home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17

В смутные времена будущее не определено.

Калатан

Неисполнение приказов чревато крупными неприятностями, во всех случаях, кроме того, когда речь идет о фигуре такого масштаба как Коррел.  Взвесив все «за» и  «против» генерал принял решение, продиктованное не сиюминутными паническими настроениями испуганного гражданского, а здравым смыслом.

В создавшейся ситуации нет нужды сбивать самолеты, вылетевшие из Таллоу в заданный промежуток времени. Достаточно тщательно проверить багаж в аэропорту назначения. Если технический лазер Е4455К находится на какомнибудь борту, его обнаружат. То же самое касалось и поездов дальнего следования. Задержка на линии и несколько часов напряженного ожидания лучше, чем  смерть.

Да, Коррел прекрасно понимал, что возникнет масса трудностей и непредвиденных ситуаций, но был готов к этому. Дисциплинированные армейские подразделения подобны сторожевым псам, направляющим покорное гражданское стадо в нужный загон. Они выполнят поставленную задачу, чего бы это не стоило.  

Развитие дальнейших событий показало, что генерал не ошибся в прогнозах. На железной дороге случилось несколько происшествий. В остальном все прошло болееменее гладко. И главное предпринятые меры позволили вывести изпод удара несколько тысяч людей. Хотя по большому счету, это было каплей в море по сравнению с тем, что около трех с половиной миллионов человек растворились в  безумии атомного смерча…

Через двадцать пять минут после разговора Коррела с аналитиком, с борта атомной подводной лодки, находящейся в двухстах тридцати морских милях от побережья, был произведен запуск ракеты, оснащенной тремя ядерными боеголовками, каждая из которых несла заряд сто пятьдесят килотонн.

Капитан дважды запрашивал подтверждение от командования и лично генерала, которому верил больше, чем всему генштабу. После личной связи с Коррелом, в подлинности приказа не осталась сомнений – целью ядерного удара был город. Причем, не потенциального противника, а свой.

Несмотря на предельно ясную формулировку в этот горячечный бред было невозможно поверить. Он не просто выходил за рамки здравого смысла, а лежал в недоступной человеческому пониманию плоскости безумия. В мирное время без какихлибо видимых причин взять и уничтожить несколько миллионов граждан собственной страны. Какими бы мотивами не было продиктовано это решение, капитан не нашел в себе сил принять его.

Отказавшись выполнить приказ, он был взят под стражу, после чего застрелился в своей каюте, не дожив нескольких минут до момента, когда из шахты  лодки стартовала  ракета.

Впрочем, помощник капитана ненадолго пережил своего командира. Через девять минут после того как ядерный смерч смел все живое в Таллоу, превратив некогда цветущий мегаполис в дымящиеся радиоактивные руины, подводная лодка получила приказ всплыть на поверхность и была уничтожена с воздуха.

Объяснять публике истинную подоплеку какихлибо происшествий намного труднее, чем прятать (применительно к данном случаю в буквальном смысле слова) «концы в воду». Тем более в случае, когда речь идет не просто о национальной безопасности, а будущем целого мира. 

Как только Таллоу исчез с лица земли,  вооруженные силы страны объявили «Красную тревогу». Практически одновременно потенциальный противник привел свои войска в состояние повышенной боевой готовности.

В ситуации, когда две сверхдержавы балансируют на краю атомной пропасти, остальному миру не остается ничего иного как затаив дыхание ожидать дальнейшего развития событий.  А также молиться богам чтобы  не случилось самого страшного – начала  войны, в которой не будет победителей и побежденных. Ведь при любом раскладе проиграют все.  

И пока военные играли в свои жестокие игры, а оцепеневшее от ужаса население прильнуло к экранам телевизоров в ожидании президентской речи, в резиденции главы правительства кипела работа. Нужно было срочно выпустить в эфир какуюнибудь удобоваримую версию. Неважно как будет выглядеть ложь.  Необходимо успокоить свой народ и международную общественность.

Пока специальная команда готовила доклад, а съемочная группа в спешке монтировала оборудование, усталый шестидесятилетний человек впервые в жизни пожалел, что два года назад вырвал победу на выборах. То, что когдато казалось вершиной политической карьеры, целью, ради достижения которой можно пожертвовать всем чем угодно, со временем превратилось в жестокий театр кукол. Где глупые марионетки отрабатывают роли, изображая из себя не Бог весть кого.  

Коррел, прежде чем выйти в эфир верховный главнокомандующий хотел  побеседовать с генералом. Неужели в этом и правда была необходимость?

Да.

Если президент решил, что легенде нации нравилось превращать цветущие города в радиоактивные пустыни, он глубоко заблуждался.

Какая?

Веская.

И это все, что ты можешь сказать после стольких лет…

Господин президент, подчеркнуто сухо перебил генерал.  Объяснительная записка у Вас на столе.

Мне больше нечего добавить. А сейчас, извините, меня ждут неотложные дела.

Подожди, ведь ты…

Последние слова были адресованы в пустоту. Собеседник разорвал связь.

Господин президент, все готово, для заглянувшего режиссера он не лидер страны, а всего лишь статичная картинка – набор удачных ракурсов, запоминающихся кадров, подчеркнутых достоинств и грамотно завуалированных недостатков.

Боже!!! Стоять во главе целой нации при этом чувствуя себя таким одиноким. Во имя чего он…

Господин президент, эфир через полторы минуты.

Иду.

Они хотят успокоиться, внимая мудрым речам. Что ж. Продавец иллюзий в очередной раз накормит толпу манной небесной, пообещав мир, процветание и благоденствие отныне и во веки веков. Ведь обещать легче всего. Даже когда точно знаешь, что ничего не исполнишь…

Обратный отсчет.

Три.

Два.

Один.

Эфир…

Президент был спокоен, как и подобает первому лицу государства в такой напряженный момент. Лишь в глубине карих глаз застыл отпечаток скорби о миллионах  погибших сограждан.

Дамы и господа, – начал он. – Тридцать минут назад с борта атомной подводной лодки, захваченной в нейтральных водах международными террористами, был произведен запуск межконтинентальной ракеты, оснащенной девятью ядерными боеголовками. Восемь из них были уничтожены силами противоракетной обороны, девятая поразила Таллоу.

Потенциальный противник знал, что информация озвученная лидером сверхдержавы не соответствует действительности. Снимки со спутников свидетельствовали о трех боеголовках,  накрывших город.

Столь откровенная ложь могла означать только одно – глава государства пытается успокоить народ.  Между строк явно читалось: «Дамы и господа, вооруженные силы стоят на страже  безопасности нашей страны. Нет повода для волнения. Восемь уничтоженных боеголовок из девяти – не закономерность.  Скорее  трагическая случайность. Я гарантирую, что  подобная катастрофа больше не повторится.

Через пять минут подводная лодка с террористами на борту была уничтожена, продолжал президент. Мы скорбим вместе с родными и близкими погибших о невосполнимой утрате и заверяем  мировую общественность, что подобный инцидент более не повторится...

В конце обращения глава государства призвал  народы и нации сплотиться перед лицом международного терроризма, после чего закончил официальное выступление.

Не обязательно было иметь заоблачный IQ, чтобы прийти к выводу: история про террористов – вымысел чистейшей воды.  Атомная подводная лодка с ядерным оружием на борту не туристическая яхта. Захватить ее практически невозможно. К тому же президент  не упомянул имя группировки ответственной за уничтожение Таллоу.

Все это вместе взятое указывало на то, что правительство в спешке «выдало» наиболее приемлемую  версию не слишком заботясь о том, чтобы свести концы с концами. В таких ситуациях главное не молчать. Любая даже самая неправдоподобная версия выглядит предпочтительнее, чем полное отсутствие комментариев.

К тому же,  сразу после обращения на сайтах нескольких экстремистских организаций появились громкие заявления. Как и водится, одна большая ложь запустила цепную реакцию, раскалываясь на тысячи мелких осколков, чей фальшивый блеск окончательно сбивал с толка.     

И если большинство обывателей сошлось на том, что версия про террористов, захвативших атомную субмарину не выдерживает критики, то никто даже в самых смелых предположения не допускал возможности уничтожения города с ведома генерального штаба.

Неосторожность.

Происки злоумышленников.

Преступная халатность.

Сбой компьютерной сети.

Все что угодно только не предательский удар в спину. 

Переворачивающий все с ног на голову, ставя под сомнение основную функцию  государства как правового института защищающего жизнь и интересы собственных граждан.


Глава 16 | Тридцать второй. Дилогия | Глава 18