Book: Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г



Осетинская трагедия

Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 года

ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ

Цель этой книги – не просто дать картину происшедшего и установить истину о событиях в Южной Осетии 7-12 августа 2008 года. Эта книга – документальное свидетельство преступлений, совершенных грузинскими вооруженными формированиями в Южной Осетии.

Здесь приводятся письменные документы, рассказы очевидцев событий и пострадавших, фотоматериалы, наглядно свидетельствующие о преступлениях, которые совершили по отношению к гражданам России – мирным жителям Южной Осетии и охранявшим их покой миротворцам – грузинские военные. Материалы книги дают основание говорить не только об ответственности тех, кто вел боевые действия против мирного населения и миротворцев в Южной Осетии, но и об ответственности тех, кто отдавал им преступные приказы.

Эта книга создана на основе материалов расследования, проводимого Следственным комитетом при прокуратуре Российской Федерации.

9 августа 2008 года в Следственном комитете при прокуратуре Российской Федерации возбуждено уголовное дело по фактам массовых убийств граждан Российской Федерации, проживающих на территории Республики Южная Осетия, по пп. «а», «е», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом по мотивам национальной ненависти). Ранее Президент России Дмитрий Медведев поручил Следственному комитету собрать и задокументировать доказательства преступлений, совершенных в Южной Осетии. Дополнительно к этому было возбуждено уголовное дело по статье 357 УК РФ «Геноцид». 12 августа 2008 года два этих дела были соединены в одном производстве.

В состав следственной группы вошло более ста следователей, им было придано 25 криминалистов и 15 судебно-медицинских экспертов. На территории разрушенных в результате грузинской агрессии населенных пунктов Южной Осетии предстояло выполнить большой объем следственных и иных процессуальных действий. Руководство следственной группой осуществлял председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ А.И. Бастрыкин, находившийся на территории РЮО.

Следователями были осмотрены многочисленные места преступлений. Зачастую это было связано с риском для жизни – в зоне действий грузинских снайперов, не обезвреженных минных полей. Допрошены тысячи свидетелей и потерпевших, в основном мирных граждан, проведены сотни экспертиз. Насколько трудной была эта работа, в том числе и психологически, можно понять по тем свидетельствам и документам, которые мы представляем вашему вниманию в этой книге.

Здесь собраны разные документы. Это правовые акты органов власти Грузии, России, Южной Осетии. Это приказы командирам грузинских вооруженных формирований и сообщения средств массовой информации. Но самое главное, что есть в этой книге, – это свидетельства очевидцев о преступлениях, совершенных на земле Южной Осетии в отношении мирных жителей и тех, кто согласно мандату ООН охранял их покой.


Составители выражают благодарность за помощь, оказанную при подготовке этой книги:

Бастрыкину Александру Ивановичу – Первому заместителю Генерального прокурора Российской Федерации – Председателю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации;

Фридинскому Сергею Николаевичу – заместителю Генерального прокурора РФ, Главному военному прокурору государственному советнику юстиции I класса;

Маркину Владимиру Ивановичу – руководителю отдела взаимодействия со СМИ Следственного комитета при прокуратуре РФ;

Дрыманову Александру Александровичу – старшему следователю по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ;

Каире Владимиру Викторовичу – продюсеру (Всероссийская Государственная телевизионная и радиовещательная компания)

Рябцеву Александру Геннадьевичу – прокурору-криминалисту Главного управления криминалистики Следственного комитета при прокуратуре РФ;

Холдееву Юрию Александровичу – референту Главного управления криминалистики Следственного комитета при прокуратуре РФ

Часть I

ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КОНФЛИКТА

Межэтнические конфликты, как правило, уходят корнями в далекое прошлое. Не является исключением и грузино-югоосетинский конфликт. Каждая сторона в территориальных притязаниях апеллирует к истории – укорененности своего народа на спорной земле, крови, пролитой в ее защиту, поту, пролитому при ее возделывании.

Как история обосновывает территориальные претензии грузин и осетин на земли Южной Осетии, мы рассмотрим в этой части нашей книги. Рассмотрим также и те методы, которые использовались сторонами, чтобы отстоять свое право на жизненное пространство.

Грузия с древнейших времен и до конца XVIII века

Сегодняшняя Грузия – это молодое по историческим меркам государство, соединяющее несколько этносов, много столетий существовавших раздельно в границах суверенных образований и объединенных только после распада Российской империи в начале ХХ века.

Первым государством, возникшим на территории современной Грузии, было Колхидское царство, располагавшееся на черноморском побережье. Первые упоминания античными авторами о нем относятся к середине I тысячелетия до н. э. В конце V века до н. э. колхи утратили политическое влияние на соседние племена, и территория Колхидского царства с этого времени ограничивалась лишь долиной реки Риони.

В IV веке до н. э. междоусобные войны в восточной части территории современной Грузии закончились образованием государства, которое в грузинской историографии называется Картлийским царством, а в античной – Иверией или Кавказской Иберией.


Во II веке до н. э. Колхидское царство и Иверия находились в сфере влияния сразу трех государств – Римской империи, Великой Армении и Понтийского царства.

Большую часть IV и V веков Иверия находилась в вассальной зависимости от Персии. Как независимое государственное образование царство не существовало, а наместники назначались шахом.

К концу VII века все Закавказье было захвачено Арабским халифатом. В Восточной Грузии возник Тбилисский эмират, правитель которого назначался в Багдаде.

В IX веке, после ослабления халифата, в Юго-Западной Грузии возникло новое государство, которое включало княжества Тао и Кларджети, а также более мелкие феодальные образования Юго-Западной Грузии.

В IX – начале X века Закавказье было потеряно для арабов, а позже оттуда была вынуждена уйти и Византия. Кроме Тао-Кларджети возникают другие феодальные государства – Абхазское царство, Картли, Кахети и Эрети. Борьба между ними завершилась тем, что в конце X века Тао-Кларджети удалось завоевать Картли, а в 1001 году ставший абхазским царем Баграт III из династии Багратиони унаследовал трон Тао-Кларджети. В 1008–1010 годах Баграт захватил Кахети и Эрети, став тем самым первым царем объединенной Грузии.

Вся вторая половина XI века была отмечена постоянными вторжениями турок-сельджуков на территорию Грузии, и к 1081 году ими была завоевана большая часть страны. В составе грузинского государства со столицей в Кутаиси остались лишь Абхазия, Сванетия, Рача, Хеви и Хевсурети. На остальной территории Грузии турки разрушили города и вырезали часть населения, так что к концу 1080-х годов турок здесь оказалось больше, чем грузин.

XI–XII века стали периодом наибольшего политического могущества и расцвета экономики Грузии. Крестовые походы отвлекают силы турок-сельджуков, и севшему на трон в 1089 году царю Давиду IV Строителю, создавшему регулярную армию, удается вытеснить завоевателей. Последние удерживают лишь Тбилиси, ставший ненадолго турецким анклавом. В 1118–1119 годах Давид IV пригласил около 40 000 половцев для заселения оставленных турками земель. В этот же период за аланами (предположительно предками современных осетин) закрепляются территории в Картли.

В 1121 году Давид взял Тбилиси и перенес туда столицу Грузии. Через три года он также включил в состав Грузии Западный Ширван и Северную Армению, став царем Армении и объединив почти все Закавказье. Его наследники продолжили усиление и расширение Грузии за счет горных народов Северного Кавказа и дальнейшего присоединения Ширвана.

В царствование правнучки Давида Строителя Тамары (1184–1213) политическое влияние Грузии становится наивысшим за всю ее историю. В этот момент царство Грузия достигло пределов своей территориальной экспансии. Царица Тамара захватывает часть бывших территорий Византии и Персии и оформляет над ними грузинский протекторат. Официальный титул Тамары звучит как «Царица абхазов, картвелов, ранов, кахов и армян, шахиня Ширвана и шахиншахиня, суверен Востока и Запада». Именно в царствование Тамары Грузия начала налаживать контакты с Киевской Русью. В 1185 году Юрий Боголюбский, сын князя Андрея Боголюбского, стал мужем грузинской царицы.

В 1220-е годы монголы, пройдя через Малую Азию и Закавказье, подавили сопротивление грузинских и армянских сил. Под их власть попали большая часть Грузии, вся Армения и Центральная Анатолия. В 1243 году грузинская царица Русудан заключила мир с монголами, уступив им зависимые от Грузии государства – Западный Ширван, Нахичевань и другие местности и разрешив им занять и фактически управлять примерно половиной территории страны. После смерти царицы оставшаяся часть государства начала распадаться. Джавахети, южная провинция Грузии, фактически отделилась от нее к 1266 году, заключив сепаратный мир с монголами. В границах до 1220 года страна оказалась восстановленой только в царствование Георгия V (1314–1346). Однако в 1386–1403 годах она пережила восемь вторжений Тамерлана, что истощило экономику страны и приблизило ее распад.

К XV веку Грузинское царство превратилось в изолированную от остального христианского мира страну, со всех сторон окруженную мусульманскими государствами. В результате Грузию настиг экономический и политический упадок, и в 1460-е годы она распалась на независимые царства – Картли, Кахетию, Имеретию и Самцхе-Джавахетию.

В следующие несколько веков Грузия входила в сферу интересов своих более сильных соседей – Османской империи и сефевидского Ирана – и была вынуждена постоянно воевать с ними, отстаивая свою независимость. К XVII веку страна оказалась настолько экономически слабой, что денежный оборот был частично заменен прямым обменом товаров, а население городов существенно сократилось. Возможность выхода из критической ситуации давал союз с Россией. Альтернативный вариант – признание формальной вассальной зависимости от Турции или Ирана – мог повлечь необходимость принятия ислама. Однако выбор в сторону России Грузия делать не спешила.

Лишь в 1783 году при царе Ираклии II (1762–1798) Россия и Грузия подписали Георгиевский трактат, устанавливавший российский протекторат над царством Картли-Кахети в обмен на военную защиту.

После смерти Ираклия II царский престол занял его сын Георгий XII. 24 июня 1800 года в Петербурге его послы передали российской коллегии иностранных дел проект документа о подданстве. Первый пункт гласил: царь Георгий XII «усердно желает с потомством своим, духовенством, вельможами и со всем подвластным ему народом однажды навсегда принять подданство Российской империи, обещаясь свято исполнять все то, что исполняют россияне».

На аудиенции 14 ноября 1800 года граф Ростопчин и С.Л. Лашкарев (Лашкаришвили) объявили грузинским послам, что император Павел I принимает в вечное подданство царя и весь народ грузинский и согласен удовлетворить все просьбы Георгия, «но не иначе, как тогда, когда один из посланников отправится обратно в Грузию объявить там царю и народу о согласии русского императора, и когда грузины вторично заявят грамотою о своем желании вступить в подданство России».[1]

23 ноября 1800 года Павел I отдал рескрипт на имя Георгия XII о принятии его царства в подданство России. 18 апреля 1800 года российским императором был подписан манифест об упразднении Картли-Кахетского царства и присоединении Восточной Грузии к России.

Но процесс присоединения Грузии к России затянулся из-за разногласий и интриг между членами правившей картли-кахетской династии. 12 сентября 1801 года манифест об упразднении Картли-Кахетского царства и вхождении Восточной Грузии в состав Российской империи был издан уже Александром I.

Впоследствии, в 1810 году, было сломлено сопротивление имеретинского царя Соломона II и Имеретия также была включена в состав России. Между 1803 и 1878 годами в результате русско-турецких войн оставшиеся грузинские территории также были присоединены к России.



Отношения Грузии и Южной Осетии в царской России и при советской власти

Как таковые территории, населенные осетинами, были в числе первых, присоединенных к Российской империи на Северном Кавказе. Это произошло в 1774 году. Владикавказ, основанный в 1784 году, стал первой российской крепостью в регионе.

В 1830 году в издаваемой в Грузии русскоязычной газете «Тифлисские ведомости» была опубликована статья анонимного автора, в которой он использовал термины «Южная Осетия» (для обозначения населенных осетинами областей Южного Кавказа) и «Северная Осетия» (населенная осетинами территория Северного Кавказа). С этого времени термин «Южная Осетия» постепенно закрепился как в грузинских, так и в русских и иностранных изданиях.

Согласно данным ряда источников, в начале XIX века некоторые селения Южного Кавказа (Корниси, Тбети, Кусирети, Гудиси, Фотриси, Чвриси, Мгвриси, Сатихари, Кулбити, Хромисцкаро, Жамури и др.) были компактно населены осетинами, а в некоторых (Дзвилети, Свери, Эредви, Корди, Дици, Ацерисхеви, Чареби, Снекви, Белоти, Сацхениси, Ванати, Зардиаанткари, Мерети, Карби, Арбо и др.) проживало смешанное население – и грузины, и осетины. В 1843 году в составе Тифлисской губернии Российской империи был образован Осетинский округ, который, однако, в 1859 году был присоединен к Горийскому уезду.

Статус-кво сохранялся вплоть до того момента, когда эхо Октябрьской революции докатилось до Кавказа. 17 мая 1918 года воинские формирования тбилисского правительства меньшевиков и союзные им в тот момент немецкие войска вошли в Цхинвал. Этому предшествовала попытка Южной Осетии самостоятельно войти в состав РСФСР. Ориентация югоосетин на большевиков объяснялась в первую очередь их стремлением к независимости. В первой югоосетино-грузинской войне погибло около восемнадцати тысяч человек, около пятидесяти тысяч бежали в Северную Осетию. По версии современных грузинских исследователей, эти действия грузинских властей носили вынужденный характер и квалифицировались как «спасение Осетии от большевистского переворота, защита от нападения со стороны Деникина и Турции».

В 1918–1920 годах в Южной Осетии произошли три крупных антиправительственных восстания. Все они проходили под лозунгом установления советской власти и присоединения Южной Осетии к РСФСР. Наиболее мощным из них было восстание 1920 года. 23 марта 1920 года на заседании Кавказского краевого комитета РКП(б) было принято решение о провозглашении советской власти в Южной Осетии и организации Юго-Осетинского ревкома. Было решено распустить Национальный совет Южной Осетии и сформировать вооруженный отряд. В распоряжение ревкома было передано 100 тысяч рублей. 6 мая 1920 года Юго-Осетинский ревком принял решение: «подчиняясь приказу Кавказского краевого комитета, признаем необходимым объявить Советскую власть пока в Рокском районе, закрыть ущелья, обороняясь от врагов трудового народа... присоединиться к РСФСР., о чем известить Москву и демократическую Грузию».

В ноте российского наркома иностранных дел правительству Грузии от 17 мая 1920 года говорилось:

«В Южную Осетию, где провозглашена Советская Республика, направлены для уничтожения таковой власти грузинские войска. Мы настаиваем, если это верно, то отозвать свои войска из Осетии, ибо считаем, что Осетия должна иметь у себя ту власть, которую она хочет».

В ответной ноте грузинское правительство высказалось в том духе, что в составе Грузии нет никакой Южной Осетии.

В Южной Осетии знали об этой переписке и надеялись на более активную поддержку Советской России. В меморандуме трудящихся Южной Осетии от 28 мая 1920 года говорится:

«Южная Осетия является и должна остаться неотъемлемой частью свободной советской большевистской России».

Югоосетинские повстанцы и направленная им на помощь из Советской России бригада 6 июня перешли перевал и разгромили грузинские войска возле Джавы. На следующий день после упорных наступательных боев было нанесено поражение грузинским войскам возле Цхинвала и город был взят. 8 июня ревком провозгласил в Южной Осетии советскую власть.

Грузинское меньшевистское правительство Ноя Жордании обвинило осетин в сотрудничестве с большевиками и в июне – июле 1920 года провело карательную операцию. Согласно осетинским источникам, около пяти тысяч осетин были убиты или умерли от голода и эпидемий. Экономике был нанесен большой урон: в частности, было угнано или погибло около 70 процентов поголовья скота. Грузинскими военными последовательно использовалась тактика выжженной земли.

Советская власть, провозгласившая право народов на самоопределение, первоначально поддерживала идею создания в Осетии единой автономии. Однако в политике большевиков, получивших в наследство огромную многонациональную державу, вскоре возобладали традиционные централизаторские тенденции. Не дожидаясь установления советской власти в Южной Осетии, 17 ноября 1920 года Северную Осетию включили в Горскую Автономную Советскую Социалистическую Республику, созданную в составе РСФСР. 25 февраля 1921 года, когда части Красной армии вошли в Тбилиси, Грузинская Демократическая Республика перестала существовать.

В сентябре 1921 года ревком Южной Осетии и Комитет Коммунистической организации Южной Осетии приняли следующее постановление:

«1) признать целесообразным создание Юго-Осетинской Советской Социалистической республики с центром Цхинвали; 2) Юго-Осетинская Советская Социалистическая республика добровольно входит в федеративный союз с Грузией».

Согласно этому же постановлению в Южную Осетию должны были войти многие грузинские села из Горийского, Душетского и Шорапанского уездов, а также из Рачи.

Постановлением Президиума ЦК Компартии Грузии от 12 декабря 1921 года было вынесено решение:

1. Местонахождением административного центра автономной области Осетии признать Цхинвали с распространением автономной власти на территорию, населенную осетинами, исключая Часавальское общество, которое остается в составе Рачинского уезда, и Кобийский район, остающийся в составе Душетского уезда.

2. Детально границы автономной Осетии будут определены особой комиссией, уже работающей в этом направлении.

3. Впредь до перелома настроения населения Цхинвальского района в пользу включения этого района в автономную Осетию власть над городом и окружающими его грузинскими селами оставить в руках районного ревкома, входящего в состав Горийского уезда.


Несмотря на то что осетины имеют свой собственный язык (осетинский), административно-государственными языками были установлены русский и грузинский. Но под управлением грузинского правительства в советские времена Юго-Осетинская автономная область пользовалась определенной степенью свободы, в частности, жители имели право разговаривать на родном языке и изучать его в школе. Однако советская власть разделила осетин на две «нации»: «южные осетины» и «северные осетины». В паспортах и других документах в графе «национальность» так и указывалось: «южный осетин», «северный осетин». Это прекратилось только со смертью Сталина.

С упразднением Горской АССР 7 июля 1924 года была создана Северо-Осетинская автономная область. Вопрос об объединении двух осетинских автономий обсуждался в высших партийных и советских органах до 1926 года, но так и не был решен.

Грузия и Южная Осетия: 1989-2004

Первая война

Этнополитический конфликт между центральным руководством Грузии и самопровозглашенной Республикой Южная Осетия начался с конца 1980-х годов. Обострение осетино-грузинских отношений было вызвано резкой активизацией национальных движений в последние годы существования СССР и стремлением малых народов к повышению своего статуса. Развитию конфликта способствовало ослабление государственной власти и последовавший распад Советского Союза.

С начала 1989 года в Грузии начинает расти движение за выход из состава СССР. 9 апреля 1989 года в Тбилиси была жестоко разогнана войсками мирная демонстрация, в результате разгона погибли люди. В итоге сепаратистские настроения среди населения Грузии и грузинских политических элит только усилились.

В этой ситуации 10 ноября 1989 года Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области Грузинской ССР принимает решение о ее преобразовании в автономную республику в составе Грузинской ССР, дабы поднять вопрос о собственном статусе в случае образования унитарного грузинского национального государства.

В ответ на самопровозглашение автономии на столицу Южной Осетии город Цхинвал 23 ноября 1989 года движением радикального националиста Звиада Гамсахурдиа был организован многотысячный марш. По пути к столице автономной республики, на митинге, состоявшемся в селе Эредви в 7 километрах от Цхинвала, Гамсахурдиа заявил:

«Скоро я буду в Цхинвале с 10 тысячами моих соколов, и посмотрим, какую встречу им устроит общественность Цхинвала. Мы им свернем шею, тем более что таких слабых противников, как осетины, нетрудно будет обуздать. Пол-Грузии будет с нами, и там будет видно, кто кого победит, чья кровь больше прольется».[2]

Но маршу прорваться в город не удалось. На входе в него колонны звиадистов встретили милиция и жители города. В итоге трехмесячной блокады Цхинвала, стычек между участниками акции, осетинами и милицией на пути в город, по разным данным, шесть человек погибли, 27 получили огнестрельные ранения и 140 человек были госпитализированы.

28 октября 1990 года в Грузии были проведены первые в СССР многопартийные парламентские выборы, в которых убедительную победу одержали националисты, входящие в блок бывшего диссидента Гамсахурдиа «Мргвали Магида – Тависупали Сакартвело» («Круглый стол – свободная Грузия»). Основным их лозунгом стало «Грузия для грузин!». Сам Гамсахурдиа возглавил Верховный Совет Грузинской ССР, а позже, 26 мая 1991 года, всеобщим голосованием был избран президентом Республики Грузия. Независимость ее была провозглашена ранее, 9 апреля, по итогам проведенного референдума. Грузия оказалась всего лишь второй республикой, вышедшей из состава разваливающегося на глазах Советского Союза.

Но еще не дожидаясь этого, в 1990 году Верховный Совет Грузинской ССР признал незаконными все союзные конституционные акты, принятые после произошедшей в 1921 году советизации Грузии. Незаконными были также объявлены законы СССР о разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации и о выходе из состава СССР.

В ответ на это 20 сентября 1990 года Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области провозгласил Юго-Осетинскую Советскую Демократическую Республику. Была принята Декларация о национальном суверенитете. В ноябре чрезвычайная сессия Совета народных депутатов заявила о том, что Южная Осетия должна стать самостоятельным субъектом подписания Союзного договора.

9 декабря 1990 года прошли выборы в Верховный Совет Юго-Осетинской Республики, бойкотированные жителями грузинских сел. 10 декабря 1990 года председателем Верховного Совета Республики Южная Осетия был избран Торез Кулумбегов. 11 декабря Верховный Совет Республики Грузия принял решение об упразднении осетинской автономии. В этот же день в Цхинвале в межэтническом столкновении погибли три человека, и 12 декабря Грузия ввела в Цхинвале и Джавском районе чрезвычайное положение.

В ночь с 5 на 6 января 1991 года в Цхинвал были введены подразделения милиции и национальной гвардии Грузии. Натолкнувшись на сопротивление осетинских отрядов самообороны и местной милиции, через три недели они были вынуждены оставить город.

7 января Президент СССР Михаил Горбачев издает указ «О некоторых законодательных актах, принятых в декабре 1990 года Грузинской ССР» с целью прекратить конфликт и зафиксировать советский статус-кво республик. Однако Горбачева здесь уже никто не слушал. Кроме того, имея печальный опыт попыток применения силы в Прибалтике, советское руководство предпочло воздержаться от силового вмешательства в разгорающийся конфликт. У первого и последнего Президента СССР, по всей вероятности, была надежда на мирное разрешение как этого, так и других этнических конфликтов, набиравших мощь на территории Советского Союза, через подписание нового Союзного договора.

К моменту начала первой в постсоветской истории войны между Грузией и Южной Осетией на территории Грузии проживало около ста тысяч этнических осетин. Судьба их оказалась незавидной. Осетин массово увольняли с работы. О том, что их ждет, недвусмысленно высказался глава Верховного Совета Грузинской ССР Звиад Гамсахурдиа:

«Осетины должны уйти. Это очевидно. Другого выхода нет».[3]

Грузинская сторона рассматривала сам факт существования Юго-Осетинской республики как провокацию Советского Союза (впоследствии – России) против суверенитета Грузии. Вот текст одной из листовок, распространявшихся на территории Грузии в этот период:

«Советским режимом в аннексированной им в 1921 году Грузии была создана Юго-Осетинская автономная область, чтобы в нужный момент инспирировать кровопролитие между братьями – грузинами и осетинами».[4]

1 февраля 1991 года Союз независимых энергетиков Грузии отключил энергоснабжение Южной Осетии. Следствием этого стали жертвы среди мирного населения. В доме престарелых замерзло несколько десятков стариков, в родильном доме умирали младенцы.

Зимой 1991 года начался массовый исход осетин из Южной Осетии в Северную. Беженцам приходилось пробираться по пояс в снегу через лес по объездной Зарской дороге длиной 25 километров до спасительного Рокского тоннеля. Остальные маршруты оставались блокированными грузинскими военными формированиями. Во Владикавказе открылся центр размещения беженцев.

Тогда же начался исход жителей грузинских сел из Южной Осетии. В 1991 году Южную Осетию покинуло около семи тысяч грузин. Их дома и грузинские школы были сожжены. Но и грузинские, и осетинские беженцы надеялись вернуться обратно.

Усугубило разруху восьмибалльное землетрясение, случившееся в Грузии и Южной Осетии 29 апреля. Погибли десятки людей. Многие остались без крова. В Джавском районе оказались разрушенными около 95 процентов всех зданий. Некоторые села были полностью похоронены под тоннами земли после оползней. Последствия землетрясения только усилили поток беженцев из Южной Осетии.

Южная Осетия и Абхазия, оставаясь в правовом поле СССР, приняли участие в референдуме 17 марта 1991 года, в котором Грузия участия не принимала, и высказались за сохранение Советского Союза.

К лету 1991 года действия грузинских вооруженных сил на территории Южной Осетии, как считают представители югоосетинской стороны, окончательно приобрели характер этнических чисток.

Грузинские полицейские силы контролировали стратегические высоты вокруг Цхинвала и осуществляли обстрелы города, приводившие к многочисленным разрушениям и жертвам. Осетинские отряды, базировавшиеся в блокированном Цхинвале, испытывали острую нехватку оружия и боеприпасов и действовали мелкими диверсионными группами. Гуманитарная ситуация в бывшей автономной области и городе была катастрофической, в госпитале города в холодное время года температура воздуха не превышала 13–14 °C. Убитых приходилось хоронить в городских дворах.


Однако ситуация и в самой Грузии была нестабильной. 21 декабря 1991 года части грузинской Национальной гвардии под предводительством Тенгиза Китовани подняли мятеж, впоследствии поддержанный вооруженными формированиями «Мхедриони» Джабы Иоселиани. В Грузии началась гражданская война. В итоге 6 января 1992 года президент Грузии Звиад Гамсахурдиа и члены правительства были вынуждены покинуть страну. 29 декабря Джаба Иоселиани освободил из тбилисской тюрьмы лидера Южной Осетии Тореза Кулумбегова, похищенного ранее. Кулумбегов вновь возглавил Верховный Совет Южной Осетии. В самой Грузии в марте 1992 года к власти пришел сподвижник Горбачева, бывший министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе.

Но относительное затишье длилось недолго. 19 января 1992 года прошел референдум о независимости Республики Южная Осетия. Свыше 98 процентов принявших участие в голосовании высказались за независимость Южной Осетии. В феврале 1992 года грузинская артиллерия и бронетехника, расположенные вокруг города Цхинвала, начали интенсивные обстрелы жилых кварталов и учебных заведений югоосетинской столицы. Обстрелы продолжались до 13 июля 1992 года.

20 мая 1992 года произошло одно из наиболее известных преступлений грузинских боевиков. Расстрел у села Зар колонны беженцев, направлявшихся в Северную Осетию. Были убиты 36 человек в возрасте от 11 до 76 лет, среди них – 19 женщин, детей и стариков. Более 30 человек получили тяжелые ранения.

С ноября 1989 по июль 1992 года, по разным оценкам, в результате агрессии Грузии против Южной Осетии погибло от 2 до 4 тысяч мирных жителей осетинской национальности; более 3,5 тысячи человек было ранено; около 300 человек пропало без вести; свыше 40 тысяч человек вынуждены были оставить свои дома и переселиться в Россию; свыше 100 осетинских сел сожжено; разграблено или уничтожено оборудование всех заводов и фабрик на территории Южной Осетии; взорваны мосты. На территории Северной Осетии было зарегистрировано более 20 тысяч беженцев из Южной Осетии и свыше ста тысяч беженцев-осетин из Грузии.[5]



Дагомысский мир

Боевые действия, сошедшие на уровень одиночных огневых контактов и рейдов, были прекращены после подписания Дагомысских соглашений. Дагомысские соглашения предусматривали прекращение огня и создание органа для урегулирования конфликта – Смешанной контрольной комиссии (СКК), в которую вошли грузинская и югоосетинская (в грузинских источниках называемая «цхинвальской») стороны, Россия и в качестве отдельной стороны – Северная Осетия.

13 июля 1992 года были прекращены артобстрелы Цхинвала. 14 июля 1992 года в зону конфликта были введены миротворческие силы в составе трех батальонов (российского, грузинского и осетинского).

2 февраля 1993 года произошло принятие концепции социально-экономической и культурной интеграции севера и юга Осетии. 6 марта 1993 года Верховный Совет СевероОсетинской ССР признал Республику Южная Осетия. В октябре 1993 года Верховный Совет Республики Южная Осетия принял отставку своего председателя Тореза Кулумбегова. Председателем Верховного Совета Республики Южная Осетия – руководителем страны – стал ректор Юго-Осетинского государственного педагогического института доктор исторических наук, профессор Людвиг Алексеевич Чибиров.

14 сентября 1993 года было заключено российско-грузинское соглашение о восстановлении экономики Южной Осетии.

В сентябре 1993 года Звиад Гамсахурдиа вернулся в страну и возглавил вооруженные отряды своих сторонников, действовавшие в Западной Грузии (Зугдиди). До конца октября звиадисты без боя заняли всю территорию Самегрело (Мингрелии), часть Имерети и Гурии. Для сохранения своей власти Шеварднадзе был вынужден обратиться за военной помощью к России в обмен на подписание договора о вхождении Грузии в Содружество Независимых Государств и согласие на участие России в миротворческих операциях в Южной Осетии.

2 ноября 1993 года очередная сессия Верховного Совета приняла Конституцию Республики Южная Осетия. Этот день является Днем Конституции Республики Южная Осетия.

27 мая 1994 года прошли выборы в Верховный Совет Республики Южная Осетия. Большинство голосов получила Коммунистическая партия Южной Осетии. Получив поддержку депутатов компартии, беспартийный Людвиг Чибиров был вновь избран председателем Верховного Совета. В августе 1994 года Чибиров подал в отставку, однако депутаты проголосовали за то, чтобы Чибиров остался на своем посту.

30 октября 1995 года в Цхинвале состоялась первая грузино-осетинская встреча с участием представителей России, Северной Осетии и ОБСЕ. Была достигнута договоренность аннулировать решение Верховного Совета Грузии о ликвидации автономии Южной Осетии и решения Верховного Совета Южной Осетии о выходе из состава Грузии. Начался переговорный процесс между Южной Осетией и Грузией.

17 апреля 1996 года на осетино-грузинских переговорах в Цхинвале был выработан текст меморандума о неприменении силы, предотвращении дискриминации по этническому принципу и возвращении беженцев. 16 мая 1996 года в Москве был подписан Меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте.

27 августа 1996 года состоялась первая официальная встреча во Владикавказе председателя парламента Южной Осетии Людвига Чибирова и президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе. По окончании встречи Шеварднадзе заявил, что, хотя «об автономии говорить рано», он не исключает в будущем возможности получения Южной Осетией статуса автономной республики с собственным парламентом и другими структурами управления. В совместном заявлении по итогам встречи утверждалось, что «стороны наметили пути дальнейшего развития процессов полномасштабного урегулирования грузино-осетинского конфликта, отметив в этом контексте важность взаимоприемлемого разрешения государственно-правового аспекта урегулирования».

Несмотря на это, грузинские власти продолжали рассматривать Южную Осетию как свою административную единицу – Цхинвальский регион, но до прихода к власти Михаила Саакашвили активных действий по восстановлению контроля над Южной Осетией не предпринимали.

10 ноября 1996 года первым президентом Южной Осетии был избран Людвиг Чибиров.

4 марта 1997 года начались полномасштабные переговоры по мирному урегулированию между Республикой Южная Осетия и Грузией.

22 декабря 2000 года было подписано российско-грузинское межправительственное соглашение о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта и возвращении беженцев.

6 декабря 2001 года президентом Южной Осетии после двух туров голосования был избран Эдуард Кокойты.

15 января 2002 года парламент Южной Осетии принял поддержанное президентом Кокойты постановление просить российские власти принять Южную Осетию в состав России.

Дагомысские соглашения дали минимальные гарантии безопасности в регионе. В результате мирного переговорного процесса периода 1992–2004 годов Грузия и Осетия договорились о взаимном признании автомобильных номеров, заработали совместные грузино-осетинские рынки, наладилось транспортное сообщение между Тбилиси и Цхинвалом, начали восстанавливаться экономические контакты между грузинскими и югоосетинскими селами. А главное – забрезжила отчетливая перспектива успешного завершения мирного переговорного процесса и установления в регионе мира и порядка.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Приход к власти Саакашвили. Размораживание конфликта: 2004 – июль 2008 года

Тяжелая экономическая ситуация, низкий жизненный уровень, массовые и систематические нарушения прав человека, разгул коррупции и как следствие фальсификация результатов парламентских выборов 2 ноября 2003 года в Грузии привели к так называемой бархатной «революции роз» 21–23 ноября 2003 года и отставке Эдуарда Шеварднадзе.

Очередное обострение отношений между Грузией и Южной Осетией произошло в начале 2004 года, после того как новое руководство Грузии объявило о курсе на восстановление территориальной целостности страны. 3 января 2004 года кандидат в президенты Грузии Михаил Саакашвили без согласования с цхинвальскими властями посетил грузинское село Тамарашени в Южной Осетии близ Цхинвала и в своем выступлении перед жителями села заявил, что 2004 год – это последний год, когда Южная Осетия и Абхазия не принимают участия в грузинских выборах.

9 февраля 2004 года в районе села Эредви в 7 километрах от Цхинвала в результате обстрела автомобиля грузинским полицейским постом убит высокопоставленный сотрудник минобороны Южной Осетии Виктор Мамитов.

31 мая 2004 года, в нарушение Дагомысских соглашений, в зону грузино-осетинского конфликта, где имели право находиться только российские, грузинские и юго-осетинские миротворческие силы и сотрудники местных правоохранительных органов, грузинская сторона перебросила подразделения своих внутренних войск, армейского спецназа и тяжелую военную технику.

Со второй половины июля 2004 года происходили регулярные обстрелы города Цхинвал, осетинских и грузинских сел из стрелкового оружия, гаубиц и минометов. На этом фоне президент Грузии Михаил Саакашвили сделал несколько резких заявлений, обвиняя Россию в попустительстве властям Южной Осетии и Абхазии, не желающим урегулировать отношения с Грузией.

Одновременно началась дипломатическая война между Грузией и Россией. Тбилисское руководство во главе с Саакашвили обратилось в международные организации, обвинив Москву в поддержке «сепаратистского» режима, и начало требовать вывода из Южной Осетии российских миротворцев.

До конца августа грузинские силы безуспешно пытались взять стратегические высоты у Цхинвала, но, потеряв около 20 человек, были выведены из зоны конфликта в Гори, а осетинские вооруженные формирования – в Джавский район Южной Осетии.

5 ноября 2004 года в ходе переговоров между премьер-министром Грузии Зурабом Жвания и де-факто президентом Южной Осетии Эдуардом Кокойты было подписано соглашение о демилитаризации зоны конфликта.

26 января 2005 года на заседании ПАСЕ в Страсбурге грузинский президент Михаил Саакашвили обнародовал мирные инициативы в отношении Южной Осетии, предложив региону статус широкой автономии. Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты отверг это предложение.

В феврале 2005 года при невыясненных обстоятельствах погиб премьер-министр Грузии Зураб Жвания, курировавший проблемы югоосетинского урегулирования.

Принятые в ноябре 2004 года решения Смешанной контрольной комиссии (СКК), касающиеся ликвидации фортификационных сооружений в зоне конфликта, еще весной 2005 года оставались невыполненными.

12 декабря 2005 года Эдуард Кокойты обратился с официальным заявлением к Президенту РФ Владимиру Путину, президенту Грузии Саакашвили и главам государств ОБСЕ, выступив с новой инициативой по мирному урегулированию грузино-осетинского конфликта. Предусматривалась трехэтапная схема урегулирования, включавшая демилитаризацию зоны конфликта, социально-экономическую реабилитацию региона и политические переговоры. Кроме того, предполагалось создание зоны экономического благоприятствования (офшора), которая как вариант могла бы включать Алагирский район Северной Осетии РФ, Южную Осетию и Горийский район Грузии.

15 февраля 2006 года парламент Грузии принял постановление, в котором обвинил Россию в аннексии грузинской территории, и поручил правительству пересмотреть Дагомысские соглашения 1992 года, предусматривавшие создание Смешанной контрольной комиссии по урегулированию югоосетинского конфликта и ввод российских миротворцев в зону конфликта, передать в международные организации материалы, доказывающие невыполнение российскими миротворческими силами взятых на себя обязательств, и разработать новый мандат для замены российских военных миротворческим контингентом из других стран. За проект постановления проголосовали все 179 депутатов.

17 февраля 2006 года Госдума России приняла ответное постановление, в котором обратилась к Владимиру Путину с просьбой обеспечить национальную безопасность России в связи с обострением ситуации вокруг Южной Осетии. По мнению Госдумы, Грузия намеренно дискредитирует действия российского миротворческого контингента, призывая решить «югоосетинскую проблему военным путем».

17-18 февраля 2006 года в Тбилиси под эгидой Евросоюза прошла Международная конференция по безопасности. Представитель Евросоюза по отношениям со странами ближнего зарубежья Бенита Ферреро-Вальднер по прибытии в Тбилиси заявила:

«Ваши друзья советуют вам обеспечить безопасность Грузии путем мирного диалога с осетинами».

Наблюдатели расценили проведение этой конференции как некое послание Запада руководству Грузии, означающее, что евроинтеграция Грузии возможна лишь при мирном решении существующих этнических конфликтов.

Президент Саакашвили, выступая перед участниками, заявил:

«Мы будем очень осторожны в своих действиях, чтобы не привести к возобновлению войны в Южной Осетии».

При этом он назвал Абхазию и Южную Осетию «кагэбэшными анклавами, где осуществляются мечты Дзержинского, Ежова, Берии и особенно Андропова, которого идеализируют в одном из крупных государств».

20 февраля 2006 года Грузия сняла блокаду всех дорог, ведущих в Южную Осетию, уладив таким образом очередное осложнение в отношениях между Тбилиси и Цхинвалом, начавшееся с того, что военные Южной Осетии отказались пропустить на свою территорию грузинских миротворцев, следовавших к месту несения службы в селе Ачабети на территории Южной Осетии. Кризис удалось разрешить на трехстороннем совещании командования российских и грузинских миротворцев при участии представителей МВД Южной Осетии. Грузинским военнослужащим было разрешено проследовать к месту своей дислокации в сопровождении российских миротворцев.

В связи с заявлением Грузии о необходимости расширения состава миротворцев в зоне грузино-осетинского конфликта за счет Украины и других стран Министерство иностранных дел Украины 21 февраля 2006 года сообщило о готовности направить миротворцев при условии соответствующего мандата ООН или ОБСЕ и соответствующего решения Верховной рады.

Лидер Южной Осетии Эдуард Кокойты 22 февраля 2006 года выступил против расширения миротворческого контингента в зоне грузино-осетинского конфликта, заявив, что не видит альтернативы российским войскам. По его словам, односторонние действия Грузии являются «сворачиванием процесса урегулирования и выдавливанием России из этого процесса и в целом из Кавказского региона». Министр иностранных дел непризнанной Южной Осетии Мурат Джиоев заявил, что Украина помогла бы установлению мира гораздо больше, если бы она перестала поставлять Грузии оружие.

Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты пообещал в ближайшее время обратиться в Конституционный суд Российской Федерации с документами, свидетельствующими о том, что республика всегда оставалась в составе России. По его словам, Южная Осетия и Северная Осетия вошли в состав Российской империи как единое целое, и Южная Осетия никогда не выходила из состава России. Кокойты утверждает, что у республики есть все документы о вхождении в состав России, но нет ни одного юридического документа, который бы свидетельствовал о выходе из состава России.

Глава комитета Госдумы РФ по делам СНГ и связям с соотечественниками Андрей Кокошин заявил, что «в случае обострения ситуации Россия будет иметь основания применить весь спектр имеющихся у нее мер для обеспечения стабильности и безопасности в регионе и защиты жизни и здоровья российских граждан, в том числе российских миротворцев, находящихся там».

Необходимо отметить, что гражданами России является абсолютное большинство жителей Южной Осетии.

В феврале 2006 года Эдуард Кокойты обвинил Тбилиси в подготовке спецоперации по уничтожению руководства Южной Осетии, в том числе и его самого. В марте 2006 года он подал в Конституционный суд РФ заявление о присоединении непризнанной республики к Российской Федерации.

14 июня 2006 года главы Южной Осетии, Абхазии, Приднестровья – Эдуард Кокойты, Сергей Багапш и Игорь Смирнов – подписали декларацию о сотрудничестве. В этом документе говорилось о намерении непризнанных республик создать совместные миротворческие силы в том случае, если из зон конфликтов выведут российских миротворцев. В документе подчеркивалось стремление трех непризнанных государств развивать отношения с Россией.

15 августа 2006 года республика начала выдавать собственные паспорта. Ранее жители Южной Осетии пользовались паспортами СССР, а также российскими паспортами, полученными в соответствии со статьей 14.1 ФЗ «О гражданстве РФ».

12 ноября 2006 года президентом Южной Осетии вновь был избран Эдуард Кокойты, набравший 96 процентов голосов избирателей. Одновременно с выборами президента проходил референдум, на котором 99 процентов проголосовавших жителей Южной Осетии высказались за независимость (явка избирателей составила 95,2 процента); референдум не был признан международным сообществом. На альтернативных выборах в селах (преимущественно грузинских), контролируемых правительством Грузии, победил Дмитрий Санакоев, бывший военный министр и глава правительства Южной Осетии, возглавивший прогрузинскую администрацию Цхинвальского региона в селе Курта.

С этого момента переговорный процесс между грузинской стороной и Южной Осетией о разрешении конфликта прекратился.

С ноября 2007 года, по свидетельству бывшего посла Грузии в Москве Э. Кицмаришвили, в Тбилиси разрабатывается план военной операции против Абхазии и Южной Осетии. Направление главного удара при этом меняется – в качестве первой цели в Тбилиси выбирают Южную Осетию. Дата начала боевых действий переносится, идут согласования с администрацией президента США.

В преддверии войны

К лету 2008 года обстановка в районе тлеющего грузино-югоосетинского конфликта вновь накалилась. 4 июля грузинская сторона возобновила обстрелы Цхинвала, в результате чего двое осетин были убиты и шестеро ранены. В качестве мер, которые, по версии российского МИДа, воспрепятствовали «развитию ситуации по силовому сценарию», 8 июля в воздухе над территорией Южной Осетии появились российские военные самолеты. Дипломатические отношения между Россией и Грузией оказались на грани разрыва.

Le Monde

Джонатан Литтель[6]

Путевые заметки из Грузии. Кто агрессор, а кто жертва?

3 октября 2008 года

Достоинство российской версии в ясности, если не сказать честности: Саакашвили – психопат, да и наркоман к тому же, он начал атаку с целью геноцида, чему Россия не могла не воспротивиться. Однако не только русские упрекают Саакашвили в начале военных действий. И действительно, сразу после прихода к власти в результате «революции роз» Саакашвили постоянно высказывался в воинственном тоне в отношении двух сепаратистских регионов. Его националистическая риторика кое-кому напоминает речи Звиада Гамсахурдиа, первого президента независимой Грузии, который называл осетин «индоевропейскими свиньями», а другие народности «неблагодарными гостями», не желающими огрузиниваться. Он же развязал первую войну с осетинами, начал конфликт, где побежденной стороной стал Тбилиси.

Национализм Саакашвили, основанный на практически французской концепции государства-нации, не имеет подобной расистской окраски. Однако не мечтал ли он, любящий сравнивать себя с Давидом Строителем, с самого начала вернуть эти земли силой? За четыре года он влил непомерный процент ВВП в армию, намного выше норм, рекомендуемых НАТО. В Ираке все улицы на грузинской военной базе носили имена абхазских городов – Гагра, Пицунда, Гали. Обучаемые американцами грузинские солдаты пели строевые песни о завоевании Абхазии. «В глубине души Миша (в Грузии все зовут друг друга, в том числе и президента, по имени в его полном или уменьшительном варианте) всегда был сторонником военного решения вопроса», – сказала мне в Тбилиси одна грузинская журналистка, которая давно знает президента.

Некоторые уверены, что атака на Южную Осетию была только началом. «Многие официальные лица заверяли меня, что надеялись под шумок захватить и Абхазию, – рассказал мне Эроси Китсмаришвили, посол Грузии в России. – Они собирались смять осетин за 24–36 часов, а потом начать двойное наступление на абхазов с базы в Сенаки и из Кодорского ущелья». Таким образом, тот факт, что основные грузинские силы 7 августа находились на западе страны, свидетельствует не в пользу их неподготовленности, а как раз наоборот.

К этому времени Грузия четко встала на путь интеграции в Евросоюз и НАТО. Однако факт существования на границах Грузии спорного территориального образования в виде Южной Осетии серьезным образом затруднял получение Грузией плана действий для членства в этих организациях.

С 2006 года Грузия последовательно милитаризуется. Военный бюджет государства резко возрос, достигнув к 2008 году 1 миллиарда долларов. На эти деньги производится закупка современного вооружения – танков, систем ПВО, средств связи. Проводится модернизация ВВС страны. В вооружении Грузии принимают участие США, Израиль, Чехия, Украина, Германия, Великобритания, Венгрия, Болгария, Турция, Польша. Личный состав вооруженных сил Грузии проходит переподготовку под руководством американских инструкторов, армия реформируется по стандартам НАТО.

После некоторого затишья с 1 августа в районе противостояния вновь стали слышны перестрелки.

С 6 августа обстановка в зоне грузино-югоосетинского конфликта резко обострилась. Вооруженные силы Республики Грузия активизировали воздушную разведку с использованием Су-25 и БПЛА в ночное время.

7 августа около 19 часов вечера, выступая по грузинскому телевидению, Михаил Саакашвили заявил:

«Давайте прекратим эскалацию и начнем переговоры – прямые, многосторонние, какие угодно! Давайте дадим шанс миру и диалогу».

Президент Грузии в прямом эфире сказал, что дал приказ всем формированиям грузинской армии прекратить огонь.

Жители Цхинвала ложились спать успокоенными. На следующий день, 8 августа 2008 года, в 8 часов вечера должны были начаться Олимпийские игры в Пекине...

РАДИО Эхо Москва

Эроси Кицмаришвили

Из интервью радиостанции «Эхо Москвы»[7]

26 ноября 2008 года

Мне было известно, что в июле – августе могло быть начало больших военных операций, действий в Южной Осетии, а не Абхазии. А что касается вопроса с Абхазией, то в апреле обсуждались серьезно военные действия. (...)

Это было большое обсуждение, и было решение о том, что была назначена какая-то конкретная дата. И, по моим данным, эта дата была – начало мая, она совпадала с инаугурацией, с какими-то еще переходными периодами в российской политике. И я как раз вчера говорил о том, что я говорил с Саакашвили, что эти действия могут привести к катастрофе для Грузии. Мы можем потерять Абхазию и перспективу развития страны. В тот момент моя позиция, позиция Запада, позиция американцев была услышана, и Саакашвили передумал. (...)

Кроме меня из официоза Саакашвили ни один человек публично не сказал о том, о чем знает вся Грузия, весь Запад и все организации, которые находились и занимались мониторингом, то, что Саакашвили настаивал и начал эти действия в отношении Цхинвала в тот день. (...)

И это решение, по моим данным, очень близким к окружению Саакашвили, было принято в прошлом году, в ноябре. Но оно касалось конкретно направления Абхазии, потом оно изменило вектор, потому что в какой-то момент этим людям показалось, что лучше сделать направление к Цхинвалу. Но об этом, с моей точной информации, известно было и в России. И Россия активно готовилась к противостоянию, и определенные силы в России подталкивали Саакашвили к этим действиям, чтобы получить то, что получили сейчас. (...)

Я сказал вчера на комиссии, (...) что грузинская политическая элита периодически в эйфории высказывала мнение, что Запад и США поддерживают их действия в этом направлении. И все мои попытки это перепроверить, когда я это перепроверял, это все оказывалось абсолютной нереальностью. Визит Кондолизы Райс в Тбилиси 9-10 июля. После этой встречи, и это я слышал уже после начала войны, эти же ребята, тот же самый Бокерия, говорил, что Кондолиза Райс дала им зеленый свет на действия в Абхазии.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

День 8.8.8

Около 23:30 7 августа 2008 года по спящему Цхинвалу и позициям российских миротворцев заработали орудия, через некоторое время к ним присоединились и установки залпового огня «Град». По всем международным нормам использование систем залпового огня по мирному населению является недопустимым и квалифицируется как военное преступление. 00:42. Грузия подтвердила свое намерение решить грузино-осетинский конфликт силовым путем. Командующий миротворческими операциями вооруженных сил Грузии Мамука Курашвили заявил, что грузинская сторона приступила «к операции по наведению в Цхинвальском регионе конституционного порядка».

01:07. Ожесточенные боевые действия между грузинскими и осетинскими вооруженными силами происходят на подходах к Цхинвалу.

01:25. Грузинская артиллерия ведет прицельный огонь по правительственным зданиям в центре Цхинвала. 01:30. Грузия официально объявила Южной Осетии войну. В Южной Осетии отключено электричество. 01:38. Штурм Цхинвала ведется по всем направлениям. Власти Южной Осетии заявили, что грузинская сторона обстреливает Цхинвал из установок «Град», гаубиц и крупнокалиберных минометов.

01:41. По данным официальных осетинских источников, российская военная техника двинулась в сторону Южной Осетии через Рокский тоннель. «По Транскаму от Алагира в сторону пограничного пункта Нижний Зарамаг движутся военные колонны и отдельные машины с личным составом, бронетехника», – утверждают источники. Согласно тем же источникам, грузинские войска открыли огонь по штабу миротворческих сил в Цхинвале.

01:42. Осетинская сторона открыла ответный огонь по грузинским позициям, с которых из установок «Град» обстреливается Цхинвал.

01:54. Верховный представитель Евросоюза по внешней политике и безопасности Хавьер Солана провел телефонную беседу с президентом Грузии Михаилом Саакашвили в связи с ситуацией в зоне грузино-осетинского конфликта. Солана выразил серьезную обеспокоенность по поводу ситуации в Южной Осетии и призвал приложить все усилия, которые необходимы для скорейшего прекращения насилия и возобновления мирных переговоров между сторонами.

02:32. Грузинские силовики рапортуют о взятии трех осетинских сел – Мугути, Дидмуха и Дмениси. 03:05. Мэтью Брайза, помощник замгоссекретаря США, призвал стороны грузино-осетинского конфликта прекратить огонь и вернуться к диалогу. Он заявил: «Президент Саакашвили объявил о прекращении огня, но мы узнали, что осетинская сторона открыла огонь по грузинским селам». 03:35. В Южную Осетию направляются сотни добровольцев из Северной Осетии и Абхазии.

03:46. Грузия начала танковую атаку на южные окраины Цхинвала. «Грузинская армия приступила к танковой атаке на южные окраины Цхинвала, – заявил президент Южной Осетии Эдуард Кокойты. – Югоосетинские силы, – подчеркнул он, – оказывают сопротивление». Госминистр Грузии Темур Якобашвили, в свою очередь, объявил, что Цхинвал находится в кольце грузинских войск. 04:20. На штурм Цхинвала пошла грузинская пехота. 04:22. Госминистр Грузии по реинтеграции Темур Якобашвили заявляет: «Грузинские правительственные войска взяли под контроль пять осетинских сел: Дмениси, Дидмуха, Мугут, Архоци и Квемо-Окона».

Der Spiegel

Ральф Бесте, Уве Клусманн, Кордула Мейер, Кристиан Нееф, Матиас Шепп, Ганс-Юрген Шламп, Хольгер Штарк

Не лгал ли Саакашвили?

Запад начинает сомневаться в грузинском лидере

16 сентября 2008 года

Прошло пять недель после окончания войны на Кавказе, и ветры в Америке начинают дуть в ином направлении. Даже Вашингтон начинает подозревать, что его друг и союзник Саакашвили в действительности мог оказаться азартным игроком, который разжег кровопролитную пятидневную войну, а затем начал нагло врать Западу.

Во второй половине дня 8 августа эксперты НАТО были не в состоянии в полном объеме установить масштаб выдвижения русских, которое Саакашвили позже назвал нападением... Но уже тогда офицерам НАТО в брюссельской штаб-квартире альянса было ясно одно. Они считали, что конфликт начала Грузия и что в ее действиях скрывается глубокий расчет, а не просто намерение обороняться или нанести удар в ответ на провокации России. На самом деле офицеры НАТО полагали, что грузинское нападение это хорошо просчитанное наступление против позиций Южной Осетии, осуществляемое для того, чтобы поставить всех перед свершившимся фактом. Они невозмутимо называли произошедшие накануне перестрелки малозначащими происшествиями. Руководители НАТО совершенно четко представляли себе, что такими стычками ни в коей мере нельзя оправдать подготовку Грузии к войне.

Полковник Генерального штаба Германии Вольфганг Рихтер, являющийся старшим военным советником немецкой миссии в ОБСЕ, хорошо владеет ситуацией. Рихтер, находившийся в тот период в Тбилиси, подтверждает, что грузины еще в июле сосредоточили свои войска на границе с Южной Осетией. Во время закрытого совещания в Берлине в прошлую среду он заявил министру обороны Францу-Йозефу Юнгу и ведущим членам комитетов парламента по иностранным делам и обороне, что грузины в определенной мере «лгали» о передвижениях войск. По словам Рихтера, он так и не смог найти доказательств в подтверждение заявлений Саакашвили о том, что русские выдвинулись в Рокский тоннель еще до того, как Тбилиси отдал приказ наступать.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Информация Министерства обороны Российской Федерации

8 августа 2008 года

В ночь с 6 на 7 августа в регионе складывалась следующая ситуация.

С 00:30 минут грузинская сторона открыла огонь из ствольной артиллерии по району Сарабуки, который продолжался в течение 7 минут.

С 00:45 минут до 02:07 минут в районе Присе между сторонами велась стрельба из стрелкового оружия, минометов, которая продолжалась до 7 утра. В 14:42 грузинские офицеры покинули расположение штаба ССПМ. По докладам с постов, наблюдатели с грузинской стороны, сославшись на приказ своего командования, оставили места несения службы. После этого со стороны Авневи в направлении Хетагурово грузинской стороной велся огонь из ствольной артиллерии, танков и БМП. Одновременно со стороны Земо-Никози велся артиллерийский огонь по юго-восточной окраине Цхинвали. В 18:00 из Сруиси в Нули прибыли более 20 единиц бронетанковой техники. В это же время в зону конфликта из внутренних районов началась переброска подразделений грузинских вооруженных сил.

04:48. В Цхинвал прибыло подкрепление из Северной Осетии. 05:01. Грузинские войска заняли Знаурский район Южной Осетии – осталась только «дорога жизни» – Рокский тоннель. 05.30. Начинается обстрел грузинами с использованием ракетных систем залпового огня «Град» населенного пункта Джава.

07:23. Грузинская авиация нанесла удар по Южной Осетии. Пять штурмовиков Су-25 бомбили город. 08:00. Позиции российских миротворцев в Цхинвале находятся под постоянным обстрелом.

8:20. Грузинские ВВС наносят ракетно-бомбовый удар по позициям российских миротворцев.

The Washington Times

Димитрий Саймс[8]

Запад не желает верить в то, что агрессор – Грузия

17 сентября 2008 года

Государственный департамент США и разведывательные службы, независимые американские и европейские СМИ и даже ряд информированных грузинских источников совершенно четко подтверждают, что – как бы невероятно это ни звучало – именно крохотная Грузия напала на огромную Россию, а не наоборот.

Рассудительные люди могут поспорить о том, в какой степени нараставшее присутствие России в Абхазии и Южной Осетии или действия Южной Осетии против грузинских войск спровоцировали грузинское наступление.

Но на настоящий момент нет никаких сомнений в том, что 7 августа, всего через несколько часов после объявления одностороннего перемирия, президент Грузии Михаил Саакашвили дал приказ о наступлении на столицу Южной Осетии Цхинвали и что грузинские войска применяли тяжелую артиллерию, танки и реактивные снаряды против российского батальона, защищавшего город.

09:23. Грузинские СМИ впервые заявили о взятии Цхинвала. 09:41. Президент РФ Дмитрий Медведев обсуждает экстренные меры «по возвращению ситуации в Южной Осетии в мирное русло».

11:00. Грузинские подразделения захватили миротворческие городки «Северный» и «Южный».

11:10. Президент Грузии в ходе обращения к нации рассказал о своем видении ситуации в зоне конфликта и объявил о всеобщей мобилизации резервистов.

12:37. Парламент Северной Осетии призвал Россию помочь Южной Осетии.

13:45. В Цхинвале взорван газопровод. В центре столицы Южной Осетии ведутся бои, разрушена больница, горит университет.


Даже тем, кто еще до последнего сомневался, становится очевидно – это война.

Часть II

ОФИЦИАЛЬНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА УЧАСТНИКОВ СОБЫТИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, СОВЕРШЕННЫХ ГРУЗИНСКОЙ СТОРОНОЙ

Цитируемые здесь высказывания имеют особый статус – это не просто рассказы, а оформленные с соблюдением необходимых юридических процедур показания людей, признанных потерпевшими в рамках расследуемого Следственным комитетом при прокуратуре РФ дела о геноциде осетинского народа. Поэтому здесь вы не всегда увидите имена и другие данные, позволяющие точно идентифицировать тех, кто участвовал в установлении юридически значимых фактов. По этой же причине стиль приводимых свидетельств весьма далек от разговорного, а в некоторых случаях показания излагаются не от первого лица.

Подавляющее большинство людей из тех, чьи свидетельства здесь приводятся, – граждане Российской Федерации либо лица, имеющие двойное гражданство России и Южной Осетии.

Преступления против миротворцев

Фактически августовская война в Южной Осетии началась с ночного нападения на подразделения российских миротворцев, действующих в регионе на основании международного мандата.

Этот мандат, как известно, предполагает наличие у миротворцев исключительно стрелкового вооружения и легкой бронетехники. Собственно, иного для выполнения задачи разделения противоборствующих сторон конфликта, для поддержания в разделительной зоне элементарного правопорядка, обеспечения безопасности мирных граждан им и не надо.

Возможно, именно поэтому базы миротворцев стали одной из главных и первоочередных целей, по которым были нанесены удары всеми возможными силами и средствами грузинской армии. Против российского контингента были использованы силы авиации, танки, тяжелая артиллерия и системы залпового огня «Град». Согласно логике военной операции это должно было привести к полному уничтожению российских военнослужащих, разделявших стороны конфликта.

Нападения на миротворческие контингенты, к сожалению, в мировой практике вещь нередкая. Однако действия грузинских военных, начавших в августе 2008 года открытые боевые действия против российских миротворцев, являются беспрецедентными.


По процессуальным и морально-этическим причинам в тексте называются только должности военнослужащих миротворческого контингента Вооруженных сил РФ.


Офицер, командование смешанными силами по поддержанию мира

6 августа с. г. мне доложил начальник штаба (...), что расположение батальона покинули грузинские наблюдатели. В этот день должна была состояться встреча между грузинской стороной в лице министра по реинтеграции Якобошвили и югоосетинской стороной в лице вице-премьера Чочиева. Однако встреча не состоялась. Я провел встречу с Якобошвили, он позвонил президенту Грузии, который сообщил, что Грузия с Южной Осетией воевать не собирается. В этот день около 20 часов мне позвонил Якобошвили и сообщил о встрече с президентом Грузии. Последний подтвердил, что они за мирный путь разрешения конфликта. Около 21 часа с постов стала поступать информация о движении колонн грузинской военной техники и артиллерии в зону конфликта. Об этом я сообщил по телефону бригадному генералу Курашвили и Якобошвили. Оба ответили, что этого не может быть и они с этим разберутся. В 23 часа 35 минут со стороны Грузии был произведен первый огневой налет. В 23 часа 40 минут я позвонил Курашвили, который заявил, что вооруженные силы Грузии начинают боевые действия по наведению конституционного порядка в Южной Осетии.

Об этапах сосредоточения войск Грузии и начала агрессии я информировал Минобороны России, МИД России и ОБСЕ.


Рядовой МС на территории ЮО, г. Цхинвал

7 августа начался обстрел. Я видела, как из реактивных залповых установок со стороны грузинского села Никози обстреливают жилые районы и административные здания города Цхинвал, где не было военных объектов и воинских частей.

8 августа 2008 года около 2 часов весь состав батальона начали обстреливать со стороны грузинского села из стрелкового оружия, минометов и артиллерии. Огонь грузинских вооруженных сил стал усиливаться, и начальник штаба нашего батальона укрыл нас в подвале котельной.

Приблизительно к середине дня к расположению батальона подошли танки и стали обстреливать нашу казарму. Что-то внезапно взорвалось, и меня отбросило взрывной волной. Спустя некоторое время я пришла в себя, уже оглушенная взрывом снаряда. Выйдя из подвала, я увидела много трупов и раненых.

К середине следующего дня расположение миротворческого батальона было полностью разрушено грузинской артиллерией.


Военнослужащий группы медицинского усиления МС на территории ЮО, г. Цхинвал

Пояснил, что 8 и 9 августа 2008 года расположение миротворческого батальона с нескольких направлений подвергалось целенаправленному массированному обстрелу грузинскими войсками из установок залпового огня «Град», тяжелой артиллерии, минометов, танков, с применением авиации.

Одновременно с началом обстрела в автоперевязочную и медицинский пункт стали поступать раненые.

Наступление грузинских войск, обстрел ими города и расположения миротворческих сил были настолько интенсивными и массированными, что складывалось впечатление о желании грузинских войск полностью уничтожить все, что находилось в городе.

Примерно в 18 часов 9 августа в связи с усилившимися атаками грузинских войск командир батальона принял решение отвести личный состав на другие позиции.


Аналогичные пояснения в целом дали военнослужащие МС на территории ЮО, г. Цхинвал, (9 фамилий) и другие.


Военнослужащий МС на территории ЮО, г. Цхинвал

Дал пояснения, в целом аналогичные вышеуказанным, уточнив, что 8 августа 2008 года расположение миротворческого батальона с нескольких направлений подвергалось массированному обстрелу грузинскими войсками. Во время обстрела он успел подобрать и перетащить в десантный отсек БМП раненого сослуживца, которому осколком снаряда перебило обе ноги, сильно раздробив кости.

Он сам был ранен в здании штаба осколками разорвавшейся вблизи мины.

Около 19 часов этого же дня его и еще 20 человек раненых миротворцев на бронированной автомашине «Урал» стали эвакуировать из Цхинвала. Грузинские войска, пропустив автомашину, открыли огонь вслед из минометов, однако благодаря мастерству водителя автомобиль не был уничтожен.


Военнослужащий МС на территории ЮО, г. Цхинвал

Пояснил, что около 7 часов 8 августа 2008 года после массированного ночного обстрела и бомбежек авиации на Цхинвал началось наступление грузинских войск, которое сопровождалось ведением массированного огня.

«Примерно в 12 часов этого же дня около позиции, которую я занимал, произошло попадание снаряда в БМП, в результате чего погибли ее механик-водитель и наводчик-оператор. Примерно через 10 минут около моей позиции разорвался снаряд, осколками которого я и еще один военнослужащий были ранены в бедро, плечо и шею, а третий наш сослуживец – убит».


Военнослужащий МС на территории ЮО, г. Цхинвал

8 августа 2008 года около 6 часов, находясь на позиции, я увидел, что в сторону батальона миротворцев с грузинской стороны приближаются 8 танков Т-72, на которых установлены флаги Грузии. Один из танков произвел выстрел в сторону батальона. Снаряд попал в наблюдательный пункт, находившийся на крыше казармы. В результате этого погиб один из миротворцев, а двое военнослужащих ранены. Огнем из других танков была подорвана БМП № (...), в результате чего погибли ее водитель и наводчик-оператор.

Около 10 часов я и еще двое военнослужащих получили осколочные ранения в результате взрыва снаряда.


Военнослужащий МС на территории ЮО, г. Цхинвал

8 августа 2008 года с 7 до 10 часов я и несколько моих товарищей находились в караульном помещении. Из-за постоянного обстрела грузинскими войсками покинуть его не представлялось возможным. Когда я попытался выйти через главный вход, в дверь попал снаряд, осколками которого я был ранен в голень и руку, а мой товарищ (...) убит.


Миротворческий контингент в Южной Осетии до начала боевых действий включал в себя не только российский батальон, но и грузинский. 8 августа солдаты и офицеры грузинского батальона миротворческого контингента присоединились к наступающим частям ВС Грузии и открыли огонь по российским миротворцам.


Военнослужащий МС на территории ЮО, г. Цхинвал

8 августа 2008 года в 5 часов получил задачу перекрыть дорогу в город, чтобы предотвратить попытку проникновения в город войск Грузии. Вблизи находилась БМП нашего батальона, которую начали расстреливать две БМП, входившие в состав миротворческих сил Грузии. После атаки нашей БМП я и члены экипажа покинули машину и отошли в расположение батальона. В это время я увидел, как грузинский самолет атаковал расположение миротворцев России и в результате обстрела был разрушен автопарк. Около штаба разорвался минометный снаряд, осколками которого убило старшего лейтенанта (...).

Заняв оборону возле стоявших автомобилей я, мои товарищи, а также брат (военнослужащего) стали вести огонь, отражая нападение грузинских войск. В это время возле нас раздался взрыв, которым убило сержанта (...), а я, мой брат и еще несколько военнослужащих нашего батальона получили ранения.


Военнослужащий МС на территории ЮО, г. Цхинвал

8 августа 2008 года расположение батальона бомбили грузинские самолеты, а также обстреливали танки и тяжелые орудия. Находясь в окопе с сослуживцем, я увидел, как грузинские военнослужащие начали нас обстреливать из гранатомета «Муха».

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Из справки

Следственного комитета при прокуратуре РФ

В результате грузинской агрессии в зоне грузино-осетинского конфликта погибли 48 военнослужащих воинских подразделений Вооруженных сил Российской Федерации, в том числе 10 военно-

служащих из состава миротворческого батальона Смешанных сил по поддержанию мира.

Два военнослужащих числятся пропавшими без вести.

Причинен вред здоровью различной степени тяжести 157 военнослужащим.

(...) декабря 2008 г.

Военнослужащий МС на территории ЮО, г. Цхинвал

8 августа 2008 года во время массированного обстрела расположения батальона грузинскими войсками один из раненых сослуживцев был помещен в медицинский автомобиль, обозначенный на крыше большим красным крестом. В результате попадания в данный автомобиль грузинского артиллерийского снаряда военнослужащий погиб.

Я видел, как находящийся рядом с автомобилем «Урал-4320» военнослужащий миротворческого батальона России – сержант (...) был смертельно ранен в голову.


Военнослужащий МС на территории ЮО, г. Цхинвал

Во время огневого обстрела грузинскими подразделениями расположения батальона к нам отошли осетинские ополченцы. От них я узнал, что грузинские военнослужащие убивают в городе мирное население – заходят в подвалы и расстреливают женщин, детей, бросают в подвалы гранаты.

Свидетельства пленных военнослужащих грузинской армии

19 августа 2008 года, через неделю после окончания операции по принуждению грузинского руководства к миру, состоялся первый обмен пленными. Пятеро российских военных, в том числе сбитые российские летчики, были обменены на 15 грузин. Следующий обмен военнопленными состоялся через три дня, 22 августа. Российской стороне в обмен на еще 15 военнослужащих Грузии были возвращены еще 10 человек.

Необходимо отметить, что грузинские военнослужащие отмечают гуманный характер их содержания в плену, соблюдение в отношении них принципов воинской этики, раненым оказывалась медицинская помощь.

В своих показаниях грузинские военнослужащие многословны и весьма откровенны.


Военнослужащие грузинской армии, чьи показания здесь приводятся, имеют статус свидетелей, хотя и проходили службу в подразделениях, действия которых достаточно полно отражены, в частности в рассказах мирных жителей г. Цхинвала. Показания пленных дают ответ на важный вопрос о характере действий в отношении военнослужащих миротворческого контингента и мирного населения Южной Осетии.


Военнослужащий, 21-й пехотный батальон

(...) показал, что с апреля 2008 года проходит военную службу по контракту в 21 мобильном пехотном батальоне Министерства обороны Грузии. 27 июля 2008 года вместе с батальоном выдвинулись в населенный пункт Гори. 3 августа 2008 года командир его подразделения майор Д. сообщил, что они идут воевать в Цхинвал и должны любыми путями захватить его. Общая численность войск со стороны Грузии составляла около 4000 человек, в резерве находилось около 2000 солдат. Перед нападением на территорию Южной Осетии им объявили, что с захватом Цхинвала особых проблем не будет, так как воинские формирования Южной Осетии находятся на учениях. Утром 8 августа с грузинской стороны начался массированный обстрел г. Цхинвала и подразделений миротворческих сил из крупнокалиберного оружия. Какой-либо провокации со стороны югоосетинских вооруженных формирований не было, грузинские вооруженные силы первыми начали обстрел. Артподготовка велась с использованием танков Т-60 и Т-72, а также установок «Град» и артиллерийских орудий. 8 августа 2008 года около 14–16 часов он, (...), в составе своего подразделения вошел на территорию Южной Осетии со стороны с. Никози Республики Грузия. При этом обстреливали позиции российского миротворческого батальона из всех видов имевшегося вооружения – автоматического оружия, минометов, танков. Военнослужащим подразделения удалось захватить в плен двух российских миротворцев. Ответный огонь со стороны российского миротворческого батальона практически не велся. Лично видел не менее 20 убитых миротворцев в районе дислокации батальона на окраине Цхинвала. Видел, как его сослуживцы убили из автоматического оружия в г. Цхинвале не менее 20 мирных жителей. В ходе захвата Цхинвала кто-то из командования сообщил, что еще должны захватить несколько населенных пунктов Южной Осетии. После этого испугался и убежал из города. В одном из сел его задержали местные жители. Видел в других подразделениях грузинских вооруженных сил не менее 15 украинцев и не менее 10 американцев. Украинцы также принимали участие в боях, американцы занимались тренировками.

The New York Times

Expect the World®

К. Дж. Чиверс и Эллен Барри Грузинская версия войны с Россией поставлена под сомнение

6 ноября 2008 года

Доклады независимых военных наблюдателей о начале войны между Грузией и Россией летом этого года, ставшие недавно достоянием гласности, заставляют усомниться в давнем утверждении грузин о том, что их действия были продиктованы соображениями защиты от сепаратистов и российской агрессии.

Напротив, как показывают эти доклады, 7 августа неопытная грузинская армия открыла беспорядочный артиллерийско-ракетный огонь по изолированной столице сепаратистов городу Цхинвали, в результате чего пострадали мирные жители, российские миротворцы и невооруженные наблюдатели.

Доклады наблюдателей не содержат в себе окончательных выводов и недостаточно широки для решения многих продолжающихся споров о том, кто виноват в развязывании войны, обострившей отношения между Кремлем и Западом. Но они ставят вопросы о достоверности и честности утверждений грузинской стороны о том, что обстрел Цхинвали, столицы отколовшейся от Грузии Южной Осетии, был высокоточной операцией. Грузия неоднократно пыталась представить эту бомбежку как меру, необходимую для прекращения обстрела осетинами грузинских сел, восстановления порядка в регионе и противодействия российскому вторжению...

...Наблюдателями были члены международной миссии, работавшей в регионе под мандатом Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Эта международная организация, в которой состоят 56 государств, ведет мониторинг конфликта начиная с подписания предыдущего соглашения о прекращении огня в 1990-е годы.

Военнослужащий, 41-й пехотный батальон

(...) показал, что проходит военную службу в должности стрелка 3 пехотной роты 41 пехотного батальона 4 бригады Министерства обороны Республики Грузия. 7 августа 2008 года в составе батальона выдвинулся в г. Гори. По распоряжению командования (они) сняли с формы все знаки различия, оставили в части мобильные телефоны. В ночь с 7 на 8 августа 2008 года начался массированный обстрел территории Южной Осетии из тяжелых артиллерийских орудий. Перед их батальоном была поставлена задача быть готовым пересечь границу Южной Осетии по особому распоряжению командования. В районе г. Гори сосредоточено большое количество грузинских вооруженных формирований, всего около 5000 человек. Утром 9 августа 2008 года по распоряжению командира батальона прибыли в Никози. Видел, как со стороны Цхинвала в Никози выехали около 15 грузинских танков Т-72, которые, сделав разворот, вернулись в город с другой стороны. 9 августа 2008 года около 8 часов утра в составе батальона пересекли границу Южной Осетии, обогнув расположение российского миротворческого батальона. Им была поставлена задача встретиться с другими подразделениями бригады, после чего удерживать Цхинвал от российских войск и местного ополчения. Войдя в город, разбились по ротам и направились в сторону центра. На улицах видел трупы мирных жителей. По распоряжению командира батальона должны были открывать немедленно огонь на поражение по всем, включая мирных жителей, которые будут мешать их следованию, а по военнослужащим из числа ополченцев и российским миротворцам открывать огонь немедленно, независимо от того, что они делают. Пройдя по улице до центра Цхинвала, в одном из домов увидели мужчину. По указанию командира роты двое сослуживцев вытащили этого мужчину на улицу. Им оказался старик осетинской национальности. Его поволокли в сторону командира батальона для допроса о месторасположении российских и местных вооруженных формирований. После этого в одном из домов заметили движение и открыли огонь на поражение. Оттуда началась ответная стрельба.

В ходе перестрелки его (свидетеля) ранило в ногу, он спрятался в подвале, где его и обнаружили осетинские ополченцы. Далее он был доставлен в госпиталь. С июля 2008 года с военнослужащими занимались около 100 американских инструкторов, которые обучали правилам ведения боевых действий, в том числе в условиях населенных пунктов.


В показаниях пленных однозначно указываются виды вооружений, применявшихся Грузией для обстрела населенных пунктов Южной Осетии. При этом акцентируется установка командования на полное уничтожение «вооруженных формирований ЮО», а также указание открывать огонь по гражданскому населению.


Военнослужащий, расчет установки залпового огня

(...) показал, что проходит службу в должности заряжающего реактивной системы залпового огня второго дивизиона. Ночью 9 августа 2008 года их часть была поднята по тревоге. Командование части сообщило, что их часть должна выдвинуться из места дислокации к с. Каралети, где зарядить 4 машины залпового огня ракетами и нанести ракетный удар по г. Цхинвалу для уничтожения сепаратистов. В районе с. Хоти произвел зарядку одной машины 40 ракетами, после чего она выдвинулась к месту стрельбы. Всего в период с 9 по 10 августа 2008 года зарядил машину залпового огня 2 раза, после чего боевая машина производила стрельбу по городу Цхинвалу. Участия в боевых действиях не принимал, 11 или 12 августа 2008 года был взят в плен в расположении части.


Старшина, артиллерийская батарея

(...) показал, что проходит службу в должности старшины Градеярской батареи воинской части 60760. Утром 7 августа 2008 года командир части генерал Ч. объявил тревогу, после чего часть вышла из города и разместилась недалеко от г. Гори. Примерно в 23 часа 8 августа 2008 года начался обстрел г. Цхинвала, который закончился примерно 11 августа 2008 года. Обстрел осуществлялся из гаубиц Д-30 и установок «Град». Он (свидетель) из расположения части не выходил, так как занимался охраной имущества. 11 августа 2008 года его часть стала хаотично отступать с боевых позиций. 13 августа 2008 года попытался спрятаться на чердаке, однако там его обнаружили российские военнослужащие. Считает, что применение вооруженных сил в отношении Южной Осетии было излишним. Ответственность за обстрел г. Цхинвала и убийство мирных граждан, миротворцев лежит на президенте Грузии Саакашвили, поскольку приказ об обстреле города отдавал он.


Показания отражают моральный настрой в грузинских вооруженных формированиях. В частности, многие военнослужащие полностью отдавали себе отчет в том, что приказы командиров носят преступный характер.


Военнослужащий, 32-й пехотный батальон

(...) показал, что проходит военную службу в должности стрелка 32 пехотного батальона 3 пехотной бригады Министерства обороны Грузии. За участие в военных действиях на территории Республики Южная Осетия было обещано хорошее денежное вознаграждение, в связи с чем 1 августа 2008 года он заключил новый контракт. Командиром 32 пехотного батальона являлся лейтенант Ц., командиром 3 бригады являлся старший лейтенант Г. С 1 августа 2008 года часть находилась в полной боевой готовности, все были готовы и знали о том, что в ближайшие дни их перебросят на границу с Южной Осетией для последующего вторжения на ее территорию. 7 августа 2008 года командование объявило, что передовые войска Грузии уже обстреливают из тяжелой артиллерии территорию Республики Южная Осетия, их часть выдвигается в полном составе к границе, чтобы затем войти в г. Цхинвал и занять там позиции. Командир батальона объявил о том, что после вторжения в Цхинвал они должны укрепиться в данном населенном пункте, в связи с чем должны стрелять в любого, как гражданского, так и военнослужащего, кто будет пытаться воспрепятствовать. Особый акцент командование делало на полное уничтожение юго-осетинских вооруженных формирований. В этот же день прибыли в Эредви. От сослуживцев слышал, что с мая по июль 2008 года в их бригаде проводились учения, которыми руководили представители Вооруженных сил США. 9 августа 2008 года стала поступать информация о том, что войска Грузии терпят поражение, так как в бой вступила Российская армия. После этого он (свидетель) самовольно покинул расположение части и скрылся в лесах.


Военнослужащий, командир орудия

(...) показал, что проходит военную службу в должности командира пушки воинской части 06670 Министерства обороны Грузии. С конца июля – начала августа 2008 года в Грузии все знали о том, что готовится военная операция по вторжению на территорию Республики Южная Осетия. Все грузинские войска были приведены в полную боевую готовность, убывали на административную границу с Республикой Южная Осетия. Командование части объявило, что его (свидетеля) часть будет участвовать в военных действиях, при этом обещало хорошее денежное вознаграждение. Командиром части 06670 являлся полковник Ч. В состав части входило 3 дивизиона и отдельно рота, на вооружении которой состояли пушки «Геоцинт» калибра 156 мм. Командиром данной роты являлся старший лейтенант Б. На вооружении части 06670 состояли реактивные установки «Град», МТЛБ, пушки «Пион», «Геоцинт», другая артиллерия. С 1 августа 2008 года находились в полной боевой готовности. Утром 7 августа 2008 командиры части объявили личному составу о передвижении к границе с Южной Осетией. В с. Каралети установили приданное вооружение в сторону Южной Осетии. В этот же день командирами был отдан приказ осуществить обстрел. Обстрел продолжался на протяжении нескольких дней. На границе с Южной Осетией были сосредоточены и другие войска Грузии, которые также вели обстрел Южной Осетии. Командование объявило о том, что после вторжения в Цхинвал они должны укрепиться в данном населенном пункте, в связи с чем должны стрелять в любого, как гражданского, так и военнослужащего, кто будет пытаться (этому) воспрепятствовать. Особый акцент командование делало на полное уничтожение югоосетинских вооруженных формирований. В этот же день прибыли в н. п. Эредви. От сослуживцев слышал, что с мая по июль 2008 года в их бригаде проводились учения, которыми руководили представители Вооруженных сил США. 9 августа 2008 года стала поступать информация о том, что войска Грузии терпят поражение, так как в бой вступила Российская армия. После этого он, (...), самовольно покинул расположение части и скрывался около 9 дней. Далее его заметили российские военнослужащие. Противоправных действий со стороны российских военнослужащих по отношению к нему и местному населению не совершалось.


Военнослужащий, 32-й батальон

(...) показал, что проходит военную службу в должности стрелка 32 батальона 3 пехотной бригады Министерства обороны Грузии. Командиром 3 пехотной бригады являлся майор Т. Его (свидетеля) непосредственным командиром был Ц.

В мае 2008 года у них проходили учения, которые проводили американские инструкторы. 7 августа 2008 года около 10 часов от командования 32 батальона был дан приказ выдвинуться в полной боевой готовности в с. Эредви, куда прибыли 8 августа 2008 года. В это время грузинские войска уже вели обстрел территории Южной Осетии. Вечером 8 августа 2008 года командованием батальона был дан приказ выдвинуться на территорию Южной Осетии, уже занятую грузинскими войсками. При этом командованием был дан приказ применять оружие как против военнослужащих Республики Южная Осетия, так и против мирного населения, находящегося как в населенных пунктах, так и за их пределами. Далее его батальон перешел границу Южной Осетии, стал с боями продвигаться в г. Цхинвал. Встретив сопротивление Вооруженных сил Южной Осетии и миротворческих сил Российской Федерации, их батальон стал отступать обратно на территорию Грузии. Лично он из вверенного автомата стрельбу не открывал. Затем добровольно сдался с оружием российским военнослужащим.


Военнослужащий, 2-я пехотная бригада

(...) показал, что проходит службу в должности (специалиста по) химии инженерно-химической роты второй пехотной бригады Министерства обороны Грузии. В январе 2007 года прошел военные учения, которые проводились инструкторами США. 7 августа 2008 года около 17–18 часов командиром бригады Л. отдан приказ о выдвижении бригады на полигон Осиаури. При этом он пояснил дословно: «В случае необходимости вы поможете своей Родине!» Утром 8 августа 2008 года Л. отдал приказ занять населенные пункты Авневи и Шиндеси. Со слов сослуживцев, Цхинвал штурмовал спецназ Министерства обороны Грузии и 3 пехотная бригада.


Капрал, 4-я пехотная бригада

По существу уголовного дела могу показать следующее: в настоящее время чувствую себя удовлетворительно и могу давать показания. Родился и проживаю в г. Тбилиси по указанному адресу. В услугах адвоката не нуждаюсь. В 1993 году окончил 8 классов в средней школе № (...). С 1993 года по 2007 год работал разнорабочим в различных местах. (Сведения о семье.)

В связи с тем, что мне за мою работу платили мало и на эти деньги я не мог прокормить семью, (дата) я в в/ч 16161, дислоцирующейся в пос. Вазиани, заключил контракт сроком на 4 года. Проходил службу в 4 пехотной бригаде, сначала в 43 батальоне, после чего перевелся в 41 батальон. Командиром бригады являлся майор К. Командиром 43 батальона – капитан Т., имени его не знаю. Командиром 41 батальона являлся капитан Д., имени которого не знаю. Численность бригады составляла примерно 3 тысячи человек. В бригаде было 3 пехотных батальона, артиллерийский дивизион, танкисты и батальон обеспечения. Наша бригада образовалась в декабре 2007 года и до конца сформирована не была. На вооружении у нас были автоматы, пулеметы, АГС, танки «Т-72», пушки (...). По условиям контракта мне должны были выплачивать 600 лари в месяц, что составляет примерно 450 долларов США. После прохождения карантина, примерно через 3 недели, мне выдали оружие – автомат Калашникова калибра 5,45 мм и патроны. Все контрактники части обычно ночевали дома. Нас периодически возили на полигон, где обучали стрельбе. Учения проходили на полигоне в самом Вазиани.

7 августа 2008 года примерно в 15 часов командованием бригады нашему батальону было приказано при полном вооружении выдвинуться в г. Гори. Сказали, что там дадут новую команду. На автомашинах «Тойота» примерно через 4 часа пути мы прибыли в г. Гори, где расположились в лесу. Ночью я слышал разрывы, стреляли пушки. Все – и солдаты, и командиры – говорили, что грузинская армия открыла огонь по г. Цхинвал. Позже мне стало известно, что наша армия по приказу главнокомандующего Саакашвили М. обстреливала Южную Осетию и что началась война.

Утром 9 августа 2008 года нас направили в с. Никози с целью защитить это село от Российской армии и осетин. В селе мы встретились с другими грузинскими военными. Из разговора с ними мне стало известно, что они ранее были в г. Цхинвал, но их оттуда вывели. Я видел, что из г. Цхинвал выехали танки грузинской армии, их было около десяти. Нам сказали, что они должны войти в г. Цхинвал с другой стороны. В полдень нам дали приказ войти в г. Цхинвал для того, чтобы оказать помощь командиру бригады. Мы зашли в г. Цхинвал со стороны с. Никози в количестве 100 человек, прошли метров 500 по городу и остановились. Большинство зданий в городе были разрушены, некоторые из них горели, много автомашин на улицах были прострелены.

(На вопрос) отвечаю, что я ни в кого не стрелял. Когда мы передвигались по городу, стрельбы вообще не было. Часть группы шла по одной стороне улицы, часть – по другой. Примерно через полчаса я увидел, как в нашу сторону движется колонна российской бронетехники. Я, (...), один сержант и еще около 3 человек стали убегать. Началась стрельба, меня ранило в ногу, я упал, во время падения ушиб правую руку. Мы укрылись в расположенном рядом трех– или четырехэтажном здании, куда мне помогли добраться убегавшие со мной сослуживцы. В здании на третьем этаже находились двое осетин. Гогнидзе стал с ними переговариваться на осетинском языке. Осетины предложили сдаться. Те, кто был со мной, оставили меня в этом здании, перешли в другое помещение, вылезли через окно и убежали. Пробыв в этом здании один час, я услышал звуки автоматной стрельбы, после чего решил ползком переместиться в подвал и спрятаться там. Когда переползал в подвал, меня заметили осетинские ополченцы и взяли меня в плен, забрали оружие. Кто-то из них мне перевязал рану. Через некоторое время меня переместили в какой-то бункер, а затем в спортзал. Там я увидел еще около шести грузинских пленных. Они не были ранены. На второй день меня перевели в палаточный госпиталь МЧС, где мне сделали операцию на ноге, наложили гипс на руку.

(На вопрос) отвечаю, что меня никто не избивал, отнеслись ко мне нормально, сразу же оказали медицинскую помощь.

О потерях со стороны грузинской армии мне ничего не известно. Когда мы находились еще в г. Гори, я видел, как со стороны г. Цхинвал ехали наши машины с ранеными, их было около четырех. Когда находились в с. Никози, я слышал, как говорили о том, что очень много молодых ребят погибло с грузинской стороны, но сколько именно, не говорили, и мне об этом ничего не известно.


Капрал, 4-я пехотная бригада

(Персональные данные.) У меня длительное время не было работы, нечем было кормить семью, в результате чего (дата) я пошел в грузинскую армию на контрактной основе, так как там стабильная заработная плата 650 лари (...).

(...) Мне было присвоено звание капрал в должности наводчик экипажа боевой машины. В мои обязанности входит наведение оружия на цели. Личного номера у меня нет и ранее никогда не было. Я поступил в воинскую часть Министерства обороны Республики Грузия, название части мне не известно. Я помню, что 4 бригада дислоцируется в с. Верган Республики Грузия. Больше на этот счет у меня никакой информации нет. (...) Номер батальона – 16165. Командир бальона К. – майор, командир взвода Ч. – лейтенант. Боевую подготовку я проходил в той же части, в которой проходил службу по контракту. К нам в часть приезжали американские инструкторы, примерно около 1000 человек, которые проводили учения в основном с начальством воинской части, а также с пехотными войсками. В наш танковый батальон входило 360 человек, вообще в бригаде было 2500 человек. Боевых машин – 27 танков, во взводе было 39 человек. С нашим батальоном учения проводили грузинские инструкторы, которые сами обучались у американских инструкторов.

7 августа 2008 года мы все находились в части в с. Вазиани. В ночь с 7 на 8 августа нас поместили на эшелоны и железнодорожным транспортом перебросили в с. Агара Республики Грузия. Перевод войск осуществлялся по указанию Качарава и командира бригады Каландадзе Гиги. Тогда перекинули весь наш батальон – 27 танков, 360 человек. После переброски нас сосредоточили в с. Агара, когда мы туда прибыли, там на базе находились пехотные войска, сколько там было человек, я точно не знаю, но примерно около 700 военнослужащих. Там наши части соединились. Командование возглавил. я его фамилию не знаю. Вскоре пехота куда-то переместилась, а мы остались на месте. Нами командовал командир батальона К. -майор, который ставил перед нами боевые задачи, а именно: подъехать к городу Цхинвал РЮО и начать обстрел зданий и сооружений города, нарушая инфраструктуру и мирную жизнь города. В случае неисполнения приказа – наступать на Цхинвал и обстреливать мирных жителей – комбат К. грозил всем тюрьмой и штрафом 13 000 лари. Тех, кто ослушивался приказа К., не было. Все беспрекословно подчинялись его приказам и указаниям. Когда я подходил к Цхинвалу, мне было известно о том, что мы наступаем на мирный город, где проживают мирные жители (...). Когда руководство давало приказ бомбить Цхинвал, командир моей боевой машины (следующий свидетель) также находился в части, все видел и слышал. Однако из Вазиани мы ехали с ним в разных вагонах и встретились только в с. Агара.

Моя должность – наводчик экипажа боевой машины. Я нес службу на боевой машине танк Т-72. В состав экипажа входило 3 человека – я сам, командир боевой машины (...) и механик (...). Боевая машина танк Т-72 оснащена (...). По пути следования из с. Агара в г. Цхинвал мы проезжали по своим селам, одно из которых граничит с г. Цхинвал. Доехав до г. Цхинвал, мы остановились, т. к. там нас ожидала пехота.

Около г. Цхинвал командир батальона Качарава и Чинчаладзе отдали приказ наступать на Цхинвал, открывать огонь по всему, что движется, а именно обстреливать мирных жителей, здания, сооружения и т. д. Перед нами в город начали наступление пехотные войска, следом за ними последовали танки, в том числе и наш, в количестве 5 танков. Остальные остались около города и ожидали дальнейших указаний. Командир взвода и командир батальона находились вместе с нами, а впоследствии вместе с пехотными войсками вошли в г. Цхинвал. 8 августа 2008 года у нас в танке пропала связь, в результате чего от командира батальона К. мы получили задание – при отступлении пехотных войск прикрыть огнем их отход и вывести солдат при необходимости в безопасное место.

Мы въехали в город. Около нашей боевой машины шла пехота в количестве 20 человек (...). Въехав в г. Цхинвал, мы оказались в районе «Шанхай», и так как у нас в танке не было связи и наши дальнейшие действия напрямую зависели от пехоты, мы остановили танк, и командир боевой машины дал приказ механику пойти к командиру пехоты и поинтересоваться о наших дальнейших действиях. Механика долго не было. Затем к нашему танку подошли югоосетинские ополченцы, которые приказали нам сдать оружие и сдаться в плен добровольно. Выбора у нас никакого не было, и мы подчинились требованиям ополченцев. После этого нас повезли в с. Хетагурово, где посадили в одном из домовладений села, где я нахожусь и по настоящее время. За время нахождения в селе Хетагурово со стороны осетин в отношении меня никаких преступлений совершено не было. Никаких заявлений (...) у меня нет.

Мое воинское обмундирование состоит из камуфлированной формы зеленого цвета натовского образца, ботинки турецкого образца, оснащение боевой (машины) состоит из украинского оборудования. Наши вещмешки состоят из американского оборудования (...).

Во время нападения на г. Цхинвал я находился в трезвом состоянии. (...) Свои показания даю добровольно, полностью на них настаиваю, при этом на меня не было оказано никакого воздействия. Русским языком я владею не очень хорошо, поэтому в моем допросе принимает участие (переводчик) (...).

Мы ни одного выстрела не произвели, так как сломалась рация, а впоследствии мы были взяты в плен. Больше мне добавить нечего.


Младший сержант, командир танка, 4-я бригада, танковый батальон

(Персональные данные.) У нас в городе не было никакой работы, у меня не было средств к существованию, и в середине 2006 года я поступил на военную службу в грузинскую армию. Заработная плата составляла примерно 700–800 лари (...). В мои обязанности входило следить за состоянием автотранспорта в части. Наша часть дислоцировалась в г. Вазиани. В состав нашей части входило: 3 пехотных батальона – 500–600 человек; 1 танковый батальон – 27 танков, БМП-2 – 10 штук (...).

Мое воинское звание – младший сержант. Личного номера у меня нет. Командиром танкового батальона был майор К. Больше я там никого не знал. Номер бригады – 1614, номер батальона – 16165. Подготовку я проходил в селе Вазиани на специальном полигоне. В составе нашего подразделения иностранных инструкторов не было. Инструкции проводил командир батальона К. и командир роты лейтенант Ч. Перед наступлением на РЮО 7 августа 2008 года мы были переброшены из Вазиани на машинах в с. Агара (...). Село Агара граничит с Республикой Южная Осетия. Никаких боевых задач не было, была задача ехать на г. Цхинвал (...). По пути следования мы проехали примерно 4 грузинских села, то есть передвигались по своей территории. Доехав до города Цхинвал, мы остановились, где нас ждала пехота. Около г. Цхинвал наши командир батальона и командир взвода дали приказ наступать на город, открывать огонь по всему, что движется в городе. Передо мной в г. Цхинвал вошли пехотные войска, следом за ними поехали танки в количестве 5 шт. Остальные остались у въезда в город и ждали указаний. Командир взвода и командир батальона находились вместе с нами, а впоследствии вместе с пехотными войсками вошли в г. Цхинвал.

8 августа 2008 года примерно в 10 часов у меня пропала связь на танке, в результате чего от командира батальона К. я получил боевое задание при отступлении пехотных войск прикрыть огнем их отход и вывести их в безопасное место. Я въехал в город. Около боевой машины шла пехота в количестве 20 человек, их фамилии я не знаю, только знаком с ними по лицу. Въехав в город Цхинвал, мы оказались в районе «Шанхай». У меня в танке не было связи. Мои дальнейшие действия (зависели) напрямую от пехотных войск, которыми командовал один сержант, но его фамилию я не помню, который мне сказал, чтобы я остановил свой танк и ожидал дальнейших указаний. Сами пехотинцы отошли от моего танка примерно на 40 метров. Я простоял примерно 10–15 минут, после чего я послал механика к расположению пехоты, чтобы поинтересоваться о наших дальнейших действиях. Механик ушел, и больше я его не видел. Что с ним произошло, мне не известно. Мы с наводчиком продолжали оставаться в боевой машине, прождали там еще примерно 5-10 минут, после чего я увидел, что к танку подошли югоосетинские ополченцы, которые предложили нам сдать оружие и (сдаться) самим.

Стрелять в мирных жителей никто не говорил. Приказы отдавали командир батальона К. а и командир роты Ч. Именно нам был дан приказ от разных лиц – переброситься в с. Агара и осуществить нападение на г. Цхинвал. Также нам было сказано о том, что в городе Цхинвале мирных жителей нет, что там есть только одни военнослужащие. Иностранных наемников у нас не было. В полку были американские инструкторы, которые обучали в основном пехоту, к танковым войскам инструкторы никакого отношения не имели.

Моя должность – командир экипажа. Я нес службу на боевой машине Т-72. В состав экипажа входило 3 человека (...).

В мои обязанности входило принимать и выполнять команды боевого руководства, получать команды от пехоты в момент боевых действий. Боевая машина танк Т-72 оснащена (...).

В ночь с 7 августа на 8 августа 2008 года мы были переброшены в с. Агара (...). По прибытии в с. Агара мы на танке своим ходом доехали до г. Цхинвал РЮО (...).

Я и наводчик подчинились воле ополченцев, вышли из боевой машины, сдали оружие. Осетины (...) нормально себя вели, пообещав сохранить жизнь. Я и (наводчик танка) спокойно подчинились их воле, после чего нас привезли в с. Хетагурово, где мы находились в одном из домовладений села. Во время нахождения в селе среди осетин лично в отношении меня никто никаких преступлений не совершал. Никаких заявлений у меня по данному поводу нет.

Мое воинское обмундирование натовского образца, ботинки турецкого образца, оснащение боевой машины состоит из украинского оборудования, наши вещмешки (...).

Во время нападения на Цхинвал лично я находился в трезвом состоянии, никаких наркотических и психотропных средств не употреблял (...).

Свои показания я даю добровольно, полностью на них настаиваю, при этом на меня не было оказано никакого воздействия. Русским языком я владею хорошо. Когда я на танке въехал в г. Цхинвал, то я не произвел ни одного выстрела, не убил ни одного человека. Больше мне добавить нечего.


Резервист, пехотинец

(...) показал, что работает в должности главного специалиста паспортного стола Чугуретского района г. Тбилиси МВД Грузии. 6 августа 2008 года его, как находящегося в воинском запасе, призвали на военную службу через (...) РВК г. Тбилиси. Вместе с другими резервистами в количестве около 4000 человек их собрали на площади им. Марджанишвили г. Тбилиси, выдали военную форму и автоматы Калашникова. Затем на автомашинах «КамАЗ» направили в с. Тамарашени Республики Грузия к административной границе с Республикой Южная Осетия. 7 августа 2008 года прибыли в с. Тамарашени, где уже находились другие подразделения грузинской армии, танки и артиллерия. В течение 7 августа и в ночь на 8 августа 2008 года проводился массированный обстрел г. Цхинвала из различных видов тяжелой артиллерии и установок «Град». Утром 8 августа 2008 года по приказу командира батальона выдвинулись в г. Цхинвал. Была поставлена задача укрепиться в г. Цхинвале и «освободить его от всех» – так дословно звучал приказ командира. В Цхинвале видел, как его сослуживцы расстреливают дома, по городу много убитых мирных граждан. В Цхинвале видел не менее 10 грузинских танков, которые производили выстрелы по жилым домам. Ему (свидетелю) стало плохо от увиденного, бросил свой автомат и направился в с. Тамарашени. 9 августа 2008 года был задержан югоосетинскими ополченцами. Добровольно в армию не пошел бы, но вынужден был убивать в составе батальона резервистов.


Вместе с тем следует отметить, что отношение к российским военнопленным со стороны представителей вооруженных формирований Грузии не отличалось особым гуманизмом, о чем свидетельствуют показания военнослужащих Вооруженных сил РФ.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Справка

По данным, обнародованным председателем комитета по обороне и безопасности парламента Грузии Гиви Таргамадзе, в результате военных действий с грузинской стороны погибли 215 человек. Ранения разной степени тяжести получили 1 тысяча 469 человек. Без вести пропали 70 военнослужащих.

Военнослужащий Вооруженных сил РФ, младший сержант

Допрошенный в качестве потерпевшего, 9 августа 2008 года военнослужащий пояснил, что его подразделение выдвинулось на территорию Республики Южная Осетия для оказания помощи находившимся там частям Российской армии, и 12 августа 2008 года (они) прибыли на территорию Республики (Южная Осетия).

14 августа 2008 года (потерпевшему) и другому военнослужащему(...) была поставлена задача в составе колонны российской техники проследовать в г. Гори и перевезти кунг с документацией. По дороге автомобиль «Урал» сломался, кунг с документацией был отцеплен. В результате поломки(...) и(...) отстали от колонны, сбились с пути следования. 14 августа 2008 года, когда уже стемнело,(...) и (...). увидели на обочине дороги мужчину в военной форме российского образца. (Потерпевший) вышел из автомобиля, чтобы спросить дорогу. Но тот мужчина предпринял попытку схватить (его). Последний смог вырваться, сел в кабину «Урала» и попытался уехать. В тот же момент по кабине со стороны пассажира был открыт огонь. (Потерпевший) открыл ответный огонь из автомата, затем выпрыгнул из кабины и спрятался в овраге у дороги. После чего грузинские военнослужащие предложили (потерпевшему) сдаться. Последний отстреливался до тех пор, пока у него не закончились патроны, после чего был окружен и взят в плен. Его (...). связали, привезли в придорожное кафе в неизвестном населенном пункте, переоборудованное во временный штаб. Там (...) и (...) развели по разным комнатам и начали допрашивать. (...) задавали вопросы о количестве российской военной техники, дислокации, расположении минных полей, при этом подвергая его избиению со стороны нескольких военнослужащих Грузии. Только утром его и (...) передали грузинским полицейским, которые доставили их в следственный изолятор г. Тбилиси, где последние находились до 19 августа 2008 года, после были обменены на грузинских военнопленных.


Аналогичные показания дал военнослужащий (...), следовавший вместе с потерпевшим

В ходе расследования уголовного дела были обнаружены и изъяты два CD-диска (см. фото 22), на которых содержались планы вторжения грузинских вооруженных формирований на территорию Южной Осетии и Абхазии, подготовленные штабом Вооруженных сил Грузии при участии специалистов НАТО. В представленных планах предусматривалось уничтожение сел с преимущественным проживанием граждан осетинской национальности, а также штаба и полигона российских миротворцев. При проведении наступательных действий планировалось применение средств артиллерии неизбирательного действия, в том числе реактивных систем залпового огня, применение которых в населенных пунктах влечет массовую гибель мирного населения и масштабные разрушения объектов жизнеобеспечения граждан.

Преступления в отношении мирного населения Южной Осетии

Здесь приводятся свидетельства жителей Цхинвала и нескольких сел с преимущественно осетинским населением. Значительная часть из них опрашивались в местах временного размещения беженцев на территории РФ, поскольку многие из них лишились крова, а иногда и всего имущества. Большая часть потерпевших указывали, с той или иной степенью уверенности, на то, что они стали жертвами агрессии лишь потому, что принадлежат к осетинскому народу.

Российская и зарубежная пресса, международные наблюдатели и непосредственные очевидцы событий отмечают, что, несмотря на все заявления грузинского руководства о выборочном применении военной силы только по объектам военной инфраструктуры и непосредственно по представителям силовых ведомств, оказывающих сопротивление грузинским войскам, как таковое использование военной силы было крайне неразборчивым.

В ходе проводимого СКП РФ расследования получены вещественные доказательства, свидетельствующие об использовании грузинской стороной в ходе конфликта кассетных бомб – их фрагменты были обнаружены в жилых кварталах населенных пунктов на территории РЮО. Применение такого типа оружия в таких условиях прямо запрещено Женевской конвенцией 1980 года и является основанием для проведения соответствующего расследования (см. фото 71).

Очевидцы событий 7-12 августа на территории Южной Осетии отмечают обстрел жилых кварталов с высокой плотностью мирного населения грузинской тяжелой артиллерией, танками и системами залпового огня. По данным командира в/ч 35489 МЧС России, на территории г Цхинвал, н.п. Джава, и н.п. Хетагурово Республики Южная Осетия после обстрелов, бомбежек и захвата указанных населенных пунктов грузинскими вооруженными формированиями сотрудниками МЧС России было разминировано 3078 боеприпасов к различным видам вооружений, в том числе трех авиационных пятисоткилограммовых бомб, использование которых против мирного населения также запрещено международными Конвенциями.

Следствием зафиксированы факты последовательного уничтожения мирных жителей, прятавшихся от боевых действий в подвалах своих домов, а также факты «недопущения исхода мирных жителей из города в момент атаки на него посредством уничтожения транспортных средств мирных жителей, организации засад на эвакуирующихся из разрушенного города мирных граждан».

Целенаправленному уничтожению подверглись объекты гражданской инфраструктуры города – университет, городская больница, система водоснабжения города.

Более того, в ходе проводимого СКП РФ расследования в с. Ачабети (Цхинвальский р-н, территория грузинского анклава) в помещениях, где размещалось подразделение Центра «Антитеррор» МВД анклава, был обнаружен план мероприятий по блокированию (отравлению) в период боевых действий систем водоснабжения г. Цхинвала (план утвержден 1 августа 2008 года министром прогрузинского «альтернативного» правительства ЮО Д. Каркусовым) (см. фото 25–27).

BBC

Тим Хьюэлл

Грузия виновна в убийстве мирных жителей

28 октября 2008 года

Георгий Тадтаев, студент-стоматолог в возрасте 21 года, был одним из осетин, убитых во время боевых действий. Его мать, Тая Ситник, 45 лет, преподаватель, рассказала BBC, что он умер у нее на руках утром 9 августа, после того как осколок от снаряда, выпущенного грузинским танком по подвалу, где они оба прятались, попал ему в горло. Она сказала, что видела, как танк, стоявший в нескольких метрах от здания, вел огонь по всем щелям. Пятиэтажка, в которой они жили, согласно ее версии, серьезно пострадала. Она рассказала, что в момент начала грузинского обстрела они с сыном смотрели телевизор.

«Они начали обстрел не из ружей, а из тяжелой техники. Кругом рвались снаряды. Мы быстро поднялись, выключили свет и спустились в подвал. Мы там сидели на коробках, думая, что скоро обстрел прекратится. Но огонь становился все сильнее и сильнее», – рассказывает мисс Ситник. «Они продолжали стрелять, не замолкая, весь следующий день. В какой-то момент возникла пауза, и мы увидели грузинских солдат в натовской форме, идущих по улице. Затем они вновь возобновили обстрел, он стал еще сильнее. Ракеты „Град“ взрывались постоянно. Как этим людям теперь можно верить? О какой дружбе может идти речь? Пусть они все будут прокляты, прокляты за гибель наших детей».

Российская прокуратура расследует более 300 случаев возможных гражданских лиц, убитых грузинскими военными. Некоторые из них, возможно, были вооружены, однако Human Rights Watch полагает, что жертв среди мирных жителей не менее 300–400. Это около 1 процента населения Цхинвала – эквивалентно тому, как если бы было убито 70 тысяч жителей Лондона.

Эллисон Гилл, глава московского офиса Human Rights Watch, рассказал: «Мы крайне озабочены неразборчивым использованием силы грузинскими военными в Цинвале. Цхинвал – это плотно населенный город, и подобная военная операция должна проводиться очень аккуратно, чтобы мирные жители не пострадали. Мы знаем, что на ранних этапах операции грузинской стороной были задействованы танки и системы „Град“. Ракеты „Град“ не могут использоваться по плотно заселенным площадям ввиду низкой точности и потому в высшей степени неразборчивости поражения. Наши наблюдатели прибыли в Цхинвал не позднее 12 августа. И мы получили доказательства и свидетельства очевидцев об использовании ракет „Град“ и использовании танков для обстрела жилых зданий и подвалов. В подвалах обычно прятались от обстрелов мирные жители. Все это указывает на неправильное поведение Грузии, избравшей использование военной силы в отношении мирных объектов»....

...Мария Кочиева, врач городской больницы Цхинвала, рассказала, что в нее также целился грузинский танк, когда она и еще ее трое родственников пытались бежать из города на автомобиле ночью 9 августа. Она рассказывает, что танк открыл огонь по ее автомобилю и еще двум другим транспортным средствам, пытаясь вызвать аварию. Но огонь не прекратился даже тогда, когда она и ее товарищи, выпрыгнув из машин, лежали на земле. Она показала BBC сожженные остовы автомобилей на городской кольцевой дороге, все в дырках от пуль и здоровой пробоиной от танкового снаряда в дверце первого пассажира.

Миссис Кочиева утверждает, что медсестра из ее больницы погибла при подобных обстоятельствах – при попытке уехать из Цхинвала. Она говорит, что насчитала 18 сожженных автомобилей на объездной дороге 13 августа к концу войны. Она полагает, что случаев, подобных ее, гораздо больше. На вопрос о том, что ночью грузинские солдаты могли посчитать, что на автомобилях перемещаются осетинские военные, миссис Кочиева сказала, что «наши солдаты не покидали город, наоборот – они ехали в город. Тогда как мы пытались уехать, как и другие беженцы. Грузины знали, что это была наша „Дорога жизни“. Они сидели здесь в засадах, чтобы нас убивать»...

О событиях, предшествовавших штурму Цхинвала

Жительница г. Цхинвала, 1984 г. р.

С 1 августа 2008 года со стороны грузинских селений, окружавших г. Цхинвал, начался обстрел. Преимущественно применялось стрелковое оружие. Вокруг города постоянно был шум стрельбы, между собой перестреливались грузинские войска и осетинское ополчение. Приблизительно 5 августа по казармам и военной части российских миротворцев были нанесены ракетные или бомбовые удары. В ночь с 6 на 7 августа в Цхинвале шла перестрелка, в ходе которой погибло шестьдесят сотрудников ОМОН МВД Южной Осетии.

8 августа 2008 года (...) около 17 часов вечера грузинская армия начала активные боевые действия в с. Мугут, где грузинские войска взяли преобладающую высоту, затем грузинские войска захватили и уничтожили селения Дидмуха, Цунари, Тбет (...). Затем части грузинской армии вторглись в Цхинвал с двух направлений. Сначала грузинские военные начали штурмовать окраины города (...).


Жительница г. Цхинвала, 1982 г. р.

Мы проживали в военном городке. Ориентировочно 1 августа 2008 года я видела, что к расположенному недалеко от нас дому привезли труп парня, который был застрелен грузинским снайпером. Этот парень находился на границе с территорией Грузии, нес пограничную службу (...) его имя (...). В эту же ночь кроме (этого парня) были убиты грузинскими снайперами еще несколько человек, которые несли пограничную службу недалеко от югоосетинского села Прис. 3 августа 2008 года я находилась у себя дома вместе с мужем и сыном.

Из-за того, что ночью начались сильные обстрелы нашего города со стороны грузинских сел, я и члены моей семьи спустились в подвал нашего дома. Подвал частично был затоплен водой из-за того, что от разрывов снарядов был поврежден водопровод (...). За время нашего нахождения в подвале у нас была нехватка продуктов и воды, поэтому мы были вынуждены подниматься к себе в квартиры, которые в это время обстреливались с грузинской стороны, и там брать необходимое для нахождения в убежище. Моя квартира была повреждена (...), так как в дом залетела ракета, которая взорвала дом (...). Утром обстрел нашего города с грузинской стороны прекратился (...). 4 августа 2008 года мой отец отвез меня на площадь в центре города, где была организована эвакуация.


По словам местных жителей, обстрелы осетинских населенных пунктов системами залпового огня «Град» начались еще 1 августа.


Жительница г. Цхинвала, 1967 г. р.

1 августа 2008 года я вместе со своей семьей находились дома (в с. Хетагурово), занимались домашними делами. В первой половине дня на милицейском посту города Цхинвал из снайперской винтовки были застрелены 2 человека из народного ополчения, а позже еще 4 человека, более 12 человек были ранены, как сказали мне мои сыновья. Примерно в 18 часов по селу со стороны грузинского села Никози были стрелковые атаки, как мне кажется, взрывов я не слышала (...). Я слышала, как приблизительно в 22 часа со стороны Грузии начался массированный обстрел города Цхинвал из артиллерийских орудий, так как село Хетагурово расположено рядом с городом. Я из окон видела, что огонь велся из района грузинского села Никози, расположенного в Республике Грузия. Кроме того, из сел Эредви, Тамарашени, Кехви, Эркнети, Авневи и из города Гори наносились массированные удары по городу Цхинвал и по граничащим осетинским селам из системы «Град», как позже мне сказали мой супруг и сыновья. В темное время суток отчетливо были видны светящиеся следы выстрелов ракет установок «Град» (...). Я уверена, что обстрел вели грузинские вооруженные силы, так как в вышеперечисленных селах проживают только грузины. Обстрел продолжался примерно до 11 часов2 августа 2008 года и велся по всей территории города, но в основном по южным районам. Я лично в этот день ни солдат грузинской армии, ни военной техники не видела.

С начала второй половины дня 2 августа 2008 года до вечера 5 августа 2008 года были слышны одиночные выстрелы, кто стрелял, лично не видела, но обстрел велся с грузинской территории (...).

5 августа 2008 года примерно в 17 часов, когда я вместе с семьей находилась дома, со стороны Республики Грузии начались массированные удары тяжелой артиллерии по селу, после чего я отправилась в соседний дом, там в подвале я вместе с другими жителями села спряталась (...).

6 августа 2008 года мы пробыли в подвале, потому как в селе также были слышны взрывы и мы боялись выходить. 7 августа 2008 года примерно в 10 часов грузинская армия начала массированный обстрел нашего села (...).


Жительница г. Цхинвала, 1946 г. р.

1 августа 2008 года около 11 часов я находилась у себя дома (...). В это время со стороны грузинских сел Тамарашени, Эредви, Никози, Авневи, расположенных на территории Грузии, в непосредственной близости от границы Южной Осетии, начались обстрелы из установок системы «Град», минометов и других видов тяжелого вооружения (...). Бомбежка и обстрелы продолжались и не умолкали до утра 2 августа 2008 года. Утром наступила тишина. Тишина продолжалась недолго (...).


Жительница г. Цхинвал, 1961 г. р.

С 1 августа 2008 года со стороны грузинских селений, окружавших г. Цхинвал, начался обстрел. Вокруг города постоянно был шум стрельбы, между собой перестреливались грузинские войска и осетинское ополчение. Когда началась сильная стрельба 7 августа 2008 года, грузинские войска вошли в город. Мы оставили наше жилище и перебрались в бункер (...).


Жительница г. Цхинвала, 1969 г. р.

Селение Хетагурово расположено в одном километре от границы с Грузией и примерно в 5–7 километрах от города Цхинвал.

С 1 августа 2008 года со стороны Грузии селение Хетагурово (Цунари) начали обстреливать. В период с 1 по 7 августа 2008 года в результате обстрелов со стороны Грузии в селении погибли шесть мирных жителей. 7 августа 2008 года днем начался плотный обстрел с. Хетагурово. Обстреливался штаб миротворческих сил, расположенный в селе. Однако практически все дома, расположенные поблизости, были разрушены. Примерно в середине дня (...) обстрел стих, после чего в селение зашли грузинские танки и пехота со стороны границы с Грузией (...).


7 августа пушки и системы «Град» грузинской армии начали массированный обстрел Южной Осетии. Это произошло через несколько часов после телевизионного выступления президента Саакашвили, в котором он обещал не применять вооруженные силы и решать все вопросы мирным путем за столом переговоров...


Житель г. Цхинвала, 1961 г. р.

В начале августа 2008 года из новостей по телевизору, а также по слухам, которые распространялись в городе Цхинвал, мы узнали, что на границе с Грузией скапливается военная техника вооруженных сил Грузии. 7 августа 2008 года ближе к вечеру по телевидению состоялось выступление президента Грузии Саакашвили, в ходе которого он заверил весь народ Южной Осетии, что собирается урегулировать все разногласия с Южной Осетией путем переговоров (...).


Житель г. Цхинвала, 1970 г. р.

В начале августа 2008 года со стороны грузинской территории начались периодические обстрелы г. Цхинвал. В это же время по указанию руководства РЮО из города стали эвакуировать стариков, детей и женщин в г. Владикавказ. Я сам не хотел покидать город и не думал, что нас будут сильно бомбить, также я не хотел оставлять свою работу и дом (...). 7 августа 2008 года примерно в 23 часа я услышал, что по городу стали стрелять ракетными установками «Град» и крупнокалиберными пушками.


Жительница г. Цхинвала, 1949 г. р.

С 1 августа 2008 года со стороны Грузии с территории грузинских сел Эредви, Никози, Авневи обстреливались окраины г. Цхинвал (...). Я живу в многоэтажном доме, и из окон моего дома видно дорогу, которая ведет с территории Грузии в г. Цхинвал (...). Я посмотрела в окно и увидела колонну военной техники, двигающуюся по направлению к г. Цхинвал. Я закричала дочери, что к нам двигаются танки. 2 августа 2008 года свою дочь мы (...) отправили в г. Владикавказ (...).


Житель г. Цхинвала, 1976 г. р.

Ранее со стороны грузинского населения, грузинских неформальных формирований, воинских подразделений тоже происходили обстрелы, убийства мирного населения Республики Южная Осетия, происходила блокада города Цхинвала, город был отрезан от других населенных пунктов. В город не поступала вода, электричество, линии которых проходили через населенные пункты Кехви, Тамарашени, Курта, Итраписи и были отрезаны от города жителями этих сел, а также скопившимися там грузинскими неформальными формированиями, воинскими подразделениями. В эти села был запрещен въезд негрузинского населения под угрозой смерти. Кто (...) попадал в эти села, мог бесследно исчезнуть, либо находили его труп, иногда обезображенный.


Жительница г. Цхинвала, 1986 г. р.

Вечером 7 августа 2008 года по грузинскому телеканалу транслировали выступление президента Грузии Саакашвили, в котором последний призвал югоосетинский народ к миру, просил не воевать с грузинским народом, сообщив при этом, что военной агрессии со стороны Грузии более не будет. Увидев это выступление, я сильно обрадовалась тому, что войны не будет. Спустя ровно час в г. Цхинвал без каких-либо предупреждений стали раздаваться артиллерийские выстрелы и взрывы, которые производились со стороны грузинских сел (...).


Жительница г. Цхинвала, 1958 г. р.

2 августа 2008 года в 21 час 30 минут я находилась у себя на работе. Выйдя с работы, я хотела закрыть дверь. В этот момент со стороны г. Гори, села Эргнети, села Эредви, села Никози, которые являлись грузинскими, стали доноситься выстрелы автоматического оружия. Я испугалась и сразу направилась домой. Через некоторое время к звукам стрельбы из автоматов добавились звуки пулеметов, я могу различить эти звуки, так как я пережила конфликт 1992 года. К 24 часам стрельба утихла, но не прекратилась полностью. Так продолжалось несколько дней, до 5 августа 2008 года, когда стрельба возобновилась с новой силой, она не стихала ни на минуту, но пока стреляло только стрелковое оружие (...).

В первых числах августа на окраинах г. Цхинвал были замечены танки, отличные от танков, стоящих на вооружении РФ и РЮО, но на башнях этих танков развевались российские флаги. Многие ополченцы, подумав, что это танки РФ, решили попросить их о помощи – никто из этих ополченцев не вернулся, их всех убили. Ополчение г. Цхинвал заняло оборону на окраинах города, в домах и окопах (...).

О действиях грузинской армии в отношении мирных граждан

Жительница с. Хетагурово, 1969 г. р.

Кто смог из селения – представители местного населения – сбежали в лес, расположенный поблизости. Остальных представители вооруженных сил Грузии согнали в центр села. Экипированы грузины были очень хорошо, на них была форма вооруженных сил США, какие-то автоматы, которых я раньше не видела (не «калашниковы»).

(...) По улицам ходили вооруженные грузины, производили беспорядочную стрельбу из автоматов. Прицельно расстреливали мирных жителей(...). Я видела лица грузинских военных, однако опознать их не смогу, так как находилась в шоковом состоянии (...). Танк на моих глазах, находясь в центре селения Хетагурово (Цунари), проезжая по улице, направился в сторону моего соседа, который пытался убежать из села(...), после чего, догнав, заживо задавил его. Звали того парня(...), возрастом около (...) лет. (...) Шестерых девушек из числа мирных жителей селения завели в один из домов, расположенный поблизости, где убили. Многих просто сжигали заживо в своих домах(...).

Увидев все это, я вместе со своими детьми побежала в сторону леса и спряталась там. Также в лесу я встретила много своих односельчан, от которых узнала, что грузинские военные более тридцати человек – представителей мирных жителей селения Хетагурово (Цунари), детей, женщин и стариков, были и представители осетинских миротворцев – загнали в церковь, которая расположена в селении, заперли дверь снаружи, после чего забросали церковь гранатами и подожгли ее. Все те, кто находился в церкви, погибли.


Жительница с. Хетагурово, 1944 г. р.

7 августа 2008 года днем начался плотный обстрел селения Хетагурово (Цунари). (...) Один дом, в котором находилась женщина (...), в результате обстрела загорелся. В пожаре заживо погибла (...). Помимо этого, в результате обстрела 7 августа 2008 года погиб один миротворец по фамилии (...).

Примерно в середине дня в селении Хетагурово (Цунари) обстрел стих, после чего в селение зашли грузинские танки и пехота со стороны границы с Грузией (...).

По улицам ходили вооруженные грузины, производили беспорядочную стрельбу из автоматов. Прицельно расстреливали мирных жителей, в селе была паника, отовсюду доносились крики женщин, плач детей. На моих глазах один грузинский военный застрелил (...) безоружного миротворца (...) из автомата в центре села. (...) На фоне криков и плача детей на моих глазах в центре селения танк (...), проезжая по улице, направился в сторону двоих парней, мирных жителей Хетагурово (Цунари), после чего, догнав, заживо задавил их. Я слышала крики этих парней (...). Танк был светлого цвета, обвешанный защитной шубой. Шестерых девушек из числа мирных жителей селения Хетагурово (Цунари) завели в один из домов, расположенный поблизости, где убили (...). Грузинские военные чувствовали, что они являются хозяевами положения, чувствовали свою безнаказанность, вели себя нагло. Один из военных направил на меня свой автомат, после чего крикнул по-грузински своему коллеге, что со мной можно сделать, на что другой ответил, что я уже старая и ни на что не сгожусь. Многих девушек грузинские военные затаскивали в близлежащие дома, где насиловали, били их, убивали (...).

Помимо этого, в селение Хетагурово (Цунари) заезжали на легковых военных автомашинах представители миротворческих сил Грузии, которые также расстреливали мирное население. За этими автомашинами ехала большая автомашина, спереди у которой были приделаны две «лапы», разведенные в разные стороны шириной до 4–5 метров, которыми они (...) сгоняли в центр села мирных жителей. По улицам бегали женщины, дети, старики, которых загоняли в отдельные дома. Примерно восьмерых девушек грузины похитили, то есть против их воли и согласия увезли в сторону грузинской границы, в сторону Тбилиси.

После того как девушек увезли в сторону Грузии, более тридцати человек, представителей мирных жителей селения (...), детей, женщин и стариков, были и представители осетинских миротворцев, загнали в церковь, которая расположена в селении, заперли дверь снаружи, после чего забросали церковь гранатами и подожгли ее. Все те, кто находился в церкви, погибли.

Многого я пересказать в настоящее время не могу. Я находилась в шоковом состоянии. Все происходившее можно сравнить с советскими фильмами про немецких фашистов, когда целыми деревнями целенаправленно уничтожалось население. Грузинские военные целенаправленно уничтожали население Южной Осетии, не разбирая, кто является военным, кто мирным жителем (...).


Жительница с. Хетагурово, 1967 г. р.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года село Хетагурово и близлежащие населенные пункты Республики Южная Осетия подверглись массированному обстрелу из крупнокалиберных орудий, тяжелой артиллерии и из установок системы «Град». Обстрелы производились со стороны грузинских сел (...), продолжались на протяжении двух суток. В результате обстрелов осколками от снарядов была обрушена часть моего домовладения (...) и ранен в голову и руку мой супруг. Мне и членам моей семьи удалось спастись. Когда мы пытались выйти из села, я видела грузинских военнослужащих, они передвигались на танках (...) и предлагали всем выйти из своих домов. Впоследствии мне и моим дочерям удалось выбраться из села, мы направились в ближайший лес, где собирались жители (...).

При падении от ударной волны разорвавшегося во дворе моего домовладения снаряда я получила сотрясение головного мозга, моя дочь также пострадала, получила осколочное ранение в левую ногу.

После нападения отправилась с дочерями в селение Джава, а оттуда в г. Владикавказ к моей родной сестре (...).

Действия грузинских военнослужащих в селе Хетагурово были характерными и для других захваченных ими осетинских сел. Это может свидетельствовать о том, что имела место не утрата контроля за отдельными военнослужащими со стороны их командиров, а выполнение подразделениями данной командованием установки.

The Christian Science Monitor www.csmonitor.com

Лира Цховребова[9]

Я пережила грузинскую войну. Вот что я видела. Я обвиняю лидеров Грузии

8 октября 2008 года

...Я... была в Цхинвали 7 августа, когда грузинские войска вошли в город и начали убивать моих друзей и соседей. Три ночи я вместе с семьей пряталась от них, пока солдаты Саакашвили танковым и ракетным огнем сотнями уничтожали наши дома, оскверняли кладбища, грабили школы и больницы.

...Еще за три дня до начала наступления мне начали звонить друзья из Грузии, советуя уехать. Они говорили, что Саакашвили готовит нападение. Большая часть проживавших в Южной Осетии грузин покинула свои дома, потому что они знали о готовящемся наступлении.

Вечером 7 августа Саакашвили выступил по телевидению и заверил напуганное мирное население Южной Осетии, что он на нас не нападет. Это произошло намного позже того момента, когда русские, согласно сегодняшним утверждениям Саакашвили, начали «вторжение» в Грузию.

Осетины спокойно отправились спать. Они были признательны за мирную ночь.

Прошло менее двух часов (это подтверждают заслуживающие доверия международные источники), и его артиллерия, бомбардировщики и три сухопутные бригады начали то, что я могу назвать только страшным адом, обрушившимся на наш город. В один момент нас охватил всепоглощающий страх, и мы начали прятаться. Позже я беседовала с сотнями осетин, чтобы выяснить обстоятельства произошедшего с нами.

Пожилой отец моей подруги пытался потушить огонь от грузинских снарядов на крыше своего дома, который он построил собственными руками. Осколками ему оторвало ногу. Он умер от кровопотери, пока его жена-инвалид пыталась выбраться из горевшего дома.

Осетины видели, как грузинские танкисты стреляли по подвалам, где прятались женщины и дети. Они видели, как грузинские снайперы убивали бегущих мирных людей. Мы узнали, что грузинские военные использовали против Цхинвали ракетные системы «Град» и кассетные бомбы.

Да, я очень хотела бы, чтобы международная комиссия выяснила правду о случившемся.

Когда мы выбрались наверх, благодаря Бога за то, что русские спасли нас, я была поражена реакцией зарубежных средств массовой информации на произошедшее. Они ни слова не говорили о гибели осетин и о неспровоцированных трагических событиях, причиной которых стала армия Саакашвили. У меня от этого заболело сердце.

Мощная грузинская пиар-машина уничтожила правду так же безжалостно, как уничтожали беззащитных жителей Цхинвали грузинские танки.

Я знаю, что американцы щедрые и справедливые люди. Но американцам никто не сказал правду о произошедшем с нами. Они не понимают, что осетины – это независимый христианский православный народ, имеющий древнюю историю и давно живущий на своей земле. Мир говорит только о грузинской свободе. А как насчет свободы для моего народа? Неужели наши страдания и наш голос ничего не значат?

Я не виню грузинский народ за то, что произошло с нами. Подавляющее большинство осетин и грузин хочет жить в мире. Я обвиняю грузинских лидеров.

Саакашвили убедил мир в том, что он является «светочем» демократии и открытости. Но правду он не скажет даже собственному народу. Во время конфликта мои грузинские друзья не имели возможности читать информацию на российских новостных сайтах, поскольку все они были заблокированы властями Грузии.

Я знаю – мы маленький народ, и я не претендую на понимание всего того, что эксперты геополитики своими теориями и заявлениями говорят о великих державах. Но я 12 лет борюсь за права женщин в Осетии, и я верю в правду.

Недавно Саакашвили в своей статье цинично посмеялся над страданиями и смертями осетин, заявив, что Россия «солгала» о количестве людей, убитых грузинскими военными.

Мне больно даже вступать в эту дискуссию. Никто – даже Саакашвили – не знает, скольких осетин уничтожила его армия. У меня есть друзья, которые хоронили своих близких во дворах, потому что у них не было выбора. Многие люди все еще не найдены.

Неужели Саакашвили полагает, что его жестокое нападение на мирный город будет оправданным, если выяснится, что он убил не несколько тысяч, а несколько сот человек? Понимают ли американцы, что армия, которую обучило и вооружило правительство США, напала на мирных людей, спавших в своих постелях? Смогут ли они как-то оправдать то, что Грузия получит еще миллиард долларов помощи, а те, на кого она напала, – ничего?

Житель с. Хелчуа, 1932 г. р.

Около 00 часов 8 августа 2008 года (...) наше село подверглось массированному обстрелу из тяжелого оружия. Обстрел производился со стороны грузинского села Мерети (...). Все жители нашего села скрылись в лесу (...). Обстрел велся не только по селу, но и по лесу, в котором мы укрывались. 10 августа 2008 года огонь по лесу уже не велся. Старики и пожилые женщины решили вернуться в село. Когда мы вернулись, то увидели, что там находятся грузинские вооруженные силы (...) танки, артиллерийские установки. Село было полностью окружено грузинскими военнослужащими (...).

Всего в село вернулись 20 стариков и пожилых женщин. Грузинские военнослужащие загнали нас в подвал, в котором было воды по пояс. Несколько дней они не выпускали нас из подвала, даже не разрешали выйти в туалет, заставляли испражняться в подвале. (...) Потом один из военнослужащих грузинской армии вывел меня из подвала и стал спрашивать, где молодежь нашего села. Я отвечал, что покинули село. Тогда он стал спрашивать, где у меня оружие. Я ему отвечал, что я старик и оружия у меня нет. Он приставил мне автомат к горлу, при этом (...) ударил по подбородку. Он и еще 9 человек пошли ко мне домой. Грузинские военнослужащие выломали дверь в моем доме и проследовали внутрь. (...) Оружия они у меня не нашли. Спрашивали меня, где мои дети. Я им ответил, что во Владикавказе. Потом меня снова отвели в подвал, наполненный водой, где находились остальные жители села. У кого грузинские военные находили в доме оружие, дом сжигали (...). В нашем селе было ранено 8 человек и убито два парня

(...).

Грузинские военнослужащие (...) покинули наше село. При этом похитили у жителей нашего села автомобили и уехали на них. Этим же днем в наше село вошли российские военнослужащие (...).


Жительница с. Мугут, 1983 г. р.

7 августа 2008 года (...) примерно в 23 часа стали раздаваться выстрелы, я вместе со своей семьей спустилась в подвал дома, затем стали раздаваться взрывы и начался обстрел села. Над селом располагался пост, охрану которого осуществляли сотрудники МВД РЮО, который подвергся сильному обстрелу. Обстрел поста, а также селения производился артиллерийскими снарядами со стороны грузинских сел Двани и Авневи и продолжался длительное время. После этого стало немного тише, и я решилась выйти из подвала. Выйдя из подвала, я увидела, как в селении горят жилые дома (...).

Затем я увидела, как на центральную улицу села со стороны грузинских сел заехали танки, которые стали вести прицельный огонь по жилым домам, а также разрушать гусеницами жилые дома, в подвалах которых находились наши соседи. Могу привести пример, я лично видела, как танк, заехавший со стороны грузинских сел, сровнял гусеницами дом, в котором жила больная женщина (...). (Она) была лежачая и не могла самостоятельно передвигаться. Танки продолжали движение по селу и направлялись в сторону нашего дома, который к тому времени после обстрелов был частично обрушен. Я сразу же вместе со своей семьей и соседями выбежала из дома, и мы направились в сторону леса, чтобы пешком дойти до ближайших сел. Танки продолжали двигаться по дороге через село и осуществлять обстрел жилых домов. Дорога из нашего села ведет в с. Велит, затем расположены еще несколько сел и далее город Цхинвал. Нас было около десяти человек, и мы направились в г. Цхинвал в надежде, что в городе будет тише (...).


Житель с. Гизель, 1975 г. р.

10 августа 2008 года примерно в 5 часов (...) со стороны грузинских сел Тибети и Ходи, Галуантикау стали обстреливать из установок «Град» и танков. На момент обстрела отец (...) находился дома. На момент начала обстрелов со стороны Грузии я возвращался из г. Цхинвал вместе с племянником: (...) и соседом (...) на автомашине ВАЗ-2107. Метрах в трехстах от окраины села со стороны с. Тбет мы увидели танки, которые продвигались в сторону нашего села, в глубь Южной Осетии. Мы хотели от них укрыться и стали отъезжать назад, при этом угодили в яму. В это время нас стали обстреливать из танков, и вскоре мы увидели в поле десятка два солдат, вооруженных до зубов, с оружием в руках, в американском обмундировании, которые шли в нашем направлении. (...) Мы попытались убежать от них, но они стали стрелять нам вслед из американских винтовок М-16 и вскоре догнали (имя) и (имя) и поймали их, а я кое-как успел скрыться в лесном массиве. Оттуда я наблюдал, как указанные солдаты зверски расправились с (...) и (...), а именно расстреляли их из винтовок, после чего изрезали их ножами и перерезали им горло (...).

12 августа 2008 года я снова вернулся домой (...) и увидел, что практически полностью село стерто с лица земли, сгорели и разрушены все дома. Много мирного населения погибло от вышеуказанных обстрелов. Оставшиеся в живых хоронили убитых и оказывали помощь раненым. Все было в дыму, местами имелись очаги пожаров (...).


Жители осетинских сел рассказали следствию, что грузинские военнослужащие расстреливали дома мирных жителей из орудий, убивали людей, пытавшихся укрыться от огня...


Жительница с. Ног-Кау, 1937 г. р.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года я находилась дома вместе со своим супругом и дочерью (...). (...) в указанный день около 23 часов наше село и г. Цхинвал были подвергнуты массированному обстрелу из крупнокалиберной артиллерии. Обстрел велся с грузинской стороны из с. Никози (...). Около 10 часов 8 августа 2008 года я вышла из подвала во двор домовладения и услышала за забором гул танков. Я подумала, что это российские танки, и подошла к забору посмотреть. В этот момент я услышала грузинскую речь. (...) Я понимаю по-грузински и смогла понять, о чем они говорят. Грузинские солдаты насмешливо говорили, что заберут самых красивых женщин с собой, а остальных убьют. Они нецензурно выражались в адрес президента Южной Осетии и В.В. Путина.

После этого, обойдя свой дом с другой стороны, я незаметно для грузин вышла со двора и направилась к соседям, чтобы предупредить их об опасности. Вместе со мной пошли мой муж и дочь. То есть в нашем доме никого не осталось. Отойдя от своего двора на 100 метров, я увидела, что на улицу вышел наш сосед (...), я думаю, он тоже хотел посмотреть на приехавших. (Сосед) был одет в гражданскую одежду, оружия у него не было. Увидев его, грузинские солдаты направили на (соседа) танковую пушку и выстрелили в (соседа), он взорвался, и от него не осталось ни частицы. После этого я увидела, что грузинские солдаты направили танковую пушку на наш дом и выстрелили в него. От взрыва наш дом обрушился. В это же время я увидела, что по дороге идет незнакомая мне женщина. Увидев танки, она стала уходить от них. Увидев женщину, кто-то из грузинских солдат стал стрелять по ней из автомата и убил.

Я, муж и дочь бежали по улице и кричали соседям о том, что надо спасаться (...). В этот момент по селу стали стрелять из с. Никози крупнокалиберными снарядами, в связи с чем нам пришлось спрятаться в подвале дома соседей (...).


Жительница с. Дмениси, 1942 г. р.

Мы с мужем вышли из подвала, чтобы добраться до места дислокации российских миротворцев, расположенного в километре от села. На улицах села шли бои между ополчением Южной Осетии и вооруженными силами Грузии. Какой-либо военной техники на улицах села я не видела. Видела только грузинских военных в зеленой камуфляжной форме, вооруженных автоматами и пулеметами. Они вели огонь как по ополченцам, так и по мирным гражданам, детям, женщинам, старикам, пытавшимся выйти из села, поджигали дома с находившимися в них жителями. Я лично видела, как были подожжены несколько соседних домовладений вместе с жителями, а также на моих глазах были убиты 9 жителей нашего села и 5 ранены, которых я знаю по именам, но фамилий их не помню. Всех подробностей происходившего не помню, события тех дней вспоминаю смутно отдельными эпизодами, поскольку находилась в состоянии шока от увиденного и пыталась, не попав под огонь грузинских военных, добраться до безопасного места.

Сколько времени занял путь до базы российских миротворцев, я также не помню. По прибытии туда российские службы нас эвакуировали в г. Владикавказ, откуда мы были переправлены в Ростовскую область (...).


Жительница с. Верхнее Дмениси, 1939 г. р.

7 августа 2008 года в дневное время по нашему селу нанесли удар грузинские войска. Ударили из пушек, гранатометов, «Града». Я со всей семьей, а также соседи спрятались от бомбежки в подвал нашего дома. Пробыли в подвале всю ночь, так как все это время грузинские войска наносили удары по нашему селу. Утром 8 августа 2008 года (...) мы покинули подвал. Когда мы вышли из подвала в дом, увидели, что двери и окна в доме были выбиты. Все имущество, которое (прежде) находилось в доме, было уничтожено и выброшено на улицу. Когда мы вышли из дома, мы увидели, что на улицах села находятся грузинские солдаты. Они вели огонь по всем жителям села, которые попадали в их поле зрения. Мы решили уходить из села в лес. Пока мы все вместе продвигались по селу (...), нас подвергли несколько раз обстрелу грузинские военные. На наших глазах грузинские солдаты убили троих жителей села (...). До 9 августа 2008 года мы прятались от грузинских солдат в лесу, где нас подобрали ополченцы и на автобусах переправили в пансионат «Алагир» в Республике Северная Осетия – Алания (...).


Жительница с. Ходи, 1962 г. р.

Около 4 часов 8 августа 2008 года я услышала звуки выстрелов, (...) взяла внуков и убежала в лес, где находилась около 4 дней. Из леса я видела, что уже в дневное время в наше село приехали танки и солдаты Грузии. До этого они обстреливали село из тяжелого артиллерийского оружия и с самолетов. Когда они пришли, они стали убивать, т. е. расстреливать жителей села. Я сама видела, как солдаты расстреляли моих двоюродных братьев (...) и (...). Они были без оружия и никакого сопротивления не оказывали. В результате обстрела села мой дом был полностью разрушен.


В целом характер действий грузинских войск в отношении мирного населения в селах определялся тем, что там, в отличие от г. Цхинвала, югоосетинская сторона, как правило, не располагала достаточными военными силами для организации защиты населения, а иногда и для его эвакуации.

В Цхинвале характер действий грузинских военнослужащих был таким же, однако их действия были ограничены сначала отпором со стороны ополченцев, а затем и силами Российской армии.


Жительница г. Цхинвала, 1973 г. р.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года, примерно в 23 часа 35 минут, в тот момент, когда я вместе со своей семьей находилась дома, начался сильный обстрел города. Обстрел проводился из крупнокалиберного оружия со стороны Республики Грузия. Первые снаряды разорвались недалеко от моего дома в воинской части, где дислоцируются миротворческие силы Республики Южная Осетия и Российской Федерации. После этого я и члены моей семьи сразу спустились в подвал в целях сохранить свою жизнь и здоровье. Обстрел велся беспрерывно в течение 16 (шестнадцати) часов и закончился примерно в 15 часов 8 августа 2008 года. После того как обстрел закончился, мы вышли из подвала на улицу и увидели, что все дома, расположенные поблизости, находятся в разрушенном состоянии и охвачены огнем (...).


Житель г. Цхинвала, 1970 г. р.

Всю ночь продолжался обстрел (...). Под утро на наш дом с самолета была сброшена бомба, из-за которой наш дом сразу загорелся. Все, кто находился в подвале, сразу выбежали (...). Одна женщина из нашего дома (...) заживо сгорела в нашем доме, не успев из него выйти. (...) нас (....) отвезли к школе № 6 г. Цхинвал, где мы устроились в подвале. В данном подвале находилось около 300 человек, среди которых было много раненых. (...) когда я находился в подвале школы № 6, ее постоянно обстреливали из ракетных установок и на нее сбрасывали бомбы. Днем к школе подъехало два грузинских танка, и они стали стрелять по маленькому окну, которое имелось в подвале. (...) они знали, что там находится только мирное население. Затем к нашей школе подоспели осетинские ополченцы, и они подожгли один из танков, а второй сразу развернулся и поехал в сторону Привокзального района г. Цхинвала. В подвале школы № 6 я находился три дня, и постоянно туда доставляли гражданских людей, которые остались без крова и убежища.

(...) Солдаты (грузинские), которых я видел, были какие-то возбужденные и постоянно смеялись, было похоже, что они получают удовольствие от того, что убивают мирное население. (...) Практически каждый танк, который проезжал мимо нас, стрелял по школе из своих пушек и пулеметов. Сзади танков двигались несколько бронетранспортеров, на которых сидела пехота.

Все солдаты направили свои автоматы и орудия по сторонам и стреляли во всех, кого увидят, не смотря на то, был ли это ребенок или женщина, также они стреляли по стеклам жилых домов. Многие из грузинских солдат, стреляя в мирных жителей, смеялись и высказывали в их адрес нецензурные издевательские слова, говорили, чтобы осетины выходили из убежищ и сразились с ними. Затем, спустя несколько дней, наш город под свой контроль взяли российские войска, и у нас появилась возможность выйти из подвала. (...) Также мне стало известно, что мой двоюродный брат (...) 8 августа 2008 года по ул. Сталина пытался укрыться от обстрела и убегал к одному из домов, его догнал грузинский танк и в упор расстрелял из своего пулемета. Агрессия грузинских войск была направлена только на мирных жителей Южной Осетии, так как они бомбили нашу республику минометами и ракетными установками «Град», били по жилым домам (...).

Когда я осмотрел свой дом, то понял, что от квартиры и самого дома ничего не осталось, моя квартира была вся разрушена и сожжена после попадания бомб, которые сбрасывали грузинские солдаты.


Массированный обстрел и бомбардировки заставили многих мирных жителей укрываться в подвалах и бомбоубежищах. Имеются свидетельства того, что грузинские военнослужащие предпринимали попытки затопить подвалы и тем самым лишить гражданское население возможности найти укрытие. Также эти сооружения подвергались обстрелам со стороны грузинских военнослужащих.


Жительница г. Цхинвала, 1967 г. р.

После бомбежки в город Цхинвал вошли грузинские танки, которые начали обстреливать все жилые дома подряд – танки останавливались и стреляли по каждому жилому дому. Когда танки останавливались, из некоторых вылезали грузинские солдаты – они говорили по-грузински, кричали «да здравствует Грузия! Мы победили...», после чего солдаты ходили по домам, где искали и убивали мирных жителей. Также несколько солдат спускались и в наш подвал. Мы в это время спрятались в самой дальней комнате подвала, и матери закрыли собою детей. Солдаты нас не увидели и кричали, что они победили, чтобы мы выходили, так как они все равно победили и нас в любом случае убьют. Также мы через маленькие окошки подвала видели, как грузинские солдаты врывались в магазины, откуда выносили все товары, спиртные напитки, грабили их. Мы просидели в подвале 3 дня, после чего ночью к нам в подвал зашел родственник одной женщины, который сказал, что на рассвете будет сопровождение, и все, кто мог самостоятельно передвигаться, покинули подвал и направились к гостинице, от которой должна была проходить эвакуация. По дороге к гостинице мы встретили людей, которые возвращались из гостиницы, они нам сказали, что эвакуации не будет. Мы пошли в подвал дома № 4 по ул. Заводской. В подвале мы находились до утра, а утром 11 августа нас забрали люди и на военном уазике повезли через п. Джаву в г. Владикавказ. По дороге нас обстреливали грузинские вооруженные силы, но не попали. Я видела, как в машину УАЗ, которая также ехала за нами, попали, отчего она взорвалась и перевернулась. Также по дороге я видела стоявшие обстрелянные машины, в которых были мертвые люди (...).

Также могу добавить, что грузинские танки задавили семью моей сестры – детей – (...), (...) и мужа (...). Моей сестре чудом удалось остаться в живых (...).


Жительница г. Цхинвала, 1986 г. р.

В один из подвалов-бункеров, расположенных по ул. Сталина, где прятались около 15 человек, преимущественно старики и дети, вошли грузинские солдаты и расстреляли всех находящихся в нем людей. Чтобы выманить прятавшихся в подвалах людей, грузинские солдаты затапливали подвалы-бункеры водой, а когда люди выбегали наружу, они расстреливали их, помимо этого они умышленно через оконные проемы закидывали в подвалы гранаты, которые потом взрывались.

(...) 8 августа 2008 года к нам в бункер зашли около 15 парней-военных. Мы в этот момент сильно испугались, посчитав, что к нам пришли грузинские солдаты (...). При них была рация, по которой мы слышали, как наши солдаты, находившиеся в бункере в гостинице «Алан», просили помощи, поясняя при этом, что их бомбит танк и долго они не протянут. (...) До приезда российских войск 9 августа 2008 года мы были уверены, что погибнем, так как солдаты грузинской армии находились в городе и постоянно производили зачистки, т. е. убивали всех выживших.


Житель г. Цхинвала, 1967 г. р.

Мне известно, что в подвале многоквартирного дома по ул. Гафеза г. Цхинвал грузинские войска расстреляли женщин и детей – осетин. Я был в этом подвале, я лично видел эти трупы. Я видел два трупа детей (...) и много трупов женщин. Я был в этом подвале, так как ходил с жителями города по подвалам и домам с целью отыскания раненых жителей города для оказания им медицинской помощи.


Жительница г. Цхинвала, 1961 г. р.

Люди спешно эвакуировались из своих жилищ. На улице Гафеза пожилой мужчина-инвалид, спускавшийся из своей квартиры, был застрелен солдатами грузинской армии. После того как грузинские танки подошли к гостинице «Алан», они начали расстреливать здание гостиницы из пушки. В этой гостинице прятались от обстрела в бомбоубежище мирные безоружные люди. Ополченцы Южной Осетии смогли ценой своей жизни вывести мирных граждан из здания гостиницы. Ополченцы пытались гранатометами подбить танк, но им не удалось этого сделать сразу. (...) Также мне известно о (случае, когда) ребенок пытался избежать обстрела и забежал в подъезд, куда вслед за ним грузинский солдат закинул гранату. Мне известно, что того ребенка разорвало на части. На улице Ленина грузинские танкисты намеренно раздавили пожилую женщину, убегавшую вместе с двумя внучками от обстрела. Танк наехал на них сзади (...).

Также, перед тем как напасть на г. Цхинвал, грузины отключили воду в городе. Люди преимущественно прятались в подвалах, куда грузинские солдаты через подвальные окна закидывали гранаты, зная, что там прячутся мирные граждане. Затем грузинские войска включили водоснабжение и подорвали трубы, после чего вода начала затапливать подвальные помещения. Грузины делали это намеренно, тем самым заставляя людей выходить из подвалов, и на выходе расстреливали их (...).

В селе Цунари группа грузинских солдат изнасиловала нескольких девушек, после чего некоторым из них перерезали горло, а других заживо сожгли. В селении Дмениси стариков, детей и женщин завели в здание школы и расстреляли. Также был случай, когда солдат грузинской армии, держа одной рукой за ногу новорожденного ребенка, другой рукой разрезал ему живот. Много жителей города были угнаны в плен грузинскими войсками. Этот кошмар продолжался до 9 августа, пока в город не вошла Российская армия (...).

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Жительница г. Цхинвала, 1938 г. р.

В 1991 году, когда начался первый грузино-осетинский конфликт, моего мужа (...) и моего сына (...) грузинские солдаты сожгли заживо в доме. 7 августа 2008 года я находилась в г. Цхинвал, у себя в квартире (...). Около 1 часа ночи я (...) услышала взрывы.

8 моей квартире сразу вылетели стекла, и я упала на пол. Поднявшись с пола, я вышла на балкон и увидела, что со стороны грузинских сел ведется ракетный обстрел по г. Цхинвал. Я вместе с соседями спустилась в подвал дома. (...) утром, около 6 часов я вышла из подвала на улицу. Моя квартира была полностью разрушена. Рядом с моим домом находился дом (...), который сгорел полностью, и еще один дом, в котором находились женщина и малолетний ребенок. Сама женщина лежала на окне полностью сгоревшая, а в доме я увидела сгоревшего 3-летнего ребенка. Я видела, как в этот дом попал снаряд, после чего он загорелся. 6 домов на одной улице сгорели полностью. Это дома (имена 5 человек) – все их дома были сожжены и разрушены. Дом моего брата (...) по ул. Эдиская, д. (...) тоже полностью был разрушен. 8 августа в центре г. Цхинвал по ул. Ленина я видела, как на площадь заехали танки, принадлежавшие грузинской армии, и расстреляли школу № 6 г. Цхинвал из орудий танка (...). В этой школе находились живые люди, которые (...) погибли, среди них была моя племянница (...), которая погибла под руинами школы. 9 августа, когда я решила уйти из дома, я увидела, как грузинские солдаты открыли дамбу и затопили улицу, на которой я жила. Они это сделали для того, чтобы люди, которые находились в подвале, утонули. Когда

9 августа 2008 года я ехала в «Газели» по Зарской дороге, в нас стреляли грузинские войска из ракетного оружия (...).


Житель г. Цхинвала, 1969 г. р.

9 августа 2008 года примерно в обеденное время, когда интенсивность обстрела города спала, невдалеке от моего дома слышался гул работы моторов тяжелой техники. Я незаметно выглянул на улицу и примерно в 30 метрах увидел две БРДМ.

Вначале я предположил, что это представители Вооруженных сил России, однако услышал разговор выглядывавших из башен двух военнослужащих. Разговаривали они на грузинском языке, к тому же на боках боевых машин были надписи на грузинском языке. Они развернули башни в разные стороны, начали стрелять по домам и поехали по улице Тасоева на восток.


В городе Цхинвале, как свидетельствуют очевидцы, грузинские военнослужащие целенаправленно забрасывали гранатами подвалы и бомбоубежища.


Жительница г. Цхинвала, 1959 г. р.

8 августа 2008 года, когда стемнело, примерно в 20 часов к нам в подвал пытались зайти четверо грузинских солдат. С нами в подвале сидели несколько ополченцев, и они их убили, так как они (грузины) хотели закинуть в подвал какие-то устройства с горючим внутри. До 12 августа 2008 года мы просидели в подвале, выйти на улицу было невозможно из-за шквального огня грузинских войск, они все продвигались к центру города. 9 августа примерно в 14 часов к нашему дому подъехали две БМП армии Грузии, (...) грузинские солдаты кричали: выходите из подвалов, мы вас убьем, ругались матом.


Жительница г. Цхинвала, 1960 г. р.

Грузинские танки стреляли по домам, намеренно обстреливали подвалы, зная, что в подвалах находятся женщины и дети. Я определила по речи, по внешним признакам, что танками управляли грузинские военнослужащие. Войска Грузии двигались по направлению от границы к центру (...).


Житель г. Цхинвала, 1961 г. р.

Обстрел временно прекратился в середине ночи – около 3 часов ночи 8 августа 2008 года. В этот момент по улицам Цхинвала пошли грузинские танки. Танки шли со стороны Грузии. Танки окружала пехота, одетая в полевую форму иностранного производства, похожую на форму военных США. (...) В подвале дома находилось примерно 45 взрослых жителей дома, а также много детей, точного количества назвать не смогу. В какой-то момент один из моих соседей (...), когда проходили пехотинцы, выглянул через окошко подвала на улицу. (...) Я выглянул из второго окошка (...). В этот момент один из грузинских военнослужащих, одетый в военную форму иностранного производства, выстрелил из автомата прямо в лоб (...), который упал на пол подвала замертво. Стрелявшего военнослужащего грузинской армии я смогу опознать по характерным чертам лица (...).

После того как грузин (...) убил (...), он начал заглядывать в каждое окошко (...) и производить из автомата беспорядочную стрельбу внутрь подвала. По подвалу послышались звуки рикошета пуль, выпущенных из автомата. К тому времени все спрятались по углам и не производили ни звука. По счастливой случайности никто из находившихся внутри подвала не пострадал.

Хочу показать, что через окошко подвала я рассмотрел грузинские танки, на башнях которых были нарисованы кресты фашистской свастики, а с другой стороны знаки вооруженных сил США. После того как прошла пехота и танки, обстрел возобновился. Обстрел был плотный. Артиллерийский обстрел сопровождался авианалетами, в ходе которых также обстреливали и бомбили кварталы и районы, которые населяли мирные жители.


Жительница г. Цхинвала, 1957 г. р.

На следующий день мы уже не могли сидеть в подвале – дети просили еду. Тогда мы решили выйти из дома и найти что-нибудь из еды. Когда я, моя дочь вместе со своими малолетними детьми вышли из подвала на улицу, мы увидели, что к нам во двор заехал танк, принадлежащий грузинской армии, это я поняла по надписям грузинскими буквами на броне танка. Башня танка повернулась в нашу сторону, и мы поняли, что он собирается по нам стрелять. Тогда мы все разбежались в разные стороны. Я вместе со своей дочерью и еще несколькими соседями забежала в подъезд и спряталась за бетонными стенами. Затем я услышала и ощутила три выстрела из танкового орудия по нашему дому. После этого по данному танку стали стрелять солдаты Южной Осетии, и этими своими действиями они отвели танк от нашего дома (...).

Рядом с нашим домом течет река, и течет она в сторону Грузии. В этот же день со стороны Грузии кто-то, а скорее всего грузинские военные, перекрыл реку, и вся вода пошла в подвалы домов. Это они сделали, чтобы выманить людей из своих убежищ. Подвал, в котором я находилась, также был затоплен по колено, и в этой воде мы провели целые сутки, так как не могли выходить на улицу, где шли ожесточенные бои (...).

Агрессия грузинских войск была направлена только на мирных жителей Южной Осетии, так как они бомбили наш город и били не по постам, где находились военные, а по жилым кварталам и домам, в которых не было ни одного солдата, даже ополченцы находились на окраинах города. Минометный обстрел и обстрел ракетными установками «Град» проводился только по жилым домам, школам и больнице. Увидев гражданских людей, грузинские солдаты стреляли в них на поражение и из города никому не давали уходить (...).


Жительница г. Цхинвала, 1974 г. р.

9 августа 2008 года около 15 часов жильцы нашего подъезда (...) и (...) решили выйти из подвала во время затишья, чтобы пробежать к соседям. Они только сделали два или три шага из подвала, как прозвучал взрыв, как мне кажется, от гранатомета. Они упали. Их затащили в подвал. У (...) было осколочное ранение в области шеи. Мы пытались остановить кровотечение, но не получалось. Через пять минут он умер. У (...) были осколочные ранения в области живота и ранение левой ноги. Мы останавливали ему кровотечение. Он был еще живой. Примерно в 21 час мы услышали, как на русском языке прозвучали крики: «Выходите, сдавайтесь, мы пришли убивать русских и осетин». После этого в подвал, в котором мы сидели, залетела граната, которую поймал (...). Он сразу выбросил ее на улицу, раздался взрыв на улице. Потом было слышно, как на этажах нашего дома происходит перестрелка. Потом я услышала крик женщины на русском языке. Она ругалась матом и кричала, что ее ранили. После этого в подвал пришли наши ополченцы (...). Со слов ополченцев, они находились на пятом этаже нашего дома, чтобы обезвредить грузинского снайпера, который находился в помещении средней школы № 12, расположенной напротив нашего дома. Со слов ополченцев, до этого грузинские солдаты захватили помещение этой школы, расстреляв из танка.


В Цхинвале грузинские танки прямой наводкой стреляли по жилым домам даже тогда, когда из них никто не вел огонь по грузинским военнослужащим.


Жительница г. Цхинвала, 1965 г. р.

Грузины стали бомбить город. Мы спустились в подвал, где спряталось 10 человек. Выходить было нельзя, так как всю ночь сильно стреляли. Утром с южной стороны в город вошли танки. Мы думали, что подошли русские, и даже выбежали им навстречу, но на танках увидели грузинские надписи. От колонны отделились два танка и начали стрелять по нашему корпусу дома. Соседи говорили, что утром 8 августа грузины спускались в подвалы и забирали молодых женщин, а мужчин выводили и расстреливали.


Житель г. Цхинвала, 1957 г. р.

Около 1 часа 8 августа 2008 года услышали выстрелы со стороны грузинского села Никози и звуки разрывов снарядов в городе. Кроме того, город подвергся бомбежке авиации. Огонь не был выборочным и велся по всем объектам города: домам, школам, больницам, детским садам.

Около 7–8 часов утра 8 августа началось наступление грузинских войск на город (танки, БРДМ, пехота). На танках были надписи на грузинском языке, они двигались по городу и расстреливали дома мирных жителей. Обстрел продолжался еще два дня.

Я и моя семья находились в полуподвальном помещении. Отец сидел на табурете возле входа. Возле дома раздался взрыв, осколки которого пробили дверь и смертельно ранили отца. Спасти отца не удалось, так как ранения оказались несовместимые с жизнью.


Житель г. Цхинвала, 1965 г. р.

Во время обстрела и бомбежки города 8 и 9 августа 2008 года находился вместе с семьей и другими жителями в подвале жилого дома. В первый подъезд нашего дома попала мина, осколками которой был убит 22-летний (...) и смертельно ранен (...). Грузинские войска не давали людям выходить на улицу из укрытий, они расстреливали все машины, которые двигались по городу.


Жительница г. Цхинвала, 1949 г. р.

Находясь в указанном подвале, я услышала сильный грохот. Посмотрев в щель, я увидела, что по улице движется грузинский танк. Что танк грузинский, я поняла по тому, что на корпусе белой краской было написано грузинское слово (значение которого мне не известно). Я сказала находящимся в подвале людям, что это грузинский танк. Все люди замолчали, так как боялись быть обнаруженными. Но я продолжала наблюдение. Проехав несколько метров от дома, где мы находились, по ул. Харитона Плиева в сторону с. Кехви, танк наехал на одноэтажный дом (номера я не помню), в котором находилась наша родственница (...) и ее трехлетняя дочь, и раздавил их. Их раздавленные трупы извлекли из-под обломков миротворцы и отвезли в морг (...).


Житель г. Цхинвала, 1951 г. р.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года, около 23 часов 30 минут (...) начался сильный артиллерийский обстрел города Цхинвал. С началом обстрела города я и мои близкие быстро спустились в подвал нашего дома. В это время мой брат (...) также укрывался в подвале своего дома вместе с соседями и родственниками. В период с 7 по 11 августа 2008 года я неоднократно, пользуясь короткими затишьями между обстрелами нашего района, бегал к брату – в подвал, где он укрывался. Моя мать (...), которая была очень больна, также находилась вместе с братом (...) в подвале его дома. Я ходил навещать ее, поскольку очень беспокоился за то, что старая женщина не сможет выдержать такого потрясения.

10 августа 2008 года в район, где расположены наши с братом дома, вошли грузинские военнослужащие и танки. Я, выглядывая из подвала в сторону моста, расположенного в конце ул. Ленина, видел, как в г. Цхинвал заехали 28 танков с грузинскими эмблемами (белые кресты на красном фоне) и надписями на грузинском языке. Я видел очень большую группу грузинских военнослужащих, их было не менее 200 человек. Прибыв в наш район, грузинские военнослужащие стали ходить по кварталам, заходя в подъезды наших домов. Когда грузинские военнослужащие зашли в подъезд дома моего брата – ул. Героев, д. (...), они поднялись по лестнице подъезда и стали вышибать двери и закидывать внутрь квартир гранаты. Было слышно, как они ломают двери, кричат, а затем происходили взрывы.

Среди напавших на город грузинских военнослужащих я по голосу узнал (...), приблизительно (...) года рождения, который уехал жить в Грузию еще в 1991 году, когда была первая грузинская агрессия против Южной Осетии. Последний, разговаривая с другими грузинскими солдатами, рассказывал им про расположение улиц в г. Цхинвал, говорил, где живут осетины. Когда солдаты ушли из дома, я и брат вышли из подвала и поднялись наверх, чтобы осмотреть квартиру. Мы обнаружили, что двери в квартиру выбиты и внутри все охвачено пламенем. Потушить что-либо было невозможно, поскольку на улице шла сильная перестрелка и не было воды.

Брат (...) стал себя плохо чувствовать с момента, когда мы стали слышать голоса грузинских солдат. Когда мы поднялись на третий этаж дома и увидели, что квартира брата практически сгорела, ему стало совсем плохо. Я его успокаивал, как мог, но он не выдержал тех потрясений, которые пришлось перенести в ночь с 10 на 11 августа 2008 года.

Около 1 часа 11 августа 2008 года брату стало совсем плохо. У него болело сердце, и в конце концов оно не выдержало. Оказать помощь ему было невозможно, поскольку грузины в городе создали своими действиями такие условия, при которых было невозможно выйти на улицу и обратиться за помощью в медицинские учреждения. Так брат скончался возле подъезда своего дома.


В Цхинвале были подвергнуты обстрелам со стороны подразделений грузинской армии культовые сооружения, разрушены кладбище и церкви. Одним из мест, где прятались жители города в ходе нападения на Цхинвал, стал подвал синагоги. В ходе обстрела грузинской артиллерией она была разрушена.


Житель г. Цхинвала, 1941 г. р.

Грузинские танки и бронированные автомобили вошли в город уже 8 августа 2008 года. Я их видел с расстояния метров 100, при этом впереди ехал танк. За ним ехал бронированный автомобиль с надписью на грузинском языке «Полиция», которые стреляли по жилым домам. Я также видел, как они специально стреляли по кладбищу, расположенному около школы № 5 по ул. Ленина. На данном кладбище покоятся те, кто погиб при грузинской агрессии в 1991 году.


Жительница г. Цхинвала, 1940 г. р.

Были убиты зверски мои ученики, выпускники, педагог школы, соседи – (имена 6 людей) и другие. Кладбище, которое образовалось в 1990-е годы (во дворе школы), было обстреляно танками и частично запахано. Это произошло 9 августа 2008 года. (...) Кладбище обстреливалось грузинскими танками во дворе школы № 5 г. Цхинвал РЮО.


Жительница г. Цхинвала, 1955 г. р.

Мы прятались от бомбежек в подвалах, но грузинские войска, зная об этом, рвали гранатами трубы – вода затопила помещение и люди стояли трое суток по пояс в воде. Подорвали дамбу у села Кехви, затопив целые районы. Старики от поднимающейся воды выбирались на улицу, но их тут же убивали.

Грузинские военные поджигали гаражи, цинично расстреливали на кладбище надгробья. Они уничтожили часовню и мемориальное кладбище защитников Цхинвала 1992 года. Танк несколько раз проехал по могилам, сровняв их с землей. В соседних домах боевики стали забрасывать подвалы гранатами. Грузины ругали нас – осетин – последними словами, что их землю захватили.


Жительница г. Цхинвала, 1964 г. р.

Осетины в большинстве своем (примерно 90 %) православные христиане, грузины тоже христиане. И жители нашего города Цхинвал укрывались в церкви, которая расположена на ул. Комарова. В церкви в основном были женщины, старики и дети. Грузинские военные знали, что в церкви находятся люди, и данную церковь взорвали. Все люди, находившиеся в здании церкви, погибли. Люди, находившиеся в церкви, полагали, что никто не будет стрелять в храм, и с этой надеждой шли туда (...).


Жительница г. Цхинвала, 1973 г. р.

Тихо, летняя теплая ночь. Больных нет. И вдруг разрывы снарядов. Весь персонал в подвал! Шквал огня. Пробито здание больницы, нет палат на 2 и 3-м этажах. Стоны со всех сторон. Спускаем с верхних этажей в подвал больных. Послышался гул самолетов и раздались разрывы бомб. Попадание в крышу. Начался массированный ракетный обстрел. Раненых становится все больше и больше. В городе горят дома, полностью остались без жилья доктора дежурной бригады: (имена пятерых людей).

Утром третьего дня войны стало ясно, что весь город в руинах. Пошло массовое поступление раненых, мертвых, контуженных.

От прямого попадания ракеты в подвале своего дома погибла врач-невролог (...); в упор расстрелян врач-травматолог (...); главврача санэпидемстанции (...) с детьми накрыло миной на Зарской дороге.


Житель г. Цхинвала, 1974 г. р.

Я на машине отвез свою сестру в городскую больницу. Когда я приехал в больницу, она была почти разрушена. Ее обстреливали вместе с больными. (...)

В это время в город уже вошли грузинские танки и двигались по городу к школе № 6. (...) На площади Героев я увидел грузинские танки Т-72 и БТР иностранного производства. (...) один танк из колонны задавил женщину, которая выбежала навстречу. Это было на моих глазах. (...) Среди грузинских солдат были как грузины, так и не грузины, одетые в американские песочные камуфляжи.


Имеются многочисленные свидетельства того, что грузинские военные преднамеренно убивали – при обстоятельствах, не позволявших ошибиться относительно того, является ли жертва военнослужащим (ополченцем), – безоружных граждан, не оказывавших сопротивления, в том числе женщин и детей. Убийства совершались в том числе особо жестокими способами: людей давили танками и бронетранспортерами.


Жительница г. Цхинвала, 1955 г. р.

8 августа через окно в подвале я наблюдала, как грузинские солдаты из автоматов стреляли по машине миротворцев, которая стояла на ул. Герцена. В этой машине никого не было – за этой машиной пряталась (...) и ее дочь (...). После чего грузинские войска, как я поняла, кинули гранату в машину, и она взорвалась. В результате чего (...) и (...) погибли, сгорели заживо. (...) Так как вокруг были грузинские войска, из подвала никто не выходил. На улице Кулаева я видела, как из автомата грузинские военные расстреляли местного жителя, в последующем труп мужчины лежал на улице 2 дня. Также я видела, как по нашей улице двигались грузинские танки и грузинские солдаты, их было очень много. В подвале мы сидели до 10 августа, без еды и воды. Потом по городу стала ездить машина, которая собирала трупы, и мы вместе с миротворцами вышли из дома и уехали из города.


Жительница г. Цхинвала, 1963 г. р.

Зашедший первым в город «грузинский спецназ» начал охоту на людей – стреляли в любого человека, будь то женщина, ребенок, пожилой человек. При этом «грузинский спецназ» кричал «Осетины, выходите!» и расстреливал всех мирных граждан. Грузинские танки двигались по улицам города, расстреливая дома из пушек. При этом я уверена, что грузинские солдаты знали, что в домах города находятся женщины, дети и старики.

На крыше ресторана, расположенного на ул. Сталина, засел снайпер, который несколько дней отстреливал мирных граждан Цхинвала, (...) особенно любил стрелять по молодым девушкам и женщинам исключительно в область лица. Наших соседей (...) 21 года и ее маму (...), проживавших по адресу (...) ул. Кулаева (...), сожгли живьем в гараже, расположенном около их дома (...).


Жительница г. Цхинвала, 1930 г. р.

Ночью 9 августа 2008 года мы решили перебежать из нашего подвала в бомбоубежище, которое было расположено неподалеку от нашего общежития, на этой же улице (...). Мы всей группой стали продвигаться небольшими перебежками к этому бомбоубежищу, я шла пешком, так как бегом уже не могу передвигаться в связи с преклонным возрастом. Я видела, как впереди нас бежала молодая девушка, которая проживала в нашем общежитии, по имени (...), ей было около 20 лет. Она первая подбежала ко входу в бомбоубежище – раздался одиночный выстрел, и она упала замертво. Кто стрелял и откуда, я не видела и пояснить не могу. Мы испугались, и все побежали кто куда. Я вместе со своей дочерью вернулась назад к своему дому (...).


Жительница г. Цхинвала, 1961 г. р.

В ночь на 8 августа началась страшная бомбежка. В подвале спряталось 17 человек. Утром, где-то в 10 часов 15 минут, сосед выглянул в щель и увидел на улице танки с грузинскими надписями и пехоту. Танки и пехота стреляли по домам. Грузины поднялись в подъезд дома, выломали дверь в квартиру старика (...), но тот уже был мертв в результате танкового обстрела.

... В подъезд пятиэтажки вышел (...), стоматолог, в этом году окончил мединститут в Ставрополе. Снайпер его сразу убил.

После одиннадцати мы с (...) побежали в бункер бомбоубежища. Дорога была в воронках, на улицах лежали трупы, горели дома. (...) сообщили, что на глазах у родителей грузины убили ее брата 17 лет, когда тот вышел из бункера завода «Эмальпровод».


Жительница с. Хетагурово, 1967 г. р.

Примерно в 11 часов я вместе с другими женщинами (имена пятерых женщин) с тремя детьми поднялись из подвала, чтобы пройти по близлежащим улицам. Я отправилась вместе с (...). Немного пройдя, мы увидели, что во дворе частично разрушенного дома, улицу я не помню, грузинские военные убили мирных женщину и мужчину, которые не оказывали им никакого сопротивления. Испугавшись, мы сразу же побежали обратно в подвал. Я узнала грузинских солдат по экипировке (...), а также по разговорной речи. В селе, когда мы поднимались из подвала в этот день, я и другие вышеперечисленные женщины видели множество грузинских солдат, танков (...).


Жительница г. Цхинвала, 1938 г. р.

Когда стихал обстрел, мы старались сменить место убежища, для чего переходили из дома в дом. Я видела, как грузинские солдаты, одетые в военную форму, в бронежилетах, касках, стреляли по мирным жителям, и по мне тоже. Также я лично видела, как на одной из улиц Цхинвала незнакомая мне женщина подняла на руки ребенка примерно 5–6 месяцев и просила грузин прекратить бесчинства. Однако ее никто не слушал, и я увидела, как ее и ребенка застрелили, это был шок.


Жительница г. Цхинвала, 1960 г. р.

Я была свидетелем того, что грузинский БТР (...) гонялся за женщиной, у которой на руках был ребенок 6–7 лет, после чего БТР переехал их обоих. После этого мы скрылись в подвале, и что было дальше, мне не известно. Цель, которую преследовали грузинские войска, – уничтожение нашей нации и завладение нашей территорией (...).


Жительница г. Цхинвала, 1959 г. р.

Утром 8 августа 2008 года мы стали созваниваться с родными и близкими. На улицах города в это время было пустынно, так как выходить из домов было опасно. (...) По телефону я созвонилась с жительницей района «Шанхай» города Цхинвал (...), которая мне сообщила, что 8 августа 2008 года в город Цхинвал в район «Шанхай» зашли грузинские танки, один из которых заживо задавил бабушку, ее дочь и внучку, которые перебегали дорогу, убегали от обстрела.


Жительница г. Цхинвала, 1994 г. р.

Я сама видела, как грузинские вооруженные силы убивали местных жителей осетинской национальности – они погибли в результате бомбардировок, минометных обстрелов. Также я видела, как грузинские солдаты убили из автомата женщину (...).

По моему мнению, Грузия, начав военные действия, преследовала цель геноцида осетинского народа и захвата территории, на которой мы проживаем. Эти действия длительное время готовились грузинскими властями, так, в пограничной зоне постоянно нагнеталась военная обстановка (...).


Жительница г. Цхинвала, 1976 г. р.

Слышались взрывы, я слышала, как рушатся дома. Я смотрела из окна и видела разрушения. На моих глазах убили 12-летнего ребенка с матерью и беременную женщину, которые бежали по улице, спасаясь от обстрела. В них попала ракета.


Жительница г. Цхинвала, 1927 г. р.

Я видела танки с опознавательными знаками грузинских вооруженных формирований в виде красного креста, которые прямой наводкой с короткой дистанции открывали огонь по домам и по подвалам, где обнаруживали людей (...). Погибло очень много людей, в основном детей, женщин и стариков, при ракетно-бомбовых ударах и расстрелянных военнослужащими грузинских вооруженных формирований в упор. Так была убита наша соседка (...), которая (...) пролежала во дворе своего дома три дня на глазах у своих детей, прятавшихся в подвале и не имевших возможности похоронить ее. Так же был убит наш сосед (...), находившийся в подвале, к которому подошел танк и стрельнул во вход (...), были ранены соседки (...) и (...).


Жительница г. Цхинвала, 1969 г. р.

Вечером 9 августа 2008 года около 20 часов я вышла на улицу за водой и хлебом, шла по ул. 8 Июня. Мне навстречу шла женщина – осетинка. Я спросила ее, куда она идет, она ответила, что идет в среднюю школу № 3, так как ее семья находилась в подвале школы. Эта женщина спросила меня, куда иду я. Я ответила, что иду за хлебом, так как мои дети голодные. Мы отошли друг от друга примерно на 50 метров, я услышала звук движущегося танка, спряталась за угол дома и начала смотреть. Увидела, что со стороны центральной площади едет танк грузинской армии, он ехал в направлении школы по улице 8 Июня. Этот танк наехал на женщину, с которой я разговаривала, он раздавил ее гусеницами, я слышала крик этой женщины. Такой жестокости я не видела никогда (...).

8 августа 2008 года утром, около 9 часов, со стороны грузинского села Никози в наш город Цхинвал ворвались танки армии Грузии, а также со стороны села Цунари, через село Тибети (...). Я слышала, что танками давили людей, бегущих по полю, не считались даже с малолетними детьми, стариками и женщинами.


Жительница г. Цхинвала, 1968 г. р.

Пробегая по улице, я увидела свою соседку (...), проживавшую в доме № 30 по нашей улице, та кричала мне, что в ее дом попала ракета и там погибли ее сын, невестка и внук (...) 4 лет. В этот момент произошел взрыв и (...) упала на землю и стала просить помощи, но я не смогла к ней подойти, так как вокруг стреляли, по земле рикошетили пули. После этого мы забежали в подвал. Кроме нас в подвале было семь человек, мужчины, женщины и дети – мне незнакомые.

(...) 7 августа 2008 года примерно в 23 часа 30 минут одна из женщин, находившихся с нами в подвале, попыталась выйти на улицу, (и) только она вышла из подвала, как в нее был произведен выстрел – в голову, и женщина упала, все испугались. Я выглянула из подвала и увидела два БТРа, на одном из которых на грузинском языке было написано «Свобода и единство Грузии».


Житель г. Цхинвала, 1945 г. р.

В подвале мы находились до 11 августа 2008 года. 8 августа 2008 года около 3 часов я услышал грохот, посмотрел на улицу через щель и увидел грузинские танки. (...) На танках на грузинском языке было написано «Полиция». Военнослужащие были одеты в защитную камуфляжную форму. С нами находилась беременная женщина – фамилии и имени я не знаю. 9 августа 2008 года около 12 часов дня она попыталась выбраться из подвала и добраться до больницы. Когда она выбралась на улицу и побежала к больнице на ул. Ленина, неподалеку от дома № 197 ее догнали грузинские военнослужащие и со словами «ее ребенок, когда вырастет, будет воевать с нами» нанесли ей несколько ударов армейским ножом в живот. От полученных ран женщина умерла, это видела моя жена.


Жительница с. Дмениси

Боевые самолеты грузинской армии нанесли бомбовые удары по домам мирных жителей, а затем в село вошли солдаты, которые в упор расстреливали стариков, женщин и детей. По убегающим людям грузины стреляли, а раненых добивали выстрелами в голову.

Видели, как зарезали полуторагодовалого ребенка.

Во время боя старики укрылись в храме Пресвятой Богородицы в селе Хетагурово. Грузинские войска заживо сожгли людей вместе с храмом.

В селении Цинагар к заехавшему туда грузинскому танку подбежали шесть 5-6-летних несмышленых ребятишек, которым стало интересно. Грузинские военные их поймали и всех зарезали ножами.

Группу беженцев грузинские военные захватили, заперли в доме и сожгли заживо.


Жительница г. Цхинвала, 1972 г. р.

На второй день обстрела мы услышали гул моторов, высыпали на улицу, думали – российские танки идут нас выручать.

Бабушки плачут от радости, дети ликуют. И вдруг в нашу сторону разворачивается башня танка и грузины дают залп. Несколько человек остались лежать на земле, остальные кинулись в подвалы.

Мы узнали, что грузинские военные, притворяясь миротворцами, натягивали на рукава белые повязки, а когда их по опознавательному знаку в темноте принимали за своих, то грузины открывали огонь на поражение.


Жительница РЮО, 1968 г. р.

Мы видели, как грузинские военные, смеясь, гнали в западню, как гусей, по улице трех мальчиков 9-13 лет, стреляя по ногам. Когда мальчики уперлись в стену дома, их расстреляли, как в тире.


Жительница РЮО

В селе Джунарви вышли на околицу взрослые женщины с белыми платками в руках, и их расстреляли в упор. В Цунари много парней забрали в плен, и никто не знает об их судьбе.


Среди гражданских целей, которые подвергались атакам грузинских войск, были и легковые автомобили, на которых мирные жители Цхинвала пытались выехать в более безопасные места либо перевезти раненых.


Житель г. Цхинвала, 1976 г. р.

На моих глазах один снаряд, выпущенный из грузинского танка, прямым попаданием взорвал а/м ВАЗ-2107, из которой выпали женщина и маленький ребенок. Когда мы подбежали, чтобы вывести их из зоны обстрела, то я увидел в указанной а/м двух погибших мужчин, сидевших спереди, и погибшего ребенка, находившегося на заднем сиденье. Спустя несколько минут я услышал сильный взрыв, затем (почувствовал) сильную боль в голове, у меня не слышало левое ухо и сильно шла кровь из головы и уха. Меня попытались перевести в подвал соседнего дома, где могли находиться врачи, однако в доме уже никого не оказалось, а дом практически весь сгорел. Тогда я стал пытаться попасть в городскую больницу, но и там никого не оказалось.


Жительница г. Цхинвала, 1982 г. р.

Мой муж рассказал, что грузины убили нашего общего знакомого по прозвищу (...), нашу соседку по имени (...) – во время ее эвакуации с мужем и ребенком на их автомобиле «Волга» взорвали грузинские военные, (...) они сгорели в машине. Эту семью убили 9 августа 2008 года (...).


Житель г. Цхинвала, 1946 г. р.

9 августа 2008 года по нашей улице проехали три грузинских танка, которые обстреливали все на своем пути, а за ними шла пехота. Один из этих танков выстрелил в двигавшуюся по улице автомашину, в которой находился водитель – гражданский человек, но по счастливой случайности он успел выпрыгнуть из своей машины и, убежав, остался в живых. Машина полностью сгорела. После этого за ними также по нашей улице проехали четыре бронемашины с пушками, американского производства (...). Эти бронемашины также обстреливали все на своем пути, в том числе и все жилые дома.


Жительница г. Цхинвала, 1957 г. р.

Когда я поднялась в свою квартиру, чтобы взять хотя бы сухари для детей, через окно я увидела, как какая-то семья, а именно мужчина, женщина и двое детей, села в легковую автомашину и хотела уехать из города, но по ним грузинские войска открыли огонь и машина взорвалась. Вся семья сгорела заживо (...).


Жительница г. Цхинвала, 1927 г. р.

7 августа 2008 года я со своей семьей села в машину, и мы попытались выехать из города. На ул. Героев, около завода, с двух сторон нас окружили танки и стали стрелять. Мы все выбежали и забежали на завод. Грузинские войска увидели, как мы забегаем на завод, и открыли огонь. Через минуту взорвалась наша машина. Потом снарядом прорвало трубу, и мы все, лежа на земле, оказались в воде, но мы не вставали. После того как по звуку мы поняли, что танки отъехали подальше, мы буквально под пулями вернулись домой. По улицам ходили грузинские солдаты и убивали людей, я испугалась, и со своей семьей ползком мы добрались до техникума. В нас стреляли, мы не могли ползти, увидев это, один парень кинулся к нам на помощь, и его ранили (...).


Житель г. Цхинвала, 1990 г. р.

Мы спали, когда раздались взрывы. Один из минометных снарядов попал в наш балкон. Все спустились в подвал. Утром в город вошли грузинские танки и стали стрелять в дома, где в подвалах прятались люди. Из подвала выглянула женщина, и грузинские военные туда бросили гранату. На перекрестке улиц Исаака и Героев грузинский танк выстрелил в автомашину, в которой мужчина перевозил ребенка.

The INDEPENDENT

Анна Пенкет

Маневры Грузии после обнародования доклада Amnesty International

18 ноября 2008 года

Райан Грист, возглавлявший во время конфликта международную группу наблюдателей, рассказал Independent, что на момент начала войны в столице Южной Осетии Цхинвали «еще были женщины и дети», которые должны были быть защищены от конфликта, нараставшего в течение нескольких месяцев.

Грист, бывший в то время действующим главой Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, также заявил, что три наблюдателя ОБСЕ в Цхинвали не смогли подтвердить заявления грузин о том, что сепаратисты открыли огонь по трем селам неподалеку от столицы Южной Осетии за час до того, как Грузия начала основное наступление.

Журналист BBC Newsnight, которому русские разрешили в октябре вести репортаж из Цхинвали, видел в жилых кварталах доказательства ущерба, нанесенного грузинскими ракетами «Град», не являющимися высокоточным оружием.

О действиях грузинской армии в отношении заложников

Захваченные грузинскими подразделениями мирные граждане не могли быть помехой для проведения войсковой операции. Захват и удержание заложников в таком случае может рассматриваться только как военное или уголовное преступление. Свидетельства потерпевших дают основания полагать, что такого рода действия со стороны грузинских военнослужащих по крайней мере не пресекались их командованием.


Житель пос. Знаур, 1946 г. р.

8 августа 2008 года я находился у колодца, расположенного примерно в 100 метрах от моего дома, и хотел напоить овец, принадлежащих моему брату. В это время подошел грузинский военный, который сказал на грузинском языке фразу, означающую: положи ведро и веревку и иди ко мне. У него был с собой пистолет Макарова. Другого оружия я не видел. Я положил ведро, веревку и подошел к нему, подняв вверх руки. Грузинский военный, обшарив мои карманы, достал из них: мое пенсионное удостоверение, мое свидетельство о рождении и другие мои документы, точный перечень которых я не помню. Затем он вывел меня ближе к дороге, позвал солдата грузинских войск и сказал: «Уведи его». Солдат меня повел к другим грузинским военным. Там мне связали руки белым полимерным шпагатом, посадили в машину. В машине были другие осетины, которых также задержали грузинские военные. Среди задержанных я видел своего знакомого (...) и еще других. Нас отвезли в лес. В лесу над нами издевались грузинские военные. Меня избивали грузинские военные прикладами по спине, по ногам, голове и по лицу, били также ногами куда попало. Руки держали связанными. В лесу нас держали двое суток. Потом отвезли в город Гори, куда привозили других пленных осетин. Оттуда нас погрузили в автобусы и повезли под охраной грузинских военных в тюрьму. Камеры в тюрьме были двухместные. Там меня не избивали. В этой камере я провел 10 дней. Мне никто не объяснил, за что меня задержали или в чем обвиняют. Я уверен, что меня избивали и задержали грузинские военные, потому что они разговаривали на грузинском языке, который я хорошо знаю и соответственно не спутаю с другими языками. Лица, которые меня задержали, потом избивали и держали в тюрьме, были одеты в военную форму (...). Меня, (...) и некоторых других освободили 22 августа 2008 года. Нас привезли в г. Гори, там передали российским военнослужащим, которые привезли в г. Цхинвал, где всех отпустили и развезли по местам жительства.


Житель г. Цхинвала, 1962 г. р.

8 августа 2008 года в послеобеденное время, когда я находился вместе со своими сослуживцами из ОГР на позиции около с. Хетагурово, в бинокль я наблюдал за происходящим в селе, в котором на тот момент находились грузинские войска. В бинокль я видел, как грузинские танки в упор расстреливали дома селян, а грузинские военнослужащие вытаскивали из домов неизвестных мне стариков и женщин, применяя при этом к ним физическое насилие, выражавшееся в избиениях. Также грузинские военные тащили осетинских женщин за волосы по земле. В бинокль я не видел, чтобы грузинские военные кого-нибудь расстреливали, но когда вечером этого же дня мы вошли в селение, то в одном из сгоревших осетинских домов, в сгоревшем курятнике, обнаружили останки сгоревших детских трупов. По словам выживших – фамилий я их не знаю, знаю, что они осетинские жители селения Цунари – мне известно, что из этого селения грузинские войска увели очень много заложников – молодых парней и девушек. Точное количество мне не известно (...).


Жительница с. Ног-Кау, 1937 г. р.

В один из моментов я выглянула из подвала и увидела бегущего мужчину в гражданской одежде, осетина, он звал на помощь. Мы крикнули ему бежать к нам, что он и сделал. Мужчина рассказал нам, что был взят грузинами в заложники и ему удалось сбежать во время обстрела грузинских танков российскими самолетами.


Жительница с. Верхнее Дмениси, 1939 г. р.

Также могу пояснить, что грузинские солдаты захватили заложников из осетин и удерживали их в школе. Куда делись эти люди, никто не знает. В числе беженцев их нет.


Жительница с. Хетагурово, 1967 г. р.

Мой супруг попал в заложники к грузинским военнослужащим. Через несколько дней мне стало известно, что моего супруга освободили (...) российские военнослужащие и что он находится в госпитале г. Владикавказ. Позже от жителей села мне стало известно, что в заложники грузинскими военнослужащими был взят родной брат моего супруга (...) который приехал в с. Хетагурово из г. Владикавказ. (...) Его паспорт был обнаружен возле церкви в с. Хетагурово.


Житель с. Хундисубан, 1956 г. р.

Приблизительно 8 или 9 августа 2008 года утром я вышел из дома и на расстоянии около 100 метров от моего дома встретил грузинских военных, которые напали на меня, связали мне руки, посадили в салон автомашины иностранного производства, (...) и долго возили днем. Потом ночью отвезли в лес, где держали двое суток (...) На третьи сутки нас снова посадили в автомашины и привезли в какой-то город, название которого пояснить не смогу. Все это время руки были связаны. Там развязали руки (...). Туда с разных сторон подъезжали автомашины и свозили много пленных людей. Потом подогнали автобус и ночью увезли с этого места. Нас привезли в тюрьму. На глазах у меня была повязка, которую сняли после того как завели в камеру. (...) В данной камере я находился 15 дней. Когда мы находились в лесу, меня избивали грузинские военные, били ногами обутыми куда попало: по голове, по ногам, по туловищу. Любой проходящий мимо наносил удары, а я лежал на земле, ничего не мог сделать, так как руки были связаны. Точнее, обе руки были привязаны спереди к правой ноге в области колена. В результате избиений в настоящее время я не могу нормально ходить. (...) В результате избиений и пребывания в тюрьме мое здоровье сильно подорвано.

22 августа 2008 года меня привезли в г. Цхинвал, а затем на автомашине скорой помощи привезли домой.

Когда меня захватили грузинские военные, нас было двое, со мною был (...), который до настоящего времени находится у грузинских военных.

(...) Я уверен, что вооруженные люди, которые меня захватили, избивали и посадили в тюрьму, были грузинскими военными, так как они говорили на грузинском языке, который я хорошо знаю и, естественно, могу отличить от других языков. Тюрьма, где я находился, по-моему, находится недалеко от г. Тбилиси, но точнее сказать не смогу.


Взятых в заложники жителей Южной Осетии избивали, подвергали пыткам и издевательствам.


Житель с. Дмениси, 1938 г. р.

9 августа 2008 года утром, когда бомбежки на некоторое время прекратились, я вывел свою корову на пастбище (...)

Я в это время находился со своим соседом (...). Когда мы пасли коров в окрестностях села Дмениси, там находились военнослужащие в количестве двух человек, которые были вооружены автоматами (...).

Грузинские военнослужащие наставили на нас свое оружие и приказали следовать за ними. (...) Нас привели в помещение средней школы с. Дмениси, подняли на третий этаж, завели в один из кабинетов, где я увидел, что на полу находилось трое человек – жители села Дмениси (имена трех человек). Я видел, что их руки были завязаны за спиной веревками. Мне и (...) также завязали за спиной руки и посадили на пол. Я видел, что в помещении школы находились грузинские военнослужащие в количестве примерно 60 человек. Они издевались над нами, ругали нас, говорили, для чего мы лезем в Россию, на что я им ответил, что в составе России нам будет лучше жить. Во время задержания меня и (...) ударили по одному разу. Далее меня еще несколько раз ударили по животу. (...), (через некоторое время) меня и (...) отпустили домой.

(...) По пути следования я увидел, что около домовладения сестры (второго потерпевшего) находились примерно 15 человек грузинских военнослужащих. (...) Нас снова привели в помещение школы с. Дмениси, посадили в каком-то кабинете на первом этаже, завязали руки и там (мы) пробыли примерно до 2 часов 10 августа 2008 года. В указанное время нас вывели на улицу, где я увидел, что грузинские военнослужащие в количестве 6 человек избивали двух осетинских военнослужащих (...). Осетинские военные лежали на земле на животе, при этом грузинские военнослужащие в моем присутствии, а также в присутствии (второго потерпевшего) избивали их ногами, били прикладами автоматов. Далее (они) нас посадили в кузов своей автомашины, при этом наши руки были завязаны за спиной.

(...) Мы проехали г. Гори и через 4 км остановились в лесопосадке, где устроили себе ночлег. Я и все перечисленные мной пленные находились в завязанном состоянии и не могли двигаться. В это время со стороны грузинских военнослужащих в отношении нас более никаких преступлений совершено не было (...). Утром 10 августа 2008 года (...), в тот день я не слышал стрельбы, грузинские военнослужащие стали вести себя спокойней, так как им, как и нам, было известно о том, что Россия помогает РЮО (защититься) от нападения грузинской армии. (...) Примерно в 14 часов нас снова посадили в автомашины и повезли в неизвестном мне направлении в помещение типа тюрьмы, где находились камеры, но они были очень чистые (...).

Когда мы находились в камере, я слышал крики вышеуказанных осетинских граждан, которых избивали грузины и требовали ответы на их вопросы, а именно: для чего вы воевали, в кого стреляли, кого именно убивали, какие боевые задачи ставились руководством РЮО. Еще я помню, как сильно кричали данные мужчины, что не было сил слушать их. (...) Я также видел, что одного парня так сильно избили, что у него изо рта текла кровь. Я точно не помню, но по-моему граждан Осетии дважды выводили из камер и избивали очень сильно и жестоко.

13 августа 2008 года, примерно в обеденное время, меня (...) и вышеуказанных лиц вывели из камер, развязали руки, завязали глаза и повели в неизвестном направлении. (...) Нас всех пятерых посадили на одну скамейку, руки развязали и маски с глаз тоже сняли. Напротив нас находилось трое грузинских военнослужащих, которые были одеты в камуфлированную форму, на голове у них были маски с вырезами для рта, глаз и носа. Данные лица спросили у нас, кто может пойти в г. Цхинвал, чтобы привезти оттуда пятерых мертвых грузинских военнослужащих, а также пятерых живых грузинских военнослужащих. Я (...) отказался это делать, но меня никто не спрашивал, меня направили принудительно. (...) Также грузинские военнослужащие сказали мне о том, что если я не приведу их людей, то они убьют моих односельчан. (...) Они довезли меня до г. Гори, где высадили примерно в 3–4 километрах от г. Цхинвал (...).

Также я видел, что российские миротворцы раздавали хлеб и консервы грузинским жителям. Я подошел к пункту раздачи, где встретил мужчину, который меня узнал. Когда я встретил своих знакомых, я уже ничего не боялся, так как находился среди своих. Они посадили меня на автомашину и привезли меня в г. Цхинвал. (...) повели меня в помещение КГБ РЮО, где завели в один из кабинетов. Там находился ранее не известный мне офицер, который опросил меня по всем вышеуказанным вопросам (...).


Житель с. Хетагурово, 1984 г. р.

(...) дал показания о том, что он, являясь бойцом МС от РСО – Алания, утром 8 августа 2008 года был пленен грузинскими военнослужащими. После пленения на него сразу надели наручники и подвергли избиению. До него были захвачены в плен его односельчане (имена двух человек). Их повезли на автомашине в сторону Республики Грузия. По дороге подвергали избиению руками, ногами и прикладами автоматов, выражаясь нецензурно в адрес осетинской нации. Военнослужащие грузинской армии хотели их расстрелять, но им не дали грузинские полицейские. В г. Гори их подвергли незаконным методам допроса, истязали, били по кистям рук рукояткой пистолета, потом поместили в камеру. Наутро их опять перевезли в другое место, поместили в камеру, где больше не избивали, даже дали поесть, однако медицинской помощи не оказали. 21 августа 2008 года их обменяли на грузинских военнопленных.


Житель с. Дмениси, 1969 г. р.

(...) дал показания о том, что он работал на стройке в г. Цхинвале РЮО. 7 августа 2008 года он приехал в с. Дмениси РЮО, где проживали его родители, родителей дома не оказалось. 8 августа 2008 года в утреннее время он был ранен грузинскими военнослужащими на окраине села и пленен. Его доставили на территорию дменисской средней школы, где, не оказав медицинской помощи, содержали с другими пленными жителями с. Дмениси до вечера. После чего его и других пленных мирных жителей с. Дмениси поместили в кабину БТР, предварительно связав руки проволокой, доставили в тюрьму г. Гори Республики Грузия. Его и (другого потерпевшего) поместили в одну камеру, где уже находился военнослужащий миротворческого батальона, фамилию его (он) не помнит. На следующий день в их камеру поместили еще двоих осетинских заложников. Примерно через четыре дня их перевезли в г. Вазиани Республики Грузия, где поместили в камеру, систематически избивали, подвергали незаконным методам ведения допроса. 25 августа 2008 года его обменяли на грузинских военнопленных.


Житель с. Хетагурово, 1968 г. р.

(...) дал показания о том, что он 8 августа 2008 года узнал из средств массовой информации, что грузинскими военными разрушено с. Хетагурово РЮО, где у него проживали близкие родственники, выехал добровольцем в РЮО. 9 августа 2008 года по пути следования в с. Хетагурово был пленен военнослужащими Республики Грузия. Вместе с другим заложником (...) был подвергнут избиению и доставлен в тюрьму г. Тбилиси, где в камерах кроме него находилось еще около 15 заложников. 25 августа 2008 года их освободили, передав представителям миротворческих сил.


Житель г. Владикавказа, 1982 г. р.

(...) дал показания о том, что ночь с 7 на 8 августа 2008 года он провел вне дома. Утром 8 августа 2008 года он отправился (...) в с. Хетагурово, где оставалась его семья. Вместе с ним пошли другие жители села (имена двух человек). Не дойдя до своих домов, были пленены грузинскими военнослужащими. После избиения их доставили на какую-то военную базу, расположенную на территории Республики Грузия. Он узнал, что всего было захвачено около 17 осетин. После их вывезли в какое-то грузинское селение, где поместили в комнату без мебели, спали (они) на голой земле или бетонном полу. За два дня дали воды и по куску хлеба, постоянно избивали. После перевезли в другое неизвестное ему место, где он провел около 2–3 недель. Затем заложников партиями по 5 человек стали обменивать на грузинских военнопленных.


Житель с. Хетагурово, 1957 г. р.

(...) дал показания о том, что ночь с 7 на 8 августа 2008 года он провел в г. Цхинвале. 9 августа 2008 года при подъезде к с. Хетагурово РЮО его машину обстреляли грузинские военнослужащие, он потерял сознание, пришел в себя, будучи плененным грузинами. Его доставили в г. Гори, потом в г. Тбилиси Республики Грузия, где содержали с другими заложниками, среди которых был (...). Освободили их 25 августа 2008 года, передав представителям осетинских миротворческих сил. За время содержания их постоянно подвергали избиению, кормили очень плохо.


Между тем показания граждан Грузии очевидно показывают, что отношение российских военнослужащих к населению территорий, на которых правопорядок и безопасность граждан обеспечивались Вооруженными силами РФ, было подчеркнуто корректным.


Гражданин Республики Грузия

Допрошенный в качестве свидетеля (...) пояснил, что он не является военнослужащим, 18 августа 2008 года примерно в 18 часов следовал с другом из своего села в г. Гори, по дороге (они) были остановлены патрулем ВС РФ, после опроса были отпущены, никаких жалоб на действия военнослужащих ВС РФ, следственных органов не имеет.


Житель с. Гареджвари, гражданин Республики Грузия

Допрошенный в качестве свидетеля (...) пояснил, что (...) начиная с конца июля 2008 года в его село и другие населенные пункты Горийского района стали стягиваться грузинские войска. Примерно 7 августа 2008 года ночью он услышал оглушающий шум от выстрелов из артиллерийских орудий, которые производили обстрел г. Цхинвала всю ночь. Никаких выстрелов со стороны Республики Южная Осетия по территории Республики Грузия ни до начала обстрела, ни позднее не производилось. Каких-либо поводов к нападению на Республику Южная Осетия ее жители или находившиеся там российские миротворцы не давали. Утром следующего дня в направлении г. Цхинвала двигались машины с грузинскими военнослужащими. Примерно через 2 дня грузинские военные стали в панике покидать территорию РЮО, бросая военную технику. 10 августа 2008 года в с. Гареджвари вошли российские войска, которые затем убыли в г. Гори, часть осталась в селе. Российские военнослужащие вели себя очень корректно, случаев ограбления местных жителей либо уничтожения домов и другого имущества не допускали. Политику президента Республики Грузия Саакашвили, в том числе связанную с вторжением на территорию РЮО, он, как и большинство жителей Республики Грузия, не поддерживает.


Житель с. Ткваави, гражданин Грузии

Допрошенный в качестве свидетеля (...) пояснил, что (...) утром около 5–6 часов 8 августа 2008 года он услышал взрывы, стреляли военнослужащие Республики Грузия, которые стояли рядом с его селом. Он знал, что ВС Республики Грузия начали военную агрессию в отношении Республики Южная Осетия. Политику президента Республики Грузия в отношении Республики Южная Осетия он не поддерживает и даже осуждает. Со стороны военнослужащих РЮО и ВС РФ насилия и противоправных действий в отношении него и, насколько ему известно, других грузин не было.

О беженцах, потерях мирного населения, материальном ущербе

Имеется множество свидетельств того, что грузинская армия атаковала гражданское население, пытавшееся покинуть зону массированных обстрелов или боевых действий. Атакам подвергались как беженцы, передвигавшиеся на автотранспорте, так и группы людей, уходящих от военных действий пешим ходом. Грузинские военные обстреливали людей, очевидно не относящихся к числу военнослужащих или ополченцев.


Житель г. Цхинвала, 1969 г. р.

Я и мой брат(...) решили вывезти женщин(...) дальше от г. Цхинвал на своих автомашинах.

(...) также должен был вывезти родителей на своей автомашине. Мы заехали к нему домой, он посадил родителей в свою автомашину ВАЗ (...). Когда стемнело, выехали колонной из автомашин. (...) Я замыкал эту колонну (...) Выехали в сторону с. Тбет и свернули на объездную дорогу через с. Зар, которая ведет в сторону пос. Джава. Так как стрельба не прекращалась, ехали мы с потушенными фарами. В с. Тбет, прямо на повороте на объездную дорогу раздался выстрел – в моторную часть моей автомашины попал снаряд. В лучах вспыхнувшего света (я) увидел примерно в 10 метрах от себя БРДМ, из которого произвели выстрел в автомашину. Рядом с БРДМом стояли примерно десять автоматчиков, (недалеко) от БРДМ стоял танк, рядом с которым находилось примерно 20 автоматчиков.

После произведенного в мою автомашину выстрела я выскочил из салона и бросился на противоположную сторону от автомашины, так как автоматчики находились со стороны водителя. Моя супруга (...) также выскочила из автомашины и бросилась на землю. Все это время автоматчики производили выстрелы в мою автомашину и в меня (...).

Моя супруга, выскочив из автомашины, лежала на земле примерно в трех метрах от нее, а я впереди супруги примерно в двух метрах. В это время (...) из БРДМ произвели второй выстрел в мою автомашину. Из горевшей автомашины потек бензин (...) вокруг лежавшей на земле (супруги), было пламя. (...) Я решил, что она погибла и отполз чуть вперед. В это время к (супруге) подошла группа автоматчиков, они разговаривали на грузинском языке. Один из них осветил фонариком мою супругу (...), она не подавала признаков жизни. Автоматчики оставили ее посреди горевшего огня и отошли к БРДМу.

К этому времени горели и находившиеся впереди меня автомашины моего брата (...) и (...). Примерно через 15 минут после того как расстреляли мою автомашину, со стороны г. Цхинвал подъехала и стала сворачивать на Зарскую дорогу легковая автомашина. Она, как и (ранее) мы, ехала с потушенными фарами (...).

Свернувшая легковая автомашина проскочила стоявшую на перекрестке БРДМ (...) и отъехала примерно на 30 метров. В это время из БРДМа произвели выстрел в указанную легковую автомашину. Автомашина загорелась, оттуда послышались стоны женщины, судя по голосу, преклонного возраста. (...) выскочил гражданин примерно 35 лет, судя по голосу. Он, обращаясь к лицам, находившимся рядом с БРДМом, крикнул им, чтобы они не стреляли, так как в автомашине ранена женщина. Несмотря на это, из БРДМа после этого произвели (3) выстрела в легковую автомашину. После этих выстрелов от автомашины практически ничего не осталось, и стоны прекратились.

Что меня поразило, так это (то, что) находившиеся рядом с БРДМом автоматчики производили выстрелы в указанную автомашину и, смеясь, выражали радость от содеянного.

Через некоторое время по той же дороге с небольшим интервалом проехали (еще) две автомашины. Они смогли проскочить и проехать небольшое расстояние от БРДМа. (...) Из БРДМа производили выстрелы и уничтожали их.

(...) Из БРДМа произвели выстрел в находящийся вдали дом, который загорелся. Я решил, что это осетинское село, так как грузинская армия, по логике, не стала бы стрелять в своих. Горевший дом был для меня ориентиром, куда я пытался ползти.

Когда начало светать, сверху из района с. Зар показались фары транспортных средств. Находившийся на перекрестке БРДМ производил выстрелы осветительными снарядами, после чего из находившегося рядом с ним танка производили выстрел в колонну транспортных средств (...).


Грузинские снайперы вели огонь по беженцам, пытавшимся покинуть зону боевых действий. Жертвами снайперского огня становились в том числе и дети.


Жительница г. Цхинвала, 1984 г. р.

Вечером 9 августа 2008 года сосед приехал на своем автомобиле «Волге», вывез нас во Владикавказ (...). После того как мы выехали из г. Цхинвал в село Тбет Цхинвальского района, нас начали обстреливать снайперы. Обстреливали также из автоматического оружия, при этом попадали по машине (...). Мы остановились и выпрыгнули из машины, решили переждать в овраге до утра (...). Переждав до утра, 10 августа 2008 года уехали. Пока мы шли по дороге и готовились уехать, мы встретили семью, в которой 10-летнего мальчика убил снайпер. (...) мимо нас проехала машина УАЗ, в которой было 6–7 человек русских, и (...) когда (...) мы, сев в (нашу) машину их догнали, обнаружили, что указанная машина была взорвана. Я видела водителя, который был ранен и просил о помощи, но так как у нас машина была загружена полностью и у нас был ребенок, мы не смогли его подобрать, при этом нас также обстреливали. Мы поехали в село Джаву, а оттуда приехали во Владикавказ.


Жительница г. Цхинвала, 1959 г. р.

По дороге я видела, как грузинские танки стреляли в гражданские машины. Около нас проезжала автомашина марки ВАЗ-2107, внутри сидели муж с женой, туда попал снаряд, и они сгорели в машине. Другую автомашину – ВАЗ-2106, где были женщина с ребенком и несколько мужчин, также расстреляли из танков. Также я видела, как четверо человек, наверное, семья, остановились около БМП – они думали, что это российские войска, и вышли к ним, и грузины их расстреляли. По дороге было огромное количество беженцев, детей, женщин, стариков, эти колоны беженцев постоянно обстреливали грузинские войска, зная о том, что это мирные жители.


Жительница г. Цхинвала, 1987 г. р.

Выехав из города, мы поехали в г. Владикавказ. Около села Тбет мы встретили войска Грузии. У них было около 40 танков и около 500 солдат (...) Они, увидев нашу машину, стали стрелять по нам из автоматов. В результате они убили (трех человек) (...). Эти люди были нашими соседями. Меня, мою мать – (...), а также (имена трех человек) – ранило. Мы, выжившие, выпали из машины и лежали на земле. Грузинские войска к нам не подходили. Через некоторое время они вообще ушли по направлению к г. Цхинвал. (...) нашел где-то машину и доставил нас в с. Зар (...).


Любая движущаяся автомашина подвергалась обстрелу со стороны грузинских военных без каких бы то ни было предупреждений.


Жительница г. Цхинвала, 1968 г. р.

Примерно в 1 час 9 августа 2008 года к нашему подвалу подъехала автомашина ГАЗ-53, в подвал заглянул парень, который сказал, чтобы мы садились в машину. Как только машина подъехала, это место было кем-то освещено и сразу стали стрелять. Мы поехали в с. Бекмари Знаурского района. Пока ехали, обстрел продолжался, стреляли из всех видов оружия. (...) Находились мы в данном селе всю ночь, всю ночь село обстреливалось грузинскими войсками. (...) Примерно в 8 часов 9 августа 2008 года в небе над селом я увидела грузинские самолеты, которые обстреливали село ракетами. Почти все дома были разрушены, было много убитых и раненых. Примерно в 12 часов я встретила своего родственника (...). (Он) сказал, что здесь оставаться нельзя и, взяв меня с детьми (...), (...) повез нас в Джаву. По дороге в Джаву машина была обстреляна прицельным огнем из минометов. По дороге стояло много разбитых сгоревших машин, много людей шли пешком, прячась от обстрела, в кустах и под деревьями. По обочинам дороги было много убитых людей. В Джаве была та же картина, было много убитых и раненых, дома были разрушены, село также обстреливалось самолетами. Вечером 9 августа меня с детьми вывезли в г. Владикавказ, а оттуда я приехала с детьми к двоюродной сестре в г. Моздок (...).


Жительница с. Дмениси, 1974 г. р.

7 августа 2008 года (...) около 23 часов (...) начался обстрел (...). 8 августа 2008 года я вместе со своей семьей выбежала из подвала и попыталась скрыться в лесу. Когда выбежали, мужу стало плохо, так как он страдает заболеванием сердца. В это время на наших глазах расстреляли пятерых наших солдат, при этом стреляли в них из огнестрельного (автоматического) оружия, также выстрелы производились из танков. Увидев это, мы испугались и побежали в сторону леса. При этом с нами бежали другие жители села Дмениси. Некоторые не добежали до леса, так как в нашу сторону стреляли (...) из автоматического оружия, однако как их убивали, я не видела (...). Когда я добежала до леса, из-за деревьев я увидела, как солдаты вооруженных сил Грузии брали в плен мужчин, и один из тех мужчин оказал сопротивление, и его грузинский солдат расстрелял из автомата. После этого я вместе с сыном и мужем дошла до села Хурья Джавского района, откуда нас забрали наши солдаты и отвезли нас в Алагир. Вместе с нашей семьей было еще около 30 человек, которые добрались до Джавского района, однако жителей, которые убегали вместе с нами, было гораздо больше (...).


Житель с. Цру, 1983 г. р.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года, когда я и члены моей семьи находились дома, неожиданно со стороны с. Эредви Республики Грузия начались массированные обстрелы из гаубиц и различного автоматического стрелкового оружия. После этого моя семья осталась дома, а я на своей машине поехал в п. Джава для того, чтобы узнать, возможно ли проехать в г. Цхинвал, так как практически все наши родственники проживают там и я хотел их эвакуировать. Когда я доехал до центра п. Джава, по дороге двигалась колона военнослужащих Российской армии. В этот момент со стороны Республики Грузия залетели два военных истребителя, которые начали бомбардировку поселка, в ходе которой одна бомба попала в одну из российских бронемашин и та перевернулась на бок.

(...) Далее по ходу моего движения несколько бомб попало в два жилых дома, и они были полностью разрушены. Доехав до Зарской дороги, я вынужден был развернуться в обратном направлении, так как были сильные обстрелы (...) Вернувшись домой, я собрал своих жену и дочь, после чего незамедлительно (...) вывез их в г. Владикавказ РСО – Алания к нашим родственникам, а сам сразу вернулся в п. Джава. (...) Затем примерно в 9 часов я второй раз попытался проехать в г. Цхинвал. По дороге, когда я проезжал с. Кусред, впереди меня ехала автомашина УАЗ с гражданскими номерами. В нее попал снаряд, после чего она взорвалась и упала в кювет, при этом, насколько я заметил, в ней находились два гражданских человека, но их личности мне неизвестны (...).


Грузинская авиация прицельно бомбила жилые кварталы Цхинвала и осетинские села. Движущиеся автомашины, вне зависимости легковая или грузовая, становились объектами ракетно-бомбовых атак с воздуха.


Жительница г. Цхинвала, 1958 г. р.

Около 11 часов 8 августа 2008 года, когда обстрел на несколько минут прекратился, моя соседка (...) вышла на улицу и увидела самолет, на котором были видны опознавательные знаки грузинской армии. В этот момент снова начался обстрел, а грузинский самолет выпустил бомбы. Один из осколков попал в (...) и ранил ее.

Также в наш дом попало несколько снарядов.

Утром 8 августа 2008 года в результате нападения была повреждена оросительная труба, и подвал, в котором мы прятались, затопило водой. После этого я с соседями спряталась в подвале рядом стоящего дома.

Около 16 часов в городе стало полно грузинских солдат. Грузины ездили на танках и бронемашинах, из которых обстреливали дома, заходили в подвалы и убивали мирных жителей. (...) согласился отвезти меня и других соседей, всего около 10 человек, на своем автомобиле «Виллис». Мы поехали по Зарской дороге в сторону п. Джава, чтобы оттуда добраться до Владикавказа. Около 17 часов вблизи п. Кусрети нашу машину стали бомбить из самолета.

В результате ударной волны наш автомобиль перевернулся, некоторые выпали из машины, а меня зажало между сидений на полу машины. Я долго не могла выбраться из машины, но так как машина могла загореться, потому что на меня капал бензин, а обстрел не заканчивался, я все-таки через силу, сама не понимая, как это у меня получилось, выбралась на землю.

В результате переворота машины у меня были сломаны 6, 7 и 8 ребро справа, ушиб поясничного отдела позвоночника, ушиб конечностей и тазобедренного сустава.


Жительница с. Тхисубани, 1969 г. р.

Когда грузинские войска начали крупномасштабный обстрел сел РЮО, мы испугались и убежали в сторону нашей районной больницы, ничего при этом с собой не взяв. К данной больнице также бежали (другие) жители нашего села. Добежав до больницы, мы спрятались в ее подвальном помещении, где провели несколько часов. После чего до нас дошли слухи, что взрывы и выстрелы приближаются к нашему району, в связи с чем, по указанию главы администрации района, мы сели в автобусы и направились в сторону Джавского района РЮО. При этом я хотела вернуться к себе домой, однако мне стало известно, что войска Грузии уже зашли в наше село, разбомбили наши дома, при этом убили несколько человек; одного из которых я знаю (...), которому отрезали голову и повесили на что-то. При этом я испугалась и вернулась в больницу.

По пути следования в Джавский район автобус, ехавший перед нами, был подвергнут бомбардировке, от чего указанный автобус перевернулся, однако никто из пассажиров не погиб, но многие получили различные телесные повреждения. Затем, доехав до Джавского района, мы (узнали), что возникла опасность обстрела со стороны Грузии данной территории, в связи с чем нас повезли в РСО – Аланию, где нас разместили в Кировском районе с. Комсомольское, в здании начальной школы. В настоящее время наряду с другими вынужденными переселенцами из РЮО находимся на довольствии администрации Кировского района и коренных жителей с. Комсомольское (...).


Жительница г. Цхинвала, 1973 г. р.

Через некоторое время ополченцы вытащили нас из подвала и под обстрелом перевели нас в подвал другого дома, где также находились женщины и дети. В данном подвале мы просидели почти двое суток без воды и питания. 10 августа 2008 года от ополченцев нам стало известно, что может начаться обстрел нашего района грузинскими самолетами, в связи с чем мы на автомашине наших родственников стали покидать город и уехали в сторону села Кусрет. По пути, когда мы выезжали из города, грузинскими войсками проводился беспрерывный обстрел из различного оружия автомашин, которые выезжали из города. То есть грузинские войска обстреливали мирных граждан, которые пытались спасти свою жизнь и не оказывали никакого сопротивления. Я видела, как грузинскими войсками была обстреляна автомашина марки ВАЗ-2105 с кузовом красного цвета, и в данной автомашине погибло несколько людей из числа мирного населения (...).


Житель РЮО, 1983 г. р.

(Потерпевший с матерью на дороге напоролись на засаду грузинских войск. Мужчины кричали: «Не стреляйте, мы мирные жители, у нас нет оружия». Ответом стала автоматная очередь. Женщина, сделав шаг вперед, закрыла своим телом сына, сама рухнула замертво.)

Я упал в кусты и услышал, как подошли двое боевиков, один из которых пнул ногой в живот, а второй дал очередь из автомата, приняв его за убитого. К ноге лежавшего грузинские военные привязали гранату в расчете на ее взрыв при перемещении кем-нибудь тела.


Жительница г. Цхинвала, 1967 г. р.

9 августа 2008 года около 1 часа ночи в г. Цхинвал вошли в сопровождении танков военнослужащие Грузии (...) Военнослужащие Грузии, войдя в город Цхинвал, стали убивать из стрелкового оружия мирных жителей города, которые не успели спрятаться, поджигали дома.

Из-за этого 9 августа 2008 года, около 2 часов ночи, наша семья решила бежать из Цхинвала. Нас должен был отвезти в г. Владикавказ мой брат (...) на своей машине. Мой муж остался в городе. Когда автомобиль (...) следовал по Зарской дороге в сторону города Владикавказа, мы, немного отъехав от Цхинвали, попали под обстрел военнослужащих вооруженных сил Грузии. Наша машина полностью изрешечена пулями. Из-за обстрела грузинскими военнослужащими погибла наша несовершеннолетняя дочь (...). Так как машина из-за обстрела сломалась, а моя дочь была уже убита, я и мой брат выбежали из машины и стали прятаться в лесополосе. Свою погибшую дочь я смогла забрать из расстрелянной машины 9 августа 2008 года. Я и мой муж похоронили нашу дочь на городском кладбище Цхинвала. Моему горю нет предела.


Жительница пос. Знаур, 1948 г. р.

Мне казалось, что, несмотря на постоянные перестрелки, большой войны с Грузией не будет. 7 августа со мной связался мой муж и сказал мне, чтобы я немедленно покинула дом и уехала из республики. На машине я, брат мужа и наши соседи поехали в сторону Рокского тоннеля, но по дороге мы попали под обстрел грузинских войск. В машине закончился бензин, и, не доехав, мы приняли решение отправиться в г. Цхинвал (...). По дороге в г. Цхинвал я видела перевернутые и сожженные автомашины, в которых были трупы убитых людей. В город мы решили не заходить и по Зарской дороге направились к тоннелю. Шли мы через лес, где нам пришлось переночевать. (...) На дороге мы сели в проезжающие автомобили, разделившись. (...) мы подверглись обстрелу снайперов грузинской армии. Я видела, как пуля снайпера попала в голову девушке, ехавшей в автомобиле позади нас. Ее труп выбросили из машины на ходу. В каком состоянии сейчас находится принадлежащее моей семье имущество, я не знаю.

Я видела, как в мой дом попал снаряд и дом загорелся. Стоимость утраченного нашей семьей имущества приблизительно составляет (...) рублей. Покидая дом, я смогла взять с собой только одежду.


В результате агрессии Грузии тысячи осетин стали беженцами. Причины, побуждавшие жителей Республики Южная Осетия оставлять свои дома и имущество и искать убежища на территории России (в Северной Осетии), – это существовавшая угроза их жизни, жизни их близких. Во многих случаях дополнительной побудительной причиной была утрата жилища и средств к существованию в результате боевых действий, проводившихся грузинской армией. По сведениям УФМС России по РСО – Алания, в период с 7 по 20 августа 2008 года территорию Южной Осетии в связи с невозможностью проживания покинуло более 33 тысяч человек (при том что население страны составляет порядка 50 тысяч человек).


Жительница г. Цхинвала, 1963 г. р.

10 августа 2008 года я с сыном (...), дочерью (...) и внучкой (...) была вынуждена покинуть свой дом. Причиной того, что я покинула свой дом и пределы Республики Южная Осетия, явилось проведение военных действий со стороны Грузинской Республики на всей территории г. Цхинвал, где я проживала. Как я полагаю, военные действия грузинские военные проводили в целях полного уничтожения осетинской нации и полного контроля над территорией Южной Осетии.

4 августа 2008 года (...) около 12 часов в городе начались выстрелы. Ближе к вечеру выстрелы стали раздаваться чаще, потому мы не решились возвращаться домой, а стали прятаться в подвале (у родственников). С того времени до 9 августа 2008 года мы и родственники (...) прятались в подвале указанного дома, так как их дом находится в центре, около правительственного здания, которое, как и весь центр города, был подвергнут ожесточенному обстрелу со стороны грузинских войск (...).

9 августа 2008 года примерно в 9 часов, когда грохот орудий немного утих, я решила узнать, что произошло и какова судьба сыновей (...) и (...). Когда я вышла из подвала, то увидела, что дом (родственников) частично поврежден от попадания пуль, и окна были выбиты. Я ушла из дома, через развалины вокзала стала пробираться по городу в сторону микрорайона «БАМ», где находится наша улица и квартира. На улицах я видела вокруг разрушенные и сожженные дома, сгоревшую гражданскую и военную технику, множество трупов военных и одно изуродованное тело маленькой девочки. Когда я подобралась к дому, близко подходить побоялась, но издали видела, что наш дом, где расположена квартира, был (...) частично разрушен. (...) Со слов сестры (...) мне было известно, что в квартиру попал снаряд и в квартире все имущество было повреждено или уничтожено.

10 августа 2008 года, когда в городе не было ни воды, ни газа, мы решили, что женщины нашей семьи и дети должны покинуть Цхинвал и выехать в безопасную зону – соседнюю Республику Северная Осетия. (...) По пути следования никаких инцидентов не произошло, так как дорогу контролировали военнослужащие Российской Федерации. Когда мы прибыли в г. Владикавказ, мы были сначала зарегистрированы, затем нас отвезли в интернат, где мы переночевали. На следующий день, 11 августа 2008 года, нас привезли в г. Алагир, откуда нас отправили в Карачаево-Черкесскую Республику (...).


Жительница г. Цхинвала, 1946 г. р.

9 августа 2008 года в подвал пришел родственник наших соседей, (...) и сказал им немедленно уходить и уезжать из Южной Осетии. Наши соседи выбежали из подвала. Я решила, что больше ждать нельзя, надо тоже уезжать из Южной Осетии, так как идут военные действия. (...) Когда я вышла на улицу, то ужаснулась, так как все дома на нашей улице были разрушены, деревья вывернуты из земли. Я пробегала мимо моего дома – он был разрушен, половина дома была в руинах, крыша обвалилась, окон не было. Я добежала до дома моего зятя. Его дом тоже был разрушен. Я забежала в подвал. Там находились мой зять и его соседи. Я сказала ему, что надо уезжать и вывозить детей, чтобы не погибнуть. Сразу после этого мой зять побежал со мной к нашему дому. Там находилась наша машина. (...) На нашей машине УАЗ (...) я, мои внуки, соседи (...) выезжали из г. Цхинвал. Дороги были разбиты. Весь город был в руинах, все было разрушено. (...) Мы выехали из г. Цхинвал и поехали в Северную Осетию. 9 августа 2008 года, утром, мы приехали в г. Владикавказ (...). Там нас встретили, накормили (...).


Грузинские военные целенаправленно занимались разрушением инфраструктуры Цхинвала, а также убивали мирных жителей, имея в виду этнический фактор. Свидетели показывают, что грузинская армия проводила этнические чистки.


Жительница г. Цхинвала, 1994 г. р.

Мы находились в подвале до 9 августа 2008 года, на улицу не выходили, хотя у нас не было ни воды, ни еды. Я слышала гул пролетающих самолетов, которые бомбили город. Дома, находящиеся рядом с нашим домом, были разрушены (...).

9 августа 2008 года я вместе с семьей покинула подвал, так как наш дом был полностью разрушен, и мы на автомобилях в сопровождении российских солдат отправились в сторону г. Владикавказ, по дороге туда нас постоянно обстреливали грузинские вооруженные формирования. (...) В г. Владикавказ нас разместили в школе № 22 вместе с остальными беженцами из Южной Осетии. 12 августа 2008 года меня вместе с группой беженцев забрали из г. Владикавказа и привезли в г. Таганрог, где меня с семьей разместили в пансионате и поставили на довольствие местных властей. (...) Я лично сама видела, как грузинские вооруженные силы убивали местных жителей осетинской национальности, они погибли в результате бомбардировок, минометных обстрелов, а также я видела, как грузинские солдаты убили из автомата женщину (...).

По моему мнению, Грузия, начав военные действия, преследовала цель геноцида осетинского народа. Эти действия длительное время готовились грузинскими властями – в пограничной зоне постоянно нагнеталась военная обстановка.


Жительница г. Цхинвала, 1930 г. р.

Я, вместе с дочерью и другими жителями нашего дома, взяв с собой необходимые вещи, деньги, которые были у нас, документы, села в автобус, и нас увезли с территории Южной Осетии в г. Владикавказ. Когда мы ехали по городу, то я видела, что очень много домов в г. Цхинвал были разрушены и горели, на улицах города находилась подбитая военная техника, кому она принадлежала, я не знаю. Дети, находившиеся с нами, все время плакали.

В результате действия грузинских властей я вместе со своей дочерью была вынуждена покинуть свое место жительства и выехать с территории Республики Южной Осетии. Если бы мы этого не сделали, то могли бы погибнуть, так как практически до самого нашего отъезда в городе велись боевые действия.


Жительница с. Хетагурово, 1967 г. р.

10 августа 2008 года примерно в 7 часов я и другие женщины и дети, опасаясь за свои жизни, приняли решение покинуть село (Хетагурово). Мы вышли из подвала и побежали в лес, через который мы вышли на Зарскую дорогу, где мы останавливали различные автомобили и просили, чтоб нас довезли до города Владикавказа. Меня довезли до поселка Джавы, где я пересела на автобус и направилась в город Владикавказ. По приезде я остановилась у сестры, а на следующий день я на автобусе отправилась в город Алагир. Затем из города Алагира меня и других людей на автобусе отправили в с. Сенгилеевское Шпаковского района Ставропольского края.


Жительница с. Хетагурово, 1944 г. р.

7 августа 2008 года, время я назвать не смогу, так как все события у меня в голове смешались, я вместе со своей дочерью, зятем и двумя ее детьми – десяти и девяти лет – сбежала из селения Хетагурово (Цунари) через лес. Убегали мы в спешке, поэтому ничего я из дома забрать не успела. (...) Через лес мы пешком, вместе с другими жителями селения Хетагурово (Цунари), дошли до Зарской дороги, где встретили югоосетинских военных, которые проводили нас до с. Гуфта, оттуда в селение Джава, а оттуда нас забрали в с. Алагир. Из Алагира нас привезли в город Нальчик в санаторий «Кавказ» (...).

Покидали мы свое жилище и свое родное селение Хетагурово только по той причине, что мы опасались за свои жизни и жизни своих близких. Опасения за свою жизнь были объективными, так как грузинские военные уничтожали всех жителей Южной Осетии, в том числе мирных жителей.

(...) все селение Хетагурово уничтожено, в том числе мой дом, домашние животные, птица, мебель, предметы домашнего обихода. В настоящее время у меня не осталось ничего, кроме одежды, которая была на мне в момент вооруженного нападения Грузии на Южную Осетию.

Ущерб, нанесенный мне действиями военнослужащих грузинской армии, уничтожившими мое имущество, я оцениваю в (...) рублей.


Жительница г. Цхинвала, 1967 г. р.

Я являюсь беженкой, так как была вынуждена уехать с детьми с места проживания из-за нападения вооруженных сил Грузии на Южную Осетию в августе 2008 года. В ночь с 7 на 8 августа 2008 года я находилась дома вместе со своей семьей. (...) Примерно в полночь, в ночь с 7на8 августа 2008 года, начались бомбежка города авиацией, обстрел артиллерией и системами залпового огня «Град». Сразу после бомбардировки я вместе с детьми и соседями спустилась в подвал нашего дома. Сразу отключили свет. Стрельба и бомбежка продолжались беспрерывно, до утра мы сидели в темноте. Все это время у нас не было возможности выйти из подвала за едой. Дети, которые находились с нами в подвале, плакали. Утром, когда обстрел немного смолк и мы вышли из подвала, нас встретили солдаты РЮО и отвезли нас в военный городок на окраину г. Цхинвал. В военном городке мы провели всю ночь вместе с детьми, другими мирными жителями, и всю ночь грузинские танки обстреливали военный городок, а также жилые кварталы г. Цхинвал. Город был охвачен огнем, практически полностью разрушен – в том числе и частично наш дом. (...) Утором 9 августа 2008 года меня с детьми вместе с корреспондентами эвакуировали в Северную Осетию. По дороге нашу колону неоднократно обстреливали грузинские солдаты, убили одну женщину с ребенком. (...) Моральный ущерб, нанесенный Республикой Грузией, неоценим, имущественный ущерб оцениваю в (...) рублей – повреждения нашего домовладения и иного имущества (...).


Жительница г. Цхинвала, 1982 г. р.

Я вместе со своим сыном села в маршрутное такси и (нас) вывезли в пос. Джава, откуда нас перевезли во Владикавказ, где нас встретило правительство нашей страны, и уже из Владикавказа нас повезли в Азовский район в х. Павло-Очаково.

Наш город обстреливался из тяжелого оружия, поэтому многие объекты жизнеобеспечения были уничтожены, был уничтожен университет, школы, больницы. Утром я видела, что во всех домах были следы от выстрелов, осколки от снарядов, мой сын поднимал с земли осколки от снарядов. (...)

Наш дом уничтожен, практически все наши вещи и все наше имущество уничтожено, мой магазин по продаже продуктов и одежды уничтожен. (...) Рядом с нами находится военная база, и поэтому грузинскими военными велся целенаправленный обстрел этой территории.

Только благодаря русским военным грузинские военные были выбиты из г. Цхинвала. Если бы не Российская Федерация с ее помощью нашему народу, нашего народа уже бы не было. (...) Без помощи Российской Федерации грузинская сторона просто бы вырезала все наше население, преследуя свою преступно-корыстную цель присоединения нашего государства к своему (...).


Жительница г. Цхинвала, 1938 г. р.

7 августа 2008 года я находилась дома одна. Примерно в 22 часа началась бомбежка города грузинскими войсками, разрывов было очень много. Успев забрать только документы, я побежала к своим соседям (...). Там мы пробыли трое суток, на третьи сутки в дом (соседей) попал снаряд и дом обрушился, начал обрушиваться и подвал. Мы едва не погибли. Когда нам удалось выбраться, мы спрятались в подвале наших соседей (...). (...) нас, то есть стариков, женщин, детей, на машинах вывезли в п. Джава, а оттуда автобусами в г. Владикавказ.

В результате боевых действий был полностью уничтожен мой дом в г. Цхинвал (...).


Жительница г. Цхинвала, 1994 г. р.

8 начале августа, точных чисел я не помню, примерно 45 дней в вечернее время в г. Цхинвал я слышала выстрелы из оружия, звуки разрывов снарядов. В это время мы все вместе убегали и прятались в подвале 4-этажного дома на соседней улице, так как опасались за свои жизни. (...). Когда мы вернулись домой, то я увидела, что наш дом разрушен.

7 августа 2008 года (...) утром я вместе со своей мамой выехала из г. Цхинвал – мы направились в г. Владикавказ, где находились до 10 августа 2008 года. 11 августа 2008 года меня на автобусе привезли в г. Анапа Краснодарского края.

У моего младшего брата осколком стекла порезана нога (...). В настоящее время мы находимся в пансионате «Жемчужина России», г. Анапа (...).


Жительница г. Цхинвала, 1957 г. р.

Затем, 11 августа 2008 года, город взяли под свой контроль российские войска и у нас появилась возможность выйти из подвала и покинуть город. Любые попытки нас обстрелять пресекались российскими войсками. Выйдя из подвала, я вместе со своей дочерью и ее детьми нашла попутную автомашину, которая нас отвезла в г. Джаву. В данном городе нас посадили на автобусы и вывезли на российскую территорию, где поселили возле г. Алагир в палаточном лагере для беженцев. Там нам всем оказали медицинскую помощь, накормили и обеспечили всем необходимым. В этот же день меня, мою дочь и ее детей, а также несколько сотен других беженцев из Южной Осетии, привезли на автобусах в г. Нальчик, где поселили в санатории «Кавказ» и обеспечили всем необходимым. Также я могу пояснить, что после массированного обстрела нашего города, когда я выезжала из города, я видела много трупов гражданских людей, которые лежали прямо на дорогах. Было много сгоревших вместе с людьми автомашин, которые, как я поняла, хотели уехать из города, также были сотни раненых, которых, с помощью российских войск вывозили из города. (...) Мой дом разрушен, и проживать в нем уже не представляется возможным, все мои документы и вещи остались в доме, и что с ними случилось, мне не известно (...).


Жительница РЮО, 1988 г. р.

На летних каникулах поехала к родителям в Джаву. 8 августа рано утром, когда мы еще спали, прилетели грузинские самолеты и начали бомбить Джаву. Мы живем в частном доме, поэтому побоялись спускаться в подвал, думая, что если дом разбомбят, то семья – 8 человек – не сможет выбраться из-под обломков. Не зная, что нам делать, убежали в лес и спрятались. (Через полчаса после бомбардировки ее с тремя сестрами отправили на машине в Северную Осетию. Остальные остались в Джаве, и о судьбе некоторых ничего не известно.)


Во многих свидетельских показаниях речь идет о значительном материальном ущербе, нанесенном личной собственности и имуществу жителей Южной Осетии.


Житель г. Цхинвала, 1957 г. р.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года, около 23 часов 30 минут, грузинские вооруженные формирования начали массированный обстрел жилых районов г. Цхинвала из тяжелой артиллерии и реактивных систем залпового огня «Град» (...).

Когда начался обстрел, мы поняли, что можем погибнуть, и поэтому немедленно спустились в подвал нашего дома и там спрятались. С собой мы взяли только самое необходимое. Всю ночь мы провели в подвале в ужасных условиях, вздрагивая от каждого разрыва и прощаясь с жизнью.

8 августа 2008 года, около 6–7 часов утра, точное время я не помню, когда мы сидели в подвале, раздался оглушающий звук разрыва снаряда. Был сильный удар, стены подвала задрожали, в подвал через щели посыпались пыль и песок. Я понял, что снаряд попал в наш дом.

Когда обстрел немного утих, около 10 часов 8 августа 2008 года, я и моя семья вышли из подвала и увидели, что в дом с юго-западной стороны – со двора – попало несколько снарядов, задняя стена дома практически полностью разрушена и осыпалась, бетонное перекрытие второго этажа со стороны двора пробито снарядом. Вся задняя стена дома осыпалась и просто отсутствовала, все жилые комнаты оказались открытыми, находящееся в них имущество частично сгорело либо было повреждено осколками и засыпано пылью.

Так как обстрел не прекращался и оставаться в доме было опасно, мы сели в личный автомобиль и выехали по Зарской дороге в г. Джаву, который расположен далеко от грузинских войск и где было относительно безопасно. Когда мы ехали по дороге, то нас неоднократно обстреливали грузинские танки, артиллерия и пехота, но нам все-таки удалось живыми добраться до г. Джавы, пережив сильный страх.


Жительница с. Прис, 1948 г. р.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года со стороны грузинских сел Никози и Эргнети грузинские войска начали массированный обстрел нашего села Прис из тяжелого артиллерийского оружия, систем залпового огня «Град» и минометов. Я спряталась в подвале дома нашего соседа (...). Обстрел длился всю ночь и прекратился только утром следующего дня около 8 часов 8 августа 2008 года.

После обстрела в село стали входить грузинские войска, продвигавшиеся в сторону Цхинвала, при этом они стреляли по домам мирных жителей, а также в сторону города. Их было более пятисот человек. При этом я с другими жителями села, опасаясь преследования со стороны грузинских военнослужащих, побежала в сторону города Цхинвала. В село Прис я вернулась только 11 августа 2008 года, по окончании боевых действий. При этом я увидела, что в результате обстрела грузинскими войсками был полностью разрушен мой дом, от которого остались одни развалины и он стал непригоден для дальнейшего проживания. Кроме моего дома также были разрушены и повреждены дома жителей села Прис: (имена десяти жителей села).


Житель с. Прис, 1963 г. р.

Неподалеку от нашего села ранее базировались подразделения вооруженных сил Грузии, я лично видел грузинских военных и грузинскую военную технику (БТРы, минометы), расположенную на окраине села Прис (...).

7 августа 2008 года я отвез свою мать и жену к своему брату, который проживает в г. Цхинвал, так как я опасался, что грузинские войска, расположенные возле села Прис, захватят наше село. После отъезда наш дом оставался в хорошем состоянии, никаких повреждений у дома не было.


Жительница г. Цхинвала, 1956 г. р.

Вечером 7 августа 2008 года по грузинскому телевидению выступил президент Грузии Саакашвили и заявил, что он отдал приказ о прекращении огня и обстрела г. Цхинвал с 19 часов. Мы успокоились и легли спать.

Примерно в 23 часа 30 минут 7 августа 2008 года начался массированный обстрел г. Цхинвал артиллерией, минометами, системами залпового огня «Град». (...) Я со своей семьей спряталась в подвале нашего дома. Несколько снарядов попало и в наш дом. Дом задрожал, я приготовилась к смерти, моля бога о пощаде. Однако, к счастью, никто из находившихся в подвале жителей города не пострадал.

8 последующем в г. Цхинвал вошли грузинские войска. Грузинские войска уничтожали все на своем пути, стреляли из танков в школы, жилые дома и административные здания, давили танками людей, разрушали памятники культуры. Грузинские солдаты не давали людям выйти из укрытий за водой, продуктами и для получения медицинской помощи.

Спасаясь от неминуемой гибели, жители города стали уезжать и убегать из этого кошмара по Зарской дороге. Но эта «дорога спасения» на выезде из города на самом деле оказалась дорогой смерти.

Беженцы были удобной мишенью. Кажется, грузинские войска получали огромное удовольствие, подбивая автомобили с беженцами из гранатометов. Из этого ада в пос. Джаву меня вывез на машине сосед (...).

Меньше повезло тем, кто ехал за нами, их накрыли грузинские бомбы.

Горе коснулось и моих родственников. В г. Цхинвал по адресу ул. Джабиева, дом (...) проживала семья моей племянницы в составе: (...), ее муж (...) и мать мужа (...). О случившемся мне рассказала их соседка (...). По ее словам, в дом моих родственников попали два реактивных снаряда. (...) и (...) убило сразу, а моя племянница (...) была тяжело ранена осколками.

Находясь в подвале, сквозь щели я наблюдал, как после завершения обстрела по улицам пошли грузинские танки. На них были опознавательные знаки принадлежности к вооруженным силам Грузии и изображения герба Грузии. Кроме этого, по дороге шли вооруженные грузинские военнослужащие. Многие из них были в масках, разговаривали они на грузинском языке. Я видел, что танки из пушек обстреливали дома мирных жителей. Многие дома, расположенные на нашей улице, горели. Один из танков выстрелил в наш дом. Всё это видели практически все находящиеся в подвале жители дома.

Наблюдая за грузинскими военными, я понимал, что огонь они ведут против мирного населения нашего города, так как никаких войск или вооруженных формирований в нашем районе не было, никто из нас, живущих в доме № 13, никакого оружия не имел.

Днем 8 августа 2008 года, когда стрельба немного стихла, я поднялся в свою квартиру и обнаружил, что она попала под обстрел танков. Снарядом в квартире выбило все двери, оконный проем был разрушен. Кроме этого, в стенах имелись пробоины, до сих пор в стене спальни торчит осколок от какого-то снаряда.


Свидетельства беженцев в целом показывают, что решающим обстоятельством для спасения жизней людей в период боевых действий и сразу по их окончании оказалось наличие транспортного коридора, соединяющего Южную Осетию с Россией (Северной Осетией – Аланией), и готовность властей РФ обеспечить беженцев временным жильем, питанием и медицинской помощью.


Жительница с. Хетагурово, 1969 г. р.

Я вместе со своими детьми через лес пешком пошла в сторону г. Цхинвал. Ушли мы в спешке, поэтому я из дома ничего забрать не успела. Ни документов, ни денег. Я во что была одета, в том и сбежала из села. В самом лесу у нас была паника, и все бежали, не оборачиваясь назад. По пути я потеряла своих детей. Выйдя к г. Цхинвал, я пошла к своей знакомой (...), с которой я (потом) несколько дней пряталась в подвале ее пятиэтажного дома. На тот момент я не знала, где находятся мои дети и что с ними случилось. Находясь в подвале, мы слышали постоянные взрывы бомб и выстрелы огнестрельного оружия, в связи с чем боялись выходить на улицу. Затем, 11 августа 2008 года, стали понемногу вывозить людей из нашего подвала. Один неизвестный мне парень вывел меня и еще несколько десятков детей и женщин и на своем автобусе привез нас в г. Алагир РСО – Алания, где нас поселили в палаточном лагере.

Там нам всем оказали медицинскую помощь, накормили и обеспечили всем необходимым. 11 августа 2008 года меня, а также несколько сотен других беженцев из Южной Осетии, привезли на автобусах в г. Нальчик, где поселили в санатории «Кавказ» и обеспечили всем необходимым. (...) Что произошло с моим домом, я не знаю, но мне известно, что наше село сравняли с землей. В результате преступных действий грузинской стороны я потеряла свой дом в с. Хетагурово (Цунари), который я оцениваю в (...) рублей, что является для меня значительным материальным ущербом. Каких-либо телесных повреждений я не получила и за медицинской помощью обращалась только по поводу своего истощения и сильной усталости. В настоящее время я являюсь беженкой и нахожусь на полном обеспечении Российской Федерации.


Жительница с. Ног-Кау, 1937 г. р.

В подвале соседей мы просидели до 9 августа 2008 года. Утром в селе мы увидели осетинских солдат, они нам сказали, чтобы мы любым способом покинули село, так как началась война и мы можем подвергнуться обстрелу. В связи с этим вместе с нашим соседом на его автомобиле из Южной Осетии мы прибыли на территорию России. Мой супруг остался в селе. На границе с Россией мы продвигались через лес и увидели российские танки. Так мы добрались в Северную Осетию, в г. Алагир, где расположились в палаточном лагере. 15 августа 2008 года меня вместе другими беженцами на автобусах привезли в Республику Адыгея в пансионат «Анастасия» (...).


Жительница г. Цхинвала, 1959 г. р.

7 августа 2008 года я, как обычно, проработала полный рабочий день, после чего мы всей семьей примерно в 17 часов собрались дома (...).

Как только начался обстрел, я, вместе с детьми и супругом, оделась и спустилась в подвал нашего дома, где находилась до утра 8 августа 2008 года. Обстрел производился со стороны Грузии – сначала южной стороны города Цхинвал, затем центральной части, а после северной части города, где находится наш дом. (...) Обстрел продолжался на протяжении всей ночи с небольшими перерывами. Он, насколько мне известно, осуществлялся Грузией из систем залпового огня «Град» и крупнокалиберной артиллерии.

(...) Грузинские военные целенаправленно уничтожали население Южной Осетии, не разбирая, кто является военным, кто мирным жителем. В указанный период времени, а также в последующем (...) грузинские военные убивали, причиняли телесные повреждения всем жителям Южной Осетии только потому, что мы являемся осетинами, представителями иной национальности.

Весь день мы находились дома, в подвале. С 11 часов дня начался повторный обстрел. В город вошли регулярные вооруженные силы Грузии (...) В городе не прекращались бои. Возможности выехать за пределы Южной Осетии не было никакой, в связи с тем, что мы опасались за свои жизни. До нас постоянно доходили известия об обстрелах, в том числе мирных жителей, которые пытались покинуть город (...).

Вечером 8 августа 2008 года нам сказали, чтобы мы начали перебираться в бункер, расположенный в подвале девятиэтажного дома, расположенного по ул. Карла Маркса. Примерно в 18–19 часов мы перешли в указанный бункер, где находились до середины 10 августа 2008 года (...).

10 августа 2008 года нам сообщили, что с Привокзальной площади города Цхинвал производится эвакуация детей и женщин. Я, вместе с дочерьми и внучкой, забежала домой – взяли только самое необходимое, документы, деньги, минимум одежды – после чего на автомашине «Урал», фактически под обстрелами грузинской армией, были эвакуированы из города Цхинвал в селение Хвце, где нас ждали автобусы из РСО – Алании.


Жительница г. Цхинвала, 1963 г. р.

С 1 августа 2008 года грузинские войска каждую ночь проводили обстрел южных окраин г. Цхинвал. В ночь с 6 на 7 августа 2008 года грузинские войска проводили массированный обстрел из всех видов крупнокалиберного оружия по г. Цхинвал, в результате чего я была вынуждена вместе со своим несовершеннолетним сыном провести период с 6 по 9 августа 2008 года у моих родителей по адресу РЮО, г. Цхинвал. ул. Победы. (...). 9 августа 2008 года, после того как в Цхинвал вошли российские войска, мы были эвакуированы на автомашине соседа моих родителей. Я со своей матерью (...) была вывезена в г. Владикавказ РСО – Алания.


Потери, понесенные Южной Осетией в результате нападения на нее Грузии, полностью еще не подсчитаны – соответствующее расследование, проводимое Следственным комитетом при прокуратуре РФ, не закончено. Однако, судя по собранным свидетельствам, число погибших и получивших ранения исчисляется сотнями, лишившихся крова и всего имущества – тысячами. По данным БТИ г. Цхинвала, в результате грузинской агрессии было полностью разрушено и сожжено 655жилых домов, кроме того, подверглись частичному разрушению 2139 жилых строений и помещений, в которых проживало более 5000жителей республики – осетин по национальности. Большинство показаний свидетелей и потерпевших содержат сведения о нанесенном материальном ущербе и весьма многие – о гибели или ранении близких или знакомых.


Жительница с. Прис, 1949 г. р.

В ночь с 6 на 7 августа 2008 года мы с супругом находились у себя дома, когда начался обстрел нашего села грузинскими войсками. Обстрелы велись из артиллерийских орудий и ракетных установок.

(...) Всю ночь без перерыва грузинские войска обстреливали наше село. Оно полностью было захвачено грузинскими войсками.

В подвале мы находились три дня. Затем 8 августа 2008 года мы убежали из подвала и стали бежать через лес в г. Цхинвал, так как наше село бомбили самолеты. Когда мы убегали через лес, нас стали обстреливать грузинские солдаты и кричали нам вслед: «Бегите, бегите, мы должны сделать из вашего города чистое поле». В городе Цхинвал мы спрятались в подвале незнакомых нам людей. 9 августа 2008 года в город вошли российские войска и освободили его от грузинских агрессоров.

Вернулись мы с супругом домой 12 августа 2008 года и обнаружили, что наш дом сильно пострадал в результате боевых действий грузинских войск, а именно: крыша разрушена, мебель пришла в негодность, выбиты все окна и двери, убили скотину.

Когда мы убегали в г. Цхинвал, грузинские солдаты стали стрелять нам вслед и убили наших соседей (...) и (...).


Житель г. Цхинвала, 1959 г. р.

Во время всего обстрела находился с семьей в доме. Дом был частично разрушен 8 августа во время попадания в него снаряда. Старший сын (...) находился на службе и принимал участие в боях по отражению нападения грузинской армии. Утром 9 августа 2008 года в дом пришел один из сослуживцев сына и сказал, что тот в больнице и ранен. Я побежал туда, где узнал, что (сын) умер от множества пулевых и осколочных ранений.


Жительница г. Цхинвала, 1986 г. р.

Наш дальний родственник (...) днем 9 августа 2008 года попытался выгнать из гаража свою автомашину, для того чтобы вывезти из города мирных жителей, но в момент, когда он проверял состояние машины (...) в него попал осколок гранаты, в результате чего он скончался на месте. Из г. Цхинвал я и члены моей семьи смогли выбраться только 10 августа 2008 года, когда прибыла вторая группа войск Российской армии, мы выехали на военных автомашинах. По пути следования я видела, как по г. Цхинвал на земле повсеместно лежали трупы людей, разбитые автомашины, весь город был в руинах.


Тяжелейшим потрясением для многих жителей Южной Осетии, особенно для детей, стала смерть, очевидцами которой они стали, друзей и близких, убитых грузинскими военными.

По данным Центра экстренной психологической помощи МЧС России, специалисты которого работали в зоне грузино-югоосетинского конфликта, «за период с 9 по 21 августа 2008 года оказана психологическая помощь 3797 жителям Южной Осетии, в том числе 662 детям. Содержанием психологической работы явилось проведение психокоррекционных мероприятий по следующим направлениям:

работа с острыми реакциями на стресс;

работа с острыми стрессовыми состояниями;

работа с реакциями горя».


Жительница г. Цхинвала, 1994 г. р.

Я видела, как в девочку из соседнего двора (...) возраста 13 лет попала пуля в сердце. После она умерла. Я дружила с этой девочкой и очень переживаю из-за того, что она умерла у меня на глазах.


Жительница г. Цхинвала, 1946 г. р.

Когда я перебегала из подвала к моему зятю, то видела разрушенный дом моих соседей, в руинах которого я видела безжизненные тела матери (...) и ее дочери трех лет, имени я не знаю. Они проживали по адресу: г. Цхинвал, ул. Харитона Плиева, (...). Насколько я знаю, они за неделю до этого начали там проживать, снимая квартиру. О судьбе других моих родственников и знакомых мне ничего не известно.

(...) Уничтожен частный дом, в котором я проживала, а также все находящееся в нем имущество. Со слов моего сына мне стало известно, что наш второй частный дом тоже разрушен. Материальный ущерб оцениваю приблизительно в (...) российских рублей (...).


Житель г. Цхинвала, 1929 г. р.

Около 18 часов 9 августа я вышел из дома и, пройдя около 5 метров от веранды дома, я услышал, что начался обстрел, который велся со стороны приближавшихся грузинских военнослужащих, которые, возвращаясь, продолжали обстреливать дома мирных жителей, убивать их. (...) Затем в 70 метрах от меня в поле разорвался снаряд, выпущенный грузинскими военными, так как в это время ниоткуда больше обстрел не велся. Я стоял лицом к взрыву и почувствовал резкую боль в области левой руки, после чего немедленно вернулся обратно домой. Оказалось, что двумя осколками мне ранило левую руку, отчего у меня обильно из ран кровоточило. Моя жена и соседка оказали мне первую медицинскую помощь и при этом вытащили из руки металлический осколок.

Утром 10 августа 2008 года я заметил небольшую рану в области живота слева также от осколка снаряда (...).

После обеда 10 августа 2008 года, приблизительно в 15 часов, к нам в дом вошли пять грузинских военнослужащих с автоматами в камуфлированной форме с нашивками вооруженных сил Грузии. Они стали что-то искать по дому, заглядывая в шкафы, кладовки и другие места. Друг с другом они разговаривали на грузинском языке. По поводу нас – меня и моей жены (соседка к тому времени ушла к себе домой) один из них на грузинском языке сказал: «Не стреляйте в них, они – старики». После этого они покинули дом.


Жительница г. Цхинвала, 1953 г. р.

Мы с сыном и соседями, всего 8 человек, спрятались в подвале дома. Выбрались на улицу только 10 августа в 5 часов утра. На улице были трупы. Выехали из Цхинвала на машине до села Кусрет. На отрезке дороги примерно в три километра я насчитала 17 сожженных, расстрелянных автомашин. Были убиты мои соседи – глухонемой фотограф (...) и его мать.


Жительница г. Цхинвала, 1952 г. р.

Вечером 7 августа 2008 года я со своей дочерью Баззаевой Альбиной Васильевной и ее детьми вынуждена была уехать из г. Цхинвал в г. Владикавказ, поскольку в Цхинвале находиться стало опасно, поскольку была вероятность нападения со стороны Грузии. Мой муж (...) отказался уехать из города и остался. Он сказал, что в случае опасности укроется в подвале нашего дома.

В тот же день, то есть 7 августа 2008 года, после того как мы уехали, около 23 часов 30 минут неожиданно начался обстрел города. Обстрел велся с южной стороны, то есть со стороны Грузии, из района, где находятся грузинские села Никози и Эргнети.

8 августа 2008 года, когда мы находились в г. Владикавказе, нам позвонил кто-то из соседей и сообщил о том, что в этот день, около 11 часов, мой муж погиб в результате взрыва авиационной бомбы, когда вышел из подвала, чтобы принести продукты питания для детей, которые укрывались от обстрела вместе с ним в подвале нашего дома. Кроме этого, соседка сказала, что в результате взрыва бомбы, сброшенной с грузинского самолета, был полностью уничтожен наш дом. От взрыва начался пожар, тушить который было некому, и дом сгорел полностью.

Поскольку обстрел города не прекращался, похоронить моего мужа в г. Цхинвале не было возможности. 9 августа 2008 года его труп привез в г. Владикавказ родной брат мужа (...). В тот же день мы похоронили мужа. Хоронили его в закрытом гробу, поскольку, как мне сказали, в результате взрыва его тело было сильно изуродовано.

Приехать в г. Цхинвал я смогла лишь 11 августа 2008 года. Я увидела, что наш дом полностью разрушен. Целой осталась лишь одна из наружных стен. Многие дома на нашей улице также сгорели или имели различные повреждения. Сгорело все имущество, нажитое нами с мужем за многие годы. Соседи рассказали, что грузинская артиллерия и авиация бомбили жилые кварталы города. Затем, когда в город вошли грузинские войска, они из танков и пушек в упор расстреливали жилые дома. Грузинские солдаты убивали мирных жителей.


Жительница г. Цхинвала, 1948 г. р.

Примерно в 23 часа 30 минут 7 августа я услышала на улице оглушающий свист и звуки, похожие на взрывы, раздававшиеся по всему городу, и в частности вблизи нашего дома. Мы с мужем, очень испугавшись, спрятались в подвале нашего дома, так как поняли, что грузинские войска, нарушив мир, начали обстреливать город из тяжелого вооружения. В подвале нашего пятиэтажного дома кроме нас нашли убежище еще примерно 15 человек, включая женщин, детей и людей пожилого возраста. Бомбежка города началась так неожиданно, что никто из жильцов нашего дома не успел взять с собой ничего из вещей и продуктов питания. Всю ночь с 7 на 8 августа 2008 года, а также весь день 9 августа бомбежка не прекращалась.

Примерно в 10 часов 9 августа 2008 года мы почувствовали, что дом содрогнулся от попадания в него снаряда. Несколько мужчин и мой муж выбежали из подвала помогать тушить квартиру одного из жильцов, расположенную на втором этаже. Я в тот момент находилась в подвале и позже со слов очевидцев мне стало известно, что во время тушения пожара моим мужем и другими в эту же квартиру попал второй снаряд, взрывной волной которого моего мужа выбросило со второго этажа на улицу, и он ударился затылочной областью об асфальт, вследствие чего получил тяжелые травмы. Соседи на личном автотранспорте (...) под непрерывным обстрелом доставили моего мужа в городскую больницу, откуда он в тяжелом состоянии на вертолете был эвакуирован в г. Владикавказ.

25 августа 2008 года мой муж скончался в городской больнице г. Владикавказа, так как полученные им вследствие падения повреждения головного мозга были несовместимы с жизнью.


Многие эвакуированные на территорию Северной Осетии жители Цхинвала оказались разлучены со своими близкими – долгое время они оставались в неведении относительно их судеб, а также их местонахождения...


Жительница с. Хетагурово, 1967 г. р.

В момент, когда я покидала свой дом и свое постоянное место жительства, дом был полностью разрушен, в него попали артиллерийские снаряды. В настоящее время село Хетагурово полностью разрушено грузинскими войсками. По нашему селу стреляли из орудий «Град», минометов, танков (...), как мне сказали мой супруг и сыновья. Я проживала в собственном доме, совместно со своей семьей (...).

Двоюродного брата моего супруга (...) убили (...). Почти все мои знакомые и мои родственники (...) пострадали при обстреле села. (...) Практически все потеряли жилье.

В результате действий грузинских вооруженных сил моя семья была разобщена, я была вынуждена покинуть постоянное место жительства и выехать с территории Республики Южная Осетия.


Жительница г. Цхинвала, 1986 г. р.

В результате (...) действий со стороны вооруженных силы Республики Грузия был разрушен жилой дом, где проживала моя семья, со всем нашим имуществом. Приблизительная стоимость нанесенного моей семье ущерба составляет (...) рублей (...).


Жительница г. Цхинвала, 1960 г. р.

По прошествии двух суток нас вывели из подвала миротворческие силы РФ. Нас поместили в грузовик и перевезли в Джаву, откуда потом направили во Владикавказ, после – в Неклиновский район (...).

Мой дом, в котором я проживала, был полностью разрушен с находившимся в нем имуществом, ввиду чего, по моим подсчетам, мне был причинен ущерб в сумме (...) рублей. В настоящее время я временно проживаю на территории Неклиновского района Ростовской области. Здесь я обеспечена водой, едой и временным проживанием (...).


Уцелевшие жители Цхинвала подсчитывают стоимость утраченного, погибшего и поврежденного имущества в результате действий грузинских военных. Многие остались без средств к существованию.


Житель г. Цхинвала, 1961 г. р.

Практически все имущество, принадлежащее нашей семье: дом, мебель, техника, посуда осталось в городе Цхинвал. Стоимость утраченного и поврежденного имущества я оцениваю в (...).


Жительница г. Цхинвала, 1963 г. р.

В результате массированного обстрела со стороны грузинских войск была разрушена принадлежащая моему отцу, который в настоящее время находится в г. Цхинвал, квартира (...). В результате бомбардировки и обстрела г. Цхинвал РЮО мне был причинен материальный ущерб (...).


Жительница г. Цхинвала, 1957 г. р.

В результате преступных действий грузинской стороны я потеряла свою квартиру, которую я оцениваю в (...) рублей, что является для меня значительным материальным ущербом.


Жительница г. Цхинвала, 1961 г. р.

Дом, в котором находилась наша квартира, был полностью разрушен бомбежками. Из принадлежащего моей семье имущества ничего не осталось. Стоимость утраченного нашей семьей имущества приблизительно составляет (...) рублей. Спешно покидая Цхинвал, я, моя сестра и мать смогли взять с собой только сумку с личными вещами. Отец остался в Цхинвале с другими мужчинами защищать город. Я и дочери эвакуировались на автомобилях в Джаву РСО – Алания.

В настоящее время я с моей семьей нахожусь в санатории «Кавказ», где мы полностью обеспечены всем необходимым.


Жительница г. Цхинвала, 1949 г. р.

8 августа 2008 года мы с моим мужем стали пытаться выбраться из города на своем автомобиле «Нива». Нашей целью было добраться до г. Владикавказ. Выйдя из подвала на улицу, мы не узнали город – практически все дома горели, здания были разрушены. Повсюду были хаос и разруха, ежесекундно слышались взрывы (...) снарядов. Были убитые. Я увидела, что прямым попаданием снаряда частично разрушен дом и находящаяся в нем квартира, расположенная по адресу Харитона Плиева д. (...) кв. (...). Общий объем ущерба (...) рублей. Мы с мужем на указанном автомобиле по Зарской дороге поехали в г. Владикавказ, по пути следования нас обстреливали. По обочине дороги было много сгоревших автомобилей, возле которых находились трупы людей. По прибытии в г. Владикавказ нас поселили в (...) в школе № 31. Во Владикавказе мы находились до 13 августа 2008 года, после чего на автобусе были доставлены в ст. Барсуковскую Ставропольского края.


Житель г. Цхинвала, 1971 г. р.

В результате обстрела города грузинскими войсками 8 августа 2008 года тяжелыми видами оружия мое кафе, мебель и другое имущество и оборудование были полностью уничтожены. Я и моя семья остались без средств к существованию.


Житель г. Цхинвала, 1961 г. р.

Мой дом находится (...) на юго-востоке города Цхинвала, никаких военных объектов рядом нет, не было и каких-либо боевых позиций юго-осетинских и российских войск.

6 августа 2008 года я с сыном уехал к нашим родственникам в с. Полна Лагодерского района Грузии. Когда я уезжал, то мой дом и дома моих соседей на улице Тельмана были целыми, без повреждений. В доме остались моя супруга и дочь.

Обратно в г. Цхинвал я вернулся 9 августа 2008 года и обнаружил свое жилье разрушенным и сгоревшим, а именно: крыша отсутствовала, межкомнатные стены разрушены, все имущество в доме сгорело, внутри все было обуглено, окна сгорели, остались стоять неповрежденными только внешние стены первого этажа дома.

Свою супругу я обнаружил прячущейся вместе с остальными жителями нашей улицы в подвале здания Потребсоюза, в большом цокольном этаже находилось около 150 человек. Дети плакали, старики лежали без сил на полу.

Жена рассказала мне, что около 23 часов 30 минут 7 августа 2008 года начался массированный обстрел города Цхинвала с территории Грузии, кругом слышались взрывы. 8 августа 2008 года около 10 часов серия ракетных ударов с территории Грузии накрыла нашу улицу, снаряды попадали в дома и взрывались. Вскоре и в крышу нашего дома также попал снаряд и взорвался, вызвав пожар всех помещений, причинив вышеуказанные повреждения.

Кроме моего разрушенного дома я видел полностью разрушенные дома моих соседей на улице Тельмана: дом № (...), принадлежащий (...), дом № (...), принадлежащий (...), дом № (...), принадлежащий (...), дом № (...) по примыкающей улице Ортевской, принадлежащий (...).


Житель г. Цхинвала, 1929 г. р.

Мы проживали в частном двухэтажном кирпичном здании с 11 комнатами, гостиной, кухней, санузлом. Рядом никаких военных объектов и строений не имеется. В городе их вообще не имеется. Миротворческие воинские части располагались за пределами города, не менее чем за 2 километра от моего дома.

2 августа 2008 года в связи с периодическими обстрелами города Цхинвал со стороны Республики Грузия я уехал в с. Малда Знаурского района Южной Осетии, подальше от границы с Республикой Грузия. Остальные родственники (...) остались в доме.

Утром 8 августа 2008 года я узнал о том, что грузинские войска напали на территорию Южной Осетии, обстреливая осетинские села и город Цхинвал.

Я и сын приехали к своему дому 19 августа 2008 года и увидели, что наш дом со всем находившимся в нем имуществом полностью сгорел.

Мои соседи (имена четырех человек), которые были свидетелями попадания в мой дом, рассказали, что в его крышу с южной стороны попала ракета от «Града», дом почти сразу вспыхнул. Это произошло рано утром 9 августа 2008 года.


Житель г. Цхинвала, 1929 г. р.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года все мы находились дома.

(...) У нас в доме нет подвала, поэтому мы были вынуждены укрываться под балконом дома.

Примерно в 10 часов 9 августа 2008 года в наш дом попало три снаряда установки «Град». Мой сын вышел во двор, когда там разорвалось два снаряда установки «Град», а третий попал в дом, от чего он загорелся. Мы не могли его потушить, потому что в городе была стрельба, по городу продолжала стрелять грузинская артиллерия. К тому же сына оглушило разрывами снарядов, но, к счастью, он остался жив и его каким-то чудом даже не ранило. Мою младшую внучку (...) в результате этих же разрывов взрывной волной ударило о стену в комнате, в результате этого у нее очень ослаб слух (...).

Мы всей семьей под обстрелом побежали к нашим соседям в дом № (...) по нашей улице и все оставшееся время до прихода российских войск находились там.

В результате попадания снарядов также загорелись дома наших соседей, дом № (...), в котором жила семья (...), и дом № (...), в котором жила семья (...). Ни мы, ни они не могли потушить наши дома или хотя бы спасти наше имущество, потому что город обстреливали, в городе не было воды, вызвать пожарную машину не было возможности.

В результате пожара сгорела моя машина, которая хранилась в гараже, все наше имущество, наша одежда, наши вещи, вся мебель, бытовая техника, мои сбережения и сбережения членов моей семьи (...).


Житель г. Цхинвала, 1949 г. р.

С 1 августа 2008 года грузинские войска периодически обстреливали наш город.

Утром 7 августа 2008 года я в связи с неспокойной обстановкой со своей семьей выехал в г. Владикавказ. На следующий день из новостей я узнал, что в ночь с 7 на 8 августа 2008 года Грузия, несмотря на заверения президента этого государства Михаила Саакашвили, вероломно напала на Южную Осетию. Сведения об обстрелах грузинскими войсками г. Цхинвала и близлежащих мирных сел тяжелыми видами оружия поступали через телевизионные программы новостей до 9 августа 2008 года.

10 августа 2008 года, после того как узнал, что российские войска вытеснили грузинские войска из г. Цхинвал, я возвратился домой и увидел, что мой дом частично разрушен. Снаряд попал в южную часть здания, повредив стены, частично разрушив крышу, уничтожив имущество, находящееся в доме. По всему дому выбиты взрывом стекла. Со слов соседей (...), которые оставались 7–9 августа 2008 года в городе, дом мой был разрушен и сгорел в результате артиллерийского обстрела в ночь с 7 на 8 августа 2008 года.

Мы лишились своего имущества, средств к проведению ремонта нет, так как небольшой размер пенсии не позволяет мне восстановить жилье.


Жительница г. Цхинвала, 1966 г. р.

Днем 7 августа 2008 года в связи с периодическими обстрелами города Цхинвал со стороны грузинских сел мы все выехали из города. В город вернулась лишь 10 августа 2008 года (...).

Когда я приехала к дому 10 августа 2008 года, то увидела, что наша квартира полностью разрушена и сожжена со всем находившимся в нем имуществом.

Кроме нашей квартиры разрушены и сожжены также квартиры № (...) (над моей квартирой), № (...), квартира на 4 этаже, № (...), № (...) на 3 этаже.

Моя соседка (...) рассказала, что в ночь с 7 на 8 августа 2008 года по городу Цхинвалу производился обстрел, который продолжался затем в течение четырех суток. В первом часу ночи 8 августа 2008 года в квартиру (...) попало несколько снарядов. А затем возник пожар, который привел к уничтожению вышеуказанных квартир.

Мое жилище полностью выгорело, в связи с этим моя семья в настоящее время вынуждена проживать в доме моей золовки. У нас сгорело все имущество и документы, за исключением паспортов.


Житель г. Цхинвала, 1974 г. р.

Мы слышали, что обстрел города был очень интенсивным. Так продолжалось всю ночь. 8 августа 2008 года, около 11 часов, мы услышали сильный взрыв, от которого наш дом загорелся. Поскольку выходить на улицу было очень опасно, мы провели в том подвале два дня и три ночи. Все это время бомбардировки Цхинвала не прекращались. Мы понимали, что наши жизни подвергаются реальной угрозе.

Кроме того, 8 августа 2008 года к дому подъезжали грузинские танки, которые в упор стреляли по домам, расположенным на нашей улице. Также грузинские солдаты кидали какие-то предметы, как я понял, с зажигательной смесью. Дома на улице полыхали почти двое суток. В моем доме отсутствует крыша, перекрытие между этажами сгорело. Все находившееся в доме: мебель (...) предметы бытовой техники, документы, в том числе и на вышеуказанное имущество, и многое другое, сгорело.


Жительница с. Сатикар, 1936 г. р.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года я находилась у себя дома.

7 августа 2008 года около 23 часов 30 минут с. Сатикар подверглось массированному обстрелу грузинскими войсками, стрельба велась со стороны грузинских сел Мерети и Эредви из артиллерийских орудий и другого вида оружия.

8 августа 2008 года в утреннее время я вышла из подвала и поднялась в свой дом. Когда я (...) находилась в доме, в дом вошли грузинские военнослужащие. Один из военных без всяких причин приставил мне к голове ствол автомата, я испугалась и вновь убежала в подвал своего дома и спряталась там.

Спустя некоторое время я выбралась из подвала и убежала в лес.

9 августа 2008 года я вернулась в с. Сатикар, обнаружила, что мой дом сильно разрушен, а именно разрушены стены, потолки, крыша, окна и двери, в настоящее время мой дом восстановлению не подлежит.

От своих соседей я узнала, что мой дом был разрушен в результате попадания в него артиллерийского снаряда 8 августа 2008 года.

Хочу отметить, что когда в село вошли грузинские войска с боевой техникой, они умышленно стреляли по домам мирных жителей из имеющегося у них оружия. Кроме того, они стреляли и в самих мирных жителей. Так, в связи с тем, что грузинский военнослужащий бросил гранату в дом (местного жителя), последний получил ранение.


Жительница г. Цхинвала, 1973 г. р.

В результате обстрела и бомбардировок был полностью разрушен пятиэтажный дом, в котором находилась моя трехкомнатная квартира. Таким образом, в случае моего возвращения в г. Цхинвал мне там жить будет негде. На данный момент я не могу оценить стоимость моей квартиры, тем более с учетом того, что в квартире оставались вещи, бытовая техника, мебель, предметы домашнего обихода.


Жители многих осетинских сел, живущие сельскохозяйственным производством, потеряли не только свои дома, но и скот, домашнюю птицу, сельхозтехнику. Сельскому хозяйству Южной Осетии нанесен значительный ущерб.


Житель с. Гизель, 1975 г. р.

Домовладение, в котором проживали я и моя семья, разрушено и сгорело дотла вместе со всем имуществом. А именно мебелью, спальными гарнитурами, аудиотехникой, видео– и бытовой техникой, автомашиной ВАЗ-2107, грузовым автомобилем ГАЗ-53, поголовьем КРС в количестве 6 голов и МЛС – 25 голов, пчеловодческими ульями – 35 штук. Тем самым в результате обстрелов со стороны Грузии было уничтожено мое домовладение вместе со всем имуществом, из которого я ничего не успел с собой взять, кроме личных документов и паспорта. Чем мне и моей семье был причинен материальный ущерб (...).


Житель г. Цхинвала, 1961 г. р.

Практически все имущество, принадлежащее нашей семье: двухкомнатная квартира, мебель, техника, посуда, осталось в городе Цхинвал и практически полностью уничтожено. Стоимость утраченного и поврежденного имущества я оцениваю в (...) рублей. На указанную сумму я желаю заявить гражданский иск (...).


Жительница г. Цхинвала, 1955 г. р.

В г. Цхинвал мне принадлежала квартира, расположенная по адресу: г. Цхинвал, ул. Герцена, д. (...). На момент моего отъезда из города наш дом, в котором находилась моя квартира, был полностью разрушен. Документы на квартиру находились в данной квартире и скорее всего уничтожены. У меня в квартире находился телевизор, диван, кухонная мебель, стиральная машина, персональный компьютер, иная бытовая техника, мебель и другое имущество (...) Общий нанесенный мне ущерб я оцениваю в (...) рублей.


Жительница г. Цхинвала, 1927 г. р.

За время, пока мы находились в районе города Цхинвал, огонь не прекращался. (...) Все дома моих родственников разрушены полностью. Поскольку разрушен мой дом, сумму имущественного ущерба оцениваю в (...) рублей.


Жительница г. Цхинвала, 1958 г. р.

(...) В результате действий грузинских вооруженных сил разрушено мое жилище – частный дом, расположенный по адресу: Республика Южная Осетия, Цхинвальский район, г. Цхинвал, ул. Чучиева, дом (...), стоимостью (...) руб. В крышу дома попал снаряд миномета, все стекла вместе с оконными рамами выбиты, также (уничтожено) принадлежащее мне имущество, находившееся в указанном доме, на сумму не менее (...) руб. В связи с чем материальный ущерб, причиненный преступлением, составил (...) рублей (...).


Жительница г. Цхинвала, 1974 г. р.

Со слов отца мне стало известно, что дом, в котором находится наша квартира, разрушен, разрушены стены, лестницы. Наша квартира, в которой мы проживали, разрушена, имущество уничтожено. В квартире нет окон, двери, часть повреждена огнем. Наш капитальный гараж, который находился напротив дома, уничтожен снарядом, разрушены стены, крыша (...).

Действиями грузинских вооруженных сил мне причинен значительный материальный ущерб. (...) Стоимость квартиры составляет (...) рублей, а имущества – примерно (...) рублей. Материальный ущерб оцениваю в (...) российских рублей (...).

В результате действий грузинских вооруженных сил я была вынуждена покинуть постоянное место жительства и выехать с территории Республики Южная Осетия.


Жительница с. Хельгва, 1967 г. р.

У меня в собственности имелся частный жилой 8-комнатный дом, (...), общая стоимость имущества, по моей оценке, составляет (...) рублей. Дом наш полностью разрушен, надо отстраивать заново.

О применении наступательного оружия против гражданского населения

Практически все опрошенные свидетели и потерпевшие, находившиеся во время вторжения грузинских войск на территории Южной Осетии, указывают на применение армией Грузии во время ведения боевых действий видов оружия, не обеспечивающих высокой точности и избирательности поражения, что считается недопустимым в рамках признанных международных норм.


Житель г. Цхинвала, 1969 г. р.

Вечером 7 августа 2008 года показывали выступление президента Грузии Саакашвили, он объявил, что Грузия в одностороннем порядке отводит свои войска (...) о том, что обстрелов г. Цхинвал и населенных пунктов Южной Осетии не будет. Он же заявил о начале переговоров между Грузией и Южной Осетией. Все поверили его выступлению, соседи решили, что больше обстрелов со стороны Грузии не будет, и успокоились. Через некоторое время начался интенсивный обстрел г. Цхинвал тяжелой артиллерией, в том числе и систем залпового огня «Град». Я сам ранее проходил службу в рядах Вооруженных сил Советского Союза, в связи с чем могу различить выстрелы тяжелой артиллерии и систем залпового огня «Град». Тогда же в дом моих соседей (...) попали снаряды системы «Град». Тогда же мне стало известно, что от попадания снаряда погибли брат (...), супруга последнего и их мать. В течение двух дней трупы находились на месте, так как не было никакой возможности предать их земле из-за непрекращавшихся обстрелов города.


Жительница г. Цхинвала, 1986 г. р.

В ночь с 6 на 7 августа 2008 года артиллерийские выстрелы со стороны Республики Грузии носили прерывистый характер, но с вечера 7 августа 2008 года в г. Цхинвал началась война. Из города невозможно было выехать, так как он был окружен со всех сторон. Те, кто пытался выехать, не доезжали до близлежащих сел, так как по ним открывался массированный огонь со стороны вооруженных сил Республики Грузия, в результате чего мирные жители погибали. Сразу же над городом стали пролетать грузинские истребители, которые бомбили город кассетными бомбами. Мы тогда всей семьей находились у себя дома. (...) Я и члены моей семьи сразу же спустились в подвал-бункер нашего многоэтажного дома, где находились четыре дня (...).


Жительница г. Цхинвала, 1974 г. р.

В начале августа 2008 года со стороны грузинских сел Никози, Эредви происходили обстрелы из крупнокалиберных пулеметов и орудий, гранатометов. Это происходило и ранее – грузинские войска периодически обстреливали Цхинвал и прилегающие населенные пункты. В связи с этим никто не собирался никуда уезжать, все уже привыкли к периодическим обстрелам.

7 августа 2008 года я была у себя дома вместе со своей семьей. (...) Мы уже легли спать. Примерно в 23 часа 40 минут все проснулись от того, что начали раздаваться взрывы. Было очень жутко. Было слышно, как происходят запуски ракет из пусковой установки «Град». Взрывы раздавались один за другим, без перерыва. Я и вся моя семья в жутком страхе сбежали в подвал подъезда, который используют как бомбоубежище. Там собрались жители нашего подъезда, около 30 человек. Это были женщины и дети, пожилые мужчины. (...) До этого дня грузинские войска постоянно обстреливали осетинские населенные пункты, однако такого шквального огня и бомбежки с использованием нескольких установок «Град» никогда не было. Складывалось такое ощущение, что взрывы накрывали всю поверхность земли. В подвале я со своей семьей находилась до 11 августа 2008 года. (...) 9 августа 2008 года мы услышали звуки самолетов и вышли из подвала, предполагая, что это российские самолеты. Однако самолеты начали бомбить город. Я видела три самолета. Мы поняли, что это грузинские самолеты. Мы сразу вернулись в подвал (...).


Житель г. Цхинвала, 1941 г. р.

10 августа 2008 года в 10 часов в мой дом со стороны Эргнети попал артиллерийский снаряд, разрушив крышу дома, а также стену спальной комнаты. В обеденное время в мой дом попал уже реактивный снаряд от ракетной системы залпового огня «Град», разрушив стены в моем доме, уничтожив находившееся в доме имущество.


Обстрел Цхинвала системами залпового огня «Град», а также применение грузинской стороной кассетных авиабомб не только принесли существенные разрушения общественных и частных зданий, но и засеяли город неразорвавшимися боевыми зарядами.


Житель г. Цхинвала, 1962 г. р.

5 августа 2008 года я был вызван по тревоге на службу и до 9 августа 2008 года принимал участие в обороне г. Цхинвал. (...) Вся огневая мощь, а именно тяжелая артиллерия, системы залпового огня, тяжелая бронетехника, авиация, была направлена на город со стороны Грузинской Республики. В ночь с 7 на 8 августа 2008 года город подвергся массированному артиллерийскому удару (...).

9 августа 2008 года утром около 7 часов наше подразделение вошло на зачистку города Цхинвал. Во время зачистки мне удалось попасть домой. Дома я обнаружил, что домовладение практически полностью разрушено. В огороде находились неразорвавшиеся части (зарядов от) артиллерийских установок «Град» (...).


Жительница г. Цхинвала, 1963 г. р.

Я видела, как в дома попадали снаряды от установок «Град», а также снаряды от другой артиллерии. Дом, где я находилась, был в северной части города, и туда грузинские войска не дошли, но обстреливали его из артиллерийских орудий. (...) Грузинскими войсками были применены: гранатометы, минометы, установка «Град» и техника, танки, БТР и самолеты и стрелковое оружие.


Житель г. Цхинвала, 1961 г. р.

По городу Цхинвал стреляли из залповой системы «Град». (...) Наш дом расположен с южной стороны города Цхинвал, стоит прямо на окраине города. Перед нами располагалась лишь пятиэтажка, расположенная по улице Героев, (...). Мы вместе с супругой быстро одели детей и вместе с ними спустились в подвал нашего дома. (...) Из небольшого подвального окошка я увидел, что шквальным огнем системы «Град» была практически полностью уничтожена пятиэтажка, наш дом разрушен наполовину.

Обстрел был очень плотный, обильный. Обстрел производился со стороны Грузии, до границы с которой от нашего дома примерно 300–400 метров. Обстреливались жилые кварталы, жилые дома города. Каких-либо военных объектов в квартале, где находится наш дом, нет (...).


Житель г. Цхинвала, 1974 г. р.

Мы увидели, что в районе пивзавода кварталы жилых домов были разрушены, а руины горели. (...) Наш район – вокруг моего дома, мою улицу начали обстреливать из артиллерии и установками «Град». Тут мой дом разрушило прямым попаданием. Стреляли сначала по центральной части города, по правительственным зданиям – это продолжалось с 22 до 23 часов. Потом уже после 23 часов начался массированный обстрел из тяжелой артиллерии и установок «Град». Обстрел был очень плотным, так что невозможно было выйти из подвалов. (...) Обстреливали полностью весь город Цхинвал без разбора. Стреляли в основном по жилым кварталам, когда люди спали в своих домах и многие не успели даже выйти и укрыться в подвалах. (...). Дом загорелся (...), я вернулся в бункер, и в это время в бункер попало 2 снаряда от установки «Град». Я получил осколочные ранения спины (...).


Житель г. Цхинвала, 1976 г. р.

Примерно в полночь, в ночь с 7 на 8 августа 2008 года, началась бомбежка города авиацией, начался обстрел артиллерией и системами залпового огня «Град», которые я знаю по их характерному звуку (...).


Житель г. Цхинвала, 1947 г. р.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года я вместе с женой и сыном находился дома и отдыхал. Около 23 часов 7 августа 2008 года я услышал на улице звуки, похожие на взрывы. Выйдя на улицу, я увидел, что со стороны Грузии начался массированный обстрел города Цхинвал. Обстрел велся из систем залпового огня и пушек. Испугавшись за свою жизнь и жизнь своих родных, я принял решение спуститься в подвал, чтобы пересидеть обстрел. Всю ночь на улице раздавались разрывы снарядов. Обстрел был очень интенсивный.

Утром 9 августа 2008 года я выбрался из подвала и увидел, что в результате обстрела мой дом практически полностью разрушен (...).

Я зашел в свой разрушенный дом и понял, что для проживания он больше не пригоден. У него была полностью разрушена крыша, все перекрытия уничтожены, находившееся в нем имущество сгорело из-за начавшегося пожара.

Исходя из характера повреждений можно сделать бесспорный вывод, что их причиной послужило использование грузинскими войсками тяжелого вооружения (установки типа «Град»), так как повреждения были получены с южной стороны дома. За домом я обнаружил металлическую гильзу от снаряда типа «Град», которая в настоящее время как доказательство хранится у меня дома.


Свидетели описывают последствия прицельного обстрела грузинскими военными зданий и сооружений Цхинвала системами залпового огня «Град».


Жительница г. Цхинвала, 1968 г. р.

7 августа 2008 года (...) находилась дома вместе с детьми и около 21 часа услышала грохот обстрела. (...) В какой-то момент, находясь в доме, я потеряла сознание, прийдя в себя, я увидела вокруг дым, пыль, а также то, что дом горит. Я встала и прошла в соседнюю комнату, где обнаружила ту же картину и плачущих детей. Взяв детей, я вышла на улицу. Посмотрев на свой дом, я увидела, что он разрушен и горит. Также я увидела, что на нашей улице горят еще несколько домов, вокруг все взрывалось, отовсюду стреляли. По улице в панике бегали люди, которые говорили, что на РЮО напала Грузия и стреляет по городу со всех видов оружия, в том числе и с установок «Град». Один из моих соседей сообщил, что ракета попала и в мой дом и нужно быстрее прятаться.


Жительница г. Цхинвала, 1973 г. р.

Я видела в городе грузинские БМП и БТР (эти виды боевых машин я знаю), а также системы «Град». Когда грузинские военные захватили г. Цхинвал, в городе было очень много вышеперечисленной тяжелой техники. Какое у них было автоматическое оружие, я сказать не могу, так как грузинские военные в основном перемещались по городу внутри боевых машин (...).

Житель г. Цхинвала, 1946 г. р.

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года, когда я находился дома и смотрел телевизор, неожиданно со стороны с. Никози и с. Эргнети Республики Грузия начались массированные обстрелы г. Цхинвал и близлежащих сел нашей республики из систем залпового огня «Град», минометов и различного автоматического стрелкового оружия по мирным гражданам, миротворцам, ополченцам, школам, детским садам, жилым домам, зданиям и сооружениям нашего города (...).


Жительница г. Цхинвала, 1959 г. р.

7 августа 2008 года ночью, примерно в 24 часа, я проснулась от сильного грохота, грохот все увеличивался, и мой муж сказал, что это стреляют из «Градов» и пушек, и заставил нас всех спуститься в подвал нашего дома, также он собрал всех соседей, и мы все вместе сидели в подвале.


Показания свидетелей позволяют сделать вывод, что многоэтажные жилые дома служили грузинским артиллеристам целями для прямой наводки. То есть что обстрел гражданских сооружений носил прицельный характер и велся, скорее всего, в соответствии с указаниями командиров.


Жительница г. Цхинвала, 1957 г. р.

Примерно в 22 часа 45 минут (7 августа 2008 года) я услышала, что по городу идет обстрел. Я сразу вышла на балкон нашей квартиры, которая располагается на 9-м этаже девятиэтажного дома, и стала наблюдать, откуда именно идет стрельба. Я увидела, что наш г. Цхинвал обстреливают со стороны гор, окружающих город. Затем обстрел участился и начался шквальный огонь минометами, пушками и ракетными установками «Град» по жилым домам города. В нашем районе стояли два девятиэтажных дома и два пятиэтажных, а также стояла пекарня. Я заметила, что именно по нашему дому и по пекарне идет прицельный огонь артиллерии. Несколько снарядов попали по нашему дому.


Жительница г. Цхинвала, 1961 г. р.

После того как потемнело, грузинские войска в ночь с 7 на 8 августа начали активный обстрел Цхинвала системами залпового огня «Град», а также применили авиацию.


Житель г. Цхинвала, 1945 г. р.

Вечером 7 августа 2008 года мы находились в квартире и смотрели новости по телевизору, выступал президент Грузии и сказал, что он отдал приказ о прекращении огня, моя дочь сказала, что-то здесь не так. И действительно, около 00 часов 8 августа город стали усиленно обстреливать из танков, систем залпового огня «Град», стрелкового оружия (...).


Жительница г. Цхинвала, 1964 г. р.

Ранее на протяжении 2–3 лет со стороны Грузии, а именно со стороны г. Гори, села Тамарашени, села Никози, в среднем 1–2 раза в месяц происходили обстрелы нашего города Цхинвал. В связи с этим к обстрелам города мы привыкли, и для нас не являлось это неожиданностью. Но именно данный обстрел, имевший место в ночь с 7 на 8 августа 2008 года, поразил меня своей силой (...). Грузинские военные начали обстреливать наш город, стреляли из тяжелой артиллерии, бомбили с самолетов, стреляли из ракетных комплексов «Град» (...).

theguardian

Томас де Вааль[10]

Горячность и риск: лидер Грузии зашел слишком далеко

10 августа 2008 года

Давайте оставим на минутку геополитику и просто отдадим долг скорби мирным людям – и осетинам, и грузинам, тем, кто страдает и будет страдать больше всего. Жертвами конфликта уже стали сотни мирных людей. Южная Осетия – место маленькое и уязвимое, здесь живет не более 75 тысяч человек обеих национальностей, перемешанных друг с другом: весь регион – это лоскутное одеяло из деревень и один сонный провинциальный городок в предгорьях Кавказа.

И такое впечатление, что президента Михаила Саакашвили эти люди волнуют значительно меньше, чем чтобы они жили именно на грузинской территории. Если бы было по-другому, в ночь с 7 на 8 августа он не начал бы массированный артиллерийский обстрел города Цхинвали, где нет военных целей как таковых, а жителей этого города – напомним на всякий случай – грузины считают своими гражданами. То, что сделано – грубейшее нарушение международного гуманитарного права.

Жительница г. Цхинвала, 1967 г. р.

7 августа 2008 года (...) Примерно после 23 часов (...) грузинские вооруженные формирования начали обстреливать г. Цхинвал из минометов, танков, орудий, установок «Град». Мы с сыном спустились в подвал дома, там находились до утра, все время грохотали выстрелы из тяжелых орудий (...).

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Справка

Из заключения

Экспертно-криминалистического центра

(МВД России, МВД по РСО – Алания)

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА:

(...)

В ходе производства осмотра места происшествия в г. Цхинвале Цхинвальского района Республики Южная Осетия обнаружены и изъяты 8 металлических предметов и один цилиндрический объект, похожие на фрагменты снарядов.

НА ЭКСПЕРТИЗУ ПРЕДСТАВЛЕНО:

• Постановление о назначении взрывотехнической судебной экспертизы.

• Объекты, изъятые с места происшествия.

(...)

ВЫВОДЫ:

(...) на основании проведенного исследования эксперт пришел к заключению о том, что объекты, представленные на исследование, являются:

• фрагментами штатно отработавших реактивных снарядов 9М27К, имеющих кассетную головную часть с осколочными боевыми элементами 9Н210, предназначенными для поражения живой силы и техники противника в местах их сосредоточения (...).

• Используется в (...) реактивных системах залпового огня (РСЗО) «Ураган». (РСЗО) «Ураган» предназначена для поражения живой силы, легкобронированной и бронированной техники (...) частей противника (...), разрушения командных пунктов, (...) дистанционной установки противотанковых и противопехотных минных полей в зоне боевых действий (...).

О присутствии иностранцев в подразделениях грузинской армии

Присутствие граждан третьих стран, атаковавших населенные пункты ЮО, в подразделениях грузинской армии доказывают как свидетельства очевидцев, так и вещественные доказательства, собранные в ходе расследования СКП РФ.

Многие свидетели говорят о присутствии в боевых частях грузинской армии темнокожих военных, говоривших по-английски. В селе Ачабели, расположенном в грузинском анклаве на территории РЮО, были обнаружены личные вещи, фотографии, записные книжки представителей украинской националистической организации УНА-УНСО. Кроме того, в распоряжении СКП РФ имеются документы, подписанные «министром внутренних дел» созданного грузинской стороной «альтернативного правительства» Южной Осетии, прямо определяющие роль иностранцев в вооруженном конфликте. (Например, приказ о закреплении автомобиля УАЗ за представителями УНА-УНСО, обозначенным как Кучеренко И.) (см. фото 72–77).


Житель г. Цхинвала, 1984 г. р.

Напавшие на город Цхинвал были одеты в военную форму образца НАТО, эту форму я различаю хорошо, так как сам являюсь военнослужащим. По национальной принадлежности (они) в основном были грузины, но среди них я видел также – в районе вокзала – людей азиатской национальности с узким разрезом глаз. Это могу утверждать, так как сам видел, что из подбитого грузинского танка выскакивали азиатской – с узкими глазами – внешности люди (...).


Житель с. Дмениси, 1938 г. р.

Когда меня забрали в плен из моего села, среди грузинских военнослужащих находился молодой мужчина славянской внешности. Я неоднократно пытался с ним заговорить, чтобы понять его национальную принадлежность, однако он не обращал на меня никакого внимания и не разговаривал со мной. Военнослужащие, которые напали на Цхинвал, были военнослужащими грузинской армии, какая на них была надета форма, я не определил. Оружие у них было – автоматы американского производства, так как они не были похожи на наше оружие, какой род войск использовался, мне не известно.


Жительница с. Ног-Кау, 1937 г. р.

Я увидела, что перед нашим двором остановился танк, возле которого стояли грузинские солдаты в военной форме зеленого цвета. Также я увидела, что в их числе стояли двое чернокожих мужчин в военной форме – африканцы (...).


Жительница с. Хетагурово, 1944 г. р.

Экипированы грузины были очень хорошо, на них была форма вооруженных сил США, какие-то автоматы, которых я раньше не видела (не Калашниковы). Среди них, грузин, были представители иностранных государств, которые говорили не по-русски и не по-грузински. Были чернокожие – негры, узкоглазые – по-моему, корейцы, были представители мусульманских государств, одетые в тюбетейки.

(...) Один из грузинских военных, по-видимому командир, кричал что-то по-английски, отдавал приказы, после этого тот же военный кричал по-грузински: «Не оставляйте никого в живых»! Что те и делали.


Жительница г. Цхинвала, 1984 г. р.

Мне известно, что на территории Южной Осетии полностью разрушены город и села Цхинвальского района, а также Знаурского района, (...) то есть огневые удары наносились беспорядочно, пытались уничтожить все то, что было доступно, при этом указанные действия производили грузинские войска, в состав которых входили не только сами грузины. Со слов знакомых мне известно, что вооруженная грузинская группировка состояла из афроамериканцев.


Жительница г. Цхинвала, 1973 г. р.

Я не знаю, для чего это делали грузинские военные, но предполагаю, что они получили приказ истреблять осетинский народ от грузинского руководства. Также могу добавить, что среди грузинских военных было много наемников. В Цхинвале был обнаружен труп афроамериканца в военной форме армии Грузии.


Жительница г. Цхинвала, 1961 г. р.

Хочу заметить, что на стороне грузинской армии воевали не только этнические грузины. Среди нападавших были чернокожие, арабы и азиаты. Я лично видела трупы двух убитых иностранцев, азиата и негра.


Жительница г. Цхинвала, 1949 г. р.

Мне на мобильный телефон пришло CMC-сообщение от (...), которая сообщила, что находится в подвале г. Цхинвал в районе жилмассива и что она видела чернокожего мужчину, управляющего грузинским танком.


Житель г. Цхинвала, 1990 г. р.

Когда я с кем-то из людей вышел из подвала на улицу, то мы увидели, что по улице ехали несколько танков (...) из люков башни были видны грудь и лица чернокожих людей африканской внешности, на них была камуфлированная одежда. Также сзади трех танков шла (...) БМП и бежали стрелки (...).

Справка

Директору ФМС России (...)

В настоящее время, после устранения дублирования, электронный массив содержит информацию о регистрации более 33 358 граждан (...). На территории РСО – Алания в местах временного содержания зарегистрировано (...): Семей – 302 Человек – 737

На территории РСО – Алания в частном секторе зарегистрировано (...): Семей – 4107 Человек – 12 320

На территории иных субъектов ЮФО зарегистрировано (...): Семей-1245 Человек – 3366

(...)

По состоянию на 19 августа 2008 года о желании быть признанными беженцами заявили 92 гражданина Грузии и лиц без гражданства. Подали ходатайства о признании беженцами – 45 человек (с детьми 61 чел.). Из них 57 граждан Грузии и 4 ЛБГ, в основном осетины по национальности (...).

Продолжается расселение граждан из школ и детских садов РСО – Алания.

На горячую линию УФМС РОССИИ ПО РСО – Алания с 12 августа 2008 года поступило 1293 обращения, все звонки – по вопросу поиска родственников.

Звонки поступают из всех регионов России.

(...)

Заместитель директора ФМС России

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

СПРАВКА

В ходе проведенного в начале сентября 2008 года по инициативе Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО мониторинга объектов культурного наследия в РЮО были зафиксированы следующие разрушения и утраты:

1. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы (бывшая Армянская церковь). Датировка: 1718 год. Местонахождение: г. Цхинвал. В ходе массированного обстрела Цхинвала грузинскими войсками 8–9 августа 2008 года значительно пострадали служебные помещения, расположенные на территории церкви. Разрушена верхняя часть строений.

2. Синагога. Местонахождение: г. Цхинвал. Нанесен ущерб в результате обстрела здания. Необходимо проведение ремонтно-реставрационных работ.

3. Мемориальный дом-музей выдающегося ираниста, осетиноведа, исследователя осетинского языка и фольклора В.И. Абаева. Датировка: вторая половина ХХ в., 1980–1990 годы – годы жизни В.И. Абаева в этом доме, 2000 год – открытие Мемориального дома-музея В.И. Абаева. Местонахождение: г. Цхинвал. Утрачен полностью в результате огневого обстрела Цхинвала 8–9 августа 2008 года (деревянный дом сгорел дотла).

4. Памятник В.И. Абаеву (1900–2001). Датировка: 2000 год. Местонахождение: г. Цхинвал. В ходе обстрела разрушена верхняя часть скульптуры.

5. Мемориальное кладбище защитников и мирных граждан, погибших в результате грузинской агрессии 1990-х годов – Пантеон Цхинвала: погребения, часовня, монумент. Датировка: 1991–2000 годы. Местонахождение: г. Цхинвал. 8–9 августа 2008 года грузинскими войсками были разрушены ряд погребений и надмогильных памятников. Следы от пуль зафиксированы на монументе.

6. Кварталы исторической застройки города Цхинвала. Датировка: застройка производилась на протяжении веков. Практически полностью разрушены в результате жестокого массированного обстрела города Цхинвала грузинскими войсками 8–9 августа 2008 года.

7. Административное здание (здание парламента, правительства), арх. М. Шавишвили. Датировка: 1937 год. Местонахождение: г. Цхинвал. Зданию нанесен невосполнимый ущерб во время массированного обстрела грузинскими войсками Цхинвала 8–9 августа 2008 года.

8. Здание университета. Датировка: сер. 1930-х годов. Местонахождение: г. Цхинвал. Здание разрушено во время массированного обстрела Цхинвала грузинскими войсками 8–9 августа 2008 года.

9. Комплекс жилых зданий. Датировка: 1930-е годы. Местонахождение: г. Цхинвал, Театральная площадь. В ходе массированного обстрела Цхинвала 8–9 августа 2008 года комплекс получил значительные разрушения.

10. Церковь. Датировка: позднее Средневековье. Местонахождение: в 700 метрах к юго-востоку от села Нижний Тбет. Юго-постойный угол и южная стена остова церкви разрушены в результате попадания снаряда во время боевых действий 8-10 августа 2008 года. Участок повреждения – протяженностью до 5 метров.

11. Памятник односельчанам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны. Местонахождение: село Хетагурово. Находящаяся рядом школа подверглась массированному обстрелу. Под обстрел попал и памятник. Зафиксированы выбоины и утраты от пуль и осколков на стеле и скульптуре.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Заявление Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО в связи с актами культурного терроризма в Южной Осетии

4 сентября 2008 года

Комиссия Российской Федерации по делам ЮНЕСКО с возмущением отмечает, что преступная агрессия Грузии против Южной Осетии привела не только к невосполнимым утратам человеческих жизней, но и к осквернению памятников истории и культуры, православных религиозных святынь Кавказа, а также Древней Византии.

В частности, полностью разрушен архитектурный заповедник – комплекс уникальных строений III века; значительные повреждения от взрывов снарядов получили церковь Святого Георгия (VIII–IX вв.), церковь Пресвятой Богородицы (XVII в.), здание синагоги и другие историко-архитектурные объекты г. Цхинвал.

Нанесен непоправимый ущерб самобытной среде обитания народа Южной Осетии. Тем самым власти Грузии грубо нарушили такие основополагающие международно-правовые акты в этой сфере, как Гаагская конвенция 1954 года «О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта», Конвенция 1972 года «Об охране всемирного культурного и природного наследия» и Декларация ЮНЕСКО 2003 года, которые возлагают ответственность на государство, не принимающее соответствующих мер для запрещения, предупреждения, прекращения и наказания любых действий по преднамеренному разрушению такого культурного наследия.

Комиссия Российской Федерации по делам ЮНЕСКО убеждена, что эти варварские акты должны быть подвергнуты решительному осуждению со стороны мирового сообщества, и прежде всего ЮНЕСКО.

Житель г. Цхинвала, 1972 г. р.

Обстрел города производился из крупнокалиберных пулеметов ДШК, гранатометов, минометов, крупнокалиберных орудий, различных видов стрелкового оружия и системы «Град». Обстрел всего города осуществлялся примерно до 12 часов 8 августа 2008 года, после этого обстрел затих (...).

Как я знаю, в город входили грузинские военнослужащие, наряду с которыми были граждане Украины, я их лично видел, они не были похожи на грузин, кроме того, я видел у убитых (...) карточки с данными о личности на английском языке. Кроме этого у них на левой стороне на форме имелась нашивка на грузинском языке. Вооружены они были автоматами АК-47, были одеты в бронежилеты, камуфляж и маски американского образца (...).


Жительница г. Цхинвала, 1963 г. р.

Среди солдат были лица явно не грузинского происхождения – с очень темным цветом кожи, скорее всего или арабы, или африканцы. Кроме этого среди них были граждане азиатского происхождения (...), так как у них характерный разрез глаз и форма скул (...).


Житель с. Гизель, 1975 г. р.

Мы увидели в поле десятка два солдат, вооруженных до зубов, с оружием в руках, в американском обмундировании, которые шли в нашем направлении. Некоторые из них разговаривали между собой на грузинском языке, некоторые – на английском.

Часть III

РЕШЕНИЯ РУКОВОДСТВА РФ, ПРИНЯТЫЕ В ОТВЕТ НА ДЕЙСТВИЯ ГРУЗИИ

Уже 8 августа в 04 часа 33 минуты по требованию России было созвано срочное заседание Совета Безопасности ООН. К тому моменту в Цхинвале рвались снаряды «Градов», гибли мирные жители. Грузинская пехота при поддержке танков и бронетранспортеров пошла на штурм города.

Только к 10 часам утра стало ясно, что Совет Безопасности ООН не способен принять решение, осуждающее действия грузинского руководства. Это означало, что начатая Тбилиси карательная операция может достигнуть своей цели. В 11.00 Совет безопасности Республики Южная Осетия официально обратился к России за помощью.

Никакие дипломатические инструменты уже не обеспечивали международную безопасность и не могли остановить кровопролитие и восстановить мир. Ситуация требовала безотлагательных действий. В 15.30 Президент России Дмитрий Медведев выступил по Центральному телевидению с официальным заявлением.

В 16.00 Министерство обороны Российской Федерации сообщило, что в Южную Осетию направлено подкрепление для помощи российским миротворцам. Через полчаса постоянный представитель РФ при НАТО Дмитрий Рогозин направил ноту во все представительства стран – членов НАТО в Брюсселе с предостережением от дальнейшей поддержки режима Саакашвили.

Россия приступает к операции по принуждению грузинского руководства к миру.

Военная операция по принуждению грузинского руководства к миру

Вситуации неопределенности, когда все еще оставались легитимные рычаги международного воздействия на грузинского агрессора, российские войска и российское руководство не могли самостоятельно, на свой страх и риск идти на помощь осажденному городу.

Однако российские вооруженные силы предприняли ряд предварительных мер, которые были необходимы для как можно более быстрого решения задач по принуждению агрессора к миру.

В частности, через час после начала артподготовки грузинскими войсками по Цхинвалу, к 0.40 8 августа Российской армией был взят под контроль Рокский тоннель. Это было крайне необходимо для того, чтобы обеспечить беспрепятственное прохождение беженцев из Южной Осетии в Северную. Существовал, при быстром выходе к тоннелю грузинских соединений, риск блокады единственной транспортной артерии, соединяющей Юго-Осетинскую Республику с Россией.

Также подразделения Российской армии, расположенные в Нижнем Зармаге – ближайшей точке РФ к Южной Осетии, были приведены в готовность номер один.

К 18.23 подразделения 58-й армии Северокавказского военного округа располагаются на северной окраине Цхинвали. Активизируется российская авиация.

В 19.32 при авианалете на грузинскую авиабазу уничтожено несколько военных самолетов. Формируются добровольческие отряды из жителей Северной Осетии и казаков.

В 21.23 границу Южной Осетии пересекли 200 добровольцев из России. Тем временем грузинская сторона наращивает группировку в зоне боевых действий.

В 23.16 из Батуми в сторону Цхинвала отправились 20 грузовиков с грузинскими военными – не менее 200 военнослужащих.

TIME

Тони Кейрон

Не переусердствовала ли Грузия в Осетии?

9 августа 2008 года

В пятницу грузинские войска подвергли обстрелу населенные пункты Южной Осетии и начали глубокое наземное вторжение. По сообщениям журналистов, к полудню они практически подавили сопротивление и установили контроль над столицей Южной Осетии Цхинвали. На город были брошены авиация, артиллерия и танки, и, по утверждениям официальных представителей Южной Осетии, погибло более 1000 человек. Однако молниеносное наступление, по-видимому, позволило восстановить контроль Грузии над отколовшейся провинцией и выполнить предвыборное обещание Саакашвили. Наступление вызвало бурю ликования в столице Грузии Тбилиси. «Грузины исключительно патриотичны от природы, и это событие стало для них мощным объединяющим фактором», – говорит Time Дэвид Уомбл, директор местного отделения христианской неправительственной организации WorldVision. По его словам, в какой-то момент на улицах столицы появились тысячи машин, водители которых отчаянно сигналили, а пассажиры – размахивали грузинскими флагами. «Можно было подумать, что Грузия стала чемпионом мира и празднует это событие», – говорит Уомбл.

Из интервью Председателя Правительства РФ Владимира Путина американской телекомпании «Си-эн-эн», 28 августа 2008 года

М. ЧАНС: Не является ли этот конфликт, эти события демонстрацией того, что в этом регионе власть или сила действительно за Россией, здесь вы определяете ход событий?

В. ПУТИН: Конечно, нет. Более того, мы не стремились к конфликтам подобного рода и не хотим их в будущем.

А если этот конфликт произошел, если он, тем не менее, случился, то это только потому, что к нашим озабоченностям никто не прислушивался.

А вообще, Мэтью, я хочу Вам сказать следующее. Надо посмотреть на этот конфликт все-таки пошире.

Я думаю, что и Вам, и нашим сегодняшним зрителям будет интересно узнать хоть немножко о предыстории отношений между народами и этносами в этом регионе мира. Ведь об этом никто ничего не знает.

Если Вы сочтете это неважным, вы можете это вырезать из программы. Пожалуйста, я не возражаю.

Но я хочу напомнить, что все эти государственные образования в свое время добровольно вошли в состав Российской империи, каждое – в разное время. Первой вошла в состав Российской империи (еще в середине XVIII века, в 1745–1747 годах) Осетия. Тогда это было единое государственное образование. Северная и Южная Осетия – это было одно государство.

В 1801 году, если мне не изменяет память, в состав России добровольно вошла сама Грузия, которая находилась под известным нажимом со стороны Османской империи.

Только через 12 лет, в 1812 году, в состав Российской империи вошла Абхазия. Она сохранялась до этого времени как независимое государство, как независимое княжество.

Только в середине XIX века было принято решение передать Южную Осетию в Тифлисскую губернию. В рамках единого государства это считалось не очень важным. Но я могу вас заверить: жизнь последующих лет показала, что осетинам это не очень понравилось. Но де-факто они были переданы центральной царской властью под юрисдикцию сегодняшней Грузии.

Когда после Первой мировой войны развалилась Российская империя, то Грузия объявила о создании собственного государства, а Осетия пожелала остаться в составе России. Это было сразу после событий 1917 года.

В 1918 году Грузия провела там карательную операцию, очень жесткую, а в 1921-м повторила ее еще раз.

Когда образовался Советский Союз, то решением Сталина эти территории окончательно закрепили за Грузией. Сталин, как известно, был грузином по национальности.

Так что те, кто настаивает на том, чтобы эти территории и дальше принадлежали Грузии, – сталинисты. Они отстаивают решение Иосифа Виссарионовича Сталина.

Но что бы ни происходило сейчас, чем бы ни руководствовались люди, вовлеченные в конфликт, все, что мы сейчас наблюдаем, это, безусловно, трагедия.

Для нас это особая трагедия, потому что за многие годы совместного существования грузинская культура – а грузинский народ – это народ древней культуры – стала, безусловно, частью многонациональной культуры России.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Заявление Президента РФ

8 августа 2008 года

Россия присутствовала и присутствует на территории Грузии на абсолютно законных началах, исполняя свою миротворческую миссию в соответствии с теми международными договоренностями, которые были достигнуты. И главной своей задачей мы считали и считаем сохранение мира. Россия исторически была и останется гарантом безопасности народов Кавказа.

Сегодня ночью в Южной Осетии грузинские войска, по сути, совершили акт агрессии против российских миротворцев и мирных жителей. То, что произошло, – это грубейшее нарушение международного права и тех мандатов, которые были когда-то выданы России мировым сообществом как партнеру по мирному урегулированию.

Действия грузинской стороны привели к человеческим жертвам, в том числе и среди российских миротворцев. Ситуация дошла до того, что миротворцы с грузинской стороны стреляли по российским миротворцам, вместе с которыми были обязаны выполнять свою миссию по сохранению мира в регионе. Сейчас в Южной Осетии гибнут мирные люди, женщины, дети, старики, и большинство из них – это граждане Российской Федерации.

В соответствии с Конституцией и федеральным законодательством как Президент Российской Федерации я обязан защищать жизнь и достоинство российских граждан, где бы они ни находились.

Логика предпринимаемых нами сейчас шагов продиктована этими обстоятельствами. Мы не допустим безнаказанной гибели наших соотечественников. Виновные понесут заслуженное наказание.

И для нас это имеет даже, знаете, какой-то оттенок гражданской войны, хотя, конечно, Грузия – независимое государство, нет сомнения в этом. Мы никогда не покушались на суверенитет Грузии и не собираемся делать это в будущем. Но все равно, имея в виду, что почти миллион, даже больше миллиона грузин переехали к нам, у нас особые духовные связи с этой страной и с этим народом. Для нас это особая трагедия.

И уверяю вас, скорбя о погибших российских солдатах, в первую очередь о мирных жителях, у нас в России многие скорбят и по погибшим грузинам.

И ответственность за эти жертвы, конечно, лежит на сегодняшнем грузинском руководстве, которое решилось на эти преступные акции.

Извините за длинный монолог, я посчитал, что это будет интересно.

М. ЧАНС: Этот вопрос – история империалистической России – важен, интересен и актуален, потому что одно из последствий произошедшего конфликта заключается в том, что во многих странах (бывших республиках Советского Союза) сейчас многие задают вопрос о том, что будет дальше. Особенно это актуально, например, для Украины, где значительная часть украинского населения является русской. В Молдове, в Центральной Азии, в балтийских государствах задают этот вопрос. Можете ли Вы гарантировать, что этого никогда не произойдет, такие действия никогда не будут предприняты в отношении других соседей России?

В. ПУТИН: Я категорически протестую против такой формулировки вопроса. Это не мы должны гарантировать, что мы на кого-то не нападем. Мы ни на кого не нападали. Это мы требуем гарантий от других, чтобы на нас больше никто не нападал и наших граждан никто не убивал. Из нас пытаются сделать агрессора.

Forbes

Мелик Кайлан[11]

Грузия, Россия и новая администрация

11 ноября 2008 года

8 ноября на сайте Би-би-си появилось странное своей незавершенностью сообщение о том, что ОБСЕ не предупредила государства-члены о надвигающемся конфликте. Би-би-си процитировала высокопоставленного представителя ОБСЕ, ушедшего позже в отставку, который заявил, что он «предупреждал о военной активности Грузии до вступления войск в Южную Осетию», но его начальство не дало ход делу. Его начальство отрицает эти заявления.

Что бы ни пыталась представить нам Би-би-си, подтекст очевиден каждому – Грузия вторглась первой. Если Грузия вторглась первой, то Россию спровоцировали, Россия не могла не отреагировать, президент Грузии Михаил Саакашвили – воинственный маньяк, нам нужно отступить от конфронтации с Москвой, для Обамы это вовсе не казус-белли к новой холодной войне – зарождающийся или полноценный, – он может нажать кнопку «Обновить», и новый мир возникнет с чистого листа.

Я взял хронологию происходивших 7, 8, и 9 числа событий. 7 числа в 14.42 грузинские офицеры, которые находились в штабе Смешанных сил по поддержанию мира, покинули этот штаб, ушли оттуда – а там были и наши военнослужащие, и грузинские, и осетинские – под предлогом приказа своего командования. Они оставили место службы, оставили наших военнослужащих там одних и больше туда не вернулись до начала боевых действий. Через час начался обстрел из тяжелой артиллерии.

В 22 часа 35 минут начался массированный огневой удар по Цхинвалу. В 22.50 началась переброска сухопутных подразделений грузинских вооруженных сил в район боевых действий. Одновременно в непосредственной близости были развернуты грузинские военные госпитали. А в 23 часа 30 минут господин Круашвили (бригадный генерал, командующий миротворческими силами Грузии в этом регионе) объявил о том, что Грузия приняла решение начать войну с Южной Осетией. Они объявили об этом прямо, публично, глядя в телевизионные камеры.

В это время мы пытались связаться с грузинским руководством. Все отказались от контактов с нами. В 0 часов 45 минут 8 числа Круашвили это еще раз повторил. В 5 часов 20 минут танковые колонны грузинских войск начали атаковать Цхинвал, а перед этим был нанесен массированный удар из систем «Град», у нас начались потери среди личного состава. (...)

Более того, уже в 12 часов по местному времени подразделения вооруженных сил Грузии захватили миротворческий городок на юге Цхинвала (он так и называется – Южный), и наши военнослужащие вынуждены были – там перевес был 1:6 со стороны Грузии – отойти к центру города. И у наших миротворцев не было тяжелого вооружения, а то, что было, было уничтожено первыми артиллерийскими ударами. При одном из первых ударов у нас погибли сразу 10 человек.

Началась атака на северный городок миротворческих сил. Вот я Вам зачитываю сводку Генерального штаба: «По состоянию на 12 часов 30 минут батальон миротворческих сил Российской Федерации, дислоцированный на севере города, отбил пять атак и продолжил вести бой».

В это же время грузинская авиация нанесла бомбовые удары по г. Джава, который находился вне боевых действий в центре Южной Осетии.

Кто на кого напал? Мы ни на кого не собираемся нападать и ни с кем не собираемся воевать. (...)

Как только возник этот конфликт, а он возник в новейшей истории из-за решения грузинской стороны по лишению Абхазии и Южной Осетии их автономных прав (в 1990 и 1991 годах грузинское руководство лишило Абхазию и Южную Осетию автономных прав, которыми они пользовались еще в составе Советского Союза, в составе Советской Грузии), как только это решение состоялось, тут же начался межэтнический конфликт и вооруженная борьба.

И тогда Россия подписалась под рядом международных соглашений, и все эти соглашения мы соблюдали. Мы имели на территории Южной Осетии и Абхазии только тот миротворческий контингент, который был обговорен в этих документах, и не превышали его. (...)

Под видом подразделений Министерства внутренних дел они в зону конфликта тайно ввели свои войска, регулярную армию, спецподразделения и тяжелую технику. По сути, они этой тяжелой техникой, танками окружили со всех сторон столицу Южной Осетии – Цхинвал. Окружили наших миротворцев танками и начали прямой наводкой их расстреливать.

Только после этого, после того как у нас пошли первые жертвы, список их значительно увеличился, речь шла уже о нескольких десятках наших погибших миротворцев, там, по-моему, 15–20 человек уже погибло, а также уже были большие жертвы среди мирного населения, сотнями измерялись. Только после этого Президент России принял решение о вводе контингента для спасения жизней наших миротворцев и мирных граждан.

Более того, когда наши войска начали двигаться в направлении Цхинвала, они натолкнулись на тайно приготовленный грузинскими военными укрепрайон. По сути, там были зарыты танки и тяжелые орудия. Они начали на марше расстреливать наших военных.

И все это было сделано в нарушение прежних международных договоренностей.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

9 августа

В 00.00 прекращается вещание российских телеканалов на территории Грузии. Отключены интернет-источники доменной зоны. ru. В то же время радиостанция «Голос Америки» объявляет об удвоении объема вещания на Грузию.

Россия приостанавливает воздушное сообщение с Грузией.

Тем временем в Цхинвале ведутся ожесточенные бои. Вооруженные силы Грузии атаковали с различных направлений, наращивали усилия, имели частичный успех при штурме Цхинвала, однако, понеся потери, откатывались на исходные позиции.

В 00.14 пресс-служба Сухопутных войск РФ информирует: погибли 12 и ранены 50 российских миротворцев.

Россия не прекращает дипломатических усилий по разрешению ситуации. В 00.50 российский представитель при ООН Виталий Чуркин обвинил ряд членов Совбеза в попустительстве Грузии. В ответ в 03.18 госсекретарь США Кондолиза Райс призвала Россию соблюдать территориальную целостность Грузии.

К утру инициатива в зоне боестолкновений начинает постепенно переходить к российским и югоосетинским войскам. В 09.17 одна из тактических групп 58-й армии Северокавказского военного округа прорвалась в базовый лагерь российских миротворцев в Цхинвале. Однако российское участие в предотвращении геноцида осетинского народа на территории Республики Южная Осетия достается армии дорогой ценой. В 12.28 Генштаб ВС РФ подтверждает информацию о двух сбитых российских военных самолетах Су-25 и Ту-22 в зоне грузино-осетинского конфликта. Один пилот погиб, трое – в плену.

Уже к вечеру этого дня грузинское руководство, пустившееся в, как ее назовет позднее глава Форин-офиса Великобритании Дэвид Милибенд, в безрассудную авантюру, демонстрирует признаки паники. В 18.20 президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что грузинские спортсмены, выступающие на Олимпиаде, намерены вернуться домой и защищать родину.

В 19.00 информационное агентство «Рейтер» со ссылкой на представителей Грузии сообщает: 129 грузинских солдат и офицеров убиты, 748 ранены.

Россия развертывает свою военно-морскую группировку с целью блокировать грузинское побережье. В 20.39 корабли российского Черноморского флота осуществляют перегруппировку в акватории Черного моря, прилегающей к морской границе Грузии. Вечером того же дня российские корабли отбивают атаку четырех ракетных катеров грузинских ВМС. Один катер потоплен, трое оставшихся ретировались в направлении грузинской военно-морской базы Поти.

К полночи 9 августа прекратился артиллерийский обстрел Цхинвала. В течение дня грузинские войска предпринимали две крупномасштабные атаки с целью захвата и удержания контроля над Цхинвалом – в 15.00 и, после перегруппировки, в 17.00. Обе атаки отбиты, а войска Грузии были вынуждены отступить. Танковые подразделения, понеся потери, отошли в районы Земо-Никози, Тбети, Хетагурово.

Миротворческий батальон за день отбил 5 атак на свои позиции.

Одновременно с наступлением на Цхинвал подразделения ВС Грузии силами до батальона (на 34 автомобилях «Пикап»), усиленные одной установкой БМ-21 «Град», предприняли попытку обходящего маневра по Зарской дороге с целью задержания подходящих резервов к ВС РФ, обороняющим Цхинвал. В результате они понесли потери и отошли в район Хетагурово.

Выступление Председателя Правительства РФ Владимира Путина на совещании в связи с событиями в Южной Осетии

г. Владикавказ, 9 августа 2008 года

Действия грузинских властей в Южной Осетии – это, конечно, преступление. Прежде всего – это преступление против своего собственного народа. Потому что нанесен смертельный удар территориальной целостности самой Грузии и огромный ущерб ее государственности. Трудно себе представить, как можно после всего случившегося и после того, что еще происходит, убедить Южную Осетию войти в состав грузинского государства.

Развязанная агрессия привела к многочисленным жертвам, в том числе среди мирного населения, и вызвала, по сути, настоящую гуманитарную катастрофу. И это, конечно, преступление против осетинского народа.

Вместе с тем считаю необходимым подчеркнуть, что в России всегда относились к Грузии с огромным уважением, а грузинский народ считали братским народом. Уверен, что, несмотря на трагические события сегодняшнего дня, так будет и в будущем. Такое отношение сохранится у России к Грузии и в будущем, несмотря на преступную политику сегодняшних правителей этой страны.

Пройдет время, и сам грузинский народ даст объективную оценку деятельности своего сегодняшнего руководства. Думаю, что и в Грузии, и в России, да и во всем мире стало теперь совершенно очевидно, что стремление грузинского руководства вступить в Североатлантический альянс, в НАТО, продиктовано не желанием стать частью глобальной системы международной безопасности и внести свой посильный вклад в укрепление международного мира. Стремление вступить в НАТО продиктовано совершенно другими соображениями – попыткой втянуть другие страны и другие народы в свои кровавые авантюры.

Der Spiegel

Ральф Бесте, Уве Клусманн, Кордула Мейер, Кристиан Нееф, Матиас Шепп, Ганс-Юрген Шламп, Хольгер Штарк

Не лгал ли Саакашвили? Запад начинает сомневаться в грузинском лидере

16 сентября 2008 года

Те данные, которые западные разведслужбы получили от своей радио-и радиотехнической разведки, полностью согласуются с натовскими оценками. Согласно этой разведывательной информации, грузины к утру 7 августа сосредоточили на границе с Южной Осетией примерно 12 тысяч человек личного состава. Возле Гори было собрано семьдесят пять танков и бронетранспортеров, или треть всего грузинского арсенала. Очевидно, Саакашвили намеревался в ходе 15-часового блицкрига дойти до Рокского тоннеля и перекрыть эту соединяющую север и юг Кавказа артерию, по сути дела отрезав Южную Осетию от России.

Разведка следила в эфире за тем, как русские звали на помощь. 58-я армия, отдельные части которой дислоцировались в Северной Осетии, была, видимо, не готова к боевым действиям, по крайней мере в ту первую ночь.

Разведка также пришла к выводу, что Российская армия начала огонь не ранее 7.30 утра 8 августа, когда был произведен пуск баллистической ракеты малой дальности СС-21 по городу Боржоми, находящемуся к юго-западу от Гори. Очевидно, ракета попала по военным и государственным долговременным укрытиям. Вскоре свои первые удары по грузинской армии нанесла боевая авиация. И тут внезапно эфир ожил, как ожила и вся Российская армия.

Российские войска начали свой марш из Северной Осетии через Рокский тоннель не ранее 11 часов утра. Такая последовательность событий говорит о том, что Москва не проводила агрессию, а просто действовала в ответ. В дальнейшем на юг были переброшены дополнительные установки СС-21. Русские развернули группировку численностью пять с половиной тысяч человек в Гори и еще семь тысяч своих военнослужащих на границе Грузии и второго ее сепаратистского региона – Абхазии.

Что касается России, то с юридической точки зрения наши действия являются абсолютно обоснованными и легитимными. Более того, они являются необходимыми. В соответствии с действующими международными соглашениями, в том числе с соглашением 1999 года, Россия выполняет не только функции миротворческого характера, но и обязана в случае нарушения одной из сторон соглашения о прекращении огня взять под защиту другую сторону. Что мы и сделали в полном соответствии с этими соглашениями, в данном случае – применительно к Южной Осетии.

Это, как я уже сказал, юридическая сторона дела. Но есть, конечно, и политическая. Она заключается в том, что Россия веками играла в этом регионе мира (на Кавказе в целом) весьма позитивную, стабилизирующую роль. Была гарантом безопасности, сотрудничества и прогресса в этом регионе. Так было в прошлом, так будет и в будущем. Пусть никто даже не сомневается.

Поэтому мы не собираемся никому ничего навязывать. Мы прекрасно понимаем, в каком мире мы живем. Будем стремиться к справедливому, мирному разрешению всех конфликтных ситуаций, доставшихся нам из прошлого.

Призываем грузинские власти немедленно прекратить агрессию против Южной Осетии, прекратить нарушение всех прежних договоренностей о мире и прекращении огня, с уважением относиться к законным правам и интересам других народов. Если кто-то хочет, чтобы к нему относились с уважением, нужно уважать других.

Теперь конкретно о ситуации, которая сложилась у нас здесь. Я назвал ее гуманитарной катастрофой – так оно и есть. В результате агрессии Грузии против Южной Осетии десятки человек убиты, сотни ранены. Огонь велся и ведется из тяжелого оружия, в том числе и по мирным гражданским объектам, по школам, по детским садам. Разрушения в городе огромные.

С 2 по 9 августа, по официальным данным, границу Российской Федерации перешло и зарегистрировалось в миграционной службе 34 тысячи человек. Часть этих людей вернулась. По нашим оценкам, 22 тысячи остались на российской территории, 13 600 – в Южном федеральном округе.

10 августа

Ночью, в 00.11, Евросоюз призвал Грузию и Россию прекратить боевые действия в Южной Осетии. Чуть позднее представители Южной Осетии заявили об уничтожении в ходе боев грузинского бомбардировщика и 12 танков.

В 09.06 утра Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин предложил создать международный трибунал для наказания тех, кто приказал разрушить Цхинвал. В то же время Россия усилила свою морскую группировку в зоне. Боевые корабли ЧФ вошли в акваторию в районе города Очамчира. Вечером Украина, у которой Россия арендует военно-морские базы, предупредила, что кораблям Черноморского флота РФ может быть отказано в возвращении в Севастополь. Угроза останется неисполненной.

В этой ситуации МВД Грузии объявило о выводе войск из Южной Осетии – в 10.25 по московскому времени. Чуть позднее, в 14.02, Министерство обороны РФ подтвердило информацию об отходе грузинских войск из Цхинвала. Однако грузинские войска все еще остаются на территории Южной Осетии.

Днем российская авиация продолжает наносить ракетно-бомбовые удары по объектам военно-транспортной инфраструктуры Грузии.

Вечером в 18.39 из Цхинвала во Владикавказ вышла первая колонна с ранеными. Эвакуированы 50 человек.

В 18.45 Президент России Дмитрий Медведев на рабочей встрече с главой Следственного комитета при прокуратуре РФ Александром Бастрыкиным поручил собрать доказательства геноцида в Южной Осетии.

В 18.56 Грузия объявила о прекращении огня. Российскому консулу вручена нота, в которой говорится о соответствующем приказе Михаила Саакашвили. Министерство иностранных дел Грузии утверждает, что грузинские войска выведены из Южной Осетии.

В ответ в 21.05 министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил о необходимости безоговорочного вывода грузинских войск. В телефонном разговоре с министром иностранных дел Грузии Экой Ткешелашвили Лавров указал на то, что грузинские войска не покинули зону конфликта, вопреки заявлению властей Грузии.

Вечером в 22.16 Грузия соглашается пропустить российских миротворцев в Зугдидский район. Губернатор Зугдидского района Заза Морохия не возражает против присутствия российских военных при условии, что бомбардировки Грузии прекратятся.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г
Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г
Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Заявление Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева во время рабочей встречи с председателем Следственного комитета при прокуратуре РФ Александром Бастрыкиным

11 августа 2008 года

Грузия подвергла Южную Осетию очень жесткой, циничной агрессии – погибли люди, наши граждане: и жители Южной Осетии, и миротворцы.

Те формы, в которых проходили действия грузинской стороны, иначе как геноцидом назвать нельзя, потому что они приобрели массовый характер и были направлены против отдельных людей, гражданского населения, миротворцев, которые выполняли свои функции по поддержанию мира. При этом те данные, которые мы получаем, свидетельствуют о том, что были совершены тягчайшие преступления: людей убивали, жгли, давили танками, резали горло.

Я считаю, что мы должны предпринять все усилия для того, чтобы собрать и задокументировать доказательства этих преступлений с тем, чтобы впоследствии у нас была необходимая база и для уголовного преследования лиц, виновных в совершении этих преступлений, и для международной оценки этих действий. При этом естественно, что операция по принуждению Грузии к миру будет продолжена, а виновные будут наказаны.

Я просил бы, чтобы Вы сообщили мне, что сейчас уже делается, и доложили, какие есть предложения по сбору и обобщению доказательств, связанных с совершением этих преступлений.

11 августа

Ночью в 00.17 в Абхазию прибыли российские десантники. По словам помощника командующего КСПМ по информационному обеспечению Александра Новицкого, солдаты введены с целью «воспрепятствовать военной агрессии Грузии против Абхазии».

Несмотря на заявления грузинской стороны о прекращении огня, ночью с 00.23 Цхинвал вновь подвергся артиллерийскому обстрелу. Кроме того, Грузия направляет в Южную Осетию диверсионные отряды, которые будут действовать на территории непризнанной республики вплоть до сентября 2008 года. К 01.10 в Южной Осетии взяты в плен 19 грузинских диверсантов. Пленники были помещены под усиленную охрану из-за опасений, что жители непризнанной республики устроят самосуд.

К 01.57 Россия и Грузия договорились не применять авиацию в зоне конфликта. Командующий Российскими миротворческими силами Сергей Чабан отметил, что договоренность не распространяется на Цхинвальский район.

В 04.24 Франция совместно с Финляндией представила план урегулирования грузино-югоосетинского конфликта. Основными положениями плана являются немедленное прекращение огня, оказание медицинской помощи раненым, а также вывод грузинских и российских войск из зоны конфликта.

Но, нарушая все договоренности, Грузия продолжает обстрелы российских миротворцев в Южной Осетии. По словам командующего ССПМ Марата Кулахметова, в ночь на понедельник в южной части Цхинвальского района продолжались столкновения российских миротворцев с грузинскими военными. Один из постов миротворцев подвергся бомбардировке грузинских ВВС.

Утром в 08.24 первая колонна МЧС с гуманитарной помощью вошла в Южную Осетию. В Цхинвал доставлено 52,5 тонны продовольствия, два госпиталя и палаточный лагерь на 500 человек.

В час дня Президент Российской Федерации заявил: «Операция по принуждению к миру в зоне грузино-осетинского конфликта в значительной степени завершена». По его словам, город Цхинвал взят под контроль усиленным российским миротворческим контингентом.

Днем, на встрече с лидерами фракций Государственной Думы РФ, Дмитрий Медведев сказал:

«Россия исторически является гарантом безопасности народов Кавказа. Это наша миссия и наш долг. Мы никогда не были и не будем в этом регионе пассивными наблюдателями. Я заявлял в отношении грузинского руководства, которое развязало агрессивные действия, что мы применяем тактику принуждения к миру в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций. Считаем такую тактику абсолютно эффективной и единственно возможной. И напомню, что в истории было очень немало примеров умиротворения агрессора. Кстати, этим занимались и западные страны 70 лет назад. Вы знаете, какой трагедией это закончилось, я имею в виду прежде всего уроки Мюнхенского договора 1938 года. Все, что в наших силах, мы сделаем, Россия своих соотечественников в беде не оставит и, естественно, будет добиваться нормализации ситуации».

Днем российский Генеральный штаб устами своего спикера генерала Анатолия Ноговицына признал потерю еще двух самолетов Су-25. Также он заявил, что общие потери личного состава на территории Грузии составили 18 человек убитыми, в том числе один офицер и еще 17 сержантов и солдат. Кроме того, стало известно о переброске грузинского военного контингента из Ирака в Тбилиси. Этот контингент насчитывал в общей сложности около двух тысяч солдат и офицеров. На пресс-конференции заместитель начальника Генштаба ВС РФ генерал-полковник Анатолий Ноговицын назвал заявления президента Грузии Михаила Саакашвили о прекращении огня обманом.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Заявление Президента РФ Дмитрия Медведева по ситуации в Южной Осетии на встрече с ветеранами Курской битвы г. Курск, 18 августа 2008 года

Вы знаете, мы всегда были миролюбивым государством. Практически нет примеров в истории, когда Российское государство, советское государство, новейшее современное Российское государство открывало первым военные действия. Но даже самое миролюбивое государство должно иметь боеспособные вооруженные силы. Вы знаете известную истину о том, что тот, кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Мы этого допустить не можем.

Мы ни на кого не нападаем – наоборот, в ряде случаев мы обеспечиваем жизнь и достоинство людей, наших граждан, граждан других стран, присутствуя в качестве миротворческого контингента на территории разных государств, в том числе и государств, образовавшихся после распада Советского Союза.

Думаю, для вас совершенно очевидно, что если кто-то считает, что может безнаказанно убивать наших граждан, убивать наших солдат и офицеров, которые являются миротворцами, то этого мы никогда не допустим. Все, кто пытается сделать что-либо подобное, будут получать сокрушительный ответ. У нас для этого есть все возможности: и экономические, и политические, и военные. И если у кого-то были подобные иллюзии еще некоторое время назад, то с этими иллюзиями пришлось расстаться.

Мы не хотим обострения международной обстановки – мы просто хотим, чтобы нас уважали, уважали наше государство, уважали наш народ, наши ценности. И для того, чтобы обеспечивать эти решения, для того чтобы помогать и нашим гражданам, и тем, кто не имеет российского гражданства, но находится в сложной ситуации, и применяются миротворческие силы.

Та агрессия, с которой мы столкнулись 10 дней назад со стороны грузинских властей, по своей природе не имеет примеров в истории. Это просто за рамками понимания, когда, казалось бы, цивилизованное государство, вооруженные силы которого были переоснащены еще одним высокоразвитым государством, применяют свою военную машину против мирных граждан (которых, кстати, периодически еще рассматривают и в качестве своих граждан) и против миротворцев. Мы этого допустить не можем. Еще раз повторяю, ответ на это будет один.

В 18.20 6 грузинских боевых вертолетов атаковали цели в окрестностях Цхинвала.

Западные авиакомпании отменяют рейсы в Грузию. В Тбилиси наблюдается паника. На бензоколонках – очереди, на выезде из города – пробки.

В 22.25 Министерство обороны России заявляет о том, что планов продвижения в сторону Тбилиси у российских войск нет.

В целом в ходе боевых действий 11 августа группировкой войск усиления российского миротворческого контингента соединения и воинские части ВС Грузии были разгромлены и понесли значительные потери. Личный состав деморализован, оставил ранее занимаемые позиции и отошел из зоны боевых действий в центральные и южные районы Грузии. На дороге из Цхинвала к Гори стоит большое количество брошенной грузинскими войсками военной техники и транспорта.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Указ Президента РФ Дмитрия Медведева «Об объявлении траура в связи с гуманитарной катастрофой в Южной Осетии»

12 августа 2008 года

Несмотря на договоренности по мирному урегулированию ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта и в нарушение Устава ООН, вооруженные силы Грузии с санкции ее политического руководства 8 августа 2008 года незаконно вторглись на территорию Южной Осетии и, применяя авиацию, тяжелое и стрелковое вооружение, попытались захватить ее, уничтожая мирное население. Таким образом, был осуществлен геноцид югоосетинского народа, практически уничтожены г. Цхинвал и другие населенные пункты, что привело к гуманитарной катастрофе в Южной Осетии. Кроме того, было совершено вооруженное нападение на воинский контингент Вооруженных Сил Российской Федерации, предназначенный в соответствии с международными договоренностями для нормализации ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта, что согласно Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года является актом агрессии.

В результате происшедшего имеются многочисленные жертвы среди мирного населения Южной Осетии, а также потери среди личного состава миротворческого контингента Вооруженных Сил Российской Федерации.

Часть IV

ЗАВЕРШЕНИЕ КОНФЛИКТА

К12 августа российские части уже контролировали грузинские населенные пункты к югу от Цхинвала, и продолжение военных действий грузинской стороной вполне очевидно могло повлечь серьезнейшие последствия не только для политического режима, но и для грузинского государства в целом. В сотрудничестве с президентом Франции Николя Саркози президент России Дмитрий Медведев сформулировал план мирного урегулирования конфликта, позволяющий обезопасить население Республики Южная Осетия, и в том числе находящихся там граждан РФ, от повторения грузинской стороной попыток проведения карательных операций.

С этого момента считается, что «Пятидневная война», как окрестили в прессе грузино-югоосетинский конфликт, завершена. Война, завершившаяся полным поражением грузинских войск и срывом агрессивных планов грузинского руководства. Российская армия и югоосетинские ополченцы смогли предотвратить геноцид осетинского населения на территории непризнанной республики, не допустить масштабных этнических чисток в регионе.

12 августа в Москве состоялась встреча Николя Саркози, Дмитрия Медведева и председателя ОБСЕ Александра Стубба, по итогам которой президенты Саркози и Медведев дали совместную пресс-конференцию. Именно на ней впервые Дмитрием Медведевым были озвучены шесть принципов мирного урегулирования конфликта.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Заявление Президента РФ Дмитрия Медведева на встрече с Министром обороны Анатолием Сердюковым и начальником Генерального штаба Николаем Макаровым

12 августа 2008 года

Я принял решение завершить операцию по принуждению грузинских властей к миру. Цель операции достигнута. Безопасность наших миротворческих сил и гражданского населения восстановлена. Агрессор наказан и понес очень значительные потери. Его вооруженные силы дезорганизованы.

Тем не менее при возникновении очагов сопротивления и иных агрессивных устремлений принимайте решение об уничтожении.

Отмечаю высокую эффективность действий нашего усиленного миротворческого контингента, слаженную работу всех соединений.

Однако путь к выработке этого документа был чрезвычайно сложным. Между исходным документом франко-финляндской инициативы от 11 августа и «Шестью принципами Медведева – Саркози» – довольно большая дистанция. В частности, из документа под давлением российской стороны удалось убрать упоминание о территориальной целостности Грузии. Сохранение этого пункта означало бы создание юридической основы для попыток грузинского руководства взять реванш за военно-политическое поражение в «Пятидневной войне».

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Информация Министерства обороны Российской Федерации

12 августа 2008 года

Вооруженные силы Грузии после ввода на территорию Южной Осетии российской группировки и усиления миротворческих сил перешли к обороне, а на некоторых рубежах продолжают отвод войск на свои территории. В ночь на 12 августа по позициям российских миротворцев велся беспокоящий огонь, а также по жизненно важным объектам и транспортным коммуникациям. Всего на цхинвальском направлении действует до трех пехотных бригад, артиллерийская бригада, отдельная бронетанковая бригада и три противотанковые бригады вооруженных сил Грузии. Состав вооруженных сил Грузии свидетельствует о том, что официальный Тбилиси не отказался от попытки силового решения югоосетинского вопроса.

Миротворческие силы выполняют задачу по разоружению силовых структур Грузии в Зугдидском районе. Под их контролем находится аэродром в районе Сенаки, практически все населенные пункты в зоне безопасности. Мероприятия по разоружению проходят бесконфликтно.

Если грузинская сторона будет нарушать перемирие, то российская сторона будет вынуждена адекватно отвечать. В настоящее время войска получили команду остановиться на тех рубежах, где они находятся.

Военнослужащие срочной службы не участвуют в боевых действиях в Южной Осетии. Боевые задачи выполняют только контрактники.

Подразделения 58-й армии Вооруженных сил РФ будут выведены из Южной Осетии после достижения примирения между сторонами. Подразделения 58-й армии вводились в Южную Осетию исключительно для поддержки миротворцев, которые довольно малочисленны в этом регионе. На момент начала конфликта в Южной Осетии было всего 588 российских миротворцев. Для вывода подразделений 58-й армии необходимы серьезные протокольные мероприятия, которые в определенной последовательности должны быть выполнены. Первое из них – прекращение огня. Соединения и части Вооруженных сил РФ с 15:00 по московскому времени 12 августа прекратили активные действия, получив приказ оставаться в тех местах, где он был до них доведен. Часть сил и средств осуществляют охрану транспортных коммуникаций, в первую очередь – Зарской дороги, по которой поступает гуманитарная помощь.

В результате операции по принуждению к миру военный потенциал Грузии должен быть серьезно ослаблен. Необходимо ослабить военный потенциал агрессора до уровня, не позволяющего даже помышлять о том, чтобы повторить свои попытки снова напасть на ту или иную территорию. Именно так действовали с агрессорами после Первой и Второй мировых войн. Это – мировая практика. В данном случае она необходима и по отношению к Грузии. Операция по вторжению в Южную Осетию была тщательно срежиссирована и отрепетирована грузинской стороной, в том числе в ходе совместных с США военных учений.

Вопреки заявлениям грузинской стороны, российская авиация не бомбила нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан. В России целиком и полностью осознают возможные катастрофические последствия бомбардировки нефтепроводов.

При проведении операции в зоне грузино-осетинского конфликта Вооруженные силы РФ применяли высокоточное оружие. У России есть на вооружении такие образцы, которые позволяют не воевать ковровыми бомбардировками, а поражать только те объекты, которые угрожают вооруженным силам.

Решение о прекращении огня по грузинским военным объектам не означает, что российские вооруженные силы не будут вести другую деятельность военного характера на территории Грузии, в том числе разведывательную.

Из Москвы президент Франции отправился на Кавказ, где на пресс-конференции ночью в Тбилиси заявил о том, что президент Грузии Михаил Саакашвили принимает все условия, записанные в «шести принципах», кроме одного. А именно пункта 6, где речь шла о международном обсуждении статуса Абхазии и Южной Осетии. Вероятно, Саакашвили не был готов обсуждать статус непризнанных республик с представителями самих этих республик. Российская сторона на переговорах в Совбезе ООН неоднократно настаивала на приглашении представителей Южной Осетии и Абхазии, однако длительное время получала отказ.

14 августа «Шесть принципов Медведева – Саркози» в Москве подписывают главы непризнанных республик Абхазия и Южная Осетия, а Франция готовит проект резолюции Совбеза ООН на основании того же самого документа.

15 августа госсекретарь США Кондолиза Райс привезла в Тбилиси для подписания документ, основанный на «Шести принципах Медведева – Саркози». Михаил Саакашвили подписывает соглашение о прекращении огня.

16 августа Россия, после того как «шесть принципов» уже были подписаны президентами Грузии, Южной Осетии и Абхазии, подписывает документ.

12 августа 2008 года на основании проведенной проверки и собранных данных СКП РФ (производивший следственные действия с 9 августа 2008 года) возбудил уголовное дело по статье 357 УК РФ по факту геноцида граждан РФ осетинской национальности. В тот же день это дело было соединено в одном производстве с возбужденным 9 августа 2008 года делом по статье 105 УК РФ (убийство и покушение на убийство) по факту массовых убийств.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА

Существенные доказательства

(из интервью Председателя следственного комитета при прокуратуре РФ А.И. Бастрыкина) 27 августа 2008 года.

Первое, что сразу бросается в глаза, – массовые разрушения и жилых, и общественных зданий. С военной точки зрения абсолютно ничем не обусловленные. В Цхинвале и во многих осетинских селах, в которых я лично был, уничтожены многие дома. Видно, что здесь просто лупили из танков прямой наводкой по всем постройкам. Какое-то необъяснимое варварство, зачем же дома уничтожать?

(...) Методы, которые применялись грузинами в этой военной операции под циничным названием «Чистое поле», не имеют аналогов и сравнимы только с карательными операциями фашистов во время Великой Отечественной. Война же предполагает точечные удары по армейским объектам. А в Южной Осетии грузинская армия гектарами, с помощью систем залпового огня, уничтожала мирные села. Сами местные жители нам говорили, что грузины стремились полностью уничтожить все, что связано с осетинским народом: дома, огороды, кладбища, памятники культуры и истории, всю инфраструктуру. Они рассчитывали вызвать такой страх у осетин, чтобы те никогда не вернулись больше на эту землю.

Председатель СКП РФ Александр Бастрыкин объяснил это следующим образом: «По российскому праву состав преступления по статье „геноцид“ зависит не от числа жертв, а от того, нацелены ли действия на уничтожение этнической группы. И мы нашли достаточно доказательств этого, таких как разрушение осетинских деревень многоствольными реактивными установками („Град“), которые нельзя применять в населенной местности, или целенаправленное убийство мирных граждан. Я разговаривал с одним грузинским военнопленным, который сказал: „Нам приказали изгнать из нашей страны всех чужеземцев-осетин“».

Несмотря на успешное завершение переговоров относительно принципов мирного урегулирования на Кавказе, обстановка в регионе, прежде всего усилиями грузинской стороны и ее натовских союзников, начинает снова накаляться.

С 18 августа во исполнение подписанных договоренностей российские войска начинают покидать зону конфликта, и с 22 августа этот процесс разворачивается полным ходом. Российская армия полностью покинет территорию Грузии к 10 октября, когда на их место заступят военные наблюдатели Евросоюза.

Но уже с первых дней вывода российских войск в районе конфликта начинают поступать сообщения об активации диверсионной деятельности грузинских спецслужб в отношении российских военнослужащих и мирного населения Южной Осетии.

Джордж Буш, президент США, заявляет о поддержке грузинского режима и предоставлении средств для восстановления поврежденной экономики Грузии и ее военного потенциала.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Шесть принципов Медведева – Саркози

Президент Российской Федерации Д.А. Медведев и Президент Французской Республики Н. Саркози поддерживают следующие принципы урегулирования конфликтов и призывают соответствующие стороны подписаться под этими принципами:

1. Не прибегать к использованию силы;

2. Окончательно прекратить все военные действия;

3. Свободный доступ к гуманитарной помощи;

4. Вооруженные силы Грузии возвращаются в места их постоянной дислокации;

5. Вооруженные силы Российской Федерации выводятся на линию, предшествующую началу боевых действий. До создания международных механизмов российские миротворческие силы принимают дополнительные меры безопасности;

6. Начало международного обсуждения путей обеспечения прочной безопасности Южной Осетии и Абхазии.

С 14 августа США приступили к реализации гуманитарного плана на территории Грузии при участии в миротворческой миссии морских пехотинцев и военной авиации. Под видом доставки гуманитарной помощи в Грузию начата переброска грузов военного назначения для восстановления боеспособности ВС Грузии, а также подготовки миротворческой операции силами НАТО.

19 августа состоялся экстренный саммит глав МИД государств – членов НАТО. И хотя саммит не пришел к однозначной оценке событий 8-12 августа в Южной Осетии, он стал знаком серьезной обеспокоенности НАТО в связи с положением дел в регионе.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству г. Владикавказ 12 августа 2008 года 16 час. 30 мин.

Старший следователь по особо важным делам первого отдела управления № 2 по расследованию особо важных дел Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации старший советник юстиции Дрыманов А.А., рассмотрев сообщение о преступлении, поступившее от старшего следователя по особо важным делам ГСУ СКП РФ от 12.08.2008 и материалы, выделенные из уголовного дела № 201/374108-08,


УСТАНОВИЛ:


Поводом для возбуждения уголовного дела является рапорт старшего следователя по особо важным делам первого отдела управления № 2 по расследованию особо важных дел Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации старший советник юстиции Дрыманова А.А. от 12 августа 2008 г. об уничтожении с 7 по 12 августа 2008 г. путем убийства на территории непризнанной Республики Южная Осетия национальной группы осетин, являющихся гражданами Российской Федерации.

Проверкой сообщения о преступлении установлено, что в период с 7 по 12 августа 2008 г. в нарушение Конвенции о предупреждении геноцида и наказания за него от 9 декабря 1948 года, ратифицированной Президиумом Верховного Совета СССР 18 марта 1954 года, и других международно-правовых актов, осуждающих геноцид, Вооруженные Силы Республики Грузия, по решению Президента Грузии, преследуя цель полного уничтожения национальной группы осетин, проживающих на территории непризнанной Республики Южная Осетия и явля-

ющихся гражданами Российской Федерации, (...) непрерывно обстреливали населенные пункты республики и вели прицельный огонь по мирным гражданам, применяя при этом огнестрельное оружие, в том числе тяжелое наступательное вооружение системы залпового огня «Град».

В результате эти действия повлекли массовую гибель граждан Российской Федерации национальной группы осетин: Плиева Т.С., Маниева Т.Г., Качмазова М.Г., Качмазовой З.Г., Коджаевой Т.С., Тедеева В.М., Пухаева Э.Г., Цегоева А.В., Козаева Р.И., Качмазовой М.В., Джусоева Д.М., Джиоевой Х.С., Тедеева Т.С., Тедеева Ю.Н., Тадтаевой М.С., Тедеева М.С. и других, значительное число из которых составляют престарелые лица, женщины и дети.


Принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ст. 357 УК РФ, и руководствуясь ст. ст. 38, 140, 145 и 146 УПК РФ,


ПОСТАНОВИЛ:


1. Возбудить уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 357 УК РФ.

2. Уголовное дело принять к своему производству и приступить к расследованию.

3. Копию настоящего постановления направить Генеральному прокурору Российской Федерации.

Старший следователь по особо важным делам старший советник юстиции А.А. Дрыманов

22 августа в акваторию Черного моря зашел первый представитель формирующейся здесь группировки ВМС НАТО – эсминец 6-го флота США «Макфол». Кроме гуманитарного груза эсминец нес на борту около 50 ракет «Томагавк», которые предназначаются для поражения в том числе и наземных целей и могут нести ядерный заряд. Позднее группировку ВМС НАТО усилили польский фрегат «Генерал Пуласки», немецкий фрегат «Любек», испанский фрегат «Адмирал Хуан де Борбон» и американский сторожевой корабль береговой охраны «Даллас».

В обстановке нагнетающейся напряженности в регионе и отсутствии со стороны международных организаций гарантий безопасности Россия принимает решение о признании суверенитета Республики Южная Осетия и Республики Абхазия.

Встреча Дмитрия Медведева с Президентом Южной Осетии Эдуардом Кокойты и Президентом Абхазии Сергеем Багапшем

14 августа 2008 года Москва, Кремль


Д. МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги! Произошла трагедия, погибло много людей: гражданского населения Южной Осетии, российских миротворческих сил. Хотел бы, чтобы вы, уважаемые коллеги, прежде всего выразили наши искренние соболезнования всем погибшим, всем, кто пострадал от этой варварской агрессии.

Вы защищали свою землю – и правда была на вашей стороне. Именно поэтому вы победили при помощи, которую оказала Россия своими миротворцами, усиленным миротворческим контингентом. Считаю, что это закономерный результат. Сегодня нам необходимо восстановить мир, не дать горю, которое постигло вас, возбудить вражду и в то же время поставить прочный заслон дальнейшим возможностям агрессии.

Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Указ Президента РФ

от 26 августа 2008 г. № 1261

«О признании Республики Южная Осетия»

1. Учитывая волеизъявление югоосетинского народа, признать Республику Южная Осетия в качестве суверенного и независимого государства.

2. Министерству иностранных дел Российской Федерации провести с Югоосетинской Стороной переговоры об установлении дипломатических отношений и достигнутую договоренность оформить соответствующими документами.

3. Поручить Министерству иностранных дел Российской Федерации провести с участием заинтересованных федеральных органов исполнительной власти переговоры с Югоосетинской Стороной о подготовке проекта договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи и представить в установленном порядке предложение о его подписании.

4. В связи с обращением Президента Республики Южная Осетия Министерству обороны Российской Федерации обеспечить до заключения договора, упомянутого в пункте 3 настоящего Указа, осуществление Вооруженными Силами Российской Федерации на территории Республики Южная Осетия функций по поддержанию мира.

5. Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания.

Президент Российской Федерации Д. Медведев

Москва, Кремль 26 августа 2008 года № 1261

THE INDEPENDENT

Мэри Дежевски

Россия – злодейка?

Кого пытается одурачить Запад?

15 августа 2008 года

Когда вчера российские войска начали отход из грузинского города Гори, во многих сообщениях СМИ можно было отметить нотку удивления и даже разочарования. Получается, что полномасштабного вторжения России в маленькую, но смелую демократическую Грузию и не планировалось. Неужели медведь умерил свой пыл?

Что ж, России не пришлось долго беспокоиться о потере репутации дурного соседа. Всего через несколько часов посол Соединенных Штатов в Грузии начал раскручивать на Би-би-си совершенно новый миф о том, что только решительное вмешательство США – под которым он, надо полагать, понимал военные самолеты с гуманитарной помощью, демонстративно выставленные в аэропорту Тбилиси, – отразило мощную армию, некогда называвшуюся Красной...

...Это какая-то пародия. Но за все время этого прискорбного эпизода Запад не раз представлял в ложном свете намерения России, и последний его шаг просто является самым вопиющим. Они начали с постоянного упоминания об «агрессии» и «вторжении» России, продолжили обвинениями в замысле «смены режима» и вот кульминация: тревожные сообщения о попытках России разбомбить трубопровод Восток – Запад. Правды во всем этом нет ни на грош.

Возьмем «агрессию» и «вторжение». Грузия объявила, что она находится в состоянии войны с Россией. Война – это, увы, война, и основной целью является снижение или уничтожение военного потенциала противника. Именно это делала Россия, пока она не согласилась на прекращение огня. Позиции, которые она заняла на территории Грузии, можно считать оборонительными, а не наступательными. В Гори, на границе с Южной Осетией, размещен грузинский гарнизон.

И вообще, с чего начались боевые действия? Грузия направила войска в Южную Осетию. Статус этого региона, который в одностороннем порядке провозгласил независимость, является аномальным. Он находится в границах Грузии, но вне ее контроля. Но одной из причин того, что спор не разрешен до сих пор, является то, что его «дурацкая» независимость несла в себе долю стабильности. Действия Грузии эту стабильность нарушили. Но разве кто-то называет их «агрессией»? Пытаясь объяснить российскую «агрессию», многие журналисты шли дальше, отмечая «новое» настроение российского агрессивного национализма. Сегодняшняя Россия, утверждали они, крайне склонна к агрессивным действиям, потому что энергетическое богатство подпитывает новые национальные амбиции. Однако где доказательства того, что российская национальная гордость автоматически является злокачественной?

Если исключить Чечню, которую россияне всегда считали частью России, то до сих пор ни Путин, ни Медведев не отправляли войска за пределы России. Что касается идеи о том, что Путин хочет восстановить Советский Союз – выведенной из его слов о распаде Советского Союза как «одной из величайших катастроф» ХХ века, – то она полностью противоречит его действиям. Вместо того чтобы тосковать по потерянной империи, Путин в годы своего правления систематически фиксировал постсоветские границы, подписывая договоры со всеми согласными на это соседями, включая, в июле, Китай. Конечно, России не нравится мысль об еще одном члене НАТО на ее границах. Но это не то же самое, что желание восстановить «постсоветское пространство». Это отражает видение Россией ее законных интересов в сфере безопасности.

Однако, вероятно, самое пагубное предположение, прозвучавшее на прошлой неделе, состоит в том, что Россия якобы хочет осуществить «смену режима». Российские официальные лица категорически это отрицали, подчеркивая, что они не занимаются свержением избранных лидеров. Можете усмехнуться, но Россия не сделала ничего, что противоречило бы этому. Вероятно, Кремль был бы доволен, если бы грузины в конечном итоге наказали своего президента за его бессмысленное предприятие, но, по всей видимости, Россия признает, что развитие событий в Грузии – дело самих грузин.

Вы знаете, что некоторое время назад мною вместе с Президентом Франции были согласованы определенные принципы, на которых могло бы осуществляться урегулирование. Они были объявлены, впоследствии к ним публично присоединилась Грузия – правда, с определенными коррективами в шестой пункт, касающийся начала международного обсуждения путей обеспечения прочной безопасности Южной Осетии и Абхазии. Но принципы сами по себе при всей их важности – это еще не все: нам необходимо подготовить абсолютно законченный, обязывающий договор о неприменении силы, который должен быть подписан сторонами конфликта при гарантиях России, Евросоюза, ОБСЕ, возможно, каких-то иных гарантий.

Сейчас тем не менее эти принципы – это та основа, на которой мы могли бы работать дальше. Надеюсь, что мы с вами обсудим этот вопрос. При этом, в свою очередь, как Президент Российской Федерации рассчитываю и на конструктивную позицию других наших партнеров, а то они только и умеют, что поставлять оружие Грузии. Но вооружать – это не значит восстанавливать мир: надо помогать миру, а не войне.

И последнее, что я хотел сказать, но не по значению последнее. Вы знаете об обсуждении шестого пункта – только что я об этом сказал, – обсуждении вопроса статуса. Хотел бы, чтобы вы знали и передали народам Южной Осетии и Абхазии, что позиция Российской Федерации неизменна: мы поддержим любое решение, которое примут народы Южной Осетии и Абхазии, в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, международными конвенциями 1966 года и Хельсинкским актом о безопасности и сотрудничестве в Европе. И мы не только поддержим эти решения, но и будем их гарантировать как на Кавказе, так и в мире в целом.

Э. КОКОЙТЫ: Многоуважаемый Дмитрий Анатольевич! От имени народа Республики Южная Осетия хотел бы высказать огромную признательность Вам и России за своевременные действия по предотвращению полного уничтожения осетинского народа на юге Осетии. Действия России были своевременны и очень необходимы.

Мы давно предупреждали многих наших коллег о готовящейся агрессии против Южной Осетии и Абхазии, но мы не находили понимания ни в ОБСЕ, ни в Европейском союзе. И то, что сегодня случилось с нашим народом, народом Южной Осетии, говорит о том, что Грузия действовала не одна. И сегодня многие европейские страны, и в первую очередь, конечно, Соединенные Штаты, также несут ответственность за геноцид малочисленного осетинского народа. Само кодовое название операции, которая проходила в Южной Осетии, – «Чистое поле» – говорит само за себя.

Но несмотря на все, что претерпел наш народ, мы поддерживаем усилия Российской Федерации, мы понимаем эту ответственность перед всеми народами Кавказа, и мы готовы подписать этот документ для того, чтобы еще раз продемонстрировать всему миру, что ни Южная Осетия, ни Абхазия, ни народы Кавказа войны на Кавказе не хотят.

С. БАГАПШ: Дмитрий Анатольевич! Хотел бы присоединиться к Эдуарду Джабеевичу, моему другу и брату, и сказать огромное спасибо Вам, руководству Российской Федерации, что Россия стала той, какой она стала сегодня, в первую очередь.

Что касается нас, то мы выбрали свой путь в этой жизни и будем по этому пути идти всегда. И то, что было сделано Российской Федерацией, – это тот жест, который наши народы – и не только наши – оценят. Благородство государства и решимость руководителей, конечно, были на самом-самом высоком уровне. Это спасло наши народы: и Южной Осетии, и Абхазии.

Мы знаем, какую работу Вы провели, встречаясь с Президентом Франции. Мы знаем об этих принципах, об изменениях, которые там произошли. И, естественно, с учетом гарантий Российской Федерации и всего, что Вы сказали, мы подпишем этот документ и поддержим все начинания, которые будет делать Российская Федерация.

Д. МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Тогда, может быть, сделать это прямо сейчас, чтобы об этом узнали все стороны.


Указ президента Дмитрия Медведева оказался вынужденной мерой. Необходимо было защитить мирных жителей, граждан Российской Федерации, проживающих на территории Южной Осетии. Признание суверенитета Южной Осетии означало, что Россия берет на себя обязательства по сохранению мира и безопасности в регионе, по предотвращению возможности повторных актов агрессии Грузии в отношении маленькой республики.

Вечером 26 августа Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев прокомментировал решение о признании независимости Южной Осетии и Абхазии для ряда зарубежных СМИ.

Интервью Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева телекомпании «Би-би-си» 26 августа 2008 года, Сочи

ВОПРОС: Господин Президент, Вы только что признали независимость Южной Осетии и Абхазии, и уже последовала очень быстрая и очень негативная реакция со стороны Запада. Британия отвергла этот шаг, Германия заявила, что это не соответствует нормам международного права, Швеция утверждает, что это прямое грубое нарушение норм международного права, Франция осудила этот акт. Почему же Вы все-таки пошли на это? Почему Вы пошли на шаг, ведущий к росту напряженности и к эскалации конфликта?

Д. МЕДВЕДЕВ: Мы внимательно относимся к позиции наших партнеров, но в этой ситуации главное – другое, главное – защитить интересы людей, которые живут в Южной Осетии и в Абхазии.

Ситуация драматическим образом развивалась 17 лет. 17 лет Российская Федерация выполняла миротворческие функции, помогала сохранять там мир и спокойствие, предотвращала убийства, которые творились там начиная с 90-х годов, и пыталась сохранить единство грузинского государства. Тем не менее после агрессии и геноцида, которые были развязаны режимом Саакашвили, ситуация изменилась. И наша главная задача была – предотвратить гуманитарную катастрофу, спасти жизни людей, за которых мы в ответе, тем более что значительная их часть – это российские граждане. Поэтому мы вынуждены были принять решение о признании двух этих субъектов международного права в качестве самостоятельных. Мы сделали это так же, как сделали другие государства в случае с Косово и некоторыми другими подобными проблемами.

ВОПРОС: Но когда Запад признавал Косово, Вы возражали, Вы говорили, что это не отвечает нормам международного права, а теперь сами Вы фактически делаете то же самое. Не лицемерно ли такое поведение?

Д. МЕДВЕДЕВ: Это совершенно нормальное поведение. Дело в том, что наши коллеги неоднократно мне говорили, что случай Косова – это случай особого рода; как говорят юристы, casus sui generis. О'кей, если тот случай особого рода, то и этот – особого рода. Если в том случае мы не считали достаточными основания для признания нового субъекта международного права, то в этом случае – для того чтобы предотвратить убийства людей и гуманитарную катастрофу, для того чтобы восторжествовала справедливость и для того чтобы реализовать право двух этих народов на самоопределение – мы признали их независимость. Поэтому в международном праве нет двух одинаковых ситуаций.

ВОПРОС: Но ведь это нарушает тот документ, то соглашение, которое Вы выработали с Президентом Саркози, ведь согласно этой договоренности будущий статус этих республик должен стать предметом переговоров. Поэтому не отказываетесь ли Вы таким образом от достигнутой договоренности? И что, теперь считаете, что ее не нужно выполнять?

Д. МЕДВЕДЕВ: Ни в коей мере не отказываемся. Я считаю то соглашение, которое было подписано Грузией, Южной Осетией и Абхазией при соучастии, при гарантированной миссии, функции Франции, России и ОБСЕ, единственно возможным выходом из той ситуации, которая возникла. И эти шесть принципов так называемого соглашения Медведева – Саркози свою роль сыграли. В том числе и шестой принцип. Но мы с самого начала говорили об этом, и я лично говорил об этом Президенту Саркози, что дискуссии по обеспечению безопасности Южной Осетии и Абхазии будут включать в себя и вопросы их статуса. И в этой ситуации мы приняли решение признать их независимость. Это как раз и есть развитие шестого принципа, который был нами согласован.

ВОПРОС: Проблема заключается в том, что вы в одностороннем порядке признали сейчас независимость Абхазии и Южной Осетии, вы приняли одностороннее решение о вводе российских войск вглубь грузинской территории, то есть за пределы миротворческой зоны, включая порт Поти, город, который даже ваши генералы не рассматривают как часть зоны ответственности миротворцев. Таким образом, создается впечатление, что Россия руководствуется не задачами поддержания мира, миротворчества, а собственными интересами, и осуществляет их подобными действиями.

Д. МЕДВЕДЕВ: Россия, естественно, руководствуется собственными интересами, но ее интересы совпадают с задачами поддержания режима безопасности для граждан двух этих уже признанных нами образований. Что касается того, что мы сделали это самостоятельно, то всякое признание нового государства осуществляется другим государством единолично. Нет коллективного признания, это всегда единоличный акт государства. То же самое происходило в отношении Косово: кто-то признал, кто-то не признал. Поживем – увидим, что будет с этой ситуацией. Что же касается ввода войск на территорию Грузии, то естественно, наша цель была в том, чтобы подавить очаги возможной агрессии, потому что после того, что было сделано режимом Саакашвили, мы не могли просто помочь преодолеть эту гуманитарную катастрофу на территории Южной Осетии и успокоиться. Потому что буквально через несколько дней произошел бы новый акт агрессии. После того как наши войска вынуждены были вмешаться и продвинуться на территорию Грузии для подавления агрессивных устремлений грузинской военщины, ситуация успокоилась, и наши войска отступили на прежние позиции, сохраняя некоторое присутствие в зоне безопасности. <...>

AsiaTimes online

Герберт Бикс[12]

Уроки грузинской войны

22 октября 2008 года

...Итак, совершила ли Россия акт агрессии, дав односторонний ответ на вполне реальную угрозу (которая была приведена в исполнение)? Ни Совет Безопасности, ни Генеральная ассамблея ООН не могли бы дать однозначного, легитимного ответа...

... В ходе войны грузинские пехотные и танковые части... совершали сознательные нападения на гражданских лиц и акты этнической чистки и беспричинного уничтожения частной собственности как в столице Южной Осетии Цхинвале, так и в селах, расположенных вдоль границы Южной Осетии с собственно Грузией...

...Президент Михаил Саакашвили облегчил задачу журналистам, заплатив европейской пиар-компании Aspect Consulting за ежедневное (а иногда и ежечасное) распространение лживых сообщений о том, как взбешенные русские нападают на невинных грузин.

Американские журналисты разжигали русофобские настроения, сознательно распространяя однобокую информацию о ходе войны и нахваливая «демократическую» и миролюбивую Грузию. Американский деловой журнал Fortune выступил с осуждением «зверств» русского медведя и назвал его угрозой для мира с его тесно переплетенными взаимными связями, а Forbes обозвал Россию «гангстерским государством», управляемым на основе принципов «клептократии».

Телевизионные каналы проводили параллели между Российской Федерацией и нацистской Германией времен мюнхенского кризиса 1938 года. Государственный секретарь США Кондолиза Райс дошла до того, что заявила о моральном праве американцев поучать Россию в части того, как должна вести себя «цивилизованная страна» в XXI столетии...

Почти любое заявление, делаемое в связи с русско-грузинской войной, кем-либо оспаривается. Главный невыясненный вопрос – кто ее начал. Однако опубликованные во множестве материалы ясно говорят не в пользу грузинской пропаганды, указывая на то, что в войне виноват Саакашвили, действовавший с одобрения и при материальной поддержке администрации Буша.

...Режим Саакашвили уже несколько лет вынашивал планы нападения на Южную Осетию, постоянно стремившуюся стать независимой от

Грузии еще с 1920 года. Саакашвили хватило смелости на осуществление своих планов – несмотря на разгар летней Олимпиады в Пекине – потому что он ожидал помощи от своих союзников из США и НАТО, которым сам помогал воевать в Афганистане и Ираке, отправив туда две тысячи грузинских солдат.

Военные наблюдатели от Организации безопасности и сотрудничества в Европе, размещенные в Южной Осетии (эта республика не имеет выхода к морю), сообщали, что грузинские войска сделали первые выстрелы «незадолго до полуночи седьмого августа». Ранее случалось, что российские самолеты вторгались в воздушное пространство Грузии. Между Грузией и Южной Осетией случались пограничные стычки, а грузинские беспилотные самолеты-разведчики совершали облеты территории Абхазии, имеющей стратегически важные порты на Черном море.

Но война началась не из-за этого. Началась она из-за ночных обстрелов и наступления армии, совершенного по приказу Саакашвили. Подразделения грузинской армии, обученные специалистами из США и (в меньшей степени) Израиля, при помощи ракет, тяжелой артиллерии и предоставленных Израилем кассетных бомб напали на Цхинвали и на находившихся там российских солдат.

Трудно представить, сколько смертей и разрушений было вызвано обстрелом и наземной атакой грузинской армии, жертвами которой стали не только русские и осетины, но и грузины, жившие в Южной Осетии...

ВОПРОС: Вы сами сказали, что ваши действия продиктованы необходимостью и желанием защищать российских граждан независимо от того, где они находятся. Означает ли это, что вы готовы предпринять аналогичные шаги в других районах: на Украине, на Балтике, в Молдавии?

Д. МЕДВЕДЕВ: Это означает только одно: в соответствии с Конституцией Россия имеет право на самооборону, а я как Верховный главнокомандующий, как гарант этой Конституции обязан обеспечивать жизнь и достоинство наших граждан. И в определенных случаях мне приходится действовать в этом направлении.

ВОПРОС: Последний вопрос, господин Президент. Многие люди задаются вопросом, кто на самом деле руководит в вашей стране – Вы или господин Путин? Вы являетесь Президентом, но с другой стороны, господин Путин первым высказался по поводу происшедшего конфликта, он посетил границу с Южной Осетией, потом доложил Вам о том, что там происходило. И все-таки вопрос, который интересует многих: кто реально руководит страной – Вы или премьер Путин?

Д. МЕДВЕДЕВ: Страной управляют, согласно Конституции, органы власти. Но если Вас интересует, кто принимает решения о применении вооруженных сил, то для любой страны, в том числе для России, было бы катастрофой, если бы эти решения принимали несколько человек, если бы эти решения принимались в каком-то специальном порядке, помимо Конституции. Такие решения принимает только один человек – Верховный главнокомандующий. <... >

The National Interest

Цотне Бакурия[13]

Фарс Саакашвили

21 ноября 2008 года

В ходе пятидневного столкновения президент Грузии продолжал лгать соотечественникам, затем перед объективами телекамер кинулся бежать от воображаемых бомбардировщиков, бросив сопровождавшего его французского министра иностранных дел, и, наконец, во время телеинтервью принялся жевать собственный галстук.

Другое, однако, совсем не смешно: то, что Саакашвили массированно применял военную силу против ни в чем не повинных мирных граждан и российских миротворцев, или то, что теперь о восстановлении территориальной целостности Грузии можно забыть. Доклад международных наблюдателей не оставляет сомнений: именно Саакашвили спровоцировал Россию. Он не просто лез в драку, но и стремился заручиться одобрением и военной помощью США. Позднее президент заявил, что его подстрекал сенатор Джон Маккейн.

Сомнение вызывает не только здравомыслие Саакашвили, но и его способность стабилизировать собственный режим, трещащий по швам. Неделю назад, когда американцы праздновали избрание нового президента, более 10 000 граждан Грузии пришли к зданию парламента, требуя отставки Саакашвили.

В стране нет свободы СМИ, правительство недееспособно, а всех своих главных военных советников президент уволил после войны в Южной Осетии. Американская финансовая помощь вряд ли дойдет до осетин, чьи дома и школы были разрушены. В Грузии свирепствует коррупция – несмотря на все обещания Саакашвили превратить страну в образец демократии.

Тбилисские тюрьмы переполнены политзаключенными, брошенными за решетку по сфабрикованным обвинениям. Правосудие носит драконовский характер, судей Саакашвили подбирает лично. Семьи разлучаются, инакомыслящих убивают, или они исчезают без следа. Лучшие из лучших покидают страну в поисках нормальной жизни.

Пришла пора грузинскому народу пробудиться. Саакашвили слишком долго держал соотечественников в заблуждении. Американцам следует поддержать внесенный сенатором Хиллари Клинтон законопроект о проведении в конгрессе слушаний, чтобы определить подлинные причины августовской войны и решить, долго ли еще США должны выручать Саакашвили из беды, порожденной его собственными ошибками.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Договор между Грузией и Россией от 7 мая 1920 года

Демократическая республика Грузия с одной стороны и Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика с другой, руководимые общим желанием установить между обеими сторонами прочное и мирное сожительство на благо населяющих обе страны народов, решили заключить для сего особый договор и назначили для сего своими уполномоченными Правительство демократической республики Грузии – Члена Учредительного Собрания Грузии Григория Илларионовича Уратадзе и Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики – Заместителя Народного Комиссара по Иностранным Делам Льва Михайловича Карахана. Означенные уполномоченные, по взаимном осведомлении о своих полномочиях, признанных дающими перечисленным выше лицам право на подписание настоящего договора, согласились о нижеследующих статьях:

Статья I

Исходя из провозглашенного Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой права всех народов на самоопределение вплоть до полного отделения от государства, в состав которого они входят, Россия безоговорочно признает независимость и самостоятельность Грузинского Государства и отказывается добровольно от всяких суверенных прав, кои принадлежали России в отношении к грузинскому народу и земле.

Статья II

Исходя из провозглашенных в предшествующей статье I настоящего договора принципов, Россия обязуется отказаться от всякого рода вмешательства во внутренние дела Грузии.

Статья III

1. Государственная граница между Грузией и Россией проходит от Черного моря по реке Псоу до горы Ахахча, через гору Ахахча и гору Аганета и по северной границе бывших губерний Черноморской, Кутаисской и Тифлисской до Закатальского округа и по восточной границе этого округа до границы с Арменией.

2. Все перевалы на означенной пограничной линии до первого января тысяча девятьсот двадцать второго признаются нейтральными. Они не могут быть занимаемы войсками из обеих договаривающихся сторон и не могут быть ни одной из них укрепляемы.

3. На Дарьяльском перевале указанная в пункте 2 настоящей статьи нейтрализация будет распространена на протяжении перевала от Балты до Коби, на Мамисонском перевале от Зарамага до Они, а на всех прочих перевалах на пятиверстное в обе стороны от пункта прохождения границы расстояние. 4.Точное проведение государственной границы между обеими договаривающимися сторонами будет произведено особой смешанной пограничной комиссией с одинаковым числом членов от обеих сторон. Результаты работы этой комиссии будут закреплены в особом договоре между обеими договаривающимися сторонами.

Статья IV

Россия обязуется признать безусловно входящими в состав Грузинского Государства, кроме отходящих к Грузии в силу пункта 1 статьи III настоящего договора частей Черноморской губернии, нижеследующие губернии и области бывшей Российской империи – Тифлисскую, Кутаисскую и Батумскую со всеми уездами и округами, составляющими означенные губернии и области, а также округа Закатальский и Сухумский.

Впоследствии, по мере выяснения взаимоотношений между Грузией и другими кроме России государственными образованиями, существующими или имеющими создаться и сопредельными с Грузией по другим границам, чем та, которая описана в предшествующей статье III настоящего договора, Россия выражает готовность признать входящими в состав Грузии те или иные части бывшего Кавказского Наместника, которые отойдут к ней на основании заключенных с этими образованиями договоров.

Статья VII

Для устранения возможных недоразумений обе договаривающиеся стороны согласились о том, что при выполнении пунктов 5 и 6 статьи V настоящего договора на тех частях территории Грузии, которые имеют войти в ее состав на основании пункта 2 статьи IV настоящего договора, после разграничения Грузии с другими кроме России сопредельными ей странами, необходимые предупредительные со стороны Грузии в подобных случаях меры должны быть закончены в кратчайший срок после принятия ею на себя формального осуществления государственного верховенства на той или другой из этих территорий.

Статья XVI

Настоящий договор вступает в силу самим фактом и с момента его подписания и не будет подлежать особой ратификации.

В удостоверение чего уполномоченные обеих сторон собственноручно подписали настоящий договор и приложили к нему свои печати. Учинено в двух экземплярах в Москве, мая 7 дня тысяча девятьсот двадцатого года.

7 мая 1920 года

Декларация о государственном суверенитете Юго-Осетинской Советской Демократической Республики

Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области, выражая волю народа Южной Осетии, сознавая ответственность за судьбу осетинской нации; признавая неотъемлемое право осетинского народа на свободное самоопределение (...) провозглашает:

Юго-Осетинскую автономную область Юго-Осетинской Советской Демократической Республикой (коротко ЮОСДР) в составе СССР, государственный суверенитет как верховенство, самостоятельность и полноту государственной власти в границах ее территории, правомочность ее законов, независимость республики во внешних отношениях.

(...) естественным и необходимым условием дальнейшего развития Юго-Осетинской Советской Демократической Республики как формы государственности осетинского народа является полная независимость в решении всех политических, социально-экономических вопросов, за исключением тех, которые она добровольно передает в ведение Союза ССР после ее принятия в свой состав Верховным Советом СССР. Неотъемлемые права Юго-Осетинской Советской Демократической Республики как суверенного государства реализуются в соответствии с общепризнанными нормами международного права.

Народ Южной Осетии является единственным полновластным источником официальной власти Юго-Осетинской Советской Демократической Республики.

Полновластие народа Южной Осетии реализуется:

• на основе Конституции СССР и Конституции Юго-Осетинской Советской Демократической Республики, обеспечивающих ее суверенитет, равноправие и безопасность.

Вне пределов полномочий СССР, добровольно переданных Южной Осетией в его ведение, Юго-Осетинская Советская Демократическая Республика самостоятельна в решении вопросов своей внешней и внутренней жизни...

Если Законы и другие акты СССР противоречат суверенным правам, законным интересам Южной Осетии, то их действие на территории Юго-Осетинской Советской Демократической Республики приостанавливается высшим органом государственной власти Южной Осетии и им принимается соответствующее решение.

На своей территории ЮОСДР устанавливается республиканское гражданство ЮОСДР.

За каждым гражданином ЮОСДР сохраняется гражданство СССР.

Государственными языками Юго-Осетинской Советской Демократической Республики являются осетинский, грузинский и русский.

Безопасность ЮОСДР обеспечивается:

• внутренняя – силами муниципальных формирований милиции и МВД СССР, внешняя – принципами мирного сосуществования, сотрудничества и невмешательства во внутренние дела других государств и народов, провозглашаемыми и народом Южной Осетии, а в случае их нарушения – Вооруженными Силами СССР, в рядах которых несут службу воины – представители народа ЮОСДР.

ЮОСДР, как субъект федерации (конфедерации) СССР и как субъект международного права, самостоятельно осуществляет внешние сношения на основе договоров, заключаемых на основе принципов равноправия, взаимоуважения и невмешательства в чьи-либо внутренние дела.

ЮОСДР находится в особых отношениях с Северной Осетией.

Признавая единство истории, культуры, языка и общность интересов национального развития, эти отношения основываются на приоритете культурной и экономической интеграции ЮОСДР и СОАССР.

ЮОСДР имеет свои: герб, флаг, гимн.

Принципы настоящей декларации о государственном суверенитете Юго-Осетинской Советской Демократической Республики являются основой для:

• самостоятельного вхождения ЮОСДР в состав СССР, принятия Конституции и Законов ЮОСДР;

• определения прав ЮОСДР как самостоятельного субъекта Союзного договора;

• участия в заключении Союзного договора.

20 сентября 1990 года

Решение чрезвычайной XII сессии Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономной области двадцатого созыва о повышении статуса Юго-Осетинской автономной области

Чрезвычайная XII сессия Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономной области XX созыва решает:

I. Преобразовать Юго-Осетинскую автономную область в автономную Советскую социалистическую республику.

Просить Верховный Совет Грузинской ССР и Верховный Совет СССР рассмотреть вопрос придания Юго-Осетинской автономной области статуса автономной республики.

Первый заместитель председателя Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономной области

М. Санакоев

Секретарь исполкома Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономной области

И. Кокоев 10 ноября 1989 года

Указ Президента СССР от 7 января 1991 года № УП-1286 «О некоторых законодательных актах, принятых в декабре 1990 года в Грузинской ССР»

Юго-Осетинский областной Совет народных депутатов 20 сентября 1990 года принял Декларацию, в соответствии с которой Юго-Осетинская автономная область провозглашена Юго-Осетинской Советской Демократической Республикой.

Верховный Совет Грузинской ССР 11 декабря 1990 года принял Закон, в соответствии с которым упраздняется Юго-Осетинская автономная область, образованная в 1922 году. Одновременно из Конституции Грузинской ССР были исключены положения, касающиеся названной области, и введено право республики упразднять автономные области.

Эти акты областного Совета народных депутатов и Верховного Совета республики противоречат Конституции СССР и законам СССР, установленному порядку решения вопросов об изменении статуса автономных образований.

В соответствии со статьей 87 Конституции СССР Юго-Осетинская автономная область находится в составе Грузинской ССР. Любое решение об изменении статуса автономных образований, исходя из положений пункта 1 статьи 73, пункта 2 статьи 108 Конституции СССР и пункта 2 статьи 6 Закона СССР от 26 апреля 1990 года «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации», приобретает юридическую силу только после его утверждения высшими органами государственной власти СССР. Между тем установленный Конституцией СССР и законами СССР порядок решения вопросов об изменении статуса автономных образований Верховным Советом Грузинской ССР соблюден не был.

12 декабря 1990 года Президиум Верховного Совета Грузинской ССР объявил на территории города Цхинвали и Джавского района Юго-Осетинской автономной области чрезвычайное положение, постановив привлечь к реализации его части Министерства внутренних дел и Комитета государственной безопасности республики, а также внутренние войска Министерства внутренних дел СССР.

На основании пунктов 1 и 2 статьи 127-3 Конституции СССР постановляю:

1. В соответствии с Конституцией СССР и Законом СССР от 24 октября 1990 года «Об обеспечении действия законов и иных актов законодательства Союза ССР» не имеют юридической силы с момента принятия и не подлежат исполнению государственными и общественными органами, предприятиями, учреждениями, организациями и гражданами положения названных в настоящем Указе актов, принятых органами власти Грузинской ССР и находящейся в ее составе Юго-Осетинской автономной области, противоречащие действующему законодательству Союза ССР

2. Верховному Совету и правительству Грузинской ССР, местным Советам народных депутатов, правоохранительным органам республики обеспечить соблюдение требований Конституции СССР и законов СССР о защите прав и законных интересов граждан, проживающих на территории Юго-Осетинской автономной области.

3. Вывести в трехдневный срок с территории Юго-Осетинской автономной области все вооруженные формирования за исключением внутренних войск Министерства внутренних дел СССР.

4. Руководству республики в пятидневный срок информировать Президента СССР о принятых мерах по нормализации обстановки в республике.

5. Ввести настоящий Указ в действие с момента подписания.

Президент Союза Советских Социалистических Республик М. Горбачев Москва, Кремль 7 января 1991 года № УП-1286

Акт провозглашения независимости Республики Южная Осетия

Исходя из смертельной опасности, которая нависла над Республикой Южная Осетия в связи со злодеяниями, поставившими на грань вымирания ее народ и культуру, геноцидом осетин, с жестокостью и вероломством, осуществляемым Республикой Грузия в процессе распада СССР с 1989 по 1992 год,

• основываясь на праве на самоопределение, предусмотренном Статусом ООН и другими международно-правовыми документами;

• учитывая итоги наборов в Верховный Совет Республики Южная Осетия от 9 декабря 1990 года и волеизъявление народа, выраженное в референдуме от 19 января 1992 года;

• осуществляя Декларацию о государственном суверенитете Республики Южная Осетия, Верховный Совет торжественно

ПРОВОЗГЛАШАЕТ:

НЕЗАВИСИМОСТЬ ЮЖНОЙ ОСЕТИИ

и создание самостоятельного государства Южная Осетия.

Территория Республики Южная Осетия является неделимой, и отныне на территории Южной Осетии имеют силу исключительно Конституция и законы Республики Южная Осетия.

Этот акт вступает в действие с момента его одобрения.

Верховный Совет Республики Южная Осетия

29 мая 1992 года

Соглашение о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта[14]

Российская Федерация и Республика Грузия, стремясь к скорейшему прекращению кровопролития и всестороннему урегулированию конфликта между осетинами и грузинами, руководствуясь желанием восстановить мир и стабильность в регионе, подтверждая приверженность принципам Устава ООН и Хельсинкского заключительного акта, действуя в духе уважения прав и свобод человека, а также прав национальных меньшинств, принимая во внимание договоренности, достигнутые в Казбеги 10 июня с. г., согласились о нижеследующем:

Статья 1

1. С момента подписания соглашения противоборствующие стороны обязуются принять все меры к прекращению вооруженных столкновений и полному прекращению огня к 28 июня 1992 года.

2. С момента прекращения огня 29 июня 1992 года противоборствующие стороны выводят свои вооруженные формирования в целях образования коридора, примыкающего к линии соприкосновения. Вывод формирований осуществляется в течение трех суток.

Прохождение линии соприкосновения, коридор, его широты определяют совместные группы наблюдателей.

Статья 2

В целях демилитаризации района конфликта и исключения возможности вовлечения Вооруженных Сил Российской Федерации в конфликт российская сторона в течение 20 дней с момента прекращения огня и разведения противоборствующих сторон выводит дислоцированные в районе Цхинвали 37-й инженерно-саперный полк и 292-й отдельный боевой вертолетный полк с подразделениями обеспечения и обслуживания.

Статья 3

1. В целях обеспечения контроля за прекращением огня, выводом вооруженных формирований, роспуском сил самообороны и обеспечением режима безопасности в указанной зоне учреждается смешанная Контрольная комиссия в составе сторон, вовлеченных в конфликт, которая осуществляет свои функции во взаимодействии с группой военных наблюдателей, созданной в соответствии с договоренностями в Казбеги.

2. Каждая из сторон, участвующая в работе комиссии, назначает в ее состав своих представителей. Местом пребывания Контрольной комиссии является г. Цхинвали.

3. Для выполнения указанных задач при Контрольной комиссии создаются смешанные силы по согласованию сторон по установлению мира и поддержанию правопорядка. При комиссии также будут созданы смешанные группы наблюдателей, размещающиеся по периметру зоны безопасности.

4. Контрольная комиссия и приданные ей силы незамедлительно приступают к выполнению возложенных на них настоящим соглашением задач.

5. В случае нарушения условий настоящего соглашения Контрольная комиссия проводит расследование его обстоятельств и принимает срочные меры по восстановлению мира и правопорядка, а также по недопущению подобных нарушений.

6. Финансирование деятельности Контрольной комиссии и приданных ей сил осуществляется сторонами на равной долевой основе.

Статья 4

Стороны незамедлительно приступают к переговорам по экономическому восстановлению районов, находящихся в зоне конфликта, и созданию условий для возвращения беженцев.

Стороны считают недопустимым применение экономических санкций и блокады, любые другие помехи на свободном пути движения товаров, услуг и людей и обязуются обеспечивать условия для оказания гуманитарной помощи населению.

Статья 5

Стороны будут стремиться к объективному и взвешенному освещению в средствах массовой информации процесса урегулирования. В этих целях Контрольной комиссией учреждается специальный многосторонний пресс-центр.

Статья 6

Настоящее соглашение вступает в силу с момента подписания. Совершено в Сочи 24 июня 1992 года в трех экземплярах на грузинском, русском и осетинском языках, причем все тексты имеют одинаковую силу.

За Российскую Федерацию: Б. Ельцин За Республику Грузия: Э. Шеварднадзе А. Галазов, Т. Кулумбегов

ПОЛОЖЕНИЕ

об основных принципах деятельности военных контингентов и групп военных наблюдателей, предназначенных для нормализации ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта

1270-04-06-2004

Статья 1

Воинские контингенты и группы военных наблюдателей сторон, участвующих в урегулировании конфликта, созданы в соответствии с Соглашением о принципах мирного урегулирования грузино-осетинского конфликта, подписанным в г Сочи 24 июня 1992 года Президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным, Председателем парламента, главой государства Республики Грузия Э.А. Шеварднадзе. Они предназначены для поддержания мира в зоне конфликта и разрешения его мирными политическими средствами. Им вменяется в обязанность обеспечение контроля за ситуацией в зоне конфликта и прилегающих к ней местностях, которые определяются по договоренности сторон.

Статья 2

Воинские контингенты и военные наблюдатели подчиняются Объединенному военному командованию, состоящему из представителей российской, грузинской и осетинской сторон. Объединенное военное командование возглавляет Командующий от российской стороны. Решение о применении воинских контингентов и военных наблюдателей в случае нарушения условий прекращения огня одной из сторон принимается командующим ССПМ с целью восстановления мира с уведомлением СКК.

Группы военных наблюдателей, созданные в соответствии с договоренностями сторон, руководствуясь принятым для них единым статусом, подчиняются Объединенному военному командованию.

Статья 3

Воинские контингенты и военные наблюдатели решают следующие задачи:

• решительно пресекают деятельность и расформировывают любые неконтролируемые сторонами вооруженные формирования, немедленно урегулируют всякие групповые конфликты, в том числе вооруженные;

• осуществляют меры по введению и поддержанию повышенного режима безопасности в зоне конфликта, а при необходимости и в местностях, к ней прилегающих;

• осуществляют контроль над выполнением договоренностей об отводе тяжелой техники и вооружений из зоны конфликта;

• пресекают проникновение в зону конфликта вооруженных групп, иных неподконтрольных формирований, способных своими действиями дестабилизировать обстановку;

• не допускают провоз в зону конфликта и вывоз через нее (из нее) без соответствующего разрешения оружия, вооружения, военной техники, иного военного имущества, а также взрывчатых и отравляющих веществ, других средств, которые могут быть использованы в террористических и диверсионных целях, а также для ведения боевых действий;

• осуществляют пропуск лиц, транспорта, грузов в зону конфликта и выход из нее в установленных местах, в случае необходимости ограничивают движение транспортных средств в зоне и проводят их досмотр;

• содействуют правоохранительным органам в установлении правопорядка и борьбе с преступностью в зоне конфликта и прилегающих к ней местностях.

Статья 4

Воинские контингенты и военные наблюдатели в зоне конфликта имеют право:

• располагать войсковые наряды (патрули, дозоры, посты наблюдения, засады и др.), перекрывать движение на дорогах (устанавливать шлагбаумы), по решению Объединенного военного командования передвигаться по любым участкам местности, не нанося ущерба жилым домам, садам, посевам, дорожным и другим сооружениям;

• преследовать, задерживать, а в случае оказания вооруженного сопротивления уничтожать вооруженные бандформирования, группы и лиц, не выполняющих и не подчиняющихся требованиям режима чрезвычайного положения в зоне. Преследование и ведение боевых действий с преступными элементами за пределами зоны конфликта осуществляется с обязательным уведомлением местных и правоохранительных органов;

• вести боевые действия имеющимися на вооружении мотострелковых подразделений средствами в соответствии с приказом Объединенного военного командования;

• проверять у граждан документы, удостоверяющие личность, на право въезда, выезда, передвижения, а также производить досмотр лиц, грузов и транспортных средств;

• задерживать граждан, нарушающих установленные правила режима чрезвычайного положения, с последующей передачей правоохранительным органам на основе действующего законодательства.

Статья 5

Организационно-штатная структура воинских контингентов и военных наблюдателей утверждается СКК. Изменения в ней допускаются только с разрешения СКК. Места дислокации воинских контингентов и групп военных наблюдателей определяются СКК исходя из необходимости обеспечения режима прекращения огня в зоне конфликта.

Статья 6

Воинские контингенты и военные наблюдатели в своей повседневной деятельности руководствуются требованиями настоящего Положения, решениями СКК, приказами и распоряжениями Объединенного военного командования.

Статья 7

Члены воинских контингентов и военных наблюдателей в своей повседневной деятельности обязаны проявлять максимальную предупредительность и корректность по отношению к местному населению, воздерживаться от любых действий и высказываний, противоречащих их статусу и предназначению. Они подпадают под исключительную юрисдикцию своих сторон в том, что касается любых правонарушений, которые могут быть ими совершены.

Статья 8

Военные наблюдатели имеют единые знаки различия, а воинские контингенты также единый флаг и символику, утверждаемые СКК и действительные на протяжении всего периода выполнения ими предусмотренных данным Положением функций.

Установленный знак принадлежности к воинскому контингенту и наблюдателям наносится на транспортные средства, КПП, иную технику и сооружения, относящиеся к данным контингентам.

Статья 9

Смешанная контрольная комиссия обеспечивает изготовление и выдачу каждому члену воинских контингентов и военным наблюдателям удостоверений единого образца с фотографией, порядковым номером, воинским званием, фамилией, именем и отчеством и номером закрепленного оружия.

Статья 10

Рабочие группы СКК, воинские контингенты и военные наблюдатели имеют право пользоваться по своему усмотрению стационарными и переносными радиостанциями с целью обеспечения эффективной и надежной связи. Кроме радиосвязи они обладают приоритетным правом пользования телефонной, телеграфной, радиорелейной и иной связью для выполнения прямых обязанностей.

Статья 11

Размещение воинских контингентов и военных наблюдателей, прибывающих рабочих групп СКК, создание необходимых бытовых условий для их проживания и деятельности обеспечивается органами местной власти.

Статья 12

СКК, Объединенное военное командование принимают все необходимые меры для обеспечения порядка и дисциплины среди личного состава воинских контингентов и военных наблюдателей.

По согласованию сторон, участвующих в работе СКК, создается смешанная (объединенная) военная прокуратура – по 2 человека от каждой стороны.

Статья 13

Воинские контингенты и группы военных наблюдателей комплектуются от сторон на добровольной основе по контракту из числа военнообязанных, прошедших военную службу, и военнослужащих, ранее не судимых, в возрасте от 18 до 50 лет, прошедших военную службу, годных по состоянию здоровья и (по возможности) не участвовавших в вооруженных столкновениях в период конфликта.

Лица, изъявившие желание вступить в состав воинских контингентов, представляют отборочной комиссии своей стороны следующие документы: заявление, паспорт, военный билет или удостоверение личности военнослужащего, характеристику – рекомендацию с места службы, работы или органа местного самоуправления, заключение медкомиссии по установленной форме.

Военные наблюдатели подбираются исключительно из числа офицеров и прапорщиков кадра и запаса сторон.

Статья 14

Старшие военные начальники от каждой из сторон назначаются соответствующими органами на срок не менее 6 месяцев.

Командующий Смешанными силами по поддержанию мира назначается СКК по представлению Министерства обороны Российской Федерации. Он является старшим военным начальником Объединенного военного командования и координирует действия старших военных начальников сторон.

Статья 15

Лица, признанные годными для службы в воинских контингентах и в качестве военных наблюдателей, заключают с командованием своей стороны контракт на срок до шести месяцев с правом его последующего продления по мере необходимости. Срок службы исчисляется со дня зачисления военнослужащего приказом по воинской части. За ним сохраняются (ему полагаются) все льготы, предусмотренные решениями соответствующих органов исполнительной власти сторон.

Статья 16

Действие контракта прекращается:

по истечении срока контракта; в связи с нарушением условий контракта; по состоянию здоровья; по семейным обстоятельствам; по служебному несоответствию; по сокращению штатов; в связи с осуждением за совершенное преступление. В случае досрочного расторжения контракта по инициативе командования без уважительной причины, а также по сокращению штатов или болезни, военнослужащим выплачивается выходное пособие в размере, определенном законодательством (приказами Министров обороны) сторон. Если контракт расторгается досрочно по вине военнослужащего без уважительной причины, то он лишается выходного пособия.

Служба в составе воинских контингентов и групп военных наблюдателей засчитывается в непрерывный трудовой стаж в соотношении 1:3.

Статья 17

Личный состав воинских контингентов и военные наблюдатели обязаны:

• соблюдать требования настоящего Положения и установленный порядок в зоне конфликта;

• мужественно и умело отстаивать мир в зоне конфликта, защищать жизнь и личное достоинство граждан и их имущество;

• выполнять все приказы и распоряжения Объединенного военного командования, а также непосредственных командиров и начальников.

Статья 19

Надзор за законностью деятельности воинских контингентов и военных наблюдателей осуществляют органы прокуратуры от каждой из сторон.

Меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте

Москва, 16 мая 1996 года

Представители Грузинской и Юго-Осетинской Сторон при посредничестве представителей Российской Федерации и с участием представителей Республики Северная Осетия – Алания и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) провели переговоры о дальнейшем продвижении к полномасштабному политическому урегулированию грузино-осетинского конфликта и, желая устранить последствия конфликта и восстановить между ними отношения мира и взаимного уважения; убежденные в необходимости положить конец тяжелому наследию последних лет и встать на путь, ведущий к миру, доверию и согласию; подтверждая приверженность положениям Устава ООН, основополагающим принципам и решениям ОБСЕ, общепризнанным нормам международного права; руководствуясь принципом территориальной целостности государств и правом народов на самоопределение; с удовлетворением констатируя, что на основе Соглашения о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта и ввода Смешанных миротворческих сил в июле 1992 года прекращены вооруженные действия в зоне конфликта; заявляя о готовности идти по пути урегулирования конфликта в духе взаимного уважения исключительно политическими методами; полагая необходимым осуществить шаги, которые привели бы к полномасштабному урегулированию конфликта, согласились о нижеследующем:

1. Стороны в конфликте отказываются от применения или угрозы применения силы, от оказания политического, экономического и иных форм давления друг на друга.

2. Стороны примут все необходимые меры по предотвращению и пресечению любых противоправных действий, ущемления прав лиц по этническому признаку.

3. Стороны осуществят реальные меры по обеспечению достойного решения проблемы беженцев и перемещенных лиц, пострадавших в результате грузино-осетинского конфликта.

4. Стороны договариваются, что лица, принимавшие участие в вооруженном конфликте, но не совершившие военных преступлений, а также преступлений против гражданского населения, не подлежат уголовному преследованию. Стороны создадут в ближайшее время необходимые условия для работы правоохранительных органов по расследованию указанных преступлений, привлечению к ответственности виновных лиц.

5. Стороны с удовлетворением отмечают положительный характер практики регулярных встреч представителей правоохранительных органов и будут оказывать всестороннее содействие их работе по оздоровлению криминогенной обстановки в зоне конфликта.

6. По мере продвижения к полномасштабному урегулированию зона грузино-осетинского конфликта на основе специальных договоренностей поэтапно будет демилитаризована. В демилитаризованной зоне могут находиться миротворческие силы.

7. Стороны считают целесообразным разработать в рамках Смешанной контрольной комиссии план поэтапного сокращения застав и постов Смешанных миротворческих сил, сосредоточения в местах постоянной дислокации, организации их службы с учетом обеспечения безопасности населения.

8. Стороны выражают готовность совместно и при содействии международных, в том числе неправительственных, организаций проводить встречи представителей грузинских и осетинских политических, общественных организаций, ученых с участием представителей Российской Федерации и других стран, «круглые столы» представителей творческой интеллигенции, а также встречи журналистов с целью обмена объективной информацией. Стороны примут меры к безопасному перемещению и пребыванию представителей средств массовой информации.

9. Стороны продолжат переговоры в целях достижения полномасштабного политического урегулирования.

10. Стороны с удовлетворением отмечают готовность Российской Федерации быть гарантом Республики Северная Осетия – Алания, участвовать в претворении в жизнь договоренностей, достигнутых в настоящем Меморандуме, а ОБСЕ выступать в качестве стороны, содействующей этому.

11. Настоящий Меморандум вступает в силу с момента подписания.

Совершено в г. Москве 16 мая 1996 года За Грузинскую Сторону И. Менагаришвили

За Юго-Осетинскую Сторону В. Габараев при посредничестве:

За Республику Северная Осетия – Алания (Российская Федерация) А. Галазов

За Российскую Федерацию Е. Примаков

За ОБСЕ Д. Боден

СОГЛАШЕНИЕ

между Правительством Российской Федерации и Правительством Грузии о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта и в возвращении беженцев

Тбилиси, 23 декабря 2000 года

Правительство Российской Федерации и Правительство Грузии (для Грузии – Исполнительная власть), именуемые в дальнейшем Сторонами, исходя из положений Соглашения о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта от 24 июня 1992 года (Сочи), Меморандума о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте от 16 мая 1996 года (Москва) и Протокола встречи, посвященной полномасштабному урегулированию грузино-осетинского конфликта, от 5 марта 1997 года (Москва), в целях восстановления и развития экономики районов, пострадавших в результате грузино-осетинского конфликта, и создания условий для организованного возвращения беженцев и вынужденно перемещенных лиц (вынужденных переселенцев) в места их прежнего постоянного проживания согласились о нижеследующем:

Статья 1

Стороны признают необходимость дальнейшего финансирования работ в зоне грузино-осетинского конфликта и разработают с участием полномочных представителей Юго-Осетинской и Северо-Осетинской Сторон:

• межгосударственную программу взаимодействия в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта;

• межгосударственную программу возвращения, обустройства, интеграции и реинтеграции беженцев, включающую мероприятия по восстановлению хозяйства в районах, куда возвращаются беженцы.

Стороны будут принимать меры по реализации указанных программ с привлечением международных организаций.

Грузинская Сторона примет меры к восстановлению прав беженцев и вынужденно перемещенных лиц на занимаемое ими ранее жилье в соответствии с нормами международного права.

Стороны будут содействовать усилиям международных организаций в реализации социальных, экономических и гуманитарных программ в районах, пострадавших в результате конфликта.

Статья 2

Стороны для выполнения своих обязательств в соответствии с настоящим Соглашением и нормами международного права будут использовать все возможности для привлечения денежных и иных ресурсов, способствовать привлечению инвестиций, льготных кредитов и субсидий в зону грузино-осетинского конфликта, в том числе от международных и иностранных организаций, третьих стран, а также содействовать созданию совместных предприятий (хозяйственных обществ), развитию прямых хозяйственных связей между предприятиями различных форм собственности, включая производственную кооперацию с предприятиями, расположенными в зоне конфликта.

Статья 3

Стороны будут поддерживать инициативу административно-территориальных органов, предприятий и организаций Российской Федерации и Грузии по оказанию помощи Юго-Осетинской Стороне в проведении восстановительных работ и способствовать привлечению средств в целях дальнейшего развития экономики.

Статья 4

Стороны отмечают настоятельную необходимость решения вопроса о погашении задолженности потребителей, находящихся в зоне грузино-осетинского конфликта, перед Российским акционерным обществом «ЕЭС России» за поставленную в 1998 году и в I квартале 1999 года электроэнергию. Грузинская Сторона берет на себя обязательство по погашению этой задолженности на условиях реструктуризации. График погашения задолженности определяется в отдельном протоколе.

Стороны рассматривают обеспечение текущих поставок электроэнергии в зону конфликта как важнейший фактор восстановительного процесса и возвращения беженцев. Схема поставок электроэнергии и механизм оплаты этих поставок определяются соответствующими контрактами.

Статья 5

Настоящее Соглашение может быть дополнено протоколами, уточняющими механизм его реализации. Контроль за выполнением предусмотренных настоящим Соглашением программ возлагается на Смешанную контрольную комиссию по урегулированию грузино-осетинского конфликта.

Статья 6

Настоящее Соглашение вступает в силу с даты его подписания.

Совершено в г. Тбилиси 23 декабря 2000 года в двух подлинных экземплярах, каждый на русском и грузинском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу.

(Подписи)

Приказ грузинского командования о начале военных действий в Южной Осетии от 7 августа 2008 года

Отписано:

Начальнику штаба

Подпись

07.08.08

Секретно

Экз. № 4

Штаб 4 пехотной бригады

Вазиани

05.15 07 августа 2008 г.

Предварительный приказ № 02

Карта № 1:50000, К-38-64-А, К-38-90-Б, К-38-64-В, К-38-64-Г

Издание 1987 г.

Время местное

1. Обстановка

Без изменения (см. Предварительный приказ № 01).

А. Силы противника

Без изменения (см. Предварительный приказ № 01).

Б. Собственные силы

Без изменения (см. Предварительный приказ № 01).

Задача вышестоящего командира

Оперативной группировке осуществить боевую операцию в регионе Самачабло (Южная Осетия) и в течение 72 часов разгромить противника. Восстановить юрисдикцию Грузии в регионе.

Замысел вышестоящего командира:

• быстрое осуществление боевых действий;

• уменьшение риска уничтожения гражданского населения и его имущества;

• уничтожение сил противника точечными ударами;

• оборона собственных сил. Г.

Приданные подразделения

Не имеются.

Регистрационный штамп 7.08.2008 г.

2. Задача

Подразделения 4 пехотной бригады переводятся в состояние боевой готовности на месте дислокации не позднее 11.00 7 августа 2008 года, чтобы осуществить поддержку оперативной группировки.

3. Выполнение

Замысел командира:

• быстрое осуществление боевых действий;

• уменьшение риска уничтожения гражданского населения и его имущества;

• уничтожение сил противника точечными ударами;

• оборона собственных сил;

• осуществление наступательных и оборонительных операций в районе действий;

• защита безопасности городской функциональности.

Конечный результат:

• выявление антисепаратистских сил в регионе;

• установление мирной и безопасной среды в регионе.

Общие границы 4 бригады

(координаты по кодировочной карте):

На севере: к. 858864; к. 056868.

На востоке: к. 056868; к. 112732.

На юге: к. 112732; к. 977690; к. 951682; к. 868709.

На западе: к. 868709.

Внутренние границы 4 бригады:

41 пехотный батальон:

На севере: к. 858864; к. 935865.

На востоке: к. 935865; к. 977690.

На юге: к. 977690; к. 948681; к. 878708.

На западе: к. 878708; к. 858864.

42 пехотный батальон:

На севере: к. 935865; к. 973867.

На востоке: к. 973867; к. 025748; к. 046718.

На юге: к. 046718; к. 977690.

На западе: к. 977690; к. 935865.

43 пехотный батальон:

На севере: к. 9738674; к. 056868.

На востоке: к. 056868; к. 112732.

На юге: к. 112732; к. 046718.

На западе: к. 046718; к. 025748; к. 973867.

Основные требования командира (CCIR):

(а) приоритетные требования разведке (PIR)

1. Средства/методы/режимы, используя которые антисепаратистские силы могут дестабилизировать безопасность в регионе.

2. Где происходит непосредственное противостояние сил.

3. Кто поддерживает антисепаратистские силы.

4. Где расположены лагеря и укрытия антисепаратистских сил.

5. Где у них размещены основные огневые средства.

6. Численность и используемые средства противника.

7. Где и когда различные группировки противника проведут наступления на наши силы.

8. Кто является влиятельными персонами (лидерами) в районе операции.

Риски:

• существование в регионе Самачабло российских миротворческих баз предполагает возникновение риска провокаций в случае открытия по ним огня;

• опасность того, что при перемещении гражданского населения и беженцев среди них могут оказаться члены сепаратистских группировок, которые будут дестабилизировать обстановку в тылу.

Поручения маневренным подразделениям:

• маневренным подразделениям (41, 42 и 43 батальоны) подготовить разведывательные взводы для проведения тактических разведывательных операций в своих зонах ответственности;

• маневренным подразделениям провести тренировки операций наступления и обороны (наступление в населенных пунктах, проникновения в здания, обыск, нападение и захват).

Поручения подразделениям поддержки:

Подразделениям поддержки бригады (б/танковый батальон; артиллерийский дивизион; батальон обеспечения и отдельные роты) – перейти в полную боевую готовность для поддержки маневренных подразделений и быть в готовности к маршу в район сбора бригады кв. 0259.

Мероприятия по безопасности:

• на марше соблюдать расстояния безопасности;

• подразделения при перемещениях обеспечивают защиту флангов и тыла собственными силами.

4. Материально-техническое обеспечение

Без изменения (см. Предварительный приказ № 01).

5. Управление и связь

Без изменения (см. Предварительный приказ № 01).

Командир 4 пехотной бригады

Майор (подпись) Г. Каландадзе

На обороте: №_

Отпечатано: 7 (семь) экземпляров

Экз. № 1-16161

Экз. № 2-16162

Экз. № 3-16163

Экз. № 4-16164

Экз. № 5-16165

Экз. № 6-16166

Экз. № 7-16167

(Перевод с грузинского языка)

Распоряжение Президента РФ

от 15 сентября 2008 года № 538-рп «О подписании Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия»

1. Принять предложение МИДа России, согласованное с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, о подписании Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия.

Одобрить предварительно проработанный с Юго-Осетинской Стороной проект Договора (прилагается). Разрешить МИДу России в ходе переговоров с Юго-Осетинской Стороной вносить в прилагаемый проект Договора изменения и дополнения, не имеющие принципиального характера.

2. Считать целесообразным осуществить подписание Договора, предусмотренного настоящим распоряжением, на высшем уровне.

Президент Российской Федерации Д. Медведев

15 сентября 2008 года № 538-рп

Заявление Президента РФ

о признании независимости Южной Осетии (и Абхазии)

Заявления после подписания договоров о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с республиками

Абхазия и Южная Осетия 17 сентября 2008 года, Москва, Кремль

Уважаемые дамы и господа!

Наша сегодняшняя встреча с Президентом Республики Абхазия Сергеем Васильевичем Багапшем и Президентом Республики Южная Осетия Эдуардом Джабеевичем Кокойты имеет особый повод: только что мы подписали договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Россией и Республикой Абхазия, а также между Россией и Республикой Южная Осетия. Это, безусловно, историческое событие, к которому все мы шли очень непросто. Народы этих республик, по сути, в буквальном смысле выстрадали это подписание.

Подписанные соглашения – это логическое следствие развития цепи событий, происходивших в регионе с начала 90-х годов, и, конечно, это продолжение тех усилий, тех действий, которые предпринимались Россией начиная с 8 августа этого года. Целью наших действий, безусловно, было обуздание грузинских агрессоров, возвращение мира и стабильности в Закавказье, создание условий для свободного и демократического развития абхазского и югоосетинского народов.

Как известно, 26 августа я подписал Указ о признании независимости Республики Южная Осетия и Указ о признании независимости Республики Абхазия – подписал, руководствуясь, прежде всего, положениями Устава Организации Объединенных Наций, Декларацией 1970 года о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами, Хельсинкским заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года.

Сегодня сделан новый значимый шаг. Договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи – это начало и, может быть, самая главная база для формирования правовой основы наших двусторонних отношений с Абхазией и Южной Осетией, отношений, которые впредь будут строиться на основе международного права. Сегодня закладывается надежный фундамент для самого широкого и всестороннего партнерства во благо наших народов. А наши границы в соответствии с теми договорами, которые только что были подписаны, становятся открытыми для деловых, культурных и просто человеческих контактов. На очереди и подписание так называемых отраслевых соглашений о сотрудничестве по самым приоритетным направлениям: это и безопасность, и охрана государственных границ, борьба с терроризмом, таможенная сфера, экономика, инвестиции и другие сферы. Все это основано на только что подписанных соглашениях.

Для нас ключевая задача текущего момента – обеспечение безопасности Абхазии и Южной Осетии. Подписанные договоры предусматривают, что наши страны совместно будут предпринимать необходимые меры для устранения угрозы миру, противодействовать всякого рода проблемам в этой сфере, а также противодействовать и актам агрессии против них. Мы будем оказывать друг другу всю необходимую поддержку, включая военную поддержку. Такая возможность предусматривается в соответствии со статьей 51 Устава Организации Объединенных Наций, которая провозглашает право на индивидуальную или коллективную самооборону.

Подчеркну, и мне бы хотелось это специально сделать именно здесь и именно сейчас, повторение агрессии со стороны Грузии (реваншистские настроения там, к сожалению, не скрывают, милитаризация этого государства продолжается) привело бы к катастрофе регионального масштаба. Поэтому ни у кого не должно быть сомнений: новой военной авантюры мы не допустим. Иллюзий не должно быть ни у кого.


Дорогие друзья! Подписанные сегодня договоры будут иметь огромное значение для развития многонационального Закавказского региона. Прочная безопасность и стабильность – это залог мирной жизни для всех проживающих здесь народов, это важнейшее условие восстановления атмосферы доверия и добрососедства, подъема экономики и социальной сферы обеих республик.

Хочу поздравить всех граждан России, граждан Республики Абхазия и Республики Южная Осетия с сегодняшним знаменательным событием. Его значение для наших народов поистине огромно.

От имени российских граждан хотел бы пожелать мира, успехов и процветания нашим братским народам. Подчеркну, что Россия и впредь будет оказывать им все необходимое содействие.

Проведение военной операции Вооруженными силами РФ

(хронологическая справка по данным, обобщенным Следственным комитетом при прокуратуре РФ)

С 6 августа обстановка в зоне грузино-югоосетинского конфликта резко обострилась. Вооруженные силы Республики Грузия активизировали воздушную разведку с использованием Су-25 и БПЛА в ночное время.

Подразделениями спецназа МВД проведена разведка боем: на западном направлении по прорыву к Дзарской дороге в районе ХЕТАГУРОВО, НУЛИ; на восточном направлении – восточнее ПРИССИ в районе ЭРЕДВИ, САРАБУКИ, ДМЕНИСИ. Из района ТКВИАВИ велся огонь по САРАБУКИ и ДМЕНИСИ.

В 23.40 7 августа ВС Грузии созданной группировкой приступили к штурму ЦХИНВАЛА. С начала операции велся массированный огонь ствольной и реактивной артиллерией по позициям силовых структур РЮО (Республики Южной Осетии) в ЦХИНВАЛЕ.

При штурме ЦХИНВАЛА задействовались подразделения, усиленные бронетехникой – с южного направления. Вспомогательные удары – 2: первый в направлении МУГУТИ, ХЕТАГУРОВО (овладели МУГУТИ, ДИДМУХА в 2.40 8 августа, ХЕТАГУРОВО – в 4.00 8 августа) с задачей выйти к Дзарской дороге, второй в направлении ЭРЕДВИ, ДМЕНИСИ.

С 5.30 8 августа наносилось огневое поражение (с использованием РСЗО) по ДЖАВА (распоряжение министра внутренних дел Мерабишвили).

Миротворческий батальон ВС РФ решал задачи по сдерживанию частей и подразделений ВС Грузии на занимаемых миротворческих постах и в районе обороны (юго-западная окраина ЦХИНВАЛА).

К 0.40 8 августа взят под охрану и оборону туннель Рокский.

Российские войска приступили к выдвижению в назначенные районы.

Подразделения в НИЖ. ЗАРАМАГЕ приведены в готовность № 1.

При выдвижении подразделений российских войск в назначенный район (ДЖАВА) возле Гуптинского моста произошло боестолкновение с вооруженными формированиями «Северного анклава». Подошедшими резервами подразделениям ВФ Грузии нанесено поражение, после чего они отошли в анклав.

Артиллерия, развернувшись на огневых позициях 24 километра севернее ДЖАВА, вела огонь по противнику.

К 11.30 8 августа одно из подразделений ВС РФ прорвалось в ЦХИНВАЛ.

Ракетные установки, авиация наносили удары по скоплениям войск Грузии.

9 августа ВС Грузии атаковали с различных направлений, наращивали усилия, имели частичный успех при штурме ЦХИНВАЛА, однако, понеся потери или с наступлением темноты, отходили на исходные позиции.

В 15.00 подразделения ВС Грузии при поддержке артиллерии с южного направления предприняли попытку штурма позиций подразделений ВС РФ (район расположения миротворческого батальона), захвата и удержания ЦХИНВАЛА. В ходе атаки противник понес потери в живой силе и технике, не достигнув поставленных целей, отошел на исходные позиции. После перегруппировки в 17.00 предпринял повторную попытку взять ЦХИНВАЛ. В результате упреждающих ракетно-артиллерийских ударов по маршрутам выдвижения войск противника подразделения ВС Грузии были вынуждены отступить. Танковые подразделения, понеся потери, отошли в районы ЗЕМО-НИКОЗИ, ТБЕТИ, ХЕТАГУРОВО.

Миротворческий батальон, оборонявшийся на юго-западной окраине ЦХИНВАЛА, отразил не менее 5 атак.

Одновременно с наступлением на ЦХИНВАЛ подразделения ВС Грузии силами до батальона (на 34 автомобилях «Пикап»), усиленными одной установкой БМ-21 «Град», предприняли попытку обходящего маневра по Дзарской дороге с целью задержания подходящих резервов к ВС РФ, обороняющим ЦХИНВАЛ. В результате они понесли потери и отошли в район ХЕТАГУРОВО.

9-10 августа подразделения ВС РФ совместно с подразделениями ВС РЮО отражали атаки ВС Грузии.

11 августа после создания ударных группировок с 12.00 перешли в контрнаступление на Дменисском и Цхинвальском направлениях и к 18.00 захватили рубеж САКАШЕТИ, ВАРИАНИ, КАРАЛЕТИ и вышли к ГОРИ. С утра 12 августа продолжили наступление и к 12.00 достигли окраин ГОРИ, блокировали его с северо-западной и северо-восточной сторон.

В ходе ведения боевых действий группировкой войск усиления российского миротворческого контингента соединения и воинские части ВС Грузии были разгромлены и понесли значительные потери. Личный состав деморализован, оставил ранее занимаемые позиции и отошел из зоны боевых действий в центральные и южные районы Грузии.

В ходе боевых действий соединения, воинские части и подразделения понесли потери, оставили ранее занимаемые позиции и районы.

С утра 13 августа подразделения Российской армии взяли под охрану брошенные военные городки ВС Грузии с брошенными оружием и боеприпасами (5 км сев. ГОРИ) с задачей – недопущение их расхищения. Ряд подразделений заняли оборону на господствующих высотах, перекрестках (узлах) дорог и выгодных рубежах с задачей – не допустить противника в направлении ГОРИ, ЦХИНВАЛ. Проводились разведывательно-поисковые действия в направлениях ГОРИ, ХАШУРИ; ГОРИ, КАСПИ, а также мероприятия по недопущению мародерства и грабежей в грузинских анклавах.

С 14 августа США приступили к реализации гуманитарного плана на территории Грузии при участии в миротворческой миссии морских пехотинцев и военной авиации.

Под видом доставки гуманитарной помощи в Грузию начата переброска грузов военного назначения для восстановления боеспособности ВС Грузии, а также подготовки миротворческой операции силами НАТО.

14–15 августа проведено наращивание группировки миротворческих сил РФ в зоне конфликта. Разведывательные подразделения общевойсковых соединений и ВДВ, спецназ вели разведку в назначенных районах, осуществляли поиск брошенных оружия и техники ВС Грузии.

Исходя из складывающейся обстановки, основные усилия были сосредоточены на недопущении сил НАТО в зону проведения миротворческой операции.

С 17.00 15 августа блокированы основные дорожные направления с задачей не допустить внезапного нападения и прорыва противника в ГОРИ. Кроме того, выставлены 5 миротворческих постов на автомобильной дороге (на участке КВЕНА-КОЦА, АРАДЕТИ, КАРЕЛИ, БЕРБУКИ, АХАЛШЕНИ).

К 10.00 16 августа с целью недопущения групп мародеров в административный район Грузии – Шодикартли, расхищения собственности граждан Грузии, вывоза вооружения, военной техники и боеприпасов в ЮО по административной границе РЮО и Грузии, на участке ЛАШЕ, КОШКА, выставлены 18 постов.

На западном направлении была занята оборона с передним краем по рубежу левый берег канала Диди-Руи с задачей не допустить прорыва противника в направлении КУТАИСИ, ГОРИ.

К 17.00 15 августа были заняты опорные пункты с задачей прикрыть угрожаемые направления:

западное – ТБИЛИСИ, ГОРИ,

восточное – КУТАИСИ, ГОРИ.

В ходе ведения боевых действий группировкой войск усиления российского миротворческого контингента на территории РЮО вторгшиеся соединения и воинские части ВС Грузии были разгромлены. Состояние и уровень готовности вооруженных сил Грузии на этот момент уже не позволяли возобновить и успешно вести полномасштабные боевые действия против группировки ВС РФ на территории РЮО. Таким образом, операция по принуждению Грузии к миру была завершена. Однако на территории Южной Осетии продолжали действовать отдельные диверсионно-разведывательные группы и снайперы с целью проведения диверсий и уничтожения российских военнослужащих в Грузии.

Подразделения грузинских вооруженных сил находились за границей зоны грузино-осетинского конфликта и проводили перегруппировку своих сил в целях создания рубежей обороны на подступах к ТБИЛИСИ.

В целях решения задач поддержания мира, правопорядка, обеспечения общественной безопасности и защиты граждан на территории Республики Южная Осетия, контролируемой Вооруженными силами Российской Федерации, до 22 августа было произведено усиление ряда соединений и воинских частей.

В целях обеспечения вывода группировки войск в пункты постоянной (временной) дислокации к 22 августа по внешней границе безопасности зоны ответственности войск СКВО выставлены посты.

В период с 23 августа по 1 сентября осуществлен вывод органов военного управления и войск из зоны грузино-осетинского конфликта в пункты постоянной дислокации.

В ходе операции были получены трофеи: Т-72 – 58 ед., БМП-2 – 2 ед., БМ поддержки пехоты – 15 ед., БМ ЗРК «Оса-АК» – 4 ед., САУ «Дона» – 1 ед., СО – 683 ед.

Потери составили:

ВС РФ: безвозвратные – 49 чел.; без вести пропавшие -10 чел., санитарные – 265 чел. Раненые и больные эвакуированы в медицинские учреждения СКВО;

ВС ЮО: безвозвратные – 250 чел.; без вести пропавшие -15 чел., санитарные – 500 чел.

Термины и понятия, используемые в международно-правовых актах, относящихся к ведению боевых действий

ЗАПРЕЩЕННЫЕ МЕТОДЫ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ – установлены в Женевских конвенциях о защите жертв войны 1949 года, Дополнительных протоколах к ним 1977 года и др. К запрещенным методам ведения войны относятся: предательское убийство или ранение лиц, принадлежащих войскам неприятеля; применение пыток с целью получения сведений о противнике; незаконное использование национальных и международных эмблем, сигналов и флагов; убийство парламентера и сопровождающих его лиц (трубача, горниста, барабанщика); вероломство, нападение на санитарные объекты, лиц, вышедших из строя, сдавшихся в плен, покинувших терпящий бедствие самолет или другой летательный аппарат (кроме десантников); геноцид, апартеид, террор в отношении гражданского населения; отдача приказа не оставлять никого в живых, принуждать военнопленных и других лиц противной стороны служить в вооруженных силах и участвовать в военных действиях против своей страны, уничтожать культурные ценности и др.

ЖЕРТВЫ ВОЙНЫ – гражданское население, военнопленные, раненые, больные, потерпевшие кораблекрушение и погибшие в период вооруженных конфликтов. Их правовое положение регламентируется четырьмя Женевскими конвенциями о защите жертв войны 1949 года:

I Конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях;

II Конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море;

III Конвенция об обращении с военнопленными;

IV Конвенция о защите гражданского населения во время войны.

В 1977 году к этим конвенциям были приняты Дополнительные протоколы I и II, которые защищают жертв войны в период вооруженных конфликтов как международного, так и немеждународного характера.

КОНВЕНЦИЯ

о защите гражданского населения во время войны[15]

Нижеподписавшиеся Уполномоченные Правительств, представленных на Дипломатической Конференции, которая заседала в Женеве с 21 апреля по 12 августа 1949 года с целью выработки конвенции о защите гражданского населения во время войны, заключили следующее соглашение:

Раздел I

Общие положения

Статья 1

Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются при любых обстоятельствах соблюдать и заставлять соблюдать настоящую Конвенцию.

Статья 2

Помимо постановлений, которые должны вступить в силу еще в мирное время, настоящая Конвенция будет применяться в случае объявленной войны или всякого другого вооруженного конфликта, возникающего между двумя или несколькими Высокими Договаривающимися Сторонами, даже в том случае, если одна из них не признает состояния войны.

Конвенция будет применяться также во всех случаях оккупации всей или части территории Высокой Договаривающейся Стороны, даже если эта оккупация не встретит никакого вооруженного сопротивления. Если одна из находящихся в конфликте Держав не является участницей настоящей Конвенции, участвующие в ней Державы останутся тем не менее связанными ею в своих взаимоотношениях. Кроме того, они будут связаны Конвенцией в отношении вышеуказанной Державы, если последняя принимает и применяет ее положения.

Статья 3

В случае вооруженного конфликта, не носящего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон, каждая из находящихся в конфликте сторон будет обязана применять, как минимум, следующие положения:

1. Лица, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях, включая тех лиц из состава вооруженных сил, которые сложили оружие, а также тех, которые перестали принимать участие в военных действиях вследствие болезни, ранения, задержания или по любой другой причине, должны при всех обстоятельствах пользоваться гуманным обращением без всякой дискриминации по причинам расы, цвета кожи, религии или веры, пола, происхождения или имущественного положения или любых других аналогичных критериев. С этой целью запрещаются и всегда и всюду будут запрещаться следующие действия в отношении вышеуказанных лиц:

a) посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания;

b) взятие заложников;

c) посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение;

d) осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями. 2. Раненых и больных будут подбирать, и им будет оказана помощь.

Беспристрастная гуманитарная организация, такая как Международный комитет Красного Креста, может предложить свои услуги сторонам, находящимся в конфликте.

Кроме того, находящиеся в конфликте стороны будут стараться путем специальных соглашений ввести в действие все или часть остальных положений настоящей Конвенции.

Применение предшествующих положений не будет затрагивать юридического статуса находящихся в конфликте сторон.

Статья 15

Либо непосредственно, либо через нейтральную Державу или гуманитарную организацию любая находящаяся в конфликте сторона может обратиться к неприятельской стороне с предложением о создании в районах, где идут бои, нейтральных зон, предназначенных для защиты от связанных с боями опасностей следующих лиц, без всякого между ними различия:

a) больных и раненых комбатантов и некомбатантов;

b) гражданских лиц, не участвующих в военных действиях и не выполняющих никакой работы военного характера во время их пребывания в этих зонах.

Как только находящиеся в конфликте стороны договорятся о местоположении, руководстве, снабжении и контроле намечаемой нейтрализованной зоны, составляется письменное соглашение и подписывается представителями сторон, находящихся в конфликте. Это соглашение установит начало и продолжительность нейтрализации этой зоны.

Статья 16

Раненые и больные, а также инвалиды и беременные женщины будут пользоваться особым покровительством и защитой.

Поскольку это позволят военные требования, каждая находящаяся в конфликте сторона будет содействовать мероприятиям по розыску убитых и раненых, по оказанию помощи потерпевшим кораблекрушение и прочим лицам, подвергающимся серьезной опасности, а также по их ограждению от ограбления и дурного обращения.

Статья 17

Находящиеся в конфликте стороны постараются заключить местные соглашения об эвакуации из осажденной или оккупированной зоны раненых и больных, инвалидов, престарелых, детей и рожениц и о пропуске в эту зону служителей культа всех вероисповеданий, санитарного персонала и санитарного имущества.

Статья 18

Гражданские больницы, организованные для оказания помощи раненым, больным, инвалидам и роженицам, не могут ни при каких обстоятельствах быть объектом нападения, но будут во всякое время пользоваться уважением и покровительством со стороны находящихся в конфликте сторон.

Государства, являющиеся сторонами, находящимися в конфликте, снабдят все гражданские больницы удостоверениями, в которых будет указано, что они являются гражданскими больницами и что занимаемые ими здания не используются для каких-либо целей, которые могли бы лишить эти больницы покровительства в соответствии со статьей 19.

Гражданские больницы с разрешения Государства будут обозначаться эмблемой, предусмотренной статьей 38 Женевской конвенции от 12 августа 1949 года об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях.

Находящиеся в конфликте стороны примут, насколько это позволят военные требования, необходимые меры для того, чтобы отличительные эмблемы, обозначающие гражданские больницы, были отчетливо видны сухопутным, воздушным и морским неприятельским силам, дабы устранить возможность всякого агрессивного действия.

Ввиду опасности, которой могут подвергаться больницы вследствие их близости к военным объектам, рекомендуется, чтобы эти больницы располагались по возможности дальше от таких объектов.

Статья 21

Транспортировка раненых и больных гражданских лиц, инвалидов и рожениц, осуществляемая на суше транспортными колоннами и санитарными поездами или на море судами, предназначенными для такой транспортировки, должна пользоваться таким же уважением и покровительством, как и больницы, указанные в статье 18, и транспортные средства должны с согласия Государства быть обозначенными отличительной эмблемой, предусмотренной статьей 38 Женевской конвенции от 12 августа 1949 года об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях.

Статья 24

Находящиеся в конфликте стороны будут принимать необходимые меры, чтобы дети до 15 лет, осиротевшие или разлученные со своими семьями вследствие войны, не были предоставлены самим себе и чтобы облегчить при всех обстоятельствах их содержание, выполнение обязанностей, связанных с их религией, и их воспитание. Их воспитание, если это возможно, будет поручено людям тех же культурных традиций.

Находящиеся в конфликте стороны будут способствовать приему этих детей в нейтральной стране на время конфликта с согласия Державы-Покровительницы, если таковая имеется, и при гарантии того, что будут соблюдаться принципы, изложенные в первом абзаце.

Кроме того, они будут стараться принимать необходимые меры, чтобы личность всех детей до 12 лет могла быть установлена путем ношения опознавательного медальона или любым другим способом.

Статья 30

Покровительствуемым лицам будут даны все возможности обращаться к Державам-Покровительницам, к Международному комитету Красного Креста, к национальному обществу Красного Креста (Красного Полумесяца, Красного Льва и Солнца) страны, в которой они находятся, а также к любой организации, которая может оказать им помощь.

Власти предоставят этим различным организациям все возможности для этого в пределах, допускаемых военными требованиями или соображениями безопасности.

Помимо посещений делегатов Держав-Покровительниц и Международного комитета Красного Креста, предусмотренных статьей 143, Державы, во власти которых находятся покровительствуемые лица, или оккупирующие Державы будут способствовать, насколько это возможно, посещениям покровительствуемых лиц представителями других организаций, целью которых является оказание духовной или материальной помощи покровительствуемым лицам.

Статья 31

Никакие меры принуждения ни физического, ни морального порядка не должны применяться к покровительствуемым лицам, в частности с целью получения от них или от третьих лиц сведений.

Статья 32

Высокие Договаривающиеся Стороны специально соглашаются о том, что им запрещается принятие каких-либо мер, могущих причинить физическое страдание или привести к уничтожению покровительствуемых лиц, находящихся в их власти. Это запрещение распространяется не только на убийства, пытки, телесные наказания, увечья и медицинские или научные опыты, которые не вызываются необходимостью врачебного лечения покровительствуемого лица, но равным образом и на всякое другое грубое насилие со стороны представителей гражданских или военных властей.

Статья 33

Ни одно покровительствуемое лицо не может быть наказано за правонарушение, совершенное не им лично. Коллективные наказания, так же как и всякие меры запугивания или террора, запрещены. Ограбление воспрещается.

Репрессалии в отношении покровительствуемых лиц и их имущества воспрещаются.

Статья 34

Взятие заложников запрещается.

Статья 49

Воспрещаются по каким бы то ни было мотивам угон, а также депортирование покровительствуемых лиц из оккупированной территории на территорию оккупирующей Державы или на территорию любого другого Государства независимо от того, оккупированы они или нет.

Однако оккупирующая Держава сможет произвести полную или частичную эвакуацию какого-либо определенного оккупированного района, если этого требует безопасность населения или особо веские соображения военного характера. При таких эвакуациях покровительствуемые лица могут быть перемещены только вглубь оккупированной территории, за исключением случаев, когда это практически невозможно. Эвакуированное в таком порядке население будет возвращено обратно в свои дома немедленно после того, как боевые операции в этом районе будут закончены.

Оккупирующая Держава, приступая к этим перемещениям или эвакуациям, должна в пределах возможности обеспечить покровительствуемым лицам надлежащие помещения; эти перемещения должны производиться в удовлетворительных условиях с точки зрения безопасности, гигиены, здоровья и питания. Члены одной и той же семьи не будут разлучены.

Как только эти перемещения или эвакуации будут осуществлены, о них должно быть сообщено Державе-Покровительнице.

Оккупирующая Держава не сможет задерживать покровительствуемых лиц в районе, особенно подвергающемся опасностям войны, если этого не требуют безопасность населения или особо веские соображения военного характера.

Оккупирующая Держава не сможет депортировать или перемещать часть своего собственного гражданского населения на оккупированную ею территорию.

ЖЕНЕВСКАЯ КОНВЕНЦИЯ

об обращении с военнопленными от 12 августа 1949 года[16]

Нижеподписавшиеся Уполномоченные Правительств, представленных на Дипломатической Конференции, которая заседала в Женеве с 21 апреля по 12 августа 1949 года с целью пересмотра Женевской Конвенции от 27 июля 1929 года об обращении с военнопленными, заключили следующее соглашение:

Статья 3

В случае вооруженного конфликта, не носящего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон, каждая из находящихся в конфликте сторон будет обязана применять, как минимум, следующие положения:

1. Лица, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях, включая тех лиц из состава вооруженных сил, которые сложили оружие, а также тех, которые перестали принимать участие в военных действиях вследствие болезни, ранения, задержания или по любой другой причине, должны при всех обстоятельствах пользоваться гуманным обращением без всякой дискриминации по причинам расы, цвета кожи, религии или веры, пола, происхождения или имущественного положения или любых других аналогичных критериев. С этой целью запрещаются и всегда и всюду будут запрещаться следующие действия в отношении вышеуказанных лиц:

a) посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания;

b) взятие заложников;

c) посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение;

d) осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями.

2. Раненых и больных будут подбирать, и им будет оказана помощь.

Беспристрастная гуманитарная организация, такая как Международный комитет Красного Креста, может предложить свои услуги сторонам, находящимся в конфликте.

Кроме того, находящиеся в конфликте стороны будут стараться путем специальных соглашений ввести в действие все или часть остальных положений настоящей Конвенции.

Применение предшествующих положений не будет затрагивать юридического статуса находящихся в конфликте сторон.

Статья 4

А. Военнопленными по смыслу настоящей Конвенции являются попавшие во власть неприятеля лица, принадлежащие к одной из следующих категорий: 1) Личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, а также личный состав ополчения и добровольческих отрядов, входящих в состав этих вооруженных сил.

2) Личный состав других ополчений и добровольческих отрядов, включая личный состав организованных движений сопротивления, принадлежащих стороне, находящейся в конфликте, и действующих на их собственной территории или вне ее, даже если эта территория оккупирована, если эти ополчения и добровольческие отряды, включая организованные движения сопротивления, отвечают нижеследующим условиям:

a) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных;

b) имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак;

c) открыто носят оружие;

d) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.

3) Личный состав регулярных вооруженных сил, считающих себя в подчинении правительства или власти, не признанных держащей в плену Державой.

4) Лица, следующие за вооруженными силами, но не входящие в их состав непосредственно, как, например, гражданские лица, входящие в экипажи военных самолетов, военные корреспонденты, поставщики, личный состав рабочих команд или служб, на которых возложено бытовое обслуживание вооруженных сил, при условии, что они получили на это разрешение от тех вооруженных сил, которые они сопровождают, для чего эти последние должны выдать им удостоверение личности прилагаемого образца.

5) Члены экипажей судов торгового флота, включая капитанов, лоцманов и юнг, и экипажей гражданской авиации сторон, находящихся в конфликте, которые не пользуются более льготным режимом в силу каких-либо других положений международного права. 6) Население неоккупированной территории, которое при приближении неприятеля стихийно по собственному почину берется за оружие для борьбы со вторгающимися войсками, не успев сформироваться в регулярные войска, если оно носит открыто оружие и соблюдает законы и обычаи войны. В. Следующие лица будут подвергаться такому же обращению, как и военнопленные, в соответствии с настоящей Конвенцией:

1) Лица, принадлежащие или принадлежавшие к вооруженным силам оккупированной страны, если оккупирующая Держава считает необходимым по причинам их принадлежности интернировать их, даже если она вначале освободила их, в то время, когда военные действия происходили за пределами оккупированной ею территории, особенно когда эти лица безуспешно пытались присоединиться к вооруженным силам, к которым они принадлежат и которые принимают участие в военных действиях, или когда они не подчинились вызову, сделанному с целью их интернирования.

2) Лица, принадлежащие к одной из категорий, перечисленных в настоящей статье, которых приняли на своей территории нейтральные или невоюющие Державы и которых эти Державы должны интернировать в соответствии с международным правом, если они только не предпочтут предоставить им более благоприятный режим; однако на этих лиц не распространяются постановления статей 8, 10, 15, абзаца V статьи 30, статей 58–67, 92, 126, а в тех случаях, когда между сторонами, находящимися в конфликте, и заинтересованной нейтральной или невоюющей Державой существуют дипломатические отношения, также и постановления статей, касающихся Держав-Покровительниц. В случае когда существуют такие дипломатические отношения, сторонам, находящимся в конфликте, за которыми числятся эти лица, разрешается осуществлять в отношении их функции Державы-Покровительницы, предусмотренные настоящей Конвенцией, без ущерба для тех функций, которые эти стороны обычно осуществляют в соответствии с дипломатической и консульской практикой и договорами.

С. Эта статья никоим образом не затрагивает статуса медико-санитарного и духовного персонала, предусмотренного статьей 33 настоящей Конвенции.

Статья 5

Настоящая Конвенция будет применяться к лицам, указанным в статье 4, с момента, как они попадут во власть неприятеля, и вплоть до их окончательного освобождения и репатриации.

В случае если в отношении лиц, принявших то или иное участие в военных действиях и попавших в руки противника, возникает сомнение в их принадлежности к одной из категорий, перечисленных в статье 4, такие лица будут пользоваться покровительством настоящей Конвенции до тех пор, пока их положение не будет определено компетентным судом.

КОНВЕНЦИЯ

о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие

Высокие Договаривающиеся Стороны, напоминая, что каждое государство обязано в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Организации Объединенных Наций,

напоминая далее об общем принципе защиты гражданского населения от опасных военных действий,

исходя из принципа международного права, согласно которому право сторон в вооруженном конфликте выбирать методы или средства ведения войны не является неограниченным, а также из принципа, запрещающего применение в вооруженных конфликтах оружия, снарядов и веществ и методов ведения войны, которые могут нанести чрезмерные повреждения или принести излишние страдания,

напоминая также, что запрещается применять методы или средства ведения войны, которые имеют своей целью причинить или, как можно ожидать, причинят обширный долговременный и серьезный ущерб природной среде,

подтверждая свою убежденность, что в случаях, не предусмотренных настоящей Конвенцией и прилагаемыми к ней Протоколами или другими международными соглашениями, гражданское население и комбатанты постоянно остаются под защитой и действием принципов международного права, проистекающих из установившихся обычаев, из принципов гуманности и требований общественного сознания,

желая содействовать международной разрядке, прекращению гонки вооружений и укреплению доверия между государствами и, следовательно, осуществлению стремления всех народов жить в мире,

признавая значение всех усилий, которые могут содействовать прогрессу в деле всеобщего и полного разоружения под строгим и эффективным международным контролем,

вновь подтверждая необходимость продолжить кодификацию и прогрессивное развитие норм международного права, применяемых в период вооруженных конфликтов,

желая запретить или далее ограничить применение конкретных видов обычного оружия и считая, что положительные результаты, достигнутые в этой области, могут способствовать основным переговорам по разоружению с целью положить конец производству, накоплению и распространению такого оружия,

подчеркивая желательность того, чтобы все государства стали участниками настоящей Конвенции и прилагаемых к ней Протоколов, в особенности важные в военном отношении государства,

учитывая, что Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций и Комиссия Организации Объединенных Наций по разоружению могут принять решение изучить вопрос о возможном расширении сферы запрещений и ограничений, предусмотренных настоящей Конвенцией и прилагаемыми к ней Протоколами,

учитывая далее, что Комитет по разоружению может решить рассмотреть вопрос о принятии дальнейших мер по запрещению или ограничению применения конкретных видов обычного оружия,

согласились о нижеследующем:

ПРОТОКОЛ

о запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств

(Протокол II к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие)

Статья 1

Материальная сфера применения

Настоящий Протокол касается применения на суше мин, мин-ловушек и других устройств, определение которых содержится в настоящем документе, в том числе мин, устанавливаемых с целью воспрепятствовать преодолению прибрежных полос, водных путей или рек, но не относится к применению противокорабельных мин на море или на внутренних водных путях.

Статья 2

Определения

Для целей настоящего Протокола:

1. «Мина» означает любой боеприпас, установленный под землей, на земле или вблизи земли или другой поверхности и предназначенный для детонации или взрыва от присутствия, близости или непосредственного воздействия человека или движущегося средства, и «дистанционно устанавливаемая мина» означает любую таким образом определенную мину, установленную с помощью артиллерии, ракет, минометов или аналогичных средств или сброшенную с летательного аппарата.

2. «Мина-ловушка» означает любое устройство или материал, который предназначен, сконструирован или приспособлен для того, чтобы убивать или наносить повреждения, и который срабатывает неожиданно, когда человек прикасается или приближается к кажущемуся безвредным предмету или совершает действие, кажущееся безопасным.

3. «Другие устройства» означают устанавливаемые вручную боеприпасы и устройства, которые предназначены для того, чтобы убивать, наносить повреждения или ущерб, и которые приводятся в действие посредством дистанционного управления или автоматически по истечении определенного времени.

4. «Военный объект» означает в той мере, в какой это касается объектов, любой объект, который в силу своего характера, расположения, назначения или использования вносит эффективный вклад в военные действия и полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация которого при существующих в данный момент обстоятельствах дает явное военное преимущество.

5. «Гражданскими объектами» являются все объекты, которые не являются военными объектами, как они определены в пункте 4.

6. «Регистрация» означает операцию материального, административного и технического порядка, предназначенную для сбора в целях занесения в официальные документы всех имеющихся данных, облегчающих установление расположения минных полей, мин и мин-ловушек.

Статья 3

Общие ограничения в отношении применения мин, мин-ловушек и других устройств

1. Настоящая статья относится к:

a) минам,

b) минам-ловушкам и c) другим устройствам.

2. Запрещается при любых обстоятельствах использовать оружие, к которому относится настоящая статья, будь то в случае нападения, обороны или в порядке репрессалий, против гражданского населения как такового или против отдельных гражданских лиц.

3. Неизбирательное применение оружия, к которому относится настоящая статья, запрещается. Неизбирательным применением является любая установка такого оружия:

a) которая производится не на военном объекте или не направлена на него; или b) которая осуществляется способом или средством доставки, не позволяющим направленное действие по конкретному военному объекту; или c) которая, как можно ожидать, повлечет случайные потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц, ущерб гражданским объектам или то и другое вместе, которые были бы чрезмерны по отношению к ожидаемому конкретному и непосредственному военному преимуществу.

4. Должны приниматься все возможные меры предосторожности для защиты гражданского населения от воздействия оружия, к которому относится настоящая статья. Возможные меры предосторожности означают такие меры предосторожности, какие являются практически применимыми или практически возможными с учетом всех существующих в данный момент обстоятельств, включая гуманные и военные соображения.

ПРОТОКОЛ

о запрещении или ограничении применения зажигательного оружия

(Протокол III к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие)

Статья 1

Определения

Для целей настоящего Протокола:

1. «Зажигательное оружие» означает любое оружие или боеприпасы, которые в первую очередь предназначены для поджога объектов или причинения людям ожогов посредством действия пламени, тепла или того и другого вместе, возникающих в результате химической реакции вещества, доставленного к цели.

a) Зажигательное оружие может иметь вид, например, огнеметов, фугасов, снарядов, ракет, гранат, мин, бомб и других емкостей с зажигательными веществами.

b) Зажигательное оружие не включает:

I) боеприпасы, которые могут оказывать случайное зажигательное или ожоговое действие, такие как осветительные средства, трассирующие снаряды, дымовые или сигнальные системы;

II) боеприпасы, предназначенные для комбинированного воздействия проникновением, взрывом или осколками с добавочным зажигательным эффектом, такие как бронебойные снаряды, осколочные снаряды, фугасные бомбы и подобные боеприпасы комбинированного действия, зажигательный эффект которых специально не предназначен вызывать ожоги у людей, но которые используются против военных объектов, таких как бронированные машины, самолеты и установки или сооружения.

2. «Сосредоточение гражданского населения» означает любое сосредоточение гражданского населения, будь то постоянное или временное, такое как в жилых частях городов, или в заселенных поселках или деревнях, либо в лагерях или колоннах беженцев или эвакуируемых, или в группах кочевого населения.

3. «Военный объект» означает в той мере, в какой это касается объектов, любой объект, который в силу своего характера, расположения, назначения или использования вносит эффективный вклад в военные действия и полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация которого при существующих в данный момент обстоятельствах дает явное военное преимущество.

4. «Гражданскими объектами» являются все объекты, не являющиеся военными объектами, как они определены в пункте 3.

5. «Возможные меры предосторожности» означают такие меры предосторожности, какие являются практически применимыми или практически возможными с учетом всех существующих в данный момент обстоятельств, включая гуманные и военные соображения.

Статья 2

Защита гражданского населения и гражданских объектов

1. Запрещается при любых обстоятельствах подвергать гражданское население как таковое, отдельных гражданских лиц или гражданские объекты нападению с «применением» зажигательного оружия.

2. Запрещается при любых обстоятельствах подвергать любой военный объект, расположенный в районе сосредоточения гражданского населения, нападению с «применением» доставляемого по воздуху зажигательного оружия.

3. Запрещается также подвергать любой военный объект, расположенный в районе сосредоточения гражданского населения, нападению с «применением» зажигательного оружия, за исключением доставляемого по воздуху, кроме тех случаев, когда такой военный объект четко отделен от сосредоточения гражданского населения и принимаются все возможные меры предосторожности для «ограничения» зажигательного воздействия на военный объект и избежания, и в любом случае сведения к минимуму, случайных жертв среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и повреждения гражданских объектов.

4. Запрещается превращать леса или другие виды растительного покрова в объект нападения с «применением» зажигательного оружия, за исключением случаев, когда такие природные элементы используются для того, чтобы укрыть, скрыть или замаскировать комбатантов или другие военные объекты, или когда они сами являются военными объектами.

КОНВЕНЦИЯ

о предупреждении преступления геноцида и наказании за него

Договаривающиеся Стороны,

принимая во внимание, что Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций в своей резолюции 96 (1) от 11 декабря 1946 года объявила, что «геноцид» является преступлением, нарушающим нормы международного права и противоречащим духу и целям Организации Объединенных Наций, и что цивилизованный мир осуждает его; признавая, что на протяжении всей истории «геноцид» приносил большие потери человечеству; и будучи убежденными, что для избавления человечества от этого отвратительного бедствия необходимо международное сотрудничество;

соглашаются, как это предусмотрено ниже:

Статья I

Договаривающиеся Стороны подтверждают, что «геноцид», независимо от того, совершается ли он в мирное или в военное время, является преступлением, которое нарушает нормы международного права и против которого они обязуются принимать меры предупреждения и карать за его совершение.

Статья II

В настоящей Конвенции под «геноцидом» понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую: а) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

c) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Статья III

Наказуемы следующие деяния:

a) «геноцид»;

b) заговор с целью совершения «геноцида»;

c) прямое и публичное подстрекательство к совершению «геноцида»;

d) покушение на совершение «геноцида»;

e) соучастие в «геноциде».

Статья IV

Лица, совершающие «геноцид» или какие-либо другие из перечисленных в статье III деяний, подлежат наказанию, независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами.

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНВЕНЦИЯ

о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников

(извлечение)

4 декабря 1989 года

Статья 1

Для целей настоящей «Конвенции»:

1. Термин «наемник» означает любое лицо, которое:

a) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте;

b) принимая участие в военных действиях, руководствуется главным образом желанием получить личную выгоду и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и функции, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны;

c) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;

d) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте; и e) не послано государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил.

2. Термин «наемник» означает также любое лицо, которое в любой другой ситуации:

a) специально завербовано на месте или за границей для участия в совместных насильственных действиях, направленных на:

I) свержение правительства или иной подрыв конституционного порядка государства или

II) подрыв территориальной целостности государства;

b) принимая участие в таких действиях, руководствуется главным образом желанием получить значительную личную выгоду и которое побуждается к этому обещанием выплаты или выплатой материального вознаграждения;

c) не является ни гражданином, ни постоянным жителем государства, против которого направлены такие действия;

d) не направлено государством для выполнения официальных обязанностей; и e) не входит в личный состав вооруженных сил государства, на территории которого совершаются такие действия.

Статья 5

1. Государства-участники не вербуют, не используют, не финансируют и не обучают наемников и запрещают такую деятельность в соответствии с положениями настоящей «Конвенции».

2. Государства-участники не вербуют, не используют, не финансируют и не обучают наемников для цели противодействия законному осуществлению неотъемлемого права народов на самоопределение, признанного международным правом, и принимают в соответствии с международным правом надлежащие меры по предотвращению вербовки, использования, финансирования или обучения наемников для этой цели. 3. Государства-участники предусматривают соответствующие наказания за преступления, указанные в настоящей «Конвенции», с учетом серьезного характера этих преступлений.

Из справки Следственного комитета при прокуратуре РФ

По уголовному делу № 201/374108-08, возбужденному по фактам массовых убийств и геноцида по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «е», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ, пп. «а», «е», «л» ч. 2 ст. 105 и ст. 357 УК РФ, на 01.12.2008 выполнен следующий объем следственных и иных процессуальных действий:

• проведен осмотр более 1000 жилых домов, административных зданий, памятников архитектуры, школ, больниц, детских садов и других объектов, разрушенных в ходе грузинской агрессии;

• допрошены в качестве свидетелей и потерпевших 5247 человек, из которых признаны потерпевшими 5143 человека;

• для определения характера и степени вреда, причиненного здоровью военнослужащих ВС РФ и жителей Южной Осетии в результате грузинской агрессии, назначены 553 судебно-медицинские экспертизы, из которых 109 проведено;

• назначено 168 баллистических, взрывотехнических и иных экспертиз по более 450 объектам исследования, из них проведено 53 экспертизы;

• назначены и проведены судебно-медицинские экспертизы по 51 трупу грузинских военнослужащих;

• в результате грузинской агрессии в зоне грузино-осетинского конфликта погибли 48 военнослужащих воинских подразделений Вооруженных сил Российской Федерации, в том числе 10 военнослужащих из состава миротворческого батальона Смешанных сил по поддержанию мира. Два военнослужащих числятся пропавшими без вести. Причинен вред здоровью различной степени тяжести 157 военнослужащим.


В ходе следствия получены доказательства применения военнослужащими грузинских вооруженных формирований запрещенных средств и методов ведения войны, что является нарушением норм международного гуманитарного права – Женевских конвенций (I–IV) 1949 года и Дополнительного протокола (I) 1977 года (ратифицированных Грузией), что подтверждается:

• показаниями военнопленных российских военнослужащих, а также жителей Южной Осетии, находившихся в плену у грузинских вооруженных формирований;

• изъятыми в ходе осмотра места происшествия фрагментами кассетных бомб, применение которых против мирного населения запрещено Конвенцией «О запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие» от 10 октября 1980 года.


Подтверждением совершения военнослужащими грузинских вооруженных формирований массовых убийств и геноцида осетинского населения Южной Осетии являются следующие доказательства:

• изъятый в грузинском анклаве, расположенном на территории с. Ачабети, план мероприятий по блокированию (отравлению) водоснабжения г. Цхинвала в период боевых действий, утвержденный 1 августа 2008 года министром внутренних дел незаконного правительства Южной Осетии Каркусовым Д.С.;

• данные УФМС России по РСО – Алания, согласно которым в период с 7 по 16 августа 2008 года территорию

Южной Осетии в связи с невозможностью проживания покинуло более 36 тысяч человек, при общей численности населения республики около 50 тысяч человек;

• данные БТИ г. Цхинвала, согласно которым в результате грузинской агрессии было полностью разрушено и сожжено 655 жилых домов, кроме того подверглись частичному разрушению 2139 жилых строений и помещений, в которых проживало более 5000 жителей республики – осетин по национальности.

Старший следователь по особо важным делам А.А. Дрыманов

«(...)» декабря 2008 г

Источники

Материалы (включая фотоматериалы), предоставленные Следственным комитетом при прокуратуре Российской Федерации

Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ Бастрыкин А. Существенные доказательства. – Российская газета, 27 августа 2008 г.

Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ Бастрыкин А. Уже имеются доказательства целенаправленного убийства гражданского населения. – Зюддойче цайтунг, 11 октября 2008 г.

Маркедонов С. Земля и воля Звиада Гамсахурдиа. – 4 апреля 2007 г. http://www.politcom.ru/article.php?id=4379

Маркедонов С. «Правильные осетины» против «мусора» «шайки Кокойты». – 14 июля 2008 г.

http://www.russ.ru/pole/Pravil-nye-osetiny-protiv-musora-shajki-Kokojty

Звиад Гамсахурдиа: «Осетины представляют собой ничтожное меньшинство». – Стампа, 8 февраля 1991 г.

День катастрофы – 8.8.8. Остановленный геноцид в Южной Осетии. – М.: Издательство «Европа», 2008. С. 66.

Цуциев А.А. Атлас этнополитической истории Кавказа (1774–2004). – М.: Издательство «Европа», 2007.

Джадан И. Пятидневная война. Россия принуждает к миру. – Издательство «Европа», 2008.

Южная Осетия. Хроника заказного убийства. – М., 2008.

Сайты:

Inosmi.ru

Kremlin.ru

Russ.ru

Lenta.ru

Rosbalt.ru

Примечания

1

Дубровин Н. Георгий XII – последний царь Грузии. Спб, 1897. С. 165.

2

Маркедонов С. Земля и воля Звиада Гамсахурдиа. http://www.politcom.ru/article.php?id=4379

3

Звиад Гамсахурдиа: Осетины представляют собой ничтожное меньшинство. «Стампа». 8 февраля 1991 г.

4

Цит. по: День катастрофы – 888. Остановленный геноцид в Южной Осетии. М.: «Европа», 2008. С. 66.

5

Источники: Южная Осетия. Хроника заказного убийства. – М., 2008; День катастрофы – 8.8.8. Остановленный геноцид в Южной Осетии. – М., «Европа», 2008; данные с сайта «Геноцид осетин»

6

Автор романа «Благие намерения» по просьбе журнала Le Monde отправился в Грузию вскоре после соглашения о прекращении огня, которое последовало за недолгим конфликтом между этой кавказской страной и Россией.

7

В этом интервью Э. Кицмаришвили, в частности, разъяснял суть своих показаний, данных 25 ноября 2008 года на заседании Временной комиссии парламента Грузии по расследованию событий в РЮО в августе 2008 года.

8

Димитрий Саймс – основатель и президент Никсоновского центра, издатель In the National Interest и соиздатель National Interest.

9

Лира Цховребова – основательница ассоциации «Женщины Южной Осетии за демократию и права человека». Она более десяти лет борется за улучшение отношений между людьми грузинской и осетинской национальностей на Кавказе.

10

Томас де Вааль – редактор отдела Кавказа в лондонском Институте журналистики военного и мирного времени (Institute for War and Peace Reporting).

11

Мелик Кайлан – нью-йоркский журналист, автор ежемесячной колонки в Forbes.com.

12

Герберт Бикс часто пишет для колонки Foreign Policy in Focus. Он является автором книги «Хирохито и создание современной Японии» (издательство Harper Collins), за которую удостоился Пулитцеровской премии. Бикс преподает в Бингхэмтонском университете (штат Нью-Йорк) и пишет статьи о войнах и об империях.

13

Цотне Бакурия – в прошлом депутат грузинского парламента, а ныне научный сотрудник вашингтонской Международной глобально-стратегической группы (Global International Strategic Group).

14

Сочи, 1992 год («Дагомысское соглашение»).

15

Конвенция вступила в силу 21 октября 1950 года.

16

Конвенция вступила в силу 21 октября 1950 года.


home | my bookshelf | | Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу