home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 47

В твоем мире нет правил…

Король охотников

Вертолет преследования завис над машиной. До развилки оставалось не больше двухсот метров, когда Вспышка благодаря своему дару предвидения понял, что  фургон минует перекресток.

Они не свернут к туннелю! раздался в наушниках старшего группы голос партнера.

Переулок выводит к предместьям стадиона. Машина направляется туда.

Не более пяти минут назад в эфире прошло сообщение о массовых беспорядках в районе спортивного комплекса «Валлтоун».

«Если Чужой дотянет до забитой народом площади,  то сможет уйти», оценил ситуацию Кара, приказав: Снижаемся до предельно допустимой высоты, попробуем остановить, долбанный  фургон.

Как?

Испугаем водителя или развалим машину на части.

Пилот не посмел оспорить решение командира. Человек, отдававший приказы, имел неограниченные полномочия. Прикажи он садиться на крышу старых четырехэтажных развалюх, расположившихся по обе стороны переулка, то и в этом случае он  будет вынужден  подчиниться.

Вертолет снизился почти до самых крыш и Кара, как старший группы, лично ответственный за выполнение задания,  открыл огонь по «скорой». Смертоносный дождь обрушился на крышу автомобиля,  попутно искорежив тела бесчувственных санитаров…

Какого хрена они делают? – закричал я, пытаясь перекрыть рев умирающего двигателя, шум вертолетных винтов и визг рикошетящих пуль.

Поняли, что ты направляешься к стадиону.  Пытаются остановить машину. В водителя, то есть тебя, стрелять не станут.

Тогда что делают?

Психологическое давление плюс теоретический шанс повредить бензопровод или пробить бензобак.

Мысленный контакт вызвал очередную вспышку боли, забытой после следующей очереди, прошившей крышу «скорой»,

Из их идиотской затеи может чтонибудь выйти?

Чудовищная жара, пот, застилающий глаза и непрекращающийся обстрел не давали сосредоточиться.  Странно, что мне до сих пор удавалось держать автомобиль под контролем.

Если бы начали на пару минут раньше, могло получиться.  Пока наши шансы  пока выглядят предпочтительней.

Я хотел спросить: «Насколько»? Но сдержался. Счастливое неведение порой лучше сухих статистических выкладок.

Дотянем… побелевшие от напряжения пальцы вцепились в руль с такой силой, будто от этого зависело наше спасение.

Никуда не денемся!

Никуда…

Кара разрядил  два полных магазина, потянувшись за третьим.

Проклятая колымага может выдержать, предупредил ЛСД.

И что?

Мне мешает сосредоточиться  гул винтов. И все же могу  попробовать остановить его.

Кара молча кивнул, отодвинувшись в сторону. Он  лучше кого бы то ни было знал, на что способен напарник.

Великий иллюзионист попытался сконцентрироваться. Несколько секунд ничего не происходило, а затем все увидели как на лобовом стекле «скорой помощи» распластался яркорозовый бегемот. В отличии от других членов команды влияние ЛСД,  распространялось не на отдельно взятую личность, а всех окружающих.

ПЛЮХ!!!

Огромное розовое пятно перекрыло лобовое стекло. Затем раздалось отчетливо различимое кряхтение, и то, что секунду назад было сплошной непонятной массой, повернулось ко мне «лицом», оказавшись огромным неуклюжим фальшивомультипликационным бегемотом.

Привет, как дела? – спросил он, помахав коротенькой толстенькой лапкой.

Без понятия как  ему это удавалось.  Несмотря на окружающий скрежет и гул, я прекрасно слышал каждое слово.

Не против, если я тут посижу, поболтаю с тобой?

Огромный нос прижался к стеклу, забавно расплющившись.

В маленьких поросячьих глазках мелькали смешливые искорки. Правда в отличии от бегемота мне было не до веселья.

Милая у меня  глюки! – если это  была не паника, то чтото очень к ней близкое.

Огромная розовая тварь, распласталась на лобовом стекле, перекрыв обзор. Я  ни черта не вижу!

Не обращай внимания, дорога прямая, если возникнут о проблемы, я сообщу. Осталось совсем немного.

Ээээээй! Как дела? Судя по всему,  добродушное создание не думало униматься. У меня для тебя есть коечто.

Маленькая лапка залезла в кармашек смешных шортиков, с трудом сходящихся на огромной талии, вытащив оттуда леденец на палочке.

Нака, попробуй, – заговорщицки подмигнул он, протягивая сладость.

При этом  лапка прошла сквозь лобовое стекло, так что леденец оказался прямо перед  лицом. Казалось, при желании, я могу лизнуть конфету.

Милая у меня о конкретные  глюки!

В отличии от спокойной напарницы я был не на шутку встревожен.

Они  какимто образом воздействуют на тебя?

Пока нет, я умолчал о леденце.

Вряд ли можно было разжалобить искусственный интеллект  историей про детскую сладость.

Тогда выкини из головы эту ерунду. Глюки не могут причинить тебе  вред.

А...

Машину бросило вбок, так что некоторое время мы ехали, скрежеща левым бортом о стену близлежащего дома. С огромным трудом мне удалось выровнять автомобиль, при этом пару раз чуть было не заглох.

Что это было?

Задний обод наехал на камень.

Скоро приедем?

До цели около трех минут.

Может, стоит ускориться?

Нет, двигатель и без того дымится, если увеличить обороты, его заклинит прямо сейчас.

Бегемота не устраивала роль безропотного статиста. Видя, что я не обращаю на него внимание, обиженно протянул. Ну, если  не хочешь конфетку,  пожалуй,  съем ее сам.

Большой фиолетовый язык прошел сквозь стекло, прямо перед моими глазами аппетитно лизнув леденец.

Ух, как вкусно!

Капля  тягучей слюны упала на колени.

С огромным трудом мне удалось подавить естественное желание со всего размаха впечатать кулак в мерзкую тварь.

Милая, можешь какнибудь убрать  галлюцинации?

Да.  При помощи мощного болезненного импульса.

Я достаточно хорошо изучил повадки напарницы, чтобы усвоить одну простую истину: она никогда не злоупотребляла выражением «мощный». В данном контексте это могло означать только одно: дикую боль.

Попробую справиться сам...

Машина еще раз вильнула, теперь уже по моей вине.

Просто закрой глаза. Милая дала очень ценный, а главное, своевременный совет.

Он болтает без перерыва. Я могу выколоть себе глаза, это не поможет.

Попробуй сконцентрироваться.

Самое  идиотское предложение, которое  от нее когдалибо слышал.

Как?!

Я был почти на пределе.

Впрочем, не только добыча испытывала нервное напряжение. В вертолете преследования Кара с неослабевающим вниманием следил за фургоном «скорой».

Что у тебя?

Пока ничего. Он оказался невосприимчивым к обычному давлению на психику, придется задействовать более мощные механизмы.

Так чего же ты ждешь?

Ничего.

ЛСД  ненавидел прибегать к насилию в своих жизнерадостных мультипликационных грезах.  Он и сам не знал с чем это связано, но в тех редких случаях, когда приходилось идти на крайние меры, долго и тяжело отходил.  Несколько дней пребывая в тяжелой депрессии.

Быстрее! Времени почти не осталось!

В отличии от партнеров Кара реально оценивал ситуацию.

Понял.

Лицо ЛСД перекосила болезненная судорога обстоятельства вынуждали его идти на крайние меры…

Зря ты отказался от конфетки, удрученно протянул бегемот. Сейчас придет злой Бабуин,  все равно заставит тебя ее съесть.

В подтверждение его слов на стекле возникло второе яркое пятно. На этот раз ядовитожелтое.

Привет, ребята! О чем болтаете?

Мультипликационная обезьяна со злобной мордой присоединилась к  веселой компании.

Да так, ни о чем, похоронным голосом протянуло розовое пятно.

Значит, не помешаю?

Не…

Протянув  непропорционально длинные лапы к шее бегемота, злобная тварь одним резким движением оторвала голову от туловища. После чего поток густой чернокрасной крови залил лобовое стекло «скорой».

Не хотел, есть конфетку, злобно прошипел отвратительный монстр. Тогда получай это!!!

Его лапы вдавили голову несчастного бегемота в стекло, так что она прошла насквозь, оказавшись  в непосредственной близости от моего лица.

Хлещущая из порванных артерий кровь стекала на колени. И, пожалуй, самое страшное у бегемота оказались человеческие глаза, полные  неведомой, скорби.

Не хотел, есть конфетку, тогда жри его!!! нестерпимый визг стоял в  ушах.

ЖРИИИИИ!!!!

ЖРИИИИИИИИИИИ!!!

ЖРИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИ!!!!

Заткнись сука! – не выдержав, я что есть силы ударил, в морду отвратительной твари.

Пройдя сквозь пустоту,  кулак врезался в лобовое стекло. Удар бы такой силы, что во все стороны побежали мелкие трещины, а костяшки пальцев разбились в кровь.

Машину в очередной раз резко мотнуло, и мы опять ударились о стену. Скорость начала стремительно падать.

Что ты делаешь? спросила Милая.

Жри его! Жри его!!! – не унималась ядовитожелтая обезьяна, размахивая перед моим лицом окровавленной головой несчастного бегемота.

Кровь тяжелым набатом стучала в висках.  В горле стоял комок. Едкий пот заливал глаза. Я понял – еще немного и просто сойду  с ума.

Помоги мне!!!

Второй раз повторять не пришлось.

Мощный электрический заряд прошел по позвоночнику, словно через столб громоотвода, и со всей силы раскаленной добела иглой ударил в мозг.

А... – Хотел закричать я и не смог изза судороги, скрутившей тело.

Второй болевой импульс, менее жесткий, чем первый, привел меня в чувство.

Ну как, лучше?

Желтая тварь, висевшая на лобовом стекле, стала полупрозрачной, а ее истошный визг потерял силу, доносясь откудато издалека.

Немного...

Жми на газ, нам нельзя останавливаться.

Жму. Ты  сделала мне лоботомию?

Не совсем, хотя чтото вроде того.

Вдалеке показался просвет.  Переулок кончался, выходя на площадь перед стадионом. Цель казалась такой близкой.  Оставался последний рывок на пределе возможностей…

Которых, почти не осталось.

Изпод капота  вырвалась струя раскаленного пара, обдав стекло россыпью мелких  брызг.

Что это?

От удара сорвало патрубок радиатора, сообщила Милая. Двигатель, практически мертв,  разгоняйся по максимуму.

Следую инструкциям, я переключился на третью передачу, одновременно увеличив скорость насколько это вообще было возможно.

Продырявленный снаружи и внутри фургон сделал последний стремительный десятисекундный рывок.  После чего его железное сердце не выдержав перегрузки остановилось. Мы проехали по инерции еще около ста метров и окончательно встали.  Безумный марафон для покореженного автомобиля закончился. Он так и не достиг финишной ленточки.

Беги! В наступившей тишине голос Милой прозвучал особенно громко

Выход на площадь перед стадионом маячил в трехстах метрах впереди. Рывком открыв дверь, я спрыгнул на землю и, напрягая остатки сил, побежал к спасительной площади.

У меня и в мыслях не было обогнать вертолет. Расчет строился на том, что ему потребуется несколько секунд на посадку. Этого хватит, чтобы смешаться с толпой.

Мне удалось пробежать  несколько метров, как вдруг обе руки, объятые пламенем превратились в чадящие факелы. В ноздри ударил резкий запах паленого мяса, одновременно с этим нервные окончания послали в мозг болевой импульс. Судорожно замахав руками, я потерял равновесие  со всего размаха упав на землю, несколько раз перевернувшись…

Aaaaa! вой смертельно раненного зверя вырвался из горла Чужого.

Никуда ты от нас не уйдешь, урод хренов! Сейчас я тебя поджарю на медленном огне.

В глазах Кары метались отблески огненного смерча, бушевавшего в душе.

У ЛСД пошла носом кровь, лицо стало белым, как мел,  голова бессильно свесилась вниз. Мастер иллюзий не выдержал  кошмара, порожденного собственным разумом, провалившись в спасительные объятия беспамятства...

Вертолет завис точно над тем местом, где жертва безрезультатно пыталась сбить несуществующее пламя с рук,  катаясь по земле…

Приготовься, выбрасываем тросы, будем спускаться, раздался в наушниках Вспышки отстраненноспокойный голос Кары.

Готов.

Операция,  вступила в заключительную фазу. Как и бывает в таких случаях самую кровавую из всех

возможных.


Глава 46 | Тридцать второй. Дилогия | Глава 48