home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 3

Когда на следующее утро я проснулась, мама была уже одета и ждала меня за кухонным столом. Она хмуро уставилась на мою майку и пижамные штаны и сделала знак вернуться наверх.

– Оденься. Мы выходим через пять минут.

– Выходим? – На часах было самое начало седьмого. Как видно, Торин оказался прав. Я потерла заспанные глаза. – Куда мы едем?

Но мама лишь сказала:

– А теперь осталось четыре минуты. Шевелись.

Обстановка в нашей с Финли спальне была весьма скудной. Двухъярусная кровать – сестра спала наверху, – комод, обшарпанный письменный стол и зеркало. Одежда Финли так и лежала в ящиках комода, и я почти машинально схватила ее черную толстовку и натянула поверх майки. Сменила фланелевые штаны на джинсы (свои собственные, поскольку Фин выше меня) и добавила потертые черные ботинки.

Сбегая вниз по лестнице, я кое-как заплела косу, перекинув волосы на одну сторону. Будем надеяться, что там, куда мы собираемся, встречают не по одежке.

Мама стояла на улице за дверью и, увидев меня, ничего не сказала, только мотнула головой в сторону леса, окружающего нашу территорию. Много лет назад все Брэнники жили в этом уединенном месте в глухих лесах на севере штата Теннесси. Тут все еще имелось достаточно построек и тренировочных площадок для приема по меньшей мере сотни человек, но я никогда не видела их заполненными. К тому времени, когда я уже что-то помнила, из Брэнников остались только я, мама и Фин.

В то утро лес полнился всякими звуками – от трещавших под ногами сухих веток до пения птиц, но мама молчала, а я ни о чем не спрашивала.

Углубившись в лес почти на милю, мы подошли к итинерису. Любому гуляющему – хотя здесь мало кто «гулял» – портал показался бы всего лишь маленьким просветом среди ветвей. Посторонний человек понял бы, что он здесь находится, только случайно шагнув в него. Что, вполне вероятно, оказалось бы фатальным, так как итинерис оказывал очень сильное воздействие на человеческий организм. Мы могли пользоваться им лишь потому, что в крови у нас циркулировала некая остаточная магия.

Мама протянула руку, я ухватилась за нее и, пригнувшись под ветками, шагнула в итинерис.

В нем довольно странные ощущения. Не свистит ветер в ушах, и движения не чувствуешь, только деформирующее, тошнотворное давление, словно на тебя навалилась вся Вселенная.

Через секунду мы уже стояли на мощеной дороге.

Вернее, стояла мама. Я же, упав на колени, хватала ртом воздух. Я всегда очень плохо переношу портал.

Мама помогла мне подняться на ноги, но этим и ограничила свое участие. Как только я обрела устойчивость, она зашагала по дороге.

– Где мы? – спросила я, идя следом.

– В Алабаме, – ответила мама.

Я не стала спрашивать, в какой части Алабамы, но по песку и легкому привкусу соли в ветре предположила, что где-то недалеко от пляжа. Скоро мы наткнулись на дорожку, посыпанную ракушечным крошевом. На дорожку мама и свернула, в тишине ее ботинки громко захрустели по ракушкам.

В конце этой подъездной дорожки стоял маленький одноэтажный домик, очень похожий на наш. Перед верандой был припаркован старый джип, несколько комплектов воздушных колокольчиков колыхались на ветру.


Сетчатая дверь со скрипом отворилась, вышла женщина и, прищурившись, посмотрела на нас. На вид она была лет на десять старше мамы, сквозь темно-русые волосы, собранные на макушке в неряшливый узел, пробивалась седина. Черная майка, голые руки – бледные и дряблые. На шее болталось с дюжину ниток бус и кулонов, в правой руке женщина держала кофейную чашку.

– Эйл? – спросила она, хмуро глядя на нас.

– Майя, – откликнулась мама и показала на меня. – Не против, если мы с Иззи зайдем на минутку?

Майя перевела взгляд, словно только что меня заметив. Я слегка помахала ей:

– Привет.

Хозяйка в ответ не помахала, а лишь вздохнула и сказала:

– Что-то рановато для визита Брэнников.

Затем пожала плечами и ушла в дом.

Носком ботинка я расковыряла углубление в ракушках.

– Это значит, нам надо уходить?

К моему удивлению, мама только хмыкнула:

– Нет. Если бы Майя возражала против нашего присутствия здесь, поверь, она дала бы знать.

– Кто она такая? – спросила я, но мама не ответила, устало поднялась по ступенькам и скрылась в доме.

И, помедлив, я последовала за ней.

Внутри обстановка была не такой спартанской, как у нас, но все равно никто не назвал бы ее уютной. Никаких картин на стенах, хотя Майя и разжилась дурацкими часами-котом – мотающийся хвост отсчитывает секунды, глаза ходят туда-сюда, будто за чем-то наблюдают. Другими примечательными предметами обстановки можно было назвать лишь продавленный диван, накрытый безобразным оранжево-коричневым пледом, и покосившийся кофейный столик с обожженной во многих местах столешницей. Но не это заставило меня застыть на пороге. На столике лежали не журналы или тяжелые книги, а… ноги. Не человеческие – я по крайней мере ни одной не увидела, – а с полдюжины куриных, несколько брелоков с кроличьими лапками и чья-то коричневая мохнатая лапа. Там же была книга с измятыми страницами и потрескавшимся кожаным переплетом. От всего этого за милю несло магией, но я ничего не ощутила, когда мы вошли, и потому решила, что Майя не относится к экстраординариям. Может, она просто… таксидермист или что-то в этом роде. За многие годы мама обзавелась разными странными друзьями.

И скорее всего она бывала здесь раньше, потому что и глазом не моргнула при виде сей причудливой коллекции. Однако наклонилась ко мне и прошептала:

– Не говори ничего, пока я не дам знак, хорошо? И не пей ничего, что предложит тебе Майя.

Я изо всех сил постаралась не сглотнуть.

– Поняла.

Конечно же, хозяйка появилась из кухни с тремя кружками, над которыми клубился пар. Даже в другом углу комнаты меня затошнило от этого запаха. Тем не менее мама взяла две кружки, прежде чем сесть на диван. Я села рядом с ней, а Майя опустилась на пол перед кофейным столиком. Ее длинная юбка побрякивала при каждом движении, словно в ее складках были спрятаны колокольчики.

– Стало быть, ты – Иззи, – промолвила она, дуя на свое питье. – Твоя мама много раз приводила сюда Финли, но всегда говорила, что ты слишком мала, чтобы заниматься делом. Сколько тебе сейчас, тринадцать?

Я всегда выглядела моложе своих лет.

– В следующем месяце будет шестнадцать, – сказала я, и женщина присвистнула.

– Ну и ну, как летит время. Когда я с тобой познакомилась, Эйл, сколько было Иззи? Пять? Может, шесть? Это случилось сразу после смерти ее отца и…

– Мы пришли сюда не для болтовни, Майя, – прервала ее мама. – Я хотела просмотреть досье.

Хозяйка закатила к потолку большие голубые глаза.

– Вы для этого пришли? Могла бы спросить по е-мейлу, знаешь ли. Ради подобных вещей не обязательно совершать долгую пешую прогулку. Я уж подумала, тебе нужно по меньшей мере новое заклинание поиска. Посмотрим, не посчастливится ли нам найти твою девочку на этот раз.


Глава 2 | Духи школы | Глава 4







Loading...