Book: Так мало времени



Нерина Хиллиард

Так мало времени

1

Шел дождь: удручающая серая изморось, из-за которой картина за окном, никогда не вызывавшая восхищения, казалась еще более холодной и безрадостной, чем обычно.

Неста отвела взгляд от мокрых силуэтов и с тоской вздохнула по безоблачным синим небесам Хуамасы, по куполам и белым стенам португальских зданий, сверкающих в золотом свете солнца. Когда-то эти странные постройки, пусть чарующие и прекрасные, были ей чужими. Теперь они стали для нее домом, а Англия, место, где она родилась,— чужой.

— Этот ваш непредсказуемый климат! — добродушно проворчала она.

Медсестра, умело расправлявшая одеяло, подняла глаза.

— Вы уже не считаете себя англичанкой, мисс Брутон.— Дженни Марсден выпрямилась, разглаживая белоснежный, без единого пятнышка фартук.— Иногда я завидую вам с вашим солнечным островом.

Прежде чем Неста успела ответить, в дверях появилась еще одна сестра. Человеку, знакомому с правилами больницы Святого Кристофера, крахмальная белая косынка, темно-синее форменное платье и белый фартук подсказали бы, что перед ним старшая сестра, но Неста Брутон увидела нечто иное. Вошедшая сразу же привлекла ее внимание, хотя на первый взгляд этому не было причин: девушка даже не была хорошенькой, как миниатюрная брюнетка Дженни… А может, была? В ней было нечто большее, чем просто милая внешность. Черты лица — бледного после какой-то перенесенной болезни — таили волшебное очарование, но главное — глаза. Обрамленные густыми ресницами, они были полны боли и отчаяния, как будто за гладким белым лбом скрывались какие-то не поддающиеся описанию тайны. Причудливое воображение Несты одело девушку не в строгий костюм ее профессии, а в струящийся средневековой наряд, придававший ей странное очарование колдуньи.

— Как только закончите, старшая сестра просит зайти к ней в кабинет.

Голос незнакомки был мягким, но какие-то нотки внушили Несте неопределенное беспокойство, хотя причины она сама не понимала.

— Хорошо, сестра,— ответила Дженни.— Я почти закончила.

Стройная сестра со странным взглядом улыбнулась младшей сестре, наклоном головы адресовала эту улыбку и больной и исчезла так же бесшумно, как и появилась.

— Кто она? — Неста с удивлением поймала себя на том, что продолжает смотреть на дверь, словно надеясь еще раз увидеть незнакомку.

— Сестра Кэрол,— отрывисто ответила Дженни, и Неста не могла понять, действительно ли она насторожилась немного, или ей показалось.

— В ней есть что-то…— Неста замолчала, озадаченная ощущением, которое никак не удавалось выразить словами.— Как будто она с улыбкой смотрит смерти в лицо, наконец договорила она.

— Разве вы не знаете?..— Дженни резко оборвала себя, как будто поняла, что чуть не выдала какую-то тайну, неприятную высокой, стройной медсестре.— Господи, мне надо лететь,— сказала она, состроив гримаску.— Если я заставлю старшую сестру дожидаться, она рассвирепеет.

Оставшись в одиночестве, Неста нахмурилась, пытаясь подвигать под одеялом своей истаявшей ногой. Как это на нее похоже: подхватить пневмонию в свой первый приезд в Англию — после пятнадцати лет отсутствия! И еще ухудшить дело, упав с лестницы во время приступа головокружения. Пневмония и сломанная нога одновременно — куда уж неприятнее, но Неста инстинктивно чувствовала, что происходящее с молодой медсестрой гораздо страшнее.

Словно в ответ на ее мысли, в палату вернулась сестра Кэрол.

— Доброе утро, мисс Брутон,— проговорила она своим мягким, приятным голосом.— Мне поручили сделать вам массаж ноги. Надеюсь, вы это выдержите.

Неста улыбнулась.

— Думаю, что да.— Голова ее задумчиво склонилась набок.— Кажется, я раньше вас не видела, если не считать минутной встречи только что?

Моргана покачала головой.

— Не думаю. Я болела.— Голос ее звучал ровно, слишком ровно. Неста была уверена, что в глубине таится что-то, чему не позволяют выйти наружу.— Я только что вышла на дежурство,— добавила девушка и осторожно сняла одеяло, еще аккуратно подвернутое.

Неста не отрываясь, смотрела на склоненную голову девушки, тонкие пальцы которой начали мягко, но уверенно массировать истаявшую ногу. Что скрывалось под бледной маской спокойствия? Неста чувствовала настойчивую потребность разрушить преграду, скрывавшую истину, не только из праздного любопытства, но и из дружеского расположения, возникшего, несмотря на столь кратковременное знакомство.

— Скажите, сестра,— спросила она, приступая к следующему этапу кампании,— как вам удается так аккуратно повязывать косынку?

Не прерывая массажа, Моргана улыбнулась:

— Практика и опыт. Когда я только начинала, мне никак не удавалось правильно надеть шапочку. Старшая сестра мне покоя не давала, пока я наконец не нашла способ удерживать шапочку на месте. Косынка гораздо проще, но и она может озадачить.

Умелая и приятно-безразличная. Неужели невозможно проникнуть за этот фасад? Неста осознала, что испытывает необъяснимый интерес к девушке, и только спасительная мысль о том, что он вызван не одним только праздным любопытством, помогла прогнать чувство стыда за свою настырность.

— Я иногда думаю, что бы сказал о вас Фелипе,— заметила она как бы невзначай.

— Фелипе? — Моргана по-прежнему не поднимала глаз. Она едва расслышала это имя. Ей необходимо было отчаянно сосредоточиваться на том, что она делает, иначе, она знала наверное, мысли устремятся к тому, что она только что узнала в кабинете сестры-хозяйки. Думать об этом решительно не хотелось, пока не приспичит, пока реальность не заявит о себе с такой силой, что это станет неизбежным.

— Маркиз Фелипе Мануэль Руис де Альвиро Риальта.— Неста произнесла это имя не без самодовольства, поскольку знала: это растопит лед, если ничто другое не поможет. Так и случилось. Она с удовольствием увидела, как сестра в изумлении подняла глаза. Удивление рассеяло маску спокойного самообладания.

— Боже правый,— растерянно проговорила Моргана.— Кто же обладатель такого чудного имени?

— Хозяин Хуамасы. — Голубые глаза Несты искрились весельем. — Фелипе считает, что женщинам ни к чему иметь карьеру и быть независимыми.

Сестра Кэрол снова склонилась, чуть презрительно изогнув губы, и продолжала массаж.

— А, один из тех ископаемых, считающих, что место женщины — кухня, а единственная карьера — замужество.

Маска беспредельной печали опять появилась на ее лице, и Неста почувствовала, что сестра Кэрол мысленно вернулась к тому, что не дает ей покоя.

— Наверное, немало мужчин по-прежнему так считают в душе,— продолжала говорить Неста, не оставлявшая намерения хотя бы ненадолго разогнать эту печаль.— Но обычно это связано с желанием охранять и защищать.

— Вероятно,— согласилась Моргана, но чувствовалось, что мысли ее заняты другим.— Кто он по национальности, этот ваш хозяин Хуамасы со столь длинным и внушительным именем?

— Португалец.

Моргана кивнула, как будто это все объясняло, и снова занялась массажем. Один из тех архаичных феодалов, которые еще сохранились в отсталых странах. На минуту она без особого интереса подумала, что не знает даже, где расположена эта Хуамаса, потом остров насовсем исчез из ее мыслей, которые, казалось, вертелись вокруг того одного, о чем и вовсе не хотелось думать.

— Вам, кажется, неинтересно.— Голос Несты звучал теперь чуть насмешливо.— Странно… Большинство девушек интересуются Фелипе.

Моргане удалось изобразить улыбку, но она вышла какой-то отсутствующей. В другое время и ей, вероятно, тоже было бы интересно услышать о португальском аристократе, очевидно, владельце какого-то острова в тропиках (странное название — Хуамаса), но в настоящий момент он не вызвал в ней ни малейшего любопытства. Единственным мужчиной, занимавшим ее мысли, был Филипп, и даже несмотря на сходство имен (Филипп, Фелипе…), они не могут иметь ничего общего.

— Продолжайте, расскажите о нем, если хотите,— сказала она, поднимая голову, чтобы улыбнуться пациентке.— Это поможет вам забыть о ваших болячках.

«А вам — о мыслях, что вас преследуют»,— мрачно отметила про себя мисс Брутон.

— Его семейство появилось на острове в начале семнадцатого века,— произнесла она вслух.— Конечно, они привезли с собой множество слуг, основали город Лорензито и построили «Паласио».

Наконец-то брови Моргану удивленно поползли вверх. Португальский аристократ, живущий в доме, называемом «Паласио» — «дворец»,— заинтересовали ее, несмотря на одолевавшие мысли.

— Продолжайте,— попросила она с легким смешком.— Вы правы — мне это интересно.

Мисс Брутон постаралась скрыть удовлетворение.

— «Паласио» — прекрасное сооружение,— продолжала она, изо всех сил стараясь не походить на путеводитель.— Наверное, оно немного даже пугает, но Фелипе оно очень подходит.

— Он что — тоже пугает? — предположила Моргана.

— Наверное,— призналась Неста.— Ему принадлежит не только большая часть острова, но и поместья в Португалии и, кажется, в других странах.

Моргана улыбнулась про себя. Рассказ все больше походил на сказку. В сказке, конечно, маркиз был молод и привлекателен, но так как это реальность, то он, наверное, пожилой, толстеющий мужчина с животиком и почти наверняка лысеет. Кроме того, раз он поразительно богат, то, скорее всего, за ним, несмотря на его физические недостатки, гоняются все мамаши с дочками на выданье — и сами честолюбивые девицы. Поэтому он, конечно же, невыносимо самоуверен. А может быть, у него есть забитая жена, повинующаяся каждому слову и жесту супруга-деспота. Как бы то ни было, он, очевидно, совершенно отвратителен.

Произнеся про себя этот приговор, она горьковато улыбнулась, удивляясь, почему вдруг фантазия нарисовала такую картину, но этот образ на минуту остался с ней, по крайней мере, пока она о нем думала. Закончив массаж и выйдя из палаты Несты, Моргана сразу же о нем забыла.



Новость каким-то образом разнеслась по пациентам. Никто не знал, как распространяется информация, но работала система не хуже барабанов в джунглях, и скрыться от нее было невозможно. Моргана ощущала, что они следят за ней, пока она идет по палате, готовясь сдать дежурство. Она чувствовала на себе их взгляды, и их жалость, пусть даже полная сочувствия и понимания, вызванная их собственными страданиями, была ей неприятна.

— Сестра!

При звуке женского голоса она в нерешительности приостановилась, потом повернулась, шелестя накрахмаленной юбкой. Лицо ее не покидала жизнерадостная профессиональная улыбка, ничуть не похожая на ту, озорную, которой она прежде славилась.

— Как вы себя чувствуете, миссис Робинсон? — спросила она.— Что-нибудь случилось?

— Я в порядке,— ответила миссис Робинсон, но голос ее был чуть отсутствующим, как будто ее интересовало что-то другое. Моргана знала, что именно, и если бы смогла, не совершая невежливости, прервать этот разговор и пойти дальше своей дорогой, она бы так и сделала. Несколько кровожадное любопытство миссис Робинсон сегодня утром было особенно трудно вынести. Однако уйти от этой дамы было невозможно. Пригвоздив к месту медсестру своими остренькими глазками, та как будто пыталась разглядеть что-то смертельно-манящее, что притаилось за белоснежным лбом девушки.

— Правда ли?..— начала она, но даже ее нахальства не хватило на то, чтобы договорить до конца. Это сделала за нее сама Моргана, закончив ровным голосом:

—…Что я умру через три месяца? Истинная правда. У меня образовалось кровоизлияние, которое давит на мозг, и удалить его невозможно.

Она вежливо улыбнулась и продолжала свой путь по длинной узкой палате.



За окном маленькой комнатенки, где жили Моргана и Дженни, все еще сыпал серый дождичек, но Моргана почти его не замечала, хотя и сидела у самого окна, на которое они повесили занавески с оборочками, надеясь сделать спартанскую обстановку хоть немного уютнее.

Сколько еще она сможет работать в этой атмосфере любопытства и жалости? Не все, конечно, были такими, как миссис Робинсон. Жалость большинства пациентов оставалась молчаливой и была лишена этого оттенка патологического любопытства, но она начала замечать, что ей неприятна жалость, неприятно все время ловить на себе их взгляды и знать, что они думают: «Вот она, эта девушка, которая умрет через три месяца». Моргана обнаружила, что ей становятся глубоко неприятны больные, которые были похожи на миссис Робинсон. Они заставляли ее чувствовать себя чудовищем, которого надо оградить от людей, чтобы глазели на него со стороны, перешептываясь. Не по своей воле получила она это смертельное кровоизлияние, хотя причиной была собственная глупость. Воспоминание о том ужасном моменте, когда она об этом узнала, было все еще свежо в памяти.

— И нет никакой надежды?

— Я бы хотел обнадежить вас, сестра, но…— Голос врача был мрачен, он старался говорить бодро, но ему это мало удавалось.— Жестоко говорить об этом, но скрывать это от вас — еще хуже. Так вы хоть можете решить, что еще сделать… в оставшееся время.

Он отвернулся, глядя в окно, а Моргана с каким-то странным, отчужденным интересом разглядывала складку на отглаженном белоснежном халате. Потом он снова повернулся к ней.

— Операция, которую надо было бы сделать… Насколько я знаю, ее выполнили только однажды. Это был эксперимент, и никто не верил, что он будет успешным.

— А он был?

— Да… и нет. Сама операция, похоже, прошла успешно, но девушка умерла спустя несколько часов. Возможно, из-за отсутствия жизненных сил, но хирург винил себя. Она была его сестрой. Он исчез… некоторые считают, что он покончил с собой.— Врач сделал беспомощный жест, выразивший горькое отчаяние человека, знающего, что сам он бессилен.— Он единственный, кто мог бы вам помочь… Но никто не знает, где он. Может быть, он мертв, как полагают многие.

— Понятно. Так это конец, не так ли? Она удивилась, как спокойно и примиренно звучит ее голос. А потом удивление исчезло. Истерика казалась бы глупой перед лицом этой суровой и неизбежной правды. Ее ум не метался в лихорадочных поисках доводов, почему все случилось именно так, когда она получила письмо от Филиппа. На этот раз она даже рассмеялась, проговорив (она запомнила каждое свое слово):

— Забавно… Когда я потеряла Филиппа, я думала, что лучше бы мне умереть, но взяла себя в руки и увидела, что жизнь продолжается. А теперь я узнаю, что на самом деле она не продолжается. Я потеряла Филиппа и через три месяца умру.

— Этот Филипп,— спросил доктор,— вы не хотите, чтобы мы ему сообщили?

— Нет, не думаю,— ответила она.— Видите ли, его это больше не касается. Я была с ним помолвлена, но мы расстались.

Последние слова заставили ее вспомнить ужасный день, когда она получила то роковое письмо. Теперь кажется невероятным, что он начался, как все прочие среды,— ничего особенного.

Ее бросили. В письме это сообщалось прямо и неоригинально. Она не первая, с кем это случилось, и, конечно, далеко не последняя, но ей всегда казалось, что такие вещи происходят только в книгах или с девушками, о которых знаешь понаслышке. Но никогда не с близкими людьми и тем более не с тобой.

При этой мысли она прикусила губу, и Дженни подняла глаза от письма, которое писала.

— Моргана, у тебя все в порядке? Я хочу сказать…— Она неловко замолчала. Они дружили почти с момента своего появления в больнице Святого Кристофера.

Моргана обернулась, улыбнувшись подруге:

— В полном порядке,— успокоила она ее.— Ты же знаешь, что я еще некоторое время не буду чувствовать боли.

Боли не будет почти до самого конца. Поворачиваясь, она случайно увидела себя в зеркале: в ее отражении ничего не говорило о том жестоком, ужасном, что должно было с ней произойти.

Она не хочет умирать. Сначала Филипп, теперь это. Любовь и жизнь.

Мысли снова вернулись к письму и маленькому пакету, в котором она отослала Филиппу обратно свое обручальное кольцо. Ей не оставалось ничего другого, как только сказать, что она все понимает и, конечно, возвращает ему его свободу. Служащий на почте, который оформил ценное отправление, был так прозаичен и небрежен, что на какую-то сумасшедшую секунду Моргане захотелось сказать ему, что в пакетике, который он проштемпелевал, в этом ничем не примечательном сверточке из коричневой оберточной бумаги, затянутой бечевкой, завернуты все ее мечты.

Она вышла из здания почты, как в тумане, не видя ничего вокруг. Откуда-то издали до нее донесся визг тормозов, потом что-то с чудовищной силой ударило ее. Мучительная мысль о недавней потере сразу же исчезла. Исчезли вообще все мысли. Ее поглотила успокаивающая темнота, где ничто не имело значения. Где ничего не происходило и, значит, ничто не причиняло боли.

Это длилось недолго. Потом потянулись дни, полные боли, когда ей что-то кололи в руку, но наконец она оправилась — только для того, чтобы услышать правду.



Многие дни после несчастного случая она боролась с черным туманом забытья, чтобы вернуться в знакомые стены больницы, чтобы вернуться к жизни и реальности и встретить их лицом к лицу. Она не позволила себе выбрать легкий путь труса — смерть, которая сняла бы отчаяние и боль, вызванные мыслью о Филиппе. Моргана Кэрол была не таким человеком. И вот она вернулась, но ненадолго. Скоро черный туман навсегда окутает ее. Он победит и никогда больше не отпустит ее. По крайней мере, теперь не надо стараться забыть о Филиппе — боль потери будет с ней недолго. Моргана чуть не засмеялась, вспомнив, как когда-то сказала, что будет любить его до конца своих дней.

Исполнить это обещание оказалось фатально легко.



Мисс Брутон приветствовала Моргану своим обычным резковатым голосом:

— Насколько я понимаю, сестра-хозяйка сказала вам о моем предложении, сестра.

— Да.— Моргана кивнула. Коротенькое слово показалось ей недостаточным, и она прибавила:— Почему вы хотите взять меня с собой на Хуамасу?

— На то есть много причин, дитя мое.— Неста оставила официальную манеру обращения, и в голосе ее слышалась легкая насмешка над собой.— Во-первых, я хочу сменить климат. Слишком привыкла к тропикам. Я хочу как можно скорее вернуться на Хуамасу. Врачи говорят, что мне еще потребуются процедуры, и вот — причина номер два — я должна взять с собой медицинскую сестру, по крайней мере, на два месяца. Причина номер три — вы мне нравитесь. К тому же вам нужно вырваться отсюда, и мне хотелось бы, чтобы вы поехали со мной.

— Там никто не будет знать обо мне…— задумчиво проговорила Моргана, будто размышляя вслух.

— Никому не нужно будет знать. Вам не нравится, когда вас жалеют, правда? Вы здесь долго не выдержите, не спасет и любимая работа.

— Да, думаю, что не выдержу,— согласилась Моргана, и голос ее звучал удивленно, как будто она впервые признается себе в этом.— Но если я поеду с вами на Хуамасу, у меня будет так мало обязанностей!

— Вполне достаточно. Все равно мне нужна будет медсестра, найму ли я ее частным порядком, или нет. Мне бы хотелось, чтобы вы поехали. Ну как?

Моргана секунду молчала. Она думала о трех месяцах, которые ей придется провести среди людей, которые все знают,— в том случае, если она не примет предложения. Даже меньше чем три месяца. Но и это слишком долго, если за ней все время будут наблюдать. Ей не хотелось бы потратить оставшиеся дни — а их так немного — в мрачных раздумьях и озлоблении. Судьба отняла у нее все — и вот немного смягчилась, предоставив возможность поехать на романтически прекрасный остров Хуамаса.

Решение было принято. Она улыбнулась мисс Брутон:

— Если вы действительно хотите, буду счастлива поехать с вами.

2

Под ними плыл остров Хуамаса — в море, таком синем, что Моргана и представить себе не могла, а в небе, где не было и намека на малейшее облачко, огромное золотое солнце изливало жаркий свет на сверкающую воду и неровный зеленый прямоугольник острова. Его поверхность тоже казалась неровной. Самолет начал снижаться, и можно было различить пушистые пальмовые листья.

Мисс Брутон наклонилась к окну, указывая на белое здание.

— Вот «Паласио»,— сказала она, подтверждая предположения Морганы.— Необыкновенно красиво, даже с самолета, правда?

Моргана кивнула.

— Да. И внушает благоговение.— Слабая тень ее прежней озорной улыбки вспыхнула на одно мгновение.— И в этом великолепии обитает хозяин острова,— закончила она с торжественностью, не соответствующей этой улыбке.

Когда все пассажиры сошли, мисс Брутон, опираясь на палку, с помощью Морганы спустилась по трапу туда, где их ожидал большой черный автомобиль, припаркованный почти у самого самолета, наверняка нарушив все правила аэродрома.

Чуть приподняв брови, Моргана взглянула на Несту — она заметила серебряный с эмалью герб на радиаторе машины.

— Всемогущий маркиз? — спросила она, и когда Неста быстрым кивком подтвердила ее подозрения, добавила:— Похоже, он может безнаказанно нарушать правила.

— Земля, на которой расположен аэродром, принадлежит ему,— ответила Неста, в то время как молодой португалец в щегольской форме шофера помогал им усесться в машину. Со вздохом облегчения она откинулась на роскошную обивку сиденья, чувствуя, что кратчайший переход от самолета в машину удивительно истощил ее силы, да и нога у нее разболелась.

Машина тронулась, и Моргана огляделась, испытывая странное возмущение маркизом-незнакомцем (хотя он и предоставил в их распоряжение автомобиль). Несправедливо, чтобы один человек имел такую власть. То немногое, что она время от времени слышала о маркизе от Несты, создавало впечатление человека деспотичного, но заботящегося об интересах жителей острова. Щедрый верховный владыка, прячущий железную руку под бархатной перчаткой щедрости, решила она, и в ту же секунду совершенно о нем забыла, поглощенная происходящим вокруг.

У города был радостный, почти праздничный вид, хотя время фиесты — праздника — еще не наступило, как сообщила ей Неста. Вскоре город остался позади, и машина поехала по пыльной дороге, вьющейся меж высоких деревьев, где иногда можно было заметить быстро перепархивающих многоцветных птиц. Через некоторое время они свернули и поехали по другой дороге, очень похожей на первую. Наконец и она разделилась, после чего водитель свернул налево. Неста указала на вторую дорогу, небрежно заметив:

— Эта ведет к «Паласио».

К «Паласио» и знаменитому Фелипе, подумала Моргана, потом с растущим раздражением укорила себя за то, что ее мысли, видимо, по примеру остальных, постоянно заняты хозяином Хуамасы.

Деревья по краю дороги постепенно стали реже, и показалась маленькая вилла белого цвета в окружении аккуратных садиков. В дверях стояла женщина, наблюдавшая за их приближением. Когда машина остановилась, миновав открытые узорчатые ворота между бетонными колоннами, увенчанными обязательными куполами, к ней присоединился пожилой мужчина, сказав ей несколько слов, а потом оба пошли к автомобилю. Пока Несте помогали выйти, женщина возбужденно восклицала что-то по-португальски. Неста успокаивающе отвечала ей, но пожилая пара продолжала озабоченно кудахтать.

— Я думаю, вам лучше сразу же лечь,— решила Моргана, быстро взглянув Несте в лицо.

С помощью мисс Брутон, взявшей на себя роль переводчика, ей удалось в конце концов объяснить молодому шоферу-португальцу, что надо сделать из перекрещенных рук сиденье, и таким образом они внесли Несту в дом. Легкость, с которой та уступила, хоть и уверяла, что на самом деле не устала, и готовность, с которой она переводила необходимые указания, подтвердили подозрения Морганы, что дорога оказалась утомительнее, чем ожидалось.

Когда молодой человек ушел, она помогла Несте раздеться. Когда та легла, совершенно без сил, Моргана посмотрела на нее сверху вниз и твердо сказала:

— Вы останетесь здесь и будете спокойно лежать. Столько, сколько понадобится.

Как будто для того, чтобы опровергнуть ее слова, в дверь робко постучали, и Неста сказала что-то по-португальски. Ей ответил женский голос.

— Это Тереза,— объяснила Неста, пока открывалась дверь.— Она ухаживает за мной, а ее муж, Хулио, работает в саду и делает кое-что по дому, а кроме того, возит меня в город. Тереза немного знает английский, так что вы должны понимать друг друга.— Она улыбнулась Терезе, добавив что-то по-португальски.

Тереза осветилась в улыбке и обратилась к Моргане на ужасающем английском:

— Вы лечите сеньорите ногу. Это хорошо.— Она пошла к двери, а за нею проследовал ее муж, появившийся незаметно с чемоданами Несты.— Я сейчас иду готовить, чтобы мы могли есть.

Моргана улыбнулась, глядя им, вслед.

— Славная пара,— заметила она, поворачиваясь обратно к мисс Брутон.

— Думаю, вам понравятся португальцы. Надо будет познакомить вас с молодежью.

Она не довела мысль до конца: что эти последние месяцы надо сделать как можно более светлыми и полными впечатлений.

— Сейчас вы должны заснуть и больше ни о чем не думать,— твердо сказала ей Моргана.

Моргана раздумывала, пойти ли ей немного познакомиться с садом и виллой, или распаковать чемоданы Несты, и уже решила было, что долг — прежде всего, когда услышала решительные легкие шаги по ступенькам у входа. Она повернулась. Высокая мужская фигура на мгновение заслонила собой свет, лившийся из дверного проема, и мужской голос проговорил что-то по-португальски.

— Извините, я не знаю португальского.

Она совсем не могла рассмотреть незнакомца, но у нее создалось впечатление человека высокого и держащегося уверенно. Свет, обтекавший его с обеих сторон, когда он проходил в дверь, превратил его фигуру в темный силуэт.

— Вы только что приехали на остров, сеньора? — Его английский звучал отрывисто и непривычно, а голос, приятный и любезный, почему-то вызвал раздражение.

— Мы приехали сегодня утром.

Она чуть, сдвинулась, чувствуя себя в невыигрышном положении из-за того, что он мог ясно ее видеть, а ее слепил свет, который теперь струился в дверь беспрепятственно. Теперь она могла лучше видеть его, и с изумлением поняла, что мужчины красивее еще не встречала, хотя черты его лица были такими резкими и заостренными, что привлекательность казалась почти зловещей.

— Вы искали мисс Брутон? — спросила Моргана, испытывая легкую неприязнь, причины которой не могла понять.

Возможно, он это почувствовал. Блестящие темные глаза чуть сузились.

— Прошу прощения, сеньора.— В любезной непривычной интонации послышалась отчужденность.— Мне следовало сообразить, что время неподходящее.

Моргана ощутила, как в ней поднимается неприятное чувство стыда. Ее вопрос был неоправданно резким, она это поняла. Тем не менее ей все равно была неприятна эта непринужденная, почти неосознанная властность.

— Боюсь, сейчас действительно не время, — если вы хотели видеть мисс Брутон, сеньор. Ее несколько утомила дорога, и я дала ей успокоительное. Сейчас она спит.

Яркие темные глаза быстро пробежали по ней (как ей показалось, с легкой насмешкой), взяв на заметку крахмальную белую форменную одежду и белую же косынку, закрывавшую вьющиеся каштановые волосы и обрамлявшую пикантное личико.

— Следует понимать так, что мисс Брутон на вашем попечении?

— Верно.

Она подняла к нему лицо, и на этот раз оно застыло в улыбающейся маске, которую иногда приходилось надевать в больнице Святого Кристофера, когда предстояла встреча с трудными пациентами или их родными. Маска скрыла неприязнь, хотя глаза смогли оценить неоспоримую привлекательность его высоких скул, прямого аристократического носа и красиво очерченных губ. Твердый подбородок был почти по-английски упрямым, но темные брови над яркими глазами и густые волосы, пытавшиеся виться, несмотря на то что были зачесаны прямо назад со смуглого загорелого лба, были явно португальскими.

— Вы англичанка, сеньора… ну конечно же,— решительно добавил он, не дав ей времени ответить.— Ведь несчастный случай произошел в Англии?

— В Лондоне,— ответила Моргана, пытаясь решить, не следует ли ей спросить, кто он. Однако что-то ее остановило. Возможно, его самоуверенность. Он был слишком уверен в себе, и он ей не нравился. Она решила это окончательно, как будто раньше в этом можно еще было усомниться.

— Мы не получили известий о подробностях происшествия,— проговорил он, и в его чуть отрывистых, неанглийских интонациях, делавших звуки речи такими странными, звучала все та же отчужденность.

Моргана коротко пересказала ему детали, неосознанно наблюдая за тонкими сильными пальцами, в которых он держал дорогой портсигар.

— Наступит полное выздоровление?

Она кивнула.

— Но некоторое время ей понадобится лечение.

— Это понятно.— Тут он открыл портсигар и предложил ей сигарету, но Моргана покачала головой.

— Спасибо, но в форменном платье я не курю.

Прямые темные брови удивленно изогнулись, ей показалось, она видит скрытую насмешку.

— Вы так серьезно относитесь к вашей работе?

Моргана посмотрела на него с изумлением.

— Конечно. Медицина — не та профессия, к которой можно относиться легко.

Если какая-нибудь начинающая медсестра относилась к своей профессии несерьезно, то она долго не выдерживала, мрачно подумала Моргана. Во всяком случае не в больнице Святого Кристофера — да и не в какой иной, если на то пошло.

— А когда мисс Брутон выздоровеет, что вы будете делать?

Моргана почувствовала, что в ней снова поднимается возмущение. По какому праву этот незнакомец ее расспрашивает?

— Когда мисс Брутон выздоровеет, я вернусь в больницу Святого Кристофера,— ответила она ровным голосом, борясь с желанием оборвать его.

— Возможно,— проговорил он почти равнодушно,— вы передумаете и останетесь на Хуамасе.

— Это невозможно.

— На Хуамасе нет невозможного, сеньора,— услышала она учтивый голос иностранца.— Возможно, у вас появятся причины, чтобы остаться.

— Какие причины?

— Я оставлю этот вопрос без ответа. Позже вы, вероятно, сами сможете на него ответить.

Моргана чуть не заскрипела зубами от злости. Это прозвучало так, будто он в душе нисколько не сомневался. Бесцеремонность, с которой он отмел ее утверждение, что она не останется на Хуамасе, только усилила ее неприязнь. Уж не полагает ли он, что в этом вопросе решение принадлежит не ей?

Мысль отрезвила ее. На самом деле решение ей и не принадлежало… Но и не этому человеку — кто бы он ни был и каково бы ни было его отношение к ней — решать за нее.

Она безжалостно отбросила эту мрачную мысль и перевела на гостя, ставшего теперь совершенно нежеланным, вопросительный взгляд, гораздо более выразительный, чем она думала.

— Вы желаете вернуться к вашим обязанностям, сеньора? — Снова это чуть заметное отчуждение, ставившее ее в неловкое положение… И еще почудилась искра отвращения в его глазах, пробежавших по ее форменному платью.— Вы несомненно не жаждете продолжать разговор с человеком, который не был вам формально представлен. Это, однако, исправимо. Я вернусь завтра.— В его голос вернулась смутная насмешка.— С вашего позволения, конечно.

— Я уверена, что мисс Брутон будет рада вас видеть.— Холодная профессиональная улыбка на ее лице прятала неприязнь, кипевшую в ней.— Что передать ей, кто ее навестит?

— Фелипе де Альвиро Риальта.— Если он и заметил, как она изумленно вздрогнула, то не подал виду.— Приношу извинения за несвоевременный визит. До свидания, сеньора.

И, чуть заметно поклонившись — скорее, просто наклонив голову,— он исчез.

Она направилась обратно к лестнице, решив начать распаковывать вещи (что и собиралась делать до его появления), и пока занималась этим, сумела изгнать его из своих мыслей. Хотя временами чувствовала, как в памяти шевелится прежняя неприязнь.

Закончив, она заглянула в комнату Несты и, хотя двигалась бесшумно, все-таки разбудила ее. Неста открыла глаза и сонно осмотрелась. Моргана хотела было осторожно выйти — вдруг Несте захочется снова поспать или просто полежать в мирной тишине,— но тут глаза ее подопечной широко открылись и сонный туман в них рассеялся.

— Не уходите, Моргана.

Девушка с улыбкой пошла к ней, шурша накрахмаленным платьем:

— Как вы теперь себя чувствуете?

— Намного лучше.. Какие-нибудь события… пока я спала?

— События?

— Ну… У вас с Терезой пока еще не было конфликтов при общении?

— Нет, но появлялся самый главный человек острова.

— Приходил Фелипе!

Губы Несты изогнулись в чуть заметной улыбке, хотя ей было немного жаль, что она пропустила эту первую встречу. Глаза Морганы сердито поблескивали, без слов говоря о далеко не самом благоприятном впечатлении о маркизе.

— И что вы о нем думаете? — спросила Неста, забавляясь про себя тем, как лицо молодой медсестры стало замкнутым.

— О маркизе? — голос Морганы звучал сдержанно.— По-моему, он очень приятный человек,— добавила она с той неискренней вежливостью, что подчеркивала настоящее отношение.

У Несты заискрились глаза:

— Я хотела бы услышать честный ответ, а не тактичный.

— Ну, хорошо! — Моргана старалась сдержаться только потому, что считала его другом своей работодательницы, но одновременно приготовилась отпустить на волю свои чувства — с жаром и удовлетворением.— Он мне чрезвычайно не понравился. По-моему, он надменный, заносчивый и не признает ничьих желаний, кроме своих собственных. Я уверена, что он — настоящий деспот, хоть вы и не хотите этого признавать, и что все на острове подчиняются его желаниям.

Тут Неста расхохоталась:

— Ну-ну, Моргана. Не настолько он плох. Моргана попробовала равнодушно пожать плечами.

— Вы велели мне говорить честно,— напомнила она.

— У вас, похоже, был очень интересный разговор.

Искорки в ее глазах стали еще заметнее.

— Он был не слишком долгим, но…— Она скорчила гримаску, показывая, что, ей он показался слишком долгим.



Неста шутливо покачала головой.

— Мне жаль, что вы его невзлюбили. Я готова признать, что он временами бывает слишком властным,— согласилась она,— но когда вы узнаете его получше, то увидите, что он очень обаятельный человек.

Моргана воздержалась от ответа, уверенная, что даже при ближайшем знакомстве не изменит своего мнения. Она не собиралась даже стараться изменить свое отношение, хотя не была настолько тщеславна, чтобы считать, что это его обеспокоит. Он был слишком отстранен и уверен в своем положении.

— Вы не хотите познакомиться с ним поближе? — предположила Неста, правильно истолковав выражение лица девушки.

— Не думаю,— честно призналась Моргана.— Не вижу причины, почему бы у него возникло желание познакомиться со мной, так что проблема решена. Он довольно отстраненный и холодный, и, судя по тому, что вы мне рассказывали, я решила, что португальские аристократы блюдут классовые различия.

— Может быть, но Фелипе интересуют все, кто живет на острове.

— Этого можно было ожидать,— с раздражением сказала Моргана.— Властитель-феодал желает знать все, что происходит в границах его владений.

Неста со смехом покачала головой:

— Ну, по крайней мере, вы не сможете не признать, что он привлекателен — и совсем не толстый. В ее голосе опять послышалась ирония.

— О, надо думать, он достаточно привлекателен,— с неохотой уступила Моргана. Пусть он богат и как угодно обаятелен, но он ей ничуть не нравится, и она не видит, с какой стати она должна менять свое мнение. Да и вообще, существует Филипп, хотя отныне и не принадлежит ей.

Неста заметила, как по лицу собеседницы пробежала тень, и сразу же посерьезнела.

— В чем дело? — негромко спросила она. Моргана бросила на нее изумленный взгляд, потом ее выразительное личико замкнулось, и на нем появилась вежливая, бездушная улыбка, как та, которую она подарила Фелипе.

— Ничего.— Голос ее звучал искусственно-весело.— Просто кто-то наступил на мою могилу.

— Если бы речь шла о другой девушке, я бы сказала, что причиной этой неожиданной тени был мужчина.

Неста поняла, что не ошиблась: уголок рта Морганы невольно дернулся. Всего секунду назад в своей неприязни к Фелипе она была полна жизни, а сейчас ее словно кто-то заморозил.

— Если бы это помогло вам забыть, стоило бы рассказать мне,— проговорила она все так же негромко и серьезно, следя, чтобы в голосе ее не прозвучало сочувствие. Она знала, что при малейшем намеке на сострадание Моргана уйдет в себя.— Я уже так много о вас знаю.

Моргана колебалась. Потом вспомнила, какое облегчение она испытала, зная, что кто-то понимает, что значил для нее несчастный случай, и при этом не досаждает косыми взглядами и откровенной жалостью.

Неста убеждающе улыбнулась.

— Ну? — расспросила она.— Вы собираетесь мне рассказать?

— Рассказывать почти нечего.— Мгновение она еще сомневалась, потом вдруг приняла решение.— Я была помолвлена, а потом меня бросили.— Она хотела, чтобы ее слова прозвучали равнодушно, но чуткий слух ее собеседницы не поймало я на эту уловку.— Вот и все,— добавила она, отважно попытавшись непринужденно рассмеяться.— Говорят, это случается со многими девушками.

— Тот мужчина был глупцом,— прямо сказала Неста.

Моргана выдавила бледную улыбку:

— Спасибо, что лечите мою гордость.

— Значит, вам все еще больно?

— Иногда даже слишком.— Она вздохнула и покачала головой.— Я еще ребенком его обожала, а когда выросла, то мне удалось влюбиться еще сильнее, вместо того чтобы забыть его.

— Какой он был?

Что за человек мог завоевать любовь Морганы Кэрол и быть настолько бессердечным и глупым, чтобы отшвырнуть в сторону такой дар?

Моргана улыбнулась, не замечая, что в ее глазах появилась тоска:

— Высокий, светловолосый, с синими глазами, которые, казалось, всегда улыбаются. Его звали Филипп Лейланд.

Неста вздрогнула, но изумление, на мгновение появившееся на ее лице, сменилось жесткой неприязнью. Сначала Моргана этого не заметила. В недолгие секунды воспоминаний взгляд ее стал мечтательным и невидящим.

— Казалось, он всегда улыбается,— мягко проговорила она, потом печаль сменилась виноватой улыбкой.— Не позволяйте мне пускаться в славословия.

— Пустая, бессмысленная улыбка,— парировала Неста.— Так значит, вы были помолвлены с Филиппом Лейландом.

Тут Моргана посмотрела на Несту, все еще не поняв до конца, что означает выражение лица ее собеседницы — она осознала только, что по какому-то поразительному стечению обстоятельств та знает Филиппа.

— Вы с ним знакомы? — спросила она.

— Я с ним знакома,— подтвердила Неста. Ее губы плотно сжались, а на лице было написано такое суровое осуждение, что Моргана уже не могла его не заметить.— Самонадеянный щенок, от которого вы вовремя избавились,— закончила она. Моргана замотала головой.

— Он не самонадеянный, миссис Брутон.— Она чуть улыбнулась.— Я знаю его много лет.

— Значит, он сильно изменился с тех пор, как вы его знали, милочка.— Она мгновение помолчала, неуверенно хмурясь. Она знала, насколько необходимо сказать то, что она сейчас скажет, как бы ей ни хотелось этого избежать. Возможно, прямое сообщение — это самый лучший способ.— Филипп Лейланд,— неспешно произнесла она,— на мой взгляд, является самым самонадеянным человеком, каких я только знаю, и уж наверняка — самым самонадеянным человеком здесь, на Хуамасе.

— На Хуамасе? — Моргана недоверчиво повторила эти слова, и ее расширившиеся глаза впились в лицо Несты, неосознанно моля ее, чтобы это оказалось неправдой.— Филипп здесь… на Хуамасе?— Оцепенение, овладевшее на секунду ее мыслями, рассеялось, и волна протестующей недоверчивости пробежала по напрягшимся нервам.— Не может быть,— беспомощно добавила она.

— Боюсь, что может.— Неста пожала плечами.— Я решила, что лучше будет вас предупредить. Вы наверняка с ним встретитесь — остров слишком мал.

Моргана неуверенно кусала губы, а взгляд ее был одновременно недоумевающим и несчастным. Она приехала на Хуамасу, где ей ничто не должно было напоминать о нем,— и он оказался здесь, чтобы лишить ее с таким трудом завоеванного спокойствия. Какая жестокая шутка судьбы!

— Что он здесь делает?

— Его привез Фелипе в связи с какими-то строительными работами.

Опять Фелипе! С горькой нелогичностью она винила его за ожидавшие ее новые страдания, и это стало еще одним обвинением против него.

И тут произошло нечто странное. Внезапно она увидела перед собой насмешливые темные глаза Фелипе де Альвиро Риальта, словно принижающие ее любовь, отстраненно ироничные, и это подействовало на нее мобилизующе. Она взглянула на его мысленный образ с вызовом и неприязнью, пока он не поблек и пред ней снова не предстали черты мужчины, которого она любила, которого всегда будет любить.

Потом она вспомнила, «всегда» для нее продлится совсем недолго.

3

Моргана с удовольствием оглядела свою комнату. Она впервые осознанно обратила внимание на то, что ее окружает. Вчерашний день оказался утомительным, и к этому еще прибавилось радостно-горькое известие о том, что Филипп — тут, на острове.

Стены комнаты были покрыты бледно-зеленой штукатуркой, на полу из темного натертого дерева рядом с кроватью лежал пушистый зеленый ковер. Еще один, более темного зеленого цвета, устилал комнату во всю ее длину, а туалетный столик и гардероб были из того же темного дерева, что и пол. В углу стоял маленький секретер со стулом, а у высоких окон, выходивших на крошечный балкончик, стояло большое удобное кресло.

Потом она вспомнила о Филиппе, и радость, которую доставила ей красочная и такая «неанглийская» комнатка, куда-то разом исчезла.

Как сказала мисс Брутон, они неизбежно должны будут встретиться. Моргана была рада, что оказалась предупреждена. Так ей легче будет скрыть, как много он по-прежнему для нее значит. Она даже попробовала представить себе эту первую встречу.

Удивится ли он, увидев ее? Возможно. Но дальнейшее она не может себе представить. Мысли настойчиво возвращались к чему-то другому, о чем ей совсем не хотелось бы думать. На острове ли та, другая девушка — девушка, из-за которой Филипп написал роковое письмо? Может быть, какая-нибудь прекрасная темноглазая португалка. Он написал то письмо в Англии, но вполне мог познакомиться с девушкой где-нибудь в другом месте, не на Хуамасе. А теперь, возможно, она здесь, с ним.

Потом, как и накануне, она почему-то подумала о Фелипе де Альвиро Риальта и, виновато сморщив носик, удивилась, с чего это она вдруг о нем вспомнила. Просто удивительно, как неприязнь заставляет все время вспоминать — не меньше, чем любовь. Она без всякого повода вдруг начинала думать о нем; может, он вспоминался ей специально для того, чтобы досадить своей надменностью и холодной самоуверенностью.

И тут, словно повинуясь ее мыслям, нарочно, назло им, у дома остановилась знакомая черная машина.

Неста полулежала в удобном плетеном кресле в саду, обложенная подушками, наслаждаясь утренним солнцем, и Моргана увидела, как она с приветливой улыбкой повернулась к приехавшему. Против воли она восхитилась бессознательной уверенностью его высокой стройной фигуры и гордой посадкой головы. На маркизе опять был безупречно белый костюм, подчеркнувший темные волосы и смуглую кожу.

Моргана отодвинулась от окна, опасаясь, как бы кто-нибудь из них не глянул вверх. Она надеялась, что ей не придется присоединяться к ним, и пыталась уверить себя в том, что в этом нет никакой необходимости. В конце концов, она находится здесь в качестве медсестры, а не гостьи, так что в ее обязанности не входит помогать Несте с приемом посетителей.

Вскоре в дверь тихо постучали, и, когда она отозвалась, вошла Тереза. Ее возбуждение было настолько заметно, а причина его столь очевидна, что Моргана снова почувствовала, как в ней поднимается раздражение. Право же, можно подумать, что явилась особа королевской крови, сердито подумала она, слушая Терезу.

Оказывается, судьба решила иначе. И не позволила Моргане избежать новой встречи с человеком, который так ей не нравился: Неста приглашала ее спуститься.

Она уже собралась было неохотно пройти вслед за Терезой к двери, когда в голову ей пришла мысль, заставившая ее остановиться. Моргана решительно сверкнула глазами:

— Передайте мисс Брутон, что я спускаюсь.

Когда за служанкой закрылась дверь, Моргана быстро подошла к гардеробу и достала свежее форменное платье. Бледно-зеленое полотняное тоже было хорошо и очень шло ей, но она поспешно переоделась в форму. Значит, Фелипе не нравится форма, прошептал тихий злорадный голосок у нее в голове, хотя она старалась делать вид, что не слышит его.

Когда Моргана наконец спустилась вниз, почти следом за Терезой, она казалась холодной и сурово-отстраненной в своем крахмальном белом платье и жесткой косынке.

При ее появлении маркиз встал, и она безошибочно различила искорку сардонической насмешки в его темных глазах, пока Неста официально знакомила их друг с другом. Она также знала, что его взгляд критически скользнул по ее форменному платью, и была вдвойне рада, что надела его.

— Фелипе предложил мне подборку книг из своей библиотеки,— сказала Неста.— Если вы не против, вы могли бы вернуться, с ним, и взять их для меня.

— Конечно, я не против,— вежливо ответила Моргана, хотя этого ей хотелось меньше всего.

— Возможно, там что-нибудь заинтересует и вас, мисс Кэрол,— предложил Фелипе, и в голосе его снова послышались приятные неанглийские интонации.— Если вы вернетесь со мной в «Паласио» за книгами для сеньоры, то сможете сделать выбор.

— Благодарю вас, сеньор,— ответила Моргана не менее вежливо, не имея никакого намерения воспользоваться его предложением. Поскольку у нее нет выбора, она возьмет книги для мисс Брутон, но ни за что не примет ничего сама. К тому же перспектива находиться в его обществе отнюдь не радовала ее, так что она постарается вырваться как можно быстрее.

Она повернулась к мисс Брутон и, надеясь, что удастся быстро улизнуть, спросила:

— Попросить Терезу принести шоколад? Прежде чем ответить, Неста взглянула на маркиза:

— Вы выпьете с нами шоколада, Фелипе?

Он улыбнулся, любезно принимая ее предложение, и сказал что-то по-португальски как раз тогда, когда Моргана начала надеяться, что он спешит. Было бы лучше как можно скорее покончить с неприятной поездкой и вернуться с книгами.

Она быстро отвернулась, и тут заметила на столике крошечный колокольчик. Теперь у нее нет предлога оставить их и уйти искать Терезу, и она неохотно взяла колокольчик, надеясь, что Тереза его не услышит, и в то же время зная, что это безнадежно. Тереза наверняка где-нибудь поблизости на случай, если она понадобится, возбужденная перспективой прислуживать такому высокому посетителю.

— Вы совсем не знаете португальского, мисс Кэрол? — осведомился Фелипе с бесстрастной вежливостью, когда она вернула маленький серебряный колокольчик на стол.

— Совершенно не знаю, сеньор. Это признание доставило ей некоторое удовольствие.

— Жаль. Вам бы он пригодился. Надо принять меры, чтобы исправить такое положение дел.

Тут Моргана крепко прикусила язычок, чтобы не обронить какую-нибудь резкость. Ее снова возмутила его уверенность в том, что все подчинятся распоряжениям хозяина Хуамасы.

— Благодарю вас, сеньор,— ответила она вежливо,— но я считаю, что нет смысла утруждать себя. Я недолго пробуду на острове.

— Все еще не передумали? Ах, ну да, прошло еще очень мало времени. Вы пробыли здесь всего день.

Опять ей показалось, что он счел вопрос о ее пребывании на Хуамасе решенным. Она снова с трудом удержалась от того, чтобы не сказать, что хотя он на Хуамасе и господин, но не имеет власти над ее жизнью или поступками, и она не подчинится его воле.

— Я боюсь, что у меня нет выбора: я должна буду вернуться в Англию,— ответила она вместо этого, чувствуя, что слова ее звучат очень сдержанно по сравнению с тем, что ей хотелось бы высказать.

Мисс Брутон быстро взглянула на нее, гадая, не вспомнила ли девушка в этот момент о том, как бежит ее время, но по Моргане нельзя было сказать, что ее мысли заняты такими мрачными и удручающими вещами. Когда она отдавала распоряжения Терезе, казалось, что лицо ее совершенно спокойно и ничто его не тревожит.

Тереза сделала книксен с тем же выражением гордого возбуждения. Снова догадавшись, чем оно вызвано, Моргана покрепче взяла себя в руки, поворачиваясь к остальным. Странно, что ее так выводит из равновесия эта неприязнь к маркизу.

— Вам нравится вилла? — услышала она вопрос, заданный ровным непривычным тоном.

— Она очаровательна.

Отвечая, она снова чуть ли не с осуждением подумала о том, как он привлекателен, одновременно уверив себя в том, что эта-то привлекательность ей и не нравится. Он был слишком темным, почти грозным — по сравнению со светлым Филиппом.

— Возможно, вы найдете «Паласио» привлекательным,— он с улыбкой посмотрел на Несту.— Вы не могли бы отпустить вашу внимательную медсестру ненадолго?

— Совсем не обязательно спешить,— отозвалась мисс Брутон с веселой искоркой в глазах, словно точно знала, о чем сейчас думает головка под крахмальной белой косынкой.

Моргана ограничилась ответной улыбкой и с радостью увидела Терезу, выходящую из дома с подносом. Она не сомневалась, что не смогла бы никого поблагодарить за это нежеланное приглашение — даже Несту.

Пока Тереза подавала им шоколад, Фелипе говорил с ней по-португальски, а та, расплывшись в гордой улыбке, отвечала ему, а потом с улыбкой вышла. Моргана снова ощутила укол раздражения, и не заметила, как начала хмуриться, пока не услышала смеющийся голос Несты.

Когда наконец наступило время попрощаться с Нестой и пройти вместе с аристократическим гостем туда, где их ждал лоснящийся чудо-автомобиль, Моргана обнаружила, что ей совершенно не хочется ехать. Тем не менее, она не колеблясь, уселась на переднее сиденье.

Пока маркиз включал зажигание, она повернулась, чтобы послать Несте улыбку, а потом, когда уже не было предлога отворачиваться, стала рассматривать все вокруг. Невольное чувство вины подсказывало ей, что следовало бы по крайней мере предпринять попытку завязать разговор. Однако она постаралась успокоить себя мыслью, что, возможно, он тоже не совсем расположен к беседе, и продолжала молчать, пока он не сказал, не отрывая взгляда от дороги:

— Я вам не нравлюсь, мисс Кэрол. Интересно, это потому что я не англичанин?

Это было сказано так небрежно, почти без интереса, что на мгновение Моргана даже ушам своим не поверила. Когда, наконец, до нее дошло, что он на самом деле сделал это невероятное замечание,— его, конечно, нельзя было расценить как начало разговора на нейтральную тему,— ей так и захотелось сказать, что ее ничуть не интересует его национальность, он просто ей не нравится.

Моргана бросила на него быстрый взгляд, но он смотрел прямо перед собой, и его лицо оставалось непроницаемым. Казалось, что его вообще не волнует ее ответ. Тем не менее, она сочла благоразумным произнести хоть что-то.

— По-моему, вам показалось, сеньор.

— Возможно.

Если ее голос был сдержанным и тщательно маскировал все эмоции, то он снова говорил отстраненно и равнодушно. В конце концов, что ему за дело, если такая неприметная личность, как Моргана Фэй Кэрол, вдруг невзлюбила маркиза де Альвиро Риальта?

Они какое-то время ехали в молчании, и Моргана с удивлением пыталась понять, почему он вдруг произнес это. Право же, он занимает слишком высокое положение, чтобы его волновала антипатия какого-то ничтожества вроде медсестры Кэрол. Но, с другой стороны, его это, по-видимому, нисколько не озаботило. Он просто отметил это с почти оскорбительной небрежностью, а потом вернулся на свою неприступную вершину.

— Поскольку ваше пребывание на Хуамасе ограничено, следует устроить так, чтобы вы получше познакомились с островом,— объявил он, прерывая мысли, которые все равно крутились вокруг него. Можно подумать, она какая-то заезжая туристка, которой надо как можно плотнее заполнить каждую минуту, возмущенно подумала Моргана.

— Когда представится время, я отвезу вас в центр острова.

— Благодарю вас, сеньор,— ответила она ровным голосом, не имея намерения воспользоваться его предложением, но, очевидно, ее недовольство было недостаточно хорошо скрыто.

— Но вам оно не вполне по вкусу? — подсказал он.— Интересно, почему? Моргана закусила губу:

— Вам показалось, сеньор.

— Опять мне кажется,— флегматично проговорил он.— Я обнаружил, что у меня живое воображение, мисс Кэрол. Мне кажется, что я вам не нравлюсь. И еще — что вам не хотелось бы ехать со мной.

На этот раз Моргана не смогла удержаться, чтобы не кинуть на него возмущенный взгляд.

— Возможно, мне не нравится, когда за меня так бесцеремонно принимают решения,— парировала она.

— Но почему? Когда имеешь дело с женщинами, приходится все устраивать самому.

Моргане понадобилась целая минута, чтобы овладеть мыслями, которые опять захлестнул гнев. Никогда она не думала, что мужчина может быть таким невыносимым, оставаясь при этом отстраненным и сдержанным!

— Может, португальские девушки другие,— начала она, твердо намереваясь не давать волю своему непослушному язычку, с которого так и рвались совершенно другие слова.— Мы, англичанки, предпочитаем сохранять независимость.

— Ах, да: знаменитая английская независимость.— В темных глазах появилась легкая насмешка — и в любезном невозмутимом голосе тоже.— Интересно, мисс Кэрол, были ли вы когда-нибудь влюблены?

Мгновенное воспоминание о Филиппе ножом ударило ей в сердце, но ответила она с хорошо разыгранным равнодушием:

— Когда-то я думала, что влюблена. Но это прошло.

— Интересно, была ли это любовь? — Его спокойные темные глаза на мгновение остановились на ней.— Вы, англичане, слишком небрежно относитесь к чувствам. По-моему, вы даже не знаете, что такое любовь.

— Множество людей в Англии вступают в брак, сеньор,— возразила она не без резкости.— Не хотите ли вы сказать, что они делают это без любви?

Он пожал плечами и чуть шевельнул аристократически красивой рукой, лежавшей на руле,— жест пренебрежения.

— Это не та любовь, какую знают португальцы.

— Ее в Англии хватает.

— Ее может не хватить, если вы задержитесь на Хуамасе,— сказал он, наблюдая за ее непроницаемым, как маска, лицом, словно хотел добраться до самой сути того, что за ним скрыто.

— Но я здесь не задержусь, так что мне можно ничего не опасаться,— ответила Моргана, надеясь закончить этот разговор.

Ну конечно же. Я забыл, что времени так мало.

Сквозь деревья постепенно стал виден «Паласио». Две высокие башни с одной стороны явно напоминали Восток, да и остальная часть здания, насколько его можно было разглядеть, имела фантастический вид мавританского дворца.

Неудивительно, что он так хладнокровно невозмутим, словно он не простой смертный. Так легко воспринять это огромное и сказочно красивое здание его обиталищем. Он здесь родился, и к нему перешел древний титул, громадное состояние и, наверное, целая армия слуг, готовых выполнить каждое его желание,— он управляет целыми деревнями. Практически всем островом Хуамаса. А с этой мыслью снова вернулось раздражение. Несправедливо, чтобы у одного человека была такая власть. В конце концов, он всего лишь обычный смертный, как и все остальные.

Она не знала, что маркиз внимательно наблюдал за нею. Когда он заговорил, в голосе его опять звучала легкая насмешка:

— Вам не нравится «Паласио», сеньора?

— Прекрасен, но немного пугает.

— Вы привыкнете.

Легко взяв ее под локоть, он повернулся и повел ее в здание, где пол был целиком сделан из крошечных блестящих темно-синих плиток, казавшихся такими хрупкими, что она едва осмелилась пройти по ним.

Моргана подумала, что вряд ли смогла бы когда-нибудь привыкнуть к такому удивительному месту, и без особого любопытства попробовала понять, почему он сказал это. Сомнительно, чтобы ей пришлось много раз навещать «Паласио», если вообще она когда-нибудь приедет сюда еще. По крайней мере, постарается этого избежать. Она намерена держаться как можно дальше от Фелипе де Альвира Риальта.

Он усадил ее в кресло с причудливой резьбой и пошел к шкафчику, стоявшему у стены.

— Сначала мы выпьем чего-нибудь прохладного, а потом я отведу вас выбирать книги в моей библиотеке.— Он наполнил хрустальную рюмку сверкающей янтарной жидкостью и передал Моргане со словами: — Легкое вино, которое пьянит чуть больше, чем знаменитый английский лимонад.— Его собственная рюмка содержала жидкость другого оттенка. Он продолжил, и в его приятный непривычно звучащий голос вернулась чуть насмешливая интонация:— Вы можете пить без опасения Оно совершенно безобидное.

Моргана не ответила, осторожно пригубив вино. Оно было приятно прохладным, но у нее не было уверенности, что оно на самом деле столь же безобидно, как лимонад.

Он уселся напротив нее, и она снова заметила, что он необычайно привлекателен. Интересно, знает ли он сам об этом, подумала она. Скорее всего да. Он слишком от мира сего, чтобы это было не так. Другое дело, будет ли им самим когда-либо двигать чувство. Кажется, он слишком отстранен, чтобы испытывать сильные эмоции.

— У вас дар безмятежною молчания, мисс Кэрол.

— У меня дурная привычка мечтать,— отозвалась Моргана со слабой улыбкой, надеясь, что он не спросит, о чем эти мечты. Конечно, почти неизбежно, он это сделает. Казалось, он считает своим естественным правом задавать личные вопросы. Наверное, это свойство хозяина Хуамасы, подумала она. И не сразу сообразила, что возникшая неприязнь несколько смягчается, уступая место ироничной покорности.

— Интересно, о чем мечтают юные англичанки?

— О разном,— любезно ответила Моргана, полная решимости на этот раз не дать ему вывести себя из равновесия.

— О романтической любви? Или это нечто, о чем англичанки не разрешают себе мечтать?

Моргана обнаружила, что решение не поддаться раздражению гораздо легче принять, чем сдержать.

— По-моему, англичанки не менее романтичны, чем все остальные,— сказала она чуть обиженно.— Я и сама, бывало, мечтала о сказочном принце, который примчится на белом скакуне.— Конечно, такое признание сделало ее открытой для ироничного замечания, и она добавила, поспешно пожав плечами, надеясь, что все получается достаточно небрежно:— Конечно, это было много лет тому назад.

— А потом вы выросли? — подсказал он.

— Выросла, сеньор.— Она бросила на него вызывающий взгляд.— Но это не значит, что романтике нет места, даже в Англии. Пусть и без белого скакуна.

Невольно по лицу ее пробежала тень. Для нее романтической любви уже не будет. Неумолимо и безжалостно ее время подходит к концу.

— Но для вас романтики уже нет? — осведомился он.— Вы больше в нее не верите? Может быть, с того времени, когда вы думали, что влюблены?

На мгновение Моргана снова почувствовала, как ее подталкивает бесенок раздражения, и хотела было спросить его, какое ему до всего дело,— но сразу поняла, что лучшей защитой будет маска полного безразличия.

— Я достаточно в нее верила, чтобы заключить помолвку,— призналась она, пожимая плечами.

— А потом?

— Мы с Филиппом решили, что не подходим друг другу. Мы расторгли помолвку по взаимному согласию.

Она разрешила себе солгать и в то же время с поднимающимся в душе возмущением удивилась, что заставило ее так откровенно говорить с человеком, который, в конце концов, для нее совершенно посторонний. Еще сильнее удивило ее то, что она может так притворяться и что боль прошла.

— Филипп,— задумчиво заметил он.— Может быть, именно поэтому я так вам не нравлюсь. Мое имя — такое же, как у человека, которого, как вам казалось, вы любили?

— Ваши имена на самом деле не похожи.— На этот раз она даже не стала пытаться отрицать, что он ей не нравится.— Нет абсолютно никакого сходства. Филипп очень светлый.

— И очень англичанин?

В его голосе снова послышалась едкая насмешка.

— Пусть так — и очень англичанин. Он смотрел, как она ставит рюмку на столик, и заметил почти небрежно:

— И все же, несмотря на разорванную помолвку, по-моему, вы не любили. У вас вид неразбуженный.— Заметив, что по ее щекам неудержимо разливается румянец, он чуть заметно улыбнулся.— Вы краснеете? Интересно почему?

— Я не привыкла обсуждать такие темы. Улыбка Фелипе стала насмешливее.

— Вы, английские девушки, гордитесь тем, что независимы, но во многом вы более старомодны, чем наши португальские девушки, за которыми так строго присматривают.

Моргана бросила на него быстрый взгляд, потом снова отвела глаза.

— Может быть, мы не придаем такого значения любви.

— Это совершенно очевидно.— Она почувствовала на себе эти проницательные темные глаза, и ей с великим трудом удалось казаться невозмутимо спокойной.— Интересно, что же значит для вас любовь?

— Интересно, а что любовь значит для вас?— не выдержав, парировала Моргана.

— Что значит любовь для любого португальца? — Голос его звучал совершенно серьезно, но она, даже не глядя на него, знала, какое выражение, увидела бы на его лице.— Любовь…— Она удержалась от соблазна взглянуть на него, и он продолжал наигранно-серьезным тоном:— Она приходит быстро, при первой же встрече. Может, сразу этого и не понимаешь, но ощущаешь какое-то беспокойство и возвращаешься в мыслях к этой встрече — и к следующим. Притяжение становится все сильнее, пока не превратится в бушующее внутри пламя.— Насмешливый поддразнивающий взгляд обратился к ней, и она не смогла от него уклониться.— Вы не верите в такое чувство?

— Я удивлена, что вы в него верите,— быстро отозвалась Моргана.

— В вас самих чувство еще настолько крепко спит, что вы ничего не знаете о чувствах окружающих,— сказал он ей, доставая из кармана золотой портсигар.— Закурите? — В ту же секунду он поправился:— Я забыл. Вы не курите, когда вы в форменном платье.— Его взгляд снова скользнул по ней, и она с изумлением обнаружила, что глаза у него не черные, а очень темного зеленого цвета.— Интересно, я когда-нибудь встречу вас, когда на вас не будет формы?

Моргана изобразила вежливую далекую улыбку:

— Я иногда одеваюсь не в форму, но к ней так привыкаешь.

Он встал, и Моргана тоже поднялась на ноги, разглаживая накрахмаленную материю. Снова поддерживаемая под локоть, она вышла в огромный просторный холл, чувствуя себя потерянной и подавленной окружающим величием, а потом прошла к другой двери в коридоре. Он открыл ее и посторонился, приглашая ее пройти: снова он был любезным хозяином дома, почему-то более отстраненным, чем тот человек, который подсмеивался над ее не проснувшимся чувством.

Моргана медленно прошла внутрь, с удовольствием оглядывая бесконечные ряды книг. Как бы эта комната понравилась ее отцу! Он так гордился своим скромным собранием книг и так о нем заботился.

Фелипе подошел к одной из полок и снял с нее толстый том, переплетенный тисненной золотом кожей.

— По-моему, вам это будет интересно, сеньора. Возьмите эту книгу и прочтите ее. Моргана неохотно взяла книгу.

— Мне бы не хотелось брать ее, если она редкая.

— Ничего страшного.— Она еще приходила в себя от этого замечания, когда он добавил:— По-моему, вы любите книги, мисс Кэрол.

Моргана кивнула:

— Очень.— Она провела пальцем по мягкой коже переплета.— Я буду с ней осторожна, сеньор.

Наступило молчание.

— Я думаю, мне следует вернуться к мисс Брутон,— проговорила она, взглянув на него. Если ему прискучило ее общество и не терпится от нее избавиться, то ей ничего другого и не нужно.— Приближается время, когда мне надо будет заняться ее ногой,— добавила она.

Он сам не отвез ее обратно, хотя при прощании был таким обходительным и любезным, словно она — почетная гостья, а не просто медсестра Кэрол.

— Адеус, мисс Кэрол,— сказал он, чуть наклоняя свою темноволосую голову, когда машина уже отъезжала.

— До свидания, сеньор,— отозвалась Моргана и не разрешила себе оглянуться, несмотря на то, что ей почему-то хотелось это сделать.

Возвращение домой было гораздо менее напряженным и неловким — машину вел прекрасно вымуштрованный шофер,— но почему-то Моргана все время возвращалась мыслями к человеку, с которым только что рассталась.

Что за странная и невозможная личность! Были минуты, когда он начинал ей почти нравиться, потом какое-нибудь неуместное замечание заставляло раздражение разгореться с новой силой, словно какой-то женский инстинкт подсказывал ей, что необходимо сопротивляться этой властной и яркой притягательности, которая должна так нравиться большинству женщин. И тем не менее она не могла бы представить себе, чтобы он стал пленником чьих-то чар. Он слишком холоден и уверен в себе. Несомненно, он когда-нибудь женится, но только ради продления рода, чтобы его сын стал новым маркизом де Альвиро Риальта.



Через несколько дней Моргане, наконец, пришлось пройти через то испытание, которое ее так пугало. Она была в саду и собирала цветы, чтобы поставить в комнатах, когда звук подъезжающей машины заставил ее обернуться. Это была не одна из тех роскошных сверкающих моделей, которые она уже видела, а гораздо менее шикарная небольшая машина, которую даже не мешало бы помыть. Она рассеянно подумала, кому бы мог принадлежать неказистый автомобиль, но тут солнце отразилось от золотистых волос, и она отпрянула, невольно прижав руку к губам, словно защищаясь.

— Филипп!

Возглас был инстинктивным, но через мгновение она напряглась и взяла себя в руки, потому что была заранее предупреждена.

— Моргана!

Она увидела на его лице выражение полнейшего изумления, а потом что-то еще, что не смогла разобрать,— и тут же лицо его тоже стало замкнутым и непроницаемым.

Он удивленно взмахнул рукой:

— Моргана… но как?..

Моргана уже совершенно овладела собой и неспешно нагнулась, сорвав еще один цветок: огромный, ярко-красный, источавший чувственный аромат.

— Как я здесь очутилась?— Она нарочито небрежно пожала плечами.— Я приехала с пациенткой. Я совершенно не ожидала, что ты окажешься на Хуамасе, Филипп.

Пусть не думает, будто она приехала на остров следом за ним!

— Я молил Бога, чтобы мы когда-нибудь снова встретились, но не осмеливался надеяться на такой случай.

Моргана заставила себя равнодушно отвернуться от улыбки, которую помнила так хорошо.

— Зачем, Филипп? Между нами все кончено.

— Неужели? — Он отнял у нее цветы и небрежно бросил их на траву, а потом попытался поймать ее руки, но она не далась.

— Это ты привел к разрыву, Филипп,— напомнила она негромко, не понимая, что происходит, и почему-то испытывая недоверие.

— Я был глуп.

— Что предпочел кого-то другого? — Она даже сумела чуть улыбнуться.— Ты был вправе передумать.

— А что если на самом деле я не хочу передумывать? — Голос его зазвучал мягко и убеждающе.— Позволь мне объясниться, прежде чем ответишь.— Не дав ей возможности согласиться или отказаться, он продолжил: — Это случилось в поезде. Мы начали разговаривать, как это бывает во время долгой поездки. Оказалось, что мы едем в одно и то же место, и к моменту приезда я был совершенно околдован. Все произошло так внезапно. Мы встретились снова, и я решил, что люблю ее. Она ничего о тебе не знала.

— Как удобно,— заметила Моргана и не смогла спрятать горечи.

— Не сердись,— мягко сказал он.— Только позволь мне, и я обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы стереть память об этих горестных неделях.

Моргана повернулась и взглянула прямо ему в лицо:

— Ты хочешь сказать, что жалеешь о разрыве помолвки?

Он уклонился от ответа.

— Я понял, что сменил золото на мишуру. Та, другая… Это была не любовь. Это вспыхнуло так неожиданно, а потом…— он сделал выразительный жест пальцами,—…все. Я не прошу, чтобы ты прямо сейчас возобновила нашу помолвку…— Этого ему совершенно не хотелось. Он не был готов так дорого заплатить за то, чтобы не скучать, хотя в прошлый раз порвать отношения оказалось достаточно легко.— Только позволь мне снова видеть тебя, вернуть твое доверие.

Положив руки ей на плечи, он попытался повернуть Моргану к себе, но она отстранилась.

— Я прощу тебя, если ты просишь. А сверх того…— Она покачала головой.— Между нами больше ничего не может быть. То, что было, погибло. Это и к лучшему. Мы могли бы пожениться, а потом обнаружили бы, что не подходим друг другу, что между нами было только физическое влечение.

Он вдруг улыбнулся и сжал руками ее плечи, не сомневаясь в своей власти над ней.

— Ты мелешь вздор, дорогая. Думаешь, я не видел, что было в твоих глазах, когда ты меня заметила? Я тогда не поверил — боялся надеяться. Но теперь уверен. Ты пытаешься саму себя убедить. Может, себя ты и убедила, но не меня.

Он попытался притянуть ее к себе. Однако Моргана наконец поверила его словам и не уступила, потому что ему нельзя было ее любить.

— Не могу понять, ты просто слеп или настолько самоуверен, Филипп? — Ее притворный гнев был идеален, хотя дался ей с огромным трудом.— Что бы тебе ни привиделось в моих глазах, это была не любовь. Конечно, я удивилась, увидев тебя здесь.

— Удивилась, но и обрадовалась.

Он снова попытался прижать ее к себе, но прекратил дальнейшие попытки после того, как она вырвалась с такой решительностью, что удержать ее дальше он смог бы только силой.

— Пожалуйста, уходи, Филипп. Нет смысла продолжать разговор.

Изумленный, он резко повернулся и направился к своей машине.

Моргана провожала его взглядом, не зная, о чем он думает, но все же заметила что-то странное в его облике. Удивительно, как она смогла устоять? Или ей помогло подсознательное ощущение неискренности Филиппа?

Она повернулась и быстро пошла к дому, но, вспомнив о цветах, вернулась, чтобы подобрать их, и только потом направилась к вилле.

4

— Колдунья Моргана-ле-Фэй,— задумчиво проговорила Неста.— Фелипе был прав. Вам действительно идет это имя.

Не переставая массировать больную ногу, Моргана подняла горьковато-насмешливые глаза:

— Только вот заклинаний я не знаю никаких, иначе не осталась бы с расторгнутой помолвкой,— отозвалась она.

— Не думайте о нем,— решительно сказала Неста.— Он не пытался с вами связаться?

— Он и правда прислал мне записку и пригласил пообедать, но я отказалась. Сказала, что слишком занята.— Тут она улыбнулась, в глазах зажглась озорная искорка.— Совершенно наглая ложь: у меня здесь так мало обязанностей!

— Не беспокойтесь, стоит ему только попробовать вас пригласить еще раз, и я превращусь в капризную пациентку и откажусь отпустить вас,— мгновенно отозвалась Неста. Она открыто посмотрела на Моргану.— Сказать вам настоящую причину, по которой он хочет вас видеть?

— Попробуйте.

— Филиппу Лейланду скучно здесь, на Хуамасе. Он любит развлечения, а здесь их нет. Сливки общества к которым, по его мнению, он принадлежит, его не принимают, а он считает себя выше всех остальных.— Она заметила выражение лица Морганы и добродушно пожала плечами.— Ладно, я знаю, что вы не желаете мне верить, так что оставим этот разговор. Как бы то ни было, вы начинаете от него излечиваться, иначе вы не смогли бы шутить по поводу того, что потеряли Филиппа.

— Правда?

Моргана не без удивления посмотрела на собеседницу. Сначала ей подумалось, что в этом утверждении может быть доля истины. Казалось, что старая боль стала менее мучительной, но, может быть, это случилось из-за того, что где-то в глубине подсознания, куда она эту боль загнала, теплилась уверенность, что страдать остается уже совсем недолго. Возможно, если (или, точнее, когда) она снова увидит Филиппа, смятение снова вернется.

Неста осторожно отвлекла ее от тревожных мыслей, и Моргана начала рассказывать ей о маленьком домике в пригороде Лондона, где они были так счастливы, и о том дне, когда, придя с работы, она нашла отца неподвижно сидящим в кресле. С тех пор прежней жизни уже не было. Она уехала из домика — все равно они его только снимали,— продала мебель, поселилась в комнатке пансионата в Кенсингтоне и постаралась избавиться от ощущения потерянности, погрузившись в работу. В какой-то мере ей это удалось, и тут в ее жизнь вернулся Филипп, мужчина, а не тот парнишка, которым она когда-то восхищалась издалека. И она снова стала ранимой.

Она не облекла эту последнюю мысль в слова, но Неста догадалась и мягко вернула девушку к разговору об отце, называвшем ее колдуньей Морганой-ле-Фэй. Но современная тезка легендарной королевы-колдуньи не имела сказочной власти обмануть ожидавшую смерть — власти, которой обладала та, другая Моргана-ле-Фэй.

Хотя Несте было интересно, она не могла целиком сосредоточиться на разговоре. Затаившаяся за белоснежным умным лбом Морганы смерть казалась столь ужасной, что все начинало представляться совершенно бессмысленным. И благодаря какой-то странной проницательности Неста знала, что Моргана тоже думает об этом.

— Расскажите, если хотите,— мягко произнесла она.— Иногда это помогает. Моргана колебалась.

— Говорить, в сущности, не о чем. Что-то у меня внутри, с чем они не могут справиться и что должно, было бы убить мгновенно. А вместо этого получилось замедленное действие, как у взрывного устройства,— добавила она, слабо улыбнувшись.— Болей не будет почти до самого конца, а на этот случай у меня есть таблетки.

Несмотря на неуверенную улыбку, голос невольно сорвался, и Несте пришлось крепко сжать губы, чтобы не задрожали, чтобы не дать пролиться слезам, навернувшимся на глаза: она не сомневалась, что Моргане это было бы неприятно.

— Дитя, если бы мы могли хоть что-то сделать!

В голосе ее слышалась горькая бессильная мольба к судьбе, но Моргана покачала головой, снова взяв себя в руки. Только лицо ее по-прежнему оставалось бледным.

— Ничего нельзя сделать.

— Может быть, вам следует побольше отдыхать? — Неста нахмурилась, глядя на свою ногу, которая все еще не давала ей свободно двигаться.— Я чувствую себя ужасной симулянткой с этой глупой ногой, которая приносит вам столько забот.

Моргана чуть грустно засмеялась.

— Мне нет необходимости раньше ложиться спать или больше отдыхать. Вам внимание гораздо нужнее, чем мне. Мое здоровье ничуть не испортится.

Неста взглянула на нее, стараясь увидеть, что таится за бледной маской лица, улыбающегося даже при виде смерти.

— Не понимаю вас, дитя,— наконец проговорила она.— Как вам удается принимать все так философски? Мне кажется, я бы каждую минуту возмущалась несправедливостью судьбы.

— Сначала так и было, но потом я примирилась с собой. У меня осталось чуть-чуть времени, я не намерена прекращать нормальной жизни, пока будет возможно.— Она решительно улыбнулась и выпрямилась.— По-моему, вам хватит слушать про мои неприятности. Извините, что я вас ими заморочила, мисс Брутон.

— И дальше делайте это, как только придет желание поговорить. Если это вам помогает,— сразу же откликнулась Неста.— А теперь отправляйтесь в сад. Сидите на солнышке и читайте вашу книгу. Про короля Артура, возлюбленного Морганы-ле-Фэй.

Моргана неуверенно посмотрела на нее:

— Я больше ничего не могу для вас сделать?

— Абсолютно ничего. Делайте, что вам сказано,— распорядилась Неста.— Я, между прочим, ваша работодательница, девочка моя.

— Да, мисс Брутон,— покорно проговорила Моргана и отправилась к себе в комнату за книгой.

В саду она устроилась на плетеном диванчике, на котором Неста часто лежала, когда бывала на воздухе, и открыла книгу. Она казалась старинной и дорогой, и девушка держала ее очень осторожно. Было немного удивительно, что у Фелипе в собрании оказались английские книги, но, с другой стороны, он настолько хорошо говорил по-английски, что наверняка читал на этом языке почти так же легко, как и на португальском.

Через несколько секунд она перевернула страницу, но было нелегко сосредоточиться на чтении. На нее лились потоки солнечных лучей, благословенно теплые и дремотные, и она не сомневалась, что ей понравилось бы жить на Хуамасе. Она уже успела влюбиться в остров, пусть видела пока сравнительно немного,— хотя ни за что не призналась бы в этом Фелипе.

Тут она вновь вспомнила о Филиппе. Ведь имена их были и правда похожи, если не считать произношения.

Может, сложись все по-другому, она приехала бы сюда как молодая жена Филиппа? Тогда Хуамаса была бы не просто прелестна — она показалась бы земным раем.

Брошенный на часы взгляд подсказал ей, что, по всей видимости, Неста сейчас уже готова спуститься вниз и полежать на кушетке в гостиной. Моргана была рада отвлечься от мыслей о Филиппе, занявшись своими обязанностями.

— Я забыла сказать вам раньше,— с места в карьер объявила Неста, когда Моргана вошла к ней в комнату.— У нас на утреннем шоколаде будут гости.

— Чудесно,— улыбнулась Моргана, но ее улыбка тут же сменилась гримаской.— Надеюсь, это не маркиз.

Мисс Брутон расхохоталась.

— Не маркиз.— Она внимательно всмотрелась в девушку своими по-птичьи яркими и озорными глазами.— Вы его всерьез невзлюбили.

— Он заставляет меня кипеть,— откровенно призналась Моргана.— Он что-нибудь объявляет, и считается, что все моментально должны подчиняться его пожеланиям.

— Вы слишком независимы. Он привык к робким и сверхженственным португалкам. Не следует об этом забывать.

— Хотела бы я, чтобы он сам не забывал,— пробормотала Моргана почти про себя.

— Может, и не забывает,— ответила Неста Моргана бросила на нее вопрошающий взгляд, пытаясь расшифровать это странное заявление, но не могла представить себе, с чего бы вдруг сказочному хозяину Хуамасы могло захотеться сразиться с ее чувством независимости,— разве только из-за желания властвовать на острове нераздельно, над всем и вся. Но это говорило бы о характере довольно мелочном, а каким бы Фелипе ни был, мелочным его не назовешь.

— Ну так кто же придет? — спросила она у Несты, решив, что они достаточно долго говорили о Фелипе де Альвиро Риальта.

— Сеньора Пакита Акуарас.

Моргана чуть приподняла брови:

— Еще одна представительница высшего общества Хуамасы?

Неста ухмыльнулась почти как школьница:

— Можно сказать и так. Семья Акуарас в дружбе с Риальта уже много поколений. В прошлом они вместе приехали на остров. По острову ходят слухи, что Фелипе женится на ее племяннице.

— На здоровье,— пробормотала Моргана, и Неста весело рассмеялась.

— У вас опять лицо Морганы-ле-Фэй.

— Иногда мне из-за него и правда хочется быть колдуньей. У него на острове столько власти…

Неста снова улыбнулась.

— Втайне вам, наверное, нравится спорить с ним. Ну а теперь отправляйтесь и наденьте одно из своих лучших платьев. Фелипе не будет, так что, оставшись в форме, вы не сможете досадить ему.

— Я надеваю форму не для того, чтобы ему досаждать,— возразила Моргана, отказываясь признаться себе самой, что он может повлиять на какие-то ее поступки. Даже на те, что совершаются специально ему назло.

Когда она открыла дверь, то увидела подъезжающую машину. Неста бросила со своей кушетки:

— Ах, похоже, это прибывает сеньора.

На мгновение отвлекшись, Моргана поинтересовалась:

— А что конкретно значит обращение «сеньора»? Я считала, что это — обращение к замужним женщинам, но маркиз и ко мне так обращается.

— Это действительно обращение к замужним женщинам,— ответила Неста,— но это также и официальное обращение, как у нас «мадам».

Моргана понимающе кивнула.

— А я-то недоумевала, думала, что меня будут называть сеньоритой.

У Несты блеснули глаза:

— Вы увидите, что это более дружеская форма обращения и подразумевает некоторую степень близости.— Поблескивающие глаза ее теперь уже откровенно смеялись.— Когда Фелипе так к вам обратится, между вами появится подобие дружбы.

Моргана взглянула на нее чуть возмущенно.

— Сомневаюсь, чтобы я по достоинству оценила оказанную мне честь.— Тут она вспомнила, из-за чего спустилась, и добавила:— Я пришла узнать, что ожидают от меня.

— Что вы имеете в виду? — У Несты был удивленный вид.— Ожидают кто?

— Я здесь нахожусь всего лишь в качестве медсестры,— чуть смущенно объяснила Моргана.— Мне следует уйти, когда приедет сеньора?

— Конечно нет. Вы останетесь здесь, со мной.

— Но она решит, что это странно, что…

— Ничего она не решит. Вы будете приняты, если сами не покажете, что чем-то не соответствуете их представлениям,— решительно ответила Неста.— Я не думаю, что будут какие-то проблемы.

— Надеюсь.

И Моргана, все-таки несколько робея, стала дожидаться, когда Тереза введет в комнату новую горстью.

Сеньора Акуарас оказалась невысокой, тонкокостной и по-девичьи стройной. Ее глубоко посаженные глаза были яркими и чрезвычайно проницательными. У Морганы создалось впечатление, что в некоторых случаях они могут оказаться даже слишком проницательными.

Неста приветствовала ее по-португальски, потом прибавила по-английски:

— Извините, Пакита, что я не встаю. У меня нога еще не совсем поправилась.

Моргана заметила, что, несмотря на употребление более официального обращения в приветствий, Неста называет сеньору по имени, так же, как и Фелипе. Она не без любопытства подумала, сколько времени понадобилось ее нанимательнице, чтобы нарушить сухую официальность португальского общества на Хуамасе. Это наверняка не делалось специально. Неста Брутон не принадлежала к числу амбициозных выскочек, но ей было свойственно естественное дружелюбие и интерес к людям, которые обеспечивали ей друзей во всех слоях общества.

— Мы были огорчены известием о вашем несчастном случае.— Сеньора говорила по-английски с сильным акцентом.— Ваша нога со временем будет действовать совсем нормально?

— Так меня уверяют.— Неста улыбнулась и протянула руку, давая Моргане знак подойти.— Медсестра Кэрол приехала со мной, чтобы позаботиться об этом.

Моргана несколько неохотно вышла вперед, чтобы пройти официальную церемонию знакомства Она чувствовала, что сеньора рассматривает ее своим острым взглядом. Потом атмосфера как-то разом потеплела.

— Вы впервые уехали из Англии, мисс Кэрол?

Сеньора говорила вежливо-дружелюбно, но чуть отстраненно, немного напомнив Моргане Фелипе. Однако в ее манерах не было ничего, что заставило бы ее нервы напрячься.

Она робко кивнула.

— Да, впервые.

— Так! — Аристократические черты лица еще чуть-чуть потеплели, и на нем теперь скользнула тень улыбки.— По-моему, вам это понравится.

Моргана почувствовала, что робость начинает улетучиваться, и ее лицо озарилось обычной очаровательной улыбкой.

— Почему вы так думаете? — спросила она.

— У вас вид человека, который может получать удовольствие от жизни в тропиках. Некоторые их только терпят.

— Я надеюсь получить удовольствие от своего пребывания на Хуамасе.

Холодок пробежал по ее телу, когда она невольно вспомнила, чем для нее будет время на Хуамасе.

— Сейчас остров ведет себя хорошо,— заметила сеньора.— Удачно, что вы при первом знакомстве увидели его таким. Иногда, в сезон дождей, штормы здесь настолько сильны, что нельзя выходить из дому.

Имя Фелипе не было упомянуто, но что-то в непривычной музыке речи, так похожей на его собственную, на этот раз начало раздражать Моргану. Как ни глупо это выглядело, но ей показалось, что собеседница подразумевает, будто сам маркиз устроил хорошую погоду.

— Вы уже познакомились с маркизом? — осведомилась сеньора, упомянув о нем в разговоре, конечно, не случайно.

— Да.

Она не намерена была ничего прибавлять к этому короткому ответу. Достаточно трудно не говорить о нем подробно, как это делают, очевидно, все остальные.

— Фелипе два раза приезжал справиться о моем здоровье,— заметила Неста. Глаза ее искрились смехом, словно она догадалась, о чем думает ее молоденькая медсестра.

Моргана вежливо улыбнулась: холодный изгиб губ, бесстрастный взгляд. Она надеялась, что на этом разговор о Фелипе де Альвиро Риальта будет закончен. Но, разумеется, надежды оказались безосновательны.

— А вы уже видели «Паласио»? — продолжила сеньора.— Там есть крыло, построенное в мавританском стиле, оно особенно заслуживает внимания.

Моргана что-то вежливо ответила, сообщив, что видела часть дворца, но не стала облекать в слова свои мысли. О том, что маркизу с ней наскучило и, судя по его равнодушной отчужденности, он ее больше не пригласит туда, так что у нее мало надежд увидеть заслуживающее внимание знаменитое мавританское крыло. Хотя и не сказать, что это ее особенно волнует, поспешила уверить себя Моргана.

Сеньора пробыла недолго. Не без удивления Моргана увидела, что гостья встает, едва успев выпить поданный шоколад, вскоре после ее слов о «Паласио».

— Я сожалею, что мой сегодняшний визит столь краток, но,— повернулась она к Несте,— может быть, вы разрешите сестре Кэрол как-нибудь приехать ко мне на ленч. Селестина и Марита просили, чтобы я их познакомила.

— Я уверена, что Моргана будет рада знакомству с ними,— с улыбкой ответила Неста, и Моргана кивнула. Ее улыбка опять стала смущенной. Потом сеньора попрощалась — все такая же величественная и полная достоинства, но и с оттенком дружелюбия.

Когда она удалилась, Моргана облегченно вздохнула:

— У меня было такое впечатление, что меня экзаменуют.

Неста весело посмотрела на нее.

— Так оно и было, но можете не волноваться — вы прошли испытание с честью. Теперь вас познакомят с Селестиной и Маритой Акуарас и допустят в светское общество Хуамасы.

Моргана отвернулась, чуть пожав плечами:

— Не знаю, есть ли смысл утруждать себя. Времени осталось так мало.

Наступило короткое напряженное молчание, полное недосказанности. Потом Неста негромко проговорила:

— Моргана, вы помните, какую клятву дали?

Моргана повернулась обратно с виноватой улыбкой:

— Да, я помню. Я не собираюсь ее нарушать, но иногда не могу справиться с горечью, хотя и стараюсь.

Неста с трудом сглотнула, изо всех сил стараясь не выказать сочувствия и жалости. «Почему это должно было случиться? — горько думала она.— Почему ничто не может отвратить приближающейся трагедии? Неужели богини судьбы, прядущие нить жизни и смерти, намеренно жестоки?»

— Почему бы вам не поехать в Лорензито, посмотреть на город? — предложила она.— Я думаю, вам будет интересно.

Моргана колебалась, потом вдруг мысль показалась ей очень привлекательной.

— Я и правда поеду, если вы уверены, что я вам ничем не могу быть полезна.

— Конечно нет.

— Я чувствую себя ужасной обманщицей.— Она иронично пожала плечами.— С тех пор как сюда приехала, я практически не работаю.

— У вас достаточно работы со мной. Моргана резко махнула рукой, протестуя:

— Это практически не отнимает у меня времени.

— Отнимает достаточно. Идите, разведайте Лорензито,— показала она.

Моргана сдалась:

— Вам что-нибудь купить?

— Кажется, нет. Не ходите слишком много по жаре, а то переутомитесь. Вы еще не совсем привыкли.

Моргана пообещала, что будет осторожна, и пошла туда, где в гараже стояла небольшая машина Несты. Только придя на место, она сообразила, что забыла попросить у Несты ключи.

Тереза увидела, как она идет от гаража, и выскочила из кухни, взволнованно жестикулируя и так быстро говоря что-то на своем ломаном английском, что Моргана сначала не разобрала, что та хочет сказать.

— Сеньорита желает, чтобы машина двигалась?

Моргана, наконец, разобрала слова и улыбнулась странной фразе, уверив Терезу, что было бы хорошо заставить машину двигаться.

— Я хочу съездить в Лорензито,— добавила она.— У кого ключи?

Тереза быстро прищелкнула языком и покачала головой:

— Сеньорита не должна сама вести машину. Это… это не…— Она замолчала, не находя английских слов, и добавила что-то по-португальски.

— Это не принято, вы хотели сказать? — осведомилась Моргана, чуть улыбнувшись, по-прежнему благополучно не ведая, что стоит за возражениями Терезы.

Тереза энергично кивнула и повернулась к мужу, заговорив с ним, словно вопрос был решен. Хулио побрел к гаражу, но Моргана остановила его бессознательно-властным жестом. Она не хотела отнимать у него наслаждения, с каким тот надевал форму шофера, но с другой стороны, намерена была с самого начала утвердить свою независимость.

— Возможно, португальские девушки сами не водят машину, но я — англичанка, и дома я часто водила машину моего отца.— Она успокаивающе улыбнулась им.— Не беспокойтесь. Я действительно умею водить машину.

Разочарованное и печальное лицо Хулио чуть не заставило ее изменить решение, и она уже было собралась улыбнуться и уступить, но тут отчаянно-испуганное выражение лица Терезы заставило ее насторожиться.

— Но, сеньорита… маркиз…

Вся уступчивость Морганы мгновенно исчезла: ее глаза опасно вспыхнули, когда она поняла правду.

— Вы хотите сказать, что маркиз распорядился, чтобы мне не позволили вести машину?

Ей даже не нужно было дожидаться энергичного кивка и внезапно исчезнувшей озабоченности на лице Терезы, чтобы подтвердить свои подозрения. Она вскипела. Только подумать: самого факта объяснения считается достаточно, чтобы все переменилось! Тереза явно была уверена, что все трудности позади, но если что-то и могло заставить Моргану укрепиться в своей решимости, то именно это. Она самостоятельно доберется до Лорензито, даже если для этого ей придется идти пешком.

Так легко было представить себе, как чарующий непривычный голос говорит Хулио или Терезе: «Сеньора — англичанка. Она не понимает нашей жизни. Проследите, чтобы она не ездила одна».

Губы ее крепко сжались, а затаенное раздражение вспыхнуло огненной яростью.

— Так маркиз отдал распоряжение? — негромко осведомилась она. Тереза не разгадала опасного блеска ее глаз.— Конечно, маркиза нельзя не послушаться.— И тут ярость зажгла в ее взгляде такой огонь, который не могли не понять даже Тереза с Хулио.— Не знаю, что за распоряжения отдал вам маркиз, да и не хочу знать,— добавила она мягко и неспешно, так что они только заморгали,— но я поеду одна. Ключи, будьте любезны, Хулио.— Она повернулась, бросив мимолетный взгляд на Терезу.— Вы переведете это для меня, пожалуйста.

— Но, сеньорита…

Тереза перестала возражать, увидев на лице девушки твердую решимость. Она беспомощно повернулась к Хулио и решительно с ним заспорила. Они обменялись какими-то быстрыми и взволнованными репликами, потом Хулио вручил Моргане ключи.

Та взяла их, почувствовав, как в ней поднимается волна торжества. Тоненький кусочек металла в руке означал, что по крайней мере, этот раунд не остался за Фелипе. Пусть на расстоянии, но победа принадлежит ей, и ей это доставило неизмеримой удовольствие.

Потом она очень осторожно вывела машину из гаража и выехала на дорогу, все еще испытывая торжество, но в то же время начиная ощущать почти детское чувство вины. Будет очень некстати, подумала она, попав на дорогу, которая в одну сторону вела к «Паласио», а в другую — в Лорензито, если именно в эту минуту Фелипе сочтет нужным проехать мимо.

То, что она чувствует себя виноватой, нарушив его распоряжения, еще сильнее разожгло в ней неприязнь и гнев, которые ничуть не уменьшились при мысли, что она его немного побаивается.

Как бы то ни было, маркиза нигде не было видно, и Моргана благополучно доехала до города. Было приятно вести машину по дороге, окруженной высокими деревьями, даже несмотря на тучи пыли, но осматривать город она решила пешком. На нее кое-кто удивленно посматривал, когда она поставила машину на широком современном проспекте, который явно представлял собой центр города. Она приписала эти взгляды тому, что в ней явно видят иностранку, не осознавая, насколько привлекательна в новом желтом платье с пышной юбкой, колышущейся вокруг стройных ножек.

Стояла обжигающая жара, и она сняла простую золотую брошку с ворота платья, ощутив если не приятную прохладу, то по крайней мере, некоторое облегчение. Жара не была неприятной, и только взгляд, брошенный на часы, побудил ее вернуться к машине. Именно тогда и начались неприятности.

Ей уже некоторое время казалось, что она не узнает этих мест. Выйдя к морю, она окончательно в этом убедилась.

Теперь оставалось свернуть на одну из двух улиц. Первая вела в узкий лабиринт, который, Моргана почему-то была в этом уверена, не приведет ее к месту, откуда она пришла. Другая, более широкая и обсаженная деревьями, шла прямо вниз, к крошечному заливу, где стояли рыбачьи баркасы и прогулочные яхты. Где-то в отдалении медленно двигался большой корабль, и она лениво гадала: зайдет ли он на Хуамасу или вообще проигнорирует остров.

Заливчик был очень славный, и она ничуть не тревожилась из-за того, что заблудилась. Казалось, что широкая улица обязательно должна вывести к какой-нибудь из главных улиц. Моргана продолжала некоторое время идти по ней, пока не обнаружила, что улица неожиданно заканчивается на небольшой площади с невысоким памятником какому-то прошлому деятелю Хуамасы.

Моргана остановилась и огляделась. Вид колоритной местной публики вполне компенсировал легкую тревогу, которую она начинала испытывать при мысли о том, что заблудилась. Взгляд, брошенный вверх на бронзовую фигуру сеньора, ничуть ей не помог, хотя его вытянутая рука указывала в сторону лабиринта узких улиц, открывавшегося на площадь. Она решила не следовать немому совету памятника. И поскольку бесполезно было пытаться расспрашивать прохожих о том, как пройти на главную улицу, названия которой она не знала, Моргана, решила, что стоит пойти обратно и попробовать обнаружить что-то знакомое, не отвлекаясь на пустые мысли о том, как и чем живут попадающиеся ей навстречу люди.

Она все шла, еще не потеряв надежды, и тут увидела антикварную лавочку. В этот момент она окончательно убедилась, что не была здесь, потому что она никогда не смогла бы пройти мимо этого ожерелья.

Оно лежало среди множества самых разных вещиц, которые даже ее неопытный взгляд определил как не представляющие никакой ценности и выделялось среди них, словно моля о внимании своей простотой. Штук восемь серебряных кружков свисали с тонкой цепочки, тоже из почерневшего серебра, и каждый кружок был покрыт мельчайшими надписями. Она сразу же захотела купить ожерелье, и у нее с собой были деньги. Единственной проблемой оставалось объясниться с продавцом.

Внутри лавки оказался не престарелый торговец, как она ожидала, а молодой, довольно привлекательный человек, который вышел из тени и посмотрел на нее с нескрываемым восхищением. Моргана почувствовала, что краснеет, но в то же время выражение его лица было настолько естественным и необидным, что не раздражало. Однако в этом было мало толку, когда пришло время объяснять, что она хочет. Он только восхищенно взирал на нее огромными выразительными глазами.

Моргана уже готова была сдаться, когда внезапно лившийся в дверь дневной свет померк, и в лавку зашел высокий мужчина. Почему-то ей вспомнилась ее первая встреча с Фелипе, когда он вошел в виллу «Франческа», на мгновение потушив луч солнца. У нее не было оснований думать, что это снова Фелипе: и такая возможность даже не приходила ей в голову, пока она не увидела, как меняется лицо молодого человека.

— Сеньор маркиз!

Моргана невольно напряглась. Хладнокровный любезный голос, ставший ей уже даже слишком знакомым, проговорил что-то по-португальски, и молодой лавочник сразу же направился к витрине.

Она медленно повернулась и обнаружила, что Фелипе стоит прямо позади нее — так близко, что она невольно отступила на шаг. Почему-то тесный контакт с ним ее сильно беспокоил. Конечно, как и следовало ожидать, стала заметной его обычная сардоническая насмешка, вспыхнувшая в его глазах при виде ее поспешного и инстинктивного отступления.

— Вы удивляете меня, сеньорита. Я никак не ожидал увидеть вас в этой части Лорензито.

— Почему же?

Моргана хотела, чтобы ее голос звучал хладнокровно и беспечно, но она с огорчением заметила, что говорит почти вызывающе, чего ей хотелось бы меньше всего. Таким образом она признала бы, что он выводит ее из равновесия,— и это тогда, когда, как она знала, он осматривает ее, останавливая свой критический взгляд на блестящих каштановых кудрях, вьющихся вокруг всей ее головы, и замечает, что она не в сестринской форме. Она снова возмутилась из-за того, что он все замечает и, более того, показывает, что считает происшедшую в ее внешности перемену — к лучшему.

— Я не думал, что вы решитесь пойти в неизвестность. Я должен пересмотреть мнение, которое о вас составил ранее.

Моргана пожала плечами, на этот раз ей удалось спрятать раздражение.

— Мне не хотелось оставаться в современной части города.

Яркие темные глаза сузились, наблюдая за ней.

— Значит, вы не останавливаетесь на поверхности. Но будьте осторожны, сеньорита, особенно если приезжаете в Лорензито не в качестве суровой и недоступной медсестры Кэрол. Тут может отыскаться нечто, что вас испугает.

Если Моргану и удивила менее официальная форма обращения, она в то же время не пропустила мимо ушей и легкую насмешку в сдержанном голосе, который начинала уже от всей души ненавидеть, Она ответила ему прямым взглядом.

— Вы говорите о городе, сеньор, или о людях? Таким образом, военные действия были перенесены в лагерь противника, что он признал своей обычной насмешливой улыбкой.

— Возможно, и о том, и о другом.— Он повернулся к молодому португальцу, вернувшемуся с ожерельем, и взял украшение у него из рук. Одна из темных бровей удивленно приподнялась.

— Вы остановили взгляд на украшении, опасном для холодной представительницы Англии.

Моргана вопросительно посмотрела на него. Ее любопытство на мгновение пересилило неприязнь, мешавшую ей просить его о чем бы то ни было, даже об информации.

— В чем дело?

— Возможно, мне не следует говорить вам.— Он оценивающе смотрел на нее (словно муха на булавке, возмущенно подумала Моргана).— Вы тогда можете побояться его купить.

Моргана вызывающе выставила вперед подбородок, снова напрягшись из-за неприятной ей легкой насмешки, прозвучавшей в голосе маркиза.

— Думаю, что нет, сеньор. Вашего намека было бы уже достаточно, если бы я была суеверна.

— Так ли? — Он перевел взгляд с нее на ожерелье и неожиданно улыбнулся без тени насмешки или поддразнивания.— Следует восхищаться вашей отвагой при заключении договора с неизвестными.

Моргана поспешно отвела глаза от его смуглого улыбающегося лица, ощутив, что у нее перехватило дыхание. В то же время она не могла не гадать, что же на самом деле могло означать ожерелье и имеют ли его надписи какое-то отношение к опасности, о которой упомянул маркиз. Как бы то ни было, она намерена была купить это украшение, какая бы мрачная история за ним ни стояла. С его помощью ей удалось выяснить цену, заплатить за него — и застегнуть его у себя на шее прямо у него на глазах. Плоские кружки упали за расстегнутый ворот ее платья.

Крепко взяв ее за локоть, маркиз вывел Моргану из лавки к большой черной машине, стоявшей на улице,— она узнала эту машину по тем другим, незабываемым встречам. От прикосновения его руки у нее снова перехватило дыхание, и Моргана рассердилась на себя за то, что поддалась его обаянию и привлекательности даже тогда, когда он дразнит ее. И все же она не могла забыть, каким он может быть, когда улыбается, как несколько секунд тому назад.

Теперь он не улыбается. Она увидела, что его брови внезапно нахмурились, и запоздало вспомнила свою выходку с машиной.

— Где Хулио? — резко спросил он.— Почему он разрешил вам бродить по улицам Лорензито без сопровождения?

При этом он осматривался, явно ища глазами ее машину, и Моргана вынуждена была признаться, что здесь нет ни Хулио, ни машины. Тон маркиза заставил ее почувствовать, что она совершила серьезный проступок, и, несмотря на напускное хладнокровие, она испугалась.

Он не сразу заговорил, но его четко очерченные губы на мгновение сжались, когда он открыл дверцу своей собственной машины.

— Будьте любезны сесть, сеньора.

Моргана сразу заметила, что он отбросил более дружелюбное слово «сеньорита», и как это ни абсурдно, почувствовала себя нашалившим ребенком. Как ни возмущалась она его высокомерием, неудовольствие маркиза заставило ее почувствовать себя странно растерянной и одинокой. Она впервые подумала о том, что ее своевольный вызов мог отразиться и на Хулио.

Эта мысль заставила ее немного устыдиться, но не из-за себя. Ее все еще не покидало затаенное удовлетворение из-за того, что ей удалось отчасти перехитрить маркиза, но она не хотела бы, чтобы ее поступки причинили Хулио неприятности, и это положение дел она была намерена исправить без промедления.

— Хулио не виноват, сеньор,— начала она немного робко, бросая взгляд на холодно застывший профиль, когда маркиз уселся рядом с ней и включил двигатель.— Я настояла на том, чтобы поехать одной.

— Я не сомневался в том, что Хулио не виноват,— холодно откликнулся он.— Вы явно не питаете особого уважения к обычаям острова, мисс Кэрол, но если вы намерены хоть какое-то время прожить здесь, ради вашего же благополучия вам следовало бы их соблюдать.

— Я не привыкла, чтобы меня повсюду сопровождали.

— Возможно, и нет, но на Хуамасе будьте любезны соблюдать наши обычаи.— Не глядя на нее, он осведомился:— Вы закончили свои дела в Лорензито?

— Да, сеньор.

Моргана решила про себя, что даже если бы это было не так, она не призналась бы, поскольку была уверена: это означало бы, что он отвез бы ее туда, куда ей было нужно, и ожидал со своей холодящей вежливостью, пока ее можно будет вернуть домой, как нашалившее дитя.

Когда город остался позади и они поехали по окруженной деревьями дороге, он бросил на нее быстрый взгляд.

— Почему вы прячете свои волосы? У них очень красивый и необычный оттенок.

Эти слова были произнесены тем же равнодушным голосом, которым он когда-то заговорил по поводу ее неприязни к нему, и снова Моргана на минуту не поверила своим ушам. Когда она наконец осознала, что он действительно это сказал, по лицу ее разлился легкий румянец, хотя странная небрежность сделала его замечание почти оскорбительным.

— Вы краснеете? Это относится к числу вещей, о которых запрещено упоминать?

Моргана бросила на него быстрый удивленный взгляд. Его улыбчивое обходительное обаяние снова заставило ее задохнуться.

— Вы просто застигли меня врасплох, сеньор.

Такой ответ представлялся наиболее безопасным до той поры, пока ей не удастся разобраться в его новом настроении. С загадочным Фелипе никогда не поймешь, не начинает ли он снова игру в кошки-мышки.

— Серьезно? Вы не привыкли к комплиментам. А что, у мужчин в Англии нет глаз?

— По-моему, они замечают то, что необычно или особенно интересно,— ответила она осторожно: маркиз явно ждал какого-то ответа.

— А вы не считаете себя интересной? — В его голосе все еще слышалось это теплое очарование, и даже не глядя на Фелипе, она знала, что он улыбается.— По-моему, вы ошибаетесь очень во многом, сеньорита.

На этот раз Моргана решила ничего не отвечать, но почувствовала, что ее неприятие по отношению к нему уменьшается. Хотя и отругала себя строго за то, что поддается пустым комплиментам, а они не могут не быть таковыми. Разве может интересовать маркиза де Альвиро Риальта всерьез какая то Моргана Кэрол?

Они некоторое время ехали молча, чему Моргана была скорее рада. Она с удивлением обнаружила, что уже много часов практически не вспоминала о Филиппе, и ей необходимо было разобраться, что это может означать. Обычно он не покидал ее мыслей, если она не прилагала отчаянных усилий, чтобы его туда не допустить. Сейчас же ей это не понадобилось. Больше того, хотя она теперь о нем вспомнила, боль, не покидавшая ее, стала почему-то значительно слабее. Казалось, образ его несколько поблек, размылся, стал на удивление неинтересным. Более того, она даже забыла о том, что ожидает ее меньше чем через два месяца. Может, это произошло потому, что ее неприязнь к Фелипе де Альвиро Риальта настолько поглотила все мысли, а потом к этому прибавились мысли о другой стороне этой сложной натуры. Трудно думать о ком-то еще, находясь в обществе такого раздражающего и, надо признаться, обаятельного мужчины. За одно это Моргана была ему благодарна, и на губах ее появилась чуть смущенная улыбка.

Видимо, в этот момент он как раз взглянул на нее. Она услышала, как его «неанглийский» голос спрашивает:

— Ваши мысли приятны, сеньорита?

— Отчасти.

— Позволительно ли узнать, о чем они?

Абсурдность этого вопроса дошла до нее столь неожиданно, что она негромко засмеялась, а он искоса посмотрел на нее.

—Я вас позабавил?

— Нет, только мои мысли. Она с любопытством подумала, как бы он отреагировал, если бы она сообщила ему, что неприязнь к нему позволила ей забыть про то, что ей вскоре предстоит умереть. Как бы он это воспринял? Ведь даже посторонний человек не смог бы услышать такое и остаться равнодушным, а он не посторонний. Нарушило бы это его противное спокойствие? Возможно, эти аристократические пальцы сильнее сжали бы руль. А может, напротив, даже машина вильнула бы.

Но тронет ли это его по-настоящему? Маркиз де Альвиро Риальта — такая высокопоставленная личность, что трагедия некой Морганы Кэрол не может иметь для него большого значения. Между ними нет той симпатии и дружбы, что сложилась между ней и Нестой. Он, наверное, испытает легкое потрясение — любой человек испытал бы, сказала она себе,— но ей он выкажет только отчужденное, далекое сочувствие.

А Филипп? Если он услышит об этом, как он это воспримет? Обнимет ли он ее, будет ли умолять воспользоваться тем недолгим сроком, который им отпущен, будет ли убеждать объятиями и поцелуями, которые она так прежде любила, или попросит выйти за него замуж и сделать эти недолгие месяцы совершенными?

Прежде любила! Она резко остановила свои мысли. Ее любовь к Филиппу блекнет? Вот почему его мысленный образ утратил ясность и четкость…

Возможно, ей наконец удалось овладеть своими мыслями о нем, или, с другой стороны, эта их последняя встреча могла разрушить какую-то неверную память, и теперь, как и предсказывала Неста, ее увлечение начало проходить.

— Теперь они не такие приятные, сеньорита? Снова голос Фелипе прервал ее стремительные, беспорядочные мысли, которые никак не удавалось привести в порядок, и она вздрогнула, опять захваченная врасплох.

— Что вы имеете в виду?

— У вас очень выразительное лицо, мисс Кэрол. Оно ясно говорит, когда вы не любите или раздражены.— Не появилась ли в его глазах чуть заметная смешинка, когда он произнес это, вспоминая ее столь откровенно недружелюбные взгляды?— По нему так же ясно видно, когда вы испытываете удовольствие или что-то еще,— продолжил он.— Ваши мысли были нехорошими.

— Я думала об отце.

Моргана схватилась за первое, что пришло ей в голову, надеясь, что он не станет допытываться дальше. Но, конечно, понадеялась она напрасно.

— И поэтому хмурились?

— Из-за мысли о том, что я его потеряла.

— Вы его любили?

— Конечно.

Казалось, последний вопрос ее удивил, и маркиз выразительно пожал плечами.

— Есть люди, которые не признаются в привязанности к родителям.

Моргана покачала головой.

— Мы были счастливы вместе, и все случилось так неожиданно. Однажды я вернулась домой, а он тихо сидит в кресле. Сначала… я решила, что он спит…— Она поспешно выпрямилась на мягком сиденье, вспомнив, с кем разговаривает. Ему неинтересно услышать о ее такой обыденной жизни.— Извините, сеньор,— натянуто сказала она.— Вам, наверное, скучно. Я на мгновение забылась и дала волю мыслям.

— Вот именно,— невозмутимо отозвался он.— Вы забыли, кто я, а еще забыли о том, что зареклись любить меня. Вы ошибаетесь, мне бы хотелось услышать о вашем доме в Англии.

— Мы жили очень обыкновенно. Не думаю, чтобы вам это было интересно.

— Вы совершено не знаете, что мне может быть интересно.

Прекрасно, мрачно подумала Моргана. Сам напросился. Нарочито неспешно она рассказала ему о счастливом пригородном домике, о незамужней тетке, которая ее растила и никак не могла понять, почему ей надо залезать с книгой на яблоню, когда в кресле читать намного удобнее.

Фелипе кинул на нее неожиданно улыбчивый взгляд.

— Я понимаю. Есть дух приключения в том, что устраиваешься на неудобной ветке дерева.

— И к тому же элемент опасности,— чуть смущенно призналась Моргана.— Я так и не научилась хорошо лазить. Когда мне удавалось добраться до моего обычного насеста, все было уже в порядке, но путешествие на дерево часто кончалось порванной одеждой, и бедной тете Этель приходилось ее штопать. Это было очень невнимательно с моей стороны.

— Я когда-нибудь покажу вам дерево, с которого частенько падал.

Моргана с некоторым изумлением услышала его смеющийся голос. Трудно было представить себе маркиза де Альвиро Риальта маленьким мальчиком, который карабкался на деревья — и падал с них. Это приблизило его к ней, что казалось еще более странным.

— Я отвезу вас на виллу «Франческа»,— сказал Фелипе через минуту.— К сожалению, я не смогу задержаться, иначе опоздаю на встречу, но Хулио может вернуться со мной в «Паласио», и там я позабочусь о возвращении вашей машины.

— Сожалею, что доставила столько хлопот. Моргана услышала, что голос ее звучит смущенно. Сейчас ей уже было стыдно за свое неповиновение. Возможно, в том, что он сказал, что-то есть. Оставаясь на Хуамасе, следует стараться соблюдать местные обычаи, чтобы не создать о себе неверного впечатления, пусть даже ее независимый дух и восстает против необходимости сдаться.

— Никаких хлопот, сеньорита.

Его голос был вежливо-сдержанным, и она бросила на него быстрый взгляд. Но лицо маркиза оставалось непроницаемым, и почему-то в ней снова поднялась волна неприязни, и к тому моменту, как они подъехали к вилле «Франческа», прежнее более мягкое расположение — почти симпатия — отошло в прошлое.

Хулио с гордым и одновременно взволнованным видом увез Фелипе в черной машине со знакомым гербом. То, что старик так гордился честью везти сеньора, еще усилило ее неприязнь. В конце концов, Фелипе всего-навсего человек, сердито думала она, пусть даже ему принадлежат поместья в Португалии и почти вся Хуамаса.

— Как вам понравился город? — осведомилась Неста, когда Филипе уехал.

Моргана радостно улыбнулась, разом забыв о вновь поднявшемся раздражении.

— Чудо.— Она показала ожерелье, украшавшее ее кремовую шею. — Я даже поддалась соблазну купить что-то интересное.

Неста поманила ее поближе. Моргана сняла ожерелье и дала его своей нанимательнице.

— Вам повезло,— сказала она несколько секунд спустя.— По-моему, оно изготовлено на Востоке и довольно старинное. Наверное, его привезли сюда на корабле много лет тому назад.— Она подняла глаза с чуть вызывающей, озорной улыбкой,— Если надпись на нем — арабская, вы должны попросить Фелипе, чтобы он вам ее перевел.

У Морганы был удивленный вид.

— Он знает арабский?

— Насколько я знаю, он ведет какие-то дела с Ливией.

Конечно, этого следовало ожидать, недовольно подумала Моргана. Похоже, у него дела со всем миром, и при этом он знает язык каждой страны, с которой они ведутся. Это так на него похоже — с его невыносимой самоуверенностью!

— Как получилось, что вы встретились в Лорензито?— спросила Неста, возвращая ожерелье.

— Он появился как раз тогда, когда я безуспешно пыталась купить ожерелье, мгновенно справился с моими затруднениями, потом отмерил мне порцию свойственных ему сардонических насмешек.— Она преувеличенно вздрогнула.— Тут он понял, что я без сопровождающих, и даже сама вела машину в город, после чего дал мне почувствовать свое недовольство. Опять-таки в свойственной ему вежливо-ледяной манере.

Неста рассмеялась, глядя на выражение лица подруги:

— Вы его и правда невзлюбили!

— Я ничего не могу поделать.— Моргана знала, что голос ее звучит возмущенно, но и с этим она тоже ничего не могла поделать.— Он хладнокровно-вежливо сообщает вам, что вы должны сделать, и обычно все кончается тем, что добивается своего. Он самонадеян, заносчив и деспотичен.

— Нет, в этом вы ошибаетесь.— Неста задумалась, потом покачала головой.— Это не заносчивость. Его гордая манера совершенно бессознательна. Вы не должны забывать, что его семья правит островом уже много поколений. А что до деспотичности…— Она замолчала и рассмеялась.— По-моему, дело в вашем отчаянно независимом характере.

Моргана пожала плечами.

— Ах, какое это имеет значение, если он мне не нравится,— проговорила она с напускной небрежностью,— Ему до этого не может быть дела.

— В чем бы вы его ни обвиняли, Фелипе ничуть не самонадеян.— Неста снова покачала головой, и Моргана с удивлением заметила в ее взгляде озабоченность и сочувствие.— Настолько не самонадеян,— добавила она,— что не верит, может ли какая-нибудь женщина полюбить его ради него самого.

Моргана изумленно взглянула на нее:

— Что вы хотите сказать?

— Только то, милая моя, что Фелипе убежден: если он позволит любви войти в свою жизнь, то никогда не сможет быть уверен, что за него не вышли замуж из-за его денег и положения в обществе. Женщины уже много лет добиваются его внимания, и что бы вы ни хотели про него сказать, он совершенно не отдает себе отчета в своей физической привлекательности.

— Он просто ненормальный!— Моргана резко, нетерпеливо взмахнула рукой.— Ему достаточно было бы просто посмотреть в зеркало. Он — самый удивительно привлекательный мужчина из всех, что я видела, а мы в больнице Святого Кристофера видали множество самых разных мужчин.— Она заметила смеющийся взгляд Несты и чуть покраснела.— Это не имеет никакого отношения к моей неприязни. Даже самый серьезный его враг не стал бы отрицать, что он хорош собой.

— Очень непредвзято с вашей стороны, милочка,— флегматично проговорила Неста, но искорки в ее глазах все еще поблескивали.— Попытайтесь вспомнить об этом в следующий раз, когда он будет цинично говорить о любви. Совершенно неестественно, чтобы такой мужчина, как он, исключил любовь из своей жизни. Это не могло не повлиять на его отношение к любого вида эмоциям.

Моргана пожала плечами.

— Может, это и так,— согласилась она,— но он никогда не производил на меня впечатление человека, подверженного каким бы то ни было эмоциям.

Неста покачала головой.

— Нет, милочка, в этом отношении он совершенно нормален. Кроме того, будучи португальцем, он, наверное, будет очень остро чувствовать, когда влюбился. Мне его немного жаль.

— Ну а мне—нет,— парировала Моргана, снова почувствовав раздражение.— Наверное, он в своей обычной тиранической манере просто не оставит бедной девушке выбора.

И вообще, сказала себе Моргана, невозможно поверить, что Фелипе сможет когда-нибудь полюбить. Но если это случится — так ему и надо, нечего было высмеивать чувства других. Последняя мысль вернула девушку к первоначальным возражениям. Он ей ничуть не нравится, и она не видит оснований стараться перебороть свою неприязнь.

5

Через несколько дней после случая с Лорензито, когда Хулио увез Фелипе в «Паласио», а потом в сопровождении одного из шоферов Риальта отправился в город, Моргана сидела и вспоминала те годы, что провела в больнице Святого Кристофера.

В этом не было ничего удивительного: в то утро почта принесла ей письмо от Дженни Марсден. Под руга писала ей с натянутым оживлением, словно все время не забывала о том, что ждет Моргану, хотя эта тема в письме ни разу не упоминалась. Моргана была рада письму, но заметила, что новости о больнице и круговороте обязанностей, которые так долго наполняли ее жизнь, на этот раз показались ей чужими. Здесь, на Хуамасе, она попала в совершенно иной мир: даже воздух был напоен пряными волнующими ароматами. Вот и сейчас она ощущала не запах эфира и другие знакомые больничные запахи, а врывавшийся в окно дурманящий аромат тропических цветов.

Отложив письмо, Моргана взглянула на часы, и увидела, что настало время очередного массажа. Когда она вошла в комнату, Неста встретила ее улыбкой.

— Неужели вы никогда не теряете счет времени? Каждый раз вы приходите точно минута в минуту.

Моргана улыбнулась и покачала головой.

— Пунктуальность — часть моей подготовки.— Это прозвучало излишне самодовольно, и она нарочито содрогнулась.— Вы бы послушали, что сестра-хозяйка говорит о забывчивости.— Она начала умело массировать все еще больную ногу, и на лице Морганы читалось одобрение.— Знаете, похоже, все идет хорошо. По-моему, мы очень скоро сможем попробовать следующий этап терапии. Не пройдет и месяца, как вы уже будете неплохо ходить,— бодрым голосом сообщила она.

Но пока она произносила эти слова, на лицо ее легла тень, которую ей не удалось сразу же спрятать. Когда это случится, ее собственный срок будет подходить к концу.

В тот день ее ждал ленч на вилле сеньоры Акуарас. Удобно устроив Несту на кушетке в гостиной у открытого окна, выходившего в сад, Моргана поднялась наверх, чтобы переодеться.

Приглашение от сеньоры пришло только накануне, и Моргана почувствовала, что немного волнуется. Ей предстоит впервые выйти в свет на Хуамасе и, несмотря на уверения Несты, было немного не по себе.

Вилла семьи Акуарас стояла неподалеку от дороги на Лорензито. Окружавшие ее сады были далеко не такими роскошными, как сады «Паласио», а сама вилла, хоть и была больше, чем та, которую занимала Неста, ничем не напоминала великолепную красоту дворца маркиза.

Дверцу машины открыл слуга в ливрее. Моргана вылезла из автомобиля, и Хулио отогнал его на задний двор виллы. В этот момент появилась сама сеньора. Войдя в дом, Моргана впервые встретила Селестину и Мариту Акуарас и после церемонии знакомства стала рассматривать девушек, которые были так непохожи на всех, с кем она до сих пор встречалась.

Племянница сеньоры Селестина была чуть постарше и поздоровалась с Морганой почти равнодушно. Она была очень красива: правильные благородные черты лица, роскошные черные косы, уложенные короной вокруг головы. В ее отношении чувствовалось почти расчетливое, хладнокровное презрение, но, как ни странно, оно скорее позабавило, чем обидело Моргану. Так вот какова она — девушка, которой прочат счастливое замужество с Фелипе. Что ж, они прекрасно подходят друг другу.

Она перевела взгляд на Мариту и за вежливой официальностью первого знакомства сразу почувствовала личность — из тех, которые просто не могут не понравиться. Марита была на несколько лет моложе своей двоюродной сестры и совершенно лишена ее светского лоска и изощренности. В ее улыбке чувствовалось озорство, сразу же привлекшее Моргану.

В комнате находился еще Мануэль Корестина, стройный смуглый молодой человек лет двадцати с небольшим, наверное, всего на несколько лет старше Мариты. Ожидались также Фелипе и доктор Карл Кристен.

После нескольких натянутых и неловких замечаний Марита вдруг спросила:

— Вы будете участвовать в нашей лотерее цветов, мисс Кэрол?

Моргана бросила на нее недоумевающий взгляд:

— Ничего о ней не слышала.

— В ней должны участвовать все девушки.— Марита говорила весело. Видимо, ей с трудом давался официальный тон, и она недолго могла его выдержать.— У каждого цветка — свое назначение. Для некоторых это будет танец, для кого-то — подарок или еще что-нибудь, в зависимости от того, какойд цветок будет выбран.

— Звучит очень интересно,— с улыбкой отозвалась Моргана.— А кто делает подарки?

Марита изумленно взглянула на нее.

— Фелипе, конечно. Вы уже познакомились с ним, насколько я понимаю.

Подтверждая это, Моргана заметила, что мысли ее снова окрашиваются цинизмом. Конечно, Фелипе. Кто же, как не маркиз де Альвиро Риальта? Владелец почти всей Хуамасы. Снисходительный господин, который прячет руку с кнутом за пряником подарков.

Моргана заметила, что Селестина наблюдает за ней с оттенком той же самой вызывающей насмешливости, и поспешно отвела взгляд. При этом она увидела, как Марита робко посмотрела на смуглого молодого человека, ответившего ей взглядом, намекавшим на то, что в семействе Акуарас ожидается еще одна помолвка.

— Вы не сказали, будете ли участвовать в нашем островном соревновании, мисс Кэрол.

Голос Селестины мирно журчал, но Моргана почувствовала, что за этими темными глазами так и роятся мысли. Она не хотела бы, чтобы Селестина была ее врагом.

— Конечно же вы будете участвовать,— вмешалась Марита, прежде чем Моргана успела ответить.— И может быть, вам достанется красная роза.

— А что в ней особенного? — осведомилась Моргана.

— Разве это не говорит само за себя? — спросила Селестина.— Роза — символ любви. Она позволяет девушке поцеловать любого, кого она выберет.

— От такого дара когда-нибудь отказываются?

Она постаралась говорить небрежно и была довольна результатом.

Ответил ей Мануэль, бросив красноречивый, хотя и нерешительный взгляд на Мариту:

— Португальцы не отказываются от поцелуев, мисс Кэрол.

Неожиданно Моргана обратила внимание на выражение лица Селестины. На ее прелестных губах появилась довольная улыбка воспоминания, что заставило Моргану подумать, что когда-то ей досталась красная роза и она предложила дар поцелуя самому сеньору.

Отказался бы Фелипе? Это маловероятно. В конце концов, он всего лишь мужчина, а Селестина очень хороша. Смягчился ли его отстраненный темный взгляд во время прикосновения этих маняще прекрасных губок? В этот момент Моргана ощутила странное покалывание где-то в глубине сознания, похожее и в то же время не похожее на обычную ярость, которую предвещала встреча с ним.

Какое ей дело, спросила она себя резко, держал ли он Селестину Акуарас в объятиях и склонял ли свою темноволосую голову, чтобы припасть к ее жадным губам? Но почему-то ей было до этого дело. Открытие немало изумило Моргану, но у нее не было времени, чтобы подумать: в комнату вошел сам Фелипе, и ей не хотелось, даже мысленно останавливаться на этом вопросе. Вдруг ее выдаст выражение лица, а он, по обыкновению, едко выскажется на ее счет…

Обе девушки-португалки приветствовали его на родном языке: Селестина со сдержанной радостью, а Марита несколько более демонстративно — да так, что сеньора оросила на нее несколько укоризненный взгляд, а Мануэль немного нахмурился, Однако было совершенно очевидно, что Марита не рассматривает сеньора как возможного будущего мужа в отличие от Селестины.

Фелипе ответил на их приветствия своей обычной обаятельной улыбкой, а потом Моргана почувствовала, что он перевел взгляд на нее. Вспомнив обстоятельства их прошлой встречи, она не знала, как он с ней поздоровается, но, похоже, об этом следовало забыть.

Снова начался беспредметный вежливый разговор. Фелипе был, как всегда, любезен, чуть циничен и, может быть, немного менее отстранен, чем обычно. Моргана приписала это влиянию Селестины. Красавица-португалка немного оживилась, и это подчеркнуло ее экзотическую прелесть, при виде которой любой мужчина смягчился бы, даже такой отчужденный и недоступный, как Фелипе.

Выяснилось, что они дожидаются доктора Кристена, который, как стало известно, вынужден был задержаться в больнице. Прибыл посыльный с запиской к сеньоре, где доктор извинялся и просил не ждать его. Больному необходимо его присутствие, и доктор зайдет попозже, чтобы лично принести свои извинения.

За столом произвели срочные изменения, а потом все уселись. Моргана нашла еду непривычной, но достаточно вкусной, хотя ей несколько мешало то, что Фелипе сидел напротив нее и время от времени устремлял на нее свой чуть насмешливый взгляд.

В один из таких случаев она поспешно отвела глаза, и тут ее взгляд перехватила сеньора, которая осведомилась:

— Вы получили удовольствие от вашего визита в Лорензито, мисс Кэрол?

— Большое удовольствие,— уверила ее Моргана, избегая смотреть в сторону Фелипе.

— Надо понимать, вы ездили одна. Возможно, вы пока не поняли наших обычаев.

В Моргане проснулся бесенок, устоять перед которым не было возможности.

— Некоторые из них мне объяснили, сеньора,— проговорила она, по-прежнему не глядя на Фелипе.— Я была так запугана, что решила в будущем слушаться. Как вы могли заметить, сегодня меня привез Хулио.

Наступила недолгая напряженная тишина, во время которой Моргана изящно поймала на вилку кусочек цыпленка, приправленного сладким перцем и шафраном.

Таким образом, она снова решительно перевела боевые действия на территорию противника и встревожено ожидала, что ответит Фелипе. Ответ последовал нарочито неспешный.

— По-моему, вы не из тех, кого можно запугать, сеньорита,— любезно проговорил он.— И меня удивляет, что вы решили подчиниться распоряжениям, зная, откуда они исходили.

Светская любезность была совершенно очевидна, и Моргана почувствовала, как губы ее ответно изогнулись в улыбке. Значит, у него есть чувство юмора, у этого невыносимого Фелипе. Это ей понравилось.

— И чьи же были распоряжения? — вопросила Селестина, не сводя глаз с Фелипе.

— Мои— ответил он.

— Ах, но женщины не могут вам не подчиняться, Фелипе,— дерзко заметила Марита, а Селестина улыбнулась — конечно, сдержанно и спокойно, но почему-то Моргана снова почувствовала уже знакомый непонятный укол раздражения.

— Не все, малышка,— отозвался Фелипе, и его темный взгляд на мгновение коснулся Морганы, которая, наклонив голову, рассматривала свою тарелку.

— Вам доставляет удовольствие ваше пребывание на Хуамасе? — Сеньора Акуарас явно сочла, что разговор становится чересчур интимным. Чувствуя то же самое, Моргана рада была возможности переменить тему.

— Очень, — ответила она,— хотя я пока видела довольно мало.

— Поездка в глубь острова для приезжего человека представляет интерес,— начала сеньора, и Моргана снова почувствовала, что губы ее невольно улыбаются.

— Маркиз был настолько любезен, что обещал позже свозить меня в глубь острова,— сказала она, и в ее тоне послышались отголоски умелой любезности Фелипе.

Тут она совершенно случайно встретилась с ним взглядом, хотя вознамерилась ни за что этого не делать, и заметила в его глазах смех. Поспешно отведя взгляд, она, тем не менее, знала, что в ее глазах снова зажглась ответная улыбка, а она-то не собиралась стать очередной жертвой его обаяния. Как досадно, что ее неприязнь опять куда-то улетучилась! И Моргана постаралась подкрепить свое возмущение собственным непостоянством, решив никогда не становиться еще одной женщиной, ловящей каждое его слово с улыбкой обожания. Пока она еще сама не понимала, что кроется за ее твердым намерением оставаться яростно-независимой и не поддаваться симпатии, идущей от него волной.

— Вы еще не сказали, будете ли участвовать в нашей лотерее цветов,— напомнила ей Марита. Она говорила с ужасающим акцентом, хотя ей и удавалось правильно расставить все слова.

— Так вы уже наслышаны о нашей лотерее цветов,— заметил Фелипе, и Моргана снова ощутила на себе взгляд его темных глаз, которые видели слишком много. Так, они молча выразили одобрение ее светло-зеленому платью с узким черным поясом. Он — искушенный критик во всех вопросах, сердито подумала она. Даже в вопросах любви, если говорить прямо. Несмотря на уверения Несты, Моргана не сомневалась, что он знает, как его мрачная привлекательность действует на женщин. Стоит ему захотеть, и он сможет пустить в ход отработанное и опасное очарование. Маркизу прекрасно известно, какой эффект произведет коварная ласка, звучащая в его голосе, нежное слово, тихо произнесенное по-португальски, почти жестоко сжавшиеся на плечах женщины руки… О да, он сможет вызвать немалое волнение, но бывает ли он сам когда-нибудь взволнован?

— Я слышала о лотерее,— подтвердила она, стараясь обуздать ход своих мыслей, принявший такое странное направление.

Снова сверкнула озорная улыбка Мариты:

— Наверное, вы надеетесь на розу?

— Мисс Кэрол, вероятно, будет молить небо не быть таким жестоким,— заметил Фелипе поддразнивающим тоном.

— Конечно же небо не потратится так на англичанку? — парировала Моргана.

— Небо имеет привычку устраивать неожиданности.— Его темные глаза наблюдали за ней с откровенным интересом.— Интересно, как вы поступите, если получите розу?

— Наверное, передам стоящей рядом девушке.— Моргана заставила себя говорить небрежно. Ей не нравилось ощущать себя насекомым на булавочке, что всегда случалось, когда он начинал с холодным любопытством смотреть на нее.

— Это не разрешается,— объяснила ей Селестина, одарив ее очередным хладнокровно-невеж|ливым взглядом.— Сколько мы слышали об отваге британцев, может, она и на этот раз окажется на высоте, мисс Кэрол?

Моргана пожала плечами с тем же напускным равнодушием, которое слышалось и в ее голосе:

— Возможно. Я что-нибудь решу, если до этого дело дойдет.

— Вам не нравится целоваться? — бесхитростно спросила Марита.

— Несомненно, мисс Кэрол предпочитает прохладную английскую разновидность поцелуев,— заметила Селестина.

Все это звучало так вежливо и легко, но почему-то Моргану не оставляло чувство, что Селестина пытается представить ее в дурном свете.

— По-моему, все зависит от того, кто целуется,— ответила она, поворачиваясь, чтобы как следует взглянуть на смуглую красавицу.

И все же — как бы она поступила, если бы вдруг, участвуя в лотерее, действительно по какой-то фантастической случайности получила розу? Филипп был единственным, кому она дарила свои поцелуи, но даже, будучи помолвленной, ей было бы трудно сделать это на публике. Мысль о том, чтобы поцеловать другого мужчину, представлялась и вовсе невозможной. Сколько еще продлится этот странный разговор? Наверняка Фелипе скоро скажет что-нибудь совершенно невыносимое.

— Вы смущаете мисс Кэрол,— проговорил он, бросая на нее сардонический взгляд.— Поцелуи, как и любовь, в Англии не обсуждаются.

Марита устремила на нее невинный взгляд широко раскрывшихся глаз. Однако Моргане уже стало казаться, что скромность этой юной леди достаточно обманчива. Она подозревала, что Марита полна веселых и совершенно безобидных уловок бьющей через край жизнерадостности.

— Тогда что же обсуждается? — осведомилась младшая сестра Акуарас, словно ничто не могло быть столь же интересным, как разговор о романтических чувствах.

— Множество тем,— ответила Моргана.— Любовь — не единственное, что есть на свете.

— Мисс Кэрол скажет тебе, что любовь — это слабость, которой следует управлять. Или даже совсем ее игнорировать,— сообщил Фелипе, и Моргана ясно различила в его приятном голосе насмешливые интонации.

Моргана снова заметила на себе презрительный взгляд Селестины.

— Но тогда англичане не имеют представления о том, что такое любовь, Фелипе. Разве любовь допустит, чтобы ею управляли или ее игнорировали? Это оскорбительно для любви. Нет, они не знают такую любовь, какую знаем мы.

Ее слова были направлены на то, чтобы исключить Моргану из их круга, но молчавший все это время Мануэль вмешался в разговор.

— Возможно, на Хаумасе мисс Кэрол ее узнает,— сказал он с открытой дружелюбной улыбкой, и интуиция подсказала Моргане, что ему тоже не слишком нравится Селестина.

— Кто знает? — отозвалась Моргана.— Мне сказали, что это нечто, что тревожит при первой встрече и становится все сильнее, пока не превратится в бушующее пламя, пожирающее все, что попадается на пути.

Ее голос звучал чуть насмешливо. Не так уж трудно не уступать этим аристократам, даже довольно интересно, хотя она не привыкла вступать в поединки с людьми вроде Селестины. Может, у нее это потому и получается, что никто из присутствующих ничего для нее не значит.

— У вас хорошая память, мисс Кэрол,— ответил на ее последнее замечание Фелипе и добавил, предупреждая:— А вы не забыли, как я говорил вам, что вашей английской любви вам не хватит, если вы долго пробудете на Хуамасе?

— Я помню, сеньор.— Моргана беззаботно пожала плечами, надеясь, что этот разговор скоро закончится.— Однако мне кажется, что такого рода чувства не по мне. Звучит слишком тревожно.

— Вам это не нравится и к тому же, вы в это не верите,— флегматично проговорил он.— Но берегитесь, сеньорита. Неразумно так безоглядно бросать вызов судьбе.

Селестина рассмеялась с мягкой насмешкой.

— Англичане — трусы в том, что касается любви.— Ее взгляд с улыбкой искал поддержки Фелипе.— Не правда ли, Фелипе?

— Может, они демонстрируют большую отвагу уже тем, что вообще вступают в брак? — ответил он, бросая насмешливый взгляд на Моргану.— Вы согласны, мисс Кэрол?

Моргана кивнула, полная решимости не показать, что ей знакомы любовные раны.

— Мы, англичане, очень патриотичны,— парировала она, считая, что достаточно ловко выходит из положения.— Мы сознаем свой долг перед нацией.

— Конечно,— согласился Фелипе с ироничной насмешкой, столь свойственной ему.— Хваленое английское упорство. Оно должно вызывать глубокое восхищение.

— Благодарю вас, сеньор,— вежливо отозвалась Моргана.

— Этот предмет явно прискучил мисс Кэрол,— добавила она, поворачиваясь к Моргане, которая решила, что, скорее всего, предмет прискучил Селестине Акуарас, которая решила теперь напомнить ей место.

— Вы медсестра? — вставила Марита прежде, чем Моргана успела ответить.— Ах, как жаль, что наш доктор Кристен задержался! — В ее глазах горела веселая хитринка, которую Моргана заподозрила в ней еще раньше.— У вас найдется столько общих тем,— добавила она, беззаботно смешивая обороты.

Случайно взглянув на Филипе, Моргана заметила, что эта мысль почему-то ему не понравилась. Это наполнило ее решимостью как можно скорее познакомиться с этим доктором Кристеном.

— Мне бы очень хотелось с ним познакомиться,— быстро проговорила она и почувствовала почти мстительное удовлетворение, идя наперекор невысказанному неодобрению Фелипе,— удовлетворение, смешавшееся со странным холодом, пронизавшим ее, когда она заметила отстраненность маркиза.

После ленча она обнаружила, что ее пожелание познакомиться с отсутствующим доктором Кристеном будет удовлетворено скорее, чем она предполагала. Только они перешли в гостиную, как туда уже ввели стройного светловолосого мужчину среднего роста. Моргана не нуждалась в представлениях, чтобы угадать, кто перед ней. Золотые волосы викинга и яркие голубые глаза вместе с явным, хотя и приятным немецким акцентом — кто же это мог быть, как не доктор Кристен, швейцарский врач, о котором озорно болтала Марита? Он понравился ей так же мгновенно, как совсем недавно не понравился Фелипе.

Когда он кланялся, ей показалось, что он вот-вот щелкнет каблуками. Ответив на приветствие, он добавил:

— Мне сказали, что вы — медсестра, мисс Кэрол.

— Да, доктор.— У Морганы возникло абсурдное ощущение, что она вдруг перенеслась обратно в больницу Святого Кристофера, где сестры обращаются к врачам с чрезвычайным почтением. Наверное, это было немного заметно, потому что молодой швейцарский врач иронично рассмеялся.

— Это очень заметно, но, пожалуйста, умоляю вас, не обращайтесь ко мне, как к одному из ваших врачей в лондонских больницах! — Он с улыбкой обвел взглядом остальных.— Они иногда пугали меня, эти медсестры лондонских больниц, такие чопорные и вымуштрованные.

Марита откровенно рассмеялась, и даже сеньора позволила себе улыбнуться. Селестина осталась лениво-равнодушной. Моргана не осмелилась взглянуть на Фелипе. Ей сразу же понравился Карл Кристен, и она не собиралась позволить маркизу все испортить своим цинизмом.

— В какой же именно больнице вы работали?

— Святого Кристофера.

Поворачиваясь к нему, Моргана изумилась тому, что заметила в его скандинавских голубых глазах что-то темное и горькое на мгновение омрачило его взгляд. Тень рассеялась так быстро, что она могла просто почудиться Моргане, но интуиция, чувство общности с человеком, который, подобно ей, что-то скрывает от мира, подсказали ей, что молодого доктора Кристена действительно что-то угнетает.

— Я слышала о больнице Святого Кристофера.— Уже не осталось следа от быстрого воспоминания о прошлом, намека на горечь в его взгляде.— Вы должны посмотреть нашу больницу в Лорензито, мисс Кэрол.

— С большим удовольствием,— мгновенно отозвалась Моргана. Краешком глаза она заметила, что Марита разговаривает с Мануэлем, а Фелипе, похоже, ничуть не интересуется тем, что происходит между нею и Карлом, посвятив свое внимание Селестине и сеньоре.

Сама того не замечая, она расслабилась. Карл Кристен — человек, с которым она может спокойно разговаривать, не испытывая отчужденности или напряжения. У них есть общие интересы, на которых можно построить дружеские отношения.

Моргана снова почувствовала себя свободно и даже начала получать удовольствие от разговора, не замечая заинтересованных и довольных взглядов, которые бросала на них с Карлом Марита, а также кажущегося равнодушия Фелипе, не приближавшегося к ним.

Через какое-то время Карл поднялся, чтобы извиниться и уйти: ему сейчас нельзя было надолго отлучаться из больницы. Очень скоро стали прощаться и остальные гости.

Обратно на виллу «Франческа» Моргану вез Хулио: судя по его довольной улыбке, он вдоволь насплетничался с прислугой сеньоры Акуарас. Неста встретила Моргану приветственной улыбкой, оторвавшись от книги.

— Хэлло, милочка. Ну как, понравилось?

— Очень.— Моргана уронила перчатки и белую сумочку на столик, потом снова повернулась к хозяйке виллы.— Все оказалось не так страшно, как я опасалась.

Неста чуть приподнялась на подушках.

— Конечно, не страшно. Ну, как вам двоюродные сестрички Акуарас?

Моргана невольно рассмеялась:

— Как и следовало ожидать, мне понравилась Марита, чего, если честно, не могу сказать о Селестине,— призналась она немного смущенно: вдруг у Несты по этому поводу совершенно другое мнение.

— И я тоже,— откровенно сказала Неста.— Так что можете быть совершенно честны. Полагаю, она, как обычно, пыталась очаровать Фелипе.

— По-моему, они прекрасно подойдут друг другу.— Моргана не пыталась разобраться, почему в этот момент почувствовала странный болезненный укол.— А еще я познакомилась с доктором Кристеном.

— Насколько я понимаю, он вам понравился?— с улыбкой заметила Неста.

У Морганы невольно дрогнули губы, потом она рассмеялась.

— Вы заставляете меня казаться ужасно самовлюбленной и разборчивой. Я ничего не могу поделать с тем, что мне не нравится маркиз, и с тем, что мне нравится доктор Кристен.— Она мгновение помолчала, задумчиво нахмурив брови, потом повернулась к Несте,—Что с ним случилось, мисс Брутон?

— Что вы имеете в виду?

— Почему у него иногда такой горестный взгляд? Он пытается это спрятать, но время от времени его видно.

— Значит, вы тоже заметили.— Неста замолчала и покачала головой.— Не знаю, Моргана. Я и сама часто подозревала, что с ним произошло что-то довольно ужасное до его приезда сюда.

— Как он оказался на Хуамасе?

— Его привез Фелипе. Они встретились в Швейцарии.

— В Швейцарии!

— Кажется, Фелипе там отдыхал.— Она пристально посмотрела на Моргану.— Это секрет. Карл прямо не просил меня молчать об этом, но, по-моему, ему бы не хотелось, чтобы все знали. Он некоторое время работал в Лондоне…

— Я об этом догадалась, когда он говорил о больнице Святого Кристофера.

Неста коротко кивнула, потом продолжила:

— Похоже, в Лондоне произошло что-то, заставившее его отказаться от своей карьеры. Он вернулся на родину и спрятался в крошечной горной деревушке. Там его нашел Фелипе, привез на Хуамасу и поручил ему устроить больницу по последнему слову науки. Тогда он казался очень ожесточенным и скрытным.— Она снова замолчала, нахмурирившись.— По-моему, он был в состоянии шока. Постепенно он скинул с себя эту оболочку и снова начал смеяться, но что бы такое с ним ни произошло, оно все еще там, в его мыслях.

— Я знаю. Я это тоже сегодня увидела. Он очень старается забыть, и ему это почти удается, а потом вдруг все возвращается…

Замолчав, она подумала о своей любви к Филиппу. Если бы не произошло несчастного случая, как бы все обстояло сейчас? Может быть, она тоже старалась бы забыть, казаться веселой — и всегда возвращалась бы к мысли, что как бы она ни притворялась, все-таки потеряла человека, которого любила.

В ней поднялось нечто вроде презрения к себе, Казалось, она смотрит на себя со стороны, и ее томление по Филиппу представляется немного неубедительным, словно она просто привыкла к этому чувству, но за традицией не стоит ничего реального.



Примерно неделю спустя Карл заехал на виллу. Услышав его немецкий выговор, Моргана спустилась вниз. В это время Неста спрашивала:

— Как дела в больнице, Карл?

— Сейчас никаких особых дел, но мне все еще надо быть поблизости от нашего непонятного больного, иначе я навестил бы вас раньше.— Он заметил Моргану и улыбнулся.— Однако я знал, что у вас очень умелая медсестра и я могу не беспокоиться.

Моргана ответно улыбнулась:

— Спасибо, доктор Кристен.

На ней была ее сестринская форма, и он с ироничной улыбкой посмотрел на жесткую белую косынку.

— Пожалуйста, зовите меня Карлом,— попрос:ил он.— А то вы своей жесткой шуршащей формой совсем меня напугаете.

Моргана рассмеялась, а Неста удовлетворенно переводила взгляд с одного на другого. Ей было приятно видеть, что ее юная медсестра снова улыбается и счастлива. Она почувствовала, что сегодня в девушке что-то изменилось.

— Я слышала, что вы встретились на вилле сеньоры Акуарас,— заметила она.

— Очень мимолетно,— подтвердил Карл.

— И он даже не задал мне обязательного вопроса: как мне нравится на Хуамасе,— вставила Моргана.

— Ну хорошо: я спрошу сейчас,— мгновенно отозвался Карл, поворачиваясь к ней.— Как вам нравится ваше пребывание на острове?

— Оно доставляет мне огромное удовольствие,— серьезно заверила его Моргана, наблюдая, как он склоняется над ногой Несты.

— Это хорошо,— ответил он, не поднимая взгляда.— Вы пробудете долго?

Они подходили к более личным вопросам, задать которые в прошлый раз помешали посторонние.

— Чуть больше месяца.

Моргана осознала, как мало осталось времени. Не верилось, что оно прошло так быстро, так что осталось уже чуть больше месяца. Почти два месяца из тех трех, что ей отпущены, уже пролетели, а может, и месяца не осталось. Ее предупредили, что времени может оказаться даже меньше.

— Как жаль, что вы не сможете пробыть дольше,— сказал Карл, прервав ее мысли.

— Мне надо будет вернуться в Англию.

Он выпрямился со словами:

Здесь мне нечего делать. Ваша сестра прекрасно за вами смотрит.

На мгновение он повернулся и заговорил с Морганой о различных вещах, касающихся ноги Несты и общего состояния ее здоровья, потом снова улыбнулся Несте:

— Извините, что вынудил вас слушать специальный разговор.

— Ничуть,— сразу же отозвалась Неста.— нашла его очень интересным, хоть и понятия не имею, о чем он был. По-моему, мне надо будет написать книгу о том, что происходит на Хуамасе.

— А у нее будет счастливый конец? — вдруг спросила Моргана, не успев сообразить, что говорит.

Неста подняла глаза и удержала взгляд девушки, потом улыбнулась, чтобы скрыть свою печаль.

— Да, милочка. У нее будет счастливый конец.

— Ну конечно же будет: ведь это же будет выдумка,— проговорила Моргана весело, стараясь разуверить пожилую женщину.

— Ах да, выдумка,— с легкой горечью вставил Карл.— Романы всегда золотистые и розовые, со счастливым концом. В реальной жизни это случается не так часто. Столь многое может испортить счастливый конец.

Значит, что-то действительно скрывалось за темной горечью в его взгляде.

— По-моему, он не всегда бывает испорчен,— мягко отозвалась Моргана.— Может, какое-то бремя нам так кажется, но постепенно мы начинаем понимать, что все испорчено не так бесповоротно, что есть какие-то компенсации.

— А когда понимаешь, что сделано что-то непоправимое?

— Что за мрачный разговор я начала,— решительно прервала их Неста.— Я запрещаю его продолжать. Карл, сию минуту перемените тему.

Его настроение мгновенно переменилось.

— Конечно. Вы хотели бы поговорить о чем-нибудь определенном?

— Сейчас я хотела бы выпить чаю, а так как я знаю, что вы полюбили чай, когда жили в Англии, вы можете к нам присоединиться.

— Я пойду помогу Терезе,— предложила Моргана.— Боюсь, у нее чай не очень-то получается.

Она ускользнула на кухню, что-то напевая про себя — и с изумлением обнаружила, что это португальская народная песня, которую она слышала от Терезы. Похоже было, что атмосфера Хуамасы воздействует на нее помимо ее сознания, что, несомненно, доставило бы отсутствующему невыносимому Фелипе немалое удовлетворение.

Тереза радостно засмеялась, узнав песню, и произнесла несколько слов по-португальски. В ответ на вопросительный взгляд Морганы, она снова их повторила:

— Куандо эстара де вольта? Когда ты вернешься? Это первые слова песни, сеньорита.

Расставляя чашки на подносе, Моргана старательно повторила эти слова, улыбнувшись удовольствию Терезы. Она не имела никаких возражений против того, чтобы выучить или случайно запомнит несколько португальских фраз во время своего пребывания на острове. С другой стороны, она не намерена была признаваться в этом Фелипе. Это было бы слишком похоже на уступку его деспотичной воле.

Когда она внесла поднос в комнату. Карл вскочил и, взяв его у нее из рук, поставил на стол. Только тут она заметила, как он смотрит на облепившие ее лоб бронзовые кудри, и поняла, что забыла поправить косынку, что собиралась сделать уже давно. Пробормотав извинение, она сбежала из комнаты когда Тереза входила с еще одним подносом.

По ее возвращении Неста печально покачал головой:

— Все еще беспокоитесь из-за своих волос? — Взглянув на Карла, она объяснила:— у Морганы старшая сестра была настоящей ведьмой, внушив ей излишнюю чувствительность по поводу состояния прически.

Очень жаль,— сочувственно проговорил он, но Моргана увидела, что глаза у него смеются. — Почему вы так затягиваете волосы? Они такие красивые!

Он был вторым мужчиной, отметившим это, но в отличие от того раза, когда она услышала подобное признание от Фелипе, сейчас она ничуть не смутилась.

— Потому что иначе косынка не будет держаться,— твердо ответила она.

— Не знаю, зачем вам ее вообще надевать, — проворчала Неста, но в глазах ее вспыхнула знакомая Моргане насмешка.— Каждый раз, когда появляется Фелипе, вы, по-моему, специально летите, чтобы ее надеть, зная, что ему не нравятся женщины в форменных платьях.

— Ему не нравятся женщины в форме, потому что это говорит об их независимости,— парировала Моргана, на этот раз, не споря с обвинением.— Он не терпит независимости в женщинах. По-моему, ему бы хотелось, чтобы мы все были беспомощными сверхженственными, как разряженные в шелка португальские женщины.

— Вам не нравится маркиз? — удивился Карл похоже, ему тоже было непонятно, как кто-то может не любить Фелипе.

— Разве это не очевидно? — сухо отозвалась Неста.— Боюсь, что у них нашла коса на камень.

Моргана чуть неловко пожала плечами.

— Ну что можно поделать, если кого-то невзлюбишь,— запротестовала она.— Правда, были моменты, когда он мне почти нравился.— Она призналась в этом с чрезвычайной неохотой.— И вообще, я знаю, что я исключение. Похоже, что всем остальным он нравится, и очень.

— Он прекрасный и щедрый человек,— негромко проговорил Карл. — Больница существует исключительно благодаря его щедрости. Не раз бывало, что я думал: хорошо было бы завести в больнице то или это. Но не хотелось просить — он и так сделал уже очень много… Каким-то образом он об этом узнавал, и…— Он пожал плечами.— Мы это получали. Странно, он узнавал так много: кто именно лежит в больнице и почему. Его тревожат все, кто живет на острове, и никому не приходится страдать.— Он нахмурился, и у Морганы создалось странное впечатление, что он пытается побороть ее неприязнь.— Вот совсем недавно был случай: один из рыбаков заболел, но не бросал работу из-за семьи. Маркиз узнал об этом — никто не знает, каким образом,— и отправил этого человека в больницу, поддерживая его семью, пока тот не поправился. И таких примеров множество.

— Я не отрицаю его щедрости и справедливости,— У Морганы было такое чувство, словно ее загоняют в угол.— Но у него достаточно деспотичные ухватки.

Карл пожал плечами, не теряя спокойствия.

— Это — часть его характера. Она не мешает. В конце концов, его предки уже много веков были некоронованными королями Хуамасы.

И это точно характеризовало ситуацию. Некоронованный король Хуамасы.

— По крайней мере, совершенно ясно, что вам он нравится,— с улыбкой заметила она.

— Он был очень добр ко мне, — просто сказал Карл. — Но дело не только в этом.

В конце этого дня, когда они наконец остались вдвоем (доктор Кристен давно уехал, а Тереза хлопотала на кухне), Неста со вздохом откинулась на диван.

— Я люблю гостей, но должна признаться, что порой необходимость казаться веселой и жизнерадостной утомляет.

Моргана ей улыбнулась.

— По-моему, вам не приходится делать особых усилий. Вы так хорошо миритесь с вашим нездоровьем.

— Мне мало на что можно жаловаться.— Она поколебалась и бросила на девушку быстрый взгляд, а потом стала вдруг внимательно рассматривать маленький бриллиант в колечке, которое всегда носила на правой руке — когда-то оно было подарено ей в знак помолвки.— У вас причин жаловаться гораздо больше, чем у меня.— Она снова помедлила, потом сказала, не поднимая взгляда:— Нет ли… не началась ли?..

— Вы хотели сказать — нет ли болей?— договорила за нее Моргана, сама удивляясь тому как спокойно звучит ее голос.— Пока нет. Наверное, еще какое-то время не будет.— Она замолчала ненадолго, словно прикидывая что-то про себя, потом добавила:— Около месяца.

— Месяц! — Неста замолчала, подавленная полной безысходностью происходящего.

Моргана наблюдала за ней: судя по беспокойным движениям ее пальцев, ее еще что-то тревожило. Однако она не торопила пожилую женщину, давая ей время собраться.

— Моргана,— произнесла она наконец,— я знаю, что одной из причин, по которой вы приехали сюда со мной, было то, что здесь никто не будет знать о… ну, о несчастном случае… Но не кажется ли вам, что Карлу надо сказать?

Он ничего не сможет сделать. У меня с собой выписки, которые мне дали в больнице, но мне нет нужды давать их ему, если я этого не захочу.

— Но под конец вам это может понадобиться.

— Если — да, то тогда и настанет время ему сказать.

Этим Несте пришлось удовлетвориться.

6

До своего визита на виллу Акуарас Моргана ни разу не слышала упоминаний о лотерее цветов — теперь же о ней говорили, чуть ли не каждый день. На Хуамасе начала подниматься волна лихорадочного ожидания: даже Тереза вспоминала о лотереях, в которых когда-то принимала участие. По мере приближения срока лотереи в Лорензито становилось все веселее.

Однажды, когда Моргана была в городе, она заметила знакомую черную машину с гербом Риальта и бессознательно огляделась в поисках Фелипе. Когда же она заметила, что он выходит из большого разукрашенного здания вместе с Селестиной, ее охватил какой-то необъяснимый холод, и она поспешно пошла в противоположную сторону. Его темная голова склонялась к его прелестной спутнице, и ои, видимо, не замечал ничего вокруг. Было очень легко уйти незамеченной. Казалось странным, что Фелипе так увлекся, но, с другой стороны, Селестина так экзотически хороша, а Фелипе, в конце концов, живой человек, несмотря на его внешнюю отстраненность.

Моргана сделала покупки, которые ей поручила Неста, и вернулась к машине, стоявшей неподалеку. Там ее ожидал Хулио. Тех двоих нигде не было видно, но забыть о них оказалось нелегко.

Женится ли Фелипе на Селестине? Похоже, все на острове ждут этого. Да и Селестина, вероятно, не уехала бы так надолго из своей родной Португалии, если бы не ожидала этого. Но, в конце концов, разве они не подходят друг другу? Ее это ничуть не касается, но почему-то невозможно было об этом не думать.

Селестина так красива, что понравится любому мужчине, даже такому ценителю, как Фелипе. Но что у нее есть, кроме красоты? Происхождение из старинного аристократического рода, изощренность под стать его собственной и умение очаровать и задобрить любого мужчину, особенно такого неуловимого и выгодного жениха, как Фелипе. А если не считать этого, что еще? Какой-то инстинкт подсказывал Моргане, что чувства Селестины, пусть пылкие и, возможно, бурные, на самом деле поверхностны и эгоистичны, если говорить о настоящей любви.

Когда Моргана вернулась на виллу, там ее ожидало приглашение от Мариты Акуарас присоединиться к их компании в день лотереи цветов.

Она показала приглашение Несте:

— Не возражаете, если я присоединюсь к ним?

— Конечно нет. Вообще-то у меня тоже есть приглашение. Вы увидите, что это очень приятное событие.— Она одарила свою собеседницу озорной улыбкой.— Может, вам даже достанется роза.

— Боже избави,— откликнулась Моргана.— Меня уже предупредили о такой возможности и пытались выяснить, как я на это отреагирую.

— Надо понимать, это был Фелипе?

Моргана не без фатализма приподняла бровь:

— Кто же еще? Он считает, что вправе дергать и препарировать любого, кого захочет.

— По-моему, вы играете ему на руку, милочка.

— Вы хотите сказать, тем, что не терплю все его выходки безропотно?— В ее глазах вспыхнуло возмущение.— А что я еще могу делать — все спускать ему с рук?

Неста рассмеялась, наигранно-испуганно поднимая руки:

— Не нападайте на меня, Моргана-ле-Фэй!

— Как одеваются на праздник?— спросила Моргана. Неприятные мысли уже начали рассеиваться.

— Ничего особенно изысканного. Главный праздник — это День Поминовения, спустя несколько месяцев.— И встретив вопросительный взгляд девушки, Неста постаралась не думать о том, что этого праздника ей уже не увидеть. Она объяснила:— Каждый год в гавань входят корабли — копии тех, что когда-то открыли остров.

— И все надевают костюмы того периода?

— Непременно. В день главного праздника современное платье находится под запретом. — Она поспешила перевести разговор обратно на наступающий праздник, не желая останавливаться слишком долго на том, другом.— Но сейчас надо подумать, что вам надеть на праздник цветов. А что если нам вдвоем пойти посмотреть на ваши наряды? Моргана засомневалась:

— Мне не хотелось бы, чтобы вы лишний раз поднимались по лестнице.

— Вы прекрасно знаете, что ноге уже намного лучше.

— И все же…— Она помолчала.— Я принесу их сюда, вниз, и вам не надо будет двигаться.

Она быстро поднялась наверх и, открыв дверцу шкафа, внимательно рассмотрела его содержимое. Что же подойдет для праздника цветов?

Когда ее взгляд остановился на длинном черном бархатном платье, она горьковато улыбнулась. Это платье она, наверное, никогда не наденет: только совершенно непреодолимое желание заставило ее купить его в тот день многочисленных покупок. Оно только один раз облегало ее стройную фигурку — в одиночестве ее собственной спальни.

Улыбнувшись про себя, она повесила платье на место. Наверное, бессознательно, но ее привлек создаваемый им «колдовской» облик, хотя тогда она еще не видела этой книги. Она знала, что теперь оно для нее всегда будет символизировать Моргану-ле-Фэй, и поэтому надеть его будет очень трудно, даже если для этого и представится случай. Надо ощутить себя той самой Морганой-ле-Фэй, а современная Моргана Кэрол знала, что никогда не сможет подражать властности и жестокому очарованию королевы-колдуньи. Похоже, этому платью не суждено быть надетым.

Она снова вернулась к своей задаче и, наконец, остановила свой выбор на трех нарядах, которые принесла Несте.

Пожилая женщина улыбнулась ей чуть насмешливо:

— У вас, кажется, довольно обширный гардероб, раз вам понадобилось столько времени, чтобы выбрать три возможных варианта.

Два из них она отвергла, почти не глядя, хоть они были достаточно привлекательны, и остановила свой выбор на третьем.

— Это,— решительно объявила она с такой твердой убежденностью, что Моргана не стала бы спорить, даже если бы сама не была наполовину уверена в том, что это именно то платье.

Она подняла его перед собой, критически разглядывая пышную завихривающуюся юбку из тяжелого изумрудно-зеленого шелка и шнурованный корсаж поверх жесткого белого органди.

— Да, наверное, оно подойдет,— наконец решила Моргана. Она наденет под него крахмальную нижнюю юбку с широкой оборкой по низу. Под полупрозрачное белое органди наденется маленькая отделанная кружевом рубашка, совсем новая, а черные босоножки завершат ансамбль.

Она обнаружила, что с нетерпением ждет праздника, и с тайной улыбкой подумала: что же она такое сделает, если по странному капризу судьбы выиграет одну из знаменитых красных роз, которые девушки Хуамасы считают дороже любых подарков, предусмотренных для остальных цветов? Проблема оказалась неразрешимой. Ну и пусть, шансов на такое невезение не так уж много.



Настал день праздника — солнечный и яркий, как обычно на Хуамасе до наступления больших штормов, когда все забьются в свои дома и на острове воцарится ревущая стихия.

Моргана встала рано, прошла к Несте и помогла той собраться, прежде чем надеть свое зеленое с белым платье. Надевая его через голову и застегивая молнию, она негромко напевала. Несмотря на внешнюю практичность, Моргана втайне была настоящей женщиной, и платье полностью соответствовало ее праздничному настроению. Короткие пышные рукава были накрахмаленно-белоснежны, пышная зеленая юбка взвихривалась, дразняще открывая сосборенное кружево нижней юбки.

Они проехали через город к широкому бульвару, где Моргана оставила машину в ту незабываемую первую поездку. Но на этот раз машину дисциплинированно припарковал Хулио, отправившийся потом по своим делам. Моргана с Нестой перешли улицу, направляясь к ресторану в саду, где им предстояло отобедать с Акуарасами и их гостями.

«Дескани», самый знаменитый и недоступный ресторан Лорензито, оказался одноэтажным зданием в мавританском стиле. Столики стояли и внутри помещения с мраморным полом, и в прекрасно спланированном саду. С дерева на дерево были перекинуты гирлянды лампочек, которые зажгутся вечером. Между столиками плыли ароматы цветущих кустарников и деревьев. Чудные экзотические сады, казалось, дремлют под тропическим солнцем. В довершение всего где-то в отдалении играл небольшой оркестр.

Они нашли семейство Акуарас и их гостей за большим столом под цветущей джакарандой. Как и предсказывала Неста, там оказалось немало незнакомых людей, среди них несколько молодых мужчин, смотревших на Моргану с нескрываемым восхищением. Казалось, Неста знакома со всеми присутствующими, но хотя Моргану представили всем, она была уверена, что потом не может вспомнить их имен. Было большим облегчением увидеть, что ей предстоит сидеть рядом с Карлом Кристеном.

Он приветствовал ее, как она догадалась, на швейцарском диалекте немецкого, и, не устояв перед соблазном, Моргана ответила:

— Гутен морген. Карл.

Было приятно видеть удивление молодого доктора Кристена.

— Вы знаете немецкий?

— Я знаю немецкий и говорю довольно свободно, но я не совсем поняла то, что вы говорили.

— Это был швейцарский немецкий.

— Он очень отличается от обычного?

— Немного. Швейцарцы понимают немцев, но те, кто знает немецкий язык, не могут понять швейцарский немецкий.— Глаза его сощурились в виноватой улыбке.— Звучит довольно сложно.

— Да, но, кажется, я вас поняла.

Моргана поймала себя на том, что наблюдает за его худыми умными руками. Ей это было свойственно: она знала, что часто судит о людях по их рукам. Так много можно узнать про людей, если наблюдать за их пальцами. Пожалуй, исключением является Фелипе. Она склонна была считать, что ее первое впечатление оказалось неправильным. Страсть и нежность — жестокость и доброта. Это плохо согласовывалось с тем, что она узнала о нем впоследствии.

Руки Карла были руками хирурга — гениального хирурга, подсказало ей чутье. Но он похоронил себя на Хуамасе. Почему? Снова встает этот вопрос. Что-то в его прошлом привело его на Хуамасу за забвением. Она была в этом абсолютно уверена. И то, что сказала ей Неста, только подтвердило ее догадки.

— Вы раньше не видели таких праздников?

Моргана оторвала взгляд от его рук.

— Нет, не видела. Что тут происходит?

— После ленча мы пойдем смотреть, как отплывают рыбачьи лодки. Приз будет вручен той, которая быстрее всех доплывет до буя, установленного в гавани, и вернется обратно. Это займет немало времени, потому что сначала мы осмотрим лодки, а потом будут чествовать победителя. В течение всего этого времени мы будем есть всякие вкусные вещи, но вредные, и это поможет нам дождаться обеда, когда для него, наконец, настанет время.

— Теперь вы говорите, как врач,— напомнила ему Моргана. — И это после того, как велели мне не обращаться с вами, как с врачом!

— Прошу прощения,— сразу же откликнулся Карл. Поблескивая глазами он добавил:— Я лучше начну за вами ухаживать на немецком.

— Ничего подобного вы не сделаете,— парировала Моргана.— И вообще, я понимаю по-немецки.

— Тем лучше,— пробормотал Карл, но было непонятно, говорит ли он это себе или ей.

— На вас просто начинает действовать эта сверхпортугальская атмосфера,— решительно провозгласила Моргана, и оба одновременно расхохотались.

Вполне естественно, это привлекло к ним всеобщее внимание, и Моргана невольно начала краснеть, хотя смущаться было нечему. Может, виной была немного недобрая улыбка Селестины?

— Похоже, моя маленькая кузина была права,— заметила она, бросая косой взгляд на Моргану.— У сестры Кэрол и доктора Кристена нашлось немало забавных тем для разговора.

— Конечно.— Карла ничуть не смутило всеобщее внимание, в центре которого они оказались.— У медсестры и врача всегда найдется, о чем поговорить.

— Вы разговаривали о работе? — удивилась Марита.— Но как это нехорошо, Карл,— в день праздника!

— На самом деле — не о работе,— ответила Моргана, не собираясь объяснять, о чем шла речь.

Но Карл оказался не таким сдержанным.

— Я пригрозил начать ухаживать за сестрой Кэрол, но на свою беду выяснил, что она знает немецкий,— бесстрашно заявил он.

— А об этом надо сожалеть? — осведомился стройный смуглый молодой человек, сидевший на другом конце стола. Моргана смутно помнила, что его зовут Ренато Альдор.— Я лично не хотел бы ухаживать за кем-то, кто этого не понимает.

— Но это можно исправить, Ренато,— возразила Марита.

— Правильно,— согласился тот.— Похоже, вам нужно учить португальский, мисс Кэрол.

Моргана не без опаски взглянула на него, не понимая, серьезно ли он говорит. В темных глазах затаился смех, и, словно в подтверждение этому, сидевшая рядом с ним молодая девушка наклонилась вперед и улыбнулась:

— Я должна вас предостеречь. Мой брат заходит в том, что вы называете шуткой, слишком далеко.

— Я так и заподозрила,— ответила Моргана, заметив, как в глазах Ренато разгорается смех.

— Тем не менее это — шутка, которую можно принять всерьез,— заметил он.— Вы хотите учить португальский язык, мисс Кэрол?

Моргана не успела ответить, Селестина лениво перевела взгляд на Ренато.

— По-моему, вы несколько ошеломили мисс Кэрол, Ренато,— лениво протянула она своим глуховатым высокомерным голосом.— Она — англичанка, и привыкла к тому, что знакомство развивается гораздо более медленным темпом.

— Как я ни ценю ваше предложение,— ответила Моргана с искрящимися смехом глазами, которые ясно сказали Ренато, что она на самом деле имеет в виду,— я, наверное, не могу его принять. Я через несколько недель покину Хуамасу.

— Как жалко,— вставила Марита.— А вы не можете передумать и остаться?

— У меня здесь скоро не останется работы. Нога мисс Брутон хорошо поддается лечению, а меня в Англии ждет мое место.

— А разве обязательно, чтобы больница была в Англии? — Марита, воспылав симпатией к Моргане, явно решила без боя не сдаваться.— Я уверена, что наш доктор Карл нуждается в медсестрах, и тогда вам не надо будет уезжать с Хуамасы.

— Ты, наверное, не понимаешь, что мисс Кэрол сильнее привязана к своей стране, чем к нашему острову,— заметила Селестина, и у Морганы создалось впечатление, будто эти слова подразумевают, что если это не так, тем хуже для Морганы, и на Хуамасе ей не место.

— Это вовсе не так,— ответила она, не понимая, почему Селестина относится к ней со столь неприкрытой враждебностью.— Я бы хотела остаться на Хуамасе, если бы у меня была такая возможность.

— Тогда почему не остаться? — предложил Карл.— Марита права. Нам в больнице действительно нужны медсестры.

Невольно она почувствовала острое сожаление. В других обстоятельствах она не колеблясь приняла бы это предложение. Теперь у нее не было выбора — она должна была отказаться.

— Боюсь, что это невозможно,— негромко проговорила она.— Я благодарна за ваше предложение и действительно хотела бы остаться, но по личным причинам должна буду уехать в Англию.

Карл пожал плечами.

— Пока мы на этом закончим разговор, но буду надеяться, что вы передумаете.

Разговор снова стал вращаться вокруг общих мест, и Моргана делила свое внимание между Карлом и пожилым португальцем, сидевшим по другую сторону от нее. Он так плохо знал английский, что разговор с ним шел с большим трудом.

После ленча все отправились в роскошно обставленную гостиную, где пили горячий крепкий кофе и слушали музыку, ожидая, когда спадет полуденная жара. Разговор был отрывочным, но через некоторое время все снова ожили и начали разбредаться по машинам.

Когда все вышли на улицу, Карл зашагал рядом с Морганой, наклонив к ней белокурую голову.

— На сегодняшний день я назначен вашим спутником — конечно, если меня не вызовут в больницу,— добавил он виновато.— Надеюсь, вы не возражаете.

— Ничуть,— ответила Моргана.— Я надеялась, что это будете вы, а не Ренато или еще кто-то из стремительных португальцев.

— Ну да, а я только еле плетусь.— Карл посмотрел на нее с шутливой обидой,— Что-то мне это не нравится.

— Не знаю,— вставила Неста, оказавшись рядом с ними,— по-моему, он мог бы развить вполне приличную скорость.— Она осмотрелась в поисках машины, предлагая: — Почему бы вам не поехать с нами? В машине места хватит, и можно будет не брать лишнюю.

— Спасибо, я так и сделаю,— согласился он. — В моей машине я был один.

Они прошли к автомобилю Несты, где их ожидал важный Хулио. Следом за машиной семейства Акуарас они поехали по обсаженной деревьями улице к заливчику, столь хорошо знакомому Моргане. Теперь он был разукрашен флагами и вымпелами.

Вся компания снова собралась в только что воздвигнутом павильоне, где были скамейки для дам, Неста и сеньора занялись разговором, а Моргана успела заметить, что Марита и Мануэль ускользнули куда-то вдвоем. По ухмылке Карла она поняла, что он тоже это заметил.

— Я считала, что им не разрешается ходить без сопровождающих.

— В день праздника условности немного смягчаются.— Он указал на лодки, расставленные вдоль пологого берега.— Посмотрим на лодки и попробуем выбрать ту, которая победит?

Моргана кивнула, и они незаметно отделились от остальных и смешались с толпой радостных людей, направлявшихся к берегу. Они не знали, как выделяются среди окружающих их смуглых людей: Карл с его золотыми волосами викинга и Моргана с густыми каштаново-рыжими кудрями, в завихрившимся зеленом платье с пышными белыми рукавчиками, вышитым воротом и шнурованным корсажем, подчеркнувшим тонкую талию. Оно немного напоминало народный костюм — по словам Карла, это было больше похоже на наряд девушек его страны, а не на костюмы португалок.

— Я решил разговаривать с вами по-немецки, пока вы в этом наряде,— объявил он и так и сделал. Когда он говорил на чистом немецком, Моргана довольно легко его понимала, но ее произношение его позабавило.

— Ну, не настолько уж оно плохое,— защищалась она.

— Совсем не плохое,— ответил Карл, ободряюще кивая.— Очень симпатичный акцент. Ну вот, теперь вы краснеете.— Он подождал, пока ее румянец поблек, и спросил:— Где вы научились говорить по-немецки?

— Немного — в школе, немного — от отца, немного — от медсестры-немки в больнице Святого Кристофера. Не знаю, почему я решила его учить.

— Специально, чтобы встретиться со мной,— с улыбкой предположил Карл.

— Ну, конечно,— согласилась Моргана, и оба снова рассмеялись, как тогда, в ресторане.

— Наверное, это одна из причин, по которой вы мне так нравитесь, Моргана,— сказал Карл, когда они оба отсмеялись.— Мы будем прекрасными друзьями без всяких осложнений.

— Вы хотите сказать — мы ни капельки друг в друга не влюбимся? — подсказала Моргана.

— Вы не обиделись, что я это сказал? Вы очень привлекательны, и когда-нибудь вас кто-то очень полюбит, но между нами этого не произойдет. Мы будем друзьями.

Моргана удовлетворенно вздохнула:

— Мне тоже это очень в вас нравится. Я почувствовала то же самое с первой нашей встречи.

— Вот и прекрасно. Пойдем посмотрим на лодки, либхен?

Моргана кивнула, полная ощущения блаженного спокойствия. Хотя он назвал ее «либхен» — «любимая», она не сомневалась, что за этим стоят только дружеские чувства. Через секунду она уже не была уверена в том, что ей ничего другого не нужно. Было какое-то смутное ощущение, словно чего-то ей недостает, но она не могла понять, в чем его причина. В конце концов, она попыталась отвлечься, сосредоточившись на цепочке выстроившихся перед ними лодок.

— По-моему, выиграет вот эта,— предположил Карл.

— Нет,— покачала головой Моргана критически осмотрев указанную им лодку, потом несколько других.— Вот эта похожа на победителя.

— Да? — Карл, в свою очередь, осмотрел выбранную ею лодку.— Нет, не думаю.— Он указал на написанное на боку название.— Как может победить корабль с таким названием?

Моргана вгляделась в португальское название, но, конечно, не смогла ничего понять.

— Что оно значит?

— Что-то вроде «Бедненькой хромоножки», — презрительно кинул он.

— Мне все равно, как она называется.— Конечно, было немного неприятно, что хозяин лодки выбрал ей такое название, но Моргана была тверда в своем первом выборе.— Выиграет эта. У нее формы… ну, как ее, этой…— Как и грозился Карл, они говорили по-немецки, и ей не хватило слова.

— Формы чего? — спросил Карл.— Хромой улитки?

— Не вредничай. У нее формы… как по-немецки «борзая», Карл?

— Виндхунд,— подсказал он.

— Виндхунд,— повторила Моргана, почти повторив его произношение.— Собака-вихрь! И она полетит, как вихрь, Карл. Вот победитель.

— Нет.— Он покачал головой с такой уверенностью, что должен был бы подорвать ее уверенность, но почему-то этого не случилось.— Победитель — вот,— и он снова указал на ту, которую присмотрел с самого начала.

— Ну а я не откажусь от своей «Виндхунд»,— Заупрямилась Моргана.

— На что будем спорить?

— На полдюжины скальпелей, доктор,— мгновенно ответила она.

— Ах! Прочь от меня… медсестра! сказал он, вздрогнув от отвращения.

— Конечно, доктор.

Прежде чем Карл успел ее задержать, Моргана быстро шагнула назад с полным смеха и веселья лицом — и тут же столкнулась с кем-то, кто в эту минуту подходил к ним сзади. Она повернулась со словами извинения — и взглянула прямо в глаза Фелипе.

— Ох!— В своем изумлении она на секунду забыла о необходимости извиниться.— Прошу прощения, сеньор. Я не знала, что вы здесь стоите.

— Вы и не могли знать. Я только что подошел.— Его голос звучал очень ровно и даже равнодушно. Когда она быстро подняла глаза, на его лице читалась полная отстраненность.

— Вы подошли как раз вовремя, Фелипе,— вставил Карл.— По-моему, Моргана собиралась меня покинуть.

— Вот как? — Фелипе повернулся и взглянул на нее, и Моргана невольно поежилась под этим непонятным, скрытным взглядом.— Почему вы пожелали покинуть нашего доброго Карла? Совсем недавно казалось, что вы прекрасно подходите друг другу. Вы говорили по-немецки, кажется?

Карл кивнул:

— Я был приятно удивлен, узнав, что Моргана учила немецкий.

— Вам также повезло, мой друг,— ответил Фелипе.— Я обнаружил, что у нее предубеждение против португальского. Разве не так? — добавил он искоса посмотрев на Моргану, словно насмешливо ожидая ее возражений.

— Ничуть, сеньор,— вежливо отозвалась она. — Я не сочла нужным учить португальский, поскольку мне осталось пробыть здесь всего несколько недель.— Она пожала плечами, добавив: — Так уж случилось, что я немного знаю немецкий.

— Мы пытались определить победителя,— сказал Карл, чтобы переменить предмет разговора, словно ощущая антагонизм, возникший между Морганой и Фелипе.— Каков ваш выбор?

Фелипе осмотрел ряд лодок и, наконец, кивком указал на одну из них.

— Моя «Виндхунд»! — невольно воскликнула Моргана, обрадовавшись настолько, что даже забыла, что рядом с ней стоит маркиз де Альвиро Риальта.

— Виндхунд? — переспросил Фелипе, переводя взгляд с нее на Карла.

— Она упорно называет ее «борзой»,— объяснил Карл.— Как это рыбачья лодка может иметь формы борзой? — насмешливо спросил он у Морганы.— Я еще получу эти скальпели.

— А вот и нет,— возразила Моргана, и лицо ее снова заискрилось весельем, так что Фелипе чуть приподнял бровь: он никогда еще не видел ее такой. — Обойдешься старыми, ты, старый швейцарский альпинист,— добавила она.— Что ты понимаешь в лодках?

В первый раз Фелипе тоже улыбнулся, словно ее настроение передалось и ему.

— Похоже, что на данный момент вам придется признать свое поражение, Карл. Против вас — инстинкт нации мореплавателей.

— Похоже, что так,— с улыбкой признал тот.— И даже двух наций, поскольку вы тоже ее выбрали.

Наступила недолгая напряженная тишина — для Морганы она была неловкой. Всем известно, что португальцы — тоже нация мореплавателей. Казалось, это чем-то объединило их с Фелипе, а она была уверена, что ему это ничуть не понравится.

Через секунду она случайно взглянула на него и поймала на его лице недобрую насмешливую улыбку. Видимо, ему пришла в голову похожая мЫСЛЬ.

— Оказывается, вам помимо вашей воли приходится признать свою связь с Португалией,— проговорил он так тихо, что слышала только она одна.— Но не тревожьтесь. Эта связь была в прошлом.

Моргана хотела было что-то ответить, но тут их окликнул Карл: лодки отплывали.

— Ну, теперь мы увидим, не ошибся ли инстинкт,— сказал он, оглядываясь на них.

Похоже было, что выбор Морганы действует в соответствии со своим португальским названием: лодка плелась позади остальных. Моргана обеспокоенно смотрела на нее. С другой стороны, та, которую выбрал Карл, резво летела вперед.

— Ну, как насчет инстинкта? — подсмеивался Карл.

— Подождем и увидим, мой друг,— отозвался Фелипе, хотя обращался Карл и Моргане.— Еще есть время. Мы, представители наций мореплавателей, умеем выбирать корабли.

С этими словами он взглянул на Моргану с улыбкой, в которой совсем не было насмешки. Она невольно улыбнулась в ответ, и голова у нее как-то странно закружилась.

Все призы предоставлял Фелипе. Моргана невольно вспомнила об этом, когда он стоял рядом, но на этот раз она подумала об этом без презрения Она начинала понимать, какое положение он занимает на острове и какая огромная ответственность лежит на нем, а он справляется с этим так успешно и легко. Это было видно по глазам всех людей которые время от времени смотрели в ту сторону где стоял маркиз де Альвиро Риальта. Даже сейчас хоть ветер взъерошил ему волосы и одет он был в простые белые брюки и белую шелковую рубашку расстегнутую на шее, открывая загорелую гладкую кожу шеи, нетрудно было догадаться, кто он такой. Конечно, не слишком внимательный наблюдатель мог бы счесть его просто еще одним интересующимся гонкой молодым человеком, чья смуглая кожа служила контрастом светлокожему Карлу. Но уже второй взгляд обнаружил бы орлиную мощь его профиля, хладнокровную отстраненность и сдержанную любезность, столь свойственные маркизу и столь отличавшие его от всех окружающих. А женщины обязательно обратили бы особое внимание на почти роковую привлекательность этих темных орлиных черт.

Незаметно бросая на него взгляд, Моргана виновато подумала, что, несмотря на то, что ее чувства к нему пронизаны враждебностью, она постоянно ощущает магию его притягательности.

Она заставила себя снова взглянуть на море и с радостью увидела, что выбранный ею баркас хоть и задержался на старте, теперь постоянно сближается с остальными. Ветер раздувал его паруса, когда он обогнул буй и повернул обратно, обогнав идущих впереди и выйдя в лидеры.

Моргана невольно сжала руки в наивном восторге.

— Мы выигрываем!

— Конечно.

Голос Фелипе оставался таким же хладнокровным и ровным, как всегда. Видимо, он ничуть не сомневался в результате. Насколько же проще была бы жизнь, если бы можно было вот так быть уверенной в будущем, а не только в результате соревнований рыбачьих лодок, горьковато подумала Моргана.

В тот момент, когда лодка-победитель причалила к берегу, молодой парнишка пробился через толпу зрителей и взволнованно заговорил с Карлом по-португальски.

Карл выслушал его, чуть приподняв брови, потом смиренно пожимая плечами, повернулся к Моргане.

— Так я и знал, что это случится. Я должен вернуться в больницу. Боюсь, что вынужден оставить тебя на милость Фелипе.

— Для меня это удовольствие,— пробормотал Фелипе (совершенно неискренне, решила Моргана).

Карл улыбнулся и поклонился:

— Ауфвидерзеен, фройляйн медсестра.

— Ауфвидерзеен, герр доктор,— ответила в тон ему Моргана, решив, что не позволит загадочному маркизу испортить ей настроение. Когда Карл ушел, она обменялась с Фелипе несколькими быстрыми словами по-португальски и почувствовала, что непринужденная уверенность, которую она всегда испытывала, находясь рядом с Карлом, куда-то улетучивается. Она повернулась к Фелипе с неохотой, однако неохота эта была окрашена ощущением счастья и каким-то совершенно необъяснимым томлением, которое только усилилось от прикосновения его пальцев, когда он под локоть повел ее к победившей лодке.

— Вы, несомненно, огорчены уходом нашего благородного доктора, но обещаю вскоре возвратить вас вашим спутникам.

Значит, он не намерен оставаться с нею надолго, решила Моргана. Она с удивлением обнаружила, что странные чувства, которые испытывала всего секунду назад, куда-то исчезли, осталось только же лание присоединиться к Несте и остальным.

— Я не хотела бы затруднять вас, сеньор, вежливо ответила она, быстро взглянув ему в лицо Ей хотелось отыскать на нем желание избавиться от нее как можно скорее, но взор ее наткнулся на все ту же отчужденную любезность, за которой ничего нельзя было различить.

— Для меня это удовольствие, сеньорита. Легким прикосновением он направил ее к берегу, где смуглый коренастый молодой человек стоял в окружении толпы, принимая возбужденные поздравления.

Когда Фелипе подошел, молодой победитель стянул с головы ярко-красную трикотажную шапочку и низко поклонился. Фелипе обратился к нему по-португальски, и глаза молодого человека засветились радостью от того, что сеньор подошел лично поздравить его.

И снова Моргана испытала резкий укол неприязни, как бывало всегда, когда люди преклонялись перед ним, словно перед особой королевской крови. Молодой рыбак поднял на нее восхищенный взгляд и, что-то пробормотав, снова поклонился — на этот раз — ей.

— Хуано приносит вам свою благодарность за то, что вы поставили на его лодку,— перевел Фелипе в ответ на ее недоумение по поводу сказанного.

Моргана улыбнулась рыбаку, но ничего не ответила, поскольку это значило бы, что Фелипе будет переводить, а она не собиралась предоставлять ему возможность напомнить ей о пользе изучения португальского языка. Молчаливый ответ, казалось, удовлетворил Хуано: он снова расплылся в улыбке и взглядом выразил восхищение прелестной английской сеньорите, настолько сильное, что Моргана не решилась взглянуть на Фелипе, опасаясь увидеть на его лице знакомую насмешку. Но когда он заговорил, насмешка-таки прозвучала в его голосе.

— Похоже, на нашего Хуано ваша светлая кожа и рыжие волосы произвели глубокое впечатление. Но не надо кружить его глупую голову улыбками: у него есть девушка, и характер у нее отчаянный.

Моргана кинула на него неприязненный взгляд: пусть даже Хуано увидит его и поймет, что на Хуамасе есть один человек, который не считает сеньора идеалом.

— Я уверена, что это маловероятно,— ответила она чопорно-вежливо.— И вообще у меня волосы не рыжие.

Зоркие темные глаза скользнули по ее волосам, которые в ярком солнечном свете имели явный бронзовый оттенок, но он не стал продолжать этот разговор, а обратился снова к Хуано, а потом повел ее присоединяться к компании гостей сеньоры Акуарас. Почему-то Моргана ощутила разочарование, причины которого никак не могла понять.

Досадуя на себя, она подошла к Несте и, улыбнувшись ей, села рядом.

— Не устали, мисс Брутон?

— Конечно нет.— Неста взглянула на нее с теплой симпатией.— Нравится?

— Очень. Только бедного Карла вызвали в больницу.

— И вам пришлось остаться с Фелипе.— Ее глаза озорно сверкнули.— А я-то думаю: почему вы так притихли?

Моргана пожала плечами:

— Ну, не совсем. Просто я никогда не чувствую себя с ним легко, как с Карлом.

Тут на берегу начался следующий этап праздника, и они принялись следить за другими конкурсами. Выдавались призы за лучшую сельскохозяйственную продукцию с ферм из глубины острова, потом была демонстрация верховой езды… Но все время Моргана не забывала о присутствии привлекательного темноволосого мужчины, сидевшего рядом с Селестиной Акуарас, который постоянно наклонял к ней голову и негромко о чем-то рассказывал. После окончания верховой езды к Моргане подошли Марита с Мануэлем. Сегодня Марита была очаровательна в шуршащем снежно-белом наряде, и было видно, что Мануэль тоже так считает.

— Мы идем на лотерею цветов,— доверительно прошептала Марита, нагибаясь к Моргане.— Вы пойдете с нами?

Моргана встала:

— С удовольствием.

Внимательные темные глаза сеньоры Акуарас придирчиво осмотрели дочь, хотя было совершенно очевидно, что Мануэль получает полное одобрение. Однако непринужденная атмосфера праздника, видимо, не вполне соответствовала ее понятиям о благопристойности.

— Мы идем показать мисс Кэрол лотерею цветов,— объяснила Марита, и сеньора Акуарас одобрительно кивнула и улыбнулась Моргане, видимо, сочтя и ее «экскорт» в день праздника достаточным. Так был найден компромисс между ее собственными воспоминаниями юности (побеги от дуэний в день праздников) и нежеланием оставить молодых наедине, пусть даже в преддверии помолвки.

Они не сразу добрались до павильона цветов. И дело было не в том, что тот действительно находился на другом конце заливчика. Расстояние было не столь велико, но Марита и Мануэль все время останавливались, чтобы поздороваться с друзьями и познакомить их с Морганой, и под конец ее голова опять переполнилась многочисленными португальскими именами.

Они вошли в шатер. Ароматы тысячи цветов были необыкновенно сильными и кружили голову. Цветы были повсюду — в больших закрытых корзинах с дыркой в крышке, куда можно было просунуть руку и выбрать цветок. Вдоль стен лежали груды всевозможных призов, как на ярмарке в Англии, где их можно было выиграть, ловко бросив обруч.

Чуть поодаль она заметила черноволосую голову Фелипе де Альвиро Риальта, который разговаривал с немолодой сеньорой, следившей за порядком на лотерее. Как бы ей хотелось, чтобы его здесь не было! Но возможность скрыться отсутствовала, как и предлог отказаться. Можно было бы только сказать правду: что она не хочет вытаскивать цветок на глазах у Фелипе, потому что наверняка в них будет насмешка. Придется утешать себя мыслью, что он их не заметит, но при этом знать наверняка, что это маловероятно. Кажется, Фелипе всегда все замечает, особенно тогда, когда бы вам этого не хотелось.

Марита подвела ее к одной из закрытых корзин.

Возле каждой стояла девушка в нарядном костюме, чтобы вручить подарок, соотвествующий полученному цветку. Ни Марита, ни Мануэль не заметили Фелипе.

— Вы будете выбирать первой? — предложила Марита, но Моргана покачала головой.

— Я бы хотела посмотреть, как это надо делать.

Марита охотно кивнула:

— Хорошо.

Подойдя к корзине, она повернулась спиной и потянулась к ней левой рукой. Дежурная девушка помогла ей найти отверстие в крышке — и вот уже рука Мариты показалась обратно с огромным золотистым цветком гибискуса.

Она мило надула губки и кинула сверкающий взгляд на Мануэля.

— Очень обидно. Я надеялась на розу, но… Она разочарованно пожала плечами, но с удовольствием получила яркий вышитый шарфик, хотя у нее, наверное, было их множество. С другой стороны, к призам в лотерее всегда особое отношение.

— Ну, теперь ваша очередь,— весело предложила она Моргане.— Вы должны взять первый цветок, до которого дотронетесь.

Не успела Моргана послушаться, как кто-то что-то сказал по-португальски, и Марита повернулась, быстро отвечая на том же языке. Все молодые люди, бывшие в компании сеньоры Акуарас, пришли в павильон, во главе с Ренато и его сестрой.

— Похоже, мы успели увидеть, как мисс Кэрол выберет свой цветок,— сказал он, не спуская с нее смеющихся темных глаз.

Быстро осмотревшись, чтобы определить, здесь ли еще Фелипе, и не заметив его, Моргана более спокойно подошла к корзине. Она была уверена, что в обществе веселых молодых португальцев она не растеряется, какой бы цветок ей ни достался.

Ей помогли просунуть руку в отверстие корзины. Когда ее пальцы прикоснулись к толстому жесткому стеблю, она, памятуя о наставлении Мариты, взяла первый попавшийся цветок, вытащила руку — и услышала, как все окружающие ахнули:

— Ум роса!

Даже произнесенные по-португальски эти слова нельзя было не понять. Ее растерянность еще усилилась, когда за ее спиной новый голос проговорил:

— Не бойтесь, сеньорита. Это еще не конец света.

Она медленно повернулась: Фелипе наблюдал за нею с почти злой насмешкой. Потом он перевел взгляд на огромную красную розу, которую она едва держала в слабо сжатых пальцах.

— Похоже, судьба не ответила на ваши мольбы,— прибавил он, и в голосе его тоже слышна была насмешка.

— Да, похоже,— ответила Моргана, стараясь казаться спокойной.

— Вы говорите загадками,— вмешалась Марита.— Как это судьба не ответила? — У вас — роза.

— Разве ты не помнишь, что сеньорита — англичанка?— невозмутимо объяснил Фелипе.

Марита озорно засмеялась, обращаясь к Моргане:

— Но ведь и англичане целуются, разве не так, мисс Кэрол?

— Не на людях,— ответила Моргана, надеясь, что это выведет ее из затруднения.

— Португальцы тоже этого не делают,— сказал Мануэль. Он тоже улыбался, но не обидно.— Но эта роза — часть праздника.

— А бьехо,— сказала ничего не понимающая девушка-португалка, обращаясь к Моргане.

— Поцелуй,— перевела Марита с озорной улыбкой.— Немало людей сочтет это за честь, а, Ренато?

Очень привлекательный Ренато поклонился и сказал что-то по-португальски, не оставив Моргане сомнений относительно того, как он к этому отнесется. Она ничего против него не имела, но не хотела никого целовать, а делать это на людях — значило пойти вопреки всему, что она считала правильным. Ее природная скромность восставала при одной мысли об этом. Она никогда не раздавала легких поцелуев и не видела, почему должна сделать это сейчас. Кроме того, насмешка во взгляде Фелипе только усилила ее решимость не сдаваться. Она покачала головой.

— Извините. Я не имею ничего против кого-то из вас, но я просто не могу целоваться при всех.

С этими словами она кинула розу по направлению к корзинке, надеясь, что этим все решится, но Фелипе стремительно протянул руку и поймал цветок. С презрительным полупоклоном он вручил ей розу.

— Где же британская отвага, о которой мы так наслышаны?

Эти слова оказались последней каплей. Они разожгли в ней таящуюся ярость, так что она едва понимала, что делает — и что намерена сделать.

Быстрым гневным движением она повернулась и выхватила розу у него из руки. Ее обычно улыбающиеся губы сердито сжались, в глазах пылала ярость. Так он хочет унизить ее…

С таким движением, словно намеревалась его ударить, она резко протянула руки, собираясь быстро поцеловать его в щеку и столь же быстро отступить.

Может, всему причиной было изумление во взгляде маркиза, но он повернул голову, и ее губы коснулись не его щеки, а его губ.

Моргана быстро отдернула голову, чувствуя, что щеки ее пылают. Удивление Фелипе, из-за которого он, наверное, и повернул голову так неожиданно, теперь уступило место привычной насмешливой улыбке. Пытаясь отодвинуться от него, она заметила, что его изящные пальцы с жестокой силой сжали ее талию. Он снова владел положением, и, наверное, она поняла, почему он так сделал. Теперь она уже начала осознавать, какой чудовищный поступок совершила.

— Я польщен, сеньорита,— пробормотал он. В голосе его слышалась такая же насмешка, как и та, что читалась в глазах.

Он отпустил ее талию, и Моргана поспешно отошла, надеясь, что по ее улыбке не скажешь, с каким трудом она далась Моргане.

— Ну что, все довольны? — весело спросила она, решив, что так легче всего будет скрыть смущение.

— Я убит горем,— комично пожаловался Ренато, и Моргана позволила ему вовлечь ее в разговор. С ним было легко, и это позволило ей выйти из того неловкого положения, в котором ей совершенно не хотелось оставаться.

Однако позже, когда Моргана успокоилась и смогла думать о происшедшем достаточно объективно, она с изумлением поняла, что задним числом происшедшее не кажется ей столь уж неприятным. В тот момент она знала только, что ее снедает неудержимое желание предпринять что-то решительное, что всех повергнет в изумление — и причинит серьезную неприятность некоему Фелипе де Альвиро Риальта.

Вскоре она ускользнула от Ренато и незаметно покинула компанию. Это оказалось достаточно легко. Последнее, что она увидела, выскальзывая из павильона цветов, была Селестина, с улыбкой говорившая что-то Фелипе, и его внимательно склоненное лицо. Он уже явно забыл о существовании некоей Морганы Кэрол. Несмотря на бушевавшую в ней ярость, Моргана вздохнула, сама не понимая почему и не желая задумываться над этим.

Обедали они снова в «Дескани», и на этот раз разноцветные фонарики уже горели. Музыка по-прежнему мягко вздыхала в садах, но теперь к ней присоединился стройный молодой человек с бархатистым голосом, который ходил между столиками, напевая романтические португальские песни с необыкновенной искренностью. Возможно, он действительно был искренен в тот момент — может, он думал о какой-нибудь темноглазой сеньорите, дожидающейся за решетчатым окошком или прислушивающейся к его голосу в тени соседних деревьев. Как бы то ни было, его плавно льющийся голос заставил юные парочки смотреть друг на друга повлажневшими глазами, и даже Моргана начала улыбаться. Но тут она поймала на себе ироничный взгляд Фелипе и поняла, что он смеется над тем, как она поддалась романтической атмосфере.

Позже они смотрели на португальские танцы, а потом сами посетители ресторана вышли на площадку, кружась под радостную мелодичную музыку. В шуме разговора, шедшего вокруг, Моргана чуть наклонилась к Несте.

— А что мне делать, если кто-нибудь меня пригласит? — прошептала она.— Я не знаю этих португальских танцев.

— Если вас кто-то пригласит, то он, вероятно, примет это во внимание, так что не отказывайтесь, — прошептала в ответ Неста.

И когда Ренато ее пригласил, Моргана послушалась совета и не стала отказываться. Ритм был простой, напоминающий вальс. Она быстро усвоила простые движения и начала получать удовольствие от танца. Ноги у нее были легкие, и она всегда с удовольствием танцевала в свободное время, но, к сожалению, Филипп не слишком любил это занятие. Ренато кружил ее, шепча, как она подозревала, довольно смелые слова, но поскольку они были португальские, она не знала наверняка, что именно он говорит. Хотя веселый вызов, горевший в его глазах, позволял ей догадываться.

Он вернул ее к столику разгоревшуюся и смеющуюся, и почти сразу же ее пригласил кто-то еще, и она снова унеслась в танце, встретив одобрительную улыбку Несты. Неста велела ей наслаждаться жизнью, и сегодня Моргана намеревалась именно так и делать, несмотря на то, что не могла удержаться, чтобы время от времени не посмотреть туда, где темноволосая португальская красавица улыбалась мужчине, источавшему почти роковую притягательность.

Снова усевшись за столик, Моргана, не оборачиваясь, почувствовала, что позади нее остановился Фелипе. Она поднялась на ноги, не осмеливаясь поднять глаза, когда он обнял ее: это слишком живо напомнило ей о случившемся в павильоне цветов.

Танцевал он прекрасно. Его высокое тело ловко двигалось в танце, но Моргана ощутила какую-то сдержанность. Видимо, даже танцуя, он оставался маркизом де Альвиро Риальта. И ее движения, обычно такие плавные и непринужденные, стали чопорными и неловкими, так что танец не доставил ей удовольствия. Она прекрасно знала, что танцует плохо, и злилась на себя за это, но никак не могла успокоиться. Не было никаких сомнений, что он пригласил ее только из чувства долга. И досадное воспоминание о лотерее цветов тоже не способствовало непринужденности.

Она хотела получать удовольствие от танца — неожиданно стало так важно насладиться им. Она испытала жгучее желание погрузиться в ритм и забыть о страшном напоминании, внезапно вставшем перед нею.

Так мало времени, доносился до нее суровый шепот. Наслаждайся тем, что осталось. Но когда Фелипе привел ее обратно к столику с вежливыми словами благодарности, она поняла, что удовольствие от праздника пропало. Волшебство покинуло ее, оставив только ощущение усталости и одиночества. Даже приветливая улыбка Несты не умерила боли и тяжести в душе.

Моргана со вздохом опустилась на стул и даже не вздрогнула, когда знакомый голос мягко произнес у нее за спиной:

— Столько забот, либхен?

Когда Карл обошел ее и заглянул в глаза, Моргана даже не спросила, как он сумел вернуться. Главное было, что он — здесь.

— Потанцуй со мной, Карл,— взмолилась она срывающимся голосом.— Помоги мне забыть.

Он не стал спрашивать, что именно. Наверное, понимал, что некоторые гнетущие мысли не произносят вслух. Он без слов взял ее за руку и помог подняться на ноги, но во взгляде его читалось сочувственное понимание.

Музыканты еще отдыхали, и она не сразу поняла, зачем Карл пошел к оркестру и что именно сказал ему по-португальски.

Дирижер с улыбкой кивнул и вместо протяжной португальской мелодии с ее обольстительными интонациями в воздухе заплясала звенящая радость венского вальса.

— Танцуй, либхен,— прошептал Карл.— Танцуй — и забудь.

— Ты даже не спрашиваешь, что я хочу забыть.

— Может, когда-нибудь расскажешь. А до тех пор я не буду спрашивать. Я знаю, как это бывает.

— Спасибо, Карл.

В чуть слышном голосе была такая благодарность, что он только с улыбкой покачал головой и чуть улыбнулся. Но в звенящей радости музыки его улыбка окрепла.

— Танцуй, либхен,— еще раз повторил он.— Танцуй и забудь. Разве можно печалиться под музыку из Вены?

С сумасшедшей бесшабашностью Моргана послушалась его, раскачиваясь и крутясь под магический ритм другого века, пока все мысли не исчезли. Она не заметила, что все остальные перестали танцевать и смотрели, как высокий светловолосый мужчина и его стройная партнерша танцуют так, словно дух старой Вены посетил сад на далеком португальском острове.

7

После праздника Лорензито снова вернулся к обычному состоянию благодушного веселья. Устыдившись малодушию, чуть не заставившему поддаться черным мыслям, Моргана снова напомнила себе о решении не тратить оставшееся ей время на сожаления и обвинения.

Неста отдыхала на кушетке в гостиной, а Моргана сидела подле нее, то читая, то стараясь отвлечь свои мысли от Фелипе. Она знала, что Несте ее общество нужно не меньше, чем медицинские процедуры, и только это помогало ей подавить упреки совести, напоминавшей, что нужно больше работать. У нее было время мечтать в перерывах между чтением, бездумно оглядывать милую комнату или смотреть в сад, лежавший за открытым окном. А еще у нее было время думать о Фелипе де Альвиро Риальта, хотя она сама не могла понять, почему ей так хочется. Наверное, просто из чувства противоречия.

Шум машины дал ей новую пищу для размышлений. Она встала, гоня прочь мысли о Фелипе, но это оказалось не так легко. Моргана ощутила непонятное томление, увидев в окно, как к ним направляется высокий мужчина. Солнце сверкало на его темных волосах.

— Бом диас, сеньорас,— приветствовал он их, когда Тереза ввела его в комнату.

— Доброе утро, Фелипе,— отозвалась Неста, а Моргана пробормотала что-то невнятное: она никак не могла забыть обстоятельства их последней встречи.— Выпьете с нами шоколада?

Поблагодарив ее, он отказался, объяснив, что должен будет сразу же вернуться в «Паласио», где у него ленч с гостями. Потом, посмотрев на женщин, он спросил у Несты:

— У вас ничего не запланировано на послезавтра?

Неста покачала головой, и темные глаза Фелипе устремились на Моргану.

— А у вас, мисс Кэрол?

Моргана недоумевала, к чему эти расспросы, но тем не менее покачала головой.

— Естественно, я должна заниматься мисс Брутон,— осторожно ответила она,— но, кроме этого у меня никаких дел.

— Это хорошо.— Он снова перевел взгляд на Несту.— Я обещал свозить мисс Кэрол в глубь острова. Я надеюсь, что вы тоже сможете сопровождать нас.

Моргана вспомнила об этом слишком поздно. Она готова была прикусить себе язычок: надо же было предоставить ему такой удобный случай! Если бы она вовремя догадалась, с какой целью он приехал, то, возможно, придумала бы какой-нибудь предлог. Правда, это означало бы лишить Несту развлечения, в котором та явно нуждается. Пожалуй, она даже рада, что не успела придумать предлога для отказа.

— Я с удовольствием поеду,— не колеблясь, согласилась Неста.— И я уверена, что Моргана — тоже,— легко добавила она, прекрасно зная, как ее юная медсестра относится к этому смуглому привлекательному мужчине.

Видимо, Фелипе тоже знал. С почти нескрываемой иронией он заметил:

— По-моему, вам это будет интересно, мисс Кэрол.

— Почему вы так думаете? — откликнулась Моргана, как всегда, возмущенная его хладнокровной самоуверенностью.

— А как же иначе, сеньорита,— невозмутимо ответил Фелипе.— Разве вы не намеревались не останавливаться на поверхностном облике Хуамасы? Нельзя узнать остров, не побывав в самой глубинке.

Моргана признала поражение.

— Я буду рада принять ваше приглашение, сеньор,— проговорила она напряженным голосом, стараясь не выдать своего нежелания.

— Очень рад.— В отстраненном любезном голосе не слышно было торжества.— Надо позаботиться, чтобы ваше пребывание на Хуамасе было приятным,— добавил он.— Хотя, несомненно, вы сочтете жару несколько утомительной.

— Я нисколько не нахожу ее утомительной. Моргана была рада, что может возразить ему, не кривя душой. Наверное, это было заметно, потому что Неста постаралась поскорее спрятать улыбку.

Он вскоре ушел, ничем не напомнив ей об эпизоде в павильоне цветов. Очевидно, решила Моргана, он решил о нем забыть. Можно подумать, что она — нашалившее дитя: о ее поступке не будут напоминать и все ей простят.

Она неохотно проводила его до дверей, оставив Несту отдыхать на кушетке. Когда они вышли на яркое солнце, он взглянул на нее с высоты своего роста, и Моргана снова невольно напряглась, встретив его проницательный взгляд.

— Так вам не досаждает жара?

— Ничуть.— Она кинула на него вызывающий взгляд, требуя, чтобы он воздержался от комментариев.— Скорее, она мне нравится. Сеньора Акуарас сказала, что, по ее мнению, мне подходит жизнь в тропиках.

Моргана тут же пожалела о своих словах. Гораздо лучше было бы пробормотать что-нибудь ни к чему не обязывающее, не вовлекая его в дальнейший разговор. А так она вполне открыта для его дальнейших слов, будут ли они презрительными или какими-нибудь другими.

— Вот как? — Он посмотрел на нее, и взгляд его темных глаз был необыкновенно зорким.— Возможно, это и так, несмотря на то, что у вас типично английская внешность.

— Я не виновата, что у меня английская внешность.

Будучи врожденно вежливой, она сразу же пожалела об этих словах. Они прозвучали почти грубо, но что-то в его отношении все время вызывало в ней чувство протеста. Она почувствовала, что снова ощетинилась. Он слишком уверен в себе со своей бессознательной властностью и мрачной притягательностью. И в то же время, несмотря на мятежные мысли, она огорчилась, увидев на его лице выражение холодной отчужденности. Мгновение ей казалось, что он сейчас отвесит сухой поклон и направится к машине, но вместо этого уголки его губ приподнялись в удивительно грустной улыбке.

— Похоже, каждый всегда должен сказать что-то неуместное. Вы так яростно независимы, а мне все время хочется нанести удар по этой независимости. Это странно, не правда ли?

Моргана бросила на него изумленный взгляд, не зная, как отнестись к его словам, но тут же быстро опустила глаза.

— Извините,— пробормотала она.— Я была очень невежлива.

— Были,— любезно согласился он.— Но, возможно, вас спровоцировали.

Моргана быстро подняла голову.

— Меня совершенно определенно спровоцировали, сеньор,— откликнулась она, решив не уступать хотя бы сейчас.

Одна темная бровь приподнялась в уже знакомой насмешке.

— Я это признаю.— Голос его чуть поддразнивал, но на этот раз она не возмутилась.— Мы не будем по этому поводу ссориться. К тому же мне было бы приятно, если бы вы обращались ко мне по имени. От этих бесконечных «сеньоров» ужасно устаешь.

Моргана снова изумилась. Опустив глаза, она стала рассматривать свои руки.

— Я попробую, сень… Фелипе,— поспешно поправилась она, увидев, как темная бровь опять поднимается при ее ошибке. Как это он не понимает, что его трудно звать по имени, когда он держится так отчужденно, словно простым смертным вроде Морганы Кэрол до него далеко!

— Мне понятны ваши затруднения.— Сардоническая насмешка уже и не пыталась скрыться.— Но с помощью упорной британской отваги, задача, полагаю, будет преодолена.

— Возможно,— кротко согласилась Моргана. Но глаза ее так сверкнули, что Фелипе не обманулся.

Он рассмеялся и чуть наклонил свою темноволосую голову.

— Адеус, пекенья. Мне пора уйти, пока мы снова не поссорились.

Она невольно улыбнулась.

— Прощайте, Фелипе.

Он покачал головой:

— Такое прощание звучит слишком окончательно. Не могли бы вы освоить португальское, несмотря на ваше отвращение к этому языку?

— Я не питаю к нему отвращения,— запротестовала Моргана.— Так что же надо говорить по-португальски?

Почему-то ей больше не хотелось, чтобы он думал, будто ей не нравится его язык.

— Ате а виста, — ответил он, улыбнувшись ее произношению, когда она повторила за ним эти слова.

— Что я сказала?

— До встречи.— Его глаза смеялись еще сильнее.— Не бойтесь. Это не имеет никакого отношения к любви.

— Я ничего подобного от вас и не ожидала, сеньор,— быстро отозвалась она.

— Нет? — Взгляд его был пристальным, но все еще улыбчивым.— А следовало бы. Вам надо бы выучить португальский. Другие могут воспользоваться вашим незнанием языка.

Моргана вспомнила Ренато и те непонятные слова, которые он шептал ей во время танца, и неожиданно улыбнулась своей прежней озорной улыбкой.

— Думаю, что при таких обстоятельствах я догадаюсь, что говорится, каким бы языком, ни пользовались.

— Интересно, и как же вы ответите?

— Боюсь, что не смогу сказать, пока такая ситуация не возникнет.

Она, не собиралась признаваться ему, что такая ситуация уже возникала. На этот раз она будет умнее. Она не даст ему повода сделать какое-нибудь замечание, на которое нельзя будет ответить.

— Тогда — атеа виста, Моргана,— сказал он.— Постарайтесь не придумывать какого-нибудь предлога, чтобы отказаться поехать.

Моргана снова невольно улыбнулась.

— Ате а виста, Фелипе,— отозвалась она.

И, вскинув смуглую руку в шутливом прощании, он исчез.

Она смотрела ему вслед, пока он шел по мощеной дорожке к доставившему его ослепительному черному чудовищу. На его темных волосах блестело солнце. Он шел своей обычной уверенной походкой, но почему-то она больше не раздражала Моргану. Эта уверенность была частью его самого, той ответственности, которая лежала на его плечах и которую он нес так непринужденно.

К своему изумлению, она поняла: ей хочется, чтобы поскорее наступило послезавтра.



Утро было ярким и красочным. Такими утрами традиционно начинался день на Хуамасе, делая жизнь на острове удовольствием. Моргана с легким сердцем встала с постели.

Приняв душ, она надела свое форменное платье, чтобы сделать Несте массаж, но после процедуры собиралась с ним расстаться. Однако Неста этого не знала, и при виде шуршащей накрахмаленной формы в глазах ее отразилось разочарование.

— Моргана…— неуверенно начала она.

— Да? — спросила Моргана, сосредоточившись на своих руках, делающих массаж.

— Вы сегодня собираетесь быть в форменном платье?

Тут девушка подняла озорные глаза:

— Фелипе этого совсем не одобрит, правда?

— Боюсь, что нет.— Неста растерянно посмотрела на юную медсестру.— Я начинаю думать, что вам действительно доставляет удовольствие его раздражать.

— Не совсем, хотя, наверное, иногда бывает,— призналась Моргана.— Я по-прежнему считаю, что у него есть склонность к тирании. Правда, во время нашей последней встречи мы установили ненадежное перемирие.

— Ненадежное перемирие? — усмехнулась Неста.— И что же это значит?

— Что мы расстались в состоянии вооруженного дружелюбия, признав, что оно в любую минуту снова может перейти в открытые военные действия,— быстро ответила Моргана.

Несколько долгих секунд Неста молчала. Взгляд ее был полон нескрываемого беспокойства.

— Моргана,— сказала она наконец,— вы уверены, что не начинаете в него влюбляться?

— В Фелипе?! — Она. резко замолчала, и какое-то непонятное чувство охватило ее.— Конечно нет. Что за абсурдная мысль!— Она снова замолчала, нахмурилась.— Он не из тех мужчин, в кого я захотела бы влюбиться.

Но откуда опять это странное томление?

— Влюбляются обычно не по своему желанию,— напомнила ей Неста.

— Знаю. Но даже если бы я влюбилась, это совершенно бесполезно, так ведь? — Против этого аргумента возразить было невозможно, и разговор закончился. Тут же серьезность покинула Моргану.— И вообще, не думаю, чтобы у меня хватило нахальства влюбиться в господина Хуамасы.

—У вас же хватает нахальства с ним препираться.

— Это совсем другое дело. И вообще, я не смогла бы полюбить его, потому что…

— Знаю: потому что вы влюблены в Филиппа Лейланда,— устало договорила за нее Неста.

— Ничуть я в него не влюблена.

Изумленная Неста заморгала глазами:

— Не влюблены? — повторила она наконец, не веря своим ушам.

— Совершенно точно. Я это поняла еще до праздника. Удивительно, правда? — Моргана рассмеялась, изумленно качая головой.— Понадобилось столько времени, чтобы до меня это дошло.

Неста вздохнула с откровенным облегчением:

— Я искренне рада это слышать.

— И я тоже,— призналась Моргана.— Я чувствую себя так свободно, как не чувствовала уже очень давно. Я буду наслаждаться жизнью, пока я на Хуамасе, а это значит и то, что я не позволю Фелипе превращать меня в лиллипута. Наверное, все, что я говорю, ему как с гуся вода,— добавила она, скорчив рожицу.— Но, с вашего позволения, я оставляю за собой право возражать ему, когда хочу.

Неста засмеялась:

— Вы не нуждаетесь в моем позволении. У вас хватает собственного горячего нрава. Ну, бегом — переоденьтесь в свое самое лучшее платье. — Специально для дорогого Фелипе?

— Специально для Фелипе,— властно подтвердила Неста.— Вам от этого хуже не станет, пусть даже вы его не любите и находитесь — как вы это назвали? — в состоянии ненадежного перемирия.

Моргана засмеялась и, закончив массаж, помогла Несте одеться, после чего вернулась в свою комнату. Она с самого начала не собиралась оставаться в форменной одежде, но справилась со своей гордостью, позволив Несте считать, что та смогла ее переубедить.

Моргана надела светло-желтое шелковое платье со столь любимой ею завихривающейся юбкой и аккуратные сандалии, которые были на ней в день праздника. Потом, причесывая свои непокорные бронзовые кудри, она заметила на столике ожерелье с серебряными кружками.

Бросив гребень, она застегнула его на шее и с почти дерзкой улыбкой вспомнила, что Фелипе чуть ли не пытался запугать ее намеками на тайный смысл арабских надписей.

Спускаясь вниз, девушка ничуть не напоминала то аскетичное и отстраненное существо, каким казалась в своей сестринской форме, придававшей ее хрупкой фигурке непонятное достоинство.

— Господи, дитя! — восторженно воскликнула Неста, увидев Моргану.— Вы похожи на пленный луч солнца!

Моргана рассмеялась и закружилась. Ее пышные юбки зашуршали, к вящему наслаждению ее неукротимой женственности, а короткие сияющие кудри весело растрепались.

— По-моему, сегодняшний день будет приятным,— радостно сказала она.

— Я счастлив это слышать.

Неожиданно прозвучавший голос Фелипе заставил Моргану прервать свое веселое кружение, и она резко остановилась. Он стоял у самого порога, как всегда изысканно одетый. Темные волосы его блестели, знакомые смуглые черты были полны манящего очарования.

— Доброе утро, сеньор.— Она смущенно разгладила складки юбки, чувствуя себя немного неловко из-за того, что ее поймали на такой ребячливости. Хотя, надо признать, в его лице не было насмешки или иронии. Наоборот, казалось, что он держится более свободно, чем обычно. Однако ситуация требовала каких-то комментариев, и она добавила:— Я не знала, что вы приехали.

— Только что,— ответил он. В его глазах чуть видна была улыбка, но не такая, чтобы внушить Моргане робость или привычное раздражение. Она чем-то напомнила ей о том моменте, когда он рассказывал, как лазал на деревья, и ее улыбка вышла естественнее, чем прежде, и даже не без оттенка теплоты.

Все оставшееся утро прошло необыкновенно хорошо. Казалось, оно отмечено каким-то особым сиянием, отчего все чувствовали себя удивительно жизнерадостно. В этом настроении, выпив по бокалу прохладительного напитка, вся компания вышла к мощной черной машине с гербом на радиаторе. Несту усадили на заднем сиденье, обложив подушками так, чтобы она могла поудобнее устроиться, а потом Фелипе повернулся и открыл переднюю дверцу перед Морганой. При других обстоятельствах она, наверное, постаралась бы усесться сама, как только закончила помогать Несте, но на этот раз она смирилась с зависимостью и позволила себе помочь, всем существом ощутив легкое прикосновение к локтю. Потом Фелипе прошел к водительскому месту, включил двигатель, и мощная черная машина плавно и легко скользнула вперед.

Когда они доехали до дороги, которая вела к Лорензито, Фелипе повернул в противоположном направлении. Пыльная дорога упрямо поднималась вверх в окружении тропического изобилия. Моргана с гордостью могла назвать некоторые из растений, несмотря на то, что пробыла на острове так недолго. Она видела казуарины и деревья мафурра, чуть в стороне от дороги росла джакаранда и раскинул ветви тамариск. Повсюду было множество ярких тропических цветов, буйно разросшихся в этом островном раю красок и света.

На вершине холма Фелипе затормозил. Моргана огляделась, стараясь определить причину их неожиданной остановки. Но у нее только создалось впечатление, что они поднялись высоко над миром, туда, где на краю крутых скал растут деревья. Фелипе повернулся к Несте со своей обычной любезной улыбкой.

— Вы извините нас, если мы на минуту вас оставим?

— Конечно,— сразу же откликнулась Неста. Фелипе быстро обошел машину и открыл Моргане дверцу.

— Это — та часть Хуамасы, которую обязательно надо посмотреть.

Его пальцы снова чуть прикоснулись к ее руке, когда он помогал ей выйти из машины, и снова она испытала этот странный трепет. И всего-то — из-за прикосновения руки, обладателя которой, как ей казалось совсем недавно, она ненавидит!

— Заметно, что под солнцем Хуамасы лепестки чуть приоткрываются,— заметил он, ведя ее по направлению к скалам.

Моргана сразу же насторожилась.

— Что вы хотите сказать, сеньор?

Она сразу же вспомнила об их ненадежном перемирии: в голосе его снова появились знакомые ироничные интонации. Видимо, он никак не мог удержаться, чтобы не подразнить ее.

— Суровая медсестра Кэрол снова исчезла, и эту перемену надо всячески приветствовать, хотя у ее преемницы очень плохая память.— Темная бровь насмешливо приподнялась.— Значит, называть меня по имени так сложно?

— Нет.— Моргана помолчала, тщательно подбирая слова.— Боюсь, что я просто забываю. Когда привыкнешь думать о человеке каким-то определенным образом, не сразу удается переучиться.

— Интересно, и что же вы думаете обо мне? Моргана сразу же определила этот вопрос как чрезвычайно трудный — и, возможно, даже опасный — и пыталась придумать какой-нибудь уклончивый ответ, который бы его удовлетворил. Но тут он пожал плечами, чуть сощурив глаза, и снова стал серьезным. Такая перемена несколько озадачила ее.

— Неважно. Наверное, вы это и сами хорошенько не поняли, моя милая Моргана.

— Бывают моменты, когда я это прекрасно понимаю,— небрежно ответила Моргана.

— Верно. Наверное, я их могу вспомнить.— В голосе его снова зазвучала невозмутимая насмешка.— Вы, возможно, планировали кровавые расправы?

— Очень кровавые, включая кипящее масло и тиски для пальцев,— решительно ответила Моргана, но в уголках ее губ дрожала неудержимая улыбка.

— Тиски для пальцев! — Его губы ответно изогнулись, и он посмотрел на свои мужественно-аристократические руки.

Моргана тоже взглянула на них, и поняла, что преступно было даже думать о тисках для таких пальцев. И еще невольно подумала, что бы испытала, если бы эти руки обняли ее. Тут она вспомнила — и залилась густым румянцем.

Моргана поспешно отвернулась, с притворным интересом рассматривая окружившие их деревья, и надеялась, что Фелипе не заметит, как она покраснела.

Она ведь знала, как ощущаешь себя в плену этих сильных рук. Она это слишком хорошо почувствовала, когда в день праздника цветов они держали ее, заставив осознать опрометчивость поступка, на который ее побудил гнев.

Положив руку ей на локоть, маркиз удержал ее на месте, и так они стояли вдвоем под раскидистыми ветвями тамариска, глядя вниз со скалы на далекий песчаный берег, о который разбивались белопенные волны.

— Ну, разве это зрелище не стоит того, чтобы позволить бесцеремонно перекроить ваш день?

Голос был вежливо невозмутим, но Моргана не сомневалась, что если взглянет на него, то увидит в его глазах улыбку. И без того он стоял слишком близко от нее, и эта близость ее тревожила, но она не решалась отодвинуться, чтобы он не сделал какого-нибудь очередного насмешливого замечания, на которое трудно будет ответить.

Она мгновение помолчала, стараясь справиться с непонятным волнением, которое грозило ее поглотить. А потом ответила что-то в том духе, что да, здесь очень красиво, и никак не прокомментировала тот факт, что поездка была запланирована без ее участия.

Маркиз чуть пошевелился. Моргана чувствовала, что он наблюдает за ней пристальнее, чем ей бы того хотелось.

— Сегодня что-то доставило вам радость.

Моргана понимала, что он имеет в виду: она не так легко раздражается. Однако поскольку она только что сделала совершенно потрясающее открытие — большая часть ее удовольствия и радости связана с тем, что находится здесь, рядом с ним,— она не могла ответить правдиво. По здравому размышлению, в этом открытии не было ничего особенно удивительного. В конце концов, она совершенно нормальная девушка, а он не только на редкость привлекателен внешне, но может быть очень интересным и умным собеседником, если не развлекаться острыми как бритва фразами, которые будят ее неприязнь.

— Может, я просто в хорошем настроении,— ответила она.

— И позволительно ли осведомиться — почему? — Его поднятая рука помешала ей ответить.— Прошу прощения. Надо понимать, это интимный вопрос.

— Очень интимный,— твердо ответила Моргана, но глаза ее улыбались. Потом она повернулась, решив, что разговор чересчур затянулся. Солнце заблестело на серебряных кружках ожерелья и привлекло его внимание.

— Вот как? — Темная бровь удивленно изогнулась.— Вы все еще не разорвали ваш контракт с неизвестным.

— Возможно, я не боюсь неизвестного,— парировала Моргана.

— И скорее испугались бы известного?

Снова он наблюдал за ней, как за бабочкой на булавке: в пристальном взгляде опять было насмешливое любопытство. Так же он смотрел тогда, при покупке ожерелья.

— Тогда скажите мне, что оно означает! — бросила вызов Моргана.

Он шагнул к ней, и ей снова пришлось бороться с желанием отступить, отстраниться. Возможно, он заметил это невольное движение, как быстро она его ни подавила. Глаза его стали еще насмешливее, и, поспешно подняв руки, она отстегнула украшение и протянула ему.

Серебряные кружки лежали на аристократической руке, и он небрежно-вызывающе подбросил пальцем первый из них.

— Этот просит о любви…

Его взгляд скользнул по ее лицу, и Моргана почувствовала, что ей следует что-то сказать по этому поводу.

— Наверное, каждый когда-нибудь просит о любви,— небрежно отозвалась она.

— Но это не все.— И опять он бросил на нее быстрый взгляд глаз, обладавших темным блеском дорогих изумрудов.— Вот этот обещает ответную любовь, а третий просит о страсти, которая будет жаркой, как солнце, и бурной, как тропический шторм.

— Четвертый, надо полагать, обещает ответить тем же.— Моргана специально говорила беззаботно и чуть насмешливо.— Похоже, она была человеком необузданным,— та девушка, которая заказала ожерелье.

Фелипе снова улыбнулся.

— Но она умела любить.

Она снова уловила ту же невозмутимую интонацию, требующую ответа, но на этот раз решила воздержаться.

— А что написан на остальных кружках? Чуть дрогнувшая бровь показала, что он заметил, как она не приняла его вызов.

— По-прежнему не боитесь услышать, что там говорится?

Моргана заставила себя встретиться с ним взглядом и рассудительно ответить:

— Ну, вряд ли там есть просьбы более тревожные, чем те, что вы уже перевели.

— Действительно,— согласился Он, позволив кружочкам соскользнуть у него с пальцев, так что на ладони осталось только четыре последних.

— Пятый просит, чтобы любовь была вечной, два следующих — это цитаты из Корана, а на восьмом — призыв к более древнему, языческому богу — она, видимо, была плохой мусульманкой,— добавил он с улыбкой, протягивая ей ожерелье.— И теперь, когда вы знаете смысл надписей, хватит у вас отваги его носить?

Моргана приняла от него ожерелье и хладнокровно застегнула его.

— Как я уже говорила вам, сеньор, я не суеверна.

— Вы не суеверны, и память у вас плохая — или это вы специально, Моргана-ле-Фэй?

При звуке этого старого прозвища, которое дал ей отец, сердце ее болезненно сжалось, и она не сразу сообразила, как ответить, а он принял ее молчание за согласие с его предположением.

— Возможно, вы считаете, что мы слишком недолго знакомы, чтобы звать друг друга по имени.— Положив руку ей на локоть, он повернул ее к машине.— Мы вернемся к «сеньоре».

Он снова стал холодным и отчужденным. Даже легкая насмешка исчезла, и она почувствовала неожиданный укол сожаления. Как объяснить, что она не называла его по имени из-за стеснительности, а не от нежелания, вызванного отвращением или еще чем-то в том же духе?

Когда они вернулись к машине, Неста встретила их улыбкой. Казалось, она не заметила воцарившейся между ними напряженности.

— Полюбовались мысом?

— Было очень красиво, — ответила Моргана. — Я получила большое удовольствие.

И голос ее звучит подавленно, подумала Неста. Что за новая неприятность случилась? Казалось, враждебность между ними исчезла!

Усаживаясь на свое прежнее место, Моргана вдруг ощутила прилив решимости, подавившей начавший было возвращаться прежний антагонизм, и она быстро проговорила, улыбнувшись остальным:

— Единственная неприятность в том, что Фелипе сделал мне выговор из-за моей забывчивости.— И она скорчила Несте виноватую рожицу.

Договорив, Моргана не стала смотреть на Фелипе, хотя и не знала, как он отреагирует на ее слова. Ее по-прежнему не оставляло чувство беззаботной легкости, и не хотелось, чтобы ледяная преграда между нею и Фелипе испортила весь день. Особенно потому, что состояние перемирия оказалось удивительно приятным. Поэтому, когда он на секунду задержался, вместо того чтобы включить двигатель, она поняла, что настал ответственный момент. Если он отвергнет ее дружеский жест, тогда она будет вполне готова вернуться к военным действиям.

Но и Несте, и ей самой стало очевидно, что им владеет главным образом удивление, и на губах Морганы заиграла чуть озорная улыбка, когда он кинул на нее изумленный взгляд.

— Я приношу извинения, Моргана. Я вижу, что она улучшается.

Моргана решила, что сделанное над собой усилие вполне окупается тем, что с его лица исчезла холодная неподвижная маска. Она почувствовала глубокое удовлетворение из-за того, что сумела принести неявное извинение и отчасти объяснить свои слова, хотя по-прежнему не понимала, почему ему было важно, называет ли она его по имени. Возможно, он просто любит, чтобы его просьбы выполнялись так же, как и приказы.

— А как получилось, что вы знаете арабский?— спросила Моргана, решив, что этот вопрос не вызовет неприятностей.

— У меня вилла и финиковая плантация неподалеку от Алжира.— Он чуть шевельнул рукой, не отрывая ее от руля.— Я редко там бываю, но выучить арабский было необходимо.

— Разве нельзя пригласить переводчика?

— Нельзя понять народ через переводчика.

Моргана сразу же замолчала, решив, что этот разговор следует прекратить. Ей показалось, что его слова относятся к ее отказу учить португальский.

— Я понимаю так, что вы узнали смысл надписей на ожерелье?— осведомилась Неста.

Моргана повернулась и посмотрела на нее.

Оказалось, что, надевая его, я прошу о любви и самой бурной страсти.

— Но не будучи суеверной, она не боится его надевать,— вставил Фелипе. Он бросил на Моргану быстрый взгляд, в котором она прочла привычную насмешку.— Интересно, осмелились бы вы носить его, если бы были суеверны?

Внезапное вдохновение заставило ее глаза заблестеть, и она ответила:

— По-моему, вы забыли, что в центре нашей столицы стоит статуя бога любви, Фелипе.— Она была уверена, что на это ответить невозможно, и блеск превратился в открытый смех, зазвучавший и в ее голосе.— Ну вот, попробуйте ответить на это,— договорила она почти самодовольно, и по его. улыбке поняла, что если бы в этот момент он стоял, то он склонился бы, шутливо признавая свое поражение. А так он только чуть наклонил свою темноволосую голову.

— Я признаю себя проигравшим.

А это случается нечасто. Для того чтобы прийти к такому выводу, ей не нужно было ни знаний, ни интуиции.

— Улыбка у вас почти злорадная. Вам доставляет удовольствие то, что я признал себя побежденным?

— По-моему, такое случается очень редко,— сразу же отозвалась Моргана, удивив самое себя.

— Действительно,— признал он, по-прежнему улыбаясь.

Извилистая дорога поднялась вверх по густо заросшему деревьями холму, потом спустилась в неглубокую долину, занятую плантацией папай и бананов. Они миновали ее, не остановившись. Моргана гадала, куда они едут. Ей хотелось бы пройти повсюду пешком, особенно после того, как она заметила нахальную коричневую обезьянью мордочку, глядящую на нее сквозь густую листву деревьев. Очевидно, Фелипе остановится, когда сочтет нужным, когда они окажутся у того места, которое, по его мнению, будет для них интересным.

Они проехали через седловину между холмами и, наконец, вскоре после полудня добрались до еще одной плантации, почти на противоположной стороне острова. Здесь они, наконец, остановились у небольшой, но привлекательной виллы.

— Я решил, что мы здесь остановимся на ленч,— объяснил Фелипе.

Их представили хозяину дома, очевидно, управляющему Фелипе — очаровательному португальцу средних лет. После того как Несте помогли выйти из машины, они уселись за довольно торжественный ленч, осложнившийся из-за того, что ни сам хозяин дома, ни его жена и дочь не говорили по-английски. Они были очень милы и любезны, но Моргана догадалась, что их несколько напряженная формальность объясняется тем, что здесь присутствует сеньор и сидит за их столом.

После ленча они снова сели в машину. Незаметно для себя Моргана начала напевать португальскую народную песенку, которую выучила от Терезы, и поняла это только тогда, когда Фелипе повернулся к ней.

— Похоже, вы впитываете португальский помимо воли.

Моргана улыбнулась:

— Вы имеете в виду песню? Я ее запомнила от Терезы.— Улыбка ее стала вызывающей.— Не возражаете?

— Ничуть.— Он помолчал, а потом задал вопрос, переменив тему разговора:— Вы читаете легенды о вашей тезке?

Секунду Моргана, изумленная вопросом, не отвечала — очень уж неожиданным был вопрос,— потом она кивнула.

— Да, с большим удовольствием. Но каждый раз я удивляюсь, почему отец назвал меня в честь нее. Я надеюсь, что совсем на нее не похожа.

— Не характером, но…— Она опять поймала на себе его взгляд, на этот раз внимательно-задумчивый,— но, возможно, что-то общее все же есть. Удивительно, что он не дал вам ее полного имени.

— Он старался,— призналась Моргана.— Мое второе имя — Фэй.

— Поскольку в день праздника современное платье запрещено,— произнесла с заднего сиденья Неста,— по-моему, ей надо будет надеть костюм Морганы-де-Фэй. Правда, Фелипе?

Сказав это, Неста ужаснулась и бросила безмолвный умоляющий взгляд на юную спутницу. Бывали моменты, когда ужасное будущее забывалось: слишком убедительной казалось надетая Морганой личина. Но тут же возникло осознание неотвратимости судьбы, еще более ужасное из-за мгновенного провала в памяти. Несту немного утешило, что Моргана улыбнулась и чуть покачала головой, словно это ничего для нее не значило. Хотя обе они знали, что во время праздника девушки на острове уже не будет.

— Королева-колдунья,— задумчиво проговорила Моргана.— Костюм достаточно просто сделать.

— Хуамаса рада будет приветствовать английскую королеву,— поддразнил ее Фелипе, а Неста постаралась забыть о будущем.

Тут Моргана разрешила себе помечтать, притвориться, что она действительно будет на острове во время праздника. У нее есть черное бархатное платье. Оно идеально подойдет для костюма. Широкие рукава и квадратный вырез легко будет украсить вышивкой. Высокая остроконечная шляпа с легкой воздушной вуалью — немного более сложный элемент костюма, но вполне реально ее сделать.

А Фелипе? Он, конечно, будет великолепно смотреться в средневековом португальском костюме. Он подчеркнет его смуглое очарование и послужит прекрасным фоном для его аристократических манер… Но к чему мечты, которые крадут у нее настоящее?

Они вернулись в менее населенную часть острова по другой дороге, которая некоторое время шла вдоль реки, впадавшей в море рядом с Лорензито. Показался большой современный строящийся мост. Вдали видны были купола зданий Лорензито. День поминовения был забыт: Моргана с любопытством посмотрела на стройку.

Фелипе притормозил.

— Вам интересно? Тогда мы ненадолго здесь остановимся.



Моргана запоздало вспомнила, что где-то здесь работает Филипп. Она совершенно забыла, что он находится на острове и совершенно не хотела снова с ним встречаться, пусть даже больше не любит его и его присутствие ничего для нее не значит. Встреча будет слишком неловкой, особенно под зорким взглядом Фелипе де Альвиро. Но поздно было пытаться что-либо сделать: оставалось только смириться с происходящим и надеяться на лучшее. Она уже жалела что когда-то упомянула имя человека, с которым была помолвлена, когда разговаривала с Фелипе тогда, в «Паласио». Но, может быть, он забыл?

Она вышла из машины медленно — неохотно, если говорить правду, и увидела, что к ним направляется Филипп. Приветственная улыбка на его лице сменилась удивлением.

— Моргана!

— Хэлло, Филипп,— спокойно ответила она.

Моргана больше не была ослеплена любовью и стала почти критически рассматривать его черты. Она нашла на его лице то, чего не замечала раньше: следы беспутной жизни, безвольную складку губ, морщинки вокруг рта… Он очень отличался от того человека, которого она любила, но все равно, эти признаки должны были присутствовать и в прежние дни. Даже тогда он наверняка был безвольным и эгоистичным. А теперь это стало очевидным для всех.

Фелипе переводил взгляд с Морганы на Филиппа, глаза его вдруг сузились.

— Вы уже знакомы?

Филипп рассмеялся:

— Мы росли вместе в Англии.

— Странно, что вы встретились на Хуамасе. Фелипе говорил своим обычным ровным любезным тоном, но хладнокровные неанглийские интонации его голоса не сказали ей» догадался он или нет.

— Это было сюрпризом для нас обоих,— ответил Филипп. Он улыбнулся Моргане, словно намекал на прошлую привязанность.— Мы потеряли контакт друг с другом. Это было чудесным сюрпризом, по крайней мере для меня.

Моргане показалось, что обращенная к ней улыбка маркиза стала насмешливой.

— Интересно, это сюрприз для вас?

— О, мы встречались и ранее,— вставил Филипп прежде, чем Моргана успела ответить. У Морганы создалось странное впечатление, что эти слова не должны были прозвучать. Почему-то они представили их прежнюю встречу, чуть ли не тайным свиданием. Возможно, Фелипе тоже это почувствовал. Насмешка исчезла, и на его смуглом лице осталась только холодная отчужденность. Как португалец, он не мог одобрительно отнестись к таким встречам, и она почувствовала досаду из-за того, что он осудил ее, не выслушав.

Да и вообще — какое ему дело, где и когда она встречалась с Филиппом? Тем не менее, в качестве хозяина острова он, несомненно, считал, что это его дело, сердито решила она, чувствуя, что к ней возвращается привычная неприязнь. Сам Филипп больше не имел власти волновать ее, но каким-то непонятным образом ему удалось повлиять на ее отношение к другому мужчине.

— Как-то днем Филипп заехал на виллу «Франческа»,— сказала она, не понимая, почему должна объясниться, но ощущая, что это необходимо. Она перевела взгляд на Несту, вдруг заметив, что ту довольно невежливо исключили из разговора, который, к счастью, длился очень недолго.— Вы в тот момент спали, и я отказалась вас разбудить.

Филипп сделал виноватое лицо.

— Добрый день, мисс Брутон. Кажется, я был очень невежлив, не поприветствовав вас, но боюсь, что был слишком удивлен, увидев Моргану.

Улыбка Несты была далеко не такой дружелюбной, как обычно. Ей не нравился Филипп Лейланд, хотя вежливость требовала, чтобы она этого не показывала.

— Ничего страшного,— любезно ответила она.— Я уже начинаю к этому привыкать. Молодой доктор Карл так увлекся профессиональным разговором с Морганой, что тоже совершенно забыл обо мне. Это было совсем недавно.

Это даст молодому глупцу пищу для размышлений, решила Неста: он все еще настолько самоуверен, что думает, будто оказывает честь Моргане своим вниманием.

— Так я могу считать, что меня простили? — спросил Филипп со своей очаровательной улыбкой, и Моргана впервые заметила, насколько она неестественна.

Видимо, Фелипе подумал о том же. Она увидела, как его губы изогнулись в чуть презрительной улыбке, и это мгновенно рассеяло ее собственное презрение к человеку, которого, как когда-то считала, она любила. Может, Филипп безволен и немного фальшив, но он — старый друг, а маркиз слишком любит легко подшучивать (а иногда и не слишком легко) над всем британским.

— Я подумаю над этим,— отозвалась Неста с наигранной неуверенностью.

— Так ты уже познакомилась с нашим швейцарским врачом? — заметил Филипп, поворачиваясь к Моргане.

— Он очень часто приезжает следить за тем, как идет лечение ноги мисс Брутон, и за ее общим состоянием.

— По-моему, я становлюсь хорошим предлогом,— сказала Неста, озорно блеснув глазами, и Моргана почувствовала, что стремительно краснеет.

Фелипе, как обычно, поднял брови.

— Да? Интересно, кто еще воспользуется этим предлогом? Хотя, по-моему, вы к себе несправедливы,— добавил он с уважением.

Это так характерно для него, подумала Моргана. Его обаяние дается ему так естественно: это наследие рыцарственных предков и обязанность маркиза де Альвиро Риальта. Оно настолько непринужденное по сравнению с поведением Филиппа.

— Спасибо, Фелипе,— у Несты глаза искрились смехом.— Но, по-моему, так вы недооцениваете Моргану.

Темноволосая голова склонилась в насмешливом извинении.

— Прошу вашего прощения, Моргана. Видимо, следовало сказать, что этот предлог лишь наполовину неискренен.

— Спасибо, Фелипе,— отозвалась Моргана тем же тоном насмешливого недоверия, который выбрала Неста. Она решила, что пора было бы изменить характер разговора, и пыталась придумать, как лучше это сделать, когда Филипп помог ей в этом.

По неестественно застывшей улыбке было достаточно хорошо заметно, что Филиппу Лейланду не хотелось бы, чтобы разговор продолжался в том же русле. Он заботливо осведомился о состоянии здоровья Несты, а потом перевел разговор на какие-то пустяки. Спустя некоторое время Моргана заметила, что он пытается найти предлог поговорить с нею наедине. Она не менее старательно попыталась этому воспрепятствовать. Все, что надо было сказать, было сказано при последней встрече. Ей больше не причинил бы боль разговор об их разорванной помолвке, если не считать одного ее результата, но у нее не было желания снова возобновлять его. Это было бы совершенно бесполезно. Она начала уже убеждаться в том, что Неста была права: его вновь вспыхнувший интерес и уверения в любви проистекают только из того, что она англичанка и находится здесь. Видимо, Филиппу Лейланду стали надоедать смуглые красавицы-португалки, цинично подумала она и тут же удивилась своим мыслям. Хотя на самом деле удивительного тут ничего не было: она узнала любовь и измену, потом обнаружила, что ей осталось жить всего несколько месяцев, а потом оказалось, что любовь, которую она считала такой реальной, была наполовину увлечением, наполовину привычкой. Вполне понятно, что она стала циничной и разочарованной, хоть и скрывала от всех, что с ней случилось.

Несмотря на ее контрмеры, Филипп был твердо намерен не дать ей ускользнуть. Моргана знала, что он не мог не заметить ее нежелания говорить с ним, и его упорство начало ее раздражать.

—Ты не хочешь посмотреть, на каком этапе сейчас находится строительство? — наконец спросил он открыто. При этом он смотрел только на Моргану, отстранив двух остальных.

Моргана колебалась: ей не хотелось поддаваться на его махинации, но в то же время она помнила, что Фелипе остановил машину именно из-за того, что она заинтересовалась мостом.

— Время есть,— произнес у нее за спиной Фелипе с ледяной вежливостью.

Моргана, которой вовсе не хотелось остаться с Филиппом наедине, бросила умоляющий взгляд на Несту, но от той нельзя было ожидать помощи. Она не могла выйти из машины и бродить по неровной земле, но по ее глазам было видно, что она поняла, как обстоят дела.

Филипп повернулся к маркизу:

— Извините нас,— начал он с улыбкой, но Неста прервала его.

— Я не обижусь, если меня оставят одну,— беззаботно сказала она, обращаясь к Фелипе,— если вам тоже хочется пойти. Я буду вполне удовлетворена тем, что осмотрю все отсюда, из машины.

Фелипе поклонился ей со своей обычной любезностью:

— Если вы извините мою невежливость, я воспользуюсь вашим предложением.— Он повернулся к Филиппу.— Есть кое-какие детали, которые я хотел бы выяснить на месте, Лейланд. Я понимаю, что вам хотелось бы обсудить с Морганой вещи личного характера, но, может быть, это можно будет отложить до другой встречи.

— По-моему, мы уже достаточно говорили о прошлом,— небрежно ответила Моргана, заметив почти нескрываемое раздражение Филиппа.

— Как вы сказали, сэр, у нас будут для этого другие возможности,— отозвался Филипп с решительным блеском в глазах. Он снова перевел взгляд на Моргану.— Единственный личный вопрос, который я собирался задать: не пообедаешь ли ты со мной как-нибудь в Лорензито? Я уверен, что маркиз не сочтет это настолько интимным вопросом, чтобы его нельзя было задать в его присутствии,— добавил он, почтительно улыбаясь Фелипе, которого, казалось, это ничуть не интересует.

— Никоим образом, договаривайтесь,— отчужденно ответил тот.

Филипп вопросительно посмотрел на Моргану, а та медлила, не зная, как ей вывернуться.

— Не думаю, чтобы я могла сейчас это решить, Филипп,— поспешно проговорила она.— Видишь ли, я должна буду знать, каковы намерения мисс Брутон. В конце концов, я нахожусь здесь в качестве ее медсестры, и не могу убегать и оставлять ее когда мне заблагорассудится.

— А, возвращение добросовестной медсестры Кэрол, хоть и не в форменном платье,— услышала она негромкое замечание Фелипе и с большим трудом удержалась, чтобы не бросить на него раздраженного взгляда. Неужели он специально хочет показать, что она ищет предлог для отказа? Правда, именно это она и делает.

Филипп печально кивнул головой, словно все понял:

— Слишком добросовестной,— отозвался он.— Мне все время приходилось сражаться с ее начальством, чтобы повидаться с ней в Лондоне, а потом она убегала обратно задолго до полуночи, словно какая-то Золушка.

— Только не из-за злой мачехи, а из-за больничных правил,— весело проговорила Моргана. Ей неприятно было, что он афиширует их давнее знакомство, и хотелось рассеять это впечатление, хотя сама не понимала почему.

Они направились к стальным конструкциям моста, и она с изумлением услышала, как Фелипе вполне компетентно обсуждает технические вопросы, а потом сразу же перестала удивляться. Разве могло быть иначе? Он выучил арабский, чтобы разговаривать с работниками своих финиковых плантаций, несмотря на то, что проводил там очень мало времени. Вполне естественно, что он каким-то образом приобрел достаточно глубокие инженерные знания, чтобы разговаривать с теми, для кого это — профессия. Он — удивительный человек, и в его жизни и характере наверняка есть еще множество сторон, которые ей пока не доступны.

Несколько раз она ощутила на себе взгляд темных глаз Фелипе и была наполовину уверена: он догадался о ее помолвке с этим светловолосым мужчиной. Фелипе и прежде насмехался над ее отношением к любви, хоть сам слишком отчужден и независим, чтобы подчиниться ее сладостному плену и мучениям. Возможно, иногда его португальская кровь и играет, но он воспринимает этот зов с насмешкой. Фелипе де Альвиро Риальта — это циник, который не позволит, чтобы его сердце было затронуто какой-нибудь женщиной, он будет холоден и пресыщен. Если он и будет держать женщину в объятиях, то его ум по-прежнему будет сохранять полный контроль независимо от того, шепчет ли его обладатель ласковые слова или прикасается к женщине своими сильными руками или искривленными в насмешке губами.

Моргана мысленно встряхнулась. Что это на нее в последнее время нашло — давать волю таким мыслям, и о ком: о маркизе де Альвиро Риальта, ни больше ни меньше! Но он по-прежнему манил ее: эти его густые темные волосы и резкие орлиные черты лица, почти угрожающе-аристократические, и эти глаза, соперничающие с изумрудами, глаза, цвет которых не ожидаешь увидеть у португальца! Он просто невероятно притягателен и так непохож ни на кого, этот Фелипе. Понятно, что любая девушка не может о нем не думать. Даже Моргана Кэрол, в жизни которой больше нет места любви, и которая до сих пор не уверена, нравится он ей или нет!



Остаток пути к вилле «Франческа» прошел в совершенно иной атмосфере. По какой-то причине Фелипе снова спрятался в свою оболочку отчужденной холодности, ставшей еще более заметной после прежней непринужденности. Бросив на него быстрый взгляд, Моргана поймала даже намек на застывшее отвращение.

Если Неста и заметила перемену в Фелипе (а ее трудно было не заметить), она промолчала, продолжая вести непринужденный легкий разговор. Фелипе поддерживал беседу с обычной любезностью, но Моргана заметила, что он подчеркнуто избегает обращаться к ней, если только это не становилось совершенно неизбежно или если Неста специально не втягивала ее в разговор.

Ближе к вечеру они вернулись на виллу, и Фелипе помог Несте дойти до дома, отклонив приглашение пообедать вместе с ними, и почти сразу же вернулся к своей машине. Только тогда, когда он уже открывал дверцу, намереваясь сесть, Моргана заметила, что ее ожерелье исчезло. Даже не успев ничего подумать, она быстро вышла из двери виллы и поспешила к машине.

Фелипе выключил двигатель и пошел ей навстречу. Лицо его было отчужденным и замкнутым.

— Мое… мое ожерелье,— поспешно объяснила она.— По-моему, я потеряла его в машине.

— Ах, да — ожерелье! — Его губы изогнулись в почти саркастической улыбке.— Такой мощный талисман нельзя потерять.

Он открыл дверцу с той стороны, где она сидела, наклонился и нашел на полу сверкающее серебром ожерелье. Когда он выпрямился, оно снова лежало на его ладони, так же как в тот раз, кажется, целую вечность тому назад, но сейчас на лице Фелипе не видно было добродушной насмешки. Он уронил украшение ей в руку, словно ему неприятно было к ней прикоснуться.

— Спасибо, сеньор.

Моргана не понимала, что случилось, и постаралась говорить вежливо-невыразительно, но, видимо, в ее голосе прозвучал какой-то недоуменный вопрос, потому что он снова посмотрел на ожерелье.

— Храните его бережно, сеньорита,— недружелюбно проговорил он.— Может быть, оно еще вам пригодится.

— Что вы имеете в виду?

Его взгляд скользнул по ее лицу с нескрываемой неприязнью:

— Возможно, в следующий раз вам не придется проводить день в обществе человека, которого вы не любите, ради того, чтобы увидеть мужчину, за которого когда-то собирались выйти замуж.

— Ох!— Моргана почувствовала, что краснеет, но не находила слов, чтобы опровергнуть столь превратнее толкование происшедшего.

— Вы предвкушали приятный день,— саркастически добавил он.— Надеюсь, ваши ожидания оправдались.

Так он решил, что ее хорошее настроение с утра было связано с перспективой увидеть Филиппа! Несомненно, он также решил, что она притворилась, будто ее заинтересовал мост. Тем не менее, несмотря на совершенно необъяснимую подавленность, она гордо подняла голову.

— Спасибо, сеньор. День действительно был приятный — весь.

— Весь?— Теперь эти аристокрастические губы, похоже, едко насмехались.— Нет нужды притворяться. Я прекрасно знаю, что вы меня не любите, но это не повод для того, чтобы прервать поездку, не осмотрев, как идет строительство столь интересного моста.

Тон, которым были произнесены эти последние слова, снова заставил Моргану вспыхнуть, потом краска схлынула, оставив после себя смертельную бледность.

— Но я не притворялась…— начала было она.

Вскинув руку, он дал ей знак замолчать.

— В дальнейшем притворстве нет необходимости — мне отвратительно лицемерие.

Моргана чуть вскрикнула. Если бы это было возможно, она похолодела бы еще сильнее. Она сама ненавидела лицемерие, и выслушать такие обвинения… Но, маркиз, как всегда, полный самомнения, бесконечно уверенный в собственной правоте, не желал слушать оправданий, и гордость заставила ее ответить тем же ударом, вернуть ему столь же неприязненный взгляд.

Он снова скользнул по ней взором.

— Надо полагать, приносить поздравления несколько рано,— заметил он, и снова его губы изогнулись в презрительной насмешке.— Но возможно, что здесь, на Хуамасе будет восстановлено то, что было разрушено в Англии.

— Если вы имеете в виду то, что Филипп — это тот человек, с которым я была помолвлена, то поздравления тут ни к чему.— Теперь она говорила уже не менее холодно, чем он.— Ни один из нас не планирует восстановление того, что было разрушено в Англии,— добавила она, прибегнув к его собственному обороту.

— Приношу извинения, мисс Кэрол.— Но тон его отнюдь не был извиняющимся. Он жег, как удар хлыста.— Возможно, вы передумаете, когда состоится этот запланированный обед.

— Запланированный обед не состоится,— ответила она сквозь зубы.— Если хотите знать, сеньор, то мне даже не нравится Филипп.

— Для любви не обязательно нравиться.— Он чопорно поклонился и вернулся к машине.— Адеус, мисс Кэрол. Нам лучше проститься сейчас, пока в пылу гнева не сказаны непростительные слова.

Не успела она опомниться, как он уже сидел за рулем автомобиля. Проснувшись, заурчал мотор, и автомобиль скользнул к дороге, а у нее почему-то навернулись на глаза слезы, мешая смотреть вслед. Когда машина скрылась, она повернулась и со сдавленным рыданием бросилась к дому. Гневно смахивая слезы с глаз, она пробежала к своей комнате, боясь, как бы Неста или Тереза не заметили ее и не начали расспросы.

Оказавшись в своей экзотической комнате, Моргана упала на кровать и расплакалась. Она не понимала, почему плачет, но ничего не могла с собой поделать. Потом, устыдившись, она встала, сорвала с себя бледно-желтое платье, сполоснула глаза, протерла лицо одеколоном и переоделась в свежее форменное платье, которое одно могло послужить защитой от мыслей о Фелипе и совершенно непонятных чувств, которые он у нее вызывал.

Когда она наконец спустилась вниз, Неста, отдыхавшая на кушетке в гостиной, недоуменно взглянула на нее.

— Вы в порядке?— Она обеспокоено всмотрелась в лицо девушки.— Что-то очень бледны.

Моргана сделала над собой громадное усилие, чтобы казаться совершенно нормальной.

— Я в порядке, спасибо, мисс Брутоа.

— По-моему, вы плакали.

— У меня глаза заслезились,— возразила Моргана.— Это из-за пыли.

— Они не слезились, когда вы в первый раз зашли в дом,— напомнила ей Неста с чрезмерной, по мнению Морганы, настойчивостью.— Что случилось? Вы очередной раз поссорились с Фелипе?

— Да… Нет… И вообще, из-за него я не стала бы плакать,— яростно бросила Моргана, но вынуждена была прикусить губы, предательски задрожавшие.— Я терпеть его не могу! Мне еще никто не был так противен!— выкрикнула она с неподдельной яростью.

— И у меня сложилось то же впечатление.— Голос Несты звучал сухо, но в глазах было беспокойство. Неужели Моргана разлюбила Филиппа Лейланда только для того, чтобы стать жертвой гораздо более опасной любви, которая принесет ей новую боль, когда ей осталось так мало? Мгновение она колебалась, не спросить ли девушку снова, не начинает ли она влюбляться в Фелипе, но потом решила, что ответом наверняка будет бурное отрицание, даже если это и правда. Она вздохнула про себя и решила переменить тему разговора.

— Вызовите Терезу, Моргана. По-моему, нам неплохо было бы выпить чаю.

Моргана выдавила бледную улыбку и позвонила в маленький серебряный колокольчик, стоявший на столе.

—Чай — лекарство от всех зол. Тереза появилась почти сразу же, и Моргана решила пойти помочь ей. Она почувствовала, что не выдержит пристального внимания Несты, особенно сейчас, когда еще не разобралась в мыслях и чувствах. Сейчас не время, чтобы кто-то их тревожил, пусть даже с самыми добрыми намерениями.

С Терезой было легко, она не заметила ничего необычного и многословно болтала на смеси португальского и ломаного английского. Моргана потом не смогла бы повторить ни единого слова из их разговора.

Она внесла один из маленьких подносов в гостиную и начала наливать чай себе и Несте, а Тереза отправилась на кухню готовить обед. И тут она с изумлением увидела, что у дома останавливается большая черная машина. Одно ужасное мгновение она думала, что это почему-то вернулся Фелипе,— это было бы последней каплей!— но почти сразу же поняла, что ошиблась. Машина казалась смутно знакомой, но она не могла вспомнить, кто ее владелец, пока не увидела, что из нее вылезает Марита Акуарас, изящно ступая на дорожку.

— Похоже, у нас гость,— сказала Моргана, глядя на Несту.

— О! И кто же?— спросила та, пытаясь приподняться на кушетке.

— Марита Акуарас.

Как только Тереза ввела Мариту, стало ясно, что та чем-то очень сильно озабочена. Внешне она казалась довольно спокойной, но от профессионального взгляда Морганы не скрылось то, что все внутри у нее дрожало.

— Добрый вечер, мисс Брутон,— она перевела взгляд на Моргану,— и мисс Кэрол.

Они ответили на ее приветствие, а Неста добавила с быстрой улыбкой:

— Вы выпьете с нами чаю, Марита?

Она тоже заметила беспокойство, которое Марита так старалась скрыть.

— Муито обригадо.

Марита уселась, а Моргана пошла попросить у Терезы еще одну чашку и блюдце, ощущая на себе взгляд их юной гостьи. Что так обеспокоило Мариту? В последний раз она казалась такой беззаботной!

Когда Моргана вернулась, Марита вела бессодержательно-вежливую беседу с Нестой, но было совершенно очевидно, что мысли ее заняты чем-то другим. Как только Моргана вошла, девушка устремила на нее умоляющий взгляд, который в другое время насмешил бы Моргану. Ее охватило ощущение надвигающейся катастрофы, которая грозит не только Марите, но бросит тень и на нее, Моргану.

Наконец Неста подобралась к главному.

— В чем дело, Марита?— напрямую спросила она.

Видимо, Марита частенько поверяла Несте свои неприятности. Ее личико жалко сморщилось, и она сжала руки на коленях: точь-в-точь несчастное дитя.

— У меня беда,— со слезами пробормотала она. Губы ее беспомощно дрожали.

Неста с трудом подавила улыбку: она прекрасно знала, что молодежь так серьезно относится ко всему!

—Ах, ну полно,— успокоительно проговорила она.— Наверное, все не так страшно?

Моргана снова встала.

— Мне надо выгладить несколько форменных платьев,— извинилась она, желая дать Марите возможность выложить все, что ее волнует, без присутствия постороннего человека.

— Ах, нет, не уходите,— взмолилась Марита.— Только вы можете мне помочь, мисс Кэрол.

Моргана снова села, теперь уже не сомневаясь, что ее странное предчувствие не обмануло, но не в силах догадаться, какое все это может иметь к ней отношение.

— Как я могу вам помочь?— медленно проговорила она.

— Вы понимаете, что я скоро буду помолвлена с Мануэлем?

Моргана кивнула:

— Я подозревала, что это так. Казалось, вы очень привязаны друг к другу.

На мгновение расстройство Мариты исчезло и ее темные глаза засияли.

— Ах, да, сеньорита — Я так счастлива!

— Тогда в чем же дело?— вставила Неста,— Ну же, Марита. Выкладывай,— ласково приказала она.— Ты и прежде приходила ко мне со своими проблемами, и оказывалось, что они легко решаются.

— Тут совсем другое,— прошептала Марита, снова упав духом.— Все дело в письмах. Я была очень молодая и глупая.

И по-прежнему очень молодая, подумала Моргана, но ее мысленная усмешка была смешана с пониманием. Теперь, когда были упомянуты письма, она начала немного догадываться, в чем дело.

— Вы хотите сказать, что писали письма кому-то, кому не следовало?— подсказала она, и Марита бросила на нее благодарный взгляд за то, что она так ясно все выразила.

— Да, это так, сеньорита. Я была такая глупая и неосмотрительная. А теперь он выдвигает определенные требования, чтобы вернуть эти письма.

— И кто же этот невоспитанный и, судя по всему, отвратительный тип?— спросила Неста.

Марита бросила довольно робкий взгляд на Моргану.

— Я не хочу называть его невоспитанным или отвратительным, раз он, надо понимать, ваш друг,— пробормотала она.

— Вы и не называли. Это я так его охарактеризовала,— сухо отозвалась Неста.— Ну так, ради бога, говори.

— По-моему, она имеет в виду Филиппа,— негромко сказала Моргана и, взглянув на Мариту, спросила:— Это так, правда? Мы говорим о Филиппе Лейланде?

Марита кивнула:

— Это — Филипп Лейланд.

Она произнесла его имя так странно, что оно прозвучало где-то посередине между английским «Филипп» и португальским «Фелипе».

— А что если тебе рассказать нам все с самого начала,— предложила Неста.— Мы не сможем тебе ничем помочь, пока не поймем, как обстоят дела.

— Я была глупа и неосмотрительна,— повторила Марита, и ее слушательницы понимающе кивнули.— И еще — очень молода. Я как раз вернулась на Хуамасу после поездки в Португалию. Филипп Лейланд только появился на острове. Он мне понравился, но мне не разрешили с ним встречаться.— Она опустила глаза и стала рассматривать сжатые на коленях руки.— Я начала встречаться с ним тайно,— призналась она со стыдом.— Мне редко удавалось улизнуть одной, и иногда я ему писала. Писем немного, понимаете, но там написаны неосмотрительные вещи.

Да уж, осмотрительностью тут и не пахло, с суровой горечью подумала Моргана. Примерно в это время она сама находилась в больнице, где узнала, что значил для нее тот несчастный случай. А Филипп в это время тайно встречался с Маритой Акуарас…

— Теперь, насколько я поняла, он шантажирует тебя этими письмами,— заметила Неста.— И что же ему надо?

— От меня ему ничего не надо.— Неста удивленно подняла брови, и Марита поспешно добавила:— Он хочет видеть мисс Кэрол.

— Он хочет видеть меня!

И что это Филипп задумал? Моргана сощурилась. Как можно знать человека много лет и вдруг в течение всего нескольких недель понять, что он на самом деле собой представляет?

— А если я не встречусь с ним?— спросила она вслух.

— Он передаст эти письма сеньоре Корестина.— Марита подалась вперед, умоляюще глядя на Моргану.— Вы ведь поможете мне, правда, мисс Кэрол?

Моргана не сразу сообразила, что сеньора Корестина — это, видимо, мать Мануэля: она забыла его фамилию. Потом она недоуменно взмахнула руками.

— Я помогу вам, чем смогу, но сначала нужно узнать, что Филиппу от меня надо.

— Что именно велел тебе сделать Лейланд?— спросила Неста.

— Он ничего мне не говорил.— Марита выудила из своей дорогой сумочки клочок бумаги.— Вот это мне недавно прислали. Я сразу же приехала.

Моргана взяла листок бумаги, протянутый ей, а не Несте, и сразу узнала характерные размашистые каракули Филиппа.

«Малышка,— написал он, не называя имени,— хотя ты, похоже, уступила пожеланиям семьи, мнехотелось бы тебе напомнить, что у меня остались письма, которые будет очень интересно прочитать достойному Мануэлю или его матери. Я предлагаю, чтобы ты попросила Моргану Кэрол повидаться со мной и обсудить, на каких условиях я их верну. Мы раньше были друзьями. Может быть, я отдам их ей — на определенных условиях».

Дальше стояла подпись: «Филипп».

Моргана молча передала письмо Несте, которая прочла его, презрительно кривя губы.

— Ну,— наконец проговорила она, взглянув на Моргану,— если бы ничто другое не излечило вас от увлечения этим псом, то этому письму вы бы поверили.

Моргана кивнула.

— Не могу понять, как можно так ошибаться в человеке!

— Вы тоже когда-то были в него влюблены?— спросила Марита, удивленно распахнув глаза.

— Я должна была выйти за него замуж, но он бросил меня,— мрачно ответила Моргана.— Наверное, я не приехала бы на остров, если бы знала, что увижу его здесь, но теперь оказывается, что мне следовало сюда приехать.— Взглянув Несте прямо в глаза, она добавила:— У меня есть оружие против Филиппа Лейланда, о котором он не подозревает.

На лице Несты отразилось жесткое одобрение.

— Вы и правда ему скажете?

— Скажу, если он начнет диктовать условия. Я не хотела бы опускаться до того, на что оказался способен он, но мне начинает казаться, что, когда имеешь с ним дело, нельзя оставаться щепетильной.— Она повернулась к Марите.— Не тревожьтесь, сеньорита Акуарас. Я заберу у него ваши письма.

Марита сразу же начала улыбаться. Руки ее сложились спокойно, пальцы больше не были тревожно сжаты.

— Я знала, что вы мне поможете, мисс Кэрол. Когда мы встретились, я сразу почувствовала, что мы будем друзьями.

В голосе ее уже звучала привычная жизнерадостность. Моргана надеялась, что оправдает доверие юной девушки. Судя по тому, каким ей теперь представлялся характер Филиппа, это должно было получиться.

— Теперь, когда мы более или менее решили этот вопрос, по-моему, нам следует попросить принести свежего чая,— предложила Неста.— Этот уже остыл.

— Я пойду и приготовлю,— вызвалась Моргана.— Тереза, скорее всего, занята обедом.

— Ты останешься пообедать с нами?— спросила Неста у юной португалки, но Марита с сожалением покачала головой.

— Мне бы очень этого хотелось, но, к сожалению, я должна вернуться. Мы сегодня ждем гостей, и мне надо быть дома.

Продолжения разговора Моргана не слышала: она ушла на кухню и начала готовить чай. Что потребует Филипп за возвращение писем и почему он захотел, чтобы она вела переговоры о них? Уже один этот факт доказывал, что он — не тот, кем она считала его раньше, в Англии. Требовать что-то за возвращение писем! Она снова подумала, как страшно ошиблась в нем.

Когда Моргана вернулась в гостиную, Марита уже снова казалась совершенно счастливой и болтала так, словно у нее нет абсолютно никаких забот. Да, она определенно была человеком настроений. Моргана только надеялась, что не заставит ее снова погрузиться в глубины отчаяния.

Разлив чай, она дала чашку Марите, потом Несте и, насыпая сахар в свою чашку, спросила:

— Филипп прислал вам письмо сегодня днем?

Марита кивнула.

— Да. Это меня очень удивило. Я не виделась с ним уже несколько недель и считала, что все забыто и все в порядке, как вдруг пришло это письмо.

Моргана кивнула головой, все так же задумчиво помешивая ложечкой чай. Она обдумывала то, что неожиданно пришло ей в голову. Видимо, он написал это письмо сразу же после того, как они расстались сегодня днем, когда она отказалась от встречи с ним. Ей все еще не вполне были понятны цели Филиппа, но было достаточно ясно, что они касаются ее, а не Мариты. Иначе он написал бы сразу после того, как стало понятно, что планируется ее помолвка с Мануэлем, который, видимо, отвечает всем требованиям семьи Акуарас.

— Вы разрешите мне оставить это письмо у себя?— спросила она. Марита кивнула и снова отдала ей письмо.

Моргана во второй раз прочитала записку, опять обратив внимание на то, что относилось к ней самой. Может быть, Филипп собирается воспользоваться этими письмами, чтобы заставить ее встречаться с ним? Было ясно, что он правильно понял ее отговорки относительно совместного обеда. Но если это так, то почему он хочет ее видеть? Ведь он не может на самом деле ее любить? Интуиция подсказывала, что дело, видимо, в том, что затронута его гордость. Единственный человек, которого по-настоящему любит Филипп Лейланд,— это он сам.

— Я дам ему знать, что вы встретитесь с ним, чтобы поговорить о письмах,— предложила Марита, но Моргана покачала головой.

— Я думаю, это было бы неразумно. Если вы скажете мне, где он живет, я заеду к нему, как только смогу.

Марита кивнула, записала ей адрес и объяснила как попасть на маленькую виллу, которую снимал Филипп. Чуть позже, успокоенная и почти счастливая, она отбыла в лоно семейства Акуарас, где пока ничего не известно о ее выходках и, надо надеяться, ничего и не станет известно. По крайней мере, это послужит ей хорошим уроком. Кажется, дела обстоят не слишком серьезно, хотя, нет сомнения, если бы всем стала известна правда, тогда положение было бы весьма неприятным.

— Не знаю, хорошо ли, что мы помогаем ей вот так обманывать свою семью,— чуть позже сказала Моргана, нахмурив брови.

— Признаю, что это нехорошо.— Неста пожала плечами.— Но это поможет избежать серьезных неприятностей. Несомненно, когда все немного уляжется, Марита во всем признается Мануэлю. Сначала он будет очень ревновать, потом простит ее. Они оба получат большое удовольствие от примирения, так что между Маритой и ее будущим мужем не будет тайн.

— Надеюсь, что у них все будет хорошо. При первом знакомстве мне понравился Мануэль Корестина. Они — прекрасная пара.

— Так же подходят друг другу, как Фелипе и Селестина?— спросила Неста, пряча за улыбкой тревожно-пристальный взгляд.

Моргана не попалась на эту уловку. Ее лицо оставалось непроницаемым. Где-то в подсознании ее уже давно тревожили ее непонятные чувства к Фелипе, но переделка, в которую попала Марита, отодвинула эту беспокойную неуверенность на задний план.

В ответ на вопрос Несты она только пожала плечами.

— Кажется, они тоже прекрасно подходят друг другу,— уклончиво проговорила она и начала ставить пустые чашки обратно на поднос.— Наверное, я пойду повидать Филиппа сразу же после обеда.

— Так поздно? Это совершенно не соответствует обычаям и правилам Хуамасы!

Моргана мгновение поколебалась.

— Наверное, это так, но все равно — это будет самым подходящим моментом, чтобы его увидеть. Я не хочу встречаться с ним на людях, а если не считать стройки, это единственное место, где я могу его найти. В любом случае это будет очень недолгая встреча. По крайней мере, я на это надеюсь,— добавила она менее уверенно.

Несте не слишком нравился этот план, но в конце концов она уступила. По взаимному согласию они больше не обсуждали это, пока сидели за обедом, который приготовила для них Тереза, хотя мысль о том, как будут развиваться события, тревожила обеих.



Моргана остановила машину на окраине Лорензито и медленно вышла из нее. Она оставила Хулио на вилле «Франческа», несмотря на его протесты, и теперь мрачно разглядывала временное жилище Филиппа.

Вилла была не освещена. Она почти сразу же поняла, что дома никого нет, и почувствовала облегчение, несмотря на то, что ей хотелось как можно скорее закончить дело и больше с ним не видеться.

Вернувшись в машину, она включила освещение и написала короткую записку на страничке, которую вырвала из блокнота, который всегда носила с собой.

«Дорогой Филипп, я буду рада принять твое любезное приглашение пообедать вместе. Пожалуйста, дай мне знать, когда это будет удобно, и я договорюсь с мисс Брутон, чтобы она меня на это время отпустила».

Она подписалась, гадая, заметит ли Филипп сарказм ее первой фразы. Скорее всего, нет. Она начала думать, что он не замечает того, чего не хочет видеть, и не верит тому, что ему не нравится.

Вернувшись к вилле, она подсунула записку под дверь. Надо надеяться, у него нет прислуги или, по крайней мере, она не умеет читать по-английски. К сожалению, у нее нет конверта, в который можно было бы запечатать записку. Она вернулась к машине, развернулась и поехала обратно.

Она проехала совсем немного, когда мимо пронеслась другая машина, направляясь туда, откуда она приехала. Это был Фелипе. Рядом с ним она успела заметить светловолосую голову Филиппа Лейланда. Не успела она удивиться тому, что ее бывший жених оказался в машине маркиза, как они уже скрылись из виду.

Гадая, заметил ли ее Фелипе, она продолжала ехать к вилле «Франческа», уверяя себя, что ей совсем не важно, видел ли он ее. И вообще, это не его дело.



Фелипе видел ее так же, как и его пассажир. Оба ничего не сказали по этому поводу, но Фелипе резко затормозил у виллы.

— Бланки заказов в доме,— проговорил Лейланд, вылезая из машины.— Если вы их подпишете, я утром отправлю их первой же почтой.

Фелипе отрывисто кивнул и прошел вместе с ним в дом. Он казался странно усталым. Взгляд его привлек листок бумаги, раскрывшийся в сквозняке, дувшем из-под двери. Он нагнулся, чтобы поднять его, и взгляд его заметно посуровел.

— Похоже, это вам, Лейланд,— коротко сказал он, протягивая коротенькую записку, оставленную Морганой.

Поблагодарив, Филипп взял листок, быстро просмотрел его и сунул в карман.

— Сейчас я принесу бланки заказов,— сказал он и, довольный, направился в комнату.

8

Моргана несколько дней ждала ответа от Филиппа. Не то чтобы ей не терпелось его поскорее получить,— если какое-то нетерпение и было, то лишь из-за Мариты. Марита такая впечатлительная натура, что, наверное, скоро впадет в черную тоску, если не получит обратно свои письма.

Теперь Моргана не переставала изумляться, что когда-то всерьез считала, будто любит Филиппа Лейланда. Неста, как только услышала, что мужчиной в ее жизни был Филипп, сразу поняла, что это могло быть только увлечением. Будь это настоящим чувством, его не убило бы и то, что она узнала о слабостях и аморальности Филиппа.

И тут она не могла не сравнить его с Фелипе — и отнюдь не в пользу первого. Вот у кого была тонкость чувств и крепкие моральные устои, которые она когда-то приписывала своему жениху,— маркиз де Альвиро Риальта никогда не опустился бы до такой трусости, чтобы разорвать помолвку при помощи письма. Он встретился бы с девушкой, которой ему предстояло причинить боль, и принял бы на себя всю вину в случившемся, даже если бы не был виноват. Но ведь Фелипе так отличался от того мужчины, с которым она была когда-то помолвлена! Если он когда-нибудь полюбит, то будет уверен в своих чувствах с самого начала. Он не даст увлечению лишить себя зоркости.

Если он полюбит! Она заметила теперь, что приписывает ему чувства, в которых столь недавно яростно отказывала, хотя Неста и настаивала на том, что она не права. В это мгновение Моргана с необыкновенной ясностью поняла, что Неста была права, а она ошибалась, хотя и сейчас ей было непонятно, почему она вдруг это осознала. Под маской иронической насмешливости и цинизма, которую так часто надевал Фелипе, должны таиться горячие чувства, свойственные людям его национальности, в чем и старалась убедить ее Неста. И эти чувства проявятся, если он разрешит себе полюбить… Но ведь любовь не обращает внимания на личности, и управлять ею нельзя, как он сам когда-то сказал ей, пусть и поддразнивая. Любовь, не задумываясь, и даже не без удовольствия, поразит того, кто считает себя застрахованным от человеческих слабостей. А раздражающий, но тем не менее обаятельный Фелипе несомненно так считал.

Моргана задумчиво оперлась подбородком на руки. Она сидела на маленькой террасе, на которую выходили высокие окна ее комнаты. Мысли эти одолели ее совершенно неожиданно.

Интересно, каково это — быть возлюбленной Фелипе? Какой-то тайный инстинкт подсказал ей, что он был бы необыкновенным любовником. Она снова вспомнила свое первое впечатление, когда встретилась с ним, еще не зная, кто перед ней,— страсть и нежность, жестокость и доброта. Девушка, которую он полюбит, будет знать, что всегда может рассчитывать на его поддержку. И хотя он никогда не подведет ее, он безжалостно разоблачил бы подделку. Нельзя было бы только притвориться, что любишь. Он узнает правду, каким бы тонким ни было притворство, и заставит ее подарить ему такую любовь, какая ему нужна, или безжалостно выбросит ее из своей жизни.

Но кто смог бы устоять, перед ним, если он действительно попытается завоевать чью-то любовь? Его темное манящее очарование чрезвычайно опасно. Моргана, наконец, призналась себе, что теперь, когда ее больше не ослепляет увлечение Филиппом, она тоже нашла бы его опасным, если бы не была уверена, что для нее любовь больше ничего не значит.

Хрупкая фигурка в кресле резко выпрямилась. Такие мысли опасны, решила она и пошла мыть голову. Если занять себя какими-то пустяками, например, стараться, чтобы мыло не попало в глаза, то не будет времени думать об этом мужчине, который так ее раздражает и так манит. Почему она вообще начала о нем думать — вот что совершенно непонятно. Особенно если вспомнить об их последней встрече и о том, на какой ноте она закончилась.

Моргана отправилась в ванную и тщательно намылила голову, потом прополоскала волосы в дивно-мягкой воде, которой славился остров. Когда волосы были достаточно хорошо промыты, она вернулась на балкончик, расчесала их и расправила так, чтобы легкий ветерок забрался в закручивающиеся пряди, которые очень скоро превратились в ее естественные озорные кудряшки.

Теперь у нее снова появилась возможность думать, и оказалось, что ее усердное мытье не прогнало мыслей о Фелипе. Она слишком хорошо помнила его холодное неподвижное лицо, и отвращение, и презрение во взгляде. Пытаясь избавиться от странного холода, охватившего ее при этом воспоминании, она снова попыталась возбудить в себе законное негодование.

Какое ему дело, будет она видеться с Филиппом Лейландом или нет? Может, он и хозяин Хуамасы, но она не обязана бездумно ему повиноваться, как это делают многие другие, что, несомненно, заставило его уверовать в то, что он может приказывать кому угодно, неважно, являются они жителями острова или нет.

Но это ей ничуть не помогло: она ощущала все ту же подавленность, которая заставила ее тогда броситься к себе в комнату, заливаясь гневными слезами, хотя она и не захотела признаваться Несте, что Фелипе может заставить ее плакать или вообще как-то сильно влиять на нее.

Возмущенно расхаживая по балкону, она думала, что не может и отвлечься чтением легенд о своей печально знаменитой тезке: ведь книгу одолжил ей Фелипе, так что вполне вероятно, что воспоминания о нем подкрадутся к ней и за этим занятием. Даже во снах его руки неумолимого властелина не давали ей броситься к Филиппу: конечно, не потому, что это было нужно ему самому, а просто из-за желания продемонстрировать свою власть. Теперь ей уже не хотелось бы броситься к Филиппу, но как неприятно, что этот невозможный и притягательный Фелипе может вторгаться даже в ее сны, как всегда, вмешиваться и приказывать и, в конце концов, неизбежно добиваться своего. Она во сне не подбежала к Филиппу, а теперь наяву ей этого даже и не хочется. По правде говоря, перспектива встретиться с ним за обедом наполняла ее неприятным чувством. Наверное, именно такое отвращение она видела во взгляде Фелипе, когда он безмолвно обвинил ее в том, что она приняла его приглашение проехать в глубь острова только для того, чтобы иметь возможность увидеться с Филиппом. Конечно, ее жизнерадостность наводила на мысль, что Моргана счастлива, а ее неуместный интерес к стройке, который она высказала, не успев сообразить, что там окажется Филипп, послужил объяснением этому несчастью.

Несправедливо и неприятно, что он о ней так думает. И она рассердилась на себя за то, что считается с его мнением о себе.

К вечеру принесли записку от Филиппа с пожеланием встретиться сегодня же. Нахмурившись, Моргана прочла короткие строки, в которых таилась угроза.

Прежде чем пойти выбрать наряд для нежеланной встречи, Моргана показала записку Несте. Та, не колеблясь, дала ей разрешение уйти на весь вечер.

«Моя дорогая Моргана,— прочла Неста.— Я был уверен, что тебе не меньше меня хочется поговорить о прежних временах, особенно если принять во внимание, что с этим связано. Я заеду за тобой сегодня около семи».

Неста подняла на девушку мрачный взгляд, сурово сжав губы.

— Он очень уверен в себе, правда?

— Слишком уверен, — отозвалась Моргана довольно резко.— Но я не думаю, чтобы он потревожил нас после сегодняшнего. Насколько я поняла от Мариты, его здесь не слишком тепло принимают, на Хуамасе. Ему не захочется окончательно потерять свое положение в здешнем обществе. Если он не согласится сделать то, что я хочу: оставить нас с Маритой в покое, отдать письма и никому ни слова не говорить о легкомыслии Мариты, я скажу ему о моей близкой смерти и пригрожу, что все на острове тоже о ней узнают.

Она произнесла эти последние слова очень твердо, и голос ее даже не дрогнул.

— Вы владеете страшным, но очень мощным оружием,— признала Неста, стараясь, чтобы голос ее звучал ровно. Если Моргана может смотреть на приближающуюся смерть так спокойно, с таким неестественным смирением, то она обязана делать то же, пусть ей всегда хочется разрыдаться при мысли о том, что должно произойти. Ведь Неста прекрасно знала, что ее юной медсестре меньше всего нужны сейчас соболезнования. Она приехала на Хуамасу, чтобы спрятаться от патологического любопытства тех, кто не желал оставить ее в покое, и тем не менее готова выдать свой секрет ради человека, практически чужого для нее. А Марита, при всем ее обаянии, все же для Морганы почти чужая.

Неста даже высказала эту последнюю мысль вслух, но Моргана только пожала плечами.

— Я признаю, что мне будет нелегко рассказать о случившемся, но, с другой стороны, времени осталось очень мало, и я не позволю, чтобы Филипп причинил Марите горе. Достаточно того, что он причинил его мне.— Тут она горько улыбнулась.— Я знаю, это звучит мелодраматично, но мне нравится Марита. Живя здесь, я поняла, в какой строгости держат многих португальских девушек. Старая сеньора производит впечатление неумолимого тирана в том, что касается вещей такого рода. Я ничего не знаю о сеньоре Корестина, но если она хоть немного похожа на сеньору Акуарас, тогда помолвке Мариты придет конец, по крайней мере пока. Марита искренне любит своего Мануэля, и я не позволю Филиппу все испортить.

— Вы несколько раз видели Филиппа. Он не делал никаких намеков, что именно ему может от вас понадобиться?

— Полагаю, лекарство от скуки.— Моргана цинично улыбнулась.— Он меня не любит по-настоящему, хотя и клянется в любви. Мне кажется, я просто задела его гордость тем, что не упала сразу же в его объятия, когда он сообщил мне, что пока я здесь, он хотел бы развлечься, вспомнив прежнее. Он всегда был довольно самоуверен.

Когда Моргана договорила, Неста услышала в ее голосе удивление, словно она припомнила какие-то случаи, на которые прежде не обратила внимания и которые теперь показались значимыми.

У нее на лице читалась такая неприязнь — та, что вызвала у Несты сравнение с лицом Морганы-ле-Фэй,— что Неста расхохоталась.

— Умница, девочка моя! Покажите ему то, что обычно достается бедному Фелипе!

Моргана подумала, что «бедный» Фелипе может прекрасно постоять за себя, так что, когда дело доходит до резких ответов и словесных поединков, показывает обычно он, а не она.

— Возвращаясь к предыдущему,— произнесла она, заставляя себя не думать о несносном маркизе,— по-моему, мне не понадобится рассказывать о несчастном случае кому-нибудь, кроме Филиппа. Он слишком тщеславен, не рискнет, чтобы об этом узнали все.

Тут она заметила, что в голосе ее звучит презрение, и поняла, что ее угроза — это крайняя мера. Но ее бесило то, что Филипп мог прибегнуть к такой уловке, зная, как строго воспитываются девушки вроде Мариты. С самого начала неразумно было с его стороны начинать между ними какие-то сношения — неразумно и нечестно,— и у него хватило хитрости сохранить ее письма! Если бы он питал хоть малейшую симпатию к Марите, он должен был бы их уничтожить. Она не верила, что тут впору говорить о каких-то чувствах: он просто предвидел, что они могут ему когда-нибудь понадобиться, хотя бы просто для того, чтобы похвастаться перед друзьями после отъезда с острова. В конце концов, Марита родом из аристократического семейства.

С легким вздохом Моргана повернулась к двери.

Наверное, мне следует пойти одеться, хотя меня совершенно не радует мысль о предстоящем вечере. Я никогда не думала, что смогу кого-то так презирать, как презираю сейчас Филиппа.— Она остановилась, и в глазах ее появилось какое-то странное выражение, которое Неста не смогла разгадать.— Наверное, это похоже на злость брошенной женщины…

— Нет, милочка.— Чуть улыбнувшись, Неста, покачала головой.— Наверное, я понимаю, что вы сейчас испытываете. Если бы вам не было так больно, я бы сказала вам.

— Вы не можете причинить мне боль, мисс Брутон.

Неста мгновение помедлила, словно не зная, как начать, а когда она наконец заговорила, голос ее звучал чуть слышно и почти монотонно.

— Когда прошло первое потрясение, возмущение против несправедливости судьбы сменилось смирением, вы начали ощущать, что все — к лучшему, что вам и не хотелось бы жить без Филиппа. Так вам было легче вынести то, что произошло, Мозг должен найти какую-то защиту. Потом вы снова увидели Филиппа и поверили, что он попрежнему вас любит, а ваша любовь к нему, казалось, еще окрепла. Это опять помогло вам. Оберегая его от последствий того, что он с вами сделал, вы, сказалось, отрывали вашу любовь от всего земного и, возможно бессознательно, ощущали себя мученицей.— Она увидела, что Моргана изумленно вздрогнула, озадаченно нахмурилась и снова покачала головой.— Не досадуйте, милочка, я же сказала «бессознательно». Возможно, я ошибаюсь. Не забывайте, это всего лишь мое толкование.

— А сейчас?— спросила Моргана, и во взгляде ее начала разгораться улыбка.— Что я чувствую сейчас?

— Что вас предали.—Эти слова тяжело упали в молчание. Немного погодя Неста продолжила:— Вы лишились оснований мириться с тем, что с вами произошло. Тот Филипп, в которого вы верили и ради которого готовы были умереть, никогда не существовал. Вы снова хотите жить.

— Я всегда хотела жить.

— Да. Но было бессознательное смирение, которое вам помогало. Теперь же кажется оскорбительным, что вы должны умереть ради такого человека, каким оказался Филипп.

— Это звучит странно, но… пожалуй, да, что-то в этом духе. Я, наверное, кажусь слишком самодовольной, раз ценю свою жизнь так высоко по сравнению с Филиппом.

— Любую жизнь надо ценить высоко, Моргана.

— И все-таки, если честно, это не его вина. Откуда ему было знать, что я буду вести себя так жалко — сойду с тротуара прямо перед машиной?

— Это он нанес удар, который вас подтолкнул. Что бы вы ни говорили, это его вина, и я чувствую по-человечески понятное желание заставить его искупить вину, пусть это и звучит мстительно. Если у него есть хоть немного совести, то, думаю, так и будет.

— Может, мне и не придется ему говорить.— Моргана пожала плечами.— Я надеюсь, что, может быть, смогу убедить его и без этого. Мне противна мысль, что придется опуститься до шантажа — ведь он довольно слабый. Может, его совесть не выдержит.

Губы Несты презрительно изогнулись.

— Только не Филипп Лейланд. Если вы хотите сказать, что он может пойти на самоубийство, то выбросьте эту мысль из головы. Он слабый, да. Но слишком слабый, чтобы покончить с собой. Он любит себя так, как не полюбит никакую женщину, и если это будет слишком тяжело давить на его совесть, он уговорит себя, что его вины здесь нет.— Она взглянула на часы.— А теперь вам, наверное, лучше бы начать собираться. Это отвратительное существо вот-вот появится.

Моргана кивнула и медленно пошла к лестнице. Она поднималась по ступеням, опустив голову и слегка хмурясь, пытаясь мысленно выстроить то, что надо будет сказать Филиппу. Хотя скорее всего, когда придет время говорить, она все равно не сможет вспомнить то, что придумала.

Придя в свою комнату, она открыла гардероб и осмотрела висящие в нем платья. Минуту она размышляла, не сделать ли себя как можно менее привлекательной, но потом отбросила эту мысль, как ребяческую. Потом, вспомнив изображение Морганы-ле-Фэй из книги, которую ей одолжил Фелипе, она улыбнулась улыбкой, напомнившей ту, что была на губах колдуньи, и сняла с вешалки черное бархатное платье.

Неста подняла голову, услышав легкие шаги на лестнице. Они были и похожи, и непохожи на шаги Морганы, и когда девушка вошла в комнату, в ее нанимательнице поднялось какое-то странное чувство.

Строгое черное платье из бархата было великолепно скроено и облегало стройную фигурку, превращая Моргану в незнакомку. Обычно озорные кудряшки были аккуратно зачесаны со лба и заколоты, так что перестали быть озорными, а стали чем-то гораздо более опасным. Перед ней стояла не сдержанная медсестра Кэрол и не весело улыбающаяся Моргана — это была Моргана-ле-Фэй из древних легенд, жестокая и властная Моргана-ле-Фэй, хозяйка тысяч заклинаний, чаровница неземной красоты.

Моргана медленно улыбнулась — и улыбка тоже была другой.

— Вам нравится мое платье?— спросила она, но за улыбкой таилось что-то, не вязавшееся с прозаическим вопросом, и Неста невольно сказала:

— Вы кажетесь совсем другой — жестокой.

— Филипп сделал меня жестокой.

Юный голос звучал жестко, и Неста беспомощно взмахнула рукой:

— Не меняйтесь слишком сильно, Моргана.— В ее голосе прозвучало резкое предостережение.— Эти последние недели будет выносить труднее всего, теперь, когда исчезли все оправдания и иллюзии, но не потеряйте себя. Будьте верны Моргане Кэрол.— Она замолчала и удержала взгляд девушки, которая за несколько кратких минут вдруг превратилась в незнакомку.— Не становитесь… Морганой-ле-Фэй.

— Может, мне следовало вести себя так, как это сделала бы моя тезка. Тогда он приполз бы ко мне на брюхе, как какой-нибудь щенок, чтобы его приласкали или отогнали пинком, как того пожелает хозяйка.

Это говорил голос Морганы-ле-Фэй: не слишком жестокий, скорее смеющийся и снисходительно-презрительный. Новая иллюзия, пришедшая на смену тем, которые изменили, и Неста молча вздохнула. Это не продлится долго — Моргана слишком привыкла быть честной с самой собой,— но, возможно, она права. Возможно, сегодня действительно нужна была Моргана-ле-Фэй, чтобы справиться с Филиппом Лейландом, который, похоже, как раз приехал, судя по донесшимся с улицы звукам. Почему-то в это мгновение Несте стало даже немного жаль его. Он знаком только с Морганой Кэрол, а не существом, в которое она сегодня превратилась: жестоким и суровым, и почти фантастически прекрасньм.

Она наблюдала за ним, когда его ввели в комнату. По лицу его пробежала волна потрясенного изумления, когда он увидел девушку в ее необычном и почти средневековом черном бархатном платье.

— Ты опоздал, Филипп. Неужели нельзя было постараться приехать вовремя, раз это такая важная встреча? Я уверена, что тебе не меньше меня не терпится обсудить… прошлое.

В ее голосе слышалась чуть презрительная насмешка и властное высокомерие. Неста не удивилась бы, если бы Моргана вдруг перешла на царственное «мы», и поглядела на Филиппа, пытаясь определить, как он это воспринимает. Во взгляде молодого человека промелькнуло недоумение.

Моргана медленно пошла вперед. Она не пыталась проанализировать охватившее ее новые чувства. Возможно, это всего лишь новая иллюзия, пришедшая на смену тем, которые она потеряла, еще один защитный механизм, но ей даровано было ощущение торжества, словно она глотнула крепкого опьяняющего напитка, заставившего реальность отступить.

— Извини, Моргана,— говорил он отрывисто, словно речь была необходима, чтобы отогнать чувство беспокойства, — Я вынужден был задержаться. Мы можем идти, если ты готова. Я заказал столик у «Дескани».

Тут Неста подняла брови:

— Вам оказана честь, Моргана. «Дескани» — лучший ресторан на Хуамасе.

— Но ведь это такое важное событие, правда, Филипп?

Филипп кинул на нее опасливый взгляд, не достигший ее глаз, и ответил одной только улыбкой, которая получилась чуть натянутой. Что это задумала маленькая Моргана Кэрол? Она держится странно уверенно, а он ожидал, что она будет волноваться и противиться встрече. Он испытал злорадную радость, получив власть отдавать ей приказы. Так что же происходит сейчас?

— Пойдем?— спросил он вслух.

Моргана молча кивнула, и жест этот, вольно или невольно, был определенно повелительным, словно она была королевой, дарующей милость.

Они прошли к его машине, которую, как она заметила, он постарался привести в порядок, и поехали к Лорензито. Поездка оказалась довольно молчаливой. Казалось, Филиппу не хочется начинать разговор, ради которого и состоялась эта встреча. Моргана тоже была вполне готова пока помолчать.

«Дескани» был таким же, как в день праздника, но сегодня ей казалось, что она видит его сквозь завесу нереальности: фонарики, украшавшие деревья, принадлежали к другому миру, аромат ночных цветов казался древними благовониями, курящимися на алтаре колдуньи. Стройный смуглый молодой человек с бархатным голосом все так же ходил между столиками и пел романтические песни так, словно искренне в них верил, но сегодня Моргана чувствовала, что ее окружает жесткая оболочка, сомкнувшаяся вокруг нее в тот момент, когда она надела платье, которое всегда напоминало ей про Моргану-ле-Фэй. Больному воспаленному воображению Морганы чудилось, что этому платью каким-то образом удалось превратить ее в Моргану-ле-Фэй, несмотря на то, что ей хотелось бы вырваться и снова стать просто обычной Морганой Кэрол.

Похоже было, что Филипп отделался от своей первоначальной неловкости. Его взгляд изучал ее с новым восхищением.

— На тебе очень необычное платье,— заметил он.

— Я тоже так считаю,— холодно согласилась Моргана.— Но так уж случилось, что у меня сейчас масса новых нарядов. Перед тем как сюда ехать, я потратила все свои сбережения.

Филипп ухмыльнулся:

— Ты всегда была такая экономная. Что вызвало такую перемену?

— Оказалось, что сбережения мне больше не нужны. Я решила, что это будет отдых, который я запомню на всю жизнь.— Тут она загадочно улыбнулась.— Конечно, я здесь исполняю профессиональные обязанности, но делать мне приходится так мало, что это больше похоже на отдых.

— Ты — странная девушка. Могу поспорить, ты растранжирила немало.

— Да. И получила от этого огромное удовольствие.

Доедая вкуснейшее блюдо из краба, Моргана чувствовала, что он смотрит на нее так, словно видит ее в первый раз. Его явно озадачила новая Моргана Кэрол.

— Знаешь, по-моему, ты изменилась, Моргана. Она улыбнулась ему с откровенной издевкой.

— Неужели? Как ты наблюдателен, Филипп. Нельзя было ожидать, чтобы я не изменилась. Знаешь ли, со мной произошло очень многое.

— Да, наверное.

У него хватило совести смутиться, но только на мгновение. Смущение его почти сразу же исчезло. Тут она подняла глаза и лицо ее посуровело.

— Ну ладно, Филипп. Достаточно пустой болтовни. Давай перейдем к той записке, которую ты написал Марите.

— Не время,— беззаботно проговорил он. — Еще совсем не поздно.

— Достаточно поздно. У меня нет желания затягивать этот ужин. Ты прекрасно знаешь, что я не хотела принимать твое приглашение, когда ты обращался ко мне прежде, на стройке.

— И все же ты его приняла.

— Под угрозой. Не заблуждайся, Филипп. Я сделала это вопреки своим желаниям. Теперь говори, на каких условиях ты вернешь письма.

Пожав плечами, он прекратил попытки отсрочить разговор.

— Ничего особенно пугающего или трудного. Марита получит обратно свои письма, когда ты дашь мне обещание не избегать меня и принимать мои приглашения. Или, еще лучше, я буду отдавать тебе одно письмо при каждой нашей встрече.

— А потом?— Ее губы изогнулись в циничной улыбке.— Предполагается, что к этому моменту я буду настолько тобой очарована, что снова упаду в твои объятия? Так, что ли?

— В такой формулировке это звучит очень самонадеянно.

— Ну а разве ты не очень самонадеян?— жестоко спросила она.— Какой еще смысл в том, чтобы заставлять меня видеться с тобой против моей воли? Ты ведь не ждешь, чтобы я поверила, будто ты искренне меня любишь? Все дело в тщеславии, потому что я не готова броситься в твои объятия, как только ты меня поманил пальцем!

— Почему ты думаешь, что я тебя не люблю? Мне было бы очень легко тебя полюбить.

— Потому что я изменилась? Я не такая податливая и ясно вижу теперь, что ты собой на самом деле представляешь.— Она презрительно улыбнулась.— Я, бывало, молила о твоей любви, словно какая-то собачонка, и иногда ты снисходил до доброты.

— Ах, нет…— запротестовал он, но она прервала его восклицание.

— Да, Филипп. Я была глупо влюблена в тебя, но теперь это не так. И это ранило твою гордость, правда?

Он раздраженно покраснел.

— Говори, что хочешь. Ты собираешься согласиться на мои условия или нет?

— Нет,— хладнокровно ответила Моргана.— Но я думаю, что ты согласишься на мои.

— На твои условия!— Он прищурился.— И какие условия ты можешь диктовать, милая моя Моргана? Не забывай: у меня письма Мариты Акуарас.

— Да, Филипп, я это прекрасно помню. Но все же я думаю, что ты отдашь мне эти письма и согласишься на все, что я предложу.

И что еще ты собираешься предложить?

— Такие же простые условия, как твои, Филипп,— ответила она издевательски.— Ты отдаешь мне письма и ни слова никому не говоришь о легкомыслии Мариты. Ты также больше не будешь беспокоить ни Мариту, ни меня.

Филипп откровенно засмеялся.

— Милая моя дурочка, с какой стати!

— Потому что существует одно обстоятельство, о котором ты не знаешь, Филипп, и которое, как это ни странно, я даже сейчас не хочу тебе открывать. Когда-то я скрыла его от тебя, потому что считала, что люблю тебя. Глупая ребячливость, правда?— Она говорила очень хладнокровно, но взгляд ее таил угрозу.— Если у тебя осталось хоть немного совести, то ради собственного спокойствия не спрашивай, в чем дело. Уверяю тебя, ты пожалеешь. Не заставляй меня говорить тебе — или остальным жителям острова. Согласись на мои условия… пожалуйста, Филипп.

На мгновение в последних словах послышался голос прежней Морганы Кэрол.

— И ты серьезно думаешь, что я соглашусь, не зная, в чем состоит угроза? Почем мне знать, может, за этим вообще ничего нет.

— Рискни.

— И не собираюсь.

— Хорошо.— Она снова говорила жестко.— Ты помнишь письмо, которое написал мне, Филипп?— Он кивнул в знак подтверждения.— Тогда ты можешь представить себе, как я была потрясена, получив его, особенно если учесть ту бесцеремонность, с которой оно было написано. Вполне понятно, что я была в состоянии совершить некоторую глупость.

Его лицо побледнело.

— Господи, Моргана! Но ты же не пыталась покончить с собой?

Его ужас был настолько комичен, что она рассмеялась жестким звенящим смехом, в котором не слышно было веселья.

— Конечно нет. Не будь таким самонадеянным. Наверное, подсознательно я и тогда понимала, что ты этого не стоишь.

Он снова вспыхнул и обиженно пробормотал:

— Ни к чему все время пенять на меня.

— Сам виноват. Ты по-прежнему хочешь, чтобы я продолжала?

— Наверное.

— Если бы я попыталась покончить с собой, виноват был бы ты: ведь ты бросил меня всего за считанные дни до свадьбы и далее не нашел в себе мужества сделать это при встрече.

— Наверное.— Он по-прежнему говорил с обиженным видом и избегал ее взгляда.— Так ты и не пыталась это сделать. К чему ты клонишь?

— Имей терпение,— насмешливо отозвалась она.— Скоро узнаешь. Если бы я попыталась покончить с собой, ты не захотел бы, чтобы жители острова об этом узнали, правда ведь? По-моему, я уже неплохо понимаю португальцев. Я лично ничего для них не значу, но они очень романтичны и чувствительны. Их симпатия будет целиком на моей стороне, так что, не сомневаюсь, весь остаток твоего пребывания на острове ты будешь отверженным.

— Но ты не пыталась покончить с собой,— снова повторил он.— И даже если бы это была правда, я мог бы все отрицать.

— Но ты не смог бы отрицать неопровержимых фактов.— Она замолчала, и ее предостерегающий взгляд снова обратился к нему.— Хочешь слушать дальше? — Он кивнул, и она снова заговорила, смирившись с тем, что ей придется сказать ему всю правду.— В тот день, когда я получила твое письмо, я была убита горем и потрясена. Я почти ничего вокруг не замечала. Произошел несчастный случай. Я начала переходить дорогу и не увидела приближающейся машины.

— Ну, так ты поправилась,— бессердечно парировал он.— И, на мой взгляд, ты несколько ошиблась, оценивая реакцию жителей острова. Они не признают трусости, а попытка самоубийства — это трусость.

Жесткая оболочка снова дала трещину, и он успел увидеть пылающую гневом Моргану Кэрол.

— Может, это и была трусость, Филипп, но я так не думаю. В момент несчастного случая я была слишком потрясена, чтобы сосредоточиться на чем-нибудь, даже на мыслях о самоубийстве.

— К чему все это говорится?— нетерпеливо вспылил он. Что-то подсказывало ему, чтобы он отступил, принял ее условия, не услышав то, что она от него скрывала. Но, с другой стороны, он не мог поверить, что это может оказаться чем-то серьезным.

— Я не поправилась после несчастного случая. Я умру меньше чем через месяц, Филипп,— проговорила Моргана неспешно и ясно.

9

Наконец все было сказано, и по его болезненно-бледному лицу Моргана поняла, что он поверил.

— Что случилось?— почти шепотом спросил он. Аккорды гитары и мелодичный голос певца звучали странно: словно издалека, из другого мира.

И она объяснила ему, так же ровно и неспешно, как и раньше, не пропустив ни одной детали.

— Я предупреждала тебя, чтобы ты меня не спрашивал, Филипп.— Она пристально наблюдала за ним.— Ну, теперь ты согласишься на мои условия? Я думаю, тебе не захочется, чтобы на острове об этом узнали. Как ты сказал, они не любят трусов, но даже попытка самоубийства будет им понятна, потому что сами они любят так бурно. То, что со мной произошло, вызовет их полное сочувствие.

Она не стала пускаться в подробности, но он мог представить себе, что будет. Они будут вздыхать:

юная девушка, отвергнутая возлюбленным почти накануне свадьбы! Это само по себе печально, но она была в отчаянии от горя и не виновата в том, что произошло. И вот теперь она должна умереть! О да, они поймут, потому что они так романтичны, чувствительны и страстны.

О том, что происходит с Морганой, он пока даже не думал. Тот уголок мозга, где застряли ее слова, словно онемел. Пока он мог сделать только одно.

— Я отвезу тебя домой,— тупо проговорил он.— Ты получишь письма утром. Я сделаю все, что ты просишь.

Не успела она ответить, как подошедший мужчина что-то сказал ему по-португальски. Филипп быстро ответил и повернулся к Моргане, изо всех сил стараясь держаться так, словно ничего особенного не произошло.

— Мне придется попросить тебя задержаться на минутку. Кажется, что-то в связи с мостом. Со мной пытаются связаться.

Моргана равнодушно кивнула и повернулась, разглядывая сады, других посетителей, а он направился к сверкающему белыми стенами главному зданию ресторана.

Она чувствовала: несмотря на то, что он ей поверил, он еще до конца не осознал сказанного Морганой. Спустя какое-то время он начнет думать — и как он это примет? Правы ли они с Нестой, он действительно уговорит себя в том, что ни в чем не виноват? Интуитивно она чувствовала, что это так, и та ее часть, которая превратилась в Моргану-ле-Фэй, презрительно смеялась над опасениями просто Морганы, как бы он не принял ее рассказ слишком болезненно. Филипп не из тех людей, которые берут на себя груз вины.

Как она и рассчитывала, тайна открыта не напрасно. Филипп, не колеблясь, вернет письма, потому что будет уверен: она также без колебаний осуществит свою угрозу. Новая Моргана, с которой он сегодня встретился, произвела на него такое глубокое впечатление, какое не могла произвести прежняя, обожавшая его. Моргана. Эта новая Моргана нашла бы в нем своего радостно-покорного раба, но призрак древней колдуньи в ее мозгу, расхохотавшись, отверг эту мысль. Он того не стоит. Зачем превращать в раба человека, который слаб и труслив, тщеславен и эгоистичен? Он не представляет интереса даже как жертва, которую можно подвести к падению.

Где-то в глубине этой жесткой оболочки прежняя Моргана в ужасе прислушивалась к мыслям незнакомки, которая, казалось, овладела ее телом, но в этот момент она неспособна была сопротивляться собственному принятому решению: не изменять себе.

Она слишком хорошо знала, что Неста была права. Смирение перед лицом будущего, приятие всего, что с ней произошло, исчезли, потому что исчезло то, что помогало ей это вынести. Она уже некоторое время теряла свою любовь к Филиппу, разочаровывалась в человеке, который когда-то был для нее всем. В течение этого периода неизбежность того, что ее ожидает, постепенно давила все сильнее, и наконец, когда все преграды рухнули, она осталась беззащитной. Эта оболочка жестокости стала ее единственной защитой, но ей тоже предстоит разрушиться. Она интуитивно это знала, но пока невозможно было предсказать, заменит ли ее еще какая нибудь иллюзия, или нечто надежное и истинное, представляющее собой неотъемлемую часть Морганы Кэрол. Пока она только смотрела вслед удаляющейся фигуре Филиппа в белом смокинге, и на губах ее играла все та же жестокая и невероятно неестественная улыбка.

Через минуту она встала: звуки музыки и голос молодого певца внезапно проникли в ее сознание и заставили ощутить всю ненадежность ее последней защиты. Она не хотела признаться в этом даже себе самой, но ей вдруг стало совершенно необходимо уйти туда, где не слышна была бы музыка и чарующе мягкий голос.

Несколько быстрых шагов привели ее под сень деревьев, и хотя молодой девушке наверняка не полагалось ходить там в одиночку, в этот момент Моргане было не до условностей.

Вокруг нее сомкнулись тени, прохладные и таинственные, и заслонили мир и то, что она хотела забыть. Под ногами мягко пружинила трава, и Моргана несколько минут шла, не заботясь о том, не вернется ли Филипп, обнаружив ее исчезновение. Гладкий толстый ствол какого-то тропического дерева манил к себе, и она прислонила к нему голову и подняла глаза к звездам, мигавшим среди вершин окруживших ее деревьев.

Они казались очень далекими, а тьма между ними была холодной и пустой. Такой же пустой, как ее будущее. Они горели там, далекие и равнодушные к человеческой бренности. Они показались ей вечными по сравнению с коротким сроком, отпущенным мошкам-людям на земле. Бессознательно Моргана вздохнула и отодвинулась от дерева. И только тут заметила, что она не одна.

— Зачем вздыхать, сеньорита?

Она сразу же узнала этот притягательный и насмешливый голос. Но секунду помедлила, не поворачиваясь.

— Вы не отвечаете? Тогда, может быть, это был счастливый вздох?— В голосе Фелипе слышалось едкое презрение.— Похоже, ваш надежный арабский талисман принесет вам то, чего вы желаете.

Теперь Моргана уже не могла не повернуться. Все нервы ее были напряжены. Было совершенно невыносимо, что Фелипе тут появился — в таком месте и в такой момент. Его присутствие вдвойне невыносимо: как всегда, он отнимет у нее ее маску.

— Боюсь, что я вас не понимаю, сеньор.

Она говорила осторожно, все еще отчаянно цепляясь за жалкие остатки самозащиты. Ей нельзя ни о чем думать, но уж если это неизбежно, надо сосредоточиться на обстоятельствах их последней размолвки. Презрительная насмешливость его голоса слишком ясно ей об этом напоминала, помогая укрепить ту жесткую оболочку, которая начала было разрушаться.

— Я думаю, что вы понимаете.— Его глаза холодно сверкали. Он сделал несколько шагов по направлению к тому месту, где она застыла, опираясь спиной на бесстрастную опору древесного ствола.— Похоже, вашей силы воли оказалось недостаточно, чтобы отказаться от приглашения на обед, против которого вы когда-то так решительно возражали.

Моргана прижала ладони к бедрам: они были покрыты холодным потом, несмотря на то что вечер был совсем теплый. В ее мозгу пыталась оформиться какая-то мысль, которую она еще не понимала, которой не хотела дать свободу. Она заставила себя говорить спокойно.

— Если это послужит вам удовлетворением, сеньор, то у меня не было выбора, кроме как принять приглашение.

— Конечно,— пренебрежительно согласился Фелипе.— Сердце не оставляет выбора.

Моргана крепко сжала губы, потом с трудом проговорила:

— А если это и так, то какое вам до этого дело? Почти незаметная, но совершенно неудержимая дрожь овладела ее руками и ногами. Ей ничего так не хотелось, как остаться одной, убежать в темноту сада, но что-то, какая-то непонятная сила приковала к месту и заставила терпеть допрос, поднявший в ней бурю противоречивых чувств.

— Мне дело только потому, что вы кажетесь слишком юной и влюбленной, чтобы сделать разумный выбор.— Они стояли уже почти лицом к лицу.— Когда-то вы были настолько мудры, что разорвали все отношения с человеком, который безволен и ненадежен,— добавил он, и это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Морганы и заставившей ее сказать нечто, в чем она никогда не хотела бы признаться, особенно ему.

— Я не разрывала с ним отношений, он меня бросил.

Моргана пожалела об этих словах, как только произнесла их. Инстинктивно она поняла, что Фелипе неправильно истолкует ее признание о том, что она встретилась с мужчиной, который когда-то был ее женихом, но сказанных слов уже было не вернуть.

— Вот как? Похоже, я неправильно понял ситуацию.— Неанглийские интонации звучали мягко и настойчиво. А потом он добавил непростительное:— Я считал, что у вас хватит гордости, чтобы…

Он не смог договорить, потому что буря чувств, охвативших Моргану, прорвалась наружу чистейшей яростью. Она знала, что он собирается сказать — и взмахнула рукой, чтобы стереть эти слова с его губ прежде, чем они будут произнесены.

Это намерение ей не удалось осуществить, как и тогда, когда она собиралась бросить розу обратно в корзину. Длинные сильные пальцы Фелипе жестоко сжали ее запястье, так что она чуть не упала.

— Вот как?— снова произнес он тем же мягко-обжигающим тоном.— Оказывается, вы к тому же не в состоянии выслушать правду.

— Если бы правду!— взорвалась Моргана, потеряв самообладание.— Но в ваших словах ее не было ни крупицы! Вы слишком любите толковать все по-своему. Наверное, то, как все на острове перед вами пресмыкаются, заставило вас уверовать в собственную непогрешимость. С самого моего приезда сюда вы пытаетесь распоряжаться моей жизнью и говорите мне, что надо делать, и я этого больше не потерплю! Может, вы и некоронованный властитель Хуамасы, но я — не ваша покорная рабыня!

— Молчать!

Она не заметила признаков опасности в резких словах, но даже если бы заметила, то пренебрегла бы ими. Столько всего произошло: разорванная помолвка, несчастный случай, новое понимание полной бесхарактерности и аморальности Филиппа, а теперь еще вмешательство этого человека в ее жизнь… Это было уже слишком.

— Не буду я молчать!— вспылила она. Но она замолчала: она увидела признаки опасности и поняла, что зашла слишком далеко.

В этот момент вышла луна и залила бледным светом прогалину между деревьями, так что Моргана как во сне увидела темный румянец на его лице и глаза, в которых сверкала почти что ненависть. Беспокойство, которое она всегда испытывала в его присутствии, внезапно превратилось в страх, но она не успела отпрянуть: его руки стремительно протянулись и жестокие пальцы впились ей в плечи. Она ощутила полыхающую жаром ярость, ничуть не похожую на ожидаемый ледяной гнев, а потом его губы прижались к ее рту поцелуем, абсолютно лишенным нежности. Страстная ярость маркиза поранила ей губы и заставила тело замереть в его железной хватке.

Когда он наконец ее отпустил, она отшатнулась к дереву, беспомощно цепляясь за него, прижав другую руку к пораненным губам.

— Уходите,— прошептала она наконец, не глядя на него.— Уходите. Я надеюсь больше никогда вас не видеть.

— Это — взаимное желание, которое я смогу исполнить,— ответил он ровным, сдержанным голосом, находившимся в таком контрасте с проявленной им минуту назад яростью.— Я собирался на некоторое время уехать в Португалию. Я продлю свою поездку до тех пор, пока вы не уедете с острова. Надеюсь, это подойдет вам, сеньорита.

— Прекрасно, сеньор.

— Тогда — адеус.

С этим финальным, отрывистым словом прощания он резко повернулся и исчез между деревьями. Навсегда ушел из ее жизни, ошеломленно подумала Моргана. Он не захочет снова видеть ее, потому что она заставила его сойти с той высокой башни, где обитает хозяин Хуамасы, полный отчужденного достоинства, бесстрастный и сдержанный. Она никогда не получит прощения, потому что продемонстрировала, что он — просто человек, с человеческими эмоциями и яростным гневом. Он поцеловал ее из ненависти, в качестве наказания, а теперь он позаботится о том, чтобы никогда больше ее не увидеть и не вспоминать о случившемся.

Моргана устало выпрямилась. Фелипе сказал, что не вернется на остров, пока она не уедет, и он никогда не узнает, что означает для нее его отъезд. Неста будет до конца хранить ее тайну — он никогда не узнает и того, что Моргана Фэй Кэрол совершила фатальную оплошность, влюбившись в него.



Филипп, кажется, даже не заметил ее отсутствия. Он вернулся через несколько минут после того, как Моргана снова села за столик. Ожидая его, она сделала над собой усилие, чтобы не оглядываться в поисках человека, который ушел от нее так быстро, в ненависти, забрав с собою, сам того не ведая, ее сердце.

Филипп не заметил, что в ней произошла перемена, что маска Морганы-ле-Фэй разбилась и что вернулась прежняя Моргана, хоть и вновь изменившаяся. Может быть, на этот раз он не смог бы определить, в чем заключается разница, но Моргана могла. Она могла бы горько и печально сказать ему, что полюбила человека такого же недоступного, как звезды: даже если бы он знал о ее любви, он бы с презрением ее отверг.

— Хочешь еще побыть здесь или прямо сейчас уехать?— мрачно спросил Филипп, как только вернулся.

— Я бы хотела уехать. Произнеся эти слова, она поняла, что, оставайся она той новой, жестокой Морганой-ле-Фэй, которой была до столкновения с Фелипе, она сказала бы какую-нибудь жалящую резкость, но не теперь, и на этот раз силы ей дает не иллюзия. Источник ее сил — настоящий, чистый, непохожий на все прежние чувства. Он таился в глубине ее существа, куда не достигло ее прежнее увлечение Филиппом. Она инстинктивно знала, что это чувство не исчезло бы, чтобы ни случилось. Со временем боль могла бы притупиться, но она никогда не забывала бы его и никогда не смогла бы стать женой другого мужчины. Это смуглое высокомерное лицо с отчужденными зелеными глазами всегда вставало бы между нею и другими мужчинами. Если бы к ее устам с поцелуем прикоснулся кто-то другой, она только вспомнила бы тот поцелуй, насмешливо подаренный ей на празднике цветов, или тот, что ранил ей губы в страстном порыве вышедшей из-под контроля ненависти.

Но почему он ненавидит ее? Конечно, она всегда отказывалась относиться к нему так, как это делали остальные женщины, но это еще не повод выказывать столько отвращения и неприязни. Он не тщеславен, несмотря на все его личное обаяние и громадное состояние.

Моргана мысленно пожала плечами. На эти вопросы нет ответов, а если бы и были, она не успеет их найти. Несомненно, он больше не захочет ее видеть, не будет даже надежды на случайные встречи, если он собирается не возвращаться на Хуамасу, пока она не покинет остров.

Тут она снова осознала, как мало времени осталось. Пройдет еще две недели, и она уже не будет испытывать боли из-за безответной любви к невозможному и недоступному Фелипе де Альвиро Риальта. А она отдала бы все на свете, лишь бы и дальше испытывать эту боль, иметь возможность думать о нем, вспоминать его смуглое лицо и с течением лет оставить в памяти только те моменты счастья, которое она испытывала рядом с ним, забыв все резкости, которые от него слышала.

Это тоже изменилось. Это стремление жить ничем не напоминало обиженный бунт той девушки, которой Моргана была так недавно. Теперь это было печальным томлением, окрашенным покорной уверенностью в том, что иначе быть не может.

10

Хотя Моргана мало видела Фелипе после того, как он уехал с острова, золотой солнечный свет Хуамасы поблек, а лазурные небеса стали казаться менее синими.

Теперь, когда приблизился момент, когда надо будет приводить свои дела в порядок, Моргана обнаружила, что ей трудно решить, что предпринять. Одно дело — смириться с тем, что неизбежно должно случиться, другое — решить, что необходимо сделать. Она все еще не приняла решения, когда как-то утром Неста заговорила с ней об этом.

Ее старшая подруга столь явно хотела сказать что-то и столь явно затруднялась это сделать, что, отчасти догадавшись в чем дело, Моргана повернулась к ней с серьезной улыбкой.

— Что такое?

Но Неста никак не могла заставить себя заговорить. Так нелегко было облечь в слова то, что она хотела спросить!

— Вы как-то сказали мне, что намерены плыть обратно на пароходе,— наконец, запинаясь, проговорила она,— и… и исчезнуть ночью за бортом. Я… я с тех пор нередко думала, действительно ли вы этого хотите.

— По крайней мере, никому не придется заниматься похоронами,— ответила Моргана, пытаясь, как уже бывало, превратить все в мрачную шутку.

— А каково, по-вашему, мне будет знать, что вы встречаете свой конец в одиночестве?— спросила Неста. Она протянула руку, нежно коснувшись плеча девушки.— Останьтесь здесь, Моргана. Если вы по-прежнему не хотите, чтобы остальные знали, мы что-нибудь придумаем. Карлу, конечно, придется сказать, но больше никому ничего не надо будет знать об этом, если таково будет ваше желание.— Она всмотрелась в лицо Морганы, но не смогла ничего на нем прочитать.— Почему-то я уверена, что вы сказали правду, и я не отпущу вас одну.— Она пустила в ход свой главный козырь.— Если вы поедете — я поеду вместе с вами.

Моргана бросила на нее изумленный взгляд.

— Но зачем вам это? Ведь я же для вас — никто.— Она махнула рукой, чтобы снять резкость своих слов.— Я имею в виду, что вас со мной ничто не связывает.

Секунду они смотрели друг другу в глаза — пожилая седовласая женщина и юная девушка,— потом Неста улыбнулась.

— По-моему, мы с вами связаны, милочка,— мягко проговорила она.— Вы останетесь здесь, пока сможете, правда ведь?

В глазах Морганы отразилось облегчение — она признала, что между нею и этой чужой женщиной, которая была, в сущности, всего лишь ее работодательницей, возникла связь — глубокая и сильная.

— Я останусь,— таким же мягким голосом проговорила она.— Я еще ничего не предпринимала. Я не знала, что делать. Меня пугала необходимость уехать, но я не хотела никого обременять.

— Не глупите,— грубовато оборвала ее Неста, чуть не расплакавшись. Добившись своего, она поспешила переменить тему разговора.— Вы получили письма Мариты от Филиппа?

Моргана кивнула, поскольку ей тоже очень хотелось больше не говорить о. том, что ее ждет.

— На следующий же день,— подтвердила она.— По-моему, мне удалось передать их ей, не вызвав ничьих подозрений, и я получила от нее записку, полную жизнерадостности и многочисленных изъявлений признательности.

— Она славная девочка,— сказала Неста.— Я рада, что вам удалось выручить ее из затруднительного положения.

Тут она уже не в первый раз подумала, что случилось в тот вечер, когда прежняя Моргана вернулась к ней, чуть изменившись, но все же перестав быть Морганой-ле-Фэй, уехавшей из дома. Моргана неохотно принимала все разговоры о том дне.

— Вы так и не сказали мне, что произошло,— снова попыталась Неста. Ее снедало любопытство, хотя ей и не хотелось выпытывать.

Моргана чуть улыбнулась.

— Он отреагировал именно так, как мы ожидали.— Она быстро пересказала основные моменты их с Филиппом разговора. Пожимая плечами, она заключила:— После того как он поговорил по телефону, мы сразу же вернулись домой и почти всю дорогу молчали.

Мысли обеих в тот момент были заняты. Моргана была поглощена столь внезапно осознанной любовью к Фелипе.

Как обычно, Неста почувствовала, что сказано не все.

— Произошло что-то еще, правда?— негромко спросила она.— Вы не хотите об этом говорить?

У нее почему-то возникло невероятное подозрение, что это имеет какое-то отношение к Фелипе. По крайней мере совершенно ясно, что происшедшая в девушке перемена не могла быть вызвана Филиппом Лейландом.

Моргана немного насторожилась.

— Ничего особенно интересного,— небрежно проговорила, она.— Я немного прогулялась среди деревьев, пока Филипп говорил по телефону, чем, несомненно, нарушила все португальские понятия о приличиях,— добавила она с оттенком прежней досады, которая когда-то окрашивала ее голос при каждом упоминании о Фелипе.

— И Фелипе вас там нашел?

Моргана быстро вздохнула, и в этот момент ее глаза ее выдали. Они сказали Несте то, что та уже некоторое время подозревала.

— Как вы догадались?

Неста пожала плечами:

— Нетрудно догадаться, когда вы думаете о Фелипе, по крайней мере мне нетрудно.

— Вы говорите о том, что я становлюсь Морганой-ле-Фэй?— засмеялась она, все еще пытаясь спрятать свое чувство.

— Нет, милочка.— Неста заглянула ей прямо в глаза.— Вы любите его, правда?

Секунду казалось, что Моргана будет отрицать это, но потом она кивнула.

— Да. Глупо с моей стороны и совершенно бессмысленно, конечно, но так уж случилось.— Она невесело засмеялась.— Хорошо хоть, он об этом не знает.

— Что произошло в тот вечер?

Моргана снова колебалась, но потом все же рассказала, что произошло между ними, опустив глаза к тесно сплетенным пальцам.

— Мы оба высказали достаточно гадкие вещи,— закончила она.— Теперь он уехал в Португалию; ему неприятен даже самый мой вид…

Несте показалось невероятное: что хладнокровный Фелипе ревновал. Она задумалась над этим удивительным фактом, недоумевая, могло ли это быть действительно так. Неужели этот циник, мужчина, считавший себя неподвластным любви, мог наконец пасть жертвой этого чувства? Ужасно, если это так, если будет сломана еще одна жизнь. Когда он узнает…

Тут мысли ее неожиданно были прерваны: ахнув от боли, Моргана обхватила обеими руками голову. Под золотым загаром, приобретенным на Хуамасе, ее лицо смертельно побледнело, на лбу пролегла страдальческая морщина, взгляд затуманившихся глаз был чуть удивленным, словно боль застигла ее врасплох.

— Что случилось?— быстро спросила Неста, не осмеливаясь думать. Не может быть, чтобы это уже случилось!

Чуть слышный вздох был ее единственным ответом. Моргана изо всех сил старалась сдержать себя при мучительном приступе боли в голове, яростном остром уколе, который затих до тупого напряжения, а потом ударил снова, отступил, и… Она напряглась, ожидая третьего приступа — и когда он начался, не смогла сдержать крика.

Неста быстро подошла к ней — нога уже не мешала ей свободно двигаться — и обняла девушку за плечи.

— Где ваши таблетки?

— Таблетки?

Моргана повторила за ней ее слова, непонимающе моргая, пытаясь посмотреть на свою старшую подругу, но зрение ее как-то странно расфокусировалось. В уголке ее мозга было смутное воспоминание о тех таблетках, что ей дали в больнице Святого Кристофера: если она их найдет, то жуткая боль отпустит. Но где они?

— Где они?— снова спросила Неста.

Моргана сощурила глаза, морщась от боли,— и тут вспомнила. Неста выслушала ее сбивчивые объяснения и нежно отвела на кушетку, где когда-то лежала сама, а потом поспешила за таблетками. Они были именно там, где сказала Моргана, с облегчением убедилась она. Моргане было бы так легко забыть, куда она их положила, а это только продлило бы ее мучения.

Спускаясь по лестнице, Неста прочла указания на этикетке и зашла на кухню взять у Терезы стакан воды, постаравшись не показать ей, что случилось что-то необычное.

— У медсестры Кэрол заболела голова,— быстро объяснила она, увидев, что Тереза смотрит на пузырек с лекарством.

Тереза обеспокоенно закудахтала, наливая стакан воды, но не попыталась пройти за своей хозяйкой.

Моргана сидела на кушетке, подпирая голову руками. Когда Неста вошла, она подняла голову, но глаза ее потухли, лицо осунулось и посерело от боли. Поднеся стакан воды к ее губам и помогая ей проглотить таблетку, Неста поняла, что девушка уже почти ничего не осознает. Нежными руками она заставила ее лечь и стояла над ней, печально глядя в страдальческое лицо и ожидая, когда подействует лекарство.

Постепенно морщины боли немного разгладились и коже вернулся легкий румянец. Взгляд Морганы снова стал осмысленным, и она выдавила из себя бледную кривую улыбку.

— Спасибо, мисс Брутон.— Голос ее был тихим шепотом, словно доносился откуда-то издалека.— Извините, что веду себя так по-идиотски. Я не думала, что это вот так начнется.

Неста сурово подавила желание расплакаться. Времени для слез не было.

— Ну, как сейчас?— хрипловато спросила она.

— Гораздо лучше. Я ощущаю только тупую пульсацию где-то вдали. Мне говорили, что это может начаться раньше, чем предсказано.

Неста мрачно посмотрела на лежащую девушку.

— Больше никаких возражений, милая моя. Мы едем к Карлу, как только вы сможете. Нам это следовало сделать уже давно. Я виновата, что разрешила вам убедить меня ничего ему не говорить.

— Нет!— Моргана попыталась сесть, но Неста снова ее уложила.— Он ничего не сможет сделать. Я не хочу втягивать в это Карла.

— Он должен знать. Я иду сказать Хулио, чтобы он подогнал машину к двери. Мы сейчас же едем в больницу.

Моргана лежала на кушетке, чувствуя страшную слабость, что было неудивительно, если принять во внимание, что ей пришлось вытерпеть. Сейчас она испытывала дивную удовлетворенность. Саднящая боль была едва заметна по сравнению с теми острыми приступами. Ее мысли путались, действительность куда-то отступала, но это ее не беспокоило. Благодаря воздействию лекарства все казалось нереальным — настолько нереальным, что она даже увидела стоящего в дверях Фелипе. Конечно, на самом деле это не мог быть он — это просто галлюцинация, созданная ее мозгом и тоскующим сердцем. Ведь Фелипе в Португалии и не вернется, пока все не будет кончено.

— Хэлло, Фелипе,— сказала она видению.— Ты вернулся слишком рано. Я все еще здесь, но я здесь долго не задержусь.— Ее затуманенному, одурманенному сознанию это представилось великолепной шуткой, и она засмеялась ему, вернее, его видению, не соображая, что говорит.— Не беспокойся,— постаралась она его утешить, пытаясь улыбнуться и удивляясь, почему это причиняет ей такую боль.— Я знаю, что я тебе не нравлюсь, но тебе недолго осталось меня терпеть. Я теперь уже очень скоро умру, знаешь ли.

«Забавно,— удивилась она про себя,— разве галлюцинации так странно смотрят, серея на глазах?»

— Не шутите о таких вещах,— резко сказало видение. У него даже был чудесный португальский акцент Фелипе.

— О, я не шучу,— горячо уверила туманную фигуру Моргана.— Все говорили, что это бесполезно. Я должна была умереть сразу же, но почему-то не умерла — что-то вроде замедленного действия.— В дверях появился кто-то еще, и она слабо хихикнула.— А, хэлло, Неста, вы вернулись? Вы ведь мне не видитесь, правда? Нет, я знаю, что вы на самом деле здесь. Но здесь еще галлюцинация Фелипе. Вы ее тоже видите?

Потом туман стал гуще, голоса ушли куда-то далеко, и она снова оказалась в мягкой темноте, которая стала ей так знакома, когда произошел несчастный случай. Теряя сознание, она даже улыбнулась, словно возвращалась обратно в хорошо знакомую землю. Здесь ничего не происходит и ничто не причиняет боль. Это — страна забвения с мягкой тьмой и тихой тайной, где никто и ничто ее не настигнет.

Или все же настигнет? Она почувствовала, что кто-то ее поднял — она могла бы поклясться, что это Фелипе. Можно ли не только слышать, но и ощущать галлюцинацию? Издалека к ней долетал и голос Несты, рассказывавший ему о несчастном случае и его последствиях. Время от времени, когда Неста замолкала, чтобы перевести дыхание, Моргана услужливо подсказывала ей какие-то детали, удивляясь, почему это видение Фелипе все бросает какие-то отрывистые португальские фразы, и лицо у него по-прежнему все такое же странное и серое.

— Ты ужасно странно выглядишь, Фелипе,— проговорила она со слабым смешком.— Ты себя плохо чувствуешь?

Фелипе подавился какими-то словами и осторожно передал свою ношу Несте, устроив их обеих на заднем сиденье своей машины. Он быстро занял водительское место. Моргана заметила, что машина поехала, но это была призрачная машина в сказочной стране, где время от времени острая недолгая боль проникала ей в голову, заставляя хмурить лоб.

— Кажется, действие таблетки кончается или боль становится сильнее,— сказала Неста. Мощная черная машина рванула вперед.

Фелипе не ответил. Его глаза, устремленные на дорогу, ничего не выражали.

Несте, на коленях которой лежала полубессознательная девушка, дорога показалась бесконечной, особенно когда с губ Морганы снова начали срываться глухие душераздирающие стоны. Наконец показались белые стены больницы, машина остановилась, и вот уже Фелипе несет окончательно потерявшую сознание Моргану в здание. Там их встретил Карл, ошеломленно воззревшись на бледное отсутствующее лицо Морганы. Быстро и чуть слышно Неста рассказала ему, что случилось.

При этом она вручила ему толстый белый конверт.

— Я нашла его в том же ящике комода, что и таблетки. Это выписка и рентгенограммы, которые она должна была передать вам.

Карл взял у нее конверт. Лицо его было теперь таким же бледным и напряженным, как и у них. Сначала он просмотрел результаты рентгена, воскликнув что-то на своем родном швейцарском диалекте. Потом, пока санитары вывозили Моргану на каталке, он быстро прочитал выписку.

— Ну?

Услышав отрывистый голос Фелипе, Карл поднял голову и отрицательно покачал головой.

— Они были правы,— тихо проговорил он.— Нет никакой надежды.

— Она должна быть!

Тут Неста тоже покачала головой.

— Она знала уже три месяца, Фелипе,— ничего нельзя поделать.

— Что-то нужно сделать!

Он говорил резко, напряженно, не признавая возможности того, что слабая искра жизни погаснет,— словно напряжением силы воли он все изменит, сможет снова заставить ее разгореться.

Карл беспомощно взмахнул рукой.

— Я распорядился, чтобы ей сделали новый снимок, но сомневаюсь, чтобы появилась какая-то надежда.— Взяв выписку и предыдущие снимки, он повернулся к двери.— Ждите здесь. Я вернусь, как только у меня будет новая информация.

После того как он ушел, прошла целая вечность. На этот раз ожидание показалось даже более длительным. Неста сидела на стуле, выпрямив спину. Нога у нее болела, но ее только раздражало то, что она в такой момент обращает внимание на сущий пустяк. Фелипе, наоборот, метался по комнате, как тигр в клетке, терзая свои и ее нервы, что опять совершенно не походило на хладнокровного хозяина Хуамасы. Конечно, любой человек не мог бы остаться спокойным в данных обстоятельствах, а если ее предположения верны, то ему сейчас невообразимо тяжело.

Наконец, Карл вернулся, и они сразу же ощутили, что в нем наступила какая-то перемена.

— Есть ничтожный шанс,— ровным голосом проговорил он.— Но ее необходимо сейчас же прооперировать.— Он поочередно встретился с ними взглядом.— Единственная трудность в том, что здесь нет никого, кто мог бы сделать эту операцию.

— А как же вы?— сразу же спросила Неста.

Карл покачал головой.

— Я бы никогда этого не сделал. Такого рода операция…— Он беспомощно взмахнул своими гибкими пальцами.— Это — почти эксперимент.

— Когда-то вы были готовы экспериментировать.

Тон Фелипе был почти жестоким, и шок заставил Карла побледнеть еще сильнее. Темная тень прошлого омрачила его взгляд, словно он снова живо вспомнил что-то.

— Не… не напоминайте мне об этом!

— Когда-то вы были готовы экспериментировать,— повторил Фелипе с безжалостной настойчивостью.— Вы можете сделать это еще раз.

— Я… я не могу, Фелипе. Нельзя требовать этого от человека. Я не могу иметь на совести две смерти.— Он закрыл лицо своими чуткими руками хирурга.— Она может тоже умереть.

Руки его были прижаты к глазам, но они не могли спрятать его от этого безжалостного, неумолимого голоса.

— В тот раз вы не сделали ошибки.

— Возможно, но она умерла.— Он отвернулся, снова беспомощно взмахнув рукой.— Фелипе я не могу этого сделать! Я знаю, что будет неудача. Если это повторится снова, я больше не захочу жить.

— Если есть хоть малейшая возможность спасти ее, а вы ею не воспользуетесь, то, по-моему, я сам вас убью,— рявкнул Фелипе с такой яростью, что Неста только моргнула.

— А если я попытаюсь оперировать — и ничего не получится?..

Неста переводила взгляд с одного на другого, видя мучительное упорство на лице Фелипе и шок на бледном лице Карла, и ум ее начал спрашивать: «Кто он такой? Кто он такой на самом деле?» А потом она поняла. Волна глубочайшего изумления захлестнула ее разум. Она вспомнила, как Моргана однажды упомянула о том, что только один хирург мог бы выполнить такую неопробованную операцию: блестящий молодой хирург, который обвинил себя в том, что от него не зависело, и куда-то исчез.

Неужели произошло чудо? Неужели он здесь, на Хуамасе?

— Карл,— негромко сказала она,— я мало что знаю про ту, другую операцию, о которой вы говорите. Но если вам кажется, что за вами остался долг, с которым следует расплатиться, то сейчас у вас есть возможность очистить свое имя.

— Я уже один раз убил девушку. Я могу сделать это снова.

— Она умрет, если вы не попытаетесь. Именно эти негромкие слова Несты помогли ему наконец принять решение. Он долго молчал, а двое остальных прислушивались, ожидая слов, которые он все медлил произнести.

— Хорошо,— проговорил он наконец.— Я буду оперировать.— Лицо его по-прежнему было напряженным, но теперь, когда решение было принято, он казался более спокойным.— Мне нужны будут очень редкие и дорогие лекарства.— Его невыразительный взгляд остановился на Фелипе.— Вы привезете мне их с континента? Вам надо будет обратиться в Институт медицинских исследований. Это практически единственное место, где они имеются. Лекарства все еще находятся в стадии клинических испытаний. Вам будет нелегко их получить, наверное. Они не захотят расстаться даже с самой маленькой дозой, если вы не убедите их, что у вас действительно крайняя в них надобность.

— Я их получу.— Фелипе взял листок бумаги, на котором Карл записал все, что ему необходимо, и быстро пожал руку молодого врача.— Не тревожьтесь, Карл. Операция пройдет успешно. Ради нас всех, ради вас, но, главное, ради нее она будет успешной.

И он исчез. Когда дверь за ним захлопнулась, Неста повернулась к молодому хирургу, собравшемуся уходить.

— Как он может успеть?

— Он свяжется с ними по радио из «Паласио», а потом полетит на континент. Наверное, когда он приземлится, лекарства уже будут ожидать его в аэропорту.

— Но операция… Вы ведь сказали, что ее надо делать немедленно.

— Я не могу ждать, пока он вернется.— Казалось, перед ней совершенно другой человек. Эти худые чуткие руки были такими уверенными, ожидая ответственности, которой их когда-то лишили.— Я буду оперировать немедленно. На этот риск мы должны пойти. Если она выдержит операцию, то лекарство ее вытянет.— На мгновение он встретился с ней взглядом.— Тогда у меня его не было.

— А сможет ли Фелипе его достать? Вы сказали, что оно редкое, практически тоже экспериментальное. Ему могут его не дать.

— Если я хоть немного знаю Фелипе,— мрачно отозвался Карл,— он его получит.

«Да,— подумала про себя Неста,— Фелипе его получит».

С этим Карл ушел, чтобы приготовиться к операции. У Несты было странное чувство, будто она видела перед собой совсем другого человека — не молодого доктора Карла, лечившего разные недомогания и выполнявшего несложные операции, которые случались на Хуамасе, а уверенного в себе гениального хирурга из другой жизни. Готового наконец восстановить разорванные связи.

Что до нее, ей остается только ждать: сидеть здесь и стараться не думать о том, что будет означать неудача после вновь забрезжившей надежды.



Фелипе вернулся много часов спустя, усталый и осунувшийся, но с лекарствами. Медсестра сразу же взяла у него коробку и исчезла, оставив их с Нестой вдвоем.

В ответ на немой вопрос в его взгляде, она только покачала головой.

— Пока новостей нет, Фелипе. Карл оперировал или все еще оперирует. У меня не было никаких известий.

— Он уже оперировал!

Неста кивнула.

— Надо было действовать немедленно, иначе никакой надежды не оставалось.— Она передала ему слова Карла: если Моргана выдержит операцию, то привезенное им лекарство сделает все остальное, а потом добавила, стараясь отвлечь их обоих от мучительных мыслей:— Расскажите мне о Карле. Что с ним случилось?

— Он убил свою сестру.— Фелипе сел, поддернув свои белые брюки привычным жестом, показавшимся сейчас почти странным.— Карл — блестящий хирург, но то, что случилось, лишило его уверенности в себе. У его сестры была опухоль мозга, из-за которой ее парализовало. Карл придумал способ, при помощи которого опухоль можно было бы удалить, хотя большинство хирургов говорили, что это невозможно. Она убедила его сделать ей операцию. Он и сделал, а она умерла. Карл обвинил во всем себя и оставил хирургию, хотя его вины тут не было. Это был один из тех случаев, когда больной не выживает. Когда я с ним встретился, он жил в маленькой горной деревушке.

Тут он заметил, что Несте не требовались дальнейшие объяснения. Она поняла, что не ошиблась. Карл Кристен действительно был тем хирургом, о котором говорил доктор больницы Святого Кристофера: тем хирургом, который исчез, так что никто даже не знал, жив ли он. А он был жив. Он был здесь, на Хуамасе — там, где он оказался нужнее всего. И не только ради Морганы, но и ради него самого, она отчаянно молилась, чтобы операция оказалась успешной. Это вернуло бы ему утерянную уверенность в себе. Он спасет жизнь девушки — и миру будет возвращен гениальный хирург, в котором нуждались столь многие.

Фелипе снова начал затравленно метаться по комнате, и как и в прошлый раз, его остановило появление Карла. Карла, такого же измученного и выжатого, но ликовавшего.

— Она будет жить,— прошептал он, и впервые они переглянулись с улыбкой.

11

Сознание медленно возвращалось к Моргане. Сквозь тьму, которая по-прежнему ее окружала, до нее медленно дошло, что боли больше нет, и она возвращалась, чтобы это проверить. Первое, что она заметила, придя в себя, это что голова у нее вся перебинтована. Еще более удивительным было то, что за ней наблюдают Карл и Неста.

— Хэлло,— еле выговорила она, удивляясь, что голос у нее такой слабый — еле слышный шепот.

— И тебе хэлло,— нежно отозвалась Неста. Моргана не помнила ничего, кроме первого приступа боли, заставшего ее в вилле Несты, и удивилась, отчего на обоих лицах написано такое удовлетворение. И вообще, Карл казался каким-то другим, хотя было почти невозможно определить, в чем конкретно это выражается. Может, он стал увереннее и спокойнее, как будто какой-то тяжелый груз исчез — и он стал свободен.

— Вы оба кажетесь ужасно довольными жизнью,— сказала она им.

— И не без причины,— ответил Карл, улыбнувшись, когда она непонятно ослабевшей рукой при коснулась к окутанной бинтами голове.— Оставь в покое прическу,— потребовал он, и тут только до нее дошло невероятное.

— Карл! Ты оперировал!

— Да, либхен,— мягко сказал он,— и ты будешь жить. А теперь засыпай и ни о чем не беспокойся.

Моргана хотела бы сказать, что ей ни чуточки не хочется спать, что ей надо задать им тысячу вопросов, но тут почему-то глаза у нее сами собой стали закрываться, и она почти сразу же погрузилась в сон — глубокий, дарящий жизнь сон. Только гораздо позже ей рассказали о беспамятстве, в котором она находилась: она никого не узнавала, и жизнь ее висела на волоске, несмотря на удивительное лекарство, которое боролось за нее, смягчая шок, ставший неизбежным последствием такой операции.

Когда она снова открыла глаза, рядом оказалась худенькая смуглая медсестра, которая успокоительно ей улыбнулась, что-то сказала по-португальски и пошла за Карлом. Но не успели они вернуться, как она уже снова провалилась в сон.

При ее третьем пробуждении рядом опять оказалась Неста. На этот раз Моргана уже не испытывала желания снова заснуть. И еще она с радостью почувствовала, что стала намного крепче.

— Снова проснулась, соня?— приветствовала ее Неста.— Мы уже решили, что у тебя начинается сонная болезнь.

Моргана улыбнулась: так необыкновенно приятно было сознавать, что она будет жить.

— Это было бы чрезвычайно невежливо с моей стороны после всего, что вы все для меня, сделали,— ответила она. Уголком глаза она заметила, что к кровати подходит кто-то еще, и, повернув голову, увидела Карла, казавшегося старше в своем белом халате.

— Как ты себя чувствуешь?— спросил он.

— Намного лучше.— Она взглянула на него, и в глазах ее читалась невыразимая благодарность.— Я еще тебя не поблагодарила, Карл.

— Для меня достаточно того, что ты жива, либхен,— негромко ответил Карл.— Какое-то время мы боялись, что ты от нас улизнешь.

Какое-то время казалось, что это случится. И еще он знал, что ее спасла не медицина, а несгибаемая воля мужчины с посеревшим лицом, который так долго сидел у ее постели и, оставаясь безмолвным и неподвижным, сражался со смертью и победил. Чуть тлевшая искра жизни, готовая вот-вот потухнуть, теперь разгорелась и могла существовать самостоятельно.

— Это похоже на чудо,— прошептала Моргана.

— Это и есть чудо,— сказала Неста,— но не то, о котором ты думаешь.— Она улыбнулась в ответ на вопрошающий взгляд девушки.— Помнишь о том хирурге, которого упомянули в больнице,— единственном человеке, который был в состоянии сделать такую операцию?..

— Тот… который исчез?— Ее изумленный, недоверчивый взгляд обратился к мужчине в белом халате, стоявшем у ее постели.— Карл! Это был ты!

— Да, либхен,— негромко отозвался он,— тот трус, который уполз прятаться, был Карл Кристен. Ты дала мне не меньше, чем я — тебе.— Тут он улыбнулся, и его синие глаза блестели радостью жизни, которой в них не было прежде.— Но это — в прошлом. Нас обоих теперь ждет новая жизнь.

Но тут ошеломляющая радость от мысли о том, что ее ожидает совершенно новая жизнь, была омрачена неожиданно пришедшей ей в голову ужасной мыслью.

— Я бредила?

— Немного.

Карл улыбнулся, а у нее оборвалось сердце. Все ее сознание переполнено любовью к Фелипе — она испугалась, не выдала ли она этот секрет.

— Я не говорила ничего особенно ужасного?— не могла не спросить она, но Неста, почувствовав как она боится ответа, улыбнулась и покачала головой: она догадалась, что так беспокоит Моргану.

— Все вполне прилично, хотя ты довольно резко отзывалась о каком-то враче из больницы Святого Кристофера.

Пряча чувство облегчения, Моргана рассмеялась.

— Это я, наверное, о бедном старом докторе Хенрдиксли. Мы все его не любили.— Она помолчала мгновение, потом спросила:— Что-нибудь интересное происходило, пока я была без сознания?— Ее все-таки немного беспокоило, не выдала ли она чем-нибудь свои чувства к Фелипе.— Кажется, прошла целая вечность. Я наверняка что-нибудь прозевала.

— Ну, ты прозевала уникальное зрелище: Фелипе в роли разъяренного тигра в клетке,— суховато ответила Неста, переведя разговор на ту тему, которую Моргане отчаянно хотелось обойти и которая ее бесконечно интересовала.— Наш хладнокровный хозяин Хуамасы спустился со своей неприступной вершины — да еще как!

Моргана еще слишком хорошо помнила другой случай, когда он спустился со своей вершины, но поспешно отбросила это воспоминание. Ей надо с собой справиться. Пусть случилось чудо, и она будет жить, но их с Фелипе отношения не изменились.

— О Боже,— виновато проговорила она,— похоже, я устроила настоящий переполох.— И только в это мгновение до нее полностью дошло то, что сказала Неста.— Вы говорите, Фелипе вернулся на остров?

При мысли о том, что он рядом, ее сердце залила глупая радость.

— Он вернулся раньше, чем его ожидали,— ответил Карл.— Ты ведь провела здесь всего три дня.

— Фелипе привез тебя в больницу, когда ты потеряла сознание — чуть ли не у его ног,— добавила Неста.

Моргана изумленно посмотрела на обоих:

— Правда?

Она совершенно не помнила, что видела его.

— Ты не помнишь?— сочувствующе улыбнулась ей Неста.— Ты назвала его видением и сказала, что на самом деле он в Португалии.

— О Боже,— виновато проговорила Моргана.— Я совершенно ничего не помню. Наверное, это таблетка.— Она снова забеспокоилась, не сказала ли она что-нибудь самому Фелипе. Ну не ужасно ли будет, если окажется, что в больнице она безобидно болтала о своей прежней работе, а самому Фелипе выложила то, что должно было оставаться тайной! Ей надо как-то это узнать!— Я не говорила ничего ужасного?— снова спросила она, и Неста, снова угадав, что ее тревожит, с улыбкой покачала головой.

— Ни слова,— сказала она, а потом добавила:— Хотя у тебя хватило нахальства сообщить Фелипе, что у него какой-то странный цвет лица, и спросить, не болен ли он. Это было после того, как ты ему сообщила, что с минуты на минуту умрешь. И к тому же сообщила это так, словно считаешь это великолепной шуткой!

Тут даже Карл рассмеялся:

— Похоже, наш невозмутимый Фелипе был потрясен до глубины души!

Моргана ужасно удивилась.

— Правда?

— Да,— сухо подтвердила Неста.

— Любой человек был бы потрясен, а Фелипе тем более,— с улыбкой поддразнил ее Карл.— Но не тревожьтесь. Он вас простил. Мне дано распоряжение перевести вас в «Паласио», как только здоровье позволит.

Моргана бросила быстрый взгляд на Несту.

— А почему мне нельзя вернуться на виллу?

Неста пожала плечами.

— Почему-то Фелипе хочет, чтобы вы были в «Паласио»,— уклончиво ответила она.— Наверное, у него какая-нибудь глупая идея, вроде того, что я недостаточно здорова, чтобы за вами ухаживать.

— Конечно, недостаточно,— моментально подтвердила Моргана.— О Господи, сколько же я всем хлопот доставляю!— добавила она, скорчив виноватую рожицу.

— Глупости,— чуть ли не фыркнула Неста.— И не начинайте придумывать препятствия и снова с ним ссориться. Я буду там в качестве компаньонки или дуэньи, так что соглашайтесь без сопротивления. Вам это не повредит, особенно после того, как он совершил этот сумасшедший бросок на континент, чтобы достать вам чудодейственное лекарство.

Широко раскрыв глаза, Моргана выслушала подробное повествование о событиях той ночи. Хотя ей хотелось увидеть что-то личное в озабоченности Фелипе, она знала, что им руководили только сочувствие и внимание, которые она прежде принимала за высокомерную тиранию. Тем не менее, узнав о лекарстве, которое упомянул Карл, она забеспокоилась: за него, скорее всего, пришлось заплатить огромные деньги! Она постаралась справиться со все растущим нежеланием переезжать в «Паласио» — пусть даже ее будет преследовать и тревожить воспоминание о последней встрече с Фелипе в садах «Дескани» и отсутствие всяких воспоминаний о той самой последней, когда она, судя по тому, что ей рассказывают, представила забавной шуткой надвигавшуюся смерть. Сейчас ее единственным желанием было сделать то, чего он хочет, не думая о том, что стоит за его пожеланиями.

Тут Карла куда-то вызвали, а Неста тоже встала со словами, что ей надо уходить, пока кто-нибудь из медсестер ее не выгнал.

В последующие дни у Морганы было много посетителей. Первой пришли Марита Акуарас и ее мать, и следом за ними какие-то почти незнакомые люди, в основном те, с кем она встречалась у сеньоры Акуарас,— они навещали ее, заботливо осведомляясь, как идет выздоровление. Казалось, они искренне интересуются ею. Моргана не знала, что жители острова уже успели ее полюбить — даже высокомерная островная аристократия, обычно не спешащая принимать кого-то в число друзей.

Ее не навестил только один человек, и оказалось, что это причиняет ей почти невыносимую боль. Казалось бы, после того, что он сделал в ночь операции, Фелипе должен был хотя бы раз навестить ее, но похоже, он удовлетворялся тем, что издалека справлялся о ее самочувствии и выздоровлении. Когда Моргана узнала, что его неожиданно снова вызвали в Португалию по срочным делам, она обнаружила, что вновь обретенная радость жизни как-то поблекла из-за того, что его больше нет на острове, неподалеку от нее, пусть даже на самом деле он держался в стороне от нее. А когда она услышала, что Селестина тоже вернулась в Португалию, она совершенно определенно почувствовала, что сердце ее стало тяжелым, как кусок свинца. Так легко было представлять себе, что они встречаются на какой-нибудь сверкающей огнями театральной премьере: экзотически-прекрасная и искушенно уверенная в себе Селестина и Фелипе — такой же смуглый и уверенный в своем притягательном ледяном обаянии. Они так подходили друг другу! Моргана терзала себя мыслями о том моменте, когда услышит об их помолвке. Может, даже в эту минуту они сидят близко друг к другу или стоят, переплетя руки, и смотрят на звезды, которые в Португалии, должно быть, не менее яркие, чем здесь, на Хуамасе.

Тут Моргана вздохнула и постаралась не думать о нем, но это было невозможно: ни сердце, ни разум ее не хотели заниматься ничем другим теперь, когда их больше не наполняла чудовищная мысль о близкой смерти. Казалось, они специально сосредоточиваются на том, что ей хотелось бы забыть. Раньше это был несчастный случай, теперь — Фелипе. Она ловила себя на том, что вспоминает прикосновение рук, сжавших ее талию, и насмешливый блеск глаз тогда, на празднике цветов, или сады «Дескани» — хотя это воспоминание было неприятным.

Может быть, он тоже вспомнил об этих эпизодах теперь, когда миновал напряженный кризис, связанный с ее операцией,— и уехал в Португалию? Ведь только обычное человеческое сочувствие заставило его так много сделать в ту ночь, а теперь он вспомнит все то, что стоит между ними: враждебность и ненависть, которые, как она знала, он к ней испытывает. Возможно, он уже пожалел, что распорядился, чтобы она во время выздоровления жила в «Паласио», и на самом деле хотел бы, чтобы она отказалась туда переехать.

Что она предпримет, когда полностью поправится,— об этом Моргана пока не думала. Конечно, можно было бы вернуться в больницу Святого Кристофера, но ей страшно не хочется уезжать с Хуамасы. Остров незаметно покорил ее сердце не только потому, что здесь живет Фелипе, но и потому, что что-то в его красках и теплом солнечном свете, и в заразительно-веселых его жителях всегда будет ее привлекать, каковы бы ни были обстоятельства.

Конечно, можно было бы остаться на острове. Моргана знала без ложного тщеславия, что она — хорошая медсестра, и, возможно, предложение Карла относительно места в его больнице по-прежнему в силе. Но сможет ли она жить на Хуамасе, когда Фелипе женится на Селестине: видеть их вдвоем, знать, что они в «Паласио» — вместе? Пока она отложила решение этого вопроса и сосредоточилась на том, чтобы восстанавливать силы так, чтобы можно было встретить будущее, каким бы оно ни было.



Для того чтобы занять время, которое тянулось ужасно медленно, Моргана решила учить португальский язык. Теперь он определенно ей понадобится, если она решит остаться на острове. Карл предложил помочь ей, но со смехом заметил, что Фелипе, наверное, придет в ярость, если она заговорит на его языке со странным немецким акцентом.

Моргана невесело засмеялась.

— Он, наверное, будет достаточно резко высказываться и по поводу английского акцента. Страшно подумать, что он скажет, если я приобрету еще и чужой акцент. Он очень горд тем, что он португалец.

— У него есть основания для гордости.

— Карл,— неожиданно спросила она,— что я буду делать, когда выйду из больницы?

— Конечно, поедешь в «Паласио».

Моргана покачала головой.

— Я имею в виду — после этого. Я не могу там оставаться очень долго. Вообще никак не могу понять, почему Фелипе захотел, чтобы я там жила.

— Правда?— Он как-то странно на нее посмотрел, потом с улыбкой добавил:— Наверное, для того, чтобы проследить, чтобы ты выполняла предписание не переутомляться.

— Он меньше всего подходит для этой роли.— Уголки ее губ приподнялись в заразительной улыбке.— Я, наверное, из принципа не стану его слушаться.

Тут Карл открыто расхохотался, наблюдая за ней с удовлетворением, которое даже не пытался скрыть. Она выздоравливает с просто поразительной скоростью, и после первого тревожного периода не было даже и намеков на осложнения.

— Карл, ты когда-то предложил мне работу здесь, в больнице,— продолжала Моргана, решив выяснить то, что не давало ей покоя.— Оно остается в силе — я имею в виду, когда настолько поправлюсь, чтобы начать работать? Мисс Брутон я уже больше не понадоблюсь.

Карл в ответ так ухмыльнулся, что она не поняла, о чем он думает.

— Не отложить ли нам этот разговор до тех пор, когда ты уедешь из «Паласио»?— предложил он.— Может, ты решишь, что вместо этого хочешь чего-то совсем другого.

— А что еще может быть? Или я остаюсь на Хуамасе, или возвращаюсь в Англию, в больницу Святого Кристофера. Если я останусь здесь, я могу только работать медсестрой.

— Конечно,— невозмутимо согласился Карл и перевел разговор на другое, оставив Моргану в совершеннейшем недоумении. В конце концов она решила, что он, видимо, имел в виду, что она может предпочесть частную практику.

Одной из пациенток больницы, юной португалке, немного владевшей английским, было поручено помогать Моргане учить язык. И когда Марита в следующий раз пришла навестить Моргану, та смогла приветствовать гостью на ее родном португальском. Марита тут же разразилась потоком взволнованных португальских фраз, заставив ее признаться, что ее обучение пока только начинается. Однако сеньора Акуарас, которая на этот раз опять сопровождала дочь, выразила явное, хотя и молчаливое, одобрение достигнутыми ею успехами.

В следующий раз, когда Марита навестила ее — на этот раз в одиночку,— Моргана обнаружила, что попытки говорить по-португальски проходят успешнее. Поскольку больше делать ей было нечего, она сосредоточила все свое внимание на занятиях и, наверное, училась бы целые дни напролет, если бы Карл силком не останавливал ее.

— Вы делаете большие успехи,— сказала Марита во время очередного посещения.— И у вас хороший выговор. Фелипе будет доволен.

Моргана больше не хмурилась, слыша, как все происходящее на острове откровенно оценивается с точки зрения того, будет ли этим доволен Фелипе но мысленно посмеялась над собой из-за того, что признается в этом без раздражения.

— Кажется, он все еще в Португалии?— осторожно спросила она.

Марита кивнула.

— Но он скоро возвращается,— сказала она с хладнокровием, которое, как надеялась Моргана, ей тоже удается изобразить при разговоре о нем.

— А ваша кузина Селестина? Она тоже скоро вернется?

— Нет. Уже объявлено о ее помолвке, и она скоро выйдет замуж.

После почти незаметной паузы Моргана поспешно сказала:

— Но ведь она вернется на остров, когда выйдет замуж, правда?

Это было неизбежно с самого начала, сказала себе Моргана. Она всегда об этом знала, но до чего же мучительно больно было слышать, что об их помолвке уже объявлено. Темные глаза Селестины будут торжествующе смеяться, губы уверенно улыбаться: ведь она наконец завоевала то, что хотела: любовь Фелипе.

— К чему ей возвращаться на Хуамасу?

Вопрос Мариты прервал ее гнетущие мысли, и она вздрогнула — не столько от неожиданности, сколько от того, что Селестина забирает Фелипе с Хуамасы. Это кажется просто преступным. Фелипе так любит этот остров! Он вошел в его плоть и кровь, пусть даже у него есть поместья в Португалии и по всему свету. Невозможно думать о Хуамасе, не думая о Фелипе, и наоборот. Хуамаса и Фелипе неразрывно связаны. Будет ли он по-настоящему счастлив вдали от Хуамасы? Но, может быть, Селестина заставит его забыть об острове, который он так любит.

Тут Моргана заметила, что Марита с любопытством за ней наблюдает, и постаралась беззаботно пожать плечами.

— Я просто полюбопытствовала, только и всего.

Я думала, что когда она выйдет замуж за Фелипе, они будут жить здесь.

— Фелипе!— Казалось, Марита необъяснимо изумилась.— Она не собирается выходить замуж за Фелипе.

Пораженная Моргана неподвижно застыла. Фелипе не женится на Селестине! А Марита так смотрит на нее, словно она, Моргана, должна была всегда знать, что ничего подобного не будет, что довольно неприятно, поскольку ничто на острове не казалось столь очевидным, как то, что все действительно ожидали их женитьбы.

— Но я думала… Я хочу сказать, что, казалось, все ожидали, что они поженятся.

Марита беззаботно махнула рукой.

— В какой-то момент это действительно было так, но очень скоро стало очевидно, что он хочет жениться на ком-то другом, а Фелипе всегда поступает так, как хочет.

А вот это несомненно правда, подумала Моргана. Какая девушка сможет перед ним устоять, если он действительно вознамерится ее завоевать? Ей было стыдно, что она ревнует к какой-то незнакомке.

— Фелипе глубоко влюблен,— продолжала Марита,— и весь остров улыбается. Он слишком долго презирал любовь.

— Поэтому все рады его поражению?— не удержалась от улыбки Моргана. Похоже, то, что он не влюблялся, смотрелось очень «не по-португальски», и его друзья и врачи одинаково рады, что ему оказались не чужды человеческие слабости.

— А девушка, с которой он помолвлен,— в Португалии?

Теперь ее снедало любопытство по поводу этой незнакомой соперницы. Может быть, она сможет подарить ему такую любовь, на которую, она это знала, неглубокая натура Селестины была неспособна.

— Он еще не помолвлен,— поправила ее Марита.— Она скоро приедет в «Паласио».

— Значит, я с ней встречусь,— проговорила Моргана, делая вид, что ее это не слишком занимает.

— Возможно,— согласилась Марита, невинно глядя на подругу широко раскрытыми глазами, и Моргана поспешно переменила тему разговора.



Они проехали по хорошо знакомой дороге от Лорензито, миновали поворот на виллу «Франческа» и, наконец, остановились у высоких причудливых колонн со столь хорошо знакомым Моргане гербом Альвиро Риальта. А ведь она только второй раз проезжает через эти искусно сработанные ворота!

Слуга в зеленой ливрее снова отворил ворота с улыбкой, поклонившись мисс Брутон и Моргане, и машина снова быстро поехала по гладкой аллее, которая вела к «Паласио». Гордо выпрямленная спина Хулио говорила, что он сознает всю важность происходящего. Он доставит двух сеньорит в «Паласио», где они будут гостями сеньора, который только сегодня вернулся из Португалии, а потом вернется на виллу «Франческа», чтобы там все было готово к возвращению сеньорит.

Моргана глубоко вздохнула, когда показался дворец в дивном обрамлении тропических садов. Он по-прежнему напоминал образ из арабских сказок, но на этот раз что-то в нем покорило ее сердце.

Машина остановилась на вымощенном дворике с широкими пологими ступенями, которые вели на террасу. Почти сразу же они увидели Фелипе, спускавшегося по второй, широкой мозаичной лестнице от парадного входа с его лепными колоннами и гербом Риальта.

Он любезно приветствовал их и провел в комнату, где Моргана уже побывала,— с полом из крошечных хрупких синих плиток и высокими окнами, выходящими на мраморную террасу, с которой вела лестница в сад. Моргана гадала, помнит ли он, как в первый раз привез ее сюда, иронично-насмешливо отчитав за ее отношение к любви и за то, что она так часто надевает свою медицинскую форму. А потом — его холодную отчужденность, когда она уклонилась от одного из его вопросов. И как он принимал ее восхищение по поводу его библиотеки, когда одолжил, ей бесценную старинную книгу с легендами о короле Артуре.

Когда Фелипе подошел к знакомому буфету и налил в хрустальные рюмки сверкающую янтарную жидкость, это тоже напомнило ту, предыдущую встречу, но теперь она лучше его знала: она его любит. И ее не преследовала неотвязная мысль о том, что ее время вот-вот кончится. На этот раз она любила его и была счастлива просто находиться рядом с ним. Она отказывалась смотреть вперед, в то время, когда ей придется встретиться с девушкой, на которой он собирается жениться.

Фелипе задавал общепринятые вопросы о ее болезни, и Моргана отвечала в том же духе, не зная, как ей поблагодарить его за то, что он сделал. Эту тему было неловко затрагивать, особенно в присутствии Несты. Почти сразу же он настоял, чтобы Моргана поднялась наверх, в приготовленную для нее комнату, и отдохнула.

Моргана очень покорно повиновалась и прошла за горничной в большой холл, а оттуда по парадной лестнице наверх, в спальню, при виде которой она остановилась, восхищенно ахнув.

Пол комнаты был из бледного прохладного мрамора, а на небольшом возвышении стояла огромная резная кровать, так что надо было подняться на несколько ступенек, чтобы в нее забраться. Остальная обстановка также поражала изяществом и выдавала превосходный вкус хозяина. Высокие окна выходили на небольшой балкон, с которого был виден сад. Далеко внизу она заметила блеск воды: он исходил от расположенного в низине плавательного бассейна, вокруг которого шла широкая терраса с обязательной стеной с куполами, по которой карабкалось радостное многоцветье тропических цветов.

Моргана отвернулась от окна и обнаружила, что горничная дожидается, чтобы узнать, не потребуется ли ей что-нибудь. Моргана отпустила ее и снова вернулась к окну. Радостные цвета этого удивительного благоуханного сада делали отдых в комнате непривлекательной перспективой. Моргану наполнило чувство, которое, наверное, испытывает непослушное дитя, собирающееся поступить наперекор взрослым.

Она не останется в комнате. Пусть это означает, что она ослушается приказания Фелипе идти отдыхать, но она просто должна выйти в сад, который так настойчиво зовет ее.

Выскользнув из комнаты, она легко отыскала лестницу, виновато спустилась по ней на цыпочках, надеясь, что Фелипе не возникнет внезапно из какой-нибудь двери. Ей повезло, и она смогла незаметно проскользнуть в огромную арку парадных дверей к солнечному свету и ароматам сада.

Невольно она направилась в сторону бассейна, но тут ее внимание привлек какой-то тихий звук, и, обернувшись, она увидела крошечного белоснежного персидского котенка. Зверек явно только что открыл глазки и теперь лениво потягивался. На солнышке он разнежился и, видимо, никак не мог как следует проснуться. Моргана, которой всегда нравились кошки, улыбнулась и ласково позвала его.

Ее мягкий голос привлек внимание котенка, но он не спешил сделать над собой усилие и подойти к ней, и она ласково засмеялась.

— Наверное, ты понимаешь только португальский язык!

Она продолжала его улещивать уже на своем неуверенном португальском. Неизвестно, на самом ли деле котенок на этот раз ее понял или просто выбрал именно этот момент, но он подошел к ней на своих нежных лапках и начал тереться о ноги. Нагнувшись, Моргана подхватила его на руки и прижала пушистое тельце к себе. Ее вознаградило все усиливающееся крещендо мурлыканья, удивительно громкое для такого крошечного зверька. Она продолжала разговаривать с ним по-португальски и, только повернувшись, все еще улыбаясь довольному котеночку, обнаружила, что она уже не одна.

— Фелипе!

— Так вот как вы отдыхаете.

Он говорил по-португальски, отметив тем самым, что она овладела его родным языком, и Моргана осторожно поставила котенка на землю, чувствуя, что краснеет. Но в конце концов ей пришлось поднять голову, и она судорожно сжала за спиной руки: ведь они впервые оказались вдвоем после того эпизода в «Дескани».

— Мне не хотелось отдыхать,— кротко проговорила она по-английски.— Вы не возражаете, чтобы я сюда ходила?

— Ничуть,— ровным голосом ответил он.— Но не надо стоять на самом солнцепеке.

Его заботливость была очень трогательна, и Моргана поспешила напомнить себе, что она абсолютно ничего не значит: он просто внимателен к человеку, который так недавно был очень серьезно болен.

Он провел ее к маленькой беседке в форме пагоды и усадил на мягкие подушки сиденья. Моргане хотелось бы, чтобы он тоже сел: конечно, его близость все равно будет ее тревожить, но когда он вот так стоит над нею, глядя на нее сверху вниз с совершенно непонятным выражением лица, она чувствует себя ужасно неспокойно.

Его молчание лишило, ее равновесия, и она поспешно сказала первое, что пришло ей в голову. Замечание оказалось довольно плоским:

— Вы ведь, кажется, только сегодня вернулись из Португалии?

Наконец он пошевелился, прислонясь к одной из высоких рифленых колонн, поддерживавших крышу.

— Да. Это было неприятно, но я не имел возможности вернуться раньше. У меня оставались неоконченные дела, которыми необходимо было заняться. Я не планировал так рано окончить свою первую поездку туда, но оказалось, что меня тянет обратно на остров.

Моргана молчала, глядя на сцепленные на коленях руки. Она растерялась и не могла понять его странного поведения: казалось, оно призвано что-то скрывать и само было достаточно непонятным.

— Вы не собираетесь спросить меня, почему я вернулся?— добавил он, когда стало очевидным, что она не намерена прерывать свое молчание. Его акцент почему-то стал гораздо заметнее, чем обычно.

Теперь Моргана вынуждена была поднять голову и обнаружила, что он как-то странно на нее смотрит.

— Я сомневаюсь, чтобы вам понравилось, если бы я начала расспрашивать вас о ваших личных делах,— осторожно ответила она: ей было непонятно, не собирается ли над ее недоумевающей головой какая-то буря.

— Да… А возможно, вам просто нет до этого дела? Вы не огорчились бы, если бы больше никогда не увидели человека, который так вас раздражает.

Голос его звучал саркастически и в то же время с непонятной горечью.

А потом внезапно маска упала. Под его смуглой кожей разлилась бледность, во взгляде появилась тень незабытого страха. Стремительно протянувшись, его руки впились в ее плечи с такой силой, что она невольно сморщилась. Железными руками он заставил ее встать.

— Почему ты мне не сказала?

Все еще не понимая, что происходит,— ее мысли беспорядочно мелькали, так что она не могла понять, что именно отразилось в его взгляде,— Моргана хотела ответить уклончиво. И в то же время, когда она заметила его боль и усталость, и глубокие тени, которые легли у него под глазами, ей пришлось изо всех сил бороться с безумным желанием притянуть к себе его голову и нежными пальцами разгладить густые темные волосы.

— Я хотела, чтобы об этом никто не знал, повторила она уже привычное объяснение, снова вспомнив взгляды, которые все время так жадно следили за ней в больнице Святого Кристофера. — Я потому и уехала из Англии. Только Неста…

Она снова замолчала: выражение его лица окончательно сбило ее с толку.

— А я, конечно, не имел права знать,— обвинил ее горький голос, а жестокие пальцы сильнее сжали ее плечи.— Ты позволила бы мне уехать с Хуамасы — тебе было все равно, что я узнал бы, когда вернулся.

— Но… я не думала… Я…

Моргана замолчала. Как объяснить, что она предполагала, что это лишь мимолетно затронет его, поскольку она ничего для него не значит?

— Да — ты не думала!— Голос его был хриплым и яростным.— Тебе было совершенно все равно, что я вернусь на Хуамасу и обнаружу, что девушка, которую я люблю, умерла, пока меня не было!

Последние слова прозвучали безжизненно, но Моргана почти не обратила внимания на его тон.

— Но… не может быть…— прошептала она.

— Нет?— Его пальцы по-прежнему сжимали ей плечи, сверкающий взгляд зеленых глаз был почти невыносим.— Забавно, правда? Не желавший признавать любовь — и так попался: беспомощно лежит у ног той, которой нет до него дела. С Карлом ты готова была смеяться, но я видел в тебе только враждебность. И еще этот Филипп… То ты предпочитала Карла, то я снова был уверен, что ты по-прежнему любишь того человека, с которым была помолвлена. Я с ума сходил от мучительных сомнений, кого из них ты выберешь, а ко мне ты относилась только с неприязнью. Я должен был уехать…

Он все еще не отпускал ее. Моргана не находила слов для ответа — она была уверена, что это не может быть правдой. Это просто ее воображение наконец вышло из-под контроля и смешало мечты с действительностью. Но нет! Быстрый, страстный голос продолжал звучать в ее ушах.

— Я не мог оставаться вдали. Я должен был вернуться — и тогда…

Его голос снова прервался: у него перехватило горло при воспоминании о возвращении на Хуамасу и об одурманенном голоске, пролепетавшем ту ужасную и неожиданную новость. При виде посеревшего, искаженного страданием лица, ставшего совершенно безжизненным, Моргана не выдержала. Изумленное оцепенение, державшее ее в плену, рассеялось.

— Не надо, Фелипе! Не надо так смотреть! Крик вырвался из глубины ее сердца — и в следующую секунду он почти жестоко прильнул к ее губам. Его руки обхватили ее стальным обручем, но она была безмерно счастлива даже от самой этой боли. Он держал ее так, словно никогда больше не отпустит, как будто изголодался по ней. Даже когда он, наконец поднял голову, его руки не разжались. Моргана нисколько не сомневалась, что она ушла из реальности и бредит, как это уже было в больнице.

Неужели это — Фелипе де Альвиро Риальта? Неужели этот человек, который быстрым, страстным голосом шепчет ей едва понятные признания,— это бесстрастно-ледяной хозяин Хуамасы?

— Не может быть, чтобы ты меня любил!— проговорила она, наконец чуть слышным, изумленным голосом, несмотря на то, что его поцелуй сказал ей совершенно противоположное.

Фелипе рассмеялся — негромко, но с глубоким торжеством, потому что губы Морганы выдали ее.

— Так в это очень трудно поверить?

И словно для того, чтобы доказать ей, что это правда, он снова поцеловал ее. Сначала он долго едва касался ее губ, потом его губы скользнули к нежной ямочке у шеи. Встретившись со взглядом Фелипе, Моргана почувствовала словно легкий удар тока — так много сказал ей этот взгляд. Глаза Фелипе окутали ее теплой властью, так что она вынуждена была потупиться, и на ее щеках выступила яркая краска смущения. И все же она чувствовала необходимость снова и снова глядеть на него: никогда прежде она не видела его таким — открытым и почти по-мальчишески радостным.

Фелипе чуть отстранил ее, улыбаясь навстречу ее взгляду.

— Ну, теперь ты убедилась? По-моему, это началось с той минуты, как ты стояла в своей белой форме, такая чопорная и вежливая, и отказывалась провести меня к мисс Брутон.

— С того времени! — Моргана недоверчиво посмотрела на него. Как это могло начаться в ту минуту, когда они безмолвно признали возникшую между ними неприязнь, когда карие глаза столкнулись с зелеными и выразили взаимное раздражение?

Фелипе снова притянул ее к себе, словно для него было невыносимо отпустить ее, и его пальцы нежно прикоснулись к золотисто-коричневым завиткам, которые снова пришлось остричь накоротко.

— Помнишь, что я сказал тебе: любовь приходит быстро, при первой же встрече. Ты мне тогда даже не понравилась, но я не мог тебя забыть. Даже в ту первую ночь ты нарушила мой сон, а сколько раз я с тех пор лежал без сна всю ночь — я потерял этому счет! Но я не знал, что со мной происходит, пока Марита не предложила тебе встретиться с Карлом. Ты не знаешь, как жестоко ревность терзает сердце.— Голос его вдруг зазвучал с тревожной настойчивостью:— Ты не любила его, дорогая?

Моргана покачала головой.

— Никогда. Мы с Карлом оба признались друг другу, что наша дружба именно потому такая непринужденная, что мы нисколько друг в друга не влюблены. И не влюбимся.

— А этот Филипп — ты не жалеешь о неудавшейся помолвке?

Ей казалось диким, что он может быть настолько неуверен и обеспокоен тем, как она ответит на такой вопрос. Как он может не знать, что он всегда будет на первом месте в сердце любой женщины? Она начала забывать Филиппа с момента встречи с Фелипе, и ее антагонизм был всего лишь испуганной реакцией женщины, оказавшейся перед лицом судьбы. В ее сердце никому не было места с тех пор, как она встретилась враждебным взглядом с этими изумрудными глазами, пусть она даже не признавалась себе в этом до того вечера в садах «Дескани».

Она улыбнулась, прикасаясь к жестким черным волосам, чего ей всегда так хотелось. Их мужественная упругость была наслаждением. Фелипе поймал ее руку и поднес ее пальцы к губам. Его взгляд стал необыкновенно теплым.

— Я еще до праздника цветов знала, что больше не люблю Филиппа. Да это вообще и не было настоящей любовью — всего лишь увлечением.

— Но все равно ты в это время меня совсем не любила.

Он говорил очень сухо. В глазах Морганы запрыгали озорные искры.

— В тот день я готова была тебя придушить, — откровенно призналась она, — Ты вел себя просто отвратительно.

— У меня на то была причина,— парировал Фелипе.— Разве ты не знаешь, что такое ревность? Сначала я застаю тебя с Карлом — и ты разговариваешь по-немецки, тогда как все время отказывалась учить португальский! На какую-то минуту, во время соревнований лодок, мне показалось, что твоя нелюбовь ко мне немного приуменьшилась. Сердце цепляется даже за самые мелочи, и мне было так приятно, когда Карл объединил наши морские державы. А потом, как только он ушел, ты снова стала напряженной и враждебной.

На этих словах его голос зазвучал мрачно, и темные брови хмуро сдвинулись. Моргана прикоснулась к его лбу пальцами, нежно его разгладив.

— Я подумала, что тебе хочется поскорее от меня избавиться,— виновато пробормотала она.— Я приняла решение, что тебе не придется долго меня терпеть.

Она неудачно выбрала слова — они слишком определенно напомнили ему о том случае, когда она сказала практически то же самое. Лицо его исказилось, руки больно обхватили ее плечи.

— Никогда больше такого не говори. Когда я вспоминаю, как чуть не потерял тебя — безвозвратно…

— Я думала, что больше никогда не увижу тебя после того столкновения в «Дескани».— Она уткнулась ему в плечо, так что голос ее стал еле слышен.— Тогда мне было все равно, что со мной будет.

Надо было объясниться еще по одному поводу, и она чуть высвободилась из его рук, чтобы смотреть ему в лицо.

— Я ведь и правда встречалась в тот день с Филиппом не по доброй воле. Пожалуйста, поверь мне, Фелипе. Я не могу тебе больше ничего сказать, потому что это касается не только меня.

Фелипе вдруг улыбнулся:

— Тут не обошлось без маленькой Мариты?

Это последнее свидетельство его сверхъестественной проницательности заставило Моргану широко раскрыть глаза. Потом, поняв, что ее лицо все равно ее выдало, она кивнула.

— Как ты узнал?

— Я не знал, но я как-то предупредил Мариту, что ей не разрешается встречаться с Лейландом.

Зная, что он никому не расскажет, так что секрету Мариты ничего не грозит, Моргана подробно рассказала все, что произошло. Глядя в его суровое лицо, она чувствовала некоторые опасения.

— Он тебя больше не побеспокоит,— сказал Фелипе, когда она замолчала.— Он уже уехал с острова.

В этот момент ей на память пришли слова Мариты, и она вдруг почувствовала холод сомнений. Она отстранилась от него, хотя твердо знала одно — ей никогда не хотелось бы покидать кольцо его рук.

— Фелипе… Марита сказала, что весь остров знает о том, что есть кто-то, на ком ты хочешь жениться… Она говорила, что я увижу ее в «Паласио».

Фелипе засмеялся.

— Не сомневаюсь, что сейчас уже все это знают,— поддразнил он ее.

Моргана попыталась спрятать холодное сомнение, сжавшее ей сердце. Наверное, есть еще какое-то объяснение возможному смыслу замечания Мараты — не то, которое она, Моргана, сочла единственно возможным. Кроме того, Фелипе казался совершенно другим: он смотрел на нее почти со злорадством.

— Марита — маленькая лисичка,— сказал он, мягко засмеявшись.— Пройдем обратно в дом. Я хочу познакомить тебя кое с кем.

Он взял ее за руку и быстро провел по саду, по лестнице, ведущей на террасу, и оттуда через стеклянные двери — в комнату, которой она прежде не видела. По меркам «Паласио» она была небольшой, а стены ее целиком состояли из зеркал, в которых они отразились бессчетное количество раз.

— Вот девушка, на которой я хочу жениться,— объяснил Фелипе, указав на множащиеся отражения,— когда она сердится… или непокорна… но больше всего — когда она меня любит,— мягко договорил он.

— Я не могу поверить, что это действительно так.— Имея столь многое, как он может хотеть сделать ее своей женой?— Почему ты хочешь на мне жениться?— вслух спросила она.— Я такая обычная. И откуда тебе знать: может, я выхожу за тебя из-за твоих денег или титула?

В его взгляде снова появилась привычная насмешливость.

— А ты из-за этого за меня выходишь?

Она невольно возмущенно приподняла голову:

— Если ты так думаешь…

Рассмеявшись, Фелипе снова обнял ее и начал целовать, пока она не задохнулась. Протестуя и смеясь, она снова оказалась целиком во власти мрачного очарования, с которым так долго боролась.

Когда Фелипе наконец, отпустил ее и всмотрелся в ее лицо, приподняв бровь с привычной ироничной насмешкой, в его взгляде была нежность.

— По-моему, ты так не сопротивлялась бы, если бы я не был маркизом де Альвиро Риальта,— заметил он несколько раздражающим тоном. — Я прав?

— Вы совершенно правы!

Голос Несты заставил их обоих обернуться: она стояла в дверях, ужасно довольная, и снисходительно-насмешливо им улыбалась.

— Я постучала,— виновато объяснила она,— но вы, очевидно, меня не услышали.— Неста переводила взгляд с Фелипе на Моргану, и улыбка ее становилась все шире.— Она ведь специально надевала свою сестринскую форму, чтобы вам досадить,— добавила она, бесстыдно выдав Моргану. Фелипе посмотрел на девушку, стоявшую рядом с ним и улыбавшуюся ему озорно и без тени раскаяния.

— Вот как?— Его голос звучал с прежней светской любезностью, а взгляд был одновременно насмешливым и ласковым.— Никогда бы этому не поверил,— добавил он, ясно показывая, что нисколько в этом не сомневался.

Моргана была совершенно уверена, что на ее лице воцарилась широкая идиотская улыбка, но она ничего не могла с собой поделать. Как бы то ни было, пусть даже Неста и смеялась над ней, но ее симпатия и понимание были очевидны.

— Теперь, когда все наконец уладилось, остров станет намного счастливее,— заметила пожилая женщина, бросая взгляд на девушку, которая приехала сюда умирать, а вместо этого нашла на острове жизнь и любовь.

— Вы хотите сказать, что это обо мне говорил весь остров?— поразилась внезапной догадке Моргана.

— После своего стремительного броска на континент он выдал себя с головой. Остров был в восторге. Единственное, чего недоставало,— это официального известия о вашей помолвке.— Неста попятилась к двери, так что они не успели ее остановить. А теперь… я сюда пришла из-за какого-то пустяка, который не имеет абсолютно никакого значения. Это может подождать.

Она быстро выскользнула из комнаты, закрыв за собой дверь.

— Дорогой…— начала Моргана, и замолчала, взглянув в теплые изумрудные глаза, наблюдавшие за ней. Она собиралась сделать какое-то пустяковое замечание, которое уже начало исчезать у нее из памяти.— Дорогой, я тебя так сильно люблю!— сказала она вместо этого.

Фелипе, который явно не мог оставаться равнодушным к таким словам, снова притянул ее к себе.

Его пальцы прикоснулись к серебряному ожерелью с кружочками, надписи на которых просили о тревожной и опасной любви, любви, которая столько потребует — и так много даст взамен.

— Вот так между нами и будет,— нежно-настойчиво проговорил он.— Ты не боишься выйти замуж за португальца, любимая?

— Как я могу бояться, когда я тебя люблю?— тихо ответила Моргана: она говорила по-португальски, чтобы показать ему, что действительно все понимает, знает, что их отношения никогда не разрушатся, они — на все время.

Времени вовсе не мало. У них теперь куча времени. Целая жизнь, целая вечность.



home | my bookshelf | | Так мало времени |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 18
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу