home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



13

Замок Вайхс непроницаемой темной глыбой стоял под ночным небом. Именно таким и представлял его себе Андрей. Массивная башня, казалось, тянулась вверх до бесконечности, вписанная в угловатый рисунок соседних построек и стен. Взглядам путников предстала лишь чернота, плоский сумрак без деталей и глубины, словно ночь сжалась в неосязаемую материю.

Вид замка вызывал тяжелое чувство не только у Андрея. Абу Дун становился все тише по мере того, как они приближались. Лошади сделались беспокойными. Их уши нервно подрагивали, а иногда животные топтались на месте или норовили убежать, словно чувствовали опасность.

— Дальше пойдем пешком. — Влад перешел на шепот, хотя до замка оставалось еще метров пятьсот.

Андрей гнал от себя мрачные мысли: в замке нет ничего сверхъестественного, и тени вокруг всего лишь тени. Единственным, что следовало держать под контролем, была его собственная фантазия, рисовавшая отвратительных призраков. По дороге сюда они видели картины, которые продолжали преследовать их и, видимо, еще не скоро отступят. Воины Дракулы полностью разрушили турецкий лагерь. И беспощадно преследовали оставшихся в живых. Теперь на свой манер они занялись пленными…

Несмотря на предупреждение Влада, еще часть пути они оставались в седлах, пока цыган не подал им знак спешиться и первым соскочил с лошади. Они подошли к замку сзади. Лес, везде тщательно выкорчеванный, чтобы лишить врагов укрытия, здесь поднимался метров на пятнадцать над стенами замка, что, однако, не приносило никакой пользы атакующим. Перед ними громоздились лишь мощные стены донжона, достаточно массивные, чтобы выдержать даже пушечный обстрел. Местность была абсолютно непроходимой, так что лошади почти не могли идти дальше. Доставить сюда тяжелую военную технику было практически невозможно. Предки Цепеша, построившие Вайхс, были умными стратегами. Замок не был большим, но противника, который попытается взять его, поджидали многочисленные препятствия.

— Как же мы попадем внутрь? — спросил Абу Дун, после того как они обошли вокруг. Он, как и Андрей, не мог представить себе, что где-то есть второй, менее охраняемый путь.

— Есть потайной ход. — Влад колебался, прежде чем раскрыть секрет. — Один из предков Цепеша построил его, чтобы незаметно покинуть замок в случае осады. Он никогда не использовался, но до сих пор существует.

— И тебе это известно? — В голосе Абу Дуна снова прозвучало недоверие.

— Я цыган, — ответил Влад презрительно. — Тайные пути и секретные ходы — это наш мир. Иначе как бы мы могли так хорошо жить воровством?

Требовательным взглядом Андрей заставил мавра замолчать.

Влад сердито взглянул на пирата, потом, ни слова не говоря, отвернулся и пытливо осмотрелся по сторонам. Спустя несколько мгновений он опустился на колени возле куста и раздвинул ветки с длинными шипами.

— Тут лаз. Подъем не особенно крутой. Придется ползти. Но он приведет вас прямо в подвал замка.

— А ты? — удивленно подняв брови, спросил Абу Дун.

— Я не могу идти с вами, — покачал головой Влад. — Цепеш приказал мне ждать вас в замке. Я должен соблюдать осторожность. Он уже и так относится ко мне с недоверием.

— Куда точно ведет этот проход? — осведомился Андрей. Ему тоже стало неуютно при мысли о том, что их ожидает.

— В маленькое помещение, которое уже много лет пустует, — ответил Влад. — Ждите меня там. Я приду к вам, как только смогу.

— Через неделю или две, — предположил Абу Дун.

Влад не обратил внимания на его слова.

— Цепеш вернется усталым. Мучить людей до смерти — довольно напряженная работа. Я приду к вам, когда он выспится. К тайному входу примыкает потайная лестница, ведущая в спальные покои графа. Я покажу ее вам. А теперь идите. Скоро рассвет.


Сначала Андрей и Абу Дун ничего не видели. Кругом царил абсолютный мрак. Довольно долго они в полной темноте карабкались по каким-то древним железным ступеням, выбитым в скале. Потом добрались до прохода, о котором говорил Влад.

Андрей пришел к выводу, что Влад хотя и знал об этом проходе, но, видимо, никогда им не пользовался. Он был настолько низким, что большую часть пути пришлось проделать ползком. Дважды свод так нависал над ними, что Андрей всерьез опасался, как бы им не застрять, — страшная картина, от которой сердце начинало учащенно биться. Абу Дун, шедший первым, непрерывно ругался, так что Андрей боялся, как бы охрана на стенах не услышала его.

Когда давящая теснота наконец кончилась и влажный грубый скальный грунт сменился обтесанным камнем, светлее не стало. Тем не менее у Андрея возникло чувство, что он снова может дышать. Правда, воздух был тут еще хуже, чем в нижнем лазе, откуда-то сильно несло плесенью и гнилью, как будто здесь кого-то убили.

Из-за полной темноты Абу Дун то и дело спотыкался, при этом казалось, что он непрерывно что-то опрокидывает и разбивает. Скоро он проворчал:

— Дверь заперта. Снаружи.

— А чего ты ждал? — Андрей сел, подогнув под себя ноги, и оперся спиной и затылком о холодный камень. Какое-то насекомое со многими ножками прошмыгнуло по его лицу, и он с отвращением смахнул его.

— Ничего, — пробормотал Абу Дун. — Наверно, надо радоваться, что тут вообще имеется дверь.

Андрей слышал, что он тоже сел.

— Ты все еще не доверяешь Владу?

— А почему я должен доверять ему?

— До сих пор он держал слово, — напомнил Андрей. — Если бы не он, нас уже давно могло бы не быть. По крайней мере, на свободе.

— То-то и оно, — ответил Абу Дун. — Я не доверяю людям, которые делают мне подарки.

Андрею показалось утомительным додумывать до конца эту мысль. Он устал. Сколько времени прошло с тех пор, как он спал в последний раз? Он заснул. Проснувшись с легкой головной болью, дурным вкусом во рту и такой тяжестью в руках и ногах, словно они были налиты свинцом, он почувствовал, что прошло много времени. Разбудил его стук тяжелого засова. Еще прежде, чем открылась дверь и к ним проник мерцающий свет, его рука скользнула туда, где обычно он носил свой меч.

От красного света факела он заморгал. В дверь вошел Влад. Точнее говоря, не вошел, а занес в проход правую ногу и руку, державшую факел. Другую руку он резким движением протянул по направлению к ним.

— Пошли, — сказал он. — Быстрее. Надо спешить.

Андрей и Абу Дун послушно встали. Андрею пришлось сделать быстрый шаг в сторону, чтобы не потерять равновесие и удержаться на ногах. Он был так измучен, что мог спать целую вечность.

— Зачем спешить? — спросил Абу Дун. — У тебя было много времени.

— Во-первых, не так громко, — сказал Влад. — Нас могут услышать.

Лицо Абу Дуна исказила гримаса удивления:

— Кто? Я думаю, сюда никто не спустится?

— В замке полно гостей, — ответил Влад. — Не все попали сюда по своей воле. Темницы переполнены. Возможно, это помещение тоже понадобится. Следуйте за мной. И ни звука!

Он не дал им возможности еще о чем-то спросить и быстро вышел. Андрею и Абу Дуну пришлось следовать за ним, если они не хотели остаться в темноте. Сколько позволяли пляшущие тени и мерцающий красный свет, они с любопытством смотрели по сторонам. Однако разглядели немногое. Проход, пробитый в скальной породе, был узким. Сводчатый потолок нависал так низко, что факел Влада оставлял на нем следы сажи. По обеим сторонам были еще две двери, весьма массивные, но закрытые, так что они не могли видеть, что за ними находится.

Влад остановился, когда они достигли каменной лестницы, и указал факелом наверх.

— Там темницы, — сказал он. — Когда я пришел, охраны не было, но никогда нельзя знать наверняка. Будьте осторожны.

Узкая лестница улиткой уходила вверх. Они взбирались по ней шесть или семь метров, пока она не привела их в несравнимо более просторное подвальное помещение. Подвал напоминал трюм для перевозки рабов на шхуне Абу Дуна: большая площадь была поделена высокими, до самого потолка, решетками на множество мелких клеток, между которыми вел узкий проход. В каждой из этих клеток находилось по меньшей мере двое пленников, исключительно турецких воинов. Многие были ранены, но никто не удосужился перевязать их. Страшное зловоние висело в воздухе, слышались стоны, бормотание, тихое всхлипывание. Некоторые из пленных, по всей видимости, молились, некоторые провожали их взглядом, но никто ни о чем не говорил.

Внезапно Влад схватил Абу Дуна за руку и грубо толкнул его вперед, так что тот едва не упал. Пират напрягся, и Андрей, увидев искаженное от ненависти лицо мавра, испуганно глотнул воздух. Но тут они заметили перед дверью в другом конце прохода караульного, который, опираясь на копье, с любопытством смотрел на них.

— Шевелись, язычник! — прикрикнул Влад. — Не бойся, эти темницы не для тебя. С тобой у меня совершенно другие дела.

Абу Дун сделал движение, говорившее о его намерении оказать сопротивление, но Андрей быстро перешел на сторону Влада и принял воинственную позу. Постовой теперь очень внимательно наблюдал за ними.

— Обрати на него внимание, — сказал Влад стражнику. — Ему нельзя причинять вред. Мы не хотим испортить веселую шутку.

Он сделал угрожающее движение факелом в сторону Абу Дуна. Если бы пират поспешно не отвернул голову, пламя опалило бы его лицо. Еще мгновение Абу Дун в ярости смотрел на Влада, потом продолжил путь. Андрей вздохнул, но у него не было уверенности, что опасность миновала. Караульный, несомненно, узнал Влада и с уважением смотрел на него. Андрей надеялся, что он не спросит, почему у его спутника нет оружия, а исполинский пленник не закован в кандалы.

Они прошли мимо зарешеченной клетки, которая была просторнее других. В ней не было пленников, однако были изощренные орудия пыток. Андрею и раньше приходилось видеть пыточные камеры, но теперь он впервые видел такое помещение в тюрьме для пленных.

Цепеш хотел, чтобы пленные видели, чем тут занимаются.

Опасение, чтобы караульный не спросил ничего лишнего, оказалось напрасным. Хотя человек смотрел на них чрезвычайно внимательно, он послушно отошел в сторону, увидев повелительный жест Влада.

Из темницы они перешли в новый проход, который оканчивался через двадцать шагов перед крутой лестницей. Там мерцал блеклый свет. Андрей ожидал, что Влад сразу пойдет к ступеням или к одной из дверей, находившихся по правую и левую сторону от них, но вместо этого цыган остановился и громко позвал постового.

Человек, мимо которого они как раз проходили, последовал за ними. Он хотел о чем-то спросить, но Влад опередил его.

— Подержи, — сказал он и передал ему факел.

Тот послушно взял его, а Влад не спеша вынул из ножен кинжал и перерезал ему горло.

— Аллах! — вырвалось у Абу Дуна. — Почему ты сделал это?

Караульный, хрипя, сполз вниз по стене и схватился руками за горло, выронив факел. Влад подхватил его, но продолжал следить, как умирающий упал на колени, а потом завалился на бок.

— Но… почему? — спросил теперь и Андрей.

Вместо того чтобы ответить, Влад повернулся к Абу Дуну и протянул факел ему:

— Подержи.

Абу Дун остолбенел. Он и пальцем не шевельнул, и тогда Влад протянул его Андрею. Тот взял палку с намотанной на конце просмоленной паклей, а Влад наклонился, подхватил под руки убитого и потащил обратно. Он положил его возле двери так, чтобы не сразу было видно тому, кто войдет сюда, и снял с него меч. Вернувшись, он поменял оружие на факел, который держал Андрей.

— Я спросил тебя, почему ты это сделал! — повысил голос Андрей. Он держал в руке меч. — В этом не было надобности.

— Правильно, не было, — ответил Влад. — Помогите мне!

Он подошел к стене, осторожно ощупал ее и кивнул. Втроем они навалились на стену. Андрей ощутил какое-то дрожание, потом услышал, как камень трется о камень, и стена чуть повернулась на своей оси, освобождая узкую щель, в которую такой дородный человек, как Абу Дун, мог протиснуться лишь с трудом. Влад осветил факелом пространство за образовавшейся щелью, и они увидели узкую винтовую лестницу, которая вела круто вверх — в спальные покои Цепеша.

— Он бы нас задержал, — сказал Влад, хотя теперь это объяснение было уже ненужным.

Андрей спрятал меч и первым полез в щель. Воздух был таким сухим, что он закашлялся. Пахло старьем, на каменных ступеньках лежал пятисантиметровый слой пыли, словно здесь ни разу не ступала нога человека.

Влад и Абу Дун последовали за Андреем и закрыли за собой дверь. Пламя начало гореть неровно из-за спертого воздуха и формы лестничной шахты, которая действовала как труба. Было холодно.

— Спальня Дракулы наверху, — сказал Влад. — Лестница ведет прямо туда. Придется действовать очень быстро. Если он крикнет, все пропало.

— Охранники? — спросил Абу Дун.

Влад покачал головой:

— Дракула не доверяет никому. Пока он спит, ни один человек с оружием не должен находиться поблизости. За исключением твоих братьев. Вампиров.

— Они мне не братья, — резко возразил Андрей.

— Называй их как хочешь, — продолжал Влад хладнокровно. — Их комната находится рядом, на той же лестничной площадке. Если Цепеш позовет на помощь… — Он пожал плечами. — Ты сам сказал, что по силе равен им.

— Не обоим вместе, — уточнил Андрей.

— Еще одна причина поторопиться. Мы войдем, ты убьешь его, и мы сразу уйдем.

— Если это так просто, почему ты уже давно не сделал этого сам? — удивился Абу Дун.

— Мы бежим по одной дорожке, — продолжал Влад, взглянув на Абу Дуна, но не отвечая на его вопрос.

— В случае, если они еще не обнаружили мертвого стражника.

— Едва ли, — ответил Влад. — Смена караула была как раз перед тем. Никто не спускается вниз добровольно. — Он сделал нетерпеливое движение факелом. — А теперь пошли!

— Не так быстро, — сказал Абу Дун. — Пленные…

— Невозможно, — откликнулся Влад испуганно. — Их больше двухсот! Понадобится целый день, чтобы вывести их потайным ходом. А через ворота нельзя. Во дворе замка больше сотни воинов. — Он мгновение поколебался и добавил резким тоном: — Мы пришли сюда не за тем, чтобы освободить твоих соотечественников, мусульманин! Они все еще наши враги.

— Ты…

— Он прав, — поспешил сказать Андрей. — С узниками ничего не случится. Если Цепеш будет мертв, с ними будут обращаться как с военнопленными… Не правда ли, Влад? Или?..

Влад кивнул как-то слишком поспешно. Они двинулись дальше. Лестница кончилась перед маленькой деревянной дверью. Влад объяснил, что все надо делать бесшумно, и указал на глазок в двери. Андрей встал на колени и заглянул внутрь. За дверью находилась неожиданно просторная, освещенная несколькими свечами комната.

— Его кровать справа, сразу у двери, — прошептал Влад. — Если ты будешь действовать быстро, он не успеет почувствовать, что происходит.

Андрей обнажил меч.

— Где Фредерик? — тоже шепотом спросил он.

— Спит в соседней комнате. — В голосе Влада слышалось нетерпение. — Как только все будет позади, мы сможем забрать его.

— Я не стану убивать Цепеша во сне, — сказал Андрей. — Я лишу его жизни, но по-своему. Я не убийца.

— Ты дурак! — сказал Влад. — Ты хочешь нас всех…

Андрей больше не слышал его. Он не дал себе труда поискать дверную ручку или какой-нибудь потайной механизм, а выдавил дверь плечом и ворвался в помещение. Недалеко от двери, возле деревянной стенной панели, стояла просторная кровать с огромным, богато украшенным балдахином и резными колоннами. Цепеш не спал, как утверждал Влад, а уютно сидел, опираясь на две большие шелковые подушки, и держал в руке золотой бокал. Он нисколько не удивился.

— Как долго! — сказал он хмуро. — Я уже начал опасаться, что ты передумал.

Андрей был сбит с толку. Цепеш ждал его! Он снял свой странный шлем, лежавший теперь возле него на кровати, но обмундирование, включая перчатки с шипами, было на нем.

— Что все это значит? — спросил Андрей.

— Во-первых, то, что ты, очевидно, высоко ценишь мое гостеприимство, Андрей Деляну, — ответил Цепеш. — Добровольно ты едва ли пришел бы сюда, не правда ли?

Он встал. Что-то прозвенело, когда он спустил ноги на пол и выпрямился.

Андрей медленно обернулся. Влад и Абу Дун вошли в спальные покои вслед за ним. Абу Дун был в панике, лицо Влада оставалось бесстрастным.

— Что происходит? — тихо спросил Андрей.

Прежде чем Влад ответил, это сделал за него Цепеш:

— Ты несправедлив к нему, Деляну. Он не предавал тебя. — Андрей с сомнением посмотрел на него, но Цепеш покачал головой и обратился к Владу: — Как долго ты остаешься со мной, друг мой? Три года? Пять? Ты думаешь, я не догадывался о том, что за все это время не было и дня, когда бы ты не желал моей смерти? Я знал, что ты не устоишь перед искушением.

— И, несмотря на это, ты спокойно ждал, что он приведет меня сюда? — Андрей поднял оружие. — Это очень глупо с твоей стороны, Цепеш. Я убью тебя.

Он начал обходить кровать. Цепеш поставил наконец свой кубок, вынул меч и быстро отступил от Андрея на несколько шагов.

— Ты боишься, Дракула? — Андрей злорадно засмеялся. — Мастер боли, дракон — и боится?

— Нет, — ответил Цепеш. — Только этот бой кажется мне не совсем безупречным. Я не могу победить тебя. Я готов к поединку, но он должен быть абсолютно честным!

Краем глаза Андрей заметил какое-то движение — и на секунду замер от ужаса. Как будто из-под земли перед ним возникла гигантская фигура, сверкающая золотыми доспехами. Кербер.

— Вы правы, граф, — сказал вампир, обращаясь к Цепешу, но ни на миг не выпуская из поля зрения Андрея, — он поступил неразумно, придя сюда.

Андрей попятился назад, стараясь не потерять из виду и Цепеша, и Кербера. Цепеш последовал за ним, правда медленно и на почтительном расстоянии, но Кербер не двинулся с места.

— Я обычно выполняю свои обещания, — сказал Дракула. — Так или иначе.

Он атаковал Андрея и едва не застал его врасплох. В самый последний момент Андрей поднял свой меч, парировал атаку Дракулы и нанес ответный удар. Но его меч лишь коснулся доспехов и высек искры. Мощь удара заставила Дракулу отпрянуть, однако ранен он не был.

Андрей носился вихрем. В конце блистательных и смертельных трех четвертей круга он произвел резкий выпад, и его меч замер на ширине ладони от лица Кербера. Но тут вампир, воспользовавшись секундным промедлением, пошел в наступление. Ни один другой противник не сумел бы отреагировать так быстро, чтобы самому не напороться на клинок Андрея, но Кербер сумел остановиться посреди маневра. Он чуть не потерял равновесие, отпрянул к стене и молниеносно откатился в сторону. Меч Андрея высек искры из стены рядом с его лицом. С трудом переводя дыхание, Кербер развернулся еще раз и окончательно потерял равновесие. Он не упал, но опустился на колени и в какой-то момент оказался беспомощным. Андрей рванулся к нему, ударил коленом в лицо и, исполненный яростного злорадства, увидел, как из носа Кербера хлынула кровь. Вампир был почти бессмертным, но перед болью он был бессилен. Он закричал, с глухим звуком ударился затылком о стену, на короткое время был оглушен и выронил оружие.

Андрей отскочил на полшага назад и занес меч, чтобы обезглавить вампира, но внезапно ощутил пронзительную боль в спине, между лопатками, и вскрикнул. На ватных ногах он кое-как добрался до стены, скользнул по ней вниз и полуобернулся. Он скорее догадался о движении, чем увидел его, инстинктивно отбросил голову в сторону, и несущие смерть шипы на перчатках Цепеша, которые на этот раз нацеливались на его глаза, лишь поцарапали ему висок. Андрей вывернул Дракуле руку и с силой оттолкнул его от себя. Один из страшных шипов проколол Андрею кисть и причинил новую жгучую боль, но он не обратил на это внимания и продолжал яростно теснить Цепеша. Тот сделал два шага назад, не удержался и с грохотом рухнул на пол. Он еще не успел опереться на руки, чтобы встать, как над ним уже были Абу Дун и Влад.

У Андрея не было времени осмыслить ситуацию. Кербер воспользовался секундной паузой, чтобы снова подняться на ноги и поднять свое оружие. В следующие мгновения Андрею пришлось изворачиваться, уклоняться от града ударов и уколов, которые вампир обрушил на него. Двумя неприцельными, но мощными ударами он отбросил вампира, отскочил на пару шагов назад и широко расставил ноги, чтобы стоять прочнее. Однако Кербер отказался от мысли снова атаковать, — казалось, он собирается с духом. Будь на его месте любой другой противник, Андрей точно знал бы, что тот допустил ошибку.

Не таким был Кербер.

Руки и плечи Андрея все еще болели. Удары Кербера были невероятно жесткими. Вампир был гораздо сильнее и восстанавливался быстрее. Рана на лице Андрея затянулась, но рука продолжала кровоточить. Разбитый нос Кербера уже восстановился. Было ясно, что вампир располагает большими резервами силы, чем Андрей.

Только теперь Андрей понял, что проигрывает бой.

Он прочел это в глазах Кербера. Вампир был проворнее и опытнее Андрея и лучше владел мечом. Самым страшным было то, что Андрей понимал: он проигрывал в то время, когда уже считал, что побеждает.

Краем глаза он заметил движение, потом услышал крик и резкий звон металла, ударяющегося о металл; Влад или Абу Дун, а возможно, и оба вместе сражались с Цепешем. Андрей удержался от порыва хоть на миг бросить взгляд в их сторону, но даже этого мгновенного невнимания, одной этой ошибки хватило Керберу для того, чтобы получить преимущество.

Андрей видел, что сейчас будет атакован, но реагировал так, как считал уместным в бою с таким сильным и опытным противником, как Кербер. Он не пытался отразить удар или хотя бы парировать его, а ловко уворачивался и держал свой меч достаточно далеко, чтобы клинок Кербера скользил вдоль его собственного, что лишало эффекта мощнейший удар вампира. В последний момент Деляну сделал вращательное движение мечом, которое должно было снизить силу удара Кербера и заставить вампира выронить оружие. Но Кербер предусмотрел и это, потому что он контратаковал похожим, но более сложным и быстрым движением, так что разоружить его Андрею не удалось. Почти отчаянным прыжком Деляну отскочил в безопасное место, но уже не сумел помешать вампиру нанести ему длинную, обильно кровоточащую рану в предплечье. Вторым прыжком он вышел из сферы досягаемости противника и переложил меч из правой руки в левую. В бою он в равной мере владел обеими руками. Рана в предплечье тем временем затягивалась.

Несмотря на это, некоторое, пусть и небольшое, преимущество у Кербера сохранялось. Однако бессмертный отказался от того, чтобы им воспользоваться. Он отошел назад, опустил оружие и подождал, пока на Андрее не заживет глубокий разрез на руке. Потом кивнул и сделал приглашающий жест.

Андрей не сразу понял его значение. Кербер хотел, чтобы он снова взял меч в правую руку. До сих пор вампир только испытывал свои возможности, теперь был уверен в превосходстве. Он играл с ним.

Эта мысль привела Андрея в бешенство. Он с трудом совладал с собой, чтобы без промедления не броситься на Кербера, что означало бы его собственный конец. Если у него еще оставался шанс одолеть этого исключительно опытного соперника, то лишь после того, как он успокоит свои нервы. Андрей мог рассчитывать только на какую-либо слабость или невнимательность вампира.

До сих пор Кербер не проявил ни того ни другого. Он снова пошел в наступление, но ограничился на этот раз немногочисленными молниеносными атаками, которые вынудили Андрея поспешно отступить, не представляя, впрочем, для него серьезной опасности. Андрей продолжал уклоняться от ударов, сам нанес меткий удар, но с отчаянием обнаружил, что рана у Кербера закрылась еще до того, как рыцарь отскочил в сторону. Вампир контратаковал двойной, мастерски проведенной комбинацией ударов по голове и плечам, которые Андрей хотя и отразил, не получив ранений, но испытал новые волны тупой пульсирующей боли в руке и плече.

Ему было все труднее поднимать меч. Его силы таяли, в то время как Кербер, казалось, с каждым нанесенным ударом становился сильнее. Медленно и беспощадно, но неудержимо продолжал он изнурять Андрея. Можно было ожидать, что в конце концов на него обрушится один из смертельных ударов.

Это произошло раньше, чем Андрей предполагал.

Кербер имитировал новую атаку, Андрей отпрянул, рассчитывая на то, что от неожиданности противник оступится. Но тот в последний момент прервал нападение, чтобы защитный прием Андрея оказался бессмысленным и сделал его жертвой собственного движения, от чего силы Кербера только удвоились. У Андрея, уже поддавшегося инерции движения назад, не оставалось шансов. Он был отброшен к стене. Рукоятью меча вампир ударил Андрея по руке, державшей оружие, так, что меч упал. Защищенной латами левой рукой рыцарь теперь ударил снизу по подбородку, и Андрей с такой силой стукнулся затылком о стену, что ему стало плохо.

Это был конец. Ноги отказали. Он беспомощно опустился на колени. Кербер ногой отшвырнул в сторону меч Андрея и тем же движением нанес ему страшный удар в ребра, от чего у Деляну перехватило дыхание. Затем он навалился на Андрея и стал бить его коленом по уже сломанным ребрам, что безмерно усиливало боль. Его зубы вгрызались в горло Андрея, терзали его плоть, нащупывая сонную артерию. Андрей делал отчаянные попытки подняться и сбросить с себя вампира. Но ему не хватало сил. Зубы неистово рвали его горло, и Андрей чувствовал, как его кровь и что-то еще, невидимое, скрытое, вытекает из него. На какое-то время в этот кошмарный миг у него возникло чувство, что он покинул свое тело и движется сквозь черную бесконечность, оглашенную криками тысяч растерзанных душ, потом его схватила невидимая сильная рука и швырнула обратно, но не в его собственное тело, а…

Кербер встал, его зубы оставили горло Андрея. Он пошатнулся, завалился на бок и издал странный клокочущий вопль, прижимая руки к горлу. Сквозь его пальцы проступал кровавый след от кинжала, который Влад вонзил ему в затылок.

Андрей собирался с силами. Он должен был сделать это. Нападение Влада принесло ему краткую отсрочку, и ничего больше. Эта глубокая рана не могла убить Кербера. Деляну видел, как невероятно быстро на вампире все заживало. Но он сам был ранен, и Кербер украл у него больше чем немного крови. Он был слаб, невероятно слаб.

Кербер пытался руками дотянуться до затылка и вытащить кинжал. Но Влад освободил его от этой работы. Он выдернул клинок, воткнул его между лопаток и швырнул вампира на пол. Потом одним прыжком оказался около Андрея и помог ему подняться.

Андрей не знал, что его ждет. Инстинктивно он пытался защититься, но его сил не хватило даже на то, чтобы оттолкнуть смертного. Влад рванул его к себе, бросил на Кербера и прижал его лицо к горлу вампира.

— Пей! — приказал он. — Пей, иначе умрешь! Ты этого хочешь?!

Андрей всеми силами противился — не только настоянию Влада, а гораздо больше той темной жажде, которая проснулась в нем, едва первая капля крови оросила его губы.

Однако попытка сопротивления оказалась тщетной. Рывок Влада был беспощадным, и жажда превратилась в пылающий адский огонь, который смел его волю. Теплая кровь с горьким привкусом меди наполнила его рот, но было там и что-то другое.

Это было не так, как в прошлый раз с Мальтусом. И не так, как было с ним самим. Кербер был тут, но извлекать его из его же плоти не пришлось — сущность вампира рвалась из него; воспоминания, мысли, его душа и все его темные желания и влечения, каждая секунда его уже многовековой жизни, черное пламя, внедрявшееся в его душу, грозили погасить все, что раньше было Андреем. Он думал, что одолеть Мальтуса было трудным делом, но Кербер был бесконечно старше и в тысячу раз сильнее. Дух вампира угнетал и мучил его так же беспощадно, как это делало его тело. Борьба была не менее жесткой и длилась дольше.

Андрей утратил чувство времени. В какой-то момент он ощутил, как плоть Кербера стала словно засыпать, телесная жизнь покидала его. Но дух вампира продолжал существовать и теперь начал борьбу за обладание тем единственным телом, которое было теперь одно на них обоих. Андрей вскрикнул. Он корчился на полу, бил руками и ногами вокруг себя. Трансформация произошла, но понадобится еще долгое время, прежде чем станет понятно кто кого.

И вдруг все кончилось.

Дух Кербера взвился еще раз — и исчез. Черное пламя погасло, осталась одна могучая сосущая пустота, в которую Андрей мог рухнуть. Но в то же время он чувствовал, что его наполняет новая, неведомая ранее сила. Кербер ушел, но, несмотря на это, он был еще тут, в нем, став частью его самого.

Андрей медленно приходил в себя. Он поднес руки к лицу, чтобы лучше разглядеть их. Он не удивился бы, если бы вместо своих собственных тонких пальцев вдруг увидел крепкие, толстые руки Кербера. Однако они не изменились.

Рядом с ним раздался удивленный возглас. Андрей повернул голову, взглянул на лицо Влада и понял, что выражение ужаса в глазах цыгана относится не к нему. Он посмотрел в том же направлении, что и Влад.

Кербер…

…отходил.

Рана на шее закрылась, словно тело даже после смерти помнило о тех таинственных способностях, которыми когда-то обладало, но кожа уже начала желтеть. Она стала сухой, потрескалась и как-то сжалась, словно находившаяся под ней плоть стала распадаться.

Андрей был в ужасе и одновременно в смятении. Когда умирал Мальтус, такого не случилось.

— О боже! — прошептал Влад. — Ему было несколько сот лет.

Влад пристально смотрел на Андрея, потом наклонился и схватил меч, который уронил Кербер. Еще прежде чем Андрей понял, что он делает, Влад приставил острие меча к сердцу Андрея.

— Что… ты делаешь? — спросил Андрей растерянно.

— Я вырежу твое сердце, если ты хотя бы моргнешь глазом, — угрожающе ответил Влад. — Где вы были прошлой ночью? Где прятались?

— В развалинах, — ответил Андрей, не понимая, чего от него хотят. — Ты же знаешь!

— А точнее? — Давление клинка усилилось. — Отвечай скорее!

Андрей бросил взгляд в сторону Абу Дуна. Широко расставив ноги, пират стоял над Цепешем, который, раскинув руки, неподвижно лежал на полу. Абу Дун сбил графа его же собственным шестопером. Держа в левой руке оружие, он смотрел на Андрея недоверчиво прищуренными глазами. Отнюдь не дружественно.

— Хорошо, — сказал Андрей. — На старой мельнице. В погребе. Абу Дун свалился с лестницы. Какого черта все это?

Последние слова он почти выкрикнул. Ни на Влада, ни на Абу Дуна это не произвело ни малейшего впечатления. Меч оставался у его сердца.

— У меня на шхуне, — сказал Абу Дун, — я сделал тебя небоеспособным. Не так ли?

— Моя спина… — ответил Андрей. — Ты сломал мне крестец.

Абу Дун почти незаметно кивнул. Цыган отошел назад, опустил меч и вздохнул с облегчением.

— Могу ли я встать или мне отрубят голову? — сердито спросил Андрей.

— Прости. Но мы должны быть уверены, что ты это действительно ты. — Влад нервно засмеялся. — Я думаю, что это ты.

— Я, по крайней мере, надеюсь на это. — Андрей встал. — В какой-то момент я засомневался, смогу ли одолеть его. Он был страшно сильным.

Андрей с содроганием еще раз посмотрел на труп Кербера, вернее, на то, что от него осталось; это был всего лишь скелет, на котором висели сухие, как пергамент, лохмотья кожи.

— Как ты это понимаешь: ему было несколько сот лет? — спросил Андрей.

— Природа вернула себе то, чем веками владела черная магия, — ответил Влад.

Андрей чувствовал, что это правда. Кербер состарился за несколько секунд на бесконечные годы, которые он ранее отторг у природы. Мальтус был значительно моложе; хоть и вампир, он имел за плечами среднюю человеческую продолжительность жизни.

Андрей спрятал меч в ножны, прежде чем обратился к Владу:

— Ты знаешь много разного о… вампирах, демонах… обо мне?

Влад усмехнулся по-особому, как всеведущий человек:

— Я говорил тебе: я знаю все древние легенды. Но своими глазами я ничего подобного раньше не видел.

— И что же? — спросил Андрей. — Я выдержал испытание?

— Легенды рассказывают также о бессмертных, которые не были злыми, — невозмутимо продолжал Влад. — Откуда мне было знать, к какому виду принадлежишь ты?

Андрей многое мог бы сказать об этом, но промолчал.

Он подошел к Цепешу, перевернул его на спину и ударил два-три раза ладонью по лицу, пока тот не открыл глаза.

Абу Дун бросил шестопер, рывком посадил Цепеша и заломил ему руку за спину, предварительно отобрав страшную перчатку с шипами.

Цепеш стонал от боли, но единственным чувством, которое Андрей прочел в его глазах, была ненависть.

— Вам не уйти отсюда, — выдавил он из себя. — Вы умрете. Я сделаю для вас особую… — Он прервал себя криком, когда Абу Дун еще больше заломил его руку.

— Фредерик! — крикнул Андрей. — Где он?

— От меня вы ничего не узнаете! — ответил Цепеш.

— В этом нет надобности, — сказал Влад. — Я могу отвести вас.

— Ты жалеешь его? — спросил Абу Дун.

— Нет. Но у нас мало времени. Убей его ради меня, но сделай это быстро. А парень должен находиться в одной из соседних комнат. Все гости размещены здесь, наверху.

— Свяжи его. — Андрей кивнул Абу Дуну.

Пират без труда держал Цепеша одной рукой, а другой отрывал полосу от простыни Дракулы, которой тут же и связал ему запястья за спиной. Лицо Цепеша было серым от боли, но он не издал ни звука. Вторым куском ткани Абу Дун заткнул ему рот, потом пинком заставил его упасть на колени.

— Почему ты не прикончишь его? — спросил Влад. — Разве не для этого мы пришли сюда?

— Позже, — отозвался Андрей. — Сначала найдем Фредерика.

Влад ограничился сердитым взглядом, схватил Дракулу за связанные руки и грубо подтолкнул его перед собой к двери.

Абу Дун остался там, где стоял.

Влад и его пленник достигли двери. Прижимая Цепеша к стене, Влад отодвинул засов. За дверью был узкий, освещенный единственным факелом проход. Людей видно не было.

Андрей удивился и встревожился. Его борьба с Кербером не была бесшумной. Несмотря на толстые стены, крики и звон скрещивающихся мечей должны были быть слышны даже внизу, во дворе замка.

— Вторая дверь, — шепнул Влад.

В ответ Андрей только кивнул, огляделся по сторонам, сделал шаг и снова остановился.

— Что случилось? — с тревогой спросил Влад.

Вместо ответа Андрей указал на место у себя за спиной. Абу Дун исчез.

— Дурак! — прошипел Влад. — Он погубит себя и всех, кого хотел освободить! Во дворе полно солдат!

Андрей испугался, что он прав. После того, что они увидели внизу, в подвале, он мог понять Абу Дуна. Но это было безумием. Даже если ему удастся две сотни человек, в том числе несколько тяжело раненных, вывести из замка через потайной ход… куда он их поведет? Солдаты Цепеша устроят беспощадную охоту на каждого мусульманина, которого увидят, а новое османское войско еще далеко.

— А ведь он это сделает, — сказал Андрей.

Не имело никакого смысла идти вслед за Абу Дуном. Даже если бы удалось догнать пирата, его невозможно было бы отговорить от задуманного. Деляну предположил, что этот план возник у Абу Дуна, когда они в первый раз вошли в пыточные камеры Дракулы.

— Безусловно. — Влад скривил губы. — Это, пожалуй, следовало предусмотреть.

Влад толкал Цепеша перед собой как щит, подгоняя его кинжалом, конец которого он всадил в узкую щель между его латами. Андрей надеялся, что Влад не слишком сильно колол его. Он по-прежнему не был готов хладнокровно убить человека, даже такого, как Дракула. Возможно, он им еще понадобится, если удастся унести отсюда ноги.

Они подошли к двери, на которую указал Влад. Андрей прислушался, но ничего не услышал. Они были одни. Дело пахло ловушкой.

Преодолевая сомнения, Андрей открыл дверь и убедился, что прав.

Фредерик сидел под окном на низком стуле и смотрел на него во все глаза. Его руки и ноги были прикованы к стулу, а во рту у него был кляп — видимо, для того, чтобы помешать ему подать сигнал Андрею. Билер, последний из троих бессмертных, которые состояли на службе у отца Доменикуса, высился у него за спиной, а сам отец Доменикус восседал в кресле с высокой спинкой и гневно взирал на Андрея. Он тоже был привязан — грубая веревка вокруг талии не давала ему соскользнуть на пол. Шрам от ранения, которое Фредерик причинил ему в Констанце, был отчетливо виден. Андрею казалось чудом, что он жив. Кроме них, в помещении находились еще восемь стрелков, целившихся в него из арбалетов.

Возможно, он все же рискнул бы метнуться назад и попытаться спастись бегством, даже если его настигнет несколько стрел. Однако в этот момент у него за спиной возникли Влад и Цепеш. Оступившись, Андрей сделал еще шаг в комнату. У одного из стрелков сдали нервы, и он выстрелил из арбалета, но, впрочем, не попал. С тупым звуком стрела пролетела у самого плеча Андрея и вонзилась в дверную раму, но отец Доменикус строго пригрозил:

— Нет!

Остальные не стреляли, но их пальцы оставались на спусковых крючках, в то время как их товарищ спешно перезаряжал свое оружие. Андрей оцепенел. Доменикус наклонился в своем кресле вперед, насколько позволяла опоясывавшая его веревка.

— Это очень умно с твоей стороны, — сказал он. — Я знаю, как ты проворен. Но, как видишь, меня защищает не только Господь Бог, но и немало отважных воинов. Можешь быть спокоен, они знают, что делать.

Он пристально смотрел на Андрея и, очевидно, ждал ответа. Андрей не доставил ему удовольствия, но ответил на взгляд Доменикуса так твердо, как только мог. Глаза Доменикуса горели ненавистью, но это было еще не все, что Андрей в них прочел.

Гораздо сильнее ненависти были ожесточение и гнев. Лицо Доменикуса было рассечено глубокими бороздами, которые оставили на нем боль и недуги. Его кожа имела нездоровый, сальный блеск. Этот человек страдал сильнее, чем Андрей, возможно, представлял себе.

— Ты молчишь, — продолжал Доменикус. В его словах слышалось разочарование. Церковный сановник попытался встать, но смог лишь поднять руки. — Вы были правы, граф, — продолжал он изменившимся тоном и обращаясь уже не к Андрею. — Прошу прощения, что позволил себе усомниться в вашей оценке. Не думал, что он в состоянии победить Кербера.

— Я распознаю воина, когда вижу его. — Влад отошел на шаг, быстрым движением рассек оковы на руках Цепеша и отскочил в сторону, заметив, что стоит на линии огня одного из стрелков с арбалетом.

— Влад? — пробормотал Андрей. — Ты…

— Граф Владимир Цепеш Третий, Дракула, — отрекомендовался Влад с насмешливым поклоном.

Ненастоящий Цепеш гневным движением выдернул кляп и ударил Андрея тыльной стороной ладони по лицу.

— Влад, — сказал Влад Дракула резко, — не теперь. У тебя будет достаточно времени и удобных случаев получить удовлетворение, но не теперь. — Он сделал повелительный жест. — Иди и найди работорговца, прежде чем он причинит реальный вред.

Фальшивый Дракула повернулся и исчез. Цепеш смотрел вслед ему, качая головой, потом протянул руку и взял из рук Андрея меч.

— Не возражаешь? Я наконец увидел, как ты умеешь им орудовать.

Андрей не стал ему препятствовать. Он и самого Цепеша мог бы еще и теперь убить, но это означало немедленный конец — и его собственный, и Фредерика.

— Жаль Кербера, — сказал отец Доменикус. — Он долго служил мне верой и правдой. Господь Бог позаботится о его душе, вы оба получите сполна, что заслужили.

Андрей заметил, как Билер напрягся, но снова опустил руки.

— Ты не можешь осквернить имя господина, — продолжал Доменикус. — Такое творение дьявола, как ты.

— Хватит болтать, Доменикус, — холодно сказал Андрей. — Чего ты хочешь? Сделай это, только избавь меня от необходимости положить конец твоей болтовне.

— Убить тебя? — Доменикус сделал вид, что эта мысль пришла ему в голову впервые. — Да, я сделаю это. И можешь быть уверен, что на этот раз я постараюсь собственными глазами убедиться, что ты мертв. Ты будешь гореть, колдун. — Он указал на Фредерика. — Вместе с этим одержимым дьяволом мальчишкой.

— Не так быстро, отец, — вмешался Цепеш. — У нас есть договоренность.

В глазах Доменикуса вспыхнул огонь.

— Договоренность? Он убил одного из моих лучших людей!

— Двоих, если быть точными, — поправил его Цепеш. — Они это заслужили. Воин, позволяющий убить себя, ничего не стоит. Я же вас предостерегал. — Он покачал головой. — Деляну мой!

В глазах Доменикуса пылала откровенная ненависть.

— Вы не знаете, с кем говорите!

— С представителем святой римской инквизиции, — ответил Цепеш и издевательски поклонился. — Но Рим далеко, и у Церкви есть тут ровно столько власти, сколько я за ней признаю. Что сказали бы ваши братья в Риме, если бы узнали, кого вы держите у себя на службе, отец?

— Не перегибайте палку, Цепеш, — сказал Доменикус. — Я вам очень обязан, но каждая обязанность имеет границы.

— Я не собираюсь угрожать вам, — смеясь, ответил Цепеш. — Я только напоминаю о соглашении, которое мы заключили. — Он указал на Фредерика, потом на Андрея. — Вы получаете парня, я — его.

— Оставьте Фредерика в покое, — сказал Андрей быстро. — Это дело наше с тобой, Доменикус.

— Ничего подобного, — ответил инквизитор. — Возможно, так оно и было, но до того, как это невинное дитя разрушило мой позвоночник.

— Значит, ты хочешь мстить, — сказал Андрей.

— Нет, — ответил Доменикус. — Парень одержим дьяволом, впрочем, как и ты, и весь ваш проклятый род. Но он еще мальчик. Нечистая сила прикоснулась к его душе, но еще не окончательно овладела ею. Я возьму его с собой и поборюсь с дьяволом за его душу.

— Ты говоришь о дьяволе? — Андрей почти смеялся. — Сколько человек ты обрек на смерть во имя Господа?

— Зло обрело силу, а сатана хитер. Его надо вырвать с корнем! — Доменикус сделал резкое движение рукой. — Уберите этого дьявола с глаз долой. И принесите мои лекарства. У меня сильные боли.


предыдущая глава | Вампир | cледующая глава