home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 46

Тот, кто убивает должен сам быть готов умереть в любую минуту.

Толинель

Адъютант Фабела сообщил, что  его спрашивает какаято женщина.

У меня нет времени.

Короткий ответ не подразумевал продолжения разговора.

Она просила передать, что ее зовут Полли Лавен.

Прежде чем ответить он подумал:  «Стоит ли?».

Если рассуждать здраво – не стоило. А с другой стороны «Беда» не могла вот так просто сойти с ума. Определенно в ее словах  был некий смысл.

Соединяй.

Есть…

Ну, как успехи? – поинтересовалась домохозяйка, так словно встречала на пороге усталого мужа с работы. 

Не нужно было напрягать воображение, чтобы представить позу собеседницы. Она как обычно сидела на кухне, закинув ногу на ногу, на столе стояла пепельница полная окурков. В правой руке телефон, в левой тлеющая сигарета.

Пока ничего определенного.

Полковник  знал, что Полли не сольет информацию налево. Сказывалась многолетняя привычка работы в  засекреченном месте.

Может, в таком случае пригодится помощь  глупой старухи?

Она неприкрыто напрашивалась на комплимент, не заставивший себя  ждать.

Насчет возраста не знаю. Порой восемнадцатилетние солдаты чувствуют себя глубокими старцами, а убеленные сединами ветераны,  юны сердцем, так что  это вещь сугубо личная. А  насчет глупости ерунда. Твои таланты давно снискали заслуженную славу и уважение.  В определенных кругах, поспешил уточнить он.

Довольная похвалой женщина хрипло рассмеялась: Полковник, ты скользкий, как угорь, и хитрый, как гиена. Девушкам принято говорить в первую очередь, что они красивые, и только потом, если это не подействовало, вспоминать об уме. Ты же не сказал ничего, и в то же время и не обидел. Так что гиена, сам понимаешь – ответный реверанс в твою сторону.

Я понял. Спасибо.

Легкий обмен любезностями подошел к концу,  настало время серьезного разговора.

Прежде чем начать, она сделала глубокую затяжку, собираясь с мыслями, и продолжила уже совершенно серьезно.

Знаешь, после твоего ухода я много думала о человеке с фоторобота. Пыталась даже напрячь коекакие свои способности. Все впустую. У него слишком много личин. Их невозможно собрать воедино.

В каком смысле?

Как у хамелеона. Сейчас он один. Через час другой,  потом  – третий.

Ты говоришь о человеке или…

Я говорю о существе, не принадлежащем нашему миру.

Ты упорно стоишь на своем?

Да. Знаю,  ты думаешь, сумасшедшая старуха, окончательно спятила от никотина, сигарет и унылого быта. Может в этом и есть доля правды. Но этот парень  Чужой…

Что ты сказала?

Чужак не из нашего мира. Поверь мне это так.

Уничтожение Таллоу, приказ стрелять по своим, гибель трех прекрасно подготовленных групп, и кличка «Чужой». Все, наконец, встало на свои места. Аналитик, использовал людей Фабела «втемную»

Попытаюсь, хмуро ответил полковник,  решив про себя, что, с гражданским  разберется позже.

Отлично, сухо ответила Полли, решив не вдаваться в детали.

Сделав очередную затяжку,  продолжила.

Основная проблема даже не в том, что он не из наших, а в том, что одержим…

Последнее слово произнесла с нажимом.

В каком смысле? Ты не находишь  что формулировка слишком расплывчата? Отталкиваясь от нее, невозможно прийти к какимлибо  выводам.

Отвечаю по пунктам: А) В прямом. Б) Не нахожу. В) Насчет выводов, с точки зрения художественной литературы, а также некоторых религиозных концессий, человек может быть одержим демонами, злыми духами или чемто другим.

Фабел не первый день знал эту женщину, поэтому счел за лучшее терпеливо выслушать разошедшуюся не на шутку «Беду». 

В нашем случае явствует, что речь идет не о человеке, а  Чужом. Или фигурально выражаясь дьяволе во плоти.

Он все же не удержался поинтересовавшись:   «Разве дьявол может быть кемлибо одержим»?

Полковник, – она в очередной раз хрипло, рассмеялась.   За  те годы, пока ты играл в своих игрушечных солдатиков, защищая псевдоинтересы псевдостраны, твой разум уподобился калькулятору,  просчитывающему любые числа и функции. С одним условием если чтото не заложено в его программу, он не работает, превращаясь в бесполезный кусок пластика.

Спасибо за ценное наблюдение.

Не за что. Я могу продолжать?

Разумеется.

Наш с тобой дьявол, может быть одержим кем угодно – человеком, машиной, богом и даже самим собой. Однако из уравнения с четырьмя неизвестными, она зажгла очередную сигарету.  Нужно исключить одну составляющую. Творцом всего сущего он не может быть одержим.  Ведь тогда получается, что мир сошел с ума и его уже не спасти. Понимаешь о чем я?

Пытаюсь. Правда, пока безуспешно.

Молодец что не врешь.

Внимательно слушаю дальше.

А на кого из трех оставшихся персонажей поставил бы ты? – неожиданно спросила она. – Что подсказывает твоя хваленая интуиция?

Моя хваленая интуиция подсказывает, что правильное решение я услышу  из твоих уст, сухо ответил Фабел, начавший уставать от  разговора, состоящего из религиозных загадок.

Я же говорила, что ты хитрый, как гиена.

На этот раз ее смех был почти искренним. Ладно, продолжала Полли, не буду тянуть время, которого, насколько я понимаю, у тебя и так нет.

Спасибо.

Она не обратила внимания на явный сарказм.

Наш общий знакомый, которого ты называешь Чужим, а я Демоном, не одержим дьяволом, то есть самим собой. Он  столько раз умирал, что, потерял свое первозданное «я». Если бы его разум распался на отдельные составляющие, а сознание раздвоилось, то после стольких смертей между ними стерлись  все грани, и это окончательно уничтожило  его как личность.

Полковник не понял, что скрывается за столь сумбурной формулировкой, решив не вдаваться в детали. Главное что из трех неизвестных осталось всего два.

Зато с оставшимися персонажами нашей считалочки – машиной и человеком, все гораздо сложнее, чем  кажется на первый взгляд.

Мисс Лавен принадлежала к той редкой категории женщин, которую нужно обязательно выслушать до конца.

С одной стороны, машина создание человеческих рук, и не может существовать сама по себе.  А с другой... – она задумалась, успев сделать пару глубоких затяжек. С другой, без особой уверенности продолжала женщина.  Хрен его знает, чем он одержим – машиной, или человеком, или какойнибудь жуткой смесью...

Судя, по молчанию на другом конце провода, разговор зашел в тупик. Полли окончательно запутавшись в своих безумных выкладках.

Несмотря на раздражение, Фабел нашел в себе силы остаться вежливым до конца.

Очень интересная теория.

Не нужно было обладать даром предвиденья, чтобы понять – беседа окончена.

Ладно, пора мне бежать, а то заболталась с тобой, «неожиданно» вспомнив о  важном деле, заторопилась Полли. – Подумай над моими словами. Хорошенько подумай.

Непременно, – уверил собеседницу тактичный полковник на прощание, про себя решив, что в ближайшее время не побеспокоит мисс Лавен.

Но  просчитался.

Меньше чем через час вышедший на связь Альфа подтвердил многое из того что «нафантазировала» взбалмошная домохозяйка. Чужой  и правда был  одержим какимито своими, одному ему (и, быть может, отчасти Полли) известными демонами.

Калькулятор, устало вздохнула женщина, положив телефонную трубку на рычаг аппарата.

Работает только в пределах  программы... Хотя если не он, – пробормотала она про себя. Даже и не знаю, кто еще нас сможет спасти.

И, затушив очередную, выкуренную  до фильтра сигарету,  отправилась готовить обед. Скоро придут дети из школы. Чертов мир, может провалиться в тартарары со всеми своими обитателями. Но ее мальчики должны быть накормлены.

Есть правила, которые она не собирается менять ни при каких обстоятельствах.

Никогда.


Глава 45 | Тридцать второй. Дилогия | Глава 47