home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 22

– Соли я насыпала достаточно, – рассказывала я позже тем вечером Торину. Мы только что посмотрели три серии «Айви-Спрингс», но я не могла на них сосредоточиться. Я без конца прокручивала в голове все случившееся днем. – Я точно знаю. Но она не заперла Мэри в могиле.

Торин почесал подбородок.

– Это в высшей степени необычно.

Да, мама запретила мне обращаться к колдуну за советами, но – что делать – он находился здесь, а ее не было. А в этот день мне определенно требовался совет. И не один.

– Более того, это невозможно, – ответила я, перевернувшись на спину и уставившись в потолок. Тот, кто жил здесь до нас, наклеил на потолок целую россыпь пластмассовых звезд. – Призраки бессильны против соли. Отчасти поэтому на них так скучно охотиться.

Торин мгновение молчал, потом произнес:

– Ты сказала, что и учитель, и ученица получили маленькие… подарки. Предостережение о предстоящей им участи.

– Да, расплющенная лягушка и поломанная Барби.

– Умно, – заметил Торин. – Страх делает духов сильнее. Поэтому так трудно избавиться от более старых привидений. Чем дольше призрак нагоняет страх и расцветает благодаря ему, тем он могущественнее.

Я повернулась к Торину.

– Никогда раньше об этом не слышала.

Колдун самодовольно скрестил руки на груди.

– О, как же я люблю знать то, чего не знаешь ты. Это чувство приносит большое удовольствие.

– Что ж, теперь я об этом знаю, поэтому спасибо.

Хмыкнув, Торин кивком принял благодарность.

– Вот цена за пользование моей мудростью.

С тяжким вздохом он плюхнулся в зеркале на мою кровать. Глядя на отражение, можно было подумать, что мы лежим бок о бок.

– Значит, призрак силен страхом, – сказала я, свешивая ноги с кровати. – Но… призраки и так всегда жуткие. Зачем еще трудиться?

– Есть разница между страхом и ужасом, – ответил Торин. – Ужас гораздо более сильное чувство. Оно питает все виды отрицательной энергии. Появление привидения в его призрачном обличье до смерти пугает людей, выражаясь твоим языком. Но маленькие подарочки, говорящие о способе нападения? Это вызывает преждевременный ужас. Это как топливо для призрака. А когда сталкиваешься с духом, уже весьма сильным из-за того, что его вызвали с помощью магии, получаешь большую проблему.

Я обдумала его слова.

– Но зачем вызывать призрака?

Колдун молчал, что было для него нетипично. Когда я, наклонив голову набок, посмотрела на него, он теребил манжету.

– Торин? – напомнила я о себе.

– Духов не всегда вызывают сознательно, – ответил он наконец. – Бывает, кто-то творит особенно сильное заклинание, в результате магии могут возникнуть… непредусмотренные последствия. Если, к примеру, кто-то пытался оживить мертвого…

– Этого нельзя сделать. Невозможно вернуть человека к жизни.

Чопорно фыркнув, Торин выпустил свой рукав.

– Ну разумеется. Уверен, огромное количество знаний, приобретенных тобой за последние шестнадцать лет, значительно превосходит мой личный опыт, накопленный за несколько столетий существования.

Когда его чувства задевали, Торин начинал выражаться чересчур цветисто, и я села прямо, придвинувшись поближе к зеркалу.

– Прости, – искренне сказала я. – Просто… Постой, ты воскрешал мертвых?

– Я этого не говорю, – ответил Торин, но взглядом со мной не встретился. – Я просто объясняю, что если есть призрак, на которого не действует соль, то есть и ведьма, которая практикует серьезную темную магию.

Покусывая нижнюю губу, я думала о Дексе. Он был там в тот вечер, когда я пыталась запереть Мэри в ее могиле, и у меня ничего не вышло.

– Выражение твоего лица говорит о том, что у тебя зарождаются сомнения морального характера, – заметил Торин.

– Да, я вот-вот стану морально неустойчивой. Торин, ты помнишь тот день, когда предложил заглянуть в зеркало Декса?

– Помню, – сощурился он.

– А помнишь, что я отказалась?

– А как же.

– Беру эти слова обратно.

Я понимала, что это ужасно. Кто бы ни был Деке, он стал моим другом, и я совершенно очевидно поступала плохо, используя свое магическое зеркало для шпионажа за ним. Но страдали люди, поэтому сейчас я не могла позволить себе быть хорошим человеком. И где-то в глубине души я, должно быть, знала, что это случится. А иначе зачем разглядывала номер на почтовом ящике, когда вчера вечером Декс провез меня мимо своего дома?

Я дала Торину адрес, убедив себя, что это единственный выход. Быть Брэнник значит принимать трудные решения. Мама как-то сказала: это означает выбирать правильное, а не то, чего хотят наши сердца. Я подумала, она говорит о моем отце, но не осмелилась спросить.

Тем не менее, когда Торин церемонно поклонился и исчез, мне пришлось подавить острое желание позвать его назад и сказать, что все отменяется. Было уже поздно.

Я со вздохом вернулась к своему ноуту, надеясь, что проблемы Эвертона и Лесли смогут отвлечь от моих собственных. Не прошло и пяти минут, как в дверь тихо постучали. Даже зная, что Торин давно удалился, я кинула взгляд на зеркало, прежде чем крикнуть:

– Входи!

Мама открыла дверь и прислонилась к косяку.

– Сегодня в школе произошла автомобильная катастрофа, – без всякого вступления произнесла она. – С тобой это как-то связано?

– Например?

Мама подумала.

– Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Я посмотрела в зеркало.

– Нет, – ответила я наконец. – Ничего такого.

Она глубоко вдохнула через нос, но в итоге просто кивнула:

– Хорошо. Что-нибудь еще стало известно о том мальчике?

На этот раз я постаралась отвести глаза от зеркала.

– Он пригласил меня к себе, чтобы познакомить со своей бабушкой. Я решила воспользоваться его приглашением, посмотрим, не даст ли это каких-то зацепок.

– Хорошая идея, – коротко кивнула мама. – Ты сделала домашнее задание?

– Да.

У нас образовалась куча свободного времени, пока не увезли автомобиль и поврежденный автобус, и я записала ответы на оставшиеся вопросы по «Макбету», а также несколько первых абзацев своего эссе. Декс и Роми, по счастью, помирились. Когда наконец прибыл новый автобус, они снова шутили и пикировались.

– Ладно, – медленно проговорила мама. Когда я посмотрела на нее, она все еще стояла в дверях. – Я подумала, может, съездим сегодня куда-нибудь поужинать?

– А в этом городе есть рестораны? – спросила я. – В смысле, кроме «Малочной каралевы»?

Ее фырканье было очень похоже на смешок.

– Я сегодня проезжала мимо этого заведения. У меня нет доверия к тем, кто так коверкает английский язык.

– По-моему, я видела китайский ресторанчик рядом с «Уолмартом», – заметила я. – Я бы не отказалась от их лапши.

– Значит, китайский, – решила мама, отталкиваясь от косяка. – Жду тебя внизу в десять.

В машине по дороге в ресторан мы молчали, но это не тяготило. Мы не обсуждали задание и за ужином. Говорили о школе, и я рассказала о Роми и КИС и об одной статье, которую прочла в автобусе: «Двадцать способов применения фена для волос, которые даже не приходили тебе в голову!» Мама говорила мало, но слушала, и я решила, что и то хорошо.

Когда счет был оплачен, я решила, что мы поедем домой. Мне не терпелось узнать, вернулся ли Торин. Но мама, включив двигатель, предложила:

– Может, немного покатаемся?

– Э… конечно.

Если наша поездка в ресторан была приятной, то эта… странной. Когда я включила радио, мама немедленно его выключила. И все время наклонялась над рулем и всматривалась в темноту, вертя головой, словно к чему-то прислушивалась.

Но только когда она остановилась перед домом и выключила мотор, я наконец поняла, что происходит.

– Работа?

Она пожала плечами:

– Возможно. На днях я завтракала в кафе-вафельной, и два парня там показались мне подозрительными, поэтому…

Я закатила глаза.

– Мама, в вафельной все подозрительные. Поэтому они туда и ходят. Чтобы… быть подозрительными. И едят вафли. Подозрительно.

Мама откинулась на сиденье.

– Просто я… мне нужно было хоть что-то сделать.

– Что-то помимо твоих исследований? – спросила я, и мама вздохнула, казалось, из глубины души. – Почему ты не хочешь сказать мне, что ищешь? – спросила я – к своему ужасу, тоненько и пронзительно, словно вот-вот заплачу. – Если это связано с… с Финли, то позволь мне хотя бы помочь тебе. Я знаю, что подвела той ночью, но я бы ни за что…

Мама повернулась ко мне, и в очередной раз я поразилась ее сходству с Фин. Высокие скулы, пухлые губы и четкая линия подбородка.

– В случившемся с Финли нет твоей вины, Изольда, – произнесла она, снова прибегая к своему командному тону – Я так не считаю и никогда не хотела, чтобы ты так думала.

Я потянула завязки капюшона.

– Я очень по ней скучаю.

Мимо нас проехала машина, и, наверно, это была игра света, но мне показалось, будто мамина нижняя губа дрогнула.

– Я знаю, что скучаешь.

Она не сказала «я тоже», но хоть так.

Откинувшись назад, я стукнулась головой о спинку сиденья.

– Мы не найдем ее?

Мама молчала так долго, что я уже и не ждала ответа. А потом она сказала:

– Не знаю.

Сидя в темной машине, легче было все это говорить.

– Что мы будем делать, если не найдем ее? Мы с тобой последние в мире из клана Брэнников. Мы просто продолжим охотиться на монстров, невзирая на безумную опасность этого? Пока не останется ни одного Брэнника?

У мамы дрогнул подбородок, но она не ответила. В тишине было слышно жужжание остывающего двигателя. Затем, так же устало, как чувствовала себя и я, мама проговорила:

– Не знаю, Изольда. Я умею только… это. – Она кивнула в сторону дома, но я поняла, что она имеет в виду не только задание. – Моя мать погибла в схватке. Как и мои двоюродные сестры и тетки и почти все Брэнники, которых я когда-либо знала. Но я не представляю, чем займу себя, если не делать этого. И поиск по древним, бесполезным книгам какой-нибудь наводки на то, что случилось с Фин… мне кажется, я просто схожу с ума. Следя за теми типами из вафельной, почудившимися мне экстраординариями, я впервые за много недель почувствовала себя счастливой.

Я в изумлении уставилась на нее.

– Мам. Это же… полное дерьмо.

Мама рассмеялась – резко, но невесело.

– Такова участь Брэнников, Иззи. А теперь вставай. Пойдем домой.

Всю дорогу до дома мы молчали, погруженные в собственные мысли.

Оказавшись в своей комнате, я вгляделась в зеркало, но Торин еще не вернулся. Я не знала, хорошо это или плохо.

Переодевшись в пижаму, следующие несколько часов я просидела за компьютером, ища что-нибудь о Мэри Эванс и вызывании духов. Мама была права: именно этим занимаются Брэнники. Мы охотимся на монстров, спасаем людей, не теряем бдительности. С Дексом и Роми и эссе по «Макбету» я позволила себе слишком отвлечься… Настало время выполнить задание и покинуть Идеал. Дать маме возможность тоже заняться делом, а не следить в кафе-вафельной за какими-то, возможно, чокнутыми парнями.

Когда мама постучала в мою дверь и провозгласила: «Гаси свет», я знала, каким будет мой следующий шаг.

Я выключила ноут и легла в постель, думая, что слишком возбуждена, чтобы уснуть. Но в итоге, видимо, задремала, так как в следующий момент поняла, что Торин здесь, шепчет:

– Изольда!

Я села, боясь, что это очередной мой сон с колдуном. Но нет, вот он – стоит в моем зеркале.

– Торин? – просипела я со сна.

– Если твой парень и затевает какое-то зло, то не этим вечером, – сообщил он, и я была потрясена тем, какое облегчение испытала. – В нем нет ничего сверхъестественного, если не считать того, сколько часов он может играть в видеоигры, – добавил Торин, зевая во весь рот.

– Хорошо, – произнесла. – И спасибо.

В зеркале казалось, что он сидит на стуле за моим письменным столом, откинувшись и сложив руки за головой.

– Значит, все? Мы закончили?

Я повернулась в кровати на бок, лицом к окну.

– Нет, – тихо ответила я. – Мы только начинаем.


Глава 21 | Духи школы | Глава 23







Loading...