home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

Через несколько минут мы с Дексом сидели в обтянутой ярко-красным винилом кабинке в заведении под названием «Малочная каралева».

– Что у них с правописанием? – спросила я, когда мы туда пришли.

– Раньше они назывались «Молочная королева», но офис корпорации заставил их закрыться после нашествия крыс на кухне. Поэтому владельцы просто открыли его заново, но название дали с ошибками, чтобы на них не подали в суд.

– Я… не хочу здесь есть после твоего рассказа.

Декс засмеялся.

– Происшествие с крысами случилось лет тридцать назад, по словам моей бабушки. Да и вообще это, вероятно, всего лишь сплетни.

Может, он и был прав, но я сделала мысленную заметку воздержаться от бургеров. И потом, вряд ли мне еще когда-нибудь придется здесь есть. Призрак Мэри Эванс отправлен в могилу, и мы с мамой уедем. Что здорово, отлично и совсем не грустно.

– Это лучше наших обычных заседаний КИС, – заметил Деке, когда принесли заказ. – Им категорически не хватает картофеля фри, как я обнаружил. – Он потянулся мимо меня за кетчупом. – А осквернение могил – на удивление веселое занятие, укрепляющее дружеские узы. Мертвых я оскорбляю только с моими ближайшими друзьями.

– Значит, мы друзья, – нерешительно проговорила я, поворачивая брусочек картофеля в кетчупе. Декс схватил брусочек картофеля с моей тарелки и отправил себе в рот.

– Да, – ответил он жуя. – А теперь, когда я украл у тебя еду, это официально. Ты и я – друзья на всю жизнь.

– Хорошо, – сказала я. – Мне… нравится с тобой дружить.

– Мне тоже. – Он улыбнулся моей любимой улыбкой, на удивление глупой для такого красивого парня.

Секундочку, я знакома с ним всего несколько недель. Откуда у меня взялась его любимая улыбка?

Наши взгляды встретились, и пространство между нами… запульсировало. На мгновение я подумала, что просто улавливаю магию Декса, или силу, или что там у него есть. Но ощущение было другое. Она напоминало…

Пискнул телефон Декса, и, пока он смотрел, что там, момент был упущен. Честно говоря, я даже обрадовалась.

– Бабушка, – вздохнул Деке. – Зачем, ну зачем я научил эту женщину посылать сообщения?

Пока он нажимал на клавиши, я изобразила суперинтерес к своей жареной картошке. На самом деле я наблюдала за ним.

Конечно, Декс не был похож на парня, который что-то скрывает, но почему он оказался на могиле Мэри? Не могло быть простым совпадением, что он возник именно там. Действительно ли следил за мной, или есть другое объяснение? Надо бы поближе к нему подобраться.

От этой мысли я затрепетала и уткнулась в свою тарелку. Не так «поближе». Поближе в смысле поиска информации.

– Ну вот, – сказал Деке, убирая телефон в сумку. – Как видно, мой комендантский час продлен, раз я с тобой. – Он подвигал бровями. – Я написал, что я с дамой, которая очень хорошо на меня влияет.

– Хорошее влияние тебе требуется, – чуть улыбнулась я.

Декс откинулся на стуле, пораженный.

– Изольда Брэнник! Ты со мной флиртуешь?

Я бросила в него картофелем, целясь в голову.

Брусочек отскочил от его плеча, и он театрально сморщился, прижимая ладонь к ключице.

– Полегче, бейсболистка! Картофель в твоих руках – смертельное оружие.

– Нет, смертельное оружие у меня только мяч в вышибалах, – возразила я, и он засмеялся.

– Флирт и шутки! Одно за другим! Это та сторона Изольды, которую она показывает только друзьям?

Декс подтрунивал надо мной, но как раз это помогло мне выйти на желаемую тему.

– Да. И к слову, о… – Я решилась. – О друзьях… могут… они могут рассказывать друг другу разные вещи, правильно? Я просто хочу сказать… если у тебя есть какой-то секрет или что-то, о чем ты никогда никому не говорил, ты можешь поделиться со мной. Не важно… что бы это ни было.

О, спокойнее, Иззи. Серьезно. Почему бы мне просто не схватить его и не заорать: «СКАЖИ, КАКОЙ МАГИЧЕСКОЙ СИЛОЙ ТЫ ВЛАДЕЕШЬ!» К концу моей маленькой сбивчивой речи я краснела, а Декс хмурился.

– Секрет? – с недоумением переспросил он. Затем его лицо озарилось догадкой, и он покачал головой. – Ну конечно. Ты о фиолетовом цвете.

– О фиолетовом цвете?

– Об одежде, я имею в виду, – пояснил Деке, указывая на бушлат. – Я знаю, что я модный и холеный, и да – известен тем, что ношу браслет.

Он поднял руку, звякнув браслетом, который я заметила раньше. Теперь стало видно, что он из чистого серебра, в несколько звеньев.

– Но, – продолжал Деке, обмакивая в кетчуп еще один брусочек картофеля с моей тарелки, – мне также нравятся дамы. И не только как приятельницы по шопингу, но и в плотском смысле.

Тон у него, как всегда, был легкомысленный, но моего взгляда Декс избегал. Не говоря уже о гладкости его речи, словно он уже не раз все это произносил.

Прежде мне казалось, что я покраснела. Теперь же мое лицо, вероятно, сравнялось цветом со столешницей.

– Деке, я спрашивала тебя не о том, что ты… я не думала, что ты…

– О. – Он глотнул газировки. – Тогда ты просила меня поделиться каким-то… гипотетическим секретом?

Я покачала головой:

– Проехали. – Это со всей очевидностью никуда нас не вело, поэтому я решила попробовать другую тему. – Расскажи о своей бабушке.

Лицо Декса тут же прояснилось.

– В общем, она лучшая бабушка во всей стране. Печет печенье, вяжет шерстяные покрывала и разрешает мне гулять после комендантского часа с очаровательными леди вроде тебя. Вам надо как-нибудь познакомиться. Ты ей понравишься.

Он это серьезно насчет знакомства с его бабушкой? Да вроде серьезно. Мне действительно нужны журналы о подростках. Сделав мысленную пометку зайти в аптечный магазин, запримеченный по дороге на кладбище, я кивнула:

– С удовольствием. А твои родители, они тоже самые лучшие?

Если при упоминании бабушки лицо Декса засияло, то вопрос о родителях произвел обратный эффект. Его плечи слегка поникли, и что-то промелькнуло в глазах.

– Они умерли, когда я был маленьким. Пока мы живем только вдвоем с бабушкой.

Он сделал большой глоток колы, бренча льдом в стакане.

– Мой папа тоже умер, когда я была маленькой, – услышала я свой голос, и Декс опустил стакан.

Это не являлось частью моей легенды, это была правда, но Декс поделился сокровенным, поэтому мне показалось правильным ответить ему тем же.

– Он… э… был солдатом.

Вот и все, что я знала о своем отце. В семье Брэнников мужчины дома не сидели.

Декс медленно кивнул:

– Тяжело, да?

Отца я не знала, поэтому не скучала по нему так, как по Фин, но все равно ответила:

– Да.

Над столом повисла тишина, и я мысленно отругала себя. Мне полагалось добывать у него информацию, а не делиться личными чувствами.

Игнорируя голосок, нашептывавший, что, возможно, я интересуюсь Дексом не только как Брэнник, я взяла его за запястье, на сей раз готовая к отозвавшейся во мне вибрации.

– Знаешь, а мне твой браслет вообще-то понравился, – сказала я, поворачивая его руку, чтобы разглядеть получше. Я надеялась, что это прозвучало шутливо и немного кокетливо, но на самом деле я разглядывала его, чтобы… не знаю зачем. Может, на звеньях были начертаны руны или что-то выгравировано.

Немного приосанившись, Декстер наклонился ко мне.

– Это потому, что ты женщина со вкусом. Его дала мне бабушка. И строго-настрого наказала никогда не снимать.

При этих словах я резко вскинула голову.

– Серьезно? Никогда? Почему?

Впервые со времени нашего знакомства Деке, казалось, почувствовал себя немного неловко.

– Какое-то суеверие, я думаю. У бабушки, как и у тебя, в жилах течет ирландская кровь. – Он повернул руку, серебро засверкало под лампами дневного света. – Полагаю, он должен приносить удачу. – А затем снова улыбнулся той улыбкой. – И он точно счастливый, потому что был на мне, когда я встретил тебя. – Декс схватил еще один ломтик картофеля с моей тарелки. – Мою новую лучшую подругу.

Я невольно рассмеялась.

– О, так мы теперь лучшие друзья?

Декс очень серьезно кивнул:

– Два ломтика картошки, украденные у тебя, скрепили эту дружбу.

К тому времени, когда Декс повез меня домой, я меньше думала о его браслете, бабушке и токе магии при прикосновении и больше о том, как приятно разговаривать и смеяться с мальчиком. Лесли и Эвертон смеялись не так уж много. В основном они плакали, сердились или чересчур театрально признавались друг другу в любви. В кино это было интересно, но происходившее наяву показалось мне лучше.

Однако подобные мысли были бесцельны и глупы (и мне, совершенно очевидно, нужно завязывать с просмотром «Айви-Спрингс»). Это работа, напомнила я себе, когда Декс открыл для меня дверцу. Он – работа. Ты не должна думать о том, например, какие мягкие у него на вид волосы. Или какие красивые глаза.

Декс проводил меня до входной двери, и когда он остановился, сердце у меня заколотилось в горле. О Боже, вот в такой момент и целуются. Может, я никогда не ходила на свидания, но посмотрела достаточно телесериалов и прочла довольно книг, чтобы знать: когда ты ужинаешь вместе с парнем, а потом он провожает тебя до дома, там-то и случается поцелуй.

И я к этому совершенно не подготовилась. Поцелуи были еще одним вопросом, по которому я собиралась провести дополнительные изыскания… на всякий случай. Скажем, как узнать, в какую сторону поворачивать голову? А куда девать зубы? А что со слюной делать? Может, стоило согласиться на предложение Торина, который предлагал помочь с практикой? Стараясь, чтобы паника не отразилась на лице, я повернулась к Дексу.

– Ну вот. Так, значит. Тогда спокойной ночи.

Он слегка поклонился.

– До завтра, прекрасная Изольда.

И затем наклонился ко мне.

Стук сердца отдавался у меня в ушах, а руки дрожали. Ничего, я справлюсь. Это всего лишь губы. Просто губы, прижимающиеся к губам, будем надеяться, что без слюны. И языки… языки… Ну, в общем, на самом деле нет. Я не могу это сделать.

Я уже хотела отпрянуть, когда Декс протянул руку и… взъерошил мои волосы.

– Спи крепко! – весело провозгласил он и запрыгал по ступенькам с крыльца.

– Э… ты тоже. – Ошеломленная, я выдавила эти слова, когда Декс уже сидел в машине, отъезжая от дома.

Он и собирался взъерошить мне волосы? Я просто вообразила, что он посмотрел на мои губы? Или он увидел мою откровенную панику и изменил намерения?

Я вошла в дом и повернулась к маленькому зеркалу в холле. Волосы и лицо были одного цвета, по крайней мере это подтвердилось.

– Журналы, – твердо пообещала я себе. – Завтра же.

Внезапно возникло нахмуренное лицо Торина.

– Ты со мной разговариваешь? И почему ты вся красная, как свекла?

К счастью, из-за угла появилась мама, и Торин немедленно скрылся.

– Это заняло у тебя больше времени, чем я ожидала, – заметила она, вытирая руки кухонным полотенцем.

– Я столкнулась с тем парнем. С тем, которого считаю экстраординарием. Мы… э… перекусили вместе.

– И? – с надеждой спросила мама.

– И я по-прежнему не знаю, кто он. – С глубоким вдохом я расправила плечи. – Поэтому хочу остаться. Ненадолго. Пока не разузнаю.

В конце концов, всегда оставалась вероятность, что вся эта история вовсе и не закончилась, несмотря на соль, высыпанную на могилу Мэри. Если возможная экстраординарная сила Декса имеет какое-то отношение к вызову ее духа, мне нужно это узнать.

Хмурясь, мама бросила полотенце в кухню.

– Думаешь, он опасен?

Колени у меня подогнулись, сердце понеслось вскачь. Да, Декс был опасен, еще как опасен, но не в том смысле, какой подразумевался. Я состроила свою лучшую гримасу крутой девчонки.

– Нет. Но если и так, я с ним разберусь.

Мама долго на меня смотрела, так долго, что я испугалась, как бы она не отказала. Но она пожала плечами:

– Тогда ладно. Отдаю его тебе целиком.

Я сказала себе, что накрывшая меня волна облегчения связана с маминым доверием, а отнюдь не с тем, что мы остаемся в Идеале.

– Но у тебя всего один месяц, – добавила мама. – И только. Более длительное пребывание может быть опасно для нас.

– Понятно, – кивнула я.

Мама никогда не любила длительные задания. В ее понимании, чем дольше ты находишься на месте, тем выше вероятность появления связей, даже друзей. А Брэнники никогда не могли себе этого позволить. Слишком много вопросов.

– Мам, – проговорила я, ковыряя носком кроссовки линолеум. – Насчет нашей с тобой…

В тусклом свете коридора я смутно видела ее лицо, но почувствовала, что она хмурится.

– Ничего. Просто… спокойной ночи, мама.

Слова эти словно повисли в коридоре. Потом она развернулась.

– Один месяц, Иззи, – повторила мама, направляясь в кухню. – А потом мы уезжаем домой.


Глава 19 | Духи школы | Глава 21







Loading...