home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 8

Футбольное поле находилось сразу за спортивным залом, еще ниже по склону холма. Кроме беговой дорожки вокруг поля, там возвышалось еще и несколько секций шатких на вид трибун. Я бежала по лестнице к дорожке, мое дыхание превращалось в маленькие белые облачка пара. Щеки так горели, что я удивлялась, как это они не дымятся в холодном воздухе.

Солнце ярко сияло над головой, и я, вздрогнув, сообразила, что было всего-то около девяти утра. Еще даже до ланча дело не дошло, а я уже едва кого-то не убила. Что сказал Торин о моем поступлении в обычную школу? Что я тигр среди котят? Тигром я себя не очень-то чувствовала, да и Бен этот не слишком похож на котенка, но тем не менее. В медпункт повели его, а наказанная – я.

Хотя, думаю, бег – это не настоящее наказание. Это я умею.

Беговая дорожка вокруг футбольного поля даже не была настоящей беговой дорожкой. Скорее она напоминала утоптанную тропу, утрамбованная земля просвечивала сквозь жухлую, сухую траву Порадовавшись, что надела кроссовки, а не ботинки (хотя и в них бегаю очень быстро), я стартовала.

Февральский воздух резал мои легкие ножом, каждый вдох отдавался болью. Но постепенно я начинала чувствовать себя немного более… ну да, «нормальной», вероятно, не самое удачное слово, но хотя бы не так паршиво. Мама всегда говорила, что физические упражнения – лучшее лекарство от всего. Когда она, вернувшись домой, проводила несколько часов на тренировочной площадке, мы с Фин понимали, что не все прошло гладко.

Да, я бы многое отдала, чтобы оказаться сейчас на той площадке. Пара кругов по жалкой дорожке в средней школе – это одно, но отработать до седьмого пота удары ног по чучелу или покидать метательные звезды – это принесло бы куда большее удовлетворение.

Набирая скорость, я сделала поворот и вдруг поняла, что за мной кто-то наблюдает. Подняла глаза – так и есть, на трибуне сидел какой-то парень. Пробегая мимо, я сумела разглядеть только некоторые детали – кудрявые черные волосы, солнцезащитные очки, что-то не то с курткой, – и когда он помахал мне, я проигнорировала.

Когда я совершала поворот во второй раз, парень все еще был там, но теперь стоял, сунув руки в карманы и съежившись от холода.

– Странный тип, – пробормотала я.

Ладно, возможно, девчонка, которая только что вырубила парня при игре в вышибалы, не имеет права голоса, но все-таки. Даже Я знала, что неприлично пялиться на людей.

Я накинула капюшон и продолжила бег еще быстрее, а когда делала третий круг, трибуна опустела. Потрясающе. Может, наблюдатель решил переключиться на другую девочку?

Снова глядя на дорожку, я подумала о том, сколько кругов еще нужно намотать. Тренер сказал «несколько». Существует ли установленное количество, которое известно каждому школьнику? Означает ли это, что мне придется бегать до конца урока физкультуры? И услышу ли я вообще звонок…

Внезапно пара блестящих черных туфель возникла прямо передо мной. Наблюдатель стоял посередине дорожки. Он не шевельнулся, когда я метнулась в сторону, мои кроссовки поехали по грязи, и я замедлила бег.

Тяжело дыша, я круто развернулась к парню и спросила:

– Какого черта?

Он снял солнцезащитные очки, и, пока цеплял их за вырез рубашки, я заметила яркие дужки цвета морской волны. Голубые глаза парня были примерно того же оттенка. Прищурившись, он посмотрел на меня.

– Кто-то хочет тебя убить?

– Что?

Пожав плечами, наблюдатель сунул руки в карманы куртки. Другие ребята, которых я видела в школе Мэри Эванс, носили флисовые пуловеры или куртки фирмы «Норт фейс», как Адам. На этом же парне был темно-синий бушлат, на шее замысловатым узлом повязан серый шарф.

– Просто я никогда не видел, чтобы кто-то бежал столь… решительно, – проговорил он. – Поэтому и предположил, что тебя, должно быть, кто-то преследует. – Преувеличенно низко нагнувшись, он всмотрелся в дорожку. – Но, похоже, дело не в этом. Тогда почему ты бежишь?

– Мне велел тренер Льюис.

Брови парня взлетели.

– А. Стало быть, тебя за что-то наказали. Тренер Льюис не самая творческая личность в том, что касается дисциплины. Дай-ка подумать…

Наблюдатель пошел вокруг меня. Ладно, пялиться – это одно, но осматривать со всех сторон? Это уже никуда не годится. Я стала поворачиваться вместе с ним.

– Что ты делаешь?

– У тебя совершенно определенно внешность крутой Левины. Пререкалась, наверно? Непристойно ругалась, проиграв эстафетную гонку?

– Тебя это не касается, – отрезала я. И заметила, опустив глаза, что у него брюки в тончайшую полоску. Даже не знала, что такие еще существуют. – А ты-то почему не на физре?

Парень наконец перестал кружить и сунул руку в карман бушлата. Достав ингалятор, он помахал им передо мной.

– Астма. Но вместо того чтобы просто дать другой факультатив, фашисты, руководящие этой школой, заставляют меня каждый день приходить на физкультуру и высиживать занятие.

– Тогда почему ты не сидишь в спортзале?

Юноша с усмешкой сунул ингалятор назад в карман.

– Я прикинул, что если должен просто сидеть там, то могу хотя бы комментировать спортивное мастерство своих одноклассников. Тренер Льюис, к сожалению, не согласился. Поэтому теперь я изгнан на просторы футбольного поля. Почти как ты.

Он снова надел солнцезащитные очки.

– А теперь, когда тебе известна моя сокровенная мрачная тайна, мне кажется, будет только справедливо, если ты поведаешь о своей. О, кстати, я Деке, – добавил он. – На тот случай, если тебе не по душе делиться сокровенными тайнами с незнакомцами.

Может, свою роль сыграла его улыбка, ставшая приятным разнообразием после злобных и испуганных взглядов в спортивном зале, но я поймала себя на том, что начинаю улыбаться ему в ответ.

– Иззи. У меня произошел… м-м-м… инцидент во время игры в вышибалы.

– Это, возможно, самая интригующая фраза, услышанная мной за последнее время, – произнес Деке, покачиваясь на каблуках. – Мне со всей очевидностью требуется уточнение.

– Этот дурак слишком сильно ударил одну девочку мячом. Поэтому я… ударила его в ответ.

Декс наклонил голову, разглядывая меня поверх солнцезащитных очков.

– И-и-и?

– И, может, я перестаралась и… вывихнула ему плечо.

– Вот это да! Правда? – переспросил Деке, и всего на секунду актерство – или что это было – слетело с него, и он показался мне обычным подростком.

Обычным подростком, который носит галстук, но все равно.

– Это был несчастный случай, – поспешно пояснила я, но Декс покачал головой.

– Что за девочка и что за дурак?

– Роми Хейден и Бен… не знаю, как его. Не помню.

– Ты вырубила Бена Маккрэри? – вытаращил глаза парень.

– Это получилось случайно, – снова сказала я. – Я швырнула мяч сильнее, чем собиралась.

Декс расхохотался.

– О Боже, я за всю неделю не слыхал ничего более грандиозного. Ты моя новая героиня.

Прищурившись, он наклонился ко мне и сказал:

– Серьезно, я, может, действительно уже в тебя влюблен. Я не поставлю тебя в неловкое положение, если начну за тобой ухаживать?

Голова у меня шла кругом, я попятилась. И вспомнила свою кузину Софи с ее бойфрендом Арчером. Как они постоянно перешучивались между собой. Мне бы выдать какую-нибудь остроту, но вместо этого я ответила:

– Поставишь.

Я ждала, что его улыбка дрогнет и из глаз уйдет веселье. Но наоборот, он показался мне даже более довольным.

– Что ж, тогда нам придется подождать, пока мы не узнаем друг друга получше.

Постойте, неужели это означает, что он на самом деле хочет за мной ухаживать?

– И ты не только напала на Бена Маккрэри…

– Я на него не нападала, – пробормотала я, но Декс пропустил мои слова мимо ушей.

– Ты еще и сделала это, защищая Роми Хейден, самую бесполезную ученицу школы. Я не шучу. Сегодня ты моя фаворитка.

Откуда-то издалека донеслось электронное завывание звонка, и Декс нахмурился.

– Жаль, время общения подошло к концу. У тебя дальше пара алгебры?

Я покачала головой, вспоминая расписание, которое сунула в задний карман.

– Европейская история.

– А, ты в десятом классе. Я в девятом, поэтому расходимся, как в море корабли, – со вздохом проговорил Деке. – В таком случае увидимся завтра утром в автобусе.

Я моргнула.

– Ты ездишь в автобусе?

– Ты не заметила меня сегодня утром? Я оскорблен.

Я была слишком занята переживаниями о том, как сориентируюсь в школе Мэри Эванс, чтобы кого-то заметить, даже парня шести футов ростом и в брюках в тонюсенькую полоску.

– Утром я еще не до конца проснулась, – наконец нашлась я.

Покачиваясь на носках, Декс снова улыбнулся:

– Ясно. Я займу тебе завтра место. До встречи, Изабелла.

– Изольда, – поправила я, и он улыбнулся еще шире.

– Даже лучше.

Он протянул мне руку. Наши ладони соприкоснулись, и меня пробило. Деке, похоже, этого не почувствовал, так как дважды крепко тряхнул мою ладонь, прежде чем выпустить.

– Постарайся никого больше сегодня не побить! – крикнул он, пятясь от меня по дорожке.

Я все еще вибрировала, поэтому пришлось приложить все усилия, чтобы выдавить в ответ слабую улыбку. Как только он повернулся и пошел, как все нормальные люди, я посмотрела на свою руку.

Кожу все еще покалывало, словно сквозь меня шел электрический ток. Он был слабым, и мне, разумеется, приходилось ощущать и посильнее, но ошибки быть не могло. Магия.

Декс был экстраординарием.


Глава 7 | Духи школы | Глава 9







Loading...