home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14

Смерть идет по пятам. Куда бы, я не пошел, от нее не уйти.

Крэмс

Захваченному в коридоре охраннику повезло больше, чем обслуживающему персоналу поста видеонаблюдения. Его я оставил в живых в качестве источника информации. Остальных  ликвидировал тремя выстрелами с порога. На войне нет времени и желания выяснять насколько  опасен или как хорошо вооружен враг. Стреляешь первым – ты на коне. Слегка замешкался или допустил ошибку – труп. Никакой философии. Сплошные рефлексы, помноженные на голый расчет. 

Уже закрывая массивную дверь, сам не знаю почему, подумал о том, что избитая истина: «Все зло от женщин» имеет под собой веские основания. Хотя правильнее было сказать: «Все зло от идиотов», только никто никогда не признается в своей беспросветной глупости.

Что со спецназом? – спросил я у Милой осматривая помещение.

На подходе.

Ты разберешься?

Да.

Хорошо, впервые за последний час у меня выдалось несколько спокойных минут.

Посмотри на мониторы. Они только что обнаружили очередной труп.

Командир группы преследования склонился над человеком с простреленной головой. Характер ранения и положение тела недвусмысленно указывали на то, что преступник устроил очередную засаду.

И лишний раз убедились в том, что ты опасен, прокомментировала беззвучный видеоряд Милая. 

Что нам это дает?

Ничего. Будут осторожнее только и всего.

В качестве наглядного подтверждения ее слов камеры наблюдения показали, как на очередной развилке группа преследования  разделились. Пятеро проследовали вниз, чтобы этажом ниже  попасть под перекрестный огонь службы безопасности. Остальные двинулись по коридору, в конечном итоге наткнувшись на наше убежище.

Они идут сюда. Ты уверена, что все под контролем?

Я же сказала да.

Не будь Милая искусственным интеллектом, мог бы подумать, что она начинает злиться.

Ладно…

В дверь постучали и властный голос, усиленный динамиком громкоговорителя, произнес стандартную фразу: «Откройте, полиция!»

Скорчившийся на стуле охранник, связанный по рукам и ногам, в ответ на это предложение криво усмехнулся. Вся стена была заставлена мониторами, на которых при желании можно было увидеть три трупа на этаже и еще один на крыше. Впрочем, и без мониторов не составляло  труда догадаться о судьбе четверых погибших коллег.

Не повезло этим лягавым.

Он неплохо держался, находясь в безнадежной ситуации. Особенно учитывая тот факт, что  профессионалы не строят иллюзий насчет участи заложника, когда в нем отпадает нужда.

Дашь закурить? – продолжил пленник без всякого перехода. Сигареты в пиджаке.

Положив Милую на стол рядом с селектором связи, я выполнил просьбу.  Прикурив, вставил ему сигарету в рот.

Вивьен, будешь? – я протянул пачку и ей.

Нет, она до сих пор пребывала в некоем заторможенном состоянии.

Тогда сходи в душ, приведи себя в порядок, приказал, я. У тебя  пять минут. 

Пункт наблюдения был оборудован всевозможной техникой,  занимавшей чуть ли не треть комнаты, а также небольшим закутком с туалетом и душевой кабинкой.

Девушка безропотно выполнила приказ, с покорностью автомата проследовав в душевую.

Подожди! Возьми это с собой...

Аптечка висела в углу. Внутри нашлось все необходимое антисептик, ампулы с обезболивающим и одноразовые шприцы.

Серьезный подход, отметил я после того как Вивьен наконец скрылась за дверью.

Подход то может и серьезный, а люди расслабились, охранник чуть наклонился вперед, мотнув головой, чтобы стряхнуть пепел. – Иначе бы ты не прошел так далеко.

Это только начало.

Думаешь?

Уверен. Я намерен прогуляться по зданию… Милая, включи, громкую связь, Нам с...

Биллом, – перехватив поудобнее сигарету зубами, ответил охранник, отвечая на невысказанный вопрос.

Интересно знать, о чем ты так долго болтаешь с группой захвата.

... не откроете дверь прямо сейчас, взорву ее, – раздался нетерпеливый голос старшего группы, усиленный динамиком громкоговорителя.

Повторяю еще раз, – голосом пожилого, умудренного опытом мужчины, уставшего от бесконечных  объяснений, произнесла Милая. – У меня  четкая инструкция, согласно которой я не могу открывать никому, кроме непосредственного, начальника. Ни полиции, ни спецназу, ни даже Господу Богу. Если нарушу предписание, автоматически лишусь работы. Сынок... – продолжала она…

Я наконец понял, почему голос казался мне смутно знакомым. Напарница копировала речь и манеру  шерифа, сохранившего жизнь своим людям на пыльной обочине пятьдесят четвертого хайвея.

Послушай, что я тебе скажу. Мне осталось дотянуть до пенсии чуть больше  полгода. Ты можешь взорвать  эту  дверь и все здание. Мне плевать. Без приказа начальника я не открою. Даже не изза себя, а внуков, которым еще  учиться и учи...

Старший группы  понял слова не помогут. Упертый охранник не откроет. Просчитав в уме  варианты, командир пришел к выводу, что вероятность нахождения подозреваемого внутри крайне мала.

Идем дальше, коротко приказал он.

Сынок, вслед удаляющемуся спецназу крикнула Милая. – Если начальник разрешит, приходи. Я всех впущу. А без приказа извини,  не могу…

Красиво отшили лягавых, – подал голос Билл, пока я снимал одежду с трупа, примерно подходящего под мою комплекцию.

У выстрела в голову есть свои преимущества, хотя бы с точки зрения мародерства.

После  «сынка» даже я почти уверовал в историю о выжившем из ума пенсионере, таскающем в портмоне пачку фотографий внуков. Том самом, что скорее ляжет костьми, чем пустит незнакомцев на порог дома.

Кстати, о доме. Мне нужно знать об этом здании чтонибудь кроме информации с мониторов. Понимаешь о чем я?

Конечно. Только какой смысл закладывать своих, если  в любом случае дело кончится пулей?

Своих?! – удивился я. Ты же наемник.

Это ничего не меняет.

Ну почему? Лично я не имею против тебя ничего личного. Сообщишь чтонибудь по настоящему ценное, использую пистолет  не по прямому назначению, а в качестве молотка. Сотрясение мозга. В худшем случае – кома. Пара месяцев на больничной койке выглядят предпочтительней, чем верная смерть.

Я не лгал. Этот парень мне даже чемто нравился. Возможно тем как держался, будучи уверенным, что шансов  нет.

Или ты думаешь подругому?

Несколько секунд он пристально смотрел мне в глаза, затем, выплюнув изо рта истлевшую до фильтра сигарету, неожиданно охрипшим голосом произнес. По рукам...

Призрачная надежда лучше, чем  вообще ничего. К тому же иногда слово чести хоть чтото, да значит.

Только не  в тех случаях, когда в деле замешан бесчувственный набор микросхем. 

Вивьен, ты готова? – я подошел к душевой.

Изза перегородки послышалось едва слышное, «Да».

Раны обработала?

Последовал очередной утвердительный ответ.

Тогда одевайся.

Я зашел внутрь, протянув ей одежду, снятую с трупа, самого худого охранника.

Если брюки будут велики – потуже затяни ремнем.

В обычной ситуации облачаться в мужскую одежду,  снятую с не успевшего остыть мертвеца – не лучший вариант. Но в сложившейся ситуации подобный наряд был более гигиеничен и меньше бросался в глаза, чем грязное насквозь пропитавшееся кровью платье.

Обнаженная девушка молча взяла одежду, собираясь покинуть душ.

Останься, коротко приказал я, начиная торопливо стягивать грязное тряпье, некогда бывшее вполне приличным костюмом.

В ее  взгляде промелькнуло удивление.

Отвечая на невысказанный вопрос, пояснил: У меня нет желания заниматься сексом с испуганной женщиной, с парой сквозных  ранений в грудь. Все что мне  нужно – смыть, грязь чтобы нормально выглядеть. Поверь, продолжал я, в темпе намыливая голову.  Не горю желанием бегать за тобой голым по огромному зданию.

А.., начала, было она.

Знаю.  У тебя не было в мыслях открыть засовы и тихо уйти, пока буду плескаться...

Нет…

Можешь не оправдываться, смыв пену и выключив воду как был – мокрым и голым, шагнул в комнату.

Хорошо выглядишь, криво усмехнулся связанный охранник.

Это еще что, в тон ему ответил я, натягивая одежду на мокрое тело. Наша аппетитная (на этом слове я сделал особое ударение) знакомая выглядит намного интереснее. Конечно, не так роскошно, чтобы отдать жизнь за возможность посмотреть, как ее насилуют твои бывшие коллеги. И тем не менее.

Мои бывшие коллеги наверняка пожалели…

После, я предупреждающе поднял вверх руку. – Сначала расскажи про здание. Уровень безопасности, количество охранников, и соображения насчет слабых мест.

После так после, легко согласился он. – А насчет всего остального… Сейчас в конференцзале на восемьдесят четвертом этаже проходит торжественный банкет в честь помолвки сына Терри Барела.

Пленник выдержал многозначительную паузу в течение которой я должен был проникнуться остротой момента,  осознав  насколько мне не повезло с  Терри.

Кто он? Если можно в двух словах.

Не было времени и желания играть в бессмысленные психологические игры.

КТО ОН?! – поперхнулся от удивления Билл.

Я задал неясный вопрос?

Нет. Просто имя этого человека…

Знакомо всем кроме меня.

Ладно. Тогда объясню. Терри Барел координирует деятельность трех преступных синдикатов, контролирующих побережье. Политики, бизнесмены, звезды шоу бизнеса. Все уважают его.

Точнее боятся.

Скорее пресмыкаются.

Ясно, продолжай.

Ему и в обычное время не нужны неприятности, а в связи с таким грандиозным событием меры безопасности усилены втрое. Сейчас в здании находится порядка семидесяти вооруженных людей...

В свете последних событий уже меньше, уточнил я.

Неважно. Их  все равно слишком много. Не пройдет и пяти минут, как «спецназ» нафаршируют свинцом, а трупы свалят в гараже. После чего приехавшая по вызову полиция заберет покойников и будет долго извинятmся за неприятный инцидент.

Если охранник говорил правду насчет влияния Терри, а врать ему не было смысла, то расклад,  мягко говоря, получался не лучшим. Какоето время можно отсидеться в убежище, укрывшись от спецназа, но это ничего не даст. После того как имеющие численный перевес секьюрити разберутся с военными они прочешут все помещения.  И тогда пост видео наблюдения превратится в ловушку.

Милая что с вертолетом? – чуть было не спросил я, вовремя вспомнив, что напарница спровоцировала аварию при посадке.

Путь наверх был отрезан. Оставалось только одно – пробиваться вниз.

Размышляешь, как выбраться из мышеловки? – по моему сосредоточенному лицу было несложно догадаться, о чем  я думаю.

Да.

Придумал чтонибудь? Чисто профессиональный интерес, – поспешил объяснить Билл.

Убить тех, кто встанет на пути, и добраться до лифта.

Хреновый план.

Какой есть. Вивьен ты готова?

Мог бы и не спрашивать. Облаченная в нелепо сидящий мужской костюм девушка была лишена права голоса.

Да.

Тогда уходим.

Ты и правда выполнишь свое обещание? – пленнику отчаянно хотелось верить, что убийца сдержит данное слово.

Постараюсь. 

Спасибо.

Не за что. Мы же договорились.

Да, и все же…

Сделав короткий шаг вперед, я наотмашь ударил охранника рукояткой пистолета по затылку.

Продолжаешь играть в благородного героя? – искусственному интеллекту никогда не понять людей.

Нет. Всего лишь выполняю данное слово, объяснил я, перешагивая через неподвижное тело.

Зачем?

Чтобы сохранить хотя бы остатки человечности.

Ради чего?

Не чего, а кого. Ради себя… И хватит болтать. Мы выходим. Все чисто?

Да.

Тогда пошли, я потянул Вивьен за руку.

Ей явно не хотелось покидать  комнату. Видя нерешительность спутницы, добавил. Все будет хорошо. Обещаю, скоро неприятности кончатся…

Я был прав насчет «скоро», и ошибался в главном – ничего хорошего впереди не было.

Одного из беглецов ожидала смерть, а второго садист в камере пыток…    


Глава 13 | Тридцать второй. Дилогия | Глава 15