home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 26

Златогривая Вета – дьявольски хитрая тварь …

Легион павших

Провалившись в колодецловушку, я отключился. Без понятия как долго пробыл в беспамятстве.  Когда очнулся, увидел что на смену сумеркам канализационных коридоров, пришло ослепительное солнечное сияние, многократно усиленное отражением света от искрящейся снежной поверхности.

Причудливое стечение обстоятельств занесло меня на вершину горы, с которой открывался потрясающий вид на безбрежный ледовый океан, простирающийся во все стороны света до самого горизонта.

Я сделал  глубокий вдох и морозный поток чистого ледяного воздуха ворвался в легкие. До конца не веря в происходящее, нагнулся. И  взяв горсть настоящего обжигающе холодного снега, растер в руках.

Милая, что это? спросил я, пораженный до глубины души неожиданной трансформацией пространства.

Это Алагон.  Пик мироздания, раздался за спиной насмешливый голос.

Что?!

Обернувшись на звук, я увидел на редкость странную троицу, удобно расположившуюся за игорным карточным столом. В центре возвышался гигантский паук в солнцезащитных очках, лихо заломленной набекрень соломенной шляпе и кричащего цвета гавайской рубахе. Странный монстр, широко улыбаясь, курил большую сигару. Было очевидно – именно он в этой компании главный заводила.

Слева от членистоного весельчака сидела химера, чье женское тело венчала голова борзой. Порывистые движения и учащённое дыхание свидетельствовали о возбуждении.

«Похоже, недавно вернулась с охоты», подумал я, прежде чем перевести взгляд на третьего участника карточного застолья, отдаленно смахивающего на смесь вампира и ожившего мертвеца.

После чего не мог уже думать ни о чем другом кроме него.

Ночные кошмары заставляют людей просыпаться в холодном поту. Исчезая почти так же внезапно как появляются. При взгляде на это зловещее существо возникало стойкое ощущение, что страшный сон не кончится никогда.   

Милая, где мы? – прерывающимся от волнения голосом, спросил я.

Молодой человек, повторяю  вы на Алагоне, широко улыбнулся Паук, выпуская струю ароматного дыма. – И кроме нас четверых, здесь никого нет.

А… Что… Вы  вообще… Тут делаете? –  от напряжения на лбу выступила холодная испарина.

Играем.

Во что? – одно лишь присутствие зловещего вампира подавляло волю, не позволяя сконцентрироваться.

В «Блек Джек».            

Карты? – заторможено уточнил я.

Да сладенький, хищно ощерилась борзая. – Ждем, не дождемся, когда ты начнешь раздачу.

Почему я? 

Игроки есть, а сдавать некому, охотно пояснил гигантский Паук. Был крупье. Жаль задержался совсем ненадолго. Так разволновался, что бросился в пропасть. В полете сердце разорвалось. Одним словом – печальный конец.

На бледном лице вампира промелькнула кривая усмешка, не оставлявшая сомнений насчет того кто  приложил «руку» к прыжку.

Неожиданное исчезновение Милой, странная компания и предложение сыграть в карты. Все это было необъяснимо. Я либо сошел с ума, либо…

Присаживайтесь, не стесняйтесь, Паук сделал приглашающий жест мохнатой лапой.

Вы уверены что… Я… Тот самый крупье, который нужен… Вам… меня не оставляло странное ощущение нереальности происходящего.

Ну, конечно же да!!! – хрипло пролаяла Гончая. Сладкий, ты не представляешь, как мы рады с тобой поиграть!

А… Отказаться нельзя?

Разумеется нет! – она лучилась от радости.

Хорошо, мне, наконец, удалось взять себя в руки. – Давайте сыграем по вашим правилам.

Ну почему же по нашим?  искренне огорчился Паук. На Алагоне все почестному. Обычный «Блэк Джек». Карты не крапленые. Каждый играет в меру сил и способностей. Вы банкуете, мы пытаемся сорвать куш. Только и всего. Проходит определенное время  и остается один победитель. Игорное заведение в Вашем лице. Или клиенты,  в нашем.

А что потом?

Бросишься в пропасть, пасть злобной суки растянулась в довольной улыбке.

Как первый бедняга?

Точно!

Давайте не будем  предвосхищать события, предложил Паук.

Давайте, согласился я, занимая место крупье за столом.

На смену растерянности первых минут пришла злость. 

Готовы?

Да.

В таком случае, – делайте ваши ставки.

Уже!!!

Из уголка пасти возбужденной Гончей стекала слюна. Она настолько увлеклась игрой, что  перестала вообще чтолибо замечать.

Карту? – я обратился к Вампиру, имевшему на руках четырнадцать (шестерка, восьмерка).

Нет.

Боишься перебора? – спросил я с единственной целью побороть свой страх.

Я ничего не боюсь, спокойно ответил он.

Кто бы сомневался…

Карту?   у Паука, было девятнадцать (десятка и девятка), и неплохие шансы как минимум остаться при своих.

Спасибо, воздержусь.

Предвосхищая вопрос крупье, азартная Гончая решила рискнуть при шестнадцати (пара восьмерок).

ЕЩЕ!!!

Когда играешь против  сыгранной команды, и на кону стоит жизнь, нет смысла проявлять благородство, объясняя  зарвавшейся суке, что на шестнадцать брать неразумно...

Ты слышишь меня – ЕЩЕ!!!

Она  не остыла после охоты, а может быть до сих пор продолжала ее. Натянутые струнынервы адреналиновой наркоманки требовали новой дозы. Каждый волен распоряжаться собственной жизнью по своему усмотрению. Тот кто решил раствориться в нирване безумного кайфа, вспоров бритвой вены, задумчиво созерцая как стекающая на пол кровь смешивается со слюной, сочащейся из пасти…

Имеет на это полное право.

Моя рука перевернула карту.

Глупыш, а ты не верил, заботливая мама ласково улыбнулась несмышленому малышу.

Все ведь так просто. Берешь на шестнадцать пятерку.  В сумме двадцать одно и победа!

Она не сомневалась в успехе. Когда ловишь кураж,  жизнь кажется  куском мягкой глины, из которой возможно вылепить все, что угодно.

Бессмысленно разговаривать с игроком, находящимся в таком состоянии. Можно лишь попытаться сбить «масть»…

Не сомневаюсь «мамуля». Но твои зрачки так расширены, что почти скрыли радужку. Я уже давно не малыш,  а еб…..я пятерка всего лишь случайность. Так что расслабься и получай удовольствие, пока можешь…

Ваша подружка плохо кончит, Паук был  единственным  игроком, понимающим нормальную речь.

Женщины любит острые ощущения, небрежно взмахнул лапой он. Не стоит осуждать их за маленькие слабости.

Я счел за лучшее молча продолжить раздачу.

Десятка – отличная карта, только в том случае если на нее не ложится шестерка, а следом девятка…

Перебор, констатировал факт весельчак в соломенной шляпе. – Стол выиграл. Казино  «летит». У крупье осталось фишек на две сдачи.

Одну – уточнила Гончая, поставив на кон все что имела.

Ее неумолимо влекло к бездне.

Значит, у нас решающая раздача,  подытожил Паук. – После которой ктото умрет.

И этим «таинственным» кемто, хрипло рассмеялась мерзкая сука, ни на секунду не усомнившись в скорой победе, БУДЕТ КРУПЬЕ…

    **********

Паук находился в трансе. Для него одновременно существовало две реальности. Та, что сотворил в своем воображении, и настоящая – где было  темно и сыро. Приборы ночного видения рассеивали тьму, не спасая от влаги и чудовищного запаха. Если бы не присутствие Темного, он мог испугаться. Канализация – не самое лучшее место для прогулок.

Крыса парализована, – в радостном возбуждении сообщила Гончая. Осталось засунуть в мешок.

Ноздри охотницы раздувались, как у собаки почуявшей запах крови.  И общее состояние было в чемто схожим с состоянием борзой, изготовившейся к решающему рывку.

Я возьму его? – полуутвердительно спросила она,  повернувшись к напарникам.

Отказать охотнице выследившей добычу в праве последнего броска нельзя. Она его заслужила.

Возьми…

 ***********

Вторая раздача мало чем отличалась от первой.

Вампир остановился на тринадцати (восьмерка, пятерка).  Он играл в расчете на перебор крупье.

Пауку попрежнему везло: двадцать (две десятки).

А перевозбужденной суке пришло на руки четырнадцать (две семерки).

Ни у кого из присутствующих не возникло и тени сомнения насчет продолжения.

Карту? – по правилам я был обязан задать стандартный вопрос.

Да!!! – ее начала бить мелка дрожь.

В такие моменты невольно приходят мысли о приближении кровавой развязки – охотница должна впиться клыками в горло добычи, или умереть от разрыва сердца. Третьего не дано.

Не стоит так волноваться, посоветовал я. Это всего лишь игра.

Давай карту! – положив руки на стол, она подалась всем телом вперед.

Моя рука потянулась к колоде, неожиданно застыв на половине пути.

Ты ведь знаешь? – почти нежно выдохнула она, и от былого напряжение не осталось следа.

Собачья морда легла на сложенные на столе руки, ласково глядя на оцепеневшего человека.

Чувствуешь, но не хочешь поверить?  А сердечко стучит часточасто часто, как у испуганной мышки.

Туктуктук… туктук… тук…

Давай.  Не волнуйся. Яви нам чудо, маленький серый мышонок.     

Больше всего на свете сейчас мне хотелось расплющить лукавую морду, превратив ее в бесформенный кровавый блин, растекшийся по столу. Но вместо этого рука перевернула карту и…

Третья семерка легла рядом с двумя предыдущими.

Браво!!! – воскликнул  Паук. Три семерки двадцать одно!!! По неписаным правилам казино шампанское столу за счет заведения!

Шампанское,  благодушно улыбнулась Гончая. – Как это мило…

После ее слов прямо из ниоткуда на столе появились изысканные фужеры с благородным напитком.

Счастливые игроки подняли бокалы, протянув их навстречу друг другу.

За победу! – мохнатая лапа взметнулась вверх.

За тебя!

И всех нас!!!

В момент соприкосновения фужеров раздался характерный звук.

«Хрустальные», автоматически отметил я.

Друзья! Паук лучился от радости. Давайте выпьем за нашу прекрасную охотницу! Сегодня она как никто другой заслужила право называться лучшей из лучших!

Даже лицо беспросветномрачного Вампира  озарило некое подобие  человеческой улыбки. Как и положено в таких случаях все были счастливы. Или почти все. Обреченная жертва не принималась в расчет.

Выпив до дна, воодушевленные игроки бросили бокалы оземь.

На счастье!!! – прокричал жизнерадостный предводитель застолья под звон бьющегося хрусталя.

На,  эхом отозвались его соратники…

СЧАСТЬЕ!!!

Невозможно построить на чьихто костях…

Один из бокалов остался цел.

Плохая примета, впервые за время, проведенное на Алагоне  я улыбнулся.

Ах, ерунда, – отмахнулся Паук. – Всего лишь  глупое суеверие!

Глаза мохнатого весельчака были скрыты солнцезащитными очками, и голос попрежнему оставался бодрым, но мне показалось, что он чемто взволнован.

Итак, у крупье десятка, продолжил Паук. – Чисто теоретически вы можете победить.

Не может, оскалилась Гончая.

Уверена? я в упор посмотрел на наглую тварь.

Конечно, она спокойно выдержала пристальный взгляд.

Тогда…   вытащив из бокса карту, не перевернул ее, чтобы все могли увидеть  номинал, а оставил лежать на столе рубашкой вверх.

Что? – издевательски рассмеялась она. – Страшно?

Уже нет.

В наступившей тишине прозвучал мой отстраненноспокойный совет, Не стоит настолько серьезно относиться к игре.  Это может разбить тебе  сердце.

После чего перевернул карту, так чтобы все, наконец увидели то, о чем я уже знал – червового  туза.

«Блэк Джек», – произнес крупье стандартную формулировку, после чего не дожидаясь реакции игроков, смел со стола фишки.

Я оказался прав.  Время расставило все по своим местам. Неразбитый фужер символ несчастья. Перевозбужденная сука выбыла из игры в тот самый момент, когда окончательно уверилась в победе.

Червовый туз  на вылет пробил ее сердце, и охотница захлебнулась в крови.


Глава 25 | Тридцать второй. Дилогия | Глава 27