home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



§ 144. Выбор устойчивого словосочетания

Понятие устойчивое словосочетание включает широкий круг явлений, объединяемых характеристикой «воспроизводимое соединение слов» (словосочетание, предложение).

1. Первыми по распространенности в речи являются клише (стереотипные, стандартные формулы). Они представляют собой нормативные словосочетания, опирающиеся на лексические значения сочетающихся слов, экономно (и потому удобно) передающие стандартную тематико-ситуативную информацию. Они могут употребляться широко (принять меры, нанести визит, войти в долю, отдавать себе отчет, привлечь внимание, взять курс, играть роль, иметь значение, выполнять функцию, отметить недостатки, дать интервью, одержать победу, добиться известности, смириться с поражением, вызывать сомнения, внушать доверие, представлять интерес, не замедлить сказаться и др.) и более узко (валютный курс, краткосрочный кредит — экономика; предварительный сговор собранными фактами полностью изобличен, приговор окончательный и обжалованию не подлежит — правоведение; находиться в оппозиции, положение контролируется, принять в первом чтении, определенные силы, выступить с заявлением — политика; исправленному верить, довести до сведения — административная деятельность). Отношение к клише достаточно четкое и однозначное: чем стандартизованнее ситуация, тем необходимее клише. Описание какой-либо ситуации с помощью клише — это сигнал отнесения этой ситуации к определенному разряду и типу. Неординарность ситуации требует отказа от клише.

Клише надо знать (особенно в своей области знаний) и правильно употреблять, то есть только там, где требуется стандартизация высказывания, сохраняя при этом его форму и значение. Ошибки при употреблении клише связаны с влиянием смежных или синонимических клише, например, с нарушением его формы: суда, зарегистрированные в портах (следует: приписанные к портам), иллюзии исчезли (следует: рассеялись), далеко отстал от (следует: намного отстал), снять санкции (следует: отменить санкции), сделать прецедент (следует: создать прецедент) и пр.

2. Вторая группа воспроизводимых соединений слов — фразеологизмы. Фразеологические единицы — это устойчивые, обычно стилистически окрашенные сочетания, образующие смысловое единство, значение которого непосредственно невыводимо из прямых значений его составляющих. К ним относятся разнородные по степени спаянности, образности, использованию устаревших и других редких слов и их форм словосочетания.

Фразеологизм имеет устойчивую форму, которая должна строго воспроизводиться — в противном случае возникают ошибки типа деньги выпускаются в трубу (следует: вылетают в трубу), слухом не слыхивал (следует: слыхом не слыхивал), душа кровью обливается (следует: сердце кровью обливается), похоронить на корню (следует: загубить на корню), пока суть да дело (следует: пока суд да дело), положить в долгий ящик (следует: отложить в долгий ящик), отлегло на сердце (следует: отлегло от сердца или отлегло на душе), власть предержащие (следует: власть предержащая).

Значение фразеологизма обычно объясняется этимологически. Например, фразеологизм тертый калач обозначает бывалого, житейски опытного человека, которого не провести. Это значение восходит к профессиональной речи пекарей — калачное тесто очень крутое, его долго мнут и трут. Ср. пословицу: не терт, не мят, не будет калач. Затем произошло переосмысление: «жизненные испытания закаляют человека». Фразеологизм кромешный ад обозначает «нечто невыносимое»; прилагательное кромешный восходит к слову крома — «предел». Исторически объясняется и форма фразеологизма: на босу ногуто есть без чулок, носков, портянок. Форма босу — краткое прилагательное в винительном падеже, хотя сейчас краткие прилагательные не склоняются.

Стилевая принадлежность фразеологизма связана с его происхождением: фразеологизм, возникший в русском языке в устной профессиональной и бытовой речи, сохраняет разговорную окраску, пришедший через книги — книжную. Ср.: разговорное бить баклуши, то есть бездельничать (из бытовой речи резчиков ложек) и книжное перейти Рубикон, то есть сделать решительный шаг (из Римской истории, в 49 г. до н. э. Юлий Цезарь перешел пограничную реку Рубикон вопреки воле римского сената).

Многие фразеологизмы обладают оценочностью, то есть выражают отношение к высказыванию. Например, святая святых«нечто сокровенное, заветное, дорогое; недоступное для других» (высокое, торжественное); первоначально от названия части Иерусалимского храма, куда мог входить только первосвященник; лебединая песня«последнее, обычно наиболее значительное произведение» (высокое, торжественное); от народного поверья, что лебедь поет раз в жизни — перед смертью.

Фразеологизмы могут вступать в синонимические отношения друг с другом и с отдельными словами. Задача употребляющего фразеологизм состоит в том, чтобы, четко представляя объем его значения и стилистическую окраску, выбрать нужный. Например, фразеологизмы засучив рукавав поте лицане покладая рук имеют общее значение «усердно», но первый из них передает дополнительное значение интенсивности в работе, второй связывается со значением «с трудом» (зарабатывать) или «не жалея себя» (работать), а в третьем заключено значение «без устали, прилежно» (работать).

Ошибки в употреблении фразеологизмов связаны чаще всего с нарушением их формы: щекотливая дилемма (следует: щекотливый вопрос, щекотливое положение); вся пресса поет в одну дуду (следует: поет в один голос); мне тоже хотелось не упасть лицом в грязь (следует: не ударить лицом в грязь); они свой конфликт с власть предержащими… (в зависимости от значения следует: с властью предержащей или властями предержащими…); он отдал девушке руку и сердце (следует: предложил руку и сердце); это настоящее избиение грешников (следует: избиение младенцев); она моя закадычная подруга (следует: лучшая подруга, закадычный — только друг); промокли до костей (следует: промокли до нитки), но: промерзли до костей, глас, вопиющий в пустыне (следует: глас вопиющего) и т. п. Иногда незначительные изменения в составе фразеологизма приводят к существенным изменениям в его значении. Существуют два фразеологизма: книжный второе пришествиебудущий золотой век и употребляемый иронически до второго пришествия, синонимичный фразеологизму до морковкина заговенья, когда рак на горе свистнет, после дождичка в четверг, то есть «никогда».

Часто ошибка связана с игнорированием стилистической окраски фразеологизма. Так, в предложении Здесь национальный гнет идет рука об руку с политическим употребление фразеологизма рука об руку ошибочно, так как несет позитивную оценку и употребляется в позитивных контекстах (прошли всю жизнь рука об руку) В данном предложении фразеологизм рука об руку следует заменить словом усугубляется. Аналогично в предложении По-прежнему тон задают государственные издательства, которые пустились во все тяжкие (употребление столь разговорного фразеологизма неправомерно) — здесь уместнее: идут на различные ухищрения.

Игнорирование стилистической окраски особенно часто наблюдается при употреблении фразеологизмов библейского происхождения. Одни из них передают экспрессию торжественности, повышенной значимости (), другие имеют ироническую окраску (). Их использование требует осторожности, проверки по источникам и словарям. В противном случае возникают ошибки. Например, рассказывая о посещении архивов Лубянки, автор пишет: вот и подъезд, ведущий в «святая святых» грозной, кровавой мясорубки. Употребление фразеологизма святая святых здесь недопустимо ни в значении «самое заветное, дорогое», ни с иронической, шутливой оценкой, поскольку приходит в противоречие с контекстом, где невозможна ни ирония, ни торжественная трепетность.

Происходящая в настоящее время в современной публицистической речи активизация фразеологизмов нередко приводит к перенасыщению ими отдельного текста или целого издания, например, газеты. В результате между автором (издателем) и читателем создаются не доверительные отношения (на что, видимо, рассчитывал автор, употребляя фразеологизмы), а развязно-фамильярно-панибратские.

3. К фразеологии примыкают поговорки, пословицы, крылатые выражения, литературные цитаты. Они обладают большой силой воздействия на читателя, так как фактически являются чужой речью. «Чужие слова, хотя бы отдаленно и неполно выражающие вашу мысль, действуют как откровение или как давно искомая и обретенная формула» (Л. Гинзбург). В текстах они чаще всего используются в заглавиях, эпиграфах, зачинах и концовках всего текста или его фрагментов:

1) поговорки — изречения назидательного характера, понимаемые в прямом значении: пар костей не ломит; в тесноте да не в обиде, горя бояться — счастья не видать;

2) пословицы — изречения назидательного характера, обладающие как прямым, так и переносным смыслом: сытый голодного не разумеет, держи карман шире; у кого суп жидок, а у кого жемчуг мелок.

К их употреблению предъявляются те же требования, что и к употреблению фразеологизмов: соблюдение формы, значения, стилистической окраски. Сила их воздействия состоит в том, что в них отражен многовековой опыт народа и поэтому среди них можно найти совершенно противоположные по смыслу. Ср.: не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня и работа не волк — в лес не убежит. Для подкрепления своей позиции всегда можно найти подходящую пословицу или поговорку и тем усилить свое высказывание ссылкой на народное мнение. Слабость пословиц и поговорок — их открытая назидательность и частая повторяемость. Поэтому для успеха в достижении результата необходима, во-первых, мера, а во-вторых, — незатасканность, оригинальность пословиц и поговорок;

3) крылатые выражения — это извлечения из фольклорных и литературных текстов, а также (реже) публицистических и научных, способные функционировать вне своего текста. Часто носители языка не знают автора крылатого выражения и текста, в котором оно было впервые употреблено, но в специальных словарях они указываются: Рожденный ползать, летать не может (М. Горький); И дым отечества нам сладок и приятен (Грибоедов). Употребляются они как средство воздействия на адресата силой авторитета культуры. Выразительные возможности крылатых слов велики, так как по набору выражаемых оценок (от иронии до патетики) они превосходят пословицы и поговорки, назидательные по своей направленности. В тексте они занимают то же место, что и пословицы и поговорки: заглавие, эпиграф, зачины и концовки всего текста или его фрагментов.

о источника, его связь с ним (смысловая и стилистическая) сохраняется и должна учитываться, в противном случае возникает ошибка. Так, в тексте, представляющем исторический очерк нравов, неправильно используется крылатое выражение приятная во всех отношениях: Отец выбирал для своей дочери жениха, не бедного, воспитанного и ученого, в общем, приятного во всех отношениях. У Гоголя это выражение относится к женщине и звучит более чем иронически. В данном тексте правильнее употребить достойного во всех отношениях.

Еще пример: чрезвычайно распространенное крылатое выражение Человек создан для счастья, как птица для полета обычно используется в текстах оптимистической направленности, что является серьезной ошибкой. Это крылатое выражение принадлежит Короленко, у которого в рассказе «Парадокс» несчастный инвалид от рождения, без рук, добывающий пропитание своей семье и себе сочинением изречений и афоризмов, придумывает их для детей — героев рассказа. В его устах, в ситуации, в которой появились эти слова, изречение звучит трагично, опровергая само себя, утверждая невозможность или, во всяком случае, сомнительность счастья для человека.

4) цитаты — это изречения (устойчивые или разовые), авторство которых так или иначе оговорено. Источник цитаты может быть указан точно (как писал Пушкин, Екатерина II и т. п.), приблизительно (как говорил поэт и т. п.) и (для очень известных цитат) вообще не указан, но цитата при этом пунктуационно и графически оформлена (шрифт, кавычки). Сила воздействия цитат огромна. Здесь работает и само содержание цитаты, часто ритмически и лингвистически отточенной, и личность автора цитаты. В этом преимущество цитат перед крылатыми выражениями. Но крылатое выражение может стать цитатой, если будет указан его автор. Отсутствие указания на автора при цитате, которая не является крылатым выражением, создает особый тип доверительных отношений культурного равенства (иногда мнимого) субъекта речи и адресата. Кроме этого, цитата воздействует тем, что через нее сопрягаются два текста (текст-источник и текст, воспроизводящий ее), вступая в разнообразные смысловые отношения (конкретизации, полемики, уточнения, развития и др.). С этой стороной использования цитат и цитируемых крылатых выражений связано и большинство ошибок. Например, чрезвычайно активно в современной публицистике используется как цитата из Пушкина и как крылатое выражение сочетание народ безмолвствует. Его приводят, когда утверждается мысль о пассивности народа, его безразличии к каким-то проблемам и насущным вопросам. Но у Пушкина эта фраза говорит не о пассивности, а об активном неприятии народом того, что ему навязывают. См. конец трагедии «Борис Годунов»:

Масальский: Народ! Мария Годунова и сын ее Федор отравили себя ядом (Народ в ужасе молчит). Что же вы молчите?

Кричите: да здравствует царь Димитрий Иванович!

Народ безмолвствует.

Авторство наиболее распространенных крылатых выражений можно установить по словарю «Крылатых слов» Н. С. и М. Г. Ашукиных. Цитаты и крылатые выражения из произведении Пушкина всегда можно уточнить по Словарю языка Пушкина (см. приложение в конце книги).

Ошибка содержательного, концептуального или экспрессивного типа может возникнуть при неполном цитировании, при обрыве цитаты. Обрыв цитаты возможен, если она настолько известна, что легко восстанавливается адресатом и не содержит ничего, что противоречит авторской позиции (иначе мы имеем дело с искажением цитаты). Цитата, которая приводится не полностью, должна быть особенно тщательно оформлена пунктуационно (см. гл. XXXII).

4. Последний вид устойчивых словосочетаний — это выражения, употребляющиеся в русском языке без перевода, выражения-варваризмы. В большинстве своем они переведены на русский язык, но в форме языка, из которого они заимствованы, они звучат стилистически выше, создавая тип особой культурной среды автора и адресата. К ним относятся, например, широко известные Cherchez la femme (Ищите женщину, фр.) Finita la commedia (Комедия окончена, ит.); Veni, vidi, vici (Пришел, увидел, победил, лат.); Time is money (Время — деньги, англ.) и менее известные Position oblige (Положение обязывает, фр.), Quot homines, tot sentensial (Сколько людей, столько и мнений, лат.) и др. Их обычно используют в заглавиях (см. у Брюсова «Urbi et orbi»«Городу и миру»), в эпиграфах и в самом тексте. Стилистическая функция таких иноязычных выражений, употребляющихся без перевода, зависит от их содержания, источника, давности функционирования в языке.

Особое место среди них занимают старославянизмы и латинизмы. Содержательно они связаны со сферой вечных ценностей: жизнь, смерть, истина, разум, вера, мораль, свобода и т. п. Употребленные в тексте в непереведенном виде (старославянизмы — в современной русской графике), они увеличивают свою воздействующую силу. Ср.: Довлеет дневи злоба его — Каждый день своих забот хватает; Камо грядеши? — Куда идешь?; Nec plus ultraПредел. См. в тексте: «Мысль у него не новая; ее на разные лады повторяли все умные старики во все времена. Всегда старики склонны были видеть конец мира и говорили, что нравственность пала до nec plus ultra, что искусство измельчало, износилось…» (Чехов).


§ 143. Интернационализмы и «ложные друзья переводчика» | Справочник по правописанию, произношению, литературному редактированию | § 145. Стилистические и семантические приемы в лексике и фразеологии