цивилизацию, а потом разрушившими ее.

– Тут вокруг кучи такого металла, – продолжал Медведь, – только он покрыт девственным лесом, и нужно покопаться, чтобы достать его. Это-то Рабовладельцы и делают бoльшую часть своего времени – копают, с помощью своих машин и рабов.

Возможно, подумал Медведь, на закладку такой шахты и наткнулся Финн в этой долине.

Дальше Медведь рассказывал об остатках Забытого Времени, которые он видел.

Обширные пространства, опустошенные в ходе последней разрушительной бойни, куда даже дикий лес не смог прорваться, – даже Рабовладельцы держатся от них подальше. Редкие травы, которые растут в тех местах, причудливо изуродованы и даже ядовиты, а животные, которые бродят по тем пугающим местам, почти так же уродливы и еще более смертоносны.

Эти растения и животные заинтересовали Финна, но не так, как те подробности, с которыми Медведь описывал Рабовладельцев. О том, что он никогда не видел, чтобы они ели, и о том, что предполагал, что они никогда не спят, хотя в этом Медведь не был полностью уверен, потому что ночью Рабовладельцы держатся подальше от Братьев по крови, о том, как изменение цвета их глаз выказывает их чувства, но в очень ограниченных пределах, в основном лишь чувство внезапного удивления или гнев. А также о том, как их фасеточные глаза обладают способностью различать слишком маленькие или слишком удаленные от человека предметы и видеть совершенно отчетливо в почти полной темноте.

Финн стал особенно внимательным, когда Медведь заговорил о слабостях Рабовладельцев.

– В их тощих руках и ногах почти нет силы, – грохотал Медведь, – и в шее тоже.

Финн мрачно кивнул. Он и сам знал об этом.

– Но их тела… ничто не может пробить эту броню. Ни клинок, ни даже огненное копье.

Финн пожал плечами.

– Какое это имеет значение, если их можно убивать по-другому?

– Не очень большое, – согласился Медведь. – Но просто любопытно. Ты сам знаешь, на что похожи изнутри крылатые шпионы. Что, если Рабовладельцы выглядят так же?

– Ты хочешь сказать, что они машины? – спросил Финн, вспомнив металлический блеск внутренностей крылатого существа, которое он сбил.

– Ага. Или отчасти, во всяком случае, – Медведь задумчиво подергал бороду. – Если они… если их кто-то сделал, как они делают крылатых шпионов… вот только кто или что сделало их?

Да, это вопрос, подумал Финн. Но еще подумал, слегка задрожав, несмотря на тепло костра, что на этот вопрос он не хотел бы пытаться узнавать ответа.

В течение нескольких следующих дней пути и ночных разговоров Финн продолжал слушать и познавать. Медведь особенно любил рассказывать о своих приключениях с тех пор, как он удрал из Центра Рабовладельцев и вел свою одинокую войну против чужаков. Но он всегда был готов вставить в рассказы побольше фактов и подробностей, которых жаждал Финн.

– Вот что еще интересно, – сказал он как-то вечером. – У Рабовладельцев нет воображения. Они, конечно, сообразительны – сообразительнее людей, вне всякого сомнения. Но их мозги всегда работают по прямой, шаг за шагом. И это делает их весьма уязвимыми в отношении людей, вроде нас с тобой.

– Каким образом? – с интересом спросил Финн.

– Потому что они не могут предвидеть, что мы сделаем, или почему. Однажды я убил Рабовладельца и удрал. Вышел другой Рабовладелец и увидел мертвого. Он не смог понять, кто или что убило его. Он огляделся, не увидел никого, просто повернулся и ушел домой. Никакого воображения, – глубокий басистый смешок выкатился из могучей груди. – Чтобы перемудрить их, какими бы сообразительными они ни были, нужно лишь воспользоваться своим воображением. Делать что-то слегка безумное, чуточку невиданное, и они даже не поймут, кто их убьет.

Так проходили дни тяжкого пути и ночи, полные разговоров. В ходе их Финн начал сознавать, что происходит нечто необычное.

Финн и Медведь были настолько разными, насколько могут быть разными две индивидуальности. Их свел вместе случай, и остаются они вместе по непреднамеренному и, видимо, временному соглашению. В других обстоятельствах они могли бы стать смертельными врагами. Но каким-то образом в течение этих дней и ночей между ними образовались некие узы. Что-то большее, чем просто отношения попутчиков, большее, чем просто человеческое расположение. Как ни странно, они становились друзьями.

Если бы его спросили об этом, Финн сказал бы, что в его жизни нет места дружбе. Свирепая, стальная решимость, которая овладела им, когда он потерял Джошуа и Джену, решимость, ставшая более холодной и твердой во время мрачной погони, полностью захватила его. Оцепенение, поразившее его, когда Медведь открыл, что происходит с юными девушками, попавшими к Рабовладельцам, все еще отражалось в его глазах и накладывало на него отпечаток отчужденности, которого раньше не было.

Однако Финн был молодым человеком, который оказался один-одинешенек в почти незнакомом мире, столкнулся с врагами, которых совершенно не знал, и нес на себе тяжелую ношу боли, горести и утраты. Сам того не сознавая, он очень нуждался в друге. И Медведь, Брат по крови или нет, идеально подходил для этой роли. Их растущая близость стала особенно очевидной Финну, а может быть, и Медведю на пятую ночь их совместного путешествия. Медведь вспомнил о днях своей молодости, и Финн внезапно спросил его, откуда взялось его имя, и что оно, собственно, означает.

Медведь подергал себя за бороду, неуверенно поерзал и попытался сменить тему. Но Финн, заинтересованный, нажал на него.

– Да глупая это история, – пробормотал Медведь. – Наверное, ты будешь смеяться до колик.

– Я не буду смеяться, – пообещал Финн.

Медведь взял палочку, наклонился и написал на земле «МЕДВЕДЬ».

– Ты читаешь? – спросил он.

– Немного, – ответил Финн. – У Джошуа было несколько книг Забытого Времени, и он чуть-чуть научил меня.

Медведь хмыкнул:

– Похоже, твой отец отличный парень. Нашему миру нужны такие, как он. А я никогда не учился читать. Братья по крови не умеют. Но иногда Рабовладельцы выкапывают старые книги и вещи, вот я и украл несколько штук, прежде чем Братья по крови пустили их на растопку. Выучил я только несколько букв и как писать свое имя.

– Так что же твое имя? – настаивал Финн.

Порывистый вздох.

– Видишь ли, Братья по крови сами дают имена малышам. Большей частью – по их облику и поступкам, и чаще всего не очень-то изящные. Я знавал одного по имени Рваное Брюхо, и Редкозубого знал, такая вот ерунда. Со мной тоже, – он уныло почесал бороду. – Ты уже заметил, что я довольно-таки волосатый. А когда я был моложе, то был еще более желтого цвета, чем теперь. Все другие смеялись, пока я не вырос и не начал бить им морды. И все же имя мне дали из-за этих желтых волос. Только когда я стал старше, я укоротил его, и получилось: Медведь.

– Так все-таки, какое же имя было? – не отступал Финн.

– Если хочешь знать, – проворчал Медведь, – меня звали Медвяноголовый.

Довольно долгое время Финн честно смотрел на Медведя, и на его лице ничего не было написано. Но постепенно его лицо побагровело, зубы сжимались все крепче, и он уже не мог сдерживать странную дрожь, сотрясавшую все его тело. Наконец, он взорвался заразительным смехом.

– Медвяноголовый! – задохнулся он, и хохотал, пока слезы не полились из глаз, а ребра не заболели, как переломанные.

А потом засмеялся и Медведь, его бас словно исходил из большого барабана. Лесные зверюшки застыли в изумлении, наблюдая из темноты, как двое людей катались по земле, ухватившись за бока, а девственный лес вторил незнакомому звуку смеха.

Наконец, хохот начал стихать. Финн судорожно старался взять себя в руки, а громкий смех Медведя перешел в звучный гогот.

– Сынок, – сказал Медведь наконец. – Мне было бы очень приятно, если бы все, что я тебе рассказал, исчезло из твоей памяти.

– Я постараюсь, – отвечал Финн все еще сдавленным голосом. – Или я размозжу себе башку.

– Да, смех помогает при таких страданиях, как у тебя, – пророкотал Медведь. – И я думаю – тебе нужно было это лекарство как раз сейчас.

Он был совершенно прав, думал про себя Финн следующей ночью. Вспышка веселья, казалось, смягчила Финна, уменьшила внутреннее напряжение. Боль и чувство утраты все так же оставались с ним, как и его свирепая решимость. Но они больше не висели на нем непосильной ношей, не угрожали вытянуть из него всю душу и сердце и превратить его лишь в холодную, горестную и пустую скорлупу, идущую к своей цели, как машина. Или, подумал он мрачно, как подобие Рабовладельцев.

И именно Медведь дал ему первый толчок к выходу из тяжелого состояния – он снова становился нормальным человеком. Медведь. Его друг.

Начинало смеркаться. Финн бежал трусцой через пустой кустарник и нес трех жирных перепелок, которые обеспечат им ужин.

В течение этого дня, как и во все предыдущие, они двигались на запад и оставляли за собой кусок дикого леса, но не видели ни малейшего следа ничьего присутствия – ни чужаков, ни людей. Но постоянная настороженность Финна, ставшая такой же частью его натуры, как, скажем, кожа, не ослабла.

Поэтому от его внимания не укрылась легкая тень, мелькнувшая высоко в небе и едва различимая сквозь листву.

Волосы у него на голове встали дыбом. Почти не прерывая бега, он подпрыгнул, ухватился за сук и вскарабкался на дерево с легкостью белки.

Возле верхушки дерева ему уже ничто не мешало смотреть, и в пламенеющем закатном небе он с замиранием сердца увидел, что первое его предположение оказалось верным.

Похожий на летучую мышь, крылатый шпион Рабовладельцев не спеша, по прямой линии, летел прямо на север.

Финн не отрываясь следил за ним. Он знал, что пышная крона дерева укроет его. Но словно холодные пальцы сжали его сердце, когда он увидел, что линия полета крылатого шпиона внезапно изменилась. Существо сделало вираж и начало снижаться по широкой пологой кривой, словно ловчий сокол кружил над ничего не подозревающей жертвой.

Интуитивно определив его направление, Финн похолодел. Он знал, что крылатый шпион кружит над маленькой, заросшей травой поляной, на согретом садящимся солнцем западном склоне невысокого холма.

Там он оставил Медведя.

Он сломя голову бросился вниз, перелетая с ветки на ветку, спрыгнул на землю и побежал. Но уже тогда он знал, что опоздал.

Крылатый шпион завершил осмотр находящейся под ним земли и стрелой полетел на север.

10. ЛОВЦЫ

Когда Финн добежал до полянки, Медведь спокойно сидел, наслаждаясь вечерним теплом, и очищал своим тяжелым мачете кожицу с тонкой зеленой палочки.

– Ты видел его? – закричал Финн.

Медведь вздрогнул всем телом, чуть не уронил мачете и повернулся.

– Проклятие, мальчик, – прорычал он, – ты бы хоть ногами шаркал, что ли. А то подойдет бесшумно, да завопит, как сейчас. Я себе чуть палец не отрезал!

– Ты его видел? – настойчиво повторил Финн.

– Кого «его»? – Медведь нахмурился, но потом его лицо приняло виноватое выражение. – Ничего я не видел. Даже и не подумал взглянуть вверх. Но, надо понимать, он-то меня увидел.

– Что будем делать? – спросил Финн.

Медведь пожал плечами.

– Ничего. Если он что-то увидел, то то же самое увидели и Рабовладельцы, где бы они ни были. Эта штука каким-то образом посылает картинки на свои базы. Я думаю, вскорости несколько Рабовладельцев сами прибудут сюда посмотреть, что делает одинокий Брат по крови в лесу.

Финн бросил взгляд на западную часть горизонта, на тени сумерек, сгущавшиеся среди деревьев.

– Они явятся ночью?

– Ага. Для них нет разницы, светло или темно.

Зубы Финна сверкнули, но это была не улыбка.

– Тогда подождем их здесь и посмотрим, что произойдет. Сколько их может появиться?

– Наверное, один или двое, – Медведь улыбнулся со свирепым одобрением. – Вряд ли они посчитают, что нужно больше, если они видели меня одного.

– Тут мы их и встретим, – сказал Финн.

– Встретим, – согласился Медведь, взвешивая в руке мачете. – Только, я надеюсь, они явятся после того, как сготовится ужин.

И на самом деле: три птички, насаженные на прутки, очищенные Медведем, были изжарены и обглоданы до костей, наступила глубокая ночь, а посторонние звуки все еще не тревожили тишины леса.

Финн посмотрел во тьму.

– Может быть, я пройдусь немного на север, поразведаю.

– Я так и думал, – сказал Медведь со своей кривой усмешкой. – Крылатый шпион видел только меня, и поэтому ты собираешься оставить меня одного. Как приманку.

– Ты не обязан, – заверил его Финн.

Медведь захохотал.

– Нет, это хорошая мысль. Не очень-то мне улыбается мысль продираться отсюда в темноте. Но я очень надеюсь, что ты не позволишь им попрактиковаться в стрельбе по мне из огненного копья.

– Не позволю, – пообещал Финн.

Потом он исчез, а Медведь, моргая, покачивал головой и всматривался в темноту.

– Этот мальчик появляется и исчезает, как облако дыма, – пробормотал он про себя и наклонился к огню, чтобы рассмотреть лезвие своего мачете.

Финн вошел в лес и скользил между деревьями скорее, как тень, нежели как облако дыма. Он никогда не смотрел прямо в огонь, и его ночное зрение не было повреждено. Там, где он проходил, вряд ли и листок шевелился. Семейка кроликов, щипавшая травку, даже не насторожила уши, хотя он прошел всего лишь в нескольких шагах от них. Сова, парящая между ветвей, не моргнула и глазом, не шарахнулась в сторону, хотя и пролетела на расстоянии ширины ствола от него. А Финн шел быстро, резко увеличивая расстояние между собой и Медведем.

Через несколько минут он внезапно остановился и, казалось, превратился в часть ствола, к которому прижался. Какая бы интуиция не заставила его сделать это, сейчас он был ей признателен.

Где-то впереди, едва различимо сквозь заросли, он услышал, как что-то с тяжелым треском продирается среди деревьев, и увидел слабый отблеск жуткого вертящегося люминесцентного сияния.

Вихревые сани Рабовладельцев.

Вскоре яйцевидная машина пролетела около того места, где замер Финн. Она летела медленно, ее задерживали заросли, и ей все время приходилось огибать деревья. Но водитель явно держался строго по курсу, который вел туда, где ждал одинокий Медведь.

Сани прожужжали сквозь тьму. У их обитателя (или обитателей) не было ни малейшего шанса заметить почти невидимую тень, которая была Финном и неслышно неслась следом за ними.

Рядом с полянкой, на которой сидел Медведь, деревья стали расти ниже, и вихревые сани увеличили скорость, с жужжанием метнулись вверх по склону и резко остановились всего в нескольких шагах от костра, где Медведь холодно следил за их приближением.

Верхушка машины откинулась, и появились двое Рабовладельцев. У обоих были огненные копья, но они небрежно повисли в их клешнеобразных руках. Они были ни капельки не встревожены, думал Финн, наблюдая за пришельцами из темноты. Как и говорил Медведь, они и не могут вообразить, что им может грозить какая-то опасность.

Чужаки подошли к костру, из их безгубых ртов брызнула щелкающая речь. Очевидно, они требовали объяснений, почему Медведь оказался здесь. И тут, к своему удивлению, они услышали довольно сносное подобие щелкающей речи чужаков, которое издавал Медведь, медленно поднимающийся на ноги. Вот уж чему Финн не удивился, так это тому, что мачете Медведя было воткнуто в мягкий дерн у его ног, словно он только что вонзил оружие в землю.

Рабовладельцы снова заговорили, жестикулируя огненными копьями. Медведь пожал плечами и коротко ответил. Финн не знал, что сказал Медведь, но после его слов огненные копья грозно уперлись в широкую грудь Медведя.

Следующее слово Медведь произнес спокойно, но с нажимом – и на языке Рабовладельцев.

– Финн?

– Вот он я, – произнес Финн. Он уже размотал пращу и вложил в нее самый тяжелый камень из своей сумки.

Оба Рабовладельца повернулись на его голос, их желтые глаза мгновенно стали темно-малинового цвета. Огненные копья вспыхнули, блистающие струи огня метнулись сквозь тьму на звук голоса Финна.

Но оба луча не попали в цель – Финн тут же скользнул в сторону.

Он на ходу раскрутил пращу, выпустил граненый камень, и тот врезался прямо в глаз ближайшего чужака.

Чужак отшатнулся назад, высокий щелкающий вопль раздался из щели его рта. Второй чужак, глаза которого стали темно-пурпурными, угрожающе повернул огненное копье, разыскивая скрывающегося противника.

Но выстрелить он не успел. Мачете блеснуло оранжевым в свете костра и срубило голову Рабовладельца, как яблоко с дерева.

Финн с ножом в руке прыгнул вперед, но прежде чем он добежал до костра, мачете в руках Медведя совершило второй смертоносный полет – и голова второго Рабовладельца с выбитым глазом покатилась по земле.

– Хороший бросок, – сказал Медведь Финну, вытирая мачете пучком травы.

Финн рассеянно кивнул, рассматривая обезглавленные тела, зеленую жидкость, сочащуюся из разрубленных шей и казавшуюся черной в свете костра.

Медведь вложил мачете в ножны.

– Будет лучше, если мы уберемся отсюда. Утром на поляне Рабовладельцы будут кишмя кишеть.

Финн с любопытством посмотрел на него.

– Другие Рабовладельцы узнают, что эти мертвы?

– Ага. Черт знает, как, но, кажется, они всегда это знают.

– Значит, другие Рабовладельцы, – сказал Финн задумчиво, – узнaют, что случилось на базе в той долине?

– Обязательно, – сказал Медведь. – По крайней мере, они узнaют, что что-то произошло. Но они не смогут понять, что к чему, они не смогут даже предположить, что это сделал человек. Если только не найдут кого-нибудь из тех людей, которых ты освободил, и не отдадут Братьям по крови, а те не заставят их говорить.

Финн рефлекторно взглянул вверх, в темное небо, и Медведь проследил за его взглядом.

– Время у нас есть, – пророкотал он. – Если бы они взяли с собой крылатых шпионов, то те уже были бы здесь. Мы успеем скрыться до прихода других саней.

Он перевел взгляд на поверженные тела.

– Хочешь взять копье? Мне они никогда не нравились, но у тебя уже было одно.

Финн кивнул и подобрал одно из огненных копий, а Медведь подошел взглянуть в пустые вихревые сани. Потом, покачав головой, отошел.

– Мало кто из Братьев знает, как обращаться с этой штукой, – объяснил он. – И я не принадлежу к их числу. А жаль. Прокатились бы, не шарахались пешком. Кстати, они даже не захватили с собой запасных зарядов для копий.

Финн невозмутимо пожал плечами.

– Я тут подумал, – сказал он. – Может быть, пройдемся немного на север?

– Я так и знал, – ухмыльнулся Медведь. – Хочешь пройтись по следу саней и взглянуть на базу Рабовладельцев, откуда они прилетели?

– За все это время мы так ничего и не нашли, – ответил Финн. – Я просто не могу идти дальше, не взглянув на это.

– Меня это устраивает, – сказал Медведь. – Если сможешь найти это место, а не ходить несколько дней кругами и не вынюхивать.

– Я найду его, – пообещал Финн. – И на всем пути смогу защитить нас от крылатых шпионов и Рабовладельцев.

Поздним утром следующего дня они растянулись во весь рост на сырой земле в чащобе – новое огненное копье лежало под рукой у Финна. Медведю не понравилось, что они залезли в заросли, «сплошь клопы да колючки», как он выразился, но Финн знал, что Рабовладелец должен почти наступить на них, чтобы обнаружить. А листва скроет их от крылатых шпионов.

Как раз такое укромное место им и было нужно. Мимо их укрытия медленно прожужжали двое вихревых саней, направляясь к той поляне, на которой они оставили результаты ночной схватки.

Сани исчезли из виду, но они все еще молча и неподвижно лежали на земле. Чуть раньше, как раз перед тем, как Финн нашел укромное местечко, он взглянул вверх, сквозь кроны деревьев и увидел вдали крылатого шпиона, лениво совершающего большой круг в безоблачном небе. Соглядатай сохранял свой плавный полет, пока сани не появились. И когда они исчезли, его полет все еще продолжался.

– Если еще одна маленькая зараза укусит меня, – сказал Медведь громким шепотом, – то я уж лучше выйду сразиться с Рабовладельцами.

Финн толкнул его плечом, призывая к молчанию. Ни насекомые, ни бездеятельность не беспокоили его. Если он собирался взглянуть на северную базу Рабовладельцев, то лучше это сделать, не имея на хвосте вихревых саней. Поэтому он сохранял спокойствие, словно ожидая сидящего в засаде хищника.

К тому времени, когда солнце ушло уже далеко от зенита, вихревые сани появились снова – возвращались по своему следу на север. Многое бы отдал Финн за то, чтобы узнать, что думали чужаки о телах, которые они нашли на лесной поляне – если, конечно, они вообще умели думать. Но было не похоже, что они склонны проводить интенсивные поиски в этом районе: через некоторое время крылатый шпион тоже прервал свой плавный круг и медленно полетел в северную сторону.

На всякий случай Финн настоял на получасовом ожидании, несмотря на возражения Медведя. Но ни сани, ни крылатые существа не вернулись.

– Ну, что я говорил? – сказал Медведь, когда они выбрались из чащобы. – У Рабовладельцев нет ни капли воображения. Голые факты – вот все, что им известно. И они не могут предположить, что случилось, потому что не знают, как предполагать.

На этот раз Финн без труда взял след. Ему нужно было отследить трое вихревых саней, причем двое последних прошли по одному маршруту туда и обратно. Тем не менее Медведь дивился тому, что Финн знает, куда идти. Несколько раз Финн показывал ему знаки, на которые он привык ориентироваться – согнувшаяся ветка молодого кустарника, легкая ссадина на коре молодого деревца. Но Медведь только озадаченно хлопал глазами. Насколько он мог видеть, все ветки росли в самых различных направлениях, а на древесных стволах были самые разнообразные отметины. Для Медведя то, что делал Финн, носило легкий привкус магии – особенно когда тот проделывал это, не снижая легкой трусцы, скользя по подлеску, словно по ровной поляне.

Через несколько часов их бег замедлился. Пошли широкие открытые, залитые солнцем пространства, где лишь изредка встречались рощицы деревьев, большей частью вечнозеленых, да кустарник, сбившийся в кучки то тут, то там среди жесткой травы. Хотя деревья теперь не мешали, идти легче не стало. Земля была грубой и неровной, дыбилась холмами и буграми, сквозь грязь проступали выходы скальных пород.

Солнце клонилось к западу, на небе не было ничего, кроме редких облачков – девственная природа оставалась нетронутой машинами чужаков. Финн вприпрыжку взбегал на пологий склон, испещренный обломками камней и кустами елей, по согретой солнцем траве, и на него вдруг снизошло какое-то спокойствие, умиротворенность – он даже немного расслабился.

Но на вершине холма мирная передышка кончилась.

Там, вдали, сквозь деревья, в солнечном свете блеснул металл.

Медведь тоже увидел этот блеск. Без всякого предупреждения он бросился на землю. Финн сделал то же самое и ползком последовал за Медведем в укрытие. Так проползли они около километра. Финн держал свое огненное копье наготове и старался, чтобы между ними и источником вспышек всегда были густые деревья.

Наконец они доползли до довольно большой рощицы и смогли рассмотреть другой, более пологий и поросший травой холм.

– Вот она, база, – пробормотал Медведь.

Финн кивнул, изучая здание. Но потом его взгляд метнулся в сторону. С дальней стороны холма, из-за здания, появилась группа людей.

С такого расстояния даже острые глаза Финна не могли рассмотреть лица. Он не без труда разглядел, что часть из них были людьми, а остальные принадлежали к дьявольскому племени, которое называлось «Братья по крови». Тут еще одна толпа перевалила через холм. На первый взгляд там было 60-70 человек и не менее двух дюжин Братьев по крови.

Обе толпы двигались по направлению к металлическому строению. Шли медленно, потому что люди, как обычно, тащились с трудом, неся на себе презренную ношу полностью сломленного духа. Дверь здания открылась, скользнув в сторону.

– Их слишком много для такого маленького дома, – сказал он.

– Это только верхушка, – ответил Медведь. – Чаще всего центры – а этот, похоже, довольно-таки большой – Рабовладельцы строят под землей. Снаружи – всего лишь одна дверь, но изнутри этот холм, должно быть, похож на муравейник.

У Финна вертелись на языке и другие вопросы, но он забыл о них, когда увидел какую-то суматоху в арьергарде толпы. Несколько Братьев по крови повернулись и поспешили туда, и Финн увидел малиново-красные вспышки их силовых хлыстов.

– Что-то случилось? – пророкотал Медведь.

– Подойду поближе, – решил Финн:

– Финн… – начал Медведь, предупреждая.

– Меня не увидят, – успокоил его Финн, – жди меня здесь и не вставай.

Он скользнул в сторону бесшумно, как падающий лист, и исчез среди деревьев. Медведь вздохнул и снова стал смотреть на дальний холм. Вспышка активности все еще продолжалась – люди беспорядочно сгрудились, посреди толпы вспыхивали силовые хлысты. Медведь озадаченно смотрел во все глаза, пытаясь понять, что же произошло, – и потому ему показалось, что прошло всего-то несколько мгновений, а рядом с ним уже снова материализовался Финн, будто выросший из-под земли. Медведь оглянулся на юношу, и тревога избороздила глубокими морщинами его широкий лоб. Выглядел Финн ужасно. Даже его бронзовая кожа не могла скрыть смертельной бледности, кулаки сжались так крепко, что костяшки пальцев побелели. Руки его дрожали. Губы его растянулись в волчьем оскале, а в диком взгляде было нечто такое, отчего по спине Медведя пробежала дрожь.

– Они били его, – голос Финна был странным и хриплым. – Мужчина упал, а звери – Братья по крови – хлестали его своими плетями, хлестали и хлестали его, он просто скорчился и лежал, а они хлестали его и улыбались. Все они улыбались.

– Успокойся, – мягко сказал Медведь, протягивая к Финну руку.

– Я подполз ближе, – продолжал Финн, будто не расслышав, – и рассмотрел их лица. Они улыбались, но выглядели безумными. Мужчина на земле истекал кровью, а они от этого впадали в еще большее безумие. Они не могли остановиться. Они убивали его.

Финн уставился своими дикими глазами на Медведя.

– А потом толпа немного сдвинулась, и я смог лучше рассмотреть того мужчину на земле. Я увидел его лицо. Медведь, это был Джошуа.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВРАЖЬЕ ЛОГОВО

11. ТУННЕЛЬ

Финн слегка успокоился, бледность его прошла, руки больше не дрожали. Но что-то дикое осталось в его глазах, и даже усилилось в ярком свете луны, появившейся с приходом ночи. Под его взглядом Медведю хотелось поежиться, хотя ночь была теплой.

Они залегли среди деревьев и в мрачном молчании наблюдали, как Братья по крови загоняли людей в металлическое здание. Двое рабов согнулись под тяжестью человеческого тела – тела избитого человека, который, вне всякого сомнения, был Джошуа Ферралом. В этом-то Медведь не сомневался: он знал остроту глаз Финна. Но он сильно сомневался кое в чем другом.

– Я пойду, – сказал Финн.

– Не стоит, Финн, – в сотый раз сказал Медведь. – Ты, может быть, даже не сумеешь открыть дверь. А если и сможешь, то не успеешь сделать и двух шагов, как тебя засекут и угробят.

– Может быть, и нет, – упрямо сказал Финн.

Чертыхаясь про себя, Медведь ухватился за бороду. Хотел бы он придумать неотразимые доводы. Хотел бы он, чтобы этой ночью они по-прежнему сидели бы у живого огня и уплетали на ужин то, что добыл Финн. Но этой ночью не было ни огня, ни еды.

– Черт возьми, мальчик, – пророкотал Медведь, – как сможешь ты помочь своему отцу, если тебя там убьют?

– А как я смогу помочь ему отсюда? – вспыхнул Финн.

– Тем, что ты жив, вот как, – ответил Медведь. – Ты можешь думать, наблюдать, оценивать то, что произойдет. Может быть, нам и повезет.

– А может быть, в это самое время Джошуа умирает.

– Сынок! – взорвался Медведь, – ты ведь не знаешь, может быть, его сразу забили до смерти!

– Это верно, – огрызнулся Финн, – этого я не знаю. Не знаю, жив он или нет, здесь ли Джена. Именно потому я собираюсь пойти и посмотреть. Сейчас. Ночью. – Он встал. – Медведь, именно это я и собираюсь сделать. Именно за этим мы и шли через дикий лес все это время. Я должен попытаться. И я пойду один. Нет смысла рисковать обоим.

Медведь схватил Финна своей огромной рукой за плечо и, ворча, поднялся на ноги.

– Постой-ка, постой, маленький Финн. Не исчезай в темноте, как ты это любишь делать. Ты думаешь, старый Медведь позволит тебе перебить всех Рабовладельцев в одиночку?

На мгновение тень улыбки появилась на лице Финна. Потом он молча повернулся и ушел в ночь, а Медведь топал за ним по пятам.

Они шли по широкому кругу, держась подальше от базы Рабовладельцев. И шли они, по мнению Финна, чертовски осторожно и медленно. Финн знал, что как бы Медведь не старался, он никогда не сможет идти по дикому лесу крадучись, как кошка. Но сейчас решающим условием была осторожность. Несмотря на то, что все существо Финна жаждало немедленно выжечь огненным копьем дверь здания, он все же оставался лесным жителем. Его желание изучить каждый сантиметр территории, на которой придется сражаться, было инстинктивным.

Медленно и осторожно они продолжали идти по кругу. Через каждые несколько минут Финн покидал Медведя, предупреждая его, чтобы тот стоял тихо, а сам исчезал во тьме, стараясь подползти поближе и изучить залитое лунным светом здание с разных точек. Потом он снова появлялся, и они продолжали двигаться.

После нескольких таких набегов Медведь, наконец, поверил, что Финн не собирается рисковать своей шеей и врываться очертя голову на базу. Но вскоре Финн осмотрел базу с тыла и вернулся с новостями, которые Медведь не счел хорошими.

– Они что-то там копают, – прошептал он, – на южном склоне холма. Пойду, взгляну.

– И я тоже, – тотчас сказал Медведь.

– Там практически негде укрыться, – сказал Финн. – Крылатый шпион сразу же засечет тебя. Жди меня здесь.

– Нет, Финн… – начал было Медведь.

Поздно… Там, где только что стоял Финн, лишь дрогнул прохладный ночной воздух.

Медведь рискнул пройти вперед, стараясь ступать медленно и осторожно, шаг за шагом, надеясь не зашуршать травой или не задеть веточку. Через некоторое время он почувствовал, что начался подъем. Опустившись на четвереньки, он осторожно прополз несколько шагов и выглянул из-за укрытия.

Широкий пологий склон холма, как и говорил Финн, был почти обнажен – всего несколько невысоких деревьев да жалкие клочки глубокой тени – возможно, низкорослые кустарники. И никакого следа Финна. Медведь приглядывался, пока у него не заболели глаза, прислушивался, пока ему не показалось, что уши растянулись, как резиновые. Но ночь оставалась такой же беззвучной, как сама луна.

Потом что-то промелькнуло. Движение длилось не более мгновения, и поэтому Медведь не был уверен, что он что-то видел. Но то, что он мельком увидел, походило на голову и плечи человека, высунувшегося на краткое мгновение из травы на полпути к вершине холма – лунный свет засиял на соломенной копне волос. Финн каким-то образом ухитрился проскользнуть по голому склону, не задев ни травинки.

Через, как ему показалось, несколько часов Медведь все еще лежал скорчившись за елью и скрежетал зубами от разочарования и безысходности. Как это уже бывало раньше, он чуть не взревел во всю мочь от неожиданности, когда Финн коснулся его плеча.

– Наверное, я никогда не привыкну к этому, – проворчал он, пытаясь успокоить расходившиеся нервы.

Финн, казалось, не слышал его.

– Они вырыли солидный туннель, – сказал он быстро. – Но вход в него заложен листами металла.

Медведь повел своими гигантскими плечами.

– Хочешь, чтобы я пошел и сдвинул их?

– Нет, тебя там увидят. Но есть обходной путь. Кусок скалы с краю раскрошился. Может быть, я проскользну между скалой и металлом.

Медведь подавленно кивнул, сообразив, куда клонит Финн.

– Но он слишком узок для старого Медведя, верно? Я так и знал.

– Не волнуйся, – сказал Финн. – Если туннель никуда не ведет, я скоро вернусь.

– И ты хочешь, чтобы я просто сидел здесь, – возмутился Медведь, – и гадал, что с тобой случится?

– Если я не вернусь завтра к полудню, – сказал Финн, – можешь считать, что я не вернусь вообще.

– И тогда, – поинтересовался Медведь, – мне остается только снести верхушку холма и смахнуть несколько голов?

Он с надеждой взглянул на Финна.

– А ты уверен, что до рассвета не управиться?

– В полдень, – повторил Финн твердо. Он сжал кулак и ткнул Медведя в массивное плечо. – Будь осторожен.

– Финн… – И снова Медведь обнаружил, что говорит с темнотой. – Ты тоже, мальчик, – мягко сказал он вслед Финну. – Ты тоже.

И снова Финн, распластавшись на животе и заткнув за пояс на спине огненное копье, скользил по омытому лунным светом склону холма. Казалось, он полз только с помощью пальцев рук и ног, продвигаясь по несколько сантиметров за раз, находя естественные выемки среди тонкой травы. Ни одно неестественное движение травы не выдавало его присутствия: даже при свете луны крылатый шпион должен был парить очень низко, чтобы заметить его.

Но даже если крылатые шпионы и совершали патрулирование, они не смотрели на южный склон холма. Финн добрался до входа в туннель без инцидентов. Как он и говорил Медведю, туннель был вырыт недавно, и вход в него прикрывала временная крыша, укрепленная на каменистом склоне.

Финн скользнул к тому месту, которое он заметил раньше. Ему пришлось приподнять голову и плечи, чтобы удобнее было вытаскивать куски растрескавшегося камня. Камень крошился под его сильными пальцами, узкий проход постепенно становился шире, пока не достиг нужного размера. Медленно и осторожно он протиснулся головой вперед. Огненное копье он теперь держал наготове.

Ствол туннеля слегка загибался вниз и уходил в глубину холма. Он был достаточно широк, чтобы два человека стояли в нем бок о бок, но настолько низок, чтобы заставить их согнуться. Прозрачный свет луны просачивался сквозь отверстие, в которое проник Финн, и он мог разглядеть грязные стены и пыльный пол туннеля. Кроме того, он уже мог видеть и другой пол в дальнем конце туннеля – плоскую, твердую, металлическую поверхность.

Глубоко под поверхностью холма туннель заканчивался искусственной пещерой с металлическими стенами и высоким потолком – подземным хранилищем.

Лунный свет стал еще тусклее, но Финну хватило его, чтобы рассмотреть контуры металлических коробок и ящиков, некоторые высотой с него самого, расставленных вокруг стен хранилища так, чтобы в центре оставалось пустое пространство. Хотя Финн и не обладал опытом такого рода, но он сразу почувствовал, что это хранилище не является частью базы Рабовладельцев. Его строили люди, это – остатки Забытого Времени.

Он подумал, что Рабовладельцы могли найти хранилище случайно, когда строили свою базу, или наоборот: они построили здесь базу именно потому, что обнаружили хранилище. Финн не знал, как это произошло на самом деле, и это его мало интересовало.

Вот что действительно важно для него, так это то, что хранилище оказалось тупиком.

Он молча двинулся вокруг хранилища, внимательно рассматривая ящики, забираясь на них, чтобы исследовать металлические стены – скорее прикосновением, чем взглядом. Ящики сами по себе были таинственными; тайна не прояснилась и тогда, когда луч лунного света скользнул в туннель и высветил едва различимое слово, написанное на крышке одного ящика, – «ВВС США».

Это слово ничего не значило для него. Как и содержимое одного из ящиков, крышка которого проржавела. Длинные тяжелые цилиндры из темного металла, на которых были написаны другие странные слова. Что, в самом деле, мимоходом удивился он, могло означать «Термический ружейный гранатомет» для людей отдаленного прошлого?

Но времени размышлять над древними тайнами не было. Бегло осмотрев хранилище, он понял, что течение времени вряд ли благотворно сказалось на нем. Металл стен и ящиков был покрыт ржавчиной и прогнил, да и потолок выглядел ненадежным.

Финн стоял неподвижно и думал. Туннель шел с юга на север, так что он знал, в каком направлении должна находиться база Рабовладельцев по отношению к хранилищу. Он знал длину туннеля и ширину хранилища и мог предполагать, что два подземных строения не могут находиться далеко друг от друга. Он подошел к стене, за которой, по его расчетам, должна была находиться база Рабовладельцев. Внизу стены он обнаружил то, что ему было нужно, – узкую трещину в проржавевшем металле. Он сунул в щель лезвие ножа, ожидая нащупать за стеной слежавшуюся землю или скалу. Но лезвие прошло в щель беспрепятственно, в пустоту.

Финн осторожно ввел в самую широкую часть трещины тонкую трубку огненного копья. И когда копье исчезло почти во всю свою длину, его торец уперся в преграду – со слабым, но несомненным клацаньем металла о металл.

Он выдернул копье обратно. Несомненно, он наткнулся на внешнюю сторону стены подземной базы Рабовладельцев. Но не насторожил ли этот слабый звук кого-то или что-то внутри базы?

На мгновение его охватило желание удрать из подземного хранилища. Он вовсе не желал быть пойманным в ловушку ордой вооруженных Братьев по крови, которые могут обойти его с тыла и напасть из туннеля.

Он подкрался к выходу из туннеля и скрючился там, прислушиваясь к ночной тишине. Долгое время он неподвижно ждал. Его острый слух мог бы уловить дыхание мыши в траве на склоне холма, но звуков шагов приближающихся Братьев по крови он не услышал. Ночь была так же тиха, как и раньше.

А кроме того, она быстро шла к концу, как понял он, отметив угол, под каким падал лунный свет. Если он еще надеялся попасть на базу под покровом ночи, то нужно торопиться – слишком много времени потеряно.

Но это означало, что он должен выбрать одно из двух: либо сделать нечто невообразимое, либо сделать нечто еще более невообразимое – признать свое поражение, убраться из хранилища и оставить Джоша в беде.

Стало быть, выбора не было.

Он крадучись вернулся к дальней стене хранилища, к трещине в металле. Он долго и внимательно смотрел на нее, чувствуя, как его пробирает холодный пот, и пытался унять легкую дрожь в руках. Если бы он мог придумать какой-то другой способ пробраться на базу, он бы ухватился за него, но другого способа не было. В его глазах снова появился тот мрачный и диковатый отблеск: он поднял огненное копье и направил его луч на трещину в стене хранилища.

12. ПОДЗЕМНЫЕ ПОИСКИ

Неистовый тепловой луч быстро справился с проржавевшим металлом стены. Через несколько мгновений Финн вырезал достаточно большую брешь, чтобы проскользнуть в нее, но за брешью лежало полметра пустого пространства и чернильной мглы. А за этим пространством…

Вторично руки его онемели, будто обрели разум и сопротивлялись тому, что он намеревался сделать. Но он усилием воли вновь поднял огненное копье.

Это был безумный риск. Он не имел ни малейшего представления о том, что лежало за стеной базы – какого рода чуждый ужас может ожидать его там, привлеченный неизбежным шумом, который будет сопровождать его вход. Но пути назад не было.

Снова вспыхнул луч, на сей раз врезаясь в гладкий металл стены базы.

Расплавленный металл брызгался, шипел, и каждый звук казался Финну сотрясающим небо громом. Он каждую секунду ждал, что туннель за его спиной эхом отразит крики ярости Братьев по крови. А может, Рабовладельцы за стеной сдерживаются и ждут, чтобы наброситься на него…

Все эти и куда более плохие возможности кишели в воображении Финна подобно дьявольским видениям. Но мощный луч все так же упорно вгрызался в чуждый металл, и брешь в стене становилась все шире.

Наконец, она стала достаточно большой, чтобы пропустить его. Не позволяя себе раздумывать и колебаться, он пронесся через пустое пространство, разделяющее подземное хранилище и базу, и оказался в логове Рабовладельцев.

Но там где он оказался, не было ни шороха, ни движения, ни малейшего намека на опасность – ничего.

Это была крохотная комнатка, и ее металлические стены были так изогнуты, что получилось слишком много углов. Тусклое сияние исходило, похоже, от самих стен, так что он все разглядел. Комната была чем-то вроде продуктового склада, причем складировалась здесь пища, явно предназначенная Братьям по крови, – среди продуктов были большие куски мяса, сложенные у одной из стен и мерзко вонявшие… Но Финн со своим тонким обонянием смог различить, что в это зловоние вплетается смрад самих Братьев по крови и слабо, но явственно улавливал запах человеческого пота и душок человеческого страха.

Часть этого страха, подумал он, конечно, его собственная. Однако, несмотря на то, что его конечности словно окунули в холодную воду, он крадучись пошел вперед. В дальней стене была секция, напоминавшая дверь. Так оно и оказалось – как только он приблизился, дверь скользнула вверх, словно веко на глазу.

Финн оказался в коротком, широком коридоре, с тускло светящимися металлическими стенами. Коридор был абсолютно пуст и тих, но не был прямым, а изгибался в архитектурной манере Рабовладельцев, которые, казалось, не признавали прямых углов. Финн увидел еще две двери-века, по одной в каждом конце коридора. Он осторожно пошел вперед, совершая один рвущий нервы шаг за другим.

До сих пор до него не доносилось ни звука. Каким-то образом шум, с которым он проделывал брешь в стене (а этот шум казался ему тогда ужасным громом), был заглушен и не вышел за пределы продуктового склада. База оставалась тихой и непотревоженной.

Финн несся вперед легко и беззвучно, как перышко: ноги его, казалось, едва прикасались к полу.

Через некоторое время (он не смог бы сказать, какое именно, но ему казалось, что прошли столетия) ему стало проясняться внутреннее строение подземного сооружения. Медведь был прав, когда сравнивал его с муравейником.

Каждая из этих многоугольных, странной формы комнат вела в другие комнаты – либо через связывающие их двери, либо через короткие пустые коридоры. По крайней мере несколько дюжин таких комнат осталось уже позади. Финн старался запечатлеть в памяти общий план их расположения – он надеялся, что это выведет его обратно к бреши в стене продуктового склада.

Чутье указывало ему, более или менее точно, насколько глубоко он находился под землей. Так он понял, что база должна иметь еще один уровень над тем, в который он вошел. Но не имел ни малейшего понятия, как на него взобраться.

Он не видел ни лестницы, ни пандусов, никаких путей сообщения между разными уровнями. В некоторых коридорах он видел вертикальные столбы яркого света, падающие из не вполне круглых отверстий в металлическом потоке. Отверстия были достаточно большими, он вполне мог бы в них пролезть. Но он не пытался. Яркий свет был желтоватым, а не красным, но все же напоминал ему искрящее свечение под вихревыми санями. А он не имел ни малейшего желания испытать, как оно действует на человека.

В любом случае нужно было исследовать еще несколько нижних уровней. Насколько он мог понять, путь его шел вдоль комнат, прилегавших к внешней стороне базы. Помещения эти были ему малоинтересны – в них он ничего не мог узнать. Эти были продуктовые склады, хранилища таинственных машин чужаков или частей машин; некоторые казались мастерскими непонятного назначения. Он никогда не видел даже человеческих лабораторий или научно-исследовательских организаций, и, конечно, не мог догадаться, каким целям служит техника чужаков, которую он увидел.

Что было гораздо более важным для него, так это то, что во внешних комнатах он не видел ни одной живой души. Также не было ни малейшего намека на то, что обитатели базы опасаются незваных гостей или прячутся, чтобы напасть на него.

К тому времени, когда он рискнул перейти в комнаты другого ряда, он уже почти жаждал встречи с хозяевами базы.

То, что увидел Финн, заставило его дрожать от гневной ярости, которая грозила превратить его в берсеркера.

Одна из внутренних комнат тоже была складом, но на сей раз в хранящихся здесь предметах не было ничего загадочного. Большие прозрачные емкости, стоящие вдоль всех стен, заключали в себе части человеческих тел. Головы, кости, руки, внутренние органы плавали в какой-то сохраняющей жидкости, будто экспонаты призрачного музея массового убийства.

И если эта комната потрясла Финна, то в другой он чуть не заплакал. Комната была набита до отказа низкими грубыми лавками, покрытыми соломенными тюфяками, которые превращали их в грубые неудобные ложа. Все они были заняты юными женщинами, их было больше дюжины – грязных, в лохмотьях и болезненно худых. Некоторые женщины, судя по их вздувшимся животам, были на последних месяцах беременности. Другие прижимали к себе крошечных спящих детей.

У детей были большие конечности, крупные зубы, а тела покрыты толстым слоем слежавшейся шерсти.

Преодолев ярость и тошноту, он тихо вошел в комнату. Несколько женщин не спали и при виде Финна сжались от ужаса, как и те пленники в долине. Глаза их были широко раскрыты и остекленели от ужаса.

Финн остановился, огляделся и почувствовал себя виноватым, когда осознал, что с его гневом и ужасом смешалось и чувство облегчения. Его сводной сестры среди этих женщин не было.

Он наклонился к одной из женщин:

– Ты знаешь девочку по имени Джена? – прошептал он. – Джена Феррал. Она здесь?

Но женщина, вернее, и сама еще девочка, вжалась в стену, стараясь держаться как можно дальше от него, и лишь изредка дрожащими от страха губами издавала низкий стон.

Финн быстро отшатнулся. Меньше всего он хотел, чтобы эти измученные создания подняли крик. Погруженные в свои страдания, они уже не могли отличить друга от врага. Каждое мгновение их теперешней жизни сулило им лишь ужас, боль и отчаяние – а у Финна не было времени доказывать им, что его приход не принесет новых страданий.

Он выскользнул из комнаты, стараясь сдержать ярость, которая едва не сводила его с ума. В эти мгновения его наблюдательность слегка притупилась, и он чуть не врезался в следующую дверь-перегородку, закрывающую конец короткого коридора, прежде чем он осознал, что, в отличие от других дверей, она не открывалась при его приближении.

Он остановился, вся его осторожность вернулась к нему. В этой двери было еще кое-что странное. Она слабо светилась, как и весь металл внутри базы, – содержала встроенные источники света. Кроме того, дверь искрила – маленькие малиновые пятнышки танцевали в воздухе прямо перед входом-веком.

Снова ему вспомнилась силовая подушка, на которой двигались вихревые сани, а еще он вспомнил загон для людей в долине, где дал свой первый бой Рабовладельцам. Инстинктивно он отшатнулся, и его взгляд скользнул по стене с обеих сторон двери. С одной стороны возле двери ему бросился в глаза небольшой, почти квадратный выступ металла на гладкой поверхности, со странной впадиной посередине. Он ощупал пальцами желобок на огненном копье, который нужно нажать, чтобы вызвать огонь.

Финн робко поднял копье и слегка коснулся его концом впадины на металлическом квадрате. Малиновое сияние перед дверью угасло. Дверь отворилась.

Финн заглянул внутрь, в большую пещерообразную зловонную комнату. Она была битком набита людьми. Тут были одни мужчины – во сне они растянулись или скрючились на полу.

Но не все. Увидев движение двери, один из пленников быстро и настороженно сел. Он был высок, широкоплеч, лицо от бровей до челюсти пересекал глубокий шрам. От потрясения глаза его широко раскрылись.

– Ну, жги меня! – сипло сказал он. – Если ты мне не снишься…

Несколько человек начали поднимать головы, с испуганным удивлением или ужасом разглядывая свободного и вооруженного человека, стоявшего в дверном проеме. И одна из этих голов была седой, с морщинистым дубленым лицом, измазанным кровью, с многочисленными порезами, покрывшимися коростой и исполосовавшими лицо и худое полуобнаженное тело.

– Джош… – едва слышно прошептал Финн.

Старик выглядел ужасно ослабевшим, он едва мог поднять голову из-за ужасных ран, оставленных силовыми хлыстами. Но на его морщинистом лице появилась улыбка, и его глаза, такие же карие, как всегда, светились выражением, в котором смешались удивление и неописуемая радость.

Финн быстро вошел в комнату, и мужчина со шрамом поднялся на ноги.

– Дружище, – сказал он хриплым голосом, – если это все-таки сон, то дьявольски жестокий.

– Не сон, – грубо бросил Финн, – я пришел за Джошем.

– Тогда ты Финн, – сказал мужчина. – Старый Джо заливал что-то там про тебя. Только, похоже, говорил он чистую правду.

Финн, не слушая, проскользнул мимо него и встал на колени перед Джошем. Старик лежал на горстке лохмотьев, которые, видимо, совсем недавно прикрывали спины других людей, и люди эти трогательно пытались облегчить боль несчастного. Джош протянул дрожащую руку и ухватился за запястье Финна.

– Сынок… – прошептал он. – Я знал, что ты придешь за нами. Проклятый дурачок, сумасшедший…

– Джена здесь? – быстро спросил Финн.

– Нет, – старые глаза затуманились. – Нас… разлучили. Ее забрали в другие сани. Она пропала, сынок.

Хотя боль этих слов пронзила Финна, как копьем, он постарался, чтобы его голос оставался тихим и спокойным.

– А ты как, Джош? Сможешь идти?

Тень хмурой улыбки появился на его лице.

– Попытаюсь. Пусть это даже убьет меня… Но мне лучше умереть где-то в другом месте, а не здесь.

– Что ты собираешься делать? – Мужчина со шрамом подошел к ним. – Как ты собираешься вынести Джоша? И как, черт возьми, ты вошел?

К этому времени уже все пленники проснулись и смотрели на Финна со смесью страха и дикой надежды в глазах.

Финн коротко взглянул на человека со шрамом.

– Нет времени для разговоров. В любую минуту могут нагрянуть Рабовладельцы и Братья по крови.

– Только не сейчас, – к его удивлению ответил тот. – Рабовладельцы и их звери остаются наверху до рассвета. Братья по крови любят поспать. Кроме, может быть, охранников у внешнего входа. А Рабовладельцы ничуть не беспокоятся о нас, когда мы находимся за огненной дверью, – он довольно ухмыльнулся. – Так что хватит времени, чтобы выбраться наружу всему нашему стаду.

Финн внимательно посмотрел на него. Как все просто. Как сказал Медведь: я так и знал. Ни Рабовладельцам, ни Братьям по крови и в голову не может прийти, что какой-то человек попытается проникнуть на базу, а поэтому им нет никакого смысла быть настороже. Это чувство собственной безопасности и превосходства, а также отсутствие воображения, о котором говорил Медведь, позволили ему захватить Рабовладельцев врасплох.

Он улыбнулся человеку со шрамом.

– Отлично, идем. Но только быстро и тихо. – Он торопливо рассказал новому знакомому о входе, который прорезал в стене, примыкавшей к хранилищу.

Тот высоко поднял брови:

– Черт возьми, ты смелый парнишка. Показывай дорогу. Но послушай… ведь это мы копали этот туннель. Мы все знаем об этом хранилище – оно в любой момент может обрушиться!

Финн пожал плечами:

– Это единственный путь.

– На этом пути нас ждет смерть, – пробормотал какой-то мужчина в толпе, и несколько других голосов согласно загудели. Но все мгновенно умолкли, когда мужчина со шрамом повернулся и поглядел на них.

– Кто хочет, оставайтесь подыхать здесь, ваше дело! – прорычал он. – А кто пойдет – заткнитесь и делайте то, что скажет этот паренек, – или я сверну кому-нибудь шею, не успеет и солнце взойти!

Он отвернулся от испуганных людей.

– Меня зовут Граттон, – сказал он Финну. – Ты говори, что нам надо делать, а мы уж все, что нужно, сделаем. – На его лице вновь вспыхнула широкая улыбка. – Черт возьми, дружок, мы будем у тебя в неоплатном долгу, уж и не знаю, как мы с тобой рассчитаемся.

– Мы еще не вышли, – сухо сказал Финн. – Помоги мне поднять Джоша.

Быстро, но осторожно, они вдвоем подняли старика. Ноги Джоша дрожали, и было ясно видно, как он сдерживается, чтобы не закричать от боли. Финн напрягся, чтобы принять на себя бoльшую часть веса Джоша, и повернулся к двери.

Тут еще одна мысль пришла ему в голову – он протянул огненное копье Граттону:

– Бери и поглядывай назад. Если мы попадем в беду, у тебя будет возможность начать выплачивать долги.

На изуродованном шрамом лице Граттона отразился восторг, и он схватил оружие.

– Почти надеюсь, что кое-кто из этого зверья спустится пониже.

– Спустится, – сказал Финн, – если мы не поторопимся. Скоро рассвет.

Он пошел к двери, наполовину волоча слабого, спотыкающегося Джоша. За ними пошло большинство мужчин, в глазах которых теперь сверкал свирепый энтузиазм. Несколько человек осталось, забившись в угол, истекая потом от ужаса. Граттон остановился перед ними, сверля их презрительным взглядом. Потом он только пренебрежительно плюнул и вышел вслед за другими из комнаты.

Финн сосредоточился на приблизительной мысленной карте пройденного им ранее маршрута. И все же он с трудом мог поверить в то, что случилось, – как легко оказалось проникнуть на базу, найти Джоша и начать удирать, не встречая препятствий. Сейчас ему оставалось лишь вернуться к пролому в стене – так быстро и бесшумно, как он только сможет это сделать, когда за ним по пятам идет пятьдесят человек.

Но не успели они выйти в коридор, как безмолвие кончилось. На верхнем уровне, но так громко, что, казалось, всего в нескольких метрах, раздался взрыв ужасающего крика и шума. Звон металла о металл, тяжелое топанье бегущих ног и дикий звериный рев разъяренных Братьев по крови.

13. ОТКРЫТИЕ

Пока Финн обыскивал базу, Медведь послушно оставался в темноте среди деревьев у подножия холма. Ему было нелегко – не в его характере было ждать и прятаться. Ночь была наполнена неприятными звуками – скрипом сучьев, почти неслышным шуршанием каких-то маленьких существ в траве. А еще более неприятным были те образы, что заполняли голову Медведя, – что может случиться с Финном внутри базы чужаков.

Много раз он приподнимался, чувствуя, что должен был пойти с Финном и проследить за ним, а не сидеть в безопасности под деревом. Но каждый раз он садился и вспоминал с беззвучным ревом, что его могучее сложение не позволит воспользоваться тем путем, которым прошел Финн.

Так он ждал, и его нервы совсем издергались от тревоги. К тому времени, когда рассвет окрасил восток в розовое, его терпение – и в лучшие-то времена весьма небольшое – совсем истощилось.

Он стал думать. Все же он пойдет, поразведает, оглядится. Если Финн вернется, когда его не будет, они, конечно, смогут разыскать друг друга. А если Финн не вернется, то уж конечно нет никакого смысла прятаться ему, Медведю, здесь среди деревьев, – в любом случае это укромное место станет куда менее безопасным, когда настанет день.

Изо всех сил стараясь идти тихо, он начал описывать осторожный круг, направляясь ко входу в базу.

Он не знал, да и не мог знать, что в этот момент Финн входил в большую комнату, наполненную множеством напуганных людей.

И еще он не мог знать, что на вершине холма, как раз за дверью главного входа базы, зевая и потягиваясь, окончательно просыпался Брат по крови.

Этот Брат по крови спал у двери, просто на случай каких-нибудь технических неполадок, которые могли позволить кому-нибудь из рабов посмелее попытаться удрать. На этот раз Брат по крови спал беспокойно, но, проснувшись, принял свое беспокойство просто за чуткий сон: ведь все внутри базы было спокойно. Он зевал, потягивался, чесал свой волосатый живот – ему очень хотелось еще поспать.

Но он все же встал, коснулся механизма, открывающего дверь, и собрался подышать свежим воздухом. Это было огромное, очень мощное существо с покатыми плечами и таким же покатым лбом, ясно говорившими, что сообразительностью он не блещет, и только от безделья выбрался на поверхность, чтобы бездумно постоять в первых лучах солнца.

Медведь был на краю опушки под холмом, когда увидел его появление и поспешил нырнуть обратно в заросли. Он двигался быстро, но недостаточно скрытно – Брат по крови успел заметить какое-то движение.

И даже тогда в затуманенном мозгу его не зародилось тревоги. Сама мысль о том, что у подножия холма может находиться неприятель, не посетила его. Врагов не было. Были лишь одни хозяева, которых он боялся и боготворил. А еще были другие Братья по крови, да люди-червяки – и этот гигант никогда в жизни не испытывал страха ни перед теми, ни перед другими.

Там, между деревьями, должно быть, бегало какое-то животное. И всего лишь из смутного любопытства гигантский Брат по крови стал неуклюже спускаться вниз по склону.

Медведь подавленно следил за его приближением. Финну не понравится, что он ушел со своего места и его заметили. И еще Медведь знал, что у него не хватит мастерства, чтобы просто ускользнуть в лес и удрать от огромного Брата по крови. А еще он знал, что если гигант разглядел его, то от этого никому не будет хорошо – и в первую очередь Финну.

И все же… чему быть, того не миновать.

Когда огромный Брат по крови подошел поближе, Медведь вышел из-за деревьев, будто тоже всего лишь прогуливался и, несомненно, не замечал гиганта. Затем он поднял голову и остановился, якобы донельзя удивленный.

Гигант тоже удивился, но по-настоящему.

– Эй! – рев его был грубый и гортанный. – Кто ты? Как вышел сюда?

Медведь лениво и спокойно направился к нему.

– Привет. Я – Медведь. Помнишь? Прибыл на прошлой неделе с востока. А ты…

– Башка, – машинально ответил гигант. Морщины, выдававшие удивление и усиленную работу мысли, избороздили его низкий, заросший волосами лоб. – Не помню я тебя. На прошлой неделе?

– Конечно, – ответил Медведь, приближаясь. Они стояли уже так близко, что в сером рассвете могли разглядеть лица друг друга. – Вспомни, Башка, когда я приехал сюда, один из ваших парней дал мне вот это.

«Это» было мачете, к которому не спеша двинулась рука Медведя. Он уже крепко сжал в руке рукоятку мачете, когда на лице Башки удивление начало сменяться чем-то вроде тревоги.

Но было уже слишком поздно – и для тревоги, и для силового хлыста, который в руке держал Башка. Мачете по рукоять вонзилось в выпуклое брюхо гиганта, снизу вверх, пытаясь достать до сердца. Огромное тело рухнуло, кровь обагрила траву. Медведь наклонился, чтобы вытереть окровавленное лезвие о густую шерсть на груди Башки.

– Никогда еще не видел, – он сказал с удовлетворением, – чтобы кому-то так подходило собственное имя.

Он отвернулся и взглянул на холм. Внешняя дверь базы оставалась открытой, словно приглашая войти. Стыдно, подумал Медведь, не воспользоваться таким приглашением, особенно когда оно открывает дорогу к Финну. Как раз такой случай и был ему нужен.

С мачете в руке и со счастливой улыбкой на лице Медведь бросился наверх по склону.

Ворвавшись в дверь, он остановился. Коридор со слабо светящимися стенами был пустынен. Но он знал, что где-то рядом просыпаются другие Братья по крови. И, тоже поблизости, скоро появятся Рабовладельцы – появятся откуда-то сверху, где проводят ночные часы.

Медведь страстно надеялся, что Финн уже выбрался из базы. Но он знал, что Финн должен был спуститься на нижний уровень и удостовериться. А времени у него было крайне мало, если он собирался выйти той же дорогой, которой вошел.

Стараясь осторожно ставить свои огромные башмаки на металлический пол, он быстро двинулся по коридору. Но тут его время вышло. Одновременно – и позади него и перед ним – открылись двери.

В коридор вошел Рабовладелец. Он взглянул на Медведя и цвет его глаз не изменился. Очевидно, он не испытывал удивления, увидев Брата по крови и, столь же очевидно, не распознал в Медведе чужака.

Но через другую дверь, прямо перед Медведем, в коридор вывалились два Брата по крови. Они были не так глупы, как Башка, и сразу заметили, что они не знают Медведя, что у него в руках обнаженное мачете, а не силовой хлыст, и что внешняя дверь на базу за его спиной открыта.

Они зарычали, как звери (впрочем, таковыми они и являлись). Один угрожающе вскинул свой хлыст, а другой потянулся к тяжелому ножу с длинным лезвием, висевшим у него на поясе.

Медведь не колебался. Вскинув вверх сверкающее мачете, он бросился на них, издав свирепый боевой клич.

Это и был тот самый страшный шум, который услышал Финн и остальные беглецы, только что покинувшие подземную темницу на нижнем уровне. Многие люди побледнели и чуть не ударились в панику, но Граттон, который, блестя глазами, шел позади, не дал никому остановиться и погнал заколебавшихся вперед.

– Иди, Финн, – прошептал он, – выводи нас!

Финн, согнувшись под тяжестью тела Джоша, пошел вперед по коридору, примыкавшему к темнице, а все остальные боязливо жались к нему, наступая на пятки.

Медведь на верхнем этаже бился изо всех сил. Двое Братьев по крови уже пали под его свирепым натиском, хотя один успел ударить его силовым хлыстом, оставив болезненный лиловый рубец на боку. Рабовладелец выпалил ему вслед из огненного копья – но Медведю повезло, и смертоносный луч лишь спалил волосы на левом предплечье.

Тут он добежал до двери-века в конце коридора и пролетел сквозь нее. Дверь вела в узкую длинную комнату, заставленную неподвижными зловещими телами крылатых шпионов. Эти твари, по-видимому, не были активированы, но их выпуклые глаза, казалось, следили за Медведем, пока он несся по узкому коридору.

Медведь знал, что отсрочка будет короткой. Он слышал приглушенный рев Братьев по крови отовсюду – часть их скопилась в коридоре, который он только что покинул, а другие мчались по прилегающим комнатам.

Финн уже исходит гневом, подумал он кисло, прыгая в следующую дверь.

Он услышал гневный свист силового хлыста раньше, чем увидел его, но сориентировался и отразил удар своим мачете. Острый как бритва клинок глубоко полоснул волосатую руку, хлынула кровь, и рев нападающего сменился криком боли. Но Медведь уже промчался мимо – к желтому пятну яркого света в полу коридора. Не останавливаясь, он шагнул в отверстие, в столб света. Он знал о почти магическом умении чужаков использовать энергию – в молодости он много раз катался на таких лифтах. Тело его тут же было заключено в твердые невидимые силовые объятия – и он перенесся вдоль светового столба на нижний уровень, словно на крыльях.

Он вышел из столба света в коридор как раз в то время, чтобы увидеть, как четверо Братьев по крови и один Рабовладелец вне себя от ярости ворвались в дальнюю дверь коридора.

На другом конце нижнего уровня Финну тоже приходилось тяжело. Беглецы не успели уйти далеко. Путь им был прегражден. Братья по крови, которые бросились вниз, чтобы найти Медведя, нашли вместо него толпу бегущих рабов. Взревев от ярости, они подняли силовые хлысты и атаковали их.

Большинство людей в панике бросились беспорядочно бежать – и вместе с ними Финн. Он слышал гневные крики Граттона и видел вспышки огненного копья, но не мог остановиться и вступить в сражение. Прежде всего он должен был позаботиться о Джоше. Страх придал силы ногам Джоша, они бросились обратно и нырнули в первую попавшуюся дверь.

Это была дверь в комнату, где содержались женщины, которые, перепуганные еще больше, сгрудились у дальней стены. На сей раз Финн не обратил на них внимания. Другая дверь вела из этой комнаты в следующую, где он еще не был.

По крайней мере там никого не было. Просто еще один склад таинственных механизмов чужаков, включая какой-то сложный и тонкий прибор, подвешенный над широким металлическим стволом, поверхность которого покрывали какие-то неприятные пятна. Но Финну было не до этого. Сознание Джоша туманилось, он едва не валился с ног от боли и напряжения, и Финн понимал, что старик должен немного отдохнуть, несмотря на риск, прежде чем продолжить бегство.

Он осторожно положил Джоша на стол, подумав мимоходом, много ли людей разбежалось и блуждает теперь по подземным лабиринтам в панике, пока не наткнется на разъяренных Братьев по крови. Он знал, что по крайней мере Граттон остался и дерется – может быть, к нему присоединился и еще кто-нибудь. Финн очень хотел быть сейчас с ними, чтобы дать выход накопившейся ярости и ненависти.

Но тут и ему пришлось вступить в бой.

Дверь, через которую они вошли, открылась. За ней стоял Брат по крови – он ужасающе рычал, и в руке у него полыхал силовой хлыст.

Монстр сделал выпад. Финн, как дикий зверь, защищающий свое логово, прыгнул навстречу. Он поднырнул под силовой хлыст – тот свистнул над головой – и вот уже охотничий нож оказался в руке Финна, и лезвие его вонзилось глубоко в грудь Брата по крови.

Тот завопил и упал навзничь, а затем перевалился через порог, унося в своей груди нож Финна. Не успел Финн потянуться за ним, как дверь закрылась.

Финн метнулся обратно, предпочитая потерять нож, нежели покинуть комнату, в которой лежал Джош. Тот впал в обморочное состояние, так как лежал спокойно, как спящий, на запятнанном столе. Финн обежал взглядом комнату, отыскивая что-нибудь такое, что могло бы послужить оружием; ведь теперь у него не было ни ножа, ни огненного копья.

Но не дверь и не оружие остановили его внимание, заставив замереть, превратившись в ледышку.

В дальнем углу комнаты стояли три больших и прозрачных контейнера, похожих на те, в которых хранились части человеческих тел. Но в этих содержались целые тела. Совсем маленькие и совсем мертвые.

Плавая в сохраняющей жидкости, в каждом контейнере лежало по крошечному скрюченному тельцу новорожденного человеческого детеныша.

Финн сразу увидел, что это не маленькие Братья по крови, а нормальные дети. Он увидел еще кое-что, и это потрясло его так, что чуть не прервалось дыхание и не остановилось сердце.

На левом предплечье каждого тельца были странные отметины. Странные… но знакомые…

Какой-то узор, образованный выпуклыми черными точками.

Правая рука Финна непроизвольно двинулась вверх, чтобы потрогать такой же узор на его собственном предплечье. Кроме этого движения никакого другого он сделать не мог. Время для него остановилось – он стоял потрясенный, парализованный.

Его бедный разум старался отринуть все, что он увидел, отказывался понимать, что это может означать. Охваченный смятением, он вряд ли заметил, как полуоткрытая внутренняя дверь отворилась.

Не заметил он и фигуру, появившуюся на пороге – высокую тощую фигуру с фасеточными глазами, сиявшими оранжево-красным пламенем, сжимавшую в трехпалой руке огненное копье.

14. ХРАНИЛИЩЕ СМЕРТИ

Медведь вышел из светового лифта и, бросив взгляд на несущуюся на него и жаждавшую крови орду, в поисках спасения нырнул в ближайшую дверь. Он припустил со всех ног – из комнаты в комнату, из коридора в коридор. Пару раз на бегу ему встречались Братья по крови, которые не были готовы увидеть подобного себе, ревущего, как дикий зверь, несущегося, как одержимый, взмахивающего запятнанным кровью мачете. Путь Медведя через лабиринты нижних ярусов был отмечен изрубленными и окровавленными телами.

В результате этого безудержного бега Медведь заблудился. Вскоре ему пришлось остановиться в одной из комнат, где никого не было, в одной из отвратительных лабораторий Рабовладельцев, – чтобы осмотреться.

Остановившись, он услышал знакомые звуки. Не очень хорошо слышные, приглушенные, но вполне узнаваемые. Звуки битвы.

Перехватив поудобнее рукоятку мачете, он пошел на звук. Но как только дверь открылась, он остановился, потрясенный тем, что увидел.

Еще одна лаборатория чужаков. Старик, выглядящий мертвым или спящим на голом столе. А Финн валится на пол, на его груди – яркая кровавая полоса, а над ним склоняется чужак, протягивая свои жуткие клешни.

Когда Рабовладелец вошел в дверь, в Финне с новой силой проснулись инстинкты дикого животного. Он бросился в сторону как раз тогда, когда из огненного копья вырвался малиновый луч. Бросок спас ему жизнь, но луч все же зацепил его, скользнув по ребрам. Финн запнулся и упал, запах собственного горелого мяса ударил ему в ноздри.

Оцепенев от шока, вызванного раной, а может быть, и еще от того невероятного ужаса, который он испытал перед приходом чужака, Финн не почувствовал боли. Его взор казался неестественно ясным, он лежал, истекая кровью, и смотрел, как Рабовладелец подходит к нему. Все это происходило как бы замедленно.

Широкие шаги тощих ног чужака, медленно приближающиеся, чтобы оборвать жизнь Финна. Огненное копье. Он смотрел на врага, парализованный, как птица, смотрящая на подползающую змею.

Но чужак остановился. Красное сияние его глаз перешло в пурпурное, а потом в холодное и сверкающе-голубое. Огненное копье опустилось, чужак протянул свою клешню, схватил Финна за левое запястье, выворачивая руку.

Он осмотрел отметину на предплечье Финна, повернул голову, и поток щелкающих звуков вырвался из его рта – будто он звал кого-то из смежной комнаты. Когда ответа не последовало, тварь повернулась к Финну, схватила за руку и резко дернула, будто пытаясь поднять на ноги.

Финн слабо сопротивлялся, но сил не оставалось в его теле. Но и чужак в одиночку не мог его поднять. Он попытался еще раз, но без толку. Тогда он отпустил руку человека и угрожающе поднял огненное копье. Но если он и намеревался стрелять, то не успел.

Финн лишь заметил, как что-то сверкающее, металлическое пролетело в воздухе, лениво вращаясь, и вонзилось своим острым, как бритва, лезвием в тощее горло чужака.

Мачете, а следом за ним и Медведь, яростно ворвались в комнату.

Подобрав свое оружие, Медведь склонился над Финном и проворчал с облегчением, что луч всего лишь едва прижег мясо и кожу.

– Найдем что-нибудь, чтобы остановить кровь, – пророкотал он. – Встать можешь?

Но Финн едва видел его. В его глазах сохранялось все то же удивленное, отсутствующее выражение, будто он вглядывался во что-то отдаленное и ужасающее.

– Финн, пошли, – с нажимом сказал Медведь. – Их тут много вокруг – мы должны идти.

Финн слегка пошевелился, будто какая-то часть его тела старалась откликнуться. Его удивленные глаза остановились на чем-то в углу комнаты. Медведь настороженно повернулся и увидел три крошечных, вызывающих жалость тельца, плавающие в прозрачных сосудах.

Некоторое время он вглядывался, а потом осознал, что случилось. Он повернулся к Финну и увидел, что взгляд того оставался удивленным. Причем теперь взгляд Финна сместился – он смотрел на левую руку Медведя – где пламя огненного копья спалило шерсть и где обнаружился тот же самый странный узор из выпуклых черных точек.

Одним движением Медведь сграбастал Финна за куртку, рывком поднял на ноги и от всей души отвесил ему такую оплеуху, что голова Финна чуть не оторвалась.

Удар рассеял ту смесь ужаса, шока и боли, что затуманили разум Финна. В его глазах снова появилось осмысленное выражение, а вместе с ним и страдание, с которым не могли справиться ни рана на груди, ни пощечина.

– Медведь… – сдавленно произнес Финн. – Эти отметины…

– Нет времени, мальчик! – рявкнул Медведь. – Нам нужно бежать!

Нетвердыми шагами Финн двинулся к трем страшным контейнерам.

– Но что… – начал он.

– Эти метки ничего не означают, Финн, – разъярился Медведь. – Слышишь меня? Ничего! – огромная рука выхватила у мертвого чужака огненное копье и сунула его Финну. – Держи – и выметываемся отсюда! Возьми себя в руки!

– Но Джош! – слабо сказал Финн.

– Я понесу его. Идем же!

Подгоняемый отчаянием в голосе Медведя, Финн пошел к двери, а Медведь сгреб Джоша, который все еще был без сознания, и поспешил за ним.

Дверь вела обратно в комнату, где содержались женщины, и Финн слегка удивился, отметив, что теперь в ней никого нет. В коридоре за этой комнатой тоже не было ни одной живой души – но он не был пуст. Весь пол был залит кровью, в которой плавали тела Братьев по крови и вдвое больше людей.

– Если кто-то из людей остался в живых, – пророкотал Медведь из-за спины Финна, – то они рассыпались в разные стороны. И, может быть, мы сможем кое-кого подобрать по пути, если ты найдешь выход отсюда.

Кровавая бойня в коридоре и необходимость бежать возбуждающе действовали на Финна. Он огляделся, стараясь собрать разбегающиеся мысли и восстановить свой путь через лабиринт нижнего уровня. Он услышал приглушенный грозный хор воя и рева – значит, Братья по крови где-то поблизости. Этот шум встряхнул его еще больше. Финн быстро повел Медведя к двери в дальнем конце коридора.

Комната за комнатой, коридор за коридором они неслись по лабиринту нижнего уровня и не встречали сопротивления. Рев Братьев по крови остался далеко позади и ослабел. Но когда они вбежали в следующую комнату – Финн узнал ее – они уже были недалеко от выхода, – здесь они наткнулись на преграду.

Но не на Братьев по крови. Комната была забита доведенными до отчаяния людьми с сумасшедшими глазами, у большинства из них из порезов и ожогов текла кровь. Все сжимали в руках оружие. Больше двух дюжин, прикинул Финн. Среди них были и женщины. Те, у кого были дети, все также прижимали к себе крохотные волосатые тела, но большинство женщин сжимало в руках оружие Братьев по крови, и выглядели они такими же дикими и опасными, как и мужчины.

Во главе их стоял высокий и сильный Граттон, шрамов на нем прибавилось, но он все так же сжимал огненное копье. Граттон с удивлением повернулся, когда Финн ворвался в комнату, а затем его взгляд изменился, он вскинул копье, целясь поверх плеча Финна в Медведя…

– Нет! – закричал Финн, и прыгнул вперед, вскидывая свое копье. Оружие со звоном столкнулось, и луч, вырвавшийся из копья Граттона, лишь расплавил металл на стене.

– Это друг! – завопил Финн. – Он несет Джошуа!

Граттон, изумленный, опустил копье.

– Если ты так говоришь, Финн…

– Если ты так жаждешь убивать, – раздался глубокий бас Медведя, – то через несколько минут получишь это удовольствие.

Он был прав. Орда Братьев по крови быстро приближалась. Зловещие вопли и рычание раздавались не далее чем в паре комнат от них.

Несколько мужчин одновременно начали выкрикивать что-то, но голос Финна нетерпеливо прорезался сквозь этот шум:

– Медведь, бери Джошуа и беги… И все время сворачивай налево и ищи продуктовый склад с дырой в стене. Мы за тобой.

Медведь кивнул и двинулся к двери в задней части комнаты. Люди боязливо отступали, расчищая ему проход.

– А вы все, – продолжал Финн, – идите за ним и держитесь вместе. Мы с Граттоном останемся ненадолго здесь и задержим Братьев по крови.

Толпа, беспокойно потолкавшись, устремилась вслед за Медведем. Граттон смотрел им вслед, на его лице смешались гнев и жалость.

– Немного их осталось, – сказал он Финну. – Но я рад, что мы могли взять с собой женщин. Им тут было хуже всего.

– Так позволим же им выйти! – огрызнулся Финн.

Он осторожно подошел к двери, через которую проник в комнату. Дверь открывалась в один из коротких коридоров, а с другой стороны, у открытой двери, уже столпились Братья по крови. Граттон и Финн выстрелили одновременно – и два волосатых тела свалились на пороге. Шерсть на них дымилась.

Другие Братья по крови отшатнулись назад, вопя от испуга и ярости, а Финн и Граттон повернулись и побежали.

Еще несколько раз они повторяли этот прием: прятались за дверью комнаты или коридора, ожидая, пока Братья по крови попытаются войти с другой стороны. Не все их выстрелы попадали в цель, иногда и они сами служили мишенями: среди орды преследователей были и Рабовладельцы со своими огненными копьями. Но чужаки старались прятаться за массивными телами своих монстров и поэтому не могли точно целиться. Финн и Граттон продолжали свое медленное отступление невредимыми.

Толпа людей стояла в пустом коридоре – они боязливо жались друг к другу и, похоже, не знали, что им делать дальше. Не было видно лишь Медведя, но Финн был уверен, что дверь посредине коридора ведет в продуктовый склад, который разыскивали они.

И будто в подтверждение этому одна из женщин указала на эту дверь:

– Он там, – сказала она неуверенно.

Финн рассердился. Конечно, люди слишком боялись Медведя, чтобы последовать за ним в тесный продуктовый склад. Но прежде чем Финн или Граттон успели заговорить, дверь широко открылась, и показался огромный Медведь, ухмыляющийся во весь рот.

– Я нашел твою мышиную нору, – прогрохотал он. – Когда ты наконец вдолбишь этим типам, на чьей я стороне?

– Уматывай в хранилище, – сказал ему Финн, и, несмотря ни на что, почувствовал, что почти улыбается.

Медведь хмыкнул и отвернулся. Когда он исчез в дыре, прорезанной Финном в хранилище, толпа, подгоняемая Финном и Граттоном, с неохотой последовала за ним. Финн и Граттон шли последними и дали по предупредительному выстрелу, отогнав Братьев по крови, рискнувших открыть дверь в конце коридора.

Через мгновение они оказались в хранилище, где люди либо настороженно смотрели на Медведя, либо боязливо рассматривали металлические стены и груды больших странных ящиков.

Финн взглянул мимо Медведя и увидел Джошуа, прислонившегося к одному из ящиков. Его глаза были закрыты, но дышал он почти нормально.

– Один раз он очнулся, – пророкотал Медведь, – поглядел на меня и снова ослаб. Оклемается!

Финн благодарно кивнул и вернулся к людям.

– Граттон, веди своих людей через туннель. Прорежешь пошире дыру в металлической крышке своим огненным копьем, а когда выйдете, бегите по склону в лес. Идите на юг. Мы с Медведем найдем вас.

– Надеюсь, дружок, – весело сказал Граттон, – уж наши люди припасут для тебя кучу благодарностей!

– Это еще не все, – напомнил Финн, – снаружи вас могут поджидать Рабовладельцы.

– Вряд ли, – неожиданно сказал Медведь. – Они наверняка думают, что мы здесь в ловушке, и вскоре полезут за нами.

Финн понял, что Медведь, скорее всего, прав. Чужаки, лишенные воображения, вряд ли подумают, что люди могут выбраться через продуктовый склад. И будут думать так некоторое время. Возможно, достаточно долгое время.

– Заставим их думать, что мы действительно попались, – решил Финн. – Будем биться здесь. Медведь, пойдешь с остальными, понесешь Джошуа?

– Нет, – твердо сказал Медведь. – Если ты останешься драться, то я остаюсь тоже. Эти люди заберут твоего отца.

– Мы позаботимся о нем, Финн, – быстро сказал Граттон.

Тут же двое мужчин подхватили Джоша под руки и почти волоком утащили его в туннель. Все остальные, толпившиеся в хранилище, столь же поспешно исчезли в глубине туннеля.

Не успели Финн и Медведь пошевелиться, как шипящий малиновый луч вырвался из бреши в стене хранилища и пронесся между ними, не задев никого.

– Ну, вот, опять война, – заметил Медведь.

Финн скользнул к краю пролома, просунул в него конец своего копья и выпалил. Раздался предсмертный крик, и поток ответных сверкающих лучей залил пролом малиновым светом. Затем наступила тишина – Финн осторожно выглянул в пролом и увидел, что атакующие временно отступили из продуктового склада, оставив при этом мертвого Брата по крови.

– Кстати, о войне, – спокойно продолжал Медведь, как будто ничего не случилось, – тут у меня кое-что твое. Он протянул руку к поясу и вытащил нож, охотничий нож Финна. – Я нашел его там воткнутым в какого-то типа.

Финн с благодарностью принял нож, но тут же его внимание снова отвлек пролом. Дверь продуктового склада отворилась, и в него боязливо вошли несколько Братьев по крови, подгоняемые тремя Рабовладельцами.

Снова Финн повел огненным копьем, и упало два Брата по крови, а остальные торопливо откатились назад.

Во время затишья Финн увидел, что Медведь шляется по хранилищу, изучая груды ящиков. А еще Финн впервые заметил, насколько светло стало в хранилище. Теперь уже свет солнца, а не луны лился из дальнего конца туннеля.

– Интересные штуки, – бормотал Медведь. – Интересно, какие такие вещи так заботливо складывались в таком месте?

– Хотел бы я, чтобы это было оружие, – откликнулся Финн, – не знаю, насколько еще хватит нам этого копья.

– Тогда нам, наверное, пора идти, – сказал Медведь. – Отойди-ка немного.

Удивленный Финн отошел, но тут же все понял, увидев, как Медведь, не прилагая больших усилий, тащит один из больших ящиков к дыре в стене. Так же, без усилий, он взгромоздил затем второй ящик на первый, соорудив солидную металлическую баррикаду.

– Надолго это их не задержит, – пророкотал он, – но заставит думать, что мы еще здесь.

И они вместе побежали по туннелю. Из пролома лился яркий свет. Граттон вырезал солидный кусок металла из стены туннеля – даже Медведь свободно пролезет.

– Башковитый мужик, – пророкотал на ходу Медведь.

Какой-то инстинкт заставил Финна остановиться на бегу и оглянуться. И как раз вовремя, чтобы увидеть, как могучие руки Братьев по крови отшвыривают два тяжелых ящика. Сквозь отверстие полилась ревущая толпа – по крайней мере, пятнадцать Братьев по крови.

Они сразу же увидели, что хранилище пусто. И еще они увидели одинокого Финна, съежившегося у входа в туннель. Появилось еще больше Братьев, а за ними показались тощие фигуры Рабовладельцев, и дикий рев перешел в ужасающий гул.

Воздух тут же заалел от шипящих вспышек огненных копий, лучи скакали вокруг Финна, вжавшегося в стену туннеля. Но когда основная масса Братьев бросилась через хранилище, суматоха стала мешать Рабовладельцам прицеливаться, и ни один из лучей не попал в цель.

А Финн попал. Луч из его копья пропахал лицо Брата по крови, бегущего первым, и приостановил натиск, так как остальные попадали, споткнувшись о поверженное тело. Снова и снова палил Финн, впавший в отчаяние, потому что понимал, что теперь он не осмелится побежать и подставить спину под огонь Рабовладельцев.

Он палил без разбора, и один из его лучей попал в другую цель – в самый большой из ящиков, которыми Медведь затыкал пролом. Луч проплавил его, и он вспыхнул вместе со всем своим содержимым.

Финн никогда так и не узнал точно, что же было в этих ящиках, помеченных буквами… Но, без всяких сомнений, его желание, чтобы в нем оказалось оружие, исполнилось.

Полурасплавленный ящик разразился, подобно вулкану, вспышками света и огня.

Взрывная волна швырнула Финна назад, глубоко в туннель, и живописной грудой повалила Братьев по крови и Рабовладельцев на пол хранилища.

А потом они исчезли во мраке.

Сила взрыва довершила разрушительную работу времени. С громоподобным ревом хранилище взорвалось, похоронив и Братьев по крови, и Рабовладельцев под многими тоннами земли и искореженного металла.

15. МОНСТР

Две певчие птички с разных концов лесной полянки обменивались трелями вечерней мелодии, и им не мешал ни легкий моросящий дождь, ни странная толпа людей, собравшихся под деревьями.

Под высоким хвойным деревом на одной стороне поляны сидели у затухающего костра оставшиеся в живых люди с базы Рабовладельцев. Они были еще более оборваны, чем в плену, у многих были раны, перевязанные тряпьем. Но их взоры светились, и появилась живость в голосах, когда они перешептывались.

Но даже теперь время от времени то один, то другой умолкал, вперялся взором в пустоту и начинал дрожать – отнюдь не из-за легкого летнего дождя.

На другой стороне полянки сидели Граттон с Джошуа. Спина и грудь Джошуа были перевязаны драными тряпками, но было видно, что ему стало лучше. Оба казались оживленными и явно наслаждались разговором.

Поблизости вышагивал взад-вперед Медведь, который уж никак не был доволен собой. Он мог бы присоединиться к Джошу и Граттону, которые по крайней мере относились к нему нормально, так как остальных все еще раздражало и пугало его присутствие. Но у Медведя не было настроения вести пустую болтовню.

Его сильно беспокоил Финн. Он знал, что его друг так полностью и не вышел из шокового состояния, в которое его ввергло увиденное и осознанное в лаборатории Рабовладельцев. Теперь, когда они оказались в безопасности и могли немного расслабиться, это знание жестоко терзало разум Финна. Жизненная сила покинула его: он погрузился в себя, стал молчаливым, угрюмым, его окутала какая-то внутренняя тень, которая становилась все гуще с каждым днем.

Медведь знал, что это его дело – попытаться вырвать Финна из тени, ведь только он понимал, откуда она. Но он не имел возможности сделать что-нибудь с тех самых пор, как они вышли из туннеля, ведущего в обрушившееся хранилище.

Было раннее утро, сияющее и яркое. Как оказалось, битва и побег с базы заняли удивительно короткое время. Травянистый склон был пустынен, когда Медведь и Финн сбегали по нему, значит, Медведь был прав. Чужаки считали, что в хранилище люди оказались в ловушке, и не смогли предвидеть, что им удастся удрать через туннель.

Но Медведь знал, что передышка будет короткой. На базе еще оставались живые Рабовладельцы, и они соберут все свои вооруженные отряды и подготовят вихревые сани для преследования и отмщения.

Финн также понимал, что они пока еще не в безопасности, но он был отчасти рад этому обстоятельству. Необходимость быть в напряжении, бежать, может быть, еще драться предохраняла его от размышлений. А он еще не был готов думать о том, что видел и осознал в лаборатории чужаков. И он вряд ли когда-нибудь будет готов.

Между прочими делами он был занят тем, что шел по следу людей, ведущему на юг. Меньше чем через километр они с Медведем догнали беглецов. Люди распластались на мягком дерне в полном изнеможении, некоторые от усталости и страха плакали. Многие ужасно ослабли от ран, полученных в битве. И, конечно, все женщины так или иначе несли детей.

Только Граттон нашел в себе силы встать и радостно приветствовать Финна, в то же время настороженно поглядывая на Медведя.

– Люди дошли до ручки, – сказал Граттон. – Они не могут бежать. Это их убьет. И твоего отца тоже.

– Ну, хорошо, – холодно сказал Финн. – Он взглянул на лежащего в полубессознательном состоянии Джошуа. – Можете остаться здесь. Немного подлечиться и отдохнуть, а когда отдохнете, идите на юг. Я вернусь и попытаюсь отвести чужаков в сторону.

– А он? – спросил Граттон, бросив на Медведя взгляд.

Глаза Финна вспыхнули.

– Я тебе уже говорил, что это мой друг. Меня бы здесь не было, если бы не он. Как, впрочем, и большинства твоих людей.

Граттон сдержанно кивнул, и тут из кучи людей раздался слабый, но полный решимости голос:

– Если это так, то я обязан ему больше, чем кому-либо.

Это был Джошуа, который очнулся, услышав голос Финна, и теперь пытался сесть. Финн подбежал к нему.

– Не думай о долгах, – сказал он. – Отдохни. Медведь присмотрит за тобой.

Медведь, сердито смотревший на Граттона, при этих словах расстроился.

– Лучше бы я с тобой пошел, Финн, – сказал он. – Ты же ранен.

Финн взглянул на свою рану. Хотя она все еще болела, он почти забыл о ней, да и кровь уже почти не текла.

– Со мной все в порядке, и… мне нужно побыть одному, – губы его искривились, тень внутренних мучений явно отразилась в глазах. – Я вернусь.

Потом он повернулся к лесу и исчез.

Вскоре Финн стоял среди хвойных деревьев у подножия склона, который вел к базе Рабовладельцев. Слегка пригнув траву, он увидел то, что ожидал. Двое вихревых саней и четыре крылатых шпиона над ними. Финн знал, что смертоносные машины могут догнать людей через несколько минут, и тогда никто не выживет.

Он спокойно вышел на открытое место.

Затем притворно испугался, будто только что увидел вихревые сани, повернулся и бросился бежать в лес, но прихрамывая, словно раненый. Он побежал на запад, далеко в сторону от следа, оставленного беглецами.

Финн бросил взгляд назад и увидел, что и вихревые сани, и крылатые шпионы изменили курс и направились в его сторону.

Несколько часов подряд он заставлял гнаться за собой чужаков и их слуг. Он сосредоточился на своей тактике, и чувство внутреннего ужаса забилось куда-то в дальние уголки его сознания. Время от времени он будто случайно показывался среди деревьев: чужаки и их крылатые наблюдатели бросались в атаку. Тогда Финн растворялся в лесу, заставляя преследователей метаться в поисках туда-обратно, пока не приходилось вновь появляться и поддразнивать их своим видом.

За эти часы он увел преследователей далеко на запад, в заросшие и болотистые районы дикого леса. Там он оставил их, занятых механическими, по своему обыкновению, поисками, и, невидимый, ускользнул на юг.

Тем временем Граттон и остальные, подгоняемые свирепым нетерпением Медведя, перевязали самые серьезные раны с помощью целебных трав, собранных по указанию Джошуа, и нашли в себе силы продолжать поход.

Медведь предложил старику свою мощную руку для поддержки и вскоре они целиком ушли в беседу. Ни боль, ни слабость не мешали Джошу желать узнать все, что произошло с его сыном с тех пор, как в их деревню прилетели Рабовладельцы. А Медведь, со своей стороны, хотел рассказать кому-нибудь о том, как сильно потрясло Финна открытие, сделанное в лаборатории Рабовладельцев.

Больше всего он хотел потолковать с Финном. Но когда в конце дня Финн присоединился к ним, уверенный, что теперь они в безопасности, то говорить он не мог. Им овладела такая усталость, что он едва дождался, пока Медведь перевяжет его рану, и уснул.

В следующие дни, когда маленькая группа людей продолжала изнурительное путешествие, времени для разговоров тоже не было. Финн проводил все дни без отдыха, странствуя по дикому лесу, разведывал, что ждет впереди, охотился, чтобы накормить людей. И к ночи он становился молчаливым, отчужденным, погружался в свои мрачные мысли. Все остальные наслаждались обретенной свободой и, поглощенные утомительным путешествием, ничего не замечали. Но Джошуа беспокоился, и Медведь тоже явно был взволнован.

Итак, дождливым вечером на лесной полянке Медведь раздраженно вышагивал туда-сюда, ожидая возвращения Финна. Когда Граттон оставил Джошуа и присоединился к остальным, Медведь подошел к старику. Жилистое тело Джошуа почти обрело свою прежнюю силу, но в его глазах было то же беспокойство, что и у Медведя.

– Попытаемся поговорить с ним сегодня? – спросил Джошуа.

– Если удастся насесть на него, – пророкотал Медведь. – Он гложет себя изнутри – скоро совсем ничего не останется.

– Эти проклятые отметины… – начал Джошуа.

– Не отметины. Эти отметины – просто опознаватель: Рабовладельцы помечают ими всех людей, родившихся на базе. – Медведь взглянул на узор из точек на своем предплечье, менее заметный теперь, когда сожженные волосы слегка отросли. – Финна убивает то, что они означают. Он не может жить с сознанием того, что он…

– Один из монстров, которых сотворили Рабовладельцы, – произнес чей-то голос из-за спины Медведя.

Медведь повернулся. Финн тупо смотрел на них, его глаза потемнели от боли и ужаса, словно перед ними стояло какое-то кошмарное зрелище, не видимое остальным.

– Ага, – сказал Медведь таким же бесцветным голосом. – Один из нас, монстров.

Финн резко сел, его лицо искривилось.

– Я не хотел обижать тебя, Медведь. Ты тот, кто ты есть. Но я… я-то думал, что я – человек…

Он умолк, уставившись в темноту. Джошуа с надеждой посмотрел на Медведя, а тот поскреб бороду, собираясь с мыслями, и глубоко вздохнул.

– Финн, – начал он, – мы уже довольно давно путешествуем вместе, и, я думаю, можем доверять друг другу. Теперь я буду говорить, а ты будешь слушать. Ты увидишь, я говорю правду, почувствуешь это своим нутром – и перестанешь думать о смерти.

Он перевел дух, воодушевленный тем, что Финн обратил на него свой измученный взгляд.

– Так вот, правда в том, – продолжал Медведь, – что ты родился от какой-то несчастной девчонки в Рабовладельческом центре. Рабовладельцы чего-то там напутали в своей лаборатории, и ты родился таким, какой есть, – его голос усилился и перешел в презрительный рев. – Но если ты остановишься только на этой правде, мой мальчик, ты, черт возьми, гораздо глупее, чем я думал.

Финн моргнул и нахмурился, но Медведь продолжал:

– Что бы ни делали Рабовладельцы, они это делают, чтобы обуздать людей. Твои настоящие отец и мать были такими же людьми, как и Джошуа. И это делает тебя тоже человеком. Любой так и скажет, глядя на тебя. Только две вещи отличают тебя от других молодых парней. Первое: ты носишь на руке какие-то непонятные отметины. Второе: у тебя какой-то естественный дар жить в лесу, в диком лесу – можно подумать, что тебя вырастили волки, а не люди.

– Уж это точно, – вставил Джошуа, – никто не может сравниться с ним в лесу.

– Знаю, – сказал Медведь. – Поэтому ты и остался в живых, Финн, пока Джошуа не нашел тебя. Природный дар. В этом и есть большая правда, мальчик. Но когда Рабовладельцы наградили тебя отметинами на руке, они дали тебе кое-что еще!

Финн подпрыгнул, словно его укололи. Глаза его расширились, но Медведь успокоил его и продолжал:

– Правда это, правда! Видишь ли, насколько я слышал, нормальные человеческие дети, рождающиеся от рабынь, всегда умирают. Поэтому я решил, что ты – редкость. Только маленькие Братья по крови выживают. Может быть, ты единственный такой – кто родился нормальным и выжил.

Вот почему тот Рабовладелец так разволновался – тот, что стрелял в тебя. Когда он увидел твои отметины, то понял, что ты – нечто особенное.

– Но… – начал Финн.

– Подожди, – прервал его Медведь. – Я еще не закончил. Почему я так решил? Да потому что я знаю, чего пытаются добиться в своих лабораториях Рабовладельцы.

Он немного помолчал, подыскивая подходящие слова.

– Когда мы впервые с тобой встретились и разговорились, я сказал тебе, что Рабовладельцы пытаются вывести новую породу людей. Но я не сказал, что за породу, потому что как раз тогда заметил твои отметины и не представлял, знаешь ли ты что-нибудь об этом. Так вот в чем тут дело: Рабовладельцы не собираются использовать разум человека. Этот разум способен думать, предполагать, а возможно, и находить пути к борьбе, сопротивлению. Рабовладельцам нужны люди спокойные, которые делали бы только то, что им приказывают, как стадо тупых овец.

В глазах Финна стали поблескивать вспышки понимания.

– Понимаешь? – спросил Медведь. – Рабовладельцы пытаются вывести племя безмозглых людей. Они пытаются вернуть их в животное состояние!

– Братья по крови… – сказал Финн, и лицо вспыхнуло.

– Конечно, – ответил Медведь со своей кривой усмешкой, – большей частью они получают Братьев по крови, которые чертовски близки к животным, хотя и не все из них, если уж говорить обо мне. Но Братья по крови кроме драки ни на что не годны. Я думаю, что Рабовладельцы, на самом деле, пытаются превратить людей в животных, не изменяя их внешнего облика.

Медведь расхохотался.

– Хотя, похоже, им не очень-то везет. Чаще всего нормальные дети умирают. А когда один все же выжил, он удрал. Как – мы, наверное, этого никогда не узнаем. Но все равно, даже и у этого одного по-настоящему хороший разум. От животного в нем только одно – знания и инстинкт для жизни в диком лесу, как у любого обитателя леса. Эти знания родились вместе с ним, вошли в его плоть и кровь.

Финн сидел молча, запутавшись в переплетении мыслей и ощущений. Медведь ткнул своим толстым пальцем в точки на его предплечье:

– Ты должен гордиться этими отметками, – пророкотал он. – Они означают, что ты – нечто особенное. Ты должен был стать одной из удач Рабовладельцев, а вместо этого стал их величайшим провалом. Как и я. Они сделали меня Братом по крови, но при рождении у меня оказалось на одну капельку больше человечности. И потому я – чуть ли не худшее, что может случиться у Рабовладельцев.

Он ухватил Финна за плечо и слегка его встряхнул.

– Но теперь я понял, что худшее для них – это ты. Ты полностью человек – и разумом, и телом, и сердцем, и душой… Но ко всему этому еще примешался и зверь, который принадлежит дикому лесу. Финн, большую часть этой проклятой страны занимает дикий лес. В нем никто – и уж, конечно, не Рабовладельцы – не сможет даже найти тебя, если ты не захочешь быть обнаруженным. Так вот… обрати свой гнев и ярость на Рабовладельцев.

Улыбка Медведя стала почти безумной.

– Когда они сделали тебя и меня, Финн, они выковали ножи, которые перережут им глотки.

16. И СНОВА В ПУТЬ…

Разговор шел долго, почти всю ночь. И потом, когда все уснули, Финну не спалось. В его голове все перемешалось.

Слова Медведя и содержавшаяся в них истина глубоко потрясли его. Тень ужаса все-таки витала вокруг него и могла оставаться надолго, но он чувствовал, что она больше не сможет овладеть им полностью.

Несмотря на то, что перед ним раскрылась потрясающая правда о его рождении, Медведь заставил его понять, что на самом деле ничего не изменилось. Он остался, таким же, каким был раньше. Он все еще был Финном Ферралом – человеком и охотником.

Он полностью осознал ошеломляющую простоту этого факта, и тени начали рассеиваться.

А потом он со стыдом вспомнил о другом. Погрузившись в глубины страданий и ужаса, он почти забыл о той сложной задаче, которую поставил перед собой в тот день, когда покинул деревню. Старый Джош был уже свободен, однако его задача была выполнена лишь наполовину. И решение этой задачи отняло слишком много времени.

На рассвете, так и не поспав, Финн чувствовал странную свежесть и цельность – будто к нему вернулась какая-то его часть, которую он, казалось, утратил. Даже Граттон, который ничего не знал о внутренних мучениях Финна, заметил перемены, когда подошел к нему по какому-то делу.

– Ты, похоже, хорошо выспался, – сказал Граттон.

– Что-то в этом роде, – улыбнулся Финн. – Что тебя заботит?

– Да народ, – слегка виновато сказал Граттон. – Мы немного беспокоимся, куда мы идем и что ты решил по нашему поводу.

Финн растерянно взглянул на него.

– Я… я почти не думал об этом. Я всего лишь собирался удрать подальше от Рабовладельцев.

– Конечно, мы тоже, – кивнул Граттон. – Только видишь ли, в чем дело: люди слегка растерялись. Они не хотят возвращаться в свои деревни, ведь туда снова могут прийти Рабовладельцы. Да и женщины… люди вряд ли будут им рады, особенно их возвращению с этими детьми.

Финн мрачно согласился, он уже знал кое-что о подлой трусливости деревенских.

– И мы знаем, что ты не собираешься оставаться с нами навсегда. Мы решили пойти куда-нибудь, где сможем защитить себя от Рабовладельцев.

– Где же это? – прогрохотал грубый голос подошедшего Медведя. – На Луне?

– Нет, – решительно сказал Граттон. – Видишь ли, я – из деревни, которая далеко на Западе, и мы слышали о месте, которое лежит еще западнее. О Пустоши. Похоже, Рабовладельцы не больно-то туда суются – поэтому люди, которые там живут, свободны.

Медведь хмыкнул:

– Мистер, я бывал в той Пустоши. Она рядом как раз с теми горами, откуда я родом. Там сплошь песок да пустыня, сухая, как старые кости. И еще – есть там такие местечки, по сравнению с которыми и пустыня выглядит оазисом. И животные, будто удравшие из чьего-то кошмара. Но вот одного я там не видел – не видел и следа людей.

Старый Джошуа подошел как раз вовремя, чтобы услышать слова Медведя, и насмешливо отметил:

– Даже если там и есть люди, вряд ли им понадобится выходить и здороваться с тобой .

Все засмеялись, а Граттон быстро продолжал:

– Я знаю, это суровые земли. Но если люди живут там, то, может быть, и мы сможем выжить и не бояться Рабовладельцев.

– Если вообще выживете, – проворчал Медведь.

Финн увидел, как у Медведя упрямо выпятилась челюсть, и перебил:

– Медведь прав, для вас настали трудные времена. Но и ты прав тоже – вам нужно найти себе место. Если бы я был на вашем месте, то тоже пошел бы туда.

– А может быть, – с надеждой спросил Граттон, – пойдем вместе?

Финн покачал головой.

– Я собираюсь доставить Джошуа в какое-нибудь безопасное место и заняться тем, что должен сделать. Может быть, я отправлюсь на запад, но хотел бы передвигаться с привычной мне скоростью.

– Да что там про меня? – Джошуа наклонился и ухватил Финна за руку. – Я знаю, тебя тянет пойти на поиски Джены. Я хотел бы пойти с тобой, но теперь самое меньшее, что я могу, так это не удерживать тебя.

Прежде чем Финн ответил, Джошуа повернулся к Граттону:

– Дружище, я знаю кое-что о жизни в лесах. Всю жизнь я был охотником. Не таким хорошим, как Финн, но все же и не дурным. Что скажешь, если на запад с тобой отправлюсь я?

На изуродованном шрамом лице Граттона появилась широченная улыбка.

– Скажу тебе «добро пожаловать!» и все такое прочее. Подожди, пойду расскажу народу об этом. – Кивнув Финну, он поспешил к своим людям.

Финн взглянул на Джошуа:

– Ты действительно этого хочешь?

Джошуа пожал плечами:

– Сынок, чего я действительно хочу, так это того, чтобы каким-нибудь магическим образом Джена оказалась здесь сию же минуту. Но это все чепуха, а я слишком стар, чтобы разыскивать ее вместе с тобой, и поэтому пойду с этими людьми. Я буду рад это сделать. Тогда, может быть, ты сможешь пойти и сделать все необходимое.

– Пойду, – сказал Финн, и ему перехватило горло. Долгое время они молча смотрели друг на друга – с любовью и уважением, более того, с тревогой и печалью.

Оба они понимали, что если расстанутся, то, может быть, навсегда. Оба понимали, что так оно и должно быть.

Стоявший рядом Медведь пророкотал нетерпеливо:

– Не люблю вмешиваться, но, может быть, кто-нибудь из вас, диких людей, имеет хоть малейшее представление, где искать вашу девочку?

Джошуа печально покачал головой:

– Я знаю только, что когда нас разлучили, сани, на которых была Джена, кажется, свернули на запад.

Финн согласился:

– Именно эти сани я и попытаюсь проследить, Медведь. Ты же сам говорил, что ее могли отвезти в большой центр Рабовладельцев в горах.

Медведь вздохнул:

– Может быть. А еще возможно, что они свернули на юг или вернулись на восток, или черт их знает куда. Это страна огромная, Финн.

Но глаза Финна блестели, чего не было уже много дней.

– Я знаю. Но я не могу идти в два места одновременно. И поэтому я иду на запад. Посмотрим, что там.

– Я так и знал, – ухмыльнулся Медведь. – Но в одном ты ошибся.

– В чем? – сухо спросил Финн.

Глаза Медведя весело поблескивали.

– Сынок, мы тут хорошенько взбаламутили мутную водицу. Теперь Рабовладельцы на других базах тоже узнают, что случилось. Такого ведь раньше не бывало: пришли люди и освободили рабов. Теперь они станут осторожничать в ожидании новых неприятностей. А это значит, что произойдут увлекательные вещи: Рабовладельцы протянут свои длинные шеи, чтобы старый Медведь имел возможность срубить еще несколько голов. – Неудержимый смех распирал его грудь. – И поэтому не ты пойдешь на запад, мой юный Финн. Мы.

Толпа людей, сгрудившаяся вокруг Граттона, с удивлением глядела, гадая, что же заставило огромного Брата по крови и юного охотника разразиться таким неудержимым хохотом.


Купить книгу "Охотник" Хилл Дуглас

home | my bookshelf | | Охотник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу