home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



14

Несмотря на то что ночь уже давно вступила в свои права, Коррел попрежнему оставался в своем рабочем кабинете. Мягкий полумрак комнаты, освещенной приглушенным светом настольной лампы, не мог разогнать тени, сгустившиеся в углах кабинета, словно стая голодных шакалов, ожидающих, когда сильное и благородное животное забудется в объятиях короткого тревожного сна, чтобы кинуться на него со всех сторон и, накрыв своей плотной массой, поглотить без остатка...

Если бы Коррел внимательно присмотрелся, то наверняка заметил бы эту голодную хищную стаю – предвестницу кровавых событий, но некогда живые, пронзительные глаза, взгляд которых был прекрасно известен каждому не только в этой стране, но и далеко за ее пределами (личности подобного калибра вообще встречаются крайне редко), теперь потускнели, подернувшись мутнобезразличной пеленой, и смотрели не прямо перед собой, а скорее внутрь собственного мятежноусталого сознания.

Генерал пытался понять, где и когда перешел тот рубеж, ту роковую черту, за которой не осталось ничего из того, ради чего он жил, воевал, боролся, за что любил эту огромную удивительную страну, этот простой, но искренний народ, и такую вполне естественную и не требующую никаких доказательств истину, что мужчина всегда и при любых обстоятельствах должен оставаться мужчиной...

Может быть, его локомотив свернул с прямого пути на запасную ветку, когда он согласился работать с Зетом – этим расчетливым, холодным гением аналитической мысли?

Наверное, все же нет... Цель, которую поставил перед собой человек, отрекшийся от всего земного, была слишком благородна, чтобы ставить под сомнение его выбор.

Тогда что? Уничтожение Таллоу? Тоже нет. Он сделал все от него зависящее, чтобы спасти всех, кого только было возможно, и другого выхода не было.

Тут его мысли неожиданно перескочили на другую тему, а рука чисто автоматически потянулась к стакану с Дешевым виски. Двадцать шесть лет назад эту бутылку ему подарил сержант Лестик за то, что Коррел спас ему жизнь, вытащив на себе с поля боя изпод ураганного огня неприятеля.

– Если сможешь, сохрани ее до тех пор, пока не вернусь из госпиталя, а потом выпьем ее вместе. – В прощальных словах сержанта не было ни ненужной в таком случае глупой патетики, ни какоголибо скрытого смысла.

Один солдат оставил другому самое ценное, что у него было в ту минуту, только и всего.

Коррел вернулся на передовую, а Лестик отправился в тыл на санитарной машине, которая подорвалась на противотанковой мине, и выпить вместе им уже не довелось...

Генерал всегда совершенно спокойно относился к алкоголю, не отрицая его определенных положительных качеств, но в то же время не злоупотребляя им. Наверное, даже самому себе он не смог бы внятно ответить, почему именно сегодня он наконецто вспомнил о призраках прошлого и распечатал эту старую пыльную бутылку.

Человек, задумчиво сидящий в кресле, сделал еще один большой глоток и вернулся к неожиданно прерванным размышлениям.

Нет, наверно, даже не Таллоу так повлиял на его отношение к себе, а именно последняя акция по устранению верхушки генерального штаба, владеющей информацией о Чужом. Коррел прекрасно отдавал себе отчет в том, что именно тогда, когда отдал этот приказ, он сделал резкий шаг в сторону, не только предав военную касту, к которой принадлежал всегда, сколько себя помнил, но и вырвав из глубины своего естества огромный кусок, место которого сразу же заполнила еще более огромная, не поддающаяся осмыслению пустота.

Бутылка сержанта Лестика попыталась было бороться с этим неосязаемым монстром, но одна, без своего бывшего владельца, она была бессильна чтолибо противопоставить незримому и физически неощутимому ничто, которое выжигало генерала изнутри.

– Старый друг... – задумчиво пробормотал генерал, глаза которого видели перед собой не скромную обстановку накрытого мраком кабинета, а события двадцатишестилетней давности. – Старый друг, где же покоятся сейчас твои бренные кости, и сказал ли хоть ктонибудь тебе «спасибо» за то, что ты умер в чужой далекой стране...

Вопросы не требовали ответа, поэтому рука, живущая своей жизнью, опять потянулась к стакану, но в этот момент в дверь тихо постучали, и после некоторой паузы на пороге появился адъютант, который ненадолго разогнал стаю кровавых призраков, скалящих зубы по углам сумрачнотемного кабинета.

– Генерал Пэтчетт, просит принять.

Всего четыре слова. Скупая и повоенному отточенная манера подачи информации. Ничего лишнего и напускного. Все предельно четко и только по существу.

– Пэтчетт?! – Генерал криво усмехнулся, подумав о том, что еще один старый приятель пришел к нему с того света, чтобы лишний раз напомнить героюпредателю, как низко он пал. – Пэтчетт?! – переспросил Коррел, возвращаясь к суровой действительности.

– Так точно, сэр.

За все годы службы под началом легендарного генерала адъютант ни разу не видел этого волевого деятельного человека в подобном состоянии, но многолетняя выучка дала себя знать и на этот раз – ни жестом, ни взглядом застывший в дверях подчиненный не выразил своего удивления.

– Пусть пройдет...

После непродолжительного раздумья генерал, похоже, пришел к некоему решению, после чего адъютанту показалось, что он видит своего прежнего начальника – великую целеустремленную личность, ставшую легендой уже при жизни.

Боясь, что мираж неожиданно исчезнет, стоящий в дверях человек резко развернулся на каблуках и покинул стены кабинета. Уже на выходе ему померещилось, что тень на стене имеет неожиданно страннопричудливую форму и напоминает ему... Нет, он не стал продолжать эту мысль.

«Просто сегодня с самого утра был нескончаемо длинный и напряженный день, вот нервы и расшалились», – решил он про себя, выйдя в ярко освещенную приемную.

– Генерал Коррел ожидает вас.

Пэтчетт решительной походкой миновал адъютанта, шагнув из полосы света в сумрак огромного кабинета. Контраст был настолько разительным, что его глазам понадобилось несколько секунд, чтобы окончательно привыкнуть к смене освещения.

– Пить будешь?

Вопрос, мягко говоря, застал гостя врасплох.

– С вашего позволения...

– Пэтчетт...

Голос хозяина звучал както слишком уж монотоннобезжизненно. Создавалось такое впечатление, что генерал успел, что называется, конкретно накачаться, прежде чем его побеспокоил нежданный посетитель, хотя бутылка, стоящая на столе, была опустошена всего лишь на четверть.

– Пэтчетт, мы знаем друг друга слишком давно, чтобы обременять себя никому не нужными условностями... Да... Восемь лет назад ты совершил, с моей точки зрения, недостойный поступок, заменив понятия о воинской чести интересами бизнеса, и с тех пор мы не общались. Но сейчас все изменилось. Я подослал к тебе убийцу, чтобы, выражаясь языком скупых военных отчетов, «пожертвовав малым, сохранить все остальное», и это в некотором роде уравняло наши позиции. Можешь считать, что мы квиты, поэтому садись – и давай выпьем, как в старые добрые времена нашей далекой сумбурной молодости, а затем ты расскажешь, зачем пришел.

Гость на секунду замешкался – весь четко продуманный план разговора был скомкан с самого начала изза того, что хозяин кабинета даже не думал отрицать свою связь с киллером, устроившим кровавую резню в ставке генерального штаба. Впрочем, Пэтчетту удалось совладать со своими эмоциями и быстро взять себя в руки. Он удобно расположился в кресле напротив собеседника и протянул руку к предупредительно наполненному стакану.

– «Звезда Аластамы», – мгновенно определил гость после первого же внушительного глотка. – Старое доброе баснословно дешевое пойло времен Семилетней войны... Пробирает до печени и действует на мозг, словно прямое попадание пятидесятипятимиллиметрового снаряда. Еще неизвестно, отчего больше погибло народу в той войне – от вражеских пуль или от этого забористого дерьма...

– А ты, как я посмотрю, ничего не забыл. – Губы Коррела растянулись в невеселой усмешке.

– Могу сказать даже больше – эта бутылка принадлежала сержанту Лестику, и ты свято хранил ее как бесценную реликвию на протяжении последних двадцати шести лет.

– Верно.

Казалось, генерал ничуть не удивился осведомленности собеседника. Впрочем, ничего странного в этом не было – когдато давно, в прошлой жизни, они были достаточно дружны, чтобы позволить себе быть откровенными друг с другом.

– Ну, раз ты и без меня все знаешь, тогда зачем, собственно говоря, пришел?

– Чтобы задать пару вопросов.

– Всего лишь пару?

Пэтчетт сделал еще один внушительный глоток, после чего утвердительно кивнул. Может быть, мягкий полумрак кабинета, смешиваясь с янтарной жидкостью, делал свое дело, но умный, расчетливый и, что, пожалуй, главное, безжалостный человек, вдруг сбросил с себя груз прожитых лет и серьезных деловых обязательств, на какоето время став тем молодым жизнерадостным и честным лейтенантом, который мог позволить себе роскошь – сказать правду в глаза другу или врагу, ни на секунду не усомнившись в своих действиях.

– Хорошо, на два вопроса я постараюсь ответить, – легко и непринужденно согласился Коррел.

Прежде чем начать спрашивать, Пэтчетт снова отхлебнул из стакана, лишний раз убедившись в правоте собственных слов: старое дешевое чисто солдатское пойло действительно оказывало убойное действие на голову. Хотя, может быть, именно сейчас это было к лучшему.

– Почему? – задал он свой первый вопрос.

Это простое и короткое «Почему?» вмещало в себя слишком много всего, но если, отбросив второстепенное, остановиться на главном, то суть вопроса сводилась к следующему: почему Коррел решился физически устранить верхушку генералитета своей собственной страны? Что подтолкнуло его к столь чудовищному решению – обратить оружие против своих же соратников?

Хозяин кабинета, по всей видимости, ждал этого вопроса.

– Мир стоит на самом краю пропасти, – негромко начал он. – А в подобный момент только решительные действия могут спасти человечество от уничтожения. Таллоу был погребен под остатками радиоактивных руин не для того, чтобы несколько человек, думающих и заботящихся только о собственной выгоде, смогли упрочить свою и без того практически неограниченную власть.

С каждым новым словом его голос – голос уверенного в собственной правоте человека – становился все громче и четче, а в интонациях, несмотря на воздействие алкоголя, все явственнее проявлялась железная воля героя, ставшего образцом для подражания чуть ли не целой нации.

Сгустившиеся тени по углам испуганно заметались, почувствовав свое полное бессилие перед этой незаурядной личностью, и, хотя светлее в кабинете не стало – он был освещен все той же единственной настольной лампой, – если присмотреться, можно было заметить, что клубившийся вокруг непрогляднотяжелый мрак начал рваться на части, отекая по стенам грязными разводами краски, смытой порывом освежающечистого проливного дождя...

– Если бы вам удалось убить Чужого – единственную нить, способную привести нас к ответу на вопрос «Как спасти этот мир?», все было бы кончено уже сегодня; надежда умерла бы с последним вздохом того, кто владеет одной из тайн мироздания.

Воспользовавшись паузой, в течение которой Коррел наполнял свой опустевший стакан, Пэтчетт взял ответное слово.

– Высокопоставленный восточный информатор, снабжающий сведениями нашу разведку, сообщил, что ему стало известно из многократно проверенного и не вызывающего никаких подозрений источника: в наш мир вторгся посланец извне, обладающий уникальной технологией и не менее уникальными возможностями, с целью уничтожить данную реальность. Попытки взять Чужого живым так ни к чему и не привели. Опасная игра, затеянная одним из твердолобых аналитиков, наверняка считающего себя центром мироздания, вышла изпод контроля в тот самый момент, когда он потерял чуть ли не всех своих лучших людей, ни на йоту не приблизившись к решению проблемы.

Мы получили данную информацию слишком поздно, едва ли не в самый последний момент, когда машина с Чужим уже мчалась по городской автомагистрали, пытаясь оторваться от вертолета преследования. В данной ситуации оставался единственный выход – уничтожить посланца извне, чтобы не дать ему уйти и выполнить свою миссию. Но нам помешали, сбив вертолет, вылетевший с базы «Полинава», что, в конечном итоге, привело к потере объекта из поля зрения. И теперь уже никто и ничто не сможет помешать ему привести в исполнение свои замыслы.

Окончив эту речь, Пэтчетт замолчал, давая возможность собеседнику осмыслить вышесказанное. Он, разумеется, мог добавить, что убийца проник в комплекс как раз в тот момент, когда шла напряженная работа чуть ли не всех отделов и служб по отработке дальнейшего маршрута Чужого, но не стал этого делать. Подобные мелодраматические жесты были совершенно не в его духе. Пэтчетт предпочитал голые факты. А уж как их интерпретирует собеседник, зависело только от его интеллектуального уровня...

Чем дольше слушал Коррел высокого худощавоподтянутого мужчину, удобно расположившегося в кресле напротив, тем все более и более терял уверенность в правоте своих действий, а вместе с тем – и в целесообразности приказов Зета.

Тени, смытые мощным всплеском бескомпромиссносильной воли, уверенной в своей непоколебимой вере, начали возвращаться. Теперь они уже не только жались по углам, но и переползали на стены и потолок...

Край стакана, наполненного виски «Звезда Аластамы», почти коснулся губ, и тут Пэтчетт неожиданно продолжил:

– Я не знаю, почему ты отдал приказ уничтожить Таллоу, но если эта мера была такой же непродуманной, как намерение ликвидировать верхушку ставки командования, то...

Он не закончил свою мысль, но и без этого были ясно – в таком случае три с половиной миллиона ни в чем неповинных душ лежат исключительно на совести того, кого еще до вчерашнего дня все восторженно почитали как героя и спасителя нации...

Треть стакана опустела за два нетерпеливосудорожных глотка, и пятидесятипятимиллиметровый снаряд дешевого солдатского виски ударил в голову Коррела ослепительной вспышкой атомного взрыва...

Тени уже не просто сгустились в какомто отдельном месте, а трансформировались в одну сплошную всепоглощающую тьму, из крупных пор которой начала сначала медленно, а затем все быстрее и быстрее, по нарастающей, сочиться густая, тяжелая кровь...

– Налей мне, пожалуйста, еще, – неожиданно тихо попросил Коррел своего прежнего боевого товарища.

Гость воспринял эту просьбу как хороший знак, поэтому, щедро плеснув виски себе и хозяину, перешел непосредственно к тому вопросу, ради которого пришел:

– Мне нужно знать, кто стоит за всей этой...

Но окончить фразу не удалось.

Пэтчетт увидел, как Коррел залпом влил в себя содержимое стакана, а затем, буквально за какуюто долю секунды, лицо хозяина кабинета смертельно побледнело, как будто его владелец мгновенно потерял фатальное количество крови, а расширившиеся зрачки вперились во чтото, находившееся прямо за спиной Пэтчетта.

Человек, принимавший участие в двух крупномасштабных войнах и более чем в десятке мелких локальных конфликтов, считал, что повидал на своем веку достаточно ужасов, чтобы вообще перестать бояться чего бы то ни было. Но этот жуткий застывший взгляд, обращенный к комуто или, скорее, к чемуто, находящемуся за его спиной, заставил Пэтчетта не только оборвать предложение на полуслове, но и вообще начисто забыть о цели своего визита.

– Уходи... – беззвучно прошептали бескровные губы уже даже не человека, а высохшей, пергаментной мумии. – Скорее...

Отстраненноясный взгляд Коррела видел, как сквозь нескончаемую пелену кровавого ливня к нему продирается невероятно огромная темная фигура, заполоняющая все окружающее пространство.

Маленький беззащитный Пэтчетт сидел на пути громадного исполина, и хотя генерал был уверен, что этот необъятный монстр пришел только за ним, но он точно так же знал – если старый друг не уйдет с дороги этой бездушнонеобъятной тьмы, они погибнут вместе...

– Уходииии!!! – изо всех сил закричал прикованный ужасом к креслу Коррел. – Скорееее!!!

И хотя изза тяжеловлажного, практически ощутимого воздуха звуки проходили очень плохо, Пэтчетт все же услышал этот крик. Буквально в самый последний момент он встал и убрался с пути всепоглощающего мрака.

Хозяин уже не видел и не слышал, как гость поспешно покинул стены его кабинета, чрезвычайно поразив флегматичноспокойного адъютанта своим отрешенным видом.

Впрочем, это уже не интересовало героя и любимца нации, потому что потоки кровавого ливня неожиданно ослабли, и он смог наконец рассмотреть того, кто с таким нетерпением спешил к нему в гости...

То, что стремительно надвигалось на него со скоростью курьерского поезда, являлось широко раскрытой пастью безумия. Хаоса, пытающегося утолить его телом и разумом свой вечный ненасытный и безжалостный голод...

Странно, но как только генерал понял, что за противник пришел за его жизнью, на душе вдруг стало удивительно спокойно...

– Я чертовски рад, что ты сохранил это убийственное пойло до моего возвращения. – Сержант Лестик дружески хлопнул его по плечу, даже не пытаясь скрыть радость по поводу такой неожиданной встречи – посреди пыльной дороги, уходящей в заоблачное ничто.

Солнце светило особенно ярко, и им не было никакого дела до того, что один так и остался сержантом, а на погонах другого элегантно поблескивают крупные генеральские звезды...

– Представляешь, я все время думал, что ты не выдержишь и прикончишь эту проклятую бутылку. Не поверишь, но для меня это стало чуть ли не наваждением. Я даже загадал – если дождешься моего возвращения и мы вместе выпьем это дерьмовое виски, то оба вернемся домой живыми. – Его простодушное лицо светилось радостью. – И вот надо же – ты не подкачал. – И сержант, расчувствовавшись, еще раз от души хлопнул старого друга по плечу. – Ну что, давай выпьем за встречу? – Голос Лестика задрожал от нетерпения.

Коррел в ответ лишь блаженно кивнул. Ему было хорошо вот так беззаботно идти неизвестно куда, бок о бок со старым проверенным другом, и пить прямо из горлышка обжигающе резкое виски дешевой крепкой марки «Звезда Аластамы».

– Старое доброе баснословно дешевое пойло времен Семилетней войны... Пробирает до печени и действует на мозг, словно прямое попадание пятидесятипятимиллиметрового снаряда. Еще неизвестно, отчего больше погибло народу в нашей войне – от вражеских пуль или от этого забористого дерьма... – Лестик слово в слово повторил фразу, которую генерал сегодня, кажется, уже гдето слышал.

Коррел на мгновение задумался, пытаясь вспомнить, где и от кого, но не успел. Потому что отхлебнул порядочный глоток прямо из горлышка...

И почти сразу вслед за этим виски ударило в голову, только уже не «с силой пятидесятипятимиллиметрового снаряда», а всего лишь с силой обычной шестиграммовой пистолетной пули, и мир, в котором одновременно совмещались несколько реальностей, схлопнулся в точку и погас.

Эпоха настоящих героев кончилась.

Уже навсегда...

* * *

Я стоял в огромном тоннеле, освещенном призрачным светом мерцающих ламп, держа в руках плюшевого медвежонка, и, судя по размерам кисти, судорожно сжимающей мягкую игрушку, мой разум был заключен в детское тело.

– Кто ты? – по инерции повторил я, глядя в безликую пустоту уходящего в бесконечность тоннеля и все еще находясь под впечатлением видения морского побережья и странной девушки с постоянно меняющимися лицами.

– Я – Милая, – неожиданно ожил плюшевый медведь. – А кто ты, думаю, объяснять не нужно, потому что это и без того всем известно.

– А к чему весь этот непонятный кинематографический маскарад? Ты что, начиталась сказок, в которых маленький отважный мальчик с любимым плюшевым медвежонком отправляется в темную злую страну, чтобы победить могущественного колдуна? Извини, конечно, за откровенность, но такая дешевая декорация, сильно смахивающая на банальный плагиат, ставит под сомнение исход всей операции.

– Ты предпочитаешь видеть вот это?.. – На какойто миг моему взору предстало чтото такое, о чем лучше никогда не вспоминать и даже не говорить вслух.

Лицо мое скривила непроизвольная судорога, после чего с некоторым усилием мне все же удалось выдавить из себя:

– Знаешь, давай лучше остановимся на образе этой немного мрачноватой рождественской сказки...

– Я могу трансформировать нас в кого угодно. – Стеклянные глазкипуговки медвежонка отражали приглушенный свет ламп. – Но, с моей точки зрения, для твоего сознания этот незатейливый образ оптимален. Последнее время твоя психика находилась в постоянном, ни на минуту не ослабевающем напряжении. Поэтому я решила сменить декорации непрекращающегося кошмара, преследовавшего нас на протяжении последних шестнадцати часов. Если угодно, можешь считать эту прогулку своеобразной разрядкой, необходимой твоему разуму, чтобы отдохнуть и хотя бы частично восстановиться.

– Значит, мальчиком я стал исключительно в профилактических целях?

– Разумеется.

– Медвежонка звали Мистер Тедди, и его мне подарила бабушка на день рождения в четыре года, – задумчиво пробормотал я и рывком поднял игрушку до уровня глаз. – У него оторвалось левое ухо, и я очень долго плакал – даже после того, как мама пришила его на место...

Аккуратный шов, соединяющий левое ухо и голову медвежонка, которого я сейчас сжимал в подетски хрупкой руке, подтвердил подозрения.

– Милая... Какая же ты всетаки сука, – устало и безнадежно процедил я, почти не открывая рта... – Бессовестно копаешься в моем сознании, словно вор в чужом платяном шкафу, и после этого еще смеешь говорить о какомто доверии между партнерами...

– Быть может, когданибудь ты мне скажешь «спасибо» и за этого медвежонка, и за то, что я провела поверхностное зондирование твоей памяти, а сейчас у меня нет ни времени, ни желания оправдываться, потому что нас ждут более важные дела.

Плечи худого мальчика страдальчески сгорбились, а голова горестно понурилась; казалось, еще немного, и ребенок во весь голос разрыдается – пьяными бессмысленными слезами взрослого усталого человека, на мгновение прикоснувшегося к забытым детским воспоминаниям, которые при ближайшем рассмотрении оказались не волшебной удивительной сказкой, а бездушным фантомом.

Но минута слабости миновала, и, распрямившись, я безжалостно и зло отшвырнул в сторону механического монстра, нацепившего на себя личину милой детской игрушки, после чего, не оглядываясь более, зашагал вперед – туда, где находился бастион еще одного монстровидного разума, который предстояло взломать или преодолеть, чтобы докопаться до очередной глупой и по большому счету никому не интересной тайны.

Долго идти не пришлось, что, впрочем, было и неудивительно – насколько я понял, лимит времени, которым мы располагали, был жестко ограничен. Менее чем через минуту неожиданно, буквально из ниоткуда, перед моим взором выросла жалкая пародия на любительское театрализованное представление. Тоннель перегораживало картонное заграждение в виде замка. Причем я мог поклясться, что всего лишь несколько секунд назад видел холодную гладкую пустоту огромной металлической трубы, протянувшейся насколько хватало глаз, и вдруг – раз! – откуда ни возьмись появилась преграда.

Рядом с декорацией валялась груда исковерканных манекенов, и, только присмотревшись повнимательнее, я заметил, что это расщепленные останки деревянных солдатиков в человеческий рост.

– Первое Ватерлоо несчастного, в чьих мозгах мы пытаемся основательно покопаться?

Вопрос не требовал ответа, но Милая решила дать необходимые пояснения:

– Первая из двух защит, которые не выдержали моего напора.

Плюшевый медвежонок, ловко подтянувшись, пролез во внушительных размеров дыру, пробитую сбоку от крепостных ворот.

Я все еще не понимал, какая, собственно, роль отводится мне во всем этом нелепом фарсе, поэтому, последовав за своим игрушечным провожатым, спросил:

– Если ты так прекрасно справляешься со всеми этими преградами, то какого черта нужно было тащить сюда еще и меня?

Проникнув через сквозное отверстие внутрь, я увидел внутренний двор замка. Как и крепостные стены, он был сделан из наскоро размалеванных кривых картонных щитов и усеян все теми же разбитыми деревянными солдатиками.

– Терпение, мой друг. Еще немного – и ты все узнаешь.

Мне показалось, что плюшевый медвежонок натужно пыхтит, поднимаясь по кривой лестнице, ведущей к внутренним покоям замка, но, немного подумав, я пришел к выводу, что Милая не может пыхтеть в принципе, потому что это было бы еще большим абсурдом, чем весь фальшивый замок.

Проникнувшись ролью нетерпеливого ребенка, я хотел было спросить, сколько еще можно морочить мне голову всякими дешевыми фокусами, но в этот момент мы наконец достигли цели своего путешествия, упершись в совершенно обычную деревянную дверь с вставкой из непрозрачного матового стекла. Было видно, что в помещении, куда мы пытаемся проникнуть, находится источник яркого света, но определить, что это за сияние, не было возможности.

– И? – удивленно вскинул вверх брови маленький мальчик, обращаясь к своей игрушке. – В чем, собственно говоря, заключается изюминка этой не подетски вычурной сказки?

Медвежонок совершенно натурально обиженно засопел, после чего показал маленькой лапкой на дверь:

– Попробуй открыть...

– Милая, ты что, с некоторых пор начала принимать себя за гениальную актрису? – пораженно спросил я. – Или настолько плотно вжилась в сценический образ, что даже сопеть начала – прямо как настоящий игрушечный медвежонок?..

– В этом месте, – стеклянные глазапуговки излучали какуюто неведомую, но мощную силу, – мы можем быть кем угодно, начиная от плюшевых игрушек и заканчивая вымершими миллионы лет назад динозаврами, потому что это не играет особой роли. А вот что понастоящему важно, так это полностью соответствовать однажды принятому образу. Слишком долго объяснять, но в данной псевдореальности все слишком зыбко и призрачно, чтобы позволить себе какиелибо отклонения от заранее выбранного образа.

Откровенно говоря, ее объяснение не слишком меня удовлетворило. Точнее, я практически ничего не понял, но, по крайней мере, мне стало немного спокойнее от осознания того факта, что холоднобесчувственный самообучающийся интеллект еще не сошел с ума.

– Так значит, если бы ты была не игрушкой, а какимнибудь динозавромхищником, то вокруг валялись бы не исковерканные деревянные солдатики, а окровавленные ошметки огромных животных?

– Ну, чтото в этом роде, – легко согласилась Милая.

– Забавно, – задумчиво протянул я и без всякого перехода продолжил: – Итак, все, что от меня требуется, – войти в эту дверь, чтобы потом...

– Потом мы посмотрим, что можно будет сделать. А сейчас нам нужно просто открыть дверь.

– Именно для этого ты и взяла меня сюда?

– Да, – совершенно серьезно кивнул плюшевый медвежонок.

– Думаешь, раз это существо так самоотверженно защищало меня, то у него есть определенные установки насчет моей личности?

– Да. Да. Да. И еще раз – да. – Плюшевая игрушка нетерпеливо взмахнула короткой мохнатой лапкой. – Я прекрасно понимаю: тебе не оченьто интересно, что скрывается за этой дверью, и даже более того – подсознательно ты боишься ее открыть, так как можешь увидеть там чтото не слишком приятное, но...

Мне действительно не хотелось знать, что за источник света находится внутри помещения, но вся эта дерьмовая ситуация выглядела настолько гротескно и глупо, что, отбросив в сторону все свои дурные предчувствия и даже не дослушав до конца фразу своей железной напарницы, напялившей на себя личину мягкой игрушки, я решительно взялся за ручку двери и потянул ее на себя. Дверь подалась неожиданно легко, почти без всяких усилий с моей стороны, и гдето в глубине сознания мелькнуло облегчение: «Напрасно и боялся, ведь все так просто и...»

Тело маленького мальчика пробило насквозь тонкими острыми иглами сразу во множестве мест. Он дико закричал и отчаянно дернулся, пытаясь сделать шаг назад и соскользнуть с наконечников безжалостноравнодушного металла, но это не удалось – иглы были с зазубринами, наподобие крючков для рыбной ловли, поэтому вырваться было невозможно.

Он все продолжал безостановочно кричать, распятый на полураскрытой двери, напоминая ощетинившегося иголками ежа, а дверь, словно под действием легкого сквозняка, очень медленно и плавно начала приоткрываться...

Маленький плюшевый медвежонок неподвижно стоял неподалеку, зачарованно наблюдая, как открывается вход в таинственную сокровищницу, хранящую в своем загадочном чреве миллионы неразгаданных тайн. В его пластмассовых глазахпуговках играли отблески света, шедшего из комнаты, но источник был слишком яркий и резкий, чтобы рассмотреть и понять, что же скрывается внутри.

Мальчик все кричал и кричал, а коварная игрушка, заманившая его в преддверие ада, казалось, ничего не слышала и ни на что не реагировала. Создавалось такое впечатление, что медвежонок чегото ждал, и спустя мгновение эта догадка подтвердилась.

– Зайдешь внутрь – и я отпущу мальчишку. – Голос выговаривал слова безупречно правильно, но был слишком безжизненным, чтобы принадлежать человеку из плоти и крови. – Заходи.

Дверь предупредительно открылась, и сияние стало невыносимо ослепительным.

Не было никакой гарантии, что таинственный незнакомец исполнит свое обещание, получив желаемое, но, казалось, плюшевая игрушка не сомневалась в том, что все будет честно: каждая из сторон исполнит взятое на себя обязательство...

Какойто неуловимо короткий промежуток времени маленький медвежонок колебался, как будто пытаясь угадать, что ожидает его внутри, а затем, отбросив ненужные сомнения, сделал решительный шаг вперед...

Но как только забавно посапывающая игрушка, неуклюже перебирая короткими толстыми лапками, пересекла порог ощетинившейся иголками двери, и без того ослепительно яркий свет взорвался вспышкой сверхновой звезды – и маленькое мохнатое тельце разорвало на тысячу мелких кусочков, расщепив до молекулярного уровня.

Несмотря на стандартное начало, у этой сказки оказался не подетски печальный финал...


предыдущая глава | Тридцать второй. Дилогия | cледующая глава