home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


  Глава 20. Героиня трудится на благо государства, забывая о личной жизни

  Наш разговор прервали те, кто был послан ловить злоумышленников. Никого не поймали, засекли только косвенные признаки присутствия чужих в тайных переходах дворца, но сами люди точно в воду канули! А один из них точно местный, иначе откуда бы ему знать все тайные ходы дворца? Король приказал усилить охрану сокровищницы, обновить магические плетения и разместить в подземных коридорах следилки, реагирующие на движение. Правильное решение, но несколько запоздалое.

  А вот разобраться, кто это был и зачем, стоило. Думаю, для этого не понадобится шарить по подвалам. Надо просто собрать информацию, а затем сесть, сопоставить факты и подумать. Я сказала об этом Ангеру, он обещал доложить королю и заняться этим вплотную.


  ***

  Снова двое мужчин сидели в кабинете короля. Вино было выпито, закуска съедена, а Таргелен никак не решался начать разговор. Наконец Ангер решил его подтолкнуть.

   - Опять ты поссорился с Лиеной?

   - В том-то и дело, что я с ней не ссорился.

   - А она с тобой?

   - Тем более. Лучше бы уж поссорилась, тогда можно было бы помириться.

   - Судя по выражению твоего лица, ты опять натворил Боги знают что.

   - Понимаешь, ко мне пришла Ормера.

  Ангер с удивлением воззрился на своего короля.

   - Эта красотка-певица? С какой радости?

   - Ты знаешь, кажется, это обычная практика. Попросила о личной аудиенции, и я принял ее в своем кабинете, потому что дело это неофициальное.Пришла с петицией от труппы театра. Они вечно норовят послать самую красивую актрису или певицу, если хотят что-то выпросить. Просила дать ей и всей труппе разрешение на гастроли в других странах. Я обещал подумать. Ну, попутно красотка напомнила, что я ушел с премьеры во время ее пения. Я стал ее уверять, что это никак не означает моей немилости, просто государственные дела позвали... А дальше, не помню как, мы оказались в одной постели.

  Ангер осуждающе покачал головой:

   - Что могу сказать... Молодцы.

   - А что ты от меня хочешь?! Я молодой здоровый мужчина и мне нужна женщина. Ормера красивая, она мне всегда нравилась. Когда она стала ко мне ластиться, я не смог устоять! Никто бы не смог!

   - Не кипятись, я тебя ни в чем не обвиняю. Чары Ормеры кого угодно собьют с пути истинного. Но мне не все ясно. Как это она оказалась в твоих личных покоях среди бела дня, а ты при этом был совершенно один. Ни секретаря, ни кавалеров, никого. Похоже, тебя собирались подставить перед королевой по полной.

  На выразительном лице короля блеснуло понимание.

  - Ты думаешь?

  - А почему она не пришла в приемные часы в аудиенц-зал, можешь объяснить?

  - А ты прав, дружище, интересно, как так получилось? Мне и в голову не пришло. Прости, я так расстроился, что все мысли из головы вон. Только лицо Лиены перед глазами…

  Таргелен уронил собственное лицо себе в ладони и начал вдруг раскачиваться, как обкурившийся жрец. Ангер не дал ему отвлечься, вернул на землю.

  - Так что там с ней произошло? Она тебя застукала, это я понял. В какой момент, в каком положении, что сказала, что сделала? Ты рассказывай, будем думать, как выбираться.

   - Что тут рассказывать. Все это случилось как раз в тот момент, когда госпожа сер Даргим приходила просить разрешение на брак твоей невесты. Алиенор приняла ее в официальной обстановке, ну, не тебе об этом рассказывать. А когда дама ушла, Лиена побежала искать меня, чтобы поделиться своим успехом, доложить, как все прошло. Мои служащие ей сообщили, что я во внутренних покоях, дверь ей открыли. А ведь знали, мерзавцы, что у меня просительница. Никто и не подумал Лиену задержать или хотя бы дать мне знак… Она нас и нашла. В спальне. Вошла в самый ответственный момент.

  Ангер непристойно присвистнул.

   - Да, ты попал, твое Величество. Что же она сделала? Устроила скандал? Вышвырнула в окно твою любовницу?

   - Если бы. Убежала. Просто убежала. Когда я понял что произошло, бросил Ормеру и догнал ее, она упрекнула меня не в неверности, нет! Она сказала, что брак наш все равно фиктивный и она ни на что не претендует, я имею право проводить время с любовницами. Но ставить ее в такое неловкое положение я не должен. Понимаешь, она не просто обижена. Она оскорблена. Виду не показывает, но ты уже раскусил этот характер. Сказала, что брак — фикция, и теперь разговаривает со мной только по делу, да еще и тон выбирает... Просто ледяной. Боюсь, она действительно не желает быть моей женой.

   - Но желает быть королевой. В этом ты можешь быть уверен. А потом, она очень ответственная. Подрядилась быть твоей королевой и будет играть эту роль до конца. Пять лет уж точно. За это время можно как-то ее убедить.

   - Ангер, у нас начинали налаживаться отношения! Она потихоньку оттаивала, как ты и говорил. Почти перестала от меня шарахаться, особенно когда мы вместе занимались государственными делами. За делом просто забывала о своих страхах. Я уже строил планы как накормить ее плодами сиртайи... На следующей неделе мне должны были их доставить. И тут сам прокололся. Повел себя как идиот. Она такая упрямая. Не знаю, хватит ли мне пяти лет, чтобы добиться ее прощения. А вокруг так много достойных мужчин...


  Озвученный мной королю список ближайших событий начал сбываться. Дела росли как снежный ком. Началось с аудита нашего доблестного казначейства. Как и предполагалось, воровство и хаос. Неуважаемый казначей со товарищи так запутал отчетность, что и сам в ней перестал что-либо понимать. Но члены Гильдии счетоводов оказались тертыми калачами, нашли каждый грошик. В основном в кармане самого казначея и его подельников из числа финансируемых министров.

  Таргелен так разгневался, что готов был тут же казнить их всех скопом. Ну уж нет! Так легко они не отделаются! Пусть деньги сначала вернут!

  Служащих казначейства в полном составе посадили в темницу и начали допрашивать. Понимая, что дознаватели в экономике и финансах ни бум-бум, я потребовала подключить меня к следствию с самого начала. Таргелен побухтел, но согласился, когда я выложила ему свое мнение: не все тут преступники, надо найти хотя бы условно честных, чтобы было кому работать.

  Казначеем по закону может быть только первый сын семьи эс Коргерд? Хорошо. Если убрать нынешнего казначея, то существует ли его старший сын? Есть? Отлично. Ему всего тридцать два? Если вспомнить, что совершеннолетие наступает в сорок пять…, мальчишка.

  Вообще прекрасно. У меня родилась идея заменить проворовавшихся начальников их детьми. Мы с королем прошерстили списки знатнейших семей, которые занимают ключевые должности. Взрослых сыновей на смену отцам нашли троих, а остальные… Сопляки. Ничего, это даже лучше. Пусть учатся своему делу а заодно исполняют роль зиц-председателя Фунта.Учить с чистого листа легче, чем переучивать, а тех, кто привык воровать и не работать, не переделаешь.

  Они будут мстить за родителей? Что-то я сомневаюсь. В мире, где дети — всего лишь вещи, вряд ли они связаны с отцами такими уж крепкими чувствами. Но власти парням не давать! А заодно связать магической клятвой вроде той, которую дают члены Гильдии счетоводов. Руководить министерствами будут профессионалы под прикрытием. Назначим их первыми заместителями и дадим право подписи и доклада королю.

  Допросы выматывали меня просто в ноль, особенно высокопоставленных знатных господ, которые упрекали прекрасную Алиенор в некомпетентности и пытались качать права.

  Но когда пятерых во главе с казначеем отправили на плаху, остальные присмирели и стали охотно сотрудничать со следствием. А когда в последний момент всем, кроме самого казначея, казнь была заменена кому тюрьмой, кому ссылкой, остальные готовы были мне ноги мыть и воду пить. Правда, я никогда бы не позволила проделать эту негигиеничную процедуру.

  Кто от всего этого потерялся, так это мои фрейлины. Они попросту не знали, что им делать: королева с утра до вечера где-то пропадает. Дня три они метались, а на четвертый Ребоза ко мне ввалилась прямо в спальню и потребовала либо восстановления порядка, либо указаний.

  Почесав репу, я предложила перевести весь выводок во внешние покои и организовать тихие игры, привлекая к ним свободных придворных Его Величества. Таких ничем не занятых кавалеров у него полно.

  Теперь, когда бы я ни пришла, заставала народ за каким-нибудь необременительным занятием. Карты, чтение вслух, музицирование, а еще любимые игры моего детства: в балду, в ассоциации, в города и так далее. Надо им «монополию» нарисовать и научить играть в мафию, вот развлекутся! Заодно отстанут от меня.

  Недовольной осталась только одна фрейлина: Гредин. Поймала как-то меня в коридоре и пожаловалась, что ей неинтересно. Она хотела бы помогать королеве и приносить пользу. Напомнила, как они с Сенар сопровождали меня на занятия: ей там понравилось. Ну что ж, девчонка головастая, пристегнула я ее к мэтру Юберу. Пусть с кодексами разбирается.

  Оказалось, попала в десяточку! Грединна самом деле увлеклась законодательством, а с ее памятью и въедливостью обещала стать выдающимся юристом. С ее появлением в моей команде законодателей дело пошло веселей. Я в полной мере оценила толковость и работоспособность этой невзрачной бледной мышки. В моем мире она сделала бы блестящую карьеру, да и внешность в салонах красоты ей бы привели в порядок. А здесь ее ждет унылая жизнь с нелюбимым и не любящим мужем.

  Она как-то обмолвилась, что просватана с детства и с ужасом ждет, когда жених захочет предъявить на нее свои права. Кто уж ее жених, не знаю. Но вряд ли он оценит эту замечательную девушку. А мне с каждым днем она нравится все больше.


  После казначейства настала очередь налоговиков. Вот тут меня ждало много сюрпризов. В этом ведомстве нельзя было понять, воруют или нет. Вообще ничего нельзя было понять. Налогов много, способы расчета сложные, процветают откупа, и разобраться во всем этом не смогли даже гильдейские ушлые счетоводы.

  По пути от плательщика до казны деньги проходили такой сложный путь, что можно удивляться тому, что хоть что-то вообще доходило. В большей части случаев неясно было, с чего эти налоги взимались и откуда брались цифры, на основании которых делался расчет. По многим налогам мои бухгалтеры запросили дополнительную информацию. Одно я поняла точно: везде бардак, но налоги с Гильдий поступают исправно и в срок, сопроводительные документы в полном порядке, а главное, в них вполне можно разобраться.

  Это меня заинтересовало и я вызвала на совещание глав гильдий. Они пришли настроенные резко против меня, готовые с порога дать отпор любому моему предложению. А я начала с комплиментов. Похвалила их как лучших, самых ответственных, честных и вменяемых налогоплательщиков страны и спросила, как им это удается? Хотелось бы распространить их опыт на всех.

  Мужики сдались без боя. Стали наперебой рассказывать, как там у них в гильдиях все устроено. Выяснив, что эти замечательные правила существуют в письменном виде, я попросила себе экземпляр от каждой гильдии. Правила-то везде разные. Мне пообещали завтра же все прислать и предложили обращаться, ежели чего не пойму. И действительно, наутро у дверей дворца толпились подмастерья с огромными фолиантами. Работать с ними оказалось не просто трудно, а невозможно: для каждой рукописной книги требовалась отдельная подставка и мальчик для переворачивания страниц. Почему-то наши доблестные труженики считали буквы размером меньше, чем мышь-полевка, недостойными внимания и свои правила рисовали прискорбно гигантским шрифтом. Традиция.

  Я велела писцам скопировать своды в приемлемом формате и вернуть книги в Гильдии с благодарностью, а в виде благодарности придворный ювелир сваял нагрудные знаки, украшенные бриллиантами и прочими драгоценными камнями. В качестве образца были взяты гербы гильдий. Если после таких подарков Гильдии не мои с потрохами, мне остается только повеситься.

  На этом этапе ко мне решила присоединиться еще одна фрейлина. Нетрудно догадаться, что ею оказалась Сенар. Я посадила ее на налоги, пусть изучает, авось что в голову придет. Она у нас сообразительная. Все равно налоговый кодекс переделывать.

  Два месяца, первоначально запрошенные счетоводами Гильдии на полный аудит государственных дел, как-то незаметно превратились в полгода, как я и предполагала заранее.

  Но, хотя эти полгода были еще далеки от окончания, у нас уже кое-что сдвинулось с мертвой точки, хотя о победных реляциях рано было даже задумываться.

  Вообще, процесс шел не совсем так, как я планировала. С каждым днем глубже влезая в дела, я убеждалась, что государство — это даже не крупная корпорация. Там, где по моему практичному разумению можно было бы решить все одним махом, приходилось хитрить и лавировать. От многого я отказалась просто потому, что структура не готова, исполнять некому. Зато я перезнакомилась почти со всеми деятелями Ремирены и убедилась, что была права. Есть здесь умные, достойные, честные люди, готовые трудиться на благо государства. Особенно если за ними следить в оба глаза.

  Министерства понемногу вычищались и комплектовались новыми людьми, уворованные деньги возвращались в казну. Когда процесс пошел, стало ясно, что их хватает и на то, чтобы не урезать финансирование образованию, а наоборот, его увеличить, и на мою задумку: создание подобия медицинского института.

  Эту тему мы неоднократно проговаривали с мэтром Рогеном. Вообще, во время работы мы очень сдружились с ним и с магом Миронисом, который, как выяснилось, отвечает за магическую поддержку силовых структур. Но в армию и спецслужбы я старалась не лезть, если только это не касалось воровства денежных средств. А вот разговоры о месте магии в жизни этого мира мы с ним вели долгие и подробные. Я узнала много интересного, но не представляю пока, как это применить на практике. Одно уяснила — магических способностей у меня ноль, зато направленная против меня магия рассеивается без остатка. Почему неясно, но факт. С другой стороны, огненные шары вполне могут меня сжечь, а если поднять магией камень и бросить мне на голову, то будет ровно то же, как если бы это сделать без всякой магии. Ну, хоть что-то. Главное - хранить эту мою особенность в глубокой тайне.

  С мэтром Рогеном мы говорили о более практичных и понятных вещах. О недостатках медицинской помощи населению. Похоже, каждый, рожденный с магическими способностями, стремится стать боевым магом, и лишь единицы соглашаются на роль врачей. Непрестижно это, хотя неплохо оплачивается.

  Медицинская помощь в Ремирене доступна только состоятельным жителям. Беднякам даже повитухи не всегда по карману. А происходит это оттого, что целителей банально не хватает. Знания передаются из рук в руки, но далеко не каждый лекарь имеет ученика. Те, кто могли бы обучиться этой профессии, не могут найти учителя. Вот это я и решила изменить.

  После чисток в рядах наших доблестных министерств и ведомств на руках у короля остались несколько отличных зданий, конфискованных у преступников. Среди них была огромная городская усадьба одного графа. Располагалась она так, что продать ее за хорошие деньги было невозможно, и я решила ее приспособить под наши нужды. План был переоборудовать ее под общедоступную клинику, которая будет финансироваться из казны.

  После окончания Академии молодые целители должны будут пять лет отработать в нашей городской больнице, совершенствуя свои навыки. Им будет положено неплохое жалованье и обеспечен присмотр их бывших учителей. За это они станут лечить всех подряд, не важно, может человек заплатить за лечение, или нет. А еще они будут учить всех, кто захочет учиться и обнаружит способности к целительству, и тоже за государственный счет.

  Так мы создадим в стране доступную медицинскую помощь: в каждом селе будет по меньшей мере свой знахарь.

  Во главе проекта я решила поставить мэтра Рогена, тем более это была его идея, а от королевы выделила куратора. Им стала очаровательная Камари. Во-первых, она добрая и сострадательная, во-вторых, это сгусток позитива, а в-третьих Камари — девушка принципиальная и честная. Воровать в моей клинике никому не позволит.

  Когда проект был достаточно проработан, я пригласила ее на конфиденциальную беседу и предложила заняться этим делом. Та захлопала в ладошки. Оказывается, она давно завидует Гредин и Сени, мечтая, чтобы ей поручили важное дело вместо карт и вышивания. Мэтр Роген тоже обрадовался. Судя по всему, Камари ему нравится. Вот только она у нас графиня, а у него нет титула. Он даже не эс, а всего лишь сер. Просить же о чем-то короля сейчас я не стану.

  Король... С одной стороны он как будто оставил меня в покое. Ни разу с тех пор не пытался войти в мою спальню, не делал намеков на супружеский долг и вообще отдалился. С другой... Мы встречались каждый день по работе и проводили вместе не менее четырех часов, иногда работая дружно, иногда ругаясь до хрипоты. Обсуждали каждое решение, пытались согласовать интересы сторон, иногда совершенно не согласуемые. Уступать приходилось обоим, и не скажу, что мне чаще. Он лучше знал свою страну, я лучше представляла себе, чего хочу достичь. Через некоторое время пришло осознание: вместе мы сила.

  Надо сказать, одним из результатов нашей работы стало то, что весь дворцовый этикет рухнул в одночасье. Главный церемониймейстер приперся ко мне с претензиями, на что я ему сказала, что интересы страны выше любого этикета. Если герцог нас завоюет, будет не до церемоний. Так что, уважаемый, соберите те частицы вашего обожаемого этикета, которые не противоречат задачам текущего момента, напишите на листочке и представьте на утверждение. Предельный объем — одна страница. А мы посмотрим.

  Запуганный проходящими вокруг арестами и конфискациями мужик даже слова мне не сказал, побежал исполнять как зайчик.

  Надо сказать, меня все время удивляло одно обстоятельство. Я уже успела дешифроваться и засветиться по всем направлениям, герцогу давно должны были донести, что с его доченькой что-то не так. Да и преобразования мы с Таргеленом затеяли масштабные, не заметить их мог только слепой, глухой и ненормальный.

  Но он почему-то не спешил реагировать. Регулярно я получала стандартные письма ки любмой дочери, в которых не было даже намека на то, что герцог о чем-то догадывается. Король радовался, а меня это с каждым разом все больше беспокоило.Чует мое сердце, не к добру это!

  Но время шло, и мои опасения бледнели на фоне той работы, которая развернулась по всем фронтам.


Глава 19. Героиня трудится на благо державы, помогает магу и узнает, какая она дура | Профессия: королева (СИ) | Глава 21. Героиня отправляется в вояж по стране







Loading...