home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5

– Я так рад, что ты наконец-то смогла ко мне присоединиться, Изольда, – проговорил Торин, с улыбкой идя по внушительной, отделанной позолоченной комнате. Одет Торин был не в привычные черные брюки и белую рубашку, а в причудливый костюм изумрудно-зеленого бархата, поэтому я поняла, что вижу сон.

Опять.

– Я же велела тебе, никаких снов, – сказала я, но он лишь пожал плечами:

– Да, но это было сто лет назад.

– Это было две недели назад, – возразила я, хотя и приняла предложенный Торином золотой кубок. На пальцах у меня переливались перстни, а платье было таким тяжелым, что захотелось сесть. – И если мне не изменяет память, я прошу тебя не приходить в мои сны последние пять лет. – Я расправила юбку. – Почему я всегда не в своей обычной одежде?

Торин сделал глоток из своего кубка.

– Мой мир, моя манера одеваться. Кроме того, ты великолепно выглядишь.

В этих снах никогда не было зеркал, поэтому приходилось верить ему на слово.

– Это был твой дом? – спросила я.

Вдоль стены выстроились ливрейные лакеи с подносами, уставленными другими кубками. Где-то рядом играла музыка, но я никак не могла узнать песню.

– Освободи меня – и сможешь все увидеть своими глазами.

Насупившись, я вернула Торину кубок.

– Этого никогда не будет. Сколько бы раз ты ни вторгался в мои сны, чтобы поиграть в маскарад.

Он взял мою руку в свои, и я удивилась теплу его кожи. Раньше Торин никогда не брал меня за руку в этих снах.

– Я просто пытаюсь показать тебе, что я не такой уж злодей. Что, освободив меня, ты не выпустишь в мир некую чуму. Это все, чего я хочу, – сказал он, кивком указывая на комнату. – Возвращения своей прежней жизни.

Я вырвала свою руку.

– Твоя «прежняя жизнь» закончилась почти полтысячи лет назад. Этого… – я показала на зал, – больше не существует. По крайней мере за пределами рэп-видео.

Торин прислонился к стене с преувеличенным вздохом.

– Ты меня огорчаешь, Изольда.

– А ты мне надоедаешь. Теперь выметайся отсюда и дай мне увидеть во сне… не знаю, то, что видят обычные девочки-подростки.

Повернув голову, Торин пристально на меня посмотрел. Глаза у него были зеленые, как у меня, но если в моих проступал серый цвет, то в его взгляде вспыхивали, как у кошки, золотистые искорки. А может, они просто отражали весь этот позолоченный хлам, стоявший в зале.

– Ты когда-нибудь знала, что такое – быть обычной девочкой-подростком?

Я попятилась, пошатнувшись в своем парчовом платье.

– Думаю, я это узнаю, не так ли?

Он медленно, лениво улыбнулся:

– И правда. А к слову о…

Комната начала растворяться, и другой голос произнес:

– Это тебе.

Что-то упало мне на колени.

Мама протискивалась на водительское сиденье автомобиля, и я протерла глаза. Совершенно верно. Я находилась не в бальном зале шестнадцатого века, а на парковке универсама «Уолмарт». Я чувствовала, как сон обволакивает меня, но стряхнула его, выпрямившись и заглянув в пакет, который бросила мама.

– Я купила у них все, что относится к школе, – пояснила она, включая двигатель.

Достав из пакета несколько коробок с комплектами телефильмов, я показала на одну и скорчила гримасу.

– Ну да, мам, если только обычная средняя школа не вынудит меня мстить за убийство брата-близнеца моего друга, который в действительности мой друг, большой пользы от этого не будет.

– Лучше, чем ничего.

Мотор чихнул и дернулся, когда мама свернула на шоссе, и я с трудом удержалась от вопроса, почему мы не купили для этой работы новую машину.

Маме удалось снять для нас маленький домик в городке Идеал, штат Миссисипи. Наверно, основатели города назвали его «Идеал» в шутку. Если не считать нескольких торговых рядов и вереницы жилых кварталов с домами в точности как наш, ничем особым Идеал похвастаться не мог.

Разве только средней школой, в которой наблюдалось, а может, и не наблюдалось серьезное нашествие привидений.

Мы остановились на подъездной дорожке у нашего дома. Подобно всем другим домам по обе стороны от нас, он был обшит бежевым виниловым сайдингом, и хотя это был определенно шаг вперед по сравнению с нашей хижиной, тоску он все равно нагонял.

Я помогла маме занести в дом остальные покупки и хотела уже отправиться в свою комнату для просмотра только что купленных телефильмов на только что купленном компьютере, когда мама остановила меня.

– Может, нам… Не хочешь вернуться туда и купить себе что-нибудь из одежды? Я об этом даже не подумала.

Весь мой гардероб состоял из черных джинсов, черных футболок и коллекции толстовок. Они тоже были черные, кроме одной розовой, которую Фин как-то подарила мне ради прикола.

– Все нормально, – ответила я. Я видела достаточно детей, чтобы знать: я, конечно, не супермодель, но и полным уродом смотреться не буду.

Мама кивнула:

– Хорошо. А как твоя легенда? Повторим еще раз?

Я с трудом удержалась, чтобы не закатить глаза. Я не меньше дюжины раз повторила свою легенду по пути из Теннесси в Алабаму, а потом еще раз, пока мы ехали от Майи сюда. Я бы уже и во сне ее рассказала. Суть состояла в том, что я – Иззи Брэнник (мне позволили воспользоваться настоящим именем, раз уж я впервые выполняла задание самостоятельно) и приехала из Теннесси. Моя мама получила работу в соседнем городке, но мы поселились в Идеале, потому что здесь лучше школы. Коротко, просто, складно.

Тем не менее я повторила. Когда закончила, мама, кажется, осталась довольна, хотя я предчувствовала, что придется еще раз пройтись по ней завтра перед школой.

– Хочешь еще о чем-нибудь поговорить? – спросила мама, и я покачала головой. – Ты хорошо устроилась на ночь?

Она уже бросила взгляд на лестницу.

– Конечно, – ответила я. – Иди… занимайся своим делом.

«Делом» мамы было запереться в свободной спальне и заняться просмотром книг, журналов и странных документов о магии. Может, искала нечто, что помогло бы нам в этом деле, или просто штудировала свой Общий реестр монстров. Мелькала у меня догадка, не ищет ли мама ключи к исчезновению Фин, но я никогда не спрашивала. Я даже не знала, откуда приходили эти материалы. Они просто начали появляться в доме сразу после нашего переезда на прошлой неделе. Видимо, от каких-то других маминых «друзей».

У себя в комнате я сразу же перебрала диски, чтобы решить, какой смотреть первым. Тот, где девчонка влюблялась в инопланетянина, показался самым интересным, но я прикинула, что от него, как и от «Тайны убийства брата-близнеца», толку будет мало. Поэтому в итоге поставила «Ай-ви-Спрингс» – историю о бедной девочке, которую перевели в школу для богатых детей.

Обложка была очень скучной, но к третьей серии я настолько увлеклась, что даже не заметила у себя в зеркале Торина, пока он не кашлянул. Нахмурившись, я поставила фильм на паузу как раз перед тем, как Эвертон, богатый мальчишка, говорит Лесли, нашей бедной героине, что питает к ней некие чувства.

– Что? – рявкнула я, повернувшись к Торину.

– Просто проверяю, как ты. Могла бы, знаешь ли, проявить чуточку благодарности. Чтобы выбраться из своего зеркала, мне требуются значительные усилия.

– Во-первых, нет, не требуются, – возразила я. – Ты постоянно перепрыгиваешь из одного зеркала в другое. А во-вторых, я была бы благодарна, если б хотела с тобой поговорить, но не хочу, поэтому не благодарна.

В настоящее время у меня была куча всяких дел, чтобы еще и с Торином общаться. К тому же до сих пор не отпускало раздражение из-за его вторжения в сон.

– Это жестоко, – фыркнул Торин.

В зеркале он сидел на моей кровати. Вчера мама разрешила мне самой выбрать новое покрывало на постель, но я настолько растерялась среди всех узоров, растительных орнаментов, цветов и поп-звезд, что в конце концов взяла простое зеленое, почти такое же, как и дом.

Не обращая внимания на Торина, я снова запустила фильм. Эвертон признался в любви, Лесли потеряла от радости голову, и когда они уже собрались поцеловаться, встрял Торин:

– Какая скучная парочка.

Я метнула на него взгляд.

– Заткнись.

– Нет, правда. И разве у этого парня нет другой девушки? Ничем хорошим для всех участников это не кончится.

Я невольно чуть улыбнулась:

– Наверно, мне нужно привыкать к подобным драмам.

Торин улыбнулся в ответ:

– Вампиров-то уж точно не так страшно убивать, а?

Я задалась вопросом, что можно сказать обо мне, если мне кажется, ну… нормальным просмотр подростковой «мыльной оперы» в компании с четырехсотлетним колдуном.

– Не знаю, зачем все это делаю, – сказала я, не отрывая взгляда от экрана. – Или почему мама так старается. Если здесь есть призрак – в чем я сомневаюсь, – для этого не требуется ходить в школу в течение, скажем, нескольких месяцев и снимать дом. Мы могли бы просто приехать, сделать все и уехать…

– Изольда, не будь такой наивной. – Торин в зеркале сидел, опираясь на руки, скрестив ноги в лодыжках. – Ваш переезд сюда никак не связан с привидениями. Само собой, вполне возможно, что призраки иногда появляются в школе Бетти Крокер…

– Мэри Эванс, – поправила я, но он сдул прядь светлых волос с глаз и пожал плечами.

– Но очевидно, что подлинной мотивацией переезда Эйлин сюда является ее желание дать тебе возможность познать вкус обычной жизни. Она грубая и сложная, эта женщина, поэтому, разумеется, скорее умрет, чем скажет тебе: «О, Изольда, чувство вины из-за исчезновения твоей сестры погрузило меня в настоящее море страха…»

– Прекрати. – Встав, я выключила фильм и повернулась к Торину. – Прошу тебя… если ты не можешь помочь с Финли, то не говори о ней, хорошо?

Торин слегка поджал губы, наклонив голову набок и разглядывая меня. Потом сказал:

– Я не хотел тебя обидеть. Хотел только убедиться, что ты понимаешь, почему находишься здесь, Изольда. Дело не в охоте на привидение. Просто Эйлин пытается сделать для тебя то, чего никогда не делала для твоей сестры.

Фыркнув, я устремилась к двери.

– Мама так не считает.

– Я знаю ее дольше, чем ты! – крикнул Торин, и я замерла, положив руку на дверную ручку. Такая мысль никогда не приходила мне в голову, но – да, Торин прожил с нашей семьей не одно столетие. Он видел, как мама росла. Знал мою бабушку, прабабушку, всех Брэнников до шестнадцатого столетия.

Наклонившись вперед, Торин выдал свою лучшую застенчивую улыбку.

– А теперь нельзя ли нам перестать ссориться и закончить просмотр сериала? Мне на самом деле хочется узнать, какие еще беды ожидают героев.

Я колебалась, а Торин сел прямо и сложил руки на коленях.

– Обещаю вести себя хорошо.

Я почему-то в этом сомневалась, но, честно говоря, ужасно хотела увидеть, как будут развиваться события. Поэтому снова уселась на пол и включила телевизор. Лесли и Эвертон поцеловались, его девушка об этом узнала, и серия закончилась тем, что Лесли вся в слезах бежала по улице под завывание жутко жалобной музыки.

– Ну, – изрек Торин, когда пошли заключительные титры, – мужайся, Изольда. По крайней мере призрак будет не так ужасен, как это.


Глава 4 | Духи школы | Глава 6







Loading...