home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


  Глава 11, в которой героиня занимается государственными делами

  Совет Министров собирался в огромном зале с маленькими окнами под самым потолком. Стены здесь были обшиты темными деревянными панелями, украшенными резьбой. Величественно, но мрачно. А еще темно.

  Освещением служили чаши с магическим огнем. Такие я видела в охотничьем замке, ими освещались служебные помещения: слишком мертвенный свет они давали.

  Короля не было. Я-то надеялась здесь его встретить и наконец поговорить, но Таргелен, как выяснилось, не баловал своих министров своим присутствием, регулярно уклоняясь от исполнения своих обязанностей правящего монарха.

  Не знаю, где он шлялся. Я бы на его месте не стала пропускать заседания, на которых, возможно, решается судьба его государства. За чиновниками нужен глаз да глаз, иначе вместо пользы они начнут приносить вред, а там “по камушку, по кирпичику” и всю страну растащат.

  Министры при виде меня страшно удивились, но виду не подали. Премьер вежливо пригласил присесть на королевское место и задал резонный вопрос: “Что вам угодно, Ваше Величество?” Звучало это как будто меня спрашивали, а что я тут потеряла? Да по сути так оно и было. Королева женщина, а баба суть существо неразумное, на Совете Министров делать ей нечего.

  Я выдала самую свою любезную улыбку, похлопала глазками, изображая “блондинко»” и попросила разрешения поприсутствовать и послушать. Мол, меня об этом папа просил. А что? Имею право.

  У них не было выбора: пришлось терпеть. Но стесняться меня они и не подумали, заседание шло своим чередом.

  Обсуждался вопрос, повышать ли налоги на недвижимость или вводить налог на роскошь. Знакомая тема. У меня есть по этому поводу свое мнение, но выражать его я погожу. Похоже, оба варианта министров не устраивали.

  Сначала все склонялись к увеличению налога на роскошь, только вот облагать им именитое дворянство никто не собирался. Пусть купцы и ремесленники платят. Потом сообразили, что денег это не даст, купцы и ремесленники замками, охотничьими угодьями и драгоценностями не интересуются, и начали обсуждать альтернативное предложение. Дискуссия дрейфовала в сторону увеличения налога на нежилые строения, к которым, как выяснилось, относятся, мыльни, сараи, конюшни и уличные туалеты.

  Дачные сортиры обложить хотят, ага. А вот магазин, находящийся в жилом доме, под эту рубрику не подпадает. Офигеть, если честно. Я сидела тихо как мышка, но в моем присутствии решение принять побоялись. Видно, заметили что-то в глазах.

  Потом обсуждался вопрос о поставках для армии, затем об освещении городов в ночное время. Министры говорили, перебивая друг друга. Скоро они перестали обращать на меня внимание и начали орать, стараясь горлом взять то, что не поддавалось рассуждению и убеждению.

  Мне это напомнило начало моей трудовой деятельности. Был у меня начальник, который обожал собирать совещания и заседать часами по любому поводу. Времени уходила прорва, толка не было никакого. Зато все между собой собачились кто во что горазд. Тут происходило ровно то же самое.

  В общем, то, что короля не было на месте, оказалось даже хорошо. Я полюбовалась на министров, так сказать, а-натюрель, в естественной среде обитания. Перед королевским местом, куда меня усадили, стоял удобный пюпитр, а в нем нашлись листы бумаги и чернильные палочки, так что я не зря провела время. Делала заметки, составляла план работы. Со стороны это должно было выглядеть так, что королева со скуки завитушки рисует.

  Очень быстро стало ясно, что для квалифицированного вмешательства в дела государства мне нужны данные и хороший бухгалтер из тех, что с правами аудитора, потому что кумовство и коррупция цветут здесь махровым цветом, а законностью и не пахнет. О разделении властей в Ремирене не слыхивали. Интересно, как к этому относится мой так называемый муж?

  Можно сделать вывод: мой поход не был полностью безуспешным. Я узнала, как здесь работа поставлена и поняла: надо менять, причем все. Сделанные мною по ходу записи еще пригодятся при реорганизации.

  Когда совет завершился, не приняв решения ни по одному вопросу, я вернулась в свои покои. Госпожа Арсинил пристала ко мне: зачем я ходила на совет министров. Я сослалась на барона: таково переданное им повеление моего батюшки.

  На следующий день я опять пошла на Совет, все еще надеясь отловить там моего мужа. Должны же были ему донести, куда его супруга таскается?

  Если и доложили, то он это проигнорировал. Король снова блистательно отсутствовал.

  Меня снова встретили искренним изумлением, но к этому я уже привыкла. Села на место и махнула рукой: мол, давайте. валяйте, заседайте, я посижу послушаю. Премьер поулыбался, а затем все вернулись к текущей повестке дня.

  Меня удивило то, что никто не стал возвращаться к нерешенным вопросам. Озвучили новые: уменьшение финансирования школ, набор рекрутов и закупки заморских товаров для дворцового ведомства.

  Все повторилось: я молчала, все вопили, вопросы не решались. Два министра чуть не подрались, остальные их разнимали. Полный дурдом. Несмотря на это, удалось узнать много нового и интересного. Я опять делала заметки. По окончании заседания, как и в прошлый раз, не стала брать листки с собой, чтобы не соблазнять Арсинил, а спрятала их внутри пюпитра. Даже если бы кто-то нашел мои заметки, то прочесть написанное по-русски ему вряд ли под силу.

  Придя в третий раз, я увидела, что мое место занято. Наконец-то! Там сидел король и с интересом перебирал листочки. Мои листочки! Что он в них понимает, раз по-русски читать не умеет? И вообще, дала бы в лоб этому бездельнику, который манкирует заседаниями собственного совета министров, но при людях неудобно.

  Я вошла, поздоровалась с народом и направилась к супругу, мрачно на меня смотревшему. Я кивнула ему, села рядом и приготовилась слушать. Но как только премьер огласил повестку дня, где не было ни одного из не решенных ранее вопросов, все новые, Таргелен встал и объявил, что сегодня заседания не будет, оно переносится на завтра. Почему? Зачем? Я планировала послушать этих жуликов!

  Я думала, кто-то станет возражать или хотя бы уточнит, что король имеет в виду. Ничего подобного! Министры быстренько собрали свои бумаги и вышли. Мы остались одни. Я хотела задать вопрос, и не один, но король меня опередил:

   - Дорогая, могу я поинтересоваться, зачем вы стали посещать совет моих министров? Что вы здесь искали?

   - Не что, а кого. Вас. И, как видите, нашла.

  Он вдруг смутился. Ну да, обещал мне разговор после свадебных торжеств, а сам прячется. Но тут Таргелен поднял голову и посмотрел мне в глаза:

   - У вас есть ко мне срочное дело или какой-то неразрешимый вопрос?

  То есть от серьезного разговора он решил отмазаться. Ну ничего, срочное дело у меня найдется. Как ни странно, к этому вопросу я была готова.

   - Есть. Герцог прислал мне статс-даму, свою шпионку. Если барона я худо-бедно терплю, то эту дамочку терпеть уже нет сил. Есть ли какой-то законный способ выгнать ее туда, откуда пришла?

  Я надеялась, что он мне поможет, но, как видно, напрасно. Таргелен смутился.

   - Простите, Алиенор, ничем не могу помочь. Она не моя подданная, она ваша статс-дама. Выгнать ее можете только вы, но за серьезную провинность. Иначе ее придется вернуть с извинениями.

  Понятно. Во всем и всегда приходится рассчитывать только на себя. Пусть хоть информацией поделится.

   - А что сойдет за серьезную провинность?

   - Шпионаж, воровство и убийство, но только доказанные. А также более легкие, но тоже позорные поступки: если в ваше отсутствие она будет рыться в ваших вещах, например. Это может сойти как за воровство, так и за шпионаж. Если ее застукают с чужим мужем...

  Чужой муж не подойдет: где его возьмешь-то, да еще для этой уксусной дамочки? А вот рыться в моих вещах… План родился мгновенно. Как раз вчера я изучала в своем кабинете одну подходящую штучку...

   - Я все поняла. Тогда, если вы не можете помочь с Арсинил, то устройте мне встречу наедине с Ангером. У меня появились кое-какие идеи. Убивать мы ей не позволим, а все остальное...

  Он внимательно посмотрел мне в глаза и сказал неожиданно:

   - Горжусь Вами, Алиенор. Я боялся, что бы будете жаловаться и просить, но вы, кажется, уже придумали решение. Ни у кого нет такой королевы. Да, хотел спросить: это ваше?

  И протянул мне мои собственные записи.

   - Мое. Я делала заметки, слушая ваших министров.

   - Наших, Алиенор. Они теперь и ваши тоже. А записи... Вы их делали на своем языке, я понял. Но... если бы их увидел чужой, как объяснить...

  Эх, парень, я уже сто раз успела об этом подумать.

   - Можно сказать, что это тайный шифр королевы. Это, кстати, будет правдой.

   - Прекрасная мысль. Но все же не разбрасывайте свои листки, держите при себе. Вы знаете, какие о вас ходят слухи? Все сходятся в том, что королева прекрасна как день. С этим не поспоришь. А дальше... Целый веер мнений, от “невероятно умна” до ”умственно отсталая”. Я разделяю первое, дорогая, но не стоит давать лишней пищи пересудам. Да, слуги вас уже обожают. Мне об этом сообщил мой собственный камердинер. Сказал, вы никогда не орете на прислугу, не ругаете напрасно, а за труд благодарите. На словах, но им все равно приятно.

  Да, денег я людям лишний раз не даю, но на спасибо не скуплюсь. Получается, меня любят просто за то, что я нормальная. Странные люди. Зачем орать на слуг, если они отлично справляются со своими обязанностями? Разве трудно сказать спасибо, если человек сделал хорошо для тебя? А вот если бы кто-то проштрафился, он бы жизни не рад был. Пока такого не случалось, но это пока...

  Но и тут я орать не стану, тихим голосом допеку. Вежливо объясню, в чем их ошибка... Была у меня одна непослушная сотрудница. Я дала ей указания, а она их не выполнила, да еще попыталась мне соврать. Потом рассказывала сослуживцам: “Элеонора Игоревна не кричала, матом не ругалась, но лучше бы она меня побила”. Вот это, я считаю, высший пилотаж.

  Но, возможно, я здесь одна такая? Говорят, прежняя Алиенор на слуг орала только так....

  Король же не понял, почему я не отвечаю.

   - Вы молчите, Алиенор? Прошу, расскажите, что вы думаете о наших министрах?

   - Честно? Мало хорошего.

   - Почему? Все они были министрами еще у моего отца, он на них полагался.

  Ага, помню я, Ангер рассказывал, каким замечательным правителем был папочка моего дорогого мужа. Если он полагался на этих людей… Неудивительно, что у него шло наперекосяк. Таргелен же не заметил выражения моего лица и продолжил:

  - Вполне квалифицированные люди. У меня есть, конечно, сомнения в честности некоторых...

  Тут я взвилась:

   - Ваше Величество, вы шутите? О какой честности вообще идет речь? Ну да, возможно при вас они ведут себя скромнее. При мне же они тут раскрывались и цвели махровым цветом. Не стесняясь, обсуждали, как положить государственные деньги в свой карман, а сами развели тут курятник. В смысле “спихни ближнего и нагадь на нижнего”? - Король сдержанно рассмеялся, но мгоновенно снова стал серьезным. Я же с жаром продолжала, - И все это при мне. Вероятно, им донесли, что я умственно-отсталая...

  Почему-то эта фраза Таргелена возмутила.

   - Что вы хотите этим сказать?

   - То, что они меня не стеснялись, как будто меня тут нет или я не способна ничего понять. Я в шоке! Это бардак, а не совет министров. Ни один вопрос не проработан, за три дня ни одно решение не принято. И очень хорошо, что не принято, потому что те решения, которые здесь обсуждались, не на благо страны, а во вред. Этими людьми движет жадность и желание урвать от государственного пирога.

  Таргелен меня остановил:

   - Алиенор, может быть вы что-то недопоняли? Вы же не из этого мира, могли не разобраться.

  Недопоняла? Я сейчас убью кого-то! Это троечники вечно все поняли, но чего-то недопоняли. Я все поняла отлично! Если бы оставались неясности, постаралась бы их развеять. Экономические законы и принципы налогообложения — они как таблица Менделеева и законы Ньютона: едины для всего мироздания. Но объяснять это королю бесполезно. Скажу так:

   - Ничего сверхъестественного тут не обсуждалось. Чтобы понять, о чем говорят ваши министры, моего образования и опыта хватает с избытком. И еще скажу: это ваши министры. Были бы мои — поубивала бы.

  Король заинтересовался:

   - А что еще вы можете сказать о моих министрах?

  Ну я и выдала все как думаю.

   - Самый приличный — премьер. Туповатый, но относительно честный. Жаль, его может водить за нос даже трехлетний ребенок. Вот министр финансов вороватый, но очень компетентный. Возможно, если его прижать, а потом заинтересовать, он будет хорошо работать. Еще положительное впечатление произвел министр иностранных дел. Он же у вас, как я поняла, еще и внешней разведкой ведает. Дело свое знает, хотя тоже охулки на руку не положит. Но ему простительно. Остальные... Или ворюги, или пустое место, или то и другое.

  Пока я говорила, выражение лица Таргелена менялось с мрачного на детски-удивленное. Когда я замолчала, он спросил:

   - Что же вы собираетесь делать с ними?

   - Как что? Менять. Не сразу, конечно, и с вашего разрешения. В любом случае сначала надо подобрать замену и провести в каждом ведомстве аудит, - заметила непонимание в глазах короля и поправилась, - Проверку. Для этого мне понадобятся хорошие бухгалтеры. Честные и знающие. Парочка, максимум три. Надеюсь, столько честных счетоводов в нашем королевстве сыщется?

  Таргелен вдруг радостно рассмеялся:

   - Сыщется и больше, но мне нравится скромность ваших запросов. К сожалению, сместить моих министров будет трудновато: каждый занимает его по наследству. Такова традиция. Но я не отказываюсь от перемен. Все что вы сказали, очень важно. Нам действительно нужно поговорить, Алиенор, и не так. Не наспех. А сейчас пойдемте со мной. Я отведу вас к Ангеру и подожду, пока вы пообщаетесь. При мне туда никто не сунется, а со мной вы можете находиться где угодно без своей свиты. Кстати, чего от вас хочет барон?

  Я вкратце пересказала полученные инструкции. Король заметил:

   - Моя бы воля, я бы его придушил на месте. Но пока придется терпеть. Как только можно будет, я его вышвырну ко всем чертям. А инструкции его надо принять во внимание. - Усиление гарнизонов...

   - Да, и ввод военных кораблей в ближайшие к Каврину порты. Ремирена — морская держава.

   - Только не проводите это через совет министров, а так как нибудь. Тихонько, - посоветовала я.

  Король дружески похлопал меня по руке, вызвав взрыв панических настроений, который, к счастью почти сразу и сошел на нет.

   - Хорошо, дорогая. Я отдам распоряжение непосредственно исполнителям. Среди моих военных и моряков много честных людей, которых я знаю лично.


  Глава 10, в которой героиня начинает играть роль королевы | Профессия: королева (СИ) | Глава 12, в которой героиня заботится о собственном благополучии







Loading...