home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



§ 221. Фигуры, связанные с изменением объема высказывания

Третья группа фигур связана с различными трансформациями объема высказывания: пропусками, недоговоренностями, многословием. Она включает эллипсис, умолчание и упреждение.

1. (выпадение, опущение) — стилистический прием, связанный с опущением несущественных слов для усиления роли оставшихся. Этот прием используется при изображении динамичных событий, например: Татьяна в лес; медведь за нею (Пушкин); и при сообщении о неотвратимых последствиях, например: (пословица).

Чтобы обнажить смысловые отношения оставшихся единиц, при опущении несущественного или общего, эллипсис часто используется в единстве с параллелизмом и антитезой. Например: Красивый — на грех, а дурной — на смех (пословица); стар — на совет, молод — на брань (пословица).

Использование эллипсиса, придающего лаконизм высказыванию, характерно для пословиц, афоризмов.

2. В отличие от эллипсиса, умолчание предполагает пропуск того, что очень значимо и неоднозначно. Другими словами, умолчание — это многозначительный пропуск; с его помощью несказанное приобретает большую значимость, чем если бы это было открыто сказано. См., например: И не надо думать, что инквизиция средневековья — это некая деформация христианства, как сталинский режим — искажение марксизма. Если бы деформация и искажение… (Из газет). См. также классический пример умолчания у Есенина:

А вечером, когда куры

Обсиживали шесток,

Вышел хозяин хмурый,

Семерых всех поклал в мешок.

По сугробам она бежала.

Поспевая за ним бежать…

И так долго, долго дрожала

Воды незамерзшей гладь.

В качестве сигнала умолчания часто используется отточие, незавершенность синтаксической структуры, резкая смена планов повествования (резкий переход от одного к другому). Но умолчание может и прямо обговариваться. Например: …но слово не выразит того, что происходило в чистой душе девушки: оно было тайной для нее самой; пусть же оно останется и для всех тайной (Тургенев); Я никак не нахожу слов к изображению этого печального события (Гоголь). В некоторых случаях автор может расшифровать умолчание в следующих частях высказывания. Так, в выступлении известного русского адвоката Ф. Н. Плевако по поводу украденного старушкой чайника вслед за умолчанием идет словесная реализация умалчиваемого: Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за ее больше чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двунадесят языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только росла и крепла от испытаний. Но теперь, теперь… Старушка украла старый чайник ценою в тридцать копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно.

Умолчание может иметь форму вопросительного предложения, например: И вот одна из идущих посредине вдруг подняла голову, крытую белым платком, загородив свечу рукой, устремила взгляд темных глаз в темноту, будто как раз на меня… Что она могла видеть в темноте, как могла она почувствовать мое присутствие? (Бунин).

Особый тип умолчания — апосиоп'eза (недоговаривание конца фразы) типа я вас…; смотри мне…; только попробуй и т. п. Это либо стандартные формулы эмоционально-волевой речи, либо незаконченные предложения, произносящиеся с особой интонацией предупреждения, угрозы и т. п.

Примечание. От умолчания следует отличать случаи бессвязной, взволнованной речи, когда человек не может собраться с мыслями, сосредоточиться Например: я… это… как его. Такое построение встречается в разговорной речи и допустимо при ее стилизации в художественной. В публицистике подобные конструкции оцениваются как показатель низкой речевой культуры.

3. Фигурой, противоположной по функции, является упреждение. Эта фигура характеризуется тем, что говорящий всячески подчеркивает, что адресату сообщаемое хорошо известно, но тем не менее продолжает говорить, высказывает все, что хотел, и в то же время полностью снимает с себя обвинение в банальности и многословии. См. традиционные зачины не нужно говорить, что…; нет надобности доказывать, что… и т. п. Эта фигура нередко встречается у Гоголя, например: Покамест слуги управлялись и возились, господин отправился в общую залу. Какие бывают эти общие залы — всякий проезжающий знает очень хорошо: те же стены, выкрашенные масляной краской, (…) тот же закопченный потолок, та же закопченная люстра со множеством висящих стеклышек (…), те же картины во всю стену, писанные масляными красками, словом все то же, что и везде.

Функция фигур этой небольшой группы коммуникативно-содержательная: они связаны с активизацией жизненного, литературного, культурно-исторического опыта читателя.


§ 220. Фигуры, построенные на изменениях в расположении частей синтаксических конструкций | Справочник по правописанию, произношению, литературному редактированию | § 222. Риторические фигуры