Book: К столетию открытия фотографии - 1938 г.



К столетию открытия фотографии - 1938 г.


ДАГЕРР, НЬЕПС, ТАЛЬБОТ


К столетию открытия фотографии - 1938 г.


1839 год вошел в историю мировой науки, в историю человеческой культуры как дата изобретения фотографии. В этом году была практически осуществлена идея закрепления изображений, получаемых при помощи света (отсюда и название: фотография, т.е. светопись), и широко опубликован первый способ закрепления таких изображений.


Сама эта идея и способ ее осуществления возникли не внезапно, не в результате счастливой случайности, не вследствие исключительного таланта или гениальности какого-либо одного научного исследователя или изобретателя.


Как и все другие величайшие открытия в области науки и техники, изобретение фотографики является результатом труда нескольких поколений ученых и изобретателей. Оно было подготовлено и обусловлено рядом предшествующих социально-экономических факторов, рядом изобретений и усовершенствований в области физики и химии, - наук, от которых произошла и с которыми органически связана фотография.


Совершенно очевидно, что задолго до того, как возникла идея закрепления изображения на светочувствительной поверхности, должен был быть сконструирован прибор, при помощи которого можно было бы получить, - хотя бы еще и не в закрепленном виде, - достаточно четкие изображения или, может быть вернее, отображения предметов внешнего мира. Идея такого прибора возникла еще y гениального итальянского художника и ученого эпохи Возрождения - Леонардо да Винчи (1452-1519). Он одним из первых обратил внимание на то, что если в ставне окна сделать небольшое отверстие, то на стене, противоположной окну, появляется изображение внешних предметов.


Камера-обскура первоначальной конструкции


Несколько позже соотечественник Леонардо да Винчи - физик Джиованни Порта - додумался и использовал стекло-чечевицу, вставленную в отверстие ставня, а затем сконструировал переносную камеру - обскуру (темную камеру), которая при помощи зеркала или призмы лучи от внешнего предмета отражала на столик или бумагу, служившие экраном. Тот же Порта, живший в XVI веке, сконструировал камеру-обскуру в виде ящика, от которого, вне всякого сомнения, и произошел наш современный фотографический аппарат. Но от создания камеры-обскуры до изобретения фотографии было далеко. На то, чтобы разработать способы закрепления изображений, получаемых посредством камеры-обскуры, потребовалось свыше двух столетий. В этот период усовершенствовалась и камера-обскура, - над ее улучшением, как мы узнаем ниже, продолжали работать современники изобретения фотографии и люди, с именем которых связано это открытие. Практически камера-обскура в этот период применялась исключительно для копирования путем зарисовки от руки контуров полученных изображений.


Изобретение фотографии в значительной мере приблизили успехи, достигнутые химией в XVIII веке и особенно в первой половине XIX века. Химия, разрабатывая проблемы влияния света на различные органические вещества, открывая новые химические элементы и устанавливая их свойства, в том числе светочувствительность, подсказала идею возможности закрепления изображений, получаемых при помощи света, и непосредственно подготовила разработку способов этого закрепления.


Необходимо подчеркнуть, что в развитии наук, в том числе и самой химии в указанныйi период огромную роль сыграли такие социально-экономические факторы, как Великая французская буржуазно-демократическая революция, со 150-летием которой совпадает 100-летие фотографии, наполеоновские войны, революции первой половины XIX века, - именно они обусловили те экономические сдвиги, которые подготовили развитие промышленности и благоприятствовали практическому применению и освоению достижений химии как в промышленности, так и в самых различных прикладных отраслях. Эти же социально-экономические факторы и сдвиги несомненно способствовали зарождению идеи светописи и ускорению ее осуществления.


Физика и химия, подготовляя изобретение фотографии и помогая этому делу, вместе с тем сами крайне остро нуждались в подобного рода усовершенствовании для дальнейшей точной разработки ряда своих собственных проблем, чем и объясняется исключительный интерес к фотографии со стороны самых передовых физиков и химиков того времени.


Собственно изобретение фотографии - практическая разработка первого способа прочного закрепления изображений, полученных при помощи света, посредством камеры-обскуры, - принадлежит французу Луи Жак Мандэ Дагерру, окончательно разработавшему и широко опубликовавшему свое открытие в 1839 г. Ряд лет {1829-1833 гг.) Дагерр работал над осуществлением этого изобретения совместно со своим соотечественником Жозефом Нисефором Ньепсом. Вскоре после опубликования изобретения Дагерра англичанин Генри Фокс Тальбот практически разработал способы размножения и увеличения фотографий. С этими тремя именами в первую очередь связано одно из величайших изобретений, безмерно обогативших человечество. О них следует вспомнить и рассказать в связи со столетием фотографии.


I


Луи Жак Мандэ Дагерр родился во Франции 18 ноября 1787 г., в самый канун Великой французской революции. В стране в это время уже нарастало революционное брожение. Парижане открытю поносили "Мадам Дефицит" (королеву Марию Антуанету), волочили по грязи чучело ее наперсницы - герцогани Полиньяк, требовали созыва Генеральных штатов.


Отец Дагерра - Луи Жак служил тогда в суде в Кормей-ан-Паризис, близ Аржантэна (к западу от Парижа), отнесенном учредительным собранием (в 1789 г.) к департаменту Сены и Уазы. После реформы суда - замены чиновного суда судом присяжных - отец Дагерра оставил должность судебного исполнителя, перебрался с семьей в Орлеан, где и устроился чиновником королевского государственного имения.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Луи Жак Дагерр


Обнаружив у сына интерес и способности к рисованию, а также желая подготовить его к какой-либо свободной профессии, родители определили двенадцатилетнего Луи в Орлеанскую рисовальную школу, а через четыре года отдали в обучение к художнику-декоратору Дегатти. Выбор профессии и патрона оказался как нельзя более удачным: Дагерр проявил особенное понимание перспективы и освещения, у него развился художественный вкус, он с большим мастерством подбирал декоративные световые эффекты. Сохранились сведения о том, что в период расцвета наполеоновской империи художник-декоратор Дагерр с неизменным успехом писал декорации для парижских театров. Однако эта работа мало удовлетворяла Дагерра, не давая достаточно широкого и специального применения его искусству. Он предпочел заняться изготовлением красочных видовых панорам, которые размещались в просторных, зачастую специально сооруженных залах, а иногда и просто в балаганах, и были в те годы таким же излюбленным массовым зрелищем жителей больших европейских городов, как в наше время - кино. В сотрудничестве с другими художниками молодой Дагерр писал грандиозные панорамы Рима, Неаполя, Афин, Иерусалима и других исторических мест, пользовавшихся популярностью среди туристов. Эти панорамы выставлялись в Париже, и, посещая их за скромную входную плату, парижане получали возможность ознакомиться с прославленными памятниками старины и искусства, не выезжая из своего родного города ‹…›


В эти годы художник-декоратор Дагерр сообщил своему товарищу по ремеслу художнику Бутону идею создания новой усовершенствованной панорамы. Они привлекают к работе учеников Дагерра - Ипполита Шеброна и Шарля Ароусмита - и в сравнительно короткое время осуществляют эту идею.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Диорама Дагерра и Бутона в Париже


"Диорама", сконструированная Дагерром, состояла из больших картин, построенных иногда в несколько планов, причем на первом плане некоторых картин располагались декоративные предметы. Картины были нарисованы по обе стороны полотна красками различной плотности, попеременно освещались спереди и сзади светом, который в сочетании с красками на полотне создавал полную иллюзию естественного утреннего, дневного, вечернего и ночного освещения. Кроме световых эффектов в диораме применялись и звуковые.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Полотно, входившее в состав одной из диорам Дагерра.


Содержание картин было самое разнообразное, рассчитанное в основном на максимальный декоративный эффект. В диораме показывали вулкан Везувий в спокойном состоянии при дневном освещении, ночью в момент извержения; показывали город Эдинбург - столицу Шотландии - под лучами солнца, а затем - в огне пожара, происшедшего во время оккупации города армией Кромвеля (1651 г.). Показывали "драму в Гольдау" - в швейцарском кантоне Швиц, где в 1806 г. колоссальная горная лавина поглотила несколько деревень. Демонстрация этой картины начиналась мирным швейцарским ландшафтом, который затем при сверкании молний и громовых раскатах исчезал под страшным натиском обрушившихся скал. В угоду вкусам правоверных католиков Дагерр показывал в диораме внутренность церкви Сент-Этьен дю-Мон сперва утром, с пустыми скамьями, а затем во время вечернего богослужения, заполненную молящимися, освещенную светом паникадил, сверкающую хоругвями и облачением священников. Перспектива и освещение этой картииы были столь совершенными, что сохранился рассказ, будто бы один крестьянин, смотревший эту картину, бросил на ее плоскость монету, чтобы убедиться, действительно ли это картина.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

К столетию открытия фотографии - 1938 г.

"Кадры" диорамы Дагерра


Хозяином и постоянным художественным руководителем диорамы был сам Дагерр. Дела диорамы он вел достаточно предприимчиво и успешно. Входная плата была довольно высокой, но диорама быстро завоевала большую популярность и хорошо посещалась как парижанами, так и многочисленными туристами. Принимая посетителей, Дагерр проявлял себя весьма любезным хозяином. Диорама помогала ему устанавливать знакомства и связи, столь необходимые в те времена беззастенчивого протекционизма.


II


Сохранилось весьма любопытное описание диорамы Дагерра, сделанное забытым ныне немецким писателем и актером Августом Левальдом. Это описание включено в VII том сочинений Левальда, изданных Брокгаузом в 1845 г. (стр. 348) и называется "Завтрак у Дагерра".


Будучи в Париже летом 1832 г., Левальд проводил время в кругу туристов, среди которых оказалась одна романтически настроенная и безнадежно скучающая англичанка. Все попытки развлечь эту англичанку оставались тщетными. Она заявила, что ее раздражают шум и сутолока большого города, и что она мечтает о тихом одиночестве на лоне природы.


Тогда Левальд, успевший влюбиться в англичанку, предложил всей компании отправиться на улицу Сансон, в дагерровский "Зал чудес", как тогда называли диораму. И вот что они там увидели:

"Здесь не было театра, не было кулис. Мы находились в стенах швейцарского крестьянского домика. Несколько деревенских орудий лежали тут и там, - казалось, будто бы наше неожиданное посещение спугнуло робких жителей этого домика.

Мы увидели перед собою небольшой дворик, окруженный постройками. Направо было открыто окошко, сквозь которое виднелось развешенное белье; тут же стояла прялка, лежал топор; около сарая были сложены дрова, а слева в хлеве блеяла коза. Мы слышали мелодический звук колокольчика, раздававшийся вдали.

А дальше, - что за вид! Покрытая снегом долина, охраняемая горными исполинами. Уже не подлежало сомнению что именно мы видим перед собой. Я протянул руку и стал объяснять:

- Перед нами Шамоникс, 3174 фута над уровнем моря. Слева от нас - Монтанвер, его белая шапка возвышается над темной зеленью соснового леса. Посередине - величественная громада Громедара, самого высокого пика Монблана, 4700 футов над уровнем моря; справа от него - еще окутанный облаками Дом-дю-Гуте, под Монбланом - великолепный Боссонский глетчер, ледяное подножие которого начинается в самой долине. Неподалеку отсюда - Бревен. Слева к небу тянутся гигантские гранитные иглы. Посреди долины течет через лед и снег река Арвейрон. В снегу протоптаны тропинки, вдали видно несколько мирных домиков, окруженных строгими аллеями и покрытых снегом.

Мы в апреле, который у нас несколько теплее, чем здесь, - закончил я свои объяснения. - Подождите месяц, и эта прекрасная долина потонет в зелени и цветах, станет еще красивее.

Все стояли в изумлении, - сюрприз следовал за сюрпризом;.

Позади себя мы услышали стук деревянных тарелок, ложек, стаканов. Мы оглянулись и увидели девушек в одежде горных жителей, которые принесли деревенский завтрак - молоко, сыр, черный хлеб - и расставляли все это на столе.

- Я очарована, - сказала англичанка, когда я повел ее к чистенькому столу.

Мы еще сидели за столиком, когда раздались звуки альпийских рогов, короткая торжественная ритурнель, после которой сильный мужской голос где-то вдали запел на наречии Шамоникской долины народную песню "Охотники за сернами".

Мы все были растроганы, у мисс на глазах появились слезы.

- Это не только живопись, - так далеко ее очарование не простирается, - сказала она, наконец. - Здесь чувствуется такое необычайное взаимодействие искусства и природы, которое создает особенный эффект, причем трудно определить, где кончается природа и начинается искусство. Тот домик - построен, вот эти деревья - настоящие, а дальше, что же дальше? - сказала она, размышляя. - Просто теряешься! Кто художник, создавший все это?

Все чокнулись. В это время подошел Дагерр. Он был очень доволен, что смог устроить нам в своей диораме такую приятную встречу.

- Многие критики, - сказал он, - осуждают меня за это смешение природы ,и искусства. Они говорят, что моя живая коза, настоящий дом, настоящие ели, - это аксесуары, не позволительные для художника. Допустим! Моей единственной целью было создать возвышенную иллюзию; признаюсь, я хотел обокрасть природу. Если вы поедете в долину Шамоникса, то убедитесь, что все это подлинное: такую хижину, точно такие сени вы найдете там; все деревенские орудия, которые вы видите здесь, и даже козу - я привез из Шамоникса.

- Значит, я нахожусь в диораме? - опросила мисс.

- Да.

- Но певцы, завтрак?..

- Мы ведь, - в Париже. Танцоров, Шевцов, костюмы всех наций и стран, завтраки, дает нам наш бульвар.

- Несравненно! Такие сюрпризы можно встретить только в Париже.

Мы стояли под куполом. Перед нами отрылся великолепный Эдинбург, освещенный пожаром."


Восторженный рассказ Левальда дает достаточно яркое представление о диораме и об ее хозяине. Очень характерны приведенные в этом рассказе жалобы Дагерра на нападки критиков, обвинявших его в том, что на языке нашей современности было бы названо натурализмом. Эти нападки, по-видимому, имели под собой некоторое основание. Но элементы натурализма в картинах дагерровской диорамы определялись не столько включением в передний план настоящего дома и настоящей ели, сколько тем, каково было содержание картин Дагерра, тем, что вносил он в их компановку, в подбор красок и освещения, сопроводительных звуков, тем, что вносил от себя, от своего искусства художника-постановщика. У нас есть основания предполагать, что при наличии элементов натурализма, картины дагерровской диорамы все же нельзя характеризовать как сплошь натуралистические, что реалистическое начало в них преобладало, чем и объясняется их большое воздействие на зрителей. У нас не вызывает сомнения родство диорамы с искусством, с такими его видами, как фотоискусство, как кино - цветное и озвученное.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Пригласительный билет на диораму Дагерра


Однако признание родства диорамы с искусством, как мы знаем из рассказа Левальда, Дагерру приходилось отстаивать весьма настойчиво, - подобно тому как в течение последующих многих десятилетий фотография, изобретенная позднее Дагерром и Ньепсом будет вести борьбу за свое место среди других видов искусства, Борьба, которую вел Дагерр, по существу была началом той борьбы, которая развернулась позже вокруг фотографии. Дагерру приходилось защищать свои взгляды в обстановке Парижа периода реставрации и, затем, июльской монархии, возглавляемой "королем-буржуа" (Луи Филиппом), в обстановке безудержного стяжательства и протекционизма, когда к власти выдвигались банкиры и коммерсанты, когда вопросы наживы и спекуляции отодвигали на задний план все остальное. Стремясь к привлечению возможно большего количества сторонников, Дагерр прибегал к средствам и способам в духе того времени. Фешенебельный завтрак, устроенный им для компании "знатных иностранцев" и описанный Левальдом, являлся одним из таких способов, полностью соответствующих духу Парижа 1832 года.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Пример устройства диорамы


III


Диорама Дагерра теснейшим образом связываются с предисторией фотографии. Работая над картинами диорамы, Дагерр формировался в подлинного художника и энтузиаста светописи, он глубже и глубже изучал свойства света, убеждался, что при помощи света художник может творить чудеса, и, наконец, задался мыслью - задержать, навсегда закрепить чудесное световое изображение.




Эта идея захватила его примерно в 1822-1823 гг., т.е. в те же годы, когда начала работать его диорама; он отдавался этой идее с переменным рвением до тех пор, пока не достиг первых успехов, а затем отдался целиком, пока не добился всеобщего признания дагерротипии - первой разновидности фотографии.


Значение и роль парижской диорамы заключались не только в том, что работа над диорамой толкнула Дагерра на работу по фотографии, не только в том, что диорама оказалась исходной точкой ряда проблем, с которыми столкнулась впоследствии фотография, но и в том, что средства на изобретательскую деятельность в области фотографии Дагерру давала та же диорама.


Охваченный идеей закрепления светового изображения, Дагерр временами, - и чем дальше, тем все чаще и чаще, - бросал кисть художника и замыкался в лаборатории. Дальнейшую пропаганду диорамы и самую широкую деятельность в этой области он предоставил своему первому помощнику - художнику Бутону, до конца оставшемуся верным диораме.


Мы не будем подробно останавливаться иа любопытной, но не имеющей прямого отношения к нашей теме истории распространения диорам, отметим только, что вслед за Парижем диорама была построена Карлом Гропиусом в Берлине в 1826 году, причем Гропиус специально ездил в Париж и полностью скопировал дагерровскую диораму; затем диорамы строились в других столицах мира и носили характер своеобразных "кинотеатров 40-х годов".


Вернемся к Дагерру.


Задавшись идеей закрепления светового изображения, он начал с техники получения наиболее четкого уменьшенного изображения, начал с усовершенствования камеры-обскуры, т.е. начал с создания прототипа современного фотоаппарата.


B этой области ему был полезен Шарль Шевалье, отец которого, известный оптик, имел в Париже оптическую лабораторию и магазин при ней. Дагерр был частым посетителем этого магазина, куда он приходил посоветоваться с Шарлем Шевалье, поделиться своими идеями и планами в области получения и закрепления четкого изображения. Дагерр понимал, что первая часть задачи - получение уменьшенного четкого изображения - без участия оптики решена быть не может. Широко пользуясь советами и оптическим материалом, который доставлял ему знаменитый парижский оптик, Дагерр усовершенствовал существующую камеру-обскуру применением к ней в качестве "объектива" перископической линзы Волластона в ахроматической форме. Это был первый изобретательский или, вернее, еще только конструкторский опыт Дагерра в области фотографии, не имевший, однако, существенного практического значения, так как оптики Шевалье в это же примерно время поставили у себя производство и продажу камер-обскур с призмой-мениском.


При одном из посещений Шевалье в декабре 1825 г. Дагерр был заинтересован рассказом Шарля Шевалье о незнакомом, бедно одетом молодом человеке, который незадолго перед этим заходил в магазин. Этот молодой человек приценялся к камерам-обскурам и жаловался, что у него нет средств на хорошую камеру.


- Если бы у меня была хорошая камера, я мог бы закрепить изображение на матовом стекле, - сказал он, и в доказательство показал Шевалье изображения на бумаге, полученные им, по его словам, при помощи света.


Он даже оставил Шевалье флакон коричневой, якобы светочувствительной жидкости, при помощи которой получил эти изображения, и сообщил, как этой жидкостью пользоваться. Молодой человек сказал свой адрес и обещал зайти еще раз. Но Шевалье не записал и вскоре забыл адрес, а опыты с жидкостью не дали положительных результатов. Ничего не добился и Дагерр, которому Шевалье предоставил эту жидкость. Оставалось ждать обещанного повторного посещения, но его так и не последовало, - молодой человек исчез в улицах большого города, унеся с собой тайну применения коричневой жидкости и, может быть, свое право первенства в изобретении фотографии.


Возможно, что этот эпизод, который Шарль Шевалье вспоминал до старости не без раскаяния в том, что не пошел навстречу молодому человеку и не уступил ему хорошую камеру-обскуру по более дешевой цене, побудил Шарля Шевалье быть в дальнейшем более внимательным и разговорчивым с покупателями камер-обскур. Во всяком случае, когда через несколько дней, 12 января 1826 г., в магазин зашел пожилой мужчина и начал отбирать разные оптические материалы, а также попросил запаковать ему в дальнюю дорогу камеру-обскуру с призмой-мениском, Шарль Шевалье подробно разговорился с ним и узнал, что покупатель - полковник Ньепс из Шалона. Он-то сам, собственно говоря, не интересуется всеми этими штуками, а только выполняет поручения своего кузена Нисефора Ньепса.


Продолжая свои расспросы, Шевалье узнал, что помещик Нисефор Ньепс, почти безвыездно проживающий в своем имении Гра близ Шалона-на-Соне, - ревностный изобретатель. Еще в молодости он соорудил двигатель для лодки, затратил уйму денег на изыскания литографского камня, а теперь, на седьмом десятке лет, занялся закреплением изображений, получаемых при помощи камеры-обскуры, и достиг кое-каких успехов в этой области. Полковник тут же продемонстрировал Шевалье имевшийся у него с собой образец гелиографии, который привел Шарля Шевалье в полный восторг.


На этот раз Шевалье подробно записал адрес шалонского помещика и сообщил полковнику, что у него, Шевалье, есть приятель в Париже, - художник Дагерр, - владелец известной диорамы на улице Сансон, который стремится закрепить световое изображение и, будто бы, также кое-чего достиг в этой области.


Полковник уехал в Шалон с покупками и столичными новостями, а Шевалье отправился к Дагерру и рекомендовал ему немедленно связаться с шалонским изобретателем, объединить опыт и усилия в практическом осуществлении общей идеи, причем учесть, что шалонский помещик, повидимому, уже достиг в своих изысканиях несколько больших результатов, нежели Дагерр. Зачем же Дагерру повторять зады, вместо того чтобы освоить уже достигнутое и действовать дальше?


Дагер взял адрес Ньепса и спустя некоторое время написал ему письмо с просьбой сообщить некоторые подробности достигнутых им усовершенствований в области, которой и он, Дагер, отдает много сил и средств.


IV


Нисефор Ньепс на двадцать два года был старше Дагерра; он родился в Шалоне-на-Соне 7 марта 1765 г. По сохранившимся довольно скудным сведениям, предки Ньепса занимали высокие государственные должности при Бурбонах, получили дворянство и поместье Гра неподалеку от Шалона-на-Соне (севернее Лиона). Однако занимаемые должности были пе столь высокими, а поместье не столь обширным и богатым, - во всяком случае, когда разразилась Великая Французская революция, Ньепсам не пришлось разделять судьбу Бурбонов и феодальной аристократии, никто из них не попал на гильотину и не эмигрировал. Наоборот, молодое поколение этой семьи стало на сторону революции ж было охвачено огромным патриотическим подъемом французского народа.


Нисефор Ньепс вместе со своим двоюродным братом (мы уже познакомились с ним в мастерской Шевалье) вступил в ряды революционной армии. Здесь Нисефор дослужился за три года до чина поручика, а брат его, значительно дольше остававшийся в армии, - до чина полковника. Нисефор Ньепс участвовал в победоносных битвах революционной армии с армиями контрреволюции, но где именно - на восточном ли фронте, с австрийцами и англичанами, или же с роялистами на юге-сведений не сохранилось. Известно, что болезнь скоро побудила его оставить строевую службу и перейти на административную: в 1794 г. он был назначен начальником пограничного округа Ниццы. Здесь он встречался с Наполеоном и принимал участие в подготовке итальянского похода. Сорокатрехтысячная армия, главнокомандующим которой директория назначила Бонапарта, была расквартирована в Ницце и ее окрестностях. Сюда в марте 1796 г. прибыл Наполеон, здесь он энергично и лихорадочно готовился к походу, спешно приводил в порядок, свою численно незначительную и оказавшуюся в самом жалком состоянии голодную, разутую и раздетую армию. Наводя порядок, двадцатисемилетний главнокомандующий быстро и беспощадно расправлялся с мародерами-интендантами, неповоротливыми и непослушными представителями местной власти, с нарушителями дисциплины. Из Ниццы он доносил директории: "Приходится часто расстреливать".


В начале апреля 1796 г. Бонапарт уже двинул свои войска через Альпы. Двоюродный брат Ньепса находился в рядах армии, совершившей знаменитый стремительный переход по "карнизу" и принявшейся громить австрийцев у Монтенотте, при Миллезимо и т.д. ("шесть побед в шесть дней").


Нисефор Ньепс до 1801 г. оставался начальником округа Ниццы. В наступившие мирные годы (1801-1803) Ньепс решил навсегда оставить не только ратные подвиги, но и гражданскую службу, вышел в отставку и верлулся на берега Соны, в Шалон. Здесь он в компании и дружбе со своим младшим братом Клодом занялся изобретательством. Известно, что они соорудили двигатель, действовавший нагретым воздухом. В 1805 г. братья Ньепс катались по Соне на лодке, которая приводилась в движение этим двигателем.


В 1811 г. Клод Ньепс уехал в Париж, а в 1815 г. перебрался в Лондон, но дружба и оживленная переписка между братьями не прерывались до самой смерти Нисефора.


Оставшись в одиночестве, Нисефор Ньепс горячо увлекся только что изобретенной в те годы литографией. Он завел у себя литографскую мастерскую и затратил немало времени и средств на поиски литографского камня на плато Лангр (северо-западнее Шалона), на возвышенности Мон-дю-Божоле и Лионне (западнее Лиона). Поиски эти не увенчались успехами.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Камера-обскура Нисефора Ньепса


Тогда-то ему пришла в голову мысль - заменить для литографских работ камень отполированными металлическими пластинками. Располагая камерой-обскурой, он почти одновременно задался целью - закреплять на пластинках изображения, получаемые посредством этой камеры. О своих работах и некоторых успехах в этом направлении он сообщал брату Клоду в письмах еще в начале 1816 г.


Ему удалось получить изображение птичника, устроенного во дворе, как раз против окна его кабинета.


"Я получил на листе бумаги изображение всего птичника, а также и оконных рам, менее освещенных, чем находящиеся за окном предметы, - писал он Клоду 6 мая 1816 г. - Опыт этот еще далеко не совершенный, изображения предметов чересчур не значительные. Все же возможность производить съемки при помощи моего способа представляется мне почти доказанной: если мне, наконец, удастся усовершенствовать мою выдумку, я не замедлю тебе о том сообщить в благодарность за трогательное участие в моих хлопотах.

Не скрою от тебя, что представляется масса затруднений, особенно в передаче естественных красок предметов; но ты знаешь, что благодаря труду и большому запасу терпения можно сделать весьма многое. То, что ты предсказал, случилось в действительности: фон изображений черный, а самые предметы - белые или, лучше сказать, гораздо светлее фона".


Ньепс применял в своих дальнейших опытах различные химические вещества, пока не остановился окончательно па асфальте. Он растворял сухой порошкообразный асфальт в лавандовом масле, получал таким образом довольно густой лак, которым равномерно смазывал медную посеребренную пластинку. Затем он подвергал эту пластинку умеренному нагреванию (ставил в теплое место), в результате слой асфальта располагался по пластинке равномернее, лавандовое масло поглощалось асфальтом, и асфальт прилегал к пластинке ровнее. Тщательно высушенную пластинку он помещал в камеру-обскуру для экспонирования на довольно продолжительное время (от 6 до 8 часов).


После этого на пластинке появлялось довольно мутное изображение, для окончательного выявления и укрепления которого Ньепс обмывал пластинку смесью лавандового масла с нефтью (одна часть масла и шесть частей нефти). Обработка заканчивалась промывкой в воде.


Светлые места на полученном изображении соответствовали теневым (неосвещенным) частям снимаемого предмета, темные - освещенным местам. На светлых местах обнажался и блестел металл пластинки. Желая удалить этот блеск, Ньепс применял пары иода, но это не дало благоприятных результатов.


Подвергая полученные на пластинках изображения действию кислоты, которая выедала металл на открытых местах и не действовала на места, покрытые асфальтом, Ньепс приблизился к изготовлению подобия современных клише.


Кроме того он помещал на асфальтированную пластинку гравюру, сделанную предварительно прозрачной, и подвергал длительному действию солнечного света; затем снимал гравюру с пластинки и, обрабатывая пластинку посредством лавандовой эссенции и нефти, получал на пластинке копию гравюры.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Изображение, полученное Ньепсом


Свой способ Нисефор Ньепс назвал гелиографией. Этим способом в достаточной мере владел Нисефор Ньепс в тот период начала 1826 г., когда о его опытах услышали Шевалье, а затем Дагерр и когда Дагерр обратился к нему с письмом, в котором просил сообщить некоторые подробности успехов, достигнутых в закреплении световых изображений.


V


Нисефор Ньепс отнесся к письму из Парижа крайне недоверчиво, - он ожидал всяческого подвоха от неизвестного ему столичного дельца. Нисефор Ньепс не даст себя провести! И он обращается за справками о Дагерре к своему приятелю, известному парижскому граверу Леметру. Только после положительной рекомендации Леметра Ньепс посылает Дагерру один из образцов своей работы, требуя, в свою очередь, прислать образцы его достижений.


Наступает новый 1827 год, к. которому относится рассказ известного французского химика Жана Батиста Дюма о жене художника Дагерра, пришедшей к Дюма в слезах, с горячей просьбой вернуть ее мужа к краскам и палитре, убедить его в бесплодности химических экспериментов, посредством которых художник, якобы близкий к умопомешательству, старается закрепить световое изображение. Этот рассказ, приведенный в воспоминаниях Дюма, забытый в конце прошлого века и вновь возникший в 1906 г. под видом "правдоподобного анекдота", цитируется в самых различных вариантах. Однако все варианты, включая и подлинную запись Дюма в его воспоминаниях, а также в докладе, прочитанном им в 1864 г., заканчиваются тем, что Дюма подробно лознакомился с изобретательскими работами Дагерра и рекомендовал ему продолжать изыскания, так как, по его мнению, Дагерр стоит на пороге замечательного открытия, которому принадлежит блестящее будущее. Все варианты "анекдота", короче говоря, сходятся на том, что в 1827 году Дагерру было что показать известному химику, - крупнейший специалист химии одобрил направление его опытов и, более того, выразил уверенность в их скором и успешном завершении.


Это очень важно отметить, чтобы отвести популярный, в особенности среди немецких историков фотографии, вариант обвинения Дагерра в том, что, приступая к сношениям с Ньепсом, он сам-де ничего не имел и в дальнейшем отталкивался только от того, что уже было исследовано и обосновано Ньепсом.


О наличии собственных значительных достижений Дагерра свидетельствует оценка состояния его работ в 1827 г., данная таким, во всех отношениях, беспристрастным и компетентным свидетелем как Жан Батист Дюма.


VI


Долго договаривались Дагерр и Ньепс, прежде чем подписали свое знаменитое соглашение о совместной изобретательской работе.

В 1827 г. они впервые встретились в Париже, где Ньепс задержался проездом в Лондон к родному брату. В Лондоне Ньепс пытался заинтересовать своим изобретением Королевское общество, но потом отказался подробно изложить сущность изобретения. Встретились Дагерр с Ньепсом и во время проезда Ньепса через Париж на обратном пути из Лондона. Но и на этот раз разговор об изобретении они вели обоюдно осторожно, касаясь своих работ и достижений лишь в самых общих чертах.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Нисефор Ньепс


Только в конце 1829 г. Дагерр отправился к Ньепсу в Шалон и здесь 14 декабря 1829 г. был заключен и подписан ими нотариальный временный договор, согласно первой статьи которого "Ньепс и Дагерр образуют компанию с целью совместной работы в области дальнейшего усовершенствования изобретения, сделанного Ньепсом и усовершенствованного Дагерром".


По статье 3 договора Ньепс обязался точно описать принципы своего изобретения. Это описание сохранилось, и мы знаем по этому документу, что Ньепс в то время был в совершенстве знаком с гелиографическим асфальтовым методом.


"Записка о гелиографии", написанная Нисефором Ньепсом в качестве приложения к договору 1829 г., была опубликована самим Дагерром в его книге "История и описание процессов дагерротипии и диорамы" (Париж 1839 г.). "Записка" начиналась так:


"Открытие, которое я сделал и которое я назвал гелиографией, состоит в закреплении действия света со всеми оттенками от черного до белого.




Свет химически действует на различные тела, способствуя их слиянию или разложению. Свет поглощается телами, соединяется с ними и придает им новые свойства. Он увеличивает естественную плотность некоторых из этих тел, он даже делает их твердыми и более или менее нерастворимыми в зависимости от продолжительности и интенсивности своего (света) воздействия на них.


Это, в немногих словах, основа моего открытия".


Далее следовало тщательнейшее, самое подробное изложение процесса гелиографии, разбитое на главы: 1) приготовление, 2) о растворителе, 3) о промывке, 4) применение гелиографического процесса, 5) примечания, 6) дополнения.


Из этой замечательной "Записки" видно (как мы отмечали выше и теперь подчеркиваем), что уже в то время Ньепс подвергал посеребренные пластинки воздействию паров иода, но только с узкой и подсобной целью - зачернения светлых обнаженных мест пластинки, на которой находилась асфальтовая фотография.


Публикуя "Записку", Дагерр сопроводил ее небольшим количеством полемических примечаний, вскрывающих ошибки Ньепса, исправленные Дагерром в своем методе.


Надо отдать должное, - "Записка о гелиографии", написанная Ньепсом, представляет собой первое подробное описание еще неусовершенствованного фотографического процесса.


Заключив договор, Ньепс и Дагерр начали еще усерднее работать над усовершенствованием метода.


У Дагерра дела подвигались успешнее. 21 мая 1831 г. он сообщил Ньепсу, что свет лучше всего воздействует на иодистое серебро. Он, очевидно, открыл это тогда, когда покрытые иодом серебряные пластинки, частично защищенные, лежали па свету.


Сохранилась версия, согласно которой Дагерр установил светочувствительность покрытых иодом серебряных пластинок при следующих обстоятельствах: однажды он оставил серебряную ложку на покрытой иодом серебряной пластинке; благодаря действию света на пластинке получилось изображение ложки. Дагерр тут же предложил Ньепсу использовать этот новый способ получения изображений.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Описание камеры Дагерра в Британской энциклопедии издания 1897 г.


Из писем Ньепса к Дагерру от 24 июня 1831 г. и 8 ноября 1831 г. видно, что Ньепс, работая в этом направлении, не добился удовлетворительных результатов. Однажды он получил негативное изображение в камере на иодосеребряной пластинке, но не смог повторить этот опыт. Письма Ньепса от 29 января и 3 марта 1832 г. доказывают также, что Нисефору Ньепсу так и не удалось установить светочувствительность покрытых иодом серебряных пластинок.


Эти письма Ньепса, предъявленные Дагерром Французской Академии и заверенные знаменитым физиком и астрономом Домиником Франсуа Араго, содержат отрицание того метода, следуя которому Дагерр открыл фотографию. От этих писем веет, вместе с тем, большой усталостью и разочарованием.


8 ноября 1831 г. Ньепс писал Дагерру:


"…Я лично признал абсолютную невозможность добиться обратного чередования света и тени к нормальному, в частности (получить что-либо большее, чем блеклое изображение. Впрочем, сударь, эта (неудача такая же, какую я пережил раньше в моих опытах с окисями металлов. и это заставило меня прекратить их… Я должен, откровенно говоря, очень сожалеть, что столь долгое время я шел неправильным (путем и, что еще хуже, без всякой пользы."


Письма Ньепса послужили Дагерру в дальнейшем основным доказательством того, что не Ньепс, а именно он, Луи Жак Мандэ Дагерр, впервые применил иод как собственно светочувствительное вещество и иодосеребряную пластинку как основной материал для получения фотографического снимка.


Успехи Дагерра и неудачи Ньепса не повели, однако, к изменениям договора 1829 г., в котором все преимущества были отданы Ньепсу. Договор сохранялся в прежнем тексте до самой смерти Нисефора Ньепса, 5 июля 1833 г.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Памятник Нисефору Ньепсу в Шалоне-на-Соне


Когда его сын Исидор Ньепс выступил в качестве наследника и заявил Дагерру о своем желания занять место в контракте отца с Дагерром, Дагерр настоял на справедливом изменении договора и включении в него весьма существенных дополнений. Дагерр мотивировал это тем, что в своих изысканиях он исходит теперь из иных методов, нежели те, на основе которых он начинал совместную работу с Дьепсом в 1829 г. Исидор Ньепс пошел на такое соглашение.


Дополнения к договору от 14 декабря 1829 г., подписанное сторонами 9 мая 1835 г., отдавало преимущество усовершенствованиям, достигнутым Дагерром, и компания по эксплоатации этих усовершенствований переименовалась в "компанию Дагерр и Исидор Ньепс" (имя Дагерра было поставлено на первом месте, в то время как по первоначальному договору от 14 декабря 1829 г. оно стояло на втором месте).


VII


Продолжая свои изыскания, Дагерр открыл в 1837 г. способ проявления при помощи ртути.


Широко известен рассказ о том, как Дагерр оставил однажды в шкафу несколько освещенных иодосеребряных пластинок. Некоторое время спустя он обнаружил на одной из пластинок изображение. Дагерр догадался, что изображение появилось под влиянием паров какого-то химического вещества, хранившегося в шкафу. Он начал вынимать из шкафа одно вещество за другим и класть вновь экспонированные пластинки. Всякий раз на каждой пластинке спустя несколько часов появлялось довольно отчетливое изображение. Он убрал из шкафа все химические вещества, но изображение на пластинках продолжало появляться. При более тщательном осмотре шкафа Дагерр обнаружил в нем блюдечко с ртутью и опытным путем установил, что это именно ртуть, испаряясь при обычной температуре, производит проявляющее воздействие на иодосеребряную пластинку.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Снимок Дагерра "Студия художника". 1837 г.


Он тут же поделился своим открытием с Исидором Ньепсом, который позднее (в 1841 г.), полемизируя против названия открытия (дагерротипия), все же должен был признаться, что в 1837 г. Дагерр ему первому показал свои фотографические снимки, полученные в результате применения иода и ртути.


13 июня 1837 г. Дагерр подписал новое и последнее соглашение с Исидором Ньепсом, по которому новый метод получил имя только Дагерра и лишь публиковаться должен был совместно с первым методом. В этом же соглашении излагался план и порядок эксплоатации нового изобретения путем открытия подписного листа или продажи изобретения.


Приведем этот документ полностью:


"…Я, нижеподписавшийся, ваявляю настоящим, что г-н Луи Жак Мандэ Дагерр, художник, член Почетного легиона, ознакомил меня с лроцеосом, изобретателем которого является он. Этот процесс имеет целью закрепить получаемое в темной камере изображение не красками, а полной градацией тонов от белого до черного. Этот новый метод имеет то преимущество, что предметы изображаются в 60 - 80 раз быстрее, чем тот способ, который открыл Жозеф Нисефор Ньепс, мой отец, и который усовершенствовал Дагерр, и для использования которого был заключен временный договор от 14 декабря 1829 г., устанавливающий, что упомянутый метод должен быть опубликован в следующем виде:

«Метод, изобретенный г-ном Жозеф Нисефором Ньепсом и усовершенствованный г-ном Луи Жак Мандэ Дагерром».

В соответствии с сообщением, которое сделал мне г-н Дагерр, он соглашается передать вышеупомянутой временной компании новый метод, изобретателем которого он является, и в котором он сделал улучшение, три том условии, что этот метод будет носить имя только Дагерра, но может быть опубликован только совместно. С первым методам, для того чтобы имя г-на Нисефора Ньепса во все времена, как это полагается, упоминалась бы совместно с этим открытием.

Настоящий договор устанавливает, что все статьи и основы временного договора от 14 декабря 1329 г., остаются в силе.

Согласно настоящему новому соглашению между г-ном Дагерром и Исидором Ньепсом, которое представляет собой окончательный договор, о котором говорится в ст. 9 временного договора, названные лица с целью опубликования различных своих методов выбрали для этого путь подписки.

Объявление о подписке делается через газеты. Подписной лист открывается 15 марта 1838 г. и закрывается 15 апреля того же года.

Подписка производится в размере 1000 франков.

Подписной лист передается нотариусу, которому подписчики вручают деньги, шричем максимальное количество подписчиков - 400.

Условия подписки будут, по возможности, широкодоступными, но методы, о которых идет речь, могут быть опубликованы только тогда, когда по подписке будут получены минимум 100 отдельных паев: если это не удастся, компаньоны должны будут прибегнуть к другому способу для опубликования своих методов.

Еще до открытия подписки представится возможноть продать изобретение, то оно должно быть продано не дешевле цены в 200.000 франков.

Составлено в 2-х экземплярах, утверждено и подписано в Париже 13 июня 1837 г., в доме г-на Дагерра, в диораме.

Исидор Ньепс.

Дагерр".

VIII


Еще до подписания договора от 13 июня Дагерр и Исидор Ньепс подыскивали мецената-коммерсанта, который поддержал бы их и приобрел для эксплоатации новое изобретение. После подписания окончательного договора эти поиски сделались еще более энергичными, но не приводили к желательным результатам.


Во Франция того времени у власти стояла верхушка поднимавшейся, как на дрожжах, крупной финансовой и промышленной буржуазии, группы которой находились в постоянной борьбе между собой и с либеральной республиканской оппозицией, представлявшей интересы средней и мелкой буржуазии; поднималось тогда же и революционное движение пролетариата, - особенно яркое выражение оно нашло в Лионском восстании, повторившемся в 1834 году и нашедшем отклик во многих городах Франции, в том числе и в Шалоне.


В Париже было немало крупных банкиров и предпринимателей, располагавших огромными средствами, но им было не до научных изобретений, - каждый из них стремился сорвать куш побольше, пожирнее, побыстрее и наверняка. Выложить 200 000 франков или хотя бы половину этого (Дагерр и Исидор Ньепс без больших уговоров шли на крупные уступки) за право организовать массовое производство каких-то тусклых видовых снимков никто не выражал желания.


Объявленная подписка по 1000 франков за пай также не дала результатов, - стоимость пая оказалась слишком высокой для того, чтобы набрать в Париже сотню таких людей, которые согласились бы вложить 1000 франков в дело, сущность которого будет опубликована только после того, как найдутся не менее 100 пайщиков.


- Закрепление световых изображений на металлической пластинке? Нет, не стоит рисковать вложением 1000 франков в столь темное дело, - рассуждали дельцы.


Подписка провалилась, и положение "Компании Дагерр и Исидор Ньепс" все более и более ухудшалось. Исидор Ньепс нес большие затраты на постоянные выезды из Шалона в Париж для поисков меценатов.


Еще более тяжелым оказалось положение Дагерра, когда его диорама, -- основной источник средств на изобретательскую работу и на жизнь, - сгорела в 1839 г. вместе с его квартирой и всем имуществом.


К счастью Дагерра, он в это время окончательно разочаровался в помощи со стороны капиталистов. Он установил тесную связь со знаменитым физиком и астрономом Домиником Франсуа Араго, директором парижской обсерватории и депутатом палаты, примыкавшим к крайним левым. Дагерр заинтересовал своим изобретением этого в высшей степени энергичного, принципиального и настойчивого человека. Ему можно было смело довериться, и Дагерр подробно познакомил Араго со своим изобретением.


Араго высоко оценил это изобретение, быстро усвоил его сущность, охватил его беспредельные перспективы и немало помог Дагерру своими советами. Он заявил, что такое дело не может быть передано в частные руки, - оно должно стать достоянием государства, народа, человечества.


К столетию открытия фотографии - 1938 г.

К столетию открытия фотографии - 1938 г.

Из сохранившихся дагерротипов… О восстановлении состарившихся дагерротипов см. статью в "Природе"


IX


Высокая оценка, данная физиком Араго изобретению Дагерра, стала известна, и 6 января 1839 г. в "Газетт де Франс" появилось первое, правда, самое общее и краткое сообщение о том, что закрепление световых изображений достигнуто. 7 января 1839 г. Араго, также еще в очень кратких и общих чертах, доложил об изобретении Дагерра Французской Академии наук.


Но Араго этим не ограничился. Он предложил помочь Дагерру в том, чтобы его изобретение было приобретено государством. Возможно, что кризис министерства Моле, а затем затяжной кризис переходного правительства и, наконец, бланкистское восстание 12 мая 1839 г. задержали осуществление этого предложения. Во всяком случае, в начале второго же месяца пребывания у власти министерства Сульта знаменитый ученый и левый депутат палаты Араго настоял на том, чтобы министр внутренних дел и представитель "правого центра" Таннеги Дюшатель принял Дагерра и Исидора Ньепса для ознакомления с открытием и переговоров о приобретении этого изобретения государством.


Встреча состоялась, и 14 июня 1839 г. было подписано соглашение такого содержания:


"Между подписавшимися - г-ном Дюшатель, министром-секретарем - с одной стороны, и г-ном Дагерром: (Луи Жак Мандэ) и Ньепсом-сыном (Жозеф Исидор) - с другой стороны, заключено следующее соглашение:


Ст. 1. Г.г. Дагерр и Ньепс обязываются передать министерству внутренних дел пакет, в котором должно содержаться историческое и подробное описание указанного метода.

Ст. 2. Г-н Араго, член палаты депутатов и Академии наук, который уже ознакомился с указанным методом, дожен предварительно проверить все содержимое вышеназванного пакета, в смысле правильности документов.

Ст. 3. Пакет будет вскрыт, и описание метода будет опубликовано только после принятия излагаемого здесь законопроекта; затем г-н Дагерр должен, если этого от него потребуют, производить свои операции в присутствии комиссии, назначенной министерством внутренних дел.

Ст. 4. Г-н Дагерр кроме того обязывается сообщить о способе разрисовки и о физических аппаратах, связанных с изобретенной им диорамой.

Ст. 5. Он обязывается передать общественности все усовершенствования того или другого изобретения, которые могут быть им сделаны в будущем.

Ст. 6. Ввиду компенсации за эти изобретения г-н министр внутренних дел обязуется добиться в палатах для г-на Дагерра, который на это соглашается, ежегодной и пожизненной пенсии в размере шести тысяч франков. Для г-на Ньепса, который также на это соглашается, - ежегодной и пожизненной пенсии в размере четырех тысяч франков. Эти пенсии будут занесены в книгу гражданских пенсий государственного казначейства. Они будут выплачиваться в половинном размере вдовам г. г. Дагерра и Ньепса.

Ст. 7. В случае, если палаты на своем заседании отклонят законопроект об указанных пенсиях, настоящее соглашение с полным правом бущет объявлено недействительным и г.г. Дагерру и Ньепсу будет возвращен их запечатанный пакет.

Ст. 8. Настоящий договор будет зарегистрирован с уплатой установленного сбора в 1 франк.

Написано в 3 экземплярах 14 июля 1939 г.

Заверенные подписи: Дюшатель, Дагерр, Ньепс".

Из этого соглашения видно, что Араго не только содействовал приему Дюшателем Дагерра и Ньепса, но что и в дальнейшем именно за Араго закреплялась роль посредника между изобретателем и государственными органами (ст. 2-я), очевидно, не без согласия на это со стороны Араго.


Характеризуя весь этот акт в целом как нельзя более целесообразный, нельзя все же не обратить внимания на ст. ст. 4 и 5 этого акта, в которых особо отразился дух времени - дух предприимчивости и коммерции: заключая договор о предоставлении государству величайшего открытия, Дюшатель не упустил включить в договор не только диораму, но и "все усовершенствования того или другого изобретения, которые могут быть им (Дагерром) сделаны в будущем".


На другой день после подписания этого соглашения был составлен, подписан и внесен в палату депутатов следующий законопроект "короля-Буржуа":

"Луи Филипп, король французов.

Прежде всего, наш привет!

Мы приказали и приказываем, чтобы законопроект, содержание которого мы излагаем ниже, был предложен от нашего имени в палате депутатов нашим министром внутренних дел, которому мы поручаем изложить мотивы и защищать этот законопроект в прениях.

Статья первая

Предварительно заключенный 14 июля 1839 г. договор между министром внутренних дел, действующим по поручению государства, и г.г. Дагерром и Ньепсом-сыном прилагается к настоящему закону и утверждается.

Статья вторая.

Г-ну Дагерргу предоставляется ежегодная и пожизненная пенсия в размере 6.000 франков: г-ну Ньепсу-сыну - ежегодная и пожизненная пенсия в размере 4.000 франков.

Статья третья.

Эти пенсии должны быть занесены в книгу гражданских пенсий государственного казначейства; должно быть принято опубликование настоящего закона. Эти пенсии будут выплачиваться в половинном размере вдовам гг. Дагерра и Ньепса.

Издан во дворце Тюильри, 15 июля 1839 г.

Подпись - Луи Филипп.

В связи с этим законопроектом палата депутатов выделила комиссию, которой поручила подробно изучить законопроект и обстоятельства, с ним связанные. Эту комиссию возглавил тот же Араго и ему же комиссия поручила доложить палате о результатах ее работы.

Законопроект от 15 июня 1839 г. был поставлен на обсуждение палаты 3 июля 1839 г. Его внес на обсуждение сам министр внутренних дел Дюшатель. Мотивируя выплату пенсии, он говорил:

"К несчастью для г.г. Дагерра, и Ньепса, они не могут сделать свое изобретение предметом промышленности, и тем вознаградить себя за издержки, понесенные ими в течение многолетних изысканий. Их изобретение не из тех, которые могут быть ограждены патентом. Как скоро оно будет обнародовано, каждый может им воспользоваться. Самый неловкий испытатель этото способа в состоянии будет изготовлять такие же рисунки, как искуснейший художник.

Надо, чтобы это открытие стало известным всему миру или же оставалось неизвестным. Но каково будет огорчение всех людей, дорожащих наукою и искусством, если такая тайна останется для общества нераскрытой, затеряется и умрет вместе с изобретателями! При таких исключительных обстоятельствах вмешательство правительства являлось обязательным, - оно должно было предоставить обществу обладание важным открытием и, кроме того, вознаградить изобретателей за их труды".

После Дюшателя слово получил Араго, - депутат палаты от восточных Пиринеев, который сказал:

"Интерес, вызванный открытием, о котором г-н Дюшатель сообщил общественности, является для данного собрания, как и повсюду, большим, живым и единодушным. По всей вероятности, палата ожидает от своей комиссии только простого согласия с законопроектом, предложенным министром внутренних дел. Однако, поручение, которое вы нам дали, возлагает на нас и дополнительные обязанности.

Мы подвергли изобретение гения, о котором сегодня идет речь, подробному и строгому изучению. Мы считали необходимым это сделать, чтобы разочаровать тех тщеславных и посредственных людей, которые пожелали бы предложить настоящему собранию свою продукцию, являющуюся пошлой и абсолютно преходящей. Тщательность нашего изучения доказывает, что тому вознаграждению, которое вы выдаете во имя национальной славы, мы умели придать высокое значение, но что мы никогда не будем уменьшать блеск этой славы бессмысленным мотовством.

По этим мотивам мы проверили:

1. Является ли метод г-на Дагерра бесопорным открытием?

2. Может ли это открытие оказать ценные услуги изучению старины и изящным искусствам?

3. Может ли оно стать общеполезным и, наконец,

4. Можно ли надеяться, что науки извлекут из него выгоду?".

Затем Араго дал описание более старых опытов с камерой, которые по своим результатам были менее значительны, чем даже первоначальные работы Ньепса и Дагерра. Араго продолжал:

"Общественный договор гг. Ньепса и Дагерра о совместной работе по изысканию фотографических методов был заключен в декабре 1829 г. Дальнейшие договоры между Исидором Ньепсом-сыном, в качестве наследника своего отца, и Дагерром говорили об усовершенствованиях, которые парижский художник сделал в методе шалонского физика, и о совершенно новых, изобретенных г-ном Дагерром методах, представляющих ту выгоду, «что снимки (это подлинные слова одного из документов) получаются в 60 - 80 раз быстрее, чем при прежних методах».

Г-н Ньепс сам почти потерял всякую надежду, после ряда бесплодных попыток, закрепить изображение, даваемое камерой -обскурой, так как препараты, которыми он пользовался, становились темными под влиянием солнечных лучей недостаточно скоро, - ему нужно было от 10 до 12 часов для получения одного снимка, а в течение столь долгого времени тени перемещались и это перемещение смазывало (нарушало) резкость изображения. В результате необъяснимых зачастую случайностей у Ньепса получались то удовлетворительные, то неполные и нерезкие изображения; кроме того слой, на котором под действием солнечных лучей он должен был получить изображение, отделялся от пластинки в виде чешуи.

Если изложить все недостатки метода г-на Ньепса и одновременно способы их устранения, то мы получим полный перечень успехов, достигнутых именно г-ном Дагерром посредством его нового метода, после бесконечного ряда трудных, неудачных и дорогостоящих опытов.

Самые слабые лучи действуют на пластинку Дагерра. Солнечные лучи действуют быстрее, чем тени способны переместиться. Успех обеспечен, если придерживаться некоторых весьма простых правил. Однажды сделанные снимки в течение ряда лет сохраняют свою ясность и чистоту.

При рассмотрении дагерровских снимков каждый должен призадуматься над тем, какую исключительную пользу принесло бы это изобретение, если бы, например, во время экспедиции в Египет уже существовало такое точное и быстрое средство получения изображений; каждый может представить себе о восторгом то, что было бы, если бы фотография была известна еще в 1798 г.: мы имели бы сейчас точные снимки ряда памятников, которых навсегда лишен ученый мир вследствие некультурности некоторых путешественников.

Для того чтобы срисовать миллионы иеротлифов, покрывающих только внешнюю сторону великих памятников Фив, Мемфиса, Карнака и т.д., потребовались бы десятки лет и армия рисовальщиков. При помощи же дагерротипии один человек может вполне успешно сделать эту колоссальную работу, причем полученные изображения превзойдут в смысле правильности и точности тонов произведения самых искусных художников. Так как эти изображения всегда являются геометрически правильными, то при их помощи можно будет вычислять подлинные размеры самых недоступных зданий.

Однако в этих высказываниях ученые в художники, сопровождавшие нашу восточную армию, не должны видеть и тени недооценки их усердия и успеха. Достаточно одного взгляда на дагерротип, чтобы убедиться в исключительной роли, которую сыграет фотография в работе комиссии по историческим памятникам. Надо учесть, что новый метод отличается также и экономичностью, - качеством, которое, кстати говоря, редко совмещается с усовершенствованием произведений искусства".

XI

Подробно и убедительно осветив значение дагерровского изобретения для истории и археологии, приведя особо убедительный пример по изучению египетских древностей, к которым в те годы было приковано внимание всего цивилизованного мира и в изучении которых соревновались тогда академии всех стран, Араго перешел к уточнению роли фотографии в области искусств.

Он выдвинул при этом положения и проблемы, которые до наших дней не потеряли своей остроты и актуальности:

"Если задать вопрос, может ли искусство ожидать каких-либо успехов от изучения и изготовления этих снимков, которые получаются из лучей света, - из самого тонкого и нежного, чем располагает природа, - то на этот вопрос нам ответил г-н Поль Делярош" - продолжал Араго.

"В записке, составленной по нашей просьбе, этот знаменитый художник заявляет, что методом Дагерра достигнуты огромные успехи в области искусства, что этот метод станет предметом изучения даже для самых замечательных художников. Поль Делярош особенно отмечает, что в фотографических снимках отдельные детали передаются с точностью, какую невозможно себе представить, причем эти детали «абсолютно не нарушают стройности целого».

«Правильность штрихов, - пишет г-н Делярош, - точность всех ферм в дагерровских картинах - исключительные; в них художник находит одновременно замечательную модель и законченное произведение, одинаково богатые как в смысле оттенков, так и в смысле воздействия на зрителя».

Художник находит в методе Дагерра легкий способ создавать серии этюдов, которые обычным путем художник может сделать, затрачивая много труда и времени, причем этюды, сделанные в результате этого, не будут столь совершенны, как бы ни был велик талант художника, насколько совершенны фотографические этюды.

Г-н Делярош меткими доказательствами опроверг мнение тех, кто сомневался и утверждал, что фотография принесет вред художникам, особенно нашим искусным граверам.

Делярош закончил свою записку следующим замечанием:

«Удивительное открытие г-на Дагерра представляется бесконечной услугой для искусств. Нет нужды прибавлять что-либо к этому отзыву».

К этому, действительно, нечего прибавить".

Араго и Делярош сто лет назад, при самом рождении фотографии, у ее колыбели, со всей определенностью и большой убедительностью утверждали возможность средствами фотографии создавать законченные произведения искусства и столь же убедительно подчеркнули значение фотографии как лучшего помощника художников в создании серий самых совершенных этюдов к картинам. Мы знаем, что чем дальше, тем все больше и больше прибегают к этой помощи художники, - в особенности те из них, которые предпочитают для своих картин темы и сюжеты, тесно связанные с жизнью, взятые из окружающей действительности. Напрасно некоторые фотографы иронизируют по поводу обращения этих художников к фотографическим этюдам; использование фотографических этюдов в живописи было, как мы видим, достаточно подробно и веско мотивировано сто лет назад, при самом возникновении фотографии.

Не требует доказательств и то положение, что Араго и Делярош, утверждая и пропагандируя использование фотографических этюдов, отнюдь не имели в виду простую перерисовку с фотографий, что иногда имеет место в работе некоторых недостаточно прилежных художников, заимствующих у фотографов не только этюдный материал, но и законченную линейную и световую компоновку картин, - художников, которые сводят свою работу только к увеличению фотоснимка и к подбору красок. Для таких художников фотография оказывается в особенности "полезной", но, разумеется, не такую ее "полезность" для искусства имели в виду сто лет назад художник Делярош в своей записке по поводу изобретения Дагерра и физик Aраго в своем докладе по тому же поводу.


This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

24.12.2008


home | my bookshelf | | К столетию открытия фотографии - 1938 г. |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу