home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Часть третья

СВЯЩЕННАЯ ЗМЕЯ ВАРРИЯ

Переход дался мне легко. Мгновенное головокружение — и мы уже стояли на выжженной безжалостным солнцем равнине. Там, в Нерии, стояла поздняя ночь, здесь же царил день. Солнце застыло в зените, поливая потрескавшуюся от длительной засухи землю прямыми, отвесными лучами. Было такое чувство, будто я с размаха угодила в раскаленное пекло. Легкая кофта моментально напиталась потом, волосы прилипли ко лбу, горло превратилось в наждак.

— Жара. — Раянир запрокинул лицо к пронзительно-синему небу. — Как всегда в это время года на Варрии. Как же хорошо! Я скучал по родине.

Я промолчала. По вполне понятным причинам я не разделяла восторга брата. Хотелось с головой окунуться в какой-нибудь прохладный источник и не вылезать оттуда до самой ночи, а возможно — и вообще никогда.

— Пойдем, Киота. — Раянир рванул рубаху, расстегивая пуговицы. Провел рукой по светлым волосам, убирая их со лба, — Нам до ночи надлежит добраться до священной рощи змеи. К сожалению, ее владения защищены от пространственной магии, поэтому я выкинул нас как можно ближе от них. Если закат застанет нас на этой равнине — мы погибнем. Очень мучительной и долгой смертью, уж поверь на слово.

Я вздохнула. С настоящим ужасом посмотрела на далекий край леса, видневшегося у горизонта. О небо, соглашаясь на предложение Раянира, я даже не представляла, что это потребует от меня таких жертв. Иначе хотя бы оделась более подходящим образом для длительного похода. Но что поделать, придется идти.

Уже спустя полчаса светлая кофта из легкой материи побурела от пота. Мы шли, и шли, и шли под палящим маревом полдня чужого мира. От каждого нашего шага в воздух поднималась пыль, которая серым налетом оседала на лице и руках. Я устала вытирать пот. Хотелось пить. Даже не так — я страдала от безумной жажды. Язык превратился в огромную терку, которая не умещалась во рту. Губы моментально потрескались от жары, и из корочек принялась сочиться кровь. В голове гудело от зноя. Воды! Хоть глоточек! Хоть капельку! Иначе я умру прямо здесь, не добравшись до короля-варана.

Энергетический щит, без сомнения, решил бы все мои проблемы, непроницаемой стеной оградив меня от солнца и создав вокруг комфортную температуру. Но силы восстанавливались слишком медленно, поэтому я осмелилась лишь на легчайшую дымку вокруг себя. Надеюсь, хотя бы от ожогов она меня убережет. Раянир тоже не торопился шиковать, окружив себя коконом только чуть-чуть плотнее моего. Наверное, тоже копил силы, изрядно поистраченные на Нерии. Иногда он протягивал мне флягу, в которой плескалась драгоценная вода. Да и то не настоящая, а преобразованная из пыли, то есть почти не утоляющая жажду. Но все лучше, чем ничего.

Минуты сливались в один нескончаемый кошмар. Солнце словно застыло в зените, издеваясь над нами и не думая клониться к закату. Ни дуновения ветерка, ни стрекота цикады под ухом. Равнина словно вымерла. Только два упрямца медленно продвигались к такому далекому и вожделенному лесу.

Наконец я не выдержала. Упала на колени посреди этого безнадежного нескончаемого ада. Не могу сделать и шага. Такое чувство, будто мы идем целую вечность, а стена леса не придвинулась и на метр.

— Киота? — Раянир по инерции преодолел еще несколько шагов, затем, поняв, что я больше не следую за ним, обернулся. — Чего расселась? Идем!

— Не могу, — прошептала я, пытаясь не раскашляться от навязчивого першения в горле. Пыль высохшей равнины забивалась в нос, мешала дышать.

— Надо, Киота. — Раянир с тревогой посмотрел на небо, будто видел там нечто, недоступное мне. — Солнце сядет уже через несколько часов. До этого времени необходимо добраться до леса. Иначе мы умрем.

— Ты что, не слышишь?! — заорала я из последних оставшихся сил. Зло стукнула кулаком по земле, поднимая в воздух новые порции пыли. — Я не могу больше идти! В любом случае я погибну. Так лучше умереть здесь, чем издеваться над собой, бредя через это пекло.

— Лучше умереть здесь? — с непонятной интонацией переспросил Раянир. Подошел ближе и замер надо мной с жестокой ухмылкой. — Киота, ты не понимаешь, о чем говоришь. Как только последний луч солнца скроется за горизонтом, из земли полезут тысячи и тысячи даралинов[23] — пылевых бескрылых жуков. Они проникнут в твое тело через мельчайшие отверстия и начнут пожирать тебя изнутри. Медленно, очень медленно. И поверь, ты до последнего будешь чувствовать боль, поскольку до жизненно важных органов они доберутся в последнюю очередь. Сможешь держать щиты против них несколько часов? Сомневаюсь, учитывая, как ты выложилась только что. Утро ты уже встретишь в качестве симпатичного скелета, обглоданного до белоснежного состояния.

Я передернула плечами от омерзения, когда во всех красках представила столь нелепую и отвратительную смерть. С трудом поднялась на ноги, демонстративно не обратив внимания на протянутую руку Раянира. Ну уж нет, я никогда не унижусь до того, чтобы принять от него помощь. И пошла дальше, стиснув зубы.

Шаг. Еще один. Взгляду не за что уцепиться на бескрайней унылой равнине, поэтому кажется, что мы стоим на месте. Все мысли — лишь о воде. Нет, точнее, не так. В голове нет вообще ни одной мысли. Лишь навязчивая картинка текущей реки перед глазами.

— Не успеваем.

Я не сразу поняла, что эта фраза принадлежит Раяниру. Он остановился, задумчиво глядя то на небо, все так же ослепительно-голубое, то на лес, за все это время приблизившийся лишь незначительно.

— Не успеваем, — повторил Раянир, видя, что я смотрю на него с тупым удивлением. — Надо найти убежище на ночь. Желательно — повыше от земли, чтобы жуки не забрались. Они не способны подниматься по вертикальным поверхностям. До леса мы сегодня все равно не доберемся, даже если будем бежать. Стемнеет меньше чем через час.

— Как это? — Я запрокинула голову к жгучему солнцу, за все это время ни на миллиметр не склонившемуся к закату. — Что-то не похоже.

— Ты никогда не была на Варрии, — кратко объяснил Раянир. — Ночь тут наступает более чем внезапно. Надо искать место, где мы сумеем переночевать.

Я слабо хихикнула. Обвела взглядом плоскую, как блюдце, равнину. Надо искать убежище? Отлично, но где? Тут нет ни намека на деревце или холм. Когда жуки выберутся из земли, то получат нас со всеми потрохами. Наверное, из нас выйдет неплохой поздний ужин.

— Ничего смешного! — строго осадил меня Раянир. Нахмурился, мучительно раздумывая над сложившейся ситуацией. — Что же, что же делать?

— Ты же универсал, — напомнила я, садясь прямо на раскаленную землю, — По твоим словам, вполне сложившийся и освоившийся. Даже Дольшера умудрился обвести вокруг пальца, не говоря уж о том, как долго дурил всех на Варрии. Придумай что-нибудь. В конце концов, создай еще один телепорт и вытащи нас в более безопасное место. Или сотвори непроницаемый щит на всю ночь. Неужели столь невыполнимая задача для такого великого мага, как ты?

— Очень смешно, — огрызнулся Раянир, услышав в моем тоне издевку. — Киота, тебе ли не знать, что любому универсалу нужно время для пополнения запаса сил? Да, мы восстанавливаемся быстрее магов даже высшего уровня подчинения, но все же… А я слишком выложился из-за этого проклятого Дольшера и не менее проклятого Вашария. Кто бы мог подумать, что они сумеют найти общий язык!

Я промолчала. Произошедшее в доме на окраине Нерия сейчас казалось таким далеким, будто случилось в прошлой жизни, а не несколько часов назад. Словно я уже вечность бреду по этой равнине, неумолимо приближаясь к своей смерти.

— Киота, мне не справиться без тебя! — подстегнул меня окриком Раянир, заметив, что я ушла в прострацию, — Думай! Солнце уже пошло на убыль. Значит, закат не за горами.

Я невольно посмотрела на небо. Действительно, за время нашего короткого разговора солнце как-то незаметно проделало больше половины пути к горизонту. Оно не опускалось, а буквально падало за край земли, вытягивая длинные тени от наших фигур. Больше на равнине все равно не было ничего высокого, кроме длинных стеблей высохшего ковыля.

Ковыль. Я скользнула задумчивым взглядом по острым верхушкам травы. Раянир сказал, что жуки не могут забираться по вертикальным поверхностям. А это значит, что нам надо приподняться над землей буквально на несколько сантиметров, чтобы они нас не достали. Левитирующее заклинание отметаем сразу — оно выпивает слишком много сил. И что тогда нам остается?

— Все пропало! — Раянир опустился на корточки и судорожно схватился за голову.

Солнце уже касалось лучами горизонта. Еще минута-другая — и оно окончательно скроется. Я вздрогнула, ощутив странное дрожание под ногами. Неужели даралины уже рвутся наружу, предчувствуя сытный ужин?

— Все пропало, — горестно повторил Раянир, глядя отсутствующим взглядом перед собой. — Все зря. Убийство Дальрона, покушение на Карраяра. Стоило ли так рисковать, если суждено окончить свои дни столь жутким образом?

Наверное, он ожидал от меня каких-нибудь слов утешения или поддержки. Но мне было не до того. Я наблюдала, как стелется над рассохшейся равниной ковыль, повинуясь почти незаметному дуновению ветра. Стелется — но не касается ее поверхности.

— Скажи, тут бывают сильные ветры? — спросила я, следуя секундному озарению. — Ночью, к примеру?

— Нет, почти никогда. В окрестностях столицы — да, каждое утро и вечер, но не здесь, — ответил Раянир. Встрепенулся, обернувшись ко мне: — Ты что-нибудь придумала? Говори быстрее!

— Будем надеяться, нам повезет и сегодня не случится урагана, — уклончиво проговорила я. — Смотри, видишь ковыль? Его тут достаточно много. Если сплести верхушки паутиной, если придать ему стойкости при помощи магии, то он выдержит нас. И мы без проблем проведем ночь.

— А ты уверена, что у нас получится? — недоверчиво переспросил Раянир, с явным сомнением разглядывая ближайший тоненький стебелек. — На это потребуется много сил, которых нет ни у меня, ни тем более у тебя.

— Не уверена, но попытаться стоит. — Я пожала плечами. — В конце концов, чем мы рискуем? Попадем к жукам несколькими часами позже — и то благо. Стабилизирующее заклинание считается одним из наиболее простых и менее всего потребляет энергию. Если мы объединим наши силы, то сможем дотянуть до рассвета.

Солнце уже почти село. Красные лучи багрянцем ложились на щеки Раянира, подчеркивая темные мешки под его глазами. Он сомневался недолго — но за это время раскаленный шар успел опуститься за линию горизонта почти на четверть.

— За работу, — сухо приказал Раянир. — Рискнем. Ты права, мы все равно ничего не теряем.

Тотчас же ближайшие верхушки ковыля оказались связанными тончайшей прочной нитью. Мы больше не отвлекались на разговоры, выполняя каждый свою часть работы. Я сплетала нити паутины в одно целое, бережно привязывая ее к траве. Раянир подпитывал заклинанием стебли, делая их крепкими и устойчивыми.

Мы играли наперегонки с солнцем. Оно падало, стремительно падало, словно отыгрываясь за день неподвижного висения в зените. Счет шел даже не на минуты — на секунды. Земля под ногами дрожала все ощутимее и ощутимее. Я то и дело испуганно косилась вниз, гадая, не ползет ли по мне какая-нибудь отвратительная зубастая гадость. Поэтому, когда Раянир неожиданно положил мне руку на плечо, с трудом сдержала испуганный вскрик.

— Достаточно, Киота, — проговорил он, кивая на толстый белый ковер, зависший в неподвижности над землей. — Лучше мы все равно не сделаем. Чем больше площадь — тем больше сил потратим на стабилизацию. Так что придется ночью спать в обнимку. Оно и к лучшему. Когда солнце зайдет, сразу же станет холодно. Очень и очень холодно.

Я уныло вздохнула. Час от часу не легче. Что-то моя историческая родина мне нравится все меньше и меньше. Днем тут от жары погибаешь, а ночью, получается, в ледышку превращаешься. Это если не учитывать разных тварей, скрывающихся под покровом темноты. Ладно, надеюсь, хищников тут не водится, потому как наш смехотворный полог от них точно не спасет.

— Хищников здесь нет, — в очередной раз прочитал мои мысли Раянир. — С даралинами никто не уживается, уж поверь на слово.

— Ты телепат? — скорее по необходимости изобразила я удивление.

— Все универсалы телепаты. — Раянир невесело хмыкнул. — Поверь, в личной жизни данное обстоятельство создает огромные проблемы и трудности. Наверняка ты уже ощутила это на своей шкуре.

Я вспомнила свои мгновенные озарения и промолчала. В чем-то Раянир был прав. Лично я не желала бы знать все до мельчайших подробностей, что думает обо мне мой возлюбленный. Правда, вот ведь незадача: возлюбленного у меня нет, и вряд ли я успею им обзавестись до смерти, которая уже дышит в затылок.

— Забирайся. — Раянир подал мне руку, сам первым осторожно присев на невысокий белый полог, лениво покачивающийся над землей. — И поторопись. Солнце вот-вот сядет.

Я запрокинула голову к быстро темнеющим небесам. Лишь тускло багровел закат, но и он почти отгорел. Под подошвами легких ботинок земля угрожающе вибрировала, грозясь в любой момент выродить полчища ненасытных тварей. И сама залезла на наше поспешно сотворенное покрывало, в очередной раз проигнорировав предложенную помощь.

Раянир обиженно хмыкнул, но не успел ничего сказать. Последний луч солнца ласково мазнул его по щеке и пропал. Моментально воцарилась ночь. Я никогда прежде не видела, чтобы тьма так быстро захватывала землю. Будто кто-то из богов опрокинул банку густых чернил. Сразу же стало холодно. Даже не так — от резкой перемены температуры бросило в дрожь. Только что мы изнывали от жары, а через секунду воздух остыл настолько, что дыхание белесым облачком принялось оседать на одежду.

Я съежилась на покрывале, пытаясь минимизировать потерю тепла. Даже не верилось, что только что я не знала, куда деваться от зноя. Но было еще кое-что. Слабое шуршание. Звук раздвигаемой земли. Чавканье множества челюстей.

— Полюбуйся, Киота. — Раянир кинул вниз маленький огонек. — Посмотри, что нас ждало, если бы не твоя идея.

Я содрогнулась от омерзения. Равнина превратилась в один живой шевелящийся ковер. Сотни, нет, тысячи крохотных белых членистых телец покрывали ее сплошным покрывалом. Свет созданного заклинания озарил черные жвалы, редуцированные глаза, крепкий хитинный покров этих созданий. Чувствуя тепло наших тел, биение наших сердец, они копошились под тонкими нитями спасительных чар, пытались взобраться по стеблям ковыля, но каждый раз терпели неудачу, падая навзничь на пушистую пыль.

— Красавцы, правда? — Раянир щелчком пальцев потушил созданный шар, милостиво скрывая от меня неприглядную картину. — Отдыхай, Киота. Я посторожу ночью. Главное, не перекрыть канал подпитки нашего заклинания, иначе мы погибнем.

Легко сказать — спи. По всей видимости, наступила последняя моя ночь на свободе. Я лежала на спине и смотрела на огромные льдистые звезды, равнодушно подмигивающие мне с неба. Холод почти не досаждал мне, стоило только вспомнить, что уже завтра я попаду в крепкие объятия ящерицы. Фу, какая мерзость! Стоит только подумать — как сразу же пробирает дрожь отвращения. Быть может, лучше кинуться вниз, в скопище белых жуков, чтобы они пожрали меня заживо? Все лучше, чем спать с какой-то гадостью.

— Не мудри, Киота, — сонно отозвался Раянир в ответ на мои мысли. — Поверь, смерть от даралинов считается одной из наиболее мучительных и долгих в обжитых, да и, пожалуй, в диких мирах. Конечно, король-варан — тот еще подарок. Но ты зажмурься и представь, что тебя ласкает Дольшер.

Дольшер. Я криво ухмыльнулась. Что-то не спешит он мне на помощь, хотя мог бы постараться. Но с другой стороны — не слишком ли много я от него требую? Почему он должен спасать меня, зная, что, вполне возможно, это послужит началом кровопролитной войны. В конце концов, мы знакомы всего несколько дней, а я уже успела принести ему одни проблемы.

— Спи, Киота, — любезно предложил Раянир, переворачиваясь на живот и внимательно наблюдая за даралинами, копошащимися под нами. — Спи. Завтра нам предстоит долгий день. Уже через четыре часа нам вставать. Ночи в это время года на Варрии короткие. Но оно и к лучшему в нашей нынешней ситуации.

Я свернулась в клубок, подложив под голову руку. Закрыла глаза, вновь и вновь прокручивая перед мысленным взором события последних дней. Чаще всего, конечно, обращалась думами к Дольшеру. Жаль, очень жаль, если он так просто кинет меня в беде. Однако мне уже не привыкать к предательству.

Казалось, что я лишь на миг забылась коротким беспокойным сном, стуча зубами от холода, когда Раянир толкнул меня в бок.

— Солнце вот-вот взойдет, — пояснил он, когда я недоуменно заозиралась, силясь понять, с чего вдруг меня разбудили, если вокруг еще царит непроглядная ночь. — Киота, это зрелище нельзя пропустить, уж поверь.

Я так замерзла, что ноги и руки не слушались меня. Я с трудом села, обхватив колени и пытаясь хоть немного согреться. Губы мелко-мелко дрожали, пальцы покалывало от укусов холода. Как бы не отморозить их.

Конечно, наше заклинание защищало нас от мороза, но все же недостаточно. От белого полога, повисшего на вершинах ковыля, веяло чуть уловимым теплом, которое, однако, никак не могло меня согреть. Я громко застучала зубами. Принялась ожесточенно растирать себе плечи, едва не порвав кофту. Ну где это солнце? Честное слово, я уже соскучилась по той жаре, от которой изнывала днем.

Раянир словно не замечал холода, царившего вокруг. Он сидел неподвижно, уставившись куда-то вдаль. В посеревшем сумраке я видела, как на его губах блуждает легкая мечтательная улыбка. Сейчас он выглядел как никогда ранее красивым и невинным. Беда только в том, что я знаю, насколько жестоким и двуличным типом является мой брат.

— Я не жестокий, я прагматичный, — негромко поправил меня Раянир. — Правда, Киота, если бы у меня был выбор, кого отдать ящерицам, я бы и пальцем тебя не тронул. Ты нравишься мне. Действительно нравишься. Пожалуй, именно о такой сестре я и мечтал всю жизнь: умная, самостоятельная, не болтливая, наблюдательная. Не то что этот пижон Карраяр, который обладает поистине уникальной способностью моментально растрепать всему свету то, что поведаешь ему по секрету. Если бы судьба наделила не тебя, а его даром универсала, я бы возблагодарил небо, без малейшего сожаления отправив братца к ящерицам. Но нет, боги распорядились так, что лишь ты и я обладаем этим уникальным даром. Так что выбор оказался очевиден и печален для меня.

— Как тебе удалось скрыть свой дар от окружающих? — полюбопытствовала я, желая хоть как-то убить время, оставшееся до восхода солнца. — Насколько я поняла, универсалов не очень-то приветствуют во всех мирах. Неужели твое рождение оказалось совершенно незамеченным?

— Моя мать была простой деревенской девушкой, — пояснил Раянир, криво ухмыляясь. — Уж не знаю, каким ветром Дальрона занесло в маленькое горное селение, но факт остается фактом. Возможно, развлекался охотой на шилохвоста[24], который, как известно, предпочитает селиться на вершинах скал, да по дороге заглянул к нам. Никаких магов в нашей деревне никогда не было и в помине, поэтому никто не доложил куда надо о рождении ребенка с удивительными способностями. Конечно, рано или поздно пошли бы неминуемые слухи. Но…

Тут он помрачнел. До побелевших костяшек сжал кулаки, сморщился, как от невыносимой боли. Я не торопила его, с некоторым недоумением наблюдая за его реакцией.

— Дольшер наверняка рассказывал тебе, что универсалов обычно убивают сразу же после обнаружения, даже если речь идет о младенце, — наконец с трудом выдавил из себя Раянир. — И, возможно, даже объяснял почему. Мол, ребенок не справится со столь могучим даром, поэтому натворит огромных бед, пока научится управлять им. И Дольшер прав: именно так и надо поступать. Я… Я уничтожил свою родную деревню. Испепелил ее, когда мне исполнился всего год. В живых осталась лишь мать, но она, по-моему, после произошедшего повредилась в уме. Нет, она заботилась обо мне по мере сил, но это проявлялось в весьма странной форме. Мать не стала ждать, когда из соседней деревни придет помощь. Она забрала меня в горы. Мы жили в пещере. Мать собирала коренья, я, наверное, лет с двух уже мог добывать птиц и разнообразную дичь при помощи магии. Периодически, конечно, случались разные инциденты, но уже не столь разрушительные. И они влияли на мою мать далеко не лучшим образом. Сколько себя помню, она постоянно твердила о том, что я сын божества, который однажды снизошел до ее ласк и подарил ей сына. Когда мне исполнилось десять, мать окончательно сошла с ума. Однажды она уверовала, что ей надо сжечь себя, чтобы воссоединиться со случайным любовником на небесах, где он, вне всякого сомнения, восседает на престоле. Я… Я не успел остановить ее. Она сгорела на моих глазах на собственноручно возведенном костре. И я остался совершенно один. Еще несколько лет жил в горах, осваиваясь со своими возможностями и способностями. Потом решил найти отца. С даром универсала это не составило особых проблем. Я переселился в столицу, достаточно быстро вошел в ближайшее окружение принца Карраяра и стал его доверенным советником. Изучал летописи, пытаясь понять, откуда взялся мой пугающий, смертоносный дар. Остальное ты знаешь.

— Почему ты так уверен, что больше никто из детей Дальрона не является универсалом? — спросила я. — Как я поняла, он отличался патологической любовью к женскому полу. Неужели ты разыскал всех его отпрысков?

— Да. — Раянир кивнул. — Это было не так уж и сложно. Его любовницы обычно предпочитали остаться при дворе, не без основания рассчитывая получить определенные привилегии и почести. Только твоя мать оказалась умнее этих глупых куриц. Я потратил без малого десять лет, чтобы найти ее, поскольку знал, что должен быть еще один универсал. Уже боялся, что Тиора слишком хорошо запрятала свои следы и мне придется самому идти на заклание к ящерицам. Но на днях удача улыбнулась мне. Сначала я узнал, что ниточка ведет к Нерию, потом, когда мы с Карраяром были уже здесь, почувствовал всплеск энергии, знаменующий пробуждение твоих сил. Видишь ли, универсалы чрезвычайно редки, и мы всегда понимаем, если где-нибудь родился наш собрат.

— Надеюсь, моя мать не пострадала в результате твоих поисков? — с внезапным подозрением поинтересовалась я. — Ты ей ничего не сделал?

— Нет. — Раянир пожал плечами. — Она, конечно, пыталась сопротивляться, но быстро потерпела сокрушительное поражение. Простенькое заклинание без особых проблем развязало ей язык. А затем я заставил ее забыть о нашей встрече, чтобы она не потревожила тебя раньше времени.

— А что насчет покушений? — не отставала от него я. — Это ты напустил на меня убийц?

— Убийц? — Раянир нахмурился, — Киота, о чем ты? С какой стати мне тебя убивать? Напротив, я сделал бы все, чтобы защитить тебя от опасности.

Я нахмурилась. А кто же тогда преследовал меня? Взорвал трактир, натравил призрака с карающим мечом… Этот некто явно был родом с Варрия. Но кто именно? И почему покушения начались еще до того, как мой дар универсала дал о себе знать?

— Ничего не понимаю, — растерянно прошептала я. — Но ведь меня действительно пытались уничтожить. Кто и зачем?

Раянир хотел мне что-то сказать, даже открыл рот, но не успел. Неожиданно он осекся и приподнял палец, призывая меня к вниманию. Я насторожилась, испуганно зыркнула глазами вниз, ожидая увидеть, как полчища голодных жуков спешат полакомиться нашими внутренностями. Мало ли, вдруг за ночь научились карабкаться вверх. Но тут мне на лицо лег розовый отблеск рассвета. Я подняла взгляд и онемела от восхищения.

Огромное багрово-красное солнце поднималось из-за горизонта. Пылающий шар цеплялся низкими лучами за траву, будто не желая начинать свое долгое путешествие по небу. Все вокруг было цвета алой свежей крови. Это было красиво, очень красиво и одновременно почему-то страшно.

Я посмотрела вниз. Земля под нашим магическим укрытием уже была пуста, словно мне почудилось недавнее нашествие даралинов и только что под нами не шевелилась равнина, вскипая тысячами и тысячами белых толстых телец.

— Пойдем. — Раянир первым спрыгнул с нашего невысокого пристанища. — Уже через пару минут опять нельзя будет вздохнуть от жары. Поторопимся. Я не уверен, что сумею выдержать еще одну ночь без сна, а тебя на карауле вряд ли рискну оставить. Мало ли, вдруг решишь избавиться от брата самым радикальным способом, столкнув его на корм жукам.

Предположение Раянира больно царапнуло мое сердце. Неужели он действительно считает, что я способна на такой жестокий поступок? Хотя… Ведь если он погибнет, то и к ящерицам уже никто меня не потащит. Наверное. Если, конечно, я найду способ выбраться с равнины в одиночку.

«И если тебя не отдаст на заклание другой твой брат или Дольшер», — завершила я неприятную мысль, которая уже давно грызла меня.

Опять долгий мучительный переход. Уже через час я была готова молить небеса о том холоде, который царил ночью. От голода в животе все уже давным-давно свернулось в тугую спираль. Хотя при такой жаре о еде я думала в последнюю очередь.

Меня шатало из стороны в сторону. Я шла из последних сил, ничего не видя перед собой от черной пелены усталости. Поэтому, когда спустя вечность раздался негромкий голос Раянира, не сразу поняла, о чем он говорит.

— Пришли. — Раянир рухнул на колени, обмахивая потное лицо ладонями. — Хвала всем богам, пришли наконец-то!

Я не сразу поняла, о чем он, и шагнула дальше. Осознав, что за мной никто не следует, недоуменно оглянулась. В голове не было ни одной мысли. Лишь гулкая звенящая тишина.

— Садись, Киота, — любезно предложил Раянир, вальяжно разваливаясь на потрескавшейся от зноя земле. — Теперь будем ждать, когда служители змеи снизойдут до нас.

Я послушно опустилась на высохшую траву. Посмотрела в ту сторону, откуда мы пришли, и невольно нахмурилась. На миг мне почудилось, будто на самом крае горизонта показались несколько тяжело бредущих людей. Но стоило мне только моргнуть — как наваждение растаяло в неверных колеблющихся струях зноя, исходящих от земли.

Раянир взглянул туда же, куда и я. Никого не увидев, довольно усмехнулся. А я растянулась под палящим солнцем, пытаясь рукавами просторной кофты хоть немного прикрыть голову от безжалостных отвесных лучей. Киота, как бы тебя тепловой удар не хватил. По такой жаре чего только не привидится.

Потянулось тяжкое время ожидания. Никто не спешил к нам навстречу с объятиями нараспашку. Близкая тень раскидистой рощи манила к себе, обещая долгожданную прохладу и спокойствие. Но нет, Раянир оставался на месте, не делая даже шага к столь вожделенной цели.

— Если мы подойдем ближе, нас убьют, не спрашивая о причинах визита, — пояснил он, переворачиваясь на спину и загораживаясь ладонью от солнца. — Жди, Киота. Змея знает, когда послать за нами. Возможно, нам придется ждать несколько дней, если не недель, пока она не снизойдет до аудиенции.

Я устало вздохнула. Несколько дней! Да я умру куда раньше без еды. Благо что пару глотков воды Раянир мне периодически позволяет. Нет, чушь, мне не продержаться так долго на этой иссушенной жарой равнине. Быть может, оно и к лучшему. Уж лучше умереть так, чем на ритуальном камне.

По закону подлости, стоило мне так подумать, как от чернильной тени рощи отлепилось несколько фигур. Они шли медленно, неуклюже переставляя задние лапы и пытаясь держать равновесие длинным чешуйчатым хвостом. Истинные варрийцы. Они намного быстрее передвигаются на четырех лапах, но в особо торжественных случаях предпочитают прямохождение, видимо пытаясь доказать, что находятся куда ближе к человеку по эволюционной лестнице, чем принято полагать.

— А вот и привратники пожаловали. — Раянир сел и смахнул со лба крупные прозрачные капли пота, — Хорошо. Мы ждали меньше часа. Значит, они понимают, что дело исключительной важности.

Я нехотя приняла вертикальное положение. Интересно, с чем пожаловали эти привратники? Вот было бы здорово, если бы они выгнали нас прочь, сказав, что змея не желает видеть никого постороннего.

К сожалению, моим ожиданиям не суждено было сбыться. Ящерицы неспешно подковыляли к нам, как-то нелепо согнули длинные задние ноги, едва не пропахав носом землю. Наверное, это должно было у них означать почтительный поклон. После чего оперлись на длинный хвост и сели, миролюбиво скрестив на груди маленькие лапки.

— С чем пожаловали вы, чужестранцы? — пророкотала ближайшая к нам ящерица с темно-красным ошейником. — Или вы не знаете, что покой священной змеи надлежит нарушать лишь в исключительных случаях?

— Знаем, знаем. — Раянир досадливо отмахнулся. — Разуйте глаза. Я привел к вам универсала. Плату за следующие несколько десятилетий пользования вашей землей. По-моему, более чем достойный повод, не так ли?

Ящерица степенно посмотрела на меня черными бусинками глаз. На миг мне показалось, будто она переворошила всю мою душу, изучила самые потаенные воспоминания и мечтания. После чего вновь обратила свой немигающий взгляд на Раянира.

— Я вижу двух универсалов. — Удивительно, но я услышала в голосе ящерицы иронию. — Кого именно следует представить королю-варану? Вы разного пола, соответственно и он в зависимости от вашего ответа предстанет перед вами в разном облике.

— Неужели непонятно? — Раянир раздраженно фыркнул и кивком указал на меня. — Вот ваша жертва. Вот мать вашего будущего наследника. Сами решайте, как должен выглядеть король.

— Мать нашего будущего наследника? — Ящерица ощерила пасть в зубастом оскале. На миг мне показалось, будто она от души потешается над нами. — Хорошо, я передам ваши слова. Ждите. — Она неожиданно обернулась ко мне, — Вы ничего не желаете добавить к словам своего спутника?

— Мне все равно, — невпопад ляпнула я. — Если мне суждено погибнуть на ритуальном камне, пусть это произойдет как можно скорее. Я слишком устала.

Ящерицы зашептались, засвистели тонкими голосами, то и дело поглядывая на меня и Раянира. Затем, не говоря ни слова, привратник с темно-красным ошейником, который ранее вел с нами переговоры, развернулся и со всей возможной скоростью поспешил к роще, плюнув на прямохождение и загребая пыль сразу четырьмя лапами. Остальные взяли нас в тесное кольцо, будто опасаясь, что мы бросимся бежать.

Еще около часа томительного ожидания. Раянир на радостях, что мы наконец-то достигли рощи, позволил мне опустошить флягу, но это не доставило мне ожидаемого удовольствия. От магически созданной воды в горле запершило в несколько раз сильнее. От голода ощутимо поташнивало. Хотелось лечь, закрыть глаза и заснуть навсегда, лишь бы больше меня никто не доставал и не заставлял куда-либо идти.

Я почти задремала под палящим солнцем, когда вдалеке вновь показалась знакомая ящерица с ошейником. На сей раз она не стала бежать к нам, лишь приветливо махнула передней лапой, и тотчас же охранники вокруг нас встали и низко заклекотали, видимо предлагая следовать за ними.

— Идем. — Раянир уже стоял на ногах и едва ли не приплясывал от нетерпения. — Давай быстрее! Нельзя заставлять короля-варана ждать!

Я проглотила ругательство, так и вертящееся на языке. Как никогда прежде захотелось рассказать двуличному братцу, где, когда и в каких позах я его видела с планами захвата власти в отдельно взятом мире. Но договор есть договор. Он спас Дайру, теперь я должна исполнить свою часть сделки.

Я брела к роще, едва передвигая ноги. Вновь и вновь вспоминала слова Раянира о том, что предстоит мне в будущем. Быть может, легче умереть прямо сейчас, чем подвергнуть себя такому унижению? Впрочем, ладно, это мы всегда успеем. Уж на простенькое заклинание, останавливающее сердце, у меня сил точно хватит.

Раянир зло глянул на меня, без сомнения прочитав трусливые и недостойные мысли, но ничего не успел сказать. Как раз в этот момент мы остановились около уже знакомой ящерицы. На голову легла благословенная тень деревьев, повеяло свежим ветерком.

— Король ждет вас. — Ящерица почему-то обращалась исключительно ко мне, игнорируя Раянира. — Пойдемте.

— А я?! — возмутился мой брат. — Разве его величество не хочет сперва переговорить со мной? Обсудить условия передачи мне трона Варрия?

— Передачи трона? — Опять легкая насмешка в голосе. — Мы слышали о смерти короля Дальрона, но разве это означает смену правящей династии? По-моему, у него остался сын. Смею напомнить, законнорожденный.

Ящерица сделала особый упор на последнем слове, заставив Раянира побледнеть от гнева.

— И все же я хотел бы обсудить этот вопрос напрямую с вашим королем, — медленно, чеканя каждое слово, проговорил он. — По-моему, я заслужил определенную награду, что привел вам универсала. Разве нет?

— Без сомнения. — Ящерица на секунду прикрыла глаза прозрачной мигательной перепонкой. Затем, приняв какое-то решение, взглянула умными бусинками глаз на моего спутника. — Мы обязательно обсудим этот вопрос. Но чуть позже. Сначала король хочет переговорить с той, которая согласилась пожертвовать своей жизнью во имя дружбы наших двух народов. Вы не против?

— Нет, — процедил Раянир. С явным сомнением посмотрел на меня. — Помни, ты можешь убить себя, но тем самым погубишь тысячи невинных людей. Поняла?

— Да, — обронила я с кривой усмешкой.

Ну да, ну да, легче всего скинуть ответственность на другого человека. Ведь если рассудить здраво, то что мешает Раяниру самому умереть во имя народа Варрия?

— Идемте, — чуть настойчивее повторила ящерица. Протянула мне лапу. — Моя госпожа, нельзя заставлять короля ждать.

Я ни разу не обернулась, пока Раянир не скрылся за ближайшим поворотом тропинки, уводящей в глубь тенистого леса, но все это время чувствовала на спине его напряженный, немигающий взгляд. Боится, наверняка боится, что я найду способ нарушить его планы. Кажется, он не ожидал, что король-варан захочет переговорить со мной наедине. Кстати, действительно, а зачем это ему понадобилось? Или у ящериц есть особые требования к будущей жертве?

Впрочем, чего гадать. Все равно я узнаю обо всем первой.



* * * | Лицензия | * * *