home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 6

На следующее утро я проснулась до будильника. Нельзя сказать, чтобы я никогда раньше не думала о своем первом дне в школе. Помню, как во время походов по магазинам с мамой и Фин шла мимо выложенных на стеллажах карандашей, тетрадей и школьных рюкзаков и гадала, на что это похоже – жить такой жизнью. Но я никогда не думала, что это станет моей жизнью.

Спускаясь на кухню, я все еще предавалась размышлениям. Мама уже была там и, судя по открывшейся моему взору картине, потратила время не зря.

– Ты что, хочешь, чтобы я съела… все это?

Я уставилась на кухонный стол, ломившийся под тяжестью снеди. Блины, бекон, яйца, ваза с фруктами, целая буханка тостов и…

– Это правда овсяная каша? – спросила я, показывая на кастрюлю.

– Кукурузная, – ответила мама, вытирая руки о кухонное полотенце, заткнутое за пояс. – И – нет, – продолжала она, – тебе не обязательно съедать все. Просто я… просто я хотела, чтобы твой день начался хорошо.

Я схватила тарелку и положила себе бекон.

– Мам, ты столько не готовила даже в тот день, когда мы с Фин в первый раз охотились на оборотня. Я совершенно уверена, что сегодня такого напряжения сил от меня не потребуется.

Я пыталась шутить, но мама нахмурилась.

– По-моему, я никогда для вас не готовила. К четырем годам Фин умела сделать себе бутерброд с сыром, а ты в этом возрасте уже пользовалась микроволновкой. Мне следовало больше готовить.

Я в изумлении на нее воззрилась.

– Мама, мы были довольны. Я, между прочим, люблю консервированные спагетти. Особенно с мясным фаршем. Фин обычно отдавала мне фарш и…

Терпеть не могу плакать. Слезы, сопли, красное лицо. Но что я на самом деле ненавижу, так это когда слезы подступают неожиданно. Поэтому я уставилась в тарелку и сунула в рот кусок бекона, надеясь остановить этим рыдание, которое уже подступало к горлу.

Этот фарш тебе нужнее, чем мне, малышка. Ты такая тощая, что какой-нибудь оборотень использует тебя вместо зубочистки.

Мама снова повернулась к раковине.

– Поторопись, а не то опоздаешь на автобус, – сказала она, и я могла бы поклясться, тоже дрожащим голосом.

Бекон с таким же успехом мог быть и картонным, если судить по вкусу, но я проглотила его.

– Хорошо. Конечно. Ну я, наверно, пойду подожду автобус.

Мама обернулась.

– Хочешь, подожду с тобой?

Я хотела. Очень. Почему охота на чудовищ не так страшна, как ожидание у дурацкого знака автобусной остановки в пригороде? Но я пожала плечами.

– Нет, из-за этого не волнуйся. Думаю, я сумею одна постоять десять минут на углу.

Морщины по сторонам маминого рта обозначились четче.

– Не умничай.

– Я не умничала! Я…

Со вздохом я взвалила на плечо рюкзак. Тот же самый, который мы с Фин брали на патрулирование, но на сей раз в нем не было арбалетов и бутылочек со святой водой. Только тетради и две пачки ручек.

– Я вернусь домой после трех, – сказала я маме.

– Хорошо, – ответила она. – Помни, сегодня главное – просто начать осваиваться на месте. Голова опущена…

– Глаза открыты, – закончила я. Чем не семейный девиз для Брэнников.

Мама коротко кивнула:

– Правильно. Мы поговорим, когда ты вернешься домой. И…

Она подошла и, к моему удивлению, обняла меня.

– Хорошего тебе дня, Из.

Я обняла ее в ответ, закрыв глаза и вдыхая безопасный, знакомый мамин запах. У Брэнников не принято обниматься, и я не помнила, когда в последний раз оказывалась в кольце маминых рук.

– Спасибо.

Кухня располагалась сразу у центрального коридора, ведущего к входной двери. Старые владельцы дома повесили здесь маленькую полку с крючками, шкафчик для ключей и крохотное зеркало, чтобы, к примеру, подправлять губную помаду перед выходом. Я сорвала с крючка свою черную куртку и в этот момент уловила какое-то движение.

Торин.

В зеркальце он прислонился к стене позади меня.

– Нервничаешь? – спросил он с ухмылкой.

Глянув по коридору в сторону кухни, я наклонилась поближе к зеркалу и прошептала:

– Нет.

Ухмылка стала шире.

– Да, волнуешься. Ты – Брэнник, Королева среди женщин, и ты боишься идти в школу. Когда на самом деле это школа должна тебя бояться.

Он сказал так, словно этим следовало гордиться. Мама по-прежнему гремела кастрюлями, из крана лилась вода, но я проговорила как можно тише:

– Что это должно означать?

– Как я сказал, – ответил Торин, – ты – Брэнник. Ты не только обучена избавляться от самых могущественных существ, которых когда-либо знал мир, тебя воспитали эффективной убийцей. За тысячу лет генетического отбора все сошлось, чтобы произвести Изольду Брэнник – смертельное оружие.

Я вытаращилась на него.

– Торин, это… это в твоем понимании – подбодрить человека?

Он наморщил лоб.

– А что? Я просто пытаюсь вселить в тебя уверенность перед предстоящим днем с помощью небольшой речи о твоих многочисленных добродетелях.

Поправив рюкзак на плече, я ткнула пальцем в зеркало.

– Значит, подбадриваешь. Правда, это нисколько не помогает.

Теперь Торин прислонился к стене, сложив на груди руки.

– Я вообще-то чувствовал, что речь звучит неплохо, и еще не добрался до той части, где называю тебя тигром, которого отправили учиться вместе с котятами.

В кухне выключили воду. Я сердито посмотрела на Торина и прошипела:

– Я не тигр!

Он элегантно пожал плечами в тот момент, когда мама окликнула:

– Из?

Она вышла из кухни, но Торин уже исчез из зеркала.

– Да? – отозвалась я, надеясь, что мой голос звучит как обычно.

– Просто… будь сегодня осторожна, хорошо?

Несколько странно было слышать такое от нее.

То есть это абсолютно нормальные слова в устах обычных матерей, но не моей. И на секунду мне стало интересно, могу ли я на самом деле быть девочкой, чья мама говорит ей «будь осторожна». Девочкой, которая ездит на автобусах и ест приготовленный мамой завтрак.

Затем она добавила:

– Не привлекай к себе внимание. И помни о легенде.


В итоге поездка в автобусе оказалась легче, чем я думала. Я сама нашла себе место и провела двадцать минут, наблюдая за пролетавшими мимо скучными улицами Идеала и говоря себе, что я, между прочим, разделывалась с оборотнями и демонами. Ни один из школьников в этом автобусе такого не делал. А посему – какие трудности с передвижениями по средней школе? Мне только и нужно прийти в секретариат, отдать секретарю свои (фальшивые) документы, получить расписание и затем… пойти в класс. Мы с мамой согласились, что мне не стоит слишком быстро пускаться в расспросы о нападении на учителя-естественника, но держать ухо востро я должна обязательно.

Накануне вечером я изучила план школы, но это не подготовило меня к толпе людей и сбивающему с толку лабиринту коридоров, лестниц и классов, когда я вошла в громадные двустворчатые двери. Тут было так… громко.Слева верещала и смеялась над чем-то группа девчонок, а прямо передо мной двое ребят кричали друг на друга с плотно вставленными в уши наушниками.

Расталкивая встречных, я попыталась двигаться с той же целеустремленностью, что, казалось, и все вокруг, но это не слишком-то помогло, поскольку я не знала толком, куда иду. Я преодолела один коридор лишь для того, чтобы вернуться назад, так как он заканчивался глухой стеной с рядом шкафчиков. Потом мне показалось, я нашла секретариат, но это оказался кабинет школьного инспектора.

– Секретариат в восточном крыле, – объяснила мне задерганная дама-инспектор, я кивнула и пробормотала «спасибо», словно знала, где находится восточное крыло.

Ну, видимо, где-то на востоке.

К тому времени, когда я отыскала секретариат, уже почти подошло время первого урока, и секретарь едва взглянула на мои документы.

– Вот, – сунула она мне папку. – Расписание и список факультативных занятий. А теперь поторопись до третьего звонка.

До третьего звонка? Пока что не прозвучало ни одного.

В эту секунду воздух наполнился пронзительным звоном, и когда я вышла в коридор, школьники вдруг кинулись к лестницам и в другие коридоры. Прижавшись к стене, я пыталась открыть папку и не быть сбитой с ног. Делая это, я продолжала свой внутренний монолог. «Боже, успокойся. У тебя ушло в пятки сердце из-за кучи детей? Ты сражалась с чудовищами. Возьми себя в руки, Брэнник».

И когда это почти удалось сделать, высокий парень случайно толкнул меня в плечо, выбив из рук папку, и листки бумаги разлетелись во все стороны.

Мускулы у меня напряглись, и я машинально вскинула руку, чтобы… не знаю, схватить парня, ударить его или кто знает, что сделать. Слава Богу, он уже ушел далеко вперед, и моя рука, не причинив вреда, рассекла воздух.

Сделав глубокий вдох, я постаралась успокоиться. Меньше всего мне нужно, чтобы инстинкты одержали верх, когда я еще даже до своего первого урока не добралась. Опустившись на колени, я принялась собирать листки.

– Привет, у тебя все в порядке?

Передо мной стоял парень примерно моего возраста. Рыжевато-каштановые волосы падали на глаза, темно-карие, как я заметила.

– Просто… м-м-м… кое-что уронила.

Присев на корточки, парень подобрал мое расписание и список школьных клубов, а я выудила из-под питьевого фонтанчика карту.

– Ты, наверно, новенькая, – сказал он, и я вскинула голову.

– Откуда ты узнал?

– Ну… об этом в некоторой степени говорит надпись «НОВЫЙ УЧЕНИК» на папке.

О, конечно. Теперь, когда он сказал, я и сама увидела эти слова на обложке.

– А, – только и произнесла я, не зная, что еще можно добавить.

– И согласно этому, – продолжал собеседник, размахивая моим расписанием, – у нас с тобой общий первый урок – английский. Идем, я тебя провожу.

Пока я следовала за парнем, он поправил темно-зеленый рюкзак, пестревший разными наклейками с надписями типа «Ржавый гвоздь» и «Грязные обезьяны». Я решила, что это или названия музыкальных групп, или школьник состоял в самой странной в мире команде бойскаутов.

– Меня зовут Адам, – бросил он через плечо. Когда я просто кивнула, он остановился. – Полагаю, у тебя тоже есть имя.

– О да. Иззи. Меня зовут Иззи.

Адам наклонил голову.

– Что ж, приятно познакомиться, Иззи.

Прозвучал еще один звонок, второй, и я услышала, как начали закрываться двери.

– Это… – начала я, но Адам отмахнулся.

– Ты новенькая, и я знакомил тебя со школой, как подобает достойному гражданину. Мы достойные. Итак. – На ходу он показал мне список факультативных занятий. – Ты уже выбрала, к какой из этих замечательных организаций присоединишься?

Я забрала у него листок.

– Учитывая, что я нахожусь здесь всего пять минут, – нет. И потом, я не очень-то люблю присоединяться.

– Разумно, – благожелательно откликнулся Адам, ведя меня вверх по лестнице. – Но смотри, если внезапно возникнет желание стать членом шахматного клуба, команды по лакроссу или общества охоты за привидениями, у тебя будет такая возможность.

Я замерла на пятой ступеньке.

– Членом чего?

Юноша обернулся, откинул пятерней волосы с глаз.

– Ты про лакросс? Это такая игра с клюшками и…

– Нет, – перебила я, просматривая список. – У вас есть группа охотников за привидениями?

И точно, она значилась в списке – клуб по изучению сверхъестественного. Старательно скрывая ликование, я свернула листок и сунула в задний карман джинсов, равнодушно пожав плечами:

– В смысле… это как-то чудно.

Адам фыркнул и возобновил подъем по лестнице.

– По-другому не скажешь. Девчонка, которая его возглавляет, Роми Хейден, совсем чокнутая. Да ты и сама увидишь, потому что у нее тоже английский. Кстати, о нем… – Он остановился перед дверью и поклонился. – Мы пришли.


Глава 5 | Духи школы | Глава 7







Loading...