home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 16

Мама Роми водила мини-вэн, один из этих роскошных автомобилей, в котором двери открываются сами, а в спинках всех сидений установлены телеэкраны. Когда мы забрались на заднее сиденье, я наступила на куклу, горсть крекеров и кучку деталей «Лето».

– Мои младшие братья – чудовища, – заявила Роми, плюхаясь на сиденье.

– А еще им четыре года, – сообщила ее мама, поймав мой взгляд в зеркале заднего вида.

Волосы у нее были несколько темнее моих и кое-как собраны в хвост. Большое пятно, вроде бы от виноградного сока, украшало ее футболку от выреза до середины груди.

Я обратила внимание на дополнительные подушки сидений и посмотрела на Роми.

– У тебя трое братьев?

– Тройняшки, – кивнула она. – Три мальчика. В равной мере очаровательные и противные.

– Роми, – укоризненно заметила ее мама, и та наклонилась вперед, держась за спинку сиденья перед собой.

– Мам, я их люблю, ты же знаешь. Но даже ты не можешь не признать, что на пятьдесят процентов они – чудо и на пятьдесят – священный террор.

Я услышала вздох ее мамы, глянувшей на темно-фиолетовое пятно на своей футболке.

– Ну хорошо, может, в твоих словах и есть доля правды.

Откинувшись на сиденье, Роми вытащила из-за спины крышку от детской бутылочки и бросила на пол.

– Я хотя бы девять лет пожила единственным ребенком. Родители удочерили меня, двухлетнюю, – объяснила мне Роми. – Мне было одиннадцать, когда родились тройняшки, и с тех пор в моей жизни ни минуты покоя.

Но при этих словах она так мягко улыбнулась, что внутри у меня все сжалось. И стало еще хуже, когда мама Роми добавила:

– А у тебя, Иззи? Есть братья или сестры?

– Нет, – ответила я, с трудом проглотив вставший в горле комок. – Только я и мама.

Что еще я могла сказать? «Моя сестра исчезла» – прозвучало бы слишком странно и вызвало бы много вопросов. «Моя сестра умерла» – не соответствовало истине. По крайней мере я надеялась, что не соответствовало. Поэтому легче всего было дать такой ответ, невзирая на вызванную им боль.

– Тогда у тебя дома супер-тихо, – заметила Роми. – Теперь я знаю, куда денусь в следующий раз, когда мне понадобиться сбежать из дома. – И широко улыбнулась.

– Конечно, – ответила я, пытаясь представить Роми у нас. У меня никогда не было компании. Не испортит ли Торин все дело? Может, если я загодя с ним поговорю…

– Думаю, нам стоит купить мороженое перед тем, как закинуть Иззи домой, – сообщила Роми своей матери. – У нее был сложный вечер.

Я резко повернула к ней голову. Я не рассказывала о встрече с призраком Мэри, поэтому о чем это она…

– Один придурок испортил ей настроение.

– Никто мне настроение не портил, – быстро возразила я, но Роми взмахнула рукой.

– Согласна, технически от ворот поворот дала ему ты, но это ни в коей мере не отменяет потребность в мороженом.

– Вроде бы со мной все в порядке, – с улыбкой сказала я своей подружке.

– Точно? – спросила мама Роми. – Потому что я хорошо воспитала свою дочь. Когда парни – придурки, утешить может только мороженое. Или, может, поход по магазинам.

– О-о! – Роми села прямо. – Да, шопинг. Это именно то, что нужно Иззи. Я хочу сказать, что, разумеется, не прямо сейчас, но когда-нибудь в ближайшем будущем. Не обижайся, – добавила она, – но хотя мне и нравится твой мрачный прикид, все же немного цвета не помешает.

Учитывая, что этим вечером Роми надела свитер такого пронзительно-желтого оттенка, что он практически светился в темноте, я слегка занервничала, представляя, что может оказаться ее идеей «цвета». Но разве я совсем недавно не переживала, что мой обычный брэнниковский гардероб не пройдет в школе Мэри Эванс?

– Хорошо, – медленно проговорила я. – Наверно, мне не повредит… пройтись по магазинам.

– Отлично! – воскликнула Роми. – На следующей неделе. Мам, ты возьмешь нас? В четверг?

– Можно, – согласилась ее мама, а потом поймала мой взгляд в зеркале заднего вида. – Дочь говорит, что ты вступила в ее клуб. Ты тоже интересуешься всем сверхъестественным, Иззи?

– Можно и так сказать, – ответила я. – В основном меня просто поразило, что в школе есть такое классное общество, как КИС.

– Что ж, я рада, что ты к ним присоединилась. Роми не помешает подруга. Андерсон и Деке, конечно же, приятные ребята, просто Роми нелегко найти девочек, разделяющих ее интересы.

– Мама, – смутилась девочка.

Я посмотрела на нее и почувствовала себя виноватой. Да, она мне нравилась. Но я подружилась с ней не только потому, что Роми была хорошим человеком. Я… ее использовала.

Что говорила мама? Помни, не сходись слишком близко. Эти люди в итоге лишь средство.

Данная мысль все еще терзала меня, когда автомобиль остановился на нашей подъездной дорожке, но я постаралась ничем не выдать своих чувств. Наоборот, самым бодрым тоном я попрощалась с Роми до завтра, поблагодарила миссис Хейден за то, что подвезла меня, и вошла в дом.

Мама сидела за кухонным столом, когда я туда вошла; перед ней лежала одна из тех старинных книг. Мама едва взглянула на меня, когда я заняла место напротив.

– Как все прошло?

Я пожала плечами:

– Нормально. Я видела привидение, с которым мы имеем дело, и, насколько поняла, она жутко несчастная девица.

– Опасная? – спросила мама, переплетая пальцы поверх книги.

– Я с этим справлюсь, – автоматически ответила я, хотя и вспомнила переполнявшую Мэри ярость. Хотела было спросить у мамы, что она знает о вселении призраков в людей – если тот напор означал именно это, – но передумала. Пусть мама думает, что я разберусь самостоятельно.

Потому что я могла.

Поэтому, пресекая ее дальнейшие расспросы, я сказала:

– Мне кажется, я укрепила свою дружбу со школьными охотниками за привидениями, но…

– Но? – подбодрила мама.

Я со вздохом подперла подбородок ладонью.

– По-моему, я совсем не умею ходить на свидания.

Она рассмеялась и вернулась к своей книге.

– Это ужасно, что я переживаю из-за этого?

Мне хотелось задать ей еще вопросы. Например, ошибкой ли было сесть вместе с членами клуба? Придурок ли Адам, или это просто в характере мальчиков-подростков? В смысле, конечно, Декс таким не кажется, но он не обычный подросток, и…

– А Фин когда-нибудь ходила на свидания? Когда у вас случались более длительные задания, на несколько недель. Был у нее когда-нибудь парень?

Удивившись, мама подняла глаза.

– Я… я, честно говоря, не знаю. Она никогда ни о ком не упоминала.

Если мы найдем Финли… когдамы ее найдем… я у нее спрошу.

На столе лежало несколько ручек, я взяла одну и ткнула в мамину книгу.

– Это твое исследование. О чем оно?

Мама едва заметно придвинула книгу к себе.

– Ничего особенного, не тревожься. Так, ищу кое-что для Майи.

Она резко втянула воздух через нос, в точности как делала Фин, солгав. Сердце у меня сжалось, и я с трудом удержалась от того, чтобы выхватить у мамы книгу и посмотреть, чем она так интересуется. Наверняка это касается Финли. Но если так, почему она не скажет мне, не позволит помочь ей?

Потому что она боится, что ты все испортишь,прошептал внутренний голос. Потому что если бы ты в ту ночь пошла в дом вместе с Финли, она могла бы сейчас сидеть здесь.

Сморгнув подступающие слезы, я только кивнула.

– Понятно.

Повисшее над столом молчание грозило сделаться неловким, поэтому я прочистила горло и проговорила:

– Знаешь, единственная часть в истории Мэри Эванс, которая кажется мне бессмысленной, – это лягушка и Барби.

Мама облокотилась на лежавшую перед ней книгу.

– Ты права. Есть много историй о привидениях, нападающих на людей, но такой уровень физических манипуляций… потребовал бы много энергии. Это не просто использование какого-то предмета в качестве оружия, это – планирование.

Я кивнула, барабаня пальцами по столу.

– Какой-то уж очень продвинутый призрак, тебе не кажется?

– Продвинутый, да, но такие случаи известны.

Мы с мамой так и подпрыгнули при звуке голоса Торина, разнесшегося по кухне. Я огляделась, гадая, где он может находиться, и мой взгляд остановился на часах над плитой. Они были заключены в наборную зеркальную рамку, и хотя различить Торина во всех этих маленьких кусочках было непросто, я его разглядела.

– Торин, ты же знаешь, что должен находиться в своем зеркале, – строго сказала мама, поднимаясь и направляясь к часам.

Она сняла их со стены, и Торин издал обиженный возглас. Я встала из-за стола, опершись на него рукой.

– Ты видел нечто подобное раньше?

Мама остановилась, прижимая часы к себе. Лица Торина я не видела, но ясно услышала его ответ:

– Только один раз. Мой шабаш вызвал крайне страшного призрака. Сами по себе духи обычно безобидны, но если вызвать их при помощи магии – это совсем другая история.

Положив часы на стол, мама обдумала его слова.

– Значит, ты думаешь, что ведьма или колдун могли каким-то образом вызвать этот призрак?

– Возможно. – Мама положила часы циферблатом вниз, поэтому голос Торина звучал приглушенно. – Или в крайнем случае наделить его силой. Изольда упомянула, что в течение долгого времени активность привидения в этой школе была незначительной. Тогда почему он разбушевался теперь? Что изменилось за последние несколько месяцев, чтобы обычное привидение превратилось в нечто, способное к таким действиям, как прибить мертвую лягушку к двери или изуродовать куклу?

Я кусала губу. Сколько уже Декс живет в Идеале? Не может быть совпадением, что, как только появился этот парень, явно кто-то из тех, Мэри Эванс превратилась в сверхпризрака.

Но мама лишь пожала плечами:

– Ну, это не так уж важно. Сильные они или нет, от призраков легко избавиться. И у нас всего несколько дней до полнолуния. Иззи с ней разделается, и все закончится.

Только вот я не была уверена, что закончится. Если кто-то вызывает призраков, что помешает ему вызвать нового, когда Мэри Эванс уйдет? Всего секунду меня так и подмывало рассказать маме о Дексе. Но если я это сделаю, вдруг она посчитает, что данное дело слишком трудное для меня, и решит заняться им сама?

Я посмотрела на стопку книг на столе – мамино суперсекретное «исследование», о котором она мне не говорила.

Если она хранит свои тайны, то и я сохраню свои.


Глава 15 | Духи школы | Глава 17







Loading...