home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



10

Я находился на расстоянии примерно трех с половиной метров от незнакомца в черном плаще, поэтому в полном объеме смог оценить картину происшедшего.

Уже вытаскивая пистолет, я зафиксировал, как сидящий ко мне спиной человек резко встал, широко раскинул руки в стороны, так что полы его разошедшегося плаща заслонили от меня почти весь остальной бар, а затем с совершенно ничтожным интервалом произвел четыре выстрела.

Мне удалось увидеть только размытое изображение двух заваливающихся на спину мужчин, сидевших чуть сбоку и справа от меня, но, судя по тому что стреляли четыре раза, не вызывало сомнений, что трупов будет как минимум вдвое больше.

Я резко повернул голову влево – и перед глазами промелькнула картина, почти идентичная той, которую я только что наблюдал на правом фланге. Ошибки быть не могло: меньше чем за секунду количество нападавших заметно сократилось.

Однако моего неожиданного помощника на большее уже не хватило. Слишком неравным было соотношение сил противоборствующих сторон.

Первая пуля прошила его насквозь, заставив только слегка покачнуться назад. При этом из выходного отверстия на спине, следом за потерявшим свою первоначальную скорость куском расплющенного металла, выплеснулся фонтан молочноголубой жидкости, совершенно не похожей на кровь.

Следующие четыре отверстия вызвали почти идентичный выплеск неизвестной субстанции из организма такого неожиданного и, что самое главное, своевременного союзника, после чего его тело отбросило назад – к подножию моего столика.

Уже когда он падал с неестественно выгнутой назад шеей (мне показалось, это длилось бесконечно долго, хотя на самом деле прошло не больше секунды) – в то самое мгновение, когда наполовину достигшее пола тело наконец освободило мне обзор, я успел произвести два выстрела, один из которых стопроцентно привел к фатальному результату, а второй раздробил плечевой сустав еще одному нападавшему.

После чего, резко упав на пол, я оказался на расстоянии вытянутой руки от человека, так самоотверженно заслонившего меня от пуль всего несколько мгновений назад.

В небольшом помещении придорожного кафе, отразившись от стен, оглушительно загрохотало эхо отзвучавших выстрелов. Теперь с фронта меня прикрывало мертвое тело, а сверху – стол. Четверо бойцов, способных без особых проблем достать меня с флангов, были мертвы, а те, что находились по центру, не могли вести прицельный огонь на поражение, что давало мне временную передышку по крайней мере на несколько секунд.

Резким движением схватив своего неожиданного спасителя за голову, я подтянул обмякшее тело к себе и, крепко зажав в ладонях ствол, еще не остывший от стрельбы, вырвал пистолет из судорожно сжатой руки. По крайней мере, теперь я был вооружен. Но численный перевес попрежнему оставался на стороне противника, и мои шансы уйти из этого заведения в более или менее приличной форме если и возросли, то ненамного. Атакующие, несмотря на значительные потери в своих рядах, все еще находились в более выгодном положении.

Следующее мое действие было скорее автоматическим, нежели полностью осознанным: я разрядил всю обойму из трофейного пистолета в лампы над головой. И без того не слишком освещенный угол, где я нашел временное убежище, стал еще темнее.

– Милая, какой у нас расклад?

Выбросив пистолет с пустой обоймой, я вытащил из руки убитого второй. При этом мне показалось, что человек слабо пошевелился, однако в тот момент я не придал этому особого значения, решив, что это всего лишь игра теней.

– Группа состояла из девяти человек. Пятеро мертвы. Один серьезно ранен. Двое водителей грузовиков уничтожены нападавшими. Официантка с простреленной ногой затаилась за стойкой бара. Там же, с дробовиком, укрылся хозяин заведения, который настроен более чем решительно и не успокоится, пока не получит пулю или сам когонибудь не угостит изрядной порцией дроби. Двое снайперов – снаружи. Судя по тому, как они расположились, должен быть еще и третий, чтобы обеспечить полный контроль над местностью, прилегающей к закусочной. Однако я не могу его обнаружить – слишком плохая картинка со спутника.

– Прямо сейчас, – продолжала она, – один из оставшихся попытается обойти тебя с левого фланга.

Как бы в подтверждение ее слов нападавшие, прикрывая маневр своего товарища, открыли беглый огонь по моему ненадежному укрытию.

В тело человека, лежащего прямо передо мной, вонзилось еще несколько пуль.

– Видишь маленькую картину на стене, рядом с окном, в пяти метрах правее тебя?

Вопрос был вполне уместный. Лежа на полу, прижавшись спиной к холодному линолеуму, под плотным огнем неприятеля (защищенный всего лишь импровизированной баррикадой из свежего трупа), я находился именно в том положении, из которого было чрезвычайно трудно чтолибо рассмотреть. Оторвав голову от пола на несколько сантиметров, я скосил глаза в указанном Милой направлении.

– Да.

– Стреляй в нее.

Слишком хорошо зная свою напарницу, чтобы подвергать сомнению ее слова или раздумывать над ее приказами, я сделал все, как она сказала, – лежа, из неудобного положения, почти не целясь, выстрелил по указанной цели.

Милая все рассчитала предельно точно. Впрочем, имея такой вычислительный потенциал, как у нее, трудно ошибиться.

Пока двое вели плотный упреждающий огонь по моему убежищу, не позволяя мне двинуться с места, третий с проворством кошки вскочил на столы, чтобы, быстро пробежав по ним, оказаться сверху и сбоку от меня, что позволило бы ему без всяких проблем разделаться со своей жертвой. Это были бы шах и мат – сразу все в одном флаконе.

Блестящий план провалился по единственной причине: у меня была слишком хорошая напарница.

Пуля снизу вверх по касательной вошла в шею и вышла, слегка задев мочку уха. То, что еще мгновение назад было прекрасно обученной и подготовленной машиной смерти, главной задачей которой было ликвидировать потенциальных противников, разом перестало существовать.

Нога, выброшенная вперед, сделала по инерции еще один шаг, затем нелепо подогнулась, и уже не контролируемое разумом тело с тяжелым грохотом, сопровождаемым звоном разбитого стекла, завалилось набок и рухнуло в оконный проем.

Еще одна черная фигура упала с доски. А белый король, попрежнему ведомый своей неодушевленной стальной королевой, продолжал грамотно защищаться...

Скорее всего, мы могли бы даже выиграть эту партию – при условии, что играли бы только против профессионалов. Но проклятые любители, со своим непредсказуемым поведением (вернее сказать – всего один любитель), разом изменили весь ход матча. Выведя из игры главную шахматную фигуру – короля...

* * *

Лайя покинула зал придорожного заведения до того, как там началась перестрелка. Она тихо вышла на улицу, храня на лице выражение глубокой задумчивости. Бесконечно уставший мужчина, назвавший себя неестественно странным именем Тридцать второй, был для нее вполне заурядной бесцветной личностью – до тех пор, пока она внимательно не присмотрелась к его ауре...

Отличительной чертой всех без исключения существ, населявших этот мир, было наличие энергетического поля, или, другими словами, – ауры, окружающей любое одушевленное физическое тело. В зависимости от внутренней сущности, настроения, чувств или состояния здоровья, ее цвет мог варьироваться от яркожелтого до практически черного. Но все это были естественные природные оттенки. Однако у собеседника, которого она собиралась убить всего несколько минут назад, аура была неоднородной – что уже само по себе странно, но впечатление еще более усиливалось оттого, что среди кровавокрасных и светлозеленых пятен, хаотично разбросанных по всей поверхности, присутствовал глубокий холоднометаллический блеск чистого серебра. Такого цвета не просто не существовало в природе ментальных тел – его не могло существовать даже чисто теоретически. И все же она видела этот запредельный феномен, не поддающийся никакому разумному объяснению.

А после того как он произнес освященные веками слова древнего ритуала, девушке стало ясно, что она не сможет его убить. По крайней мере – сейчас не сможет...

Тот маленький приторносладкий толстячок из правительства, с навечно приклеенной к физиономии слащавой улыбкой и глазами мертвой гадюки, сказал, что вернет земли, издревле принадлежавшие ордену, в обмен всего лишь на одну услугу.

Она смерила его равнодушнопрезрительным взглядом, от которого стало неуютно даже этому бездушному холоднокровному пауку, и коротко ответила, что ее не интересуют обломки прошлого, на которых уже ничего никогда не произрастет. Разговор был окончен, но противный человечек, наделенный фантастической властью, так не считал.

– Если я правильно истолковал записи древнего манускрипта, – не унимался мужчина с приторной женской улыбкой, – то последняя из династии Ганнлоу, согласно предсказанию великого пророка, должна будет решить судьбу не отдельного государства или народа, а всего мира...

Лайя молча посмотрела в его холодные мертвые глаза, и, несмотря на то что хозяин кабинета находился в своем собственном дворцекрепости, ему стало не по себе. Он неожиданно понял, что эта хрупкая, отстраненноравнодушная девушка убьет его прямо здесь и сейчас, невзирая на то, что в ящике письменного стола лежит заряженный пистолет, а указательный палец покоится на кнопке вызова охраны, которой понадобится меньше двух секунд, чтобы ворваться в кабинет и...

Один из вершителей судеб огромной Восточной империи не стал совершать никаких резких движений, и это его спасло.

– Информация из манускрипта известна одному мне, и, поверьте на слово... – От волнения он не только перешел на «вы», но и стер со своего лица, казалось бы, намертво вросшую гипсовую маску веселья. – ... Я никогда не стал бы рисковать своей жизнью, выказывая подобную осведомленность, если бы речь не шла о судьбе не отдельной страны, а всего нашего мира...

Девушка скорее почувствовала, нежели поверила, что он не лжет, поэтому легким кивком позволила продолжить.

Минута слабости прошла, и сидящий напротив нее человек взял себя в руки, полностью восстановив контроль не только над телом, но и над мышцами лица. После чего заговорил уже в присущей ему деловой манере:

– Речь идет о существе, прибывшем к нам из параллельной вселенной с целью уничтожить мир. Наш потенциальный западный противник не понимает опасности, таящейся в этом создании, поэтому пытается захватить его в плен. Они уже потеряли несколько человек из особой, наделенной уникальными ментальными возможностями команды, но это не остановило наших заокеанских коллег. Их руководство попрежнему упорствует, и никому не известно, к чему в конечном итоге может привести подобная непростительная небрежность. Ни я, ни вы, ни наша страна не можем быть заложниками прихоти никчемной кучки политиков из вражеского лагеря...

Он выдержал многозначительную паузу, как бы давая возможность своей собеседнице задать уточняющие вопросы, но она попрежнему молчала – поразительно красивая фарфоровая статуэтка с живыми человеческими глазами...

– В отличие от всех остальных я не верю, что наша лучшая команда спецназначения сможет справиться с поставленной перед ней задачей, именно поэтому я разыскал и пригласил сюда вас. Быть может, это и есть тот самый шанс – спасти мир, выполнив древнее предназначение последней из династии Ганнлоу... А земли монастыря, – он легко пожал плечами, на какоето время превратившись в того человека, которым был в прошлой жизни, – я купил их около сорока лет назад, когда еще не подался в политику. Теперь же они, какое бы решение вы ни приняли, перейдут к законному владельцу. И только от вас зависит – оставить их в запустении или возвести на пришедших в упадок руинах новое здание...

В качестве подтверждения его слов на стол лег пакет документов о передаче права собственности.

В конечном итоге Лайя согласилась участвовать в операции. Разумеется, сделала она это вовсе не изза наигранной щедрости пригласившего ее человека, а лишь потому, что в его словах присутствовал намек на решение загадки, которую она тщетно пыталась разрешить с самого детства, – загадки ее предназначения в этой жизни.

Группа, в состав которой входила Лайя, преодолела половину экватора, и вот сейчас, после того как она наконец встретила человека из другой вселенной, заложница чести не смогла убить Тридцать второго, потому что неожиданно оказалась скованной древней клятвой. Причудливая ткань мироздания закрутила такой тугой узел загадок и противоречий, что разрубить его одним отточенновыверенным движением не представлялось никакой возможности.

«Этот человек если и умрет, то не сейчас», – решила про себя наследница некогда великой династии, покидая стены придорожного заведения со странным названием «Крученые перцы».

Уже по дороге к двери ей показалось, что бледнолицый посетитель, сидящий неподалеку от Тридцать второго, вообще не имеет ауры...

«Странное место, странные люди, странные вещи», – подумала Лайя, поравнявшись с поджидавшим ее на выходе Сну.

Если бы ей удалось хотя бы ненадолго приоткрыть пелену времени, заглянув в ближайшее будущее, то она могла бы увидеть, что странные места и вещи безвозвратно исчезнут, растворившись в хаотичном потоке мироздания, а люди... Странных людей, с которыми сведет ее капризная и ветреная злодейкасудьба, будет еще много более чем достаточно.

* * *

Пожилая женщина, безнадежно уставшая от жизни и мертвого груза бессмысленно прожитых лет, несла в правой руке пластиковое ведро, наполненное бутылками моющих средств, а в левой – щетку, которая, в зависимости от ситуации, могла послужить как для мойки полов, так и в качестве особо изощренного орудия убийства.

Настоящей Саре Тимлоу никогда не пришло бы в голову, что у этого простого и обыденного инструмента может быть столько разноплановых предназначений. Впрочем, ей уже ничего и никогда не могло прийти в голову, потому что Зеро лично позаботилась об этом.

Абсолютно никуда не спеша, уборщица шла по длинному коридору, насквозь пронизывающему здание. Здание это являлось частью огромного военного комплекса, объединившего под своим куполом несколько секций, которые составляли сердце военностратегической верхушки великой сверхдержавы. Маленький винтик, основное предназначение которого – следить за чистотой и порядком на строго ограниченной территории, был бы неотличим от десятков других, таких же безликих винтиков, если бы не одно удивительное свойство: за его непрезентабельной наружностью скрывалось лицо холодной и расчетливой убийцы, пришедшей в это место, чтобы найти и ликвидировать участников «семерки» – лиц, облеченных доверием верховного главнокомандующего сухопутных войск.

Для всех встречающихся на пути людей она была Сарой Тимлоу, и этот образ не таил в себе никакой опасности. Однако суггестивные возможности Зеро не распространялись на технику, поэтому для камер слежения, повсеместно установленных в этом здании, она была лишь отдаленно похожа на Сару Тимлоу – и не более того. Грим, вкупе с тяжелой усталой походкой, делали свое дело, но если бы комуто вдруг взбрело в голову увеличить изображение мнимой Сары, то он, без всякого сомнения, мгновенно обнаружил бы подмену.

До сих пор все шло гладко – проникновение в комплекс не вызвало никаких затруднений. Но нельзя постоянно полагаться на одно лишь везение – это не только непрофессионально, но и в высшей степени неразумно. А Зеро можно было инкриминировать какие угодно преступления, но назвать ее глупой не хватило бы смелости даже у самого отъявленного лжеца.

Именно исходя из соображений собственной безопасности женщинаубийца решила начать операцию, выведя из строя пункт видеонаблюдения, и только затем приступить непосредственно к выполнению основной задачи – ликвидации группы военных, попавших в «черный» список Зета.

В зону допуска Сары входили четвертый и пятый этажи, а центр обработки информации, поступающей на мониторы слежения с камер наблюдения, которые контролировали практически всю территорию здания, находился на третьем подземном уровне.

Пожилая уборщица зашла в кабину лифта и уверенно нажала на кнопку «2» – ехать сразу же в район планируемой операции было нельзя.

Спустя несколько секунд дверцы лифта бесшумно раздвинулись, и женщина вышла наружу – под своды длинного узкого коридора, освещенного холодным, безжизненным блеском ламп дневного света. И без того усталая, Сара еще больше сгорбилась, втянула голову в плечи, опустив взгляд вниз, отчего сразу же стала выглядеть даже старше своих пятидесяти трех. Тяжелой шаркающей походкой она миновала первое ответвление коридора, затем второе и уже практически подошла к запасной лестнице пожарного выхода, когда навстречу из открытой двери кабинета неожиданно вышел молодцеватоподтянутый лейтенант, трепетно прижимающий к груди папку с документами.

«Новенький, – молнией пронеслось в сознании Зеро. – Только неделю – максимум две на службе... Польщен и безмерно горд высоким доверием, оказанным ему родиной и правительством. Еще не привык к повседневной бюрократической рутине, поэтому зорко следит за тем, чтобы секретная информация не просочилась к врагу. Прижимает папку с документами к груди так, будто в ней – сокровищница его души. Могут возникнуть лишние проблемы... »

Она не успела даже окончательно сформулировать мысль, как лейтенант неожиданно остановился, словно лошадь, налетевшая со всего разбега на невидимый барьер.

– Миссис, что вы здесь делаете? – Требовательный вопрос был задан с такой властнонепреклонной интонацией, что уклониться от ответа не было никакой возможности.

В больших темнокарих глазах, смотрящих на него снизу вверх, читалась какаято бесконечная, не передаваемая простыми человеческими словами тоска.

– Иду мыть туалет...

– Куда?

– В туалет...

– Я понял, что вы идете убирать туалет. – В голосе еще больше подтянувшегося лейтенанта звучал ничем не прикрытый металл. – Но миссис Дикси полчаса назад закончила уборку этого сектора, и я не вижу оснований, по которым вы могли бы здесь находиться. Кстати, где ваша идентификационная карточка?

Женщина молча протянула удостоверение.

– Сара Тимлоу... Тактак... А почему вы находитесь в этом отделении? В инструкции по безопасности четко и ясно сказано: обслуживающему персоналу строго воспрещается находиться на территории, не внесенной в зону допуска его регистрационной карты.

– У вас туалет засорился...

– Я только что из туалета. – В подозрительно сузившихся глазах дотошного лейтенанта промелькнула искра едва заметного торжества.

Нетрудно было догадаться, какие мысли одолевали его в этот момент: «Вот она, удача! Шанс отличиться в первую же неделю! Прекрасная возможность совершить стремительный рывок вверх по карьерной лестнице, разоблачив опасного врага! Вот это...»

– Кидаете бычки в унитаз, а потом ссыте туда, как животные, – зло прошипела уборщица, разом оборвав все радужные мысли воспарившего к заоблачным далям карьериста, – и не конкретно у вас засорился туалет, а в вашем секторе этажом ниже. Эта же гадина Дикси наверняка видела, что унитаз плывет, но закончила смену и ушла, а мне теперь разбирайся и с вашим дерьмом, и с вашими дурацкими подозрениями. Если хотите, можете вызвать охрану, пусть выпроводят меня отсюда и сами убирают всю эту грязь...

Ушат ледяной воды вылился прямо на разгорячённую несбыточными мечтами голову старательного лейтенанта. Одно дело – проявить бдительность, задержав опасного лазутчика, и совсем другое – выставить себя посмешищем в глазах нового коллектива, не позволив обычной уборщице подтереть банальную лужу фекалий. Такое пятно если однажды пристанет к тебе, то потом его уже не отмыть никогда. Как ни старайся, что ни делай, все равно ты так и останешься «тем самым парнем, который ловил в туалете шпионов».

Зеро все рассчитала предельно точно – намеренно грубый тон, плюс упоминание о плавающем дерьме, плюс презрительное оскорбление коллеги до цеху, «гадины Дикси» должны были выполнить свое предназначение, в конечном итоге отпит чересчур рьяного лейтенанта. Но...

Все, вероятно, вышло бы именно так – при условии, что стоящий напротив нее человек никогда не видел в глаза миссис Дикси, принадлежавшую к тому типу глубоко верующих честных людей, для которых обман ближнего или уклонение от выполнения своих непосредственных обязанностей были просто неприемлемы. Но он видел ее, и даже более того – пару раз лично обмолвился приветствиями с этой женщиной, поэтому мысль о том, что она может поступить подобным образом, показалась ему по меньшей мере странной.

Лейтенант смутился, начисто утратив свой самоувереннокомандный вид, при этом на его лице почти явственно отражались отблески внутренней борьбы между четкими инструкциями по безопасности и боязнью выставить себя в смешном и невыгодном свете. В конечном итоге он все же пришел к компромиссу между этими двумя практически несовместимыми категориями.

– Давайте я вас провожу до места назначения, чтобы никто по дороге не докучал глупыми вопросами.

Вместо ответа уборщица смерила его презрительным взглядом, равнодушно пожала плечами и молча направилась к двери запасного выхода.

Чувствуя себя последним идиотом и кляня себя же распоследними словами за то, что проявил никому не нужную бдительность, сопровождающий последовал вслед за Сарой Тимлоу. Он еще не подозревал, что чрезмерное усердие будет стоить ему баснословно дорого – настолько дорого, что никакие богатства в мире не смогут компенсировать эту потерю. Поэтому он шагнул в открытую дверь со спокойной душой...

Девять ступенек промелькнули нереально быстро, окончившись площадкой лестничного пролета, а вместе с ними прочертила ночное небо падающая звезда и потухла искра еще одной жизни... Пластиковая рукоятка стремительно взметнулась вверх, ударив в объектив камеры видеонаблюдения, и не успело еще опасть осколками ледяного дождя рассыпавшееся вдребезги стекло, как второй конец швабры врезался в горло опешившего от неожиданности лейтенанта.

Не проронив ни единого звука, Зеро продолжила спуск по лестнице, даже не обернувшись, чтобы убедиться, выполнило ли импровизированное оружие свое страшное предназначение. Она была уверена, что удар оказался смертельным. Как тигрица, прыгающая на спину преследуемой добычи, еще только оторвавшись от земли, знает, удастся или нет вонзить когти в парализованную ужасом жертву, так и эта женщиназверь, всего лишь занося оружие для удара, уже чувствовала, чем закончится стремительная атака...

Центр видеонаблюдения представлял собой внушительный зал, одна стена которого была полностью заполнена мониторами, двадцать четыре часа в сутки транслирующими практически одну и ту же бесконечно длинную и скучную картинку – монотонную жизнь военного учреждения во всей ее бесцветнопресной красе. В этом месте никогда не случалось никаких происшествий, поэтому неожиданно вышедшая из строя или даже просто слегка забарахлившая камера считались чуть ли не чрезвычайным происшествием.

Изображение на одном из мониторов потухло, и на пульте управления мгновенно загорелась красная лампочка.

– Тревога!!! Тревога!!! – противногнусавым, Дурашливым тоном пропищал Сэм Перринг, указывая пальцем на часто мерцающий огонек.

Из четырех охранников, находившихся в помещении, он был если не самым молодым, то уж точно самым жизнерадостным.

Скучная, ничем не расцвеченная рутина службы внутренней охраны была слишком утомительной, чтобы пропускать такую прекрасную возможность слегка повеселиться.

– Вышла из строя камера на лестнице пожарного выхода между вторым и третьим подземными этажами, – прокомментировал ситуацию старший группы. – Это в тридцати метрах от нас прямо по коридору. Раз ты, Сэм, первый ее заметил, то поднимайка свою толстую задницу со стула и иди лично проверь, что там произошло... Да, и не забудь прихватить с собой одного из тех двух морских пехотинцев, подыхающих от скуки перед нашими дверьми, – согласно инструкции, устранять неисправности мы должны в сопровождении вооруженной охраны.

Сэм хотел было спросить, а не прихватить ли для верности обоих бойцов, ведь ситуация представляет крайнюю степень опасности, но сдержал свой порыв: шутить в этом месте, где все давно знали друг друга, конечно, не запрещалось, но дисциплина есть дисциплина – приказы начальства не обсуждаются и уж тем более не подвергаются сомнению.

– Ну, друзья мои, не поминайте лихом, я отправляюсь на встречу с хитрым и опасным врагом, пробравшимся прямо в сердце великой империи, – пробормотал он, притворнопонуро опустив голову. – Если не удастся вырваться из лап смерти и отравленный кинжал наемного убийцы все же поразит сердце благородного героя, тебе, Тимоти, – он кивнул в сторону невысокого крепыша, – я завещаю свой недоеденный бутерброд, а тебе, Мил, – остатки кофе из термоса... Начальство, разумеется, получит самое дорогое, что у меня осталось в этой жизни: непочатую пачку сигарет, что лежит в крайнем левом ящике...

– Давай проваливай... проваливай, – засмеялись сидящие в комнате люди. – Свои объедки будешь доедать сам, но к тому времени, когда ты наконец вернешься сюда, с отравленным кинжалом в груди, мы уже разграбим твою сигаретную заначку...

– Мародеры, – еще раз вздохнул Сэм с притворным сожалением и, введя код, привел в действие механизм, открывающий тяжелую стальную дверь, которая надежно защищала сотрудников подземного бункера от любого вторжения извне.

Плита медленно, но неотвратимо отошла в сторону, и человек, в чьих притворноигривых словах о коварном убийце, проникшем в самое сердце империи, было больше правды, чем он мог себе даже вообразить, наконец повернул голову, переведя взгляд с лиц смеющихся товарищей на безжизненную пустоту длинного коридора. Его рот чуть приоткрылся, чтобы задать вопрос, кто из двоих морских пехотинцев, отвечающих за охрану данного объекта, пойдет с ним проверить возникшую неисправность, но слова тугим комом застряли в горле... Сэм застыл в прямоугольнике дверного проема, не в силах не то что пошевелиться, но даже просто закричать. Прямо на него летел огромный огненный протуберанец. Оранжевые блики расплавленного золота заиграли на черной поверхности мгновенно расширившихся от страха зрачков парализованного ужасом охранника.

– Мммаа... – Легкие наконец выдохнули из себя поток отработанного воздуха, выразившийся в подобном полумычанииполувздохе, а затем грудь пронзила мощь десяти тысяч разом взорвавшихся солнц и от чудовищного удара тело отбросило внутрь...

Пролетев около пяти метров, безжизненная оболочка ударилась в зеркальную поверхность мониторов. Посыпалось стекло от разбитых экранов, а мгновение спустя картину массового разрушения довершил огненный шар, взорвавшийся после соприкосновения со стеной. Брызнули во все стороны расплавленные осколки напалмового дождя, и трое людей, всего несколько секунд назад не сомневавшихся в том, что будут жить если не вечно, то, по крайней мере, еще очень долго, даже не успели в полной мере осознать, насколько они заблуждались...

Зеро все рассчитала предельно точно. Дверь открылась именно в тот момент, когда она шагнула с лестничного пролета в узкое жерло коридора, упирающегося в массивную дверь пункта видеонаблюдения. И пары секунд, остававшихся до того момента, как выходящий из помещения охранник оказался точно посередине дверного проема, убийце как раз хватило на то, чтобы сконцентрироваться и извергнуть из недр своего подсознания раскаленный добела огненный шарпротуберанец.

По крайней мере один из двоих морских пехотинцев, расположившихся рядом с входной дверью, обладал неплохой реакцией – оправившись от шока, вызванного появлением буквально из ниоткуда зловещей шаровой молнии, он даже успел снять с предохранителя автомат и попытался совместить прицел с фигурой женщины, послужившей источником этого огненного кошмара, но на большее его уже не хватило. Пластиковое ведро, наполненное бутылками с легковоспламеняющимися моющими средствами, уже летело вдогонку за огненным смерчем (ворвавшимся внутрь помещения, не причинив никакого вреда наружной охране). Ведро взорвалось в полуметре от лица пехотинца как раз в тот самый миг, когда он уже был практически готов нажать на спуск автомата...

Зеро спокойно повернулась и шагнула под своды лестничного пролета, который покинула меньше минуты назад. Вступительная часть операции была с блеском завершена – всевидящее око гигантского комплекса перестало существовать. Но впереди ее ожидало еще слишком много работы, чтобы терять время, почивая на лаврах вполне заслуженной победы.

Она уже миновала тело мертвого лейтенанта, осыпанное осколками объектива разбитой видеокамеры, а затем, как будто о чемто вспомнив, вернулась назад.

Пожилая усталая женщина склонилась над распростертым телом, чтобы вытащить папку из судорожно сжатых рук покойного, а когда это удивительное существо распрямилось, с ним произошла удивительная метаморфоза: вместо Сары Тимлоу рядом с трупом стоял его абсолютный двойник – подтянутый и собранный лейтенант, трепетно прижимающий к груди папку с бесценными документами.

Операция толькотолько начиналась, а женщинаубийца, скрывавшая свою истинную звериную сущность под неповторимо разнообразных личин, пребывала в прекрасном расположении духа – впереди предстояла незабываемая ночь большой кровавой охоты...


предыдущая глава | Тридцать второй. Дилогия | cледующая глава