home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 43

Жизнь это сон…

Спящий

Первозданная тьма окружала со всех сторон, окутывая удушливой пеленой беспросветного мрака. Казалось, если  постараться, можно  ощутить бестелесное присутствие призрака не просто подавлявшего разум, а прессующего  сущность тисками абсолютного, ни с чем несравнимого, ужаса.

Не в силах  пошевелиться, я хотел закричать, и не смог – в сердце бессмертного вампира  вбили осиновый кол.

Умри тварь… торжественно произнес усталый палач, занося освященный клинок над съежившимся телом.  Умри навсегда и будь проклят, отныне и во веки веков!

Я давно уже проклят.

Это не имеет значения.

Тогда зачем ты делаешь то, что уже давно сделали за тебя?

Это моя судьба и предназначение.

Чушь, нет ни того ни другого.

Замолчи!

А то, что? Убьешь меня, испортив прекрасную речь?

Да.

Тогда начинай.

Последнее желание приговоренного – закон…

Раскаленная сталь вспорола живот, добравшись до самого сердца и прежняя боль, оказалась ничем по сравнению с тем, что пришлось испытать прямо сейчас.

Аааааааааааааааааааааа, захлебнувшись, в собственном крике я умер…

Лишь для того чтобы снова воскреснуть.

Все в порядке, откудато издалека донесся знакомый голос, и я понял, что не одинок в своем безумии.

Милая, ты!!!

Никогда прежде я  не радовался ее присутствию. Что...

Мысленный контакт причинял ощутимую боль.  Впрочем, это было таким пустяком по сравнению с пережитым кошмаром, что я не обратил на нее никакого внимания.

…мы делаем…

Ты находишься в мешке для перевозки трупов.  Рядом два санитара. Водитель «скорой» только что получил приказ изменить направление. Этого быть не должно. Следовательно охотники заподозрили неладное. Ты еще не отошел после клинической смерти, и не в полной мере владеешь телом.

А…

Не перебивай. Нужно захватить машину. Вытащи меня, я помогу вскрыть мешок.

Следуя ее указаниям, я осторожно подтянул руку к животу. Шрам от аппендицита разошелся и Милая выскользнула наружу.

Сейчас  спровоцирую резкий выброс стрессовых гормонов в кровь, что позволит тебе на  время почувствовать себя в более или менее приемлемой форме. Через пару минут наступит резкий спад. Ты должен уложиться за отведенный срок.

А как...

Времени нет,  огненное клеймо  запечатлелось на моем челе, и надпочечники (наверняка искусственные) выбросили в кровь чудовищную порцию кортикостероидов.

То, что секунду назад было измученным телом, пережившим клиническую смерть, в следующую превратилось в сгусток неуемной энергии.

ВЫДОХ…

Рука поднесла телефонную трубку к плотному пластику. От соприкосновения с Милой мешок, оплавившись, разошелся  и зловещий мертвец выполз на свободу.

ВДОХ…

Не знаю, похож ли я был на адскую тварь, неожиданно воскресшую вскоре после погребения.  Или  сыграл роль фактор неожиданности. В любом случае,  два дюжих санитара, сидевших по разные стороны от мешка с покойником,  растерялись. Не каждый день свежий труп на глазах возвращается к жизни.

ВЫДОХ…

Резким рывком, за счет  мышц брюшного пресса, я сел, оказавшись на полу  посередине между коленями сопровождающих. Положение было крайне неудобным, не оставляя места для маневра.

Левый опаснее, – предупредила Милая.

ВДОХ…

Сжав телефонную трубку в кулаке (для усиления), я коротко замахнулся, ударив в солнечное сплетение.

Кхрррр… хватая ртом воздух первый санитар завалился на бок.

Я обернулся ко второму менее опасному с точки зрения Милой, и получил нокаутирующий удар ботинком в челюсть. Опершись рукой на жесткое сиденье, он перенес вес тела на левую сторону, а правой с полоборота, резко ударил

ВЫДОХ…

Голова дернулась как боксерская груша, в глазах потемнело. Не знаю насчет сломанной челюсти, но  минимум одного зуба я  лишился кровь во рту смешалась с осколками эмали. При падении ударился затылком о пол.  К счастью резкая боль удержала на грани сознания.

К тому же  «персональный реаниматор»  оставался на месте.

Руку, судорожно сжимавшую телефонную трубку, пронзил электрический заряд. Одновременно напарница взяла под контроль мои ноги.

ВДОХ…

Колени подтянулись к груди, и резко распрямились...

Безжалостный удар пришелся в стык сустава,  сломав ногу не в меру проворному санитару. Осколок кости вышел наружу, а мгновение спустя,  нервные окончания донесли до сознания тяжелокровавый сгусток боли и он закричал.

Пронзительный вой сирены заглушал  остальные звуки…

Следующий прямой в голову, заставил его замолчать.  Если не навсегда, то надолго. Как минимум тяжелое сотрясение мозга санитару было гарантировано.  Милая предпочитала не оставлять за спиной врагов.

Последний удар достал человека, хватавшего ртом воздух, после чего грузовой отсек машины оказался в наших руках.

Теперь водитель, приказала напарница.

С трудом балансируя на грани сознания, я попытался встать.  К несчастью в этот момент машина резко затормозила. От неожиданного толчка я завалился назад и, в очередной раз, ударившись головой, потерял сознание.

В какойто мере это было даже на руку Милой.

Что у тебя сзади? – поинтересовался по рации незнакомый голос.

Где?

Сзади…

Обернувшись, водитель увидел  двух санитаров валявшихся на полу в луже собственной крови. А  над ними возвышался оживший мертвец с неестественно прогнутой назад спиной  и головой безвольно свесившейся набок. Дополняли картину смотрящие в пустоту белки глаз (зрачки закатились глубоко под веки) и бледносиняя кожа голого тела.

Несколько секунд человек оцепенело  лицезрел  оживший кошмар, будучи не в силах пошевелиться. И лишь когда ужасный зомби, издав низкий утробно животный рык, сделал  шаг вперед, водитель очнулся. Рывком открыл дверь,  выпрыгнув на проезжую часть.

Времени нет!

Болезненный импульс привел меня в чувство. Садись за руль, и поехали.

Судя по тому, что я стоял на ногах, Милая  в очередной раз взяла под контроль мое тело.

Сплюнув скопившуюся в полости рта кровь вместе с осколками зуба, я  вытер рукой окровавленные губы. У этого санитара отлично поставленный удар... Был... Я бы не слишком удивился, узнав, что он имел  боевой опыт.

Зачем ехать? Почему просто не уйти?

Склонившись к одному из тел, я начал стаскивать с него одежду, отчаянно борясь с приступами тошноты и головокружения.

Ты я не в состоянии передвигаться самостоятельно. Машина оптимальный вариант. Через пятнадцать минут будешь в приемлемой форме.

Насколько приемлемой? – мне, наконец, удалось стащить комбинезон с санитара.

Чтобы оторваться от преследователей.

Каких? – с трудом передвигая чугунные ноги я  поплелся к водительскому креслу.

На подходе вертолет наблюдения.  Очередное подтверждение того что  нам противостоит серьезный противник. Мы обманули военных, но ктото, проанализировал ситуацию, решив все проверить.

Как мы сможем  оторваться от вертушки?  в отличие от тела, голова у меня  работала нормально.

Это будет  непросто.

Так сбей его, отрубив электронику.

Нужно выиграть время. Как можно дольше оставляя противника в неведении.

Какое нахрен неведение? – хотел спросить я, и не успел.

В салоне неожиданно ожила рация.

Двадцать четвертый, отзовитесь... Что у вас происходит? Почему остановились?

Выключи сирену красный тумблер справа от рулевой колонки, положи меня на приборный щиток, и заканчивай переодеваться.

Я беспрекословно выполнил ее инструкции.

Какойто урод, не уступил дорогу на светофоре, мы чуть не столкнулись.

Милая синтезировала голос водителя на основании анализа его крика.

Продолжайте следовать по маршруту.

Вас понял. Конец связи.

Готов? – теперь она обращалась ко мне.

Да.

Тогда поехали.

Я с трудом протиснулся на водительское сиденье. Тело до сих пор плохо слушалось.

Куда?

Прямо, до конца улицы, затем направо. Какоето время наши маршруты будут совпадать. Это должно их успокоить.

А потом?

Поменяем направление.

Может, поделишься планами? я понятия не имел, как можно отделаться от вертолета наблюдения.

Включи радио.

Что?

Я сказала, включи радио, настойчиво повторила она.

Как скажешь,    из динамиков полились звуки незамысловатого мотива.

Эта волна?

Да.

Ну и в чем... – неоконченный вопрос «повис» в воздухе.

Мы прерываем нашу программу экстренным выпуском новостей.

Дрогнувший голос диктора выдал его волнение.

Из достоверных источников стало известно, что несколько минут назад на городском стадионе «Валлтоун» во время матча неизвестными террористами было взорвано несколько  химических бомб, начиненных сильнодействующим отравляющим веществом. По неподтвержденным пока сведениям, среди болельщиков имеются многочисленные жертвы. Вероятно, эта атака продолжает череду террористических акций,  начатых с уничтожения  Таллоу. Следите за нашими дальнейшими выпусками.

Из динамиков  зазвучала прерванная мелодия.

И?.. Мне не удалось связать сообщение о террористах с решением нашей проблемы.

Я выпустила в эфир информацию сразу по нескольким радиоканалам. Сейчас родственники начнут звонить на сотовые своим близким, чтобы узнать, в порядке ли они. После чего начнется массовый исход зрителей с трибун. Не исключено, что стадион захлестнет паника. Я сделала три десятка вызовов «скорой помощи» к стадиону. Пока на радиостанциях разберутся, что к чему.  Пока сделают опровержение, которому никто не поверит, пройдет не меньше получаса. Дальше объяснять?

Не стоит.

Тебе хватит пятнадцати минут, чтобы восстановиться... После чего мы уйдем от преследования, растворившись в толпе.

А как же войска и полиция?

Не успеют. У нас будет фора минимум десять минут.

Надеюсь, ты все рассчитала правильно.

С расчетами все в порядке, подтвердила напарница.

В теории план выглядел неплохо. Однако за последнее время я  успел привыкнуть к тому, что блестящие на первый взгляд замыслы рушились изза какогонибудь незначительного просчета.

Как ни печально и этот раз не  стал исключением…


Глава 42 | Тридцать второй. Дилогия | Глава 44