home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


  Глава 9, в которой героиня благополучно переживает первую брачную ночь и умудряется заморочить голову своему новоиспеченному мужу

  Мы поднялись этажом выше, прошли по коридору, и наконец Таргелен властно махнул рукой: перед нами распахнулась высокая двустворчатая дверь, украшенная резным орнаментом. Открывшие ее стражники поклонились и вышли.

  Я думала увидеть опочивальню, но сначала мы попали в уютную гостиную. Зелень и золото. Король остановился, отпустил мою руку, отчего я чуть не сползла по стенке от облегчения, сделал несколько шагов вперед, обернулся и сказал:

   - Я хотел бы поговорить с Вами, Алиенор, но не здесь, где нас могут услышать слуги, а во внутренних покоях. Кажется, у нас найдется что сказать друг другу.

  Вывод первый: здесь есть внутренние покои, значит эта гостиная относится к внешним. Внутренние лучше защищены от прослушивания. Интересно как? Магически? А второй вывод: правильно я короля боюсь. Только плохо, что он это заметил. Надо немедленно продумать линию поведения, а то поздно будет. Когда он держит меня за руку и смотрит в глаза, у меня от страха мозг отказывает.

  Если бы король тут же снова подошел ко мне и попытался обнять или как-то иначе приласкать, то спасти меня смог бы только обморок. Но он взял с полки серебряный колокольчик и позвонил. Вошла моя горничная Лизет, принарядившаяся в честь королевской свадьбы. Таргелен сказал ей ласково:

   - Помоги своей госпоже переодеться и расчесать волосы, моя милая, и проводи ее в спальню.

  Затем он слегка кивнул и исчез за дверью.

  Предоставленная отсрочка позволила мне расслабиться, а мозгу заработать вовсю.

  Мне необходимо средство, чтобы держать короля на расстоянии хотя бы до тех пор, пока я не справлюсь со своим страхом.

  Единственное, против чего нет оружия у разумного логичного мужчины, это алогичная непредсказуемость. Лучше нее только истерика, но это то, чего я в принципе не могу. Не умею. Великолепная высококачественная ярость — это да. Но истерика выше моих возможностей, зато бороться с ней у других я научилась. Наверное поэтому все скандалы с моим участие оказывались игрой в одни ворота. Продавив противника яростной логикой, я парой пощечин душила на корню истерику, после чего он, посрамленный, делался кротким, как зайчик. Хотя почему “он”? Так я поступала с женщинами.

  Но с королем логика мне не помощник, он сам логик. Все рассчитал, все предусмотрел, устранил исходящую от герцога опасность, и в качестве бонуса получил официальный доступ к красивому женскому телу. А вот фиг тебе! Если твои прикосновения вызывают у меня такую жуткую реакцию, то я все сделаю, чтобы их избежать. Иначе превращусь в зомби как та Алиенор.

  Давным давно я вычитала в какой-то книжке совет: запомнить два ответа и на любые вопросы их просто чередовать. В качестве таких ответов выступали два выражения: «Мало ли что!» и «Тем более!». Попробовала, работает безотказно, только не всегда подходит. С годами я к этому репертуару добавила еще несколько фраз. Немного, не больше десятка, но они закрыли все лакуны. Огромная экономия сил, не надо ничего выдумывать, а эффект потрясающий. Любого собеседника можно в два счета довести или до слез, или до белого каления. Вот сейчас на короле это и опробуем. Теперь меня голыми руками не возьмешь. Если я сегодня заставлю его отступить, то смогу взять верх впоследствии.

  Чего я хочу? Да всего и желательно сразу! Не собираюсь сидеть кроткой овцой у ног господина и повелителя. Хочу быть с ним на равных. Значит, пока он не признает моим местом то, что я себе назначу, до тела допущен не будет. А может и вообще не будет, потому что я его боюсь. Боюсь утратить себя. Один раз с Алиенор это уже произошло, но второго я не допущу.

  Лизет отвела меня в со вкусом обставленный будуар. Пока мы туда добрались, пришлось пройти целую систему комнат и коридоров. Я поняла, что имел в виду король, когда говорил о внутренних покоях. Будуар королевы оказался внутренним из внутренних. Оказавшись там, я не смогла сдержать восхищения. Уютная комната в сливочных и терракотовых тонах с парой бирюзовых пятен в виде узора ковра и напольной вазы была своего рода шедевром.

  Я сорвала с головы вуаль и устроилась перед зеркалом. Горничная помогла избавиться от платья и надеть длинную, до пола, ночную рубашку очень простого кроя, только слегка украшенную по вороту тоненьким кружевом, а поверх нее роскошный кружевной пеньюар. Распустив сложную прическу, она расчесала мне волосы и хотела так их и оставить, но я попросила заплести мне две косы. Мотивировала так: брачная ночь сама по себе, но я не хочу проснуться утром с колтуном на голове. Лизет удивилась, но просьбу исполнила. После этих приготовлений она отвела меня в спальню и оставила одну.

  Это была действительно королевская спальня! Огромная как стадион, величественная как храм, и в то же время странно-уютная. Ложе, на котором вполне можно было бы уместить одну футбольную команду и осталось бы место для тренера, располагалось на невысоком подиуме.

  В романах очень любят описывать балдахины, но в этом мире мне эти излишества еще не встречались, и данная кровать не стала исключением. Хотя, если вдуматься... Вот эта портьера вполне может отгораживать постель ото всей остальной комнаты, делая спальню меньше и уютнее. Матрас был в меру мягким, белье манило чистотой и белизной. Сине-зеленые цвета в декоре навевали покой и сон. Несмотря на размеры это была именно спальня, место где спят, а не предаются страсти.

  У изголовья стоял низкий столик, на котором мое внимание привлекли графин с водой, пара бокалов, блюдо с фруктами и ножик, чтобы их чистить. Очень предусмотрительно.

  Я внимательно осмотрела комнату, чтобы понять, откуда ждать появления короля. В моих интересах чтобы он не подкрался ко мне сзади, а лучше всего если нас будет разделять эта широкая кровать. По крайней мере до окончания разговора. Если он до меня доберется раньше, никакого разговора не получится. Стоит ему до меня дотронуться, и я умру от страха, или, что еще хуже, превращусь в податливый кисель, позволив ему все, что угодно, лишь бы избавиться от томящего, сводящего с ума ужаса.

  Я заняла позицию у изголовья в углу, где не было дверей. Бежать все равно некуда, а так до меня труднее добраться. Сделала я это очень вовремя: раздались шаги и скрип петель.

  Таргелен появился из вполне предсказуемой двери, высокий, худощавый, спокойный. Роскошный бархатный халат темно-лилового цвета не скрывал, что под ним ничего нет. Он не понял, какую жуткую власть дала ему надо мной природа. А может и догадался, но ему и в голову не пришло, что я буду сопротивляться. Мужчина пришел чтобы получить то, что считает своим.

  Обломись! Он вроде хотел поговорить? Вот и поговорим сначала.

  Пока король шествовал через всю спальню ко мне, я успела сделать несколько шагов и заняла более удобную позицию. Теперь у меня появилось место для маневра. Между нами, как я и планировала, оказалась кровать. Хорошо, что она такая широкая: если протянуть руку, до другого конца не дотянешься. Он не сможет меня схватить.

  Но он и не пытался. Смотрел со спокойным удивлением, как я жмусь к стене у изголовья, и не говорил не слова. Это меня разозлило и привело в правильное боевое настроение. Ну ничего, паузу я умею держать получше него.

  Не знаю, сколько времени прошло в тягучем томительном молчании. Король сдался первым.

   - Я обещал поговорить с вами, Алиенор. Правда, планировал сделать это утром, но вижу, что придется сейчас. Вы меня боитесь?

  Боюсь? Да я умираю от страха! У меня паника!

   - Скажем так, разумно опасаюсь.

  Он почему-то перешел на «ты».

   - Но чего? Ангер мне сказал, что в своем мире ты знала мужчин. Разве это неверно?

   - Ну, во-первых, это было не в этом теле. Алиенор-то девственница.

  Он спросил с недоверием:

   - Тебя это смущает?

   - Честно говоря, не очень. Мне не нравится другое. Я как-то не планировала ложиться в постель с малознакомым мужчиной.

  Лицо его сначала стало удивленным, а затем прояснилось.

   - Милая, об этом раньше надо было думать. Сегодня ты стала моей женой перед богами, а значит, не должна уклоняться от выполнения супружеского долга.

  Не надо меня долгом попрекать. Я и так уже была злая, а тут просто взвилась:

   - Долга? Я никому ничего не должна. На ваши религиозные заморочки мне плевать, я не из этого мира. Я не позволю никому за меня решать, с кем мне спать.

  Я думала, он тоже разозлится, но он спокойно смотрел на меня, на лице была только тень удивления. Кажется, он решил действовать убеждением.

   - Но раз ты согласилась участвовать...

   - А у меня был выбор?

   - Не было, - признал король, - но это не дает тебе права нарушать договоренности.

  Тут уже удивилась я, вернее, сделала вид, что удивилась.

   - Какие договоренности? Я подписалась на то, чтобы обманывать вашего заклятого врага, давая вам возможность отсрочить войну. По крайней мере ваш маг именно об этом меня просил. Об этом мы договаривались, и я свою часть договора свято исполняю. Герцога мы обманули, он ничего не заподозрил. Утром он отбудет домой в полной уверенности, что его план удался.

   - Ты думаешь, этого достаточно?

   - По вашему нет? Наследник вам, как я слышала, не требуется, по крайней мере на этом этапе. А я не собираюсь играть с вами в счастливую семейную жизнь. Не имею ни малейшего желания. Всю жизнь я избегала брачных уз, и не собираюсь что-то менять.

  Что за пургу я несу! А Таргелен, похоже, принимает все за чистую монету. Кажется, он основательно сбит с толку, но еще пытается барахтаться. Другой на его месте уже схватил бы меня и притиснул, а этот прилично воспитан, все еще стремится убедить упрямую бабу словами.

   - Но Алиенор, нас обвенчали в храме!

   - Мало ли что!

   - Это священные узы, их нельзя просто так разорвать.

   - Тем более.

   - Но послушай, неужели Ангер тебе не сказал?... По договору в течение пяти лет после бракосочетания ты должна родить мне наследника.

   - Первый раз слышу. Это не мой вопрос.

  Вообще-то что-такое мне говорили, но не признаюсь ни за что. У мужика же глаза на лоб лезут все выше и выше.

   - Как не твой? Я-то не могу сделать это без твоего участия.

   - Раньше надо было думать.

   - Алиенор! Вы издеваетесь?

   - А вы как думали?

  Король смотрел на меня зверем. Он-то надрывается, аргументы ищет, а я талдычу заученные много лет назад фразы, и с меня как с гуся вода.

  Мой метод не дал сбоя! Еще несколько реплик, и он сдуется. Отступит. Или попытается меня убить, что тоже вариант. Но это ему невыгодно, так что вряд ли. В любом случае я ему не дамся. Я посмотрела на короля: его уже всего трясло от гнева, но он не сдавался и не торопился перейти к рукоприкладству. Эх, вот что значит королевское воспитание. Но успокоиться ему было необходимо, для чего Таргелен подбежал к столику, налил воды из графина и выпил залпом. Затем сделал несколько глубоких вдохов. Успокоил дыхание и продолжил меня уговаривать:

   - Итак, Алиенор, ты согласилась морочить голову герцогу, но отказываешься нести последствия своего согласия. Хочешь бросить нас сейчас, в самом начале пути. Не кажется ли тебе, что это не слишком благородно? Учитывая то, что мой маг спас тебя от смерти.

  Эх, не на те кнопки он давит. Сейчас нагоню пургу по высшему разряду.

   - Я вас об этом не просила. Вы выдернули меня из моего мира без моего согласия, не оставили мне выбора и пытаетесь заставить плясать под свою дудку. Тоже не назовешь верхом благородства.

  И после этого он меня еще уговаривает? Да он просто ангел!

   - Но мы дали тебе новую весьма привлекательную жизнь. Теперь ты королева далеко не последнего в этом мире государства.

   - Я от этого не отказываюсь.

   - Тогда что тебе не нравится? Я вроде не кривой, не косой, не жирный, не старый и не совсем урод. Поверь, тебе со мной будет хорошо.

  Я выдала свою коронную реплику:

   - Это ваша точка зрения.

  Вот тут я его совсем достала. Даже в тусклом свете опочивальни было видно, как зло сверкнули глаза мужчины. Он, угрожающе глядя на меня, произнес:

   - Ах так?! А если я силой заставлю тебя подчиниться?

  Против силы мне нечего выставить, но что-то мне подсказывает, что этот парень до такого не опустится. Просто пугает. Он не насильник, иначе мы бы уже были в кровати и меня никто ни о чем не спрашивал бы.

  Не имея подходящего ответа на этот вопрос короля (не говорить же «мало ли что?!»), я взяла паузу. Просто стояла молча и внимательно смотрела на короля. Даже попыталась немного расслабиться: разжать кулаки и немного опустить плечи.

  Это полезное упражнение помогло мне в следующий момент, когда Таргелен внезапно рванул пояс своего халата, и тот упал к его ногам.

  Его Величество стоял передо мной обнаженный и в полной (ну почти) боевой готовности. Я с трудом сдержала стон восторга: голый он был возмутительно хорош! Гораздо лучше, чем в одежде! Стройное худощавое тело, ни одной лишней жиринки, каждая мышца прорисована. Мускулатура не качка, а балетного танцора. От него веяло силой и какой-то невероятной сексуальностью. Ручки уже сами готовы были потянуться вперед, чтобы прикоснуться к этой красоте. Стоило дать слабину, меня тут же оприходовали бы.

  Но! Все бы так и случилось, если бы между нами не было этой на редкость широкой кровати. Прикинув расстояние, я взяла себя в руки. Хорошим подспорьем послужила моя расслабленная поза: мне легко удалось придать лицу выражения вежливой скуки с оттенком легкого презрения. Не зря я в свое время каждый вечер тренировалась перед зеркалом!

  На моих глазах запал у мужика пропадал, пока не исчез вовсе. Он нагнулся, поднял халат и скрыл от меня свои прелести. Я вздохнула с облегчением и услышала ответный вздох. Но побьюсь об заклад, в нем было далеко не облегчение. Скорее разочарование. Затем снова прозвучал голос короля.

   - Соглашусь с Ангером. Вы действительно необычная женщина, Алиенор. Очень сильная. И в уме вам не откажешь. Сладить с вами в разговоре, пожалуй, не сумел бы ни один из записных острословов, куда уж мне. Но вы не могли все предусмотреть. Боюсь, что Ангер не предоставил вам полную информацию о наших законах. Послушайте меня. Невинность королевы — ценность короны. По закону испачканную кровью простыню утром проверит маг и ее покажут избранным представителям всех сословий. Затем ее сложат, запечатают в специальный ларец и спрячут в сокровищницу.

   - Таким способом вы храните девственность ваших королев? Дикость какая, - я саркастически хмыкнула.

   - Вы не дослушали меня, Алиенор. Если утром на простыне не окажется доказательства вашей невинности, я вынужден буду с позором вернуть вас отцу, после чего война неизбежна.

  Он меня пугает? Да, попасть в лапы герцога я хочу меньше всего. Но и он от этой перспективы не в восторге, она полностью ломает его планы. Таргелен не понял причин моего молчания и продолжил вовсе не о том, о чем я думала:

   - Предваряя ваш вопрос: никто в мире не поверит, что это я оказался несостоятельным. Немало дам в этом королевстве подтвердят, что у меня в делах любовных осечек не бывает.

  Тут меня черт за язык дернул:

   - Не переживайте, какие ваши годы… Еще будут.

  Ой, кажется меня сейчас будут бить. Но нет, мужчина задышал как загнанная лошадь, затем зажмурился, сжал кулаки, а когда их разжал и открыл глаза, то даже сумел довольно спокойно заговорить.

  - Думаю, это случится нескоро. Пока ситуация совершенно другая. Так что боюсь, нам остается одно...

  И он весьма многозначительно улыбнулся.

  Выдержанный. Уважаю десять раз. Кроме того, он подал мне отличную реплику.

   - Вы верно сказали, Ваше Величество. Нам остается одно: обмануть общественность так же как мы обманули герцога.

   - Обмануть? Надеюсь, вы меня правильно поняли: на простыне должна быть ваша кровь! Смухлевать не удастся, там будут маги.

   - Я все прекрасно поняла!

  Сказав так, я отбросила с кровати покрывало и одеяло, задрала рубашку чуть выше колен, вскочила на кровать, добежала по ней до столика с фруктами и схватила ножик. Он был маленький, похожий на ланцет и очень острый. В этом мире даже фруктовые ножи точат на славу.

   - Что вы хотите сделать, Алиенор?

  Король настолько офигел, что не попытался меня остановить. А я нахально хохотнула:

   - Догадайтесь сами!

  Остановившись с ножом в руках на середине постели, ногой откинула одеяло, опустилась на колени и ткнула ножом в известное мне место на внутренней стороне голени под коленом. На белую простыню потекла струйка темной венозной крови. Я дала ей вытечь, размазала рукой максимально правдоподобным образом, зажала ранку на ноге и вытерла лезвие подолом рубашки.

  Все это время король стоял как изваяние и тупо смотрел на меня. Пару раз хлопнул губами, как будто желая что-то сказать, но не издал ни звука. Было заметно, что он в глубоком шоке. Я закончила и произнесла небрежно:

   - Вот и все! Надеюсь, вас не затруднит добавить сюда для правдоподобия пару капель вашей спермы?

  Несколько минут я занималась своим ранением: прижимала пальцем сосуд, чтобы дать возможность образоваться сгустку. Все это время король глазел на меня как на нечто невообразимое, вроде ожившей статуи мифического животного. Когда кровь остановилась полностью, прозвучал ответ, вернее, вопрос, который меня удивил:

   - Что ты теперь будешь делать, Алиенор?

  Голос мужчины звучал робко, растерянно. Значит, противника удалось полностью деморализовать и подавить. Не слезая с кровати, я улеглась и натянула на себя одеяло:

   - Спать! Я чертовски устала со всей этой вашей свадьбой.

   - Но это и моя кровать тоже... И я тоже устал…

  Ай да я! Эк мужика запугала! Теперь можно пойти на уступки. Небольшие.

   - Ложитесь и спите. Это ваше право. Но одеяла не отдам!

  Завернулась, соорудив вокруг себя кокон, легла на бочок и закрыла глаза. Король пошуршал немного по комнате, затем тоже лег. Я это услышала , но не почувствовала: на такой огромной кровати его присутствие было незаметно.

  А утром он меня разбудил ехидным голосом.

   - Просыпайтесь, дорогая. Через полчаса сюда войдут представители сословий, и все должно быть как положено.

  Я даже не дала себе пяти минут на раскачку. Сразу открыла глаза и спросила:

   - Что нужно делать?

   - Ничего особенного. Лежать в обнимку со мной под одним одеялом. Надеюсь, это вас не затруднит?

   - Справимся.

  Я приподнялась на локте и огляделась. Мой так называемый супруг спал всю ночь завернувшись в верхнее стеганое парчовое покрывало. Хорошо, что в комнате не холодно. Так, надо встать, все поправить и лечь снова как положено. Я озвучила это предложение, и получила в ответ:

   - Вставайте. Помогите мне все наладить.

  Поднялся одновременно со мной и дал мне собой полюбоваться. Теперь он был не совсем голый. Стратегически важную деталь прикрывали полотняные штаны до колен. Этакие допотопные бермуды. Выглядело все это забавно, и я хихикнула как школьница. Он бросил на меня злобный взгляд, но ничего не сказал.

  Через десять минут все было готово: мы торжественно возлежали рядом, прикрывшись одним одеялом. Покрывало художественно драпировало нам ноги. Все это было ужасно похоже на парные средневековые надгробия.

  Напряжение прошедшей ночи так меня измотало, что я совершенно не чувствовала страха. Вообще ничего не чувствовала. Чтобы скрасить ожидание, Таргелен предложил мне подкрепиться фруктами. Взял то, что я в простоте душевной принимала за сливу, разрезал пополам, косточку выбросил, а половинку сунул мне в рот. Вторую съел сам. По вкусу слива оказалась не сливой, а скорее необычайно вкусным абрикосом. Обожаю! Я попросила вторую, затем третью... Когда я доедала четвертую фруктинку, двери распахнулись и в опочивальню ввалилась толпа народа. Увидев нас с королем, дружно поедающих сливо-абрикосы, эти люди взорвались восторженным ревом, который меня чуть не оглушил. Я украдкой взглянула на своего мужа, и услышала тихий шепот:

   - Объяснения потом. Лежи спокойно. Все идет хорошо.

  К нам подошли трое. Двоих я знала: наш маг Ангер и барон, посланник так называемого папочки. Третьим был величественный седобородый старец, ему бы в фильмах Гэндальфа или Дамблдора играть. Все трое поклонились нам, а вернее королевскому ложу, и старец спросил громовым голосом:

   - Я вижу, брак совершился, Ваше Величество?!

  Король ответил с непередаваемым чувством превосходства:

   - Вы пришли, чтобы это проверить, почтеннейший? Делайте свое дело!

  Седой махнул рукой барону. Тот опустился перед кроватью на одно колено, засунул руку куда-то под покрывало и вдруг одним движением выдернул из-под нас простыню.

  Ну и фокус! Никогда бы не поверила, что такое возможно! Кровать три на три метра, простыня и того больше, на ней лежат двое, а я даже ничего не почувствовала. Вот она, магия в действии.

  Барон передал простыню седовласому, тот развернул ее и продемонстрировал собравшимся кровавое пятно. Если бы это было действительно то, о чем все подумали, я бы чувствовала себя униженной. Но сейчас меня переполняло ликование: здорово я провела этих баранов! Особенно приятно стало, когда все низко поклонились испачканной простыне. Оба мага, Ангер и барон по очереди положили руку на испачканное место и засвидетельствовали: это кровь королевы Алиенор. Тотчас же помесь Гэндальфа с Дамблдором возгласила:

   - Корона получила свою величайшую драгоценность: чистоту невинной девы! Радуйтесь, люди, теперь у нас есть королева!

  Все слаженно завопили, как будто проходили стажировку на футбольных матчах. В замкнутом пространстве опочивальни это ударило по ушам с такой силой, что я невольно сползла под одеяло по самую макушку. К счастью, после ритуальных слов седовласого толпа ломанулась наружу, и через несколько минут мы остались наедине с королем. Я вылезла из-под одеяла, готовая требовать объяснений, но он заткнул мне рот одним взглядом.

   - Не сейчас, любезнейшая. Клянусь, мы поговорим и я все объясню, но позже.

   - Когда же, Ваше Величество?

   - После свадебной недели. Тогда у нас будет время посидеть спокойно и все обсудить. А сейчас нам с вами придется принять участие в увеселениях, и дай нам боги сил вынести все и не свалиться замертво. Да, должен предупредить: у королевы есть свои покои, где она может уединиться, но в течение этой недели нам обоим придется ночевать здесь. Каждое утро счастливые подданные будут приходить, чтобы нас поприветствовать. Не бойтесь, я прикажу принести второе одеяло.

  Вот что он такого сказал? Меня охватила странная слабость, голова закружилась, коленки задрожали, по спине сбежала струйка пота. Я вдруг перестала бояться. Наоборот, мне безумно хотелось, чтобы мой новоявленный муж обнял меня, поцеловал, … ну и все остальное. Черти б его драли! Сейчас я умирала от желания. Он смотрел на меня пристально, отмечая, как ускорилось мое дыхание, как приоткрылись губы… Кажется, он знал, что происходит, и готов был воспользоваться моментом. Но когда он начал ко мне наклоняться, а я к нему потянулась, раздался стук в дверь и крики слуги:

  - Герцог Истар к Его Величеству! Он хочет видеть короля перед отъездом и говорить с ним.

  Таргелен тут же поднялся, нашел свой халат, запахнулся в него и быстро вышел, не оборачиваясь. Я же откинулась на подушки злая, несчастная и неудовлетворенная.

  Если бы сразу после своих слов Его Величество не ушел, то получил бы все, в чем я ему отказывала ночью.

  Да что там получил... Я готова была сама его изнасиловать. Голова кружилась, а внизу живота набирал обороты вязкий медленный смерч.

  Чтобы успокоиться пришлось сделать несколько дыхательных упражнений и выпить воды.

  В этот момент стукнула дверь, и я с перепуга чуть не вылила полбокала себе на грудь. Но это был не король, а моя горничная. Лизет принесла мне укрепляющее питье и теплый халат цвета лаванды. Надевая его на меня, она прошептала:

   - Мы все так рады, Ваше Величество. Вы с королем такая красивая пара. Он влюбился в вас с первого взгляда. Вы будете замечательной королевой.

  Я приосанилась. Действительно, это моя цель, и я ее достигну во что бы то ни стало. И всякие там короли с герцогами мне не помеха. С Его Величеством рано или поздно переспать придется, но это произойдет на моих условиях. А что она там говорит, будто король в меня влюбился? Глупости это. Девичий вздор.

   - Спасибо, Лизет, на добром слове. А теперь я хотела бы одеться и узнать расписание на сегодня.



Глава 8, в которой героиня выходит наконец замуж | Профессия: королева (СИ) |   Глава 10, в которой героиня начинает играть роль королевы







Loading...