home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3.

Большой Чёрный.

Артём валялся в постели и размышлял, глядя на игру солнечных лучей на зелёных листьях в окне. Выспавшись, он чувствовал себя намного лучше. Умываясь остатками воды, поймал себя на том, что весело насвистывает, – и сам удивился своёму хорошему настроению. Предвкушение дороги – вот в чём дело. Ему всегда нравилось путешествовать. Если вчера он даже не задумывался о том, куда поедет, то сегодня решение созрело само собой. Конечно же, к морю! На побережье, на тёплые пляжи, к ласковым волнам – подальше от мертвых городов. Там отсутствие людей будет казаться более естественным, чем среди пустынных проспектов, по которым ветер гоняет последний мусор исчезнувшего человечества. Там легко прожить, там нет суровых зим, и там – море. Оно хорошее. В конце концов, он уже четыре года не был на море – то некогда, то денег нет. Теперь все дороги открыты – можно даже найти небольшую яхту и плавать вдоль побережья, останавливаясь там, где понравится. Чем не счастье?

Продолжая насвистывать, Артём закинул на плечо сумки и пошёл к выходу. Отпирая, он чисто рефлекторно глянул в глазок – и моментально облился холодным потом. Хорошего настроения как не бывало – на площадке, молча и сосредоточенно глядя в дверь, сидели собаки. Быстро закрыв замок обратно, он отскочил от двери, сжимая вспотевшими руками дробовик. «Как они сюда попали?!» – подумал он. Вход в подъезд закрывался на механический кодовый замок, и Артём отчётливо помнил, что его захлопнул. Насколько бы умными не были эти бывшие «друзья человека», но нажать одновременно три кнопки нельзя ни носом, ни лапой – даже если представить себе невероятный факт, что им известен смысл цифр и правильный код. Кто открыл дверь этим тварям? И что делать дальше?


Артём, пригибаясь, вышел на балкон и выглянул сквозь сплетение дикого винограда. По двору разгуливали собаки. Собаки сидели, лежали, бегали кругами, некоторые даже спали. И их было чертовски много… Впрочем, машина была на месте и вроде цела – это радовало. Осталось понять, как до неё добраться. Дверь подъезда была закрыта – кто бы её ни открыл, подпереть он её не догадался. А значит, собаки из подъезда никуда не денутся, даже если захотят. Ждать, что они разбегутся, бесполезно. «Ну что ж, вы сами напросились», – подумал Артём и достал из чехла «Тигр». Оптический прицел был не нужен – с такого расстояния он не промахнётся и с открытого. «Вот заодно и пристреляю», – хмыкнул Артём. Наскоро вытирая старой простынёй консервационную смазку с винтовки, он вдруг заметил, что бестолковое кружение собак по двору сменилось осмысленным – стая расступалась. Те, которые сидели, лениво почёсываясь, вскочили и присоединились к собратьям, спящие проснулись и отбежали в сторону. В центре двора образовалось открытое пространство, на которое вышло… нечто.

Позже, пытаясь анализировать увиденное, Артём удивлялся своей реакции. К тому моменту он никогда никого не убивал и совершенно не собирался начинать – служба в армии удачно попала на промежуток между локальными конфликтами, жизнь заботливо не ставила в ситуации «я или он», и Артём, по-писательски примеривая на себя гипотетические ситуации, предполагал, что убить человека он, возможно, и сумеет… но только в ситуации крайней необходимости, с глубокой ломкой себя «до», и с длительным душевным дискомфортом «после». Между тем, увидев Чёрного, он ни секунды не сомневался, что ЭТО немедленно, прямо сейчас, сию секунду надо уничтожить. Ощущение непереносимости существования в одном мире с этим существом было резким и даже, пожалуй, физиологическим. Пытаясь как-то описать его потом, Артём сравнивал это чувство с запахом – как будто вокруг со страшной силой завоняло говном. Желание уничтожить тварь было настолько сильным, что, не будь у него оружия, Артём бы, наверное, забыл про собак и кинулся бегом во двор с ножкой от табуретки.

Чёрный стоял в плотном кругу собак и вроде бы ничего не делал, но от него расходились физически ощущаемые волны угрозы. Собаки смотрели на него и тихо, в едином ритме коротко взрыкивали, как будто он дирижировал ими – без рук, одним взглядом. От этого ровного неприятного ритма Артёму становилось все хуже и хуже. В глазах темнело, как будто в воздухе стремительно уменьшалось содержание кислорода.

Присев за ограждением балкона и засовывая в магазин остроносые патроны, Артём с трудом сдерживал себя – хотелось то ли бежать без оглядки, то ли кинуться в рукопашную. От выброса адреналина его колотило – приходилось делать над собой усилие, чтобы не тряслись руки. Ощущение от Большого Чёрного было просто непереносимым – хотя, вспоминая это чуть позже, Артём уже не мог понять почему. Если судить объективно – ничего особенно ужасающего во внешности этого существа не было. Более того, Артём Чёрного даже толком не разглядел – высокая человекообразная (признать его человеком было внутренне невозможно) фигура в чём-то тёмном и бесформенном – ряса? Балахон? Плащ? Отчего-то взгляд на Чёрном не желал сосредотачиваться, очертания не то чтобы расплывались, просто не были достаточно отчётливыми. Лицо скрывалось в тени капюшона, и Артёму было страшно даже вглядеться в эту тень. Уже совмещая прицел с мушкой на голове Чёрного, он видел только силуэт – глаза отказывались фокусироваться на фигуре.

Резко, нечеловеческим по пластике движением Чёрный наклонился вперёд, выдернув из заворожённой стаи крупную рыжую собаку. Взметнулись полы балахона, плеснуло красным – и в воздухе по крутой дуге, вращаясь в ореоле алых брызг, полетела оскаленная собачья голова. Артём не увидел, чем он это сделал – ножом или голыми руками, но рефлекторно отреагировал на движение и нажал на курок.

Приклад жёстко толкнул в плечо. От панической атаки в ушах был такой шум, что выстрела Артём почти не слышал. Из плеча Чёрного вылетел фонтанчик тёмной крови, и его дернуло вперёд – второй выстрел ушёл мимо, найдя случайную жертву среди собак. Чёрный метнулся в сторону, уходя с линии прицеливания, и Артём, не успевая, повёл за ним длинным стволом, выстрелив вдогон в последний момент и попав буквально чудом – куда-то чуть ниже условной поясницы, отчего фигура, подломившись, кувыркнулась по асфальту и скрылась за углом здания.

Артёма моментально, с каким-то почти слышимым внутренним щелчком, отпустила паника, и ему стало ужасно, до истерики смешно.

– В жопу, в жопу получил! Очко! Слышишь, ты, тварь чёрная – очко! – заорал он вслед Чёрному и высадил два оставшихся в магазине патрона по стремительно убегающим со двора собакам. – Ещё приходи, если дырка узкая!


Свора бросилась врассыпную, прыгая в кусты и за мусорные контейнеры. Однако одна лохматая тушка осталась лежать на траве, а ещё одна ползла, повизгивая и волоча за собой по земле отвисший зад. За ней оставался кровавый след. Артём вставил один патрон, тщательно прицелился и прекратил её мучения – голова псины треснула как упавший арбуз.

Собирая с пола раскатившиеся боеприпасы, Артём снаряжал опустевший магазин и осматривал двор. Никакого движения заметно не было. Похоже, противник окончательно покинул поле боя. Оставались ещё собаки, запертые в подъезде, но Артём не собирался с ними встречаться – ну их к чёрту, глупо драться на узкой лестнице. Пусть сидят под дверью сколько влезет, а потом жрут друг друга с голодухи. Достав из кладовки толстый репшнур, он спустил во двор сумки, а потом, привязав шнур к балкону, спустился со второго этажа сам. Настороженно оглядываясь и не выпуская из рук дробовик, Артём дошёл до конца дома и, не сразу решившись, резко качнулся за угол, выставив перед собой ствол. Никого – только пятна на асфальте. Вроде и кровь, а вроде и тёмновата, как густая венозная. И пахнет странно – полынью и миндалём.


Артём пожал плечами и вернулся к машине. Вещи кинул в кузов и полез в кабину, прихватив с собой только сумку с едой и дробовик. Мягко заурчал дизель, и машина выехала со двора. Проехав пару кварталов, он почти успокоился. Обратившись по привычке к небу, спросил вслух:

– Ну, дорогое Мироздание? Вот это сейчас что, вообще, было? Что за погань ты высрало на мою голову?

Мироздание не снизошло до ответа, и Артём привычно ушёл в рассуждения – вождение по пустым улицам способствовало этому ничуть не хуже прогулок.


– И чего меня так заколбасило? – думал он вслух. – Таращило так, что чуть сердце не разорвалось. Инфразвук, может, какой-нибудь? Но какая тварь! Две пули из винтовки – и своими ногами ушёл! Нет, не человек это, точно… То-то я в него сразу стрелять намылился, даже винтовку не дочистив. Теперь в стволе небось хрен знает что творится…

Впрочем, все эти вопросы выглядели довольно мелкими на фоне главного – куда подевались люди?

Выехав из города, Артём остановился, вылез из машины и достал из кузова несколько больших аэрозольных баллонов с желтой флуоресцентной краской. Стараясь класть краску погуще, написал большими буквами прямо на полотне асфальта: «Я Артём. Еду на ю г, к морю». Ниже он тщательно вывел дату и время, а потом, подумав, добавил: «Берегитесь собак!!!» Оглядев результаты своёго труда, остался доволен – такую надпись не пропустишь даже ночью и на большой скорости. Если кто-то ещё уцелел, то вполне может проехать здесь. Пусть знает, что он не один. Вытерев руки тряпкой, Артём вернулся в кабину и решительно надавил на газ – его ждало море.


Глава 2. Собачья жизнь. | Операция «Переброс» | Глава 4. Замкнутый круг.