home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12, в которой героиня заботится о собственном благополучии

  Король поднялся, подавая мне руку, и мы отправились в лабораторию мага. Ангер искренне был рад меня видеть ровно до того момента как я объяснила, зачем пришла. Тут он скуксился.

   - Ваше Величество, Лиена, дорогая, ну что я могу сделать?

  Он думает словами от меня откупиться? Пусть работает!

   - У меня план и вы должны мне помочь своей магией и еще кое-чем. За бароном и Арсинил надо денно и нощно следить. Они не должны отправить ни одного доклада, содержание которого было бы нам неизвестно.

   - Уже. В их покоях следилки повсюду. Барон отправляет письма магической почтой, и в ту же минуту их копии ложатся мне на стол. Ваша дама, эта, как ее, Арсинил, не маг, она отправляет донесения через барона, так что и она под контролем. А еще мы выявили четырех подкупленных слуг и следим за ними тоже. К счастью, никто из них не имеет доступа в ваши личные покои. Можете спать спокойно, Ваше Величество, вас пока не расшифровали.

  Я удовлетворенно потерла руки:

   - Замечательно. Первым делом мне надо избавиться от статс-дамы. Есть идея поймать ее на воровстве когда она начнет шарить по моим ящикам. Она же стопудово по ним шарит. Итак, понадобится хороший крепкий клей, и еще другой состав, чтобы лип, но как следует не приклеивался. Так, на соплях. А еще... Иногда мне надо с кем-то поговорить, чтобы другие не расслышали или ничего не поняли. Но я всегда на людях.

  Маг проявил отменную сообразительность.

   - Понял. Есть амулет, который создает такой же купол как тот, под которым мы с Вами обедали. Клей придется варить, амулет настраивать… Я не могу сей же час дать Вам все, что Вы просите, но пришлю вечером со слугой.

  Э, нет, слугам я не доверяю. Их купить — раз плюнуть. Нужен безопасный и надежный канал. Кажется, есть идея.

   - Не надо со слугой. Лучше с доверенным лицом. Мэтр Роген подойдет. Предупредите его: вечером после ужина у меня заболит голова.

  Закончив эту плодотворную беседу, я вернулась в свои комнаты. Фрейлины ждали меня в малой гостиной. Все, кроме одной.

  Арсинил блистательно отсутствовала. Правда, минуты через три она появилась из двери в будуар. Гадюка шарила по моим вещам, зуб даю! Я бы обвинила ее прямо сейчас, но доказательств не было. Надо поймать с поличным. Именно для этого предназначался клей. Но сначала надо сходить на прогулку, есть у меня в королевском саду одно небольшое дельце.

  После ужина пришлось изобразить мигрень. В своем мире я воспользовалась бы тенями, а здесь из декоративной косметики только тушь для ресниц из печной сажи и румяна не знаю уж из чего, но не из свеклы, цвет другой. Счастье. что Алиенор красавица и декоративная косметика ей, по большому счету, без надобности. Но есть же особые случаи, вроде нынешнего, и тут приходится пользоваться подручными средствами.

  Я еще будучи в замке выяснила, что в этом мире растет одно замечательное растение, знакомое по Земле: зверобой. Меня от него конюх предупреждал, мол, не надо пускать лошадь на него пастись, может взбеситься.

  А растение это очень полезное. Мало того что бодрит и силы прибавляет, у него есть еще одно ценное свойство. Если взять его бутон и растереть между пальцев, то они окрасятся лиловым. Мы им в детстве себе синяки рисовали. В саду королевского дворца я приметила пару мест, где садовники пока не успели выполоть этот злостный сорняк, и в течение прогулки навестила.

  В результате в моем кармане лежало свеженькое соцветие. Переодеваясь к ужину, я отослала Лизет за какой-то мелочью. Оставшись на короткое время одна, тут же достала бутоны зверобоя и постаралась изобразить синяки под глазами. Сначала намазала как следует, потом львиную долю стерла платочком.

  Мне повезло: в нашем мире цвет сока зверобоя более красноватый, здесь же он сильно отдает в синеву. Синяки получились что надо: убедительные. После возвращения горничной я вышла к дамам, поохала, пожаловалась на головную боль, велела притушить свет, вроде он мне мешает, и не дотронулась до ужина, поданного прямо в будуар.

  Плохо мне, нет сил. Велела всем выйти, оставила при себе только Дорилин и Сенар и ломала комедию перед ними.

  К моей чести, никто не усомнился, даже прибежавший на вызов мэтр Роген. Святой человек! После того как я отказалась от ужина, мэтр тихим голосом объявил, что это мигрень. Велел обмотать голову мокрым полотенцем, лечь и погасить свет, а всех дам прогнал: при мигрени любой звук вызывает страдания. Королеву надо оставить в тишине.

  Сам тоже ушел, но я не расстроилась: на столике у кровати осталась небольшая коробочка. В ней нашлись две бутылочки, на одной из которых было написано: “клей”, а на другой “липучка”, а вдобавок симпатичный браслет и записка от Ангера:

  “Если понадобится поговорить так, чтобы окружающие ничего не поняли, три раза подряд нажмите на топаз в центре. Образуется невидимый купол два с половиной локтя в диаметре. Всем, кто находится снаружи, будет казаться, что идет разговор о погоде и видах на урожай. Чтобы убрать купол, надо нажать на камень один раз. Амулет рассчитан на десять часов работы. Потом его нужно будет зарядить.”

  Отлично! То, что нужно.

  Амулет я спрятала в ларец с украшениями, а клей с липучкой взяла с собой и пробралась в собственный кабинет. Там на отдельном столике стоял поставец для важных бумаг. Удобная такая укладочка, со многими ящичками и потайными отделениями. До сих пор она мне была не нужна, никаких документов у меня в этом мире не водилось. Но теперь придется завести, иначе эту грымзу Арсинил не подманишь. Увидит, что я прячу бумаги в поставец, и обязательно полезет проверить. Вот на это мы ее и возьмем.

  В нашем мире я бы заставила ее выпачкаться в несмываемой краске, но это было бы нарочито, сразу ясно, что сделано специально. Надо все представить как результат моей глупости. Алиенор же дура?

  Для диверсии я выбрала ящичек не просто выдвижной, а еще и с откидной передней панелью. В принципе панелька эта крепится с помощью крючка, но в этот раз он нам не понадобится. Поставила туда флакончик духов, затем насмерть приклеила пузырек к откидной панели, открутила не до конца крышку, так, чтобы она слетала на раз, саму панель сняла с фиксатора и с помощью липучки закрепила в вертикальном положении,

  Теперь тот, кто откроет это отделение, не зная секрета, опрокинет на себя флакон духов. А они здесь, как при дворе Людовика Четырнадцатого: концентрированные, крепкие, долго не выветриваются, а главное, очень высоко ценятся. Этот крохотный флакончик стоит примерно столько, сколько бриллиантовая диадема. Ту, которая пролила духи королевы, можно даже приказать казнить, никто не удивится.

  Конечно, только полная дура могла поставить в ящик для важных бумаг плохо закрытый флакон дорогих духов, но это полностью укладывается в мою легенду!

  Подготовив диверсию, я вернулась в спальню и уснула сном праведника.

  Утром ко мне, как обычно, пришел барон. Вместо того, чтобы опять приставать с нудными нотациями, вдруг стал задавать вопросы: что я делала на совете министров и зачем вчера король водил меня к магу.

  Ответ про совет министров был готов: я исполняю его собственное поручение. Сегодня тоже пойду. Насчет того, что там происходило я мямлила, пытаясь перечислить обсуждаемые вопросы, но ни одного не вспомнила, старательно подтверждая версию о моем идиотизме. Наконец рассердилась, топнула ногой и сказала, что ничего из того, о чем барон меня предупреждал, я не слышала. А вот ответ про короля и мага... Ляпнула первое, что пришло на ум. Его Величество хотел узнать, не беременна ли я. Барон заволновался.

   - Но прошло слишком мало времени. Пока даже маг не может ничего сказать!

   - Вот и он нам так ответил. Нужно подождать.

  Надеюсь, я удачно вывернулась. Но мой ответ повлек за собой следующий вопрос:

   - Ваше Величество, говорят, после свадебных торжеств король больше не навещает вас в спальне. Почему?

  Вместо ответа я заплакала. Горько так, и совершенно самопроизвольно. Может, мне и впрямь обидно?

  Барон взял меня за руку, погладил, желая утешить, и тут меня пронзило одно странное ощущение. Очень нехорошее. Отвращение, да. Но к нему примешано что-то еще. Что-то знакомое, но несформулированное. Я кивком отпустила барона и задумалась: на что это было похоже? Нет, не соображу. Придется повторить опыт. Лизаменд снова должен взять меня за руку, но в более спокойном состоянии. Моем. Тогда, глядишь, и удастся понять, что это мне напоминает.

  После ухода барона фрейлины подбежали, желая выяснить, отчего королева вдруг заплакала. Но я уже успокоилась, вытерла слезы и велела принести холодные примочки для глаз. Собираюсь на совет министров.

  Короля там не оказалось. А все мои записи были аккуратно сложены в папочку и лежали на прежнем месте, внутри королевского пюпитра. Я достала новые листочки и приготовилась. На этот раз шел разговор о финансировании флота. Должны ли корабли финансироваться напрямую или через береговые службы. Ага, чтобы удобнее воровать было.

  Потом перешли на деньги для армии. Это вообще оказался для меня темный лес, потому что принцип формирования и снабжения армии остался за кадром. Решение, как водится, не приняли, но одно я поняла: бардак везде. Зря король так надеется на свою армию. Воины там, может быть, и классные, но снабжение и тыловые службы поставлены из рук вон, а голодный солдат без обмундирования и вооружения немного навоюет. Меня вообще удивляет, почему королевство еще никем не захвачено.

  Я записала вопросы, которые надо будет задать королю. Без ответов на них у меня никаких идей нет. Папочку с бумагами забрала с собой.

  Вернувшись в свои покои, я на глазах у всех прошла в кабинет, вытащила бумаги из папки, свернула в трубочку и ловко засунула в поставец, в тот самый ящик. Действовала очень осторожно, ничего не пролила и не опрокинула, зато заметила, что Арсинил следила за мной во все глаза. Надеюсь, она хорошо запомнила, куда я сложила документы.

  Провернув эту часть плана, я вернулась в гостиную и потребовала перекусить. Так, ничего особенного: чай с печеньками. Для этого устроилась в будуаре в обществе трех фрейлин: Рикел, Гредин и Камари. Остальных легким мановением руки отправила развлекаться в гостиную, Арсинил в том числе. Она не любила, чтобы я ее отсылала, боялась за свое влияние, а тут поскакала как борзый конь. Кажется, мой план работает.

  Мы с фрейлинами уютно уселись вокруг столика, Камари стала разливать чай. Моя бывшая учительница решила нас развлечь, достала откуда-то сборник стихов и стала зачитывать. Мило. Некоторые вирши так и просились положить их на музыку.

  Не просидели мы так и получаса, как вдруг в кабинете раздался грохот. Мы, все как одна, вскочили и бросились туда. Как оказалось, сидевшие в гостиной остальные фрейлины сделали то же самое. Отлично! Мне удалось собрать максимальное количество свидетелей, причем не прислуги, а благородных дам.

  В кабинете мы застали потрясающую картину. В комнате стоял удушливый запах концентрированной смеси душистых масел. Мадам Арсинил упала на колени перед укладкой, свалившейся на пол, ящичек, в котором стояли духи, был разломан, а по ковру и платью женщины расплывалось отвратительное жирное пятно. Она смотрела на нас с ужасом. Увидев эту замечательную картину, я выдала спектакль: до боли сжала кулаки, зажмурилась и завизжала на самой высокой ноте, которую смогли выдать связки Алиенор. Сначала визг шел просто на ноту «си», но через пару минут я добавила туда слова:

   - Мои духи! Эта воровка разбила мои любимые духи! Стража!

  Арсинил рванулась прочь, но не тут-то было. Сначала ее схватили за руки мои девочки, а затем вбежали два здоровых стражника, поставленные бдить у входа в личные покои королевы. Дальнейшие распоряжения давала Дезоксирибоза (я в это время валялась в кресле, прижимая руки к груди, и имитировала истерику).

   - Заприте эту даму и приставьте стражу, чтобы она не могла сбежать. Ей будет предъявлено обвинение в покушении на собственность королевы и шпионаж.

   - Может, тогда сразу в тюрьму? - осторожно спросил подошедший начальник стражи.

   - Она не наша подданная. Придется взять под домашний арест до суда. И сообщите королю.

  Я-то думала, что Ребоза бесполезная тетка, а как она четко работает! Юридически грамотно все расставила по местам, мне делать ничего не пришлось. Я и раньше к ней неплохо относилась, а теперь и вовсе зауважала.

  Арсинил увели. Выходя, она посмотрела на меня с плохо скрываемой ненавистью, но я сделала вид, что глаза закрыла и вообще мне дурно. Кстати, это было недалеко от истины. От вони у меня и впрямь начала сильно кружиться голова, а еще подташнивало.

  Накрылся медным тазом ковер, да и кабинетом теперь можно будет пользоваться нескоро.

  Заметив мое состояние, Ребоза велела девочкам отвести меня на диван в гостиную, а в кабинет прислать слуг. Пусть унесут ковер и сломанный поставец, заодно и вымоют все там.

  В гостиной меня и застал король. Я валялась на диване, изображая глубокие душевные переживания. Он сел рядом, взял меня за руку и украдкой показал кольцо с таким же топазом, как на моем амулете. Нажал на него три раза и произнес:

   - Приношу поздравления. Я был уверен, что вы справитесь со шпионкой, но не представлял, что так скоро.

  Ха! Учись, студент! Меня в свое время не зря прозвали Акулой: это не был комплимент моему стоматологу.

  Странно, но то ли от перевозбуждения, то ли от плохого самочувствия, но, когда король взял меня за руку, обычного страха я не ощутила. Он же продолжил расспросы:

   - Что нам теперь с ней делать?

  Нашел кого спрашивать! А я откуда знаю? Прилично ли будет отрубить гадюке голову, или это чересчур?

   - А что можно? Я не представляю законов на этот счет. Кстати, пришлите мне учителя, который будет меня учить здешнему законодательству.

  К моей радости Таргелен все понял правильно. Королева должна знать законы своей страны.

   - Пришлю как можно скорее. А что можно сделать... В принципе, только выслать с позором на родину. Не думаю, что герцог будет добр к провалившей задание. Ему остается только прислать новую...

  Новую гадюку от моего так называемого папочки! Не надо!

   - А если место уже будет занято? Штат королевы не резиновый.

   - Хорошая мысль. Но я не смогу сразу найти замену...

  Замену? Куда он торопится? Чем позже эта шпионка увидит своего работодателя, тем лучше. Оптимально было бы вообще не допустить этой встречи. Но и новой шпионки мне здесь даром не надо.

   - Зачем искать замену? Подержите Арсинил под замком подольше, вроде идет следствие, никого к ней не допускайте. Особенно барона. Не надо ей видеться с герцогом. Хоть я и прикидывалась дурой, но она могла меня вычислить. Так что пусть пока побудет под надзором. Сколько ее так можно держать?

  Король улыбнулся и пожал плечами.

   - По моему указу хоть всю жизнь. По закону месяц. Но я не могу закрыть ее в тюрьме и не хочу оставлять во дворце...

  Он задумался, долго молчал, затем предложил:

   - Смотрите: есть близ столицы замок Фош, он давно не используется, там только небольшой гарнизон. Что если поместить даму туда, не афишируя ее место пребывание? Там есть высокая башня, из которой ей не сбежать, да и с бароном сноситься оттуда невозможно. А потом вышлем… Когда нибудь...

   - Давайте так и сделаем, - я обрадовалась наличию хоть и временного, но удобного решения, и чуть не забыла о главном, - Да, барон Лизаменд спросил меня сегодня, почему после свадьбы вы более не навещаете меня в спальне.

  Таргелен вспыхнул, затем деревянным голосом задал вопрос:

   - И что вы ответили?

   - Я заплакала.

   - Похоже, вы еще и выдающаяся актриса.

  Актриса? Спасибо, Ваше Величество, вы навели меня на мысль как разобраться в том, о чем сообщило мне вызванное бароном чувство. Что-то оно меня смущает, а я не привыкла оставлять за спиной нерешенные загадки. Есть идея, как этого Лизаменда спровоцировать. Только мне для этого кое-что нужно. Или информация, что ничего подобного тут отродясь не было. Тогда придется придумать другой план. Но вдруг мне повезет?Я сказала:

   - Актриса я более чем средняя. Но дело не в этом. Меня беспокоит что-то связанное с бароном.

   - Что именно?

  Выражение лица короля говорило о том, что он готов беспокоиться вместе со мной. Знала бы я еще, что ему ответить.

   - Не знаю. Если бы смогла сформулировать, уже сказала бы. Но мне нужно с ним увидеться в более интимной обстановке нежели моя гостиная утром.

  Голос короля заметно посуровел, на лбу собралась хмурая складка.

   - Вы не можете оставаться с ним наедине.

   - Этого и не требуется. В столице есть театр?

   - Есть, и не один. Например, Королевская опера, - в ответе Таргелена звучала неподдельная гордость за свою столицу.

  Вот она. необходимая информация. К моему стыду я до сих пор представления не имела, как тут с этим видом искусства дела обстоят. Могло ведь так оказаться, что тут не только оперы, захудалого балаганчика не имеется. Чуждая культура, что вы хотите. Король между тем очень недовольно продолжал:

   - Там есть специальная королевская ложа. Вы собираетесь посетить ее с бароном?

  Щаззз! Наедине с этим мерзким индюком я за золотые горы не останусь. Но король явно намекает на другое. Успокоим человека.

   - Конечно нет. Я хотела бы посетить ее с вами. Это возможно? А еще в нашей ложе должны присутствовать моя старшая фрейлина, пара советников и барон.

   - И что будет?

  Я пожала плечами.

   - Посмотрим. Темнота ложи может высветить нам кое-какие детали.

  Следующий вопрос поставил меня в тупик.

   - А вы любите оперу, Алиенор?

  Ему действительно интересно?

   - Я вообще люблю музыку. А вы, Ваше Величество?

   - И я. Да, хватит уже называть меня Ваше Величество. Зовите по имени. Вы же его знаете?

   - Да, Таргелен.

  Он взял меня за руку и поцеловал кончики пальцев. Как ни странно, и в этот раз я страха не почувствовала. Вообще ничего не ощутила, поэтому ответ на следующий вопрос дался мне легко.

   - А насчет посещения вашей спальни... Вы все еще против исполнения супружеского долга?

  Да я уже обеими руками за! Только показывать этого не буду. Рано еще.

   - По-вашему что-то изменилось?

   - Нет. Ясно. Придется опять лицедействовать. Но я не так талантлив, как вы.

   - Справитесь. Я в вас верю, Таргелен.


  ***

  На следующий день на меня наехал барон. Естественно, по поводу наказанной статс-дамы. Потребовал ее простить и вернуть. Я включила режим “возмущенное до глубины души блондинко” и завизжала:

   - Ни за что! Эта мерзавка хотела украсть мои любимые духи! Они пропали! Она сломала мою такую удобную укладку! Ковер безнадежно испорчен! В кабинет не войдешь! Меня тошнит от запаха и голова кружится! И после всего этого я должна ее простить?! Воровку, которая меня так расстроила?! Да ей голову отрубить мало!

  Надеюсь, текст достаточно бессвязный и визжу я убедительно.

   - Ее прислал Ваш батюшка.

   - Батюшке надо было старательнее отбирать для меня фрейлину! Прислал всякую дрянь! Воровку! Как будто раз я теперь не дома, мне можно подбрасывать что угодно!

  Он попытался надавить:

   - Арсинил много лет верно служила Вам!

  Не тут-то было! У меня где сядешь, там и слезешь!

   - Она гадкая! Я ее всегда терпеть не могла! Оказалось, правильно! Она воровка! И не надо больше о ней, барон. Даже если король велит ее казнить, я не расстроюсь! Мои любимые духи!

  Барон бросался на меня, как собака на автомобиль, но ничего не добился. Я даже помочь ему увидеться с Арсинил не обещала. Прикинулась идиоткой и не понимала ни слова, только визжала и ревела. Так что пришлось ему уйти несолоно хлебавши. А за ужином меня посетил Таргелен и сообщил:

   - Дорогая, послезавтра знаменитая дива Ормера поет в новой опере господина Зельса. Не желаете послушать?

  Как он быстро все организовал. Молодец. Но защиту от подслушивания он не включил, надо осторожнее выбирать слова и выражения.

   - Желаю, еще как желаю. Ах, я так люблю оперу!

   - Вы можете позвать всех, кого захотите. Только учтите: в королевской ложе, кроме наших, всего шесть мест.

   - Тогда у меня всего два кандидата. Я хочу чтобы со мной пошла наша дорогая Ребоза. Она так поддержала меня, когда эта гадкая, противная... Ладно, не надо об этом. А еще пригласите барона Лизаменда. Он расстроился, что его соотечественницу арестовали, надо его как-то утешить.

   - Отлично. Остается четыре места. Я подумаю, кого еще пригласить. Ах, да, чуть не забыл. Дорогая, не закрывайте сегодня ночью дверь вашей спальни, я намерен нанести вам визит. Последнюю фразу король произнес гораздо громче, чем все предыдущие. Похоже, он желает оповестить о нашей близости весь дворец. Его слова меня слегка напугали, но я понимала, что отказать ему не вправе. Закрыть дверь, чтобы он ломился и привлек внимание? Ну уж нет. Я держала его на расстоянии раньше и теперь тоже справлюсь. Вполне возможно, он собирается со мной наконец поговорить.


  Глава 11, в которой героиня занимается государственными делами | Профессия: королева (СИ) | Глава 13, в которой героиня пьет без закуски и посещает оперу







Loading...