home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



6

Вскоре они вышли на дорогу, которая резко сворачивала на запад. Уже вечерело, когда им встретился первый человек. То, что Андрей видел вдалеке, было действительно дымом от камина. Маленький городишко. Но находился он гораздо дальше, чем ему показалось, да и дорога вела не прямо к нему, а изрядно петляла. Хотя она была широкой и находилась в хорошем состоянии, за весь день им так никто и не повстречался.

Когда они подошли к населенному пункту, Андрей увидел, что это скорее крепость. Более чем двухметровый деревянный частокол окружал дюжины две простых построек; некоторые из них были возведены в грубой фахверковой манере, но большинство сооружено из скалистой породы и глины. Была тут и деревянная сторожевая башня, с площадки которой, расположенной на восьмиметровой высоте, хорошо просматривались окрестности и широко распахнутые ворота, производящие впечатление массивных. Все оборонные сооружения были старыми и во многих местах залатанными и подновленными, но, в общем, в безупречном состоянии.

Местное население встретило их с естественным недоверием простых людей, но тем не менее приветливо. Андрею удалось по дешевке снять для всех троих ночлег и за мелкую монету из кошелька Абу Дуна заказать ужин.

Кормили зайчатиной.

Хотя городишко был совсем маленьким, постоялый двор оказался неожиданно большим, с многочисленными комнатами, и, едва солнце село, трактир начал быстро заполняться. Фредерик, единственный, кто приступил к еде с аппетитом, едва увидев тушеного зайца, сразу после ужина удалился, но Андрей и Абу Дун остались. Андрей с удовольствием пошел бы наверх и вытянулся на удобной постели. Уже давно ему доводилось спать только на жесткой земле, с седлом под головой вместо подушки, и перспектива лечь в постель, пусть состоящую всего лишь из одного соломенного матраца, казалась ему райской.

Однако они нуждались в сведениях. Им надо было знать, где точно они находятся, кто правит в этой части страны, какие крупные города есть поблизости и какой из них им лучше обойти стороной… Тысяча вопросов, каждый из которых может стоить им жизни. И еще нужны были лошади.

Андрей знал, что задавать вопросы напрямую не следует. Люди в отдаленной местности охочи до новостей, но недолюбливают тех, кто чрезмерно любопытен. И даже защитный частокол, которым обнесен городок, говорил о том, что у них есть основания не доверять чужакам.

Между тем Абу Дун проявил неожиданную искусность в общении с местной публикой. Безусловно, уже сам вид всего чужого вызывал у людей страх, но Абу Дун громко и много смеялся, велел хозяину поставить на каждый стол кувшин пива, и наконец любопытство победило. Скоро за их столом собралась добрая дюжина мужчин, угощавшихся за их счет, слушавших истории, которыми щедро потчевал шумную компанию Абу Дун и которые, несомненно, были придуманы, но весьма увлекательны. И постепенно они получили всю информацию, в которой нуждались.

Андрей держался в стороне, но не мог не восхищаться тем, с какой ловкостью Абу Дун обращался со словом. Мусульманин отлично умел не только преодолеть недоверие местных жителей, но еще и создать такую атмосферу, при которой те сами, по своей инициативе, начинали рассказывать. За время, прошедшее после ухода Фредерика, возникло такое чувство, как будто собрался круг добрых старых друзей и они с интересом слушают рассказы одного из них, вернувшегося из долгого путешествия, полного невероятных приключений.

Дело шло к полуночи, когда за окнами на улице возник какой-то шум. Андрею показалось, что он слышит крик, возбужденные голоса и шаги. Он с раздражением посмотрел в сторону двери, другие сделали то же самое. Два человека встали и покинули трактир, Андрей тоже хотел встать, но его удержали предостерегающий взгляд черных, как ночь, глаз Абу Дуна и едва уловимое, на что-то намекающее покачивание головы. Конечно, мусульманин прав: все, что там произошло, не имело к ним абсолютно никакого отношения.

Абу Дун поднял свой бокал и кивнул хозяину, чтобы он принес всем еще пива, и на какое-то время оборвавшийся было разговор возобновился, хотя настроение не было уже таким непринужденным, как раньше. Сидевшие за столом то и дело беспокойно поглядывали на дверь, разрываясь между желанием слушать захватывающие истории Абу Дуна и знать, что происходит на улице. «По крайней мере, это не внезапное нападение турок», — думал Андрей в тщетной попытке успокоить себя. Шум почти совсем прекратился. Показалось, что где-то поодаль плачет женщина, впрочем, уверенности в этом не было.

Дверь распахнулась, и один из кутил, высокий истощенный человек с длинными, до плеч, черными волосами, вернулся. Он только что сидел за столом, много и от души смеялся над историями Абу Дуна. Теперь он был смертельно бледен. У него дрожали руки, а глаза горели, как будто он увидел самого сатану.

— Что случилось? — спросил один из сидевших за столом.

— Мирослав, — ответил темноволосый. — Они нашли дочь Мирослава.

Он закрыл за собой дверь, нетвердыми шагами подошел ближе и схватил со стола первый попавшийся бокал, чтобы залпом опустошить его.

— Что с ней? Говори!

Человек поставил бокал и огляделся по сторонам с таким видом, как будто с трудом узнавал присутствующих. Андрею показалось, что особенно долго он задержал взгляд на Абу Дуне.

— Мертва, — сказал он наконец. — Она мертва.

Какое-то время стояла гробовая тишина, но потом поднялась страшная сумятица. Мужчины, крича наперебой, вскакивали со стульев. Некоторые выбегали из трактира, и все говорили одновременно, пока один человек, который раньше первым обратился к темноволосому, резким криком не потребовал от всех замолчать.

— Рассказывай, — велел он, протягивая темноволосому второй бокал пива.

Тот хотя и взял его, но пить не стал.

— Особенно и рассказывать нечего, — начал нервно темноволосый. — Ее нашли за воротами. Она выходила… не знаю зачем. — Он встряхнулся. — Я видел ее. Это ужасно. Кто-то выколол ей глаза и…

Рассказчик замолчал, но выражение его лица говорило о том, что это было далеко не единственное, что сделали с ребенком. И может быть, не самое худшее.

Он сделал глоток пива и еле слышно пробормотал:

— Ужасно… Ее зверски убили.

Андрею понадобилось приложить усилия, чтобы не содрогнуться. Он пытался обменяться взглядом с Абу Дуном, но пират смотрел на темноволосого и, казалось, полностью сконцентрировался на том, что тот говорит. Его лицо ничего не выражало и словно застыло.

Андрей почувствовал на себе чей-то взгляд. Сначала он не обратил на это внимания, но потом подчеркнуто медленно повернулся к смотревшему и взглянул ему прямо в глаза. То, что он увидел в них, ему не понравилось.

— Ужасно, правда? — спросил Деляну.

Человек кивнул:

— Да. Такого у нас еще не бывало. Во всяком случае, до сегодняшнего дня.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил Андрей.

— Только то, что сказал. Мы живем мирно. Среди нас нет убийц. По крайней мере, до сих пор не было.

— Пока не появились мы, думаешь ты? — вмешался Абу Дун.

Андрей спросил себя, не потерял ли он рассудок.

— Скажем, так.

— Не будь дураком, Ускед, — сказал темноволосый. — Они все время сидели тут. К тому же это мог быть не человек.

— Как так?

— Потому что ни один человек не способен на такую жестокость, — ответил темноволосый, вздрогнув. — Она была просто разорвана на куски, ее кровь… — Мгновение он искал слова, потом решительно тряхнул головой. — Нет, это мог быть только зверь. Хотя я не представляю себе, какой зверь способен на такое.

— Может, это колдун? — упрямо предположил первый.

— Ну, хватит, — вмешался хозяин, выйдя из-за стойки и присоединившись к ним. В правой руке он держал полный кувшин пива, но не было похоже, что он собирается угощать из него собравшихся, — скорее, хозяин раздумывал, о чью голову его разбить. — Колдовство! Что за чушь! Погиб ребенок. Неприлично болтать такую богохульную ерунду! — Он поднял кувшин. — Наливаю последний раз. После этого расходитесь по домам.

— Он прав, — сказал темноволосый. — Уже поздно. Пора спать. Когда рассветет, возможно, нам удастся выйти на след чудовища, сотворившего это.

Никто не выразил желания выпить последний бокал, предложенный хозяином. Все ушли, последним трактир покинул Ускед, бросив долгий подозрительный взгляд на Андрея и особенно на Абу Дуна.

— Я должен попросить у вас прощения, — сказал хозяин, покачивая головой. — Они…

— Да ладно, — перебил его Андрей. — Это ужасно. Я не в обиде на них. Ты знал ребенка?

— Здесь все знают всех, — сказал хозяин.

— Значит, отдельные незнакомцы, само собой, подпадают под подозрение, — добавил Абу Дун. — Еще хорошо, что мы все время сидели тут и пили. А то нас взяли бы за горло.

— Да, — отозвался хозяин. — Но вы находились тут.

Абу Дуну не понравился тон, которым были сказаны эти слова, поэтому он спросил:

— Надеюсь, ты не веришь, что мы волшебники или даже колдуны?

Хозяин чуть замялся, прежде чем ответить:

— Не знаю, во что я должен верить. То ли есть колдовство, то ли нет. Я знаю только, что вы были тут, и тому есть достаточно свидетелей. — Он сделал шаг по направлению к стойке и остановился. — Но если вы хотите мой совет…

— Говори, — подбодрил его Андрей.

— Вы пробыли у меня дольше всех, — сказал хозяин. Слова давались ему с видимым трудом. — Они очень напуганы и разгневаны, а это простые люди. Они будут искать виновника.

— Ты считаешь, нам лучше исчезнуть? — спросил Андрей.

— Вы спрашивали о лошадях, — сказал хозяин вместо того, чтобы прямо ответить. — У меня есть три лошади, которых я могу вам дать. Они старые и не особенно пригодны для верховой езды, но могут доставить вас в Тандарай. Это день езды отсюда. Я дам вам адрес моего брата. У него конюшня, и вы сможете купить хороших лошадей. Он продаст по выгодной цене, узнав, что вы от меня.

— Ты просто так доверяешь нам лошадей? — спросил Абу Дун. — Довольно легкомысленно с твоей стороны.

— Это старые клячи, — ответил хозяин. — Вы должны радоваться, если они дотянут до Тандарая. Заплатите мне столько, сколько я получил бы от мясника. Брат вернет вам эту сумму.

— Я думаю, предложение хорошее. — Абу Дун встал. — У вас старые клячи вовсе не на вес золота.

Хозяин не был расположен к разговору.

— Спокойной ночи, — сказал он.

Андрей подождал, пока он уйдет, потом выпил последний глоток пива и тоже встал:

— Он может и не отделаться от нас так быстро, а?

— Кажется, он относится к этому серьезно, — ответил Абу Дун. — Ты думаешь о том же, что и я?

— Я не знаю, — соврал Андрей. — О чем думаешь ты?

— О зайце.

— Это могло оказаться случайностью, — предположил Андрей. — Наверное, действительно здесь бесчинствует хищный зверь. — Он пожал плечами. — Как знать? Может, и мы несем долю ответственности? Может, мы невзначай привели хищника сюда.

— Возможно, он с нами, — сказал Абу Дун.

— Что ты хочешь этим сказать? — резко спросил Андрей.

— Ничего, — ответил Абу Дун. — Просто… была такая мысль. Глупая мысль. — Он указал кивком головы на лестницу. — Иди наверх и ложись спать.

— А ты?

— Я буду спать с лошадьми. Заодно посмотрю, в состоянии ли эти клячи довезти нас до Тандарая.

Не сказав больше ни слова, он ушел. Андрей отправился наверх и вошел в комнату, которую он снял для Фредерика, для себя и для Абу Дуна, Единственное маленькое оконце было закрыто, но в комнате оказалось неожиданно холодно. Андрей прикрыл за собой дверь так тихо, как только мог, и остался стоять, чтобы глаза привыкли к темноте.

Комната была просторной, но, кроме трех узких коек и одного грубо сколоченного комода, в ней абсолютно ничего не было.

На средней койке, полностью одетый, спал Фредерик. Он лежал на боку.

Но спал ли он действительно?

Андрей еще раз посмотрел в окно и бесшумно подошел к мальчику. Его глаза были плотно закрыты, дышал он спокойно и размеренно. Андрей протянул к нему руку, но сразу же отдернул, не прикоснувшись. Вне всякого сомнения, Фредерик спал.


предыдущая глава | Вампир | cледующая глава