home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14, в которой героиня находится в затруднительном положении

  Во дворце Его Величество торжественно препроводил меня в свои покои. У него я еще не была. От моих комнаты короля отличались колористикой, более суровой и сдержанной, и каким-то неуловимым чисто мужским стилем. Мне здесь очень понравилось, гораздо больше, чем в моих собственных. Уют создавался не мелкими аксессуарами, а за счет комфортной организации пространства. Вероятно Таргелен прав, и я больше мужчина, нежели женщина.

  Мы прошли через несколько комнат прежде чем попали в спальню. К моему удивлению, там меня уже ждали ночные принадлежности: халат, ночная рубашка и тапочки.

   - Может, вам неизвестно, Алиенор, но если король с королевой проводят вечер вне дворца, то они по умолчанию ночуют вместе в покоях короля. Это не правило этикета, это традиция. Поэтому вам и принесли все сюда заранее. Вам надо как можно скорее изучить то, что вы пока не знаете.

  Его голос звучал холодно и жестко, как будто он упрекал меня за нерадивость.

  Тут меня сорвало со стопора. Сказалась нервная нагрузка последних дней. Я, как была, в роскошном платье и драгоценностях, рухнула ничком на кровать и зарыдала. Меня и так все достало: необходимость притворяться этой проклятой Алиенор, невозможность побыть наедине с собой, вечная боязнь сказать не то или сделать не так, а еще оказалось, что эта дурища — хозяйка тела, в которое меня заселили, трахалась с мерзотным бароном.

  Да меня как будто в дерьмо с головой макнули! Я ни сном ни духом не виновата, а отдуваться мне! А еще этот муж, будь он неладен! Морочит голову как записной ловелас десятикласснице. Была бы в своем родном теле, послала бы далеко и надолго. А в этом не получается. Я полностью от него завишу, хоть и изображаю свободную личность. И этот гад еще меня упрекает, что я не все выучила! Это за четыре месяца я должна была освоить то, на что местным всей жизни не хватает?!

  Мой рев застал мужика врасплох. У него, как у большинства представителей сильного пола, перед такими истериками возникает чувство полной беспомощности. Подошел, погладил по плечу, сказал что-то вроде «Ну, дорогая, ну успокойся» и замолчал. Ему бы обнять несчастную жену, приласкать, но я сама так дело поставила, что он теперь меня как огня боится.

  Король не решался активно меня успокаивать, но и выносить женские слезы тоже не мог. В конце концов выскочил в соседнюю комнату, оставив меня одну. В сущности правильно, но очень обидно. Почему Таргелен всегда выбирает тот образ действия, который по идее должен меня обижать? Хотя я не слишком-то обижаюсь, слишком хорошо все понимаю.

  И как меня угораздило разреветься при свидетеле? Нельзя сказать, что в своей прошлой жизни я никогда не плакала, но всегда это делала в гордом одиночестве, за закрытыми дверями. А тут что-то расслабилась. Или это тело Алиенор так на мою сущность влияет? Размягчает, расслабляет…

  Тогда прав был Ангер, я становлюсь кем-то третьим, женщиной, не похожей на исходных. Я больше не глупое взбалмошное “блондинко” Алиенор, но и не холодная акула Элеонора. Может, мне стоит имя поменять?

  Поревев в свое удовольствие, немного успокоилась и, взяв с собой ночную одежду, перебралась в ванную. Умылась, ополоснула лицо холодной водой, приняла ванну, еще раз окунула лицо в холодную воду и убедилась, что следов слез практически не осталось. Упаковавшись в теплый халат, вернулась в спальню и застала там короля в компании с магом. То, что доктор прописал.

   - Ну вот, Ее Величество уже успокоилась. Даже и не догадаться, что плакала. А ты поднял целую бучу, - успокоительно-насмешливо проговорил маг.

   - Хорошо, что ты пришел, Ангер, - сказала я и удостоилась удивленного и не слишком довольного взгляда короля. Пришлось практически сразу объясняться, - Мне нужна твоя консультация.

  Маг заволновался:

   - Что случилось? Я заметил, что в опере что-то произошло, только не понял что именно.

  Таргелен решил подбросить дровишек и плеснуть керосина:

   - Вот именно, дорогая, я тоже хочу узнать в чем дело. Ради этого я бросил театр, хотя в моей жизни и так не слишком много развлечений, а ты вдруг устроила истерику. Это как-то связано и бароном?

  Слезы были выплаканы, но запал во мне еще не прошел:

   - Знаете, ребята, хватит тут цирлих-манирлих разводить. Вы все про меня знаете, так что давайте хоть наедине не валять дурака! Я до чертиков устала изображать эту Алиенор, бояться сделать что-то не так и не промахнуться с этикетом. Эти фрейлины дурацкие ни на минуту не оставляют меня одну. Просто пытка какая-то! НЕНАВИЖУ! Я не могу побыть одна, а это мне необходимо! Иначе я сойду с ума! А тут еще этот барон! Если мне сейчас кто-то собирается предъявлять претензии, пусть выбросится из окна заранее, пока я этого не сделала собственноручно!

  Слова вылетали из меня с такой энергией, что если бы это были камни, они пробили бы стену. Оба мужчины испуганно попятились. Первым собрался с духом Ангер:

   - Лиена, никто не собирается ни в чем тебя упрекать. Не в этом дело. Просто... Тарг пришел ко мне, чтобы я помог тебя успокоить, а я как раз получил копию письма, которое только что отослал барон. Ему кажется, что его магическую почту невозможно засечь, и пишет довольно открыто. Но письмо действительно странное. Ты должна с ним ознакомиться.

  Спокойный рассудительный тон мага подействовал на меня лучше валерьянки. Он нашел самый правильный способ меня успокоить: заинтересовать. Если в письме есть намек на то, о чем я должна рассказать этим двоим, тем лучше. Ангер тем временем достал из кармана листок странного вида и начал чтение:


  «Дорогой друг, спешу сообщить, что пока все идет по плану. Наша девочка послушна и ведет себя так, как я ей подсказываю. К сожалению, Ари прокололась: залезла куда не следует и выдала себя с головой. Думаю, это отработанный материал. Для службы при здешнем дворе нужна более ловкая особа”.


   - Это предыдущее письмо, я прочитал его для того, чтобы было понятно последнее. Оно ушло только что.


  “Дорогой друг, девочка меня немного тревожит. Она все еще послушна, но понемногу воздействие ослабевает. Сожалею, я надеялся на более стойкий эффект. К счастью, наша куколка все еще ничего не помнит, но я боюсь, что она может выйти из повиновения. Постараюсь повторить воздействие, хотя это будет очень трудно организовать. Но трудно не значит невозможно, тем более для меня. В глубине души она знает, кто ее хозяин, и поможет мне. Зато ее новое состояние дает мне шанс усилить привязку и сделать изменения постоянными. Сообщи, если ты не против.”


  На меня уставились две пары глаз, голубые и черные. В голубых сиял знакомый мне научный интерес, а вот в черных... Злость, страх, подозрительность и еще что-то вроде жалости. Тот еще коктейль. Но чего там не было, это обычной мрачной уверенности и спокойствия. Наконец Таргелен прервал паузу:

   - Хорошо, без церемоний. Лиена, скажи нам, ты что-то понимаешь в этом письме?

   - Понимаю. Не могу сказать что мне это нравится, но тут загадок нет. Кроме магии, естественно, в ней я не разбираюсь.

   - Это как-то связано с тем, что произошло с тобой в опере?

   - Напрямую. Барон позволил себе взять в темноте мою руку и ласкать ее.

   - И на тебя это произвело такое сильное впечатление?

  Сильнее некуда, это уж точно. А эти красавцы смотрят на меня, как ястреб на мышь. Я хотела сдержать эмоции и ответить максимально сухо, но затем подумала: какого черта… И только что не заорала:

   - Да меня чуть не вырвало! Такого отвращения я сроду не испытывала! И сразу поняла, что меня смущало по отношению к барону. Он и Алиенор были любовниками. Причем он ее подчинил и держал на коротком поводке. Вот только как это могло произойти... Он такой отвратный. Меня от него тошнит, причем не фигурально. Вряд ли он мог нравиться молоденькой девушке.

  Маг тут же влез с разъяснениями:

   - В этом нет ничего невозможного. В ментальной магии есть практики полного подчинения, при которых жертву подчиняют во время полового акта. И даже не во время, а с помощью. При этом привлекательность хозяина скорее мешает, потому что подчинение замешивается на страхе и отвращении. Теперь я понял, как уничтожили ее сущность. Но я не понимаю, как такое возможно... Лиена... Алиенор ведь была девственна! Это засвидетельствовала врачебная комиссия во время помолвки. Ошибки быть не могло. Да и ты сам, Тарг, доказал всему миру ее чистоту!

  Неужели маг не знает, как дело было?! Ну Таргелен, ну партизан! Я схватила короля за запястье и сжала пальцы, намекая, чтобы он промолчал. Удивительно, но его пальцы в этот миг сжались на моем плече. Он тоже не собирается меня сдавать? Значит, магу он так ничего и не рассказал? Так, напряжем мозг...

   - Мальчики, а вы правда не знаете таких способов, хм, скажем, плотского общения, при которых девица сохраняет невинность?

  При этих словах на лице мага появилось понимание и растерянность, а Таргелен зарычал. Я разозлилась:

   - Парни, если вы думаете, что мне приятно с вами это обсуждать, то вы сильно ошибаетесь. Это теперь мое тело, и мне даже думать мерзко, что с ним сделали. Сейчас я жалею, что не погибла в той автомобильной катастрофе. Если честно, не знаю, как жить дальше.

  Ангер чуть слышно прошептал:

   - Потому он и написал о твоем новом состоянии...

  Сообразил, молодец. Из нас троих только этот красавчик все время думал о деле. Уважаю. Молчавший Таргелен вдруг выплюнул:

   - Я убью его... Я его убью! Разрежу на мелкие кусочки. Собственноручно. Этот подонок не будет жить. И мне плевать на войну и на герцога. Надеюсь, когда он умрет, нам всем станет легче.

  Ага. С полным развалом в стране и войной на носу нам будет очень легко. Здорово придумано, а еще король. Но от барона действительно надо избавляться как можно скорее. Убить было бы лучше всего. И не надо мне говорить, что я кровожадная. Просто практичная. Только от герцога Кавринского придется его смерть скрыть и хранить эту тайну как можно дольше. Я никак не прокомментировала рык своего мужа. Вместо этого обернулась к Ангеру и задала вопрос:

   - А можно подделать письмо барона так, чтобы адресат не догадался? Ну, такое, какое он посылает магической (чуть не сказала «электронной») почтой?

  Маг сразу понял мою идею, оживился:

   - В принципе можно. У меня есть неплохие слепки его ауры и образцы подписи. Проблема в том, чтобы получать адресованные ему письма. Хотя и это решаемо, особенно если посадить барона в специальную камеру, где его магические способности будут блокированы. Тогда можно наложить слепок на любой предмет, например на стол. Письма, не найдя самого барона, будут приходить туда.

  Я нашла необходимым поощрить нужного специалиста:

   - Здорово. Ты классный маг, Ангер. Многое знаешь и умеешь и на тебя всегда можно положиться. Если гада арестовать и запрятать под замок, можно будет довольно долго водить герцога за нос.

  Про убийство говорить не стала, не хватает, чтобы король меня за злодейку принял. Уверена, когда дойдет до дела, этого скота Лизаменда уберут по-тихому, и я буду этому только рада.

  Ангер произнес жестко:

   - Барона надо взять с поличным, но тайно. С одной стороны, чтобы никто из наших людей не усомнился в его вине. С другой, существует необходимость блюсти королевскую честь.

  Верно мыслит. Я бы послала к нему убийц, чтобы сделали дело чисто, выдав все за несчастный случай, но так тоже можно. Тем более что я не знаю, есть ли здесь наемные убийцы, где их искать и почем они берут за барона. Поэтому согласилась с магом:

   - Так и сделаем. Надо проработать детальный план.

  Наш диалог прервал король. Его голосом можно было морозить продукты для длительного хранения:

   - Ты хочешь ему позволить покуситься на твою честь? Алиенор, это не разлитые духи! Я не могу допустить, чтобы он до тебя дотронулся.

  Ой, он меня на «ты» назвал. Но таким тоном... Лучше бы вообще молчал. Честь он мою бережет. Поберег бы лучше нервы, а то они у меня уже ни к черту. Но за меня вступился маг:

   - Тарг, Лиена права. Лизаменд маг, с ним непросто будет справиться. Чтобы взять барона, нам нужны будут люди. Десяток солдат и как минимум еще один маг кроме меня. Ты в курсе, в боевой магии я не силен, а вот наш противник как раз ею и занимался всю жизнь. Так что придется привлечь Мирониса, а ты его знаешь... Если не будет уверен что все правильно, по закону, толку от него не жди.

  Король стоял злой, как оса и упрямый, как баран.

   - Ты не понял: я не могу подвергать опасности мою жену. Барон, как только поймет, что происходит, может взять ее в заложницы и убить.

  Ага, а обвинят во всем тебя и войны не избежать. Осторожность и еще раз осторожность.

  Но маг и не думал сдаваться. Он привык брать ответственность на себя и доводить дело до конца. Побольше бы мне таких сотрудников!

   - С ума сошел? Я не собираюсь отпускать Лиену на встречу с этим паразитом без защиты. Всю как яблоню яблоками амулетами увешаю, а еще перед самым началом наведу зеркальный щит. Он отразит любую атаку, перенаправив ее прямо тому, кто попробует ее применить против нашей королевы. Нам нужно только зафиксировать намерение, этого достаточно. Тогда мы с Миронисом тут же спеленаем барона сетью как младенчика. И он принялся вполголоса объяснять мне принцип действия заклинания Сеть Мрака, которым намеревался ловить Лизаменда. Но на самом деле он, как и я, с замиранием сердца ждал, что на это скажет Таргелен.

  Ответ мы услышали не сразу. Когда король снова заговорил, в его голосе звучала усталость и обреченность. Таргелен готов был сдаться, но пока еще продолжал вяло сопротивляться для проформы.

   - То есть, у тебя уже план готов? Хорошо вы с моей женой спелись. А десяток воинов зачем?

   - Чтобы отнести его в камеру и сторожить. Ну, и на всякий случай. Вдруг он попытается бежать?

   - Тогда его придется убить при попытке к бегству. Я подала робкий голос:

   - Его потом обязательно придется убить при попытке к бегству. А герцогу скормить идею, что его прихвостень пытался через меня занять его место. В смысле, был коварным предателем. Письма понадобятся, документы... Но это позже. А сейчас я хочу узнать план Ангера.

  Таргелен махнул на нас рукой.

   - Не пойму, на ком я женился. Иногда, вот как сейчас, кажется, что на начальнике тайной службы. А в другой раз - на премьер-министре. Хочется спросить: у тебя, дорогая, не возникает время от времени желания побыть просто женщиной? Нет? очень жаль. Раз мы не бежим немедленно арестовывать мерзавца, предлагаю не превращать ночь в день и идти спать. Я провожу тебя, Лиена, тебе надо отдохнуть.

  Он взял меня за рукав и отвел в мою собственную спальню. Заставил лечь, подоткнул одеяло, загасил свет и ушел к себе. А я осталась раздумывать: после сегодняшнего его от меня тошнит, или все же нет? Потому что меня от себя тошнит однозначно.

  Вообще моя счастливая королевская жизнь похожа на каторгу с особо изощренной системой пыток типа танталовых мук.

  Все есть, но ничем нельзя воспользоваться. Я вижу, какие моральные уроды заседают в кабинете министров, но не могу даже виду подать. Учителя и бухгалтеров ко мне не пускают, потому что я не должна находиться наедине с мужчинами, кем бы они ни были. Свои идеи, которых у меня воз и маленькая тачка, высказывать тоже невозможно: если кто-то заметит, какая я вдруг стала умная и знающая и донесет герцогу, может случиться война.

  Так что приходится молчать в тряпочку. Поговорить можно с королем и магом, с теми, кто знает про меня, но много ли случаев у нас для общения? К тому же короля я боюсь до дрожи, остается Ангер. А с ним, опять же, дозволяется беседовать только при фрейлинах. Конечно, можно купол включить, а если мне потребуется разложить бумаги? Реформы и смена государственного аппарата в устной форме не делаются. Бухгалтерия тем более. Эх, если бы мне удалось нырнуть в родное море цифр, планов, поручений и отчетов, насколько легче было бы терпеть весь этот королевский бред.


Глава 13, в которой героиня пьет без закуски и посещает оперу | Профессия: королева (СИ) |  Глава 15. Героиня любуется своим мужем и изучает юриспруденцию







Loading...