home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 18

Несколько дней спустя я сидела вместе с мамой за ужином и наматывала на вилку спагетти.

– Так вот, миссис Стил говорила нам, что Макбет был реальным человеком, который действительно убил короля, однако все ведьмы и призраки выдуманы. Но ведь очевидно, что все не так.

Прожевав и проглотив порцию пасты, я продолжала:

– А жаль. Мне кажется, все гораздо больше заинтересовались бы пьесой, если б знали, насколько реально все это. Может, я напишу об этом в своем эссе.

Мама как-то странно на меня посмотрела, поэтому я быстренько поправилась:

– Ну, я не стану говорить, что ведьмы и призраки существуют, но что-нибудь о том, как сверхъестественное…

– Это последняя ночь месяца, Иззи, – качая головой, сказала мама. – Тебе не придется писать эссе.

Я опустила вилку.

– Точно.

Отодвинув тарелку, мама облокотилась на стол.

– Ведь ты не забыла?


Конечно, не забыла. Просто я… наверно, не думала так быстро покинуть Идеал после изгнания привидения. Что было глупо. Если призрак Мэри успокоится, зачем нам тут оставаться?

Поднявшись из-за стола, мама понесла свою тарелку в раковину.

– В любом случае сегодня решающая ночь. Я купила несколько банок соли. Они в кладовке.

Звякнула посуда, и мама включила воду.

– Ты хорошо поработала, – заметила она, стоя спиной ко мне. – Сумела установить, кто этот призрак, а теперь изгонишь ее. И никто не пострадал. По крайней мере кроме того мальчика на физкультуре. Хочешь, я пойду сегодня ночью с тобой?

– Мне кажется, уж соль-то на могилу я насыпать сумею, – буркнула я, ненавидя себя за обиженный тон.

Должно быть, маме он тоже не понравился, потому что она вздохнула и повернулась ко мне.

– Не каждое задание эффектно, Изольда. Некоторые из них заключаются в том, чтобы просто… насыпать соль. Произнести несколько слов. И двигаться дальше.

– Наверно, – ответила я.

Последовало молчание, я слышала ровное журчание уходившей в канализацию воды. Мама повернулась ко мне.

– Тебе понравилась школа?

Удивившись, я пожала плечами.

– Да так, – сказала я. – В смысле я провела там месяц, ну и ничего такого волнующего. Все средние школы такие… скучные?

Мамины губы дрогнули в подобии улыбки.

– Моя была такой.

Я ткнула вилкой мимо спагетти.

– Ты ходила в школу? То есть в настоящую?

Насколько я знала, никто из Брэнников никогда не проводил много времени в мире людей. Мы были слишком заняты тренировками, сражениями и спасением всех остальных от нечестивого зла.

– Совсем недолго, – произнесла она. – Мы с моей сестрой. Наша мама выполняла задание в Калифорнии, на которое в итоге ушло много времени. Она решила, что неплохо нам хотя бы познакомиться со школой, пока мы там жили.

– Тебе понравилось?

– Это все равно что спрашивать, понравилось ли, что все зубы удалили через нос, – ответила мама, и хотя мне захотелось рассмеяться, это прозвучала настолько в духе Фин, что у меня сжалось сердце.

– Значит, нет, я правильно поняла? – наконец выдавила я, и мама сухо усмехнулась:

– Не все так плохо. Мне нравилась история, и в этом была какая-то… не знаю, новизна, наверно. В целом это было не по мне, но я благодарна за тот опыт. В конечном счете. – Она снова заколебалась, словно решая, стоит ли продолжать. Потом сказала: – Это позволило мне узнать, чего я не хочу.

Она встретилась со мной взглядом.

– И я виновата, Из. Перед тобой и Фин. Мне тоже следовало дать вам выбор. Не дожидаясь сегодняшнего дня.

– Ты позволила бы нам… выбрать отказ от принадлежности к Брэнникам? – спросила я. Это казалось самым невероятным в мире. Это касалось того, кто мы были, для чего рождены. Ты не можешь просто так отказаться от всей родословной и священного призвания.

Но мама кивнула:

– Если бы вы этого захотели.

Слова эти повисли между нами в воздухе, пока наконец она не кашлянула, прочищая горло.

– Во всяком случае, в школе скучно. И с души воротит. Но все должны это испытать, пусть и недолго.

– И что теперь? – спросила я, отодвигая тарелку. – Я сыплю соль, и мы складываем вещи и уезжаем?

Мысль об этом должна была бы наполнить меня ликованием. Месяц в обычной школе – более чем достаточно для любого человека, да и домой приятно вернуться. Разумеется, я буду скучать по Роми и Андерсону И Дексу. Но мама права: в нашей жизни нет места для друзей.

Конечно, оставалась одна тайна, требовавшая объяснения. Одна зацепка, которая могла бы еще немного задержать нас в Идеале.

– Но если кто-то вызывает призраков, что помешает ему или ей вызвать нового, как только мы посыплем солью эту могилу?

Мама сжала переносицу большим и указательным пальцами.

– Верно замечено.

Я сглотнула. Сейчас или никогда.

– И еще… м-м… один из участников КИС… э… клуба охотников за привидениями… он – экстраординарна.

Когда ее брови взлетели, я немного дрогнула.

– Ну, во всяком случае, я так думаю.

– Думаешь? – повторила мама. – Из, ты всегда знаешь, когда кто-то принадлежит к экстраординариям. Ты даже знаешь, к какой разновидности.

– Обычно – да, – сказала я, заправляя волосы за уши. – Но на счет этого парня не знаю. Я даже не поняла, что он экстраординарий, пока он не прикоснулся ко мне. – Мамины брови взлетели еще выше, и я быстро добавила: – К руке. Мы пожали друг другу руки. Никаких зон купальника.

Она долго смотрела на меня, потом проговорила:

– Ты уверена, что почувствовала магию, а не… что-то другое?

– Да! – воскликнула я, вскидывая руки. – Боже, почему все только про это и говорят?

Подбоченившись, мама уставилась на меня.

– Кто это – все?

Я сглотнула.

– Только… только Торин.

– Значит, Торину ты рассказала, что этот парень экстраординарий, а мне нет?

В ее устах это прозвучало не слишком приятно.

– Просто я… я была не совсем уверена в этом и не хотела мешать тебе, пока ты работала.

– Изольда, не знаю, сколько раз я должна повторять, но чаще всего от Торина пользы нет. Если тебе нужен совет или помощь в каком-то вопросе, обращайся ко мне и будь честной и откровенной.

– Как ты со всеми своими «исследованиями»?

Не успели эти слова сорваться у меня с языка, как я о них пожалела. Двигаясь как автомат, мама сходила в кладовку и принесла две банки соли.

– Этого должно хватить, – сообщила она, передавая их мне. – Иди посыпь солью могилу, изгони привидение и возвращайся сюда. Затем мы сможем продолжить наш разговор о мальчике-экстраординарии.

– Хорошо, – ответила я, выхватив у мамы банки более грубым движением, чем собиралась. Однако она ничего не сказала, и я пошла наверх за рюкзаком.

Торин уже околачивался в моем зеркале, когда я открыла дверь. При моем появлении он просиял.

– О, замечательно, ты здесь. Не пора ли посмотреть новую серию «Айви-Спринге»? Если Эвертон пригласит на школьный бал Ребекку вместо Лесли…

– Сегодня вечером у меня нет времени, – отрезала я, запихивая соль в рюкзак.

Если бы я хуже знала колдуна, поклялась бы, что он обиделся.

– В последнее время у тебя никогда нет времени. За прошедшие несколько недель я тебя почти не видел, а что, скажи на милость, может быть важнее «Айви-Спринге»?

– Изгнание призрака, – ответила я.

– А, – промолвил он, кивая на рюкзак. – Это все объясняет. А то я подумал, что у вас тут, возможно, трудности с солью.

Я схватила с кровати резинку для волос и швырнула в него. Она стукнулась о зеркало, не причинив вреда.

– Когда ты, уничтожив привидение, вернешься, сможем мы тогда оплакать трагическую любовь Эвертона и Лесли? – спросил он, расправляя кружевные манжеты.

– Конечно, – заверила я, но колдун нахмурился.

– Почему у тебя такой печальный вид, Изольда?

– Нисколько не печальный, – тут же возразила я. – Просто я… мы с мамой только что поругались.

Торин фыркнул.

– Вы с Эйлин постоянно «ругаетесь». Мне кажется, дело тут в другом. – Подавшись вперед, он прищурился. – Изольда, ты… ты опечалена тем, что так быстро покидаешь это жалкое место?

– Нет, – быстро ответила я. Слишком быстро. В зеркале Торин прислонился к моей кровати с самодовольной улыбкой.

– Да, – поправил он. – Ты не хочешь уезжать. Один простой образец рога изобилия, а именно американская средняя школа, и ты к нему пристрастилась.

Закатив глаза, я сунула руки в рукава черной куртки.

– Талдычишь свое, хоть тресни.

Рассердившись, Торин сложил руки на груди.

– Ты же знаешь, что я не люблю подобных выражений применительно к моему зеркалу.

С самым сокрушенным видом, на какой была способна, я взяла рюкзак.

– Прости меня, Торин. Я постараюсь правильно отражать все свои действия.

– Прекрасно, теперь ты просто злишься.

Он все еще ворчал, когда я уходила, и это должно было вызвать у меня улыбку. Раздражать Торина – одно из любимых моих занятий. Но трудно улыбаться, когда его слова камнем лежали у меня на душе.

Одним из достоинств крохотности Идеала была та легкость, с которой до всего можно дойти пешком. Кладбище, где похоронили Мэри Эванс, находилось всего в нескольких кварталах от моего дома. Поэтому, погруженная в свои глубокие раздумья, я оказалась там в мгновение ока.

Большинство людей считают кладбище жутким местом, но за многие годы я так часто бывала на погостах, что они стали вызывать у меня ощущение… уюта. Мимо более поздних могил я прошла на старую часть кладбища. Найти могилу Мэри Эванс труда не составило. Над местом ее последнего упокоения возвышалась огромная мраморная статуя.

Я остановилась, чтобы прочесть надпись: МЭ-РИ-ЭНН ЭВАНС, 1890–1908, НАВЕКИ НАШ АНГЕЛ, ПОКОЙСЯ ВЕЧНО.

– Я действительно на это надеюсь, – пробормотала я, снимая рюкзак.

Достала банку соли и вскрыла ее. Чтобы вернуть дух в могилу и запереть его там, нужно всю могилу покрыть солью.

– Прости, что вот так хороню тебя, Мэри, – прошептала я.

Только я начала сыпать соль, как за спиной у меня раздался голос:

– Занятно встретить тебя здесь.

Я круто развернулась.

Деке.


Глава 17 | Духи школы | Глава 19







Loading...