home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 28

В воскресенье утром я притворилась, что у меня расстройство желудка, и ушла от Роми. Она вроде бы немного огорчилась, но я оставила ей последний блок серий «Айви-Спрингс», и она приободрилась. Отправилась я не домой, а в библиотеку. К сожалению, библиотека Идеала оказалась не лучшим источником материалов, и я быстро поняла, почему маме понадобилось ездить за три города, чтобы раздобыть те книги. Поиски «Самоучителя по магии» успехом не увенчались, зато я увидела пособие по садоводству. Вспомнив о жутком газоне Декса, я подумала, не взять ли это для его бабушки. Потом вспомнила, что отношения у нас с ним сейчас не ахти. Кроме того, мне нужно было сосредоточиться на деле.

В тот вечер мы с мамой снова поехали в китайский ресторанчик, и я объявила ей, что готова уехать. Мама подняла брови.

– Дело закрыто?

– Почти, – ответила я.

Как остановить Роми, я до сих пор еще не решила. Какая-то часть меня спрашивала, не поговорить ли с ней, как… как с подругой. А может, сунуть в «Американского подростка» фальшивую статью под названием, например, «Почему так устарела доморощенная магия и вызов духов?».

К понедельнику я все еще ни к чему не пришла. Деке, как обычно, занял мне место в автобусе, но старательно держал дистанцию. По-моему, мы оба испытали облегчение, когда к нам повернулась Роми и начала рассказывать Дексу об их с Андерсоном вечерней вылазке.

– И там везде была соль, – закончила она, поправив съехавшие очки. – То есть больше мы ничего не видели, но ведь должно же это что-то значить?

Декс поперхнулся смехом, быстро превратив его в кашель. Роми забеспокоилась.

– Ты хорошо себя чувствуешь?

– Да, просто… Кстати, Иззи, расскажи Роми о нашем вечере.

– Она уже рассказала, – подавляя улыбку, проговорила подружка.

Она подмигнула, и мне ужасно захотелось подмигнуть ей в ответ. Вместо этого я сунула руку в карман.

– Совсем забыла. Мы нашли еще вот что.

Перед уходом из пещеры вечером в пятницу я обыскала пол ради этого брелока-сердечка. Сейчас я достала его из кармана.

Роми схватила талисман с моей ладони со странным выражением лица. Пока она его разглядывала, я рассматривала ее.

– Ты видела его раньше?

Вздрогнув, Роми подняла голову.

– У меня есть похожий брелок, но он не такой почерневший и затертый. – Она подала его мне. – Может, он принадлежал Мэри.

Не знаю, чего я ожидала. Конечно, не того, что она воскликнет: «Ой, конечно, это мой! Я произнесла в пещере какое-то странное заклинание и – пэмс! Теперь нас осаждают призраки».

Но я надеялась на более бурную реакцию. Как бы то ни было, Роми как будто немного смутилась.

На английском у нас была контрольная работа, а на физкультуре – дурацкий эстафетный бег, поэтому еще пообщаться с подругой в то утро у меня не получилось. Затем она не пришла на ланч, поэтому я решила поговорить с ней на истории, но оказалось, что урок заменен акцией в поддержку баскетбольной команды. В первом сезоне «Айви-Спрингс» эти собрания показывали раз восемь, но сама я никогда ни на одном не была. И должна признаться, мне настолько захотелось увидеть, как выглядит настоящее собрание по оказанию моральной поддержки спортсменам, что мое любопытство пересилило необходимость узнать, что стряслось с Роми.

Спортивный зал был уже набит битком, когда мы туда пришли, но Роми и Андерсон заняли два места на самом верху трибуны, как в тот вечер, когда тут проходил баскетбольный матч. Обходя других школьников, мы с Дексом осторожно пробирались наверх. В какой-то момент я чуть не споткнулась, и он удержал меня за руку. Мы коснулись друг друга впервые после пещеры, и я вспомнила прикосновение его губ к моим, его объятия. Но едва я восстановила равновесие, как Декс отпустил мою руку.

Оно и к лучшему. Правда. Мы с ним не могли быть вместе. И скоро я оставлю эту школу. Чем меньше того, о чем я буду скучать, тем лучше.

Добравшись до верхнего ряда, я села рядом с Роми, а Декс – с Андерсоном. Даже отделенная от него двумя людьми, я так остро его чувствовала, что кожа горела.

Пытаясь отвлечься, я кивнула на спортивную площадку.

– Так что же тут будет? – спросила я у Роми.

Она удивленно ко мне повернулась.

– Ты серьезно никогда не ходила на акции поддержки?

– У нас в старой школе… их не проводили. У нас не было физкультуры.

Я была настолько рассеянна, что мои слова прозвучали неискренне, но Роми, похоже, не заметила.

– Ладно, в общем, это глупый и бессмысленный ритуал, во время которого мы все подбадриваем нашу глупую и бессмысленную баскетбольную команду. Мы будем кричать им разные речевки, группа поддержки станцует, а потом выйдет талисман, и мы еще покричим.

– Эти звуки… оглушают.

Роми кивнула:

– Да. До ужаса. Но, по-моему, это лучше истории.

Тут баскетбольная команда в тренировочных костюмах выбежала трусцой на площадку, и все закричали и захлопали, словно не видели этих парней каждый божий день. Половина зрителей даже вскочила, но поскольку Роми, Андерсон и Декс остались сидеть, осталась сидеть и я.

Заиграл оркестр, и я увидела с самого края Адама, который играл на барабане. Я пристально следила за ним после взрыва в шкафчике, но пока что Мэри и носа не показывала. Я даже не могла понять, что она для него готовит. Снайдер получил лягушку с размозженной головой, как намек, что ему разнесут голову. Бэт получила искалеченную Барби за несколько дней до того, как ее едва не сбил автомобиль. Адам получил взрыв. Месяц назад я бы сказала, что призраков, способных что-то взорвать, не бывает, но если Мэри могла взмахнуть убийственным микроскопом и управлять машиной, что могло помешать ей разнести Адама в клочья? И все равно я недоумевала, как именно она собирается это сделать?

Декс наклонился к Андерсону. Я услышала, как он что-то зашептал, и все мои мысли об Адаме были забыты.

Может, попробовать поговорить с Дексом в автобусе? Сказать ему… не знаю, будто я наврала, что у меня нет парня. А потом почувствовала себя виноватой из-за поцелуя, поэтому и устроила целую трагедию. Он, вероятно, был слишком умен, чтобы на это купиться, но попробовать стоило. Боже, почему парни такие сложные? Я вдруг пожалела, что не могу сию же секунду сразиться с призраком. Или с вампиром. Или с оборотнем. Да я бы с големом [5]схватилась, невзирая на то, какая это грязная в прямом смысле работа. Все, что угодно, лишь бы снова почувствовать себя собой.

Остаток мероприятия я просидела в мрачных раздумьях. Акция шла совершенно так, как рассказала Роми, и я почти отключилась от происходящего, когда на площадку выбежал огромный еж.

По другую сторону от Роми и Андерсона фыркнул Деке, и в тот момент я ничего так не хотела, как сидеть рядом с ним, слышать едкие замечания, которые он, без сомнения, отпускал в адрес талисмана.

Я не сознавала, что уставилась на Декса, пока он не повернул голову и не посмотрел на меня. Роми и Андерсон разговаривали, близко наклонившись друг к другу, но на секунду мне показалось, что нет никого, кроме меня и Декса. По его лицу скользнула легкая улыбка, и только я подумала улыбнуться в ответ, как на спортивной площадке раздался крик.

Еж катил большую «пушку». Когда одна из участниц группы поддержки подала ему бенгальский огонь, я наклонилась к Роми и поинтересовалась:

– А это что такое?

Она закатила глаза.

– Тьфу, каждый раз торжественное завершение. Он делает вид, что зажигает фитиль, а затем пушка стреляет блестками и конфетти, а мы все ахаем и охаем и притворяемся, что он не делал этого миллион раз. Положительный момент – значит, дурацкое собрание почти закончено.

– Выходит, это не настоящая пушка? – спросила я.

Роми покачала головой:

– Нет. Пневматическая.

– Но… – Я наклонилась вперед. – Она похожа на настоящую. На ту, что стоит перед школой.

Еж взял бенгальский огонь, и все ученики вскочили, скандируя название школы. Еж поджег фитиль, и тот занялся, дымясь.

Я села прямо.

– Он действительно его поджигает?

Прищурившись, Роми всмотрелась, хмыкнула.

– Да. Может, это новшество.

Но девочка из группы поддержки, подавшая талисману бенгальский огонь, в растерянности смотрела на пушку. Затем начала пятиться, что-то говоря через плечо другим девчонкам. А еж, который вдруг показался необыкновенно зловещим, стал поворачивать ствол пушки, пока не наставил его на оркестр. Или, точнее, прямо на Адама. Я увидела, как он выпустил из рук барабанные палочки, нахмурился в замешательстве. Группа школьников радостно кричала, очевидно, предвкушая блестки и конфетти, как и сказала Роми.

Я вскочила и начала спускаться вниз, но я сидела слишком высоко, а народу набилось много. Еде-то позади я услышала голос Декса, звавшего меня по имени, но была слишком занята, пробираясь вниз.

Девочка из группы поддержки продолжала кричать и показывать на пушку, и я услышала хор воплей, донесшийся со спортивной площадки. Я не успевала.

Но тут один из баскетболистов метнулся с первого ряда трибуны к пушке и налег на нее всем своим весом. Противно заскрипели по деревянному полу колеса, но последовавший затем оглушительный удар выстрела был гораздо, гораздо страшнее.

Благодаря баскетболисту от взрыва пострадала дальняя стена спортивного зала, а не Адам… и все дети в радиусе пятидесяти футов от него. Но это было не важно. Началась жуткая давка, когда школьники с криками, толкаясь, ринулись с трибун. Держась за перила, я шаг за шагом спускалась вниз. На площадке кто-то из баскетболистов скрутил ежу лапы назад, а другой парень потянул и снял голову талисмана.

Костюм был пуст.

Когда парень, державший голову, попятился, костюм выскользнул из рук другого игрока и осел на пол.

Мне лишь показалось, что до этого была паника. Крики и толчея усилились, и все здание словно зашаталось.

По спортзалу густыми, удушающими волнами распространился страх. Даже больше, чем страх. Ужас. Исступление. Панический страх. Все это пульсировало в воздухе, и каким-то образом я поняла, что Мэри Эванс становится сильнее.

Много сильнее.


Глава 27 | Духи школы | Глава 29







Loading...