Book: Предательство братаґ



Ричард Хардвик

Предательство брата


Предательство братаґ

Последние годы жизнь Курта Пеннингтона была одним сплошным разочарованием. Самым обидным было то, что все проблемы легко решались, если бы брат Этан был хотя бы немного сговорчивее. Поскольку рассчитывать на это было бесполезно, Курт в очередной раз отправился за помощью к сестре. Норма, как обычно, вязала на веранде.

— Сестренка, я опять на мели. Нужны хотя бы пара сотен долларов. Не выручишь? Деньги верну очень быстро.

Норма Пеннингтон положила вязание на колени и посмотрела на Курта. Она была на два года моложе, но относилась к нему как к ребенку. Причины его нынешних бед не были для нее секретом. Бенджи Никс отказывался принимать от Курта ставки, пока тот не вернет хотя бы часть долгов. Чарлен Норрел любила жить на широкую ногу. Еще, конечно, модная одежда, навороченный музыкальный центр, спортивная машина, поездка в Лас-Вегас. Все это требовало денег.

— Неужели ты опять играл в карты, брат? Ты же знаешь, как к ним относится Этан.

— К черту Этана! — вскипел Курт. — Нет, я не играл. Деньги мне кровь из носу нужны сегодня. Это он во всем виноват. Знает же прекрасно, что я не могу жить на пятьдесят долларов в неделю.

Для Этана Пеннингтона фамильная честь была превыше всего. Он упрятал в психушку родного отца, когда его выходки начали угрожать имени и деньгам Пеннингтонов. Избавившись от отца, Этан вот уже десять лет был главой семьи и ловко вел корабль Пеннингтонов среди рифов и мелей.

— Вспомни, когда мы подписывали бумаги, он говорил по-другому, обещал золотые горы. Но стоило ему наложить лапу на состояние, как он первым же делом посадил нас с тобой на жалкие полсотни в неделю. Этот Этан…

— Я не ослышался? Кто-то назвал мое имя? — Через высокое окно-дверь на веранду вышел отлично одетый мужчина с животиком.

— Не ослышался! — с вызовом ответил Курт. — Отец выдавал мне тысячу в месяц. Ты обещал еще больше, если я поддержу тебя и помогу упрятать его в… как ты это называешь?.. дом отдыха!

— Надеюсь, ты извлек из этого урок, Курт? — Толстые губы Этана раздвинулись в усмешке. — Понял, что слова только сотрясают воздух? Я как старший сын и наследник обязан хранить семейное состояние. Считаю, что полсотни в неделю на карманные расходы вполне приличные деньги. Даже чересчур. Чтобы отучить тебя от карт, пьянок и женщин, возможно, придется сократить твое денежное довольствие.

С этими словами он скрылся в доме. Курт беспомощно посмотрел ему вслед, вновь сел в кресло и обратился к Норме:

— Ну так как, сестренка? Всего лишь две сотни. Клянусь, ты быстро получишь их назад…

Чарлен Норрел была ровесницей Нормы, но на этом их сходство заканчивалось. Чарлен была высокой и красивой и владела галантерейным магазином. В шесть часов вечера она закрыла магазин, вошла в бар и села за угловой столик, где ее ждал угрюмый Курт Пеннингтон.

— Получилось что-нибудь с Этаном? — поинтересовалась она.

— Норма дала двести долларов, — покачал он головой. — Половину отдал Бенджи в счет долгов, а вторую поставил на кобылу, которая пришла к финишу предпоследней.

Бармен принес Чарлен бокал с ее любимым шампанским. Она сделала большой глоток и похлопала Курта по руке.

— Жалко, милый. Ребята на этой неделе едут в горы. Говорят, там еще лежит хороший снег и можно кататься на лыжах.

Курт уныло уставился на полупустой стакан пива, как будто надеялся найти в нем решение своих проблем.

— Ты едешь? — спросил он.

— Естественно, малыш. Ты же знаешь, как я люблю горы.

— С Эдди?

Она вновь кивнула.

— Конечно, я хотела бы, чтобы на его месте оказался ты. Честное слово, Курт. Но без денег какой смысл вообще ехать… Не пойму, как ты миришься со своим скрягой братцем? Я бы не смогла.

— А что я могу сделать?

Она сделала еще глоток и задумчиво сказала после небольшой паузы:

— Я думала над твоими словами. Знаешь, по-моему, можно все сделать так, что он тебя ни в чем не заподозрит.

— Как? — нахмурился он.

— Предположим, ты скажешь ему, что сильно влип и что тебе необходимы десять штук, чтобы выпутаться. Ты же говорил, что он помешан на фамильной чести и прочей ерунде.

— Ничего не выйдет, — вздохнул Пеннингтон. — Я и сам об этом думал. Этан очень умный и хитрый. Он наверняка потребует доказательств, и тогда конец.

Чарлен отодвинула бокал, наклонилась к собеседнику и тихо сказала:

— Ну так дай ему доказательство. — Она внимательно огляделась по сторонам. — Скажи, что я тебя шантажирую. Все очень просто.

Курт растерянно потер глаза. Об этом он не думал.

— Это будет наше с тобой личное дело. Сам подумай: ни для кого в городе не секрет, что тебе постоянно нужны деньги и что Этан дает тебе сущие крохи. Предположим, ты украдешь несколько чеков и подделаешь на них подписи.

— Чьих чеков?

— Мне что, все тебе разжевывать? — рассердилась девушка. — Едва ли Этану покажется странным, что у тебя появились чеки «Бон Тона». Я, естественно, узнаю об этом и скажу ему, что если он не хочет, чтобы я обращалась в полицию и славное имя Пеннингтонов пачкали в судах, пусть платит десять тысяч.

Раньше Курту только казалось, что в хорошенькой головке Чарлен скрывается острый и энергичный ум. Сейчас он был в этом уверен.

— А знаешь, — после продолжительной паузы сказал он, допивая пиво одним глотком, — это может сработать.

— Пойду в туалет попудрю носик, милый. — Она подтолкнула ему сумочку длинными изящными пальцами с красными ногтями. — В ней моя чековая книжка.

Чарлен Норрел направилась к двери с табличкой «Дамы», элегантно покачивая бедрами. Курт внимательно посмотрел по сторонам. Бармен мыл стаканы, отвернувшись от него, другие посетители были заняты разговорами и даже не смотрели в его сторону. Он быстро достал из сумочки чековую книжку и вырвал из нее несколько чеков.

— Пит! — крикнул Курт Пеннингтон. — Принеси Чарлен еще шампанского, а мне скотч…

Этан стоял у высокого окна и, сцепив руки за спиной так, что побелели пальцы, смотрел ничего не видящим взглядом на залитый солнцем сад.

— Хорошо, Курт. Теперь расскажи все подробно, и да поможет тебе Бог, если ты пытаешься меня обмануть!

— Какое там обмануть! — убедительно обиделся Курт. — Мне и в голову не могло прийти, что Чарлен способна на такую подлость. Я расплатился чеками в баре. Пит меня знает, поэтому сначала он ничего не сказал. В понедельник Чарлен вернулась в город, и он предъявил ей чеки. Она заплатила и пришла ко мне. Десять тысяч долларов или тюрьма.

— Передай этой Чарлен, что я хочу поговорить с ней, — сказал Этан после долгой паузы. — Скажи, чтобы она была здесь ровно в час! А сам лучше уйди, Курт! Я все сделаю сам.

Курт подошел к столу, снял трубку и начал набирать номер…

Половина второго, Чарлен уже полчаса как разговаривает с Этаном. Курт нервно вылил остатки пива из бутылки в стакан.

Зазвонил телефон. Бармен снял трубку, приподнял брови и, не сводя взгляда с Курта, едва слышно произнес: «Это тебя. Будешь говорить?»

Курт кивнул.

— Алло?

— Курт? — Это был Этан. — Немедленно приезжай.

— Что случилось?

— Не твое дело! Приезжай! — И Этан бросил трубку…

— Никак не могу понять, как ты, Пеннингтон, мог связаться с такой женщиной!

— Что случилось? — спросил Курт.

— Она удвоила сумму выкупа! Велела мне, Этану Пеннингтону, заплатить через три дня двадцать тысяч долларов. Но я не собираюсь платить. Может, тебе удастся уговорить ее хотя бы вернуться к первоначальной сумме?

— Я попробую, Этан. — Курт выпрямился и приложил правую руку к груди. — Ради Пеннингтонов я готов на все…

— Ты бы его видела. У него разве что пена изо рта не шла! — со смехом сказал Курт Чарлен.

— Не вижу здесь ничего смешного. Именно такой реакции я и ждала. Я могу сделать с ним все, что захочу, и он это знает.

С лица Курта сошла улыбка.

— Ты хочешь сказать, что мы можем делать с ним все, что захотим?

Она достала из сумочки пилочку для ногтей и пожала плечами. Только сейчас он понял, что перед ним умная и вероломная женщина, готовая на любую подлость.

— Значит, это не шутка? — едва не расплакался он. — Ты на самом деле собираешься шантажировать Этана? А я останусь в стороне?

— Да, мы партнеры, но на много можешь не рассчитывать.

— Сколько?

— Пять тысяч.

— Мне пять, а тебе пятнадцать? — возмутился Пеннингтон. — А если я пойду к Этану и во всем признаюсь?

— Ну и что толку, милый? У меня чеки, подписи на которых ты подделал. Это ничего не меняет… Иди к своему большому брату и скажи, что пора принимать решение. Или он платит, или… — Она с печальной улыбкой перегнулась через стол и похлопала его по руке.

Курт вернулся домой и рассказал брату, что ничего не получилось. Этан пришел в ярость, потом немного успокоился и сказал со странной улыбкой:

— Она будет шантажировать нас вечно. Выход только один — укоротить ее жизнь.

Курт отпрянул от старшего брата.

— Ты что, предлагаешь, чтобы мы убили Чарлен?

— Я не предлагаю, чтобы мы убивали Чарлен, — покачал головой Этан Пеннингтон. — Я предлагаю, чтобы это сделал ты.

— Я… я не смогу убить человека, Этан, — пробормотал Курт.

— В словаре Пеннингтонов нет слова «не могу». Считай это самозащитой. Эта женщина угрожает нам всем.

— Ты прав, Этан, — кивнул Курт после долгой паузы. — Мы не можем позволить, чтобы нас шантажировали.

— Я надеялся, что ты поймешь это, брат, — по-отечески улыбнулся Этан. — А теперь давай обсудим детали. По-моему, лучше всего ее застрелить.

— Разумно. Чарлен живет за городом. Соседей поблизости нет, выстрел никто не услышит… У отца был револьвер. Что с ним случилось?

— Лежит у меня в сейфе. Но разумно ли им пользоваться?

— Разумнее, чем покупать новый.

— Ты прав, — согласился Этан. Он достал из сейфа револьвер с коробкой патронов и закрыл сейф. — На всякий случай сначала немного потренируйся. Из него давно не стреляли. Когда ты собираешься это сделать?

— Сегодня вечером.

— Если понадобится алиби, скажем, что мы всю ночь обсуждали семейные дела.

— Нужны деньги, Этан. Вдруг она спрятала чек. Сначала придется пообещать ей деньги. Стрелять буду, когда она принесет чеки.

— Подожди здесь, — неохотно согласился Этан. — Съезжу в город за деньгами.

Курт позвонил Чарлен и сообщил, что брат поехал за деньгами.

— Он хочет, чтобы я привез их тебе домой вечером. Одиннадцать часов устроят?

— Меня устроит любое время, милый… И захвати бутылку шампанского. Нужно отпраздновать это событие.

— Конечно. — Он дотронулся до револьвера. — До вечера…

Когда к дому подъехала машина, Норма Пеннингтон вязала свитер для Курта. Она не знала сидевшего за рулем молодого человека. Рядом с ним сидел Том Коггинс. Он много лет возглавлял полицию их городка.

Коггинс выбрался из машины и направился к ней.

— Доброе утро, мисс Норма! — поздоровался он, дотронувшись до козырька фуражки. — Этан дома?

— Что… что-то случилось, шеф Коггинс?

Полицейский снял фуражку и вытер лицо платком.

— Боюсь, случилось. Ночью была убита Чарлен Норрел.

— Чарлен!..

— Если вы не возражаете, я хотел бы поговорить с Этаном.

— Я… я скажу ему, что вы приехали. — Она попятилась, потом повернулась и вбежала в дом.

Этан работал над документами в кабинете.

— Полиция, брат! — задыхаясь от бега, сообщила Норма. — Эта… эта женщина… подруга Курта… ее убили.

— Где они? — спокойно спросил Этан.

— Кто?

— Полиция, дура.

— В саду. — Она махнула рукой куда-то в сторону. — Шеф Коггинс и с ним еще кто-то.

— А Курт где?

— Кажется, еще спит. Я слышала, как он вернулся домой в половине пятого утра. Наверное, опять пропьянствовал всю ночь.

— Не сомневаюсь. Разбуди его и скажи, чтобы немедленно спускался. Я поговорю с Коггинсом.

Дверь открылась, и в кабинет вошли Коггинс и молодой полицейский.

— Извиняюсь, что вошел без приглашения, Этан, — сказал Коггинс вместо приветствия, — но дело не терпит отлагательств.

Этан был явно недоволен. Он кивнул и бросил сестре:

— Сходи за Куртом, Норма.

— Она рассказала, зачем мы приехали? — поинтересовался начальник полиции.

— Кто-то убил Норрел? Надеюсь, вам известно, что Курт был не единственным мужчиной, с которым она встречалась?

— Надеюсь, обо мне не говорят плохо? — в комнату вошел заспанный Курт.

— Ничего не говори, — первым делом предупредил его Этан, потом повернулся к полицейским. — Мы с Куртом всю ночь работали в этом кабинете, с девяти часов вечера до восьми утра. Он…

— Боюсь, это не поможет, Этан, — тяжело вздохнул шеф полиции и повернулся к подчиненному. Тот достал из кармана револьвер. — Мы нашли этот револьвер около дома мисс Норрел. Похоже, его обронил убийца. Он зарегистрирован на имя вашего отца, Трэвера Пеннингтона, но поскольку последние десять лет Трэвер находится в больнице…

— Но это же тот револьвер, который лежит у тебя в сейфе, Этан! — воскликнула Норма.

— Не лезь в это, сестра! — рявкнул Этан и хмуро посмотрел на Коггинса. — Я еще раз повторяю, что мы с Куртом всю ночь проговорили в этом кабинете.

Курт ухмыльнулся и покачал головой.

— Извини, Этан, но я не могу подтвердить твои слова. Дело в том, что шеф взял меня вчера ночью, вернее, сегодня. В четвертом часу.

— Верно, — вмешался в разговор Коггинс. — Мы сделали налет на заведение Бенджи, сегодня там как раз играли по-крупному. Курт был одним из задержанных игроков. Они играли с восьми часов вечера, а судмедэксперт уверен, что Чарлен убили в районе полуночи.

— Деньги, — тихо подсказал молодой полицейский начальнику.

— Да. Этан, вы вчера, случайно, не взяли в банке довольно крупную сумму денег?

— К чему вы клоните? — возмутился Этан Пеннингтон.

— Кто-нибудь может подтвердить, что с одиннадцати вечера до часа ночи вы находились дома? Что нам еще остается думать: револьвер, деньги… — пожал плечами шеф полиции. — Может, она пыталась вас шантажировать, Этан?

Курт сделал шаг и оказался между полицейскими и братом.

— Мы, Пеннингтоны, друг за друга стеной, шеф Коггинс. Этан, возможно, не знает своих прав, но мне они известны. Он может не отвечать на ваши вопросы без присутствия своего адвоката. — Он повернулся к брату и смело улыбнулся. — Выше голову, Этан. Я найму тебе лучшего адвоката.






home | my bookshelf | | Предательство братаґ |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу