home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 26

Декс был выше, и когда он прижал меня к себе, пришлось встать на цыпочки. Обняв меня за талию одной рукой, а другую запустив в мои волосы, он целовал меня. То есть я хочу сказать – по правде целовал.

Я ему отвечала. И у меня хорошо получалось.

Не знаю, чары подействовали или я обладала особыми способностями к поцелуям. Все, из-за чего я волновалась – непривычные повороты головы, неловкое положение губ, дилемма слюны, – не имело никакого значения. Мы с Дексом целовались так, будто занимались этим всегда. Та вибрация, которую я чувствовала каждый раз, прикасаясь к нему, осталась, но теперь она была окутана другими чувствами – чувствами, казавшимися гораздо мощнее любой магии.

Я сжала его плечи, его куртка под моими пальцами оказалась на ощупь такой же мягкой, как и на вид, и по телу прошла дрожь.

Когда мы наконец оторвались друг от друга, глаза Декса сияли ярче обычного. Он казался ошеломленным – да и у меня голова тоже была не слишком ясная.

– Иззи, – пробормотал он.

Я отодвинулась от него.

– Это чары.

Декс моргнул, тряхнул головой.

– Что?

Я все еще не могла перевести дух. Старалась удержаться и не прыгнуть снова в его объятия.

– Это место. Здесь действует любовное заклятие. Это единственная причина, по которой мы… мы…

Я возвращалась к нему, рукам уже не терпелось схватить его за лацканы куртки. Декс тянул меня к себе, просунув палец в шлевку моих джинсов, но прежде чем наши губы встретились снова, я уперлась ладонями в его грудь.

– На самом деле ты не хочешь меня целовать, – выпалила я.

– Я… прости, что?

Отступив, я сложила руки на груди.

– Эта пещера. Кто-то сотворил здесь любовное заклинание. Вот что все это… – Я подошла, показывая на его руку, но она была пуста. В разгар… всего Декс выронил амулет-сердечко. Прочистив горло, я поспешно продолжала: – Так или иначе, любовные чары безумно мощные. Они могут… пропитывать помещение. Заставлять других людей испытывать воздействие этой магии. Это с нами и происходит.

Меня несло, я понимала, но просто хотела найти какие-то слова, которые стерли бы возникающий на лице Декса ужас.

– Значит… мы целовались из-за магии?

– Правильно, – с облегчением подтвердила я. – И стало быть, это ничего не значит.

Выражение его лица изменилось, и теперь Декс не казался ужаснувшимся. Он выглядел… разозлившимся.

– Это ты тоже узнала в Интернете? – холодно поинтересовался он. – Воздействие любовных чар на людей, которые не нравятся друг другу?

Я в смущении покачала головой.

– Ты мне нравишься.

Декс засмеялся, но такого смеха я никогда раньше у него не слышала. Он был саркастическим и резким.

– Разумеется, нравлюсь. Как друг, верно? – А затем вдруг вся злость Декса оставила его. Он провел рукой по своей макушке, ероша волосы. – Слушай, все нормально. Мы поцеловались, потому что нас заставила это сделать магия. Что угодно. Давай-ка… давай-ка пойдем отсюда.

Он двинулся к туннелю и, как мне показалось, снова резко рассмеялся. Но это был не смех, а кашель. Затем сипение. И вдруг Декс сполз на землю, его плечи и грудь ходили ходуном, но он не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть.

Я бросилась к нему, сунула руки в карманы его куртки, но Декс оттолкнул меня.

– Я знаю, что отношения между нами странные, но сейчас не время! – крикнула я.

В тусклом свете фонарика я увидела посиневшие губы Декса. Он издал этот свистящий звук, но теперь похожий на смех.

– Машина, – произнес он одними губами.

Я метнулась к выходу из пещеры, едва услышав это слово. Пригибаясь, чтобы не удариться головой, я ползла так быстро, как никто еще в мире не ползал. Когда я добралась до автомобиля, руки у меня дрожали. Я распахнула дверь и начала рыться в отделении для перчаток. Нашла только коробку носовых платков и мятные леденцы.

Ругаясь всеми последними словами, какие знала, я сунула ладони между сиденьями. Наконец мои пальцы нащупали металл, и я чуть не расплакалась от облегчения, вытащив ингалятор.

Когда я вернулась к Дексу, сипение сменилось ужасающей тишиной. Неловким движением я сунула ему ингалятор, сев на пятки, и услышала, как он сделал несколько глубоких вдохов.

Прошло гораздо больше времени, чем в тот день на футбольном поле, но через несколько мучительных секунд Декс снова начал дышать. Бледность отступила, и он, дрожа, закрыл глаза.

– Что ж, это нечто новое, – прошептал он, когда наконец смог заговорить. Открыл один глаз. – У меня никогда не было приступа астмы из-за интимных отношений. Ты здорово целуешься, Иззи Брэнник.

Я бы стукнула Декса, но, отчаянно радуясь, что он не умирает, лишь похлопала его по плечу.

– Думаю, виновата ссора, а не поцелуи.

Он слабо усмехнулся:

– Может быть. – Открылись оба глаза. – Кстати, прошу прощения. Не следовало мне так сердиться, но…

– Даже не вспоминай, – перебила я. – И… может, не только магия заставила нас поцеловаться. Но, Деке. Я не могу… мы не можем…

Я не знала, что еще сказать. Казалось, в этих словах выражено все. Я не могу. Мы не можем. Моя жизнь была до смешного опасной. А Деке, по-своему, до смешного отважный. Я подумала об одежде, которую он носил, об откровенной любви, которую проявлял по отношению ко мне, Роми, к своей бабушке. Каждый день своей жизни Декс был исключительно собой, и ему было наплевать, что говорят о нем люди. И я понимала, что если он действительно узнает, какой жизнью я живу, то захочет стать ее частью. Вот таким парнем он был – отдающим себя целиком.

А «отдать себя целиком» со мной принесет ему гибель.

– Все нормально, – проговорил Деке, дыша помедленнее. – Пока мы можем оставаться друзьями, я… я рад этому.

– Я тоже, – сказала я. И хотя понимала, что это правда, непонятно почему мне стало так грустно.


Глава 25 | Духи школы | Глава 27







Loading...