home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 19

Я остолбенела, но соль продолжала сыпаться из отверстия банки, образуя на могиле пирамидку. Очень долго Декс просто смотрел, как она сыплется.

Когда банка опустела, он перевел взгляд на меня.

– Та-а-а-ак… и что же ты делаешь?

– Что ты делаешь? – выпалила я в ответ.

В ту самую ночь, когда я иду изгонять призрака, вызванного, возможно, с помощью магии, появляется Деке, вполне вероятно, принадлежащий к экстраординариям. По мне – чересчур уж много совпадений.

– Я проследил за тобой, – сообщил он, как о чем-то само собой разумеющемся, как и я со своей солью. – Я шел домой из магазина, увидел тебя и подумал: надо бы посмотреть, что замыслила достославная Изольда Брэнник.

Со всем достоинством, на какое была способна, я распределила кучку соли по поверхности могилы носком кроссовки.

– Ты не можешь вот так просто следить за людьми, – заявила я Дексу, бросая пустую банку в рюкзак. – Это неприятно. И неприлично.

– Говорит девочка, сыплющая соль на могилы.

Я сердито на него глянула.

– Это… часть моей религии.

Декс с усмешкой сунул руки в карманы бушлата.

– О, значит, ты принадлежишь к Церкви безумцев, помешанных на соли?

– Так принято в ирландско-кельтских верованиях, – начала было я, но Декс покачал головой.

– Не знаю, что оскорбляет меня больше – твоя ложь или то, что ты принимаешь меня за идиота. Кроме того, от меня не ускользнуло, что это… – он кивнул на могилу, – место последнего упокоения Мэри Эванс. Той самой, которую Андерсон хочет засечь с помощью детектора, а Роми – с помощью Уиджа.

Я лихорадочно соображала, пытаясь родить сколько-нибудь правдоподобное объяснение. К сожалению, в голову пришло только: что сделала бы Лесли, если б Эвертон застал ее сыплющей соль на могилы?В уверенности, что ответ был бы «мило заплакала бы», яотвергла данную идею и решила следовать тому, что всегда говорила мама: когда тебя поймали на лжи, держись как можно ближе к правде.

– Доски Уиджа не действуют.

По-прежнему улыбаясь, Декс качнулся на пятках.

– В самом деле?

– Я лишь говорю, что, по моему мнению, продукция компании «Милтон Брэдли» не годится для связи с потусторонним миром, только и всего.

– Тем временем девочка на банке с солью компании «Мортон» устанавливает надежную связь с силами зла. Тогда понятно, почему соль из ее банки не растворяется даже в дождь.

– Соль уничтожает злых духов. Я… я сегодня днем прочла об этом в Интернете.

Пнув соляную кучку, Декс пожал плечами и сказал:

– Ладно. Допустим. Но тогда почему ты пришла сюда одна? Почему не встретилась с нами, не позволила клубу отправить в бой своего Соляного Воина?

Уф, может, он тайный агент ФБР? Никогда не встречала человека, который задавал бы столько вопросов.

– Я думала, вы посчитаете это глупостью.

Тут Декс запрокинул голову и коротко хохотнул.

– Бога ради, Иззи, мы же называем себя КИС. И поверь мне, твоя соляная теория не глупее того случая, когда Роми обследовала могилы времен Гражданской войны [2], надев шляпу из фольги.

– Это… правда было? – Я решила, что он шутит.

Декс кивнул.

– Или когда Андерсон потратил все заработанные за два лета стрижкой газонов деньги до последнего гроша на покупку специального магнитофона, который якобы улавливает голоса призраков. – Он встретился со мной взглядом. Глаза у него были очень синие и… блестящие. – Кроме того, своей странностью ты мне больше всего и нравишься.

Я не знала, что на это сказать, но, по счастью, ответ ему, видимо, не требовался.

– Итак. Ты насыпала эту очаровательную горку соли. Чем я могу помочь?

– Ты можешь пойти домой, – сказала я ему, но он уже снимал куртку – опять бушлат, но этот темно-фиолетовый в лунном свете – и осторожно укладывал ее на распростертые крылья ангела. Затем опустился на колени и начал разравнивать соль руками. Красивые у него руки, решила я. Узкие, с длинными пальцами, изящные. Как у пианиста. Я никогда раньше не задумывалась о таких вещах, но при взгляде на руки Декса меня одновременно бросило в жар и в дрожь.

Я нехотя опустилась на колени рядом с ним и достала из рюкзака вторую банку с солью.

– Тогда… продолжай разравнивать. Нужно покрыть солью всю могилу, чтобы запереть в ней призрака. – Парень поднял голову, и я добавила: – Так сказано в Интернете.

Удовлетворенный ответом, Декс снова занялся солью. Через какое-то время он переместился к дальнему концу могилы, сыпля соль там.

– Прикольно это, – заметил он. – Странно, тревожно и, возможно, противозаконно, но все равно прикольно.

– Ничего, если мы не скажем об этом Роми и Андерсону?

Он улыбнулся мне.

– Ясное дело. Отныне мы с тобой – отколовшаяся группировка КИС.

Наклонившись, он понизил голос до заговорщицкого шепота:

– Мы теперь подпольщики.

Я издала звук, очень похожий на хихиканье. Нет, я не хихикнула. Брэнники так не делают. Следующие несколько минут мы с Дексом утрамбовывали посыпанную солью траву. Больше мы ничего не говорили, но и в молчании было что-то приятное. Оно навеяло воспоминания о том, как мы с Фин сидели в комнате Военного совета – я читала, она натачивала оружие. Одно ее соседство… успокаивало. Радовало. Вот так я чувствовала себя и с Дексом, даже занимаясь таким странным делом, как запечатывание призрака в его могиле.

Затем мы потянулись к одной кучке соли, и наши руки соприкоснулись. На этот раз Декс не извинился, но как только его кожа коснулась моей, я ощутила ту самую вибрацию. Напоминание, что Декс – не обычный парень. Что я не знаю, кто он. И чем больше времени я с ним проводила, тем сильнее крепла во мне уверенность, что он и сам не в курсе.

Опомнившись, я встала, немного отстранилась от него.

– Хорошо, – проговорила я с запинкой. – Так… достаточно.

– Превосходно. Значит, больше никаких привидений, никаких покушений на учителей-естественников и таи-и-и-и-инственно открывающихся шкафчиков, – протянул Деке, шевеля направленными на меня пальцами. Я опять едва не захихикала, но сдержалась. Он вроде бы смутился, сунул руки в карманы и произнес: – Что ж, – но дальше ничего не последовало.

Внезапно возникшее между нами молчание утратило свою приятность и превратилось в неловкое. Я вытерла руки о джинсы сзади.

– Пойду, пожалуй, домой. Мама рассердится, если я появлюсь поздно.

Декс посмотрел на часы.

– Еще нет и восьми. Твои родители амиши [3]?

– Просто моя мама… строгая.

– Моя бабушка тоже, но мне можно побыть на улице по крайней мере до девяти. И не знаю, как ты, но у меня все это посыпание солью вызвало страстное желание съесть жареной картошки. Хочешь чего-нибудь перекусить?

Совместная трапеза. Вечером. Мне не требовались даже Эвертон и Лесли, чтобы понять: это свидание. Или свидание уже идет? Мы смеялись, соприкасались руками, нам было весело. В общем, похоже… на свидание, пусть даже и на могиле.

Но он снова улыбался, и теперь, после его слов, я вспомнила, что толком и не поела за ужином.

– Ты доставишь меня домой к девяти?

Его улыбка стала шире.

– Изольда, друг мой, я могу доставить тебя домой к без четверти. – Он протянул мне руку. – Идем?

Помедлив всего секунду, я взяла Декса за руку, и на этот раз я бы не поручилась на сто процентов, что мой пульс скакнул только из-за магии.


Глава 18 | Духи школы | Глава 20







Loading...